Book: Комиссар Его Величества



Комиссар Его Величества

Дункан Кайл

Комиссар Его Величества

Памяти Десмонда Бэгли, писателя и друга

Отрывок из дневника покойного Дж. Р. А. Уолтерса, офицера Королевского военно-морского флота, кавалера «Креста за боевые заслуги», в 1917-1921 годах служившего капитаном корабля «Эрдейл»

Запись от 19 апреля 1917 года

«Ночью он поднялся ко мне на мостик и попросил разрешения побыть рядом. Море было бурным, дул сильный ветер с северо-востока. Часа два этот человек молча простоял справа от меня, глядя, как вздымается и поднимается нос „Эрдейла“. По губам его блуждала полуулыбка, выражение лица показалось мне странным. Довольно красивый малый, хотя большую часть физиономии скрывают густые черные бакенбарды. Судя по манерам и выправке, офицер Королевского флота. Возраст – лет двадцать шесть или около того. Несмотря на качку, удерживался на ногах без труда, спина прямая, как орудийный ствол. Вне всякого сомнения, он – моряк».

* * *

Пассажир капитана Уолтерса родился в 1892 году и дожил до семидесяти восьми лет, однако дневник командира «Эрдейла» – единственное сохранившееся описание внешности этого человека, хотя впоследствии целый полк сотрудников министерства финансов занимался сбором сведений о нем. Время, события, а еще более того умысел замели следы так, что почти ничего не осталось.

Не лишен интереса и предшествующий пассаж из дневника капитана Уолтерса:

"Меня вызвали к флагману. Отправился, весь дрожа и недоумевая, что такого натворил. На палубе меня встретил личнофлаг-офицер адмирала Битти.

Получил приказ: готовить «Эрдейл» к немедленному выходу в море. Мы отделяемся от эскадры и должны, не выключая машин,ожидать прибытия некоего человека, которого доставит адмиральский катер. Как только этот человек ступит на борт, «Эрдейл» должен немедленно отправляться в путь. Пакет с указанием маршрута я имею право распечатать лишь за мысом Скапа. Флаг-офицер наговорил мне еще много чего, и все тихим, таинственным голосом: с пассажиром строго-настрого запрещается разговаривать всем членам экипажа, в том числе и мне!

Как обожает начальство всяческие секреты!

Потом этот тип прибыл, и с ним целая гора багажа. Я отвел ему кабину первого помощника, что нашему Толстяку совсем не понравилось..."

Кончается интересующий нас отрывок следующими словами:

«Высадил его в Норвегии, в Бергене. На набережной его уже ждали. Затем немедленно повернул назад, чтобы вернуться к эскадре».

Дочь капитана Уолтерса, нынешняя владелица дневника, рассказывает, что ее отец до самой смерти все строил догадки, кто был тот таинственный пассажир. В конце двадцатых, на встрече ветеранов флота, Уолтерса представили самому адмиралу Битти, и у капитана появилась возможность задать бывшему флагману вопрос напрямую. В конце концов миновало десять лет, и тайна наверняка перестала быть таковой. По словам Уолтерса, адмирал лишь осклабился своей знаменитой ухмылкой и ответил, что подобного инцидента не помнит.

Описание этого человека в преклонном возрасте удалось добыть в городке Сен-Максим, на юге Франции. Его бывшая экономка, француженка по имени Анн-Мари Фрэ, которой шел уже девяностый год, сообщила следующее. Он был лыс, носил очки, седую бороду и усы. Выглядел и вел себя точно так же, как тысячи других пожилых джентльменов. Экономка помнила его очень хорошо, но ничего примечательного рассказать не могла. Особенных увлечений у него не было, близких друзей тоже. Просто одинокий старик, и больше ничего. Разве что одна странность: на столике рядом с кроватью у него всегда стояла фотокарточка.

– Где она теперь?

– Увы, мсье, пришлось ее уничтожить вместе с прочими вещами. Там ничего ценного не было, а покойный оставил на сей счет очень четкие указания.

– Кто был на фотографии – мужчина или женщина?

– Ну разумеется, женщина, мсье!

– Вы знаете, кто она?

– Не уверена, но, кажется, догадываюсь. Правда, фотокарточка была сожжена до того, как я смогла сравнить...

– С чем сравнить?

– С картинкой в книге, которая попалась мне на глаза позднее.

– Это была та же самая женщина?

– Да.

– Как ее звали?

– Если я не ошибаюсь, это очень грустная история, мсье. Она была принцессой, дочерью русского царя. Стоило мне увидеть картинку в книге, и я ее сразу узнала. Ее звали Мария, но домашние называли ее Мэри...

Глава 1

Долги надо платить

Этот паркинг по нынешним временам стоил целое состояние – каждый квадратный фут потянул бы на тысячи и тысячи фунтов стерлингов. В принципе здесь можно было бы разместить четыре больших автомобиля или полдюжины малолитражек, однако тут парковались всего две машины. На остальной площади был разбит сад; старый садовник круглый год выращивал на клумбах соответствующие времени года цветы; обходился сей каприз весьма недешево. На этом участке можно было бы построить офис, и многие лондонцы считали, что именно так и следовало давным-давно поступить. Люди подобных взглядов любят порассуждать о неиспользованных возможностях, выброшенных на ветер деньгах и пускании пыли в глаза. Вместо стоянки для двух машин и сада, являвшихся непозволительной роскошью для перенаселенного города, где земля стоила очень дорого, можно было бы соорудить что-нибудь функциональное. Рассуждение вполне разумное, основанное на здравом смысле и практицизме. Однако зиждилось оно не столько на рационализме, сколько на эмоциях, точнее говоря, на зависти. Землевладельцы, президенты компаний, старшие партнеры промышленных корпораций и прочие важные люди, излагавшие подобную точку зрения, просто завидовали.

Паркинг принадлежал банковскому дому «Хильярд и Клиф», расположенному по адресу улица Ательсгейт, 6. Никто не имел права ставить здесь свою машину, кроме двух старших партнеров. В Сити даже рассказывали, что во время какой-то церемонии в соборе Святого Павла из Букингемского дворца неофициально попросили разрешение использовать автостоянку для некой особы королевского дома – так даже высочайшая просьба была проигнорирована. Впрочем, о банке «Хильярд и Клиф» ходило множество самых различных сплетен.

В это весеннее утро, как и во все прочие дни, величественный синий «бентли», принадлежавший сэру Хорейсу Мэлори, притормозил перед въездом на стоянку; шофер вышел из автомобиля и открыл специальным ключом золоченую цепь, ограждавшую заветные пределы. «Бентли» встал бок о бок с огромным черным «линкольном». Недовольно ворча, Мэлори выбрался из машины.

– Хорсфолл, заберете леди Мэлори в одиннадцать. Она поедет, насколько мне известно, сначала в универмаг «Хэрродс», а потом в Берлингтон-хаус.

– Слушаюсь, сэр Хорейс. Значит, в пять?

– И ни минутой позже.

Семидесятивосьмилетний сэр Хорейс привык ровно в пять двадцать сидеть уже у себя дома, в Уилтон-Плейсе, причем с бокалом виски в руке.

– Нарциссы в этом году неплохие, как по-вашему?

– Да уж лучше, чем у меня в саду, сэр.

Хорсфолл сел за руль, выехал со стоянки и снова вылез, чтобы водрузить цепь на место.

Пару минут сэр Хорейс рассматривал безупречные клумбы. Подснежники уже увяли, крокусы цвели в полную силу, нарциссы вытянулись и набухли, а на подходе уже были тюльпаны. Мэлори не был садовником, но любил, чтобы вокруг было красиво. Неожиданно у банкира вырвался легкий вздох – кто знает, долго ли еще суждено цвести этим клумбам. Конечно, молодой Пилгрим не станет навязывать сэру Хорейсу своего решения, но семьдесят восемь лет не шутки, и, когда Мэлори не станет, Пилгрим сделает по-своему: не успеет закрыться крышка гроба, как по газонам затопают строители. Дело, разумеется, не в самих цветах – на сей счет сэр Хорейс не заблуждался. Важно было именно здесь, на этой бесценной земле, содержатьсад. Цветы – символ богатства, как золото.

Помахивая тростью, сэр Хорейс завернул за угол и замер как вкопанный. У парадной двери банка копошились рабочие.

Мэлори подошел к тому из них, кто был похож на старшего, и спросил:

– Что тут происходит?

Тот обернулся:

– А тебе-то что, приятель?

Хм, приятель, подумал Мэлори. Приятель! Однако в его задачи не входило исправлять манеры представителей рабочего класса, а посему банкир мягко пояснил:

– Я здесь работаю. Иногда даже подписываю кое-какие счета. Так объясните мне, что тут происходит?

– Ну раз подписываешь, значит, должен знать, – сердито ответил рабочий.

С некоторым сожалением Мэлори подумал, что его покойный отец наверняка обломал бы трость о спину этого невежи. Старую дверь красного дерева уже снимали с петель, а неподалеку, возле стены, стояло нечто прямоугольное, обернутое в гофрированный картон.

– А, понятно, – сказал Мэлори. – У нас будет новая дверь.

– Доброе утро, сэр Хорейс, – приветствовала его девушка (кажется, секретарша), смущенно проскальзывая в дверной проем. Она опоздала на работу на целый час, и оба они это знали.

– Доброе. – Мэлори коснулся двумя пальцами шляпы-котелка и увидел, что рабочий пялится на него во все глаза.

– Так вы здесь босс, что ли?

– Можно выразиться и так. Объясните мне про дверь.

– А я думал, вы бухгалтер какой-нибудь. Значит, так, командир. Сымаем старую дверь к черту и ставим вот эту, новую.

– А она красивая? – Мэлори надорвал край картона. Блеснуло что-то металлическое.

– Зеркальное стекло, командир. Толщиной в три четверти дюйма. Весит целую тонну, ей-богу.

– Могу себе представить. А витраж над дверью?

Витраж, как и сама дверь, был старинным и изысканным.

– Дверь аккурат займет весь проем. Роскошная хреновина, вся окована медью. Изнутри на улицу все видать, а снаружи – ни черта. И крепкая – не взломаешь.

– Прелестно, – мягко сказал Мэлори. – Полагаю, такая дверь наилучшим образом подойдет к этой табличке.

Он с отвращением взглянул на вывеску с названием банка. В течение семидесяти лет на этом месте висела маленькая серебристая доска, гласившая, что здесь находится центральная контора банка «Хильярд и Клиф». Несколько поколений уборщиц надраивали доску до ослепительного блеска и в конце концов протерли почти насквозь. Пилгрим сразу же, естественно, решил обзавестись новой вывеской. Она была изготовлена из нержавеющей стали и суперсовременным шрифтом заявляла, что здесь расквартирован

ХИЛЬЯРД + КЛИФ

А ведь в этом здании, подумал Мэлори, уже сто лет нет ни единого представителя обеих этих семей. Зачем вводить клиентов в заблуждение?

– Эту штуку мы тоже снимаем, командир.

– Как, опять?

– Ага. Ведено повесить новую. Хотите посмотреть? – Рабочий вытащил из-за новой двери еще один сверток, поменьше, и развернул. – Черненая нержавейка. Кому-то у вас тут не нравится старая вывеска.

Новая табличка показалась сэру Хорейсу еще отвратительнее предыдущей. На сей раз «Хильярд и Клиф» было написано такими же буквами, как на этих их компьютерах.

– Красота, верно? По-моему, здорово. Как на конверте пластинки, ей-богу.

– Пожалуй, вы употребили очень точное сравнение, – заметил Мэлори. – Спасибо, что показали мне все это, и доброго вам утра.

– Никаких проблем. Слушай, командир, нельзя ли нам тут организовать кофейку?

Мэлори кисло улыбнулся.

– Полагаю, это возможно.

Он прошел мимо сиротливо покосившейся старой двери, кинул на нее прощальный взгляд: изящно изогнутая цифра "6" в течение долгих десятилетий воспроизводилась факсимильным образом на бланках банка. Точно такая же шестерка, только маленькая и отлитая из чистого золота, висела в виде брелока на карманных часах сэра Хорейса. Он подумал, что Всевышний иногда распределяет свои дары очень странным образом. Пилгрим обладал блестящими деловыми качествами: превосходное чутье, быстрые мозги, безошибочное определение рентабельности и нерентабельности, твердость, умение вести переговоры, способность моментально приспосабливаться к ситуации. Однако во всем, что касалось вкуса, мистер Пилгрим был сущим варваром.

Продолжая размышлять о Лоренсе Пилгриме, сэр Хорейс Мэлори не спеша поднялся по лестнице на второй этаж. Рабочий день начался с сюрприза, и, несомненно, это еще не конец.

Пилгрима перевели в Лондон шесть месяцев назад после блестящей карьеры в нью-йоркском филиале банка. Новый старший партнер все еще пребывал в состоянии, которое сам он называл «изучением местного ландшафта». Когда Мэлори спросил его, что означают эти слова, Пилгрим объяснил: «Хочу знать, как называются все туземные цветочки». Вот почему Пилгрим работал по шестнадцать часов в день, не упуская из виду ни одной мелочи.

– Ах, сэр Хорейс, как я рада, что вы пришли, – сказала миссис Фробишер. – Мистер Пилгрим назначил совещание на одиннадцать.

Секретарша взяла у Мэлори шляпу, пальто, трость и убрала их в гардероб, стоявший в углу приемной.

– Я бы удивился, если в совещания не было.

– Впрочем, выпить кофе вы успеете.

Сэр Хорейс чуть грузновато опустился в кресло перед своим столом. Для своего возраста он был необычайно бодр и сам хорошо это знал. Правда, подъем по лестнице в последнее время давался ему с трудом, но сэр Хорейс из принципа отказывался пользоваться лифтом.

– Кстати, миссис Фробишер, чуть не забыл, – сказал он, когда секретарша принесла поднос с двумя серебряными кофейничками, сливочницей и его любимой чашкой «Королевское дерби», – там внизу работают люди. Один из них спросил меня... м-м... не могу ли я организоватьдля них кофейку?

Миссис Фробишер прыснула. Она работала личной секретаршей сэра Хорейса уже двадцать лет, и единственным ее недостатком были такие вот приступы неподобающего веселья.

– Вы имеете в виду рабочих?

– Так это рабочие? Я-то решил, что это вандалы.

Миссис Фробишер не поняла, но все равно хихикнула.

– Я позабочусь об этом, сэр Хорейс. Жалко, что снимают старую дверь. Она была такая элегантная, правда?

Сэр Хорейс сам налил себе кофе – такая уж у него была привычка. Сегодня он предпочел обойтись без сливок. Потом посмотрел на часы и занялся курением утренней сигары – «Ромео № 3». Это была целая церемония: обрезать кончик, зажечь, а потом десять минут предаваться цивилизованнейшему из всех наслаждений. В последнее время жизнь состояла из сплошных совещаний, вздохнул сэр Хорейс. Конца им просто не видно.

Полтора часа спустя, когда утреннее совещание, такое же нудное, как всегда, подходило к концу, Мэлори перестал слушать выступающих и задумался о ленче. В партнерской столовой кормили весьма недурно, но печальный опыт последних месяцев свидетельствовал, что обсуждение деловых проблем будет продолжено и за обеденным столом. Можно, конечно, отправиться в клуб, но и там теперь все не так, как прежде. Говядину, правда, готовят пока неплохо, но подают не каждый день...

Вдруг Мэлори понял, что Пилгрим его о чем-то спросил.

– Прошу извинить, Лоренс. Что вы сказали?

– Меня интересуют вот эти платежи, Хорейс. Семнадцатого июля каждого года мы переводим пятьдесят тысяч фунтов стерлингов в Цюрихский банк. Вам что-нибудь об этом известно?

Сэр Хорейс моментально насторожился.

– Полагаю, что да.

– Не могли бы вы мне это объяснить? Это продолжается уже очень много лет. Смотрите-ка, с 1920 года! Ничего себе!

Мэлори мягко перебил его:

– Я поговорю с вами об этом чуть позже, Лоренс.

Нетерпеливая гримаса, мелькнувшая на лице Пилгрима, вовсе не удивила старого банкира.

– Послушайте, Хорейс, давайте не будем разводить тайны.

– Всего лишь пара слов, предназначенных только для вас, – мягко произнес Мэлори. – Так будет лучше.

– Ладно, пусть так.

Совещание закончилось или, во всяком случае, прервалось, ибо его участники отправились мыть руки перед обедом. Мэлори пошел за Пилгримом в кабинет последнего – сплошь хромированная сталь и розовое дерево.

– У вас просто извещение о выплате или все досье?

– Досье. Вот оно, – показал Пилгрим. – Шестьдесят лет мы выплачиваем по пятьдесят тысяч ежегодно. Это три миллиона! Причем даже не учитывая процентов! Что это за чертовщина?

– Можно взглянуть?

Мэлори открыл досье. Там была всего одна страница машинописного текста, где излагались инструкции по платежам. Внизу от руки было приписано несколько слов.

– Здесь сказано: «См. примечание старшего партнера», – сказал Мэлори. – Вы прочли это примечание?

– Нет.

– Так сделайте это.

– А что такое примечание старшего партнера?

– Видите ли, когда финансовая операция растягивается на очень долгий срок, как, например, эта, часто бывает, что организовавших ее людей на свете уже нет. Иногда речь идет о делах крайне деликатных. Понимаете?

– Понимать-то я понимаю, но шестьдесят лет!

– Я распоряжусь, чтобы вам прислали примечание старшего партнера. – Мэлори снял телефонную трубку и отдал миссис Фробишер соответствующие указания. – Примечание хранится в подземном этаже в сейфе, – пояснил он Пилгриму. – Мне следовало рассказать вам об этом раньше. В конце концов, для того меня здесь и держат до сих пор, чтобы я потихоньку знакомил вас с нашими своеобразными традициями...

– Хорейс!

– Да? – Мэлори прервал свою речь, грозившую затянуться.

– Мы говорим о пятидесяти тысячах фунтов в год. Это продолжается шестьдесят лет, верно? Сколько времени вы пробыли старшим партнером?



– Лет тридцать, я думаю. Да, тридцать два.

– И вы никогда не интересовались, что это за выплаты? Ни единого раза?

– Разумеется, нет.

В дверь постучали, и вошла миссис Фробишер в сопровождении сотрудника службы безопасности, который нес старый сундучок из дуба, окованный медью.

– Один ключ у меня на цепочке от часов, – объяснил Мэлори. – Другой – у вас в сейфе, если я не ошибаюсь.

Погремев каждый своим ключом, они с трудом открыли замок и откинули крышку.

– Прямо сокровища капитана Кидда, – заметил Пилгрим. – Зачем весь этот мелодраматизм? Почему бы не хранить секретное досье в надежном несгораемом ящике? Хотя нет, не отвечайте, я и сам знаю – традиция.

– На досье должен быть номер, – сказал Мэлори.

– Двадцать восемь, – ответил Пилгрим, взглянув на документ.

– Так-так, минуточку, вот оно. – Мэлори извлек из сундука конверт, – адресовано старшему партнеру. Теперь это вы, дружище.

Пилгрим взял со стола нож для разрезания бумаг, вскрыл конверт и достал оттуда листок бумаги. Прочитал и звонко рассмеялся.

– Что-нибудь смешное? – поинтересовался Мэлори. – Вот уж не ожидал.

– Не знаю, смешное ли, но во всяком случае мелодраматичное.

Пилгрим протянул старику бумагу.

Мэлори достал из верхнего кармана пиджака очки.

– Ну-ка, ну-ка, дайте посмотреть. – Прочитал бумагу и вернул ее Пилгриму. – По-моему, все изложено совершенно ясно, – резюмировал он и спрятал очки.

– Ясно? – Пилгрим взглянул на Мэлори так, словно тот вконец свихнулся. – Давайте-ка разберемся.

Он прочитал вслух:

– "Ни одна из этих выплат ни в коем случае не должна быть пропущена. Сомнения в целесообразности этих платежей недопустимы. В какой бы ситуации ни оказался банк, данные суммы должны выплачиваться в первую очередь. Нарушение этой инструкции повлечет за собой очень серьезные последствия". Подписано двумя буквами ZZ, – сказал Пилгрим. – Дата отсутствует. Кто это такой ZZ?

– Сэр Бэзил.

– Кто-кто?

– Захаров.

Пилгрим побарабанил пальцами по обложке своего красного кожаного блокнота.

– Послушайте, Хорейс, я слышал о Захарове. Естественно. Я знаю, что он был важной шишкой, очень шустрый, ловкий, таинственный и все такое. Но ведь он умер пятьдесят лет назад!

– Сорок четыре, – поправил Мэлори. – Это произошло двадцать седьмого ноября 1936 года. И знаете, Лоренс, иногда мне трудно поверить, что сэр Бэзил действительно умер. Его душа, если она у него была, все еще обретается в этих стенах.

– Уж это точно. И обходится нам это недешево. Хорейс, почему он оставил такую инструкцию?

Мэлори пожал плечами. Вид у него был добродушный и слегка рассеянный.

– Очевидно, была серьезная причина. Очень серьезная.

– Что же, мы даже не имеем права узнать, в чем дело? – Терпение Пилгрима явно было на исходе. – Мы не можем даже... как это тут написано: «сомневаться в целесообразности этих платежей». Хорейс, но это полнейший абсурд! Даже вы должны...

– Дажея? – с тихой угрозой переспросил Мэлори.

Пилгрим извиняющимся жестом вскинул руки:

– Извините, Хорейс. Я знаю, что вы долго работали на этого парня. Но признайте, что он оставил своим преемникам довольно тяжелое наследство: мы должны выплачивать по его обязательствам, не имея даже права спросить, в чем, собственно, дело!

Мэлори подошел к окну и стал смотреть на купол собора Святого Павла. Помолчав, ответил:

– Ваши чувства мне понятны. Однако вы не знали сэра Бэзила.

– Еще бы, ведь он умер за шесть лет до моего рождения!

– Вот именно. Зато я его знал, и очень хорошо. Это был замечательный человек. В высшей степени. Он обладал невероятным даром предвидения. А также многими другими талантами. Почти никогда не ошибался. – Мэлори обернулся. – Знаете, Лоренс, даже через столько лет я бы ни за что на свете не стал нарушать его инструкций.

Пилгрим уставился на Мэлори с явным недоумением.

– Даже сорок четыре года спустя?

– Ни в коем случае.

– Извините, Хорейс, но я считаю иначе.

– Вижу. – Мэлори поджал губы. – Советую вам одуматься. Ведь мои полномочия теперь исчерпываются советами, не так ли? Так вот, я призываю вас ни в коем случае не будить эту спящую собаку.

Но Пилгрим уже закусил удила. Вся его жизнь – нищая юность, гарвардский диплом с отличием, работа на Уолл-Стрит и так далее – говорила ему, что такую значительную сумму, да и вообще любую сумму, нельзя выплачивать без причин и объяснений. В таких делах никому нельзя верить на слово, и уж во всяком случае какому-то загадочному субъекту, которого и на свете-то давно уже нет.

– Прошу прощения, Хорейс, но такой стиль работы меня не устраивает. Мы должны выяснить, в чем дело.

– Хочу напомнить вам об инструкции сэра Бэзила, – очень серьезно сказал Мэлори.

– Я вас выслушал, но решения теперь принимаю я. – Пилгрим выдержал паузу. – Послушайте, Хорейс, предлагаю компромисс. Будем соблюдать полнейшую секретность. – Он нажал на кнопку интеркома. – Вызовите ко мне, пожалуйста, Грейвса.

Мэлори со вздохом опустился в кресло. В кабинете воцарилось молчание. Затем раздался стук в дверь и вошел Жак Грейвс.

– Последний раз говорю, – сказал сэр Хорейс. – Не нужно.

Пилгрим проигнорировал его слова.

– Садитесь, Жак. У нас тут небольшая проблема.

Грейвс повиновался. Это был мужчина чуть за сорок лет, темноволосый, загорелый, с легкой, изящной походкой спортсмена. Грейвс свободно говорил на нескольких языках, превосходно разбирался в финансах, а также в людях. Знакомя своего подручного с руководством банка, Пилгрим представил его как «аварийного монтера высшего класса». Грейвс был родом из Нового Орлеана, из французской семьи, однако, если воспользоваться еще одним выражением Пилгрима, «являлся человеком вполне международным».

Он слегка поклонился Мэлори:

– Сэр Хорейс.

Даже акцент у него был какой-то нейтральный.

– У нас тут проблема с одним платежом, – начал объяснять Пилгрим. – Полнейшая загадка, во всяком случае для меня. В течение шестидесяти лет «Хильярд и Клиф» выплачивают по пятьдесят тысяч в год некоему швейцарскому банку. Никаких разъяснений мы не имеем. Единственное, чем мы располагаем, – своего рода завещание старшему партнеру банка относительно того, что платежи следует продолжать и впредь. Более того, Жак, там написано, что подвергать это распоряжение сомнениям запрещается.

– Ого, – изумился Жак Грейвс.

– Вот именно, что «ого». Инструкция была составлена сэром Бэзилом Захаровым черт знает когда. Захаров умер в 1936 году. Сэр Хорейс выполнял это распоряжение... м-м... весьма пунктуально. Это было его право. Однако я считаю, что настало время задать несколько деликатных вопросов.

– Значит, уже выплачено три миллиона, – заметил Грейвс.

– Вот именно. Мы будем действовать следующим образом. Первым же самолетом вы, Жак, летите в Швейцарию. Там вы отправитесь в интересующий нас банк, Цюрихский банк, и спросите у них, очень тактично, на чей счет мы переводим всю эту чертову уйму денег. Возможно, они вам не ответят. Все мы знаем, что по швейцарским законам такого рода информацию разглашать нельзя. Но вы уж постарайтесь, Жак. Понимаете?

– Понимаю.

– Сделайте все возможное.

– Понятно.

– Но никакой огласки. И отнеситесь к этому серьезно. Главное для нас – осторожность. Если банк не пойдет нам навстречу, может быть, найдется какой-нибудь из клерков, испытывающий слабость к шампанскому, девочкам или спортивным автомобилям.

– Завтра утром я буду уже там, – пообещал Грейвс.

Когда он вышел, Мэлори предпринял еще одну попытку:

– В самом деле, не стоит это затевать.

– Вполне понимаю ваши чувства. Но, – Пилгрим пожал плечами, – у разных людей разные точки зрения. Вы обедать пойдете?

Мэлори извлек из жилетного кармана золотые часы.

– Думаю, нет. У меня назначена встреча в моем клубе.

На самом деле он отобедал в одиночестве, потратив массу времени на пережевывание слишком жесткого седла барашка. Потом еще часик посидел за бутылочкой кларета. Сэром Хорей-сом владели самые тяжелые предчувствия.

* * *

Жак Грейвс вылетел в Швейцарию вечером. Ночь он провел в цюрихском «Палас-отеле», а наутро, ровно в десять, позвонил в Цюрихский банк, поговорил с телефонисткой, и она связала его с неким господином Кляйбером. Грейвс назвался представителем банка «Хильярд и Клиф» и договорился о встрече в одиннадцать тридцать. Беседа с Кляйбером закончилась к одиннадцати сорока, и вот Грейвс сидел один в комнате, запертый на замок, и дожидался сам не зная чего, «У нас для вас кое-что есть» – так, кажется, было сказано. Кляйбер на сотрудничество не пошел. Он не понравился Грейвсу с первого же взгляда: среднего роста, возраст – лет тридцать пять, светлые волосы аккуратно подстрижены, очки в массивной оправе, а на лбу – еще не окончательно исчезнувшие следы юношеских прыщей. Кляйбер был в костюме серого цвета, такого же, как его глаза. Да и сам он производил впечатление чего-то серого. Руки посетителю Кляйбер не подал, а просто показал жестом на стул и стал ждать, пока гость объяснит цель визита.

Несколько секунд Грейвс рассматривал собеседника, отлично понимая подоплеку этого спектакля. Когда беседа начиналась без светских условностей, это "придавало ей деловитость и жесткость. Поэтому Жак специально начал разговор с необязательного вступления:

– Вы, конечно, знаете банк «Хильярд и Клиф»?

Швейцарец кивнул.

– Последние годы мы мало сотрудничали с Цюрихским банком.

– Предъявите, пожалуйста, удостоверение.

Грейвс терпеливо достал письмо на бланке «Хильярд и Клиф», в котором, за подписью Пилгрима, сообщалось, что «мистер Жак Грейвс действует от имени старшего партнера и наделен всеми соответствующими полномочиями». Кляйбер скрупулезно изучил письмо и даже поковырял ногтем тисненое клише с названием банка.

– Продолжайте, пожалуйста.

– Мы столкнулись с довольно загадочным обстоятельством. Вам, вероятно, известно, что ежегодно семнадцатого июля банк «Хильярд и Клиф» переводит сумму в пятьдесят тысяч фунтов стерлингов на счет в вашем банке.

– Да.

Неужели этот ублюдок не знает ни одного длинного слова, подумал Грейвс. Кляйбер был столь же дружелюбен и легок в беседе, как бетонная плита.

– Вам наверняка также известно, что платежи осуществляются с 1920 года.

Кляйбер кивнул.

– Загадка усложняется тем, что человек, по чьему распоряжению производятся эти выплаты, давно умер. За минувшие годы обоснование платежей куда-то затерялось. Мы, естественно, продолжали платить, ибо таковы взятые банком обязательства, но нам хотелось бы по крайней мере знать... – Грейвс выдержал паузу.

Губы Кляйбера искривились в едва заметной улыбке:

– Неудачно.

– И очень дорого, – подхватил Грейвс.

– И весьма неосмотрительно.

– Вот я и говорю, что нам хотелось бы по крайней мере узнать, кому переводятся эти деньги – банку, частному лицу или какой-нибудь компании. Информация, разумеется, останется между нами.

– Подождите.

Кляйбер встал и вышел из комнаты. Щелкнул замок. Это не удивило Грейвса, потому что он был хорошо знаком с швейцарской осторожностью и предусмотрительностью. Кляйбер вернулся через минуту и сел на место.

– Платежи поступают на номерной счет.

– Да, я знаю. Но номер...

Кляйбер покачал головой:

– Закон есть закон. Никакой дополнительной информации я вам дать не могу.

– Мы надеялись, что вы согласитесь нам помочь.

– Нет. Закон очень строг на этот счет, да и правила нашего банка тоже.

Тогда Грейвс, без особой надежды на успех, попробовал поманить собеседника морковкой:

– Я полагаю, что наши банки могли бы наладить превосходное сотрудничество в самых разных направлениях.

Лицо Кляйбера осталось каменным.

– Господин Грейвс, это невозможно. И вы знали это еще прежде, чем пришли ко мне.

Грейвс пожал плечами:

– Ну что ж, мистер Кляйбер. Дверь, если я не ошибаюсь, заперта?

Кляйбер кивнул, глядя на Грейвса своими стеклянными глазами. Потом произнес:

– Часто бывает, что люди, интересующиеся секретной информацией о номерных счетах, пытаются подкупить служащих банка. Должен вас предупредить, что подобные попытки будут безрезультатны.

– У меня нет ни малейшего намерения... – начал Грейвс, но Кляйбер прервал его:

– Всего несколько человек имеют доступ к этой информации. И любой из них, уверяю вас, в случае попытки подкупа немедленно свяжется с полицией. Полиция арестует виновного, и он отправится в тюрьму. Таков закон.

– Я понимаю. Может быть, вы все-таки откроете дверь?

– Минуточку, – снова улыбнулся Кляйбер коротенькой дергающейся улыбкой. С каким удовольствием Грейвс врезал бы по этому творожному лицу. – Тем не менее, вы не уйдете от нас с пустыми руками, господин Грейвс. У нас для вас кое-что есть.

– Что-что?

– Подождите, пожалуйста.

Кляйбер вышел из кабинета, снова щелкнул замок. Почти сразу же швейцарец вернулся и положил на стол пакет.

– Это для вашего директора.

– Что там?

Улыбочка Кляйбера расползлась чуть шире и превратилась в явную ухмылку.

– Согласно инструкции, в случае, если ваш банк будет интересоваться номерным счетом, мы должны передать вашему директору этот пакет.

– Нашему директору?

– Главе компании или банка, сделавшего запрос. В данном случае – мистеру Лоренсу Пилгриму, поскольку, как нам известно, сэр Хорейс Мэлори отошел в сторону.

Грейвс взял в руки конверт. Он был не надписан.

– Следуйте инструкции, – сказал Кляйбер. – Конверт предназначен вашему директору. Не пытайтесь распечатать его.

За спиной Грейвса щелкнул замок.

– Что ж, по крайней мере вы меня выпускаете, – иронично заметил Жак.

– Всего хорошего, господин Грейвс.

Оказавшись за дверью в коридоре, Грейвс повертел в руках увесистый конверт. Самый обычный пакет, запечатанный красным сургучом с оттиском орла. За столом у стены сидел охранник в серой униформе и не спускал с Грейвса глаз. Жак обратил внимание на то, что конверт явно дожидался своего часа долго: крепкая бумага нигде не надорвалась, но потускнела от времени. Интересно, сколько пролежал пакет в Цюрихском банке, прежде чем попасть ко мне в руки, подумал Грейвс.

Он коротко прикинул варианты своих действий. О строгости швейцарских законов в том, что касалось взяточничества, Грейвс был осведомлен и без предупреждения Кляйбера, однако он проделывал подобные дела прежде и наверняка еще не раз прибегнет к подобным методам, поэтому угроза Кляйбера ничуть его не испугала. Но появление конверта было неожиданностью. Он адресован директору банка, а стало быть, следует немедленно доставить конверт адресату. Вернуться сюда никогда не поздно.

Грейвс взял в приемной сданный на хранение портфель, положил в него пакет и вошел в лифт. На улице он потратил две или три минуты на поиск такси. В аэропорту, однако, его ждало разочарование: рейс «Бритиш эруэйз» он уже пропустил, а вылет в Хитроу швейцарского самолета задерживался из-за неисправности двигателя. Прошло два часа, прежде чем Грейвс наконец покинул Цюрих. Из аэропорта он немедленно отправился на такси в банк, но передать конверт старшему партнеру не сумел: Пилгрим отбыл в графство Глостер на деловой ужин с нигерийцами, желавшими вложить деньги в строительство сталелитейного завода.

Придется конверту подождать до утра.

* * *

Сэр Хорейс стоял и считал: два, три, четыре нарцисса уже выпустили желтые лепестки, еще многие на подходе. Даже тюльпаны набухли. Что-то рановато, подумал он. Но ничего, сад надежно защищен от непогоды.

Он завернул за угол, думая о Жаке Грейвсе. И последствиях его поездки. Грейвс, несомненно, был отличным работником, но что-то в нем очень не нравилось сэру Хорейсу. Очевидно, дело было в запахе: какой-нибудь из этих нынешних лосьонов для бритья. Однажды Мэлори стоял совсем рядом с Грейвсом и уловил этот назойливый аромат и сразу вспомнил, как пахнет салон его нового автомобиля. Кожей, деревом и еще чем-то в этом роде. Запах сэру Хорейсу не понравился. Еще меньше его чувствительному носу нравился запах опасности, которую он ощущал очень явственно.

Мэлори совсем забыл про входную дверь. Поэтому на пороге банка он замер в изумлении. Весеннее солнце отражалось в зеркальной поверхности и сверкало нестерпимым сиянием. Господи Боже, подумал Мэлори.

– Ах, сэр Хорейс, мистер Пилгрим спрашивал о вас, – приветствовала его миссис Фробишер.

– Тоже мне событие, – пробормотал Мэлори, снимая пальто.

– Так точно, сэр. Он сказал...

– Могу себе представить. Мистер Грейвс вернулся?

– Да, сэр Хорейс.

– Ну-ну. Сначала я выпью кофе.

Это была не распущенность, а выдержка. Попивая кофе и вертя в руках «Ромео № 3», Мэлори буквально сгорал от нетерпения – ужасно хотелось знать, удалось ли Грейвсу чего-нибудь добиться от непреклонных швейцарцев. Но долгий жизненный опыт научил сэра Хорейса, что жгучему любопытству нужно давать время отстояться. Поэтому он выпил и вторую чашку.

Когда Мэлори вошел в ультрасовременный офис старшего партнера, выражение лица Пилгрима показалось ему странным. Мэлори попытался разгадать его, но ни к какому выводу не пришел.



– Хорейс, я ждал вас.

Может быть, волнение?

– Я слышал, что Грейвс вернулся. Как прошли его переговоры со страной часов и нейтралитета?

– Они не пошли на контакт.

– Кто бы мог подумать. Признаться, я испытываю некоторое облегчение.

– Но кое-что он все-таки оттуда привез.

– Что-нибудь важное?

Запах опасности стал еще отчетливей.

– В духе плохого детектива.

Пилгрим коротко пересказал суть беседы в Цюрихском банке.

– Что в конверте?

Пилгрим взял со стола папку.

– Прочтите сами, Хорейс. Обсудим позднее.

– Очень хорошо. – Мэлори попытался классифицировать выражение лица Пилгрима. – Это очень важно, Лоренс?

– Не знаю. Возможно, что и нет.

В этот момент Мэлори наконец догадался. Впервые на вечно самоуверенном лице молодого банкира читалось сомнение.

Первая страница представляла собой письмо, к которому скрепкой была прикреплена толстая стопка машинописных листов. Мэлори протер очки и углубился в чтение письма. Оно было подписано тремя инициалами: Г. Дж. Д.

* * *

"Сэр Бэзил не стал бы обращаться с запросами в Цюрихский банк. Полагаю, что такое искушение у него было, но по зрелом размышлении он наверняка его преодолел.

Вы, кто бы вы ни были, рассудили иначе.

Ежегодная выплата значительной суммы безо всяких на то объяснений, с вашей точки зрения, нуждалась в расследовании. Что ж, вы хотели получить объяснение – вот оно.

Для начала расскажу, как все будет происходить.

Вместе с этим письмом вы получите первую часть повествования. Полагаю, вы его прочтете.

Если же на середине вам станет скучно и вы захотите выбросить рукопись не дочитав, очень советую вам этого не делать.

В конце первой части содержатся инструкции относительно того, как получить вторую часть; в конце второй – как получить третью и так далее. Всего повествование состоит из семи частей.

Надеюсь все же, что рассказ покажется вам интересным, причем до такой степени, что вы из одного любопытства захотите прочесть продолжение. Поиски ваши будут нелегки. Однако должен предупредить: если в течение трех месяцев вы не доберетесь до шестой части, то последняя, седьмая, часть попадет в чужие руки. Все организовано именно таким образом, и вам не удастся остановить пущенный механизм.

Если же седьмая часть попадет в чужие руки, последствия будут, сообщаю вам доверительно, самыми катастрофическими. Это предельно точный эпитет. Он ни в коей степени не является преувеличением".

* * *

Сэр Хорейс снял очки, положил их на стол и некоторое время отсутствующим взглядом смотрел на противоположную стену. Письмо его испугало – не столько своим содержанием, сколько упоминанием о Бэзиле Захарове. Много лет назад была похоронена некая тайна, причем за огромную цену. Сэр Бэзил, который не потратил бы впустую и полпенни, наверняка пошел на такую договоренность лишь под принуждением, не имея иного выхода. Вот почему Мэлори посоветовал не будить спящую собаку. Он слишком хорошо знал Захарова и опасался нарушить волю покойного. Надо было мне настоять на своем, сердито подумал сэр Хорейс. Надо было устроить все так, чтобы Пилгриму вообще не пришло в голову задавать этот вопрос.

Но теперь рассуждать об этом было поздно. Мэлори с ужасающей определенностью чувствовал, что лежащая перед ним рукопись – истинный ящик Пандоры.

Он поднялся из кресла, быстрым шагом дошел до кабинета Пилгрима и распахнул дверь. Старший партнер стоял у окна с двумя посетителями и показывал на что-то рукой. Один из мужчин держал в руках какой-то мудреный фотоаппарат; еще одна камера висела у него на шее.

– Лоренс, мы могли бы поговорить?

Пилгрим обернулся.

– Хорейс, эти джентльмены из журнала «Форчун». Господа, сэр Хорейс Мэлори.

– Доброе утро, – коротко кивнул Мэлори.

– Они пришли, чтобы снять фоторепортаж о демонстрации золота.

Журналист без фотоаппаратов представился:

– Джим Ковертон, сэр Хорейс. Кстати говоря, мы очень хотели бы сфотографировать и вас. Не возражаете?

Мэлори взглянул на журналиста.

– Возможно, но, Лоренс, я только что прочитал...

– Они делают статью обо мне, – с видом скромника пояснил Пилгрим. – Фотографирование займет всего пару минут. Вы не хотите спуститься вместе с нами, Хорейс?

Спускаться вместе с ними Мэлори не хотел, однако спустился. Он шел по лестнице, весь кипя от ярости. Остальные поехали в лифте. Странный все-таки человек этот Пилгрим – не может понять, что важно, а что не очень.

В подземном этаже, перед входом в демонстрационный зал, Мэлори схватил Пилгрима за руку и прошептал:

– Лоренс, я очень обеспокоен этим письмом. Думаю, что...

Пилгрим ответил:

– А вы прочитали писанину, которая приложена к письму?

– Еще нет.

– Чушь собачья, – уверенно заявил Пилгрим. – Древняя история. Ни малейшего отношения к современности не имеет. Не беспокойтесь, Хорейс. Пойдемте, пусть нас сфотографируют.

Они вошли внутрь. До одиннадцати часов оставалось две минуты. Стоило ударить часам, как непрозрачная стеклянная стена вдруг озарилась светом и раздалось тихое жужжание. По ту сторону стекла показалась дверь мощного сейфа", которая медленно отъехала в сторону.

– Это хранилище не менее надежно, чем сам форт Нокс, – принялся объяснять Пилгрим. – Иначе и не может быть. Вы видите, джентльмены, золото банка «Хильярд и Клиф». Делайте ваши снимки, мистер Бауэр. Не правда ли, впечатляющее зрелище?

В сейфе огромным штабелем лежали золотые слитки.

– Господи Боже! – ахнул фотограф и тут же защелкал фотоаппаратом. – Не могли бы вы встать вот сюда, мистер Пилгрим. И вы тоже, сэр.

Журналист был возбужден, как и все посетители этого святилища.

Мэлори послушно встал, куда попросили.

– Ну вот, – продолжал Пилгрим. – Сейчас будет второй акт. Смотрите внимательно.

Мэлори с раздражением подумал, что старший партнер похож сейчас на гида в музее.

Внутри сейфа поднялась механическая рука и приблизилась к штабелю.

– На прошлой неделе цена золота упала. Это значит, что слитков нужно добавить, – рассказывал Пилгрим.

Механическая рука извлекла откуда-то золотой брусок, зажав его металлическими пальцами с резиновыми нашлепками. В следующую секунду брусок оказался на верхушке штабеля.

– На этой неделе мы добавим три слитка, – разглагольствовал Пилгрим. Камера щелкала не переставая. – На еженедельной демонстрации в штабеле должно быть золота ровно на сто миллионов.

– Долларов? – спросил Ковертон слегка охрипшим голосом.

– Мы в Лондоне, – пожал плечами Пилгрим. – Фунтов стерлингов, разумеется.

Механическая рука положила еще один слиток и потянулась за третьим.

– А откуда вы берете недостающее золото?

– Извините, джентльмены, на этот вопрос я вам ответить не могу.

– О'кей, куда вы его отсюда отправляете?

– Еще раз извините. Это секрет.

– Кто-нибудь пытался взломать сейф?

Пилгрим обернулся к Мэлори:

– Как, Хорейс?

– Что? – Мэлори думал совсем о другом. Эту кучу золота он видел уже множество раз, и сейчас его мысли были заняты только письмом.

– Кто-нибудь пытался похитить это сокровище, сэр?

– Кажется, один раз было. В сороковые годы.

– И что произошло?

– Золото очень хорошо защищено. Если я не ошибаюсь, взломщики были убиты током. Их было двое. Очень глупо с их стороны.

Вот и третий брусок занял свое место. Пилгрим оглядел гору золота с явным удовольствием.

– Две минуты назад здесь чуть-чуть не хватало, а теперь в самый раз. Посмотрите, джентльмены, на ровносто миллионов фунтов стерлингов.

Репортеры почтительно и довольно долго в полном молчании созерцали сокровище. Потом снова раздалось тихое жужжание и дверь сейфа поползла в обратном направлении. Пилгрим похлопал по стеклу.

– Это стекло разбить невозможно. Ни кувалдой, ни отбойным молотком. Разрезать тоже нельзя – слишком толстое. Чтобы взорвать его, понадобится заряд такой силы, что обрушится все здание.

Тем временем огромная стальная дверь сейфа закрылась. Массивные колеса замка повернулись автоматически. Некоторое время сталь, сплавленная с вольфрамом, мерцала за стеклом, внушительная и неприступная. Потом свет погас.

Мэлори наблюдал, как Пилгрим разыгрывает роль уверенного хозяина жизни. Куда подевалось сомнение, которое он углядел в лице старшего партнера чуть ранее?

– Золото здесь находится очень давно, – рассказывал Пилгрим. – Еженедельные демонстрации мы проводим с 1925 года. Сюда приходят школьники, студенты, а также политики, которым не хватает уверенности, – засмеялся он. – Здесь залог могущества банка «Хильярд и Клиф». Благодаря этому сейфу «Хильярд и Клиф» чувствует себя на равных с «Ротшильдом» и «Лазаром». Люди склонны доверять горе золота. Да и против инфляции это не такая уж плохая гарантия. А теперь пойдемте выпьем кофе.

– Прежде чем вы выпьете кофе, – сухо произнес Мэлори, – не мог бы я переговорить с мистером Пилгримом?

– Ну разумеется, сэр, – вежливо ответил Ковертон. С его точки зрения Мэлори выглядел очень колоритно – замечательный старикан, настоящий британец. Живая реликвия или что-то в этом роде.

Когда партнеры вышли из демонстрационного зала, Мэлори вновь схватил Пилгрима за руку.

– Я предупреждал вас, но вы проигнорировали мой совет. Вы понимаете, что вы натворили? Есть некая тайна, которую похоронили за семью печатями. Сам Захаров хотел, чтобы все так и оставалось! И вот вы выпускаете джинна из бутылки!

– Сам Захаров? – фыркнул Пилгрим. – Послушайте, Хорейс, вам все-таки надо прочитать эту ерунду. Воспоминания какого-то старого хрена – какой они могут нанести нам вред? А что до Захарова, то его слопали черви еще сорок четыре года назад.

Мэлори передернулся.

– Вам холодно, Хорейс? Это все кондиционер...

– Мне не холодно. Просто у меня такое ощущение, что упомянутые вами черви вскоре возьмутся за наш банк, улица Ательсгейт, шесть.

Пилгрим положил старику руку на плечо:

– Мы только что видели сто миллионов. Что с нами может приключиться?

Мэлори посмотрел молодому банкиру в глаза.

– Не знаю, но что-то наверняка приключится. Теперь мы обязаны выяснить, в чем дело.

– Так выясните.

Мэлори резко отвернулся.

– Этим я и займусь. Если успею – пока не разразится катастрофа.

Вернувшись в свой кабинет, Мэлори налил полный бокал виски «Гленфиддич» и со вздохом опустился в кресло.

Ох уж этот Пилгрим, подумал он...

* * *

Несмотря на возраст, все пять органов чувств сэра Хорейса работали превосходно. Многие в лондонском Сити готовы были поклясться, что он обладал еще и неким шестым чувством – весьма развитым деловым нюхом. При этом был у Мэлори и один недостаток – он не считал обязательным придерживаться правил честной игры в бизнесе, всегда был готов взглянуть на проблему с разных точек зрения, причем не из какой-то там абстрактной объективности, а руководствуясь стремлением не упустить возможной выгоды.

Сэр Хорейс и сам знал за собой эту особенность, а потому принимал соответствующие меры. В отношениях с молодым Пилгримом определенная твердость была необходима.

Дело в том, что Мэлори недолюбливал нового старшего партнера. Сэр Хорейс родился в правление короля Эдуарда, получил классическое образование и по убеждениям был традиционалистом, твердым консерватором, человеком раз и навсегда определенных правил. Он любил иметь дело с людьми, обладавшими такими же качествами, – они носили привычные его взору галстуки, и их родственников сэр Хорейс тоже знал. Несколько дней назад, когда Мэлори ездил в гости к старому приятелю, ему довелось наблюдать сцену, которая сразу заставила вспомнить о Пилгриме. Аристократические трехмесячные щенки Лабрадора возились с маленькой дворняжкой, которая проявляла куда больше сообразительности, живости и проворства, чем любой из них. Собственно говоря, Пилгрим и был такой дворняжкой. Аристократы в свой круг его не приняли бы, но ума, энергии и живучести ему было не занимать. Если считать банк «Хильярд и Клиф» аристократическим собачьим клубом, то дворняжка уже держалась здесь запросто, как у себя дома.

Этого субъекта мне навязали, подумал Мэлори. Ну не совсем, конечно, навязали, но все же Пилгрим – знамение эпохи. «Хильярд и Клиф» открыли свой филиал на Уолл-Стрит довольно поздно, позже, чем «Лазар» и «Ротшильд». Американский отпрыск почтенного банка быстро набрал силу и вскоре сделался ведущей отраслью концерна. Партнеры, работавшие на Уолл-Стрит, сочли, что Пилгрим, если воспользоваться их выражением, «тот жеребец, который выиграет дерби». В результате молодого человека было решено переправить в Лондон, чтобы Мэлори натаскал его для грядущих «скачек». Но жеребчик вымахал уже слишком взрослый и задиристый, а Мэлори стал не тот, что прежде. Поэтому из их сотрудничества особого толка не выходило.

Итак, во главе лондонского банка встал молодой человек, много учившийся, многому научившийся и времени даром не терявший. Пилгрим был очень умен. С точки зрения Мэлори, даже слишком умен – любил хвастать своими блестящими качествами перед пожилыми и опытными людьми, которым это вряд ли могло понравиться. Мэлори всю жизнь провел в разнообразных маневрах, в результате чего пришел к убеждению, что банкир, как зимнее пальто, должен быть теплым и внушающим доверие. А от Пилгрима веяло холодком и неудобством.

Интересно, как отнесся бы к Пилгриму Захаров? А Пилгрим к Захарову? Неизвестно еще, как поведет себя Пилгрим в новых обстоятельствах. Впереди реальная и очень серьезная угроза. Справится ли он? Отличное испытание для его деловых качеств. Надо быть очень, очень осторожным. Один тяжкий промах Мэлори уже совершил.

Сэр Хорейс придвинул к себе рукопись. Она начиналась так: «Мое полное имя Генри Джордж Дайкстон. Ранней весной 1918 года я отправился в путешествие...»

Глава 2

Отчет капитан-лейтенанта Королевского флота г. Дж. Дайкстона о событиях, имевших место, начиная с вечера субботы 30 марта 1918 года

"Мое полное имя Генри Джордж Дайкстон. Ранней весной 1918 года я отправился в путешествие. Я с самого начала знал, какая высокая ответственность на меня возложена. А с течением времени мне стало еще яснее, что я единственный, кто может решить проблемы величайшей важности. К концу же этой истории...

Но я должен рассказать очень о многом, а потому не буду забегать вперед. Иначе все замыслы и планы окажутся тщетны; ответ, который я подготовил для тех, кто столь скверно со мной обошелся, утратит свою силу. Поэтому я стану излагать события в строгой хронологической последовательности. Лишь конец моей истории будет необычным, потому что в нем не будет окончательности, за ним последуют дальнейшие события. Судя по всему, мне не суждено стать их очевидцем, но сама мысль об их неизбежности доставляет мне удовлетворение.

Надеюсь, что вы, сэр, кем бы вы ни были, читая эти первые строки, уже ощутили, как говорят французы, frisson: дрожь сомнения, неуверенности и страха.

Субботним вечером 30 марта 1918 года я находился в Лондоне в отпуске. Перед этим несколько месяцев я провел на борту монитора «Уверенный», главным образом выполняя задания по обстрелу гельголандского побережья. Друзей в столице у меня было немного, да и те, по большей части офицеры Королевского флота, находились в море. Посему мне предстояло ужинать в одиночестве. В обычных условиях я нашел бы какой-нибудь тихий ресторанчик, скорее всего в Сохо, однако в тот вечер мне захотелось развлечься.

Поэтому я решил отправиться в театр «Гейети», а потом где-нибудь спокойно поужинать. Однако, как это чаще всего и бывает, если хочешь поднять себе настроение, достигаешь обратного. Средь шумной музыки, ярких красок, натужного веселья мое расположение духа и вовсе испортилось; при первой же возможности я ретировался в театральный бар. В одиночестве я пробыл там всего несколько минут, чувствуя себя среди всеобщего веселья заброшенным и никому не нужным. Затем на мое плечо опустилась чья-то рука. Я обернулся и увидел знакомого офицера, его звали Джеймсон.

– Развлекаетесь, Дайкстон?

– Не особенно.

– Я вообще-то тоже. Слишком уж резкий контраст.

Мы постояли молча, глядя на переливающиеся шелка и яркие огни. Мы смотрели на это беззаботное веселье и думали о том, что в эту самую ночь на Северном море царят холод и смерть, там сражаются и погибают люди.

– Как вы отнесетесь к идее поужинать в моем клубе и немножко выпить? – спросил Джеймсон.

Я тут же согласился. Гораздо приятнее провести вечер с человеком, отлично понимающим и разделяющим твое настроение, чем гнаться за преходящим и ускользающим весельем.

Мы надели шинели и фуражки, свернули на Стрэнд и зашагали в западном направлении. На улице было людно: множество военных, девушек и та же самая неестественно оживленная атмосфера, которая так удручающе подействовала на меня в театре.

Дошли до ворот, на которых было написано «Выезд», после чего свернули во двор. Джеймсон был членом Военно-Морского клуба в Пикадилли, располагавшегося в бывшем доме покойного лорда Палмерстона. Клуб был известен в Лондоне под названием «Въезд и выезд», потому что именно эти слова были написаны огромными белыми буквами на въездных и выездных воротах этого заведения. Предназначались они, разумеется, для кебменов и таксистов.

Примерно час мы провели в дружеской беседе, удобно расположившись в глубоких креслах и потягивая напитки. Разговор был немногословным. Затем к Джеймсону склонился один из стюардов. Мой знакомый подумал, что стюард хочет принять заказ на ужин, и взмахом руки отослал слугу прочь, но тот не уходил.

– Прошу прощения, сэр, но, если я не ошибаюсь, ваш гость – мистер Дайкстон. – Стюард взглянул на обшлаг моего кителя, где красовались две широкие нашивки и одна узкая. – Вы капитан Дайкстон, сэр?

– Допустим, – ответил я.

– Капитан Г. Дж. Дайкстон?

– Он самый.

– Тогда, сэр, должен сказать, что у столика портье вас ожидает некий джентльмен.

– Кто он?

– Он не назвался, сэр. Сказал лишь, что прислан из Адмиралтейства.

Я извинился перед Джеймсоном и направился к стойке портье. Ожидавший меня мужчина оказался в штатском – в темном твидовом пальто широкого покроя и довольно щегольском котелке. Когда я приблизился, он сказал:

– Меня зовут Стотт. Я из Адмиралтейства. Наденьте шинель и фуражку, капитан, и следуйте за мной.

Помнится, я внимательно рассмотрел незнакомца и остался недоволен увиденным. Это очень символично, потому что все последующие события мне тоже крайне не понравились.

– Почему я должен вам верить? – спросил я.

Стотт раздраженно извлек из кармана пальто удостоверение. Подобный документ я видел впервые, однако там красовался герб Адмиралтейства, было написано имя владельца и стояла чья-то подпись.

– Хорошо, я только предупрежу своего товарища.

Но Стотт остановил меня:

– На это нет времени. Ему скажет портье, что вас срочно вызвали. Надевайте шинель, пожалуйста. Нас ждет автомобиль.

Мы сошли вниз по ступенькам и сели в ожидавший «даймлер» с включенным мотором. Автомобиль сразу же тронулся с места; шофер явно знал, куда нужно ехать.

– А что, собственно, стряслось? – спросил я Стотта.

Он ответил лишь:

– Вы военный человек, капитан. Не задавайте лишних вопросов.

Я, естественно, был озадачен. Мой корабль стоял у причала в Харвиче, заправляясь топливом и обновляя боекомплект. Раньше понедельника выйти в море мы не могли. Монитор не зависел от приливов и отливов, ибо имел очень низкую осадку по сравнению с другими кораблями, но на дозаправку, подготовку к походу уйдет по меньшей мере двое суток. Вот почему я получил отпуск на сорок восемь часов и теперь не мог понять, чем вызвана такая спешка.

Стотт довольно сварливо заметил:

– Вы сказали своему капитану, что остановитесь в отеле «Рассел».

– Там я и остановился.

– Но вас там не было. Нам пришлось вас разыскивать, капитан Дайкстон.

Признаюсь, я оставил это глупое замечание без ответа. Неужели этот болван думал, что офицер в отпуске будет сидеть в одиночестве в своем гостиничном номере? Я то и дело поглядывал в окно, пытаясь понять, куда мы едем. Автомобиль остановился в начале улицы Сент-Джеймс, дожидаясь просвета в сплошном потоке автомоторов, кебов и автобусов, чтобы сделать поворот. На улочке, куда мы свернули, находились только клубы. Неужели меня вытащили из «Въезда и выезда» только для того, чтобы отвезти в другое такое же заведение?

Но квартал Сент-Джеймс остался позади, и я перестал ломать голову. Впереди лежала улица Пелл-Мелл, а от нее до Адмиралтейства рукой подать. Стало быть, туда меня и везли. Довольно странно, если учесть, что был субботний вечер, да и мой корабль наверняка успел загрузиться всем необходимым лишь наполовину. Впрочем, «даймлер» не доехал до Пелл-Мелл, а неожиданно затормозил. Выглянув в окно, я увидел ворота Сент-Джеймсского дворца, где застыли часовые. Я пожалел бедолаг, потому что дул холодный пронизывающий ветер. Тут автомобиль внезапно повернул направо, въехал в ворота, и мы оказались на территории королевского дворца!

– Следуйте за мной, – приказал Стотт, проворно вылезая из машины.

Мы пересекли двор и остановились перед какой-то дверью. Стотт нетерпеливо постучал, и на пороге появился лакей в ливрее. Я едва поспевал за шустрым чиновником из Адмиралтейства – так тот торопился. Он оглянулся на меня через плечо, бросил: «Быстрее, пожалуйста!» – и вприпрыжку понесся вверх по лестнице.

Мы оказались в старинной приемной весьма чопорного вида, сплошь увешанной портретами королей Ганноверской династии – один уродливей другого.

– Подождите здесь, капитан Дайкстон, – рявкнул Стотт и оставил меня в одиночестве.

Тут мое любопытство разыгралось с новой силой. Не каждый день тебя сажают в автомобиль и столь таинственным образом доставляют в королевский дворец. Повинуясь инстинкту, я наскоро проверил, достаточно ли начищены сапоги и есть ли складка на брюках. С сапогами все было в порядке, потому что у меня отличный денщик, но со складкой на брюках дела обстояли хуже, да и на коленях наметились пузыри. Я нервно принялся приводить форму в порядок: подтягивать брюки, отряхивать китель и так далее. Не успел я покончить с этой процедурой, как дверь распахнулась и в приемную выглянул капитан первого ранга.

– Сюда, капитан, – позвал он.

Пропустив меня вперед, он закрыл дверь и остался снаружи, но я заметил это не сразу, ибо внимание мое было всецело поглощено новым и неожиданным обстоятельством: в дальнем углу гостиной, рядом с письменным столом, стоял мужчина в темном костюме, глядя прямо на меня.

– Дайкстон? – спросил он.

Я вытянулся по стойке «смирно».

– Так точно, ваше величество!"

* * *

Мэлори почесал переносицу, в которую врезались очки, и вспомнил пренебрежительный отзыв Пилгрима: «древняя история». Ничего себе «древняя история»! Всего несколько страниц прочитано, а этот Дайкстон уже угодил на тайную встречу с самим королем! Неужели Пилгрим не понимает, что это поистине невероятный случай – тем более в 1918 году, когда недоступный и богоподобный король-император правил четвертью планеты...

Теперь и в самом деле сэр Хорейс ощутил пресловутый frisson. В груди шевельнулось очень нехорошее предчувствие. Со вздохом Мэлори вновь нацепил очки, хлебнул виски и продолжил чтение.

* * *

"Король сделал несколько шагов мне навстречу и очень серьезно сказал:

– Спасибо, что пришли.

Рассмотрев его как следует, я увидел, что вид у монарха весьма озабоченный. Лоб его величества был покрыт морщинами, глаза смотрели устало, в бородке проступила седина. Я подумал, что и ему война дается нелегко, как всем нам.

Затем король обратил мое внимание на прочих присутствующих. Сначала на высокого мужчину с пронзительным, властным взором, седыми усами щеточкой и старомодной французской бородкой.

– Это мистер Захаров, – сказал король. – Директор концерна «Викерс, Максим и К°».

Я слегка поклонился. Имя этого человека, а также его пикантная и грозная репутация были мне известны. Захаров выглядел не менее величественно, чем сам король: такой же холодный, стальной и грозный, как оружие, производимое его концерном. На мой поклон он не ответил, лишь чуть-чуть двинул бровями.

Король указал на второго из присутствующих:

– Мистер Кларк.

Его величество явно не считал нужным объяснять, почему здесь находится Захаров, однако присутствие мистера Кларка, по мнению короля, явно нуждалось в комментариях. И в самом деле, Кларк выглядел весьма невзрачно, несмотря на старательно выглаженный выходной костюм. По-моему, ему было за семьдесят – маленький, сутулый старичок. Он был похож на мелкого клерка, так что фамилия «Кларк» подходила ему как нельзя лучше.

– Мистер Кларк работает в библиотеке Британского музея, – сообщил король. – Он служит там, если не ошибаюсь, очень давно.

Брови короля вопросительно приподнялись.

Старик открыл рот, но голос у него сорвался. Мистер Кларк явно нервничал, так что пришлось ему предпринять вторую попытку:

– Сорок семь лет, ваше величество. С 1861 года. Давно надо было на пенсию... – Дребезжащий голос дрогнул и стих.

Король кивнул и опустился в кресло.

– Прошу, джентльмены, садитесь.

Мы устроились вокруг низкого столика: король в кресле, остальные на маленьких позолоченных стульчиках с высокими спинками, надо сказать, весьма хлипких и неудобных.

– Расскажите мне о себе, капитан, – приказал король.

Я откашлялся.

– Что именно, ваше величество?..

– Никаких «величеств», – сказал он. – Называйте меня просто «сэр»! Я хочу, чтобы вы коротко изложили свою биографию.

Изложить биографию не такое простое дело, как кажется.

– С самого рождения?

Он кивнул.

– Я родился, – начал я, – в России, в Санкт-Петербурге, в 1892 году. Мой покойный отец торговал мехами и лесом, а моя покойная мать была дочерью офицера Королевского флота.

– У вас есть братья и сестры?

– Нет, сэр.

Он кивнул, и я продолжил:

– Когда я был еще ребенком, наша семья переехала из Санкт-Петербурга в город Пермь, где мои отец в течение ряда лет исполнял обязанности британского консула. В Перми я получил образование, главным образом домашнее, а потом мы вернулись в Великобританию, и я поступил в Королевский Озборнский военно-морской колледж.

Его величество улыбнулся. Как известно, Озборн всегда был близок его сердцу.

– В 1909 году я был выпущен мичманом, сэр. В следующем году произведен в младшие лейтенанты, лейтенантом стал...

Король поднял руку, останавливая мой рассказ.

– Насколько хорошо вы владеете русским языком?

– Это мой второй родной язык, сэр.

– Вы говорите на нем так же хорошо, как по-английски?

– Я бы даже сказал, что лучше, – осторожно ответил я, внутренне недоумевая: к чему весь этот разговор? Меня начинали одолевать нехорошие предчувствия.

– Бывали ли вы в России с тех пор?

– Да, сэр. Я два года служил в аппарате военно-морского атташе в Санкт-Петербурге.

Король оценивающе посмотрел на меня, а потом внезапно спросил посуровевшим тоном:

– Известно ли вам о беде, в которую попал мой кузен?

– Так точно.

Кто же этого не знает, подумал я.

– Известно ли вам, где сейчас находится императорская фамилия?

– Только то, что пишут в газетах, сэр.

Георг V тяжело вздохнул.

– В газетах пишут правду. К сожалению. И нам мало что известно, кроме этого. Скажите, капитан, случалось ли вам в Санкт-Петербурге или где-либо еще входить в контакт с кем-нибудь из вождей этих самых... большевиков?

Последнее слово король произнес так, словно это было грязное ругательство. Полагаю, у его величества были на то все основания.

– Никак нет, сэр.

Георг V задумался, и я воспользовался паузой, чтобы взглянуть на остальных. Захаров сидел неподвижно, напряженный, как ястреб; пронзительные глаза были полуприкрыты веками. Зато бедный Кларк явно чувствовал себя не в своей тарелке – он сосредоточенно вертел в руках свою трость, выказывая все признаки нервозности.

Наконец король нарушил молчание:

– Могу ли я доверять вам, капитан?

– Моя жизнь принадлежит вам, сэр.

– Хорошо. – Тон короля стал резким. – Вам, должно быть, хорошо известно – об этом писали все газеты, – что арест моего кузена, императора, является не просто актом несправедливости, это еще и важное государственное дело. В настоящее время большевистское руководство ведет переговоры с немцами, в результате чего германские армии будут переброшены с Восточного фронта на Западный.

– Так точно.

– Прошу прощения, сэр, – вмешался в разговор Захаров. Я впервые услышал его голос. Поскольку король к нему не обращался, можете судить сами, насколько уверенно держался этот человек. – На русской территории пока находится достаточное количество германских войск, чтобы держать большевиков под угрозой. Как вы помните, сэр, именно это обстоятельство является основанием...

Король поднял руку, призывая его замолчать.

– Я как раз собирался сказать капитану, что вопрос об освобождении императорской семьи осложняется многочисленными чисто политическими и военными обстоятельствами.

Захаров слегка наклонил голову. У меня было ощущение, что даже такой небольшой поклон дается ему с трудом. Очевидно, король тоже это почувствовал, потому что поспешил продолжить:

– Я не хочу и не имею права вмешиваться в планы и решения военного министерства, хотя, надеюсь, вы понимаете, насколько меня тревожит безопасность царя, царицы и их детей. Судя по всему, у нас сейчас появилась возможность провести неофициальные переговоры об их освобождении. Прежде чем я продолжу, вы должны дать мне слово, что сказанное останется между нами.

– Клянусь, сэр.

(Я отлично понимаю, что сейчас нарушаю клятву, данную своему государю, однако я иду на это лишь потому, что никакого ущерба королевской фамилии мое предательство нанести уже не может. К тому же меня самого постоянно предавали, так что вряд ли моя клятва имеет какую-нибудь моральную силу. Есть и еще одна клятва, которую я дал сам себе. Ее я и выполняю, записывая эту историю.)

– Очень хорошо, – продолжил король. – Обстоятельства складываются так, что для спасения императорской семьи необходимо вступить в переговоры с этим большевиком Лениным, хоть мне подобные действия глубоко отвратительны. Действовать придется конфиденциально.

Я уставился на короля в полнейшем изумлении. Представить себе, что английский моряк вступит в тайные переговоры с кровавым вожаком взбунтовавшейся черни, было просто невозможно. Я не поверил своим ушам.

– К счастью, у нас есть способ связаться с Лениным неформальным образом. К тому же, кажется, нам есть что предложить взамен... – Король внезапно замолчал, и я увидел, что он глубоко взволнован. Когда Георг V продолжил, голос его звучал тихо, почти шепотом. – Нам есть что предложить Ленину в обмен на жизнь и свободу императорской фамилии. – Он откашлялся и охрипшим голосом спросил: – Вы сделаете все возможное для достижения этой цели?

– Конечно, сэр.

Король встал, и мы, остальные, тоже.

– Мне не пристало знать подробности, – произнес король. – Могу лишь дать свое благословение храбрым и великодушным людям, которые попытаются спасти царскую семью. – Он направился к двери. – Благодарю вас, джентльмены. Да хранит вас Бог.

* * *

Едва закрылась дверь, как Захаров взял ситуацию под собственный контроль. Он извлек из-под стула маленький портфель, отнес его к письменному столу, придвинул кресло и достал из портфеля чернильницу, ручку и стопку бумаги.

– Садитесь, Кларк, и пишите под мою диктовку. Это письмо...

– Но я не представляю себе, что я могу сделать! – визгливым и дрожащим голосом запротестовал Кларк.

Захаров, не обращая на него внимания, обернулся ко мне:

– Кларк сейчас напишет письмо своему приятелю Ленину, а вы...

– Приятелю?!

Захаров ровным голосом пояснил:

– За полвека, проведенные в читальном зале Британского музея, Кларк познакомился с разными людьми: немецким евреем Марксом, с его приспешником Энгельсом, посеявшими зловредные семена, а позднее с их последователем Ульяновым, он же Ленин, который применил теорию на практике.

– Но я не могу, разве вы не понимаете?! – в отчаянии и ярости воскликнул старичок.

Я увидел, что в его глазах показались слезы.

– Последний раз говорю, Кларк, – сказал Захаров. – Подумайте о вашей жене!

Кларк затрепетал. Честно говоря, мне тоже стало не по себе, ибо в тихом голосе Захарова звучала такая властность, такой заряд силы и угрозы, что словами это не передать. Затем магнат очень мягко сказал мне:

– Кларк находится полностью под влиянием этой троицы. Но у него есть жена, она тяжело больна, а я могу ей помочь. И все равно наш мистер Кларк никак не может ради страдающей жены пойти наперекор своему большевистскому делу. Все же письмо он напишет – не правда ли, Кларк? А вы, Дайкстон, отвезете послание в Россию, Ленину.

Мне показалось, что меня стукнули пыльным мешком по голове. Сначала я был представлен его величеству, затем стал участником важнейшей беседы, а стоило королю выйти из комнаты, как там разыгралась сцена грубейшего шантажа! А теперь еще выясняется, что мне суждено стать посланцем к Ленину! Я уже догадывался, что мне придется так или иначе отправляться в Россию, но и помыслить не мог, к кому именно меня собираются отправить.

– Итак, Кларк, – тихим, но угрожающим голосом произнес Захаров. – Вы ведь называете его по отчеству, не так ли?

Кларк кивнул.

– Вы уверены?

Старик снова кивнул. Я смотрел на него с жалостью. Большевик он был или нет, ему сейчас явно было не до хитростей. Но Захаров предпочел проверить. Он достал из портфеля какую-то бумагу и взглянул на нее.

– Да, совершенно верно. Тогда начинайте так: «Дорогой Владимир Ильич!» Да-да, правильно. – Он смотрел через плечо бедного библиотекаря. – «Рекомендую вам капитан-лейтенанта Королевского флота Г. Дж. Дайкстона, который отправляется к вам с моего ведома и согласия». – Захаров подождал, пока несчастный старик запишет сказанное. – Теперь дальше. «Я знаю, как заняты вы сейчас важными государственными делами, но ради нашей старой дружбы прошу отнестись к поручению капитана Дайкстона с вниманием. Он имеет при себе документ огромной важности, который должен попасть только в ваши руки. Моя жена в последнее время хворает, но теперь я могу обеспечить ей уход и лечение. Она посылает вам горячий привет, и мы оба поздравляем от всей души того, кто сделал первый шаг к осуществлению нашей общей мечты». Та-ак. А теперь посмотрим, как вы подписываете свои письма. Замечательно. «С братским приветом». Очень уместно. Пишите, Кларк, и подписывайтесь.

Библиотекарь сделал, как было ведено. Он писал старомодным каллиграфическим почерком. Письмо получилось чистеньким и аккуратным, несмотря на все терзания человека, его писавшего.

– Теперь конверт, – сказал Захаров. – Сверху написано: «От Вильяма Кларка, Британский музей, Лондон». Ниже припишите: «В.И. Ленину». Вот так, отлично.

Захаров осторожно промокнул письмо и конверт.

– Вы можете идти, Кларк. Ваш чемодан в автомобиле, не правда ли?

– Да.

Кларк поднялся из кресла с видом побитой собаки, а Захаров взял колокольчик и позвонил. В дверях немедленно появился лакей, а я мысленно отметил, что этот властный джентльмен распоряжается в королевском дворце как у себя дома.

– Проводите мистера Кларка к моему авто, – приказал он.

Когда дверь закрылась, я спросил:

– Куда его везут?

– В Испанию, – ответил Захаров, – у меня там есть дом. Жене Кларка пойдет на пользу уединение и солнечный свет. Ему тоже не помешает, хотя сейчас он так, кажется, не думает. И кроме того, – в странных глазах на миг мелькнуло нечто похожее на веселье, – я думаю, что и нам уединение мистера Кларка пойдет на пользу.

Затем Бэзил Захаров достал из портфеля два пакета.

– Вы передадите их, причем нераспечатанными, тем людям, чьи имена здесь указаны. Вот ваш паспорт, все прочие документы.

Я получил от Захарова два тяжелых пакета, каждый запечатанный красным сургучом. Первый был адресован Ленину. Учитывая содержание предшествующего разговора, я ничуть этому не удивился. Но при виде второго имени по моему телу прошла дрожь.

– Но каким образом... – заикаясь, спросил я, – смогу я передать этот пакет?

– Вы должны убедить Ленина, чтобы он позволил вам передать послание адресату, – мрачно заявил Захаров. – Причем адресат должен получить пакет нераспечатанным, а затем поставить свою подпись там, где следует.

Я уставился на магната в полнейшем недоумении. Дело в том, что на конверте значилось: «Его Императорскому Величеству Николаю II, Российскому Императору».

Захаров смотрел мне прямо в глаза. Я буквально чувствовал на себе исходящую от него энергию, как человек чувствует свет солнца. Но в отличие от солнца, тепла от Захарова не исходило – совсем наоборот. У меня по спине пробежали мурашки, и я опустил глаза. Потом раздалось шуршание, я поднял глаза и увидел, что Захаров держит в руках листок бумаги.

– Ваш маршрут, – сказал он.

С Октябрьской революции прошло полгода, и бескрайние просторы России стали полем битвы между враждующими группировками. Мне предстояло отправиться в этот ад по воле стоявшего рядом со мной человека. Я уже догадался, что вдохновитель моей миссии – не кто иной, как Захаров, великий торговец войной и смертью. Совсем недавно я сказал, что моя жизнь принадлежит государю, на самом же деле распоряжаться ею будет Бэзил Захаров.

– Немедленно отправляйтесь в путь, – значительно сказал он, – и тогда, возможно, вам удастся спасти царя и его семейство. Шансы ваши я оцениваю не слишком высоко. Учтите, что возможность выручить его величество из беды появится лишь тогда, когда царь подпишет документ.

– Так точно, сэр, – кивнул я, хотя не понял ни единого слова. Затем сделал поворот кругом и вышел из гостиной.

Не скоро суждено было мне вернуться в Англию. К тому времени Бэзил Захаров получил звание рыцаря. Все считали, что это сделано по воле благодарного монарха, но теперь мне известно, что высокую честь Захарову оказал коварный кельт, Дэвид Ллойд-Джордж. Так всегда и бывает: за каждым человеком стоит другой человек и дергает за ниточки, ибо обладает более сокровенным знанием.

Но все это будет еще нескоро. Пока же, имея на руках предписание, я отправился полночным поездом на дальний север Шотландии, в Терсо. Предварительно мне пришлось заняться экипировкой. У меня не было одежды, подходящей для российских условий. По правде говоря, в отеле «Рассел» у меня имелась лишь смена белья на выходные. Таким образом мне представилась возможность поближе познакомиться с методами работы Захарова.

«Даймлер» ждал во дворе. Несимпатичный Стотт исчез, однако шофер явно знал, куда меня нужно отвезти.

– Первым делом в универмаг «Гивз», – объявил он. – И поспешите, сэр, пожалуйста. У нас мало времени.

На сей раз мы поехали по улице Сент-Джеймс в противоположную сторону. На моих часах было без двадцати одиннадцать. Наверняка «Гивз» давно закрыт! Однако, когда через пару минут автомобиль остановился у номера 27 по Нью-Бонд-стрит, я увидел, что в магазине горел свет, а у порога стоял человек в нарукавниках и с сантиметром на шее. К своему изумлению, я обнаружил, что ателье по пошиву одежды набито людьми!

Клянусь вам, мерку с меня сняли всего за несколько минут. Тем временем откуда-то появился огромный чемодан, куда обрушился целый водопад носков, трусов, платков, причем все самого лучшего качества. В чемодан загрузили рубашки из шерстяной тафты, мягкой, как лен, и в то же время очень теплой. Туда же последовали три костюма.

Портной извиняющимся тоном сказал:

– К сожалению, костюмы готовые, но можете положиться на нас, сэр, мы выбрали самые наилучшие.

На всякий случай я примерил пиджаки, проворные руки нарисовали на них мелом какие-то иероглифы, и пиджаки на время исчезли – пока я примерял брюки. Длину мне подогнали с той же невероятной скоростью. В длинном галстучном ряду я выбрал шесть шелковых галстуков, а также воротнички своего размера. Не могу даже предположить, сколько человек работало на меня в этот поздний час. Пиджаки вернулись буквально через несколько секунд, и их снова пришлось примерить. Тем временем уже несли толстую шинель мягкой шерсти – гвардейского покроя, длиной чуть не до земли. Наконец, я получил и сапоги из мягкой кожи, сшитые в русском стиле.

Это поразило меня больше всего, и я поинтересовался у закройщика, откуда они взялись. Тот лишь улыбнулся:

– У нас на складах есть все что угодно, сэр. Наши клиенты обладают самыми разнообразными вкусами, и мы всегда готовы пойти им навстречу.

Вы не поверите, но через каких-нибудь четверть часа я уже выходил из универмага, полностью экипированный и к тому же не подписав никакого счета! Автомобиль покатил по Пикадилли, а я тем временем размышлял, что ни адмирал Битти, ни сам Джеллико не смогли бы добиться от универмага «Гивз» такой оперативности.

У входа в отель «Рассел» нас тоже ждали. Едва «даймлер» приблизился к тротуару, человек бросился к автомобилю и передал мне мой чемоданчик с туалетными принадлежностями.

– Остальное побудет у нас, сэр, до вашего возвращения. Может быть, мы что-то забыли?

– Как быть со счетом? – поинтересовался я.

– Об этом позаботились, не беспокойтесь.

Служащий показал мне квитанцию, и я увидел, что за мое проживание в отеле действительно заплачено. Напоследок человек вручил мне корзинку с провизией, сказав:

– Это на тот случай, если вам в поезде захочется перекусить, сэр.

Надо сказать, что я и в самом деле умирал с голоду. Стотт оставил меня без ужина, а в последовавшей затем горячке мне было не до притязаний желудка. Зато теперь я был голоден как волк.

«Даймлер» снова отправился в путь, не соблюдая ограничений скорости. Мы покатили по Гилфорд-стрит, затем по Грейвз-Инн-роуд и выехали к вокзалу Кингс-Кросс.

На вокзале было сущее столпотворение, да и мой поезд брали чуть ли не штурмом, однако нас встретил наряд военной полиции, который расчистил путь для меня и моего багажа. Повсюду толпились солдаты и моряки всех званий, прощавшиеся с женами, возлюбленными и детьми. Каждый, кому доводилось путешествовать в военное время по железной дороге, наверняка помнит, что творилось в те годы на станциях. Шагая по платформе, я увидел сквозь окна вагонов, что даже в тамбурах толпятся люди.

– Сюда, сэр, – сказал шофер, беря меня за руку.

Мы остановились возле вагона первого класса – третьего по счету от паровоза. Распахнулась дверь, и я оказался в салоне, похожем на настоящую каюту люкс: постель, два роскошных кресла, туалет и маленькая ванная. Шофер задвинул жалюзи на окнах.

– Никто не побеспокоит вас здесь.

– Но это несправедливо! – запротестовал я. В этом поезде было множество офицеров, моих товарищей по оружию, направлявшихся к театру военных действий, навстречу тяготам и опасностям. Этим людям предстояло провести целые сутки в переполненных вагонах, пока я тут наслаждаюсь комфортом.

– Вы должны быть один, сэр, – покачал головой шофер. – Таков приказ.

– Чей? Мистера Захарова?

Шофер не ответил. Он уже выходил из салона.

– Благополучного путешествия, сэр, – сказал он, откозыряв, и исчез.

Буквально через минуту раздался свисток, паровоз запыхтел и колеса заскрежетали по рельсам. Поезд тронулся в путь. Я снял шляпу и пальто, повесил их в гардероб и опустился в одно из кресел. За короткий срок со мной произошло столько удивительных событий, что мысли совершенно перемешались. Мне хотелось лишь одного – спокойно посидеть и разобраться в произошедшем со мной поразительном превращении: за один вечер из офицера-отпускника, предвкушавшего день отдыха на берегу, я стал эмиссаром короля, отправленным к самому кровожадному из революционеров всего мира, и мало того, мне еще предстояло спасти некогда всемогущего самодержца огромной империи! Тщетно пытаясь разобраться в пестром калейдоскопе мыслей и фантазий, я сунул руку в карман за сигаретами и выругался, ибо карман оказался пуст. Пачка так и осталась на столе в клубе Джеймсона, когда меня вызвали к Стотту. Я затосковал: предстояла ночь без табака, который очень бы мне понадобился – ведь так о многом предстояло подумать".

* * *

Фраза о табаке напомнила Хорейсу Мэлори, что его собственная сигара давно погасла. Сэр Хорейс тоже выругался – очень тихо, вполголоса. Он терпеть не мог расточительства, но зажигать потухшие сигары тоже не любил, поэтому раздраженно ткнул незадачливую «Ромео № 3» в большую серебряную пепельницу. Пепельница была напоминанием о победе его первого жеребца, Сэра Бэзила, на скачках в Ньюбери, много лет назад. Мэлори извлек из алюминиевого футляра еще одну сигару, зажег ее, минуту просидел с закрытыми глазами, чтобы дать им отдохнуть, и возобновил чтение.

* * *

"Не знаю, каким образом они предвосхитили мою проблему, но когда я открыл корзинку, на которой красовалась эмблема королевских поставщиков Фортрама и Мейсона, внутри оказался изрядный запас моих любимых сигарет «Нэви Кат», а также несколько коробков спичек. С огромным облегчением я закурил и развернул один из свертков, где нашел холодные цыплячьи ножки. Весьма аппетитно выглядели и две бутылки лучшего мозельского. Я решил, что сначала поужинаю, а о сложившейся ситуации буду думать потом.

Через двадцать минут, покончив с изысканным клубничным десертом (интересно, где они взяли свежую клубнику в марте?), я закурил еще одну сигарету и углубился в изучение выданных мне документов. В руках у меня оказался первый в моей жизни заграничный паспорт (напомню, что до начала первой мировой войны путешествующие англичане не нуждались в подобных глупостях). В паспорте была моя фотография. Интересно, откуда они ее взяли? Наверное, из Адмиралтейства, хоть, сколько мне помнится, я уже несколько лет не фотографировался, не считая случайных любительских снимков. Тем не менее фотокарточку они где-то нашли. «Мы, Артур Бальфур, министр иностранных дел в Кабинете Его Величества, сим свидетельствуем, что...» Вряд ли свидетельство Бальфура могло многого стоить в России, где охотились друг на друга белые, красные, чешские легионы, да еще и немецкие войска! Письма я отложил в сторону, поскольку, согласно инструкции, должен был вручить их нераспечатанными. Уже тогда мне казалось маловероятным, что эти бумажки могут спасти семью кузена Георга V. Но я рассудил, что жалкому капитан-лейтенанту не пристало умничать в столь важных государственных вопросах.

Я сосредоточился на бумаге, которую Захаров назвал «моим маршрутом». Ничего особенно неожиданного я там не обнаружил, за исключением разве что последней фразы: «В пути старайтесь не привлекать к себе внимания».

Потом я допил мозельское, разделся и лег спать.

Поезд прибыл в Терсо вечером следующего дня. Согласно инструкции, я явился в военно-транспортное управление, после чего был немедленно переправлен на катер, перевезший меня на противоположную сторону Пентлендского пролива. Бушевал шторм. Я плохо запомнил это короткое путешествие, большую часть которого провел у борта, изрыгая из себя цыплячьи ножки, клубнику, вино и прочие деликатесы. Маленькое суденышко тошнотворно зарывалось в волны, направляясь к Оркнейским островам.

К счастью, поездка заняла немногим более двух часов. На морской базе Скапа-Флоу я доложил о своем прибытии дежурному, который посадил меня на катер, принадлежавший самому адмиралу. Катер в два счета доставил меня на эсминец «Эрдейл», уже стоявший под парами. Меня отвели в каюту первого помощника, и стремительный, низко сидевший в воде эсминец поднял якорь.

На следующий день я вышел на берег в Бергене и сел на поезд, доставивший меня в Осло по одной из живописнейших железнодорожных магистралей планеты. Поездом же я попал в Стокгольм. В шведской столице у меня хватило времени лишь на хороший обед. В «Гранд-отеле» я устроил себе настоящий пир, справедливо полагая, что в следующий раз хорошо отобедать мне удастся нескоро. Паром доставил меня в Хельсинки. Настроение мое постепенно менялось. Я приближался к стране, которую горячо люблю с детских лет, стране с непостоянным, переменчивым нравом, которая в считанные мгновения способна от доброты и щедрости переходить к холодному и грубому насилию.

В Хельсинки я вновь сел на поезд. Теперь повсюду слышался характерный говор жителей балтийских земель и северной России. Трудно было поверить, что всего пару дней назад я наслаждался мозельским, цыплячьими ножками и отдельным вагоном-салоном. Теперь мне пришлось спать скрюченным в три погибели на деревянной полке. Пообедал я краюхой черного хлеба с ломтиком сыра и запил эту трапезу чаем без лимона из самовара. Когда я проснулся, поезд прибывал на Финляндский вокзал в Санкт-Петербурге. Однако оказалось, что слова «Санкт-Петербург» уже не существует. Я увидел написанное белой краской новое название города: «Петроград». Незнакомое название показалось мне символом этого непонятного мира, которым стала теперь для меня Россия.

Город жил суетливой жизнью, полной страха и смятения. Первым делом я отправился пешком (чтобы привлекать к себе поменьше внимания) в Смольный институт, который в прежние годы считался лучшим столичным заведением для девочек из благородных семей. После Октябрьской революции здесь находился штаб вновь созданного Совета Народных Комиссаров. На фоне его величественного, украшенного колоннадой фасада я увидел пулеметы и множество революционеров, выглядевших довольно свирепо, но явно чем-то недовольных.

Побеседовав с людьми, я понял причину всеобщего уныния. Дело в том, что большевистское правительство недавно перебралось в Москву, и Санкт-Петербург, колыбель большевистской революции, чувствовал себя покинутым. Надо сказать, что две российские столицы всегда недолюбливали друг друга. Троцкий задержатся в Санкт-Петербурге на две недели дольше остальных, но и он в конце концов уехал. Часовым Смольного было уже некого охранять. «Разве что нас самих», – кисло пожаловался мне один из них.

Меня эта весть, естественно, не обрадовала, ибо теперь я должен был отправляться в Москву. Я уже имел возможность убедиться в том, что поезда переполнены, а пропуск на проезд по железной дороге получить практически невозможно. В старые времена маленькая взятка моментально решила бы эту проблему, но я чувствовал, что попытка подкупа должностного лица может закончиться арестом, а то кое-чем и похуже.

Тут я вспомнил о британском посольстве и отправился туда со своим тяжелым чемоданом, сел на улице напротив и стал ждать, надеясь встретить кого-нибудь из знакомых. Я хотел во что бы то ни стало избежать необходимости действовать по официальным каналам, раскрывая свое имя и суть полученного мной поручения. Тем не менее, помощь кого-нибудь из дипломатических сотрудников пришлась бы как нельзя более кстати.

Но никого из знакомых, во всяком случае относящихся к британскому персоналу, я не увидел. Вечерело, холод усиливался. В это время внезапно кто-то с силой хлопнул меня по спине, я вскочил, обернулся и увидел Ворожина. Рот его был широко разинут, лицо сияло радостью, руки разведены и готовы стиснуть меня в объятиях.

– Я не ошибся, это Дайкстон!

Я тоже засмеялся, обрадованный встречей со старым знакомцем.

– Василий Александрович!

Ворожин в течение долгих лет поставлял фураж в посольскую конюшню. Это был здоровенный жизнерадостный мужчина, по происхождению из казаков, отличный наездник.

– Что это вы сидите тут так печально на этой штуковине? – ткнул он ногой в мой чемоданище.

– А мне некуда идти.

– Как так? А эти? – презрительно указал он пальцем в сторону посольства. – Неужто они так заняты, что не могут вами заняться?

– Так оно и есть, – солгал я. – Мне нужно отправиться в Москву, а судя по всему...

Ворожин расхохотался.

– Что, задачка не из простых? Да, дружище, это действительно трудно. А что сейчас не трудно? – Он наклонил ко мне свою лохматую голову и, не переставая смеяться, прошептал: – И в то же время на свете нет ничего невозможного, а?

– Вы можете мне помочь?

Он подцепил чемодан своей огромной лапой и взял меня за руку.

– Выпьем, дружище. Поедим, поболтаем. А там будет видно!

Ему оставили лишь треть его прекрасного особняка, но и этого было вполне довольно, поскольку Ворожин жил один. Очень помогло то, что он считал себя моим должником, так как несколько лет назад, когда наш казак ездил в Англию, я свел его с знакомым тренером верховой езды из Ньюмаркета.

На тренера неизгладимое впечатление произвели прыжки, курбеты и всякие прочие казацкие фокусы в седле. Как и все теперь, после революции, Ворожин пребывал в ожидании. Лошади всегда были нужны и всегда будут нужны – так он считал. Надо только выждать, присмотреться и решить, как подороже продать свой опыт и мастерство новым хозяевам. Вот Ворожин и выжидал, а тем временем старался не терять старых друзей. Ужин у нас был скудный: хлеб, немного рыбы и кусок жесткой конины. («Старые лошади умирают, дружище, и тем самым дают нам возможность выжить. Так сказать, последняя услуга лошади человеку».) Мы разговаривали о старых временах, пили водку, и постепенно мои проблемы перестали казаться такими уж неразрешимыми. Во-первых, выяснилось, что один бывший вахмистр служит теперь на железнодорожном вокзале и распоряжается как раз пассажирскими перевозками.

– Утром мы сходим к нему, Дайкстон, дружище. Но сначала выпьем еще водочки и спать, годится?

Ворожин любил называть меня по фамилии, а также переделывать мое имя на русский лад, в результате чего я становился Генрихом Георгиевичем. Он был славный малый и хороший друг. Слово свое Ворожин сдержал, и на следующий день утром я уже ехал в московском поезде.

Но вечером того же дня, когда я стоял с чемоданом в руке у ворот Спасской башни, старины Ворожина со мной; к сожалению, не было. А жаль, ибо из туннеля прямо на меня глядело дуло пулемета. Где-то в вышине тренькали куранты. Когда-то они исполняли начало гимна «Боже, царя храни», теперь же с башни доносились мрачные звуки «Интернационала».

Итак, дуло пулемета было уставлено мне прямо в грудь, а пальцы часового лежали на гашетке. Часовых, собственно говоря, было несколько, и они осматривали меня весьма внимательно. Наконец чернобородый детина с яростным взглядом кивком головы велел мне приблизиться.

– По какому делу?

– У меня письмо к Ленину.

– К товарищуЛенину.

– Да-да, к товарищу Ленину.

– От кого?

– От старого друга.

Детина протянул руку:

– Давай сюда.

Я покачал головой:

– Только личному секретарю Владимира Ильича.

Часовой угрожающе придвинулся:

– Я сказал, давай сюда!

Я снова покачал головой.

– Неужто ты думаешь, – прохрипел детина, – что товарищ Ленин будет тратить свое драгоценное время (тут он окинул взглядом мой наряд) на всяких буржуйских почтальонов?

– Думаю, что товарищ Ленин очень рассердится, если не получит этого письма, – сказал я ровным голосом.

Бородатый злобно посмотрел на меня, явно не зная, как поступить. Повторный осмотр тоже затянулся, но в конце концов часовой кивнул и позволил мне пройти в арку.

– Иди в Кавалерский корпус и жди там.

Я прошел в ворота, по-прежнему таща с собой чемодан. Кавалерский корпус находился напротив Потешного дворца. Там меня снова остановили и спросили, зачем я явился. Я опять объяснил про письмо. После еще одной неприязненной паузы мне разрешили войти, и я оказался в начале длинного коридора. У стола сидел охранник, положив перед собой пистолет. Он не встал мне навстречу, ничего не спросил, не предложил сесть и не ответил, когда я к нему обратился. Поскольку мне так или иначе было велено ждать, я так и поступил: отвернулся от охранника и стал смотреть на икону, висевшую под потолком. Одно из достоинств, которые обретает молодой человек на военной службе, – это способность стоять безо всякого движения в течение длительного времени, не проявляя нетерпения и не нуждаясь в дополнительных развлечениях вроде журналов или газет. Поэтому я стоял себе по стойке «вольно», сложив руки за спиной, и рассматривал икону.

Не знаю, сколько времени прошло, но в конце концов я услышал быстрые шаги, и молодой голос спросил:

– У вас письмо к товарищу Ленину?

Обернувшись, я увидел молодого матроса, розовощекого и чисто выбритого.

– Вы секретарь товарища Ленина? – поинтересовался я.

– Нет, товарищ. Но я – помощник секретаря.

– Я передам пакет лишь личному секретарю товарища Ленина.

Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Матрос явно злился на незваного гостя, который пытается навязать ему свою волю. Я же полагал, что единственная возможность достичь поставленной цели – проявлять твердость. По коридору взад-вперед ходили люди, нося из кабинета в кабинет какие-то бумаги. Лицо одного из них показалось мне знакомым. Это был мужчина среднего роста в гимнастерке с копной вьющихся волос, козлиной бородкой и в пенсне.

– Это Троцкий? – спросил я.

– Не Троцкий, а товарищТроцкий, – ответил матрос, не оборачиваясь.

Мне снова было ведено ждать, и я углубился в созерцание иконы. Однако вид революционного вождя подействовал на меня. Я чувствовал себя, как в те минуты, когда видишь вдали вражеский корабль и понимаешь, что бой неизбежен. Вдруг до меня дошло, что здесь, в Кавалерском корпусе, я нахожусь в непосредственной близости от большевистской верхушки, которая так решительно и безжалостно захватила власть в стране несколько месяцев назад! Именно эти люди окончательно похоронили российскую монархию – династию Романовых, которая больше трехсот лет самодержавно правила самой большой страной мира. Сердце мое заколотилось еще сильнее, чем в Сент-Джеймсском дворце. Ведь король Георг, невзирая на свой величественный вид, был всего лишь конституционным монархом, а у большевиков в руках была реальная власть над всей Россией.

Снова шаги.

– Следуйте за мной.

Я пошел за матросом по длинному коридору. Наши каблуки гулко стучали по вымощенному плиткой полу. Коридор был узкий, и, когда впереди открывалась дверь и кто-нибудь выходил из кабинета, нам приходилось останавливаться.

Перед одним из кабинетов матрос обернулся и жестом велел мне войти. Я оказался в помещении, обставленном светлой мебелью скорее всего из карельской березы, что в этом древнем дворце смотрелось довольно странно. За письменным столом сидел мужчина в темном костюме, на носу – пенсне на длинной черной ленте.

– Вы должны передать письмо мне, – сказал он. – Хватит этих детских игр в таинственность!

– Вы секретарь товарища Ленина?

– Я? – Он вздохнул. – Допустим. – И повелительно протянул руку: – От кого письмо?

– От мистера Вильяма Кларка, служащего Британского музея в Лондоне.

Я достал пакет из внутреннего кармана пиджака и протянул мужчине.

– Не беспокойтесь, ваше письмо незамедлительно пойдет к товарищу...

Он не договорил, потому что в этот момент в дверях появился сам Ленин! Я не сразу его узнал, поскольку Ленин был обрит наголо и отсутствовала его всегдашняя знаменитая бородка. В таком виде его азиатское происхождение было явственнее, чем обычно.

Он взглянул на меня острым взглядом.

– От Кларка?

Я встал по стойке «смирно»:

– Так точно, товарищ Ленин.

– А вы кто?

– Капитан Дайкстон, флот его величества.

Ленин весело рассмеялся:

– Так-так, значит, письма Кларка доставляют морские офицеры? Вы виделись с ним? Он здоров?

Я вспомнил жалкого старичка, писавшего под диктовку непреклонного Захарова. Он, конечно, казался очень старым и испуганным, но, по-моему, его здоровье опасений не вызывало.

– Так точно, он здоров.

– Отлично, отлично, – пробормотал Ленин, вскрывая пакет. – Чудесный человек. Кто знает, что бы со всеми нами было, начиная с Маркса, если бы не Кларк... – Тут Ленин вдруг посерьезнел и бросил на меня тяжелый взгляд исподлобья. – А где другой документ, о котором здесь сказано? У вас?

– Так точно, товарищ Ленин!

– Пойдемте со мной.

Я нащупал в кармане конверт с посланием Захарова и последовал за Лениным в его кабинет. Вождь большевиков подошел к письменному столу, встал в позу Творца Всего Сущего и протянул руку:

– Давайте.

На столе лежал нож для разрезания бумаг, но Ленин им не воспользовался. Он с явным нетерпением разорвал конверт и извлек из него листок плотной бумаги, захрустевший в его руках. Я не мог видеть, что там написано, а «товарищ Ленин» не стал посвящать меня в содержание письма. Я разглядел лишь, что на листке было всего лишь несколько рукописных строчек.

Ленин повысил голос:

– Товарищ секретарь!

Секретарь выглянул из приемной:

– Да, товарищ Ленин?

– Пожалуйста, попросите ко мне товарища Троцкого и товарища Свердлова.

– Хорошо, товарищ Ленин.

Чрезмерное злоупотребление словом «товарищ» показалось мне забавным, и я, должно быть, непроизвольно улыбнулся, потому что Ленин резко спросил меня:

– Вас что-то развеселило?

Я склонил голову:

– Прошу прощения, милостивый государь. Я просто не ожидал увидеть сразу так много знаменитых людей.

Ленин бросил на меня предостерегающий взгляд, и я решил, что больше улыбаться не буду. Надо сказать, что в последующие недели у меня и не было такой возможности.

Прошло не больше минуты, а вызванные уже явились. Я отметил для себя, что Ленин тут явно лицо № 1, хотя номинально главой Советского государства являлся Янкель Свердлов, да и у Троцкого власти было предостаточно. Тем не менее оба они примчались по зову Ленина как пара фокстерьеров. Ленин предложил им сесть, и они послушно опустились на стулья, глядя на него снизу вверх. Разве что хвостами не виляли.

– Этот человек привез нам письмо, – ткнул в мою сторону пальцем вождь. Внимательно посмотрел на Свердлова, на Троцкого, снова на Свердлова. – Он англичанин.

Те быстро взглянули в мою сторону и снова перевели глаза на Ленина.

– О чем письмо? – спросил Троцкий.

Ленин положил перед ними на стол бумагу. Вид у него при этом был весьма довольный, почти торжествующий.

– Компания «Викерс», – сказал он. – А также Захаров.

Троцкий повернул голову в мою сторону.

– Вы посланец Захарова?

Я отрицательно покачал головой:

– Нет, сэр, я всего лишь доставил письмо.

– Никаких «сэров». Называйте меня «гражданин».

Троцкий взял письмо, быстро прочел его и передал Свердлову. Пока третий из большевиков пробегал взглядом написанное, все молчали, хотя им явно не терпелось начать обсуждение. Через пару секунд Свердлов поднял глаза и тихо проговорил:

– Пятьдесят миллионов?

Казалось, он чрезвычайно удивлен.

В тот же миг Троцкий воскликнул:

– Но можно ли ему верить?

Ленин поджал губы, наклонил голову набок и, по-французски воздев руку ладонью вверх, спросил:

– Дар? В виде поставок вооружения? Да это стоит дороже, чем все они,вместе взятые!

Троцкий поморгал глазами и возразил:

– Но они-тодоверились Захарову, и что из этого вышло? Ничего они от него не получили. – В его голосе звучала горечь. – Россия заплатила «Викерсу». Захаров получил деньги. Мы же потом не получили ничего!

– На пятьдесят миллионов оружия, – напомнил Ленин, – Оно нам крайне необходимо, Лев Давыдович. Вчера в этой же самой комнате вы сами говорили, что без... – Тут он взглянул на меня и замолчал. – Выйдите и подождите снаружи. Я пошлю за вами.

Я сел на стул в приемной и стал размышлять, кто такие эти самые «они». Те, что доверились Захарову и каким-то образом отождествлялись со всей Россией. Еще мне, при всей моей наивности, показалось невероятным, что кто-то мог доверять такому субъекту, как Захаров. Я вспомнил его ястребиное лицо, пронизывающий взгляд. К такому человеку нужно относиться очень осторожно, стараться не вызвать его гнев, но доверять – ни в коем случае. Однако сам король, судя по всему, безгранично в него верит...

Из кабинета Ленина быстро вышел Свердлов. Не останавливаясь, он властно поманил меня пальцем и зашагал вперед по коридору. Я вскочил на ноги и последовал за ним. Свердлов впустил меня в свой кабинет, закрыл дверь и жестом велел садиться. Я опустился на стул так же послушно, как и он в кабинете у Ленина.

– Достаточно ли хорошо вы говорите по-русски? – спросил Свердлов.

– Совершенно свободно, – ответил я.

– Выговор у вас чистый?

– Я вырос в Перми, но по-русски говорю без провинциального акцента. Обычно меня принимают за петербуржца.

– За петроградца, – сварливо поправил он.

– Разумеется. Прошу извинить.

Свердлов кинул на меня сердитый взгляд:

– Кто вы по профессии?

– Я офицер Королевского флота.

– Значит, командовать людьми вы привыкли, так?

– Так точно.

Свердлов замолчал, все так же сурово глядя мне в лицо. Старый трюк, призванный смутить собеседника. Я попросту выпучил на него глаза и ждал. В конце концов он нарушил затянувшуюся паузу:

– Другие языки знаете?

– Немного по-французски, прилично по-немецки. Ну и, естественно, по-английски.

Свердлов кивнул.

– А с языком революции вы знакомы?

– Пока не очень, товарищ комиссар. Но общая терминология мне известна. Мне случалось читать и Маркса, и Энгельса, и товарища Ленина. Когда нужно, я учусь быстро.

– С этой учебой, уж поверьте моему совету, вам лучше поспешить. В Уральском Совете много горячих голов. Фамилия Яковлев вам что-нибудь говорит?

– Нет.

По лицу Свердлова промелькнуло нечто похожее на улыбку, в которой мне почудилось не то презрение, не то жалость.

– Привыкайте к этому имени – Василий Васильевич Яковлев. Завтра утром будьте здесь ровно в девять.

На следующее утро я узнал, почему мне так необходимо запомнить это имя – Яковлев. И еще я был назначен командиром отряда из ста пятидесяти кавалеристов".

* * *

– Он просто сумасшедший, – пробормотал Мэлори.

Поняв, что произнес эти слова вслух, сэр Хорейс поморщился. Разговор вслух с самим собой – явный признак размягчения мозгов. Но, ей-богу, он не единственный, кто тут выжил из ума. Поразительный тип этот Пилгрим. Прочел документ, который сэр Бэзил хотел во что бы то ни стало похоронить, выяснил что-то о самом Захарове, о короле, о Ленине, Свердлове, Троцком – и не придал этому ни малейшего значения! Проигнорировал даже то обстоятельство, что речь идет о поставке оружия на сумму в пятьдесят миллионов. Ничего себе «древняя история»!

Просто Пилгрим никогда не видел Захарова, этим все и объясняется. Он не знает, что Захаров всегда действовал безошибочно и наверняка. Зато сэр Хорейс был очень хорошо знаком с этим качеством своего бывшего патрона, и сейчас на него как бы дохнуло волей покойного магната через столько лет. Прошло полвека с тех пор, как сэр Бэзил сидел в этом кабинете, но Мэлори и сейчас ощущал его присутствие, исходившую от него силу и даже голос, произнесший: «Разберитесь в этом, это опасно». Ощущение опасности еще раньше угнездилось в сознании старого банкира и по мере развития событий все обострялось. Приказ покойного сэра Бэзила вновь и вновь звучал в мозгу Мэлори, пока он разглядывал маленький конверт, прикрепленный скрепкой к последней странице рукописи Дайкстона. Пилгрим распечатал конверт, прочитал лежавшую в нем бумагу и затем положил обратно.

Сэр Хорейс вновь раскрыл конверт.

Глава 3

Дом Четырех Вилок

Мэлори прошел по коридору, застланному ковром темно-бордового цвета, остановился возле кабинета Пилгрима, негромко постучал в дверь и вошел. Старший партнер, разговаривавший по телефону, взглянул на вошедшего и кивнул. Мэлори налил себе кофе из кофеварки и подошел к окну. Вскоре раздался звук опускаемой телефонной трубки, и Пилгрим спросил:

– В чем дело, Хорейс?

Мэлори обернулся. В руке он держал рукопись Дайкстона.

– Судя по всему, мы расходимся во мнениях относительно важности этого документа.

Пилгрим покачал головой.

– Нет, я понимаю, что это может оказаться очень важным. – Молодой человек невесело рассмеялся. – Пятьдесят тысяч ежегодно, да еще без всяких вопросов – это не шуточки. Просто я боюсь, что все это туфта.

– Что-что?

– Туфта, Хорейс. Этот парень, Дайкстон, явно из породы шутников. Он дает нам первую часть, потом заставляет гнаться за второй частью. Впереди целая гонка по пересеченной местности, мы на ней наверняка пупок надорвем. А в конце нас ждет пшик. Я просто уверен!

– А как же обещанная катастрофа?

Пилгрим откинулся в кресле.

– Не могу в это поверить. И объясню почему. Предположим, что этот самый Дайкстон имеет на нас зуб. Банк оставил без крова его мать-старушку или что-нибудь в этом роде. Несчастная вдовица умерла от холода и голода, поэтому он нас так ненавидит. Долгие годы Дайкстон сопел, пыхтел и разработал план мести. Теперь давайте посчитаем. В 1918 году он уже капитан-лейтенант. Стало быть, ему что-нибудь под тридцать. Сколько ему сейчас? Девяносто? Нет, скорее всего он мертв. Все-все они уже на том свете: и Дайкстон, и Ленин, и Захаров. Неужели вы думаете, что человек может пятьдесят лет вынашивать планы мести, не рассчитывая увидеть их осуществление?

– Судя по всему, Захаров отдал распоряжение делать выплаты без ограничения срока. По пятьдесят тысяч в год. Вы представляете себе, что такое в 1920 году была сумма в пятьдесят тысяч фунтов стерлингов?

– Конечно. Это были сумасшедшие деньги. Очень может быть, что Дайкстон имел на Захарова серьезный компромат. Так или иначе, речь, несомненно, идет о шантаже. Но, Хорейс, вспомните, Захаров умер в 1936 году!:

– Очевидно, вы хотите сказать, что обида Дайкстона носила личный характер и была направлена исключительно против сэра Бэзила?

– А разве нет? Все это выглядит вполне лично. По персональному распоряжению Захарова банк ежегодно выплачивает деньги. Примечание старшего партнера запрещает подвергать выплаты сомнению, иначе, мол, разразится катастрофа. По-моему, речь идет об игре, в которую играли двое. Захаров проиграл, а мы должны платить. Причем платим мы скорее всего уже покойнику. Во всяком случае, первые страницы пыльной от времени рукописи не убедили меня в обратном. Послушайте, Хорейс, все это слишком мелодраматично, чтобы быть правдой!

Мэлори смотрел Пилгриму прямо в глаза.

– Нет, Лоренс, умерли не все участники тех событий.

– Кто же остался?

– "Хильярд и Клиф".

– Неужели вы думаете, что он может погубить наш банк? Откуда – из могилы?

Мэлори пожал плечами.

– Не знаю. Сэр Бэзил явно боялся какого-то катаклизма, а этот человек, уверяю вас, не был подвержен необоснованным страхам. Мы должны выяснить, в чем дело. И чем быстрее, тем лучше.

– Но вы ведь понимаете, Хорейс, что поиски будут стоить дорого. Скорее всего мы мало что найдем, а заплатим за это кучу денег.

– И все же не исключаю, что это обойдется нам дешевле, чем если мы вообще откажемся от поисков.

Пилгрим почесал подбородок. Он брился дважды в день, но и этого было недостаточно – снова проступила щетина.

– Хорейс, мы с вами оказались в очень странной ситуации. Раньше боссом здесь были вы. Теперь заправляю делами я. Мы добились определенной степени взаимопонимания. Вас не все устраивает в моих методах, а меня, возможно, не все устраивает в ваших. Тем не менее мы уживаемся. Думаю, даже извлекаем некоторую взаимную выгоду. Однако инстинкт говорит мне, что об этой истории надо раз и навсегда забыть, а денег больше не платить. Ваш инстинкт подсказывает вам обратное.

– И весьма громогласно!

– Причиной этому ваше тесное знакомство с Захаровым?

– Главным образом да.

Пилгрим по-прежнему скреб пальцами подбородок.

– Это-то меня больше всего и поражает. Мне говорили, что вы стреляный воробей. Я убедился, что так оно и есть. Вы не сентиментальны, обладаете огромным опытом и массой знаний. И все же покойник прямо гипнотизирует вас. В чем дело?

Мэлори улыбнулся:

– Просто я его знал. Я видел, как он работает. За всю свою жизнь он не выкинул на ветер ни единого гроша. Принять подобное решение – о ежегодной выплате пятидесяти тысяч фунтов стерлингов на неопределенный срок – сэр Бэзил мог только в безвыходной ситуации. Он наверняка делал все возможное и невозможное, чтобы выйти из этого положения. И тем не менее целых шестнадцать лет, до самой смерти Захарова, деньги аккуратно выплачивались. Уверяю вас, Лоренс: ни единого дня за эти шестнадцать лет не прошло без того, чтобы сэр Бэзил не ломал себе голову над этой задачей. Если выплаты продолжались, то лишь потому, что решение задачи он не нашел.

– Вы хотите сказать, что у нас нет выхода и теперь мы должны плясать под дудку Дайкстона?

– Полагаю, что именно так.

– Вне зависимости от того, куда нас это приведет и сколько это будет стоить?

Мэлори кивнул:

– Да, я так считаю. Вы можете называть старого Мэлори полоумным, но я буду настаивать на своем.

Сэр Хорейс смотрел на Пилгрима с некоторым беспокойством. Вдруг, во время этого разговора, ход мысли старшего партнера стал ему понятен. Пилгрим родился в Венгрии, после пятьдесят шестого года ребенком попал в Америку. Он был блестящим студентом, сделал ослепительную карьеру на Уолл-Стрит и теперь возглавлял международную банковскую компанию. Больше всего на свете Пилгрим боится показаться дураком.В этом ключ.

– Если мы попадем впросак, Лоренс, можете всю вину свалить на меня, – сказал Мэлори. – Я все время буду держать вас в курсе. Кстати говоря, меньше буду путаться у вас под ногами в повседневных делах. И потом, вы ведь знаете, что я не из тех, кто бросает деньги на ветер.

Пилгрим нахмурился:

– Назовите мне еще какую-нибудь убедительную причину. Если я не до конца в чем-то уверен, то плохо сплю по ночам.

– Хорошо. Откуда вам известно, что банк «Хильярд и Клиф» принадлежал Захарову?

– Как откуда? По-моему, вы мне об этом и сказали.

– Об этом также известно Грейвсу и еще, может быть, от силы пяти-шести человекам во всем Сити. Сэр Бэзил любил действовать втихомолку.

– Ну и что?

– Так откуда об этом известно Дайкстону?

– Столько лет прошло с тех пор. У меня такое ощущение, что я собираюсь вложить деньги в археологические раскопки.

– Будем надеяться, что мумия останется спокойно почивать в своей гробнице.

– Ладно, действуйте. Используйте Грейвса, когда сочтете нужным.

– Хорошо. Спасибо, Лоренс.

Мэлори отправился восвояси, весьма довольный тем, что сумел настоять на своем, однако груз новой заботы тяжело давил на него. Вернувшись в кабинет, он, как всякий раз перед принятием важного решения, обратился к призраку Бэзила Захарова с вопросом: «А как поступил бы ты?»

– Зачем нужны эти выплаты? – вслух произнес Мэлори. – Зачем?

Дух сэра Бэзила не ответил. Он никогда не отвечал сэру Хорейсу.

Зато живые молчаливостью не отличались. Вскоре служащие банка «Хильярд и Клиф», привыкшие находиться под неусыпным надзором начальства, стали замечать, что Мэлори выглядит каким-то рассеянным. Попасть к нему в кабинет стало довольно сложно.

Один из партнеров, по имени Хантли, в настоящее время откомандированный консультантом в одну агропромышленную корпорацию, которая пыталась проглотить другую корпорацию – речь шла о сделке на семь, а то и восемь миллионов фунтов стерлингов, – решил наплевать на условности и прорвал стойкую оборону миссис Фробишер. Хантли ворвался в кабинет Мэлори с криком:

– Но это очень важно, сэр Хорейс!

Мэлори смерил его долгим взглядом, но от комментариев воздержался.

– Садитесь, Фергюс.

Хантли сел. Это был мужчина едва за сорок, из аристократической, хоть и обедневшей, шотландской семьи. Он имел репутацию человека весьма сдержанного, но на сей раз сдержаться не мог.

– Придется увеличить сумму! – воскликнул он.

– Ну так увеличьте, – ответил Мэлори.

Хантли разинул рот.

– На сколько?

Мэлори славился тем, что при торгах накидывал цену чуть ли не по полпенни.

– Да заплатите сколько надо! – отмахнулся Мэлори и сменил тему: – Фергюс, вы кроссворды разгадываете?

– Бывает иногда.

– Тогда скажите мне, что это может значить. – Мэлори поднес к глазам листок бумаги и прочел: – «В нише, в Доме Четырех Вилок, в миле от меридиана».

– Сколько букв? – автоматически спросил Хантли, и как раз в эту минуту миссис Фробишер впустила в кабинет Грейвса.

– Это не слово из кроссворда, Фергюс. Это ключ к разгадке. Что-нибудь приходит в голову?

– Пока нет. Можно подумать? – Хантли поднялся. – Так что, я могу увеличить сумму на столько, на сколько сочту нужным?

Мэлори кивнул.

У дверей Хантли обернулся:

– Под меридианом наверняка имеется в виду Гринвич. Дом находится или там, или в Блэкхите. Я попрошу миссис Фробишер, чтобы она поговорила с тамошними конторами по торговле недвижимостью.

Мэлори обратился к Грейвсу:

– Лучше этим займитесь вы. Найдите мне Дом Четырех Вилок.

Когда оба они вышли, Мэлори откинулся на спинку кресла. Теперь он мог выкинуть шараду из головы и заняться другими проблемами. Кто, собственно говоря, этот Дайкстон? Что означает фамилия Яковлев? Может быть, можно найти какой-нибудь след? Кто бы это мог знать? Хорейс Мэлори всегда говорил подрастающему поколению, что суть ремесла банкира состоит в одном: надо знать, где можно выяснить то, чего ты не знаешь. Мэлори позвонил по телефону в два места: сначала некоему отставному адмиралу, состоявшему директором в одном из дочерних предприятий банка, а потом одному оксфордскому профессору, который приходился дальним родственником супруге сэра Хорейса.

Такси Грейвса ползло по забитой машинами Старой Кентской дороге. Накануне Фергюс Хантли велел секретарше организовать конкурс среди сотрудников финансового отдела. Приз за разгадку шарады – бутылка виски.

Уже через несколько минут к Фергюсу заявился один из сотрудников, несносный нахал по фамилии Нэйланд, который с ухмылкой заявил своему патрону:

– Все-таки кое-какая польза от обучения в Оксфорде есть. Нас там ужасно мучили этимологией. Ваши Четыре Вилки наверняка происходят от латинского слова «квадрифуркус», что означает «четырехвильчатый». В средневековом английском оно превратилось в carfour. Написать на бумажке?

– Напишите.

– Carfour – вот так! – показал Нэйланд. – Затем это слово преобразовалось следующим образом... – Молодой человек сделал эффектную паузу.

– Каким образом? – неохотно спросил Хантли.

– Оно превратилось в Карфакс.

– Карфакс? Но ведь это же в самом центре...

Нэйланд снова ухмыльнулся и кивнул:

– Да, это в самом центре Оксфорда.

Хантли с облегчением позвонил сэру Хорейсу, после чего мог вернуться к своим агропромышленным проблемам.

– Когда позвонит мистер Грейвс, – сказал Мэлори секретарше, – передайте ему, что дом называется «Карфакс».

Дело потихоньку двигалось. Сэру Хорейсу позвонил из Оксфорда профессор истории, откликнувшийся на просьбу родственника миссис Мэлори, и предложил банку свои услуги в качестве эксперта по русской революции. Вскоре выяснилось, что революционный деятель по фамилии Яковлев в истории не фигурирует. Адмирал связался с раскормленными бюрократами из бывшего Адмиралтейства, нашедшего приют в недрах министерства обороны, и доложил, что, согласно архивным данным, карьера капитан-лейтенанта Генри Джорджа Дайкстона оборвалась в 1918 году. Последняя запись в личном деле: «Откомандирован для выполнения спецзадания». Дальше – пустота.

* * *

Час спустя Жак Грейвс стоял, расставив ноги по обе стороны узкой полоски стали, обрамленной в камень. Здесь проходил Гринвичский меридиан. Левой ногой Грейвс оказался в Восточном полушарии, правой – в Западном. Эта мысль доставила ему смутное удовольствие, впрочем, тут же улетучившееся, когда рядом пристроился малолетний школьник и радостно заорал о том же самом вслух. Грейвс слегка покраснел и подумал, что пресловутый Карфакс находится в пределах мили отсюда.

В какую сторону? Гринвич остался за спиной; там под ярким полуденным солнцем высились красивые бело-серые здания, построенные самим Реном. Выше, на холме, раскинулся город Блэкхит.

Грейвс почему-то решил спуститься вниз по склону. Ни одна контора по торговле недвижимостью по дороге ему не попалась. Полисмен посоветовал подняться в Блэкхит.

– Идете наверх, сэр, потом пересекаете лужайку, и вы на месте. Все, кто побогаче, живут там.

Идя вдоль газонов парка, Грейвс думал, что город и в самом деле процветает. Здесь раскинулся шикарный пригородный район: прекрасно отреставрированные старинные особняки, хорошо одетые молодые женщины, прогуливающиеся с детьми по зеленой траве. Все очень чистенькое, ухоженное. Дорогие магазинчики с цветными тентами, антикварный «бентли», за рулем которого сидел парнишка лет двадцати.

А вот и контора по торговле недвижимостью. Очень скоро Грейвс убедился, что в сфере недвижимости англичан обслуживают крайне скверно. Некий пузатый молодой человек, дыша густым пивным перегаром, заявил, что раз Грейвс не собирается покупать земельный участок, то нечего ему отнимать время у занятых людей. Выскочив на улицу, Грейвс не сразу пришел в себя от ярости. Когда же гневный туман рассеялся, в глаза ему бросился плакат: «Защитите окружающую среду, вступайте в Георгианское общество». И телефонный номер. Когда Грейвс позвонил, металлический женский голос, принадлежавший особе по имени Джессика Драммонд, сообщил ему, что он разговаривает с почетным секретарем общества. Да, она может уделить ему время сегодня же, если мистер Грейвс поторопится.

Почетный секретарь общества жила в доме с террасой совсем близко от вокзала. На подъездной аллее стоял автомобиль с поднятым капотом, под которым мирно дремал толстый кот. Когда Грейвс позвонил, дверь открыла дама в бело-синей клетчатой юбке, светлой блузке и синем кардигане. У нее были седые волосы, на носу красовались бифокальные очки в серой оправе. Даме на вид можно было дать лет шестьдесят пять.

– Миссис Драммонд?

– Мисс Драммонд. Это вы звонили насчет Георгианского общества?

– Я.

– Тогда входите. У меня немного времени. – Дама провела его в тесную гостиную, усадила и спросила: – Вы живете тут? Или, может быть, недавно переехали?

Грейвс улыбнулся:

– Ни то и ни другое.

Он достал из кармана визитную карточку и протянул хозяйке. Мисс Драммонд повторила вслух его имя, произнеся «Жак» на французский манер.

– Стало быть, мистер Грейвс, вы банкир? Чем я могу вам помочь?

– У нас небольшая, но несколько необычная проблема. Это касается одного нашего давнего клиента, человека, как бы это сказать, довольно эксцентричного. Он любит загадывать загадки, так что понять его распоряжения не так-то просто.

Мисс Драммонд неодобрительно покачала головой:

– Довольно глупая привычка. Таким образом может произойти недоразумение.

Грейвс беззаботно махнул рукой:

– Ничего, со временем все улаживается. Проблема состоит в том, что этот наш клиент недавно умер, и последняя его загадка осталась неразгаданной. Речь идет о доме, который, как нам кажется, должен находиться где-то в этом районе.

– Правда? Как интересно!

– Мисс Драммонд, значит ли что-нибудь для вас сочетание «Четыре Вилки»?

– Четыре вилки, вы сказали?

Он кивнул.

– Нет, ровным счетом ничего. Четыре вилки. Как странно!

– А дом, который назывался бы «Карфакс»?

– Разумеется, знаю.

– Неужели?

– Конечно.

– И что это за дом?

– Очевидно, речь идет о Карфакс-хаусе.

Грейвс просиял улыбкой.

– И этот дом находится в Блэкхите?

– Четверть мили отсюда, не больше.

– Как замечательно, мисс Драммонд. Не могли бы вы мне рассказать об этом доме?

– Ах, как удачно, что вы обратились именно ко мне. Дело в том, что этот дом ужемного лет называется совсем по-другому.

Мисс Драммонд смотрела на Грейвса, и лицо ее горело девичьим энтузиазмом. Вдруг на нем появилось какое-то новое выражение. «Деньги», – сразу догадался Грейвс.

– Скажите, мистер Грейвс, для вас это действительно важно?

– Да не очень, мисс Драммонд. Просто нужно привести кое-какие дела в порядок.

– Да-да. У вас ведь очень известный банк, не правда ли? Вроде «Ротшильда»?

– Ну, не совсем.

– Знаете, Георгианскому обществу катастрофически не хватает средств. Люди, живущие в Блэкхите, конечно, очень любят свой город, но они такие скупердяи, пожертвований от них не допросишься. А у нашего общества так много дел, и все стоит сегодня так дорого. На одни марки знаете сколько денег уходит!

Во взгляде хозяйки читалась непреклонность.

– Ну, разумеется, мы могли бы сделать определенный взнос...

– Я думаю, пятьсот фунтов стерлингов, – заявила мисс Драммонд.

– Сколько-сколько?!

– Пятьсот. – Почетный секретарь развязно хихикнула. – Представляете, на днях мы получили от юридической фирмы счет именно на эту сумму, а они для нас почти ничего не сделали. Когда же я стала протестовать, они ответили, что мы обязаны платить за их знания. Вот я и подумала: на мистере Грейвсе превосходный костюм, рубашка его явно куплена на Джермин-стрит, туфли ручной работы – это ведь всегда видно, не правда ли? И вообще он выглядит как очень важный человек. – Хозяйка снова хихикнула. – Почему бы мне не последовать примеру юридической фирмы и не взять хорошие деньги за хорошее знание?

– И все-таки, – с серьезным видом возразил Грейвс, – пять сотен – это слишком дорого.

Мисс Драммонд захихикала еще пуще:

– Ах, как мне все это нравится!

– Мы, конечно, могли бы внести разумную сумму...

– "Разумной" является цена, соответствующая рыночной конъюнктуре. Так всегда говорил мой отец.

– А чем он занимался?

– Торговал восточными коврами, мистер Грейвс. Давайте поступим так. Попробуйте раздобыть нужную вам информацию где-нибудь в другом месте. Если не удастся, вы всегда сможете вернуться ко мне.

Грейвс поднялся со стула.

– Да, пятьсот это слишком дорого. Может, я и в самом деле...

– Вы, естественно, понимаете, мистер Грейвс, что, если вы вернетесь ко мне, цена поднимется.

Грейвс испытующе взглянул на нее.

– Откуда я знаю, стоит ли ваша информация этих денег?

Хихиканье сменилось широкой и уверенной улыбкой.

– Разумеется, вы этого не знаете. Очаровательно, просто очаровательно! Скажите, мистер Грейвс, вы любите пыль?

– Пыль? – в недоумении переспросил Грейвс.

– Уверяю вас, вы задохнетесь в пыли, прежде чем найдете где-либо упоминание о Карфакс-хаусе.

Грейвс сосредоточенно поморгал.

– По-моему, пятидесяти фунтов вполне достаточно. Даже с учетом того, что эти деньги пойдут на хорошее дело.

– Пятьсот.

Грейвс тоскливо потоптался на месте минуту-другую, но он уже понял, что проиграл. В конце концов, это не его деньги. Ему пришла в голову мысль, что можно получить информацию, а денег потом не давать. Но хозяйка заставила его первым делом выписать чек.

Спрятав чек в надежное место, мисс Драммонд сообщила, что Карфакс-хаус был построен в конце XVIII века, а во время первой мировой войны сгорел дотла, ибо в него попала зажигательная бомба с германского цеппелина. Впоследствии дом был отстроен заново неким мистером Кавендишем, разбогатевшим на военных поставках говядины. Новому владельцу хотелось, чтобы его считали родственником герцогов Девонширских, чье родовое имя тоже Кавендиш. Поэтому дом стал называться Кавендиш-хаус. Говорят, что молния два раза в одно и то же дерево не попадает. Однако то же самое нельзя сказать о немецких бомбах, потому что осенью 1941 года «Хейнкель-111», подстреленный зенитным огнем над Собачьим островом, был вынужден освободиться от бомбозапаса и скинул его над городом. Одна из бомб угодила в Кавендиш-хаус. Мисс Драммонд сообщила, что дом был возведен в третий раз, по-прежнему под именем Кавендиш-хауса. Она забыла, как звали того человека. Он был весьма нелюдим и, в любом случае, больше там не живет.

– Кому же принадлежит дом теперь? – спросил Грейвс.

– Одной кошмарной парочке. Муж занимается не то поп-музыкой, не то рекламой – точно не помню. А она просто шлюха какая-то. Или манекенщица, но это одно и то же, не так ли?

– А как их зовут?

Имя супружеской пары обошлось ему всего в пятерку, которая пошла в фонд Общества спасения на водах.

* * *

Дом оказался небольшим. Двухэтажное строение с садом, окруженным каменной стеной. Стены выкрашены в бледно-лимонный цвет; оконные рамы белые; всюду царил первоклассный порядок. Мисс Драммонд сказала, что от первоначальной постройки, разумеется, ничего не осталось, но все равно это один из самых очаровательных георгианских домиков во всем городе. И она была права.

Грейвс курил, прохаживаясь по газону и разглядывая пресловутый Карфакс-Кавендиш-хаус. Где-то под его крышей спрятана вторая часть повести Дайкстона, и наверняка спрятана на совесть. Интересно кем – самим Дайкстоном? Очень возможно, что отшельник, имя которого не могла вспомнить мисс Драммонд, и был Дайкстон.

Значит, он уехал и оставил где-то тайник? Можно не сомневаться, что он запрятал рукопись как следует, иначе она могла бы попасть в руки кому-то из посторонних.

Белоснежная входная дверь с молотком в виде львиной головы выглядела довольно устрашающе. Грейвса смутить было трудно. Выполняя задание «Хильярда и Клифа», он не задумываясь постучался бы и в жилище самого дьявола, но на сей раз «аварийный монтер» испытывал странную неловкость. Как постучать к людям в дверь и сказать: «Добрый день, я бы хотел обыскать ваш дом»? Да, прав был Пилгрим, когда назвал Дайкстона шутником. Тот и в самом деле устроит им гонку, от которой пупок развяжется. Причем у первого – у него, Грейвса.

Жак вернулся на Ательсгейт, 6.

– Как «что делать дальше»? – удивился сэр Хорейс Мэлори. – Господи, это ведь яснее ясного – найдите пакет, и дело с концом! Бумаги спрятаны где-то в доме. Идите и ищите! И поторапливайтесь!

Когда Грейвс шел по усыпанной гравием тропинке к уже знакомой белоснежной двери, сиявшей в свете медного фонаря, настроение у него было кислое. Он положил руку на львиную голову и замер – изнутри донесся смех. Что там творится? Телевизор орет или это гости собрались? Грейвс постучал, чувствуя себя каким-то бродячим коммивояжером.

Оказалось, что гости. Дверь открыл мужчина, раскрасневшийся от вина, с салфеткой на шее. Черт подери!

– Мистер Абрахамс?

– По-моему, поздновато для визита. Что бы вы там ни продавали, зайдите в другой раз.

Абрахамс вытер салфеткой руки и хотел было закрыть дверь. Грейвс выхватил визитную карточку.

– Прошу простить, это очень важно.

– Неужели?

Абрахамс оглядел его с некоторым подозрением, потом взглянул на карточку. Поскреб ногтем монограмму и произнес:

– "Хильярд и Клиф"? Это, кажется, торговый банк?

– Да.

– Впервые слышу, чтобы банки охотились за новыми клиентами таким вот образом, – усмехнулся Абрахамс. – Я понимаю, депрессия и все такое, но тем не менее удивлен.

Грейвс, чувствуя, что сейчас покраснеет, приосанился. Солидно хмыкнув, он заявил:

– У нас к вам просьба, мистер Абрахамс. Она покажется вам необычной, но мы надеемся, что вы не откажетесь помочь.

Абрахамс цепким взглядом оглядел костюм посетителя, туфли, галстук. Точь-в-точь как мисс Драммонд, подумал Грейвс. Обитатели Блэкхита явно встречали гостей по одежке.

– Входите, мистер Грейвс, – решился Абрахамс. – Вы ужинали? У нас тут в гостях пара друзей, но еды хватит и на вас. – Он закрыл дверь и проводил посетителя в столовую, где Грейвса встретили три слегка удивленные физиономии.

Подозрительность хозяина сменилась беззаботной веселостью.

– Мистер Грейвс работает в банке. Им что-то от меня нужно, вот он и зашел.

Абрахамс явно намекал, что вечерние визиты посетителей из Сити в Кавендиш-хаусе дело вполне обычное. Как вскоре понял Грейвс, Абрахамс пытался склонить одного из гостей к заключению какой-то сделки. Жак не любил, когда его используют, и насупился. В конце концов гости ушли, и Грейвсу пришлось произнести вслух кошмарную фразу:

– Мы хотели бы обыскать ваш дом.

Ему, разумеется, пришлось повторить эту странную фразу несколько раз. Он рассказал и про эксцентричного клиента, к сожалению, скоропостижно скончавшегося, и обо всем прочем...

– Обыскать дом? – взвизгнула миссис Абрахамс.

Надо сказать, что Она вполне соответствовала описанию мисс Драммонд: полушлюха, полуманекенщица.

– Вы что, собираетесь шарить по шкафам и полкам?

Грейвс объяснил со всей возможной деликатностью, а ее понадобилось немало, что личные вещи Абрахамсов его совершенно не интересуют. Речь идет о самом доме.

– Вы собираетесь поднимать паркет! – возмущенно воскликнула хозяйка.

– Затраты будут возмещены, – уверил ее Грейвс.

– Возмещены? – переспросила миссис Абрахамс.

– Надеюсь, достаточно щедро, – вставил ее муж.

Последовали переговоры. Было решено, что обыск будет состоять из двух этапов: на первом этапе Грейвс в сопровождении эксперта, а также, разумеется, самой миссис Абрахамс осмотрит чердак, подвал и погреб. Состоится также беглый осмотр жилых комнат. Если предварительные поиски закончатся безрезультатно, начнется этап два. Вся обстановка Кавендиш-хауса будет переправлена на склад, а в доме начнется обстоятельный обыск. Мистеру и миссис Абрахамс будет предложено проживание в комфортабельном отеле, а по окончании поисков банк оплатит полный ремонт и меблировку.

У мистера Абрахамса аппетиты были не меньше, чем у мисс Драммонд. За первый этап он потребовал тысячу. За второй – пять тысяч, включая все расходы. И никаких торгов. Грейвс согласился. Он попросил также дать ему все имеющиеся планы и схемы дома. Кроме того, прежде чем внести первый взнос, ему нужно убедиться, что мисс Драммонд не соврала и Кавендиш-хаус действительно назывался когда-то Карфакс-хаусом. Пришлось консультироваться с юридической конторой банка «Хильярд и Клиф». Там сообщили, что нужную информацию разыскать возможно, хоть это будет совсем непросто.

Сначала пришлось отправиться в архивное бюро близлежащего городка Льюисхем, где пожелтевшая от времени регистрационная книга за 1910 год подтвердила истинность сведений, сообщенных мисс Драммонд. В то время Карфакс-хаус оценивался в 125 фунтов стерлингов. Теперь Грейвс мог позвонить Абрахамсу, работавшему управляющим в рекламном агентстве. Жак попросил передать ему документы на дом. Абрахамс ответил, что дом заложен, а посему все документы на него находятся у строительной компании, одолжившей ему деньги. Ссуда рассчитана на двадцать лет, и документы будут возвращены лишь по окончании этого срока.

– Какая строительная компания?

– "Лифильд".

– Какой отдел?

Абрахамс сказал.

Вооружившись письменным заявлением Абрахамса, Грейвс отправился в строительную компанию изучать документы на дом. Информация, которую он там раздобыл, оказалась поистине бесценной. Дело в том, что разбомбленный немцами Кавендиш-хаус в 1945 году купил не кто иной, как Генри Джордж Дайкстон. Двадцать лет спустя он продал дом земельной комиссии графства.

Грейвс аккуратно переписал все адреса – и адвокатской конторы, оформившей покупку, и земельной комиссии. Он, конечно, не надеялся, что таким образом удастся выйти на след Дайкстона, ибо Дайкстон скорее всего давно уже находился в мире ином, но тем не менее Грейвс был доволен. Еще больше прибавилось у него оптимизма, когда он явился в контору архитектурно-строительного управления и ему тут же, по первому требованию, выдали поэтажный план Кавендиш-хауса.

Тут-то эйфории и наступил конец.

Бомбардировка 1941 года разрушила Кавендиш-хаус до основания. Крыша рухнула, от внешних стен не осталось и половины. Архитектор, строивший дом заново, изо всех сил старался восстановить первоначальный облик, поэтому сохранившиеся фрагменты постройки были органично включены в новый проект. Грейвс вертел план, пытаясь догадаться, где может находиться искомая щель. Оказалось, что заветное слово написано на плане прямым текстом. Аккуратным почерком архитектор приписал сбоку: «В кирпичной кладке сквозная девятидюймовая щель». В архитектурном управлении было достаточно специалистов, которые разъяснили Жаку смысл приписки: оказалось, что стены Кавендиш-хауса имеют двойную кирпичную кладку, а посередине расположен зазор.

Грейвс мысленно выругался. Стало быть, вторая часть рукописи Дайкстона находится где-то в стене, причем совершенно непонятно, в каком именно месте. Он представил себе последующее: строительные леса, каменщики, разборка стен, возведение их снова. И в результате скромная находка – конверт, обернутый в какой-нибудь водонепроницаемый материал. Его просто бросили в щель, твердо зная, что рукопись пролежит там до скончания века.

* * *

Нам нужен строительный консультант, решил сэр Хорейс Мэлори.

Грейвс с удивлением заметил на лице старого банкира тень злорадной улыбки.

– Этот Дайкстон еще заставит нас поплясать, – хмыкнул Мэлори. – Я так и вижу его перед собой.

– Как это? – спросил Грейвс.

– Помните Чеширского Кота? – задумчиво вымолвил Мэлори.

– Разумеется. Я проходил в школе «Алису в Стране Чудес». Как и все.

– Как вы помните, – Мэлори извлек из футляра «Ромео № 3», – Кот исчезал очень медленно, начав с кончика хвоста и закончив улыбкой, которая некоторое время висела в воздухе, когда все остальное уже растаяло. Мы с вами находимся в самом начале сказки. А улыбка уже парит над нами.

– Я найду консультанта, – сказал Грейвс.

Несмотря на все знание человеческой природы, присущее сэру Хорейсу, он несомненно удивился бы, если в ему стало известно, как широко разнеслась весть о том, что «Хильярд и Клиф» проявляют интерес к некоему частному дому в Блэкхите. Рекламное агентство – это не обитель монахов-молчальников, а Денис Абрахамс и подавно не умел держать язык за зубами. Когда взволнованная жена сообщила ему по телефону, что на обусловленный соглашением первый этап осмотра в дом явилась целая депутация из пяти человек, причем один из них был рыцарем (сэр Хорейс на самом деле был не рыцарем, а баронетом, но миссис Абрахамс этого не знала), у Дениса отвисла челюсть, и он тут же поделился сногсшибательной новостью со всеми присутствующими. Надо сказать, что в это время Абрахамс находился в баре клуба «Перо и парик», где собираются адвокаты. Юристы проявили к его рассказу чисто праздный интерес, но тут же, на беду, оказалась парочка репортеров, которые заинтересовались историей уже профессионально.

Еще до того, как сэр Хорейс вернулся на Ательсгейт, 6, миссис Фробишер уже дважды сообщила корреспондентам, что ничего не знает об интересующей их теме.

– Продолжайте в том же духе, – инструктировал ее Мэлори.

Он провел весьма малоприятное утро. Тщательный осмотр крыши и стен Кавендиш-хауса ровным счетом ничего не дал, невозможно было определить, где спрятаны бумаги. Пока Грейвс и Смитсон (консультант) проводили инспекцию, сэр Хорейс, которому было уже не под силу лазить по чердакам и подвалам, попал на растерзание миссис Абрахамс, и она мучила его целых полтора часа. Схватив банкира за руку, хозяйка подробнейшим образом рассказала ему о каждой занавеске и каждом коврике, о каждой зажигалке и каждом камине во всем доме. Мэлори сам удивлялся тому, что дожил до конца этой пытки.

Теперь же ему предстояла беседа с Пилгримом, который наверняка будет держаться насмешливо и покровительственно.

– А я вам говорил, что эта история обойдется нам недешево, – сказал Пилгрим. – Каков следующий этап?

Мэлори объяснил про стены и сердито подождал, пока Пилгрим отсмеется.

– Это совсем не смешно, Лоренс!

– А по-моему, помереть со смеху. И вы действительно собираетесь сносить стены?

– У нас нет выбора, – сухо ответил сэр Хорейс. – И вы должны это понимать.

– Сколько стоит дом?

– По нашим расчетам, перестройка обойдется в сорок пять тысяч.

– Это же сто тысяч долларов! – возмутился Пилгрим. Ситуация уже не казалась ему забавной. – Будьте поосторожнее, Хорейс.

Вернувшись к себе, сэр Мэлори велел Грейвсу организовать переправку имущества Абрахамсов на склад, причем лишних денег ни в коем случае не тратить. Сама супружеская чета отправилась в отель «Интерконтиненталь». Мэлори составил списочек проблем. Во-первых, придется сообщить Абрахамсам о том; что их прелестный дом будет снесен. Во-вторых, необходимо получить санкцию местных властей, иначе с работами могут возникнуть трудности. В-третьих, нужно разрешение земельной комиссии, которой принадлежит участок.

Мэлори отлично знал, что ни одна из вышеупомянутых инстанций своего согласия так просто не даст.

Как же быть? Мэлори понимал, что вся эта история имеет несколько комический оттенок. Однако его уверенность в важности рукописи Дайкстона от этого меньше не стала. Сэр Хорейс начинал «чувствовать» Дайкстона, и это чутье говорило ему, что разворачивается настоящая охота. Как и положено на хорошей охоте, впереди волнения, опасности, а в конце скорее всего кровопролитие.

Придется снести эти чертовы стены, и будь что будет. Последствия же рисовались такими: гражданский иск Абрахамсов, иск от местных властей и прочее и прочее.

Внезапно Хорейс Мэлори обнаружил, что сидит, зажав голову руками, да еще так сдвинув брови, что весь лоб болит. Банкир выпрямился и посмотрел вокруг себя: где-то здесь должна была плавать улыбка Чеширского Кота. Вслух он сказал :

– Надо – значит, надо. Ничего не поделаешь.

Неделю спустя мебель Абрахамсов уже находилась на складе – и обошлось это очень недешево. Супружеская чета жила в отеле. Ранним утром на тенистом перекрестке, благодаря которому Карфакс-хаус получил свое первоначальное название, образовалась небольшая пробка: молодым мамашам, отвозившим своих отпрысков в частные школы на французских и немецких автомобилях, пришлось потесниться – к воротам Кавендиш-хауса двигался тяжеленный бульдозер. Бульдозер подъехал к дому, слегка сдвинув опору ворот.

В саду уже ждали Хорейс Мэлори, Жак Грейвс, консультант Смитсон и бригада рабочих. В это время к ним присоединилась соседка, которую немедленно выпроводили бы за пределы сада, если в она не была молода и хороша собой. Мэлори всегда проявлял галантность по отношению к красивым женщинам.

– Домик, конечно, хорошенький, – заметила блондинка. – Но он такой прилизанный, прямо ужас! Знаете, ведь от старого строения почти ничего не осталось. А зачем вы все это делаете?

– Вынужденно, мадам, – пробормотал Мэлори.

– Ну-ну... – Блондинка посмотрела вокруг критическим взглядом.

Грейвс не сомневался, что эта дамочка способна определить стоимость любой вещи с точностью до одного фунта стерлингов.

– Конечно, я бы в таком доме жить не стала. У нас подлинныйгеоргианский дом.

– Очень рад за вас, – сказал Мэлори.

– Солнечные часы, правда, тут хороши. Я их просто обожаю. Часы, естественно, появились до того, как сюда въехали эти. Вы их видели?

– Полагаю, что нет, – процедил Мэлори, галантность которого уже была на исходе.

– Они в саду, за домом. Просто прелесть. В виде регулуса. Очень оригинально.

Мэлори просто кивнул, он наблюдал за ревущим бульдозером. Зато Грейвс слегка нахмурился – в мозгу у него звякнул невидимый колокольчик. Он обернулся к дамочке:

– Вы сказали: «регулус»?

Та улыбнулась:

– Да-да. Если вам интересно, можете сходить посмотреть.

– Это ведь какое-то геральдическое животное? – спросил Грейвс.

Красотка кивнула, и он поинтересовался:

– По-моему, этот зверь называется еще и как-то иначе... Если я не ошибаюсь...

– О да, – согласилась собеседница. – Более известное название регулуса – василиск. Вы знаете, как выглядит это мифическое чудовище?

Но Грейвс уже отвернулся от нее: размахивая руками, он сигналил водителю бульдозера, чтобы тот остановился. Когда грохот дизеля стих, Грейвс сказал:

– Сэр Хорейс, эта дама говорит, что в саду находятся солнечные часы необычной формы. В виде василиска.

– Интересное слово, – молвил Мэлори. – Расскажите мне, пожалуйста, поподробнее, мадам.

Этого-то дамочке было и нужно.

– Пойдемте, я покажу вам.

– Разумеется.

Женщина отвела их в сад. Солнечные часы представляли собой решетку, внутри которой находился мифический зверь. Решетка была установлена на массивном пьедестале кованого железа. Утреннее солнце светило слабо, тени были едва различимы, однако к полудню они сгустятся, и тогда циферблат на близлежащей стене оживет.

– Какой страшный, правда? – показала красотка на железного зверя. – Прямо олицетворение зла.

Мэлори разглядывал василиска, а женщина стрекотала не умолкая:

– Взгляд василиска считался гибельным для смертного. Как для людей, так и для животных, за исключением ласки. Дыхание чудища ядовито и губит все растения, кроме руты. Уничтожить же василиска можно лишь посредством...

Василиск, Бэзил, Василий, думал Мэлори. Василиск – олицетворение зла. Ах, Дайкстон, Дайкстон!

Он поднял руку:

– Полагаю, имеет смысл начать отсюда. Точнее, со стены, где расположен циферблат. И бульдозер нам вряд ли понадобится.

Глава 4

Вторая часть отчета капитан-лейтенанта Королевского флота Г. Дж. Дайкстона о его путешествии в Россию весной 1918 года

"Ясно было одно: большевикам обещали оружие! И на какую сумму – пятьдесят миллионов фунтов стерлингов! Неудивительно, что я прочел на суровых лицах большевистских вождей радостное удивление. Для Ленина, зажатого в тиски между белогвардейцами и немцами, эта сделка должна была показаться Божьим даром, который спасет и революцию, и его татарскую шкуру. Троцкий, народный комиссар армии, оставшейся практически без оружия, светился от счастья, как ребенок, оказавшийся на кондитерской фабрике. Да и Янкель Свердлов, глава государства заговорщиков, должно быть, сразу ощутил, как зыбкая почва твердеет у него под ногами. Захаров перестал быть для них милитаристом, он превратился в истинного спасителя! Меня собрали в дорогу с невероятной оперативностью. Распоряжался всем Свердлов, а он свое дело знал. Едва закончилась аудиенция (словами, что завтра утром я ни в коем случае не должен опоздать), как меня взял под опеку один из секретарей. Я видел этого человека всего однажды и очень недолго, но запомнил совершенно явственно, словно у меня в мозгу отпечаталась фотография. Это был высокий мужчина с узкой и длинной, абсолютно лысой головой, белой бородкой клинышком, как у сэра Бэзила, на носу – пенсне, прикрепленное к лацкану широкой лентой ослепительно красного шелка. Я уделяю столько внимания этому человеку потому, что за все время моего пребывания в Москве он был единственным, в чьем наряде присутствовала экстравагантность: двухфутовая лента красного шелка! Секретарь позвал фотографа, тот меня сфотографировал.

Затем меня передали рассыльному. Это был матрос, не отличавшийся разговорчивостью. Он сказал лишь: «Следуйте за мной» – и быстро зашагал вперед. Следуя за матросом, я вышел из Кавалерского корпуса, и через пять-шесть минут мы оказались возле другого здания, название которого мне неизвестно. Матрос сказал:

– Входите.

После чего развернулся и удалился.

Внутри меня встретил еще один моряк, судя по виду, из боцманов.

– Вы от товарища Свердлова? – спросил он.

Я кивнул.

– Тогда сюда. – Он показал на какую-то дверь. – Выбирайте сами. Там есть все, что вам нужно. Это для вас. – Он протянул мне пустой чемодан и отвернулся.

Я поднял руку:

– Минуточку. Вы получили инструкции на мой счет?

Боцман удивленно обернулся.

– Само собой.

– В чем они состоят?

Он достал из кармана бумажку, исписанную какими-то каракулями – скорее всего его собственными.

– Зимняя офицерская форма. Поездка на восток, – по складам прочитал моряк.

– А какое звание?

– У нас теперь званий нет, товарищ. Я ж тебе сказал, выбирай что хочешь.

Я вошел в указанную дверь и оказался в просторном, тускло освещенном помещении. В нос мне ударил запах шерсти, пота и несвежего белья. Повсюду лежали тюки с одеждой. Приглядевшись, я понял, что все это – обмундирование морского офицерства.

Ощупывая мягкое темно-синее сукно, я размышлял над тем, где сейчас находятся люди, носившие эти мундиры прежде. Мысль не вселяла оптимизма. А ведь комплектов обмундирования были сотни, а то и тысячи. Почти вся одежда была ношеная и нечищеная. Тем не менее приказ есть приказ, и я занялся поиском кителя и брюк подходящего размера. Потом занялся сапогами. Надо сказать, что мои были вовсе не плохи, но лишняя пара хороших сапог никогда не помешает. Надо сказать, что контраст между этой мрачной лавкой старьевщика и сияющим огнями универмагом «Гивз», где меня так эффективно снарядили перед началом путешествия, был поистине впечатляющим. Шинель я решил не брать. Вряд ли в этом пахучем хранилище нашлось бы что-то лучше моей гвардейской, полученной в «Гивзе». Заполнив чемодан, я вышел в коридор.

Там ждал боцман.

– Выложи вещички на стол, товарищ, – сказал он.

Я повиновался, и он очень внимательно осмотрел два кителя, брюки и фуражку. Я спросил, что он ищет.

– Смотрю, не осталось ли где погона, петлицы, шеврона. Нет, вроде все в порядке. Можно брать.

Он проводил меня обратно в Кавалерский корпус, где я забрал свой прежний чемодан. Мне сказали, что ночь я проведу в казарме. На ужин мне выдали тарелку борща и солянку. Мяса в последней не оказалось. Вином это блюдо тоже, увы, заправлено не было. Но ничего, мне случалось на судах его величества питаться и похуже. Постель оказалась без белья и одеяла, так что пришлось спать в одежде.

Уснул я, думая о человеке по имени Василий Яковлев. Зачем Свердлов сказал, что я должен привыкать к этому имени?

Кто это – Яковлев?

Проснувшись, я чувствовал себя весьма несвежим. Когда ь военное время служишь на флоте, спать в одежде становится привычкой. И наскоро есть что попало – тоже. Умыться как следует не удалось – лишь ополоснуть ледяной водой лицо и руки. На завтрак я получил краюху грубого хлеба и ломтик сыра, а также стакан слабенького чая, разумеется, без лимона. В Англии мне приходилось слышать, что новая Россия испытывает определенные трудности с продовольствием. Что ж, трудности явно были, но голодом это не назовешь.

Таким образом, отправляясь в Кавалерский корпус на назначенную аудиенцию с главой Советского государства, я чувствовал себя довольно скверно, да и мысли в голове шевелились как-то вяло. Я более или менее представлял себе, что меня ожидает. Конверт с важным документом, врученный мне господином Захаровым, лежал в моем саквояже. Разумеется, я с самого начала догадывался, что Захаров хочет, чтобы я встретился с царем. Вчера стало ясно, что мне и в самом деле предстоит поездка на восток. Почему-то это волновало меня очень мало, гораздо меньше, чем немытое тело и мятая одежда.

Я оказался в приемной на десять минут раньше назначенного срока, четверть часа просидел в ожидании, а затем был препровожден к Свердлову, завтракавшему за своим рабочим столом.

– Я здесь с шести, – сказал он. – Очень полезно поморить себя голодом с утра для укрепления воли.

Он чистил сваренное вкрутую яйцо. Покончив с этой операцией, целиком запихнул его в рот. В связи с этим обстоятельством в нашей беседе произошла небольшая пауза.

– Вы запомнили имя? – спросил Свердлов.

– Яковлев, – ответил я. – Василий Васильевич Яковлев.

– Отлично.

Свердлов выдвинул ящик стола, извлек оттуда большой желто-коричневый конверт и положил его на край стола передо мной.

– Откройте.

Я взял конверт и открыл его. Внутри, естественно, находились документы. Первый – с фотографией и печатью. Это был мандат, одновременно являвшийся удостоверением личности. Фотография была моя – та, которую сделали накануне. Мандат был выписан на имя Василия Яковлева.

Я взглянул на Свердлова:

– Значит, я должен выдавать себя за русского?

Председатель ВЦИК был занят следующим яйцом.

– Так безопаснее. Прочтите, пока я ем. Сидячая работа пробуждает зверский аппетит.

Из мандата я узнал немало интересного. Оказывается, я не просто какой-то Яковлев, а комиссарЯковлев! Пробегая глазами по строчкам, я делал все новые и новые открытия. Яковлев отправляется в путь по особо важному заданию Центрального Исполнительного Комитета. Тут же красовалась черная восковая печать вышеозначенного учреждения и подпись председателя, самого Свердлова. У меня в руках была бумага, подписанная одним из самых могущественных людей в России. Мандат предписывал всем и каждому оказывать мне всевозможное содействие.

Было там кое-что и посерьезней. В документе говорилось, что всякий, не подчинившийся приказам комиссара Яковлева, подлежит немедленному расстрелу!

Надо полагать, вид у меня был довольно ошеломленный. Во всяком случае, Свердлов глядел на меня с явной иронией.

– Будем надеяться, что эта бумажка сработает, – сказал он.

– Что, простите?

– Вы едете в Тюмень, в Тобольск. А это очень далеко и от моего рабочего стола, и от Кремля.

– Но с такими полномочиями, я надеюсь, мне нечего...

Свердлов сделал жест рукой и усмехнулся.

– Неужто вы думаете, что слово товарища Ленина уже стало непреложным законом для всей нашей огромной страны от Украины до Тихого океана? Друг мой, на все нужно время. Местные Советы состоят из людей, которые никогда и ничем в своей жизни не управляли. Они привыкли к подполью, к гонениям. Сейчас им прятаться не нужно, но старые привычки остались. Эти люди привыкли бояться центральной власти, не доверять ей. Даже если речь идет о самом товарище Ленине. Это они правят Уралом, Грузией, Украиной. Они, а не мы. Они, конечно, вас выслушают. Приезжая сюда, они ведут себя тише воды ниже травы. «Ну, разумеется, товарищ Свердлов, – говорят они, – мы с вами полностью согласны». Вот как они говорят, пока здесь. Но стоит им уехать и слезть с поезда, как начинается совсем другая история. У себя, в своих владениях, они совершенно независимы. И не собираются с этой свободой расставаться. К слову Москвы они прислушиваются, иногда соглашаются, но бывает и так, что приказ остается без внимания, а тот, кто его доставил, отправляется в лучший мир. Вы будете в опасности, дражайший англичанин. На бумаги особенно не надейтесь.

Я кивнул. После трех лет войны опасности меня не удивляли.

– Что я должен сделать?

Свердлов внимательно посмотрел на меня.

– В каких отношениях вы с Захаровым?

– Ни в каких. Я всего лишь посланец.

Он недоверчиво фыркнул.

– Этот человек наверняка послал бы по столь важному делу лишь доверенное лицо.

– Я офицер, милостивый государь, – возразил я. – Три года служу на флоте его величества. Всего месяц назад я плавал вдоль гельголандских берегов, обстреливая неприятельские укрепления. Мистера Захарова я впервые увидел в ту ночь, когда покинул Лондон.

Свердлов нетерпеливо махнул рукой.

– Ладно, это не важно. Теперь вы – Яковлев, а Захаров далеко отсюда. Задание вполне простое. Как вы, должно быть, поняли из нашего вчерашнего разговора, Захаров обещает нам оружие. Цена – Николай Романов и его семья.

Я кивнул – это было похоже на правду.

– Но... – Янкель Свердлов поднял палец. – Это еще не все. За оружие заплатит сам Николай Романов. У него в Лондоне хранятся огромные денежные, средства. Он передаст их Захарову, Захаров передаст нам оружие; мы передадим Николая Романова и его семейство английскому королю, кузену нашего царя. Бывший царь должен подписать ваш документ, поэтому вам придется встретиться с ним в Тобольске. Там есть некоторые личности, в частности члены Екатеринбургского Совета, которые захотят вам воспрепятствовать. Романов нужен им мертвым. Эти люди считают, что жизнь бывшего царя имеет какое-то значение. На самом деле это не так. Николай Романов сегодня уже ничего не значит. Разве что... – Свердлов вновь иронически улыбнулся. – Из самодержца можно извлечь пользу для нашего дела. Поэтому он еще и жив. – Председатель ВЦИК зажег папиросу и уставился на меня внезапно посуровевшим взглядом. – Сегодня жив он, и живы вы. Но оба эти обстоятельства могут очень легко измениться. Так что будьте весьма осторожны. – Лицо Свердлова осветилось лукавой улыбкой. – Очень вам советую увеличить жалованье охране Николая в Тобольске.

Тут внимание Свердлова переключилось на бумаги, лежавшие у него на столе. Я понял, что аудиенция окончена, а потому поклонился и вышел в приемную. Там я внимательно изучил бумаги, находившиеся во врученном мне конверте. Во-первых, инструкции для руководства Транссибирской магистрали, во-вторых, мандат, определявший мои полномочия, в-третьих, грозное удостоверение, которое должно было облегчить осуществление моей диковинной миссии. Ознакомившись с документами, я понял, что пора отправляться в путь. Мне не предоставили ни автомобиля, ни какого-либо иного транспорта. Вызвать извозчика тоже оказалось невозможным.

Посему комиссар Яковлев отправился на вокзал пешком, отягощенный чемоданом и властью над жизнью и смертью каждого встречного.

* * *

Вряд ли стоит описывать путешествие по железной дороге из Москвы по бесконечной Транссибирской магистрали. В мои намерения не входит вести путевой дневник. Я не записывал, где чем питался, равно как и прочие мелочи. Мне предоставили место в купе первого класса, и на этом забота властей кончилась. Всю дорогу я практически не поднимался с дивана, сидя на портфеле с документами – для пущей надежности. Ничего особенного в дороге со мной не произошло.

Когда, перевалив за Уральские горы, мы приближались к Тюмени, паровоз вдруг заревел, зафыркал, потом замедлил ход и остановился. Я вышел из вагона с чемоданом в руке, держа мандат наготове. У железнодорожной насыпи стоял коренастый мужчина в сапогах со шпорами, шаря глазами по окнам вагонов. Неподалеку выстроился отряд кавалеристов – дыхание десятков лошадей облаком поднималось в морозном воздухе.

Я прямиком направился к коренастому и представился:

– Комиссар Яковлев.

Он вытянулся по стойке «смирно». Сразу было видно, что это бывалый вояка, служивший в кавалерии по меньшей мере лет двадцать.

– Добро пожаловать, товарищ комиссар, – сказал он, споткнувшись на слове «товарищ». Можно было подумать, что он, как и я, еще не вполне привык к этому обращению. Пока я застегивал пуговицы шинели, кавалерист с кислым видом разглядывал мою морскую форму. Я рассмеялся и хлопнул его по плечу:

– Не волнуйся, товарищ. Ездить верхом я умею!

Надо было привыкать к новой роли. Комиссару Яковлеву полагалось вести себя властно и самоуверенно.

– Мне приготовили хорошего коня?

Коренастый улыбнулся, и я заметил, как в его глазах зажегся злорадный огонек.

– Вон тот, что ли? – спросил я. – Просто зверь, а не конь.

– Лучше не бывает, товарищ.

– Вот ты на нем и поедешь, – сказал я, – а я возьму твоего.

Мой помощник обескураженно осклабился, но воспринял поражение со стойкостью настоящего спортсмена. Приготовленный для меня конь и в самом деле был хоть куда. Но зато лошадь моего помощника оказалась гораздо спокойнее. Впереди предстоял долгий переход, и я был рад, что не придется воевать с норовистым жеребцом.

Мы немедленно отправились в путь. Отряд вытянулся в длинную колонну по двое: сто пятьдесят превосходных степных всадников под командой морского офицера! Интересно, как бы они себя повели, если в узнали, что офицер этот из Британского Королевского флота.

– Ты из вахмистров? – спросил я.

– Так точно, товарищ комиссар.

– Фамилия?

– Кознов.

– Ясно. До Тобольска далеко?

– Двести верст.

Это расстояние соответствовало примерно ста тридцати милям, поскольку русская верста равняется двум третям английской мили. Седло оказалось деревянным и весьма жестким. К тому же я давненько не ездил верхом. Стало ясно, что в Тобольск я приеду со стертым задом и походка у меня будет соответствующая. Очень некстати, ибо по прибытии мне понадобится максимум величественности и авторитетности, а в России человек со стертым от верховой езды задом считается верхом комизма.

Вновь опускаю подробности перехода. Мы скакали, мы ели, мы кормили лошадей, мы устраивали короткие привалы, мы скакали дальше. В Тобольск отряд вступил ранним утром 22 апреля. Я сразу же отправился к дому губернатора, где содержалась под стражей императорская семья. Нас уже ждали – даже снег не в силах заглушить топот копыт ста пятидесяти лошадей. Отряд был замечен еще издалека.

У ворот я натянул поводья и велел часовому вызвать старшего командира, бывшего полковника Кобылинского.

Часовой спросил, кто я такой и чего мне надо.

– Скажи ему, Яковлев из Москвы прибыл. Комиссар. По заданию Центрального Исполнительного Комитета!

Затем я спешился и приказал Кознову разместить и накормить людей. Полковник Кобылинский появился почти сразу же. Я был наслышан о нем, а потому посмотрел на этого человека с интересом. Он был высок ростом, розовощек, но седые бакенбарды выдавали настоящий возраст полковника. В последние месяцы Кобылинский, как и его бывший государь, находился в куда менее завидном положении, чем прежде. Когда-то этот офицер служил комендантом Царскосельского дворца. Керенский отправил его в ссылку вместе со свергнутым императором. Но охраной полковник командовал лишь номинально. Ни одного из красавцев лейб-гвардейцев здесь не осталось. По приказу Свердлова охрана состояла из двух сменявших друг друга подразделений: первое – из западносибирского города Омска, а второе – так называемые красногвардейцы из Екатеринбурга. Они-то и представляли наибольшую опасность для Романовых, как, впрочем, и для меня.

– Комиссар Яковлев, – громко представился я и протянул свой мандат. – Вот указания Центрального Комитета.

– Кобылинский.

Полковник взглянул на меня сверху вниз, щелкнул каблуками и взял бумагу. Сзади к нему подошел еще какой-то субъект и тоже стал читать, глядя полковнику через плечо.

– А вы кто такой? – спросил я.

– Я представляй Уральский Совет, вот я кто такой. Больше он не произнес ни слова, а прочтя бумагу, развернулся и ушел. Его поведение мне совсем не понравилось.

– Пожалуйте внутрь, – сказал Кобылинский, беря меня за локоть. – Вам нужно подкрепиться. Пойдемте-пойдемте, о ваших людях позаботятся.

Он накормил меня завтраком. Хлеб был свежевыпеченным, еще теплым, кофе – горячим, лишних вопросов Кобылинский не задавал. Я бы получил от завтрака подлинное наслаждение, если бы дважды меня не прерывали представители обоих охранных подразделений, желавшие самолично изучить мои документы. Вновь появился субъект, которого я видел у ворот. Еще раз изучив мандат, он тихо спросил:

– Вы прямо от товарища Свердлова?

– Да.

– Видели его?

– Да.

– Еще кого видели?

– Товарища Ленина. И товарища Троцкого.

Он кивнул и усмехнулся.

– Но теперь ты за Уралом, приятель. И не забывай об этом.

После чего вновь удалился.

– Кто это? – спросил я у Кобылинского.

– Рузский. Из Екатеринбурга. Член Уральского Совета. Больше я ничего про него не знаю. Иногда он называет себя Бронаром.

– Расскажите-ка мне о бывшем царе. Он здоров?

– Да.

– А семья?

– Они тоже здоровы, за исключением сына. Вы же знаете, что у мальчика гемофилия. У него часто случаются обострения. Сейчас Алексей как раз поправляется после недавнего приступа.

Эта новость меня встревожила.

– Мальчик лежит в постели?

– Да. И это продолжится еще по меньшей мере несколько дней. У него сильные боли.

Кобылинский достал табак и бумагу, и мы скрутили себе самодельные сигареты на русский манер. Но покурить спокойно нам не дали – в дверях вновь возник Рузский. Он не постучал, просто вошел внутрь в сопровождении солдат и заявил:

– Ваше появление здесь, товарищ, требует объяснений.

Последовала дискуссия, в которой главным образом принимали участие красногвардейцы. Я же всего лишь сообщил им, что мое задание совершенно секретно. Его суть я смогу изложить им только позднее, когда наступит время.

Рузский явно подозревал меня в чем-то и не делал тайны из своих подозрений. Если екатеринбургские большевики и в самом деле отличались воинственностью, как говорил Свердлов, то Рузский явно был из числа самых оголтелых.

– Бумаги можно и подделать, – сказал он, глядя на меня в упор. Голос у него был тихий, но весьма угрожающий. – Разве кто-нибудь из нас видел, как подписывается товарищ Свердлов?

Этот тип отличался поистине маниакальной подозрительностью. Он стал распространяться о заговорщиках, только и думающих, как спасти Романовых. Потом принялся разоблачать предателей дела революции, находящихся прямо здесь, в этом доме. Да и весь Тобольск, если верить Рузскому, кишел изменниками. В комнате появились новые люди, я почувствовал, что назревает конфликт. Омичи против екатеринбуржцев. Вновь прибывшие, слушая разглагольствования Рузского, скептически поджимали губы и качали головами. Было ясно, что член Уральского Совета хочет убить царя, причем как можно быстрее, пока императора не освободили белые, немцы или предатели из Москвы.

– Всю их семейку нужно истребить! – требовал Рузский.

– Революция не убивает женщин и детей, – ответил на это один из омичей.

Тогда Рузский накинулся на меня:

– Что это за новоявленный комиссар? Он утверждает, что прибыл сюда по приказанию товарища Свердлова, а в чем состоит его задание, не сообщает!

Я решил, что пора и мне включиться в разговор.

– А вы слышали об изобретении, которое называется «телеграф»? – поинтересовался я. – Пошлите телеграмму товарищу Свердлову.

– У нас тут телеграфов нет, – парировал он. – Тут тебе не Москва, а Сибирь. Ближайший телеграф в Тюмени.

– Ну что ж. Вот и отправляйся в Тюмень. Коня мы тебе дадим.

Почему-то это мое замечание вызвало взрыв хобота у омичей. Рузскому говорить больше не дали – свистом и криками заставили его убраться из комнаты.

Поняв, что большинство собравшихся на моей стороне, я воспользовался моментом и объявил, что по указанию товарища Свердлова их жалованье отныне увеличено. Кроме того, я сказал, что хотел бы поговорить с членами солдатского комитета. В комнате остались пятеро, остальные вышли, в том числе и Кобылинский.

– Я действительно прибыл сюда в связи с делом Романова, – начал я. – Я должен увезти его отсюда.

Члены комитета нахмурились, в том числе и омичи.

– Как по-вашему, – продолжил я, – представляет ли бывший царь какую-нибудь ценность для России? Ну-ка, скажите! Все отрицательно покачали головами.

– Нет, никакой.

– В том-то и дело. Но есть силы, для которых он ценен. В обмен на царскую семью нам обещают такое количество оружия, что им можно будет вооружить целую армию.

– Так-то оно так, – кисло ответил один из екатеринбуржцев, – а потом эта армия возьмет и вновь посадит его на трон.

– Нет, эта армия разобьет белогвардейцев, – сказал я. – А заодно и белочехов. Эта армия принесет нам победу в революционной войне! Россия больше никогда не увидит Николая Романова. Мы забудем о нем раз и навсегда!

– А куда вы его повезете? – спросил кто-то.

– Для начала в Омск, – ответил я.

– Зачем? – спросил екатеринбуржец. – Николай принадлежит нам. Мы решаем, как с ним быть.

– Нет, мы! – воскликнул один из омичей.

– Решаю здесь я, – вмешался я. – Я действую по приказу, который никто не смеет отменять. Товарищ Ленин и товарищ Свердлов хотят, чтобы Романова перевезли. И перевезти его должен я. А теперь мне нужно увидеться с этим врагом народа, которому предстоит вооружить нашу армию!

Эта шутка была встречена улыбками, и совещание закончилось. Я подумал о Лондоне и о Захарове, который, что бы там о нем ни говорили, очень хорошо умел играть на противоречиях между людьми и находить нужный компромисс.

Много было написано и сказано о тяготах и унижениях, которым подвергались члены императорской фамилии. Я и сам готов подтвердить, что впоследствии так и было, однако в бывшем доме тобольского губернатора Романовым жилось совсем неплохо. Здесь жарко топили и хорошо кормили. Вероятно, Романовы страдали от скуки. Но и только.

Полковник Кобылинский поднялся на второй этаж, чтобы сообщить Николаю обо мне и о моем желании поговорить со свергнутым императором. Я остался в зале у подножия лестницы и стал ждать. Через несколько минут раздались шаги, и я увидел, как ко мне спускается бывший самодержец всероссийский. Я не смог разглядеть его как следует, ибо зал был плохо освещен – свет проходил через маленькие окна цветного стекла. И все же, невзирая на затрапезный вид, императора сразу можно было узнать. Когда он приблизился, я увидел, что царь как две капли воды похож на своего английского кузена Георга, которого я имел честь лицезреть всего лишь три недели назад: те же глаза, те же волосы, такая же бородка и усы. Даже выражение лица было сходным – глаза Николая смотрели так же строго и серьезно, как у его британского величества во время аудиенции.

Это обстоятельство и определило мое дальнейшее поведение. Я собирался держаться строго официально, называя Романова «гражданином». Но когда он обратился ко мне со словами:

– Вы комиссар Яковлев? – я невольно ответил:

– Так точно, ваше величество.

Царь слегка нахмурился, в его взгляде мелькнуло удивление, и я возблагодарил Создателя, что, кроме Кобылинского, рядом никого не было. Если бы какой-нибудь Рузский услышал мою оговорку, меня могли расстрелять на месте!

Я сообщил Николаю о том, что Центральный Исполнительный Комитет намерен переправить его вместе с семьей в другое место, причем в течение ближайших двадцати четырех часов.

Николай напрягся.

– Переправить? Куда?

– План состоит в том, чтобы выслать вас вместе с семьей за границу.

Царь покачал головой:

– Мы никуда не поедем, если не будем заранее знать условия и маршрут. Итак, спрашиваю вновь: куда?

Я понизил голос:

– Ваше величество, я действую в соответствии с приказом, отданным на самом высоком уровне. Мне поручено вырвать вас из рук этих людей. От вашей безопасности зависит и моя жизнь.

– Повторяю: я не могу никуда ехать, – отрезал царь. – Мой сын болен, его нельзя поднимать с постели, а бросить его я не могу.

– Очень важно, чтобы вы поняли следующее: мною получен строгий и определенный приказ, – сказал я. – Вы должны отсюда уехать – лучше всего, если это произойдет добровольно. Но вы уедете в любом случае.

– Даже если это означает насилие, комиссар?

– Таков приказ.

Николай задумчиво посмотрел на меня. Я думаю, что ему впервые пришлось столкнуться с угрозой применения грубой силы, и он наверняка был шокирован.

– Вы можете мне сказать то, что известно вам? – спросил он.

Я кивнул.

– В Тюмени вас ждет поезд.

– Куда он отправится?

– Это мы... узнаем, лишь достигнув Тюмени. Там нас будут ждать дальнейшие указания из Москвы.

Царь прикрыл глаза.

– А каковы ваши предположения, комиссар?

– Скорее всего мы отправимся в Москву. Я полагаю, что вас немедленно вышлют за границу. По крайней мере, этого хочет товарищ Свердлов.

– Свердлов? Ну, если он этого хочет...

Я кивнул и по-прежнему тихим голосом добавил:

– Так или иначе, государь, нас ждет поезд. Куда он поедет – на запад, в Москву, или на восток, в Омск, – я узнаю, лишь когда мы прибудем на место. Но мои люди и я персонально отвечаем за вашу безопасность.

– На восток? Может быть, в Шанхай?

– Не знаю, государь. Все может быть. Мне известно лишь, что товарищ Свердлов хочет, чтобы ваша семья покинула Россию в добром здравии.

Николай выпрямился. Он держался просто и в то же время с достоинством.

– Вы не оставляете мне выбора, но я прошу, чтобы вы не трогали моего сына. Иначе вы доставите мальчику невыразимые страдания.

– Он может остаться, равно как и прочие члены вашей семьи, если в этом есть необходимость.

– Благодарю вас. – Николай чуть-чуть склонил голову. – Мне придется обсудить с ними этот вопрос. В конце концов, дело семейное...

Я кивнул.

– Мы отправляемся рано утром – в четыре часа.

– В четыре? Так рано?

– Поезд должен отправиться по расписанию.

Царь удалился в сопровождении Кобылинского, чтобы решить на семейном совете, как быть дальше. Я смотрел, как император тяжело поднимается по лестнице, и терзался тем, что не могу сейчас сказать ему больше. Я ведь и в самом деле мало что знал. Что будет после Тюмени? Я должен был отправить оттуда телеграмму Свердлову и дожидаться его решения. Меня сильно беспокоил документ Захарова. Надо было не только увезти Николая, но и добиться его подписи. А что, если, прочтя документ, царь не захочет его подписывать, опасаясь, что таким образом распишется на собственном смертном приговоре? Это вполне возможно. И потом, как быть, если Николай решительно откажется уезжать из Тобольска?

Впрочем, у меня не было оснований сомневаться, что императорскую семью действительно собираются отправить из России в Англию".

* * *

Сэр Хорейс Мэлори настолько углубился в рукопись Дайкстона, что не сразу услышал, как звонит телефон. После второго звонка банкир недовольно буркнул, снял трубку и резко заметил секретарше, миссис Фробишер, чтобы она его ни с кем не соединяла.

– Но это человек из Оксфорда, – сказала она. – Вы ведь с таким нетерпением...

– Хорошо. Соедините. Как его зовут?

– Доктор Феликс Астон.

Голос в трубке был молодым и довольно нахальным. Мэлори едва удержался, чтобы не спросить, уж не одет ли доктор Астон в джинсы.

– Вы, кажется, специалист по русской революции?

– Глуп тот, кто считает себя специалистом по чему бы то ни было, сэр Хорейс, – жизнерадостно ответил ученый. – Я занимаюсь этой темой несколько лет. Написал книгу.

– Имя «Яковлев» для вас что-нибудь значит? – спросил Мэлори.

Пауза. Потом:

– Да, если речь идет о Василии Яковлеве. Комиссаре.

– Да, это тот самый. Расскажите мне о нем.

– Ну, это, собственно, произошло уже после революции. Яковлев – это человек, увезший с собой царя и все драгоценности, а потом бесследно исчезнувший.

– Драгоценности? – медленно повторил Мэлори.

– Чуть ли не целый поезд, – жизнерадостно подтвердил Астон. – Жутко загадочная фигура этот комиссар Яковлев. А что, обнаружили про него что-нибудь интересненькое?

– Как, простите? – переспросил Мэлори, чувствуя, что надо проявлять максимум осторожности. – О, нет-нет, ничего подобного. Очень сожалею, что понапрасну вас потревожил. Однако весьма благодарен. Весьма.

Он положил трубку и нажал кнопку интеркома, соединявшего его с Пилгримом.

– Лоренс, вы один?

– У меня только Грейвс.

– Что ж, это ему тоже будет интересно. Наш Дайкстон, оказывается, похитил все сокровища Романовых.

– Что значит «все»? – спросил Пилгрим.

– Целый поезд, – пояснил Мэлори и отсоединился.

* * *

"Пока царская семья проводила свой совет, я не бездействовал. Мой верный гусар Кознов отправился разыскивать по городу самые вместительные кошевы,а заодно и лошадей к ним.

– А если хозяева не будут меня слушать? – спросил Кознов. – Как поступать?

– Думаю, что угрозы расстрела будет достаточно, – резко сказал я. – А если кто-то все равно будет упрямиться, ведите его ко мне.

Упрямиться никто не стал. Желающих поспорить с московским комиссаром не нашлось. Постепенно двор губернаторского дома стал наполняться санями и повозками самых разнообразных видов. Я послал за Кобылинским, который участвовал в семейном совете, и велел ему укладывать имущество царя в повозки. Те, кто остается в Тобольске, должны довольствоваться лишь самым необходимым.

Меня без конца отрывали от дела, причем особенно усердствовал несносный Рузский. В очередной раз он подошел ко мне со зловещей ухмылкой и сказал:

– Я слышал, вы забираете его отсюда. – Выражение лица Рузского меня удивило – он казался весьма довольным собой. – Если не ошибаюсь, в Москву?

Депутат Уральского Совета был весьма нетрезв.

Я сказал, что ожидаю дальнейших приказов из столицы, от Центрального Исполнительного Комитета.

Рузский снова осклабился.

– Путь в Москву лежит через Екатеринбург, – заметил он, повернулся и был таков.

Это была его обычная манера: нанести удар и тут же ретироваться. Глядя в спину Рузскому, я подумал, что с удовольствием всадил бы в негодяя пулю.

Вновь он появился, когда стемнело и в комнате горели свечи. Рузский возник передо мной с бутылкой в руках и заявил:

– Не забудь оставить место для меня.

– Что это значит?

– А то. Я еду с вами в Тюмень. И дальше. Гражданин Романов, – слово «гражданин» Рузский подчеркнул, – принадлежит нам, и мы его так не выпустим.

– Кому это «нам»?

– Сам знаешь. Уральскому Совету.

– Я не позволю...

Он прервал меня, стукнув кулаком по столу:

– Попробуй-ка мне помешать. Если я не еду, то и Николай тоже.

– У тебя нет никаких полномочий, – сказал я, на что Рузский только рассмеялся.

– Полномочий? Ты имеешь в виду клочок бумажки из Москвы? Слушай меня, Яковлев. Мы отпускаем тебя вместе с Николаем, делая Москве одолжение!Причем не из-за твоей грозной бумажки или смазливой мордашки. Нет, приятель. Если я возьму и пристрелю Николая прямо здесь и сейчас – а я сделал бы это с удовольствием, уж можешь мне поверить, – в Екатеринбурге меня встретили бы как героя! Так что скажи спасибо.

– Ну что ж, – пожал я плечами. – Мне, собственно, все равно. Хочешь – поезжай с нами, хоть я и не понимаю, товарищ, чего это ты так бесишься.

– А мне не нравится, как ты себя ведешь, – отрезал Рузский. – Смотри, как бы я не усомнился в твоей преданности делу революции.

После этой реплики, как обычно, Рузский удалился.

Мы ужинали с Кобылинским вдвоем. Полковник очень устал. Целый день он был занят сборами в дорогу. Тем не менее он почти ничего не ел, то и дело встревоженно поглядывая на меня. В конце концов я не выдержал и сказал:

– Я верю, что с ними все будет в порядке.

На глазах Кобылинского выступили слезы. Он смахнул их рукавом и печально сказал:

– Всю жизнь я служил отечеству и императору, а теперь моя служба окончена.

– Вы можете служить тем, кто остается здесь. Уже решено, кто задержится в Тобольске?

Семейный совет решил, что здесь пока останется юный Алексей, бывший цесаревич, чье право на престолонаследие было аннулировано год назад, сразу же после отречения Николая. Таким образом, в Тобольске оставался не наследник престола а просто больной мальчик тринадцати лет. Ухаживать за ним будут три сестры – Анастасия, Татьяна и Ольга. С Николаем в Тюмень отправятся бывшая царица Александра и третья дочь Мария, девятнадцати лет.

– А что будет, когда мальчик поправится? – спросил Кобылинский. – Вы вернетесь за ним?

– Если смогу.

Большего обещать я не имел права, но промолчать тоже не мог. Горестное положение императорской семьи угнетало меня все больше и больше. Я пообещал себе, что постараюсь сопровождать их вплоть до самого последнего момента, когда состоится обмен: Захаров получит свою бумагу и царскую семью, а Россия – средства для продолжения войны.

– Тогда, может быть, вы не откажете в любезности отправиться вместе со мной к великим княжнам – прошу прощения, к дочерям Романова – и успокоить их, пообещать, что семья воссоединится, – попросил Кобылинский.

У меня не было инструкций на этот счет, но я с радостью согласился. Всегда лучше, если у людей остается надежда. Я отправился следом за Кобылинским на второй этаж, в гостиную, где собралась вся царская семья, чтобы немного отдохнуть перед отбытием. В комнате чувствовалось напряжение, но в то же время я сразу ощутил сильные узы любви, связывавшие всех этих людей. Кровать мальчика тоже перенесли в гостиную, и он сидел, откинувшись на высокие подушки. Вокруг расположились его сестры. Я заметил, что девушки улыбались ребенку, нежно держа его за руки.

Увидев меня, Николай поднялся и в знак приветствия снова склонил голову. Он был одет очень просто – в гимнастерку, подпоясанную ремнем. В кругу семьи он держался еще скромнее, чем обычно.

Обсуждать, собственно, было нечего, да я и не хотел мешать родителям прощаться с детьми. Поэтому я лишь спросил, кто едет, а кто остается, и царь мне ответил.

Я решил, что пора передать письмо. Лучше сделать это сейчас, да и мне будет спокойнее, если письмо будет не у меня, а у императора – меньше подозрений.

– Ваше величество, могу ли я поговорить с вами наедине? – спросил я и отошел к окну, доставая из-за пазухи конверт.

Император заколебался, однако последовал за мной.

– В чем дело?

Я протянул ему письмо.

– Прочтите это, государь. Насколько я понимаю, вы должны это подписать.

– Что такое?

Николай не спешил взять конверт и смотрел не на него, а мне в глаза.

Я покачал головой:

– Я всего лишь посланец, не более. Однако из моих инструкций следует, что это непосредственно связано с вашим освобождением.

Лишь после этого царь взял конверт и положил его на маленький столик.

– Благодарю.

Я повернулся, чтобы уйти, и увидел, что путь мне преграждает одна из великих княжон. Я был настолько поглощен наблюдением за Николаем, что почти не обратил внимания ни на девушек, ни на Алексея. Однако, раз взглянув на это девичье лицо, я уже не мог отвести от него глаз.

– Я – Мария, – сказала княжна. – Я поеду с вами, комиссар.

Я отдал честь.

Она была очень бледна, глаза большие и темные. Лицо ее поражало правильностью черт и красотой. Мария была довольно высока, стройна. Я так и вижу ее сейчас перед собой как наяву: вот она стоит между мной и дверью, глядя на меня спокойным и мужественным взором.

– Вы можете ответить на вопрос, который занимает нас всех в первую очередь? – спросила она.

– Не знаю, но попытаюсь, – ответил я.

– Нашу семью разделяют впервые. Правда ли, что в скором времени мы воссоединимся вновь?

Как я уже говорил, легче жить с надеждой, чем в отчаянии. Поэтому я сказал:

– Да, таковы наши намерения.

Мне и в самом деле казалось невозможным, что Николая освободят, а его дочерей оставят в заточении.

Мария тут же освободила мне дорогу.

– Спасибо за обнадеживающие слова.

Я снова отдал ей честь и вышел. Пока я спускался по лестнице, мысли мои были всецело заняты этой девушкой. Иной раз нам приходится в жизни встретить человека, который разительным образом выделяется из людской массы. Именно такой и была Мария – я сразу это понял, невзирая на всю мимолетность нашей встречи.

Внизу меня ждал Рузский.

– Ну что еще? – спросил я.

Рузский по-прежнему ухмылялся. С каким наслаждением я стер бы с его физиономии эту мерзкую гримасу!

– Я одолжил вашего коня, – заявил Рузский и выдержал паузу, явно ожидая, что я накинусь на него с расспросами.

Однако я молчал, и он был вынужден продолжить сам:

– Отправляю посыльного в Екатеринбург. Членам Совета будет интересно узнать о вашей затее.

– Путь неблизкий, – заметил я.

И в самом деле, всаднику пришлось бы проскакать четыреста миль!

– Из Тюмени он поедет поездом, – улыбнулся Рузский. – Как и вы.

– Очень хорошо, – со спокойным видом ответил я, хотя внутренне весь клокотал – замысел этого мерзавца был мне совершенно ясен. После того как я посажу императорское семейство на поезд в Тюмени и мы тронемся по направлению к Москве, нам придется ехать через Екатеринбург. Янкель Свердлов предупредил меня, чего можно ожидать от представителей Советской власти в этом городе. Рузский своим поведением подтвердил мнение председателя ВЦИК. Этот тип явно замышлял что-то недоброе. Следовало обдумать ситуацию как можно обстоятельнее, но у меня не было на это времени – слишком много навалилось дел. Расторопный Кознов и его люди делали все, что могли, однако организовать целый караван из саней и кошев – дело непростое, поэтому вокруг губернаторского дома царил настоящий хаос. Понадобилось немало усилий, чтобы упорядочить сборы. Тем не менее к трем часам ночи поклажа была погружена в сани, и я наконец мог сообщить царю и его домашним, что пришло время трогаться в путь. Они собрались в зале; бывшая царица и Мария, одетые в меха, и Николай в коротком полушубке.

Поняв, что настал час расставания, они попрощались и поцеловали тех, кто оставался в Тобольске. Потом все мы вышли наружу, где вовсю разыгралась снежная метель. Никто из членов императорской фамилии не плакал.

– Комиссар? – раздался сзади женский голос. Я обернулся. – Я поеду со своим мужем.

Я отдал бывшей императрице честь:

– Сожалею, но это невозможно. С ним должен ехать я. Вы же поедете в кошеве с вашей дочерью.

Императрица, кажется, хотела запротестовать, но вмешалась Мария:

– Пойдемте, мама, все уже устроено. Комиссар не может оставить отца без присмотра!

Императрица была по происхождению немкой, и я увидел в ее лице черты чисто тевтонского упрямства, однако влияние дочери было велико, и царица безропотно уселась в отведенные ей сани.

Мы были готовы трогаться в путь. Однако меня тревожило, что Николай Романов так легко одет, невзирая на сильный мороз. Я послал еще за одним полушубком.

– Я всегда в этом хожу, не беспокойтесь, – сказал царь.

На это я заявил, что вопрос не обсуждается. Я должен доставить Николая Романова в Тюмень живым. Николай усмехнулся и заметил, что подобное намерение его радует.

Таким образом, в четыре часа утра, после еще нескольких досадных задержек – то порвется сбруя, то сломается санный полоз, – мы отправились в дорогу. До Тюмени и железной дороги предстояло преодолеть сто тридцать миль. Караван двигался быстро. Нельзя было терять времени – тем более что посланец Рузского опередил нас и успеет предупредить екатеринбургские власти.

Несмотря на весну, снег валил вовсю, а днем ударила оттепель, и дорога раскисла. Продвижение стало более медленным. Не стану описывать тяготы пути, скажу лишь, что мы не теряли ни единой минуты. По дороге нас ждали конные подставы, и, как я и рассчитывал, дорога заняла ровно сутки.

Все это время я почти не разговаривал с Николаем. Может показаться странным, что двое людей, оказавшихся, хоть и вынужденно, в столь тесном соседстве, не обмолвились почти ни единым словом, но так оно и было. Сани, скачущие по снежной степи, не самое лучшее место для обмена светскими любезностями. И все же молчание иногда нарушалось. Один раз Николай спросил:

– Какова истинная цель переезда?

Момент показался мне удачным, чтобы спросить о документе Захарова.

Царь улыбнулся:

– Кажется, требуется моя подпись. Ее хотели получить от меня и в марте, в Брест-Литовске. Большевики отдали немцам почти все и хотели, чтобы я санкционировал этот позор. Очевидно, чтобы впоследствии свалить всю вину на меня. Разумеется, я отказался. – Николай взглянул на меня. – Что же до вашего документа, то здесь требуется поразмыслить. Вы дадите мне несколько часов?

Я кивнул:

– Ну конечно.

В конце концов мы оказались в Тюмени. Люди и лошади совсем выбились из сил, но зато обошлось без травм и обморожений.

Больше всего меня интересовал вопрос, исполнены ли указания, которые я заранее оставил у железнодорожного начальства. Я прямиком отправился к вокзалу и с удовлетворением отметил, что все сделано в наилучшем виде. У перрона стоял поезд, выделенный мне по приказу Свердлова. Более того, паровоз уже вовсю пыхтел, готовый к отправлению. Погрузка заняла не много времени. Я поручил Кознову следить за переносом багажа из саней в два товарных вагона, а сам отправился к начальнику вокзала, чтобы сообщить ему: поезд будет отправлен лишь после того, как я получу из Москвы новые инструкции. Затем я пошел в комнату телеграфиста, прихватив с собой одного из козновских солдат, который, к счастью, умел обращаться с аппаратом. Я говорю «к счастью», потому что вид местного телеграфиста мне совсем не понравился. Это был юркий человечек с бегающими глазками. Я приказал ему выйти из комнаты и занялся составлением телеграммы Свердлову.

Телеграмма получилась длинной, ибо мне было о чем доложить. Я сообщал председателю ВЦИК не только о нашем прибытии в Тюмень, но и о том, что Екатеринбургский Совет вот-вот узнает о переезде бывшего царя из Тобольска. Можно ожидать любых неприятностей. Мне был нужен хороший совет. И поддержка, если Свердлов сумеет ее оказать.

Большую часть дня и половину ночи я прождал ответа из Москвы. Когда телеграмма пришла, ее содержание меня не порадовало. Как я и думал, Свердлов приказывал мне немедленно доставить моих подопечных в Москву. Однако было ясно, что воля Москвы для Екатеринбурга ничего не значит – Свердлов велел мне двигаться долгим кружным путем, чтобы объехать мятежный город. Москва находилась на западе, но железная дорога проходила через Екатеринбург, поэтому мне предписывалось двигаться на восток, к Омску. В Омске Транссибирская магистраль разветвлялась, и южная ее ветвь обходила Екатеринбург, в конце концов тоже сворачивая к Москве.

Я сидел в жарко натопленной комнате телеграфа, курил и обдумывал ситуацию. Возможно, Свердлову в его московском кабинете план казался удачным: раз екатеринбуржцы опасны, город нужно объехать стороной. Но как мне одурачить Рузского который не отстает от меня ни на шаг и уж как-нибудь сумеет отличить восточное направление от западного?

Может быть, убить его? Я всерьез размышлял над этим. Прошло много лет, но не было ни единого дня в моей жизни, когда бы я не сожалел, что не осуществил это свое намерение. Однако в тот день, когда я находился на тюменском вокзале, невозможно было предвидеть грядущие события. Мне же хотелось по возможности избежать кровопролития. Если Рузский умрет, серьезных последствий не избежать, думал я. Этот человек слишком заметен.

Поэтому я разработал хитроумный план. Я знал, что Рузский пьяница. Если суметь его как следует напоить...

Я приказал открыть вокзальный буфет и купил там две бутылки спиртного – лимонной настойки и сливянки. Обе бутылки исчезли в глубоких карманах моей гвардейской шинели. Затем я отправился к поезду, стоявшему на запасном пути, и вошел в спальный вагон, исполнявший функцию моего штаба. Бутылки я спрятал под умывальник и отправился разыскивать Рузского. Задача оказалась несложной. Депутат дежурил в тамбуре вагона, в котором расположился Николай с женой и дочерью. У ног Рузского валялась пустая бутылка.

Ну что, получил свои приказы? – нетрезвым голосом спросил Рузский.

– Ох уж эта Москва, – пожал я плечами и потянулся. – Господи, как же я устал! – Я взглянул на бутылку. – Пустая?

– Пустая, – ответил он.

– Я бы выпил. А ты? У меня там есть кое-какой запас, – сказал я.

Рузский взглянул на меня с некоторым удивлением, как бы спрашивая: «Чего это ты вдруг решил со мной пить?» Однако он был уже сильно пьян, а потому последовал за мной без дальнейших разговоров.

Сливянку я отдал ему – меня от нее тошнит. Лимонная настойка куда чище, да и меньше дурманит мозги. Я знал это с детских лет, когда втихомолку прикладывался к бутылке, стоявшей в баре у отца. Рузский уселся на постель, держа в одной руке бутылку, а в другой стакан. Мы быстренько выпили сначала за Россию, потом за Маркса, потом за революцию, и после этого екатеринбургский депутат, и до того достаточно хмельной, стал клевать носом. Когда он совсем скис, я уложил его на постель. Он немедленно захрапел, а я погасил свет и вышел в коридор. Первым делом я отправился на паровоз и отдал машинисту соответствующие указания. Мы вместе спустились к путям, чтобы перевести стрелку.

Несколько минут спустя залитый огнями поезд выехал с вокзала в сторону Екатеринбурга.

Должно быть, вас, читающего эти строки, это ставит в недоумение. Почему в Екатеринбург? Ведь он собирался ехать в противоположном направлении, думаете вы. Все так.

Когда поезд проехал несколько миль, паровоз остановился. Я прошел по всему составу, гася повсюду свет. Теперь вы понимаете? Обратно к Тюмени двинулся совершенно темный поезд. Мы ехали на небольшой скорости, ибо я надеялся, что случайные наблюдатели на тюменском вокзале примут наш поезд за обычный. Когда состав поравнялся с вокзалом, я затаил дыхание. Все было тихо, и мы миновали опасный участок без проблем. Когда. Тюмень осталась позади, я вздохнул с облегчением. Теперь предстояло преодолеть триста миль до Омска, а затем совершить относительно безопасное путешествие по южной ветви к Москве. Екатеринбургская угроза осталась позади – во всяком случае, так я считал.

Хоть я и очень устал, но внутренне торжествовал, чувствуя, что теперь моя миссия движется к благополучному исходу. Я улегся в постель и, как полный идиот, считал цыплят, пока не уснул. Во сне меня благодарил и поздравлял его величество король. Откуда мне было знать, что построенный мной карточный домик вот-вот рассыплется?

Казалось, что все устроилось наилучшим образом. Утром я проснулся, умылся и отправился в плацкартный вагон, где ехал царь с семьей. Меня встретили довольно дружелюбно.

Николай весело поздоровался со мной и спросил:

– Мы едем в Омск?

Я кивнул:

– Так, конечно, дольше добираться до Москвы, но зато...

– Значит, все-таки в Москву?

– Да. Ночью я получил приказ.

– Хорошо.

Как и я, Николай был полон оптимизма. Как и мой, его оптимизм был необоснован. Мы оба жили в мире грез.

– Как с документом, государь? – тихо спросил я. – Было ли у вас время для того, чтобы...

Николай взглянул на меня как-то по-новому, словно пытаясь прочесть мои мысли. Я терпеливо ждал. В конце концов он с серьезным видом сказал:

– Я подписал.

– Хорошо, – улыбнулся я. – Могу ли я?..

Николай не сводил с меня глаз.

– Но документа здесь нет.

Я нахмурился.

– Как нет? А где же он?

– В Тобольске. Я подписал его еще перед отъездом.

– Но вчера в санях вы говорили, что вам понадобится время на обдумывание, – напомнил я.

Царь кивнул:

– Сожалею, но я счел необходимым прибегнуть к обману.

Я почувствовал, как во мне закипает гнев, но сдержался.

– Но зачем, государь? Какая в этом была необходимость? Документ – важнейшее условие вашего освобождения.

Он положил руку мне на плечо.

– Комиссар, у меня не было намерения отвечать на вашу корректность неблагодарностью. Но я обязан сохранить семью. Письмо осталось у моего сына. Когда Алексей присоединится к нам, вы получите свой документ.

Я мысленно выругался. Впрочем, поступок царя был вполне понятен – я ведь обещал, что семья в конце концов воссоединится. Более того, я говорил, что сам вернусь в Тобольск за Алексеем и великими княжнами. Надо же, какая незадача!

– Есть еще одно дело, государь, которое я должен с вами обсудить, – сказал я.

Я отошел в дальний угол вагона, и Николай, немного помедлив, последовал за мной. Я достал из кармана второе письмо и протянул императору. Николай вопросительно взглянул на меня, развернул конверт и удивленно поднял брови.

– Это ведь подпись моего кузена, комиссар?

Я ответил по-английски, зная, что этим языком Николай владеет в совершенстве:

– Это всего лишь письмо, которое Гиббс, гувернер ваших детей, написал одной женщине в Англию.

– Я вижу это. Но почему тут стоит подпись моего кузена Георга?

– Чтобы вы поверили мне, государь.

– Не понимаю.

– Государь, я не советский комиссар.

– А кто же вы тогда? И вообще, что происходит? – На лице Николая отразилось беспокойство. – Куда мы едем?

– Меня зовут Дайкстон, государь. Я офицер Королевского флота, посланный в Россию вашим венценосным кузеном, чтобы обеспечить безопасный переезд царской фамилии в Англию.

– Слава Богу, – произнес Николай. – А ведь мне говорили, что в Британию мне путь закрыт.

– Только никому не говорите, – попросил я. – Мне предстоит и дальше играть свою роль.

Я оставил императора и вернулся в спальный вагон, собираясь переодеться. Однако не успел я войти в купе, как меня ждал весьма неприятный сюрприз.

Рузский сидел на постели – небритый, с папиросой во рту и налитыми кровью глазами, однако на лице его блуждала всегдашняя ухмылка. Но меня поразил вовсе не его внешний вид – к нему-то я уже успел привыкнуть. Дело в том, что Рузский скрипуче рассмеялся и сказал:

– Ты самозванец? Яковлев! Теперь я точно это знаю.

Я бросил на него высокомерный взгляд, отчего он расхохотался еще пуще.

– Разве вам не говорили, чтобы вы вошли в контакт с неким человеком? – спросил он.

– Меня прислали сюда за Романовыми, и вам это известно, – отрезал я.

Рузский нетерпеливо отмахнулся.

– Нет-нет, я имею в виду инструкции, полученные вами в Лондоне.

У меня отвисла челюсть, а Рузский так и покатился со смеху.

– Ну как, удивил я вас?

– Кто вы?

Рузский насмешливо отсалютовал:

– Анри Бронар, к вашим услугам.

– Анри? Вы что, француз?

– Так точно, мсье.

– Что же вы здесь делаете, посреди Сибири?

– О, я выполняю различные задания. Сейчас, например, я намерен оказать вам помощь, ибо вы в ней будете нуждаться.

Я захлопал глазами:

– Ничего не понимаю. Вы же член Уральского Совета?

Рузский усмехнулся, и эта усмешка была еще хуже, чем отвратительная ухмылка, к которой я уже успел привыкнуть. В чертах лица этого человека читалась надменность, а также явное удовольствие от притворства, которым он столь искусно владел.

– Это было нетрудно. Надо быть лишь самым крикливым из всех.

– Но вы ведь отправили посыльного в Екатеринбург!

– Это пришло в голову не мне, а я лишь настоял на том, чтобы посыльный поехал на вашей лошади. Остальным это очень понравилось.

– Послушайте, Рузский, Бронар или как вас там, вы идиот! – вскипел я. – Вы разворошили весь муравейник!

– Какая разница – ведь мы едем в Омск, не правда ли? Ну как, подписал он?

Я снова потерял дар речи, а Бронар еще раз надменно усмехнулся.

– Так подписал он ваш документ или нет?

– На кого вы работаете? – вскинулся я.

Бронар потер пальцем кончик носа и ответил:

– Ни на кого. А точнее, на Анри Бронара. Так что, Николай подписал?

Я оставил его вопрос без ответа и вышел из купе. Он крикнул мне вслед:

– Главное – добейтесь его подписи!

Около полудня поезд вдруг замедлил ход и остановился, заскрежетав тормозами. Что-то стряслось. Я открыл окно, высунулся наружу и увидел, что у паровоза толпятся какие-то люди. Спрыгнув на насыпь, я побежал вперед.

Это были железнодорожные рабочие, человек восемь – десять.

– Что случилось? – спросил я у машиниста.

– Спросите у них, – ответил он, – говорят, дальше нельзя.

Я повторил свои вопрос, обращаясь к рабочим.

Железнодорожный путь был перегорожен наскоро сооруженной баррикадой из камней и бревен. Я в недоумении уставился на этот завал, чем немало развеселил рабочих. Определив по виду того, кто казался среди них за старшего, я сунул ему под нос свой мандат.

– А вы кто такие? – спросил я.

Он назвался, но я уже не помню, как его звали. В конце концов это не важно, важно то, что сделал этот человек! Он был руководителем Омского союза железнодорожников – нервный, изможденный мужчина с фанатично горящими глазами.

Он медленно прочитал мой мандат, потом нахмурился и взглянул на меня.

– Извините, товарищ, но поезд дальше не пойдет.

– Почему? Вы же видите, что мандат подписан Центральным Исполнительным Комитетом, лично товарищем Свердловым. Это распоряжение из самой Москвы!

Рабочий перебил меня. Он весь трясся.

– Мы должны уважать всехнаших товарищей. Вы тут приезжаете со своими приказами. Мы привыкли, что все нами командуют. А товарищи из Уральского Совета не приказывают нам, а просят. Не большие шишки из Москвы, а наши братья пролетарии. Пожалуйста, просят они нас, не пропускайте этот поезд. Такая вот у них просьба. «Пожалуйста» – понятно? А ваша бумага угрожает нам расстрелом. Москва всегда ведет себя подобным образом. Товарищ комиссар, мы теперь живем в новом мире, где рабочие стоят друг за друга.

Я холодно окинул его взглядом.

– Значит, вы задерживаете поезд. И что дальше? Мы будем торчать тут среди снегов до скончания века?

– Нет, товарищ. Вы возвращаетесь назад, в Тюмень, а потом следуете до Екатеринбурга.

– Если я это сделаю, приказ Центрального Исполнительного Комитета будет нарушен и меня расстреляют.

Рабочий сказал, что его это очень беспокоит, но явно солгал. Я не мог ничего поделать ни с ним, ни с его людьми, а ведь у них не было никаких полномочий – просто кучка железнодорожников. В Омске наверняка есть люди, более разумные, чем екатеринбуржцы – те омичи, кого я видел в Тобольске, давали основание надеяться на это.

– Вы не возражаете, если я один съезжу в город? – спросил я.

– Сколько угодно.

Я отсоединил паровоз, и железнодорожники убрали свою баррикаду, чтобы локомотив мог проследовать до Омска. Стоя на подножке, я добрался до города и разыскал там трех членов местного Совета, включая секретаря. Битых два часа я спорил, угрожал, умолял, размахивая мандатом. Они стояли насмерть. Ни малейшей враждебности члены Совета не проявляли, во всяком случае ко мне. Зато их отношение к императорской фамилии не оставляло ни малейших сомнений. Членам Совета было наплевать на царя. Они считали, что Николай Кровавый сам навлек на себя свои несчастья. Позиция омичей была проста: если Екатеринбургский Совет настолько заинтересован в этом вопросе, что обратился в Омск с настоятельной просьбой, надо пойти навстречу екатеринбургским товарищам, иначе вся пролетарская солидарность гроша ломаного не стоит.

– Но они экстремисты! – воскликнул я. – Они убьют Романова!

– Они такие же рабочие, как мы, – ответили мне. – Теперь все решения принимаем мы сами.

Мне не удалось их переубедить. К моей личной проблеме члены Совета относились с сочувствием, они были вполне вежливы и даже любезны. Но непреклонны как скала. Поезд должен отправляться назад, на запад.

– Я должен телеграфировать в Москву.

– Конечно, конечно. Сообщите обо всем товарищу Свердлову. И передайте ему наши наилучшие пожелания. Передайте ему, что Омский Совет с каждым днем становится все более сильным и крепким, – сказал секретарь.

Я изложил все это в телеграмме, добавив в заключение:

«В связи с вышеизложенным возвращаюсь в Екатеринбург тчк Необходимо ваше срочное вмешательство тчк Яковлев».

После этого мне ничего не оставалось, как поворачивать вспять. На обратном пути я не торопил машиниста. Мне нужно было время, чтобы найти какой-то выход из капкана, расставленного обоими Советами. Надо было не допустить, чтобы мои подопечные попали в лапы к екатеринбуржцам. Кое-какие идеи у меня были. Можно, например, вернуться в Тобольск и попробовать отправиться на север по реке Обь, к Ледовитому океану.

Однако эта затея казалась трудновыполнимой. Я знал от Кобылинского, что пароходов в Тобольске нет. Очевидно, полковник и сам вынашивал подобные планы. Пароходы придут лишь после окончания ледохода. Это будет скоро, но недостаточно скоро.

Какие еще возможны варианты? Отправиться пешком? Увезти Романовых на юг? Пойти навстречу белым? Можно попытаться, но снежный покров еще довольно толст, а расстояние придется преодолеть немалое. Подобное предприятие было чревато не меньшими опасностями.

Вот вдали показалась баррикада, пора было принимать решение. И я решился. Московские вожди, Ленин, Троцкий, Свердлов, хотели оружия. Николай был платой за него. Они просто обязаны спасти царя! Неужели Ленин и Троцкий не сумеют справиться с кучкой полуграмотных рабочих и крестьян? Наверняка сумеют! Ради блага своей революции должны!

Главарь железнодорожников направился к паровозу, едва тот остановился.

– Ну как, товарищ комиссар?

– Что «как»? – кисло переспросил я.

– Куда же вы направитесь?

– В Екатеринбург.

Он удовлетворенно кивнул:

– Я так и думал. Теперь царь поступает так, как того хотим мы, верно, товарищ?

Я отвернулся от него, и железнодорожник, очевидно по привычке, произнес:

– Бог в помощь.

Я резко ответил ему, что в результате его самоуправных действий некоторые из нас наверняка отправятся прямиком к Господу.

До сих пор я мысленно называл Николая Романова «Николаем» или «бывшим царем». Теперь я стал думать о нем иначе – это был настоящий государь. Недостатков у него было множество, это несомненно, причем очень серьезных. Я хорошо знаю историю его царствования: Николай был слабоволен, во всем слушался жены, отличался инфантильностью, был недальновиден и не сумел понять, что самодержавие ведет к краху. Все это правда. Но я моряк и привык судить о человеке по его мужеству. В мужестве у царя недостатка не было.

Должно быть, он ждал меня в тамбуре. Подойдя к вагону, я увидел сквозь стекло знакомый силуэт. Царь стоял с сигаретой в руке и смотрел на меня серьезными, грустными глазами. Когда я приблизился, он бросил окурок на пол и раздавил его каблуком.

– Нас повернули назад?

Мне не пришлось отвечать – император прочел ответ по моему лицу. Он отрешенно улыбнулся.

– В Екатеринбург, не так ли?

– Да, – сказал я. – Я сообщил в Москву, в Центральный Комитет.

– Благодарю вас. – Николай слегка кивнул. – Прошу меня извинить, я должен сообщить эту новость членам семьи.

– Конечно, государь.

Дверь за ним закрылась, а я, сам не свой от ярости, отправился на поиски Рузского, чтобы сообщить ему о случившемся. К моему удивлению, он ничуть не обеспокоился.

– Не стоит волноваться из-за Екатеринбурга, – заявил Рузский и с хитрым видом почесал кончик носа.

Итак, мы отправились в обратный путь. Между Омском и Тюменью есть городок Куломзино – ничем не примечательное поселение, попавшее в мой отчет лишь потому, что поблизости от этой станции, которую мы миновали ночью, точнее милях в десяти к западу, мы вдруг услышали звуки стрельбы. Машинист нажал на тормоза, и поезд остановился так резко, что все чуть не попадали со своих мест. Вскочив на ноги, я распахнул окно и выглянул наружу. Поезд был со всех сторон окружен солдатами, многие размахивали саблями. Очевидно, на состав напал один из многочисленных отрядов, опустошавших зауральские земли.

Я так и застыл, высунувшись из окна. В это время ко мне подскакал какой-то офицер и ударом клинка пришпилил воротник моей шинели к обшивке вагона.

– Кто вы такие, черт подери?! – взревел я.

Офицер ухмыльнулся, чувствуя себя хозяином положения.

– Не так громко, приятель. Мы белоказаки, разве не видно?

– Кто у вас за старшего?

Ухмылка стала еще шире.

– Любишь задавать вопросы?

– Кто у вас командир?

Он расхохотался.

– Какая разница покойнику, кто у нас командир?

– Немедленно отведите меня к нему!

Мой голос и выражение лица, должно быть, подействовали – поведение офицера изменилось.

– Спускайтесь вниз, – приказал он.

Так я и поступил, после чего меня с обнаженной шашкой над головой отконвоировали к началу состава.

– Стойте здесь!

Я остановился. В десятке шагов от меня на белоснежной лошади сидел худощавый мужчина в папахе.

Мой конвоир обратился к нему:

– Ваше превосходительство!

Всадник обернулся.

– В чем дело?

– Могу ли я поговорить с вами наедине? – спросил я.

Предводитель громко расхохотался.

– Как так «наедине»? Да вокруг нас по меньшей мере тысяча свидетелей!

Я достал из кармана бумагу, карандаш и набросал несколько слов. Конвоир передал генералу мою записку. Прочитав, тот моментально соскочил с лошади и подошел ко мне.

– Николай Александрович здесь, в поезде? – недоверчиво спросил он.

Я кивнул:

– А также царица и великая княжна Мария.

– Господи Боже! – ахнул генерал и шлепнул себя по бедру. Надо сказать, что вид у него был весьма странный и мелодраматический: белоснежный конь, мохнатая папаха, размашистая жестикуляция.

– Ведь я когда-то присягал Николаю! Вот уж не думал, что придется вспоминать старую присягу! Где он? Отведите меня к нему!

Так я и сделал, все еще не зная, как зовут этого человека. Зато Николай узнал его сразу. Я постучал в дверь царского купе. Царь открыл, увидел нас и воскликнул:

– Генерал Дутов!

Дутов опустился на колено.

– Ваше величество! Я не верю своим глазам. Куда вы направляетесь?

– В Екатеринбург.

– Это невозможно! Там ваша жизнь будет в опасности! – вскричал Дутов. – Поедемте со мной. У меня достаточно людей, чтобы обеспечить вашу безопасность.

Людей у генерала и в самом деле было предостаточно. Если бы Николай отправился с ним в ту ночь, возможно, ему удалось бы спастись.

Но император отказался:

– Благодарю вас, генерал, но не могу.

– Господи Боже, но почему? Ведь в Екатеринбурге вам угрожает верная смерть, государь!

Рядом с громогласным Дутовым немногословный и спокойный Николай выглядел особенно величественно.

– В Тобольске остались мои дети, генерал. Я не могу их бросить.

– Но, государь, детям-то они ничего не сделают! – настаивал Дутов. – Другое дело – вы и императрица. Поедемте со мной!

Нет, Николай не соглашался. На прощанье он сказал Дутову:

– Когда моя семья воссоединится, я с удовольствием приму вашу помощь. Сейчас же, генерал, я ничего не могу поделать.

Вскоре Дутов со своими разбойниками исчез в ночи, даже не ограбив поезд. Ночь была темной, мы вновь остались одни на бескрайних просторах Сибири. От холода меня стал бить озноб, и я приказал машинисту трогаться дальше в путь. Я стоял в неосвещенном коридоре царского вагона, когда дверь одного из купе приоткрылась, и девичий голос удивленно воскликнул:

– Ой, комиссар Яковлев?

Я сразу узнал, кто это. Очень тихо она спросила:

– Могу я с вами поговорить?"

* * *

Вторая часть отчета Дайкстона заканчивалась на этом месте. К последней странице был пришпилен конверт, в котором содержались инструкции относительно части третьей. Сэр Хорейс Мэлори, сидевший у себя в кабинете, в лондонском Сити, на Ательсгейт, 6, слегка дрожащей рукой взял серебряный нож для разрезания бумаг и вскрыл конверт...

Глава 5

Купчая и мистер Грейс

Всякий, кому когда-либо приходилось покупать недвижимость, хорошо знаком с высокомерием и медлительностью адвокатской братии. Многие знают, что всевозможные преграды и трудности, возникающие при переходе собственности из рук в руки, изобретаются самими законниками, умеющими извлечь из этого прибыль. Даже тот адвокат, который не старается затянуть сделку специально, нередко тратит на оформление документов целые месяцы – просто по привычке к медлительности. А если уже законник решил потянуть время, то улитка рядом с ним покажется арабским скакуном.

Все началось с инструкций Дайкстона, и Мэлори превосходно понимал, что сложности и проблемы запрограммированы устроителем специально.

В инструкции было сказано следующее: «Представить директору Ливерпульского филиала Ирландского банка „Лайнен“ купчую на Карфакс-хаус, а также чек на 50 000 фунтов стерлингов. Купчая и чек должны быть переданы держателю специального счета N-X 253».

– А взамен мы получим третью часть? – спросил Пилгрим.

– Да.

– Хорейс, откуда вы это знаете?

Мэлори поджал губы.

– Так сказано в тексте, напечатанном прямо на конверте. Если вас это интересует, там написано буквально следующее: «Инструкции относительно получения третьей части отчета...»

– Ладно-ладно. Так что насчет купчей? Расскажите мне, как это делается у нас в Англии.

– Вы прочли отчет Дайкстона?

– Да, проглядел. Судя по всему, парень действительно угодил в переплет. Послушайте, Хорейс, мы все знаем эту грустную историю. Романовых отвезли в Екатеринбург, там прикончили, и дело с концом. Все это можно прочитать в библиотеке. Даже кино снято. Расскажите-ка мне лучше про купчую.

– Я говорил вам, что Яковлев завладел поездом с царскими сокровищами, а затем испарился?

– Конечно говорили.

– Хорошо. Теперь слушайте про Дутова. Был такой атаман, безраздельно властвовавший в Зауралье.

Пилгрим поднял руку:

– Хорейс, я уже все понял, ей-богу. В стране хаос, все посходили с ума. Кругом разбросаны всевозможные сокровища, тут еще документ Захарова. Какие-то атаманы на нашу голову. О'кей, все это звучит жутко волнующе, но вы мне лучше расскажите про купчую. Для того чтобы ею завладеть, придется приобрести дом, правильно?

– Да. Купчая – это документ, который получаешь, завершив сделку.

– Так я и думал. Значит, нам придется покупать этот чертов дом.

– Увы.

– О'кей, Хорейс, – шумно вздохнул Пилгрим. – Валяйте, покупайте. Вы лучше меня знаете, как это делается.

– Я просто информирую вас. В дальнейшем дом, вероятно, можно будет продать. Это несущественно.

– Во сколько нам уже обошлась эта история, включая дом?

– Примерно в двести тысяч. Однако, как я уже сказал, дом можно будет продать.

– Сначала проверьте, можно ли будет его купить.

– Разумеется можно.

– Еще бы, но сколько с нас за него сдерут?

Мэлори решил, что чем продолжать обсуждать с Пилгримом цены на недвижимость в Южном Лондоне, лучше уж пообедать в партнерской столовой, под аккомпанемент деловых разговоров. Поэтому в этот день он ел свою лососину, запивая ее мозельским, безо всякого аппетита – то и дело прядал ушами, как лошадь, прислушиваясь к обсуждению. В партнерской столовой банка «Хильярд и Клиф» существовала традиция обсуждать за обедом всевозможные проекты и предполагаемые сделки. Считалось, что это на пользу делу. Один из партнеров, недавно женившийся на актрисе, которая была вдвое моложе, получил «весьма интересное предложение» – вложить деньги в съемку некоего фильма. Прочие партнеры обменялись ехидными улыбками и тут же угробили этот проект. Зато единодушное одобрение получило предложение вложить шесть миллионов в крупный объект гражданского строительства в Саудовской Аравии. Столь же успешно прошло предложение Фергюса Хантли увеличить сумму, выделенную на приобретение сельскохозяйственной компании. Мэлори подумал, что можно было бы с этим и повременить, но вслух ничего не сказал. Его мысли сейчас витали далеко от лондонского Сити: то проносились над просторами Урала, то вдруг замирали над симпатичным, хоть и неподлинным георгианским домом, что находился всего в шести милях от банка.

* * *

Мистер и миссис Абрахамс вовсе не собирались продавать свой чудесный, только что отремонтированный особняк.

– Он такой милый, – сказала миссис Абрахамс Жаку Грейвсу. – Мы ужасно к нему привязаны. И потом он так удобно расположен – все наши друзья живут неподалеку.

Муж занял несколько иную позицию. Он готов был обсудить хорошее финансовое предложение. Однако оценка независимых экспертов его не устраивала.

– Что поделаешь, я дитя рыночной экономики, – сказал он. – Спрос и предложение определяют все.

Грейвс отлично понимал, что банк «Хильярд и Клиф» прижат к стене. Придется раскошеливаться.

– Сколько стоит дом? – спросил сэр Хорейс Мэлори.

– Столько, сколько они потребуют, – прямо ответил Грейвс.

– Но должна же быть какая-то разумная цифра.

– Я обратился к двум местным торговцам недвижимостью за советом. Один из них назвал сумму в сто пять тысяч, другой – чуть выше.

– Предложите им ту сумму, которая выше.

– О'кей.

Мистер и миссис Абрахамс согласились. Более высокая цифра составляла сто пятнадцать тысяч фунтов стерлингов. Сидя в их сияющей новенькой гостиной, Грейвс уже приготовился скрепить сделку рукопожатием, но тут глаза мистера Абрахамса забегали.

Увы, это был не конец. Адвокатом мистера Абрахамса был некий Томас Плантагенет Грейс, один из компаньонов конторы «Холдфаст и Грейс» из Лондона. Кроме того, мистер Грейс приходился родственником хозяйке дома.

– Дело в том, что дом им зачем-то позарез нужен, – сказал ему накануне мистер Абрахамс. – Только не пойму зачем.

Грейс с важным видом кивнул:

– Это мы выясним. Допустим, появится еще один покупатель.

На следующем этапе юридическая контора, обслуживавшая банк «Хильярд и Клиф» и бравшая со своих клиентов чудовищные гонорары за быстроту и оперативность обслуживания, вышла на мистера Плантагенета Грейса. Получив от юристов банка официальное письмо, секретарша мистера Грейса положила его в папку, озаглавленную «Дело Абрахамса». Папка осталась дожидаться возвращения патрона. Дело в том, что мистер Плантагенет Грейс отсутствовал – оказывается, он решил съездить на Барбадос, отдохнуть и укрепить пошатнувшееся здоровье.

Адвокатская контора сообщила в банк, Жаку Грейвсу, о неожиданном обстоятельстве. Тот связался с Абрахамсом. Последний выглядел весьма удивленным и обескураженным, но сказал, что ничего не поделаешь – придется ждать.

После этого Грейвс и сэр Хорейс Мэлори ничуть не удивились, когда отсрочка повлекла за собой пересмотр суммы. Вернувшись из путешествия, мистер Томас Плантагенет Грейс обнаружил, что за время его отсутствия клиент получил новое предложение – уже на сто тридцать тысяч фунтов стерлингов.

– Это может продолжаться годами, – мрачно заявил Мэлори. – В следующий раз этот мерзавец уедет куда-нибудь в Тимбукту, а потом кто-нибудь пообещает ему миллион. Предложите ему сто тридцать две тысячи с условием, что сделка состоится немедленно.

Однако все оказалось не так-то просто. Теперь Абрахамсу стало окончательно ясно, что «Хильярд и Клиф» не просто хотят купить Кавендиш-хаус, но прямо-таки лопаются от нетерпения.

– А этот банк очень-очень-очень богат! – резюмировал Томас Плантагенет Грейс.

Впрочем, надо сказать, что тот, кого просто одурачить, никогда не становится богатым. Мэлори и Грейвс тоже умели играть в подобные игры. Внезапно сумма, предложенная банком, была уменьшена. Когда мистер Грейс позвонил в «Хильярд и Клиф», чтобы осведомиться, правильно ли он понял смысл полученного послания, на месте не оказалось ни Грейвса, ни Мэлори. Затем появилось еще одно предложение, совершенно подлинное, – на сто пятнадцать тысяч фунтов. Его сделала некая пожилая дама, посетившая Абрахамсов однажды вечером. Дама сказала, что она из Австралии и готова выложить деньги за дом немедленно.

– Вот выписанный чек, – сказала она. – А вот документ, мистер Абрахамс, который вы должны подписать. В мире столько обманщиков и мошенников (разумеется, я не отношу вас к их числу), что без предосторожности никак нельзя. В случае, если сделка не состоится, вы должны будете заплатить мне неустойку в десять тысяч фунтов. Как, устраивает?

Абрахамса это устраивало, но мистер Томас Плантагенет Грейс был полон сомнений. Он подозревал, что пожилую даму подослал банк. Надо сказать, подозрения были совершенно справедливы. Дама и в самом деле была из Австралии, но там она заведовала филиалом «Хильярд и Клиф». Однако доказать Грейс ничего не смог. Зато он мог потянуть время.

Именно так он и поступил.

* * *

Задержка подействовала на руководителей банка по-разному. Лоренсу Пилгриму так надоело по семь часов в день общаться с раздраженным Мэлори, что он с нетерпением ждал появления третьей части воспоминаний Дайкстона, чтобы покончить с этой мукой.

Мэлори же с утра до вечера занимался тем, что гонял почем зря адвокатов, Грейвса и всех, кто попадался ему по пути. Благодаря оксфордскому историку банкир уже знал до мельчайших подробностей все, что произошло с Романовыми после неудавшейся поездки с Яковлевым в Омск. По вечерам у себя в Уилтон-Плейсе Мэлори уже не играл в бридж – он читал мемуары о царском семействе. Мемуаров было огромное множество – писали дяди, тети, кузены и кузины, учителя и друзья императорской фамилии. Во многом их истории повторяли друг друга, но были и расхождения.

Ни в одной из книг не говорилось о встрече с атаманом Дутовым, да и комиссар Яковлев в качестве британского агента нигде не фигурировал.

Загадок было предостаточно.

* * *

Несмотря на все старания деловой дамы из Австралии, на приобретение Кавендиш-хауса понадобился целый месяц. Когда сделка наконец свершилась, Грейвс не испытал ожидаемого облегчения. От своих французских предков Жак унаследовал крайнюю подозрительность, и теперь она подсказывала ему, что история Дайкстона чревата дальнейшими неприятностями. Этот человек был ненормален, думал Грейвс. Он так тщательно разработал свои меры предосторожности, так долго лелеял в себе старые обиды! Ему явно доставляло удовольствие расставлять ловушки и загадывать загадки. Грейвс с трепетом думал, что Дайкстон готовил свой удар много лет. На распутывание всех этих узелков уйдет целая куча денег, поэтому перспектива дальнейшего участия в этой затее наводила на Жака тоску. Он отправился в Лондон с Лоренсом Пилгримом, рассчитывая на то, что здесь сумеет в полной мере проявить свои лучшие качества, обеспечивая безопасность международных финансовых проектов. Ему нравилось скрещивать клинки с умными, энергичными противниками, которые в совершенстве владели правилами игры и никогда их не нарушали. Однако дело Дайкстона – Грейвс в этом уже не сомневался – было иного свойства. Если бы можно было сейчас уйти в сторону, Жак с удовольствием это сделал бы, но Пилгрим недвусмысленно дал понять, что именно он, Грейвс, должен иметь дело со «старческими причудами Мэлори».

В течение нескольких дней, когда адвокатская контора банка занималась оформлением сделки, у Жака выдалось нечто вроде отпуска. Он воспользовался передышкой, чтобы съездить в Ванкувер и заключить выгодный контракт о строительстве двух океанских паромов. Весьма довольный собой, он сидел в ресторане отеля, ковыряя вилкой в крабном салате. Именно в этот момент ему принесли телекс от Мэлори. Там было сказано: «Немедленно возвращайтесь».

– Вот бумаги на дом.

Гладкая рука Мэлори, покрытая возрастными пятнами, но безупречно наманикюренная, похлопала по конверту, лежащему на столе. Банкир извлек из кармана золотые часы и взглянул на них.

– Полагаю, вам не следует терять времени, – заключил он.

Грейвс, еще не пришедший в себя после перелета, с мешками под глазами, протянул руку к конверту.

– Какой там адрес?

Мэлори взглянул на него с неодобрением.

– В нашей профессии, мистер Грейвс, необходима превосходная память. Запишите на всякий случай, так будет спокойнее.

Трясясь в ливерпульском поезде, Грейвс думал о Дайкстоне. Никогда в жизни Жаку не приходилось испытывать состояние депрессии, но сейчас он был близок к этому. Все, что связано с Дайкстоном, сопряжено с неудобствами, трудностями и унижением, угрюмо думал он. Вечером поезд прибыл в пункт назначения.

* * *

Поутру Грейвс проснулся в большом и удобном ливерпульском отеле, чувствуя себя совершенно отдохнувшим. Он отлично позавтракал, а затем отправился на такси в банк «Лайнен». Утро выдалось солнечным, настроение было превосходным. Крепкий сон и отдых помогли отогнать прочь мрачные мысли, а задача представлялась несложной – забрать бумаги из банка, только и делов.

Но не тут-то было.

– У меня назначена встреча с мистером O'Xapa, – сказал Грейвс секретарше, протягивая визитную карточку.

– Минуточку, сэр.

Девушка вернулась и сообщила, что мистер O'Xapa вернется лишь после обеда. Да, она знает, что у мистера Грейвса было назначено свидание и что он специально приехал из Лондона. Вчера была предпринята попытка связаться с банком «Хильярд и Клиф» и предупредить о неожиданном изменении. Нет, связаться с мистером O'Xapa сейчас невозможно. Придется подождать до послеобеденного времени.

O'Xapa появился без четверти три. Грейвс чуть не лопнул от злости, ибо ему пришлось просидеть в приемной почти пять часов. O'Xapa, здоровенный ирландец с на редкость простодушным лицом, долго извинялся и сокрушался по поводу того, что не удалось сообщить Грейвсу о переносе времени встречи.

– Что я могу для вас сделать, мистер Грейвс?

Грейвс извлек из портфеля два конверта. Первый, более тонкий, он протянул О'Харе и сказал:

– Мы выполняем условия некоего давнего и довольно... м-м... странного соглашения. Вот бумаги на дом. Вы должны их просмотреть и убедиться в том, что они в порядке. А это, – он протянул второй конверт, – чек на сумму в пятьдесят тысяч фунтов. И бумаги, и чек должны быть переданы владельцу указанного здесь счета.

– Повезло парню, – заметил O'Xapa. – Кто же это такой?

– Это мне неизвестно. O'Xapa улыбнулся.

– Действительно, странно. И что, вы не можете назвать его имя?

– Это особый номерной счет.

В это время на письменном столе зазвонил телефон.

– Простите, – извинился O'Xapa. – Алло. – Потом: – Нет. – Потом: – Два – один, дорогуша. Дипломатическое поражение. Ну, ты сама понимаешь, что на игровой площадке... – Тут лицо О'Хары залилось краской. – Я позвоню тебе позже. Привет.

– Вы что, играли в гольф все это время?! – взорвался Грейвс.

O'Xapa вновь разразился многословными извинениями и объяснениями:

– Понимаете, в последнюю минуту меня вызвал генеральный директор... Там были очень важные клиенты... Речь идет о моей карьере, сами понимаете... Никак не мог отказаться... Так о чем мы с вами говорили?

– Я говорил, что у вас в банке есть особый номерной счет. Номер Х 253.

– Икс, вы говорите? Так-так. Впервые сталкиваюсь с этой категорией. Значит, эти два конверта достанутся обладателю счета?

– Ему достанется чек. Бумаги на дом вы должны просто просмотреть. Затем вы должны вручить мне некий документ.

– Понятно. – O'Xapa поднялся. – Я на время удалюсь.

Он вернулся через несколько минут, держа в руках металлическую шкатулку.

– Мы называем это законсервированным досье, мистер Грейвс. Очень загадочная категория. Итак...

Он снял с кольца ключик и повернул его в замке.

Внутри лежал толстый пакет самого обычного вида, запечатанный восковой печатью. O'Xapa вскрыл его, достал листок бумаги, прочел и посмотрел на посетителя.

– Ну что ж, мистер Грейвс, все в порядке.

Внутри конверта оказался еще один, знакомого Жаку вида.

– Я должен передать вам вот это. Не откажите в любезности, подпишите вот здесь.

Грейвс достал из кармана ручку.

– Разумеется. Кстати...

– М-да? – взглянул на него O'Xapa.

– А кому принадлежит этот счет?

Лицо ирландца расплылось в улыбке.

– Ну-ну, мистер Грейвс! Вы же знаете, я не могу вам этого сказать.

– Все равно я должен буду это выяснить.

– Ну что ж, попробуйте, – рассмеялся O'Xapa. – У нас тут не меньшая секретность, чем в швейцарских банках, а пожалуй что и большая.

– И вы не хотели бы облегчить мне задачу?

– Нет.

Грейвс спрятал пакет в портфель и вышел из кабинета. Оказавшись в вестибюле, он уселся в кресло и взял в руки свежий номер «Файнэншл таймс». Отсюда отлично просматривался зал, где работали сотрудники банка. По опыту Грейвс знал, что многие из них не отказались бы перейти на работу в «Хильярд и Клиф». Однако мало кто из них обладал информацией о секретных счетах.

И все же предположим, что О'Хару во время игры в гольф хватила бы кондрашка. Кто бы тогда стал исполнять его обязанности? Кстати говоря, было бы неплохо, если в O'Xapa и в самом деле окочурился, мстительно подумал Грейвс. Так кто еще в курсе дел? Заместитель директора? Главный бухгалтер?

Тем временем O'Xapa сидел за письменным столом, изучая содержимое шкатулки. В большом конверте оказалось еще кое-что – пакет поменьше. Согласно напечатанной инструкции, О'Харе предписывалось отправить этот пакет по некоему адресу. В качестве получателя значилась компания «Кауттс», расположенная в Стрэнде, город Лондон.

Очень таинственно, подумал директор.

Однако гораздо больше О'Хару занимала загадка иного рода. Он знал, что его вот-вот должны повысить. Интересно только, где будет следующее назначение, в Лондоне или в Дублине? Остальное в настоящий момент О'Хару интересовало мало.

Взгляд его вновь упал на пакет, лежавший среди бумаг, пред назначенных для отправки. Между прочим, подумал он, «Кауттс и К°» – это банк, обслуживающий королевский дом. Фантазия О'Хары разыгралась: а вдруг речь идет о какой-нибудь высочайшей тайне?

Глава 6

Третья часть отчета капитан-лейтенанта Королевского флота г. Дж. Дайкстона о событиях в России весной 1918 года

"Я уже писал, что одного взгляда на великую княжну Марию Николаевну было достаточно, чтобы понять: перед вами человеческое существо высшей породы. В ее лице было нечто особенное, нечто сразу бросавшееся в глаза. Бывает, взглянешь на какую-нибудь важную персону, и сразу видишь, что это негодяй; или посмотришь на бродягу и безошибочно увидишь, что это человек порядочный. Одни люди не могут заставить себя выслушать, сколько бы ни старались; другие же роняют каждое словечко, как крупицу золота. Все это трудно постичь и еще труднее изложить, так что не стану и пытаться, тем более что вряд ли кто-нибудь станет со мной спорить.

Итак, дверь купе приоткрылась, и великая княжна обратилась ко мне. Ее слова были просты, но наполнены глубоким смыслом. Поезд мчался где-то между Куломзино и Тюменью.

– Могу я поговорить с вами? – спросила княжна. Всего одна фраза, но я отлично понял все, что она хотела и не могла мне сказать: Марии было стыдно, что она действует тайком от родителей. И все же ей было необходимо хоть ненадолго оторваться от них и поговорить с посторонним человеком. Княжна предчувствовала, что уготованное ей будущее вскоре начисто исключит такую возможность. Да, эти несколько слов были очень красноречивы.

– Конечно, ваше императорское...

– Что вы! – воскликнула она. – Я уже никакое не высочество. – Она негромко рассмеялась. – Можете называть меня императорской реликвией. Зовут же меня Мэри.

Я поневоле улыбнулся:

– Как вам угодно, сударыня.

– Я же сказала – меня зовут Мэри. Повторите.

Я повторил.

– Вот и отлично. А вас зовут Генри, я знаю. Такое английское-преанглийское имя! А я была там, у вас. Я имею в виду в Англии.

– Я знаю.

– Отец сказал, что вы моряк. У меня был один знакомый английский моряк, принц Луи Баттенбергский. Вы с ним знакомы?

– Нет, но я слышал о нем.

– Он мне очень нравился. Мне вообще нравятся англичане. А вам русские нравятся?

– Одни – да, другие – нет.

– Разумеется. – Она рассмеялась. – Некоторые совсем нехороши! Знаете, Генри, все это против правил.

– Что именно? – спросил я, хотя отлично понял, что она имеет в виду.

Княжна прыснула.

– Ну как же – я стою в темном коридоре, разговариваю с моряком. Какой стыд! Совершенно уникальная ситуация.

– Уникальная? Что ж тут такого, если девушка разговаривает с моряком?

– Для меня уникальная, – повторила она. – Вы, наверное, много путешествовали?

– Немало.

– Расскажите мне. Я так мало видела в своей жизни. Вот в Китае вы были?

– Да.

– Расскажите мне про Китай.

Я помню каждую секунду этого часа, который провел наедине с ней под покровом сибирской ночи. Рядом с Мэри время, покорное ее магической веселости и внимательному взору, летело со скоростью ветра. Как могла она быть такой безмятежной, зная, что впереди подстерегают страшные опасности? Мне трудно это понять. Очевидно, таков уж был ее характер. Мэри хотела знать про Китай. Я там был и мог удовлетворить ее любопытство. Она задавала массу вопросов, я едва успевал отвечать. О настоящем и будущем Мэри разговаривать не желала: ее интересовали лишь заморские страны – просторы земного шара, где столько увлекательных и волнующих вещей. Мы болтали, смеялись, а потом она вдруг сказала:

– Мне пора идти. Спокойной ночи. Генри.

– Спокойной ночи, Мэри.

Она замерла. В коридоре было темно, и я лишь смутно видел в полумраке белый овал ее лица.

– Спасибо, – тихо произнесла она. Потом поцеловала меня в щеку и скрылась.

Какое-то время я стоял возле закрытой двери. Волшебство ночи почти растаяло с ее исчезновением, и мной вновь завладели мысли о грядущих опасностях. Я отправился на поиски Рузского. Он мог, по крайней мере, рассказать мне о Екатеринбурге и отвлечь меня от мрачных и пугающих мыслей. Однако француз спал, заливисто похрапывая.

Я тоже улегся на постель и попытался уснуть. Ничего не вышло. Однако усталость взяла свое, и я сам не заметил, как задремал. Проснулся я, когда заскрежетали тормоза.

А ведь я приказал, чтобы мы ехали до Екатеринбурга без остановки! Поезд же почему-то остановился в Тюмени. Пока я яростно тер глаза, в вагон ввалился десяток солдат. Я узнал их – это были екатеринбуржцы из тобольского гарнизона.

Они тоже меня узнали. Не успел я пошевелиться, как один из них ткнул мне в ребра пистолетом и рявкнул:

– Комиссар Яковлев, вы арестованы!

– По чьему приказу?

– По приказу Уральского Совета.

Я завел свою ритуальную песню про Москву, Центральный Исполнительный Комитет, про смерть, угрожавшую каждому, кто встанет на моем пути, и так далее.

– Расскажешь все это на суде! – оборвали меня.

После чего меня толкнули обратно в купе и захлопнули дверь.

Таким образом, в Екатеринбург я прибыл под арестом. Едва поезд остановился на вокзале, как дверь открылась, и меня выволокли в коридор. Я увидел на перроне улюлюкающую толпу. Чернь вопила: «Тащи его сюда! Повесить немецкую суку! Покажите нам Кровавого Николашку!» Зрелище было поистине устрашающее.

Тут мой бородатый конвоир отпихнул меня в сторону, и я увидел, как по коридору следует императорская семья. Николай шел первым с чемоданом в руке. Его лицо было насуплено.

К черту осторожность, подумал я и вытянулся по стойке «смирно».

Николай остановился и взглянул на меня.

– Я сообщу об этом в Москву. Они непременно вмешаются, государь.

Лицо царя потемнело, он кинул на меня взгляд, полный ненависти.

– Нас арестовали, и все из-за тебя, подлый предатель, – процедил он и прошел мимо. Напоследок бросил мне через плечо: – Ты погубил нас всех!

Впоследствии город переименовали. Екатеринбург был основан Петром Великим, который дал городу имя своей супруги. Теперь же город называется Свердловском, в честь Янкеля Свердлова. Какая историческая насмешка!

Да, в честь того самого Свердлова, который отправил меня в Тобольск, дал мне имя «Яковлев», подписал мандат, предписывавший каждому оказывать мне всемерную помощь.

Уральцы плевали на подпись Свердлова. При упоминании его имени они хохотали в открытую. Имена Ленина и Троцкого тоже не произвели на них ни малейшего впечатления. Да, времена явно переменились...

Меня поместили в тюрьму, причем самую настоящую – с толстыми каменными стенами и железными дверями. Вскоре дверь камеры распахнулась и внутрь вошли двое. Этих людей я видел впервые.

Я сидел прямо на полу, ибо в камере не было ни койки, ни стула. Вскочив на ноги, я гневно воскликнул:

– Как вы смеете!

Один из них был похож на преуспевающего клерка: упитанный, с темными усиками, в слегка помятом костюме.

– Как мы смеем? – переспросил он. – Уральский Совет поступает так, как считает нужным. У нас есть все полномочия.

– А у Свердлова их нет? – взвился я. – И у Ленина тоже? Вы считаете, что их действия противозаконны? Назовите мне ваши имена, я доложу о вас руководству.

«Клерк» окинул меня злобным взглядом.

– Я Александр Белобородов, председатель Уральского Совета, законного правительства всей Уральской области. А товарищ Голощекин – член нашего Совета.

– Я прибыл сюда по прямому указанию главы Советского государства! – заявил я и предъявил свой мандат.

– Для того чтобы освободить Николая Кровавого? – заметил Голощекин.

Этот был очень мало похож на своего товарища – худой, нервный, стремительный.

– Вы и сами знаете, что тут затевается. Грязная сделка с немцами. И все потому, что царица родом из Германии. – Голощекин придвинулся ко мне. – Что, не так?

Я накинулся на него еще пуще:

– Откуда я знаю, что затевает Москва? Я всего лишь выполняю приказ. Может быть, Москва действительно опасается германской армии. Та подступила слишком близко. Мне приказано доставить всю семью Романовых в Москву. Дальнейшее мне неизвестно. Возможно, их отдадут под суд, возможно, передадут немцам. Пусть хоть в Африку сошлют, какое мне дело!

– А вы-то сами как считаете? – вкрадчиво спросил Белобородой.

– В каком смысле?

– Как, по-вашему, с ними следует поступить?

Я задумался. Следовало соблюдать осторожность. Я отлично понимал, что эта парочка отправит меня на тот свет и не почешется. Им явно хотелось продемонстрировать Москве, какие они независимые.

– По-моему? – переспросил я. – Я бы устроил над ними открытый процесс. Доказательств предостаточно. Но решать не мне.

– Да, решать буду я, – сказал Белобородов. Его круглая физиономия раскраснелась, хотя в камере было холодно.

Я покачал головой:

– Почему вы? На каком основании? Кто у нас народный комиссар по народным делам – вы или товарищ Троцкий? Вы просто прикончите их из мести, вот и все.

– Да! – воскликнули оба в один голос.

– Я ненавижу эту проклятую немку! – взорвался Голощекин. – Сколько людских жизней на ее совести!

– А ты хочешь увеличить их количество?! – столь же яростно вскинулся я. – Она германская принцесса! Если ее жизнь – цена за мир, что нам остается делать? Взамен мы спасем тысячи жизней наших солдат! Или черт с ними, пусть погибают, потому что товарищ Голощекин желает отомстить, так? Ты-то тут в безопасности, до немецкой армии тысячи верст!

Голощекин захлебнулся от негодования, а я обернулся к Белобородову:

– Вы что, считаете меня предателем?

– Возможно, – с тихой угрозой ответил председатель Уральского Совета.

– И Свердлов, по-вашему, тоже предатель? И Ленин? Если они не предатели, то и я тоже. Вот подпись, смотрите!

– Откуда я знаю, вдруг она поддельная?

– А вы пошлите в Москву запрос по телеграфу. Ведь здесь у вас есть телеграф, не так ли?

– На пушку берет, – сказал Голощекин.

– Да? Так пошлите телеграмму в Москву, чего проще!

Я не знаю, послали они запрос в Москву или нет. Мои визитеры вскоре ушли, захлопнув за собой железную дверь, и я остался в зловонной камере один, сам не свой от отчаяния. Я совершил массу ошибок. И вот я сижу в тюрьме, и такая же участь постигла императорскую чету и великую княжну. И это я виноват в том, что они попали в лапы своих лютых врагов. Неудивительно, что царь счел меня изменником.

Невидящим взглядом я смотрел на каменный пол и думал, думал, думал. Где же Рузский? Перспектива попасть в Екатеринбург его вовсе не пугала. Еще бы, ведь он был таким же членом Совета, как Голощекин и Белобородов.

Где же он сейчас, в самом деле? Этот человек был загадкой: то фанатик, то какой-то секретный агент. И к тому же еще и не русский, а француз! Как он тогда сказал? «Я служу различным интересам», или что-то в этом роде. И еще он сказал: «Я помогу вам, ведь вы нуждаетесь в помощи». Кроме того, он знал, что я должен разыскать в Сибири некоего человека.

Как все это понимать? Рузский был прав. Мне действительно было поручено разыскать в Тобольске человека по имени Бронар, который мог мне помочь. Эта информация содержалась в инструкции, которую мне вручил Бэзил Захаров.

А Захаров, если верить прессе, был Главным Торговцем Смертью.

«Я служу различным интересам». Значит, Рузский, или Бронар, или как там его на самом деле, работал на Захарова – в этом я уже не сомневался. Но что он здесь делает? Как получилось, что капиталистическая акула Захаров имеет в одном из сибирских городских Советов своего человека? Теперь-то я знаю, что для Захарова нет ничего невозможного. Уверен, что, когда я попаду в мир иной, обнаружу агентов Захарова и в сонме ангелов. И уж тем более среди чертей в преисподней. Сейчас, много лет спустя, этот человек все еще кажется мне поразительным. А уж тогда, в восемнадцатом, я просто отказывался верить в его сверхъестественные возможности. В ту ночь, в камере, мои мысли, разумеется, так далеко не заходили. Тянулись часы. Потом железная дверь вновь открылась. Появился мрачный Голощекин. Сначала я подумал, что он пришел один, но следом появился Рузский со своей обычной ухмылкой на губах. Я вскочил на ноги.

– Что передает Москва?

Мне не ответили.

– Будь моя воля, Яковлев, я бы вас повесил, – заявил Рузский и добавил, обернувшись к своему спутнику: – Ты бы видел, как он пресмыкался перед Романовыми.

– Да, жаль, что его нельзя повесить, – вздохнул Голощекин. – К сожалению, председатель ему верит.

Рузский рассмеялся.

– Может быть, наш председатель хочет себе в Москве карьеру сделать. Нет, товарищ, это я так, шутейно. Я товарища Белобородова очень уважаю. – Он обернулся ко мне. – А ты, приятель, должен быть ему благодарен.

– Почему?

– Почему? Потому что он отпускает тебя на свободу. А еще говорят, что Советская власть не ведает жалости. Монархист, провокатор, а можешь идти на все четыре стороны. Правда, царя и его семейку мы не отпустим, правда, товарищ Голощекин?

Голощекин взглянул на меня искоса:

– Не отпустим, во всяком случае в Москву. А вы, Яковлев, будьте поосторожней, иначе снова окажетесь за решеткой.

Они оба вышли, и я, немного повременив, последовал в том же направлении. За тюремными воротами я столкнулся с Рузским. Он стоял ко мне спиной и даже не обернулся. Тихо, но отчетливо Рузский сказал:

– В девять часов, за гостиницей «Пале-Рояль».

После чего немедленно зашагал прочь.

Оставалось ждать два часа.

* * *

Я бродил по улицам в темноте. Зашел в трактир, подкрепился и выпил. Вокруг только и разговоров было что о царской семье. Узнал немало полезного.

– Я видел их на вокзале "Выпихнули из вагона, словно мешки с мукой какие. Думал, их на куски разорвут, но тут...

– Господи, ну и труханули же они!

– А ты бы на их месте? Видел, кто за рулем-то сидел? Парфен, он самый. Ты ж его знаешь! Из боевого отряда железнодорожников. Такая сволочь! И "машину-то водить толком не умеет.

– Говорят, профессору Ипатьеву дали шесть часов, чтоб освободить дом. Шесть часов, слыхал?

– Больно хороший дом им достался. Настоящий дворец! Знаешь, на Вознесенской улице? Такой... с большими воротами. С Николаем и слуги въехали, так-то!

Я тихо сидел в углу, навострив уши. Поразительно, до чего легко оказалось узнать последние новости. Выяснилось, что царскую семью охраняют рабочие отряды с двух местных заводов.

Когда разговор пошел по второму кругу, я поднялся. Судя по всему, ничего нового узнать не удастся. На улице я остановился и попытался определить, где находится Вознесенская и дом Ипатьева. Оказалось, что найти интересующее меня место нетрудно. Екатеринбург был взбудоражен. Всем хотелось посмотреть на Романовых, и я быстро сообразил, что надо лишь пристроиться к толпе.

Посмотреть на дом можно было только издали, с противоположной стороны улицы. Я увидел высокий бревенчатый частокол, начисто закрывавший здание. По улице расхаживали вооруженные люди, не давая зевакам скапливаться.

Я пробыл там долго. Дом был довольно красив, но теперь превращен в настоящую тюрьму. Часовые были не только на улице и у ворот, но наверняка и внутри. Местные жители, судя по разговорам, были настроены к Романовым крайне враждебно. Многие считали, что нечего возиться с царским отребьем, надо их всех немедленно расстрелять. Я вспомнил спокойное мужество императора, когда тот отказался ехать с Дутовым, а ведь спасение было так близко. И еще я вспомнил о волшебном часе, который провел наедине с великой княжной Марией Николаевной. Нет, для меня она Мэри.

Затем мои мысли обратились к документу, той самой захаровской бумаге, которая значила так много. Миллионы фунтов стерлингов, оружие для целой армии, а кроме того, огромное количество человеческих жизней!

Царь сказал, что подписал ее. И все ждут этого документа – от Рузского до Ленина и Троцкого. И я, и Захаров, и мой государь король Георг.

Судьба очень многих зависит от этого клочка бумаги!

Я шел на встречу с Рузским, но мысли мои блуждали далеко. Да, все хотели заполучить этот документ, но лишь я один (если не считать царя и наследника) знал, где он находится. Что ж, я сохраню свою тайну – прежде всего от Рузского, пока не разберусь в его намерениях. После лихорадочных раздумий я стал приходить к довольно странным и неожиданным выводам.

Ленин и Свердлов отправили меня в Сибирь, чтобы я привез оттуда царя. И мне почти удалось это сделать. Если в меня не остановили в Омске и не отослали обратно в Екатеринбург... то сейчас я и вся императорская семья уже находились бы недалеко от Москвы.

У меня возникала масса вопросов. Действительно ли осуществлению моего плана помешал конфликт между Москвой и местной властью? Возможно ли, чтобы коммунисты Омска и Екатеринбурга до такой степени игнорировали приказы Ленина и Свердлова?

Или дела обстоят иначе? Может быть, умные и коварные московские вожди с самого начала хотели, чтобы Романовы оказались в опасном Екатеринбурге, а не в относительной безопасности Тобольска или Москвы? В конце концов мне показалось, что ответ найден. Ключ был в немцах. Их армия угрожала российской столице. Вполне возможно, что в настоящий момент шли тайные переговоры: немцы требовали, чтобы им передали царскую семью, а у Ленина и Свердлова не было возможности им отказать. Предположим, что так оно и есть. Москва не может отказать немцам, но в то же время не желает передавать им Романовых. Тогда все получалось очень просто. Можно отправить за Романовыми некоего англичанина (и тем самым убить двух зайцев), а потом устроить так, чтобы непокорные сибиряки якобы самовольно задержали Николая с семьей. Тогда можно будет сказать немцам: мы изо всех сил старались воздействовать на местный Совет, но тот отказался нас слушать.

Правдоподобна ли такая версия?

Безусловно. Такое объяснение давало исчерпывающий ответ на мучившие меня вопросы. И все же я отказывался в это верить. Слишком уж безумной казалась мне подобная линия поведения. Пока же я решил держать ухо востро. Первым делом, надо было как можно больше разузнать о Рузском.

Он ждал меня в темном переулке за гостиницей «Пале-Рояль». Вид у Рузского был малосимпатичный: он успел где-то здорово набраться и держался весьма нагло. Тем не менее в ходе разговора я понял, что мысль его работает вполне ясно. Моего собеседника интересовал только документ.

– Бумага у вас? – сразу же спросил он.

Я покачал головой:

– Пришлось оставить ее у царя. Потом поезд остановили, и я не имел возможности забрать ее.

– Теперь это и подавно не получится. Однако документ надо заполучить.

– Кому надо? – резко спросил я. – Вы заварили всю эту кашу, вы должны и раздобыть бумагу.

– Неужели вы думаете, что царь ее мне отдаст? Он же меня видел и знает. Нет, он поверит только вам.

Я не стал говорить Рузскому, какого мнения на мой счет придерживается Николай теперь. Вместо этого я сказал:

– Я мог бы вам передать для него записку.

– Записку? – фыркнул Рузский. – А если охрана меня обыщет, что тогда? Я окажусь тайным курьером, передающим послания от вас царю. Это будет выглядеть заговором с целью освобождения Николая. Да меня просто шлепнут на месте!

Мы настороженно смотрели друг на друга. После паузы я спросил:

– Что их ожидает?

– А вам-то что? – пожал плечами Рузский.

– Мне есть до этого дело.

– Насколько мне известно, большинство членов Совета выступают за то, чтобы предать их смерти.

– Казнить? Всех? Хладнокровно?

– Трудный вопрос. По этому поводу много споров. Некоторые говорят, что большевикам не пристало расстреливать женщин и детей. Другие говорят, что с немкой церемониться нечего.

Рузский наверняка знал об условиях содержания царской семьи больше, чем я, поэтому я спросил:

– Есть ли какой-нибудь шанс освободить их?

Он взглянул на меня с веселым недоумением:

– Вы имеете в виду акт рыцарственного спасения? Нет, друг мой, не получится. Считайте, что августейшее семейство уже на том свете. Разве что они еще понадобятся большевикам для ведения торга. С немцами.

– И что дальше?

– А ничего. Их продержат здесь еще долгое время. Возможно, кто-нибудь попытается их спасти. В этом случае охрана прикончит всю семью на месте. Сибирь кишит белогвардейскими армиями и отрядами. Уж в одном-то вы можете не сомневаться: ни Николаю, ни его сыну ни за что не попасть в стан белых. Многие еще не отказались от идеи реставрировать монархию.

– У вас есть какие-нибудь конкретные предложения?

– Да. Нужно выждать.

– Значит, бездействие?

Рузский искоса взглянул на меня.

– Будьте терпеливы. Что сейчас можно сделать? Если бы он подписал документ, вы уже могли бы отправиться к себе в Англию. Но вы не смогли его заставить.

– Да, не смог. Но мне кажется, что я и так могу отправляться восвояси. Я здесь, в Екатеринбурге, ничего не значу. Зато у вас есть положение. Если и возможно что-то предпринять, то способны на это только вы!

– Я же сказал, будьте терпеливы. Помните о главной задаче. Она состоит не в том, чтобы спасти царя, а в том, чтобы получить бумагу с его подписью. Помните об этом. Как только бумага будет подписана, вы можете отправляться в Москву, а затем и в Лондон.

– Я хотел бы знать, что это за бумага!

– Вы и так достаточно знаете, – резко заявил Рузский. – И помните: единственный шанс Романовых на спасение – это подписанный документ, лежащий на столе у Ленина.

– Да если бы Ленин этого хотел, он мог бы...

Рузский покачал головой:

– Ничего подобного. Даже если бы Ленин лично явился в Екатеринбург, вряд ли что-нибудь вышло. Вы можете себе представить, что он препирается с остолопами вроде Белобородова и Голощекина? Да ведь они, пожалуй, ему откажут. А потом по всей стране разнесется весть, что Ленин изменил делу революции и вступил в переговоры с царем. Нет, он ни за что на это не пойдет. Значит, вся надежда только на вас, потому что вам Николай верит. Ни с кем другим он разговаривать не станет. Если вы сейчас уедете, считайте, что смертный приговор Романовым подписан.

– Но я ничего не могу сделать!

Рузский уже знакомым мне жестом почесал кончик носа.

– Всегда можно что-то сделать. Идет время, возникают новые возможности.

На этом мы и расстались. Я вернулся назад к поезду, ибо мне больше некуда было идти. Я знал, что состав по-прежнему стоит на вокзале. Мы договорились с Рузским, что будем встречаться каждый вечер в одно и то же время за гостиницей «Пале-Рояль».

В вагон меня, однако, не пустили – там стоял часовой, который велел мне немедленно отправляться к начальнику вокзала. Так я и сделал. Начальник вокзала был мало похож на железнодорожника. Это был какой-то невзрачный субъект в сапогах непомерно большого размера. Он передал мне приказ, который мне совсем не понравился. Приказ был подписан председателем Уральского Совета Белобородовым. Мне предписывалось немедленно выехать из Екатеринбурга в Тюмень вместе с поездом, который принадлежал «тюменским товарищам». Задерживаться в Екатеринбурге строго-настрого запрещалось. В случае нарушения приказа я буду арестован и предан суду по подозрению в контрреволюционной деятельности.

Я пошел будить машиниста. Он немного поворчал, но, по-моему, был не прочь унести ноги из Екатеринбурга. Бедняге приходилось здесь несладко: с одной стороны, его одолевали любители сплетен, желавшие побольше узнать о царской семье, с другой – донимали пламенные революционеры, считавшие, что даже вести поезд с царем – уже страшное преступление. Несчастного машиниста то спаивали, то осыпали угрозами.

Состав отогнали на запасной путь сразу же после моего ареста и высадки царского семейства. Там поезд и стоял, окруженный часовыми: двое дежурили у паровоза, еще двое – у хвостового вагона. Судя по виду, это были рабочие. Внутри я обнаружил нескольких кавалеристов из моего отряда, включая Кознова, который не скрывал своей радости по поводу моего возвращения.

– Куда теперь? – сразу же спросил он.

– В Тюмень. Вы получали какие-нибудь иные указания?

– Никак нет.

Кознов смотрел на меня выжидательно. Любой офицер хорошо знает это выражение лица у подчиненного: он выполнит любой приказ, если тот будет четким и ясным. Хороший солдат, но начисто лишен инициативы.

Особенность тех сумбурных дней состояла в том, что никто никому не верил, и дальнейшие события не замедлили это подтвердить. Несмотря на то, что я действовал по прямому указу высшего представителя местной власти – Белобородова, – причем получил я этот приказ непосредственно от начальника вокзала, стоявшие в оцеплении рабочие мне не поверили. Они долго препирались по поводу того, кто пойдет к начальнику вокзала проверять мои слова. Наконец делегат был отправлен, долго отсутствовал, и, когда вернулся, остальные не поверили теперь уже ему. В конце концов каждый из четверых часовых по очереди сходил на вокзал и вернулся.

После того как охрана убедилась в правдивости моих слов, машинист стал разогревать котел. Часовые удалились, и я смог задать Кознову вопрос, который давно вертелся у меня на языке.

– У нас в составе есть два запломбированных вагона. Кто-нибудь в них совал нос? – с беспокойством спросил я.

– Никак нет. Один из часовых очень рвался туда, и я уже было собирался врезать ему как следует, но остальные вмешались и удержали его. Они сказали, что собственность царя теперь принадлежит народу.

Мысленно я поблагодарил Господа за эту милость и на время превратился в кочегара: бросал дрова в топку, поглядывая на измеритель давления в котле. Ключи от запертых вагонов были у меня. Там наверняка содержались весьма ценные вещи, и я чувствовал себя ответственным за их сохранность.

Была уже глубокая ночь, когда поезд наконец зашипел, засвистел, залязгал колесами и покатился на восток, в сторону Тюмени.

Екатеринбург остался позади, мы вновь неслись по бескрайним сибирским просторам. Я стоял в коридоре бывшего царского вагона, на том самом месте, где провел восхитительный час в беседе с великой княжной Мэри. Та ночь была темной и безлунной, теперь же в небе светил месяц. Как бы я хотел, чтобы Мэри сейчас была рядом...

Глубокая грусть охватила меня. Я все больше терзался от ощущения собственной беспомощности. Что я мог сделать? Если бы я остался в Екатеринбурге, то лишь подверг бы себя бессмысленному риску. Совершенно очевидно, что царя охраняли бдительно, исключив всякий контакт с внешним миром. Можно было, конечно, отправиться в Москву и доложить там о постигшем меня фиаско. Но какой в этом смысл? Я решил, что мой долг остаться в Сибири. Нужно было лишь найти предлог, который ни у кого не вызвал бы подозрений.

Я принялся всесторонне рассматривать ситуацию. Итак, заветный документ находится в Тобольске. Поезд по-прежнему в моем распоряжении. Вывод прост: надо отправиться в Тобольск и взять бумагу. Если документ представляет собой столь могучую силу, возможно, я сумею ею воспользоваться.

Каково, собственно, мое положение? Мне приказали убираться из Екатеринбурга. Что ж, приказ я выполнил. Косвенно приказ Уральского Совета легализовал мое положение, ибо мне предписывалось вернуть поезд «тюменским товарищам», позаботившись о сохранности груза. Логика Уральского Совета была мне понятна. Если я отвечаю за поезд, отправляющийся в Тюмень, то не буду путаться у них под ногами в Екатеринбурге. Кроме того, на комиссара Яковлева можно будет свалить ответственность за ценный груз, находящийся в вагонах. Итак, Советской власти я мог не опасаться: с одной стороны, у меня был письменный приказ Уральского Совета, поручавший состав моему попечению, с другой – мандат Свердлова. Если кого-то из местных не устроит одна бумага, суну ему под нос другую, решил я.

А что, собственно, я охраняю? В Тобольске я видел, как в сани грузили сундуки, коробки, ящики, мешки. Что там внутри? Пора бы это выяснить.

Меня ждало настоящее потрясение. Не забудьте, что Николай Романов единолично управлял одной шестой земной суши, а Александра была императрицей. Их личное имущество по ценности превзошло все мои ожидания. Я обнаружил в сундуках и ящиках не только шелка и бархат, фарфор и хрусталь, картины и иконы, но также огромное количество драгоценностей. Целые сундуки! Так и не знаю, сколько их там было – я заглянул лишь в пару десятков коробок и ларцов. Помню деревянный сундучок размером 18 дюймов на 12, а глубиной дюймов 5 – 6. Он весь был набит золотыми монетами самых разных стран. Здесь были и австрийские талеры, и английские соверены, и американские пятидесятидолларовые монеты, и испанские дублоны. Сундучок был такой тяжелый, что я не сумел оторвать его от пола.

В одном чемодане я обнаружил восьмиугольную кожаную шкатулку, наполненную распятиями, иконками и прочими религиозными атрибутами – все они были сплошь усыпаны драгоценными камнями. Причем поистине невероятного размера и баснословной стоимости.

Уверяю вас, что мое открытие подействовало на меня самым удручающим образом. Я и не предполагал, за какие сокровища отвечаю. Было совершенно очевидно, что все эти богатства нужно как-то спрятать, попытаться найти безопасное место.

Я поспешил вновь закрыть хранилище. Когда я вернулся к паровозу, уже занимался рассвет.

Через несколько минут (я стоял рядом с машинистом) трасса сделала поворот, и нашему взору открылась потрясающая картина. Впереди, прямо на железнодорожном полотне, шел настоящий бой.

Примерно в полумиле от нас стоял поезд, отчаянно отбивавшийся от атакующих всадников. Выстрелов мы, разумеется, не слышали, ибо рев нашего паровоза заглушал все звуки. Машинист нажал на тормоза, а я бросился назад, чтобы предупредить Кознова и своих солдат. Не успел я добраться до первого вагона, как прямо у меня над головой взвизгнула пуля, отрикошетив от железной стенки. Обернувшись, я увидел, как к нашему поезду несутся всадники.

Кознов и его люди были уже в курсе происходящего. Они засели у окон, держа винтовки наготове. Все мы неоднократно видели подобные сцены в современных вестернах, где действие происходит на американском Западе. Разница, однако, заключалась в том, что в тот день на мой поезд напали не какие-нибудь раскрашенные дикари, а отлично вооруженные кавалеристы. Что это были за люди? Я навел бинокль на кучку всадников, застывшую на пригорке возле атакованного поезда. Белоснежный конь одного из них показался мне знакомым.

Дутов!

– Не стрелять! – приказал я Кознову, но слишком поздно. Нас уже обстреливали, и мои люди тоже открыли огонь.

– Прекратить огонь! – крикнул я, быстро сдернул наволочку с подушки, высунулся в окно и стал махать своим импровизированным белым флагом. Козновских солдат я заставил сложить оружие и спуститься на железнодорожную насыпь с поднятыми руками. Они были весьма недовольны; но другого выхода у меня не было – иначе нападавшие перебили бы нас, не вступая ни в какие переговоры.

Нас усадили на землю и велели ждать, пока впереди не закончится бой. Было ясно, что победа останется за Дутовым. В переднем составе было не больше пары сотен большевиков, а в отряде Дутова насчитывалось не меньше тысячи человек. К тому же у Дутова были настоящие солдаты, а не какие-нибудь красногвардейцы. Большевики сражались отчаянно, но в конце концов красный флаг с паровоза исчез и оставшиеся в живых капитулировали.

Тем не менее прошел целый час, прежде чем все закончилось. Наконец, в сопровождении конвоира с обнаженной шашкой я отправился к Дутову. Тот все еще сидел в седле, разглядывая захваченный поезд.

Генерал взглянул на меня сверху вниз, топорща густые усы.

– Где царь?

– В тюрьме, в Екатеринбурге, – прямо сказал я.

Дутов сердито ударил себя по ляжке.

– Так я и знал! Он еще жив?

– Насколько мне известно, жив.

– Жив, но всеми брошен! – возмутился генерал. – И вы бросили его гнить в тюрьме?

– Меня самого арестовали, а потом выгнали из города, – запротестовал я. – Если я вернусь, меня сразу посадят в тюрьму.

– А куда вы отправляетесь теперь?

– В Тобольске остались великие княжны. Я обещал, что вернусь за ними.

– Ждите возле вашего поезда, – приказал генерал. – Когда я закончу здесь, мы поговорим.

И он отъехал прочь.

Я ждал его не меньше часа. Пленные с захваченного большевистского поезда были выстроены в колонну, многие из них истекали кровью. Бедолаг отправили под конвоем куда-то в северном направлении. Люди Дутова вовсю хозяйничали в захваченном поезде, забирая все, что им могло пригодиться. Наконец всадник на белом коне направился в нашу сторону. Дутов легко перекинул ногу через холку лошади и спрыгнул на землю.

Первым делом он спросил:

– Водка есть?

У меня оставалось немного лимонной. Я протянул генералу бутылку, он запрокинул голову и моментально осушил остатки.

– У этих паршивых большевиков не было ни капли! У них вообще почти ничего не было. Вся добыча – несколько винтовок да пара ящиков с патронами. Как они только умудряются так жить.

Я сказал генералу, что у меня есть некоторое количество консервов, но на Дутова это не произвело впечатления.

– Нам нужно оружие. Деньги бы тоже не помешали – я давно не платил своим головорезам. Правда, тратить жалованье им все равно негде, – хмыкнул генерал, – но за жалованье люди воюют куда охотнее, что бы там ни говорили большевики. А теперь расскажите мне про Николая.

Я рассказал ему все, что знал: о кровожадности толпы, об импровизированной тюрьме. О бумаге, разумеется, ни слова.

– Какие силы в городе у большевиков?

– Этого я не знаю. Дом Ипатьева со всех сторон окружен солдатами, на всех окрестных улицах много вооруженных людей.

– Это все жалкий сброд, – заявил генерал. – Если дать человеку винтовку, от этого он еще не становится солдатом.

– Вы собираетесь напасть на город?

Дутов белозубо улыбнулся.

– Нет! Ничего подобного я не замышляю. Господи, я считал вас трусливым лакеем, спасающим свою шкуру, а вы предлагаете мне напасть на Екатеринбург с моим маленьким отрядом? Ничего, город и без меня скоро отобьют.

– Надеюсь, это произойдет не слишком поздно, – угрюмо заметил я.

Дутов внимательно посмотрел на меня, потом порылся в кармане кителя, достал кожаный портсигар и выудил из него длинную сигару.

– "Упманн", – сказал он, выдыхая ароматный дым. – У меня еще целых семь штук осталось. А где мальчик?

– Царевич?

– Да, Алексей.

– В Тобольске. А что?

Дутов еще раз затянулся, взгляд его стал жестким.

– Ведь он наследник.

– Николай отрекся от престола не только от своего имени, но и от имени сына.

Дутов сердито кивнул:

– Идиот несчастный. Мальчик очень бы всем нам пригодился.

– Он ведь на волосок от смерти, – сказал я.

– Но ведь не умер еще. В истории не раз случалось, что сын возвращает себе трон отца.

Немного подумав, Дутов сказал, что собирается отправиться в Тобольск и освободить царских детей. Когда я отрицательно покачал головой, генерал не на шутку рассердился.

– Это еще почему?

– В Тобольске достаточно экстремистов, которые убьют царевича и великих княжон до того, как вы успеете их отбить. Вам не удастся подобраться к особняку вплотную.

– А вам?

– Тамошние большевики меня знают.

– Знать-то знают, но доверяют ли?

Я пожал плечами.

– Во всяком случае, при виде комиссара Яковлева они не станут убивать подростков сразу.

– Вы что, собираетесь отправиться из Тобольска на пароходе вниз по Оби?

Я вновь покачал головой, хотя Дутов безошибочно угадал мой план.

– А как бы поступили вы, генерал?

Сквозь облако дыма он ответил:

– Я буду продолжать в том же духе. Наступать большевистским собакам на хвост при всяком удобном случае. Ждать остается недолго, всего несколько недель.

– Что вы имеете в виду?

– Скоро здесь будет Белая армия. Колчак, чешский легион и все прочие. Наши наступают, большевики пятятся назад. Вскоре ваша мечта осуществится – мы возьмем Екатеринбург. А сейчас мне нужны винтовки и деньги.

– Будем надеяться, что царь доживет до освобождения. А могли бы вы купить винтовки, если в у вас были деньги?

– На это потребовалось бы время, – ответил Дутов. – Оружие пришлось бы доставлять с Дальнего Востока, но в принципе это возможно.

Я окинул генерала скептическим взглядом, не торопясь продолжать разговор. У меня перед глазами стоял сундук с золотыми монетами. Имел ли я право передать его Дутову?

Инстинктивно я чувствовал, что это было бы правильным поступком. Можно ли придумать лучшее использование для царских сокровищ, чем спасение жизни царя? Однако Дутов производил впечатление сущего разбойника. Вряд ли, увидев золото, он скажет: «Ах, какой вы щедрый! Большое спасибо!» Скорее всего генерал сразу поинтересуется: «Откуда у вас это золото? Сколько там еще осталось?»

Поэтому я всего лишь попросил генерала об одолжении расчистить путь, чтобы наш поезд мог двигаться дальше. Дутов охотно согласился:

– Я люблю играть с железнодорожными составами.

Задача была несложной – вдали виднелся разъезд.

Пока генерал отсутствовал, я приказал Кознову вынести тяжелый сундук из хранилища и поставить его в мое купе. Потом спустился на насыпь и стал размахивать наволочкой, которую ранее я использовал в качестве белого флага. Вскоре прискакал верховой, и я сказал ему:

– Попросите генерала Дутова пожаловать сюда.

Всадник укоризненно взглянул на меня:

– Вам надо самому отправиться к его превосходительству.

– Скажите генералу, что дело того стоит.

Посыльный ускакал, и через какую-нибудь минуту в мою сторону понесся всадник на белом коне.

– Что еще за фокусы? – рявкнул Дутов. – Какое нахальство!

– Пойдемте со мной, – сказал я, поднимаясь в вагон.

– Что за шутки?! – с видом оскорбленного достоинства воскликнул Дутов, однако все же последовал за мной, сердито ворча под нос.

Я открыл купе и показал на сундук, торчавший из-под сиденья:

– Помогите мне вытащить его в коридор.

– Я позову кого-нибудь из солдат.

– Будет лучше, если мы сделаем это сами.

Дутов кинул на меня быстрый взгляд.

– Этот сундук доверил мне император, чтобы он не попал в руки большевикам.

Дутов сразу оживился, и вместе мы выволокли сундук в коридор. Когда я открыл крышку, генерал чуть не лопнул от радости.

– Да тут целое сокровище, – промурлыкал он.

– Да, целое сокровище. Его величество хочет, чтобы эти деньги были использованы на наше общее дело.

– К черту общее дело, – рассеянно пробормотал Дутов, позвякивая монетами. – Нет никакого общего дела.

– Есть дело борьбы с большевизмом, – сказал я. – С этим, я думаю, вы согласитесь.

Генерал возбужденно расхохотался. Думаю, он никогда в жизни не видел такое количество золота. Впрочем, я тоже, Вдруг смех оборвался, и генерал с подозрением уставился на меня.

– А сколько вы взяли себе?

– Нисколько, – ответил я.

– Как же! Так я вам и поверил! Уверен, что вы зацапали...

– Откройте крышку, и вы увидите, что сундук полон. У меня же есть вот что.

Я достал из кармана маленькое распятие, усыпанное сапфирами.

– Это подарок ее величества, и я не променяю его на все золото мира.

Генерал был в возбуждении. Его взгляд метался между мной и сундуком. Прошла, должно быть, целая минута. Потом Дутов с хитрым видом воскликнул:

– Господи, сколько всего можно накупить на это золото!

– Не сомневаюсь, – ответил я.

* * *

Заполучив золото, Дутов со своим войском тут же исчез. Перед моим поездом путь был свободен. До Тюмени мы доехали без приключений. Я все время думал о доверенных мне сокровищах. На вокзале верный Кознов со своими людьми заняли пост у заветных вагонов, я же отправился на набережную. Ледоход еще не кончился, но льдины стали меньше и тоньше.

У берега выстроились какие-то конторские помещения и здоровенный склад. Возле двери висела медная табличка, гласившая, что здания принадлежат Западно-Сибирской пароходной компании. Я постучал, но дверь была закрыта. Скорее всего служащие в зимний период лежат в берлоге и сосут лапу, подумал я. Но ведь зима-то на исходе. Я отправился на поиски кого-нибудь из начальства.

Управляющего мне удалось найти без особого труда – он жил неподалеку. Вид у него был довольно растерянный, ибо за зиму весь мир переменился. В октябре, когда река встала, страной все еще правило Временное правительство, а компанией руководили владельцы, жившие далеко отсюда, в Лондоне и Осло, но тем не менее вполне реальные. Теперь же всем заправляли местные большевики, которые объявили, что имущество компании принадлежит народу. Приближался новый сезон, а инструкций и указаний управляющему получить было неоткуда.

– Вон тот пароход готов к навигации? – спросил я.

– Конечно. В топках всю зиму поддерживался, огонь.

– Как скоро может он отправиться в плавание?

– Почему вас это интересует, гражданин?

– Не просто гражданин, а комиссар Яковлев, – заявил я и показал мандат.

Управляющий чуть не поперхнулся.

– Я собираюсь реквизировать этот пароход для плавания в Тобольск.

– Конечно-конечно. Он будет готов к отплытию через три часа.

– Хорошо. Кроме того, мне понадобятся лошади и повозки.

Поразительно, но все это удалось исполнить без каких-либо осложнений. Дело в том, что екатеринбуржцы ушли из города, и Тюмень вновь стала тихим заштатным городком. Довольно быстро нашлись и лошади и телеги, из чего я сделал вывод, что у руководства пароходной компании давние и хорошо налаженные связи с местным извозом. Операция была проведена быстро и аккуратно. Я лично стоял у вагонов с сокровищами, следя, чтобы ничего не похитили. Странная вещь, но возчики, в жизни не видавшие таких заманчивых сундуков и ящиков, почему-то не проявляли ни малейшего любопытства к их содержимому. Они были апатичными и работящими – совсем такими же, как их лошади.

К середине дня все было погружено на пароход «Русь», и можно было отправляться в путь. Капитан корабля – его звали Мелюк – встал к штурвалу, а люди Кознова вовсю трудились в кочегарном отделении, поддерживая пары.

Вскоре мы отплыли. Плавание на пароходе «Русь» было тихим и мирным. Тюмень – совсем небольшой городишко, да и Тобольск тоже. Между ними нет никаких крупных селений – лишь деревеньки, разбросанные по берегам. Пароход плыл вниз по течению, расталкивая льдины. Пашни на берегах уже зеленели первыми всходами.

Помню, как капитан Мелюк показал на какое-то прибрежное село и сказал:

– Это село Покровское, комиссар.

По его тону я понял, что это село какое-то особенное.

– Покровское? – переспросил я. – А-а, это то самое...

– Да-да, – кивнул он. – Тут родился Распутин. В прошлом году император и императрица плавали сюда на моем пароходе. – Капитан тут же поправился: – Извините, гражданин комиссар, я хочу сказать, бывший император и бывшая императрица.

– Ну-ка, расскажите мне об этом.

– Я показал бывшей царице, где находится Покровское. Она заплакала, опустилась на колени прямо на палубе и долго молилась.

– А его вы знали?

– Он тоже плавал на моем пароходе. Я с ним даже разговаривал. – Мелюк передернулся. – Жуткий человек. Такие глазищи!

Он долго рассказывал мне всякие байки про Распутина, разные истории про пароход, про местные новости, а «Русь» тем временем плыла на север. На следующий день мы прибыли к слиянию с Иртышом, где стоял город Тобольск. С капитанского мостика я издали увидел губернаторский дом. В бинокль было видно, что на балконе стоят какие-то люди. Я смотрел на дом с чувством глубокой вины.

Пришло время сделать ужасное признание. Помните, я писал, что путешествие на пароходе было тихим и мирным? Так вот, это относится лишь к первой его половине. Ночь я провел в каюте на той самой кровати, которую, если верить капитану, в прошлом году занимал император. Это известие лишило меня сна. Я лежал и думал о событиях последних дней, а также о будущем. Под плеск воды и потрескивание льдин я думал о своем короле, который и отправил меня со столь таинственной миссией. Его величество хотел во что бы то ни стало спасти царскую семью. И я понял, что мой долг – выполнить волю моего государя. Чего бы это ни стоило. А для этого нужны были деньги.

Вы уже догадались, какого рода мысли меня одолевали. Итак, глубокой ночью я спустился в трюм, где были сложены все сокровища Романовых, и отобрал самые ценные и небольшие по размеру вещи, которые будет легко обменять на деньги. Я собрал довольно много драгоценных камней, брошек, сережек и прочего. Не имею ни малейшего представления, сколько все это стоило, но наверняка немало. Я знаю, что совершил непростительный проступок. Но в те минуты, когда я шарил по сундукам, мне казалось, что я поступаю правильно. Кто знает, скольких чиновников мне придется подкупить, сколько средств придется истратить ради спасения царя. Будет глупо, если дело провалится из-за недостатка средств.

Вот так я стал вором в ночи. Когда на следующий день «Русь» стала на причал у пристани Западно-Сибирской пароходной компании в Тобольске, я отправился на встречу с младшими Романовыми. Мои карманы отяжелели от похищенных драгоценностей.

У ворот губернаторского дома я напустил на себя властный вид и потребовал вызвать ко мне полковника Кобылинского. Он тут же явился, почему-то оглядываясь через плечо, и без единого слова отвел меня в свой кабинет. Лишь оказавшись за запертой дверью, Кобылинский спросил:

– Что с царем?

– А вы не знаете?

– Мы ничего тут не знаем.

Я коротко рассказал Кобылинскому о положении, в котором оказались Николай, Александра и их дочь.

– Можно что-нибудь сделать?

– Пытаюсь. Ситуация очень сложная.

– Вы собираетесь забрать остальных? – с тревогой спросил Кобылинский. – Они очень хотят воссоединиться с родителями. Но мне страшно отправлять их в Екатеринбург... Не нравится мне вся эта история.

– Нет, туда я их не повезу. Но я должен с ними поговорить.

Полковник кивнул:

– Только постарайтесь не напугать их.

Я изо всех сил изображал уверенность и жизнерадостность, хотя в глубине души испытывал горечь и печаль – разговор с великими княжнами и юным Алексеем оказался не из легких. По их глазам я видел, что они считают меня виновником всех своих бед, однако хорошее воспитание не позволяло им обвинять меня в открытую. Младшие Романовы сидели и внимательно слушали меня, наблюдая за каждым моим жестом, за выражением моего лица.

Когда я закончил, они стали задавать мне вопросы, причем так вежливо и осторожно, что сердце у меня сжалось от боли. Как папа? Как мама? Здорова ли Мэри? Я отвечал как мог, но вряд ли мои рассказы их удовлетворили.

Лидером явно была Татьяна, худенькая девушка лет двадцати, впрочем, не самая старшая из сестер. Она молча выслушала меня, а потом заявила следующее:

– Комиссар Яковлев, мы единодушно решили: если наши родители и сестра находятся в заточении, мы должны быть рядом с ними. Отвезите нас, пожалуйста, в Екатеринбург.

Мне не хотелось рассказывать им о том, что я тоже был арестован, а затем выслан из города, – боялся, что это лишь встревожит их еще больше. Однако теперь пришлось раскрыть карты.

– Это невозможно, – сказал я и объяснил почему.

– Кто же тогда главный? – спросила Татьяна. – Мы считали, что вы представляете здесь высшую большевистскую власть. К тому же вы гарантировали всем нам безопасность.

– Я сообщил о произошедшем в Москву по телеграфу. Уверен, что в Екатеринбурге скоро будет восстановлен порядок.

Я старался говорить как можно увереннее, и самые младшие, возможно, мне поверили, но не Татьяна.

– Вы действительно прибыли сюда по приказу Ленина и Свердлова? – в упор спросила она. – Это правда?

– Абсолютная правда.

– Но ведь они сейчас – настоящие хозяева России. Как же могут местные власти своевольничать?

Я ответил ей искренне:

– Скорее всего виной всему расстояние, плохая связь и, возможно, соперничество.

– Я думаю, все это какой-то трюк! – заявила Татьяна. – Комиссар, если вы не полномочны решать, к кому мы должны обратиться?

– Я передам ваше послание в Москву. Больше я ничего сделать не могу. А теперь я должен поговорить наедине с вашим братом.

– Зачем?

– Я должен передать ему подарок и послание.

Татьяна недоверчиво взглянула на меня, но помешать не могла. Девушки вышли из комнаты, и я остался наедине с Алексеем. Царевич весело улыбнулся мне.

– Татьяна такая пессимистичная, – сказал он. – А я уверен, что скоро мы снова будем вместе. – Его улыбка стала еще жизнерадостнее: – Вы сказали, что у вас для меня подарок и послание. От кого? От папы?

Я достал сапфировое распятие и показал его царевичу.

– Ну, распятие, разумеется, от мамы, – уверенно кивнул он. – Так ведь?

– Не совсем. Распятие, как и послание, от вашего отца. Он сказал мне, что оставил у вас некий документ...

Мальчик нахмурился, а я заставил себя улыбнуться:

– Он передумал. Как вы помните, император велел вам хранить документ у себя вплоть до воссоединения семьи. Я знаю, он сам мне об этом сказал. Вы должны были сохранять полнейшую тайну и никому этот документ не отдавать. Но теперь он хочет, чтобы бумага оказалась у меня.

– Нет, – упрямо сжал губы Алексей. – Папа сказал, что бумагу никому отдавать нельзя.

– Я знаю это, я же вам сам это только что сказал. Алексей, для того он и дал мне это распятие, чтобы вы поняли – мне можно доверять. Вы ведь узнаете это распятие, не правда ли?

Мальчик был в смятении. Как же я ненавидел себя за то, что вынужден ему лгать. И тем не менее документ нужно было заполучить во что бы то ни стало – лишь это могло спасти жизнь Романовым. Чуть не плача царевич повторил:

– Но он ведь сам мне сказал. Я дал ему честное слово!

Я мягко спросил:

– Алексей, разве вы мне сказали хоть слово о документе?

Он покачал головой:

– Конечно нет.

– А еще кому-нибудь сказали? Например, вашим сестрам?

– Нет.

– Значит, об этом секрете знают только два человека – вы и ваш отец.

– Да.

– Откуда же я об этом могу знать?

Мальчик захлопал глазами.

– Мне могли сказать об этом только два человека: или вы, или ваш отец, правильно? Вы мне не говорили, значит, я знаю об этом от вашего папы. А распятие должно подтвердить вам, что я не лгу.

Морщины на лбу мальчика исчезли. Он протянул руку, я передал ему распятие.

– Ну как, вы его узнаете? – спросил я.

Алексей поднялся и вежливо сказал:

– Я сейчас принесу вам документ, комиссар.

* * *

Когда бумага оказалась у меня в кармане, я разыскал Кобылинского и рассказал ему о содержимом трюма парохода «Русь». Обсудив ситуацию, мы решили, что я, как полномочный представитель Центрального Исполнительного Комитета, напишу приказ капитану корабля и тобольскому управляющему пароходной компании и передам корабль в ведение Кобылинского. Полковника очень беспокоил его статус. Он и в самом деле находился в довольно двусмысленном положении. Власть в стране принадлежала большевикам, а Кобылинский был офицером старого режима, к тому же безнадежно скомпрометированным связью с монархом. Рано или поздно, Кобылинского ждала расплата. Он очень хорошо понимал это и с нетерпением ждал наступления белых армий. В Тобольске полковнику приходилось туго. Часть охраны из Омска и Екатеринбурга все еще оставалась в губернаторском особняке. Формально они подчинялись полковнику, но на самом деле его никто не слушал. Оценив ситуацию, я решил, что мне нужно побыстрее отсюда убираться.

В путь я отправился верхом. «Русь» должна была остаться в Тобольске, путешествие на санях из-за таяния снегов стало невозможным, и кроме как на лошади покинуть город было нельзя.

Как вскоре выяснилось, это решение было опрометчивым, и мне пришлось дорого за него заплатить. Однако первые две или три мили я проскакал очень резво. Заветный документ, доверчиво переданный мне Алексеем, буквально прожигал дыру у меня в кармане. Я знал, как жаждут заполучить эту бумагу Ленин, Захаров и еще чуть ли не половина мира. Я уже давно, еще с первой беседы с Лениным, догадывался о содержании документа. Однако пришло время ознакомиться с ним вплотную. Поэтому я натянул поводья и в меркнущем свете дня достал из кармана пакет. Взломав печать, я первым делом проверил, действительно ли бумага подписана царем. Да, внизу стояла подпись «Николай Романов». Бумагу заверил полковник Кобылинский. Поначалу этот факт меня немало удивил, но потом я сообразил, что текст написан по-английски, а этого языка Кобылинский не знает.

Лишь затем я прочитал документ. Мои глаза скользили по машинописным строчкам, и я отказывался им верить. Сухим, юридическим языком здесь было изложено такое, чего я и не ожидал. Мои предположения оказались довольно далеки от реальности. Документ имел столь огромное значение, что меня бросило в пот. Сразу же появилась масса вопросов. Кто знал о его содержании? Не может быть, чтобы Георг V тоже был в курсе. А Ленин? Нет, скорее всего вождя большевиков тоже обманули.

Истину наверняка знали двое: Николай Романов, бывший самодержец всероссийский, и Бэзил Захаров, которого многие считали самым зловещим махинатором всей Европы.

И вот появился третий – Генри Джордж Дайкстон...

* * *

Скорость продвижения через снега зависит от плотности наста, причем для всадника это значит еще больше, чем для пешего. Если наст крепок, конь мчится вперед стрелой. Если же снег подтаял, превратившись в кашу из воды и льда, лошадь ступает осторожно, боясь упасть.

Именно в такую оттепель я и угодил. Лошадей приходилось менять беспрестанно. Они еле ползли, а если я пытался их пришпорить, то переходили на галоп, но лишь на несколько секунд. Мое путешествие до Тюмени было сущим мучением. Я шлепал по грязи, мок под ливнем, смешанным со снегом. Мне казалось, что физически невозможно быть более мокрым и замерзшим. Однако я ошибался. До Тюмени оставалась еще добрая сотня миль, когда лошадь споткнулась и я упал в канаву, полную грязной, черной воды. Слава Богу, конь не пострадал, и через некоторое время я снова сидел в седле. Дул ледяной ветер, и я промерз до мозга костей. Необходимо было сделать привал – отогреться и поесть в какой-нибудь деревне. Но я был один, а ночной путник в дикой местности, будь то Сибирь или графство Сомерсет, должен быть крайне осторожен, особенно если его карманы набиты драгоценностями.

Поэтому я поскакал дальше. Зубы выбивали дробь, ноги превратились в куски льда. Меня трясло от озноба. К утру я понял, что серьезно заболел, – меня кидало то в холод, то в жар, подступала тошнота. До Тюмени я добрался, едва держась в седле. Зато успел на поезд, отправлявшийся в Екатеринбург.

Поездка вспоминается мне как кошмарный сон. Я сумел достать билет лишь в вагон третьего класса, битком набитый людьми, багажом и даже скотиной. По соседству со мной, например, блеяла коза, от которой несло еще больше, чем от крестьян. Впрочем, я, наверное, благоухал не лучше. Пар валил от моей мокрой одежды столбом, и мои собратья по несчастью выглядели точно так же – парились в духоте и потели.

Меня мучили голод и жажда, однако достать еду и питье было негде. С каждым часом я чувствовал себя все хуже. Температура поднималась, я весь трясся в лихорадке и обливался потом. Последние три часа я провалялся на полу, погрузившись в сон, больше похожий на обморок.

Вот раздался крик: «Екатеринбург», и я с трудом поднялся на ноги. Судя по вокзальным часам, шел девятый час. Я, шатаясь, выбрался из душного вагона и шагнул в холод и мрак ночи.

До встречи с Рузским оставалось меньше часа.

* * *

Лучше бы я пропустил сутки и встретился с ним на следующий день. Мне так необходимо было поесть, выспаться и согреться. Но денег заплатить за ночлег не было – я потратил последние на железнодорожный билет. Остались лишь какие-то копейки, которые я потратил на стакан чая. Это меня немного подкрепило, и все же до гостиницы «Пале-Рояль» я доковылял с большим трудом. Из разговоров на вокзале я знал, что царская семья по-прежнему находится в заточении в доме Ипатьева.

Рузский опаздывал. Это обстоятельство повергало меня в отчаяние, ибо я чувствовал себя все хуже и хуже. Пришлось прислониться к стене гостиницы. Впрочем, обвинять моего компаньона было трудно. Должно быть, он каждый вечер являлся сюда, терпеливо ждал и, не дождавшись, уходил.

В конце концов Рузский появился. Первым делом он сердито спросил:

– Какого черта? Где вас носило столько времени?

Я хотел ответить, но не смог – так стучали зубы. Рузский достал из кармана бутылку:

– Это сливянка. Выпейте-ка.

Я рассказал ему про пароход и про Тобольск. В подробности не вдавался, поэтому много времени не понадобилось.

– Что слышно о Романовых? – спросил я.

Рузский тоже был краток. Собственно говоря, ничего нового не произошло: императорская семья содержалась под стражей, как и прежде. Перемена была всего одна, и мне она показалась зловещей. Специальным указом дом Ипатьева был переименован в Дом особого назначения.

– Что это значит? – спросил я. – Какого «особого назначения»?

Рузский пожал плечами:

– Откуда мне знать? Название как название. Выпейте-ка лучше еще.

Политическая ситуация в городе тоже оставалась прежней. Уральский Совет заседал почти каждый день, решая вопрос о судьбе Романовых.

– Преобладает мнение, что Николая следует казнить.

– Его одного? – спросил я.

– Тут мнения разделились. Председатель Совета Белобородов считает, что нужно расстрелять только царя, а остальных не трогать. Голощекин хочет истребить всю семью. Он говорит, что белые подошли слишком близко и присутствие царской семьи служит для них приманкой.

– А оппозиция есть? – спросил я. – Ведь должен же кто-то возражать, когда речь идет об убийстве детей!

– Они уже не дети, – возразил Рузский. – Разве что мальчик, которому четырнадцать. Да, кое-кто возражает.

– Сколько таких людей в Совете?

– Не знаю, не считал. Многие помалкивают, делая вид, что это проблема второстепенная. Я, разумеется, прилагаю все усилия, но у меня мало что получается. Никто, кроме Белобородова, даже члены Совета, не имеет права входить в Дом особого назначения и видеться с Романовыми. Только часовые. Так что задача не из легких.

– Так все-таки кто выступает против казни? – повторил я свой вопрос.

– Есть там один субъект по фамилии Скрябин, отвечает в комитете за добычу природных ресурсов. Этакое травоядное создание, не признающее кровопролития. Я стараюсь с ним дружить, хотя вслух высказываю противоположное мнение.

– Значит, шанс еще есть?

– Шанс всегда есть, – ответил Рузский".

* * *

Несмотря на одолевавшее его нетерпение и тщательно скрываемый интерес, Пилгрим очень внимательно читал рукопись Дайкстона. Но он взял себе за правило не думать на эту тему в утренние часы. Однако третья часть рукописи, присланная ему в виде ксерокопии сэром Мэлори, заставила директора банка отложить «Файнэншл таймс». Пилгрим углубился в чтение. Читал он по особой скоростной методике и настолько сосредоточился, что даже не заметил, как в кабинет вошел Жак Грейвс. Оторвав наконец глаза от текста, Пилгрим спросил:

– Что-нибудь важное?

– Ничего особенного, – ответил Грейвс. Он хорошо знал своего патрона и понял, что сейчас лучше не встревать. – Может подождать.

Жак положил листок бумаги на письменный стол Пилгрима и удалился.

Управляющий вновь углубился в чтение и взял со стола листок лишь через несколько минут. Там было написано: «Счет Х 253 в банке „Лайнен“ принадлежит...»

Пилгрим выругался, вскочил из-за стола и зашагал по коридору к кабинету Мэлори. Тот сидел в кресле, окутанный облаком табачного дыма.

– Ну как, прочли? – спросил он.

– Не до конца.

Пилгрим показал старому банкиру листок:

– Жак уже показывал вам это?

– Что именно? – Мэлори надел очки.

– Этот чертов счет в банке! Знаете, кому он принадлежит?

– Нет, он мне еще не докладывал.

– Тогда я вам скажу. Он принадлежит ЮНИСЕФ. Понятно?

Мэлори поморщился.

– Знаете, я всегда путаю все эти организации при ООН. Что такое ВОЗ, что такое ЮНЕСКО, что такое ЮНИСЕФ.

– ЮНИСЕФ, Хорейс, – это детская организация при ООН. Детский фонд.

– Ах вот как.

– Да, так. Господи, пятьдесят тысяч фунтов плюс документы на дом, который обошелся нам еще в сто пятнадцать тысяч, пущены на благотворительность! Мы не получим назад ни единого цента! Вы уже знакомы с инструкциями относительно четвертой части рукописи?

На столе у Мэлори лежал конверт. Хорейс похлопал по нему своей морщинистой рукой.

– Да, они здесь.

– Что там сказано?

– Я еще не читал. Сначала решил изучить рукопись. – Мэлори с намеком посмотрел на настенные часы. – Скажите, теперь вам эта история кажется более интересной, чем прежде?

– Еще бы, когда приходится платить по десять фунтов за каждое слово! – раздраженно буркнул Пилгрим, сделал разворот и вышел.

Мэлори поправил очки и вновь погрузился в чтение. Его одолевало искушение поскорее раскрыть конверт с инструкциями, но банкир держался. Судя по всему, Дайкстон попал в жуткий переплет. Однако не приходилось сомневаться, что молодой человек из него выбрался – иначе ему не платили бы по пятьдесят тысяч фунтов ежегодно, причем на вечный срок.

Внутренне Мэлори был вынужден признать, что его одолевают противоречивые чувства: с одной стороны, он не сомневался в серьезности надвигающейся угрозы; с другой – игра, в которую заставил их всех играть Дайкстон, начинала доставлять ему извращенное удовольствие.

* * *

"Мне казалось, что я умираю. Пот градом стекал по моему телу, я одновременно трясся в ознобе и горел в огне.

– Я все время говорю Скрябину, что семью Романовых нужно собрать вместе, – сказал мне Рузский той ночью у стены гостиницы.

– Зачем? – спросил я. Хоть я был в здравом уме и трезвой памяти, мозг отказывался работать. Помню, что где-то неподалеку раздался звон башенных часов. Он звучал точь-в-точь как звон часов Вестминстерского аббатства, и меня поразило несоответствие этого звука месту и времени.

– Как зачем? – удивился Рузский. – Держать их порознь просто глупо. Даже с точки зрения большевиков. Скрябин пытается убедить в этом Совет, а я поддерживаю его точку зрения, но, конечно, очень осторожно. Пока Николай находится здесь, а его сын в Тобольске, у белых и монархистов в Сибири существуют целых два центра притяжения. По сути дела, мы провоцируем Белую армию на одновременное наступление в двух направлениях!

Он ухмыльнулся и почесал себе нос.

– Да и нам с вами будет удобнее, если семья соберется вместе.

– Почему? Все равно мы ничего не можем сделать.

– Всегда можно что-то сделать, особенно если за дело возьмемся мы с вами. Однако сейчас нам не помешала бы чья-нибудь помощь.

Это заявление показалось мне вопиющей недооценкой ситуации, и я чуть не расхохотался. Рузский пристально взглянул на меня и заставил выпить еще сливянки. Очевидно, он понял, в каком состоянии я нахожусь. Во всяком случае, он не стал терять времени на пустые споры, а просто взял меня под руку и повел по темным улицам, продолжая разговор на ходу.

– Нам нужна помощь влиятельных людей. У вас сейчас такой возможности нет. Я способен сделать что-то лишь внутри Совета. Нам же нужна помощь извне.

– Какого рода?

– Британская, – уверенно сказал Рузский. – Здесь есть английский консул. Его зовут Престон. Положение его вполне надежно, он может даже добиться по дипломатическим каналам разрешения на посещение Дома особого назначения. Пойдемте, дружище. Я думаю, что еще час, а то и два вы вполне можете продержаться на ногах.

И я действительно смог, хоть и сам этому удивлялся. Пошатываясь, я ковылял за своим спутником мимо высокого палисада, окружавшего Ипатьевский дом (часовые так и впились в нас глазами), потом по Вознесенской. Рузский хорошо знал дорогу, и, когда мы остановились возле большого дома, на массивных дверях которого красовались родные моему сердцу лев и единорог, он повелительно сказал мне:

– Стучите.

Я повиновался. Мы подождали, и в конце концов двери британского консульства распахнулись. На пороге стоял мужчина в длинном шелковом халате.

Я сказал ему по-английски:

– Мне срочно нужна ваша помощь!

В лучших традициях британского министерства иностранных дел, неизменно плюющего на соотечественников, когда они оказываются в сложной ситуации, консул ответил:

– Ничем не могу вам помочь. Уже поздно, приходите сюда утром".

* * *

Все началось с короля Георга V, который действовал на свой страх и риск, подумал Мэлори. Впрочем, нет, он действовал не напрямую, а через Захарова. И все же для короля-императора поведение довольно странное. Мэлори расхаживал по кабинету, пытаясь выстроить логическую цепочку: вот король вызывает Захарова, тот непонятным образом останавливает свой выбор на Дайкстоне и отправляет последнего в Сибирь. В Екатеринбурге, словно из-под земли – если бы не знать сэра Бэзила, этому обстоятельству можно было бы изумиться, – возникает еще один человек Захарова. Британское правительство в событиях никоим образом не участвует. По крайней мере вплоть до описываемого момента.

Теперь, однако, судя по всему, министерство иностранных дел тоже будет вынуждено ввязаться в эту историю, хоть и вопреки своей воле.

Мэлори протянул руку к маленькому конверту, взломал печать и осторожно достал листок бумаги.

Послание начиналось так:

«В тот вечер я еще не знал, что по приказу большевистских вождей из Москвы полковник Кобылинский смещался с поста коменданта Тобольского гарнизона, его отряд распускался, а попечителем царских детей назначался некий Родионов. Не пройдет и недели, как пароход „Русь“ увезет младших Романовых из Тобольска. Но не на север, по направлению к реке Обь...»

Далее следовали очередные инструкции Дайкстона.

Глава 7

«Правильно ли я расслышал: миллион?»

– Мне наплевать, о чем мы с вами договорились! – воскликнул Лоренс Пилгрим своим всегдашним тоном – смесь иронии и легкого нетерпения. Правда, сегодня в его голосе слышались и нотки ярости. – Смысл нашего сотрудничества, Хорейс, заключался в том, чтобы вы опекали меня и не давали мне совершать глупых ошибок в непривычной среде. Это и называется быть советником. Я согласился с международным правлением банка, что буду внимательно выслушивать ваши советы. Члены правления считают вас человеком мудрым. – Пилгрим выдержал паузу. – Прежде я тоже так считал.

– Прежде? – с угрозой переспросил Мэлори.

– Да, прежде. Позвольте спросить у вас, Хорейс, кто из нас сейчас валяет дурака, я или вы? Кто покупает дома и затем передает их Организации Объединенных Наций? Кто переводит деньги на какой-то счет «икс»? Ведь у нас тут банк, Хорейс, а не бездонное благотворительное общество!

Мэлори закинул ногу на ногу – складки на его брюках были верхом совершенства.

– Да, банк, в котором я, между прочим, проработал много лет. Я с удовольствием дам вам отчет в прибылях, которые банк под моим руководством получил в минувшие годы. Позволю себе сказать, что, если вам удастся добиться таких же показателей, можете собой гордиться. Я отлично чувствую, где нас ждет прибыль, а где убыток, я вижу перспективу, я угадываю опасности, я могу делать финансовые прогнозы и так далее. Но иногда наступают времена, как, например, сейчас, и нам приходится...

– Послушайте, Хорейс, мы все это уже обсуждали. Вы считаете, что нам угрожает опасность и что мы должны понять, какого она свойства, так? Тогда ответьте мне на один вопрос.

– Постараюсь.

– Мы уже израсходовали двести тысяч фунтов. О'кей. Получили ли мы представление, какого рода опасность нам угрожает? Хоть на один шаг приблизились мы к решению проблемы?

Мэлори поджал губы:

– Нам известно, что мина заложена где-то в отношениях Захарова с царем. Понемногу мы узнаем все больше и больше.

– Как же, как же, – сердито заметил Пилгрим. – Дайкстон выдает нам информацию по крохам. Дайкстон встретился с царем, Дайкстон встретился с Захаровым, Дайкстон встретился с королем, Лениным, Троцким, с чертовой бабушкой! Потом Дайкстон завладел поездом, набитым драгоценностями! Дайкстон носится по всей Сибири, как ошалевшая муха, а мы с вами даже не знаем, кто такой этот Дайкстон!

– Как же, знаем, – тихо поправил его Мэлори. – Нам известно, что он представлял лично его величество короля. А также британские промышленные круги самого высокого уровня. Мы знаем, когда Дайкстон родился и когда умер.

Пилгрим заморгал глазами:

– Неужели? И когда же это стало известно?

– Я навел кое-какие справки. Удалось выяснить, что Генри Джордж Дайкстон умер двадцатого октября 1968 года.

– Вы в этом абсолютно уверены, Хорейс?

– Я видел свидетельство о смерти. Дайкстон умер на юге Франции, в Сен-Максиме. Он не оставил завещания, равно как и имущества.

– Не оставил имущества?! Ему же платили по пятьдесят тысяч в год!

– Я хочу сказать, Лоренс, он не оставил имущества во Франции или Англии. Во всяком случае, никаких следов обнаружить не удалось.

– Что еще нам известно?

Мэлори внимательно разглядывал начищенный носок своего ботинка.

– Я тут обзавелся одним придворным историком. Вот что он мне рассказал, Лоренс. Судя по всему, в самом начале первой мировой войны царь переправил из России за границу огромные денежные средства. В основном это были его личные капиталы, а напомню вам, что Николай Романов был самым богатым человеком своего времени на планете.

– Я вас умоляю, Хорейс, только не рассказывайте мне про романовские миллионы, разбросанные по всей Европе и Америке! Не будете же вы кормить меня этими старыми баснями?

– Баснями кормить не буду. Однако я накормлю вас, воспользовавшись вашим же выражением, отчетом профессора Бернара Паре премьер-министру Ллойд-Джорджу. Отчет процитирован в мемуарах Ллойд-Джорджа. Речь идет об отношениях между Британией и Россией, точнее, о кризисе в союзнических отношениях, возникшем, когда концерн «Викерс, Максим и К°» не сумел выполнить обязательства по поставкам оружия.

– Кто такой Бернар Паре?

– Ученый с амбициями политика. Ллойд-Джордж отправил его с миссией в Россию. Вы знаете, кто представлял тогда «Викерс, Максим и К°»?

– Неужели Захаров?

– Именно он.

Пилгрим устало потер лоб.

– О'кей, я, кажется, понимаю. Вы думаете, что Захаров надул царя.

– А почему бы и нет? Точно так же он надул тысячи людей, многие из которых были куда практичнее Николая Романова.

– При чем же тут Дайкстон? Вы в этом уже разобрались?

– Меня беспокоят две вещи, – мягко сказал Мэлори. – Во-первых, некий документ, бумага сэра Бэзила. Действительно ли подписал его царь? А если подписал, то что это была за бумага?

– А вторая вещь?

– Еще серьезнее. Лоренс, вот вы только что перечислили всех, с кем встречался Дайкстон. Однако кое-кого вы все-таки забыли.

– И кого же?

Мэлори слегка улыбнулся.

– Все мы люди, в том числе и Дайкстон. Он пишет, что встречал в своей жизни людей высоких и людей низких. Скажите мне, Лоренс, кто, по-вашему, произвел на Дайкстона самое большое впечатление?

Пилгрим задумался.

– Вы имеете в виду ту девчонку, великую княжну?

– Мэри. Она произвела на него огромное впечатление. Наш Дайкстон был буквально сражен. Они разговаривали всего час, и он запомнил ее на всю жизнь. Что же произошло потом?

– Я не понимаю, к чему вы клоните.

– Не понимаете? Девушку убили, – сухо заметил Мэлори. – Поэтому я считаю, что нам совершенно необходимо разыскать картину, о которой упоминает Дайкстон. Вы со мной согласны?

* * *

На сей раз инструкции Дайкстона были изложены от руки: "Вам надлежит смотреть в оба и не пропустить одно имя. Очень скоро оно появится в каталоге одной из ведущих компаний по торговле произведениями искусства – «Кристи», «Сотби» или, возможно, «Филипс».

Имя художника Мэллард. Боюсь, вам придется купить картину, ибо рукопись спрятана в раме".

– Большое спасибо, что это не Рембрандт, – горько вздохнул Пилгрим. – Имя художника вам знакомо, Хорейс?

– Вроде бы нет. По-моему, «мэллард» – это какая-то порода уток. И если я не ошибаюсь, так называлась модель паровоза.

– Боюсь, нам придется побегать за этим паровозом.

– Надеюсь, что нет.

Мэлори отправился в свой кабинет и заглянул в «Оксфордский энциклопедический словарь». Словарь подтвердил, что «мэллард» – это порода уток. Кроме того, так называется фестиваль, который ежегодно 14 января отмечают в колледже «Всех душ» в Оксфорде. Художник с таким именем в словаре не значился.

Тогда Мэлори послал за Фергюсом Хантли.

– Хантли, меня интересует один художник. Его звали Мэллард. Выясните про него все, что удастся. Да, и еще свяжитесь с устроителями аукционов фирм «Кристи», «Сотби» и «Филипс». Мне нужны их каталоги.

Хантли кивнул:

– А вам что-нибудь известно об этом художнике?

– Ничего, – сухо ответил Мэлори. – Может быть, это и не художник вовсе. Кто знает, вдруг это название картины.

– Там что, утка изображена?

– А почему бы и нет! Был такой художник Питер Скотт. Он только и делал, что уток писал.

– Вы совершенно правы, сэр Хорейс.

Хантли отправился на Сент-Джеймс-сквер, в Лондонскую городскую библиотеку. Однако, сколько он ни рылся в альбомах, художника по имени Мэллард обнаружить ему не удалось. В каталогах никаких картин, изображавших диких уток, которые выставлялись бы в скором времени на продажу, тоже не было.

Хантли доложил о неудаче сэру Хорейсу Мэлори.

– Никаких следов, увы.

– Вот как? – задумчиво пробормотал Мэлори. Перед ним стоял почти опустевший стакан имбирного виски. – У меня есть знакомые в мире искусства?

– Ну, я не знаю. У вас столько знакомых. Как знать, среди них вполне могут оказаться и люди, принадлежащие...

Хантли споткнулся на полуслове и замолчал. Почему-то общество Мэлори всегда вызывало у него настоящий словесный понос.

– Ах да, я же знаю одного историка искусства. Вы тоже знаете этого субъекта. Малосимпатичный тип. Предатель, да еще и педераст. Ну и сочетание!

– Ах, вы имеете в виду этого! -воскликнул Хантли.

ЭтогоМэлори обнаружил в клубе. Оба они состояли каждый в нескольких клубах, но лишь в одном их членство совпадало. Историк искусства получил известность не только как ученый, но и как изменник родины. Каким-то образом ему удалось избежать уголовного наказания, хотя, по глубокому убеждению Мэлори, этому субъекту самое место было в тюрьме. Пересекая просторное, обветшавшее помещение со сводчатыми потолками, потертыми кожаными креслами и изъеденными молью афганскими коврами, Мэлори размышлял о том, что среди его знакомых довольно много людей, которым самое место в тюрьме. Половину Сити запросто можно посадить за решетку. В конце концов и сам он, сэр Хорейс Мэлори, если как следует покопаться...

Мэлори улыбнулся и сел рядом с этим.Когда возникала необходимость, старый банкир великолепно изображал выжившего из ума идиота.

– Дружище, сколько лет, сколько зим! Господи Боже, какая встреча! Мы все стареем, не так ли?

Историку искусства стукнуло почти восемьдесят. Он был весь скрючен от ревматизма, но пронзительные глазки смотрели настороженно.

– Выпьете со мной виски? – стрекотал Мэлори. – Как это чудесно. Нет, насколько я помню, вы предпочитаете коньяк, не так ли? (Глазки смотрели на него холодно и внимательно, полускрытые морщинистыми веками.) Я бы и сам с удовольствием выпил рюмочку «бискита». Моя первая рюмочка сегодня, ха-ха!

Мэлори пустился в рассуждения о том, кто из них двоих дольше состоит членом клуба. Вскоре стюард принес коньяк, и к тому времени изменник родины решил сменить гнев на милость и слегка подобрел. Тут-то Мэлори и задал свой вопрос:

– Меня жена тут спросила про одного художника. Ей-богу, не знаю для чего – возможно, для кроссворда. Как только я вас увидел, сразу понял – вы в два счета решите задачку. Имя Мэллард вам что-нибудь говорит?

Морщины на лице старой рептилии стали еще глубже – историк искусства заулыбался.

– Никогда не слышал о художнике с таким именем.

– Может быть, так называется картина?

– Многие художники рисовали диких птиц. Никакой известной с таким названием я не знаю. Вы сказали «Мэллард»?

– Да-да, Мэллард. – Мэлори хлебнул коньяку. – Все равно спасибо, дружище. Я так и скажу своей старушке.

Мэлори встал и зашагал прочь, но историк окликнул его:

– Постойте-ка, Мэлори.

– Да?

– Вы сказали «Мэллард»?

– Ну да. А что?

– "Мэллард" или «Мэллорд»?

Мэлори задумался. В самом деле? Ведь Дайкстон писал от руки. Может быть, там было "о", а не "а"? Вполне возможно.

– Может быть, и Мэллорд. А что, художник по имени Мэллорд есть?

– В общем, да. Правда, это не фамилия. Во всяком случае, под этим именем художника вы не найдете. Это одно из его христианских имен.

– Кто же это?

Морщинистое лицо вновь залучилось улыбкой.

– Полностью художника звали Джозеф Мэллорд Вильям, а фамилия...

– А фамилия?

– Тернер. Вы, конечно, слышали новость?

Мэлори побледнел:

– Какую новость?

– Только что обнаружили неизвестную картину Тернера.

– Не может быть. Когда?

– Это часто случается. Тернер столько всего понаписал!

– И что, дорогая картина? – спросил Мэлори, заранее зная ответ.

– Но ведь это Тернер. У него, конечно, есть работы разной ценности, зависит от качества, размера, периода. Иногда можно купить небольшую работу за восемь или десять тысяч.

Мэлори слегка расслабился.

– Но новое открытие разрядом покрупнее. Во всяком случае, так мне рассказывали.

– Ах вот как, – вежливо покивал Мэлори. – И что же вам рассказывали?

Черепаший рот растянулся в улыбке – не то довольной, не то злорадной.

– Я слышал, что это большая картина, принадлежащая к самому прославленному периоду в творчестве Тернера. Если это действительно так, то она стоит целое состояние!

* * *

Вивиан Садбэри выглядел весьма роскошно: костюм фирмы «Хантсман», туфли фирмы «Лобб», галстук фирмы «Тернбулл и Ассер», – Мэлори предположил, что все это великолепие, вместе взятое, стоило никак не меньше тысячи фунтов. И тем не менее вид у него был довольно скользкий, весьма характерный для торговцев произведениями искусства. Глаза мистера Садбэри имели тот неповторимый скорбно-ягнячий оттенок, который моментально преобразуется в раболепство или надменность – в зависимости от хода переговоров.

– Тернер, – произнес торговец бархатно-сладостным голосом.

– Вот-вот, он самый, – кивнул сэр Хорейс. – Расскажите-ка мне о нем.

Садбэри обвел взглядом кабинет, сразу определив, что здесь сколько стоит. Затем зажег сигарету – Мэлори по аромату определил, что табак египетский.

– Тернер есть Тернер, – начал бархатистый голос.

Мэлори ободряюще кивнул:

– Да, это я уже слышал.

– Самая высокая цена за картину, когда-либо назначенная на аукционе, – продолжил Садбэри, – составила шесть миллионов четыреста тысяч долларов. Это произошло на аукционе «Сотбис», и выложили эту сумму как раз за Тернера.

– Да. Это было в Нью-Йорке. Помню, – скривил губы Пилгрим.

– Прекрасная картина. Три фута на четыре. Называлась «Джульетта и ее няня».

– А что известно об этой новой картине? – спросил Пилгрим.

– На удивление мало, – оживился Вивиан Садбэри. Он обожал всяческие тайны и загадки, ибо таинственность неизменно поднимала цену.

– Что там изображено? – спросил Мэлори.

Садбэри улыбнулся.

– Пока все держится в тайне. На мой взгляд, это не совсем прилично, но помогает повысить интерес к произведению искусства, – взмахнул он усыпанной перстнями рукой.

– Послушайте, перестаньте нам мозги полоскать! – с ненавистью воскликнул Пилгрим. – Мы хотим знать все про эту картину Тернера. За консультацию вы получаете чертову уйму денег. Так что давайте выкладывайте.

Садбэри улыбнулся:

– Очень сожалею. Я привык иметь дело с людьми, которые интересуются искусством как таковым...

– То есть вы хотите сказать, не деньгами, вроде нас с вами? – съехидничал Пилгрим.

– Ну хорошо, перейдем к делу. Насколько я понимаю, вас интересует именно эта картина. Возможно, вы собираетесь сделать капиталовложение.

– Возможно, – кивнул Мэлори.

Садбэри тоже кивнул. Он очень не любил, когда ему грубили. Только что ему пришла в голову отличная идея, как можно будет отплатить Пилгриму за хамство...

– Два произведения Тернера из числа шедевров считаются пропавшими. Это «Восстановление храма Юпитера Панеллениуса», впервые картина выставлена в Королевской академии в 1816 году, последний раз ее видели в 1853 году. Если речь идет именно об этой картине и она в приличном состоянии, то ее цена составит от двух до трех миллионов.

– Долларов?

– Полагаю, что фунтов. И вторая картина – «Рыбаки, возвращающиеся на закате». Вероятнее всего это первая работа Тернера, выполненная на заказ. Это произошло в 1797 году, когда художнику было всего двадцать два года. Именно этим картина и интересна.

– Цена?

– Возможно, несколько менее, чем у первой картины. Не больше двух миллионов.

– Возможны другие варианты?

– Всего из поля зрения специалистов исчезло порядка ста полотен. Многие из них, правда, представляют собой акварели. Но надо сказать, что Тернер был исключительно плодовит. Он оставил более пятисот картин маслом и почти двадцать тысяч рисунков и акварелей. Так что предположить что-нибудь определенное трудно!

– И цена может быть какой угодно? – угрюмо спросил Пилгрим.

– О да, это совершенно непредсказуемо.

* * *

Прошла неделя. Ловкие аукционисты использовали ее с максимальной пользой. Постепенно выяснилось, что вновь обнаруженная картина настолько загадочна, что способна наполнить восторгом сердца всех дельцов от искусства. Дело в том, что ее продажа была связана с соблюдением определенных условий. Новости всплывали одна за другой. Сначала выяснилось, что это картина маслом и к тому же никогда не выставлявшаяся прежде. Затем – что это морской пейзаж с кораблями. Полотно хранилось в специальном ящике размером в двенадцать квадратных футов, фотография которого появилась во всех газетах, в сводках телевизионных новостей, а вскоре и сам ящик с большой помпой был провезен в грузовике через центр Лондона.

При этом картину до сих пор никто еще не видел, даже аукционисты. В принципе было как-то не очень этично назначать цену за картину, которую сами продающие в глаза не видели, но одним из условий продажи было такое: ящик можно вскрыть лишь за неделю до дня аукциона. Правда, в распоряжении аукционистов имелись документы 1840 года, подтверждающие подлинность картины. Вот почему владельцы галереи охотно согласились на все условия, и в их каталоге полотно значилось под названием «Загадочный Тернер».

Интерес публики разыгрался не на шутку, было задано множество вопросов. Особую активность проявлял мистер Вивиан Садбэри, представлявший интересы банка «Хильярд и Клиф». Где прежде находилась картина и откуда взялся ящик? Вопрос остался без ответа, ибо Тернер был «загадочным». Кому принадлежит картина? Кто был предыдущим владельцем? Почему она до сих пор была неизвестна? Увы – ни одного ответа.

Лучшие лондонские фотографы мечтали о чести сделать первый снимок шедевра; самые знаменитые фотохудожники предлагали свои услуги за половину, а то и за четверть обычного гонорара. Однако аукционисты решили, что нужно дать дорогу молодым. Как бы случайно выяснилось, что некая юная принцесса всерьез занимается фотографией, мечтая сделать карьеру на этом поприще. Принцесса приходилась королеве довольно дальней родственницей, но зато была очень хороша собой, а стало быть, могла обеспечить отличную рекламу. Газеты всего мира перепечатали изображение юной аристократки рядом с шедевром Тернера.

Ажиотаж еще более усилился. Репродукции, сделанные с фотографии картины, были немедленно на реактивных авиалайнерах переправлены в картинные галереи Южной Калифорнии, Саудовской Аравии, Техаса и Йоханнесбурга, где их самым внимательным образом изучили.

Наконец, полотно обрело название, ибо на картине был изображен Плимут и знаменитый мыс. Первоначальное название осталось неизвестным, но специалисты сочли, что вполне потернеровски будет назвать полотно «Корабль и Плимутский мыс».

Каждое из этих маленьких открытий освещалось газетами, телевидением и художественной критикой как сенсация. Однако главный сюрприз был оставлен на десерт. На фотографиях, сделанных юной принцессой, была видна только картина – рама осталась за пределами снимка. Мэлори и Пилгрим гораздо больше интересовались именно рамой, а не полотном, поэтому подобная неожиданность их весьма обескуражила. Они обратились за помощью к Вивиану Садбэри, который всю свою жизнь провел за кулисами мира искусства, но даже сей эксперт оказался бессильным что-либо выяснить. Аукционисты не подпускали к Тернеру никого. Даже имя прославленного банка, дававшее доступ в самые заповедные места, не подействовало – слишком уж много влиятельных организаций заинтересовалось картиной.

В Лондон на аукцион прибыли самые богатые клиенты, разумеется, не лично, а прибегнув к услугам посредников. На аукционах всегда полно агентов, представляющих анонимных клиентов. К тому же развитие техники в значительной степени освежило древний ритуал: участвовать в аукционе можно из любой точки планеты, пользуясь спутниковой связью.

И вот в среду, в пять часов пополудни, молоточек аукциониста ударил по стойке, призывая богатейших и знаменитейших соблюдать тишину. Зал был залит сиянием «юпитеров», отовсюду целились объективы фотоаппаратов и телекамер. Ведь кроме присутствовавших в зале мультимиллионеров, еще энное количество миллиардеров сидело сейчас перед экранами в Эр-Рияде, Рио-де-Жанейро, Гонконге, Далласе и Токио.

– Итак, предлагаем вашему вниманию картину Джозефа Мэллорда Вильяма Тернера с условным названием «Корабль и Плимутский мыс», – начал аукционист.

Он подал знак, и прислужник в ливрее снял чехол с полотна. Аукционист обернулся к публике и обвел взглядом оцепеневшие от изумления лица.

Дело в том, что картина оказалась в невзрачной, но весьма основательной раме из нержавеющей стали.

Мягким, но уверенным голосом аукционист объяснил, что, согласно условиям продажи, картина должна быть выставлена именно в этой раме.

Заменить раму на более подходящую будет несложно – картина от этого ничуть не пострадает. Затем аукционист сделал краткий экскурс в творчество Тернера, предъявил старинное свидетельство подлинности полотна, а также еще одно, составленное несколько дней назад хранителем Тернеровского зала в Британском музее. О художественных достоинствах произведения было сказано всего несколько слов, но зато каких! Картина говорила сама за себя. Затем аукционист перешел к делам практическим – объяснил, что ставки будут повышаться в масштабе по пятьдесят тысяч фунтов.

Аукционист кашлянул – всего один раз, как бы ставя точку.

– Итак, дамы и господа, – провозгласил он, – правильно ли я расслышал: один миллион?

На самом деле он ничего подобного не слышал. Просто один из присутствующих слегка кивнул седой головой.

И тут началось.

Инструкции, полученные Вивианом Садбэри, были предельно ясны, невзирая на бурное обсуждение, предшествовавшее принятию решения.

– Купить во что бы то ни стало, – приказал Мэлори.

Поэтому Садбэри держался весьма самоуверенно, чего нельзя сказать о самом сэре Хорейсе, лицо которого делалось все более и более кислым по мере того, как росли ставки. Пилгрим же и вовсе скривился, как от зубной боли. Зато Садбэри был буквально на седьмом небе: ведь он получал комиссионные, а потому вовсю старался выполнить распоряжение клиента.

В конце концов картина досталась ему за три миллиона двести пятьдесят тысяч фунтов стерлингов. Прочие претенденты по всему миру были немало опечалены. Увы, Тернер не поедет ни в Америку, ни в Южную Африку, ни в Бразилию.

Зато британские ценители искусства возликовали – произведение великого художника останется на родине. Счастливые обладатели шедевра, правда, были настроены куда менее радостно.

– Мы потом ее снова продадим, – прошептал Мэлори Пилгриму, когда они выходили из галереи. – Может быть, даже извлечем прибыль. Как насчет того, чтобы выпить? Тут мой клуб неподалеку.

– Спасибо, не сейчас.

Пилгрим остановил, такси, как раз сворачивавшее с Кинг-стрит на Сент-Джеймс-сквер. Садясь в машину, молодой банкир взглянул на часы. Время как раз удобное, подумал он.

Через несколько минут у себя на квартире он взял телефонную трубку и набрал код Флориды, затем код курорта Ки-Бискейн и номер кабинета Робизо.

– Алло, – сказали в трубке.

– Пит, это ты?

– Кто это? – спросил голос не то чтобы враждебно, но настороженно.

– Это я. Как дела?

Пилгрима узнали, и тон сразу изменился. Когда-то вместе, еще мальчишками, они уехали из Венгрии. Это было в 56-м. Потом вместе учились в школе и университете. Теперь же Петр Надь был личным помощником и доверенным лицом Пепе Робизо.

– Почему Пепе не участвовал в сегодняшнем аукционе? – спросил Пилгрим.

– Это ты о Тернере? Потому что Пепе всегда торгуется сам, не признает посредников. А сегодня он был занят. У него тут другие дела.

– Но его интересует эта картина?

– За сколько?

– Она ушла за три с четвертью.

– В долларах?

– В фунтах. Пит. Тут ведь Англия.

– Послушай, это слишком круто, даже для Пепе!

– Да Пепе может купить пятьдесят таких, не пудри мне мозги. Нужна она тебе или нет?

– А ты можешь ее достать?

– Думаю, что смогу.

– Только смотри, дружище. Сам знаешь. С Пепе шутки плохи. Если сделаешь ему услугу, он тебе отплатит. Но если подведешь – не завидую...

Пилгрим хмыкнул. Картина теперь принадлежала банку «Хильярд и Клиф», а он, Пилгрим, как-никак являлся старшим партнером. Итак, можно считать, что картина продана, да еще с прибылью. Он сказал:

– Только учти: плюс десять процентов.

– Ты уверен, что можешь это сделать?

– Абсолютно.

– Пепе будет просто счастлив. Он очень хотел ее заполучить. Я пошлю тебе подтверждение по телексу.

Пилгрим повесил трубку. Он здорово вспотел. Пепе Робизо был очень важной персоной – невероятно богат и жутко опасен. Крупномасштабные строительные контракты, тесные связи с Вашингтоном и еще более тесные связи с мафией. Последнее время Пепе изо всех сил пытался завоевать престиж и всеобщее уважение, вкладывая деньги в создание картинной галереи.

Пилгрим принял душ и стал бриться, разглядывая свое лицо в зеркале с немалым удовлетворением. Всего один телефонный звонок – и деньги возвращены обратно, плюс десятипроцентная прибыль!

В банке «Хильярд и Клиф» было заведено, что на всяком чеке суммой свыше ста фунтов стерлингов требовалось две подписи – еще одна традиция, оставшаяся со времен Захарова. На следующее утро Мэлори с тяжелым сердцем отправился в кабинет Пилгрима с полуподписанным чеком. Старший партнер молча посмотрел на чек, взялся за ручку и замер.

– Я отлично помню сумму, поскольку она навеки запечатлелась в моем сердце. Мы заплатили за эту чертову картину три миллиона с четвертью, а не три миллиона пятьсот семьдесят пять тысяч! – взревел он.

Мэлори вздохнул.

– Существует ведь еще наценка на продажу. Десять процентов от цены.

– Ах да, – вспомнил Пилгрим. – Эти деньги получает аукционист непонятно за что, правильно? Целых триста двадцать пять тысяч! Послушайте, Хорейс, мы избрали себе не ту профессию.

Надев пальто и шляпу, Мэлори отправился на Сент-Джеймс-сквер в сопровождении банковского броневика, где сидели охранники, вооруженные дубинками и газовыми пистолетами. Менее чем через час старый банкир вернулся с картиной. Теперь она находилась не в огромном деревянном ящике, как ранее, а в легком, точь-в-точь соответствовавшем ее размерам. Полотно отнесли в комнату партнеров, после чего сотрудники службы безопасности вернулись на свои рабочие места – вновь стали прогуливаться вдоль здания на Ательсгейт, 6, стараясь не привлекать к себе внимание прохожих.

А сэр Мэлори, вооружившись молотком и зубилом, склонился над ящиком. Открыть его оказалось нетрудно. Вскоре они вдвоем с Пилгримом извлекли картину в стальной раме из деревянного плена.

На холст они и не взглянули – их интересовала только рама. С внутренней ее стороны находился небольшой запечатанный пенал. Слегка дрожащими пальцами Мэлори взломал печать, сунул пальцы в пенал и нашел там ключик. В противоположном углу рамы оказалась замочная скважина. Поворот ключа – и рама раскрылась, открыв взорам партнеров потайное отделение; в котором лежали бумаги.

Тайник оказался очень простым. Правда, весьма недешевым.

Глава 8

Четвертая часть отчета капитан-лейтенанта Королевского флота Г. Дж. Дайкстона о его путешествии в Россию весной и летом 1918 года

"Было темно. Я чувствовал, что вот-вот упаду, а потому повторил по-русски:

– Мне срочно нужна ваша помощь. Я должен поговорить с консулом, мистером Престоном, по очень важному делу.

Меня так трясло в лихорадке, что я едва удерживался на ногах. Человек в шелковом халате осмотрел меня с ног до головы и повторил:

– Уже слишком поздно, – после чего попытался закрыть дверь.

Положение спас Рузский. Тихим, угрожающим голосом он произнес:

– Дело срочное! Мы из Уральского губернского Совета. Будьте поосторожнее, гражданин.

Англичанин нахмурился.

– А кто вы такие?

– Я комиссар Рузский. А это комиссар Яковлев. Немедленно сообщите консулу.

После чего вскоре появился и сам Престон. Я сказал, что должен немедленно поговорить с ним с глазу на глаз. Консул отвел меня на второй этаж и угрюмо спросил:

– Какого черта вам нужно?

– Это нужно не мне, а королю, – ответил я.

Престон удивленно поднял бровь, очевидно, решив, что это какая-то шутка.

– Есть у вас тут «Список офицеров Королевского флота»? – спросил я.

К моему удивлению, в консульстве названная книга имелась, хотя от британских морей до этой сибирской глуши было по меньшей мере тысяча миль.

– Найдите там капитан-лейтенанта Генри Джорджа Дайкстона.

Отложив в сторону «Список», консул спросил:

– В таком случае что означает этот маскарад с Яковлевым?

– Вы должны дать мне честное слово, Престон, что никогда и никому не скажете о нашем разговоре ни единого слова.

Престон недовольно поморщился.

– Лишь в том случае, если вы сможете мне доказать, что действительно выполняете поручение его величества. У вас есть доказательства?

– Нет.

Тем не менее я рассказал ему свою историю и показал мандат от Свердлова. Престон был вынужден мне поверить. Правда, при упоминании о Захарове он скривился:

– Неужели этот человек действует по поручению короля?

Вот в это Престону поверить было трудно.

– Не только по поручению, но с благословения короля. Итак, вы даете честное слово?

Престон пообещал хранить тайну, и тогда я изложил ему суть проблемы. У консула, впрочем, и собственных проблем хватало. Лондон и британское посольство в Москве постоянно его одолевали требованиями как-то помочь императорской семье. Престон ежедневно пытался проникнуть в дом Ипатьева, однако неизменно получал отказ.

– Таким образом, – резюмировал он, – мне так и не удалось добиться аудиенции с его величеством, но видеть его издали я могу. Пойдемте со мной.

Мы поднялись на самый верхний этаж в одну из комнат. Престон отодвинул штору, и помещение наполнилось лунным светом.

– Видите? – спросил он.

Да, я видел. Дело в том, что консулат находился сразу за домом Ипатьева, поэтому сверху можно было видеть все как на ладони. Точнее говоря, просматривался не сам Дом особого назначения, а его внутренний двор. Сейчас, ночью, там, разумеется, никого не было, да и в самом доме не наблюдалось никакого движения – лишь в нескольких окнах горел приглушенный свет.

– И вы их видите? – спросил я Престона.

– Естественно. – Консул держался очень сдержанно, но сразу было видно, что этот человек не чужд глубоких чувств. – Ежедневно примерно в течение часа царь и царица в сопровождении дочери выходят на прогулку. Они ходят по дворику взад и вперед. Только представьте, до какой малости сжалось пространство, подвластное самодержцу всея Руси!

– А можно вступить с ними в какой-нибудь контакт? – спросил я. – Не пробовали?

Он покачал головой:

– Не осмелился.

– Ах, вы не осмелились! – возмутился я. – Кузен вашего государя находится в такой опасности...

Престон перебил меня:

– Боюсь, вы не все знаете. Печальные новости.

– Что еще?

Престон вздохнул:

– В Архангельске высадились британские и американские войска. По сути дела, я теперь представляю здесь державу, ведущую боевые действия против России.

– Мы воюем с Россией?!

Я просто не верил своим ушам. Ведь мы так долго состояли с Россией в союзе.

– Нет, не воюем. Война не объявлена, хотя это мало что меняет. Мое положение здесь стало весьма двусмысленным. Дело, естественно, не в моей персоне, а в том, что я представляю здесь интересы многих иностранных граждан, не только британцев. Я не могу себе позволить предпринимать какие-либо рискованные действия.

Я сердито посмотрел на консула, но он жестом попросил не перебивать:

– С другой стороны улицы, из дома Пурина, обзор еще лучше. Оттуда видно даже сад.

– Где этот дом?

Оказалось, что дом, принадлежавший купцу Льву Пурину, находился совсем близко.

– Этот человек предан царю?

– Он банкир, – печально усмехнулся Престон. – Что теперь у него осталось, кроме преданности?

Консул положил мне руку на плечо и, очевидно, почувствовал, что я весь трясусь.

– Вы нездоровы? – спросил он.

– Очень может быть, – ответил я, хотя факт болезни уже не вызывал у меня никаких сомнений.

– Аспирин, горячий чай и лимон, – сказал Престон и отвел меня в гостиную, где пылал камин, несмотря на теплый весенний вечер.

В чай Престон добавил виски, и я выпил этот бодрящий напиток. Тем временем Престон рассказывал мне о Пурине. Выяснилось кое-что интересное: оказывается, из дома Пурина не только открывался отличный вид на Дом особого назначения, но там имелся и частный телефон, о котором никто не знал. У жены банкира в другой части города жила сестра, и приватная телефонная связь соединяла два эти дома.

– Это может вам пригодиться, – заметил Престон.

Он готов был помогать советами, на большее рассчитывать не приходилось. Помню, как я взволнованно втолковывал ему что-то о чувстве долга, но состояние мое было столь плачевным, что детали разговора в памяти не отложились.

Вскоре я ушел, с трудом переставляя ноги. Помню, что Рузский ждал меня снаружи. Я коротко пересказал ему сведения, полученные от Престона, причем два раза чуть не потерял сознание – Рузский влепил мне пару звонких пощечин, чтобы я не упал...

* * *

Очнулся я в каком-то голом помещении и некоторое время лежал без движения, не в силах как следует открыть глаза – веки казались неимоверно тяжелыми. Постепенно я смог осмотреться. Я лежал под белой простыней, стены тоже были белыми. В углу располагалось небольшое зарешеченное оконце без занавески. Скачала я подумал, что нахожусь в заточении. Собственно, так оно и оказалось, правда, это была не тюрьма. Вскоре я убедился, до какой степени меня оставили силы. Я не мог пошевелить рукой, оторвать голову от подушки, даже на то, чтобы поднять палец, требовалось невероятное усилие воли. Все тело онемело, в голове было гулко и пусто.

Я лежал примерно час, ни о чем не думая. Впоследствии я узнал, что такое состояние объяснялось крайним упадком сил – ведь я находился на волосок от смерти.

В конце концов раздался звук открываемой двери, шелест ткани, и женский голос спросил по-русски:

– Вы очнулись?

Я хотел ответить, но во рту так пересохло, что вырвался лишь какой-то стон.

Ко мне склонилось женское лицо. Я увидел перед собой монахиню лет пятидесяти, чьи голова и плечи были замотаны в платок.

– Действительно очнулся, – сказала она.

Я хотел кивнуть, но она поспешно произнесла:

– Нет-нет, не двигайтесь. – Положила мне на лоб холодную и сухую руку. – Как вы себя чувствуете? Пить хотите?

Я чуть шевельнул тяжелыми веками, а она налила в стакан воды. Потом приподняла мне голову и дала попить.

Я с наслаждением напился.

Монахиня сказала:

– Вас спасли молитвы. Мы все за вас молились.

Я поблагодарил ее и спросил, где я нахожусь. Оказалось, что я по-прежнему в Екатеринбурге, в женском монастыре.

Смочив рот, я почувствовал, что могу говорить. Правда, разговаривал я едва слышным шепотом.

– Как я сюда попал?

– Вас привел сюда ваш друг, мсье Бронар. Ах, сударь, это было так давно.

Монахиня, сама того не замечая, перешла на французский. Как многие образованные русские той эпохи, она говорила по-французски не хуже, чем по-русски.

– Давно? – переспросил я. – Что вы имеете в виду?

– Прошел почти месяц, – улыбнулась она. – Почти месяц мы беспокоились о вас и молились за вас.

– Целый месяц?! А какое сегодня число?

– Четвертое июня.

А ведь явернулся в Екатеринбург десятого мая!

– Не может быть! Что со мной произошло?

Монахиня нежно улыбнулась.

– Воспаление легких: сначала одностороннее, потом двустороннее. Вы перенесли одну за другой две тяжелые болезни. Два раза вы были на волосок от смерти. А теперь вам нужно хорошо питаться и набираться сил.

Мои мысли понемногу прояснялись. Головокружение исчезло, и я попытался разобраться в ситуации.

– Скажите, сестра, чья власть в городе?

– Большевистская, – поджала она губы. Было ясно, что коммунисты у нее симпатии не вызывают.

– А белые?

– Наступают. Во всяком случае, все об этом говорят. Но они пока еще далеко от Екатеринбурга.

– А царь?

Монахиня приложила палец к губам:

– Вы слишком много разговариваете, мсье. Вам нужно отдохнуть.

– Скажите мне...

– Нам не нужно разговаривать о таких вещах.

– Но он жив?

Она кивнула и вышла из комнаты, прошептав на прощание:

– Отдыхайте, мсье.

Я слышал, как закрылась дверь.

Если бы я мог владеть своим телом, то немедленно поднялся бы с кровати, но увы: глоток воды оживил меня всего на несколько минут, а затем я почувствовал себя еще более слабым. Вскоре меня вновь заклонило в сон, а когда я проснулся, то в комнате уже горели свечи. Рядом сидела добрая монахиня, и восхитительно пахло едой. Женщина села рядом со мной и с ложечки стала поить меня бульоном, словно маленького ребенка. Бульон был замечательный – с луком и перловкой. В жизни не ел ничего столь чудесного. Главное же, что я ощутил, как в моем теле возрождается жизнь, появляется сила. Покормив меня, монахиня улыбнулась и сказала:

– Скоро вы поправитесь.

Через час явился Бронар. Я уже засыпал, но он бесцеремонно ущипнул меня за щеку, чтобы я очнулся. Чувствуя неимоверную слабость, я попросил его оставить меня в покое, хотя мне ужасно хотелось узнать свежие новости.

– Вам что, неинтересно? – прошептал он.

– Конечно интересно.

– Вся царская семья здесь.

– Где «здесь»?

– В доме Ипатьева. Под стражей. Мальчика и остальных трех великих княжон привезли из Тобольска. Семья воссоединилась.

– Все живы?

– Пока да. Значительную часть свиты вернули обратно в Тобольск.

Я вздохнул с облегчением. Слава Богу, царская семья воссоединилась, и все в добром здравии. А ведь прошел целый месяц.

– Еще какие новости?

– Одного из слуг расстреляли, – сухо заметил Бронар.

– Что с документом?

Я чувствовал, что силы меня окончательно оставляют.

– Ничего не слышу! – раздраженно сказал Бронар.

– Документ, – прошептал я.

– Нет, у меня его нет! – нетерпеливо воскликнул он. – Но его необходимо раздобыть во что бы то ни стало. Понимаете?"

Глава 9

Парень на мотоцикле

Сэр Хорейс Мэлори не имел обыкновения посещать ежеквартальные приемы, устраиваемые организацией, которая более всего известна под названием СШАСК – то есть Соединенные Штаты Америки плюс Соединенное Королевство. Членами состоят представители компаний и банков двух этих стран. Главной задачей организации является содействие деловому сотрудничеству между обоими государствами, а также помощь американским гражданам, временно проживающим в Британии, в наведении социальных контактов с дружественными англичанами.

По традиции, банкеты проходили в непринужденной обстановке: шум, свист, крики, легкомысленные шутки, всевозможные пари.

Мэлори чувствовал, что он уже несколько староват для подобного сборища, однако ради Пилгрима все же решил сходить. Возможно, молодому человеку это мероприятие понравится...

Нет, Пилгриму оно не понравилось. О Мэлори и говорить нечего. Неприятности начались с того, что некий цветущий господин, оказавшийся рядом с ними за банкетным столом, шутливо сказал, обращаясь к Мэлори:

– Видел вас на аукционе, где продавали Тернера. Вы знаете, кому досталась картина?

– Нет, – коротко ответил Мэлори.

– Такие деньжищи выложили за квадратный метр холста, по которому размазано много краски, – жизнерадостно продолжил сосед. – Поразительно, как люди умеют швыряться деньгами. По-моему, это чистейшее расточительство.

– Я тоже так считаю, – согласился Мэлори, более всего желавший, чтобы сосед заткнулся. Старый банкир решил вновь изобразить выжившего из ума идиота. – Только деньги на ветер пускают, так я вам скажу. И какие деньги! Вот мне тут рассказывали про лорда-канцлера...

– Забавно, – перебил его сосед. – А я слышал, что картину купил банк «Хильярд и Клиф».

– Мы не такие идиоты, – пробормотал Мэлори. – Скажете тоже! Вы слышали, Пилгрим?

Пилгрим деланно рассмеялся:

– Чушь собачья! Кто вам это рассказал?

– А мне рассказали не только это, – весело ответил сосед, повышая голос, чтобы остальные присутствующие тоже могли услышать его.

– Наверняка какие-нибудь пустые сплетни, – заметил Мэлори. – Давайте лучше поедим супу.

Он хлебнул супу и обжегся – суп был слишком горячим. Но разговор остановить не удалось.

– Мне рассказали вот что, – с энтузиазмом продолжил сосед – финансовый директор одной из страховых компаний. – Причем слухи идут, можно сказать, от аукционной компании. Они сказали, что покупатель пожелал остаться анонимным, но что это был крупный англо-американский банк.

– Полнейшая чушь! – перебил Мэлори.

– Банк, который хочет сделать обществу прекрасный подарок.

Все слушали с интересом, подсмеиваясь.

Мэлори решил, что пора скинуть маску старого идиота. Он уже понял, к чему идет дело. Небрежным жестом банкир взмахнул рукой и как бы случайно опрокинул тарелку с супом прямо на колени соседу... из страховой компании.

Позднее он объяснил потрясенному Пилгриму:

– Это был единственный приятный момент за весь вечер. Помните, как этот тип скакал по залу, держась за брюки?

Вы ведь знаете, что он собирался произнести в следующую секунду?

– Нет, не знаю.

Мэлори предостерегающе взглянул на компаньона:

– Я не собираюсь говорить этого вслух даже наедине с вами, дружище. Слово не воробей.

Беседовали они на ходу, точнее, на бегу. Суп обжег директору весьма неудобное место, и этот жизнерадостный господин вознамерился задать Мэлори взбучку, невзирая на преклонный возраст банкира. Когда же настигнуть виновника не удалось, он отправился в ванную с переносным телефоном в руке, положил себе на травмированное место мешочек со льдом и принялся названивать в отдел искусства газеты «Таймс». Когда ему удалось разыскать редактора отдела, то он мстительно сообщил ему новость, которую назвал «слухом, поступившим из хорошо информированных источников». Редактор воскликнул, что новость кажется ему необычайно интересной. Так оно и было.

– Редактор газеты «Таймс» был бы весьма признателен, если бы вы нашли время для беседы с ним, – сообщила на следующее утро своему шефу секретарша Пилгрима.

Пилгрим сразу же снял трубку.

– Чем могу быть полезен, Джордж?

Однако это оказался не главный редактор, с которым Пилгрим был знаком, а какой-то Валентайн, имя которого банкир слышал впервые.

– У меня всего один вопрос, мистер Пилгрим.

– Валяйте.

– Правда ли, что вы приобрели Тернера, намереваясь подарить его государству?

Пилгрим моментально мобилизовался. Если он ответит «нет», следующий вопрос будет: «Зачем же вы тогда приобрели эту картину?» Если он ответит «да», то это обойдется банку в три с половиной миллиона фунтов. Может быть, ответить: «Никаких комментариев по этому вопросу»? Однако это всегда звучит так подозрительно, и к тому же Пилгрим никогда не разговаривал грубо с репортерами. Когда он учился на факультете бизнеса в Гарварде, в моде была теория, гласившая, что пресса – друг предпринимателя.

Поэтому он ответил так:

– Что-то я вас не пойму.

– Вы хотите сказать, что приобрели картину не для того, чтобы преподнести ее Тернеровскому фонду?

– Я хочу сказать, что мы ее вовсе не покупали, – не моргнув глазом соврал Пилгрим. – Это понятно?

– Совершенно понятно, – ответил Валентайн. – Большое вам спасибо. Кстати, мистер Пилгрим...

– Вы сказали «один вопрос».

– Просто я хочу вам сказать, что эта история получила очень широкую огласку. Вчера вечером о ней разговаривали даже в баре палаты общин.

– Понятно, – фальшиво рассмеялся Пилгрим. – Интересно, кто распространяет подобную ерунду? Спасибо за сведения.

– Так что вам не будет отбоя от репортеров. Советую отвечать на вопросы осторожней.

Пилгрим повесил трубку. На столе перед ним лежал телекс от Пепе Робизо, подтверждающий условия сделки: аукционная цена плюс десять процентов.

Пилгрим поморщился. Мэлори вчера вечером оказался прав: слово не воробей, вылетит – не поймаешь. Над банком «Хильярд и Клиф» собираются тучи. Возможно, придется действительно пожертвовать Тернером, а ведь он, Пилгрим, уже обещал картину, да не кому-нибудь, а самому Пепе Робизо. По спине банкира стекла струйка холодного пота. Отбирать добычу у голодного тигра – вот как это называется.

Что ж, самый подходящий момент спросить совета у Мэлори. Он ведь консультант, вот пусть и консультирует.

К изумлению Пилгрима, Мэлори довольно индифферентно отнесся к эпизоду с Робизо, зато не на шутку разъярился по поводу ходящих по Лондону сплетен.

– Это чья-то подлая шутка, – процедил он. – Наверняка к делу причастна эта мерзкая, скользкая дворняжка Садбэри. Конечно он – больше некому.

– Мы не можем этого доказать.

– Конечно не можем. В том-то вся и штука. Позволю себе заметить, что вина всецело на вас, Лоренс. Типы вроде Садбэри считают, что имеют право не только грабить вас, но еще и морить занудными разговорами, а вы велели ему заткнуться и переходить к делу. Вы уязвили его тщеславие.

– Теперь об этом напишут все газеты.

– Будем отрицать. Больше нам ничего не остается, – твердо сказал Мэлори. – Если мы будем достаточно упрямы, как-нибудь рассосется.

Однако не рассосалось. Одному репортеру удалось снять момент, когда Мэлори и сотрудники его службы безопасности грузили ящик с картиной в банковский броневик. Снимок был напечатан на первой странице «Стандарта», единственной все еще сохранившейся вечерней газеты. Рядом было напечатано интервью с Пилгримом, начисто отвергавшее факт покупки банком картины.

– Посмотрите только, сэр Хорейс, – заметила миссис Фробишер, вручая Мэлори газету. – Какая удачная фотография! Вы получились очень неплохо.

Это было сущей правдой.

Мэлори знал, что последует дальше, а потому предпочел пока заняться другим делом, исход которого, как он надеялся, окажется более благоприятным. Если мистер Робизо, этот опасный миллионер, так сильно напугавший Пилгрима, действительно стремится попасть в приличное общество, значит, он уязвим. По сути дела, проблема очень проста: Робизо не удается вступить в контакт с некоторыми людьми, общество которых ему так необходимо. Причем речь идет не о богачах – Робизо и сам очень богат, так что с денежными мешками у него проблем нет. Речь наверняка идет об аристократах, о так называемых старых деньгах. А главный аристократ во всей Флориде... Мэлори улыбнулся. Всегда найдутся общие знакомые. В данном случае, кажется, может пригодиться дочь старины Дигби. Да-да, первая жена Рэндольфа. Кажется, она прехорошенькая. Мэлори вспомнил свадьбу, происходившую в здании Адмиралтейства во время войны. Он еще тогда подарил ей очаровательный шелковый персидский коврик для молитвы. Девочка из настоящей аристократической семьи, носительница одного из величайших имен столетия. Как лучше на нее выйти? В конце концов, не обязательно приглашать этого Робизо на ужин – достаточно приглашения на какой-нибудь благотворительный прием, где он сделает соответствующее пожертвование, а взамен удостоится рукопожатия высочайшей особы. Да, это как раз то, что нужно. Мэлори надолго уселся за телефон. В конце концов он вышел на некую леди, которая пообещала поговорить с дамой по имени Кларисса, а та, в свою очередь, знакома с дочерью Дигби. Все устраивалось наилучшим образом. Этот маленький триумф тем не менее очень мало скрасил последующие дни, которые, впрочем, доставили массу удовольствия представителям прессы. Уж журналисты-то были на седьмом небе от счастья. В списке излюбленных мишеней прессы банки стоят очень высоко. Даже выше, чем корыстные нефтяные компании, коррумпированные местные власти и падшие священники. А уж большой банк – лакомый кусок для газетчика. Чем яростнее отвергали представители «Хильярд и Клиф» факт приобретения Тернера, тем меньше им верили.

«Сэр Хорейс Мэлори, – писал корреспондент „Санди экспресс“, – провел большую часть своих семидесяти восьми лет, производя горы денег. У него особняк в графстве Глостер, дом на Мэйфэр и несколько миллионов на личном счете. Было бы недурно, если в этот джентльмен потратил часть нажитых неправедными трудами средств на доброе дело и преподнес шедевр Тернера в дар сокровищнице британского искусства! Вы не сможете взять полотно с собой в могилу, сэр Хорейс».

– Я пока не собираюсь в могилу, – свирепо прошипел Мэлори. – Нет, не собираюсь.

Они сидели вдвоем с Пилгримом в модерновом офисе последнего, чувствуя себя союзниками в неравной борьбе.

– Во всяком случае, Дайкстон тут ни при чем, – мрачно заметил Пилгрим. – Нельзя организовать кампанию травли с того света.

– Нет-нет. Во всем виноват Садбэри.

– Это так подло! – воскликнул Пилгрим. – Мы купили картину, ну и что тут такого? Теперь мы почему-то должны ее отдавать. Даже не можем ее продать!

– Однако нужно признать, что удар нанесен очень ловко, – сказал Мэлори.

Пилгрим ответил на эту реплику долгим мрачным взглядом. Он стукнул ладонью по столу и решительно заявил:

– Нужно нанести ответный удар, Хорейс. Мы просто обязаны. Сначала мы тратим на эту историю сотни, потом тысячи, потом сотни тысяч, теперь миллионы! Дальше пойдут десятки миллионов, потом сотни миллионов, а потом мы обанкротимся! Как удалось Дайкстону втянуть нас в такую передрягу?

– Он получал свои пятьдесят тысяч в год, времени разработать план мести у него было сколько угодно. Напомню вам, что нам так и неизвестно, где находится следующая часть рукописи. В предыдущем, куске никаких инструкций не было.

– Я не понимаю, зачем нам вообще нужно продолжение рукописи, – сказал Пилгрим. – Мы ведь знаем, что произошло с Романовыми. Их расстреляли в Екатеринбурге в каком-то подвале. Так ведь?

– Считается, что так, – скептически заметил Мэлори.

– Вы что, в это не верите?

– Истина окончательно не установлена, Лоренс. Некоторые считают иначе. Я вам дам почитать одну книгу...

– Читал я уже все эти чертовы книги. Уверяю вас, красные расстреляли всю семью.

– И что с того?

– А если так, то чего нам беспокоиться?

– Мы беспокоимся из-за документа. Захаров считал, что он стоит целого состояния. Вспомните, что в памятной записке Захаров пишет об «очень серьезных последствиях».

Пилгрим снова шлепнул ладонью по столу.

– "Очень серьезные последствия"! Самое серьезное последствие состоит в том, что мы пляшем под дудку Дайкстона. Он заставляет нас раскошеливаться в геометрической прогрессии. Так мы обанкротимся! – Молодой банкир выпрямился и кинул на Мэлори жесткий взгляд. – Итак, мы снова возвращаемся к Захарову. Вновь и вновь. Почему он так много для вас значит? Я знаю, что вы были с ним знакомы, Хорейс, и очень высоко его ценили.

– Нет, – прервал его Мэлори. – Вы понимаете неправильно.

– Что вы имеете в виду?

– Я не ценил его, а до смерти его боялся. Просто трясся от ужаса!

– А мне казалось, что вы его любите.

– Люблю? – Мэлори фыркнул. – Не думаю, что хоть кто-то на земле любил Бэзила Захарова. Вряд ли. Разве что одна женщина... Уважать – да. Уважали его очень многие. И очень боялись, причем не без причины. К его мнению прислушивались, хотели видеть его союзником, но не другом.

– И все же вы думаете, что каждое слово Захарова – Священное писание?

– Можно сформулировать это и так, – поджал губы Мэлори. – Скажите, приходилось ли вам когда-нибудь играть в теннис с первоклассным игроком?

– Один раз я играл в сквош с самим Хасим-ханом, в нью-йоркском клубе «Золотая ракетка».

– Давайте я вам сам скажу, что вы при этом заметили. Во-первых, первоклассный игрок бьет по мячу гораздо, сильнее и точнее, чем вы. Во-вторых, он не делает промахов. В-третьих, он может играть в полную силу гораздо дольше, чем вы. Согласны?

– Все точно, – улыбнулся Пилгрим, вспоминая незабываемый матч. – Вы забыли еще одно.

– Что именно?

– Первоклассный теннисист играет позиционно. Он заранее угадывает, куда ты ударишь. Не успеешь отбить мяч, а он уже там, где нужно, и дает ответ на вопрос, который ты еще не успел сформулировать... – Пилгрим замолчал, поняв, к чему ведет Мэлори.

– Вот-вот, – кивнул старый банкир. – Игры разные, а принцип тот же. Захаров играл во власть, лучшего игрока я не знаю.

Пилгрим подошел к окну и выглянул наружу.

– Судя по всему, вы совершенно убеждены в своей правоте, Хорейс. Я же не очень. Можете убедить меня окончательно?

– Думаю, что могу.

– Тогда сделайте это прямо сейчас. Но сначала... – Пилгрим нажал на кнопку интеркома и сказал: – Жак, зайдите ко мне, пожалуйста.

Грейвс появился почти сразу же.

– Жак, я хочу вам поручить чертовски трудное задание. Составьте мне полный список пенсионов, которые банк «Хильярд и Клиф» выплачивает в течение многих лет. Скажем, с... Хорейс, в каком году умер Захаров?

– В тридцать шестом.

– О'кей, скажем, с четырнадцатого года по тридцать шестой. Поняли?

– Понял.

Когда Грейвс вышел, Пилгрим опустился в кресло.

– Ну, давайте убеждайте меня.

– Вы когда-нибудь бывали в Монтэ? – спросил Мэлори.

– В Монте-Карло? Конечно.

– В казино заходили?

– Да.

– Играли?

– Ну нет, только не я.

– Сейчас, конечно, казино не то, что прежде, – мечтательно произнес Мэлори. – Сейчас они есть повсюду, даже в Лондоне, – скривился он. – Но было время, Лоренс, когда Лас-Вегас еще не появился, в Лондоне и прочих столицах не было ни единого казино. Если богатые люди хотели сыграть в железку или в рулетку, им приходилось ехать в Монтэ. Известно ли вам что-нибудь о государственном статусе Монако?

– Кажется, это княжество, да? Как зовут этого парня? Принц Ренье?

– Он из рода Гримальди. Наследственный монарх. Род Гримальди правил этими землями целые века. Отметьте это для памяти, а я тем временем расскажу вам о сэре Бэзиле. А заодно и о женщине, которая, возможно, его любила. Она ждала сорок лет, прежде чем смогла выйти за него замуж. Где родился Захаров, никто не знает, поскольку в разное время он называл разные города. Во всяком случае, родился он в бедной семье. Свою карьеру Захаров начал в Константинополе пожарником. Это было в шестидесятых годах прошлого века, когда пожарные бригады имели обыкновение действовать несколько... нетрадиционно. Они поджигали какой-нибудь дом, потом прибегали на пожар с топорами, проникали в горящее жилище и смотрели, чем там можно поживиться. Улавливаете? Захаров по происхождению грек, а дело "происходило в Турции, которая потихоньку начинала разваливаться. Наш герой занялся торговлей оружием. Дела у него шли превосходно. Сначала он работал на компанию «Норденфельт», потом прослышал про новое оружие – пулемет Максима, устроил слияние двух концернов и стал работать на «Максим и Норденфельт». Когда я говорю «работать», я не имею в виду, что он служил коммивояжером и развозил заказы на маленьком автомобиле марки «форд». Пилгрим улыбнулся:

– А в чем заключалась его работа?

– Захаров устраивал сделки, – тоже улыбнулся Мэлори. – Получал при этом комиссионные. В один прекрасный день, представляя компанию «Викерс», он продал подводную лодку румынской королеве Марии, причем сделка была заключена тет-а-тет. Вы слышали о королеве Марии? Это была потрясающая женщина! Впрочем, не буду отвлекаться. Очень скоро Захаров достиг высокого положения в «Викерсе». Он не был председателем правления – всего лишь одним из директоров, но решал все вопросы единолично: начинал где-нибудь войну, потом поставлял оружие обеим сторонам и так далее. Из-за него войны на Балканах длились десятилетиями. А теперь об игроке, предчувствующем удар партнера. Не успели братья Райт совершить свой первый полет, как Захаров основал аэронавигационные кафедры сразу в трех университетах – Оксфордском. Парижском и Санкт-Петербургском. Слышали ли вы об одном изобретателе по имени Константинеску? Он еще изобрел устройство, позволявшее вести пулеметный огонь с аэроплана. Так вот, этот человек работал на сэра Бэзила. Потом наш герой пал жертвой любви. Да, Захаров влюбился. Представьте себе знатную даму: герцогиня Вильяфранка, из семьи испанского гранда и прочая и прочая. Герцогиня была замужем за сумасшедшим и к тому же являлась ревностной католичкой поэтому о разводе не могло быть и речи. Влюбленным пришлось ждать Великой Избавительницы. И они терпеливо ждали. Если не ошибаюсь, это продолжалось сорок три года. Когда герцог умер, они поженились. Вы меня слушаете?

– Очень внимательно, Хорейс, поверьте мне.

– Стало быть, жил на свете бедный мальчик из константинопольских трущоб. И вот он стал одним из богатейших людей планеты, женился на герцогине, а Ллойд-Джордж пожаловал ему рыцарское звание. Теперь наш герой и сам сделался грандом. Ему не хватало лишь королевства, чтобы бросить его к ногам невесты... Теперь вернемся к Монако. В течение трехсот лет, с Пероннского договора 1641 года, княжество Монако входило во французские владения. Князья Гримальди не обладали никакой властью, а в Монте-Карло стоял французский гарнизон – так, на всякий случай: Тем не менее кое-какие права у князей оставались, и в 1862 году очередной Гримальди вручил человеку по фамилии Блан концессию на открытие казино. Блан был умен, а его сын оказался еще умнее. Поэтому заведение начало приносить огромный доход. Настолько огромный, что на эти деньги существовало все Монако, начиная с самого князя. В этой стране нет налогов. Казино оплачивает расходы на полицию, судей, общественные работы и так далее. Замечательная идея! – с восхищением воскликнул Мэлори. – Но тут началась война.

– Которая?

– 1914 года. Вам не скучно, Лоренс?

– Пока нет.

– Война разгоралась все сильнее, бизнес пришел в упадок. Я имею в виду бедного мсье Блана, а не Захарова. Уж наш-то герой получал свой процент с каждой пули, с каждого снаряда и почти с каждой пушки. Зато в казино дела шли все хуже и хуже, и доход княжеской семьи постоянно понижался. Князю это не нравилось, и потому он – разумеется, негласно – вышел на Захарова. Была заключена секретная сделка, в результате которой Захаров получил возможность вышвырнуть из Монте-Карло главу дома Бланов вместе с его сыновьями и зятьями. Между прочим, в числе последних был один Бонапарт и один Радзивилл. Я не утомляю вас деталями, Лоренс?

– Я все жду, когда начнется главное.

– Очень скоро, – улыбнулся Мэлори. – Запомните еще одно: у Захарова была многолетняя и тесная связь с французским премьер-министром Жоржем Клемансо. Вы уж простите мне мой учительский тон.

– Да бросьте вы, Хорейс. Продолжайте!

– Далее произошло вот что. Учтите, что мировая война была в самом разгаре! Клемансо вдруг заключает договор, причем абсолютно тайный, с князем Монако. Согласно этому договору, княжество вновь обретает независимость. Учтите, что полный текст договора так нигде и не был опубликован. Правда, его условия были изложены мелким шрифтом в приложении к Версальскому договору. Уверяю вас, там их никто толком и не рассмотрел. Дальнейшее было проще простого. Захаров выложил миллион, стал владельцем казино и всего Монако.

– Ловко, – заметил Пилгрим.

– Вот именно.

– Он был ушлым парнем.

– Несомненно. Теперь я вас убедил?.. Господи Боже! – вдруг ахнул Мэлори и застыл с разинутым ртом и выпученными глазами.

Пилгрим вскочил на ноги, опасаясь, что старика хватил удар.

– Вы в порядке, Хорейс?

Мэлори нахмурился.

– А?

– Вы в порядке?

– Кто, я? Да, в порядке. Просто я кое-что вспомнил.

– Что именно?

– Знаете, какого числа был подписан договор между Францией и Монако, то есть между Клемансо и князем Гримальди? Я раньше не придавал этому значения.

– Ну и какого?

– Сэр Бэзил получил свое королевство семнадцатого июля 1918 года.

– Ничего себе, – выдохнул Пилгрим: – Эта дата мне знакома. Если не ошибаюсь, в этот день расстреляли царя!

* * *

Чек, подписанный Пилгримом и Мэлори, был доставлен сэром Хорейсом владельцам аукциона еще в тот день, когда банкир совершил свой знаменитый, увековеченный фотографом визит в художественную галерею за картиной. Финансовый директор аукционной компании, в свою очередь, тоже отправил чек в королевский банк «Кауттс и К°», анонимному продавцу Тернера. Этот чек был выписан на сумму 2 миллиона 925 тысяч фунтов стерлингов, то есть от аукционной цены было отнято 325 тысяч – десять процентов, так называемая премия продавца. Не будем забывать, что банк «Хильярд и Клиф» уже заплатил аукционистам десятипроцентную «премию покупателя». Таким образом почтенная компания положила себе в карман 650 тысяч фунтов, а потому сочла возможным особенно не тянуть с расчетом. Обычно аукционисты удерживают у себя деньги на месяц-другой, чтобы заодно слегка подработать на процентах. В данном случае чек был выслан продавцу буквально через несколько дней.

Мистер Эверард Полли, служащий банка «Кауттс», которому было поручено вести операцию по продаже картины Тернера, подтвердил полученный чек и сверился с инструкциями, оставленными банку его усопшим клиентом. В последнем абзаце говорилось: «...по получении коего конверт № 5 должен быть отправлен в адвокатскую контору „Шиш, Дагониш и К°“, находящуюся на Чансери-лейн, 199, Лондон».

Мистер Полли был весьма заинтригован. Он больше сорока лет проработал в банке «Кауттс», но впервые участвовал в столь... он даже затруднялся найти подходящее слово... в столь сомнительной операции. Вот именно, сомнительной. Шедевр искусства, столько лет хранившийся в запаснике, уплаченная за него баснословная цена, абсолютная секретность! Н-да, весьма, весьма сомнительная сделка. С чувством глубокого внутреннего неодобрения мистер Полли вызвал одного из посыльных и велел доставить адресату конверт № 5 – на этом участие банка в операции заканчивалось. Как жаль, что так и не удастся узнать, что все это означало.

Рассыльный банка «Кауттс» взял такси. От Стрэнда до Чансери-лейн было не очень далеко, и в такое чудесное утро вполне можно было бы пройтись пешком, но по выражению лица мистера Полли рассыльный понял, что запечатанный конверт с большой римской цифрой V представляет собой нечто особенное. Потому служащий решил исполнить приказ как можно скорее, а прогуляться можно будет и на обратном пути, через Линкольнский парк. Если повезет, можно будет поглазеть на девушек, играющих в теннис, а заодно заглянуть в новый бар.

Рассыльный вручил конверт мистеру Редверсу Пратту, главному клерку «Шиш, Дагониш и К°». Главный клерк спросил:

– Благодарю вас. От кого это?

– Сказал бы, но не могу.

Мистер Пратт нахмурился:

– Что за шутки? Ведь конверт кем-то послан?

– Несомненно, – ответил рассыльный. – Но я не знаю кем. Мое дело передать, и все.

– Ах так, – улыбнулся мистер Пратт, глядя на конверт. – Как вы полагаете, может быть, это бомба?

– Вряд ли – конверт слишком тонкий.

– Надеюсь, вы не ошибаетесь. Спасибо.

Когда рассыльный удалился, мистер Пратт взломал печать. Внутри оказался еще один конверт, к которому был приколот листок бумаги с текстом следующего содержания: «Немедленно переслать старшему партнеру банка „Хильярд и Клиф“, Ательсгейт, б».

В отличие от мистера Полли, мистер Пратт был заинтригован очень мало. Передача бумаг от адресата адресату входила в его рутинную работу, и мистер Пратт гордился, что выполняет ее самым наилучшим образом. Почтовая служба его не устраивала, и мистер Пратт в последнее время пользовался услугами фирмы тоже с весьма неординарным названием. Мистер Пратт набрал номер, и певучий девичий голос с чистейшей кокнийской интонацией произнес:

– "Налетчики Судзуки".

– Это «Шиш, Дагониш и К°», адвокатская контора...

– "Шиш догонишь"? Слушай, мужик, кончай прикалываться, – фыркнула девица. – Я как-никак на работе...

– Мы постоянные клиенты, – терпеливо объяснил мистер Пратт. – Будьте умницей и посмотрите в ваших бухгалтерских книгах. Мы сами знаем, что название нашей компании звучит необычно. «Шиш...»

– Ага. «Шиш догонишь»! Ладно, поняла. Погоди минуточку. Сейчас я пришлю к тебе «налетчика Судзуки», о'кей? Кого спросить?

– Мистера Пратта.

Девушка рассмеялась.

– Ладно, брат из «Шиш догонишь». – И повесила трубку.

Пратт тоже улыбался. Он и сам родился в Ист-Энде и умел ценить туземный юмор.

Рассыльные фирмы «Налетчики Судзуки» носились на своих красных мотоциклах, доставляя письма и пакеты по всему огромному мегаполису. Дежурные ждали на стоянке, пока поступит вызов по радио.

«Красный Судзуки № 7» находился на Шафтсбери-авеню, возле закусочной «Макдональдс». Мотоциклиста звали Дейв Легг. Он был с головы до ног обряжен в зловещего вида кожаные доспехи, и рация оторвала его от трапезы: он только что приобрел «биг-мак» и здоровенный стакан кока-колы, удобно устроился на седле и приготовился отобедать.

Дейв выругался, поставил коку на асфальт и свободной рукой в перчатке с раструбом достал микрофон.

– Ну чего? – рявкнул он.

– Ты где?

Дейв ответил.

– Снова ты рядом с «Макдональдсом», – вздохнула девушка. – Немедленно отправляйся на Чансери-лейн, сто девяносто девять. И так стал жирный, как боров.

Дейв Легг сунул микрофон обратно в карман и случайно задел ногой стакан. Кока-кола пролилась. Дейв снова выругался, а тут еще горчица с «биг-мака» капнула ему на перчатку. Дейв слизнул горчицу, засунул разом половину «биг-мака» в свой вместительный рот и включил стартер. Ловко обогнув подъезжавшее такси, «Судзуки» влился в уличный поток.

Несколько минут спустя Редверс Пратт радушно принимал «налетчика Судзуки» у себя в офисе. Мистер Пратт считал себя знатоком и коллекционером различных человеческих типажей. Ему было приятно думать, что этот кожаный громила вскоре войдет в изысканные чертоги банка «Хильярд и Клиф».

– Передать этот конверт лично старшему партнеру, – сказал Пратт. – Больше никому – понятно? Никаких секретарш, никаких клерков – только лично.

– Какая у него кликуха-то? – спросил Дейв.

– Что, простите? Ах, вы имеете в виду, как его зовут? Мистер Пилгрим, запомните. Ательсгейт, шесть. Это в Сити.

– Да пошел ты, – буркнул Дейв, после чего вынул из кармана шоколадку «Марс», швырнул бумажку на пол и удалился.

Ровно через семь минут он стоял перед сэром Хорейсом Мэлори, успев преодолеть швейцара, двух клерков и секретаршу Пилгрима – каждый из них пытался получить у него конверт.

– Это только для старшего партнера, папаша, – заявил Дейв. – Так мне приказано. Никаких секретарш, никаких шестерок, понял?

Мэлори улыбнулся.

– Я тоже старший партнер, сэр Хорейс Мэлори. Можете оставить конверт у меня.

Он сразу узнал конверт, угол которого торчал из раструба грязной кожаной перчатки.

– Мне сказано: «Пилгрим». Мистер Пилгрим, и больше никто!

– О Господи! – воскликнула миссис Фробишер, топнув ногой. – Сэр Хорейс – это...

– Это не Пилгрим, – отрезал Дейв Легг и повернулся к Мэлори. – Или я ошибаюсь, командир?

– В общем, нет, не ошибаетесь, – развел руками Мэлори. – Откуда вы приехали?

– С Чансери-лейн, сто девяносто девять.

– Ясно. «Шиш и Дагониш».

– Что вы имеете в виду? – осклабился Легг.

Старого банкира раздирали сейчас противоречивые чувства:

с одной стороны ему хотелось на месте придушить этого наглого урода, с другой – поскорее заполучить рукопись Дайкстона. Причем первое желание было сильнее второго. Тем не менее банкир выдавил из себя улыбку:

– Может быть, нам позвонить туда и объяснить, что мистера Пилгрима на месте нет? Распоряжение самого заказчика вас устроит?

– Само собой, – ответил Дейв.

Миссис Фробишер позвонила мистеру Редверсу Пратту прямо при «налетчике», после чего передала последнему трубку, которую тот цапнул своими грязными пальцами.

– Тут папаша, которого зовут... Папаша, как вас там?

– Мэлори, – мягко ответил сэр Хорейс.

– Мэлори. Он сгодится? Ладно, понял.

Дейв повысил трубку и вручил Мэлори конверт:

– Нате, получайте.

– Очень вам благодарен, – ответил Мэлори.

Глава 10

Пятая часть отчета капитан-лейтенанта Королевского флота Г. Дж. Дайкстона о путешествии в Россию весной и летом 1918 года

"На мне все заживает как на собаке. Во всяком случае, в том, что касается ран телесных. Мать любила говорить, что Дайкстоны живучи. Однако тогда, в Екатеринбурге, я поправлялся медленно. На следующий день, проснувшись, я первым делом вспомнил о драгоценном документе, который привез из Тобольска. У меня не было сил подняться, а лютому я просто лежал и мучился неизвестностью.

Когда монахиня вошла в комнату с очередной чашкой живительного бульона, я спросил:

– Где моя одежда?

Монахиня улыбнулась.

– В безопасности. Кроме того, теперь она гораздо чище, чем в момент вашего прибытия.

– Сестра, – прошептал я, – это очень важно...

Она прервала меня:

– Сначала попейте бульону. Это еще важнее. – Она отказалась слушать меня до тех пор, пока я не выпил всю чашку. – Так в чем дело?

– Там в кармане очень важные бумаги, – слабым голосом сказал я. – Скажите мне, пожалуйста...

Она подняла руку:

– Вам нужно беречь силы. Сейчас пойду посмотрю...

Через две-три минуты она вернулась с бумажным пакетом и села рядом с кроватью. Я увидел, что монахиня сурово хмурится.

– Вот ваши вещи.

– Где бумага? – прошептал я. – Она должна быть в белом конверте.

Монахиня заглянула в пакет, сунула туда руку и спросила:

– Вот это?

Конверт утратил былую белизну, а во время моего купания в канаве насквозь промок, и тем не менее я сразу его узнал. Я вздохнул с облегчением.

– Вы богатый человек? – спросила монахиня.

– Нет.

Она нахмурилась еще больше, хотя голос продолжал оставаться мягким и ласковым.

– Почему вы спрашиваете? – прошептал я.

– Здесь множество драгоценностей. Они стоят огромное количество денег. Все это находилось в ваших карманах.

Только теперь я вспомнил о постыдном хищении, которое совершил в трюме парохода «Русь». Господи, подумал я, как ей объяснить?

Мы часто забываем, что истинная добродетель заключена в простоте. Я ломал голову, какую ложь придумать, чтобы дело осталось в тайне, а монахиня попросту сказала:

– Я очень боюсь, как бы эти вещи не пропали.

– Положите конверт мне под подушку, сестра, – ответил я.

Так она и сделала – и вовремя, ибо в келью вошел Бронар. Со вчерашнего дня я несколько окреп и слушал его с куда большим интересом. За месяц моей болезни положение мало изменилось. Царская семья воссоединилась, но по-прежнему находилась в доме Ипатьева и никто не имел к ней доступа.

Многие члены Уральского Совета, возможно большинство, выступали за казнь всех Романовых без исключения. Если верить Бронару, Голощекин говорил: «Мало прогнать их с трона, надо загнать их под землю!»

Рузский со своим союзником Скрябиным отстаивали иную точку зрения. Скрябин оказался в столь хорошо известном нам теперь положении порядочного человека, связавшегося с Советской властью. Уже в те времена большевики обожали разглагольствовать о морали, призывая при этом к кровопролитию. Призывы Скрябина провести открытый судебный процесс, то есть позиция по-настоящему моральная, оставались гласом вопиющего в пустыне.

Бронар вел себя хитрее. Он тоже громогласно требовал крови. Николай должен заплатить за преступления своей жизнью, равно, как и вся его семья, поскольку они тоже пили кровь трудящихся. «Однако нужно соблюсти все правила социалистической законности», – повторял «комиссар» Рузский. Рассказывая мне об этом, он осклабился своей несимпатичной ухмылкой.

– Вы бы меня только слышали! Я требую крови, а потом тут же заявляю, что социализм не имеет права пятнать себя самосудом, даже если он вполне оправдан. Потом я говорю, что Скрябин прав, но по совсем другим причинам. Мы обязаны явить миру не «милосердие», а нашу непреклонную решимость. Только так сможем мы покончить с беззаконием и тиранией, царившими в старой России.

Когда Бронар ушел, я попытался сделать небольшую гимнастику, чтобы немного укрепить свои ослабленные мускулы. Я все время помнил, что под подушкой лежат заветная бумага и краденые драгоценности... Не забывал я и о законных владельцах этих сокровищ, ведь их от меня отделяла какая-нибудь миля или две. Над несчастными нависла зловещая угроза. Было совершенно ясно, что за минувший месяц новые вожди России не сделали ничего для облегчения участи Романовых.

– Принесите мою одежду, сестра, пожалуйста, – попросил я.

– Какие глупости! Вы слишком слабы, чтобы куда-то идти.

– У меня неотложное дело. Пожалуйста, принесите одежду! А если удастся, хорошо бы найти извозчика или какую-нибудь телегу, чтобы добраться до вокзала!

– Но вы не можете никуда ехать! В вашем нынешнем состоянии...

– Я должен!

В конце концов мне удалось ее уговорить, но процесс одевания оказался куда более трудным, чем я себе это представлял. Голова была удивительно легкой, и я с трудом удерживал равновесие. Лишь после нескольких неудачных попыток мне удалось выпрямиться в полный рост, однако вскоре я кое-как уже передвигался, опираясь на палку, которую дала мне монахиня. Во дворе меня дожидалась телега, устланная чистым сеном. Я с облегчением устроился там и попросил возницу отвезти меня на Вознесенскую, к дому британского консула. Я знал, что Мы проедем мимо так называемого Дома особого назначения; где содержится императорская семья. Вид этого здания еще более укрепил меня в решимости, возможно совершенно идиотской, помочь монарху, оказавшемуся в столь трагической ситуации.

Престон вел себя совершенно в традициях британской дипломатии: ныл, скряжничал и не хотел давать денег. Хоть он знал, кто я такой и зачем нахожусь в Екатеринбурге, когда речь зашла о выделении мне некой суммы наличными, Нрестон стал обращаться со мной как с самым настоящим уголовником. В конце концов, потеряв терпение, я воскликнул:

– Престон, каким вы ремеслом занимаетесь в свободное от исполнения консульских обязанностей время?

– Я не ремесленник какой-нибудь, сэр! – обиделся Престон.

– Ну хорошо, кто вы по профессии? Зачем вы здесь находитесь?

Разумеется, Престон находился в Екатеринбурге по делам, связанным с добывающей промышленностью, как и все прочие иностранцы. На Урал Престона привели серебро, медь и платина. Выяснив это, я вытащил из кармана рубин диаметром почти с полдюйма, обрамленный платиной.

– Дайте мне двести футов под залог этого камня.

– Он ваш?

– Какое вам дело?! – возмутился я. – Подите вы к черту с вашей осторожностью! Сейчас речь идет о гораздо более важных вещах, чем условности, закладные бумаги и прочая ерунда. Надеюсь, моей подписи будет достаточно?

Оказалось, что достаточно. Такие, как Престон, никогда не отказываются от выгодной сделки. К счастью, у людей его породы всегда водятся деньги. В конце концов я получил от консула сто пятьдесят соверенов.

Затем повозка отвезла меня на вокзал. Я мог бы опустить следующий пассаж, ибо он касается исключительно екатеринбургской жизни той эпохи, но намеренно не стану этого делать. Пусть читатель этих записок знает, что в «революционном» городе и в помине не было ни равенства, ни хваленого принципа «каждому по труду». Если у тебя были деньги, ты мог пировать, как король, если не было – подыхай с голоду. Я отправился в вокзальный ресторан, готовый к тому, что какой-нибудь комиссар кулинарных дел не пустит меня внутрь без мандата, да еще и произнесет целую проповедь. Вместо этого я обнаружил в ресторане метрдотеля во фраке, струнное трио и меню с полметра длиной. Зрелище было поистине потрясающим. Публика выглядела весьма непрезентабельна многие сидели в шапках, глушили спирт, а напившись, валились на пол. То и дело раздавался женский визг. За одним из столиков сидел председатель Уральского Совета Белобородой. Я увидел, как он щелкнул пальцами, подозвал официанта и заказал еще шампанского. Ресторан сохранил весь былой блеск. Только публика изменилась.

Я сел спиной к залу и подкрепился, стараясь не привлекать к себе внимания. Есть совсем не хотелось, но организм нуждался в пище. Покончив с едой, я отправился покупать билет на поезд, следовавший в западном направлении. Выяснилось, что золото в билетной кассе действует столь же эффективно, как в ресторане. На сей раз никакого третьего класса – я получил в свое полное распоряжение двухместное купе и заверения в том, что никто там меня не побеспокоит.

Поездка заняла трое суток, и в дороге я совершенно оправился. Из Екатеринбурга я выехал слабый, как новорожденный котенок, а в Москву прибыл отдохнувшим и набравшимся сил. Ко мне вернулись и здоровье и решимость. Я знал, что в ближайшие дни мне очень понадобятся оба эти качества. И они действительно понадобились, ибо меня ожидало множество горчайших разочарований!

Первым делом нужно было достать сургуч и спички. Спички я раздобыл без труда, зато в поисках сургуча пришлось побегать. Я обошел все лавки, спрашивал в почтовых отделениях, на телеграфе и лишь поздно вечером, в Финляндском банке, нашел искомое. Служащий сказал, что у них где-то был сургуч, и принес целую запечатанную коробку! Я чуть не облобызал клерка от счастья. Запечатав драгоценный конверт огромным количеством сургуча, я поставил в нескольких местах свои инициалы и спросил у служащего:

– Вы финн?

– Как и все работники банка, сударь.

Что ж, подумал я, нельзя гарантировать, что аппетит Ленина и Троцкого не разыграется и они не проглотят Финляндию. Но может быть, как-нибудь обойдется, а финны – такой народ, которому можно доверять. Конечно, они несколько диковаты, но славятся своей честностью. Я протянул служащему конверт.

– Хочу, чтобы вы сохранили это в надежном месте. У вас есть сейфы?

– Конечно, сударь.

– Вмешиваются ли в ваши дела большевистские власти?

– Почти нет.

– Значит, вы сможете взять это на хранение?

– С превеликим удовольствием, сударь.

Я подписал квитанцию (именем Генри Джордж), заплатил один соверен вперед, после чего взял извозчика и отправился в Кремль. Когда я приблизился к воротам Спасской башни, сразу стало видно, что за минувшие недели многое в Кремле изменилось. Тогда у ворот стоял пулемет. Теперь же на посту по стойке «смирно» вытянулись двое красноармейцев в опрятных мундирах. Они не обратили на меня ни малейшего внимания, но откуда-то немедленно выскочил караульный начальник и рявкнул на меня, требуя, чтобы я объяснил, к кому иду.

– Товарищ Свердлов по-прежнему сидит в Кавалерском корпусе? – спросил я.

– А кто вы такой?

– Передайте ему, что англичанин Дайкстон вернулся в Москву и хочет его видеть.

– Мало ли кто хочет видеть товарища Свердлова.

– Ваше дело – передать. И поживее.

Однако все оказалось не так просто. Главное, что изменилось в Кремле, – это атмосфера. Всем теперь заправляли чиновники, установившие свои бюрократические порядки. Меня передавали от одного служащего к другому, однако дело с места не двигалось. У меня было ощущение, что все эти люди не помогают мне, а просто хотят от меня избавиться. Впрочем, в современном мире именно так все и устроено.

Ничего не добившись, я вернулся в Кремль на следующее утро. Ночь я провел в гостинице, которая до недавнего времени являлась особняком какого-то богача. Особняк как следует выпотрошили, поэтому роскошная кровать со спинкой, украшенной позолотой, не имела ни матраса, ни постельного белья. Зато в комнате было довольно чисто и, главное, не было клопов. В Кремле я снова угодил в чиновничью кадриль и достиг приемной лишь к двум часам дня. Там было множество народу. У входа за столом сидел дежурный, который внимательно изучил выданный мне пропуск, а потом недовольно спросил:

– По какому вы вопросу?

– Товарищу Свердлову это известно.

– Он очень занят.

– Я выполняю его задание, причем особой важности. Мне нужно доложить товарищу председателю.

Дежурный скривился. Его работа была не пускать посетителей к начальству.

– Можете передать ваш рапорт мне.

– Давайте-ка без волокиты, – сказал на это я, – иначе мой рапорт будет о вас!

Дежурный сердито показал на длинную очередь, и мне пришлось присоединиться к ожидавшим. Стулья были жесткие, в помещении царила духота, свежий воздух сюда почти не проникал. Ожидание было не из приятных. Однако в семь вечера дверь наконец открылась, и секретарь объявил:

– Товарищ народный комиссар просит капитана Дайкстона войти.

Когда я проник в кабинет, Свердлов свирепо уставился на меня:

– Какого черта вам здесь нужно?

Я был очень зол, лишь это объясняет необдуманность моего поведения.

– Здравого смысла мне нужно, вот чего! Или у вас тут этот товар не водится?

Свердлов опешил от моей дерзости, и несколько секунд мы просто молча сверлили глазами друг друга. Меня бы не удивило, если бы он тут же, на месте, приказал меня арестовать, но после паузы председатель ВЦИК внезапно расхохотался.

– Это уж точно, со здравым смыслом у нас проблемы! – Он подмигнул мне и спросил: – Не хотите ли выпить?

Я кивнул, и через секунду в руке у меня оказался стакан с наливкой. Свердлов молча чокнулся со мной и выпил. Из вежливости я последовал его примеру, чуть не обжег себе пищевод крепким напитком и испугался, не охмелею ли я в самый ответственный момент.

– Вы дали мне задание, а потом помешали его выполнить, – сказал я.

– Значит, у вас ничего не вышло? Документ Захарова остался неподписанным?

– Так точно, он не подписан.

– Почему? У вас было достаточно времени.

– Почему?! Да потому что вы меня арестовали, а Николая посадили под замок! Вот почему!

– Это сделал местный Совет.

– А по чьему приказу он действовал? По чьему приказу меня не пустили в Омск? Ответьте!

Свердлов нахмурился, потом снова усмехнулся.

– Где документ?

– У Николая. Если он еще жив.

– Что вы имеете в виду?

– Большинство Екатеринбургского Совета выступает за казнь.

Свердлов чуть заметно дернул головой:

– Не беспокойтесь, он в безопасности.

– Неужели? Несмотря на то, что находится в руках диких, неконтролируемых людей? Помните, вы выдали мне мандат? Так вот, они наплевали на него. На вашу подпись тоже. Даже на подпись Ленина!

– И тем не менее Романовы в безопасности.

– Откуда вы знаете?

– Знаю. – Голос его стал тихим и угрожающим. Свердлов давал мне понять, что я захожу слишком далеко.

– Рад это слышать.

Председатель ВЦИК насупился.

– Рады? Чему это вы рады?

– Мысль о казни детей отвратительна любому нормальному человеку.

– Это не просто дети, это Романовы. На их совести реки крови. Вам этого не понять.

– Там четыре девушки и больной мальчик.

– А кроме того, Николай Кровавый и его германская стерва!

– Вас все еще интересует оружие? – спросил я.

Свердлов отвел взгляд, взял со стола бутылку.

– Еще хотите?

– Нет, спасибо. Я еще не совсем оправился от болезни.

Тогда Свердлов налил себе и, осушив стакан, сказал:

– Ваше здоровье... Оружие становится важным тогда, когда оно необходимо.

– А разве вам оно больше не нужно? Ведь в Сибири белые и чехи.

– Еще больше оно нужно здесь. – Свердлов встал и потянулся. – Послушайте, англичанин, я устал. Приходите ко мне завтра, в полдень.

– Если ваши чиновники меня пропустят, – кисло заметил я.

Свердлов рассмеялся и быстро написал что-то на листке бумаги.

– Возможно, в Сибири мое имя стоит немногого. – Он снова хмыкнул. – Но здесь оно пока действует.

Я ушел от него, пребывая в некотором недоумении. В определенном смысле его слова подтвердили мою собственную гипотезу: Романовы оказались в заточении потому, что этого хотели московские большевистские вожди. Это было очевидно. Но почему же тогда Свердлов обращался со мной столь вежливо и терпеливо? Ведь я знал, какую роль он и Ленин играют в этой истории. Я был опасным свидетелем. Проще всего было бы меня убрать, и тем не менее Свердлов зачем-то уделяет мне свое драгоценное время, говорит какие-то утешительные слова.

На следующий день произошло то же самое. Когда я вошел в кабинет, Свердлов знаком велел мне садиться и передал мне бумагу. Она была озаглавлена «Срочная телеграмма» и адресована командарму Яну Берзину, в Екатеринбург. «Немедленно доложите положение дел семьей Романовых зпт содержащихся вашем округе тчк Требуется ваш личный контроль их безопасностью тчк Ленин».

– Обратите внимание, что телеграмма отправлена вчера, – заметил Свердлов.

– Ответ есть?

– Ждем. Присядьте, выпейте чаю.

Я подошел к самовару, заварил чаю себе и ему. Когда я передал Свердлову стакан, председатель ВЦИК показал мне газету.

– Вот зачем понадобилась эта телеграмма.

В газете «Труд» была помещена статья, где говорилось, что Николай Романов был расстрелян красноармейцами, когда пытался скрыться из Екатеринбурга по железной дороге.

– Вы думаете, это неправда? – спросил я.

– Скоро будем знать точно. В газетах сейчас печатают много всякой ерунды. Ничего, со временем мы научимся контролировать прессу.

Ответ принесли через полтора часа. Свердлов прочитал телеграмму и рассмеялся.

– Ну вот видите. «Москва ВЦИК тчк из Екатеринбурга тчк Навещал Романовых зпт содержащихся стражей тчк Все здоровы тчк Охрана надежная зпт медицинское обслуживание имеется зпт питание удовлетворительное тчк Ян Берзин, командарм».

– Ну как, вы удовлетворены? – спросил Свердлов.

– Состояние здоровья Романовых меня не волнует. Мне нужен документ.

– Вы должны заставить его подписать.

– Заставить?

– Пистолет, приставленный к виску, способен делать чудеса. Это я вам точно говорю.

– То-то вы так легко смогли заставить его ратифицировать Брест-Литовский договор, – заметил я.

– А Николай его не ратифицировал... – начал было Свердлов, но тут же рассмеялся. – Ладно, ладно. У меня сейчас нету времени на шутки. Но вы можете не беспокоиться – пока все останется без изменений. Если же Романовых привезут в Москву, вам будет выдан пропуск для их посещения. Договорились?

Я кивнул, и Свердлов позвонил в колокольчик. Вошла секретарша, красивая молодая женщина, одетая во все черное.

– Надежда, это англичанин, – сказал Свердлов. – Никак не могу запомнить его фамилию. Информируйте его обо всем, что касается проблемы Романовых.

– Хорошо, товарищ председатель.

Свердлов поднялся, протянул мне руку.

– Почему же Николай не подписал?

– Думаю, осторожничает.

– Поздно он решил проявить осторожность. Надо бы раньше. Кайзера Вильгельма, Распутина и собственной жены он так не опасался. Ладно, гражданин, всего вам хорошего.

– До свидания, сэр.

– Не «сэр», а «гражданин».

– Я англичанин. Мы привыкли обращаться, к вышестоящим «сэр».

– К вышестоящим? Ну кто же может быть выше англичанина. Признайтесь, что вы пошутили.

Свердлов дружелюбно хлопнул меня по плечу, и я вышел. Секретарша деловито спросила меня:

– Как вам удобнее получать отчет? Ежедневно?

– Я не могу этого требовать, но был бы весьма признателен.

Она кивнула:

– Хорошо. Мой кабинет находится вот здесь. Приходите тогда, когда сочтете нужным.

Я поблагодарил ее и ушел. Ситуация казалась мне несколько загадочной. Если документ у царя, то с точки зрения Свердлова разумнее всего было послать меня назад на Урал, дав инструкции Берзину, чтобы тот пропустил меня к царю. Судя по всему, у командарма трудностей с этим не возникало.

Если председатель действительно верил в эффективность метода «пистолет-у-виска», то уже через неделю бы я вернулся в Москву с бумагой, которая обеспечила бы Советскую власть столь нужным ей вооружением.

Почему же тогда меня заставляют ждать? Председатель был со мной очень любезен, секретарша будет ежедневно предоставлять мне информацию... Все это очень мило, но ведь на самом деле никакой существенной поддержки я не получил. Если Свердлов хотел попросту задержать меня в Москве, ему это удалось. Но разве его не интересует оружие? Неужели новый режим, вынужденный вести войну на многих фронтах, может позволить себе отказаться от целой горы вооружения?

Или у них есть заботы поважнее, вдруг подумал я.

Например, немцы. Ведь их армия стоит так близко от Москвы!"

Глава 11

Визит к черной вдове

По просьбе сэра Xopeйca прирученный оксфордский ученый на двух страницах составил нечто вроде хронологии событий мая – июля 1918 года, касающихся пребывания Романовых в Екатеринбурге. Дочитав очередную рукопись Дайкстона до конца и встретив упоминание о немецкой армии, Мэлори достал эти листки и углубился в их изучение.

– Немцы, чертовы немцы... – бормотал он себе под нос. – Вечно они тут как тут. Как это Черчилль сказал... «Они или у ваших ног, или держат вас за горло».

Мэлори ядовито улыбнулся, и тут его взгляд упал на нужный абзац: «Весь май и июнь на запасном пути Екатеринбургского вокзала стоял немецкий состав с задернутыми шторами на окнах. Источник информации: воспоминания баронессы Буксгевден, фрейлины императрицы. Баронесса находилась в Екатеринбурге на протяжении всего описываемого периода».

Этот Дайкстон – хитрая лисица, подумал Мэлори, откладывая листки. Из рукописи могло создаться впечатление, что он человек несерьезный и слишком много о себе понимающий, однако каким-то чудом он неизменно оказывался в нужном месте в нужный момент, а Мэлори знал, что это совсем непросто. Стало быть, Дайкстон – вовсе не простак, а большой хитрец, хранивший свою тайну целых шестьдесят лет. Этот человек знал всю подноготную одного из самых таинственных эпизодов в истории двадцатого века. Сэр Хорейс попросил миссис Фробишер отнести рукопись Пилгриму.

Прошел час. Потом интерком на рабочем столе Мэлори загудел, и голос молодого банкира спросил:

– У вас найдется минутка, Хорейс?

Войдя в кабинет к Пилгриму, Мэлори сразу заметил, что вид у того весьма довольный. Правда, Пилгрим пытался это скрыть, но не вполне успешно.

– Интересное замечание про немцев, не находите? – пробормотал Мэлори. – Доброе утро, Грейвс, – добавил он, ибо за спиной Пилгрима стоял Жак. – Вам, наверное, пришлось здорово потрудиться?

– Да, сэр Хорейс, я изучал старые бухгалтерские книги.

– Ну и как?

– Старина Жак раскопал кое-что, – сказал Пилгрим.

– Что именно?

– Мне пришла в голову идея проверить старые записи, касающиеся выплачиваемых Захаровым пенсионов, – объяснил Пилгрим. – Три дня Жак провел в архиве и кое-что нашел.

– Ради Бога, дружище, выкладывайте.

Пилгрим просиял улыбкой.

– Мы нашли всего три персональные пенсии, все датированы первой мировой войной или началом двадцатых. Захаров действовал так: клал на счет сумму наличными, обеспечивающую выплату ежемесячного процента, а потом списывал расход на личный фонд старшего партнера.

– Я и сам так поступал, – заметил Мэлори – Какая компания выплачивала пенсии?

– "Кондор Планет". В графе «примечания» просто написано: «Распоряжение ZZ».

– Кто же получал эти пенсии?

– Во-первых, вдова одного французского политика.

– Бриана?

– Да. Потом какой-то тип на Балканах.

– В Болгарии, – уточнил Грейвс.

– Он давно умер, – добавил Пилгрим.

– А третья пенсия? – вопросительно поднял брови Мэлори. – Кто получал ее?

Пилгрим ухмыльнулся.

– Не «получал», а получает, Хорейс. Одна старушка. Живет в Ницце. Ее фамилия Бронар.

– Как Бронар?

– Именно Пенсию получает угадайте, с какого года?

– С восемнадцатого?

– Ошибаетесь. С двадцатого.

– Несчастная старушка-вдова? – спросил Мэлори.

– Этого я не знаю.

Мэлори посмотрел на Грейвса. Тот ответил:

– Я тоже этого не знаю. Но сегодня после обеда я вылетаю в Ниццу и все там выясню.

Пилгрим потер руки.

– Хорейс, скоро мы разгрызем этот орешек. Ведь наверняка речь идет о том же самом Бронаре.

– Полагаю, что да.

– Никаких сомнений! Считайте, что разгадка у нас в кармане. И больше никаких Тернеров, никаких георгианских домов. Истории конец, Хорейс?

Мэлори улыбнулся.

– Хотелось бы на это надеяться.

– Можете не сомневаться. Поваляли дурака, и хватит. Теперь-то мы узнаем, что скрывал от нас Дайкстон.

* * *

В Ницце уже несколько недель царила жуткая жара. Как всегда в летнее время, зноем дышало не только раскаленное солнце, но и раскалившиеся камни булыжных мостовых, потрескавшийся асфальт. Грейвс карабкался по крутым улочкам старого города. Пиджак он перекинул через плечо, галстук распустил, и все же пот расплывался пятнами на спине и под мышками. Такси не могло проехать по этим узким улочкам с высокими парапетами, которые непременно расцарапали бы автомобильные дверцы.

Грейвс был раздражен и сыпал ругательствами. С тех пор как имя «Дайкстон» впервые появилось в его жизни, с ним были связаны одни неприятности. Неприятности и чисто бытовые неудобства, причем последние затрагивали не Пилгрима, не старого ублюдка Мэлори, а только его, Жака Грейвса.

Если бы Жак сейчас обернулся и посмотрел назад, то увидел бы сияющий простор Средиземного моря, раскинувшегося под горой. Каких-нибудь пятнадцать минут спуска – и можно было бы броситься в прохладную воду, оставив зной и духоту позади. На пляже хорошенькие девушки, прохладительные напитки.

Грейвс снова выругался и ускорил шаг.

Вот и нужная площадь – такая крошечная, что больше похожа на какой-то пятачок, где сходятся несколько кривых улочек. Как мало это место было похоже на то, что ассоциируется у людей с названием «Ницца»: никаких пальм, никакого золотого песка, все очень убого, уныло и некрасиво. Что поделать, даже в самых богатых городах непременно есть кварталы для бедных.

Оглядевшись по сторонам, Грейвс понял, что именно в таком квартале он находится. В нескольких шагах из стены дома высовывало свой узловатый ствол древнее оливковое дерево. Грейвс нырнул в его тень, закурил сигарету и подождал, пока на теле высохнет пот. На это ушло минут пять. На противоположной стороне улицы красовалась ржавая вывеска «Пиво». Рядом располагалась открытая дверь, ведшая куда-то в темноту. Грейвс шагнул в проем и оказался в крошечном прохладном баре. Там был цинковый прилавок, раковина для мытья посуды, на стойке – несколько бутылок:

– Бутылку пива, мадам, – попросил Грейвс у женщины в черном. Ее морщинистое лицо было коричневым от загара.

– Пива нет.

– Ну тогда что-нибудь холодное.

– Льда тоже нет.

Надо же, в Ницце нет льда, мысленно вздохнул Грейвс.

Он взял бокал белого вина, кислого и тепловатого. Женщина пялилась на него во все глаза.

Осушив бокал одним глотком, Жак сказал:

– Я ищу мадам Бронар.

Никакой реакции.

– Она живет где-то здесь?

Черные глаза смотрели на него безо всякого выражения. Грейвс предпринял еще одну попытку:

– Она уже очень старая, мадам Бронар. Вы ее знаете?

Женщина качнула головой.

Грейвс снова вышел на знойную площадь. У стены дома на камне сидел какой-то мужчина.

– Я ищу... – начал Грейвс, но мужчина перебил его:

– Да, я слышал. Вы ищете мадам Бронар.

– Вы знаете ее?

– Я-то ее знаю, – как-то странно посмотрел на него мужчина. – А вы?

– Нет. Но я хотел бы с ней повидаться.

Мужчина скрутил сигарету толстыми негнущимися пальцами. Немного подумал, потом сказал:

– Она очень-очень старая.

– Знаю.

– Терпеть не может чужаков.

– И тем не менее...

Абориген пожал плечами и показал пальцем на дом в соседнем переулке. Дверь там была открыта – очевидно, с целью вентиляции.

– Вон тот дом, мсье. Третий этаж. С мадам Бронар дело иметь не очень просто, но...

– Спасибо, – улыбнулся Грейвс.

Мужчина еще раз пожал плечами.

Жак поднялся по истертым голым ступеням. В подъезде было прохладно и дул сквозняк. Бедная старушка, думал Грейвс, ей приходится спускаться и подниматься каждый день.

Дверь квартиры оказалась ветхой, почерневшей от времени. Жак постучал, и изнутри донеслось шарканье. Дребезжащий голос спросил:

– Кто стучит?

Открылось зарешеченное оконце, и Жак попытался заглянуть внутрь.

– Мадам, меня зовут Грейвс. Жак Грейвс.

– Что вам нужно? – сурово поинтересовался старческий голос.

– Я бы хотел поговорить с вами по делу.

– По делу? – В голосе прозвучало удивление. – У меня нет никаких дел.

– Я приехал из Лондона.

Молчание. Жак медленно повторил:

– Вы слышали, мадам? Я из Лондона. Из Англии.

– Да, я слышала. Что-нибудь по поводу моей пенсии?

– В определенном смысле – да.

Раздался какой-то звук, щелкнул засов. Потом минутная пауза, и дребезжащий голос произнес:

– Можете входить.

Грейвс толкнул дверь и шагнул внутрь. Прихожей в квартире не было – он сразу оказался в маленькой комнатке, являвшейся одновременно спальней и гостиной. У стены стояла кровать. Еще в комнате был столик, стул и умывальник.

Мадам Бронар сидела в кресле на колесах, прямо перед дверью маленького балкончика с витыми перилами. Силуэт старухи вырисовывался на фоне освещенного прямоугольника окна. Она была вся в черном. На коленях у мадам Бронар лежал черный холщовый мешок – поначалу Грейвс решил, что это свернувшийся клубком черный кот. «Макбет», подумал он. Акт первый, сцена первая. «Летим, вскочив на помело!»

– Моя пенсия, – проскрипела старуха. – Вы из той самой компании?

– Да, мадам, я представляю некую компанию.

– Так-так. Ту самую, которая мне платит. У нее еще такое дурацкое название.

– "Кондор Планет". Нет, мадам, я не оттуда.

– А откуда?

– Могу я присесть? – Жак шагнул к единственному стулу.

– Нет. – Пальцы старухи беспокойно шарили в черном мешке. – Три фунта стерлингов, представляете? Вначале этого было достаточно.

Внезапно Жак понял, почему она смотрит на него так враждебно.

– Потом эти деньги превратились в ничто. Полвека я живу, подыхая с голоду. Слышите вы, мсье из Лондона?

– И пенсия ни разу не была увеличена? – спросил Грейвс. Мысленно он выругался – нужно было предварительно выяснить в «Кондор Планет» все детали. Наверняка за эти годы набежали проценты.

– Увеличена? Ни разу! Я писала, умоляла, они перестали мне отвечать. Но каждый месяц я получаю несколько жалких грошей. Откуда вы?

Грейвс перешел на воркующие интонации. Было в арсенале его средств и такое: голос Жака делался бархатным и убаюкивающим – действовало практически безотказно.

– Я из банка, – сказал он. – Думаю, сумею вам помочь.

– Из банка? – переспросила старуха скрипучим, как пила, голосом. – Какого банка?

– Наверное, его название вам ничего не скажет...

– Какого банка, мсье?

Мадам Бронар была похожа на настоящую полуночную ведьму, причем с каждым мгновением приходила все в большее и большее возбуждение.

– "Хильярд и Клиф", – ласково произнес Грейвс. – Это такой частный банк...

– Это банк Захарова? – спросила старуха.

Грейвс улыбнулся.

– О нет, мадам, это было уже давным-давно. Сэр Бэзил Захаров умер в 1936 году. Если я не ошибаюсь, на сэра Бэзила работал ваш покойный муж...

– Долго же я ждала, – просипела старуха и стала еще активнее шуровать в мешке. – Много-много лет. Стало быть, вы, мсье, человек Захарова?

Грейвс мелодично рассмеялся.

– Нет-нет, мадам. Как я вам уже сказал, он давно умер.

– Вместе с моей пенсией, – хихикнула старая карга.

По спине Грейвса почему-то пробежал озноб. Должно быть, после уличного зноя в комнате слишком прохладно, подумал он.

– Ну ничего, – сказал он, – мы можем пересмотреть...

Старуха прервала его, покачав головой:

– Слишком поздно. Надо было сделать это пятьдесят лет назад. Если бы удалось доказать, что мой муж действительно мертв, я бы получала в три раза больше. Но ведь доказательств не было, верно? Поэтому старый Захаров мне и не заплатил.

– Однако я совершенно убежден...

– Я тоже убеждена, мсье.

Тут Жак увидел, что морщинистые руки шарили в мешке не просто так. Они стали вытягивать оттуда что-то тяжелое.

– Кое-что я сберегла для вас, мсье. Сейчас сами увидите... – Хрупкие руки сжимали старинный, устрашающего вида пистолет; он был такой тяжелый, что старуха едва удерживала его на весу. – Я берегла это для Захарова. Он умер, значит, подарок достанется его агенту.

Грейвс изумленно воскликнул:

– Но, мадам...

Указательный палец старухи лег на спусковой крючок: качающийся пистолет казался гигантским.

Раздался выстрел.

* * *

– Значит, дело было так, – рассказывал свидетель произошедшего полицейскому. – Сижу я вот на этом камне, курю. Вдруг трах-тарарах! Смотрю наверх и вижу: прямо с балкона вниз слетает старуха! Кресло на колесах следом за ней! Моя жена подбежала к ней, а я, значит, рванул наверх, в комнату. Но тот человек был уже мертв. Ну и дыру она в нем проделала, видели?

– Меня это не удивляет. Из такой пушки можно и слона убить. Откуда она его только взяла? Таких пистолетов уже давно не делают, – заметил полицейский. – Вы не откажетесь сходить со мной в участок, чтоб я записал ваши показания?

– Конечно.

– Странная штука судьба, – покачал головой полицейский. – Никогда не знаешь, какой фортель она выкинет. Такая древняя старуха – сколько ей было? Восемьдесят шесть. Взяла и прямо вылетела с балкона. Наверное, на небеса.

Свидетель хмыкнул:

– Скорее в преисподнюю. И я давно знал, что когда-нибудь она улетит через окно.

– Да? – удивился полицейский.

– Обязательно. Причем верхом на помеле!

* * *

Прессе давно не перепадало никаких сенсаций, поэтому происшествие пришлось как нельзя более кстати. Большинство английских газет напечатало статьи под заголовками вроде «Загадка банкира и старой ведьмы». Французская пресса проявила больше изобретательности. «Утренняя Ницца» игриво предполагала: «Двойное самоубийство влюбленных?» В статье речь шла о диковинных сексуальных пристрастиях британцев. Имя Захарова не упоминалось, поскольку мадам Бронар, которая, конечно же, с удовольствием наговорила бы о сэре Бэзиле массу неприятных слов, навеки умолкла и находилась в холодильнике морга. Никто другой о подоплеке истории не знал. Однако банк «Хильярд и Клиф» вновь угодил в газеты. Не каждый день высокопоставленный служащий коммерческого банка получает пулю от дамы преклонных лет, да еще из такого чудовищного пистолета, что стрелявшую отдачей выкидывает с балкона. Кроме того, совсем недавно именно этот банк наделал немало шуму в связи с историей (все еще не закончившейся) о покупке шедевра Тернера.

– Меня тошнит от этих шуточек! – жаловался Пилгрим. – Считается, что у англичан потрясающее чувство юмора. А по-моему, они не смеются, а только издеваются.

– Так оно обычно и есть, – согласился Мэлори.

– Я был на обеде в Английском банке.

– Да, знаю.

– Сидел рядом с управляющим. Речь за столом шла о правилах орфографии. Управляющий сказал, – Пилгрим попытался передразнить оксфордский прононс, – что, по его убеждению, в банке «Хильярд и Клиф» отлично знают, как пишется слово «некрофилия».

– Довольно подло с его стороны, – поморщился Мэлори. – Ничего, Лоренс, мы переживем эту историю.

– Не уверен... Вы, возможно, и переживете, но не я.

– Ерунда.

– Никакая не ерунда, Хорейс. Есть что-то такое в британском воздухе, что приносит мне несчастья. Я никогда в жизни не делал промахов, здесь же я все время сажусь в лужу. А ведь заварил всю кашу я. Из-за кого убили Грейвса? Кого пришлось спасать от Пепе Робизо? Во всем виноват Пилгрим.

Мэлори грубовато ответил:

– Во всем виноват я, мой мальчик. Это я настоял, чтобы мы выяснили все до конца.

Пилгрим покачал головой и решительно заявил:

– Я ухожу.

– Куда?

– Возвращаюсь в Штаты. На Уолл-Стрит я чувствую себя в безопасности, ощущаю твердую почву под ногами. Здесь же я все время делаю ошибки. Такое ощущение, будто хожу по болоту. Нет уж, вернусь туда, где я буду на своем месте.

– Вы ошибаетесь.

– Нет. Нельзя, чтобы этим банком управлял шут гороховый, а именно в такого я и превращаюсь. Всякий раз, когда я смотрю на вас, Хорейс, передо мной тут же возникает физиономия Пепе Робизо. Нет, так дело не пойдет.

– Повторяю, вы ошибаетесь. Это я шут гороховый, а не вы. Именно поэтому меня сместили и назначили вас. И уж во всяком случае, ответственность лежит на мне в не меньшей степени, чем на вас.

– Но есть разница. Вас в Сити давно знают и уважают, а я прохожу тут как выскочка. Поэтому все эти ублюдки так и радуются моим неприятностям.

Мэлори поджал губы:

– Ну вернетесь вы, и что дальше?

– А ничего. Буду работать; как до сих пор. Никаких проблем.

– А как же я, мой мальчик? Леди Мэлори хотела, чтобы я удалился на покой. Она будет весьма недовольна таким поворотом событий, а уверяю вас, когда леди Мэлори чем-то недовольна... Ну и не будем забывать о Вечной Утешительнице – я временами слышу свист ее косы. Ваше решение не выход.

– Ничего, как-нибудь устроится, – ответил Пилгрим. – Я могу представить себе как минимум два сценария. Первый: я уезжаю, вы снова берете все в свои руки и восстанавливаете покой и порядок. Второй сценарий: я возвращаюсь на Уолл-Стрит, сюда присылают какого-то другого парня, и он решает все проблемы. Так или иначе, в Сити никогда больше не будут связывать имя Пилгрим с банком «Хильярд и Клиф».

Сэр Хорейс развел руками:

– Ну что ж, решать в конечном итоге вам.

– Да, и я уже решил. Естественно, я принесу глубочайшие извинения леди Мэлори.

– Она коллекционирует аметисты, – заметил Мэлори.

– Правда? Надо будет не забыть. Не переживайте, Хорейс. Вам недолго придется нянчить нашего ребенка. На Уолл-Стрит столько талантливых молодых парней!

– Да, я знаю, – кивнул Мэлори.

Через несколько дней Пилгрим был уже в Нью-Йорке. Транспортная компания упаковывала его имущество, и в доме на Ательсгейт, в у штурвала вновь оказался Хорейс Мэлори. Старый банкир сидел у себя в кабинете и изучал новые инструкции Дайкстона.

Чтобы получить последнюю, шестую часть рукописи, необходимо было выполнить некоторые условия. Сэр Хорейс в десятый раз перечитывал машинописный текст и озабоченно хмурился, пытаясь обнаружить подводные камни. Они наверняка там были, но на первый взгляд обнаружить их не удавалось. Каким-то образом подвох был связан с картиной Тернера: «Шесть больших копий картины „Корабль и Плимутский мыс“ (допускаются фотографические) отправить следующим адресатам, приложив соответствующий номер».

Далее следовал список шести американских банков. Напротив каждого названия стояли буквы и цифры, похожие на номера счетов.

Больше в инструкции ничего не было сказано, но Мэлори по опыту знал, что шуточки Дайкстона обходятся недешево. Для экономии времени копии сделали фотографическим способом: получились снимки размером десять на восемь дюймов.

– Разошлите, пожалуйста, снимки по адресам, – приказал Мэлори своей секретарше.

– Слушаюсь, сэр Хорейс.

– Сегодня же. И непременно авиапочтой.

– Хорошо, сэр Хорейс.

Так, так, думал Мэлори, стало быть, шесть американских банков. При этом он рассеянно вертел в руках цепочку от своих карманных часов. На цепочке красовалась золотая шестерка – символ Ательсгейт, 6.

На следующий день банкир сидел у себя в кабинете и пил чай. Миссис Фробишер связалась с ним и сообщила:

– Вам звонит мистер Эд Сочаки из «Кастер-банка» в Санта-Барбаре, Калифорния.

Мэлори взглянул на часы. Очевидно, мистер Сочаки принадлежал к тому невыносимому разряду людей, кто начинает работать в семь часов утра.

– Алло, мистер Сочаки?

– Сэр Мэлори?

– Да, это Хорейс Мэлори, – ответил банкир.

– Я получил вашу фотографию.

– должно быть, она поставила вас в некоторое недоумение? Меня, честно говоря, тоже. Просто выполняем инструкции одного эксцентричного клиента, – хохотнул Мэлори.

– Да-да. Однако кое-что для вас у меня есть. Оставлено много лет назад и тоже сопровождено инструкцией.

– Правда? Отлично. И что же это такое?

– Конверт. Судя по всему, с бумагами.

– Превосходно, мистер Сочаки. Буду весьма признателен, если вы отправите этот пакет нам экспресс-почтой.

– Конечно-конечно. Есть только одно условие.

– Какое?

– Звучит немного странно, но тут сказано, что пакет будет отправлен вам лишь после того, как о вас напишут газеты. Вам это что-нибудь объясняет, сэр Мэлори?

– Пока нет. И что же там должно быть написано?

– Что вы сделали своей стране подарок.

– Ну, мы все время делаем своей стране подарки. Они называются подоходным налогом.

Впрочем, он уже догадался, о чем идет речь. И не ошибся.

– В инструкциях говорится о какой-то картине. Некоего Тернера.

– Значит, вы вышлете нам пакет, лишь после того, как прочтете про нас в газетах, – уныло резюмировал Мэлори. – А без этого никак нельзя?

– Никак. Инструкции нашего клиента...

– Ну а может быть, все-таки...

– Исключается, сэр Мэлори. Вы разговариваете с представителем калифорнийского «Кастер-банка»!

Мэлори сказал «спасибо» и повесил трубку.

* * *

Вечером Хорейса Мэлори почему-то потянуло заглянуть в залу заседаний правления банка. Это была весьма старомодная зала, обставленная тяжелой викторианской мебелью красного дерева. Комнатой давно уже не пользовались. Длинный стол сиял полировкой, кожа на креслах блестела от воска. Для Мэлори зала заседаний правления связывалась со множеством воспоминаний. Он прикрыл глаза и, как живого, увидел перед собой отца: тот сидел во фраке и наливал себе очередной стаканчик бренди. Это пристрастие и погубило его. В возрасте восьмидесяти восьми лет. Дед тоже сиживал в этой комнате, однако Мэлори не застал легендарного предка в живых, да это и неудивительно. Мало кто верил, когда Мэлори говорил, что его дед появился на свет еще до французской революции – в 1786 году. Он служил лейтенантом на флагманском корабле адмирала Коллингвуда при Трафальгаре. Единственный сын родился у него в шестидесятивосьмилетнем возрасте, в 1854 году. Дед дожил до девяноста лет, хотя питался исключительно омарами и мозельским вином. Хорейс и сам был поздним ребенком – когда он родился, его отцу уже минуло пятьдесят. Таким образом три представителя рода Мэлори растянули свой жизненный путь на два столетия.

И с каждым годом семья становилась все богаче, подумал Хорейс. Во всяком случае, вплоть до настоящего времени. Он выбрал из ящика сигару, задержал взгляд на стуле – единственном здесь предмете мебели, сделанном не из красного дерева, а из дуба. Стул был старинный, почернел от старости и изображал нечто антично-греческое. На одном из подлокотников красовалась маленькая серебряная табличка с инициалами ZZ.

Мэлори осторожно зажег сигару, выпустил клуб дыма и без труда представил себе сэра Бэзила, сидящего на своем обычном месте.

– Что бы ты сделал на моем месте? – пробормотал старый банкир. – Отдал бы ты три с лишним миллиона или нет?

И сегодня Захаров наконец ему ответил:

– А что я, по-твоему, сделал? Тратить деньги можно, главное, чтобы в этом был смысл.

Мэлори улыбнулся. Поразительно, до чего явственно он видел перед собой былого патрона: сверкающие угольями глаза, остроконечная бородка, властный вид. Мэлори был мало подвержен галлюцинациям, зато обладал прекрасной зрительной памятью. В молодости ему часто приходилось беседовать с великим финансистом, причем беседа всегда проходила в форме вопросов и ответов. Захаров действовал на собеседников поразительным образом: они сами находили ответы на интересовавшие их вопросы. Три с лишним миллиона – и ради чего? Чтобы узнать, что царя расстреляли в Екатеринбурге? Нет, для того, чтобы выяснить все до конца, подумал Мэлори. Цена чудовишная, но зато я буду все знать. Издалека, сквозь года, явственно донесся негромкий голос с легким иностранным акцентом: «Необходимо знать все».

Мэлори улыбнулся. Он непременно расскажет супруге нынче же вечером об этом странном происшествии. Она будет заинтригована, ведь леди Мэлори верит в привидения. Старый банкир в привидения не верил, но обладал превосходной памятью и умел ею пользоваться.

Он потянулся к телефону.

– Я бы хотел поговорить с председателем Тернеровского фонда, – сказал он секретарше. – Потом свяжите меня с Ассоциацией журналистов, агентством Рейтер: нет, пожалуй, начните с Ассошиэйтед пресс.

Через два дня экспресс-почта доставила от мистера Сочаки заветный пакет.

Глава 12

Шестая часть отчета, составленного капитан-лейтенантом Королевского флота Г. Дж. Дайкстоном о событиях в России весной и летом 1918 года

"Я оказался прав – все дело было в германской армии. Впрочем, если бы я полагался лишь на информацию, получаемую от Надежды, секретарши Свердлова, то ничего толком так бы и не узнал. Я часто думаю, что стало с этой женщиной впоследствии – у нее были поистине незаурядные задатки. Надежда была настоящим «синим чулком» и обладала холодным, острым умом. В ее обществе мужчины чувствовали себя маленькими мальчиками, оказавшимися рядом со строгой учительницей.

Я ежедневно навещал Надежду, и ежедневно она не сообщала мне ровным счетом ничего. Впрочем, это не совсем так.

Каждый день я исполнял один и тот же ритуал: показывал пропуск у Спасских ворот, шел в кабинет Надежды, а там она сообщала мне, что семья Романовых жива, здорова и находится в ведении Уральского губернского Совета. После чего я отправлялся восвояси. Шли дни, времени у меня было предостаточно, и я начал искать иные источники информации. Я навестил Роберта Брюса Локхарта, снимавшего номер в гостинице, но этот джентльмен буквально выставил меня за дверь. Я даже заподозрил, что он сочувствует большевикам, но, конечно, я ошибался, хотя Локхарт и Троцкий действительно испытывали друг к другу искреннюю симпатию. Посланник уделил мне буквально две минуты, после чего выпроводил из номера, посоветовав отправляться в Мурманск, сесть на британский корабль и плыть домой, в Англию. Навестил я и еще нескольких британцев, живших в Москве. В их числе были Артур Рейсом, корреспондент «Манчестер гардиан», и еще морской офицер Ле Паж, находившийся в России с какой-то странной миссией. Однако стоило мне упомянуть имя Николая Романова, как разговор тут же кончался: собеседники начинали проявлять нетерпение, а то и явную скуку.

Так продолжалось несколько дней. Однажды, когда я вышел в коридор из кабинета Надежды, мне пришлось посторониться – навстречу быстро шла группа людей. Вдруг мне показалось, что кто-то окликает меня по имени. Я присмотрелся и увидел, что один из мужчин смотрит на меня:

– Дайкстон, это вы?

Я захлопал глазами, ибо увидел, что этот человек и еще один из присутствующих одеты в немецкую военную форму!

– Ну же, Дайкстон, неужели вы меня не узнаете?

– Узнаю, – поперхнулся я.

– Что вы здесь делаете?

Вид у моего давнего знакомца был радостный и в то же время несколько смущенный. Это был граф Вильгельм фон Мирбах, германский посол в большевистской Москве, находившийся здесь после подписания Брест-Литовского договора.

Вопрос был не из легких, но, к счастью, отвечать на него не пришлось – во всяком случае, в ту минуту. Посол сказал:

– Можете подождать? Я вернусь минут через двадцать.

Я кивнул, и фон Мирбах со своими спутниками скрылся в уже знакомом мне кабинете: германский посол наносил визит самому Свердлову. Я же оказался перед непростой дилеммой. Будучи офицером Королевского флота, я не имел права встречаться с подданным Германии, да еще по-приятельски, пусть даже и на нейтральной территории. И в то же время я отдавал себе отчет в том, что знакомство с Вилли фон Мирбахом может мне здорово помочь. Я вспомнил о Ле Паже с его непонятной функцией «офицера связи» и решил, что представлюсь Вилли именно в таком качестве, после чего, закурив сигарету, стал ждать.

Мирбах сдержал слово – не прошло и пятнадцати минут, как он вышел от Свердлова и с улыбкой направился ко мне:

– Ну как, Гарри, нашли вы в Москве теннисный корт?

Меньше всего в последнее время я думал о теннисе. Улыбнувшись в свою очередь, я ответил:

– Нет.

– Жаль. – Мирбах взял меня за руку. – Я не играл с четырнадцатого года. Когда мы с вами в последний раз встречались на корте?

– В Биаррице. В одиннадцатом году.

– Нет, нет, в Лондоне! – Мирбах до войны несколько раз приезжал на Уимблдон. – В тот год, когда победили братья Догерти!

– Да они побеждали каждый год, – возразил я.

– Я имею в виду, когда они победили в последний раз. В девятьсот пятом? Кстати, вы со мной отобедаете?

– По-моему, это будет не совсем прилично.

– Вы имеете в виду войну или обед? Разумеется, это будет не очень прилично. Но мы сделаем вид, что мы русские, ладно? Тут есть цыганский ресторан «Стрельня». Если вы завтра свободны, давайте пообедаем вместе.

Он повернулся к одному из своих помощников.

– Завтра, в обед я свободен? – Получив утвердительный ответ, он сказал: – Лучше поужинаем, Гарри. В девять. И я постараюсь все-таки отыскать корт.

После этого немцы удалились.

Можно ли было назвать его моим другом? Пожалуй, нет – дружба все-таки означает нечто большее. Но мы неоднократно встречались с Мирбахом до войны: и в Петербурге, когда я служил в атташате, и в Берлине, и на Уимблдоне, и в Биаррице. Я неизменно выигрывал у него в теннис, хоть и с очень небольшим преимуществом, а Мирбах всякий раз требовал ответного матча.

И вот Вилли стал послом его императорского величества кайзера Вильгельма II.

Единственный костюм, которым я обладал, находился на мне, и вид у него был далеко не свежий. Как же я стану ужинать с послом? Но тут я вспомнил, что во время первого приезда в Москву, когда меня отправили на склад подбирать форму морского офицера, я оставил там свой чемодан. Чемодан оказался на месте, за все это время никто к нему не прикоснулся.

Поэтому следующим вечером в ресторан «Стрельня» мистер Дайкстон прибыл в обновленном виде. Еще с улицы я услышал развеселую цыганскую музыку и подумал, что для большевистской Москвы это довольно необычно. Впрочем, когда меня усадили за столик Мирбаха, музыка сделалась печальной, и жгучая красавица сладостно запела «Очи черные». У меня было ощущение, что я вдруг попал в давно ушедшее прошлое. Надо сказать, я не ошибся – через несколько дней ресторан закрыли.

Прибыл Вилли фон Мирбах, веселый и жизнерадостный.

– Будем говорить сегодня только по-русски, Гарри. Английский и немецкий запрещены. Договорились?

– Договорились.

– И давайте как следует напьемся!

Я улыбнулся и кивнул, хотя голова у меня была занята совсем другим. Оглядевшись по сторонам, я увидел, что за одним из столов сидит британский генеральный консул Брюс Локхарт в сопровождении шумной компании. Если этот джентльмен увидит меня с фон Мирбахом и сообщит в Адмиралтейство, меня вполне могут расстрелять.

Мы пили водку чарочками,поднимая тосты за все на свете. Как следует выпив и обожравшись черной икрой, мы утратили первоначальную сдержанность. Разговор был довольно абсурдным, если учесть положение каждого из нас. Главной задачей Мирбаха было не допустить, чтобы войска союзников, уже начавшие высаживаться на Севере России, вступили в боевые действия против германской армии. Для Мирбаха я был офицером вражеской армии, и тем не менее мы отлично ладили друг с другом. Вспоминали общих знакомых, теннисистов, старые времена, минувшие годы, события прошлого. И все это время я думал только о царской семье, находившейся в заточении в Екатеринбурге. В конце концов я не выдержал и напрямую спросил:

– Вилли, вы можете чем-нибудь помочь царю?

По моему тону он понял, что этот вопрос для меня очень важен. Мирбах замолчал и осторожно огляделся по сторонам. Потом сказал:

– Он в полной безопасности.

– Вы уверены?

– У меня есть сведения, что с императорской семьей обращаются вполне прилично.

– От кого эти сведения?

– От Свердлова, – нахмурился Мирбах. – И от Ленина. Романовы содержатся в Екатеринбурге под стражей, но это мера временная.

– И вы верите, что их освободят?

Мирбах положил мне руку на плечо.

– Полегче, Гарри. В конце концов, это не ваше дело.

– А чье, ваше?

– Царица – немка, а ее дочери – германские принцессы. Так что это дело действительно наше. И пожалуйста, поверьте – оно находится в хороших руках.

– А что вы скажете, если я сообщу вам один факт? – не унимался я. – Большинство членов Уральского губернского Совета выступают за расстрел царской фамилии. Вы действительно считаете, что контролируете ситуацию?

Мирбах посмотрел на меня в упор.

– Нет, в этом случае мое мнение изменится. Но я хотел бы знать, откуда у вас такая информация.

– Я недавно из Екатеринбурга, Вилли. Я видел их тюрьму и встречался с их тюремщиками.

Мирбах рассмеялся:

– Вы шутите! Надо меньше пить, Гарри. Как такое возможно?

– Вы мне не верите?! – изумился я.

– Давайте-ка лучше еще выпьем.

Тогда я вынул из кармана мандат и сунул его немецкому послу под нос:

– Прочтите!

Судя по времени, которое понадобилось Мирбаху для изучения этого документа, он прочел его раза три, а то и четыре.

– Так вы и есть Яковлев?

– К вашим услугам.

Он глядел на меня, разинув рот.

– Это невероятно! Расскажите мне, как это случилось.

И я рассказал ему все. И про Тобольск, и про Екатеринбург, и про последующие события. Я внимательно наблюдал за выражением его лица и должен сказать: как Мирбах ни пытался сохранить на лице невозмутимую маску профессионального дипломата, я видел, что он глубоко потрясен. Мой рассказ изобиловал деталями. Мирбах хотел знать, как вели себя представители Омска, не пропустившие мой поезд, каково настроение властей и населения в Екатеринбурге. Я подробно ответил на все вопросы, а затем, в свою очередь, тоже спросил:

– Ведь это вы добиваетесь того, чтобы царскую семью переправили в Москву?

Вилли подмигнул и вздохнул.

– Гарри, ответственность действительно лежит на мне. Как бы я сам вам ни доверял, но многого сказать не могу, поскольку вы выполняете свой долг, а я выполняю свой.

– Мой долг заключается в том, чтобы спасти Романовых, – ответил я. – Даю вам слово, что сохраню полученные от вас сведения в тайне.

– Ну что ж, вашему слову я верю. Романовых должны привезти в Москву. Я договаривался со Свердловым и Троцким, что это произойдет в начале мая. Троцкий хотел, чтобы над царем устроили открытый судебный процесс, где сам Троцкий выступит в качестве обвинителя. За процессом должна следить вся страна. Однако женщины и мальчик отправятся в Германию – это решено. У нас в Екатеринбурге стоит специальный поезд, дожидаясь августейших пассажиров.

– Вилли, вас водят за нос!

Он кивнул и стиснул зубы.

– Вы мне сказали всю правду?

– Да.

– Завтра начинается Пятый съезд Советов в Большом театре, – мрачно заявил Мирбах. – Там я наверняка встречусь и с Троцким и с Лениным. Они у меня попляшут. Не беспокойтесь, дружище, через несколько дней Романовы будут в Москве.

И мы оставили эту тему. В тот вечер я не сомневался, что через пару дней царь и его семья будут на свободе. Угрозы Мирбаха должны были заставить Троцкого выпустить Романовых из Екатеринбурга – ведь германская армия стояла у ворот Москвы.

Но все произошло иначе. Пятый съезд Советов вылился в открытое столкновение, поскольку левоэсеровская оппозиция попыталась захватить власть. Ленину с огромным трудом удалось в тот день утихомирить страсти – иначе произошла бы стычка. Я знал, что Мирбах присутствовал на заседании – и большевики и левые эсеры устроили ему обструкцию, и послу пришлось покинуть зал под охраной солдат.

На следующий день, ближе к вечеру, меня арестовали на улице чекисты и я был доставлен в один из кремлевских казематов. Вскоре в камеру вошли трое субъектов весьма устрашающего вида и стали требовать, чтобы я рассказал о своих связях с графом фон Мирбахом. Я ответил, что мы старые друзья, но они не поверили и задали мне хорошую трепку. Однако, когда я вместе с выбитым зубом выплюнул имя Свердлова, их отношение изменилось. Чекисты обыскали меня, обнаружили бумаги с подписью председателя ВЦИК и стали вдруг необычайно вежливы.

– Приносим извинения, – сказал старший из них. – Но мы расследуем убийство, поэтому приходится быть неразборчивыми в средствах.

– Убийство? Кого же убили?

– Графа фон Мирбаха.

* * *

Когда наутро я зашел к Надежде, она препроводила меня в кабинет Свердлова. Председатель был не один: у окна, спиной ко мне, стоял какой-то мужчина, чья фигура показалась мне знакомой. Однако у меня не было времени его разглядывать, поскольку Свердлов не стал терять ни секунды, а сразу приступил к делу:

– Он рассказал вам?

– Кого вы имеете в виду?

– Мирбаха. Он сказал, что мы согласились освободить Романовых?

– Да, – кивнул я, думая: если я единственный, кому это известно, моя жизнь и гроша ломаного не стоит.

Свердлов спросил:

– Готовы ли вы снова отправиться в путь?

– Зачем? И куда?

– Чтобы привезти Романовых из Екатеринбурга.

– Я?

– А кто же еще? Ведь у Николая ваш документ, не так ли? Встретитесь с царем и его семьей, доставите их к немецкому поезду, который стоит на запасном пути в Екатеринбурге. А по дороге в Москву получите от Николая вашу бумагу. Ясно?

– Ясно.

Свердлов кивнул:

– А сопровождать вас будет вот этот товарищ.

Стоявший у окна обернулся, и я чуть не ахнул. В последний раз я видел этого человека в Екатеринбургской тюрьме, в тот самый день, когда царя доставили в дом Ипатьева. Тогда этот человек смотрел на меня со злобой и выражал сожаление по поводу того, что не может меня повесить!

– Полагаю, вы уже знакомы с товарищем Голощекиным? – спросил Свердлов.

* * *

Мы не стали обмениваться рукопожатием – Голощекин не проявил инициативы, я тоже. Обменялись холодными кивками. Я подумал, что подобный спутник вряд ли кого-нибудь обрадует, однако деваться было некуда.

– Когда едем? – спросил я.

– Вам сообщат. Скоро, – ответил Свердлов.

Мы отправились в путь девятого июля. На восточном направлении дела обстояли неблагополучно, и нас предупредили, что в пути возможны задержки. Задержки были, но ничего особенно примечательного не произошло. Комиссары путешествовали с таким же комфортом, как великие князья в дореволюционные времена. Нам с Голощекиным выделили целый вагон первого класса с ванной, столовой и отдельными спальнями, так что мы имели возможность не слишком мозолить друг другу глаза. Тем не менее отсутствие досуга и унылый пейзаж за окном волей-неволей заставляли нас общаться.

Надо сказать, что мое первое впечатление от Голощекина не сильно изменилось в ходе последующего знакомства. Этот пламенный революционер по профессии был зубным врачом, а я никогда не мог понять, что заставляет нормального человека выбирать себе подобную жизненную стезю – какая тоска с утра до вечера копаться в чужих ртах, среди гниющих зубов!

Но язык у Голощекина был подвешен неплохо. Возможно, бывший зубной врач страдал профессиональным недугом. Дантисты все время говорят: «Откройте рот пошире», поэтому рот у них самих никогда не закрывается. Слава Богу, Голощекин был не дурак выпить. Знайте, революционеры всегда дружат с бутылкой. Выпить и поболтать – их самое любимое занятие. Свердлов считался в красной России третьим человеком после Ленина и Троцкого, поэтому разговор главным образом шел о нём. Голощекин жил в Москве в доме председателя ВЦИК, что произвело на него неизгладимое впечатление: он без конца взахлеб рассказывал о коврах, мебели и всякой утвари – совсем как женщина, описывающая чужие наряды. Мне показалось, что для пламенного революционера подобное пристрастие выглядит странновато.

Но я узнал от Голощекина и немало важного. Во-первых, он был против освобождения Романовых, какие бы государственные интересы этого ни требовали.

– Но тем не менее я выполню приказ, – говорил он. – Россия должна научиться дисциплине.

– Дисциплине по отношению к кому?

– К партии.

– То есть к Ленину. Вы ведь это хотите сказать?

Нет, Голощекин со мной не согласился. Он был образованным человеком, но обожал демагогию и трескотню, как и все большевики. Я прослушал целую речь о том, что приказы ему отдает не Свердлов и не кто-либо другой, а сама Партия. Приказы эти на первый взгляд были ясны и недвусмысленны, однако, слушая Голощекина, я по-прежнему терзался сомнениями.

– На этот раз все пройдет гладко? – спросил я.

– Еще бы! Ведь партия уже решила этот вопрос. Товарищ Яковлев, не беспокойтесь. Все будет сделано по плану.

Голощекин упорно именовал меня «товарищем Яковлевым», хотя знал мое настоящее имя и довольно прилично объяснялся по-английски.

Когда он напивался, язык у него развязывался, и я пытался выяснить как можно больше подробностей о Доме особого назначения.

– Там сейчас стало гораздо лучше, – икая, говорил Голощекин.

– В чем это проявляется?

Он порылся в кармане и выудил какую-то бумагу.

– Вот, прочтите.

Это была телеграмма.

«Москва Свердлову и Голощекину от Белобородова тчк Сыромолотов произвел реорганизацию согласно указаниям центра тчк Причин беспокойства нет тчк Авдеев смешен зпт Мошкин арестован тчк Авдеева сменил Юровский тчк Внутренняя охрана заменена тчк 4 июля».

– Ну вот видите? – заплетающимся языком спросил Голощекин.

– Кто все эти люди? Кто такой Авдеев? Почему арестован этот Мошкин?

– Авдеев был начальник внутренней охраны Дома особого назначения. Его сняли.

– Ну-ну, рассказывайте.

– Он вор. Дикарь. Не мог контролировать своих людей. На него жаловались.

Я подлил ему водки.

– На что именно жаловались?

– Он грубо вел себя с заключенными, особенно с девушками. Этого допускать нельзя. Мы ведь строим новый, лучший мир. – Голощекин снова икнул.

Постепенно я выудил из него все подробности. Мошкин оказался заместителем Авдеева и вел себя еще хуже, чем начальник.

– А кто такой Юровский?

– Он еврей, – сказал Голощекин, словно это все объясняло.

– Ну и что?

– Озлоблен, как и все они. Конечно, у нас у всех накопилось много, но Юровский с Украины. Ему приходилось иметь дело с казаками.

– Ну и что? – снова спросил я.

– Как что? Вы про погромы слыхали?

– А какое к этому отношение имеет Юровский?

– В его местечке был погром, – ответил Голощекин. – Когда мы назначили Юровского губернским комиссаром юстиции, он чуть не прослезился от чувств. Сказал, что главный погромщик – сам царь, и он, Юровский, с огромным удовольствием приговорит Николая Кровавого к смерти. А если удастся, то лично приведет приговор в исполнение.

– И этот человек теперь командует охраной? – недоверчиво спросил я.

Голощекин хихикнул:

– Не беспокойтесь, Юровский – хороший коммунист.

Голощекин клевал носом, и я дал ему уснуть. Мне крайне не понравилось то, что он рассказал. Достаточно отвратительной была история про Авдеева и его бандитов, воровавших имущество царской семьи и оскорблявших великих княжон. Теперь же Романовы оказались во власти человека, охваченного местью и к тому же в качестве комиссара юстиции имевшего право вынести им приговор. А поскольку судья одновременно считался и тюремщиком, то ничто не мешало ему привести приговор в исполнение.

Тем не менее спал в эту ночь я крепко, а на следующий день поезд продолжал мчаться по бескрайней равнине. Когда состав стоял в Казани, на вокзале, Голощекин сказал:

– Это священный город.

– Правда? – выглянул я из окна. – Почему?

– Потому что Ленин учился здесь в университете. – Голощекин сказал это совершенно серьезно. – Пройдут годы, и трудящиеся будут совершать паломничество к этим местам.

– Ну, ну, – хмыкнул я.

Голощекин кинул на меня неодобрительный взгляд, вышел из вагона и направился на телеграф. Там его ожидала телеграмма, вызвавшая у него глубокую озабоченность.

– Какие-нибудь неприятности? – спросил я.

– Белые взяли Омск и приближаются к Екатеринбургу. Их продвижение остановить не удается.

– А сколько сил у красных?

Голощекин угрюмо посмотрел на меня.

– Мало. Нам приходится воевать не только с белыми, но и с чешским легионом.

– Так отступайте, – пожал плечами я.

Голощекин слегка улыбнулся.

– Так мы и делаем. Они замучаются нас догонять. А потом... – Он многозначительно провел пальцем по горлу. – Но учтите, Яковлев, многим сейчас захочется поскорее прикончить Романовых, чтобы те не попали в лапы к белым.

* * *

По правде говоря, судьба царской семьи беспокоила Голощекина гораздо меньше, чем оборона Урала от белых. Ведь Голощекин исполнял обязанности губернского комиссара по военным делам, а «военные дела» приближались к Екатеринбургу не по дням, а по часам. Когда мы наконец прибыли к месту назначения – это произошло двенадцатого июля, – на платформе нас ждал сам председатель губсовета; мы еще издалека увидели пузатую фигуру, нетерпеливо прохаживавшуюся по перрону.

– Хорошо, что ты вернулся, – сказал Белобородов Голощекину. – Ситуация на фронте аховая!

Он коротко взглянул на меня и явно узнал, но не сказал ни слова. Через несколько секунд мы уже сидели в «мерседесе» и мчались от вокзала в сторону гостиницы «Американа». Белобородов говорил исключительно о войне. Вид у него был весьма встревоженный, да и неудивительно. Большевики сами взрастили дикого зверя, который теперь набросился на них. После подписания Брест-Литовского договора между Германией и Россией всех чехов, готовившихся к участию в боевых действиях на стороне Антанты, собрали вместе, посадили в поезда и отправили во Владивосток, чтобы оттуда морем переправить в Европу. Конфликт начался, когда легион попытались разоружить. Чехи сами разоружили своих конвоиров, создали независимый корпус и присоединились к белогвардейцам, чтобы воевать вместе с ними против красных.

Прибыв в гостиницу «Американа», мы немедленно отправились на верхний этаж, где в маленьком конференц-зале собрались члены малого Совета. У стены стояла школьная доска, на которой висела карта района. Рядом, с указкой в руках, стоял мужчина в защитного цвета гимнастерке, докладывавший присутствовавшим положение на фронте.

При появлении Голощекина военный вытянулся по стойке «смирно». Вскоре я понял, что это и есть командарм Берзин, уверявший телеграммой Свердлова, что с императорской семьей все в полном порядке.

Его рапорт звучал неутешительно. Стрелки на карте передавали сложную конфигурацию линии фронта, однако общая тенденция развития событий не вызывала ни малейших сомнений.

Голощекин угрюмо посмотрел на карту, обернулся к Берзину и коротко спросил:

– Окружение?

Берзин кивнул.

– Избежать этого нельзя?

– Мы не можем остановить их наступление, – устало развел руками Берзин. – Против нас две полностью укомплектованные дивизии белочехов, да еще белогвардейцы. Нам нечего им противопоставить!

– Сколько продержимся? – спросил Голощекин.

– В лучшем случае неделю. Возможно, меньше. Товарищ комиссар, красноармейцы сражаются как львы. Но нас меньше, мы хуже обучены, хуже вооружены...

– Я все понимаю, – кивнул Голощекин. – Все равно победа будет за нами. Пока же придется отступать...

Началось обсуждение. Я тихо сидел в углу, глядя на лица присутствующих и пытаясь угадать, кто есть кто. Здесь был Бронар (Рузский). Еще одного, некоего Чуцкаева, я узнал по описанию Престона. Но меня в первую очередь интересовал комиссар юстиции Юровский, начальник охраны Ипатьевского дома. В конце концов я пришел к выводу, что его здесь нет, а когда совещание окончилось, спросил о нем Голощекина.

Ответил мне Белобородов:

– Он почти не покидает своего поста.

Я спросил почему. Председатель пожал плечами:

– Юровский прямо помешался на этих Романовых.

Белобородов отошел от меня и стал на прощание пожимать руки прочим членам Совета. Однако ушли не все – возможно, он сам задержал их. В зале остались шестеро: сам Белобородов, Голощекин, Чуцкаев, Берзин, Рузский и я. Голощекин сразу перешел к делу:

– Мы должны передать Романовых их германским родственникам. Если вас удивляет подобное решение Москвы, объясню:

у нас есть дела поважнее, чем возня с бывшим царем. Товарищ председатель получил сегодня еще одну телеграмму, в которой сообщается, что немцы намерены разместить батальон солдат прямо в Москве – вы слышите, товарищи, в Москве! – якобы с целью защиты своего посольства. Мы не можем этого позволить, но и воспрепятствовать им не в силах. Сейчас нужно во что бы то ни стало успокоить немцев. Кинем им кость – никому не нужных Романовых!

– Так вот возьмем и отпустим? – взорвался Рузский. – Их необходимо покарать во имя народа!

– Пустяки, – оборвал его Белобородов. – Вопрос решен на высочайшем уровне.

Рузский, ворча, утих. Я наблюдал за ним и пытался понять, к чему весь этот балаган. Очевидно, он должен был всеми средствами поддерживать репутацию «пламенного революционера». Иного объяснения быть не могло.

– И еще одно, – продолжил Голощекин, показав на меня. – Это Яковлев. Некоторые из вас его уже знают. У него личное задание от товарища Свердлова передать Романовых немцам. Для этого необходимо вытащить семью бывшего царя из Дома особого назначения. Юровский не должен об этом знать ни в коем случае!

– Вытащить оттуда их будет непросто, – заметил Берзин. – Когда я там был в последний раз, Юровский клялся, что не выпустит их живыми.

– А если Совет издаст особый декрет? – с важным видом спросил Белобородов.

– Я задал ему такой же вопрос, – ответил Берзин. – Сказал, что Троцкий хочет устроить в Москве открытый процесс. Юровский заявил, что в этом случае товарищу Троцкому придется лично прибыть в Екатеринбург и клятвенно заверить его, Юровского, что Романовым будет вынесен смертный приговор за преступления против народа. Только в этом случае они смогут покинуть Ипатьевский дом.

– Значит, придется найти другой путь, – заключил Голощекин. – Мы с Яковлевым обсудим этот вопрос. Но повторяю: Юровский ни о чем не должен знать.

– Нужно действовать быстро, – вставил Белобородов. – Если белые и чехи прорвут линию фронта и захватят город, они могут попытаться вновь посадить Николая Кровавого на трон. Он должен умереть или немедленно оставить город. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы его освободили белые.

С этими словами председатель удалился, и остальные тоже разошлись. Рузский взял меня за локоть и прошептал, что нам нужно поговорить. Мы договорились встретиться на прежнем месте, за гостиницей «Пале-Рояль», в одиннадцать часов.

Когда мы увиделись вновь, Бронар сообщил мне весьма зловещие новости:

– Хочу вам сообщить, что Юровский попросил Скрябина предоставить ему кое-какие карты.

Я совсем забыл о приятеле Рузского Скрябине и потому ничего не понял.

– Какие карты?

– Скрябин – комиссар по природным ресурсам, – напомнил Рузский. – В его ведении находятся шахты всей губернии.

– Ну и что?

– А то, что Юровский ищет какую-нибудь заброшенную отдаленную шахту.

– Господи Боже!

– И это еще не все.

Когда Рузский сообщал мне какие-нибудь скверные новости, в глазах у него появлялся нехороший, злорадный блеск. Считалось, что мы выполняем с ним одно и то же дело, но я с трудом выносил общество этого человека. Я стал ждать, что еще приятного он мне сообщит.

Рузский с улыбкой сказал:

– Еще Юровский заказал несколько бочек бензина. А также изрядный запас серной кислоты.

В этот миг вдали раздался глухой ропот. Я сразу понял, что это не летняя гроза, а канонада – белые и чехи теснили красных.

* * *

Наутро я встал в шесть часов и отправился на вокзал. У ресторана я остановился и принюхался. Пахло настоящим свежемолотым кофе и только что выпеченными булочками! Чувствуя себя преступником, я зашел в ресторан и как следует позавтракал. Это заняло не больше десяти минут, после чего я отправился на розыски немецкого поезда. Найти его оказалось нетрудно – состав стоял на запасном пути, совсем недалеко от здания вокзала.

Я внимательно оглядел поезд. Два локомотива, шесть вагонов, опущенные занавески, красные кресты. Никакого германского флага, вообще никаких опознавательных знаков. Что ж, это разумно, особенно если вспомнить, как русские относились к немцам. Я подошел к паровозу и убедился, что пар в котле не поддерживается. Затем я направился к первому вагону, вскарабкался по лесенке и подергал ручку двери. Закрыто. Проклятые немцы все еще дрыхнут, подумал я и стал колотить в дверь кулаком. В конце концов мне открыли. В тамбуре стоял сонный ординарец. Он с раздражением спросил, какого черта мне нужно.

– Мне нужен начальник поезда.

– Кто вы? – спросил он и, подумав, добавил: – Майн герр.

– Я с поручением от комиссара по военным делам Голощекина, – рявкнул я. – Где начальник? Спит?

Ординарец замялся.

Все было ясно. За недели, проведенные на запасных путях, немцы совсем одурели от безделья. Я велел ординарцу немедленно разбудить командира, а сам вошел в салон и уселся.

Начальник вышел ко мне в халате – расшитом, ослепительно роскошном. Слева на груди золотом и серебром был вышит герб. Я подумал, что этого шитья хватило бы на эполеты какого-нибудь болгарского адмирала. Немец разглядывал меня, вставляя в правую глазницу монокль. На щеке красовался дуэльный шрам – от края глаза до губы. Одним словом, живая карикатура на германского генерала из журнала «Панч».

Оказалось, что немец обо мне наслышан. Когда я сказал ему, что я комиссар Яковлев, он оглядел меня с удвоенным вниманием и заметил:

– Я слышал, друг мой, что вы были близки к цели.

– А на этот раз мы вместе с вами ее достигнем.

Генерал уставился на меня с удивлением:

– Как так «мы»?

– Разве вы не получили приказ из Москвы?

– Ничего я не получал, – насторожился генерал.

– Тогда слушайте меня. Вы командир поезда?

– Так точно. – Генерал вытянулся по стойке «смирно» и щелкнул несуществующими каблуками. Затем представился: генерал барон фон Клебер, к моим услугам.

– Очень хорошо, – кивнул я. – Первым делом зажгите котлы, и пусть ваши локомотивы будут наготове. У меня инструкции переправить всю императорскую семью вместе со свитой сюда, в ваш поезд. Как только они прибудут, вы двинетесь на запад.

Взгляд генерала загорелся.

– Это будет для меня великая честь. Когда прибудут их императорские величества?

– Ночью. Точнее, в одну из ближайших ночей. Мы не можем действовать днем – в городе слишком много врагов императора. Придется соблюдать тайну.

– Но почему? Ведь Москва согласна?

– Здесь все не так просто. В городе много людей, которые готовы пойти против решения Центрального Исполнительного Комитета и перестрелять Романовых безо всякого суда.

– Они не посмеют! – сердито воскликнул фон Клебер.

Я не стал отвечать, поскольку генерал наверняка и сам знал, что посмеют. Он впился в меня взглядом:

– Итак, вы получили задание вызволить их из заточения. Как вы это сделаете?

– Я выведу их из дома на рассвете.

– А каким образом? Что вы будете делать с Юровским?

– Это мое дело, генерал.

Фон Клебер извлек из золотого портсигара с монограммой турецкую сигарету и закурил.

– Юровский – настоящий фанатик. Вам нужна помощь?

Я покачал головой.

– Учтите, друг мой, у меня здесь дюжина опытных солдат. Превосходные вояки. Если они вам понадобятся, можете на них рассчитывать. Не забудьте, сколько у Юровского латышей.

– Почему латышей? – не понял я.

– Ну как же, красные всегда используют латышей для грязной работы. – Тут генерал вдруг внезапно произнес по-английски: – Желаю удачи.

Должно быть, вид у меня был очень изумленный, ибо фон Клебер довольно хохотнул:

– Вы ведь британец, не так ли?

Я предпочел не отвечать на это замечание и повернулся, чтобы уйти. Фон Клебер проводил меня до двери и тихо сказал:

– Не волнуйтесь, англичанин. Я здесь нахожусь по личному распоряжению кайзера. Чтобы выполнить приказ, я готов взять в союзники хоть самого Сатану!

Время летело быстро, а мне еще нужно было встретиться и поговорить со многими людьми, причем за каждым из них еще приходилось побегать.

Начали мы с того, что Голощекин и Белобородов вместе отправились в дом Ипатьева поговорить с Юровским. Их главным оружием была только что полученная от Свердлова телеграмма, в которой говорилось, что, если с Николаем что-нибудь случится, Белобородов, Голощекин и Юровский ответят головой.

Я ждал их возвращения в гостинице «Американа». Очень хотелось, чтобы их миссия увенчалась успехом. Если бы Юровский проникся важностью дела, возможно, царскую семью удалось бы сразу же освободить. Тогда моя задача – переправить царя и его домашних в германский поезд – оказалась бы совсем несложной.

Однако по виду Голощекина я сразу понял, что у них ничего не вышло. Он развел руками и сказал:

– Теперь Юровский будет настороже.

– Что произошло?

– Думаю, он обо всем догадывается. По-моему, Юровский просто сошел с ума. Он говорит, что дождется, пока белые войдут в город, а потом расстреляет всю царскую семью прямо у них на глазах.

– А как же телеграмма Свердлова? Разве Юровский не понимает, чем ему это грозит?

– Насколько я понимаю, – вмешался Белобородов, – Юровский собственной жизни не пожалеет, только бы расстрелять царя. Ни о чем другом он не говорит!

Что ж, ничего не поделаешь, значит, придется выводить царскую семью из Дома особого назначения вопреки воле начальника охраны.

А это означало, что освобождать царя придется мне. Силой.

Я отправился разыскивать Берзина, надеясь получить от него дополнительные сведения об охране дома Ипатьева. Целый день я гонялся за командармом на тощей лошаденке от одного командного пункта к другому. В конце концов я разыскал его возле небольшого полотняного шатра. Берзин сидел на деревянной табуретке и выглядел смертельно усталым. Но он был профессиональным военным и отлично понимал, что такое приказ. За десять минут Берзин набросал мне в блокноте план Дома особого назначения и расположение постов. Снаружи дом был окружен двойным частоколом. Спрятав схему в карман, я снова уселся на свою клячу, но тут Берзин меня окликнул:

– Советую вам обратить особое внимание на сторону, выходящую в переулок. По-моему, он называется Вознесенским.

– Продолжайте.

– С той стороны из сада на веранду ведет лестница, когда я там был, никто ее не охранял. Желаю удачи.

– Спасибо, – поблагодарил я и тоже пожелал командарму удачи – надо сказать, лицемерно.

Берзин устало улыбнулся.

– Удача мне не поможет. Мне нужно десять тысяч солдат и пятьсот пулеметов.

Я поскакал в обратный путь. Белые вели массированный огонь по всему фронту. Лишь на севере, где находился Екатеринбург, было тихо.

На следующее утро меня вызвали к Голощекину. Комиссар по военным делам спросил, разработал ли я план. Я ответил утвердительно.

– Рассказывайте, – потребовал он.

– Нет, рассказывать я не буду. Достаточно мне сообщить хотя бы одному человеку, как я собираюсь действовать, и Юровский может обо всем узнать. Предпочитаю обходиться без риска.

Голощекин разозлился, но настаивать не стал. Все-таки он был не глуп.

– Когда? – спросил он.

– Как только буду готов. Надо еще кое-что сделать.

– Так делайте, – рявкнул Голощекин.

* * *

Когда я вновь появился в германском поезде, генерал барон фон Клебер как раз собирался завтракать. Он пригласил меня составить ему компанию, но я отказался. Однако генерал проявил настойчивость – он требовал, чтобы я хотя бы выпил чашку кофе и слегка закусил. Стол ломился от яств: несколько сортов сыра, холодные закуски, всевозможные булочки, паштеты, фрукты. Прислуживали генералу четыре денщика. Я выпил кофе, который оказался поистине превосходным.

Фон Клебер относился к процессу питания с повышенным вниманием: он ястребиным взором следил за действиями денщиков и вступил со мной в беседу, лишь убедившись, что стол сервирован как следует и тарелки наполнены надлежащим образом.

– Слушаю вас, – сказал он.

– Вероятно, это произойдет сегодня ночью.

Генерал задумчиво кивнул:

– Вам понадобятся мои швабы?

– Да.

– Каков ваш план?

– Это тайна.

– Правильно, – поджал губы фон Клебер. – Однако скажите мне по крайней мере то, что сочтете возможным.

– Я намерен доставить сюда императорское семейство на рассвете. Поезд должен быть готов к отправлению.

– Разумеется.

– Я хочу, чтобы ваши швабы были одеты в красноармейские гимнастерки, если, конечно...

– Никаких «если», – прервал меня фон Клебер. – У нас есть красноармейские гимнастерки. – Видя, что я удивлен, генерал добавил: – А также матросские, парадная форма и все что угодно. Мы подготовились как следует.

– Отлично. А оружие у вас есть?

– Конечно. Какое вам нужно – хорошее германское или плохое русское?

– Пусть будет германское. Сколько у вас человек – двенадцать? Вооружите двоих винтовками, остальных – пистолетами.

Фон Клебер кивнул и откусил полпирога. Прожевав, спросил:

– Когда построение?

– Построения не будет. Пусть ваши люди поодиночке, с разных сторон, двигаются к Вознесенской площади. Напротив британского консульства, перед церковью, их буду ждать я.

– Но такое скопление народу привлечет внимание, друг мой.

– Нет. Там нет фонарей. К тому же мы не будем топтаться на месте.

Генерал поднял бокал.

– Надеетесь на удачу?

– Хочу попробовать.

Невзирая на ранний час, фон Клебер приказал подать коньяку. Поднял рюмку и официальным тоном произнес:

– Пью за ваш успех, дружище. И за ихсвободу.

Мы выпили до дна, и я удалился.

* * *

В полдень по моей просьбе Белобородов лично отправился в Дом особого назначения – на разведку.

Вернулся он бледный и испуганный. Я ждал его в гостинице «Американа». Первые его слова были такими:

– Фронт совсем близко. Эти окна, – он показал на двойные рамы, – приглушают шум. На улице все гудит от канонады.

– Что с Юровским? – спросил я.

Я уже достаточно знал Белобородова и прекрасно понимал: накануне падения города председатель хотел только одного – побыстрее избавиться от Романовых. Он не слышал моего вопроса: все его внимание было приковано к карте боевых действий.

– Так что Юровский? – повторил я.

Белобородов поднял голову.

– Упрямится. Там все по-прежнему, разве что караул стал еще строже.

Мне трудно было себе представить, что пленников можно сторожить строже, чем раньше, поэтому я спросил:

– В чем это выражается?

– Я хотел подняться по лестнице на второй этаж, чтобы навестить арестованных. Он не пустил меня.

Я нахмурился.

– Кто дал ему такие полномочия?

– Полномочие у него было в руке. Оно называется «револьвер», – угрюмо улыбнулся Белобородов. – Конечно, мне не угрожала никакая опасность. Но если бы я стал настаивать, думаю, Юровский ни перед чем бы не остановился. Он твердо решил собственноручно истребить Романовых. Никого постороннего он к ним не подпускает.

– Почему же он до сих пор их не убил?

Белобородов пожал плечами:

– Естественно, я спросил его об этом. Он сказал: «Я стерегу их от имени народа до того момента, пока к городу вплотную не приблизится враг. Когда станет очевидно, что я не могу более охранять пленных, тогда, в качестве комиссара юстиции, я вынесу приговор и приведу его в исполнение».

– Для Юровского я враг, – сказал я. – Несмотря на вашу поддержку, несмотря на поддержку Свердлова и самого Ленина.

Белобородов снова кисло улыбнулся:

– Стало быть, вам надо действовать осторожно и с умом.

У меня был еще один вопрос, и я его задал, не обращая внимания на явное нетерпение председателя:

– Изменилось ли что-нибудь в доме?

– Что вы имеете в виду? – взглянул он на меня искоса.

– Все что угодно.

Белобородов слегка кивнул:

– Да, я совсем забыл. Сверху, с этажа, где живут Романовы, раздавался стук молотков.

– Вы спросили у Юровского, что там происходит?

Белобородов снова кивнул:

– Юровский сказал, что укрепляет тюрьму. Я же говорил вам: он совсем помешался! Он закрывает щитами окна, выходящие в сад.

– Что?! – Я был сражен этой новостью.

– Закрывает окна щитами, – повторил Белобородов. – Говорит, опасается нападения.

– Он что, догадывается о нашем плане?

Белобородов покачал головой:

– Нет, он боится, что белые совершат рейд и нападут на город.

Мой план рухнул. Я собирался отвлечь внимание часовых у южных ворот, а сам, во главе швабов фон Клебера подняться по лестнице из сада на террасу. Проникнув в дом, со своими двенадцатью солдатами, я смогу защитить царскую семью от людей Юровского. Пока немцы будут держать оборону, я спущу Романовых по лестнице в сад, а оттуда в Вознесенский переулок, где будет ждать Рузский с грузовиком.

Гневно я сказал Белобородову, что теперь спасти Романовых невозможно.

– Вы хотите сказать, что невозможно спасти их по вашему плану, – парировал он.

– Да.

– Придумайте другой план!

И я разработал новый план, хоть это и кажется невозможным. Первоначальный был построен по чисто военной методе: я разработал диспозицию, намеревался сочетать внезапность с применением силы. Новый же план больше полагался на хитрость. И в значительной степени зависел от Бронара..."

Глава 13

Из глубины времен...

Злые языки в лондонском Сити говорили, что проще опрокинуть в море Гибралтарскую скалу, чем вывести из равновесия сэра Хорейса Мэлори. И тем не менее старый банкир временами выходил из себя, просто он хорошо владел своими чувствами, и окружающие не догадывались о буре, бушевавшей в его душе. А между тем безошибочная примета была: Мэлори начинал брюзжать и раздражаться по любому поводу.

Леди Мэлори после пятидесяти пяти лет совместной жизни знала своего мужа в доскональности, а потому за завтраком резко сказала:

– Что происходит, Хорейс? Ты шипишь все время, как гремучая змея!

Мэлори пробурчал что-то неразборчивое. Что-то про небольшую проблему в банке, ничего особенного.

Однако от леди Мэлори отвязаться было не так-то просто. Сэр Хорейс изучал колонку траурных сообщений газеты «Таймс». Когда супруга вновь обратилась к нему, банкир сделал вид, что не слышит. Леди Мэлори позвала его еще раз, уже громче.

– Да, дорогая?

– Тебе нужно поскорее с этим покончить, Хорейс.

– Ты имеешь в виду газету «Таймс»?

– Я имею в виду твои проблемы в банке. Если ты не покончишь с ними, то они покончат с тобой. Ты понял, дорогой? – произнесла леди Мэлори повелительным тоном.

– Хорошо, дорогая.

* * *

Однако это легче было обещать, чем исполнить. С тем же успехом можно сражаться с подагрой, подумал Мэлори, много лет страдавший от этого недуга. Шофер Хорсфолл ловко вел «бентли», лавируя в потоке утреннего движения. В последнее время сибирские приключения Генри Джорджа Дайкстона не давали старому банкиру покоя ни днем, ни ночью. Он не мог спокойно есть, гулять, спать – Дайкстон и его несимпатичная, опасная история постоянно стучали молоточком в мозгу сэра Хорейса. Поэтому он и шипел, как гремучая змея.

Накануне Мэлори решил взяться за дело всерьез и пригласил из Оксфорда Феликса Астона. Целый день они провели за «историческим анализом» – так назвал это занятие историк. Астон притащил с собой три здоровенных чемодана, набитых книгами. Сэр Хорейс был полон решимости задать несколько прямых вопросов и получить на них прямые ответы.

– Скажите, Романовых расстреляли в Екатеринбурге? – сразу взял он быка за рога.

– Видите ли, сэр Хорейс... Преобладает мнение, что, в общем, да... Однако существуют и сомнения, особенно в последние годы. Вот, например, Мэнголд и Саммерс...

– Это еще кто такие?

– Два репортера Би-би-си. Они написали книгу «Досье царя»...

– Да, я читал. Они считают, что Николая расстреляли, а остальные члены семьи спаслись, правильно?

– Вряд ли авторы согласились бы со столь категоричным резюме. Но они всесторонне исследовали все имеющиеся доказательства.

– Значит, никто ничего толком не знает?

– Да, сэр Хорейс.

– Почему же дело окутано такой тайной?

– Ну, если Романовых действительно казнили, то большевикам было бы выгодно, чтобы никто толком ничего не знал. Ведь они в то время очень волновались из-за реакции немцев.

– Знаю.

– А если немцы ничего толком не знали бы...

– Понимаю. Расскажите мне теперь о деньгах Романовых.

Мэлори весь обратился в слух – он всегда слушал очень внимательно, когда речь шла о делах денежных.

К моменту исчезновения царская семья имела счета, как утверждают многие, в половине банков Франции, Британии и Соединенных Штатов. Банки, естественно, держали по этому поводу язык за зубами. В те времена царь считался богатейшим человеком на планете, а Романовы – богатейшим семейством.

Это известие заставило Мэлори задать еще один вопрос:

– Кто был наследником?

– Судя по всему, никто.

Мэлори напрягся еще больше – его супруга сразу бы это заметила.

– Значит, все эти богатства так и хранятся нетронутыми с 1918 года!

– Точнее, с более раннего срока, сэр Хорейс. В том-то и суть так называемого дела Анастасии, если это, конечно, действительно была Анастасия. Она потратила полвека, пытаясь доказать, что является младшей дочерью царя.

– Но ей ведь это не удалось?

– Нет.

– Были ли другие иски от прочих наследников?

– Ничего примечательного.

Мэлори задумался.

– Вы думаете, причиной тому неудачный иск Анастасии?

– Сэр Хорейс, я занимаюсь историей, а не юриспруденцией. Однако думаю, что так оно и есть. Пока дело Анастасии рассматривалось в суде, остальные наследники выжидали.

– Давайте внесем ясность, – сказал Мэлори. – Итак, существует огромная сумма денег...

– Возможно,существует, – прервал его историк. – Это не доказано.

Ну хорошо, хорошо. Однако, если все-таки капитал существует, прочие Романовы не могли предъявить иск, пока рассматривался иск Анастасии, так?

– Так.

– А иск рассматривался в течение... десятилетий. Существует два вердикта – один шестьдесят седьмого года, второй – семидесятого. Разумеется, оба не в пользу так называемой Анастасии. Если бы было принято иное решение...

– То ей бы досталось все состояние!

– Разумеется.

Разговор углубился в детали. Мэлори интересовали подробности. Астон удовлетворял интересы банкира. Вкратце главное содержание беседы сводилось к вышеизложенному. Однако, прежде чем покинуть дом на Ательсгейт, 6 и вернуться в Оксфорд, историк преподнес еще два бесценных самородка информации. Первый представлял собой пространный отрывок из «Военных мемуаров Дэвида Ллойд-Джорджа».

– Я пару раз встречался с этим старым негодяем, – задумчиво молвил Мэлори. – Конечно, когда он уже был в отставке. Когда он был премьер-министром?

– С шестнадцатого года до двадцать второго.

– И что же он пишет?

Астон передал ему книгу. Это был первый том, страница восемьдесят вторая. Премьер-министр описывал ситуацию с поставкой вооружений во время войны. Немалое негодование вызывала у него практика некоторых оружейных концернов, принимавших заказы, «которые они были не в состоянии выполнить».

Далее Ллойд-Джордж пишет: «...некоторые из них приняли гигантские заказы от российского правительства. Подписывая контракт с русскими, концерны наверняка знали, что им не под силу поставить в срок такое количество вооружения. Нарушение договорных обязательств оружейными концернами в значительной степени объясняет поражения русской армии в кампаниях 1914 и 1915 гг.».

Мэлори оторвал взгляд от страницы:

– Он что, имеет в виду компанию «Викерс»?

– Да, и ее тоже. Тут достается всем, но «Викерсу» больше всего. Прочтите абзац про профессора Паре.

Далее Ллойд-Джордж писал: «Профессор Бернард Паре, прославленный ученый, прекрасно знающий Россию и русских, составил подробный, взвешенный доклад о сложившейся ситуации. Паре побывал в Петрограде в 1915 году, а по возвращении представил мне весьма примечательный отчет о положении дел в России, предсказав грядущие грозные события...»

– Посмотрите, видите теперь, что Паре пишет о «Викерсе»? – сказал историк.

– Сейчас, минуточку, – ответил Мэлори и прочел: «Должен подчеркнуть, что срыв компанией „Викерс и Максим“ поставок вооружения в Россию... ставит под серьезную угрозу отношения между двумя странами. Русские поставили под ружье 7 миллионов человек. К тому времени, когда я уезжал из Петрограда, людские потери достигли чудовищной цифры в три миллиона восемьсот тысяч человек. Мне со всей определенностью сказали, что до сегодняшнего дня никаких военных поставок из Англии в Россию не поступало».

Мэлори читал дальше: «...все русские считают, что поражения и ужасающие потери, равно как и необходимость бесконечного отступления, связаны со срывом поставок вооружения...»

Следующий абзац потряс даже хладнокровного банкира: «В свою очередь это вызвало подъем недовольства властями. Если ситуация не изменится, могут произойти серьезные внутренние волнения. Боюсь, что серьезные последствия неизбежны».

Мэлори отложил книгу.

– Источник авторитетный, ничего не скажешь.

– Да, на мой взгляд. Паре куда больше заслуживал доверия, чем старый мерзавец Ллойд-Джордж, – усмехнулся историк. – Если мы подведем итоги, картина получится очень простая. Первое: Россия заказывает «Викерсу» огромное количество вооружения. Второе: «Викерс» не выполняет условий контракта. Третье: в результате Россия теряет четыре миллиона человек. Четвертое: это приводит к революции. Пятое: прямое следствие – Екатеринбург, июль 1918 года. Все пять пунктов соединены прямой логической связью.

– Верно, – вздохнул Мэлори. – Связь действительно прямая. Благодарю вас за потраченное время.

– Благодарю вас за щедрую оплату, сэр Хорейс, – ответил Феликс Астон. – Если хотите, могу оставить вам книги.

– Буду весьма признателен, и всего вам хорошего.

Мэлори думал уже о другом. Его беспокоила одна мысль: «Викерс, Максим и К°», по сути дела, принадлежала Захарову. Вдруг сэр Хорейс дернулся. Историк уже стоял в плаще.

– Минуточку! Прежде чем вы уйдете...

– Да, сэр Хорейс?

– Не хотите ли немного виски? – Мэлори встал и разлил по бокалам. – Скажите, а как должны были оплачиваться поставки вооружения?

– Вы наверняка знаете об этом лучше, чем я, сэр Хорейс. Какие-нибудь кредиты, я полагаю.

– Может быть, может быть. Но я вдруг вспомнил о депозитах Романовых в заграничных банках...

– Но это ведь были частные средства.

– Да? Я ведь этого толком не знаю.

– Вряд ли царь стал бы расходовать свои личные средства на приобретение вооружения для армии, как вы думаете?

– Да, вряд ли, – согласился Мэлори. – Во сколько ваш поезд?

– Через сорок минут. Так что, боюсь, мне нужно поторапливаться. У меня сегодня назначен ужин с одним гостем из Америки... – Астон скромно улыбнулся. – Очевидно, меня хотят пригласить преподавать в Америку.

– Может быть, мы можем встретиться и поговорить об этих деньгах завтра? – спросил Мэлори.

– Завтра меня устраивает.

* * *

И вот завтра наступило. Сэр Хорейс сидел у себя в кабинете, попивая кофе «Блу маунтин» и наслаждаясь сигарой «Ромео № 3» (хоть и в меньшей степени, чем обычно). В ушах у него все еще звучало напутствие леди Мэлори. Думал он, однако, не о супруге, а о Ллойд-Джордже. Ох уж этот старый дьявол, хитрее его никого не было.

Так-таки никого? А как же Захаров?

Ну и парочку они собой являли!

Едва историк сел за стол и насыпал в чашку кофе сахара, как Мэлори ринулся в бой:

– Расскажите мне об отношениях Ллойд-Джорджа и Захарова.

– Эта материя окутана тайной.

– Так я и думал, – кивнул сэр Хорейс. – Продолжайте.

– Мало что известно. Однако есть одно интригующее обстоятельство. Как вы знаете, Захаров тщательно скрывал свое происхождение. Так и непонятно, кем он был на самом деле – грек, турок, анатолиец или русский. Все документы, свидетельствовавшие о факте его рождения, сгорели. В более поздние времена епископские капитулы выдавали ему самые различные свидетельства, но ни одному из них верить нельзя.

– Да, я это знаю. Он всегда говорил, что родился в городе Мугла, в Анатолии.

– Да, он так говорил, но не всегда, – поправил его Астон. – Тем не менее Захаров имел французское гражданство, и официальный адрес проживания у него тоже был на французской территории.

– Допустим. При чем здесь Ллойд-Джордж?

– Старый уэльсец сделал Захарову в восемнадцатом году шикарный подарок. Дал ему звание Рыцаря Ордена Британской Империи.

– Это мне тоже известно.

– С тех пор Захаров именовал себя «сэром Бэзилом».

– Вы хотите сказать, что это было не по правилам?

– Да, сэр Хорейс. А в двадцать первом году Ллойд-Джордж пожаловал Захарову звание Рыцаря Почетнейшего Ордена Бани. При этом сэр Бэзил оставался французским гражданином. Как вам это нравится?

– Должно быть, все думали, что Захаров англичанин... – предположил Мэлори.

– Что, Коллегия герольдов тоже думала?Нет, все объясняется проще. Захаров хотел получить титул, причем английский, а Ллойд-Джордж устроил ему это вопреки всяким правилам.

– Думаю, ему пришлось попотеть, – пробормотал сэр Хорейс.

– Ллойд-Джордж умел обделать дела и похитрее.

Мэлори задумался.

– Почему же тогда Ллойд-Джордж нападает на компанию «Викерс» в своих мемуарах?

– Нападает, но не на Захарова. Речь ведь идет только о «Викерсе», а Захаров к тому времени в концерне уже не работал.

– Они были друзья? Или просто оказывали друг другу услуги?

– Полагаю, речь идет о взаимных услугах, – снова усмехнулся историк. – Возможно, точнее всего их отношения было бы назвать партнерскими.

– Партнерскими? – повторил Мэлори.

– Вот именно. Подумайте об этом.

– Я внимательно слушаю. Итак, они были партнерами. В чем?

Феликс Астон заколебался.

– Сэр Хорейс, я почти на пределе.

– Что вы имеете в виду?

– Возможно, вам покажется, что я излишне осторожен, но, знаете, многие, кто пытался разнюхать подноготную Захарова, плохо кончили.

– Плохо кончили?

– Умерли при невыясненных обстоятельствах. Я знаю по крайней мере два таких случая. Одного нашли мертвым в отеле, другой утонул в озере в своем французском поместье. Вот я и говорю, сэр, что я почти на пределе. Мое правило – всегда соблюдать осмотрительность. Всегда. Я вижу, какого рода проблемы вас интересуют, хоть мне и неизвестно, каков мотив вашего интереса. И все же сообщу вам еще кое-что. Известно ли вам, что вскоре после того, как Россия вступила в первую мировую войну, в самом конце навигации, два британских военных корабля прибыли в Архангельск? Не уверен, что это исторический факт, хотя свидетельств тому множество.

– Нет, мне об этом неизвестно. В чем там было дело?

– Тогда же в газете «Нью-Йорк таймс» сообщалось, и впоследствии многие историки подтвердили это сообщение, что британские военные корабли взяли на борт груз золота из личных рудников императора. Затем корабли отбыли в Англию. Деньги были предназначены для оплаты поставок вооружения. Это был личный взнос царя на дело защиты родины.

– И какая там была сумма?

– Согласно различным свидетельствам, – тщательно подбирая каждое слово, сказал историк, – там было два целых семь десятых миллиарда долларов. Иными словами, в ценах 1914 года пятьсот миллионов фунтов стерлингов.

– Черт подери! – воскликнул Мэлори, прошипев это ругательство на манер гремучей змеи.

Все было совершенно ясно! Никаких ошибок быть не может, думал Мэлори. Историк ушел, унес свои книги, а старый банкир расхаживал взад-вперед по своему кабинету на Ательсгейт, 6. В мозгу его происходил сложный кулинарный процесс.

Какая жалость, что сэр Бэзил сжег весь свой архив (при этом он чуть не спалил и свой особняк на авеню Фош в Париже). Наверняка там можно было бы найти документальное подтверждение тому, что вскоре после начала первой мировой Захаров совершил деловую поездку в Россию. Господи, думал Мэлори, вся эта история так и пропахласэром Бэзилом. Богатейший человек земли, самодержец всероссийский, чей личный доход составлял миллион в день, решил пожертвовать на войну собственное золото – хотел купить оружие у компании «Викерс». Однако Захаров не мог послать в Архангельск военные корабли. Зато Ллойд-Джордж, министр вооружения, мог.

* * *

Пятьсот миллионов фунтов стерлингов! Причем вывезенных из России тайно, если не считать смутных слухов, проникших в прессу.

Оружие поставлено так и не было.

В результате произошла революция.

Революционеры расстреляли Николая и всю его семью!

Это значит, наследников не осталось.

Или остались?

Мэлори остановился и опустил взгляд. Его начищенные до блеска туфли ослепительно сияли на фоне красного ковра. Но это сияние несравнимо с блеском золотых слитков, хранящихся тремя этажами ниже, в знаменитом сейфе банка «Хильярд и Клиф».

Несравнимо!

* * *

Да, детали ему были известны. Сто миллионов фунтов в золотых слитках каждый по 400 тройских унций[1]было помещено в хранилище 1 января 1915 года от Рождества Христова. По согласованию с правительством ее величества слитки периодически выставлялись на всеобщее обозрение. В соглашении участвовал также Английский банк. Эта договоренность была необходима, поскольку за годы, прошедшие с 1915-го, государство не раз вводило строгие ограничения на хранение золотого запаса...

Однако банк «Хильярд и Клиф» сделал властям настолько простое и выгодное предложение, что оно было принято и теперь освящено многолетней традицией. Мэлори воспринимал его как само собой разумеющееся. Условная сумма в сто миллионов считалась константой. Если цена на золото поднималась, некоторое количество слитков изымалось из хранилища на Ательсгейт, 6 и передавалось Английскому банку. Если цена на золото падала, слитки возвращались обратно. Казалось бы, чего проще. Но правительство и национальный золотой запас неизменно оказывались в выигрыше, потому что, несмотря на кратковременные спады, цена на золото неизменно росла. А банк тоже не оставался внакладе – ведь легендарный золотой резерв вселял в клиентов твердую уверенность в непотопляемости «Хильярд и Клиф».

Мэлори стал думать о золоте. Лишь однажды, еще молодым человеком, он взял один из слитков в руки. Его пальцы до сих пор помнили слегка маслянистое ощущение. Золото – материал, весьма легкий для обработки. Во всем мире оно хранится под матрасами в виде слитков различной массы. Например, фирма «Джонсон Мэти», расположенная в Лондоне, выплавляет золото в слитках любых размеров, от 3,75 тройской унции и выше. Поставить новую маркировку на слитки ничего не стоит: расплавил, залил в новую форму, шлепнул штамп, и дело с концом. Можно, например, снять со слитка южноафриканскую маркировку и поставить вместо нее штамп Французского банка или «Швейцарского кредита».

Пятьсот миллионов фунтов стерлингов. В ценах 1914 года.

Господи Боже!

* * *

Это был вклад в войну Николая Романова. Его военный бюджет.

Но Ллойд-Джорджу тоже был необходим военный бюджет.

«Невзирая на многочисленные обещания, вооружение так и не было поставлено», – докладывал Паре.

Захаров и Ллойд-Джордж присвоили царское золото и использовали его в собственных целях: первый заложил основу своей финансовой империи, второй оплатил военные расходы.

Просто и гениально, подумал Мэлори. Идея, разумеется, принадлежала Захарову...

Но времени восхищаться замыслом предшественника не было. Ситуация требовала анализа.

Итак, никаких наследников не осталось. Фактически царское золото унаследовали банк «Хильярд и Клиф» и британское правительство.

Наследников нет потому, что невозможно юридически доказать факт смерти Николая. Царь, которому уже давно перевалило за сто лет, в юридическом смысле все еще не может быть признан умершим.

Великая княжна Анастасия не смогла ничего добиться, и это неудивительно. Именно из-за вышеназванного юридического крючка прочие члены семейства Романовых не стали пытаться завладеть огромными денежными средствами, находящимися в заграничных банках.

Почему? Возможно, им было что-то известно? Или просто судебные процессы стоят дорого, а двоюродные братья и племянники Николая знали, что добиться ничего не удастся? Да, скорее всего так оно и было.

Таким образом, нужен несомненный прямой наследник или стопроцентное доказательство факта смерти. Одно или другое. Это ключ к баснословному состоянию.

А Дайкстон находился в Екатеринбурге в июле 1918 года, причем по заданию Захарова!

За ужином в тот лень сэр Хорейс Мэлори был явно не в своей тарелке. Мысли его были заняты одним: как бы перелить и перемаркировать слитки, хранящиеся в банковском сейфе. Банкир и не заметил, как покончил с бутылкой виски и открыл уже вторую бутылку кларета.

– Это становится невыносимым, – развела руками леди Мэлори. – Сегодня ты шипишь, словно целый клубок змей!

Глава 14

Седьмая и последняя часть отчета, составленного капитан-лейтенантом Королевского флота Г. Дж. Дайкстоном о событиях в России весной и летом 1918 года

"Помню, как поначалу поражало меня взаимное недоверие, распространенное среди большевиков. Ведь, в конце концов, это были люди, которые сумели свергнуть вековую монархию, причем, как они утверждали, во имя народа, равенства и братства. Однако, как показали дальнейшие исторические события, доверять друг другу они так и не научились.

Первым объяснил мне это Бронар, презрительно кривясь. В Уральском Совете существовал по меньшей мере десяток постоянно меняющихся «содружеств». Двое комиссаров могли соглашаться между собой по одному вопросу и расходиться в мнениях по трем другим. Содружества раскалывались и соединялись, процветали интриги.

– Дружеских отношений здесь не существует, – объяснил Бронар. – Это слишком опасно.

– Но ведь Свердлов и Голощекин старые друзья, не так ли?

– Старые знакомые и старые союзники, но не друзья. Разве друг станет угрожать расстрелом?

Я не стремился к обществу Бронара – он сам пришел ко мне, узнав от Голощекина, что первоначальный план провалился.

Мы сидели в номере гостиницы «Американа». Бронар держал в руках стакан водки.

– Жаль, что мы так и не знаем, где Николай хранит свои бумаги, – задумчиво произнес он.

Честно говоря, в последнее время я совсем забыл о документе – ведь тот находился в безопасности, в сейфе Финляндского банка. Мои мысли уже много дней были заняты лишь одним – как спасти Романовых.

– Ну и что? – спросил я. – Даже если в мы и знали, мы не могли бы его заполучить.

Бронар взглянул на меня.

– Вы имеете в виду Юровского?

Я кивнул. Тут-то он и начал мне рассказывать об атмосфере, царящей в Уральском Совете.

– Каждые человек, считающий себя политиком, становится жертвой некой идеи фикс, – с ухмылкой рассказывал Бронар. – Скрябин, например, помешался на золоте. Достаточно сказать ему, что ты совершенно с ним согласен: все золото принадлежит трудящимся – и Скрябин будет тебя поддерживать по всем остальным вопросам. К Берзину и Голощекину я тоже подобрал ключ: как и они, требую, чтобы рабочий класс был весь поголовно вооружен.

– Вы хотите сказать, что сумели втереться в доверие н к Юровскому? – удивленно спросил я.

Бронар покачал головой:

– По-моему, вы меня не слушаете. Ни о каком доверии речи идти не может. Юровский никому на свете не доверяет, как и все остальные большевики. Но Юровский знает, что я поддерживаю его в вопросе о Романовых. Он слышал, как я разглагольствую на эту тему, а язык у меня подвешен. Юровский считает, что я союзник его замысла. Однако лично мне, разумеется, он не доверяет. Вы понимаете?

– Да, понимаю. Скажите, позволит он вам войти в дом Ипатьева?

Бронар отхлебнул из стакана.

– Возможно.

– Значит, Голощекина не пустят, а вас пустят?

– Ведь я не Голощекин. Он человек Свердлова, а Юровский более или менее догадывается о планах председателя ВЦИК. Он не дурак и прекрасно понимает, зачем здесь торчит германский поезд.

– Так вы можете проникнуть в дом или нет? – настаивал я.

А какой смысл? Я так давно требую царской крови – занимался этим еще в Тобольске, – что Николай мне ни за что не поверит. Во всяком случае, бумаги от него я не получу. Нужно, чтобы к нему проникли вы.

– Будет еще лучше, если мы выведем их всех из тюрьмы.

Бронар загадочно улыбнулся:

– Только не подумайте, что я против. Момент настал, и я отлично это понимаю. Конечно, я неплохо устроился в Екатеринбурге. – Он пожал плечами. – Но ничего, если нужно, пошлю все к черту. Итак, чего вы хотите?

– Чтобы вы отвечали на мои вопросы.

Бронар по-кошачьи потянулся. Он и в самом деле был похож на кошку – такой же неторопливый, внешне расслабленный и внутренне собранный.

– Вы ведь не доверяете мне. И не любите меня, верно?

– У нас с вами общая цель, – ответил я.

Бронар рассмеялся.

– Это верно! Мы с вами совсем как большевики. Имеем общие интересы. Для того чтобы заполучить документ, нужно вызволить Романовых. Видите, как кстати, что мы с Юровским союзники.

– Еще как кстати!

– Каждый из членов Совета считает меня своим. Юровский, Голощекин, Белобородов, Берзин. На это ушло немало сил, друг мой, немало подготовки. Вот почему Захаров так хорошо мне платит. Пройдет два года, и Уральский Совет будет закупать у Захарова оружие, а я к тому времени разбогатею и удалюсь на покой.

– Что мы будем делать с латышами Юровского? – спросил я.

– Что вы имеете в виду?

– Если мы его прикончим, как они себя поведут?

Бронар нахмурился:

– Вы никак не уясните себе, что здесь не существует понятия личной преданности.

– Значит, это не его люди?

– Они солдаты революционной армии. Так что не волнуйтесь, ваш план осуществим.

Я не мог скрыть удивления:

– Какой план?

Бронар вздохнул и тут же, к моему глубокому изумлению, изложил мне в точности то, что я собирался предпринять. В его пересказе план выглядел разумным и вполне осуществимым. По мнению Бронара, его следовало как можно быстрее воплотить в жизнь. В этом я с ним согласился. На прощание мы пожали друг другу руки...

* * *

Для спасения императорской четы и их детей требовался автомобиль и три человека. Автомобиль мы достали – почти новый американский грузовик «додж» («Экспроприирован у беглого буржуя», – объяснил Бронар с ядовитым смехом). Голощекин согласился исполнять роль шофера. Остальные двое были мы с Бронаром.

Зачем нам понадобился Голощекин? Прежде всего, из-за своего положения – формально латыши подчинялись комиссару по военным делам. Бронар был мне нужен, чтобы проникнуть к Юровскому.

И вот, вскоре после полуночи 17 июля, грузовик выехал на Вознесенскую и остановился перед Домом особого назначения. У северного края частокола я увидел новое пулеметное гнездо, сложенное из мешков с песком. Юровский готовился к обороне!

К нам подошел один из латышей и стал наблюдать, как Голощекин разворачивает грузовик и въезжает задом в ворота. Винтовку часовой держал на изготовку – еще один признак повышенной боевой готовности.

– Кто такие? – спросил латыш.

– Рузский и комиссар Голощекин, – весело отозвался Бронар. – Вот пропуск. Слушай, товарищ, ты рыбу любишь?

– Рыбу? – переспросил часовой, несколько смущенный веселостью высокого начальства. – Ну как сказать...

– Мы привезли вам целый бочонок селедки. Спасибо, давай сюда, – сказал Бронар, забирая обратно свои пропуск. – Нашли целый склад балтийской селедки в гостинице «Американа». Я сказал себе, что прибалты товарища Юровского наверняка не откажутся от такого угощения. Верно я говорю?

– Так точно.

– Товарищ, – кликнул Бронар, – давай-ка спустим бочонок на землю!

Мы оставили Голощекина в кабине, а сами выгрузили из кузова бочонок с селедкой и присовокупили к нему пару бутылок водки да еще банку соленых огурцов. Этой взятки оказалось достаточно, чтобы беспрепятственно проникнуть в царскую темницу, знаменитый дом Ипатьева. Часовой с большим интересом наблюдал, как мы вносим в дом наши подношения.

Я надеялся, что в этот поздний час Юровский будет спать, однако он встретил нас уже в прихожей. Я увидел худощавого мужчину среднего роста с редкими песочного цвета волосами. Он был одет в короткую белую тужурку, вроде тех, какие носят врачи. Юровский мельком взглянул на меня и нахмурился, потом обернулся к Бронару и спросил:

– Это что еще за фокусы?

За плечом комиссара юстиции стояли двое латышей. Вид у них был спокойный, но чувствовалось, что часовые наготове.

– Да вот, привезли кое-что для твоих ребят, – громогласно произнес Бронар.

Не знаю, был ли он на самом деле пьян. Скорее всего притворялся. Но делал это весьма убедительно. Он еще раз рассказал историю о запасах селедки, обнаруженных в гостинице.

– Я сразу подумал, что ребятам Юровского селедка сгодится. И еще кое-что прихватил, гляди! – Он помахал бутылками водки.

Я внимательно наблюдал за Юровским. Очень многое зависело от того, как он отнесется к этому спектаклю. Кажется, все шло неплохо. Морщины на его лице разгладились. Юровский снисходительно улыбнулся.

– Очень любезно с вашей стороны, проходите. – Он гостеприимным жестом показал на дверь.

Мы последовали за Юровским и выложили наши сокровища на стол, заваленный бумагами. Юровский болтал без умолку:

– Надо же, балтийская сельдь! Мои латыши будут в восторге! Как сегодня было жарко! – и так далее, и так далее.

Мне казалось, что я приглашен на чашку чая к своей старой тетушке.

Мы с Бронаром договорились, что при первой же возможности возьмем Юровского на мушку. У каждого из нас имелся пистолет, и, пристроив бочонок на столе, я резко обернулся, сунув руку в карман. Однако в дверях маячили двое часовых с винтовками – я понял, что придется подождать.

Юровский спросил, кивнув на меня:

– Кто это?

– Яковлев.

Выражение лица Юровского изменилось.

– Но ведь его выслали из города!

– Он вернулся из Москвы с личным посланием от товарища Троцкого командарму Берзину, – объяснил Бронар. – Курьер из центра. Но он умеет водить машину, поэтому я решил его немножко поэксплуатировать. Ты как, Яковлев, не против?

– Да мне-то что, – ответил я.

Юровский не сводил с меня испытующего взгляда.

– Значит, вы теперь человек Троцкого? А раньше работали на Свердлова.

– Я не человек Троцкого и не человек Свердлова, товарищ. Я выполняю приказы, делаю то, что мне говорят.

– Кто говорит?

– Партия. Если уж хочешь знать, кого я больше всех уважаю, так это товарища Ленина.

– Так-так, – пробормотал Юровский и потер подбородок, по-прежнему глядя на меня. – Известны ли вам намерения Троцкого относительно Романовых? Когда вы уехали из Москвы?

– Неделю назад. Я слышал, что в Москве собираются устроить суд, чтоб вся Россия видела.

– Это кто придумал – Троцкий?

– А что, вполне в его духе, – ответил я. – Наглядная агитация и пропаганда.

– И процесс состоится?

– Вряд ли. По-моему, никому до этого нет дела, кроме самого товарища Троцкого.

Эта фраза звучит у меня в мозгу уже много лет. Тысячи раз я вдумывался в произнесенные мной слова, пытаясь понять, не было ли в них чего-нибудь настораживающего. Но мне всегда не хватало проницательности. Я и сейчас не понимаю, где допустил ошибку.

Юровский сказал всего лишь:

– Здесь так душно. Каменные стены за день пропитываются солнцем, а ночью нечем дышать. – Он достал из кармана платок и вытер лоб. – Не хотите водочки, товарищи?

На него вновь напал приступ болтливости. Все-таки он определенно был похож на одну из моих тетушек.

– Скажу вам, товарищи, капиталисты умеют устраиваться в этой жизни. В доме есть даже здоровенный холодильник фирмы «Вестингауз». Из самой Америки привезли! Так что у нас тут и лед имеется. Представляете, какая роскошь! Я сегодня собственноручно приготовил лимонад.

Помню, как я улыбнулся, услышав про лимонад. Мои тетушки тоже без конца готовили прохладительные напитки.

– Хотите лимонаду? – спросил Юровский.

– Еще бы.

Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь, оставив часовых в коридоре. Я повернулся к Бронару и прошептал:

– Когда он вернется, приступаем.

Бронар кивнул:

– Да, как только вернется.

Я сунул руку в карман и проверил, легко ли вынимается пистолет. Потом отошел к окну. Сверху донесся топот шагов по деревянному полу. Я подумал, что это, возможно, царские дети – скоро они окажутся на свободе. Долгое время не доносилось ни единого звука, потом вдруг раздался оглушительный треск.

Я взглянул на Бронара и увидел, что тот сосредоточенно прислушивался.

За треском последовали залпы: один, другой, третий. В доме шла пальба! Я бросился к двери и распахнул ее. Коридор был пуст. Оглядевшись по сторонам, я прислушался. Крик, выстрел, звук падающего тела.

С пистолетом в руке я бросился вперед по коридору и оказался у широкой лестницы. Сбежав по ступенькам вниз, распахнул дверь и оказался в просторном квадратном помещении, окутанном клубами порохового дыма. Напротив меня со странной улыбкой на лице стоял Юровский, в руке он держан дымящийся пистолет. Визгливым, безумным голосом он воскликнул:

– Что, лимонадику захотели?

Я, конечно, догадался обо всем еще при звуке первых выстрелов. Толкнув Юровского, я бросился вперед – там еще гремели выстрелы – и увидел слева еще одну комнату. Спиной ко мне стояла шеренга солдат. Раздалось еще несколько выстрелов, и наступила зловещая тишина.

Я услышал стон, потом завершающий выстрел.

Растолкав солдат, я увидел сцену страшного побоища.

Не стану описывать подробностей. Одиннадцать людей, хороших людей, которые были живы всего минуту назад, теперь лежали на полу мертвые. Вне себя от ужаса, я узнал Николая. Царицу, сына, дочерей, и – о Господи! – Мэри, мою прекрасную Мэри, лежавшую в луже собственной крови... Глаза мне застилала ярость и горячие слезы, поэтому из остальных я успел разглядеть лишь лейб-медика Боткина. Еще четверо убитых, очевидно, были членами свиты.

Тут я увидел, что один из латышей наклонился над Мэри... и стал шарить... шарить по ее телу!

Не раздумывая, я всадил пулю ему в затылок и развернулся, решив покончить с Юровским. Этот негодяй должен умереть! Но Юровского в комнате не было. Я бросился к выходу, но дорогу мне загородил Бронар. Ударом ноги он выбил пистолет из моей руки.

Прочие латыши скрутили мне руки и выволокли меня в соседнюю комнату. Там стоял белый как мел Голощекин, держа на мушке Юровского, на лице которого блуждала тошнотворная торжествующая улыбка.

– Убейте его! – завопил я.

Юровский ухмыльнулся и сказал:

– Что, опоздали?

Я бросился на него, но Бронар вновь преградил мне путь. Меня оттащили в сторону, хоть я извивался и сопротивлялся. Один Бронар, по-моему, не утратил здравости суждений.

Он не просто сохранял хладнокровие, он строил новые планы! Когда Бронар заговорил, меня потрясла холодная рассудительность его слов. Француз обращался к Голощекину, который буквально трясся от страха.

– Не все еще потеряно, – сказал Бронар. – Можно даже извлечь из ситуации кое-какие преимущества.

Преимущества! Он говорил о преимуществах, а вся царская семья лежала расстрелянная всего в нескольких метрах. Да, Бронар не растерялся. Он шагнул к Голощекину и со всей силы влепил ему пощечину.

– Думайте, черт вас побери! Слушайте меня, иначе мы погибли!

– Свердлов! – простонал Голощекин.

– Свердлов ничего не узнает! – оборвал его Бронар.

– Каким образом?

– Я объясню. – Бронар обернулся к Юровскому и спросил: – Помните ту шахту на Коптяковской дороге?

Юровский кивнул, по-прежнему улыбаясь.

– Все там – бензин, масло, кислота.

– Количество?

– Достаточное.

Бронар сосредоточенно сощурился. Потом схватил трубку телефона, стоявшего на столе Юровского, и сунул Голощекину.

– Нам нужен еще один грузовик. Живее!

Вид у Бронара был настолько властный, что Голощекин, занимавший куда более высокую должность, не раздумывая повиновался.

Бронар лихорадочно говорил что-то себе под нос.

Я разобрал слова:

– Тайна... Все выиграют, если дело будет окутано тайной...

Голощекин сказал:

– Второй грузовик скоро прибудет.

– Значит, действуем так, – распорядился Бронар. – Нужно увезти отсюда все трупы – и Романовых и слуг.

Я вновь обрел дар речи и хотел возразить, но Бронар наставил на меня пистолет и сказал:

– Одно-единственное слово – и я вас пристрелю. Слушайте и помалкивайте, черт вас побери.

Он сказал еще, что Юровский заранее приготовил «усыпальницу» для династии Романовых – некую заброшенную шахту, известную под названием Четырехбратского рудника.

– Кроме того, – скороговоркой бормотал Бронар, – у нас еще четверо слуг, убитый латыш и врач. Итого шесть трупов. Вот эти шесть трупов, Юровский, и нужно бросить в шахту. Белые будут в городе через неделю, но рудник они не смогут отыскать и за сто лет. Сверху бросьте одежду Романовых и какие-нибудь безделушки.

– Они все равно узнают! – взорвался Голощекин. – Все узнают! Существуют специальные тесты!

– Заткнитесь! – оборвал его Бронар. – Я же сказал: помалкивайте и слушайте. Белые будут говорить, что большевики убили Романовых. Разумеется. Но они не смогут это доказать, потому что тела-то не те!

– А где будут те?

– Мы с ним, – показал на меня Бронар, – заберем их с собой и похороним. Не сомневаюсь, что Яковлев сторонник христианского погребения.

– А латыши? – вскричал Голощекин. – Они-то знают.

– Пошлите их на фронт! – грубо сказал Бронар. – Вы ведь комиссар по военным делам. Позаботьтесь, чтобы живыми они не вернулись. Или возьмите и пристрелите их сами. Но сначала пусть уничтожат следы!

Вот так, глухой ночью, когда свершаются самые черные дела, свершилось и это черное дело. Трупы слуг и доктора Боткина были брошены в кузов грузовика, в кабине которого сидели Юровский и Голощекин. Мы же с Бронаром взяли на себя печальную обязанность выноса из подвала членов императорской фамилии.

Вы спросите, почему я не отомстил за расстрелянных прямо там, на месте. Отвечу откровенно: я ничего не мог сделать. Кроме того, убитых было не воскресить! Если бы был хоть малейший шанс спасти их жизнь, я бы не задумываясь, не считаясь с риском, попытался бы. Но было слишком поздно.

Кроме того, слова Бронара подействовали на меня. Я знал, что Романовы глубоко религиозны. Они заслуживали христианского погребения, и только я один из присутствующих мог им обеспечить достойные похороны. Я окажу царской семье, и прежде всего моей Мэри, эту последнюю услугу.

Каждое тело мы обернули одеялом (за одеялами пришлось подняться наверх, в спальни), а потом одно за другим отнесли к грузовику и осторожно положили в кузов. Я уверен, что никто нас не видел. Когда с этим было покончено, Бронар вызвал командира латышей и приказал караулу оставаться в Ипатьевском доме до тех пор, пока не поступят дальнейшие распоряжения от товарища Голощекина. Латышам запрещалось выходить из дома и вступать с кем-либо в разговоры. Напоследок Бронар повернулся по мне и приказал:

– Садитесь в кабину. Мы едем на восток по шоссе, а потом свернем на проселок.

– А как же бумага? – спросил я, удивленный его забывчивостью. – Разве вы не собираетесь ее отыскать?

Бронар мрачно посмотрел на меня:

– Теперь это не важно. Едем, пора.

* * *

Было еще темно, когда мы остановились в некоем месте, милях в двенадцати к востоку от города. Фары выхватили из темноты маленькую часовенку и огромный черный силуэт креста, темневшего на фоне неба. Потрясенный, я остановил машину, спрыгнул на землю и огляделся. Вокруг простиралось болото. Крест мне не померещился, хоть он и не был творением рук человеческих. Большое дерево, расколотое пополам ударом молнии, раскинуло в обе стороны обугленные ветви, которые и образовывали подобие креста. Я решил, что более уместного надгробия для императорской семьи мне не найти.

Мы с Бронаром взяли лопаты и стали копать могилу в предрассветном мраке. Почва была топкой, но под деревом я нашел суглинок. Пришлось как следует поработать, ибо Бронар мне почти не помогал. Но я копал яростно, всецело отдавшись физической работе, чтобы хоть на время иметь возможность не думать о кошмаре минувшей ночи. Копая могилу, я дал два обета. Во-первых, убить Юровского; во-вторых – убить Свердлова. Первый собственноручно совершил злодеяние, почву для которого подготовили махинации второго. Оба они заслуживали смерти.

Потом началось самое трудное. Каждое тело нужно было отнести от машины к дереву и опустить в могилу. Я наскоро соорудил что-то вроде носилок из березовых веток и веревок. В гнетущей тишине (мы не обменялись ни единым словом от самого Ипатьевского дома) мы опустили в могилу все семь трупов. Бронар присел на корточки и достал сигарету.

– Только не здесь! – прикрикнул на него я.

Француз пожал плечами, отошел в сторонку и закурил. Он выдохнул табачный дым с видом полнейшего удовлетворения, потом усмехнулся своей отвратительной ухмылкой и сказал:

– Что ж, дело сделано. Мы свою работу выполнили неплохо, а?

– Неплохо?! – взорвался я. – Целая дюжина убитых! Совершено страшное, кровавое преступление! Как вы можете так говорить?

– Никогда не мог понять, почему Захаров прислал сюда именно вас, – пожал плечами Бронар.

– Что вы имеете в виду? Черт бы вас побрал, ну и минуту вы выбрали для своих...

– Да успокойтесь вы, – махнул он рукой. – Мы неплохо поработали, заслуживаем отдыха. Во всяком случае, я.

Я был не в силах дольше выносить его общество. Резко отвернувшись, я отправился к грузовику – мне тоже очень хотелось закурить, а портсигар остался в кабине. Закурив папиросу, я посмотрел на свои дрожащие пальцы, прислушался к бешено бившемуся сердцу, к шуму крови в висках. А Бронар казался таким спокойным!

Оглянувшись, я увидел, что он стоит над могилой в странной позе, прижав руки к лицу. Я вгляделся в полумрак и вдруг понял, что у Бронара в руках фотокамера – он делал снимки!

– Зачем?

Я подбежал к нему и увидел, что француз не терял времени даром. Одеяла, в которые были завернуты августейшие тела, были размотаны так, что лица и одежда были отлично видны! Бронар приготовился сделать еще один снимок, но я выбил камеру у него из рук.

– Да что еще за идиот на мою голову! – рявкнул Бронар и проворно сунул руку в карман.

Я увидел рукоятку пистолета и вцепился ему в горло. Он был ловок, но я двигался еще быстрее, кроме того, меня подстегивала бешеная, мстительная ярость.

Но даже прижатый к земле, Бронар не потерял хладнокровия. Он выдохнул мне в лицо:

– И вы не хотите узнать правды?

Даже в эту минуту он лгал мне. Я же собственными глазами видел подписанный царем документ, который ныне хранился в Финляндском банке. Если бы не это обстоятельство, Бронару наверняка удалось бы меня одурачить – так он был хитер. Согласно его версии, ни в коей степени не противоречившей моему первоначальному убеждению, в тот период, когда я только что приехал в Москву из Англии, находившиеся в Лондоне царские деньги в сумме пятьдесят миллионов должны были быть истрачены на оружие для большевиков. Взамен следовало представить документ, подписанный Николаем.

– А что в этом документе? – спросил я. – Почему вы недавно сказали, что это уже не имеет значения?

– В бумаге царь отказывается от своих прав на депозит, – ответил Бронар. – Но царь мертв, и документ уже не нужен.

Тут я окончательно убедился в том, что он лжет. И еще я понял, что Бронар лгал и раньше, причем не только мне. Голощекина он тоже обманывал.

– Это ты все устроил, – прошептал я.

Он нагло воззрился на меня:

– Я? Что именно я устроил?

– Ты выдал нас Юровскому!

Бронар смотрел мне прямо в глаза:

– Не будьте идиотом! Зачем бы мне это понадобилось?

– Чтобы их всех убили. И ты своего добился. Тогда, даже при отсутствии подписанного царем документа, вопрос решится сам собой. Ведь не будет ни Николая, ни царицы, ни их детей.

У меня словно открылись глаза. Я вдруг понял, зачем нужно было отдельно хоронить врача и слуг, предварительно изуродовав трупы кислотой.

– Сколько всего было денег? – спросил я. – Сколько денег отправил царь в Англию?

Бронар молча смотрел на меня.

– Захаров предложил большевистским властям пятьдесят миллионов, – яростно сказал я. – Половину, верно? Половину от ста миллионов, которые Николай послал в Лондон. Если все члены царской семьи погибли, то остаются наследники. Если же они не погибли, а бесследно исчезли...

Так ко мне пришло озарение. План Захарова и Бронара был дьявольски хитер. И Захаров оказался еще коварнее своего агента. Вы, стающий эти строки, так и так все уже поняли.

Я убил Бронара собственными руками. Потом завершил погребение и набросал схему, чтобы могилу можно было найти. Труп Бронара я бросил в болото – пусть им поживятся хищники, которых француз превосходил жестокостью.

* * *

Осталось рассказать немногое. Карту и фотокамеру я захватил с собой. Но предварительно я дал сам себе еще одну клятву.

Я сумел отомстить Юровскому – через месяц он принял смерть от моей руки. Это произошло в Москве, куда негодяй скрылся, прихватив с собой немало царских драгоценностей.

После этого я примкнул к белым. Во главе отряда белогвардейцев я проник в Тобольск, где все еще стоял у причала пароход «Русь», в трюме которого хранились сокровища. Их я передал в казну адмирала Колчака. Это произошло через несколько дней после падения Екатеринбурга. Какое-то время я сражался в армии Колчака, но в конце концов война и смерть мне опротивели, и я вновь отправился в Москву. Там я забрал из банка драгоценный документ. Свердлову мне отомстить не удалось – к тому времени он умер своей смертью, от болезни.

* * *

Что еще осталось рассказать? Да, Захаров.

К тому времени, когда я вновь оказался в Англии, он уже стал сэром Бэзилом. Его осыпали почестями, хоть никто ему и не доверял. Зато Захаров стал богат как крез.

Вот уж кто заслуживал смерти, так это он, человек, всю жизнь богатевший на смертях других людей. Но я не мог заставить себя сделать это, хотя задача была бы не сложной. Много раз я видел, как он сидит, нередко один, в кафе на Лазурном берегу. Но у меня уже не было сил убивать – слишком много повидал я смертей.

Тогда я решил, что можно покарать его куда эффективнее. Империя Захарова будет разрушена алчностью, благодаря которой она и была создана. Вот как разработал я свой план.

Догадывался ли об этом Захаров? Несомненно. Много лет он охотился за мной. Пенсию в пятьдесят тысяч фунтов стерлингов он выплачивал мне потому, что у него не было выбора. Но от надежды выследить меня Захаров не отказывался до самой смерти. Это у него не вышло. Деньги я неизменно тратил на детей – на тех, кто пострадал в результате многочисленных войн (чего-чего, а войн в нашем столетии всегда было предостаточно).

Захаров непременно отправил бы меня на тот свет, но отыскать меня так и не сумел. Я тоже мог бы убить его, но предоставил его собственной судьбе – решил, пусть лучше стареет и почаще думает о неизбежности смерти.

И вот нас обоих уже нет в живых. В старости я черпал утешение в мысли о том, что, несмотря на многочисленные ошибки, напоследок промаху не дам. Алчность погубит махину, которую сама и воздвигла.

Вы, читающий эти строки, поставили под вопрос ежегодные выплаты и тем самым включили детонатор. Я знал, что рано или поздно найдется в банке алчный человек, который не пожелает платить. Это и станет началом конца Храма Алчности. Остановить процесс будет уже невозможно.

Что же я предпринял? Очень просто: дал на хранение третьим лицам свидетельские показания, три документа.

1. Документ, подписанный Николаем Романовым, где царь отказывается не от пятидесяти, а от пятисот миллионов золотом, отправленных в Лондон Захарову.

2. Мое собственное свидетельское показание, данное под присягой, где я подтверждаю, что Николай II подписал вышеуказанный документ вынужденно, по сути дела под принуждением.

3. Снимки, сделанные в окрестностях Екатеринбурга 17 июля 1918 года. Бронар владел фотографией не хуже, чем наукой предательства. Каждого из убитых без труда можно опознать. Подлинность фотографий подтверждается моим нотариально заверенным свидетельством.

В то время как вы читаете эти строки, копии вышеназванных документов уже отправлены по почте вам, а также нынешнему главе дома Романовых и правительству Советского Союза. Не сомневаюсь, что оба эти правопреемника Николая II не пожалеют усилий, чтобы прибрать к рукам 500 миллионов фунтов стерлингов, многократно приумноженные за полвека благодаря стараниям столь достойного и почтенного банка.

Остаюсь искренне ваш

Г. Дж. Дайкстон".

Глава 15

Защита Захарова

Мэлори сидел за столом бледный как мел. Перед ним лежала последняя часть повествования Дайкстона.

События, о которых говорилось в рукописи, произошли много лет назад, но Мэлори не нужно было ничего объяснять. Он достаточно долго жил на свете, чтобы понять главное. О том же, чего не знал, догадывался. Царь отправил золото – свидетельств тому было достаточно. Рассказ Дайкстона был чистой правдой – он до мельчайших деталей совпадал с исторически подтвержденными фактами.

Сто миллионов фунтов стерлингов, хранившиеся в сейфе «Хильярд и Клиф», несомненно были частые романовского капитала. Однако где остальное золото? Распределено согласно договору, загадочному договору? Тому самому договору, который сэр Бэзил заключил с министром финансов и Английским банком. Подробности соглашения были известны лишь самому министру, управляющему государственным банком и старшему партнеру «Хильярд и Клиф». Впрочем, суть договора была ясна: сто миллионов навсегда останутся в хранилище коммерческого банка.

Остальные слитки наверняка отправились в хранилища Английского банка. По мере того как золото росло в цене, туда же потихоньку переправлялись и остальные слитки. Так продолжается вот уже полвека.

Договор был заключен между Захаровым и Ллойд-Джорджем, подумал Мэлори. Они были хитроумными людьми: одному приходилось кормить военную промышленность, другому приходилось платить за войну.

Пятьсот миллионов! Четыреста миллионов перекочевали в карман Ллойд-Джорджа, точнее, в карман страны, участвовавшей в войне. И еще сто миллионов достались Захарову Он не имел права их тратить, обращать в деньги, хранить в каком-либо ином месте Однако сэр Бэзил нашел для золота еще лучшее применение Оно стало гарантом вечной стабильности.

Умные, хитрые люди. Внезапно Мэлори выпрямился?

Вечнаястабильность?

Как бы не так.

Весь день Мэлори сидел неподвижно, похожий на состарившегося и ссутулившегося роденовского Мыслителя Старый банкир словно оцепенел. Перед ним на столе были разложены бумаги, постепенно приведшие «Хильярд и Клиф» к краю той самой пропасти, о которой предупреждал в памятной записке Захаров.

Если будет документированно заявлено, что знаменитый золотой запас банка «Хильярд и Клиф» является частью личного состояния российского императора Николая II, наверняка разразится крупномасштабная юридическая баталия. Наследники рода Романовых заявят свои права; советское правительство потребует, чтобы русское золото вернулось на родину. Банку придется вести войну на два фронта.

Золотая платформа, на которой столько лет зиждилось благосостояние «Хильярд и Клиф», будет выбита у банка из-под ног. И это еще не все Британскому правительству, обманным путем присвоившему 4/5 царского золота в 1915 году, придется выплачивать долг, да еще с гигантскими процентами! Мэлори сообщил управляющему Английским банком о нависшей над страной опасности. Управляющий немедленно явился на Ательсгейт, 6 собственной персоной, выслушал скорбный рассказ и удалился, тихо постанывая. Ему нужно было подсчитать, какую сумму составят 400 миллионов фунтов с начислением процентов за шестидесятилетний период.

И вот Мэлори сидел, напряженно работал мозгами и неимоверно страдал. Он с самого начала подозревал, что угроза Дайкстона никакая не шутка. Крах «Хильярд и Клиф» надвигался постепенно, становясь все более и более неотвратимым. Сэра Хорейса, разумеется, тревожила мысль о гибели банка, но еще более того невыносима была мысль, что смертельный удар нанесет Дайкстон, человек, не отличавшийся блестящим умом, да к тому же давно умерший!

Однако больше всего Мэлори был зол на Захарова. Старый негодяй знал об опасности и выплатил целое состояние в виде отступного, однако не создал никакой действенной защиты. Ведь Захаров понимал, что Дайкстона обуревает жажда мести. Неужели сэр Бэзил не предвидел, что в один прекрасный день банк окажется под ударом?

Почему, почему он не принял меры предосторожности?

Наверняка Захаров разработал какой-нибудь план, способный защитить золото, пробормотал Мэлори. Ведь именно с этой целью он и послал Дайкстона в Россию. Неужели ничего больше не было предпринято? Не может быть! Мэлори дернулся в кресле и закурил ароматную «Ромео № 3». Да, несомненно. Сэр Бэзил должен был предусмотреть такую возможность...

Мэлори затянулся поглубже, выпустил клуб дыма и попытался разглядеть в нем призрак Захарова, чтобы привидение помогло советом. Но привидение не спешило прийти на помощь. Тогда Мэлори велел принести ему дубовый ларец с «Комментариями старших партнеров» и стал проглядывать хранившиеся там бумаги. Тоже ничего существенного. Но Мэлори уже убедил себя, что сэр Бэзил непременно разработал некий план защиты. Не в натуре Захарова было оставлять фланги незащищенными. Какая-то линия обороны наверняка существовала.

Иначе просто не может быть! Вся ценность золотого запаса в том и состоит, что он нетленен, даже ядерная война его не уничтожит. Где же ответ?

Мэлори принялся разыскивать по всему банку вещи, оставшиеся от Захарова. В конце концов он оказался перед дубовым креслом, в котором некогда сидел сэр Бэзил. Долгое время Мэлори разглядывал этот старинный предмет мебели и уже хотел уйти, когда ему вдруг в глаза бросился странный орнамент, представлявший собой бесконечную ломаную линию. Этот узор был известен под названием «греческий ключ».

Нюх подсказал старому банкиру, что он выходит на след. Мэлори склонился над креслом и внимательнейшим образом рассмотрел его во всех деталях. Ничего. Тогда сэр Хорейс стал выстукивать древесину в надежде найти тайник. Опять ничего. Тайника в кресле явно не было.

По дороге домой Мэлори свирепо разглядывал из окна лимузина лондонские улицы. Дважды в глаза ему бросился «греческий ключ»: один раз орнамент украшал полотняный балдахин над уличным ресторанчиком, другой раз был нанесен золотой краской на витрину антикварного магазина.

Леди Мэлори ожидала его в библиотеке, как всегда. Она поднялась навстречу мужу, серебряный поднос с хрустальными графинами был наготове. Сэр Хорейс поцеловал супругу, она налила ему виски, но он сказал:

– Не сейчас, дорогая. Спасибо.

Леди Мэлори уставилась на него во все глаза. Уже в течение полувека она ежедневно исполняла ритуал с вечерним бокалом виски – за исключением периодов, когда сэр Хорейс находился в заграничных командировках.

– Хорейс, ты не заболел?

– Нет, я озадачен.

Мэлори опустился в кресло, и жена отметила, что сделал он это медленнее, чем обычно.

– Что-то серьезное?

Банкир кивнул.

Леди Мэлори тоже знала Захарова. Услышав его имя, она сразу оживилась, на губах заиграла улыбка. В юности она была знаменитой красавицей, а сэр Бэзил, даже в преклонном возрасте, умел ценить женскую красоту. Когда-то жена рассказала сэру Хорейсу об одной девушке, своей подруге, которая обожала Венецию. Однажды Захаров пригласил девушку поужинать к себе на авеню Фош, в Париже. Показывая гостье дом, он пригласил ее спуститься в подвал. Поклонница Венеции увидела, что подвал наполнен водой, на волнах покачивается гондола, а на гондоле установлена двуспальная кровать.

Леди Мэлори не сомневалась, что ее муж на верном пути.

– Ответ будет очень простым и в то же время блестящим, – сказала она. – К «греческому ключу» он не будет иметь ни малейшего отношения. Орнамент лишь показывает тебе, что ключ как таковой существует.

Аппетит у сэра Хорейса в тот вечер так и не появился, но выпить он все-таки выпил. Леди Мэлори тоже пила немного виски. Час за часом они обсуждали возможные варианты.

На золотой цепочке карманных часов сэра Хорейса висела маленькая золотая цифра шесть. Этот брелок он унаследовал от отца. Шестерка символизировала здание на Ательсгейт, 6. В свое время цепочку подарил Мэлори-старшему сам Захаров.

Вполне возможно, что золотая цифра служила ключом. Но где замочная скважина?

* * *

Банк «Хильярд и Клиф» имел множество традиций и ритуалов. Поэтому, когда на следующее утро без пяти одиннадцать на столе старшего партнера зазвонил телефон, Мэлори сразу понял, кто звонит. Ведь сегодня был вторник.

Он снял трубку и сказал:

– Доброе утро, Гриффин.

– Сэр Хорейс, остается пять минут.

Гриффин был хранителем золотого запаса. Когда-то он отличался высоким ростом и статью, но годы высушили и скрючили хранителя. Гриффин отвечал не только за систему охраны, но и за демонстрацию золотого запаса посетителям.

– Не думаю, что спущусь, – сказал Мэлори. – Посетители есть?

– Группа школьников, больше никого. Итак, через пять минут.

– Ладно.

Мэлори повесил трубку. В тот же миг его осенило. Старший банкир выбежал из кабинета и сбежал вниз по лестнице. Оказавшись в демонстрационном зале, он взял себя в руки и с видом терпеливого благодушия стал ждать, пока двенадцатилетние посетители вдоволь наохаются и наахаются. Когда школьники удалились, Мэлори сказал Гриффину:

– Не закрывайте.

Старик со всех ног бросился к пульту. Здание на Ательсгейт, 6 было соединено электронной связью с компанией «Господа Чабб», специализировавшейся по изготовлению и обслуживанию сейфов. Лишь техники компании «Господа Чабб» могли при помощи электронного кода на время отключить систему, которая закрывала дверь и открывала ее вновь лишь через неделю.

На мониторе компьютера появилась надпись: «На какой срок?»

– Скажите им, что на несколько часов, – ответил Мэлори.

Он посмотрел на золотую пирамиду и прикинул, что здесь по меньшей мере полторы тысячи брусков. Поэтому сэр Хорейс сам отстучал на клавиатуре: «Оставить сейф открытым вплоть до особого распоряжения».

В компании «Чабб», должно быть, произошла коллективная истерика, но Мэлори подтвердил свою команду особым номерным кодом. На дисплее появилась надпись, что вся ответственность за сохранность золота ложится на банк.

– Что происходит, сэр Хорейс? – удивленно спросил Гриффин. За все годы его работы в банке подобное случилось впервые.

– Я только что понял, как мало я знаю о вашей работе, Гриффин. Опишите ее, пожалуйста.

– Слушаюсь, сэр. – Гриффин взглянул на груду золота, которое обслуживал всю свою жизнь. – Сейчас пирамида стала меньше, чем раньше. Было время, когда она поднималась до самого потолка. Инфляция, сэр. Фунт все дешевеет.

Мэлори кивнул, но не произнес ни слова. Несколько минут назад, у себя в кабинете, он догадался, что ответ должен быть где-то здесь. Пусть Гриффин болтает, сколько ему заблагорассудится – Мэлори весь обратился в слух.

– Большую часть этих слитков никогда не трогали с места, – продолжал хранитель. – С самого первого дня. Верхние слитки, конечно, съездили в Английский банк и вернулись обратно, но остальная часть пирамиды осталась в первозданном виде.

– Почему?

– Таков приказ, сэр Хорейс.

– Чей?

– Понятия не имею. Он был отдан еще до меня и всегда неукоснительно соблюдался. Когда приходит пора убирать слитки, всегда берут из верхнего слоя. Следующий трогать строго запрещается.

– Значит, нижний ряд никто не трогал с...

– С самого начала, сэр. С 1915 года.

– У вас есть эти инструкции в письменном виде? – спросил Мэлори.

– Разумеется, сэр. Компьютерная распечатка.

– Как так компьютерная распечатка?

– Ну, когда-то они были написаны чернилами на бумаге, Но прошло столько лет, бумага обветшала...

– И ее выкинули, мистер Гриффин?

– Нет, сэр. Я сохранил ее. Хотите взглянуть?

– Еще бы! – страстно воскликнул сэр Хорейс.

Как просто и гениально! Он сразу узнал почерк Захарова, в котором ощущалось влияние турецко-арабской вязи – память о константинопольской юности. Инструкции были подписаны сакраментальными буквами ZZ. Бумага и в самом деле вся протерлась, однако текст читался без труда. Мэлори поправил очки и прочитал его еще раз.

Как и говорил Гриффин, инструкция была предельно ясна. Речь в ней шла о порядке отгрузки и погрузки золотых слитков при помощи механической руки, которая ставила золото на маленькую тележку, отправлявшуюся по туннелю прямо в золотохранилище Английского банка. Последовательность снятия слитков в каждом слое была строго оговорена. Захаров явно предвидел грядущую инфляцию.

В конце говорилось: «Если когда-либо возникнет необходимость брать слитки из второго слоя снизу, подобная операция может быть произведена лишь в присутствии старшего партнера банка. Он должен находиться в хранилище один».

Мэлори внимательно посмотрел на нижнюю часть пирамиды.

– Там что-то спрятано, – прошептал он.

– Простите, сэр Хорейс?

Мэлори стал снимать пиджак.

– Сколько вам лет, Гриффин?

– Семьдесят четыре, сэр.

– А мне семьдесят восемь. Если мне это под силу, то вам тем более.

– Что именно, сэр?

– Разобрать эту пирамиду.

Задача была бы достаточно сложной и для двух крепких молодых парней. В тот день золото стоило примерно 350 долларов за унцию. Это означало, что сто миллионов фунтов стерлингов, хранившиеся в сейфе, соответствовали примерно полутора тысячам слитков, каждый из которых весил по 400 унций. Таким образом, один слиток имел массу 28 фунтов.

Первые два слоя были сняты с энтузиазмом, после чего силы стариков пошли на убыль.

– Остается всего восемнадцать тонн, – вздохнул Гриффин.

– Господи Боже!

– Я бы хотел предложить, сэр...

– Выкладывайте, – задыхаясь, отозвался Мэлори.

– Скажите, сэр Хорейс, а обязательно все это делать вручную? У нас же есть механическая рука.

Мэлори улыбнулся.

– Стулья, наверное, у вас тоже найдутся?

Они сели и стали смотреть, как механическая рука берет слиток за слитком, аккуратно кладет в угол, и так без конца. Сэру Хорейсу понравилось наблюдать за этим процессом: дело шло монотонно, почти убаюкивающе. Впрочем, он был слишком взволнован, чтобы клевать носом.

Через два часа от пирамиды осталось всего два слоя. С чувством глубокого удовлетворения Мэлори убедился, что на слитках был проштампован не двуглавый российский орел, а овальный герб «Швейцарского кредита». Как это удалось Захарову, если учесть, что Европа была охвачена войной, осталось загадкой.

Ровное жужжание механизма прекратилось. Гриффин встал со стула и сказал:

– Оставляю вас в одиночестве, сэр Хорейс.

– Да, спасибо.

Мэлори подошел к пирамиде и наклонился...

Слитки были до того похожи один на другой, что глаза Мэлори устали от равномерного, ослепительного блеска драгоценного металла. Поэтому он не сразу разглядел искомый предмет.

Когда же увидел то, что искал, не мог удержаться от смешка. Захаров был верен себе: его тайна (а сомнений в том, что тайна хранилась именно здесь, уже не оставалось) была заключена в футляре, исполненном в виде снаряда. Сэр Хорейс взял снаряд в руки и увидел штамп изготовителя. Не «Викерс» из Шеффилда, а «Крупп» из Эссена.

Понадобилось еще несколько минут, чтобы вызвать Гриффина, связаться с компанией «Чабб» и закрыть дверь сейфа. Теперь слитки лежали не так красиво, как раньше, но ничего, это подождет...

Сэр Хорейс Мэлори сунул снаряд в большой бумажный пакет и отправился к себе в кабинет. Там он обнаружил, что штамп «Крупп» был не единственной отличительной особенностью снаряда. Еще ниже на меди была выгравирована надпись: «Не пытайтесь открывать без правильного ключа». Замочную скважину Мэлори обнаружил без труда. Она располагалась там, где в обычном снаряде находится детонатор.

Дрожащими руками банкир снял с цепочки часов золотую шестерку и сравнил ее со скважиной. Он отлично понимал, что наступает самый опасный момент. Футляр тайника выглядел достаточно зловеще, а Мэлори слишком хорошо знал Захарова, чтобы понимать – дело предстоит нешуточное. Если ключ окажется неверным, наверняка сработает какое-нибудь взрывное устройство, ведь Захаров был специалистом по оружию. Раз здесь содержалось средство, способное спасти банк «Хильярд и Клиф», значит, механизм самоуничтожения тоже присутствовал.

Сэр Хорейс смотрел на скважину.

Потом взглянул на шестерку, увидел едва заметную загогулинку на ней и подумал, что не ошибся – это ключ. Возможно, сейчас я умру, подумал сэр Хорейс. Поэтому для начала он зажег сигару, плеснул себе коньяку и немного расслабился. Затем решительно вставил шестерку в замок, повернул, услышал щелчок. Пока все шло как надо.

Тем не менее корпус снаряда Мэлори снял с крайней осторожностью. Внутри оказались свернутые в свиток бумаги. Мэлори терпеливо разгладил их и увидел перед собой восемнадцать, а то и двадцать страниц рукописного и машинописного текста – частично по-немецки, частично по-русски. Судя по всему, это был какой-то список, но на некоторых страницах были изображены и схемы некой организации. Лишь один листок, исписанный знакомым витиеватым почерком Бэзила Захарова, оказался на английском языке. Мэлори, чувствовавший себя в последнее время защитником осажденной крепости, очень надеялся, что у него в руках котел с кипящим маслом, отличное средство обороны против нападающих.

«В апреле 1918 года я совершил поездку в Германию, – писал Захаров. – Шла война, пришлось преодолеть кое-какие трудности. Для прикрытия я путешествовал с болгарским паспортом».

Мэлори кивнул. Историки уже раскопали этот невероятный факт, а также прикрытие, которое использовал Захаров: документы на имя болгарского врача. Однако цель поездки так и осталась неизвестной. Интригующая загадка, особенно если учесть, что Британия и Германия уже четыре года находились в состоянии войны, а Захаров поставлял английской армии значительную часть вооружения.

"Я встретился с Круппом, генералами Людендорфом и Гинденбургом, чтобы обсудить последствия Брест-Литовского мирного договора на дальнейшие события в Европе.

В феврале предыдущего года, когда давление царского правительства стало слишком настырным, у меня родилась идея: переправить Ленина в Россию, чтобы он организовал там большевистскую революцию? Тогда же я поделился своей, идеей с Людендорфом и Гинденбургом.

Пришлось подождать до марта, потому что германскому генеральному штабу требовались гарантии. Наконец Ленину и его спутникам был предоставлен запломбированный поезд и документы, необходимые для пересечения германской территории. Взамен Ленин предоставил германскому правительству сведения о коммунистических организациях, существовавших в Германии и Австрии.

Ленин выполнил это условие! Прилагаемые документы являются списком членов местных комитетов и ячеек германской и австрийской коммунистических партий. Список составлен самим Лениным, по большей части от руки. Это оригиналы (Людендорфу и Гинденбургу нужны были только копии), причем подписанные лично Лениным. Кроме того, там есть письмо Ленина Людендорфу, подтверждающее подлинность документов.

Все эти бумаги я получил в апреле 1918 года в знак благодарности за содействие заключению мира между большевистским режимом и Германией.

В то время считалось, что эти документы необходимы для оказания давления на Ленина, если возникнет подобная необходимость. После смерти Ленина, когда он обрел в России ореол святости, бумаги стали мощным оружием, которое способно нанести смертельный удар по всей ленинской легенде. Эти документы неопровержимо доказывают, что Ленин весьма охотно предал своих политических союзников ради достижения своих целей. Уверен, что любое советское правительство, сейчас или в будущем, пойдет на все, лишь бы не допустить публикации прилагаемых бумаг.

Теперь о других потенциальных претендентах на наш запас. Они могут пытаться доказать все что угодно. Возможно, кому-то из них даже удастся добиться определенных результатов. Но доказать, что наше золото – это их золото, им не удастся. Я не имею в виду некую абстрактную сумму – я имею в виду сам металл".

* * *

Примерно час сэр Хорейс Мэлори пребывал в раздумьях. Затем он позвонил управляющему Английским банком.

– Хочу успокоить вас, дружище. Я нашел ее.

– Кого?

– Защиту Захарова, – ответил Мэлори.

– Очень рад, – вздохнул управляющий. – Но вы уверены, что она сработает? Каковы гарантии?

– Представьте, что вы Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, не важно кто, – стал объяснять Мэлори. – Представили? У вас уже есть половина земного шара, но вы хотите заполучить и вторую. Причем действуя исключительно по ленинским принципам.

– Продолжайте.

– А потом вдруг появляется нечто или некто, способный неопровержимо доказать, что ваш колосс держится на глиняных ногах.

– И Захаров это мог?

– Да Бог с ним, с Захаровым, – заявил Мэлори. – Теперь я могу сделать это и сам!

Примечания

1

Тройская унция – мера массы благородных металлов, равная 31,1035 г, в английской системе мер.


home | my bookshelf | | Комиссар Его Величества |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу