Book: Запретные уроки



Запретные уроки

Кэтрин Кэски

Запретные уроки

Киму Кастильо, который взял на себя все заботы, а мне дал возможность поведать историю Сьюзен.

Глава 1

Сказано, что праздность есть матерь всякого озорства, и это справедливо; но ведь и само озорство есть не что иное, как стремление заполнить унылую пустоту праздности.

Джордж Борроу[1]

Осень 1816

Поместье Блэквуд-холл, недалеко от Лондона


Радостно взволнованные гости заполнили старинную усадьбу, с нетерпением ожидая официального представления нового герцога Эксетера. Предстоял блестящий дебют в лондонском высшем свете молодого холостяка, недавно возведенного в герцогское достоинство, и, разумеется, все отцы дочерей на выданье (или тех, кому уж недолго оставалось до этого возраста) изо всех сил стремились заполучить приглашение на этот великолепный прием.

В те беспокойные времена военных походов и опасностей, откровенно говоря, молодые и здоровые неженатые мужчины слишком быстро становились редкостью, однако же герцог… к тому же красивый (по крайней мере, так утверждали слухи, ибо ни единая душа в свете не могла похвастать тем, что лично видела этого герцога) — да, вот это была поистине редчайшая добыча.

И при всем том для леди Сьюзен Синклер все очарование ожидаемого приема давно уже улетучилось почти бесследно. Она, вероятно, была единственной среди всех собравшихся, кто вовсе не стремился сюда попасть.

— Смею заметить, мы уже достаточно долго прождали здесь, Присцилла. Ни один мужчина не стоит того, чтобы дожидаться его целых четыре часа, тем более на такой жаре.

Услыхав кощунственные слова Сьюзен, младшая сестра испуганно округлила глаза.

— Кого-кого, а неженатого герцога подождать стоит! Старшая страдальчески возвела очи к небу, промокая платочком влажную шею.

— И не смей потеть, — предостерегла ее Присцилла, придирчиво осматривая на сестре платье из небесно-голубого шелка. — Я ведь позволила тебе надеть это платье только тогда, когда ты торжественно поклялась, что ничем его не испортишь. В том числе и испариной. — Она схватила Сьюзен за руку. — Давай обмахивайся веером. Мне, например, веер очень помогает, с ним достаточно прохладно. А истинная леди никогда не потеет, запомни.

— Да ну, Присцилла, это мне известно, и все же если мы сейчас же уйдем отсюда…

— Уверена, ты вполне можешь потерпеть еще несколько минут. — Присцилла прищурилась, посмотрела на Сьюзен, потом приподнялась на цыпочки и обвела взглядом бальный зал. — Герцог, вне всяких сомнений, вот-вот появится. Надеюсь, тебе не нужно напоминать, в каком сложном положении мы оказались? А его светлость не женат, и прибыл он из сельской глуши, из какого-то медвежьего угла в Девоншире[2]. Я убеждена, что он слыхом не слыхивал о Синклерах, а это нам только на руку. Шансы окольцевать его у нас ничуть не ниже, чем у любой другой благородной барышни. Сьюзен тоже приподнялась на цыпочки, бросила быстрые взгляды налево, направо и почти тотчас снова твердо встала на ноги, потянув за собой и Присциллу. Она склонилась к самому уху младшей сестры — Сьюзен и сама была дочерью герцога, и уж правилам хорошего тона ее обучали как следует, но, подобно своим братьям и сестрам, она иной раз позволяла себе не придерживаться этих правил слишком строго.

— Фи, он заставляет нас ждать своего блистательного появления. Смею утверждать, что этот герцог — совершенный невежа. Возможно, ты и права, Присцилла, — Семь Смертных Грехов отлично ему подойдут.

— Помолчи! И не нужно так зло отзываться о нашей семье. Пусть нас так называют другие, мы с этим все равно смириться не можем. — Присцилла оглянулась по сторонам, желая убедиться в том, что никто не услышал неосторожных слов Сьюзен. Успокоившись, она сердито зашептала на ухо старшей сестре. — А кроме того, мой будущий муж вовсе не невежа.

— Твой муж, сестричка? Да разве не ты сама только что утверждала, что наши шансы окольцевать его ничуть не хуже, чем у всех остальных?

— Ах, я имела в виду, что у меня шансы не хуже, чем у других. Не у тебя. Вспомни, ведь это я сказала, едва мы вышли из кареты, что хочу добиться герцога!

— Боже правый, тебе что, все еще шесть годиков? — Но как бы ни любила сестра их старую игру, отвлечь этим ее можно было в любой другой день, только не сегодня. — Да ведь этот хваленый герцог до сих пор не соизволил явить свою светлейшую особу всем, кто собрался здесь и ожидает его! К тому же ты, Присцилла, не можешь притязать на герцога, пока не увидишь его первой. В этом состоит первейшее правило игры.

— Значит, — с неожиданной озабоченностью ответила Присцилла, — я должна непременно увидеть его первой. — И пошла прочь из толпы, предоставив старшей сестре нагонять ее. Не прошло и минуты, как Присцилла взбежала по ступенькам и устроилась на дальнем конце помоста, отведенного музыкантам.

— Присцилла, ты ведешь себя, как глупая курица. Слезай оттуда. Прошу тебя, давай отыщем братьев да и уйдем отсюда.

— С помоста мне все прекрасно видно, — ответила та, обводя глазами весь зал, — и я, лишь только появится герцог, тотчас подам тебе знак. — Она перевела взгляд на Сьюзен. — Тогда ты будешь точно знать, что он уже здесь… и что это я увидела его первой.

Поведение младшей сестры было просто нелепым. Сьюзен стала обмахиваться богато расшитым веером, надеясь хотя бы немного охладить разгоряченное лицо влажным воздухом зала. В иной день перспектива познакомиться с невероятно красивым неженатым герцогом могла бы достаточно увлечь Сьюзен, чтобы она согласилась втиснуться вместе с братьями и сестрой в наемную карету и трястись целых восемь миль по пыльной дороге из Лондона сюда.

Только вот не нынче… после всех проведенных ею в печали вечеров.

Сегодня ей ничего не хотелось, только остаться наедине со своими воспоминаниями. Она, однако, не могла позволить себе такой роскоши. И она сама, и все ее взбалмошные братцы и сестрицы, которых в обществе прозвали Семью Смертными Грехами, приняли приглашение на этот прием единственно из желания хоть таким путем вернуть себе благосклонность отца. Впрочем, нельзя сказать, чтобы они так уж стыдились своего несдержанного и неподобающего поведения.

Нет, их побуждения отнюдь не проистекали из раскаяния чистых душ — просто средств, выделяемых отцом, герцогом Синклером, едва хватало на удовлетворение самых насущных потребностей, да и эти деньги катастрофически быстро таяли. Стряпчий отца ясно и недвусмысленно сообщил им, что новые монеты не зазвенят в кошельках отпрысков герцога, пока упомянутые отпрыски не откажутся от своих непотребных выходок и не завоюют себе уважения, подобающего представителям рода Синклеров. И младшие представители рода отдавали себе отчет в том, что отпущенное им отцом время очень скоро проходит.

А тут подворачивается такая возможность как неженатый герцог! Как еще можно ей самой или сестре добиться уважения в свете, если не сделаться супругой герцога? Сьюзен взглянула на Присциллу, старательно обводившую глазами все пространство бального зала.

Так, сестра может заполучить его. Сегодня вечером Сьюзен как-то не заботили ни герцоги, ни деньги, ни даже отцовское уважение. Презрительно фыркнув, она гордо вскинула голову и украдкой вытерла кружевным платочком навернувшуюся на глаза непрошеную слезу.

Сегодня исполнялся ровно год — ужасный долгий год без Саймона. И как бы ни старался добрый братец Грант, никакое количество виски, поглощенное ею по пути на этот прием, не могло сегодня снять невероятную тяжесть с ее наболевшего сердца. От спиртного только голова кружилась.

Боже, ничего ей так не хотелось, как уехать из этой усадьбы и остаться наедине со своими мыслями. Влажный жар, исходивший от толпы вспотевших дам в светлых платьях и Джентльменов в темных фраках, заполнял весь зал, усиливая раздражение Сьюзен. Ей и без того едва удавалось дышать в невероятно тугом корсете, однако без него она не втиснулась бы в небесно-голубое платье Присциллы. А Саймону она всегда нравилась в голубом, особенно же в этом самом платье.

В глазах у нее снова защипало. Боже, как невыносимо, что тебя со всех сторон сжимают разгоряченные тела! Что проку от чудесного шелкового платья хоть ей, хоть сестре, если оно промокнет от пота и станет никуда не годным?

Нет, ей просто необходимо выбраться из толпы, хотя бы на несколько минут. Быть может, за это короткое время удастся обуздать свое горе и надеть маску сдержанности, приличествующей девушке из рода Синклеров.

Сьюзен двинулась из зала в просторную переднюю. Сводчатые потолки вздымались здесь выше, но три маленьких окошка не в силах были умерить жару, порождаемую сотнями толпившихся под ними гостей.

Ах, ну где же здесь дверь? Подобно всем Синклерам, Сьюзен была очень высока ростом: встав на цыпочки, она сумела поверх волнующегося моря голов разглядеть полутемный коридор чуть впереди и слева. Она устремилась туда, но раздвинуть плотную массу тел было не так-то легко. Ей не удавалось протиснуться сквозь толпу. И тут Сьюзен увидела его — высокого офицера с блестящими рыжими волосами… Боже Всевышний, она ошибается или на нем вправду форма Второго королевского драгунского полка? Просто невероятно, как он похож на Саймона!

Сердце гулко забилось у нее в груди. Саймон? Разумеется, этого быть не могло, и все же… надо подойти поближе. Она попыталась следовать за ним в толпе. Да, мундир у него алый, а на поясе чередуются золотые и синие полосы — это форма полка, в котором служил Саймон. В таком мундире он явился к отцу Сьюзен — просить ее руки.

Сьюзен изо всех сил стиснула зубы и стала пробираться через людское море.

— Сэр! Послушайте, сэр! — позвала она офицера. Четверо беседующих гостей расступились, пропуская Сьюзен. — Остановитесь, пожалуйста! Я хочу вас увидеть. — Она отчаянно проталкивалась вперед, пытаясь пробраться в глубину зала. — Простите меня, пожалуйста. Мне нужно вон туда, к тому человеку. Благодарю вас. Я вам очень признательна. — Действуя бедрами, она сумела пробраться сквозь следующую группу, но офицер уже исчезал из ее поля зрения. Она взмахнула рукой. — Подождите же, будьте любезны! Одну минуточку!

Но через минуту он окончательно скрылся из виду. Сьюзен пересекла весь огромный зал, но офицера и след простыл. Тогда она двинулась назад, внимательно вглядываясь в гостей, пытаясь хоть краем глаза увидеть заинтересовавшего ее человека. Разумеется, это не Саймон, просто ей так показалось из-за того, что она постоянно думает о нем и готова видеть его черты в каждом лице, которое ей не удается рассмотреть достаточно ясно. Ее подводят глаза. Разумом Сьюзен понимала это, но поисков своих не оставляла. Ей необходимо было увидеть лицо незнакомца вблизи, чтобы прогнать нелепую фантазию, будто Саймон здесь, будто он не умер от тяжких ран.

«Прекрати, Сьюзен, это безумие! Саймон умер, — напоминала она самой себе. — Он же умер у тебя на глазах».

Не в силах прервать свои поиски, она резко обернулась. Быть может, он знал ее Саймона, быть может, расскажет ей подробнее, что произошло на поле у Ватерлоо. Когда Саймон вернулся после того сражения, его разум слишком часто бывал затуманен препаратами опия. Слова, которые он произносил, были резкими и жестокими — скорее всего, исторгнутыми из него невыносимой болью.

И вдруг Сьюзен разглядела боковой проход, который до того не замечала. Может быть, офицер пошел по этому коридору? Вполне возможно.

В слабо освещенном коридоре было чуточку прохладнее, но голова у Сьюзен шла кругом от выпитого виски и от метаний по бальному залу. Она нуждалась в том, чтобы найти распахнутое окно и немного посидеть там, успокоиться. Изгнать из мыслей чересчур яркие воспоминания о Саймоне.

Она поспешила к первой же двери. Осторожно обернувшись и удостоверившись, что никто не заметил, как она покидает празднество, Сьюзен нажала на ручку двери и заглянула внутрь. Сквозь задернутые шторы проникал тонкий лучик лунного света, и скудного освещения ей хватило, чтобы понять: эта уютная комната служит библиотекой. Сьюзен проскользнула внутрь и плотно закрыла за собой дверь.

Она не могла видеть выстроившиеся на полках ряды книг, но без труда улавливала запах их промасленных переплетов. Если не считать тоненькой полоски света, пробивавшегося сквозь задернутые занавеси, в комнате было совершенно темно.

Сьюзен двинулась к окну, но не сделала и трех шагов, как врезалась во что-то низкое и твердое — стол? Она прикусила губу, сдерживая стон. Ушибленное колено сильно болело.

Она пошарила рукой, отыскивая, где можно присесть, и в конце концов нащупала край мягкого дивана. Хромая, обошла боковину, села, подняла юбку и развязала стягивающую чулок ленту-подвязку, затем спустила чулок и потерла ободранное колено. Крови не оказалось, это хорошо — другой пары шелковых чулок у нее не было, как и денег, чтобы купить другую пару, если порвется эта.

И в этот миг она услышала, как открывается дверь. Сьюзен затаила дыхание.

Лучик лунного света упал на угловатое лицо крупного мужчины, стоявшего не далее как в двух шагах от нее.

Сердце у Сьюзен бешено заколотилось. Прилично ли будет, если ее обнаружат в комнате, предназначенной только для членов семьи, а вовсе не для гостей? К счастью, вся библиотека была погружена во мрак. И если Сьюзен не пошевелится… и не будет дышать, то этот мужчина просто никогда так и не узнает, что она была в библиотеке одновременно с ним.

Но вот он перевел взгляд на нее, и на его губах заиграла улыбка. Сьюзен проследила направление этого взгляда и увидела, что тонкий лучик лунного света падает на ее обнаженное бедро.

— Вот ты где. А то я не мог вспомнить, что ты сказала — то ли в передней, то ли в библиотеке, — прошептал незнакомец, быстро шагнув к Сьюзен. — Выходит, я угадал, да?

Сьюзен застыла на месте, лихорадочно пытаясь решить, что ей теперь делать.

— Приношу свои извинения за то, что заставил тебя ждать. Уезжал на долгую верховую прогулку. Необходимость. Не выношу толпы и всей этой бессмысленной суеты. — Он подошел и остановился перед ней, широко расставив ноги. Резко выбросил вперед руку, провел пальцем по ее щеке, заставив Сьюзен откинуть голову на мягкую подушку дивана.

Сердце трепетало у нее в груди, как пойманная птичка. До смерти напуганная, она открыла было рот, чтобы объяснить: она не та, за которую ее принимают, но губы незнакомца вдруг оказались на ее губах. Дрожь пронизала Сьюзен, когда его язык проник в ее рот, нежно щекоча изнутри щеки, переплетаясь с ее языком. Она ощутила легкий привкус бренди и, пока вдумывалась в это ощущение, даже не заметила, как рука незнакомца оказалась между ее ног, поглаживая бедро. А заметив, сразу же сжала ноги. Мужчина чуть-чуть отстранился от ее губ и издал тихий смешок.

— Ну что ты — ведь не в первый же раз. — Он немного раздвинул ей колени, снова прикоснулся к обнаженному бедру, ласково поглаживая его пальцами, все выше и выше. Вот уже добрался туда. — Я же знаю, что так тебе особенно нравится.

«Боже мой, это чистая правда». С ее губ сорвался тихий стон. «Но откуда же, — от удивления Сьюзен широко раскрыла глаза, — откуда, ради всего святого, это может быть известно ему?» Мысли в голове беспорядочно завертелись, будто сухие листья на порывистом осеннем ветру. «Ведь никто об этом не знает. Кроме Саймона, разумеется… но он же…»

Вдруг он подхватил Сьюзен на руки, и она почувствовала сиденье длинного дивана уже под спиной. Мужчина же стоял над ней, расстегивая жилет, потом бросил его прямо на пол. Еще миг, и он развязал шейный платок, потянул через голову тонкую батистовую рубашку.

Сьюзен всмотрелась в него. Лицо скрывалось в густой тени, но тонкий лучик высветил мускулистую грудь, скользнул по животу и обрисовал красноречивую выпуклость брюк пониже пояса.

Всевышний! Сколько же мужественности в этом человеке! К своему великому смущению, Сьюзен ощутила, как увлажнилась ее плоть между бедер.

Что же это она такое делает? Да, она уже не была невинной девицей, только об этом никто не знал. И позволяла она это одному только Саймону, своему нареченному жениху, который должен был стать ее супругом.

Пока Ватерлоо не разнесло эти мечты в клочья.

Никто не верил, что он переживет первую же ночь после ранения, а тем более выдержит переезд в Англию. Но каким-то образом он сумел все это перенести, пусть лишь для того, чтобы несколько недель корчиться от боли рядом с ней и чуть слышно бормотать самые обидные слова — она знала, что он говорит неправду, стремясь заставить ее уйти. Он жалел ее и не хотел, чтобы она наблюдала его последние мгновения. И было это год назад… сегодня ночью исполняется ровно год.

Незнакомец отодвинулся подальше от света, и Сьюзен почувствовала, как он раздвигает ей ноги. Вот диван прогнулся под его тяжестью, и мужчина двинулся вперед, между ее бедрами.



Теперь она уже не могла рассмотреть его и знала, что и он не видит ее, склонившись и покрывая поцелуями лицо, шею и грудь. Сьюзен закрыла глаза и стала думать о Саймоне. О том, как она тоскует по нему. Как ей не хватает его рядом. Глаза наполнились слезами. Ей казалось, что в ту ночь, год назад, умерла какая-то часть ее самой.

Но в объятиях этого мужчины с ней происходило нечто непостижимое. Трудно было в это поверить, и однако же… чувства снова просыпались в ней. Будто… будто его нежность, его поцелуи на губах, на шее… Боже правый, ей казалось, что он оживляет ее.

И она хотела, чтобы это длилось бесконечно.

Ах, как это низко, но все же и ее тело, и разум нуждались в таком утверждении жизни.

Она резко открыла глаза. Можно позволить себе это! Снова ощутить себя живой. На одну только ночь.

Никто об этом не узнает. Даже ей самой казалось, что это происходит с кем-то другим.

Одна-единственная ночь греха. И ничего больше.

И в этот миг она решилась. Подняла руку, провела рукой по его густым волосам, прижала крепче к себе, отвечая на страстный поцелуй и поглаживая мускулистую грудь.

— М-м-м, — простонал он от удовольствия и подарил ей еще один поцелуй. Слегка откинулся назад, погладил кончиками пальцев ее груди, заставив Сьюзен выгнуться дугой. Потом наклонился, легко коснулся ее живота, затем проник под смятую юбку и стал ласкать бедра. Закатал нижнюю юбку и шелковую нижнюю рубашку. Горячие губы покрывали поцелуями внутреннюю сторону бедер, заставляли ее шире раздвинуть ноги, открыть ему лепестки ее розы.

Сьюзен блаженно закрыла глаза. «О боже, что же это за сумасшествие!» Но теперь она и не пыталась помешать незнакомцу. От его ласк и поцелуев все тело ее напряглось до боли. Благодаря этому человеку она снова чувствовала себя живой — такой, какой когда-то была рядом с Саймоном.

«Ах, Саймон!» Она будет думать только о Саймоне.

Его губы не отрывались от жаркой расщелины. Он всасывал ее соки, похлопывал языком, и все это — уверенно, умело.

«Саймон, Саймон». Сьюзен изо всех сил старалась удержать его образ перед мысленным взором. Разве что Саймон не проделывал вот этого, не проказничал так. Ах, боже! Ох, боже!!!

Теплая волна дрожи накрыла ее с головой. Саймон никогда не дарил ей таких ощущений. Ни разу.

Она затрепетала, когда его пальцы раздвинули лепестки и стали ласково хозяйничать уже внутри нее, слегка сгибаясь, а искусный язык круговыми движениями нежил ее женское естество. Сьюзен застонала и изогнулась, а внутренний жар тем временем все нарастал и нарастал.

Ноги ее стали непроизвольно двигаться. В ней властно росло желание, какое может возбудить только мужчина. Это ощущение было ей знакомо.

Обеими руками она обхватила его голову и повернула лицом к себе. Когда же он снова взглянул ей в лицо, Сьюзен потащила его на себя.

В темноте она могла только слышать его тихий смех, когда он приподнялся и встал на колени между ее ног. Она протянула руку и нашарила то место, где брюки туго натянулись от напряжения плоти. Тогда она нащупала пуговицы и, борясь с тугой тканью, стала их расстегивать.

Он пришел ей на помощь, брюки сразу поддались, и Сьюзен ощутила тяжесть его налитого мужества.

Она ухватила этот длинный и толстый инструмент, осторожно потянула пальцами ствол, добралась до пухлой головки — так, как учил ее когда-то Саймон, — доводя этот орган до каменной твердости. В скудном свете луны разглядела жемчужную капельку, выступившую на кончике. Размазала эту капельку по всей головке, чтобы та стала скользкой… для удобства самой Сьюзен.

До них долетел шум голосов из бального зала; Сьюзен почувствовала, как вздрогнул мужчина. Он повернул голову к двери.

«Ну нет, мы не для того зашли так далеко, чтобы остановиться на полпути». Сьюзен снова заработала рукой, потом храбро подвела похожую на сливу головку ко входу в свою истекающую влагой розу.

Мужчина громко застонал и изогнулся, готовясь взять ее.

Сьюзен с таким нетерпением ждала этого момента, что едва дышала, но вот ее ноздри ощутили запах мускуса, исходящий от мужчины, и ее желание усилилось.

Почувствовав его горячее тело между своих бедер, она вся отдалась страсти. Ей необходимо было ощутить его в себе. Ей необходимо было утолить голод, равного которому она не знала.

Его твердый стержень легко скользнул сквозь влажные лепестки, миновав то место, которое стало невероятно чувствительным благодаря его искусному языку. Сьюзен затрепетала и вскинула ноги повыше, почти обвив ими мужчину.

Он еле слышно пробормотал ругательство, потом сразу схватил ее за руки, прижал их к дивану по сторонам ее головы и ворвался внутрь Сьюзен. Она задохнулась, а тело рванулось ему навстречу. Ее мышцы помимо воли крепко захватили его, побуждая войти глубже.

Мужчина продолжал, заполняя ее всю — до тех пор, пока она уже с трудом могла это терпеть. Могучий пенис входил в нее с огромной силой, вызывая целую бурю ощущений, доводя Сьюзен до грани безумия.

От испытываемого плотского наслаждения с ее губ сорвался протяжный стон, привлекший внимание партнера. Он снова поцеловал ее — сперва очень крепко, порывисто, потом медленнее и нежнее, не переставая двигаться внутри Сьюзен, исторгая из нее все больше влаги.

Она задохнулась, поймала ртом его губы, потом еще раз и еще. А он все быстрее и глубже входил в нее, пока ее мышцы не сжались в спазме такой силы, какого она никогда прежде не испытывала, пока каждая клеточка тела не наполнилась пульсирующим восторгом.

При последнем рывке он снова пробормотал ругательство и попытался выйти из нее, однако ноги Сьюзен удержали его на месте. На слишком долгий миг. Тело его вдруг изогнулось и рванулось ей навстречу, потом он всем весом навалился на Сьюзен. Его спина заблестела от пота. Тяжело дыша, он прилег рядом с ней.

— Извини, пожалуйста. Я старался… Да Богом клянусь, я же всегда был способен сдержаться. Всегда. — Наконец он оторвался от нее и встал на ноги, поспешно одеваясь.

Сьюзен скользнула на краешек дивана, пытаясь нащупать пальцами ленту, поддерживающую чулок. В кромешной тьме комнаты найти подвязку ей не удалось. Тогда она просто туго скатала верх чулка, чтобы тот держался на месте, и, зевнув, опустила юбки до щиколоток. Сидела тихонько, не шевелясь, стараясь держаться в темноте, пока не удастся выйти отсюда.

Он наклонился — как догадалась Сьюзен, за своим жилетом. Вот и подходящий момент. Как можно осторожнее поднявшись с дивана, она тихонечко обогнула его и направилась к двери.

— Погоди. — Он обвил пальцами ее запястье. — Хорош бы я был, если бы позволил тебе забыть вот это. — Послышался звон монет, и на ладонь Сьюзен лег небольшой кожаный мешочек.

Ей ничего не оставалось делать — она обернулась, лучик света тут же упал на ее лицо, а она смотрела на мешочек с монетами, разрываясь между острой нуждой своих братьев и сестер в деньгах и пониманием того, что, возьми она эти деньги, получится, будто она просто-напросто продалась ему.

Он растерянно выпустил ее руку.

— Ты не… Боже мой, вы не Кларисса!

— Да, я не Кларисса.

«Черт возьми, не нужно было ничего говорить!» Она поспешно бросила мешочек на пол, а когда мужчина автоматически наклонился за ним, отворила дверь и выбежала в коридор, лишь на мгновение с опаской оглянувшись через плечо.

— Ой! — Заворачивая за угол, она налетела на плотного рыжеволосого человека, двигавшегося ей навстречу. Согнувшись, бросила еще один взгляд назад, а проскочив чуть дальше, заметила, что рыжий вглядывается в глубину коридора — туда, где библиотека.

В эту самую минуту ее таинственный любовник появился в коридоре. Сьюзен поспешила в толпу. Внезапно вся масса гостей пришла в движение, сразу поглотив ее. Сьюзен услышала позади себя громкие шаги ливрейного лакея.

— Приветствуйте его светлость герцога Эксетера!


* * *


Сьюзен проталкивалась навстречу потоку гостей, спешивших увидеть герцога, и с трудом разглядела в густой толпе свою сестру.

— Присцилла! — Она рванулась вперед и поймала сестру за локоть. Вздрогнув от неожиданности, та повернулась к ней.

— Вот ты где, Сью! А мы повсюду тебя разыскиваем. Ну, вот ты нашлась и как раз вовремя. Только что объявили о выходе герцога Эксетера!

— Это я слышала, но нам нужно отыскать братьев и сразу уезжать. — Она сжала руку Присциллы.

— Смею заметить, я никуда уезжать не собираюсь. — Присцилла недовольно нахмурилась.

— Послушай меня. — Сьюзен схватила сестру за плечи. — Мыдолжны уехать.

Какая-то женщина, спеша присоединиться ко всем остальным гостям и ничего не замечая перед собой, налетела на Присциллу. Это еще сильнее рассердило младшую из сестер.

— Я даже не успела познакомиться с герцогом.

— А я успела, Присцилла, и если мы тотчас же не уедем с этого торжества, герцог может меня узнать, а тогда… ах, боже мой! — па никогда не простит мне того, что я натворила. Понимаешь ты это? Он в два счета выкинет меня на улицу.

У Присциллы округлились глаза.

— Боже, Сью, что же ты такого натворила?

— Я… я потом тебе все-все расскажу. — Краска залила щеки Сьюзен. — Клянусь. Но сейчас мне нужно, чтобы ты помогла найти братьев. Нам необходимо уехать отсюда. Я буду ждать в карете. — Она пронизала Присциллу взглядом, надеясь таким путем внушить той всю важность сказанного.

Присцилла молча кивнула и исчезла в толпе.

Сьюзен торопливо сбежала по лестнице, сдерживая подступающие к глазам слезы. Ливрейный лакей распахнул дверь перед девушкой, которая, едва переводя дух, вышла в давно наступившую ночь.

Господи, какая же она дура! Бесхарактерная дура!

Одна ночь греха… которая вполне может стоить ей всей будущности.


Глава 2

Ничего не делать — это одно из самых сложных занятий, самое сложное и самое интеллектуальное.

Оскар Уайльд

На следующий день


Утреннее солнце заглянуло в просвет между тяжелыми шторами на окнах библиотеки, заставив Себастьяна Бофорта подняться с дивана, на котором он всю ночь безуспешно пытался забыться сном. Пошатываясь, он подошел к окну, рывком раздвинул шторы и посмотрел сквозь рифленые стекла на посеребренные росой поля, простиравшиеся, насколько могли видеть его затуманенные глаза.

Теперь это все принадлежало ему. Абсолютно все.

Пусть он даже к этому не стремился. Ни к домам, ни к землям, а уж к титулу — точно… Герцог Эксетер.

От навалившегося груза ответственности разболелась голова, а пустой желудок болезненно сжимался. Рукой он нащупал стоявший на столе хрустальный бокал, задумчиво погладил края.

Такая жизнь предназначалась не для него — титул вместе со всем этим клятым наследием Эксетеров должен был достаться старшему брату Себастьяна. И весь этот образ жизни следовало вести ему же, Куинну.

Но вышло так, что теперь все заботы о том, как восстановить запятнанную репутацию родового имени, целиком легли на плечи Себастьяна, и ни черта с этим было не поделать.

Если на то пошло, он заслужил этот треклятый жребий. Приступ головокружения заставил герцога вернуться на диван. Рухнув на подушки, он заметил высунувшуюся из-под одной светло-голубую ленту. Вытянул ее целиком, поднес к глазам и внимательно рассмотрел.

«Черт побери!» Себастьян отчаянно заморгал, пытаясь убедить себя в том, что неправильно угадал назначение сего предмета. Ну, может, закладка для книг, а может, какая-то безделица, оброненная горничной. Он напряг свое воображение, но в конце концов был вынужден признать то, о чем догадался с самого начала, — это была подвязка. Теперь уж ему не удастся, как ни старайся, списать ночное происшествие на игру затуманенного алкоголем разума. Себастьян тяжело вздохнул, разглядывая узкую полоску шелка — свидетельство его опрометчивости. Он не сомневался в том, что эта вещица принадлежит ей — гостье его бабушки, светской барышне, которой он столь необдуманно овладел в этой самой комнате. «Чтоб его черт побрал!» Выходит, он и сам такой же негодяй, как его лживый отец, не пропускавший ни одной юбки.

Откинувшись на спинку дивана, Себастьян снова посмотрел в окно. Поднес к губам тонкий хрусталь, пригубил бренди, потом саркастически хмыкнул и осушил бокал до дна. Какого дьявола не выпить как следует? Солнце еще не встало, а он уже успел обмануть ожидания своих близких. Со стуком поставил бокал на полированную столешницу низенького столика, стоявшего рядом с диваном, припомнил клятву, которую недавно принес от чистого сердца. Когда опустили в землю гроб с телом Куинна и на него,

Себастьяна, вдруг свалился титул герцога Эксетера, он торжественно поклялся, что будет отныне совсем другим. Расстанется со своим легкомыслием, забудет о распущенности, станет именно таким человеком, в котором отчаянно нуждается семья, — добропорядочным, нравственным, законопослушным и достойным всяческого уважения.

Он смущенно повесил голову: клятвы хватило едва на месяц. На один коротенький месяц, черт бы его побрал! Выходит, он и впрямь ни на что не годен, как неизменно утверждал отец.

— Вот ты где, дорогой мой! — На плечо ему легла легкая сморщенная рука бабушки. — Вижу, любуешься своим северным поместьем. Да, оно весьма и весьма недурно, но смею заметить, не идет ни в какое сравнение с Эксетером[3], правда?

Себастьян повернулся к бабушке, успев незаметно вернуть голубую ленту в прежнее убежище между двумя подушками. Но, едва встретившись взглядом с улыбающимися добрыми глазами старушки, поспешил отвернуться и сделать вид, что снова смотрит в окно.

— Здесь красиво… Но должен честно сказать, что меня все это как-то подавляет.

— Я понимаю, — ответила бабушка, сжав его плечо, — что наследство досталось тебе совершенно неожиданно, в результате ужасных событий, Себастьян, но по-настоящему ты и должен был стать герцогом Эксетером. В душе я всегда это знала. Ты так похож на дедушку в молодости! Как две капли воды! Тебе это известно?

Себастьян молча кивнул. Только здесь, в особняке, висело шесть портретов первого герцога Эксетера. Кому могло бы прийти в голову, что за какие-то несколько лет три герцога трагически погибнут, а Себастьян станет четвертым обладателем этого титула? Во всяком случае у Себастьяна и мысли об этом не возникало.

— Еще важнее другое, Себастьян. Ты единственный в своем поколении мужчина, у которого достаточно нравственного чувства, понятий о приличиях и силы духа, чтобы восстановить честь родового имени. Вернуть то, что растерял твой отец.

При этих словах молодой человек невольно вздрогнул. Бабушка ошибалась. Все это должно было выпасть на долю Куинна. Вот кого подготовили к такой роли, воспитали, дали образование. Себастьяну этого не хватало.

Словно прочитав его мысли, бабушка обошла диван и остановилась перед внуком.

— Ты мне верь, Себастьян. Ты предназначен для этой цели. И ты сумеешь ее достичь. Да, согласна, Куинн обладал великолепными задатками, но в нем, как в зеркале, отразились и слишком многие слабости вашего отца. Ему вечно хотелось риска, он стремился к авантюрам. Всегда водил неподходящую компанию и попадал из одной беды в другую.

— Это не совсем так, — покачал головой Себастьян. Ведь бабушка не знала Куинна так хорошо, как он сам. Впрочем, Себастьяна она тоже слишком мало знает. Не знает всей правды о нем. А он куда больше похож на своего отца, чем ей кажется. Даже хуже, чем отец. Да, черт возьми, минувшая ночь подтвердила это лишний раз! А он целый месяц предавался самообману, поверив, будто сможет быть таким, кто с честью носит герцогский титул. Что ж, этой ночью он выяснил, как глубоко заблуждался на свой счет.

Господи Боже, да он ведь вчера так упился, что не сумел отличить невинную барышню от дорогой куртизанки Клариссы.

Себастьян тоскливо посмотрел на опустевший бокал, приложил пальцы к отчаянно пульсирующим вискам и попытался припомнить девушку и все, что между ними произошло. Она казалась такой податливой, такой… страстной. Отзывалась на каждое его прикосновение. Только, Господи Боже, вправду ли так оно и было?

Или все это — только плод его распаленного алкоголем воображения? В глазах защипало от осознания им своей вины. Себастьян прикрыл их на минутку и попытался припомнить черты незнакомки. Это ему не удалось. Лица ее он так и не разглядел, даже когда лежал прямо на ней, на этом вот диване, в кромешной тьме. Единственное, что уцелело в памяти — темные волосы и голубое платье, которые он увидел мельком в последний миг, когда девушка убежала от него по неосвещенному коридору, а потом растворилась в толпе, заполнившей большой зал. И ничего больше.

— Я принесла тебе целую кипу приглашений. Есть у тебя несколько минут, чтобы разобрать их вместе со мной?

Себастьян обреченно вздохнул. Старушка просто не замечала, в каком прискорбном состоянии он находится. А она как-то странно улыбнулась ему, и в ее много повидавших карих глазах вспыхнули искорки неподдельного интереса.



— Должна сразу предупредить — нам придется отбирать очень придирчиво. Времени у тебя в Лондоне мало, а приглашений слишком много. Нам необходимо использовать каждую минуту для того, чтобы ты установил связи с нужными и влиятельными людьми.

— С-связи? — О чем это она говорит? Он сюда приехал для того, чтобы официально занять место в палате лордов, а потом возвратиться к себе в Эксетер, ничего другого ему не нужно.

— Ну конечно же! Политические связи… но прежде всего — знакомства с влиятельными семьями. Я не шучу, когда говорю о всеобщих ожиданиях, что твой кратковременный налет на Лондон окончится помолвкой. К тому же… Как было бы хорошо для Джеммы, если бы рядом появилась женщина, способная заменить ей мать.

— Для Джеммы? — Себастьян выпрямился. Теперь он внимательно вслушивался в то, что говорит ему бабушка.

— Мне нет нужды напоминать тебе, что как опекун ты несешь полную ответственность за ее воспитание. Надеюсь, ты сделаешь все, что нужно, ради памяти Куинна. У нее ведь больше никого нет, а выглядит девочка, позволю себе заметить, точь-в-точь как твой брат. Пусть нам не подобает говорить об этом вслух, но в ее жилах течет кровь Бофортов. — Старуха теперь смотрела на Себастьяна по-другому — пристально, изучающе. — Я поместила ее в школу для благородных девиц. Это недешево, зато упор там делается на настоящее образование, а не на рисование или такие глупости, как умение вставить в свою речь пару французских словечек. Поначалу я думала, что такая школа будет соответствовать спокойному характеру Джеммы, однако в последнее время она стала писать мне все чаще, и, судя по письмам, ей там совсем не по душе. Некоторым злонамеренным девчонкам известны обстоятельства ее рождения, и они без конца дразнят Джемму. — Бабушка смотрела Себастьяну прямо в глаза. — Ты, разумеется, можешь нанять ей гувернантку и забрать с собой в Эксетер или же оставить ее в школе, если пожелаешь, но какое-то решение тебе предстоит вскоре принять.

Себастьян глухо закашлялся. Он еще не задумывался о будущем Джеммы. Даже ни разу вообще не подумал о дочери Куинна. После смерти Куинна девочку забрала бабушка, и Себастьяну даже в голову не приходило, что эта забота тоже ляжет на его плечи. Видит Бог, бабушка куда лучше подходит для того, чтобы определять будущее девочки, чем он… виновный в гибели ее отца, своего брата.

— Как бы то ни было, тебе довольно скоро исполнится тридцать — пора подыскивать себе невесту. Надеюсь, мы хорошо понимаем друг друга, Себастьян, в этом вопросе. Жениться — твой долг. — Она потерла руки, будто счищала с них грязь. Потом лицо ее снова просветлело. — Ну-ка, признайся, дорогой мой, неужели ни одна из молодых леди, присутствовавших здесь вчера, не зажгла в тебе страсть?

«Герцогский титул, ответственность, невеста. Черт бы побрал все это!» Он нервно пригладил волосы рукой. Все происходило так быстро, что его одурманенный винными парами мозг не поспевал за событиями.

— Так что же? — настаивала бабушка.

— Н-ну, возможно, я увидел девушку, которая вызвала у меня интерес.

Бабушка с ликованием захлопала в ладоши. Какая резкая перемена настроения!

— И как же ее зовут? Из какой она семьи?

Черт! Он что, остатки ума растерял? Нельзя было ни в чем таком признаваться!

— Нас так и не представили друг другу. — Не мог же Себастьян рассказать всю правду об этом деле… о том, что молодая леди пробудила в нем такую страсть, как никто раньше. Правда, не таким романтическим путем, как это представлялось бабушке.

— Ну, тогда мы постараемся поскорее узнать ее имя и позаботимся о том, чтобы вас представили друг другу подобающим образом. Мой слуга сегодня же займется этим расследованием. К чему откладывать дело в долгий ящик? — В голосе старушки звучало нетерпение, от которого внуку стало не по себе. Зная бабушку, он ни минуты не сомневался в том, что она внимательно изучит список приглашенных на вчерашний прием, повидается с барышнями, и кто-нибудь непременно вспомнит о рыдающей Девушке, а та потрясет старушку пикантным рассказом… в котором будет фигурировать новый герцог.

Он пошарил пальцами за подушками и зажал в кулаке голубую ленту. Выбора не осталось — он должен найти эту Девушку раньше. Должен выяснить, что же произошло на самом деле, вымолить у нее прощение и загладить свою вину так, как она потребует, если худшие его подозрения окажутся чистой правдой.

Он должен отыскать ее без промедления!

Встав с дивана, Себастьян улыбнулся бабушке и сделал вид, будто его заинтересовала стопка писем и визитных) карточек. И тут его осенило.

— А нет ли здесь приглашений на какой-нибудь бала. Держу пари, в обществе сейчас не так много балов и приемов — ведь сезон[4] уже закончился. Значит, весьма вероятно, что на балу мы с ней и встретимся.

— Ты совершенно прав, мой мальчик, — согласилась бабушка и посмотрела на внука с гордостью. — Там, где собирается больше всего людей — на балах, как ты справедливо заметил, — мы сможем с толком отобрать незамужних светских барышень. Вот такие приглашения мы и рассмотрим в первую очередь.

Старушка опустилась в кресло за письменным столом и стала поспешно перебирать приглашения.

— Было здесь одно чрезвычайно важное приглашение, которое сразу привлекло мое внимание. Не на бал, а гораздо лучше! — Глаза у нее внезапно загорелись. — Ах, вот же оно! — Она быстро просмотрела текст. — Великолепно!

Себастьян подошел ближе, чтобы посмотреть на это сокровище. Бабушка повернулась к нему с торжествующей улыбкой.

— Ежегодный обед у лорд-мэра Лондона! Там соберутся все, кто имеет хоть какой-то вес в политике или в обществе, а значит, вне всяких сомнений, и она тоже там будет. — Бабушка поднялась и обняла Себастьяна. — Разве ты не рад, дорогой мой? Возможно, конечно, я вижу вещи в слишком радужном свете, но вполне вероятно, что всего через неделю мы встретимся с твоей будущей невестой!

Себастьян изо всех сил сжал в кулаке подвязку.

— Через неделю, — повторил он.

Если только ему не удастся отыскать ее прежде этого срока.


Полдень

Особняк Синклеров на площади Гровенор-сквер


Положив руку на живот, Сьюзен вглядывалась в зеркало. Ее тревожило не только то, что о ее неподобающем поступке может узнать отец. Был и другой повод для тревоги — даже если ей удастся избежать встречи с герцогом Эксетером до тех пор, пока он не уедет из Лондона в свою деревню, скрыть от высшего света происшествие в библиотеке. Этот второй повод вызывал у нее куда большие опасения, нежели впавший в очередной приступ гнева отец. Она могла зачать ребенка. Пройдет время, и это уже невозможно будет скрыть. Сжав виски пальцами, Сьюзен стала расхаживать по комнате. Пока она не могла это проверить. Придется еще почти месяц ждать и тревожиться о том, что ее легкомысленное приключение с герцогом Эксетером может принести свой плод. Еще почти месяц! Где взять силы, чтобы ждать так долго?


* * *


Признаться в грехе, даже таком серьезном, как тот, что совершила Сьюзен с герцогом Эксетером, для отпрысков Рода Синклер уже давным-давно не составляло большого труда.

Когда мать умерла (тогда они все были совсем еще детьми), а отец стал искать утешения на дне бутылки, юные Синклеры с удовольствием пересказывали друг другу Шокирующие подробности своих выходок. Они хвастали своими грехами.

И не из природной злобы пускались они во все тяжкие — нет, все семеро Синклеров были по натуре щедрыми, добродушными, ласковыми. Но в душах у них зияли глубокие раны, нанесенные эдинбургским высшим светом, где на них смотрели как на чудовищ и чуть не в глаза называли Семью Смертными Грехами.

Даже их собственная гувернантка безжалостно насмехалась над ними и заставляла подолгу стоять на коленях в часовне Росслин, молясь за спасение своих душ.

Но Синклеры были настоящими гордыми шотландцами, и унизиться до слез от чьих-то обидных слов они себе позволить не могли — особенно старший, Стерлинг Синклер. Так и получилось, что однажды, отвлекшись в очередной раз от молитвы, он поднял взор и увидел, к немалому удивлению, каменную арку с вырезанным на ней барельефом — шествие семи смертных грехов. Они спокойно вышагивали здесь, в часовне, несколько веков назад построенной предком Синклеров — Уильямом Сент-Клером, принцем Оркнейским.

В ту минуту он осознал, что может навсегда изменить их жизнь. Чтобы не испытывать больше горя от обид, им следует назваться Семью Смертными Грехами.

Так они и поступили. Каждый из семерых взял себе имя одного из грехов и на людях старался — по мере сил и возможностей — этому имени соответствовать. Грехи эти сделались их оружием в борьбе с высшим светом Эдинбурга, доспехами, которые защищали их от боли и унижений.

А к тому времени, когда братья и сестры подросли, греховное поведение перестало быть лишь средством защиты от окружающих — теперь они уже полностью окунули в эти грехи. Всякий их поступок диктовался приобретенной привычкой.

Вот почему, когда все семеро собрались в роскошной гостиной их городского особняка на Гровенор-сквер (в целом обставленного более чем скромно) и Сьюзен созналась в интимной близости не с кем-нибудь, а с самим герцогом Эксетером, никто даже глазом не моргнул. Хотя Присцилла по-детски надулась.

— Так ты, значит, все-таки увидела его первой! Как это отвратительно с твоей стороны, Сьюзен! Ты же видела, что я заняла место на помосте. И понимала, что я приготовила ему капкан.

— Черт побери, Присцилла! — Лахлан прищурился и сердито посмотрел на самую младшую из Синклеров. — Ты можешь хотя бы разок думать не о себе? У нас тут серьезное затруднение.

— Я совершила необдуманный поступок, чреватый опасными последствиями. — Сьюзен гордо вскинула голову. Слова ее прозвучали твердо, но подбородок все же подрагивал, а в следующий миг глаза защипало, и она поняла, что вся ее твердость сейчас растворится в потоке слез.

Один из братьев, Грант, сидевший ближе всех к двери, встал со своего места и обнял Сьюзен за плечи, поднял ее с канапе, на котором она устроилась.

— Это все произошло из-за Саймона. Ты так тосковала о нем. Не стоило нам настаивать, чтобы ты непременно ехала вместе со всеми на это торжество как раз в годовщину его кончины. — Он прижал сестру к груди. — Ты нас извини, Сьюзен.

Плечи у нее затряслись, брызнули, как она и боялась, слезы.

— Что бы я ни чувствовала, это не оправдание. — Она мягко отстранилась от Гранта и обвела взглядом своих братьев и сестру. — Я всех вас поставила в двусмысленное положение.

Киллиан, близнец Присциллы, прошел к Сьюзен через всю комнату, взял ее за руку.

— Ты же сказала, что он так и не разглядел твое лицо.

— Верно! — воскликнула Присцилла. — Он и понятия не имеет, кто ты такая! — Она ободрила сестру улыбкой. — Так что, сама видишь, Сью, бояться тебе нечего.

— Меня мог кто-нибудь узнать, — покачала головой Сьюзен, — когда я выходила из библиотеки. В конце коридора уже собралась толпа людей… я столкнулась с кем-то как раз тогда, когда сворачивала за угол.

— Может быть, ты и права, но коридор-то был не освещен — ты сама об этом сказала, — логически рассудил Грант. — Никто же не ожидал, что герцог выйдет из этого перехода, поэтому я отважусь сделать заключение: никто даже не смотрел в эту сторону, пока герцог не вошел в зал и не прозвучало объявление дворецкого.

— Да если даже кто-нибудь и узнал тебя, никому — кроме нас самих — неизвестно, что произошло в библиотеке, — напомнил ей Лахлан.

— Зато ему известно, — всхлипнула Сьюзен.

— Да-да, — согласился Лахлан, тут же отметая ее слова взмахом руки. — Как человек холостой, только что унаследовавший титул, он, разумеется, отнюдь не стремится к скандалам, а тем более не хочет оказаться связанным с первой попавшейся девицей. Поэтому вряд ли он вздумает хвастать происшествием в библиотеке. И у тебя, сама теперь понимаешь, нет серьезных поводов для беспокойства.

Лахлан, у которого амурных приключений было более чем достаточно, привел самый веский довод. Не станет герцог рисковать, пытаясь установить ее личность. На губах Сьюзен заиграла слабая улыбка.

— Спасибо тебе, Лахлан. Конечно же, ты прав. — И она смущенно рассмеялась.

— Отчего ты смеешься? — удивленно сморщила носик Присцилла.

— Оттого, что успела уже собрать свой саквояж. После вчерашнего я не видела иного выхода, как тотчас уехать из Лондона, дабы спасти вас от гнева отца, когда он узнает, какой позор я навлекла на всю семью Синклеров. — Сьюзен потупилась, не желая, чтобы братья и сестра увидели, как зарделись у нее щеки.

— И куда же ты думала податься… без гроша в кармане? — У Гранта от изумления даже глаза округлились.

— Я полагала, — пожала плечами Сьюзен, — что миссис Уимпол позволит мне пожить у нее до тех пор, пока герцог не уедет из Лондона.

— А ты не подумала о том, что прислуга заинтересуется: почему это леди прячется у кухарки? Уверяю тебя, эти людишки обожают сплетни, даже больше, чем люди светские. — Сьюзен ничего на это не ответила, тогда Присцилла бросилась к ней и взяла за руку. — Ну, теперь-то в этом нет необходимости, правда ведь?

Сьюзен улыбнулась краешком губ, убеждая себя в том, что близкие действительно простили ей выходку, ставившую под угрозу будущность их всех. Судя по тому, как ласково они ей улыбались, так оно и было на самом деле. Ах, если бы отец осознавал, какие добрые у него дети, а не видел только их недостатки!

— Идем, я помогу распаковать твои вещи. — Присцилла вышла из гостиной, направляясь к лестнице. — А заодно и мои, если ты по ошибке упаковала их тоже.

Сьюзен рассмеялась, поднимаясь по лестнице. Потом вдруг вспомнила голубые атласные туфельки Присциллы, которые действительно могли оказаться в саквояже — случайно, разумеется.


В тот же вечер Воксхолл-Гарденз[5]


Хотя Сьюзен и поверила железной логике Лахлана, все же показываться в свете так скоро казалось в высшей степени неблагоразумным. Однако же не прошло и суток после происшествия с герцогом, как она уже гуляла по Большой аллее Воксхолл-Гарденз.

— Все идет так, как я и сказал, Сьюзен, — Лахлан д не пытался скрыть самодовольства. — Совершенно о чем переживать. — Он прикоснулся к своей касторовой шляпе и поклонился проходившей мимо даме, полностью игнорируя шедшего вместе с ней джентльмена. Потом повернулся к Сьюзен и усмехнулся так, словно это мелю происшествие подтверждало его правоту.

У Сьюзен мурашки пробегали по коже всякий раз, когда, они выходили из света одного фонаря, тут же вступая в круг света от следующего. Боже, как бы ей хотелось, чтобы фонари светили не столь ярко и чтобы на небе был узенький серп, а не гигантская жемчужина луны, сиявшая в полную силу.

— Я готова согласиться с тем, что ты вроде бы весь прозорливо оценил ситуацию, брат. — Так оно и было: последние четверть часа они встретили человек пятнадцать знакомых из высшего общества, и ни один не бросил на них взгляда, исполненного ужаса. На них просто таращились, что было совершенно нормальным: когда Синклеры появлялись где-нибудь все вместе, на них по-другому и не смотрели. Сьюзен все же не могла позволить себе; утратить бдительность и благодушно наслаждаться свежим воздухом и представлениями артистов, увеселявших публику по всему саду.

— Вечер еще не кончился, милый братец, — напомнила она Лахлану. Впрочем, ей самой хотелось, чтобы наступила ночь, и они шли бы к экипажу, а потом ехали домой вместо того, чтобы направляться в самый центр сада.

Тут Сьюзен обернулась и, не успей Лахлан подхватить ее под руку, непременно бы упала, привлекая к себе нежелательное внимание. Заботливая сестричка Присцилла снизошла до того, чтобы позволить Сьюзен надеть те самые замечательные голубые атласные туфельки, которые она по ошибке положила в свой саквояж. Поначалу Сьюзен истолковала это как исключительно великодушный жест. Теперь же низкие, но слишком узкие каблуки туфелек при каждом шаге увязали в гравии, заставляя Сьюзен пошатываться, и она призадумалась: не был ли этот жест изощренной формой мести за то, что она по случайности едва не увезла эти туфельки с собой.

— У тебя нервы слишком напряжены, Сью. Может быть, выпьешь стаканчик аракового пунша?[6] — Грант кивнул на стоявшие неподалеку павильоны с горячительными напитками и легкими закусками.

— Нет, — вполголоса возразила Сьюзен, твердо встав на ноги. — Там слишком много фонарей. И людей чересчур много.

— Ох, ну еще бы, — насмешливо проговорил Грант, когда они пошли по короткой аллейке, укрытой высокими вязами. — Кормят там ужасно, говорить не приходится, зато вина первоклассные, выдержанные, такие жаль не попробовать. — Он усмехнулся. — Вон там, видишь? Никто ничего не ест, кроме тех, у кого вкуса нет никакого, а животы туго стянуты корсетами. Большинство же дегустирует вина.

Сьюзен ответила ему бледной тенью улыбки. Боже, Боже, она просто голову потеряла от страха, а Лахлан совершенно прав. Он прав, повторила она себе.

Они подошли к закусочной, Грант обменялся несколькими словами с толстым, как бочка, мужчиной в строгом черном костюме, и не успела Сьюзен опомниться, как всю их компанию уже провели в отдельный кабинет.

На столе сейчас же появились кварта[7] арака и несколько бокалов из толстого стекла, а Гранту подали запыленную бутылку — он одобрил вино, велел раскупорить бутылку и наполнить его бокал.

Час спустя братья стояли в нескольких шагах от павильончика и громкими голосами, совсем немного заплетаясь, повествовали достойному господину Джону Джексону о том, как их старший брат Стерлинг недолго увлекался искусством кулачного боя. К четверке не совсем уже трезвых джентльменов только что присоединился еще один юный поклонник этого искусства (если судить по невероятной ширине его плеч).

— Думаешь, нам удастся убедить хоть кого-то из братцев отвезти нас домой? — спросила сестру Сьюзен, не очень ожидая ответа. Тем временем Джексон, шутя, изобразил легкий удар в челюсть Киллиану; тот сделал вид, что пропустил удар и, шатаясь, немного попятился. Вся компания бурно захохотала.

— Ах, эти мужчины! Ну как можно так небрежно рассказывать о поединке Стерлинга с тем ирландцем? Он ведь мог своим ударом прикончить Стерлинга! — Присцилла оглядела компанию, недобро прищурившись. — Бог мой, а тебе не кажется, что Джексон и этот второй тип стараются убедить Киллиана вернуться на ринг? Только этого не хватало, при его-то вспыльчивости.

Сьюзен медленно покачала головой. «Какая нелепая мысль!»

— Да нет, ему просто нравится озорничать. — Присциллу это утверждение, кажется, не убедило. — К тому же готова поклясться: если бы твой близнец и захотел посвятить жизнь кулачным боям, он никогда не найдет себе партнера. Вся Англия наслышана о том, что одного он уже убил. Так что выйти на ринг против лорда Киллиана Синклера[8] отважится разве что боец, твердо решивший свести счеты с жизнью.

— Я с тобой не согласна, — возразила Присцилла, не сводя глаз с оживленно беседующей компании. — Не могу разобрать, что они там говорят. А ты, Сью?

Сьюзен недовольно вздохнула, привстала со скамьи и наклонилась вперед, вглядываясь в братьев через плечо Присциллы.

— Если не ошибаюсь… Они говорят о каком-то Уайтс… нет, о Ватье… — Стараясь получше расслышать, она сильнее наклонилась и оперлась рукой о стол для равновесия. И в этот момент случайно задела один бокал и опрокинула его.

Сьюзен невольно вздрогнула, увидев, как темно-красная жидкость подползает к краю стола, готовая пролиться на колени Присциллы. Глаза Сьюзен расширились от испуга, она завизжала, привлекая внимание сестры, целиком поглощенной беседой мужчин и потому не замечающей грозящей опасности.

Слишком поздно: вино красным водопадиком уже полилось со стола.

Присцилла завопила не своим голосом, когда вино залило ее атласное голубое платье. Она вмиг вскочила на ноги, глаза метали молнии.

— Даже не верю, что ты на такое способна! Ты еще вчера на приеме хотела испортить мое платье и решила не успокаиваться, пока не добьешься своего, да?

— Да нет же, Присцилла. Нет, это вышло чисто случайно. — Сьюзен протянула сестре свой кружевной платочек, но та резко оттолкнула ее руку. Теперь на них обратили свои взоры все, кто находился в радиусе пятидесяти шагов.

— Ну, пожалуйста, Присцилла, потише. Все же…

— Неправда! — Из глаз рассерженной Присциллы брызнули слезы. — Тебе всегда хотелось заполучить это платье — уж признайся, чего там! Ты над ним дрожала с тех пор, как Саймон сказал, что в восторге от него…

Вся кровь отлила от лица Сьюзен, а ноги перестали держать. Она бессильно опустилась на скамью, пораженная в самое сердце жестокими словами сестры.

Присцилла и сама испугалась своей вспышки и зажала рот обеими руками. На несколько мгновений она застыла, как статуя, выпучив глаза, потом метнулась вокруг стола к Сьюзен.

— Ах, боже мой, Сьюзен, прости меня… Я не хотела. Клянусь маминой памятью, я совсем не это хотела сказать. Честное слово, не хотела.

Слезы ручьем полились из глаз Сьюзен. Она опрометью выбежала из павильона и бросилась в тень вязов. Боже, ей все равно было куда бежать — лишь бы остаться одной.

— Ну, подожди же! Пожалуйста! — окликнула ее Присцилла. Бросив умоляющий взгляд на братьев, она развернулась и пустилась за сестрой вдогонку.


* * *


— Какой сегодня чудесный вечер — как раз для прогулок в Воксхолл-Гарденз, Себастьян. Но мне надо присесть и отдохнуть немного, если ты не возражаешь, — сказала бабушка.

— Разумеется. — Себастьян подвел ее к мраморной скамье на Большой аллее и помог старушке устроиться поудобнее. Вечер и вправду был чудесный, но Себастьян, чувствовавший себя в усадьбе Блэквуд-холл, как птица в клетке, вышел бы подышать свежим воздухом даже в том случае, если бы разверзлись все хляби небесные. Он уже собрался сесть на скамью рядом с бабушкой, когда увидел ее — она проходила под самым фонарем.

Ошибки быть не могло — даже на расстоянии он узнал незнакомку, с которой был в библиотеке.

Те же темные волнистые волосы, которые он успел заметить, когда она убегала по едва освещенному коридору. То же самое голубое платье. Когда она проходила под особенно ярким фонарем, он ясно рассмотрел цвет платья. Только… Боже правый, неужели на ней кровь?! Да нет, он ошибается, конечно.

Напрягая зрение, герцог проследил за ней, пока она не скрылась из виду в зарослях вязов.

С бешено колотящимся сердцем он вскочил на ноги.

— Умоляю простить меня, бабушка. Мне нужно на минутку покинуть вас, на одну только минутку. Даю слово.

— А что случилось, Себастьян? — По тону было ясно, что она не в восторге от перспективы остаться в одиночестве, особенно здесь, в саду. Себастьян опустился перед бабушкой на колени.

— Мне кажется, я только что увидал ее.

— Ту барышню, которую приметил вчера вечером? — Глаза старушки расширились от азарта.

— Да, ее, — Себастьян поднялся на ноги. — Но мне показалось, она чем-то опечалена. — Он обернулся и посмотрел на вязовую рощицу.

И тут они с бабушкой увидели, как в темноту зарослей на полной скорости устремились трое рослых мужчин. «Черт побери!»

— Что ж, тогда иди, Себастьян. Мне здесь спокойно, на свету. Только будь осмотрителен!

В один миг Себастьян пересек Большую аллею и, не задумываясь, углубился в заросли вязов.


Глава 3

Меру богатств, необходимых: каждому человеку, можно сравнить с его обувью: когда она слишком мала, то причиняет боль; если же чрезмерно велика, то не дает покоя ни телу, ни разуму. Когда мы имеем слишком много, это порождает в нас гордыню, лень и презрение к прочим людям.

Бхагаван Шри Сатья Саи Баба[9]

Себастьян слышал, как хрустит гравий, и понимал, что мужчины, как и страстная дама из библиотеки, совсем недалеко. Потом послышался громкий треск, ветки и листья задрожали, как в лихорадке.

— Черт возьми!

Себастьян замер на месте и прислушался.

— Подожди, Грант! Я тут напоролся на большую ветку и разрезал ногу до крови. — Говорил явно шотландец, обладавший приятным низким голосом.

Себастьян подкрался ближе. Призрачный лунный свет проникал между ветвей, и ему хорошо были видны фигуры двух очень рослых здоровяков.

— Ах ты, черт неуклюжий! Нет у тебя крови, не волнуйся. Ты пролил вино, когда падал. — Говоривший наклонился, подхватил с земли бутылку, разглядел ее на свет и после этого помог второму подняться. — Тебе чертовски повезло, что не все пролил. Ты знаешь, сколько я за него заплатил?

— Слишком много, если учесть, что карманы у нас и так почти пусты, — насмешливо ответил тот.

За спиной Себастьяна подул ветер, закружил вокруг него сухие листья, взъерошил волосы на затылке. Могучие ветви стонали и трещали под порывами ветра. Он поднял голову, ожидая, когда одна из них улучит момент и рухнет на него, убьет на месте. У Себастьяна не было никаких сомнений, что жизнь у него заберет вот такая нелепая случайность — именно так встретили свою смерть все три предыдущих герцога Эксетера.

Тогда он стал вести себя осторожнее, ибо мысли о скорой кончине оттеснили на второй план желание наброситься на шотландцев.

Вслед за женщиной в рощицу вошли трое мужчин; Себастьян огляделся по сторонам, но никого больше не обнаружил. Невдалеке находились те двое, что спорили о пролитом вине — не трое. Куда же подевался третий? Не иначе как продолжал преследовать молодую леди.

А, ну с одним-то он справится, пусть и громадным, как два шотландских увальня сразу.

Не сводя глаз с тех двоих, Себастьян тихо вернулся на тропинку. Он их быстренько обойдет стороной, и если звезды в небесах будут к нему благосклонны, то в дальнем конце вязовой рощицы он найдет барышню… и третьего из мужчин.

Однако же, черт побери! Возможно, уже слишком поздно предлагать ей свою защиту.


* * *


— Быть того не может, чтобы моя сестра взяла экипаж и уехала отсюда совсем одна! — Присцилла уперла руки в бока, фактически побуждая смотрителя экипажей опровергнуть ее слова.

— Боюсь, мисс, что именно так она и поступила. — Смотритель повернул свою круглую лысую голову и вгляделся в Присциллу маленькими темными глазками. — Они с кучером отъехали минуты две назад. Если вы прислушаетесь, то сможете даже расслышать, как их экипаж грохочет, подъезжая к мосту. — Он приложил к уху ладонь, потом кивнул Присцилле, приглашая и ее внимательно вслушаться.

Присцилла замерла, прислушалась и — да, что-то такое слышно, хотя рассмотреть что-либо за пределами круга света от фонаря, под которым они стояли, было невозможно. Они оба слышали, как хрустит гравий, однако звук этот шел со стороны, прямо противоположной той, куда указал смотритель. Скорее похоже, что к ним быстрыми шагами приближается еще один человек, Присцилла вся напряглась, резко обернулась, потом узнала своего брата-близнеца — он бежал к ней со стороны зарослей.

Смотритель испуганно попятился и встал на обочине: дороги, ведущей к мосту.

— Киллиан! — Присцилла бросилась к нему, умоляюще простирая руку. — Слава богу, ты пришел! — Она схватила брата за руку и притянула ближе. — Я тут такого натворила, просто ужасно. Мне нужна твоя помощь.

— Что же ты натворила? — Он оглядел ее перепачканное платье, потом схватил сестру за плечи и чуть отодвинул от себя, чтобы лучше видеть. — Боже мой, Присцилла, ты что, поранилась?

— Да нет, Киллиан, со мной ничего не случилось, это я страшно обидела Сьюзен!

— О чем ты говоришь? — недоверчиво спросил брат. — Ты не способна обидеть сестру. Наверное, ты преувеличиваешь.

— Нет, я вправду ее обидела! — Она помолчала минутку, потом чуть слышно призналась, пересиливая себя. — Я… я сказала ей ужасную вещь… про Саймона.

— Ах, боже мой, ну зачем ты это сделала? Она и без того после вчерашнего происшествия вся на нервах. — Киллиан досадливо покачал головой.

— Слово чести, я не нарочно. Я просто разгорячилась и… обидела ее. — Присцилла указала согнутым пальцем на платье. — Она залила его все вином, мое самое любимое платье. Теперь оно пропало. Даже сама не знаю, зачем я сказала ей то, что сказала… Помню только, что в ту минуту мне хотелось заставить ее страдать не меньше меня. — Присцилла всхлипнула. — Но я жалею, что обидела ее. Правда! Ты же знаешь, как сильно я ее люблю!

— Ой, Присцилла, — Киллиан прищурился, словно сомневался в ее искренности.

— Киллиан, я тебе клянусь, я очень жалею о содеянном. И я должна извиниться перед ней. Ну, правда же! — с мольбой воскликнула Присцилла.

— Так что же не извинилась? — спросил Киллиан. — Где она сейчас?

— Взяла экипаж. Она совсем одна, Киллиан, а после вчерашнего… ну, ты же сам сказал, что она вся на нервах. Боюсь, она способна на какое-нибудь безрассудство. — Присцилла снизу вверх посмотрела на брата, глаза ее наполнились горькими слезами.

Киллиан испугался, когда до него дошел смысл слов сестры: Сьюзен может уйти из дому, как и собиралась сделать накануне. Он бросился по дорожке.

— Эй, ты там! Поди сюда! — заорал Киллиан. Смотритель, увидев, что рослый сердитый джентльмен бежит на него, подобно разъяренному быку, обратился в бегство. Киллиан ухватил его за плечо и развернул лицом к себе.

— Мне нужна коляска, сию же минуту! — Синие глаза его пылали огнем, и служитель невольно затрясся от страха.

— Не нужно так, Киллиан! — Присцилла убрала с плеча смотрителя большущую руку брата, а сама порылась в ридикюле и, выудив оттуда монетку, протянула ее служителю.

— Прошу вас, добрый сэр, скажите нам, где можно найти кучера… или стоянку колясок.

— Скажу, миледи. Там, у реки, привязана упряжка Джонни Боуэна. Я его сейчас позову сюда. Он вас отвезет куда пожелаете. — Служитель развернулся и поспешил в темноту, а Присцилла с упреком посмотрела на брата-близнеца.

— Не нужно было давать ему монету, Присцилла, — проворчал Киллиан. — Грант и без того немало сегодня потратил на выпивку. К тому же я взял все это дело в свои руки.

— Да что ты? — Она насмешливо изогнула бровь. — Смею заметить, еще минута в твоих руках — и смотритель весь бы перепачкался, а мы так и стояли бы здесь без всякой коляски. — Вдруг Присцилла выпрямилась и оглянулась вокруг. — А где же Грант с Лахланом? Они тоже видели, как я помчалась за Сьюзен.

Робко подошел смотритель экипажей, поклонился Присцилле, давая понять, что коляска сейчас подъедет.

Присцилла напрягла зрение, вглядываясь в рощицу вязов. Полная луна светила ярко, и, если бы братья были поблизости, она бы непременно их увидела.

— Ну где же они?

— Мы все побежали вслед за тобой. Готов присягнуть, они мчались за мной через рощицу, хотя оба были изрядно навеселе. — Киллиан пожал плечами. — А, наверное, решили, что мы с тобой и так справимся с чем угодно, а сами вернулись допивать вино.

— Ну-у, если их не тревожат беды родных сестер, пусть тогда сами думают, как добраться в Мейфэр[10]. — Присцилла решительно кивнула. — Уедем без них.

— Можем и подождать пару минуток.

— С какой это стати? Ты что, все забыл, любезный брат? Сьюзен в ужасном положении!

— Если верить твоему рассказу!

— Да нет, не можем мы ждать, — нетерпеливо отмахнулась от него Присцилла. — Надо о ней позаботиться немедленно.

К ним подкатила коляска, а смотритель поспешил подать Присцилле руку, помогая взобраться на сиденье. Она мило улыбнулась ему.

— Ах, если бы все мужчины были такими внимательными! — проговорила она, поднимаясь на подножку и бросая косой взгляд на своего брата-близнеца. Тот запрыгнул в коляску, смотритель захлопнул за ними дверцу экипажа.


* * *


Себастьян спешил изо всех сил. Проломившись через кусты, он как раз успел увидеть, как барышне помогают сесть в коляску, а за ней туда взбирается какой-то сердитого вида джентльмен.

Вечернюю прохладу Воксхолл-Гарденз наполняли звуки музыки, но щелчок извозчичьего бича был ясно слышен даже в таком шуме. Коляска тронулась с места.

Себастьян, тяжело дыша, бросился вдогонку, но через каких-нибудь десять шагов коляска полностью растворилась во тьме. Он еще какое-то время безуспешно пытался отыскать ее глазами, потом согнулся пополам, уперся руками в колени и стал жадно втягивать воздух в горящие легкие.

— Прошу прощения, сэр.

Себастьян поднял глаза. Перед ним стоял смотритель экипажей, помогавший перед тем даме с ее сопровождающим сесть в коляску.

— Мне не удалось задержать их. Он хотел немного подождать вас, но леди не поддалась на его уговоры.

— А женщина? Она не ранена? — Себастьян выпрямился и с высоты своего роста взглянул на служителя.

— Ах, вот ведь… Вы англичанин! — Глазки служителя под покрытым бисеринками пота лбом сузились в щелки. — Прошу простить меня, сэр. Я по ошибке принял вас за другого.

— Да черт побери, дружище, ранена она или нет? — Они теперь стояли совсем близко друг от друга. — Я требую, чтобы вы сейчас же мне ответили!

— Нет, нет! — воскликнул перепуганный служитель. — Платье у нее промокло — судя по запаху, от вина, но не похоже, чтобы она сама как-то пострадала.

Теперь, когда не приходилось более беспокоиться о благополучии незнакомки, Себастьяну стало легче дышать.

— Я вам, должно быть, показался настоящим сумасшедшим, а?

Ответить на такой вопрос смотритель экипажей не отважился.

— Понимаете, я увидел женщину, которая показалась мне весьма опечаленной, я и подумал, не требуется ли какая-либо помощь.

Испуганное выражение сошло с лица служителя, он даже слегка усмехнулся.

— Ага, теперь понятно. И я еще раз прошу извинить меня, сэр, за то, что принял вас за одного из братьев, о которых они тут говорили — ясно видно, что вы не из этих чертовых шотландцев.

— А мужчина и женщина — оба шотландцы? — Ну да, стоило Себастьяну подумать об этом, и он вспомнил, что у него мелькнула такая мысль, когда незнакомка убегала из библиотеки. Эта маленькая подсказка заинтересовала его, и он сделал шаг вперед. Неожиданное движение, кажется, изрядно переполошило служителя. Маленькие глазки его раскрылись широко, как у совы.

— Я… я не могу сказать точно, сэр, но разговаривали они, похоже, как одна судомойка-шотландка, с которой я был когда-то знаком… ну, эти-то, ясное дело, знатные господа.

Те двое, в вязовой рощице, были шотландцами — несомненно, братьями, упоминание о которых услышал смотритель.

— Они вам, случайно, не назвали своих имен?

— Нет, сэр. С какой стати? Как я вам и доложил, леди нисколько не пострадала. — Даже в лунном свете было заметно, каким настороженным и испуганным стало лицо смотрителя. — Еще раз простите меня, сэр, за мою оплошность.

Себастьян уже слишком долго наседал на этого человека, и всякие новые вопросы лишь возбудили бы у того подозрение и привлекли бы нежелательное внимание к самому герцогу.

— Примите благодарность за то, что успокоили меня, добрый человек. Всего вам хорошего. — Он дал служителю монетку и поспешил назад, на Большую аллею, где осталась бабушка.

Итак, ему не удалось познакомиться с этой леди, однако нынешний вечер, как оказалось, отнюдь не был потрачен впустую.

Сьюзен сидела в темной гостиной и ждала. Восковые свечи стоили дорого, надо было беречь те огарки, какие еще оставались в доме. Да она могла и в темноте посидеть — ее, в отличие от Айви и Присциллы, темнота никогда не пугала. Кроме того, она отлично знала, что не пробудет долго в одиночестве. Убегая из закусочной в Воксхолл-Гарденз, Сьюзен слышала, как ее окликает Присцилла. Она скоро приедет сюда вместе с братьями, и все они будут стараться залечить ее душевные раны, как всегда. За короткое время, прошедшее с годовщины смерти Саймона, Сьюзен начала чувствовать себя так, словно кожа у нее стала тоньше кисеи, и любой сочувственный взгляд прорывался прямо в ее сердце, где хранились воспоминания о Саймоне, ее любимом.

Заслышав стук копыт по мостовой, она выглянула из окна гостиной и увидела коляску, на очень большой скорости сворачивавшую из-за угла. У самого дома коляска стала притормаживать, как и ожидала Сьюзен. Это Присцилла. Не иначе.

Дверь экипажа резко распахнулась, и оттуда вынырнул Киллиан, спрыгнул, не дожидаясь, пока кучер окончательно остановит лошадей. Обернулся как раз вовремя, чтобы подхватить выпрыгнувшую следом Присциллу, и близнецы взбежали по ступенькам особняка.

С грохотом отворилась парадная дверь, вестибюль наполнился шумом торопливых шагов.

— Сьюзен! Сьюзен! Ты здесь? — В дверях гостиной возник силуэт Присциллы. — Боже мой, Киллиан, а что, если она уехала?

— Не уехала я, — громко сказала Сьюзен. Она сидела на кушетке под окном, лунный свет обрисовывал ее фигуру, но не позволял разглядеть лицо. Им не видно, что она больше уже не плачет. Что на лице ее снова привычная маска.

Она услышала шорох свечных огарков в ящичке, потом увидела Киллиана, который прошел к камину и схватил трутницу[11]. Он ударил кремнем о кресало, высек искры, потом синим пламенем замерцала спичка с вымоченной в сере головкой[12]. Спичкой он поджег свечу, которую протянула ему Присцилла.

— Можем поберечь свечу, Сьюзен. — Присцилла принесла настольную лампу[13] и поставила на чайный столик перед сестрой. — Так, по-моему, гораздо лучше, разве нет?

Киллиан так и стоял столбом в дверях гостиной.

— Мы беспокоились о тебе. Не следовало уезжать из сада одной.

Присцилла опустилась на колени рядом с сестрой.

— Я прошу прощения за то, что наговорила тебе, Сью. Я не хотела тебя обидеть. — Она легла щекой на колени Сьюзен. — И сама не знаю, с чего это я сказала такие обидные вещи тебе — своей сестре, которую так сильно люблю. Как будто за последнюю неделю я только и старалась сделать тебе побольнее.

— А что, разве не так? — Сьюзен погладила сестру по голове.

Присцилла вскинула голову. Луна освещала ее, и в этом свете волосы Присциллы казались черными как вороново крыло, а кожа — белой как фарфор. Блестящие глаза были широко раскрыты. Минуту-другую она ничего не отвечала, потом разразилась потоком слез. С трудом поднялась на ноги и отошла на середину комнаты.

Сьюзен хотела тоже встать с кушетки, но Присцилла остановила ее, вскинув руку.

— Т-ты знаешь. Ты же знаешь, ведь правда? — Ее била крупная дрожь.

— Что ты была влюблена в Саймона? — спросила Сьюзен скорее из вежливости, потому что правду уже знала и без того. — Что ж, ты была без ума от него, как и все мы, Присцилла.

Если бы Сьюзен хоть на мгновение отвела взгляд от лица сестры, то не заметила бы быстрого взгляда, брошенного той на брата — Присцилла словно просила его подтвердить сказанное старшей сестрой.

— Ты должна презирать меня. Разве ты не понимаешь? Что-то во мне так и стремится ранить тебя побольнее, как он ранил меня, когда отдал предпочтение тебе — старшей, начитанной, — передо мной…

— …красавицей? — закончила за нее Сьюзен. — Я не презираю тебя, Присцилла. Да ну, ты ведь была совсем ребенком, когда Саймон попросил моей руки. И чувства твои были не больше чем детской влюбленностью.

— Чувства мои были куда глубже, чем ты думаешь, — мигом ощетинилась Присцилла.

Сьюзен тяжело вздохнула и медленно поднялась с кушетки.

— Смею утверждать, ты так полагаешь только потому, что еще не любила по-настоящему. Если бы любила, то сама бы увидела, что это не то же самое. — Она подошла к окну и прислонилась лбом к холодному стеклу. Снова вздохнула. — Скажи спасибо, что не любила Саймона всей душой… а без него душа болит так, что почти невозможно вынести.

Киллиан прошел через всю комнату и положил руку на плечо Сьюзен.

— Грант почти в тех же самых словах говорил о душевных муках и невыносимом одиночестве, которые вы все испытали, когда умерла наша мама.

— Вы оба тогда были новорожденными, — повернулась к нему Сьюзен, — поэтому и не могли ничего такого испытывать, но это правда: потерять того, кого любишь, — с такой болью ничто иное не сравнится. Увы, никому не удается этого избежать.

— Разве только если вообще никого не любить, — говорила Присцилла, и голос у нее был ледяным, как могильная плита.

Сьюзен медленно повернулась и взглянула в окно на залитую холодным лунным светом площадь.

— Печально, не так ли? То, что ты сказала совершенную правду. Это абсолютно справедливо: никого не полюбить — вот единственный способ никогда не страдать.

Не полюбить снова.


Глава 4

Досуг и праздность — вещи совершенно разные.

Бенджамин Франклин[14]

Мэншн-Хаус[15]

Лондон


Вне всякого сомнения, ежегодный обед у лорд-мэра Лондона сэра Мэтью Вуда стал самым грандиозным событием, на котором доводилось до сих пор присутствовать Себастьяну. Происходило это торжество в Мэншн-Хаусе — блистательной резиденции, которая, на его взгляд, затмевала великолепием и роскошью даже апартаменты самого принца-регента. Впрочем, подумал он, если бы дворец принца-регента оказался еще роскошнее, то у Англии, пожалуй, возникли бы затруднения посерьезнее, чем наличие безумного короля на троне[16].

Бабушка, конечно, не ошиблась: на торжество собрались все, кто имел хоть какой-то вес в обществе. Сидя на своем месте, во главе первого стола, Себастьян ни за что не мог бы разглядеть в такой толпе ее — особенно если учесть, что он до этого видел барышню лишь мельком. Да, шансы обнаружить ее, мягко говоря, у него невелики, разве что загадочная Царица Ночи явится на бал в залитом вином голубом платье.

Гости плотно, локоть к локтю, были рассажены за четырьмя столами, протянувшимися во всю длину громадного Египетского зала, и за каждым умещалось не менее ста персон. Ливрейные лакеи проворно разносили дымящиеся блюда со всевозможными яствами, призванными насытить и порадовать приглашенных.

Но у Себастьяна нынче вовсе отсутствовал аппетит — он был поглощен стоявшей перед ним важной задачей: раньше бабушки отыскать женщину, с которой так неподобающе обошелся в библиотеке. Исправить все, что можно, если только она объяснит, как именно это сделать.

Он перемешивал еду на тарелке, оставляя то тут, то там свободное место, чтобы не привлекать бабушкиного внимания к нетронутым блюдам. Наколол на вилку кусочек мяса, заставил себя проглотить его. Пока жевал, не переставал обводить взглядом соседние столы между рядами массивных, с каннелюрами[17], колонн, которые поддерживали высокий сводчатый потолок, густо украшенный богатой лепниной. И зачем только все это лорд-мэру Лондона?

Себастьян поднял глаза и бросил косой взгляд на огромную люстру, подвешенную над столом. Как и все остальные люстры в этом зале, она была отягощена сотнями сверкающих и переливающихся хрустальных подвесок, отбрасывавших яркий свет на покрытые росписями в древнеегипетском стиле стены и на сотни гостей, шумно пировавших под люстрами.

Тут-то все и случилось.

Снова.

Перед глазами Себастьяна встали дедушка, отец и брат, которые погибли в результате невероятных несчастных случаев. Дед, первый герцог Эксетер, решил обойти пешком все свое герцогство — в знак благодарности за пожалованные ему земли. На следующий день его лакей возвратился с обугленными останками: как он объяснил, молния поразила герцога, когда тот был уже близок к границе своих владений.

Второй герцог погиб во время лондонского «пивного потопа»: восемь человек захлебнулись и утонули, когда громадные баки пивоварни «Мью и компания» взорвались, извергнув на улицы триста тысяч галлонов[18] пива различных сортов. А герцог умер на следующий день от алкогольного отравления — он с друзьями шутки ради плавал в затопленном пенным напитком подвале, резвясь и поглощая пиво сколько душе угодно.

А потом наступил черед брата Куинна, третьего герцога Эксетера. Себастьян даже вздрогнул от воспоминания. Ведь это же он сам подтолкнул Куинна к такому ужасному концу,

Разве нет?

Из окна подул свежий ветерок, хрустальные подвески над Себастьяном зазвенели, привлекая его внимание. Он почти сразу отвел глаза, стараясь не думать о том, как это хрустальное чудище свалится ему прямо на голову.

«Таймс» назовет происшествие «Проклятием герцогов Эксетерских» и не преминет отметить, что его светлость, по счастью, не оставил наследников — следовательно, проклятье угаснет вместе с последним представителем рода.

— От этого освещения мы все выглядим стариками, не правда ли? — раздался за его спиной густой мужской голос. Себастьян повернул голову и увидел довольно высокого седовласого джентльмена в парадной горностаевой мантии. — Я просил зажечь поменьше свечей и не так ярко освещать наших дам — да разве меня послушали? Куда там! — Говоривший усмехнулся.

Боже правый, да ведь это к нему обращается сэр Мэтью Вуд! Себастьян быстро поднялся со стула.

— Простите меня, милорд, — мне не следовало поворачиваться к вам спиной.

Сэр Мэтью расхохотался.

— Как бы ты тогда смог есть, Себастьян?.. — тут сэр Мэтью умолк и пристально взглянул на Себастьяна, словно чего-то ждал от него.

«Себастьян — он обратился ко мне на «ты», просто по имени!» Что-то в чертах этого человека показалось ему очень знакомым. Не такое, о чем он мог бы услышать от кого-то или прочитать в газете. Нечто такое… такое, что должно было запомниться ему самому.

— Или в наши злосчастные времена я должен называть тебя «ваша светлость»?

— Боюсь, сэр Мэтью, что я попал в неловкое положение. Мои глаза, как и разум, говорят мне, что мы, должно быть, уже встречались с вами, однако это невозможно, ибо я только что впервые прибыл в Лондон из Эксетера.

Лорд-мэр снова усмехнулся. Себастьян заметил, как вздрагивают бабушкины плечи. Господи, вот и она тоже над ним смеется. Жаркая волна прилила к щекам Себастьяна — он отчетливо ощущал себя в эту минуту круглым дураком.

— Ваша светлость, — похлопал его по спине сэр Мэтью, — мы встречались, причем много раз.

— Как это может быть? — Себастьян напряженно рылся в памяти, но ничего подходящего припомнить так и не смог. — Не могу не признать, что лицо ваше мне знакомо, однако я не могу постичь, где и когда нас могли представить друг другу — понимаю только, что это не могло произойти в Лондоне.

— Да, это было не в Лондоне, — подтвердил лорд-мэр. — Это было в Эксетере.

— В Эксетере?

Бабушка повернулась к лорд-мэру и улыбнулась ему.

— Не будем его больше смущать? — Сэр Мэтью подмигнул ей в ответ. Бабушка перевела взгляд на Себастьяна. — Милый мой, ты не можешь ничего помнить, потому что был совсем маленьким, когда сэр Мэтью хаживал к нам в гости.

— Когда мне исполнилось четырнадцать лет, я поступил в ученики к своему дядюшке-аптекарю, который жил в Эксетере. В августе того года я и познакомился с твоим отцом, и с того дня мы стали закадычными друзьями — до тех пор, пока двадцать лет назад он не сделался вторым герцогом Эксетером и не уехал в Лондон.

— Так вы… Мэтти! — вдруг дошло до Себастьяна. Почтенный джентльмен разразился таким хохотом, что ему пришлось замаскировать свое неподобающе легкомысленное веселье притворным кашлем.

— Да, милый мой, — вставила бабушка, — пусть большинство людей и называет его лорд-мэром[19] Лондона.

— Я от души прошу простить мою забывчивость. — Глаза всех сидевших поблизости были теперь устремлены на Себастьяна — в одних читался ужас, в других — искреннее веселье. Лорд-мэр повернулся лицом к подошедшему благообразному джентльмену.

— А, вот и вы, Астер. А это — юноша, с которым я так горячо желал вас познакомить, Себастьян Бофорт, герцог Эксетер.

Лорд Астер, окинув Себастьяна внимательным, почти критическим взглядом, улыбнулся и коротко поклонился.

— Для меня большая честь наконец-то познакомиться с вашей светлостью.

— Наконец-то, лорд Астер? — Себастьян вопросительно взглянул на джентльмена.

— Да. На вашем приеме была такая толпа, что мы с моей дочерью Далилой безуспешно пытались подойти к вам. Она совсем недавно стала выезжать в свет, а потому употребила все старания, дабы познакомиться с вами. — Он подмигнул лорд-мэру, и оба почтенных джентльмена рассмеялись.

— Лорд Астер, — сказал Себастьян, когда до него наконец дошел комизм ситуации, — я весьма польщен знакомством с вами и с большим удовольствием познакомлюсь с вашей дочерью, когда мне представится такая возможность.

— Она — прелестное дитя и, несомненно, понравится вам. — Лорд-мэр мягко улыбнулся, взял Себастьяна за руку и крепко пожал. — Рад был видеть вас, ваша светлость.

Лорд Астер эхом повторил эту фразу. Себастьян с облегчением перевел дух. Лорд-мэр собрался было идти дальше, но вспомнил что-то и вновь обратился к Себастьяну.

— Не уходи сегодня с обеда, пока не переговоришь с моим оруженосцем[20] — я очень тебя прошу. — Он кивком головы указал на внушительного вида мужчину, стоявшего в нескольких шагах левее. — Мне хочется, чтобы вы обсудили дела комитета, который весьма интересует нас с лордом Астером… думаю, тебя это тоже может заинтересовать.

— Вы оказываете мне честь, лорд-мэр, — еще раз поклонился ему Себастьян. А когда выпрямился, то заметил удовлетворенную улыбку на бабушкиных губах. Лорд-мэр кивнул на прощание головой им обоим.

— Вы еще и недели не пробыли в Лондоне, а уже добились поддержки лорд-мэра. — Себастьян повернулся и увидел, что на свободное место рядом с ним опускается хорошо одетый джентльмен с небрежно зачесанными рыжеватыми волосами и густыми рыжими бровями. — У меня не было намерения подслушивать вашу беседу, ваша светлость, я всего лишь лелеял надежду обратить на себя внимание лорд-мэра. Что ж, такого внимания сподобились вы — значит, теперь мне необходимо сделаться вашим самым близким приятелем. — Он ухмыльнулся. — Мистер[21] Бэзил Редбейн. — Тут джентльмен схватил Себастьяна за руку и восторженно пожал ее. — На самом деле мы уже встречались на вашем приеме, но так, мимоходом.

— Разумеется. — Себастьян после некоторого колебания улыбнулся в ответ. Раз они уже знакомы (хоть сам он и не припоминал ничего подобного), то нет нужды требовать от этого джентльмена, чтобы тот представился по всем правилам — подобная педантичность наверняка огорчила бы бабушку, которая уже ясно дала ему понять: в вопросах этикета он должен следовать примеру первого герцога Эксетера, а не своего отца. Себастьян перевел взгляд на старушку, но та уже успела отойти от стола вместе с двумя другими пожилыми дамами. Тогда он снова повернулся к джентльмену. — Редбейн, меня зовут…

— Да, боже мой, я это знаю, — засмеялся собеседник. — Все знают это, ваша светлость. Вы — четвертый герцог Эксетер. Можно подумать, что вы — член королевской фамилии, если судить по тому, как к вам выстраиваются целые очереди желающих познакомиться с неженатым герцогом. Верно ли я расслышал, что дочь лорда Астера мечтает быть представленной вам?

— Так и мне показалось. — Себастьян увидел, как заиграли желваки на скулах Редбейна, но наметившаяся презрительная ухмылка у того мигом сменилась добродушной усмешкой.

— А она красоточка, эта крошка. Красива, как Елена Троянская, хотя умом и не слишком блещет. Вполне созрела для того, чтобы ее ощипать, если вы понимаете, о чем я.

Себастьян подыскивал слова, чтобы в светском тоне ответить на грубое замечание Редбейна.

— Как я понял, она еще очень молода. Только что начала выезжать в свет. А с учетом той репутации, которой пользуется в палате лордов ее отец, я не сомневаюсь, что она достаточно умна.

— Может, вы и правы, ваша светлость. В силу нежного возраста она, несомненно, очень наивна. Хотя и начала выезжать… и, как я уже сказал, пора ее ощипать. — Он рассмеялся и дружелюбно хлопнул Себастьяна по спине. — Может быть, выйдем и побеседуем о будущей нашей дружбе?

Себастьяну хотелось отклонить это приглашение по целому ряду причин, самой важной из которых было его желание продолжить поиски своей шотландской незнакомки.

— Идемте же, ваша светлость, — заговорил Редбейн прежде, чем герцог успел отказаться. — Ведь абсолютно все, кто был за этим столом, кроме нас с вами, уже перешли в соседнюю гостиную.

Он говорил совершеннейшую правду. Густая толпа текла из Египетского зала, как песок в часах, и герцог с Редбейном прошли через огромные двери, которые вели в соседнюю гостиную. Редбейн вскинул руку, пропуская Себастьяна.

— Только после вас, ваша светлость.

Отчего же казалось, что в его тоне сквозит чуть заметная насмешка?


* * *


В углу гостиной на узком помосте торопливо рассаживались музыканты, а лакеи в ливреях и париках сновали среди гостей с хрустальными бокалами красного вина на серебряных подносах.

Себастьян протянул было руку за бокалом, рассчитывая быстренько опорожнить один-другой, выиграв таким образом несколько минут, чтобы попытаться отыскать глазами свою барышню-шотландку. Но Редбейн, ничуть не заботившийся о хороших манерах, ухватил с подноса сразу три бокала, всунув один в свободную руку герцога.

— При таком столпотворении следующего слугу можно ждать битый час — лучше запастись сразу, а?

Он задвигал бровями, и Себастьян не нашел слов возражения. За недолгие минуты знакомства он решил, что Редбейн в целом весьма добрый малый, пусть и не слишком воспитанный. Он чувствовал себя, казалось, как рыба в воде здесь, в компании аристократов, политиков и членов лондонских гильдий — узкого круга именитых купцов, к числу которых, как решил Себастьян, наблюдая его поведение, принадлежал и сам.

— Вы только подумайте, — проговорил Редбейн, наклоняясь ближе к герцогу, словно не желая, чтобы его кто-нибудь подслушал, — сколько аристократов голубых кровей собралось в одном зале! — Он подтолкнул Себастьяна локтем, едва не расплескав вино из его бокала. — Но они не то, что вы, а? — Он улыбнулся, только вот улыбка вышла натянутой.

Себастьян чувствовал себя утомленным от недосыпания; он не сомневался, что Редбейн не стремится оскорбить его. Просто от переутомления померещилось.

— Признаюсь, я не совсем понял, о чем вы, Редбейн. — Герцог выпрямился во весь рост и глянул на собеседника сверху вниз, побуждая того объясниться прямо.

— Да бросьте. Всем же известно, что ваш дед купил у короля свой титул. — Себастьян невольно поморщился. На этот раз «оплошность» Редбейна была, несомненно, умышленной. — Вы ничуть не больше аристократ по рождению, чем те простолюдины, что собрались в двух других гостиных.

— Я, право, не в силах понять вас, Редбейн, — сердито ответил Себастьян. — Вы утверждаете, что стремитесь завоевать мою дружбу, и в то же время намеренно меня оскорбляете.

— Но ведь, — широко открыл глаза Редбейн, — вы же не считаете, будто я хотел вас оскорбить — я всего лишь хотел показать вам, насколько мы схожи, вы и я. Гораздо больше, чем вы думаете. Хотя я вот не в силу заслуг получил нынешний свой пост инспектора, я его купил. Что в этом плохого, если у человека есть деньги? А коль мы сделаны из одного теста, то и помочь друг другу сумеем, коль будет в том нужда. Только и всего, приятель.

— Мой дед добился рескрипта о пожаловании герцогского титула своей доблестью на службе его величеству королю Георгу III. Титул герцога Эксетера — это почетный ранг[22]. — Он резко обернулся и раздраженно поставил оба своих бокала на поднос проходившего мимо лакея.

— Так ли? — Редбейн заступил путь Себастьяну, пока тот не успел уйти. — Отчего же тогда вы так стараетесь подражать ему? Отец ваш даже не пытался. Он знал, что собой представляет, и принимал это как должное.

— Я не отец. — Пальцы его сжались в кулак, а в висках застучала кровь, как только он представил себе на мгновение расквашенную физиономию Редбейна.

— Отличное вино, ты разве не находишь, Грант? Заслышав шотландский акцент, Себастьян опустил кулак и стал прислушиваться.

— Ну-у, я не стал бы говорить «отличное»… пока. Еще рановато было открывать эти бутылки, следовало подождать до следующего года, — ответил второй голос.

Оба голоса были ему знакомы. Это их слышал герцог в рощице вязов в Воксхолл-Гарденз. И вот они опять доносятся до его слуха — совсем рядом. Он резко обернулся, тут же позабыв про этого деревенщину Редбейна. А там, по другую сторону женского кружка, стояли трое мужчин чрезвычайно высокого роста — даже выше, чем сам герцог. Братья той дамы. Больше им некем оказаться.

— Клянусь, ваша светлость, — Редбейн ухватил его за рукав и мягко развернул к себе лицом. — Я готов признать, что выражаюсь чересчур грубо. Но я лишь хотел показать вам, что мы с вами очень сходны, хотя на людях это демонстрировать совершенно не обязательно.

У Себастьяна не было времени на выяснение отношений, тем более что Редбейн уже показал себя совершенно неотесанным деревенщиной. Чтобы связываться с ним, нужно быть не менее безумным, чем их король.

— Редбейн, мы выпили вместе по бокалу вина, и это оказалось для меня очень поучительным. Однако теперь вы должны меня извинить — мне нужно кое с кем переговорить по исключительно важному делу. Всего вам доброго, Редбейн.

Мимолетно кивнув ему, Себастьян развернулся туда, где стояли шотландцы, только их и след простыл. Он беспомощно оглядывался по сторонам, вытягивая шею, чтобы лучше видеть поверх голов. Ни малейшего результата.

— Это вы Синклеров высматриваете? — поинтересовался у него из-за спины Редбейн.

Крутнувшись на месте, Себастьян пристально посмотрел ему в глаза.

— Этих шотландцев? А Синклер — их родовое имя?

— Если вы говорите об этой важничающей семейке, которая сейчас как раз покидает гостиную, то да — это и есть печально известные Синклеры.

Взгляд Себастьяна метнулся к двери. Увидеть он успел только толпу, смыкающуюся позади высокой женщины с черными как вороново крыло волосами и нескольких джентльменов, которые как раз исчезли за дверью в Египетский зал.

— Их отец — шотландский герцог, потомок одного из самых знатных родов во всей Британии, — добавил Редбейн. — А вы с ними как-то связаны?

Себастьян смотрел вслед ушедшим, но все же обернулся снова к Редбейну, чтобы задать еще один вопрос.

— А эта женщина с ними — она тоже из их семьи?

— Признаюсь, я ее не рассмотрел, — пожал плечами Редбейн. — Но их несколько братьев и сестер. Всего семеро, как мне говорили. А впрочем, точно не знаю.

Себастьян бросил на прощание еще один хмурый взгляд на Редбейна, потом решительно направился к дверям.

Он быстро шел по Египетскому залу, где лакеи проворно собирали с опустевших столов тарелки, бокалы, ножи, ложки и вилки, а вслед за ним поспешал запыхавшийся Редбейн.

— Надеюсь, вы не вздумаете обхаживать одну из барышень Синклер. Они настоящие аристократки. Не вашего полета птички, приятель, так что бросьте даже думать об этом.

Лакеи распахнули входные двери, и Себастьян вышел в ночь, замедлил шаг и внимательно оглядел выстроившиеся вдоль тротуара экипажи, выискивая Синклеров. Они могли сидеть в любом, даже в нескольких шагах от герцога, а он их все равно не заметит. Вдруг его взял за плечо Редбейн, несомненно, заметивший, как напрягся Себастьян.

— Меня ждете, верно? Я знал, что вы все же признаете справедливость моих слов, — снова забормотал он. Себастьян обернулся и бросил на него яростный взгляд.

— Оставьте меня в покое, Редбейн.

— Отчего же? Я ведь могу пригодиться. Если на то пошло, я знаю Лондон. Если вы охотитесь за юбками, не проблема — можно пойти на Хукер-стрит. В отличие от всех этих дам, там ни одна Марианна не рассчитывает заполучить колечко на палец, если вы с ней перепихнетесь по-быстрому.

Себастьян вскинул раскрытую ладонь, желая лишь удержать Редбейна на расстоянии, однако удар получился сильным, и тот отшатнулся.

— Я говорю вполне серьезно: ступайте прочь, пока я вообще не отбил у вас способность преследовать меня.

Редбейн замахнулся, но в последний миг передумал и рассмеялся.

Себастьян двинулся на него, грозно сдвинув брови.

Глаза Редбейна расширились, в них промелькнул внезапный страх; он попятился.

— Ну вот видите — мы куда больше похожи друг на друга, чем вам хочется признать. Вы обычный грубиян и задира, такой же негодяй, как и я, как и ваш отец.


* * *


Семейство Синклеров отъезжало от Мэншн-Хауса, и Присцилла опустила окошко наемного экипажа: что-то на улице заинтересовало ее.

— Сьюзен, ты только посмотри вон туда. Да быстрей же!

— Ну, что там еще? — спросила Сьюзен, которая только успела откинуться на кожаную подушку и закрыть глаза.

— Там самый роскошный мужчина, какого мне только доводилось видеть! — Присцилла потянула сестру за руку, не сводя глаз со стоявших на тротуаре мужчин. — Ой, он вот-вот задушит какого-то рыжего джентльмена! Как ты думаешь, Сьюзен, кто он такой? Ты его не знаешь?

Киллиан оттащил Присциллу от окошка и выглянул сам.

— А он не выглядит слабаком. Этому рыжему явно не поздоровится. Что скажешь, Грант?

Грант подождал, пока Киллиан подвинется, потом и сам встал с места и выглянул из окошка.

— У рыжего центр тяжести расположен низко, это тоже надо учитывать, но вообще-то ставлю фунт на длинного. — Он обернулся к своим братьям. — Что, никто не принимает пари?

Сьюзен приоткрыла глаза и одарила брата сердитым взглядом.

— Деньги принадлежат нам всем, Грант. Какой же смысл держать пари друг с другом? — Ей вообще казалась нелепой вся эта возня в экипаже, выглядывание в окошко. Правда, на обеде было невероятно скучно, и она готова была обрадоваться всему, что могло ее хоть немного развлечь.

— Подвинься, дай мне взглянуть. — Но когда ей удалось наконец просунуть голову в окошко, оказалось уже слишком поздно. Сьюзен только и увидала, что силуэт рослого мужчины, который помогал коротышке подняться с земли. — Хм!

— Ох, а я-то надеялся, что мне тоже дадут взглянуть! — Лахлан сегодня чересчур увлекся вином и двигался теперь медленно.

— Да ну, не о чем тебе беспокоиться. — Сьюзен снова откинулась на подушку и закрыла глаза. — Победил высокий.


Глава 5

Праздность и бедность неизменно навлекают на человека упреки, и потому он с величайшим тщанием старается скрыть свою бедность от окружающих, а праздность — от себя самого.

Д-р Сэмюэл Джонсон[23]

Особняк Синклеров

Мейфэр


Дляполуденного часа воздух был слишком свеж, но солнышко уже пригревало спину Себастьяну, стоявшему у дверей особняка Синклеров. Нет, у него едва ли были реальные подтверждения тому факту, что соблазнительная дама, с которой он познакомился в библиотеке, принадлежит к этому семейству. И все же что-то подсказывало, что пришел он по нужному адресу.

Не колеблясь, он три раза подряд постучал в дверь бронзовым молоточком. Услыхал шаги, но дверь не отворилась. Он постучал снова. Потом загрохотал в дверь еще раз.

Пальцы на руках и ногах нервно сжимались. «Наберись терпения, — сказал он себе. — Подожди минутку».

Но ждать дольше у него не было сил. Да черт побери, он уже довольно ждал под дверью! Нетерпение буквально снедало его.

Кто-то же есть дома и прекрасно понимает, что пришел гость. Он поднял голову и поглядел на окна. Всякий раз, когда он стучал, шторы на втором этаже подозрительно подрагивали, хотя окно это было закрыто и ветерок не мог шевелить занавеси.

Нет, он не уйдет отсюда, пока ему не откроют дверь и не подтвердят — или не опровергнут — предположения, что искомая леди проживает именно здесь.

Скрипя зубами, Себастьян еще два раза прогрохотал молоточком по двери, потом отступил на шаг и посмотрел на окно — не шевельнется ли там штора? На этот раз не шевельнулась. Вместо этого послышался щелчок отпираемого замка, дверь отворилась, и показался слуга — невысокого роста, с залысинами на лбу. Поморгал, оказавшись на ярком солнце.

— Слушаю вас, милорд.

— Я пришел с визитом к семейству Синклеров. — Себастьян ожидал от слуги хоть какого-то ответа, но так и не дождался. Слуга только смотрел на него, смущенно морщась. — Они дома сегодня?

— Да, милорд, дома. — Слуга повернулся, заслышав за спиной торопливые шаги, затем послышался тихий быстрый шепот. Слуга шагнул вперед и чуть притворил дверь, чтобы с крыльца не было видно, что происходит в передней. — Сейчас, правда, только пробило двенадцать часов, а Синклеры, с огорчением вынужден вам сообщить, не принимают никого раньше четырех пополудни.

Себастьян шумно выдохнул и снова поднял голову к окну на втором этаже, затем перевел взгляд на слугу.

— Мистер… э…

— Поплин, милорд. — Теперь, когда слуга стоял на ярком солнце, его водянистые голубые глазки превратились в узкие щелочки.

— Меня это чрезвычайно огорчает, ибо в таком случае я не смогу возвратить некую вещь, которую одна из барышень обронила на приеме, состоявшемся у меня несколько дней назад. — Он опустил руку в карман и рассеянно потрогал гладкий шелк подвязки, найденной им в бабушкиной библиотеке.

В эту минуту дверь слегка приотворилась, и Поплин тут же всунул голову внутрь, как будто выслушивал то, что кто-то тихонько говорил ему из-за двери.

— О-очень хорошо. Значит, вы придете, быть может, в другой день. — Там, за дверью, творилось что-то чертовски странное. Разумеется, Себастьян и не думал уходить, но тут у него мелькнула мысль: а если притвориться, что он уходит, то тот, кто прячется за дверью, может показаться на крыльце? Он громко вздохнул, выражая этим разочарование, потом повернулся спиной к слуге и стал спускаться с крыльца к своей карете, ожидавшей у тротуара.

— Э-э… Ах, боже… минуточку, милорд, подождите! — Поплин выкатился из дверей и спустился на две ступеньки. — А как мне доложить — кто приходил?

Себастьян пригасил улыбку и лишь затем повернулся к слуге.

— Нет нужды докладывать, Поплин, потому что я просто приду в другой день. Зачем же беспокоить хозяев, докладывая о посетителе, который даже не озаботился тем, чтобы заранее послать свою визитную карточку, как поступают воспитанные люди? — Он кивнул невысокому слуге. — Уверяю вас, больше этого не повторится. — Он поднял глаза на окно, усмехнулся, коснулся пальцами шляпы и повернулся к карете.

— Прошу вас, милорд, — послышался мелодичный голосок, нежный, как вереск в горах Шотландии. — Мы с братом примем вас.

Появившаяся в дверях женщина была высока и стройна; ее темные волосы были с боков сколоты шпильками, украшенными жемчужинами, а сзади свободно ниспадали волнами на спину. За ней высился широкоплечий мужчина с золотисто-каштановыми волосами. На нем был безукоризненно сшитый фрак, предназначенный, однако, для вечерних приемов, тогда как сапоги для верховой езды (тоже безупречного качества) предполагали, что он собирается на прогулку. Все же Себастьян сразу его узнал — этот джентльмен был среди тех, кого он видел накануне за обедом у лорд-мэра.

Джентльмен сделал рукой приглашающий жест.

— Входите, дружище. — Он подмигнул Себастьяну. — Если только вы не замыслили устроить еще одну потасовку, как вчера у Мэншн-Хауса. А то, понимаете, я только что проснулся. Нечестно получится.

Себастьян улыбнулся. Значит, они видели его и на обеде у лорд-мэра, и на улице после обеда. Интересно! Он быстро поднялся по ступенькам.

— Прошу извинить мой несвоевременный визит. Нас не представили друг другу официально, и теперь, боюсь, с этим ничего уже не поделаешь, хотя смею заметить, что пути наши пересекались не раз. Коль уж так вышло, а мое пребывание в Лондоне ограничено до крайности, умоляю вас извинить мои дурные манеры и позволить мне представиться самому. — Говорил он столь же быстро и нетерпеливо, как перед тем стучал в дверь.

Джентльмен поднял брови, ожидая продолжения, потом прищурился против солнца и вгляделся в стоявшую на улице карету с гербом Эксетеров.

— Я… — открыл рот Себастьян.

— …герцог Эксетер, — перебил его джентльмен. — Черт побери! — пробормотал он себе под нос.

Барышня тихонечко взвизгнула и застыла как статуя, тревожно поглядывая на брата. Его же лицо не выразило и намека на удивление.

— Ваша светлость, — непринужденно проговорил он, — раз уж, как вы сказали, ваше время в Лондоне ограничено, а другого выхода нет, то позвольте и мне представиться самому. Я — лорд Грант Синклер, второй сын герцога Синклера. Вы позволите представить вам мою сестру?

— Почту за честь. Будьте так любезны. — Себастьян повернулся лицом к молодой леди.

— Леди Присцилла Синклер, дочь герцога Синклера, — кивнул в сторону сестры лорд Грант.

— Приветствую вас, ваша светлость. — Барышня присела в низком реверансе, выказывая уважение к Себастьяну, а выпрямившись, метнула на него игривый взгляд.

— Будьте любезны проследовать сюда, милорд герцог. Уверяю вас, что гостиная гораздо более подходит для развлечения гостя, нежели крыльцо.

Себастьян поклонился и прошел вслед за Синклерами в изысканно обставленную гостиную. Леди Присцилла торжественно заняла место за чайным столиком, брат сел рядом с ней, а Себастьяну предложили мягкое кресло.

В комнату поспешно вошел Поплин, проворно расставил чайный сервиз, а круглолицая женщина постарше поставила блюдо с кексами — поближе к Присцилле, которая взяла на себя роль хозяйки дома и молча стала разливать чай по чашкам.

— Какое счастливое стечение обстоятельств привело вас к нашему порогу в такой чудесный день, ваша светлость? — полюбопытствовал Грант.

— Да ничего особенного, уверяю вас, просто маленький рыцарственный жест, — Себастьян вперил взор в леди Присциллу, ожидая, как она на это отреагирует. Даже волосы у нее были черными как вороново крыло и кожа белее слоновой кости, но это была не она. Хуже всего то, что он не мог сказать себе, что именно в леди Присцилле указывало на то, что она не та барышня, которая подарила ему исполненную такой страсти встречу в библиотеке. Просто он откуда-то знал это. Она никак не могла быть той самой.

— Я обратил внимание на то, как пристально ваша светлость рассматривает мою сестру, — небрежным тоном заметил Грант. Себастьян хотел было возразить, но прежде чем он подыскал подходящий ответ, Грант продолжил. — Я ничего не имею против. Она красавица и привлекает к себе взгляды многих мужчин. — Озорные искорки вспыхнули в его глазах. — А впрочем, если надумаете просить руки, то вам, боюсь, придется занять место в длинной очереди поклонников.

— Грант! — У Присциллы дрогнула рука, и чай пролился из чашки на скатерть. Она вовремя спохватилась и не обварила брата свежезаваренным напитком, зато обожгла его взглядом своих обворожительных голубых глаз. — Брат шутит, ваша светлость. — Взгляд прищуренных глаз прожигал лорда Гранта, но выражение лица ее изменилось так стремительно, что Себастьяну осталось лишь гадать, не померещилось ли ему все это. — Если вам вздумается поухаживать за мной, то брат, я уверена, не будет против этого возражать.

Изо рта Гранта вырвался громкий смех, он едва не поперхнулся чаем. Тут же поднес к лицу салфетку, но, несмотря на все усилия, так и не смог стереть с лица улыбку.

— Простите мою сестру, умоляю вас, ваша светлость. С тех пор как вышла замуж ее сестра Айви, она убедила себя, что и ей необходимо сделать то же самое, и как можно скорее. Я уж подумывал о том, чтобы поместить объявление в газете «Морнинг пост» с целью предостеречь всех холостяков из высшего общества. Как вам нравится такая мысль, ваша светлость? Не слишком ли я размечтался? Лучше бы, конечно, нанять городского глашатая, только он будет стоить куда дороже.

— Грант! — Присцилла снова прищурилась, глядя на него. — Что плохого, если женщина желает выйти замуж? Это традиция, достойная всяческого уважения, и я твердо намерена ее соблюсти. Даже сестрица Айви вышла замуж, ваша светлость, а ведь у нее волосы почти оранжевого цвета! Так отчего же мне не выйти замуж, если у меня нет таких бросающихся в глаза изъянов, как рыжие волосы? А стоит подождать подольше, и всех желанных мужчин попросту разберут другие. — Она мило улыбнулась герцогу.

Себастьян опустил взгляд на свой чай, надеясь на то, что поднимающийся от чашки пар скроет отразившееся на его лице разочарование. Ах, как он ошибся! Леди Присцилла явно не была той женщиной, которую он ищет. Если б это оказалась она, то быстренько отыскала бы его сама и, не теряя времени, стреножила и потянула к священнику. Он лишь мысленно вздохнул, поднес к губам блюдце с чашкой и отпил глоток чаю.

Грант страдальчески закатил глаза, затем предпринял попытку сменить тему.

— Вы, ваша светлость, упомянули о том, что ваш сегодняшний визит связан с рыцарским долгом. — Он подался вперед, с интересом ожидая ответа.

— Ах да. — Он пошарил рукой в кармане, нащупал подвязку и тут же замер.

У Присциллы расширились глаза, она медленно распрямилась и положила подбородок на сцепленные руки.

— Что у вас там, ваша светлость? Быть может, обручальное кольцо?

Он уже твердо знал, что эта подвязка не принадлежит леди Присцилле, и все же теперь ему некуда было деваться, приходилось показать подвязку ей. Себастьян неохотно вытащил ленту из кармана и помахал ею в воздухе.

— Кажется, моя задача сродни той, что была в сказке, — отыскать даму, которая обронила эту подвязку на балу у моей бабушки. — В это мгновение он уловил какой-то шорох в коридоре и повернул голову к двери, полагая, что сейчас в гостиную войдет кто-нибудь еще. Нет, никого. Подождал еще немножко, потом решил, что ему просто почудилось, и снова уделил все свое внимание хозяину и хозяйке.

Леди Присцилла сделала шаг вперед, впилась глазами в подвязку; рука ее чуть заметно дернулась, чтобы взять ленту, но брат сразу ее отстранил.

— Если это не твоя подвязка, Присцилла, то мы не должны заставлять герцога напрасно терять время. Он ведь приехал в Лондон ненадолго.

Присцилла изобразила улыбку.

— Поскольку мы не были у вас на балу, ваша светлость, я вынуждена признать, что подвязка не моя. — Тут ее великолепные голубые глаза прояснились. — Впрочем… Я могла бы сделать вид, что она моя, если это сократит ваши поиски — тогда вы сможете вовремя уехать из столицы, как планировали.

Себастьян поначалу не знал, что на это сказать, но тут заметил, что брат с сестрой тихонько посмеиваются. Значит, шутка. Себастьян поднялся из кресла.

— Горячо признателен вам за любезное предложение, леди Присцилла, и… я дам вам знать, если будет так уж необходимо принять эту подвязку. — С этими словами он раскланялся с хозяевами и проследовал за Поплином к двери.

Он до конца проследил эту линию и ничего не нашел. Совершенно непонятно, по какому следу идти дальше.


* * *


Сьюзен только успела бросить чемодан на соломенный тюфяк, служивший ей постелью, как в ее спальню ворвались взволнованные Присцилла и Грант. Присцилла согнулась и уперлась руками в колени, пытаясь отдышаться.

— Ой… ой, боже мой, Сью, тут герцог Эксетер… — Она сдвинула чемодан и присела на постель, все еще тяжело дыша после бега вверх по лестнице.

— Знаю, — ответила Сьюзен. Небрежно бросила в чемодан пару крепких ботинок. — Я, когда услышала стук в дверь, осторожно выглянула из окна и увидела, что к нам пожаловал джентльмен.

— Тогда ты должна согласиться с тем, что это самый красивый джентльмен во всем Лондоне, — заявила Присцилла.

— По правде говоря, я видела лишь верх его шляпы да еще спину — это уже когда он сидел в гостиной. — Хотя, боже, как ей хотелось бы рассмотреть его лицо — того мужчины, с которым она предавалась любви и от которого должна бежать как от огня.

Сьюзен скатала шелковые чулки, засунула их в ботинки.

— Хорошо еще, что ты не зашла в гостиную, — начал было Грант. Сьюзен вихрем повернулась к нему.

— Я ведь чуть и не вошла. Задержалась у зеркала в коридоре, приводила в порядок растрепавшиеся волосы и тут услышала: «герцог Эксетер». — Даже сейчас, стоило Сьюзен вспомнить, как она едва избежала этой встречи, на ее лбу выступили капельки пота. Она приложила ко лбу руку, стараясь успокоиться. Боже, сердце в груди еще бешено колотилось. — А если бы я вошла? Если бы он меня узнал?

— Осмелюсь заметить, узнал бы, скорее всего. На балу тогда были сотни дам, но ведь что-то привело же его именно сюда. Но это «что-то» и увело его прочь отсюда. — Грант нервно расхаживал по комнате. — И мне кажется, это «что-то» заключается в том, что он полагает, будто сестер Синклер всего две.

— Что ты хочешь сказать? — Сьюзен уложила в кожаный футляр щетку для волос и коробочку со шпильками, обошла постель и приблизилась к Гранту. Присцилла с волнением схватила сестру за руку.

— У него твоя голубая подвязка, Сью. Он показал ее нам. — Глаза Присциллы широко распахнулись. Сьюзен с ужасом воззрилась на Гранта.

— Ну да, так он и сделал, но каким-то образом понял, что эта вещь не принадлежит Присцилле, что она — не та женщина, которую он разыскивает.

— Я нарочно упомянула, что у сестры Айви волосы рыжие — в надежде, что милейший герцог исключит мою сестру из списка Золушек, которые могли потерять свою туфельку, — добавила Присцилла, — хотя, кажется, выглядела я круглой дурочкой, пытаясь приплести к беседе нашу рыженькую ворону!

Грант ласково сжал плечи Сьюзен.

— Вопрос остается без ответа. Как он понял, что Присцилла — не та, кого он ищет? Почему-то отыскал же он именно наш дом — не исключено, что он запомнил твой рост.

Сьюзен застыла на месте.

— Я… Я что-то сказала ему там, в библиотеке. Он слышал мой голос и, вероятно, понял, что я шотландка.

— Ну да, поэтому он мог прийти к нам. В лондонском высшем свете не так уж много шотландцев, а после окончания сезона их осталось здесь совсем мало.

— И никто из них не выделяется таким высоким ростом, как мы, — задумчиво проговорила Присцилла.

— И все же я в недоумении, — настаивал Грант. — Вы с Присциллой очень похожи. Многие путают вас, даже те, кто встречал обеих неоднократно. Как же он сумел уловить разницу? Ведь он видел тебя только в темноте…

Сьюзен побелела и медленно подняла глаза на Присциллу. Открыла уже рот, чтобы ответить, но ей стало слишком неловко уточнять.

Присцилла положила правую руку на свое бедро, а левой указала на Сьюзен.

— Да потому что у Сьюзен полные груди и бедра. — Она опустила глаза на собственные формы, еще совсем девичьи, потом отвела взгляд, не желая довершать сравнение. — Когда мы одеты, разница не так бросается в глаза.

— Но ведь в темноте же… — Грант присмотрелся к Сьюзен. Та скрестила руки на груди.

— Ах, пожалуйста, не смотри на меня так! — Она отвернулась, распахнула створки платяного шкафа и сорвала с крючка теплую накидку. — Мне ясно, что надо делать. Я должна уехать из Лондона прежде, чем он узнает, что сестер Синклер — не две, а три, а на это ему много времени не потребуется.

— Но куда же ты направишься? У нас нет денег, чтобы отправить тебя куда бы то ни было, — покачала головой Присцилла. — Погоди. Он же сказал, что пробудет в Лондоне совсем недолго. Тебе всего-то и нужно, что избегать балов и приемов, пока он не уедет отсюда. Так что незачем тебе покидать Лондон.

— Как ты можешь говорить такую ерунду, Присцилла? — фыркнула Сьюзен. — Он знает теперь, где мы живем. И непременно придет сюда снова. Нет уж, единственное, что можно сделать, — это уехать на время. Тогда, если ты скажешь ему, что ты единственная из сестер Синклер в Лондоне, тебе не придется лгать. И уж, по крайней мере, так вам удастся избежать отцовского гнева, если он обо всем узнает.

— Ну, Сью, давай только без спешки. — Грант потер лицо ладонями. — Мы должны тебя спрятать, вот и все. Ненадолго.

Миссис Уимпол, кухарка и единственная служанка Синклеров, вежливо покашляла, стоя у двери. Сколько времени она уже там стояла, Сьюзен не ведала. Кухарка держала в руках поднос с чаем и тарелочкой, на которой лежало что-то круглое и зелененькое.

— Я подумала, что вы, может, проголодались, леди Сьюзен. Утром-то не завтракали. Вот, принесла вам чаю и бисквитов с морскими водорослями.

Сьюзен посмотрела на зеленое лакомство и зажала рот руками.

— Спасибо, миссис Уимпол, но чаю хорошо бы выпить попозже. Сейчас, я думаю, мне кусок в горло не пойдет.

— Вы уж меня простите, леди Сьюзен, да только я услыхала, чего там говорили, в гостиной, да и здесь тоже… Я очень извиняюсь, что подслушала — да только если вам нужно где пожить на время, так у моей кузины, миссис Хадлстон, есть своя частная школа для молодых леди в Бате.

— Как же она сможет прятаться в школе? — замахала руками Присцилла. — Сью не очень-то похожа на школьницу. Кто-нибудь обязательно обратит на это внимание, — добавила она довольно ехидно.

— Ну, у них там недавно ушла наставница, — ответила на это миссис Уимпол. — Девчонка сбежала да и выскочила замуж, даже словом не обмолвилась: не предупредила никого и спасибо не сказала. Может, вы, леди Сьюзен, могли бы на время занять ее место?

— Я же не учительница, — возразила Сьюзен. — У меня нет должной подготовки.

— Снова прошу прощения, миледи, да только все это у вас есть.

— Ну да, — засмеялся Грант, — как танцевать, как одеваться, выбирать блюда в меню, петь — еще бы, тому, как грамотно бездельничать, она обучена превосходно.

— Именно, милорд, — сказала миссис Уимпол. — Она обучена хорошим манерам, какие нужны в обществе. — Кухарка поставила поднос на туалетный столик, опрокинула при этом канделябр, вернула его на место и лишь после этого обратилась снова к господам. — Ей, кузине, нужна наставница, а вам, леди Сьюзен, нужно место, где можно спрятаться да и несколько монет подзаработать.

Сьюзен вопросительно посмотрела на Гранта, потом на Присциллу.

— Я в жизни своей ни дня не работала. Видит Бог, я же герцогская дочь.

— Конечно, но ведь у нас нет ни гроша, чтобы отправить тебя в какой-нибудь отель или в загородное поместье, пока герцог Эксетер не уедет из Лондона, — напомнил Грант. — Чтобы выехать из Лондона, тебе придется поработать, иначе как ты дорогу оплатишь?

Миссис Уимпол закивала, отчаянно тряся двойным подбородком.

— А я могу прямо сейчас написать вам рекомендательное письмо. Возьмете его с собой в Бат. Лидди Хадлстон вас не прогонит. У нее вообще не было бы никакой школы, кабы не ваша покорная слуга.

— Что вы этим хотите сказать, миссис Уимпол? — поинтересовалась Присцилла.

— Да ничего такого. Много лет оказывала ей маленькие услуги, вот и все — а она добро помнит, я знаю. — Миссис Уимпол посмотрела на Сьюзен, ожидая распоряжений. — Так мне письмо-то писать?

Сьюзен напряженно смотрела на Гранта с Присциллой, надеясь, что кто-то из них выкрикнет решительное «не-е-ет!», но вместо этого и брат, и сестра горячо закивали головами в знак полного согласия.

— Ну что ж, миссис Уимпол, напишите, пожалуйста. — Сьюзен подошла к служанке и обняла ее от всей души. — Я вам очень признательна за заботу.

— Да уж знаю, — проговорила та, направляясь к двери. — Я вам соберу снеди на дорожку-то. Ой, как хорошо, что я испекла немного лишних бисквитов с водорослями! Вы, право, не останетесь голодной. — Она уже вышла в коридор, но и там продолжала говорить.

— Я велю Киллиану сходить в конюшни, пусть договорится об экипаже, а Лахлан позаботится о провизии — я не желаю, чтобы кучер открыл дверцу кареты и обнаружил твой хладный труп с зажатым в руке чудесным бисквитом из морских водорослей. — Грант засмеялся и повернулся к двери. Уже взявшись за ручку, он вдруг остановился и обернулся к Сьюзен, сразу посерьезнев. — Мне поначалу не хотелось, чтобы ты уезжала, Сью, но теперь вижу, что другого выхода нет. Извини.

— Я и сама знаю, — кивнула Сьюзен.

— А я, раз это ненадолго, дам тебе свои голубые атласные туфельки, — радостно сообщила Присцилла.

— Я же стану учительницей в школе для девочек, Присцилла. Где я их там буду носить?

— Ну, повод ты найдешь, в этом я не сомневаюсь, — пожала плечами младшая сестра и умчалась из комнаты — за туфельками.

Сьюзен взглянула на свой чемодан, потом бессильно опустилась на тюфяк. Боже правый, дошло до того, что ей, леди Сьюзен Синклер, старшей дочери герцога Синклера, и впрямь придется трудиться, чтобы заработать себе на хлеб насущный!


Глава 6

Деловитость — это разумное безделье.

Дэвид Данхэм[24]

Три дня спустя

Школа миссис Хадлстон

(«Школа добродетелей» в городе Бате[25])


— Здесь вы будете жить, — миссис Хадлстон, приоткрыв дверь, обвела рукой комнатушку размерами чуть побольше дорожного экипажа. — Помещение невелико, зато вам будет уютно. — Ключиком она открыла ящик столика, стоящего впритык к узкой кровати, вытащила оттуда огарок свечи и вставила в старенький, изъеденный ржавчиной железный подсвечник. — Свечи дороги, так что не забывайте вынимать свечу из подсвечника и на день запирать в ящике. Иначе девочки обязательно ее стащат.

— Для чего же? — недоуменно спросила Сьюзен, разглядывая куцый огарок.

— Для того, чтобы освещать себе дорогу, когда они проказничают среди ночи, вот для чего. — Директриса покачала головой. — Вы ведь даже не представляете себе, за что взялись, правда, мисс? Ничего, скоро все поймете. Этих девиц сюда не зря присылают, поверьте, и вовсе не ради приличного образования. Они все озорницы, все до последней, а наша задача — задушить в них ростки своенравия и превратить в добродетельных барышень.

Сьюзен вошла в комнату, положила чемодан на узенькую кровать и присмотрелась к своему новому жилищу. Свет проникал в него через единственное узкое окошко, выходившее на улицу. Платяным шкафом служили три крючка на внутренней стороне двери. Белый тазик и кувшин с водой были водружены на маленький письменный стол из сосновых досок, а полотенце аккуратно сложено на стоявшем у стола грубо оструганном стуле.

«Хм! Почти как в особняке Синклеров».

— Миссис Уимпол в своем письме ясно говорит, что вы скрываетесь и что неизвестно, сколь долго вы здесь пробудете. Посвящать меня в прочие подробности она не сочла необходимым. — Здесь миссис Хадлстон умолкла, словно ожидая, что Сьюзен сама объяснит, в чем тут дело, но как раз это в планы Сьюзен не входило. Чем меньше людей будет знать о ее затруднительном положении, тем лучше. Уяснив для себя, что приезжая не собирается пускаться ни в какие объяснения, директриса обиделась и нахмурилась.

— Она заверила меня в том, что вы получили надлежащее воспитание и вполне владеете светскими манерами. Лишь по этой причине я согласилась допустить вас в «Школу добродетелей».

«Ну да, потому что тебе не хватает одной учительницы». Сьюзен молча кивнула.

— Тем не менее, пока вы здесь находитесь, вам надлежит выполнять те же правила, что и нашим воспитанницам. Свечи гасят в девять часов вечера. При любых обстоятельствах. В это же время двери запирают, и никому не позволяется ни выходить, ни входить до самого утра. — Тут миссис Хадлстон неожиданно поморщилась и наклонилась, поправляя полотенце — так, чтобы оно лежало точно вдоль края стола.

«Минутку. Как она сказала? Никто не может ни выходить, ни входить? Но это же невозможно!» Должно быть, она что-то недослышала. Лучше выяснить сразу.

— Разумеется, у меня будет ключ, чтобы я могла выйти, когда девочки лягут спать?

— Исключений не делается ни для кого! — Кожа вокруг глаз директрисы натянулась, как застежка на ридикюле. — Стоит только ослабить строгость правил, и сразу же, не сомневаюсь, наставницы начнут бегать на свидания, потом затяжелеют, а после сбегут от меня под венец.

— Могу вас уверить, ко мне это не относится. Я здесь скрываюсь, и только, но мне бы хотелось побродить по Бату, пока я буду здесь.

— Ах вот как? Тогда вам придется обходиться экскурсиями, которые в учебных целях проводятся для воспитанниц. Исключений не делается ни для кого. — Миссис Хадлстон позвякала висевшей на поясе связкой ключей. — Если вам потребуются какие-либо припасы, вы должны попросить их у меня: я храню все ключи. Средства у нас здесь ограничены, понимаете ли, и я веду строгий учет.

Сьюзен содрогнулась. Боже правый, она не в силах здесь находиться, пусть и всего несколько дней. Это же не школа, это настоящая тюрьма! Нет-нет. Она здесь не останется. У нее закружилась голова, и она присела на кровать.

— Я к вам обращаюсь, мисс. Перестаньте дремать на ходу. — Миссис Хадлстон нависла над Сьюзен, созерцая кончик собственного носа.

— Извините. Что вы говорили, миссис Хадлстон?

— Девочки должны называть вас учительницей.

«Никакая я вам не мисс и не позволю обращаться со мной, как с простолюдинкой!»

— Да нет, если уж я должна обучать их тому, как следует держаться в свете, то и обращаться ко мне они должны соответственно: леди Сьюзен.

Густые седеющие брови миссис Хадлстон с сомнением приподнялись.

— Леди Сьюзен, вот как? Фу-ты ну-ты.

— Именно. Леди Сьюзен. Девочек необходимо научить уважать старших, с чем вы, я уверена, целиком согласны, потому они и должны называть меня — леди Сьюзен.

Тонкие губы миссис Хадлстон растянулись в довольной улыбке.

— Очень хорошо. — Она поднесла к глазам рекомендательное письмо, написанное миссис Уимпол, и ткнула в него пальцем. — Но я буду обращаться к вам «мисс Боннет», как и сказано в рекомендательном письме. На уроке вы можете изображать из себя леди, девочкам эта игра, вероятно, понравится, но я буду называть вас настоящим именем — мисс Боннет.

«Мисс Боннет? Это еще кто… о боже!»

— Э-э… позвольте мне взглянуть на рекомендательное письмо. — Сьюзен протянула руку.

— Нельзя. — Миссис Хадлстон быстро спрятала письмо за спиной. — Это частная переписка между мной и моей кузиной. — Она повернулась и величаво пошла прочь из комнатки, бросая на Сьюзен сердитые взгляды.

— Прошу прощения, миссис Хадлстон. — Сьюзен скрипнула зубами, но покорно склонила голову. — Разумеется, это письмо частного характера.

— Обед в шесть часов, в столовой. — Не оборачиваясь более, миссис Хадлстон вышла из комнаты, хлопнув тонкой дощатой дверью.

Сьюзен закрыла лицо руками. Ах, Боже милостивый! Неужели она сможет здесь выжить? Она понимала, что это невозможно, однако она должна вытерпеть. Сложив ладони, она упала на колени и закрыла глаза.

— Да смилуется Господь над грешной душой моею… и да отошлет Он герцога Эксетера подальше от Лондона… со всей возможной скоростью. Аминь.


Шесть часов вечера


Сьюзен собиралась прийти на обед немного раньше назначенного времени, но задержалась, ибо решила уделить чуть больше внимания своей внешности. Ей предстояла первая встреча с девочками-воспитанницами, и она хотела произвести на них как можно более яркое впечатление. Она надела платье малинового цвета, скрепила волосы заколками со сверкающими бриллиантами, а шею украсила небольшой ниткой жемчуга. Теперь можно было уже идти, но Сьюзен метнулась назад, схватила со стола маленькое зеркальце и отрепетировала исполненную достоинства улыбку, которой она встретит взгляды своих воспитанниц. После этого она почувствовала себя готовой к обеду, покинула комнатку и спустилась по лестнице, стараясь угадать, как пройти в столовую.

Дорогу она нашла, как только часы пробили первый из шести ударов. Раздвижные двери были широко открыты, и Сьюзен, пройдя внутрь, замерла от изумления. В отличие от ее голой спальни, здесь стены были покрыты тиснеными французскими обоями, а на столе, застеленном скатертью из тонкого полотна, сверкали хрусталь и серебро. На буфетном столе ожидали своей очереди несколько блюд: мясо, картофель, суп, разнообразные овощи.

Две молодые женщины в скромных серых платьях и двенадцать девочек сидели за длинным столом с двумя огромными серебряными канделябрами на дюжину свечей каждый. Каждый — на дюжину свечей, тогда как ей предлагается освещать свою комнату жалким огарком. В эту минуту Сьюзен заметила, что все собравшиеся пристально разглядывают ее. Она смущенно улыбнулась.

— Прошу прощения. Я… не сразу сообразила, что опаздываю. — Она углядела единственный незанятый стул во главе стола и поспешила к нему. Девочки по-прежнему молча ее разглядывали. — А где же миссис Хадлстон? — отважилась поинтересоваться Сьюзен.

— Миссис Хадлстон никогда не завтракает и не обедает с нами, только учительницы, — ответила миниатюрная девочка с золотистыми кудряшками. Ее широко раскрытые глаза смотрели на Сьюзен настороженно. — А вы новая учительница?

Сьюзен засмеялась и отмахнулась от этого предположения, затем расстелила на коленях салфетку.

— Сохрани меня Бог от этого. Я леди Сьюзен. А как тебя зовут, девочка?

— Мисс С-сара Сетон.

— Ну что же, мисс Сетон, мне очень приятно с вами познакомиться. — Она обвела взглядом всех сидящих за столом. — Завтра мы начнем с того, как следует представляться и представлять других, а сегодня будем просто радоваться тому, что мы собрались здесь все вместе.

— Меня зовут мистрис[26] Грассли, — заговорила одна из молодых женщин, сидящих на противоположном конце стола. — Боюсь, я в некотором недоумении, леди Сьюзен: вы не учительница, но вы же… наставница?

— Право, это так. — Сьюзен оглянулась, высматривая лакея или служанку, чтобы велеть им подавать обед. Стоящие на буфетном столе блюда быстро остывали.

— Ваше платье… — указала пальцем на наряд Сьюзен девочка с каштановыми волосами и усеянным веснушками носиком. — Оно же не серое.

Сьюзен строго посмотрела на девочку.

— Прошу прощения, леди Сьюзен. Меня зовут мисс Джемма Джентри.

— Вы совершенно правы, мисс Джентри. — Сьюзен оглядела свое платье. — Оно не серое. Я никогда не ношу серого, мисс Джемма, этот цвет вообще никому не идет.

— Здесь все наставницы ходят в сером, — пробормотала Джемма. По наблюдению Сьюзен, это соответствовало действительности. Учительницы неловко заерзали на стульях.

— Ну, я не ношу серого, во всяком случае. — Сьюзен повернулась к сидящей рядом мисс Сетон. — Я не вижу лакея. Здесь разве принято, чтобы мы сами брали блюда с буфетного столика?

— Нет, миледи, — ответила девочка. Она откашлялась и нервно сглотнула. — Подавать блюда должны вы, леди Сьюзен. Вы… и учительницы.

— Это правда? — с удивлением спросила Сьюзен у двух других наставниц.

Те утвердительно кивнули.

— Нет, так никуда не годится. — Сьюзен поднялась, обошла стол и прикоснулась к плечам четырех девочек. — Будьте любезны встать, все четверо. Подите сюда.

Девочки, заметно встревоженные, встали.

— Раз уж я должна учить вас, как надлежит себя вести настоящей леди, то и начнем наш первый урок. В новом доме, как это ни прискорбно, леди нередко приходится школить слуг, дабы те соответствовали ее требованиям. Сегодня вечером вы все по очереди будете подавать на стол.

У всех девочек от изумления широко открылись рты.

— Но, леди Сьюзен, мы никогда не подаем на стол.

— Вы вообще знаете, как подают обед?

— Я знаю! — тут же просияла мисс Сетон. — Учительницы кладут еду нам на тарелки, а мы едим.

«О боже!»

— Давайте я сформулирую вопрос несколько по-иному. Знает ли кто-нибудь, как положено правильно подавать обед? — Сьюзен обвела глазами сидящих за столом и тех четырех девочек, которые стояли. Ответа не последовало ни от кого. — Значит, сейчас мы будем учиться тому, как это делается в свете. — Сьюзен вернулась на свое место. — Итак, сперва наполним бокалы.

Учительницы опустили головы, пряча несмелые улыбки.

Сьюзен откинулась на спинку стула, очень довольная собой, а девочки тем временем, выполняя ее указания, стали наполнять бокалы, как заправские лакеи.

— Просто замечательно, девочки. Как вы быстро все схватываете! — Сьюзен немало гордилась тем, что сумела добиться своего, а заодно научить девочек, что и как следует делать в столовой. Девочки же гордились собой, судя по тому, что лицо у каждой так и сияло.

Быть может, это и не так уж тяжело — трудиться ради крова над головой и хлеба насущного. Кажется, на это ее умений вполне хватит.


* * *


Все без толку.

Себастьян ходил по бесконечным обедам, театрам, светским раутам, балам — пока лицо не стало отчаянно болеть от притворной улыбки, служившей обязательным дополнением к вечернему костюму. Погода переменилась, теперь при каждом выдохе у него изо рта вылетали клубы пара, однако он все так же старательно бродил по дорожкам Гайд-парка, исходил все тропинки в Воксхолл-Гарденз… надеясь хоть краем глаза увидеть ее.

Это ему так и не удалось.

Еще дважды он встречался с Синклерами. Тремя братьями и леди Присциллой. Ни разу среди них не было еще кого-то, а потому он позволил себе поверить утверждениям лорда Гранта и леди Присциллы — больше никого из их рода в Лондоне нет, следовательно, и его возлюбленная из библиотеки не входила в число благородных отпрысков герцога Синклера.

Пошарив в кармане, он нащупал шелковую подвязку, которую она обронила. Здесь, в библиотеке. И это было единственное доказательство того, что все происшедшее не привиделось ему во сне. Что та женщина существовала на самом деле.

— Вот ты где! — Себастьян, сидевший на диване, поднял голову и увидел только что вошедшую в библиотеку бабушку. В дрожащей руке было зажато письмо. — Ты должен поехать и забрать ее.

Себастьян поспешно поднялся и бросился к старушке.

— Что случилось? Это от Джеммы? Бабушка кивнула.

— Девочки в школе узнали, что она незаконная, и безжалостно дразнят ее.

— Конечно же, я заберу ее, если вы считаете это необходимым, но ведь Джемма — девочка с сильным характером.

— Если бы меня заботили лишь эти насмешки, я бы и разговора затевать не стала, но дело не только в них… Там появилась новая наставница. Женщина, которая вбивает ей в голову абсолютную чушь: девочка должна отложить арифметику с географией и вместо них учиться тому, как следует проводить досуг.

— Ничего не понимаю, бабушка. — Он взял у нее из рук письмо, а бабушку усадил на диван.

— Какой смысл учиться составлять обеденные меню и правильно приветствовать царственных особ? Она незаконнорожденная дочь. И ей ни за что не удастся выйти замуж за человека, который стоит выше нее по положению в обществе. Лучшее, чего она сможет добиться, — это получить хорошее образование. Тогда она хотя бы устроится гувернанткой. На большее ей рассчитывать не приходится.

Себастьян кивнул, соглашаясь с бабушкой. Как бы сильно он ни желал иного, обстоятельства рождения Джеммы абсолютно исключали возможность ее брака с человеком благородного происхождения. Крайне неприятно думать об этом, но бабушка права. Девочке совершенно необходимо хорошее образование, которое позволит обеспечить ее будущее.

— Если все это правда…

— Ты прочитай до конца! — воскликнула бабушка фальцетом, что свидетельствовало о крайней степени огорчения. Она взяла внука за руку своими слабыми пальцами и поднесла письмо прямо к его глазам. — Вот здесь самое главное.

Себастьян напряженно всмотрелся в старательно выведенные чернилами слова. Он прочитал письмо Джеммы от начала до конца, надеясь, что бабушка преувеличивает. Ему очень хотелось, чтобы так и оказалось.

Но, как выяснилось, она говорила сущую правду. Его подопечная — его племянница, которая больше всего на свете любит читать, училась вместо этого тому, как подобает вести себя на прогулке и как делать реверанс. Вся школа занималась никому не нужной ерундой вместо того, чтобы получать настоящее образование.

— Где это находится? — Себастьян вскочил на ноги. — Я поеду в школу и посмотрю, что там делается. Если окажется, что эта учительница действительно ставит досуг превыше образования, я сам этим займусь и добьюсь, что кого-то из двоих в этой школе больше не будет — или этой самой наставницы, или же Джеммы.

Бабушка заметно повеселела.

— Она в «Школе добродетелей», которую содержит в Бате миссис Хадлстон.

— Я велю лакею сегодня же собрать все необходимое в дорогу! — воскликнул Себастьян, уже подходя к двери. — Завтра выезжаю.


Неделю спустя

Павильон минеральных вод


Проведя в Бате целую неделю, Сьюзен уже почти привыкла подниматься не в полдень, а на рассвете.

Бат был городом, помешанным на здоровье, и, насколько можно было понять из газеты «Бат геральд» (ибо миссис Хадлстон была верна своему слову и неукоснительно запирала входные двери в девять часов вечера), даже балы в местных Залах ассамблей завершались задолго до полуночи.

Если бы всего месяц назад кто-нибудь высказал предположение, что Сьюзен станет прогуливаться у павильона минеральных вод в девять часов утра, она в глаза бы назвала этого человека безумцем. Однако же, вот — она действительно здесь в указанное выше время, и с ней ни больше ни меньше как дюжина учениц в возрасте от шести до пятнадцати лет, а позади плетется мисс Грассли, одна из учительниц, преподающих науки.

Нет, правда — почему она раньше так несерьезно относилась к познавательным экскурсиям по Бату? Конечно, поначалу ей казалось уместным ходить на прогулку ближе к вечеру, но выяснилось, что девять утра — самое модное здесь время, когда все местное общество гуляет вокруг павильона и пьет теплую минеральную воду с ужасающим запахом.

По огромному залу павильона расхаживали толпы изысканно наряженных дам и джентльменов — частью старых и больных, однако и немало мужчин в расцвете лет и сил более всего стремились быть надлежащим образом представленными особам противоположного пола.

При этом зрелище у Сьюзен слезы подступали к глазам. Она уже столько дней и ночей провела в школе, учила детей, общалась с молодыми женщинами, которые во всех отношениях были ей совершенно чужды, что, входя в павильон минеральных вод, чувствовала себя так, будто вернулась в родной дом.

— Разве мы не должны расписаться в книге посетителей, леди Сьюзен? — поинтересовалась мисс Джентри, одна из старших девочек. Зеленые глаза ее горели от возбуждения, пожирая громадную книгу, выставленную на возвышении, дабы каждый мог прочитать в ней имена всех тех, кто побывал в этом почтенном заведении.

Сьюзен напряглась. Да, это положено делать, но ведь она здесь скрывается! Неразумно записывать свое полное имя.

— Нам не следует толпиться у книги посетителей. Пусть распишутся две самых старших ученицы. — Девочки разочарованно зароптали, привлекая внимание стоявших поблизости богато наряженных дам и джентльменов. — Остальные вместе со мной пройдут к Королевскому фонтанчику и попробуют воду. — Эти слова были встречены сжатыми губками и сморщенными носиками. — Ну, ну. Истинная леди пьет воду, чтобы набраться сил и бодро прогуливаться по залу. Те же, кто не осушит свои стаканы, скоро устанут, будут вынуждены сесть и помнут свои платья.

Казалось, воспитанницы приняли это объяснение, тем более что до известной степени оно соответствовало истине. Не имея служанки, Сьюзен будет вынуждена сама разглаживать морщинки на своих платьях, а коль скоро подобного подвига она никогда даже не пыталась совершить, то мудро решила просто не садиться. В конце концов, на ней было платье для прогулок, которое и сшито так, чтобы наиболее выгодно смотреться в движении. Вот они и станут прогуливаться, только сначала выпьют воды. Сьюзен подошла к Королевскому фонтанчику и вложила в руку служителя несколько шиллингов.

— Леди, каждая из вас может подойти и набрать стакан воды. — Ни одна из девочек не вышла вперед — всех их пугал исходивший от воды сильный запах серы. Тогда Сьюзен отдала одной из девочек свой атласный ридикюль и стала передавать тем, кто стоял к ней ближе, стаканы воды.

Взяла и сама стакан, поднесла его к губам, сначала понюхала, чтобы подготовиться к принятию отвратительной жидкости (этой хитрости она научилась у сестры Айви, чтобы не стошнило, когда поглощаешь стряпню миссис Уимпол). А потом заставила себя проглотить плотную солоноватую воду. Желудок у нее сжался, но она спокойно поставила стакан на поднос для использованной посуды.

— Она же пахнет вареными яйцами, — пожаловалась мисс Сара Сетон — громче, чем требовалось, чтобы перекричать оркестр, игравший на верхней галерее. — Вареными тухлыми яйцами!

Сьюзен наклонилась немного и тихим голосом просветила девочку.

— Настоящая леди никогда не жалуется. Она прикусывает язык, делает то, что ей положено делать, и сохраняет благородные манеры.

— Фу! — Мисс Сара Сетон хлопнула себя ладошками по губам.

— Милая, я выразилась в переносном смысле, — пояснила Сьюзен. — Нет нужды прикусывать язык зубами.

Она взяла свой ридикюль и вынула из него еще шиллинг для служителя. Три пенса[27] за стакан пойла — это просто нелепо, но миссис Хадлстон, когда Сьюзен попросила у нее деньги из школьных средств, на удивление благожелательно отнеслась к этим расходам. Складывалось впечатление, что родители большинства учениц выразили удовольствие произведенными переменами в обучении и воспитании их чад.

Сьюзен взвесила на руке тяжелый от монет ридикюль, и в голову ей пришла совершенно блестящая мысль.

Зачем ей жить, словно узнице, если в Бате столько изумительных возможностей для обучения ее воспитанниц? Она с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться от удовольствия. Да она же вполне может жить здесь, как подобает леди, — за счет «Школы добродетелей» миссис Хадлстон! Здесь же есть театр и концерты, отличные рестораны и магазины, устраиваются выставки живописных полотен и гравюр, балы…

У нее едва голова не пошла кругом от обилия возможностей для обучения девочек в городе Бате.

— Теперь я покажу вам, как должна леди ходить на прогулке: двигаться сдержанно, но уверенно, привлекая только желательное внимание. Вот так. — Сьюзен вскинула голову, изящно открывая взглядам свою шею, и посмотрела на юношу в дальнем конце зала. Юноша сразу же поднял глаза и встретился с ней взглядом. Сьюзен надменно улыбнулась, потом отвела взгляд. Юноша, не теряя времени, направился через весь зал к ней.

— А ну-ка, юные леди, станьте в кружок вокруг меня. — Она взмахнула руками, и девочки тут же обступили ее. Джентльмен замер посреди зала, не успев поставить ногу на пол. — Вот так легко вы можете манипулировать вниманием окружающих. — Девочки тихонько захихикали, с нетерпением ожидая, когда им самим можно будет попробовать. — Боюсь, большинство из вас еще слишком юны для того, чтобы привлекать желательное вам внимание, но мне хочется, чтобы каждая леди осознала его значение, ибо это весьма важное умение. — Она снова взвесила на руке ридикюль. — Пока мы не начали учиться правильно прогуливаться, кто еще желает выпить воды? Не забывайте: истинная леди никогда не позволит себе выказать слабость. Иначе она безнадежно испортит фасон своего платья.

Четыре девочки бросились вперед, за стаканами соленого пойла.

Сьюзен наблюдала за тем, как они с жадностью поглощают эту воду, а сама думала о том, куда повести своих учениц в следующий раз. Интересно, скоро ли наступит завтрашнее утро?


Глава 7

Лень есть не что иное, как привычка отдыхать прежде, чем утомишься.

Эдгар Берген[28]

Три дня спустя «Школа добродетелей»


— Ради всего святого, что это вы делаете, валяясь в постели, когда у вас давно должен идти урок, мисс Боннет?

— Чт-то? — Сьюзен с трудом разлепила глаза и увидела миссис Хадлстон — директриса грозно сопела, глаза ее горели огнем, точь-в-точь как у быка, готового броситься на тореадора. Ох, ну конечно! Девочки.

— Я услышала, как из классной комнаты доносятся смех и хлопки в ладоши — и что же я увидела, стоило мне войти? Мужчину! — Она уперла руки в бока.

Сьюзен вскочила с кровати и торопливо поправила растрепавшиеся локоны.

— Ну да — это учитель танцев, я пригласила его, чтобы обучить девочек новейшим танцам… которые приличествуют благовоспитанным барышням.

Миссис Хадлстон прищурилась, и глаза ее говорили красноречивее слов.

— Понятно. Он учит воспитанниц, а их наставница тем временем почивает.

— Просто вздремнула, если на то пошло. — Сьюзен оглядела свое платье и поморщилась: как ни старалась она лежать на спине ровно, чтобы платье оставалось гладким, на нем все равно залегли многочисленные складки.

— Меня достаточно обучили фигурам всех танцев, миссис Хадлстон, поэтому я и решила поберечь силы для экскурсионного занятия, назначенного на сегодняшний вечер.

— Как, снова экскурсия? — недовольно фыркнула миссис Хадлстон. — И в какую же сумму обойдется школе эта легкомысленная авантюра?

— Экскурсия вовсе не легкомысленна. Это существенная часть образования девочек. — Сьюзен подняла брови и посмотрела на директрису сверху вниз. — Вы же приятно удивитесь, узнав, что школе она вообще ничего не будет стоить.

— Как это? Бал в Верхних залах ассамблей? Да ведь один абонемент туда стоит…

— Ровным счетом ничего. Лорд и леди Файламонт так довольны успехами своей дочери, которая научилась наконец держаться с достоинством, как подобает леди, что сами договорились с распорядителем бала — он выделил на сегодняшний вечер билеты их дочери, следующей по старшинству ученице и мне. Должна сообщить вам, если вы сами об этом не осведомлены, что бал сегодня закончится рано, в одиннадцать часов.

— Слишком поздно. — Миссис Хадлстон скрестила руки на груди. — Вам известны наши правила, мисс Боннет.

— Да, потому-то леди Файламонт согласилась лично переговорить с вами о том, чтобы сделать исключение ради первого бала ее дочери. Она владеет даром убеждения, и я ничуть не сомневаюсь, что вы обязательно поймете, сколь важно это событие для их дочери.

Миссис Хадлстон помахала длинным пальцем перед носом Сьюзен, бормоча что-то себе под нос.

— Я с самого начала поняла, мисс Боннет, что с вами хлопот не оберешься, и пока что вы не сделали ничего, чтобы меня в этом разуверить.

— Если не считать похвал, расточаемых школе… и двух новых учениц.

Директриса схватила висевшую на поясе связку ключей и отцепила ключ от входной двери.

— Вот, возьмите. Только не потеряйте его и не забудьте запереть дверь, когда вернетесь.

Сьюзен взяла ключ из ее рук и сделала широкий жест в сторону двери своей комнатушки.

— После вас, миссис Хадлстон. Пора мне возвратиться к своим ученицам.

Ей хотелось громко кричать от радости, пока она шла по коридору: наконец-то она попадет на бал в Бате! Жизнь продолжается!


Верхние залы ассамблей


Об одном Сьюзен не подумала: как она со своими воспитанницами, мисс Джентри и леди Пенелопой, доберется до Верхних залов. И о погоде она тоже не подумала.

Залы находились недалеко от школы, всего в нескольких минутах быстрой ходьбы, но земля раскисла от недавнего дождя. К тому же неожиданно похолодало, и кое-где появился гололед. Никак не получалось попасть на бал пешком, да еще в голубых атласных туфельках на каблуке.

Миссис Хадлстон была вынуждена сделать послабление в своих железных правилах, но она полагалась на заверения Сьюзен, что школе сегодняшняя познавательная экскурсия не будет стоить ни гроша. Ничего не оставалось, как из собственного кошелька оплатить коляску, которая доставила ее с девочками в Верхние залы. Впрочем, деньги были потрачены не зря — она снова возвращается в общество, пусть и не под собственным именем.

— Ваши накидки примут у вас лакеи, — наставляла она обеих учениц, которые страшно разволновались, оказавшись среди вычурных колонн вестибюля Верхних залов.

Сьюзен отлично понимала их состояние, но думала о другом: приходилось учитывать, что здесь могут оказаться люди из лондонского высшего света. Ведь когда парламент распускают на каникулы, никому не хочется оставаться в столице, если есть возможность провести время более интересно. И хотя, по мнению Сьюзен, Бат в сравнении с Лондоном был слишком чопорным, все же некоторые знатные особы приезжали сюда — попить целебной воды или искупаться в горячих минеральных источниках, чтобы восстановить силы после изнурительного сезона в лондонском обществе.

От яркого света, заливавшего восьмиугольный вестибюль, Сьюзен зажмурилась. Прежде чем пройти через двойные двери и оказаться в великолепном бальном зале, толпе гостей приходилось проталкиваться через слишком тесную горловину входа.

Ни одна из двух девочек еще ни разу не бывала на большом балу, и теперь они во все глаза глядели на блестящее общество Бата. Даже на Сьюзен оно произвело впечатление. Бат казался ей столь провинциальным по сравнению с Эдинбургом и Лондоном, что она не ожидала увидеть здесь такое количество изысканно одетых дам и джентльменов.

Массивные хрустальные люстры заливали волшебным светом середину зала, где уже кружились пары. У мисс Джентри засверкали глаза.

— Что случилось? Что-нибудь не так? — обратилась к ней Сьюзен.

— Нет, все просто великолепно, — покачала головой девочка. — Просто я никогда не мечтала, что смогу побывать на настоящем балу.

— Не мечтала? — Как странно! Богато расшитое платье из белого муслина идеально облегало фигурку мисс Джентри. Несомненно, она принадлежит к весьма знатному семейству, иначе не носила бы такого роскошного платья и не училась бы в очень дорогой школе. — Ну, за нынешний вечер мы должны благодарить лорда и леди Файламонт. А вот и они, кстати. — Сьюзен кивком головы указала на два ряда устланных мягкими подушками диванчиков в нише под балконом, на котором размещался оркестр из десятка с лишним музыкантов.

Мисс Файламонт изо всех сил замахала своим родителям, потом взглянула на Сьюзен и вспомнила: сегодня она должна всем показать, что стала взрослой и умеет держать себя надлежащим образом. Спохватившись, она вскинула голову, поклонилась родителям, а затем, когда все трое подошли к ним, присела в низком реверансе.

— Мисс Боннет… или сегодня лучше называть вас леди Сьюзен? — В глазах леди Файламонт загорелись озорные искорки.

— Как пожелаете, леди Файламонт, — не растерялась Сьюзен. — Поскольку в высшем обществе Бата меня все равно не знают, никто не заметит разницы, уверяю вас.

Леди Файламонт рассмеялась, приняв слова Сьюзен за шутку. Она ведь не могла знать, насколько справедливо было сказанное.

— С вами так легко, мисс Боннет! Я искренне рада, что вы и мисс Джентри смогли прийти сюда в качестве наших гостей. Пенелопа ни о чем больше нам не пишет, только о ваших познавательных экскурсиях, мисс Боннет. Ни чтения, ни письма, ни арифметики…

— Разве только в тех пределах, которые необходимы в свете, — вставила Сьюзен.

— Да, да, вы совершенно правы! — Леди Файламонт быстро обменялась с супругом понимающими взглядами. — Да и весь стиль писем Пенелопы стал гораздо более взрослым, по-настоящему изящным. Эта перемена так заметна, к тому же за столь короткое время, что мы решили приехать на этот день из своего поместья и убедиться, что наша дочь действительно повзрослела настолько, насколько позволяют предположить ее письма.

— Не могу не отметить, — сказал лорд Файламонт с одобрительной улыбкой, — что она сегодня смотрится как самая настоящая леди.

Щечки мисс Файламонт надлежащим образом зарделись, и она взглянула на Сьюзен, ожидая одобрения. Сьюзен подсказала ей следующий шаг, пристально посмотрев на платье из белого муслина, в которое нарядилась сегодня Пенелопа.

— Мамочка, представляю, как ты будешь довольна — ведь я сама давала указания портному, как сшить это платье. И для меня большая честь быть сейчас в этом платье в присутствии моих родителей, на первом в жизни балу — хоть я еще и не начала выезжать в свет.

— Милая моя, этот замечательный день наступит, вероятно, раньше, чем ты можешь себе представить, — ответила ей мать и добавила: — И все благодаря мудрым урокам мисс Боннет.


* * *


Лорд Файламонт между тем поспешно извинился и, предоставив дамам обсуждать свои дела, направился в соседнюю комнату, где шла игра в карты. Увы, вследствие этого Сьюзен и барышни остались сидеть на скамьях вместе с леди Файламонт, щебечущей со всеми, кто готов был выслушивать ее восторги по поводу чудесного преображения дочери под умелым руководством мисс Боннет.

С немалой завистью взирала Сьюзен на танцующие пары. Она ведь так долго уже не танцевала, что ноги от недостатка упражнения, должно быть, утратили всю гибкость. Экскурсия в павильон минеральных вод сама по себе, возможно, была вполне разумной, однако, испив здешней воды, Сьюзен засомневалась, сможет ли выносить серные пары в таком изобилии.

— Понятно, я сегодня не могу танцевать, потому что еще не начала выезжать в свет. Но отчего же не танцуете вы, леди Сьюзен? — поинтересовалась мисс Джентри. — Столько джентльменов смотрят на вас с неподдельным интересом!

— Это открытый бал, мисс Джентри. На частном балу я была бы вольна танцевать с любым пригласившим меня джентльменом. Здесь же можно танцевать лишь с теми, кто мне официально представлен. А поскольку знакомых в Бате у меня нет — кроме леди Файламонт, которая поглощена беседами со своими подругами, — то я и вынуждена оставаться без кавалеров.

— Ах! — вздохнула мисс Джентри. — Может быть, мы втроем хотя бы пройдемся по залу для развлечения?

Сьюзен так же вздохнула от скуки, как и мисс Джентри.

— Там слишком большая толчея. Я думаю, мне лучше оставаться здесь, чтобы не измять платье, однако вы с Пенелопой можете поупражняться в том, как правильно прогуливаться. Не забывайте, однако: нельзя разглядывать немногих молодых джентльменов, присутствующих здесь, ведь ни одна из вас еще не начала выезжать в свет.

Обе девочки вскочили на ноги, хихикая от охватившего их волнения, и отправились на прогулку по залу. Сьюзен тут же строгим взглядом охладила их пыл.

— Не забывайте о том, как положено себя вести. Вы — благовоспитанные молодые леди.

Благовоспитанные молодые леди поклонились и, к удивлению Сьюзен, почтив ее изящно исполненными реверансами, отправились в поход по бальному залу.

Сьюзен печально вздохнула. Не на такое развитие событий она надеялась. Совсем не на такое. Она обвела взглядом переполненный зал, потом напряженно вгляделась в двойные двери, желая, чтобы вошел кто-нибудь из знакомых ей лондонских аристократов. После дня, проведенного у целебных источников, ей необходимо было развлечься. Правда, она сознавала всю тщетность своих надежд. Вряд ли по такой мерзкой погоде кто-то из знакомых лондонцев предпримет путешествие в Верхние залы.

Она снова вздохнула, проникшись к себе жалостью.

Вдруг ее внимание привлек некто. Сьюзен выпрямилась и напрягла зрение. Высокий широкоплечий джентльмен вошел через двойные двери в бальный зал и остановился, словно искал кого-то взглядом.

Казалось, музыка остановилась вместе с ним. А быть может, это Сьюзен слишком отвлеклась и перестала слышать — ведь пары продолжали кружить по паркету. Она медленно поднялась. У джентльмена были густые, слегка волнистые волосы. Одет он был для танцев, в безукоризненный фрак, однако обут вместо туфель в сапоги. Да и на квадратном подбородке пробилась короткая щетинка, словно он попал на этот бал нежданно-негаданно.

Их взгляды встретились. Сьюзен даже вздрогнула от его неожиданно пристального внимания, но своих глаз не отвела. Боже правый, какой дьявольски красивый мужчина!

На большом расстоянии она не могла рассмотреть, какого цвета у него глаза — голубые? Нет. Зеленые? Да какая разница? Он так смотрит на нее, так захвачен ею — вот что действительно важно.

Легкая дрожь теплой волной пробежала по ее спине. Джентльмен был ей не знаком, но, боже — глядя на него, ей очень хотелось познакомиться. Уже один его взгляд пробудил в ней плотские желания и заставил щеки покрыться румянцем.

— Леди Сьюзен! — кто-то тряс ее за локоть. — Простите, мисс Боннет!

Вынырнув из тумана наваждения, она повернулась и увидела рядом обеих своих воспитанниц.

— Ах, мисс Боннет, я так волнуюсь! Приехал мой новый опекун! — голосок мисс Джентри дрожал от возбуждения. — Это так неожиданно, я даже не знаю, как мне быть. Но ведь вот, он приехал! Какой сюрприз для меня! — она кивнула в сторону двери. — Право, вы не думаете, что он приехал забрать меня из школы? Если так, то я просто умру!

Сьюзен проследила направление взгляда ученицы и снова увидела того джентльмена, который две-три минуты назад уже привлек ее внимание.

— Вот это — ваш новый опекун?

— Да. Ой, пойдемте со мной, мисс Боннет. И ты тоже, Пенелопа, ты обязательно должна с ним познакомиться.


* * *


Ну, вот — его подопечная на месте. Себастьян с облегчением вздохнул. Прочитав письмо Джеммы — то самое, после которого бабушку спас от глубокого обморока лишь флакон нюхательной соли, — Себастьян не удивился бы, если бы юная барышня, нарядившись в розовенькое платьице с тонкой талией, кружилась здесь в вальсе, а в пансионе лежала бы уже упакованная сумка для познавательной экскурсии в Гретна-Грин[29]. Однако вот она, Джемма, невдалеке от него, а рядом с ней — другая девушка, скромно державшаяся, и вполне респектабельная леди.

Кстати, очень красивая женщина, и, будь его воля, Себастьян весь вечер не сводил бы с нее глаз.

Он справился с собой и сосредоточился на Джемме. Где же эта негодница мисс Боннет, о которой только и речи во всех письмах, — та самая наставница, что вытравливает из юных головок невинные мысли и заменяет их чисто женскими уловками и хитростями? Когда он приехал в школу, миссис Хадлстон сказала, что мисс Боннет здесь, на балу… вместе с Джеммой.

Ладно, скоро он узнает, где она прячется. Не успел Себастьян сделать и трех шагов по направлению к ним, как увидел, что красавица (да что там — богиня) покачала головой, потом наклонилась и что-то прошептала Джемме на ухо. Джемма мигом склонила голову, снова вздернула ее, чуть-чуть приподняла подол платья и плавным шагом направилась к опекуну.

— Лорд Себастьян… Ах, простите, я еще не успела привыкнуть к вашему полному титулу. Позвольте мне начать еще раз. Ваша светлость, я не ожидала, что вы приедете в Бат. — Глаза у Джеммы так и сияли.

— Не за что просить прощения. Честно говоря, я предпочел бы оставаться лордом Себастьяном — на то время, какое проведу в Бате. — Он серьезно посмотрел на девочку. — Наверное, ты меня не поймешь, но я уже имел возможность убедиться в том, что люди становятся слишком настороженными в присутствии герцога, а мне хотелось бы, чтобы в Бате мы все чувствовали себя как можно естественнее.

— Лорд Себастьян, — кивнула Джемма, хотя он видел, что объяснение ее не убедило до конца, — я не видела вас после… — радость на ее лице вдруг погасла.

«После похорон Куинна».

— Мой приезд несколько неожидан, это правда, но ведь ты писала бабушке, что в школе произошли значительные изменения, — проговорил герцог как можно спокойнее; если окажется, что она писала чистую правду, он побеспокоится о том, чтобы эта мисс Боннет быстренько вылетела за ворота школы. — Я заехал в школу, и миссис Хадлстон сама мне сказала, что ты здесь… с мисс Боннет.

— Да, да, она здесь. Я столько нового узнала, особенно благодаря ее познавательным экскурсиям.

— Я уже слыхал об этих познавательных экскурсиях. И о том, что этот бал — тоже одна из так называемых познавательных экскурсий мисс Боннет, хотя вы попали сюда в качестве гостей лорда и леди Файламонт.

— Верно, сегодняшняя экскурсия проводится специально для двух барышень, которые вот-вот начнут выезжать в свет, — не скрывая гордости, проговорила сияющая улыбкой Джемма. — Мисс Боннет учит нас всему-всему.

— Так уж и всему? — Себастьяну очень хотелось прояснить этот пункт.

— Ну, истории или французскому не учит — это слишком банально. Она учит нас тому, что важно для жизни: как стать настоящей леди.

— А как можно стать настоящей леди?

— Если учиться… — она замолчала, подыскивая слова. — Если за тебя все станут делать другие…

Себастьян крепко сжал челюсти. Бабушка была совершенно права, настаивая, чтобы он незамедлительно забрал Джемму из «Школы добродетелей» миссис Хадлстон. Разве что он не собирался оповещать об этом Джемму прямо здесь, на балу. Видно, как сильно она восхищена этой самой мисс Боннет.

— Джемма, мне хотелось бы познакомиться с мисс Боннет. Наверное, в школу я приду завтра утром, — сказал Себастьян, нацепив на лицо приветливую улыбку.

— Ей тоже хочется познакомиться с вами, лорд Себастьян, только этого никак нельзя. — Лицо Джеммы снова погрустнело.

— Почему нельзя? Откуда ты знаешь?

— Я сообщила, что вы приехали сюда, и выразила свое желание представить вас ей. Она мне ответила, что в Бате у нее нет знакомых, которые могли вас ей представить — кроме меня, но… э… мне она этого делать не разрешила.

Себастьян выпрямился во весь рост и внимательно обвел глазами весь зал в поисках учительницы.

— А где она, Джемма? Возможно, я сумею найти знакомых, которые могли бы надлежащим образом представить нас друг другу.

— А у вас здесь есть знакомые? — с сомнением спросила Джемма.

Моментально заданный вопрос поставил Себастьяна в тупик. Он снова обвел взглядом зал, не давая отрицательного ответа, пока распорядитель объявлял следующий танец.

— Джемма, я… — И сразу умолк. Пусть он и не увидел ни единой знакомой души, все же один человек мог ему помочь — распорядитель бала: того можно уговорить оказать услугу свежеиспеченному герцогу, нуждающемуся в партнерше для танца. — Я полагаю, здесь имеется джентльмен, который вполне способен нам помочь. Так где же мне найти мисс Боннет?

Теперь Джемма засияла от радостного возбуждения. Она взяла опекуна под руку и слегка развернула, пока он не стал смотреть туда, где увидел ее в первый раз.

— Вон она, в шелковом платье, которое переливается всеми цветами радуги. Какая она красивая, правда ведь?

«Боже правый!» Это была та самая прелестница, которую он сразу приметил, едва переступив порог зала. «Неужто она и есть пресловутая негодница мисс Боннет?»

Сияющие волосы, черные как вороново крыло, кожа гладкая, белая, как тончайший фарфор. Такая красавица, что ее и сравнить не с кем, и многочисленные взгляды, то и дело бросаемые на нее, подтверждали, что этот факт очевиден всем присутствующим. Однако у Себастьяна, когда он подошел ближе, захватило дух от осознания другого факта: эта красавица была удивительно похожа на леди Присциллу Синклер.

Да, ему совершенно необходимо познакомиться с этой женщиной, но представляться ей следует с крайней осмотрительностью.

— Извини, Джемма, я на минутку оставлю тебя: надо привести моего знакомого. — Племянница кивнула и пошла к мисс Боннет. — Джемма…

— Слушаю, лорд Себастьян, — тут же вернулась она к нему.

— Пожалуйста, не спеши говорить мисс Боннет о том, что я собираюсь ей представиться. — Он смущенно улыбнулся. — Мне хочется пригласить ее на танец, поэтому я не желаю давать ей время на то, чтобы придумать повод для любезного отказа.

— Очень славно, — тихонько засмеялась Джемма, повернулась и пошла плавным, хорошо рассчитанным шагом туда, где стояла мисс Боннет.


Глава 8

Природному дружелюбию слишком часто сопутствуют лень, безделье, суетная погоня за модой.

Уильям Эллери Ченнинг[30]

Сьюзен пронизывала взглядом толпы гостей. Чтоб им провалиться! Единственный достойный внимания джентльмен, новый опекун мисс Джентри, исчез куда-то в этом волнующемся человеческом море. Странно — она и не знала, что у девочки есть опекун. Правда, подумав хорошенько, она сообразила, что никогда и не расспрашивала ни Джемму, ни других девочек об их семьях. Если уж говорить по совести, то Сьюзен, как выясняется, вообще ничего не знает ни о ком из своих воспитанниц, кроме мисс Файламонт, состоятельные родители которой пригласили их на этот самый бал.

Это было поистине достойно сожаления. Девочки находятся вдали от своих семей, как и сама Сьюзен сейчас. Как им, должно быть, одиноко! Отчего раньше это не приходило ей в голову? Для нее ведь семья — это все. Она ужасно скучает по братьям и сестрам, даже по глупенькой задаваке Присцилле.

Наверное, и ученицы испытывают то же самое.

Хорошо, она прямо сегодня вечером начнет исправлять свою ошибку. Непременно нужно постараться узнать получше каждую из девочек.

— Мисс Джентри, а где же ваш опекун? Я не вижу его. — Сьюзен позволила себе откровенно обвести взглядом зал.

Глаза мисс Джентри засияли не хуже хрустальных люстр.

— Он полагает, что здесь может оказаться кто-либо из его знакомых. — Она пожевала губами и оглянулась через плечо.

— Ах, какая удача для него! — «А почему, собственно, не должно быть так?» Насколько было известно Сьюзен, жил он где-то недалеко отсюда. Может быть, надо поинтересоваться? В конце концов, она же дала себе клятву поближе познакомиться со своими воспитанницами. Это отнюдь не праздное любопытство.

— Он приехал на этот бал — должно быть, живет где-то в округе? Как вы должны радоваться этому!

— Нет, мэм, — покачала головой мисс Джентри, — он не из этих краев, а из Девоншира… как и я сама. — Мисс Джентри казалась очень взволнованной: она то и дело вертела в руках веер и переступала с ноги на ногу, не в силах стоять на одном месте.

— Из Девоншира, право? — Сьюзен порывисто раскрыла свой веер и стала обмахиваться, стремясь скрыть взгляд, по-прежнему отыскивающий в толпе опекуна мисс Джентри.

Едва войдя в зал, он сразу стал смотреть на Сьюзен. У нее не было ни малейших сомнений, что он постарается так или иначе добиться официального представления ей. На ее губах заиграла улыбка. Не исключено, что даже пригласит ее на танец.

— То, что он приехал именно на сегодняшний бал, совершенно неожиданно. Но как замечательно, что он попал на ваш первый в жизни бал.

— Меня как раз тревожит то, что он приехал в Бат и оказался именно на этом балу, — чуть слышно пробормотала мисс Джентри, обводя взглядом переполненный зал. Глаза у нее подозрительно заблестели, будто она готова была расплакаться. — Сегодня вечером он приехал в школу повидать меня, и миссис Хадлстон сообщила ему, что я здесь.

— Боже правый! — Сьюзен наклонилась к девочке и протянула ей свой кружевной платочек. — Что же вас огорчает, мисс Джентри?

— Уважаемая мисс Боннет! — раздался у нее за спиной отлично поставленный мужской голос. Сьюзен выпрямилась и резко обернулась.

Перед ней стояли мистер Джон Чарльз, недавно назначенный распорядителем балов в Верхних залах, и опекун мисс Джентри — такой красавец, что Сьюзен млела от одного взгляда на него.

— Мисс Боннет, я почту величайшей честью, если вы позволите мне представить вам Себастьяна Бофорта, виконта Уэнтуорта. — Мистер Чарльз плавным жестом указал на лорда Уэнтуорта, а тот изящно поклонился Сьюзен.

Мисс Джентри отчаянно хлопала глазами, но Сьюзен показалось, что делала она это вовсе не для того, чтобы прогнать непрошеные слезы: на лице девушки была написана полная растерянность.

— Лорд Уэнтуорт… мой опекун, — добавила она от себя.

— Теперь позвольте мне, лорд Уэнтуорт, представить вам мисс Сьюзен Боннет.

Сьюзен присела в чрезмерно долгом реверансе, стараясь скрыть довольную улыбку.

— Должен сознаться, что еще минуту назад у меня в Бате не было ни единого знакомого, — проговорил лорд Уэнтуорт, — кроме моей подопечной, разумеется. Однако слушать такую великолепную музыку и не танцевать оказалось выше моих сил.

Этому утверждению Сьюзен ни на миг не поверила.

— Вот я и попросил господина распорядителя оказать мне неоценимую услугу и представить любимой наставнице моей подопечной, полагая, что вы получаете от танцев удовольствие не меньше, чем я. — Он улыбнулся мисс Джентри, которая все моргала, так и не оправившись от изумления, потом посмотрел на Сьюзен, гордый собой, как павлин. Как умно этот мужчина все придумал — представиться через посредство распорядителя! Право, Сьюзен никогда бы не додумалась до такого сама, хотя очень радовалась, что это пришло в голову ему. Теперь им осталось присоединиться к другим танцующим парам.


* * *


— Вы не откажетесь потанцевать со мной, мисс Боннет? — пригласил ее Себастьян. — Боюсь, такова должна быть плата за то, что нас познакомили.

— Вы совершенно правы, — от души рассмеялся распорядитель, и парик в такт смеху подпрыгивал у него на голове.

— Увы, нам ни за что не уклониться от исполнения долга. Все смотрят на нас. Прошу, мисс Боннет! — Себастьян подал руку красавице; к его удивлению, она оперлась на его руку и позволила вывести себя на середину зала.

— Объявили вальс. — Она вопросительно заглянула в его глаза. — Это совсем новый танец.

— Если пожелаете, мы можем дождаться контрданса. — Если уж говорить начистоту, он надеялся, что именно этого она и пожелает. Получилось бы очень красноречиво: что это за наставница, обучающая хорошим манерам, если сама не умеет танцевать вальс — новый танец, который завоевывает сейчас всю Англию? Затаив дыхание, он ожидал ответа Сьюзен. Та же слегка склонила голову набок, вздернула бровь.

— Должа признаться, я обожаю вальс. Прошу прощения, милорд, но я не была уверена, что вам захочется его танцевать. При дворе он появился совсем недавно.

— Весьма хочется, смею вас уверить.

— Что ж, — ответила она вполне удовлетворительно, однако настоящее испытание впереди: каковы-то окажутся ее таланты? — Итак, вы готовы?

Мисс Боннет гордо вскинула голову и улыбнулась; они встали в начальную позицию. Себастьян ослепительно улыбнулся ей в ответ.

Распорядитель бала вдвойне заслужил его благодарность: и за то, что познакомил с мисс Боннет, и за то, что употребил свои права по должности, дабы убедить танцевать с Себастьяном женщину, которая пыталась от этого уклониться. К тому же танцевать вальс — ни больше ни меньше. В этом танце партнеры все время находятся близко друг от друга — можно беседовать, можно внимательно присмотреться к этой злополучной мисс Боннет.

Заиграл оркестр, и через мгновение он уже обнимал партнершу, кружил, не переставая пристально смотреть ей в глаза.

Она отнюдь не походила на робкую, застенчивую учительницу. В ней чувствовалась удивительная утонченность, а еще — великолепная уверенность в себе, какую Себастьян до сих пор не встречал у молодых женщин. И это наставница из школы для молодых леди?

Ему это показалось сомнительным. С того момента, как их представили друг другу, Себастьян чувствовал, что она совершенно естественно держится в такой ситуации, которая для большинства девушек оказалась бы весьма неловкой. Слишком многое в ней не соответствовало ее положению. Нет, к этой девушке положительно стоит присмотреться повнимательнее.

Он вгляделся в ее лицо, как только позволила позиция танца. Широко расставленные глаза, тонкий нос и широкие скулы были явно теми же, что и у леди Присциллы Синклер. Но были и различия, и чем дольше он всматривался, тем меньше оставалось уверенности, что мисс Боннет и Присцилла — родственницы.

Верхняя губа была у нее чуть более пухлой, чем нижняя, и на какое-то мгновение в его голову закралась мысль: а каково, если прижаться к этим губам своими? Подбородок же у нее был тверже, чем у Присциллы, — нежный, женственный, но скорее квадратный, чем овальный. Да и вся фигура была более зрелой. Щеки у Сьюзен красиво зарделись, оживив безукоризненно белое лицо. Черт, а ведь она отлично понимает, что он ее разглядывает. Надо было что-то сказать, и он некстати заметил:

— В-вы родом из Шотландии, мисс Боннет.

— Да. — Губы у нее дернулись, потом она снова овладела собой. — А вы — рослый мужчина.

— Вы тоже высокого роста.

— О, вы очень наблюдательны, милорд. — Она выделялась среди всех танцующих особой грацией и пластикой движений, и Себастьян, как бы ни мечтал видеть ее за воротами школы, где учится Джемма, не в силах был оторвать от нее глаз. — Какими еще невероятными способностями вы могли бы похвастать? — спросила она.

Если бы за миг перед этим он не заметил озорного изгиба ее губ, Себастьян счел бы вопрос издевательским, а между тем это было милейшее кокетство.

— Я могу похвастать множеством достижений, которые способны произвести немалое впечатление на такую девушку, как вы, мисс Боннет. — Он присмотрелся к ее очень дорогому наряду, прекрасно подчеркивающему все нежные изгибы фигуры. — Хотя, вынужден признаться, в число моих достоинств не входит умение красиво одеваться.

— Да уж, что правда, то правда. — Она мельком взглянула на его сапоги для верховой езды, потом на изящные туфли джентльмена, танцевавшего неподалеку. — Однако таким вещам можно научиться, а я твердо уверена, что никогда не поздно прибавить к списку своих достоинств умение одеваться подобающим образом.

В ее словах сквозила насмешка, но они давали Себастьяну возможность открыто раскритиковать содержание ее занятий.

— Этому вы и обучаете мою подопечную?

— Да, и еще многому другому, что совершенно необходимо для воспитания из моих учениц настоящих леди.

При очередном повороте Себастьян споткнулся и налетел на партнершу, прижавшись к ее пышной груди. «Черт побери!» Она так изогнула бровь, что Себастьян понял: она уверена, будто он споткнулся нарочно.

— Покорнейше прошу прощения.

— Всякий человек ошибается, когда приходится учиться новому, лорд Уэнтуорт. — Она пристально посмотрела ему в глаза, и Себастьян заволновался, потому что под этим пристальным взглядом мог снова сбиться с шага.

— Мисс Боннет, — теперь пришел его черед смутить ее, — вы разве не считаете французский язык, историю, литературу и искусства более важными предметами для молодых леди?

Не отдавая себе в этом отчета, он сильнее сжал ее затянутую в перчатку руку и уже не просто слегка обнимал ее за талию, а притянул к себе крепче. Да, ум и язычок у нее были остры, зато плоть была такой мягкой… а ощущения от прикосновений — самые приятные.

— Милорд, — она перевела взгляд на их тесно сплетенные руки, — смею вас уверить, я не упаду. Поэтому можете не держать меня так крепко, если только не опасаетесь снова споткнуться и полететь на пол.

— Умоляю простить меня, мисс Боннет, — пробормотал Себастьян, до которого наконец дошло, с какой силой он прижимает к себе партнершу. — Вероятно, я не так искушен в умении вальсировать, как хотел было вас уверить.

— Это очевидно. — Они немного отдалились друг от друга, и Сьюзен, казалось, стала не столь напряженной. — Что же касается вашего вопроса об ученицах, то я отдаю предпочтение всестороннему образованию, которое включает основательные познания во всех упомянутых вами предметах. И все же нельзя считать полноценным образование, если оно не включает тонкостей этикета и светских манер. — Легкая усмешка пробежала по ее розовым губкам. — Какая удача для вашей подопечной, что я оказалась здесь, тем самым предоставляя ей возможность достойно завершить образование.

— Истинная правда. Вероятно, завтра я посещу школу, дабы глубже понять ценность преподаваемого вами предмета. — Это был открытый вызов на поединок, и Сьюзен, не колеблясь ни секунды, приняла его.

— Наверное, вам так и следует поступить, милорд. — Она откинула голову и тихонько, невероятно соблазнительно засмеялась, а Себастьян слишком быстро закружил ее в вихре вальса. Танец завершился. Сьюзен вскинула голову, а глаза ее вызывающе сверкнули. — Вы можете обнаружить, что и сами научились чему-то немаловажному.

У Себастьяна учащенно забился пульс; он молча, одним взглядом, принял тот вызов, который сверкал в ее глазах и который (они оба это отлично сознавали) не имел никакого отношения к школе. Музыка смолкла, все зааплодировали, а Себастьян, склонившись к партнерше, жарко прошептал ей на ухо:

— Вполне возможно, я уже кое-чему научился, милейшая мисс Боннет.


На следующее утро

«Школа добродетелей» миссис Хадлстон


Слишком поздно донеслось до ушей Себастьяна позвякивание тарелок и чашек — он уже стоял у раскрытой двери классной комнаты.

Девочки, как по команде, воззрились на него с явным неодобрением — кажется, он вторгся к ним во время завтрака. Он тихо попятился, намереваясь переждать в передней, пока возобновятся занятия, однако мисс Боннет сразу заметила его и окликнула.

— Прошу, входите, лорд Уэнтуорт. — Она подкрепила свои слова приглашающим жестом, а сама заняла место во главе небольшого чайного стола, где сгрудились человек двенадцать воспитанниц. — Как это замечательно, что к нам явился гость, молодые леди. Что может быть удачнее, чтобы вы могли попрактиковаться правильно подавать чай, а?

— Попрактиковаться? — Себастьян не собирался произносить это вслух, тем более с такой издевкой в голосе, но остановиться теперь не мог. — Вы учите их подавать чай? Да разве они не пьют его всю жизнь, сколь немногими годами она пока бы ни исчислялась?

— Разумеется, пьют, — ответила мисс Боннет, аккуратно поставив на стол заварочный чайник, затем уперев руку в бок. — Но ведь они дети, часто ли им выпадала возможность выступить в роли хозяйки дома?

У него на кончике языка уже висел ядовитый ответ, но тут он заметил, с каким осуждением остальные девочки смотрят на бедняжку Джемму. Племянница же не сводила с него умоляющего взгляда, а по губам ее можно было прочитать: «Пожалуйста, не надо» Себастьян воздержался от реплики и махнул мисс Боннет рукой, чтобы она начинала.

— Посмотрите сюда, леди. — И замолчала, ожидая, пока все взоры не обратятся к ней. — До приезда гостей велите своей горничной или лакею застелить стол скатертью, желательно кружевной; хорошо также украсить его букетом свежих цветов или другой зелени, если позволяет сезон. — Мисс Боннет повернулась и взяла со стоявшего у окна столика большой поднос. — Очень важно проследить, чтобы кухарка не забыла разогреть чайник на плите или очаге. Если же вы об этом не позаботитесь, то чайник вполне может треснуть, когда в него польется кипяток. К тому же в разогретом чайнике и чай дольше будет оставаться горячим. — Она посмотрела на каждую девочку по очереди, желая убедиться, что они вполне поняли исключительную важность этого действия.

Себастьян подался вперед, делая вид, что его заинтересовали эти поучения; Джемма же была совершенно искренне поглощена уроком.

— Если у вас не хватает прислуги, то, возможно, доведется собственноручно засыпать в чайник чай и залить кипяток, но все же я предпочитаю возлагать эту почетную обязанность на кухарку. — Девочки стали обеспокоенно переглядываться. — Если вам все же придется заваривать чай самостоятельно, засыпьте туда по одной чайной ложке чаю на каждую чашку, исходя из требуемого их количества. — Она открыла стоявшую рядом банку и всыпала в чайник несколько ложечек. — И только после этого заливайте кипяток. Кипяток должен быть крутым, иначе настой ни за что не окажется крепким, как это положено.

Девочки были заворожены происходящим на их глазах таинством. Еще бы, любой наблюдатель решил бы, что наставница демонстрирует здесь секреты древних алхимиков. Мисс Боннет пристально посмотрела на Джемму.

— Будьте так любезны налить воду в чайник, мисс Джентри.

Джемма поднялась со своего места и пронесла тяжелый чайник с водой от подсобного столика до чайного, где стоял заварочный чайник. Руки у нее дрожали, и девочка, сняв крышку заварочного чайника, пролила с полчашки воды на скатерть. Остальные ученицы засмеялись.

— Отлично, Джемма. Это именно то, что я хотела наглядно продемонстрировать всем присутствующим. — Она забрала у Джеммы тяжелый чайник и вернула его на подсобный столик. — Полный горячей воды чайник, как правило, гораздо тяжелее, чем вам кажется, а струйки пара пробиваются из него и могут обжечь вам руки. Я не знаю ни одной женщины — ни высокородной леди, ни простолюдинки, — которой хотя бы раз не пришлось испытать это на себе. — Она ласково погладила Джемму по плечу. — Честное слово, со мной такое случалось неоднократно, почему я и предпочитаю перепоручать эту процедуру кухарке. — Она улыбнулась Джемме, на лице которой появилось явное облегчение. — Вы очень хорошо все сделали, мисс Джентри. Гораздо лучше, чем я сама управилась бы с полным чайником кипятка.

— А можно мне налить воду в заварочный чайник, мисс Боннет? — спросил Себастьян. Этой шуткой он хотел окончательно прогнать смущение, которое испытывала Джемма, однако потерпел сокрушительное поражение. Не успел он задать вопрос, как улыбающееся лицо Джеммы тут же недовольно скривилось.

— Этим вы оказали бы нам большую услугу, лорд Уэнтуорт, но мне нужно, чтобы барышни учились сами. — Наставница обвела взглядом своих учениц. — Встаньте в очередь. Поторапливайтесь, пока вода не остыла. Каждая из вас должна влить в заварочный чайник полчашки кипятка. Не бойтесь пролить немного. У нас на кухне в изобилии имеются и заварка, и кипяток.

Себастьян наблюдал за тем, как мисс Боннет терпеливо наставляла каждую девочку в мельчайших деталях, передавая им искусство заваривать чай с такой важностью, словно это была латинская грамматика. Право, даже смешно.

Но если бы он вдумался поглубже в эти смехотворные поучения, то не удержался бы от новых язвительных реплик, что лишь усилило бы смущение Джеммы. Вот и сидел Себастьян с плотно сомкнутыми устами, молча глядя на происходящее.

Да, внешне мисс Боннет походила на Синклеров, но чем дольше он наблюдал за ней, тем сильнее убеждался, что никакая она им не родственница. Нет, просто умная и терпеливая учительница, которая путает настоящее образование со всякими пустяками. Допускает ошибку, которую он в силах исправить, если представится такая возможность.

Джемма как раз выполнила задание, когда мисс Боннет склонилась над ней и что-то прошептала на ухо. Джемма взяла поднос с только что налитой чашкой чаю и подошла к Себастьяну, с гордостью угощая его. Ее глаза сняли от такого удовольствия, которого раньше он никогда у нее не видел, а движения были исполнены уверенности, прежде ей совсем не свойственной. Дядя поблагодарил Джемму и, отхлебнув чай, похвалил ее умение.

Мисс Боннет улыбнулась ей, гордясь ученицей.

Себастьян вдруг почувствовал, как его оставляет напряжение, с которым он просидел весь урок, не сводя глаз с наставницы.

Что же, быть может, он слишком сурово судит мисс Боннет.

Пусть чтение классической литературы и решение математических задач составляют основу образования, но он сейчас сам видел, как обучение простому действию, принятому в свете, вселило в его подопечную уверенность в своих силах.

Конечно, нужно понаблюдать еще и еще, прежде чем принимать окончательное решение: оставлять Джемму в этой школе или нет. В конце концов, речь идет об образовании девочки — о ее будущем.


* * *


В течение пяти дней лорд Уэнтуорт посещал те же занятия, что и его подопечная. Ну, скорее уж, вместе с ней посещал занятия мисс Боннет. Другие уроки, казалось, его совершенно не интересуют, ибо занятия ни одной из остальных учительниц он так и не удостоил своим посещением.

Вследствие этого в один из дней вышло так, что Сьюзен была вынуждена (по строгому приказу миссис Хадлстон) пригласить его на запланированную загодя познавательную экскурсию с ученицами по магазинам улицы Милсом-стрит. Там они должны были научиться оценивать шляпки и выбирать ленты, которые позволяют разнообразить вид даже самых простеньких шляп.

Сьюзен, ожидая, что лорд Уэнтуорт не поскупится на самые ироничные комментарии, поначалу категорически отказалась подчиниться приказу директрисы — во всяком случае, она изо всех сил сопротивлялась, пока миссис Хадлстон не согласилась финансировать покупку трех лент для каждой воспитанницы и трех для самой наставницы. Ради наглядности, разумеется.

Видя, что такая сделка сулит ей немалую выгоду, Сьюзен согласилась позволить лорду сопровождать их и тут же поспешила договориться о том, чтобы на следующий день провести новую экскурсию — по выбору вееров.

Теперь Сьюзен почувствовала себя на коне. Ей почти ничего не стоило договориться о выделении средств на покупку одного веера для каждой ученицы (и для наставницы тоже) — всего-то и потребовалось намекнуть, что лорд Уэнтуорт, кажется, хотел отправиться вместе с ними. Миссис Хадлстон сразу выделила деньги.

Сьюзен не испытывала по этому поводу ни малейшего раскаяния. Ей просто необходимы соответствующие наглядные пособия, чтобы она могла правильно обучать своих воспитанниц, подобно тому как другим учительницам требуются писчая бумага, чернила, учебники и географические карты.

Да и школа не понесет таких уж больших расходов — девочкам нужны всего лишь веера в неоклассическом стиле, без ярких красок и украшений, они должны гармонировать с девичьими платьями из белого муслина. Веер для нее самой обойдется дороже, но ведь он необходим, чтобы она могла обучить воспитанниц основам тайного языка[31].

Итак, на следующий день они возвратились на Милсом-стрит, обзавелись веерами — и никаких особых происшествий, хоть и плелся вслед за ними лорд Уэнтуорт.

Катастрофа разразилась позднее, когда она проводила занятие «Как обращаться с веером».

— Леди может всю жизнь совершенствовать искусство обращения с веером, — начала урок Сьюзен. Лорд Уэнтуорт откашлялся так, что это можно было принять за неодобрительное ворчание. Она на минутку умолкла, пока не удостоверилась, что он не собирается снова перебивать ее. — И все же я постараюсь всего за три дня обучить вас основным движениям и хотя бы поверхностному пониманию языка вееров.

Лорд Уэнтуорт хмыкнул. Рассерженная Сьюзен раскрыла свой веер с таким треском, что по маленькой классной комнате словно прокатился удар грома. У лорда отвисла челюсть.

— Итак, первое, что вам надлежит усвоить — это как раскрывать веер. Это действие следует совершать обдуманно, ведь веер является как бы частью каждой из вас, он так же ясно, как и лицо, передает ваше настроение и все чувства. Возьмите, пожалуйста, веера в руки.

Некоторые воспитанницы поспешно схватили лежавшие на коленях веера, тогда как другие подняли их бережно, будто маленьких птенчиков.

— В зависимости от того, где именно вы находитесь, можно либо раскрыть веер тихо, скромно, либо сразу привлечь к себе всеобщее внимание, раскрыв его с громким треском. Впрочем, последнее требует длительной практики, чтобы не повредить такой хрупкий веер, как мой.

Девочки застыли на своих местах, не смея и пробовать раскрыть свои веера из опасения сразу сломать их. Сьюзен сложила веер и коснулась им плеча мисс Файламонт.

— Будьте любезны раскрыть свой веер.

Мисс Файламонт без промедления тут же раскрыла веер, явно довольная собой — ведь это получилось совершенно бесшумно. Сьюзен коснулась плеча мисс Сетон, и та дала складкам веера раскрыться так же медленно и бесшумно, как падают, кружась в воздухе, листья клена.

— Очень хорошо, Сара, только в следующий раз попробуйте приложить чуть-чуть, на самую капельку больше силы. Будьте добры, попробуйте еще раз.

В глазах лорда Уэнтуорта плясали веселые огоньки. Сьюзен протянула веер ему.

— Давайте мы все попробуем, — предложила она, подавляя усмешку. — А после этого будем учиться правильно обмахиваться.

— Очень хорошо, — проговорил лорд Уэнтуорт с исполненной превосходства улыбкой и встал со своего места. Высоко поднял веер и раскрыл его таким сильным взмахом, что тот треснул посередине, а два листика вылетели совсем.

— О боже! Как я понимаю, вам потребуется практиковаться больше трех дней, лорд Уэнтуорт. — Сьюзен протянула ему другой веер, но лорд только махнул рукой и сел на место.

Весь класс разразился неудержимым хохотом. Лорд что-то проворчал себе под нос.

— Подумав хорошенько, я решила, что учиться обмахиваться мы станем в другой раз, а сейчас вместо этого займемся языком… — Сьюзен многозначительно взглянула на лорда Уэнтуорта, лицо которого выразило явное удовлетворение: наконец-то она собралась учить девочек чему-то такому, на что не жалко, по его мнению, тратить время. На ее губах заиграла озорная улыбка. — …Языком вееров.


* * *


После урока лорд Уэнтуорт не покинул школу. Вместо этого он мерил шагами коридор, пока не разошлись ученицы.

— Мисс Боннет, ваш сегодняшний урок — лучше сказать, подготовительные курсы для кокеток — был совершенно неуместным.

Сьюзен наградила его убийственным взглядом.

— Позволю себе не согласиться с вами, лорд Уэнтуорт. Урок мой был весьма актуальным. Если же правда жизни противоречит вашим представлениям оморали, то не уйти ли вам в монастырь?

— Правда жизни? — расхохотался лорд Уэнтуорт. — Если раскрыть веер и сразу захлопнуть, то это значит «поцелуй меня»?

— Да, — без колебаний ответила Сьюзен. — Хотя смысл зависит от того, сколько времени прошло между тем моментом, когда веер открыли, и тем, когда его закрыли. — Она раскрыла веер, довольно долго обмахивалась им, потом резко закрыла. — А это значит: «я тебя терпеть не могу». Согласитесь, есть разница.

— Это совсем не то, — едва не прорычал лорд Уэнтуорт, — чему следует обучать юную барышню.

— Не могу с вами согласиться, милорд. Если, например, мисс Джентри не обучится правильно пользоваться веером, то какой намек она может — совершенно неумышленно — сделать молодому джентльмену, который интересуется ею, но стоит гораздо ниже по своему положению?

Было заметно, что лорд заранее приготовил язвительную отповедь, но вместо ответа лишь беспомощно открыл рот. Ясно, что он не был готов к ответу на такой важный вопрос, требующий предварительного обдумывания.

— Лорд Уэнтуорт, если только девушке не суждено провести весь свой век в деревенской глуши, ни разу не показавшись в обществе, не говоря уж — высшем свете, — то мои уроки просто необходимы для полноты ее образования.

— Что, вправду? — Он только что не дымился от возмущения.

— Да, лорд Уэнтуорт, вправду. — Сьюзен гордо вскинула голову.

— А где же вы сами выучились всему этому, мисс Боннет? Сьюзен ничего не ответила, только закусила губу. Не могла же она сознаться в том, что выучилась всему этому в результате смехотворной ошибки. Ей и сестрам пришлось поневоле обучиться всем тонкостям светских манер,

когда все высшее общество Эдинбурга считало их неотесанными чурбанами.

Не могла сказать ему и того, что она всегда старалась держаться как истинная леди из желания подражать матери — герцогине, которой восхищался и которой подражал весь эдинбургский свет. Женщине, которая научила бы и ее с сестрами держаться, как надлежит подлинной леди, если бы не умерла, дав жизнь Киллиану и Присцилле, и не оставила сиротами всех своих детей.

Черт возьми! Она почувствовала, как защипало в глазах, и поняла, что нужно побыстрее отделаться от лорда Уэнтуорта, пока она не размякла окончательно. Она проскользнула мимо собеседника и торопливо пошла по коридору.

— А, так я и думал! — насмешливо крикнул он ей вслед. Сьюзен резко обернулась и метнула на него горящий взор.

— Я полностью осознаю важность того, чему учу. Знаю, что по всей Британии каждой девушке необходимы такие знания и умения, если девушка хочет подняться выше буфетной. — Ее высокий голос предательски задрожал.

— Это правда, мисс Боннет? — Глаза Себастьяна пылали от возмущения, хотя видимых причин для этого не имелось.

— Да, чистая правда. Это то, что обязательно должна знать каждая женщина!

— Ну, коль так, — со смехом ответил Себастьян, — то вам, наверное, следует написать учебник, чтобы поделиться своими познаниями со всеми девушками!

Он издевался над ней. Он просто не представлял себе, какой неподготовленной и беспомощной окажется в свете любая девушка, не владеющая этими знаниями.

Сьюзен это хорошо знала. Ей-то хорошо было известно, сколько трудов нужно приложить неотесанной и капризной девице, чтобы превратиться в истинную леди. Слишком хорошо.

— Прошу простить меня, лорд Уэнтуорт. Боюсь, вы не понимаете того, чему я стараюсь научить своих воспитанниц, и не сомневаюсь, что никогда не поймете. Всего вам доброго, милорд.

Сьюзен сделала короткий реверанс, хоть он и не заслуживал такого почтения, и поспешила в свою каморку.


* * *


Глаза Сьюзен наполнились горькими слезами обиды, когда после утренних уроков она возвратилась в свою монашескую келью. Она даже задыхалась от гнева и обиды. Но сердилась она не на лорда Уэнтуорта, а на себя саму. Это она наделила его властью нанести ей такую глубокую душевную рану. Вот к чему привело то, что она отказалась от своего греха — лени, сбросила маску и явила миру подлинное лицо. Это и сделало ее уязвимой. А теперь сердце невыносимо болело.

Она присела на матрас, и тут ей в глаза бросилось лежащее на прикроватной тумбочке письмо. Сьюзен сломала печать из красного сургуча и аккуратно развернула листок. Она сразу же узнала изящный, с сильным наклоном, почерк Присциллы и засмеялась от удовольствия и облегчения. Ах, как вовремя пришло это благословенное письмо! Ведь она чувствовала себя так одиноко вдали от братьев и сестры.


Милая Сьюзен!

Даже не верится, что я по тебе так сильно скучаю, но это правда. Я просто не переживу еще месяц без тебя, однако появились признаки того, что ждать так долго и не понадобится. Вот уж почти неделя, как герцог Эксетер перестал появляться в свете.

Я сообщила бы тебе, что теперь можно возвращаться в Лондон, если бы не заметка в газете «Лондон таймс», где коротко упоминалось, что герцог вошел в состав учрежденного лорд-мэром комитета по решению продовольственного вопроса, весьма обострившегося вследствие недавних войн с французами.

Не исключено поэтому, что герцог Эксетер просто слишком занят делами, чтобы посещать светские балы — ведь сообщалось, что во многих местах недалеко от Лондона вспыхивают голодные бунты, а многие хлебные склады подверглись разграблению. В довершение всего нынешний урожай погиб почти весь — из-за проливных дождей, наводнений и ранних заморозков[32].

Все наши тоже очень обеспокоены тем, что продукты сильно вздорожали. Грант даже не разрешает мне тратить ни единого шиллинга, не посоветовавшись предварительно с ним. Как только удастся разузнать побольше о том, где обретается сейчас герцог Эксетер, я сразу напишу тебе, если Грант даст мне монетку из своего кармана, чтобы отправить письмо.

Скучаю по тебе, сестричка.

Твоя Присцилла.


— Я тоже скучаю по тебе, Присцилла. — Сьюзен закрыла лицо руками, и долго сдерживаемые слезы ручьем полились в подставленные ладони.

Потом она поднялась с кровати и спрятала письмо в ящик тумбочки. В том же ящике увидела маленькую Библию, которую когда-то в раннем детстве подарила ей мама. Сьюзен вынула Библию и прижала к груди, нежно поглаживая, как, бывало, гладила по спине маленькую Сьюзен мама, утешая и успокаивая. Не удержалась и громко всхлипнула.

— Господи, прости мне, пожалуйста, греховное легкомыслие и сделай так, чтобы я поскорее вернулась домой. Позволь мне снова быть вместе с моими близкими. — Она положила Библию в ящик, вытерла тыльной стороной руки слезы. — Я не могу без них. До сих пор я и не подозревала, как сильно в них нуждаюсь.

По поводу погоды см. примеч. автора в конце книги.


Глава 9

Я не согласна с тем, что необходимость — мать изобретательности. На мой взгляд, изобретательность проистекает из безделья, а возможно из лени — чтобы человеку не приходилось утруждать себя.

Агата Кристи

Себастьян смотрел вслед мисс Боннет, которая быстрым шагом прошла по коридору и вскоре скрылась из виду. «Черт меня побери!» Он вовсе не собирался дразнить ее и уж тем более доводить до слез… однако так вышло. Пусть их понятия об образовании не совпадают, совершенно незачем было наносить девушке личную обиду.

Чем больше он присматривался к этой гордячке, тем яснее видел, что созданный ею для окружающих образ не более чем искусная личина. Элегантные платья из шелков и атласа вполне соответствовали моде, однако выглядели несколько поношенными. Он бы не удивился, если бы оказалось, что весь ее гардероб состоит из трех платьев, которые она уже неоднократно надевала за те пять дней, пока он находился в школе. Кроме, разве что, одного.

Было платье, которое Себастьян видел на ней один-единственный раз — то переливающееся синее, в котором она была в Верхних залах, когда они познакомились. Но и тогда обута мисс Боннет была в голубые атласные туфельки для прогулок, а не в бальные туфли с тончайшей подошвой, без каблука, которые куда лучше подходят для танцев. Это даже Себастьяну было известно.

Так, мало-помалу, у него сложилось цельное представление об этой девушке, и он почувствовал себя крайне неловко. Эти наряды, как и детальное знание светских манер, она получила, скорее всего, от щедроты своей прежней хозяйки. Наверное, бездетной дамы из какой-нибудь знатной семьи: стремясь развеять скуку, та взялась обучать горничную тонкостям обращения в высшем обществе, а затем, вероятно, неожиданно умерла.

Это было вполне возможно. Черт, скорее всего, так все и обстояло в действительности. Иначе с чего бы девушке, столь искушенной в умении проводить досуг, браться за работу учительницы? Нет-нет, теперь это становилось ему все яснее: у нее просто не было иного выбора.

Но у него-то есть выбор! И очень простой: нужно засунуть в карман свою проклятую гордыню и попросить прощения за то, что он обидел мисс Боннет.

Себастьян с грохотом захлопнул за собой тяжелую входную дверь школы и вышел на улицу, чувствуя себя в высшей степени смущенным. Черт его совсем побери, он никак не мог окончательно решить, что же делать с Джеммой. Бабушку так сильно поразила происшедшая в девочке перемена и описание педагогических приемов мисс Боннет, что она, по сути, потребовала от Себастьяна забрать Джемму из школы, а вместо этого нанять ей гувернантку.

По правде говоря, сам он поначалу тоже собирался именно так и поступить. Но теперь его стали одолевать сомнения.

Он видел, как Джемма замыкается в присутствии миссис Хадлстон и даже других учениц. Но с мисс Боннет обстояло по-другому. На ее уроках Джемма цвела. Более того, с каждым днем она выказывала все больше уверенности в себе, почерпнутой из познавательных экскурсий мисс Боннет. Даже с дядюшкой она стала держаться увереннее. Девочка взрослела.

Нет, следует пока повременить с тем, чтобы забирать Джемму из этой школы. Завтра он вернется в Лондон, будет заседать в комитете лорд-мэра, а сам пока обдумает, как быть. Обсудит решение с бабушкой, а потом вернется в Бат к Михайлову дню[33], чтобы забрать Джемму на время каникул.


В ту же ночь


Луна высоко стояла в небе, когда Сьюзен проснулась от резкой боли в животе. Она повернулась на бок, села на край постели, прижав руки к животу и раскачиваясь, стараясь унять тянущую боль.

Она была еще полусонной и не сразу заметила, что между ног стало мокро; а когда заметила, то откинула одеяло и присмотрелась в лунном свете, широкой полосой льющемся через окно. На белоснежной ночной сорочке выделялось небольшое темное мокрое пятно. И она сразу же узнала эту тянущую боль в животе.

Глаза у Сьюзен расширились, она зажала дрожащей рукой рот, сдерживая рвущийся наружу ликующий возглас. Месячные у нее несколько запоздали, и она уже опасалась худшего. К счастью, ошиблась. На глаза навернулись слезы радости: ребенка она не ждет.


На следующее утро


Наутро настроение Сьюзен не уступало поднявшемуся веселому солнышку. Прежде чем начались уроки, она зазвала в свою каморку двух других учительниц, плотно закрыв за ними дверь.

— Я должна поделиться с вами тем, что сказал лорд Уэнтуорт вчера после уроков. — Щеки у нее загорелись, стоило лишь вспомнить о вчерашнем разговоре.

— А вы разве не помните? Вы же вчера днем уже рассказывали нам об этом, мистрис Боннет, — возразила мистрис Хопкинс с ноткой раздражения в голосе.

У Сьюзен звенело в ушах; она слышала, что ей что-то ответили, но все равно не вникала в смысл ответа. Зато отметила косой взгляд, брошенный мистрис Хопкинс на мистрис Грассли. Видно было, что им совсем не хочется больше ждать. Ну, она и не заставит их мучиться.

— Он сказал, что раз мои уроки имеют такую важность, то мне следует написать учебник, чтобы все могли им пользоваться! Вы представляете? — Сьюзен чуть не кричала, изливая свой праведный гнев.

— Так, может быть, вам и следует это сделать, мистрис Боннет? — спросила мисс Грассли, захлопнув роман, который тщетно пыталась читать.

— Что вы сказали? — резко обернулась к ней Сьюзен. — Должно быть, я ослышалась. Он же смеялся надо мной! — И скрестила руки на груди.

— Я с ним полностью согласна, — заявила мисс Грассли, глядя прямо в глаза Сьюзен. — Жалею только об одном: что меня не научили вести себя, как леди, когда я была юной. Возможно, вся жизнь пошла бы у меня по-другому.

Сьюзен взглянула на мисс Хопкинс, ожидая, что та осудит коллегу за столь жестокую насмешку. Однако мисс Хопкинс повела себя иначе.

— Признаюсь, я согласна и с лордом Уэнтуортом, и с мисс Грассли, — сказала она. — Когда я ходила вместе с вами и девочками в мануфактурную лавку, клянусь, я больше узнала о модных нарядах, чем за много лет регулярного чтения «Бель ассамбле»[34]. — Она выпрямилась и медленно кивнула, подтверждая сказанное. — На следующий день я обнаружила, что всякий раз задерживаюсь у дверей вашего класса и прислушиваюсь к тому, что вы объясняете. Я же понимаю: чем более ловкой и утонченной я стану, тем больше у меня шансов найти когда-нибудь достойного мужа. Сьюзен широко открыла глаза. Протянула руку за спину, нащупала спинку жесткого деревянного стула и тихонько села.

— Это все правда? — спросила она настойчиво.

Обе учительницы утвердительно кивнули, и даже тени улыбки не мелькнуло на их губах. Боже правый, они действительно говорили чистую правду.

— А если предположить, что я так и сделаю, то как вы полагаете, достаточно ли интересен будет такой учебник, чтобы найти издателя? — Сьюзен с трудом шевелила языком.

— Мой брат, — с улыбкой сказала мисс Хопкинс, — работает наборщиком в типографии «Г. Г. и Дж. Робинсон, типографы». Это он набирал второе издание «Тайн Удольфского замка»[35] миссис Радклиф. Он умелый мастер. Я сегодня же напишу ему и спрошу, сможет ли он помочь вам в этом предприятии.

— Боже, как же мне быть? — Сьюзен почувствовала, как сердце замерло у нее в груди. Замахала руками, будто стряхивая с них капельки воды.

Мысль о том, чтобы написать учебник, сперва напугала ее. Как быть? Предприятие обещало быть очень нелегким, но, Боже Всевышний, если мисс Хопкинс права, то ей, Сьюзен, необходимо исполнить свой долг перед всеми женщинами Британии!

— Я сделаю это. Сделаю непременно! — Она вскочила на ноги, бросилась к коллегам и порывисто схватила их за руки. — Но мне потребуется ваша помощь. Без вас у меня ничего не выйдет.

— Без нас? — Мисс Грассли нервно оглянулась на мисс Хопкинс. — Чем же мы можем помочь?

— Может одна из вас незаметно… стащить ключи у миссис Хадлстон?

— Она сейчас в Ванном павильоне, — ответила мисс Хопкинс, справившись с приступом удивления. — У нее снова разболелись колени. Наверное, оттого, что вечно приседает и подсматривает в замочные скважины. — Она улыбнулась, хотя Сьюзен знала, что говорит мисс Хопкинс совершенно серьезно.

— А связку ключей она, скорее всего, оставила у себя в спальне… Но мы же ни за что не сможем… — Мисс Грассли с опаской посмотрела на Сьюзен.

— Еще как сможем, — сказала Сьюзен, выгнув дугой бровь, — если только поторопимся. Я возьму ключи и отопру кладовую. — Сьюзен ободряюще погладила мисс Хопкинс по плечу. — Мне понадобятся бумага и много чернил. — Она перевела взгляд на вторую коллегу. — Самое же главное, мисс Грассли, нужно, чтобы кто-то покараулил в коридоре, пока я буду в спальне миссис Хадлстон. — Она улыбнулась при мысли о предстоящем приключении. — Вперед! Нам многое нужно успеть, пока старая мымра не вернулась.

Две другие учительницы быстро обменялись встревоженными взглядами, потом нервно захихикали, и все втроем они бросились к двери.


Неделю спустя


Мисс Хопкинс и мисс Грассли стояли у столика в каморке Сьюзен, пока она читала только что полученное письмо. На плечи ей тяжко давил груз разочарования.

— Все пропало.

— Как это, мисс Боннет? Ведь мой брат пишет, что его издатель весьма заинтересовался вашим учебником.

— Да, это так, — вздохнула Сьюзен. — Видите ли, мисс Хопкинс, я вам искренне благодарна за помощь, но не могу ждать целых шесть месяцев, а то и больше, пока учебник будет напечатан — еще при условии, что издатель его одобрит. — Она уронила письмо на кровать и стала мерить комнатку шагами.

Получилось совсем не так, как она рассчитывала. И днем и ночью она использовала каждую свободную минутку, чтобы записать содержание своих уроков о том, как стать настоящей леди… а теперь прикажете столько времени ждать?

— Мисс Боннет, каждую написанную букву нужно теперь набрать. Брат всеми силами поможет мне в этом деле, он сам займется набором, но все равно потребуется немалое время. — Мисс Хопкинс потупилась с виноватым видом, словно она в чем-то подвела Сьюзен.

— Приношу свои извинения, мисс Хопкинс. Я уже записала почти двадцать уроков и надеялась увидеть учебник напечатанным гораздо быстрее. — Она погладила коллегу по плечу.

Она ведь скоро уедет из Бата (по крайней мере, Сьюзен надеялась на это), а так хотелось, уезжая, знать, что оставила здесь заметный след.

— Есть еще одна возможность, — вставила мисс Грассли. Она была умницей, и перед Сьюзен вновь забрезжил огонек надежды.

— Вы знаете другого издателя — более расторопного?

— Не то чтобы книгоиздателя… — Мисс Грассли воздела палец к небу, потом пулей вылетела из каморки. Через минуту она вернулась, держа в руках газету.

— Газета? — Сьюзен прищурилась, вглядываясь в заголовки и не понимая толком, что этим хочет сказать мисс Грассли.

— Совершенно верно, газета. Возможно, удастся вызвать интерес к вашему будущему учебнику, если вы станете вести образовательный раздел в «Бат геральд»?

Сьюзен внимательно посмотрела на газету, которой мисс Грассли размахивала, как веером.

— Но для чего газете публиковать мои уроки?

— Да по той же причине, — улыбнулась мисс Грассли, — по которой издатель готов напечатать ваш учебник: из-за читательского интереса. Не сомневаюсь: если в конце каждого краткого урока вы сообщите, что учебник можно заказать, и укажете адрес своего будущего издателя, это обязательно повысит его заинтересованность, а к тому же подхлестнет покупку книги читателями газеты.

— То есть вы предлагаете, чтобы я начала рекламировать книгу даже еще до того, как издатель согласится отправить ее в печать?

Мисс Грассли не было нужды отвечать на вопрос, ибо именно это она и имела в виду. Блестящая мысль! Сьюзен переплела пальцы и снова стала мерить шагами каморку от кровати до двери.

— Славно. Я сегодня же отправлю в «Бат геральд» свой первый урок. И, пожалуйста, помолитесь о том, чтобы газета согласилась его напечатать.

У Сьюзен даже голова закружилась при мысли о том, что работа — ее работа — будет представлена читающей публике. Деньги были необходимы, но какие бы деньги ей ни предложили, она не ради этого готова была поделиться своими знаниями с проживающими в Бате женщинами из менее привилегированных слоев населения.

Кому-то она поможет изменить свою жизнь.

Если газета согласится публиковать краткое изложение ее уроков, она окажет огромную услугу женщинам Бата.

И возможно — только возможно — эта услуга поможет ей добиться невероятного… заставить отца гордиться ею.


* * *


До конца дня Сьюзен успела отправить не один, а сразу два конспекта своих уроков в самые читаемые газеты Бата. Исключительно актуальный урок «Как составить безукоризненное меню на Михайлов день» она послала в «Бат кроникл». А в «Бат геральд», издание, которое привлекало ее разделом познавательных, хотя и странных порой слухов — «Невероятно, но факт», — отправила ценнейший урок с подробными указаниями, как перешить прошлогодние платья, чтобы они полностью соответствовали новейшей моде.

Она, впрочем, не надеялась, что хотя бы одна из двух газет быстро откликнется на ее обращение, однако на следующее утро, к девяти часам, из обеих газет пришли ответы. Ей предлагали — подумать только! — плату за любые публикации, которые она согласится предоставить. Если она располагает материалом, сообщали из «Бат кроникл», то газета готова печатать его по частям ежедневно, кроме воскресенья.

Оба издания также согласились помещать в конце ее материалов адрес издателя учебника. Разумеется, она не стала извещать редакции о том, что ей еще только предстоит получить заказ на учебник, но эта мелочь ее и не заботила. Письма будущих читателей сами по себе станут достаточным стимулом для лондонского издателя, и он поторопится с публикацией книги. По крайней мере, так считала сама Сьюзен.

И она дала согласие вести разделы в обеих газетах (ни одна не настаивала на исключительных правах) — а как еще могла поступить здравомыслящая женщина, нуждающаяся в деньгах, да еще и стремящаяся совершить благое дело? Конечно, она не забывала о порядочности и решила не посылать в редакции конспекты уроков по одной и той же теме.


Спустя еще два дня


Сьюзен уделяла все свободное время написанию конспектов уроков для газет, и дни ее пролетали быстро, но не настолько, чтобы не заметить отсутствия в школе лорда Уэнтуорта — он не показывался здесь уже больше недели.

Время от времени она рассеянно выглядывала из окна классной комнаты — не покажется ли он? А проводя для девочек познавательные экскурсии по Бату, посматривала по сторонам и не забывала заглядывать в магазины, втайне надеясь, что их пути вскоре снова пересекутся.

Сьюзен смотрела, не видя ничего, на чашку дымящегося чая и вспоминала тот единственный раз, когда они танцевали в Верхних залах.

— Ах, значит, вы уже знаете! — воскликнула возникшая вдруг рядом с ней мисс Хопкинс.

— О чем это вы, мисс Хопкинс? — спросила Сьюзен, ничего не понимая.

— Ой! Значит, вы еще не видели! — Она наклонилась ближе и зашептала Сьюзен на ухо: — Я положила две газеты вам на кровать.

В глазах Сьюзен по-прежнему стыл безмолвный вопрос.

— Н-не хотите ли вы сказать, что мои уроки…

Мисс Хопкинс энергично тряхнула головой. А Сьюзенуже изо всех сил мчалась из столовой в свою каморку. С треском захлопнула за собой дверь и едва не пролила чай из все еще зажатой в руке чашки, потянувшись к первой из двух газет. «Бат геральд»!

Где же? Где ее колонка? Поставила чашку на стол, но руки по-прежнему так сильно дрожали, что еле-еле удавалось перелистывать страницы. Наконец отыскала глазами то, что искала:


Выдержки из «Учебника элегантности», составленного мисс Сьюзен Боннет


«Господи, вот оно!» На глаза навернулись слезы гордости. Дамы и барышни в Бате и Челтнеме[36] читают ее уроки, расширяют свой кругозор — а все благодаря тому, что лорд Уэнтуорт предложил ей опубликовать свои уроки ради всеобщей пользы.

Как ужасно она держала себя с лордом Уэнтуортом! Отчего ей понадобилось так много времени, чтобы это осознать? Он вовсе не смеялся над ней. Он же на самом деле оценил важность ее работы и те перспективы, какие эта работа открывала, тогда как сама Сьюзен об этом даже не догадывалась.

А он в нее верил. Ни один человек в окружавшем ее мире не верил, а лорд Уэнтуорт поверил!

Затем она схватила «Бат кроникл», пытаясь сморгнуть неуместные слезы, из-за которых все расплывалось перед глазами, и бегло просмотрела первую страницу.

Увидела и невольно содрогнулась. Нет, не от своей колонки, а от сообщения из Лондона. В нем подробно описывались голодные бунты и говорилось, что палата лордов срочно учредила комитет для выработки соответствующего законодательства, дабы суровыми карами пресечь насилие, а также разрушение машин[37]. Но внимание Сьюзен привлек лишь один абзац, где высказывалось сомнение в достаточной опытности одного из членов нового комитета — герцога Эксетера.

Сьюзен приложила ладонь к сердцу. Боже Всевышний, он все еще в Лондоне и, судя по серьезности обстановки и размаху волнений, не скоро вернется к себе в Эксетер. Ей стало зябко; она положила газету на кровать и плотнее укутала плечи накидкой.

«Ах, Присцилла, как мне теперь быть? Не могу же я вечно оставаться в Бате, но разве есть из чего выбирать? Здесь я хотя бы занята полезным делом».


* * *


В тот же день, когда газеты Бата начали печатать уроки Сьюзен, школу посетили мамаши трех воспитанниц. Жили они неподалеку от Бата, однако прежде ни разу не снисходили до того, чтобы навестить своих дочерей. По крайней мере, так утверждала мисс Грассли.

В течение следующих трех дней еще шестеро родителей приехали навестить своих ненаглядных дочерей и поучаствовать в познавательных экскурсиях, которые стали — по настоянию миссис Хадлстон — проводиться чаще, чем прежде.

Сьюзен была горько разочарована тем, что среди посетителей не было лорда Уэнтуорта. Конечно, глупо было даже думать о том, что она его, возможно, больше так никогда и не увидит, и все же эта мысль то и дело возвращалась, причиняя боль.

— Мисс Боннет! — «О боже!» Это миссис Хадлстон неслышно подкралась к ней сзади, словно паук, готовый вонзить челюсти в свою добычу.

— Да, миссис Хадлстон? — круто развернулась к ней Сьюзен.

— Позвольте отвлечь вас на минутку. Не затруднитесь пройти ко мне в кабинет. — Миссис Хадлстон указала тростью в противоположный конец коридора. Трость была подбита фетром, как, должно быть, и каблуки туфель старухи. Сьюзен посмотрела на миссис Хадлстон, недовольно прищурившись. Неудивительно, что она не слышала, как та к ней подкралась!

— Разумеется. — Быть может, родители пожаловались на ее методы обучения? На ее растущую известность в местных кругах? Она лихорадочно перебирала в уме возможные варианты. Из того, о чем говорили между собой девочки, она сделала вывод, что родители, встречаясь с миссис Хадлстон, выражали ей удовольствие школой.

И все же Сьюзен чувствовала себя Марией-Антуанеттой, всходящей на эшафот. У открытой двери в кабинет миссис Хадлстон она приостановилась. Как странно! Обычно эта дверь была закрыта и заперта на ключ.

— Входите, мисс Боннет. — Директриса постучала по двери ручкой трости. — Садитесь.

Сьюзен медленно вошла и села на стул, ближе всего стоявший к двери.

— Чем могу служить, миссис Хадлстон? Что-нибудь случилось?

Директриса села за стол и усмехнулась. Дверь в кабинет осталась распахнутой настежь.

Теперь Сьюзен обеспокоилась не на шутку. Проследив за направлением взгляда директрисы, она вдруг заметила на ее поясе, рядом с неизменной связкой ключей, туго набитый кожаный кошель, которого прежде там не бывало.

Миссис Хадлстон, тут же поняв, что глаза выдали ее, отвязала тяжелый кошель и спрятала его в ящик стола.

— Мисс Боннет, — начала она, — вам следовало посоветоваться со мной, прежде чем публиковать конспекты уроков в газетах.

У Сьюзен кровь застыла в жилах.

— Н-но мне казалось, что я советовалась. Разве нет?

— Нет. — Директриса изобразила насквозь фальшивую улыбку и словно приклеила ее к губам. — Впрочем, неважно.

Мне приятно, что школа так прославилась благодаря этому. Я уже получила письма из шести благородных семей, желающих поместить своих дочерей в мою «Школу добродетелей».

— О, как это замечательно для школы! — «И что же, это все? Тонко высказанная благодарность? Можно уже идти?»

— Большой интерес проявляют также и к вашей особе, мисс Боннет, не только к вашей необычной манере вести уроки. — Улыбка застыла на губах, но сами губы сжались. — И вами интересуются не только родители или возможные будущие воспитанницы.

— Право, я не в силах вообразить, кого еще может интересовать моя особа, — проговорила Сьюзен, недоумевая, отчего директриса изводит ее какими-то туманными намеками.

— Так и не в силах? — прищурилась директриса. — Если верить обозревателю «Бат геральд», все городское общество только и гадает, кто же вы такая на самом деле.

— Н-на самом деле? — «Ах, боже мой! Только спокойно. Не поддавайся на это».

— Никто не верит в то, что вы родились и воспитывались в семье простолюдинов. — Миссис Хадлстон помолчала. Внимательно посмотрела на Сьюзен, и на короткое мгновение ее взгляд метнулся к распахнутой двери.

Сьюзен не отважилась ни ответить начальнице, ни оглянуться на дверь. Слишком рискованно. Ограничилась тем, что просто пожала плечами.

— Я рассказала этому обозревателю все, что известно мне самой. То есть что зовут вас, по моим сведениям, мисс Сьюзен Боннет и что вы родом из Шотландии. А он пообещал мне вознаграждение за все, что я сумею разузнать в ближайшие дни.

У Сьюзен дернулись ноги. Ей хотелось немедленно убежать, побросать наспех вещи в дорожный чемодан и сесть в первый же дилижанс, идущий в Лондон.

— И я припомнила одну-две мелочи, которые могут его заинтересовать. — Миссис Хадлстон нервно облизнула тонкие губы. — Например, тот факт, что вы связны с миссис Уимпол, живущей на Мейфэр в Лондоне, и что она прислала вас сюда, чтобы спрятать от некоей угрозы — от некоего мужчины.

— Вы не должны никому об этом рассказывать! — воскликнула Сьюзен, у которой гнев возобладал над всеми страхами. — Вы многим обязаны миссис Уимпол. — Сьюзен пожалела, что не знает точно, чем именно — это придало бы куда больше веса ее угрозам!

— Да, обязана, но вам-то я ничем не обязана. Вы со своими благородными манерами и изощренным умом заставляете всех вокруг чувствовать себя неполноценными. — Миссис Хадлстон начинала закипать.

— Я к этому не стремлюсь. — Сьюзен поднялась со стула. — Свою цель я вижу в том, чтобы придать больше уверенности девочкам… и женщинам. Потому-то я и публикую свои уроки!

— Значит, — хмыкнула миссис Хадлстон, — ваши уроки призваны облагодетельствовать общество? Вы пишете их не ради тех денег, которые платят вам газеты?

«А! Вот оно. Вот почему она позвала меня сюда».

— Так вы хотите, чтобы я заплатила вам за молчание те деньги, которые получаю от газет?

— Вы неправильно меня поняли, мисс Боннет, — ухмыльнулась директриса. — Я, кажется, и близко ничего подобного не говорила. — Потом она подмигнула Сьюзен. — И все же здесь есть о чем подумать, правда?

Сьюзен направилась к двери, но у самого порога ее окликнула миссис Хадлстон.

— С Михайлова дня школа закрывается на каникулы. Все ученицы разъедутся по домам, а потому я закрываю школу на эти дни. — Сообщая об этом, директриса смотрела на Сьюзен очень сурово.

— Но вы же знаете, что мне некуда уехать. — У Сьюзен все сжалось внутри.

— Если у вас нет родственников, можете снять себе комнату.

«Родственники у меня как раз есть! И мне страшно хочется к ним возвратиться!» — воскликнула Сьюзен мысленно, но вслух сказала:

— Но для чего же, если моя комната будет стоять пустой?

— А чего ради мне расходовать уголь, свечи и продукты, если здесь не останется никого из учениц? — Она презрительно вздернула губу.

— Ради того, что я буду здесь.

— Не будете. Мисс Боннет, я предлагаю, чтобы вы сняли на эти три дня комнату либо отправились туда, откуда приехали. — Она поправила на длинном носу очки и уткнулась взглядом в стопку лежащих на столе бумаг. — Всего доброго, мисс Боннет.

Сразу за дверью внимание Сьюзен привлекло какое-то движение. Там стояла мисс Джентри. Сьюзен хлопнула по створке двери, а девочке взмахом руки велела удалиться. Еще раз взглянула на миссис Хадлстон, потом молча отвернулась и пошла в свою каморку. Мисс Джентри ожидала ее там у двери.

— Леди Сьюзен… то есть мисс Боннет, можно с вами поговорить?

Сьюзен, преодолевая усталость, пригласила девочку к себе.

— Чем могу быть полезна, мисс Джентри? — Она сильно сомневалась, что может сделать для ученицы хоть что-нибудь, пока над ее собственной головой висят угрозы директрисы.

— Я… я слышала, что говорила миссис Хадлстон… о Михайловом дне. Прошу прощения, я не собиралась подслушивать. Там, за дверью, стоял невысокий человек, но он исчез, как только увидел меня. Я хотела было сообщить об этом миссис Хадлстон, но стоило мне подойти ближе к кабинету, как я услыхала ваш голос.

«Человек невысокого роста?» Вполне возможно, тот самый газетчик, о котором упоминала миссис Хадлстон.

Мисс Джентри смущенно потупилась.

— Смотрите мне в глаза, мисс Джентри. Дверь была распахнута настежь, а миссис Хадлстон говорила очень громко, поэтому вы совершенно ничем не погрешили против правил хорошего тона. — Сьюзен провела рукой по матрасу на кровати, приглашая девочку подойти ближе и сесть. — Так чем же я могу быть вам полезна?

— Я получила письмо от бабушки… от бабушки моего опекуна. Я просила, чтобы вас пригласили провести Михайлов день вместе с нами, в бабушкином поместье недалеко от Бата.

«Боже правый!»

— Вы… что сделали? — Сьюзен вскочила с кровати.

— Я не знала, что еще можно сделать. Я так боюсь, что опекун собирается забрать меня из школы. А вот если он и его бабушка узнают вас поближе, как знаю я, он откажется от этого намерения. Мне совсем не хочется уходить из этой школы, мисс Боннет. Не могу я отсюда уйти. — В ее глазах заблестели слезы. — У меня нет никого, кроме вас и школы.

— Ваш опекун очень любит вас, — сказала Сьюзен, крепко прижимая девочку к себе. — Не сомневаюсь, он поступит так, как будет лучше для вас.

— Лучше для меня остаться здесь, только он, боюсь, поймет это, когда будет уже слишком поздно. — Мисс Джентри обняла Сьюзен за талию. — Приезжайте, пожалуйста. Пообещайте, что приедете.

— Джемма, милая, не могу, — ответила Сьюзен, чувствуя, как защипало в глазах. — Меня ведь не приглашали.

— А если пригласят, вы приедете? — воскликнула Джемма, глядя на наставницу сквозь пелену слез. — Ну пожалуйста!

Сьюзен понимала, что так не делается: провести Михайлов день у лорда Уэнтуорта и его бабушки — это просто фантазия встревоженной девочки. Но в таком случае Сьюзен нашла бы, где провести каникулы, к тому же подальше от газетчика, который, по словам миссис Хадлстон, шпионит за ней.

Более того, там будет и лорд Уэнтуорт, которому она столь многим обязана. И если она проведет эти дни в… кругу его семьи, то получит возможность выразить ему свою благодарность. Она понимала, что это чистой воды эгоизм, но все же согласно кивнула в ответ на просьбу воспитанницы.

— Если меня пригласят к вам в гости официально, то я, разумеется, соглашусь, мисс Джентри.

Джемма вскочила на ноги, потом спохватилась и сделала реверанс, как полагается леди.

— Опекун приедет завтра. Вот тогда я и договорюсь о надлежащем приглашении. — Она сделала еще один реверанс и вылетела из каморки.

«Итак, лорд Уэнтуорт завтра будет в Бате. Завтра». Сьюзен порывисто схватила одну из газет, потом легла на матрас и накрыла газетой лицо. Что же она ему скажет? Ах, насколько легче живется в Шотландии!


Глава 10

Придет время, и зима спросит,

Что же ты делал все лето.

Генри Клей[38]

Погода переменилась резко, без всякого предупреждения. Утром на горизонте вырисовывалась темная полоска, но солнце светило ярко, а воздух, казалось, звенел — легкий, будто шуршавшие под ногами палые листья. К середине дня небо низко нависло над головой, покрытое грозными черными тучами, холодный ветер леденил не защищенные одеждой лица и руки.

Сьюзен сидела у окна в своей каморке, чувствуя себя одинокой и всеми покинутой: как раз в это время последние воспитанницы радостно забирались в родительские кареты и уезжали из школы.

Даже мисс Джентри уже забрали. Во всяком случае, так слышала Сьюзен — учительницам было велено проследить за порядком перед закрытием школы. Мисс Хопкинс поставили у дверей вроде часового, она помогала родителям забирать своих чад. Мисс Грассли занималась мытьем оставшейся после завтрака посуды, а Сьюзен ходила в булочную — отменить на ближайшие дни обычные школьные заказы. Она заблаговременно упаковала свои вещи, ожидая приглашения провести каникулы у мисс Джентри и ее родственников, однако приглашения не последовало.

Это поставило ее в трудное положение. Что делать? Она ведь не договорилась о том, чтобы снять комнату. Сьюзен вздохнула, посмотрела на грозившие снегопадом тучи и поежилась от холода. Если она тотчас же не отправится на поиски временного пристанища, придется делать это под дождем с мокрым снегом.

С трудом встала она со стула, неохотно представляя себе, как снова придется выходить на улицу, потом повернулась и защелкнула замки саквояжа, брошенного поверх матраса.

— За вами приехал лорд Уэнтуорт. — Сьюзен повернула голову: в дверях, опираясь на трость, стояла миссис Хадлстон.

— Простите, что вы сказали? — Сьюзен скрестила руки на груди и в три шага пересекла свою каморку. — Вы говорите, лорд Уэнтуорт приехал… за мной?

— Вас пригласили погостить на каникулах в Кловер-холле, — фыркнула директриса.

— Мисс Джентри действительно говорила мне о приглашении, но формально меня никто так и не пригласил. — На душе у Сьюзен было мрачно, словно над ней, как и над крышами домов Бата, нависли тяжелые черные тучи.

— Как же не приглашали? Да ведь я сама приняла письмо от поверенного лорда Уэнтуорта. — Миссис Хадлстон укоризненно покачала головой и зацокала языком. — Если вы не хотели принять приглашение, то хотя бы открытку послали. Право же, леди так и следовало поступить.

— Миссис Хадлстон, вы же так и не отдали мне письмо! — Сьюзен пронизала директрису взглядом.

— Ну, как же, как же! Я отлично помню, как вы взяли его у меня из рук и положили в свой ящик. — С силой опираясь на трость, миссис Хадлстон прошествовала по стареньким сосновым половицам к столику у окна, открыла ящик, пошарила в нем рукой и вытащила письмо.

Сьюзен растерянно посмотрела — да, письмо, со сломанной сургучной печатью, лежало в ящике, хотя она его до сих пор не видела. Иными словами, кто-то прочитал его, но не сама Сьюзен.

— Ну вот — ясно видно, что вы его прочитали. Посмотрите. — Директриса встряхнула листок, разворачивая его, и подцепила обкусанным ногтем сломанную сургучную печать[39].

— Я впервые вижу это письмо, — возразила Сьюзен.

— Однако же — вот оно, у вас в ящике.

Сьюзен вздрогнула. Ее ведь предупреждали, что ящик надо держать на запоре, а она его никогда не запирала. Воспитанницам полностью доверяла, а мысль о том, что сюда за чем бы то ни было может залезть сама миссис Хадлстон, просто не приходила ей в голову. Она шагнула вперед, выхватила письмо из рук директрисы и быстро пробежала его глазами.

Это было переданное через поверенного лорда Уэнтуорта приглашение провести три дня в Кловер-холле. Сьюзен опустила письмо; руки дрожали от охватившего ее гнева.

— Когда вас позвали в карету, а вы так и не вышли, и сыскать вас нигде в школе не удалось, я предложила кучеру поспешить, чтобы он доставил мисс Джентри в Кловер-холл до того, как поднимется метель. — Уголки сморщенных губ директрисы дрогнули. — Кто бы мог подумать, что лорд Уэнтуорт самолично вернется за вами? Уж не я.

— Миссис Хадлстон, вы послали меня в булочную — отменить заказы для школы на время каникул. Когда я пришла туда, мне сказали, что обо всем договорились еще неделю назад. — Сьюзен сунула письмо в саквояж, резко обернулась. — Вы умышленно отослали меня, чтобы мисс Джентри не могла меня найти.

Брови миссис Хадлстон сошлись на переносице, но губы, до сих пор лишь слегка подергивавшиеся, расплылись в довольной улыбке.

— Что за обвинения, мисс Боннет!

Сьюзен отвернулась от нее, собираясь найти лорда Уэнтуорта и все ему объяснить, как вдруг вспомнила о незапертом ящике стола… и лежавшем в нем письме от Присциллы. Она оттолкнула свою нанимательницу и пошарила в ящике. Пусто, один только свечной огарок. Сердце у нее замерло. Она наклонилась и выдвинула ящик до конца. Пусто. Пошарила еще под крышкой — вдруг письмо зацепилось за что-то? Там ничего не было.

Она отпустила ящик, и тот упал на пол. Огарок свечи покатился по матрасу.

— Где оно? Где письмо моей сестры?

— Да Бог с вами, мисс Боннет — или я должна называть вас леди Сьюзен Синклер? Боюсь, я совершенно не понимаю, о чем вы говорите. — Из горла директрисы вырвался еле слышный смешок.

«Боже милостивый! Ей известно, кто я. Она знает, что я — леди Сьюзен Синклер!»

Она метнулась к матрасу, глубоко запустила руку в саквояж и вытащила оттуда ридикюль. Пошарила в нем пальцами, потом, после недолгого раздумья, защелкнула снова.

— Вот деньги, возьмите. Все. — Она сунула ридикюль директрисе.

— Ну-ну, миледи, мы же обе понимаем, что мое молчание стоит гораздо больше горсточки фунтов, если вспомнить, сколько я знаю о вас… и о том джентльмене, который вам угрожает. — Она препротивно хихикнула. — Герцог Эксетер, так ведь?

Сьюзен вдруг показалось, что ридикюль налился свинцом, и она бессильно опустила руку.

— Чего же вы от меня хотите?

— Скажите спасибо за то, что я этого и сама не знаю. Пока. — Она пошла из комнаты, продолжая говорить на ходу и не утруждая себя тем, чтобы повернуться к собеседнице лицом. — Наверное, я подумаю на каникулах. Да, так, должно быть, и сделаю. Когда вернетесь, мы снова с вами поговорим. Вот в этом, мисс Боннет, можете совершенно не сомневаться.

Голова у Сьюзен шла кругом. Что же ей теперь делать? Боже правый, что ей делать? Она несколько раз прошлась по комнатке из угла в угол, но так и не пришла даже к намеку на решение.

Единственное, что приходило в голову, — бегство. Как она уже поступила раньше. Уехать из Бата и больше никогда сюда не возвращаться. Но смысла в таком решении не было.

Сердце громко билось о ребра. Если ее настоящее имя стало известно тому газетчику, то пройдет немного времени, и весь Лондон тоже узнает о ее связи с герцогом Эксетером. А потом… поверенный отца сообщит обо всем ему, и тогда отец…

— Мисс Боннет! — У порога комнаты, в коридоре, стоял лорд Уэнтуорт. Она понятия не имела, сколько времени он там уже простоял. — Я ждал вас, но вы все не спускались в вестибюль, и я подумал, что вам, наверное, нужно помочь вынести саквояж.

— Л-лорд Уэнтуорт! — воскликнула она севшим голосом. — Примите мои извинения, но вышло так, что я всего несколько минут назад узнала о любезном приглашении, поступившем от вашей семьи.

— Так я и подумал, — отвечал он с улыбкой. — Когда мой поверенный вернулся без какого-либо ответа на приглашение, я понял, что здесь что-то не так. Такая благовоспитанная леди, как вы, ни за что не оставила бы приглашение без ответа, каким бы он ни был.

Сьюзен сразу не поняла, то ли он делает ей комплимент, то ли насмехается, а выражение его лица отнюдь не помогало ей определиться с этим.

— Но ведь мисс Джентри уехала отсюда несколько часов назад, еще рано утром.

— Но вы не отправились вместе с нею, и она так сильно огорчилась, что я решил приехать сюда сам и сделать все возможное, дабы уговорить вас почтить Кловер-холл своим присутствием. — Он ослепительно улыбнулся. Тут он заметил на кровати упакованный саквояж и указал на него. — Надеюсь, это означает, что вы решили принять приглашение, хотя оно и прибыло к вам с опозданием?

— Да, милорд. — Сьюзен кивнула и весело улыбнулась ему. — Да, милорд. Для меня это большая честь. Если бы не любезность вашей семьи, мне пришлось бы проводить все каникулы в полнейшем одиночестве. — Она схватила саквояж и легко донесла до двери, а там поставила на пол перед лордом. Закрыла за собой дверь и повернула ключ в замке.

Лорд Уэнтуорт явно был немало удивлен той легкостью, с которой Сьюзен несла саквояж.

— Как любезно, что вы согласились помочь мне. — Она быстрым движением потерла плечо. — Боюсь, он гораздо тяжелее, чем мне сперва показалось. У меня уже рука болит. — Она смущенно улыбнулась, совершенно растерялась и захлопала глазами с длинными ресницами.

— Давайте поторопимся, мисс Боннет, — сказал Себастьян, взваливая чемодан на плечо. — Уже вечер, путь нам предстоит неблизкий, а тучи сулят снегопад.

— Снегопад? Так рано?

— Эйвон[40] покрывается льдом. — Он подал Сьюзен руку, и она изящным движением оперлась на нее. Легкая дрожь пронизала все ее существо.

При других обстоятельствах, если бы Сьюзен ехала в Кловер-холл не в поисках убежища, как приятно было бы провести время на вечеринках в загородном поместье! Особенно с таким дьявольски красивым хозяином.

Несмотря на то что лорд Уэнтуорт предусмотрительно взял с собой несколько одеял и клеенчатую полсть, Сьюзен, которую от разбушевавшейся стихии отделял только кожаный верх коляски, стала дрожать от холода уже через две-три минуты. Дождь с градом делал дорогу предательски опасной, и они еле-еле продвигались в сторону Бристоля, а между тем заметно темнело.

Она знала, что нарушает правила хорошего тона, однако желание согреться заставило ее прижаться теснее к лорду Уэнтуорту, который правил коляской. Плотнее запахнулась в одеяло и спрятала в него лицо, стараясь согреться собственным дыханием.

Если честно, муслиновое платье совершенно не годилось для такой погоды. Она шотландка, однако шерстяного плаща у нее, увы, не было. Но ведь в Лондоне светские дамы и не носили ничего теплее легкой накидки, какая бы погода ни стояла. Да и сама Сьюзен, уезжая из Лондона в Бат, совершенно не представляла, что задержится больше чем на две недели. А погода оказалась неожиданно суровой для конца сентября — даже на севере, в Эдинбурге, такого не должно быть. Но все эти рассуждения по поводу легкого наряда отнюдь не согревали ее. Наверное, нужно будет написать конспект еще одного урока: о том, что в крайних обстоятельствах позволительно нарушать требования моды. Холодный ветер пронизывал Сьюзен до костей. Да, она напишет урок на эту тему. Непременно напишет.

Из ноздрей лошади вылетали облачка белого пара, хорошо заметные на фоне темнеющего неба, а копыта уже несколько раз скользили на покрывшейся ледяной коркой дороге, заставляя лошадку спотыкаться.

— Далеко нам еще? — спросила Сьюзен, надеясь, что до Кловер-холла остается какая-нибудь миля[41].

— Мы едем уже почти два часа, — вздохнул лорд. — При нормальных условиях проехали бы уже полдороги.

— Но ведь погода… — Сьюзен поборола желание расхныкаться.

— На самом деле мы преодолели не более четверти пути до Кловер-холла, а дорога становится все хуже, и я, положа руку на сердце, даже не берусь предсказать, сколько времени потребуется, чтобы добраться до цели. — Он бросил на Сьюзен быстрый взгляд, но тут же снова стал смотреть вперед, на дорогу. — Нам ни в коем случае нельзя было сегодня уезжать из Бата. Мне следовало прислушаться к своему внутреннему голосу и настоять на том, чтобы мы остались в городе, пока не пройдет буря. Право, мисс Боннет, мне очень жаль. Надеюсь, вы сможете простить меня.

— Ни вы, ни я не предполагали, что разыграется такая буря. — Сьюзен совсем повесила нос. — Может, мы… вернемся в Бат? — И сразу мысленно выругала себя: ей же некуда будет деться в Бате. Ей негде провести ночь. Лорд долго не отвечал, обдумывая ответ.

— Боюсь, у нас есть только одна возможность — тащиться еще миль пять, а там заночевать в придорожном трактире «Южный Крест»… если только в нем найдутся комнаты в такую ночь, когда кров требуется всем и каждому.

Сьюзен пошевелила закоченевшими под слоем одеял коленками. Клеенчатая полсть уже покрылась тоненькой корочкой льда. Еще час — и она просто примерзнет к своему спутнику. К ее удивлению, он протянул ей флягу бренди.

— В чисто лечебных целях. Это поможет вам согреться. Сьюзен, не моргнув глазом, взяла флягу и сделала несколько глотков.

— Даже не подумали возразить, а? — усмехнулся лорд.

— Лорд Уэнтуорт, вы же отлично знаете, что я родом из Шотландии, — проговорила Сьюзен, подчеркивая свой акцент и чувствуя, как щеки чуть-чуть розовеют от капли согревающего напитка. — И еще не забудьте, что у меня четверо братьев.

— Даже четверо, вот как?

— Ох, так. Поэтому я отлично знаю целебные свойства крепких напитков. — Она улыбнулась, хотя и понимала, что в наступившей темноте он ничего не заметит.

Замерзнуть до смерти с холостяком. Какой великолепный конец сможет приделать тот газетчик, на которого работает миссис Хадлстон, к своей разоблачительной статейке о мисс Боннет… скандально известной в широких кругах под именем леди Сьюзен Синклер. Дрожь снова сотрясла все ее тело.

Лорд Уэнтуорт, не говоря ни слова, поступил крайне неподобающе: переложил вожжи в одну руку, а другой обнял Сьюзен и притянул ее к себе.

Она обвила рукой талию своего спутника и уютно прижалась к его груди. Что ей до мнения какого-то писаки или любого другого? Они были вдвоем, бог весть в какой дали. Они оба замерзали.

Но он был теплым. Заботливым.

И таким до неприличия красивым! Сьюзен закрыла глаза.


* * *


Хлопья мокрого снега летели Себастьяну в лицо. Он сильно щурился, очень стараясь в то же время разглядеть дорогу. Все тело невероятно напряглось.

Перед мысленным взором вставали картины грядущей беды. Вот коляска соскальзывает с обледеневшего моста и летит в протекающую под ним ледяную речку. А у Себастьяна руки запутались в вожжах, и он никак не может высунуть голову из стремительно несущейся воды. Легкие наполняются обжигающей водой. Вода смыкается над бездыханным телом.

Трагическая смерть четвертого герцога Эксетера.

Он изо всех сил заморгал и потряс головой. «Нет, нет, нет. На многие мили вокруг нет ни единого моста. Не смей думать об этом. Просто смотри на дорогу. Пусти лошадь помедленнее, шагом. И все будет хорошо».

Уснувшая мисс Боннет тесно прижалась к нему. Она перестала дрожать, и он надеялся, что она согрелась в его объятиях, а не лишилась чувств от пронизывающего холода — именно этого он опасался.

Далеко впереди он сумел рассмотреть неясные контуры какого-то строения. Присмотрелся, напрягая глаза. Потряс головой и заморгал, старясь стряхнуть с ресниц налипший на них снег. Света не видно, но что-то там есть. Какой-то кров над головой.

Натягивай вожжи.

Сердце в груди радостно забилось, и он изо всех сил натянул вожжи. Слишком резко. Лошадь споткнулась, передние копыта заскользили на льду, потеряв опору. Падая, животное жалобно заржало.

Коляска на миг накренилась вперед, потом качнулась вбок, дернулась и перевернулась. Все окружающее задвигалось медленно, как во сне — вернее сказать, в ночном кошмаре. Тело Себастьяна на мгновение зависло в воздухе, и он отчаянно потянулся к мисс Боннет — когда коляску подбросило, она ухватилась за дышло.

Но дотянуться до нее не получилось. Он не в силах был ей помочь.


* * *


Он лежал на спине и в то же время куда-то двигался по неровной, кочковатой почве. Отважился приоткрыть глаза, но голова невыносимо кружилась. Видел ноги, темными силуэтами выделявшиеся на снегу, понимал, что его медленно тащат куда-то вверх по склону. Потом головокружение сделалось нестерпимым, Себастьян смежил веки и снова провалился в темноту.

Когда он еще раз открыл глаза, то уже спокойно лежал на одном месте. Слышал, как свистит и завывает бешеный ветер, но Себастьяна что-то защищало от неистовства стихии.

— Ох, вы уже проснулись! — Он не видел говорившую, но без труда узнал мелодичный голосок мисс Боннет. — Знаете, вы меня изрядно напугали. Возблагодарите небеса за то, что родились твердолобым англичанином. Впрочем, готова держать пари, вы скоро будете в отличной форме.

— Коляска… — пробормотал Себастьян, весь дрожа от холода.

— Ну-у, с ней, боюсь, получилось хуже. Я выпрягла лошадь: она все пыталась встать на ноги и всякий раз переворачивала коляску прямо на вас. Как только я освободила лошадь, она вихрем умчалась по дороге. Мне кажется, это хороший признак — животное вроде бы осталось невредимым. Может, утром нам удастся отыскать ее. Как думаете?

Он почувствовал, как она шарит по его одежде и перехватил руку.

— Холодно.

— Да, и мне тоже. Этому горю я и хочу помочь, если позволите. — Он почувствовал, как что-то ткнулось ему в губы. — Вот, выпейте. В лечебных целях. Смелее. Там не так много осталось. А я выцежу последние капли, если вы не сумеете. Нам обоим это поможет хотя бы представить, будто стало теплее.

Он отпустил ее руку, выпил, сколько смог, и снова закрыл глаза.

Когда он в третий раз очнулся, голова больше не кружилась, но он никак не мог понять, что происходит, где он оказался и как сюда попал. Единственное, что удалось понять — он лежал без одежды. И рядом лежал кто-то еще.

Несколько тяжелых одеял и… женское тело приятно согревали его. Он не знал, кто эта женщина, как они оказались с ней в каком-то амбаре или сарайчике, но в данную минуту это его не слишком интересовало. Женщина крепко прижималась к нему, почти лежала на нем.

Себастьян пошарил руками под одеялом, провел по изгибу ее спины и сжал руки на выпуклостях пониже. Напрягся и потянул женщину на себя. Она чуть заворочалась во сне, легко-легко.

Когда полные груди потерлись о густые заросли на его груди, ее соски заметно затвердели. Колечки волос между ног ласково погладили предмет его мужской гордости, и тот полностью очнулся, радостно выпрямляясь ей навстречу.

Себастьян взял незнакомку рукой за подбородок, приблизил к себе и нежно поцеловал. Не просыпаясь, она вздохнула от наслаждения.

Себастьян, не выпуская женщину из объятий, перекатился на бок. Ощутил, как затрепетали ее ресницы. Он отвел рукой волосы и поцеловал ее еще раз. На этот раз она отозвалась, слившись с ним в поцелуе.

Боже, как ему захотелось исследовать каждую пядь этого мягкого, нежного тела!

Он поднял руку, накрыл ладонью одну грудь, задержав пальцы на набухшем соске. Женщина застонала, прижимаясь к его губам, приоткрыла рот, позволив языку Себастьяна проскользнуть внутрь.

На него накатило безумие. Он желал эту женщину, которую не мог разглядеть и которой совсем не знал, с такой страшной силой, что это даже пугало его. Он провел рукой по ее телу до самых завитков волос между ног. Пальцы заплутали во влажных складках, подбираясь к главной цели.

Она погладила его затылок, притянула ближе к себе, и язык Себастьяна еще глубже заскользил у нее во рту.

От его движений она стала выгибаться, крепко прижимаясь к ласкающей ее руке. Он слегка коснулся большим пальцем горячей расщелины, протолкнул другой палец внутрь, медленно двигая им взад-вперед. Она всхлипнула, подалась всем телом навстречу этим движениям. Себастьян добавил еще один палец, слегка сгибая их внутри, неспешно вдвигая и выдвигая, возбуждая ее, зажигая в ней огонь и вызывая влагу. Ее всхлипы перешли в стоны, женщина раскрылась ему навстречу.

Сдерживаться больше он был не в силах. Ему необходимо было войти в самые ее глубины.

Себастьян оторвался от ее губ и повалил женщину на спину, прижав всем телом. Забрался с головой под ворох одеял, ища губами ее груди. Кончиком языка облизал один сосок, потом другой, затем стал покрывать поцелуями все тело, спускаясь ниже и ниже.

Она ни разу не попробовала его остановить. Наоборот, положила руку ему на плечо, притягивая ближе к себе. Это увлекло Себастьяна, и он позволил себе вообразить, что ее страсть в эту ночь не уступает его собственной.

Он захватил губами бутон между набухших складок, впился крепко, неустанно работая языком и без перерыва помогая пальцами.

Тело женщины выгибалось дугой и содрогалось. Оно также изгибалось из стороны в сторону, указывая на то, что и не видимая Себастьяну голова мечется то влево, то вправо. Он ясно понимал, что почти довел ее до пика наслаждения. Осталось совсем немножко.

Пальцами она впилась в его спину. Потом неистово вцепилась в волосы и рванула голову на себя. Он лбом врезался в ее ребра. Не то чтобы очень уж сильно, однако невыносимая боль тут же взорвалась в голове, отдалась по всей длине позвоночника. Голова снова невыносимо закружилась, и он в беспамятстве тяжело рухнул на женщину.

— Себастьян! — Он почувствовал, как она крепко обхватила его за плечи. — Боже правый, Себастьян, ответь же мне, прошу тебя!

Он очень хотел ответить. В ее голосе слышался такой испуг! «Со мной все хорошо». Он выговорил эти слова, они звучали у него в мозгу, но уши улавливали один только вой ветра. Он не в силах был пошевелиться. Тело не повиновалось, и он начал подозревать, что с ним творится что-то неладное, очень-очень неладное.

— Себастьян, ну пожалуйста, скажи хоть что-нибудь.

Он сделал глубокий вдох и почувствовал, как силы понемногу возвращаются, а еще через несколько мгновений смог вынырнуть из-под одеял, хлопая глазами.

Он старался смотреть ей прямо в лицо, но все вокруг было по-прежнему окутано дышавшей ледяным холодом тьмой; и вдруг он все понял — для этого ему и не нужно было видеть ее лицо.

Как он ошибся! Эта женщина очень даже знакома ему. Как же он сразу-то не сообразил? Ведь ему был знаком каждый изгиб ее тела. Каждый поцелуй. Ее вкус и запах.

— Провалиться мне ко всем чертям! Я же знаю тебя! Это была его богиня страсти, с которой он впервые встретился в библиотеке.


Глава 11

Усердие преодолевает все препятствия, праздность их порождает.

Бенджамин Франклин

Сьюзен вся сжалась в тот миг, когда лорд Уэнтуорт пал на нее бездыханным. Какая же она беспросветная тупица! В жарких объятиях совсем забыла, что он ранен. Возможно, смертельно, как она опасалась. На глаза ее навернулись слезы.

Правда, ей показалось, что он полностью пришел в себя. Крепкий мужчина. С сильной волей. Но он ведь действительно получил страшный удар по голове, достаточно мощный, чтобы повергнуть его в беспамятство. Кровотечения не было, насколько она могла разглядеть в темноте, на ощупь оценивая серьезность полученных им повреждений, но на лбу, чуть пониже волос, нащупала шишку величиной с перепелиное яйцо. Несомненно, прикосновение к месту ушиба причиняло ему нестерпимую боль.

— Я тебя узнал, — повторил он.

— П-простите? Что вы сказали? — Голос прозвучал слишком громко, резко контрастируя с недавними минутами интимной близости. Она решила больше ничего не говорить. Только подхватила его под мышки и осторожно передвинула повыше. Прислушалась к его дыханию.

Он приподнял голову с ее груди и удерживал некоторое время на весу. Сьюзен понимала, что он внимательно вглядывается в ее лицо, не говоря ни слова. Она ласково положила руки на его щеки, наклонила и осторожно поцеловала в лоб, рядом с шишкой. Успокаивая. Утешая.

И снова ощутила, как он поднимает голову. Даже в непроглядной темени холодной ночи его взгляд чуть не прожигал ее.

— Я знаю вас. — Он говорил низким, хриплым голосом, с напряжением. Явно еще не до конца пришел в себя.

— Да, знаете, конечно. — В душу Сьюзен закралось сомнение. Казалось, он уже оправился от дорожной аварии, но что-то с ним было не так…

— Однако… я не знаю, как вас зовут. — Он придвинул лицо совсем близко, слегка укусил ее за нижнюю губу.

Незнание имени вроде бы не уменьшило его страсти. В данную минуту. И все же Сьюзен была уверена: что-то здесь совсем, совсем не так. Сьюзен уперлась ему в плечо, распрямляя руки. Налетел порыв ледяного ветра, больно хлестнув ее увлажнившиеся раскрытые бедра.

— Да, конечно, знаете, милорд. Но вы забыли мое имя? И что, совсем не можете вспомнить? — От волнения кровь застучала у нее в висках. «Боже правый!»

— Я помню вас. Помню все, что связано с вами. — Она услышала, как он тяжело перевел дух. Начинает понимать, что бредит? — Все-все помню, кроме вашего имени. Впрочем, вы ведь мне его так и не назвали, правда?

Будь здесь светло, он увидел бы, как глаза Сьюзен расширились до предела. А она не могла понять: то ли у него бред, то ли он каким-то образом вызнал, что мисс Боннет — не настоящее ее имя.

Себастьян весь покрылся гусиной кожей, его стала бить крупная дрожь. Сьюзен протянула руки, снова прижала его к себе и аккуратно подоткнула укрывавшую их груду одеял.

В то же мгновение, когда она прижала его к себе, ему показалось, что никакого перерыва перед этим и не было. Он стал покрывать поцелуями ее шею, обхватил рукой ее талию. Она животом ощутила его затвердевший орган. Почувствовала, как его бедра опускаются, ищут и находят влажные складки между ее ног.

Она хотела его, незачем это отрицать, но не сейчас. Горячие слезы брызнули из ее глаз. На этот раз она даже не могла объяснить свое распутство выпитым коньяком — всего-то и было несколько глоточков, только чтобы чуть-чуть согреться.

Не могла свалить свою похоть и на то, что ей не хватает Саймона. Если подумать хорошенько, то с момента появления в Бате лорда Уэнтуорта она ни разу и не вспомнила о своем покойном женихе. Ох, она действительно такая грешница, какой все ее считают.

Некого винить, кроме себя самой — слабого существа, потерявшего голову от лорда Уэнтуорта, вот и все. Достаточно было ощутить рядом его обнаженное мускулистое тело, и она уже отчаянно его возжелала. Ей неудержимо хотелось почувствовать его в себе, не заботясь о возможных последствиях.

И, как ей показалось, он точно так же тянулся к ней.

Да так, несомненно, оно и было. Она ощущала, как подергивается его возбужденный орган, ожидая, когда она шире разведет колени. Пригласит войти в нее глубоко. Ясно, что он хочет ее. Ох, этого делать нельзя. Он ударился головой и немного не в себе.

— Да, я тоже хочу вас. Но не таким образом. Ведь вы даже не знаете, как меня… — Она замолчала и стала ласково гладить его щеки, успокаивать, потом тихонько стала нашептывать в ухо. — Вам нужно только мое тепло. В эту ночь нам обоим необходимо тепло друг друга. И больше ничего. — Она примостила его голову у себя на груди, между шеей и плечом, обвила его руками. — Спи, любимый, — прошептала она, запоздало испугавшись собственных слов.

«Любимый». Что побудило ее сказать так? Даже холод этой ночи не мог остудить ее запылавших щек.

— Спи. А утром все будет хорошо.

Она почувствовала, что он кивнул, мышцы расслабились, но рука его погладила ее грудь и осталась там. Возбужденный член так и нависал над ее влажной расщелиной, сводя Сьюзен с ума. В такой позе Себастьян и уснул. Она попыталась было немного отодвинуть его, но он тотчас придвинулся снова.

«Ах, Боже милостивый!» Ей-то уж уснуть никак не удастся — при том возбуждении, до которого он ее довел, при том, что он и сейчас продолжал прижиматься к ней своим естеством.

Нет, в эту ночь, очевидно, грешнице ни за что не уснуть.


* * *


Свет, сочившийся через щели в дощатой стене, у которой Себастьян обнаружил себя поутру, был необычайно ярким. Блеск солнца казался нестерпимым. Он снова закрыл глаза. «Слишком ярко светит». И, черт побери, как голова трещит!

Он хотел прикрыть глаза рукой, но вдруг что-то мягкое и теплое, на чем лежала рука, подалось и съежилось от дуновения ледяного воздуха. Себастьян чуть-чуть приоткрыл глаза и всмотрелся в гладкую белую кожу. Женская грудь. Лицо его упиралось в высокую шею, а нижняя половина тела, судя по знакомым приятным ощущениям, находилась между женскими бедрами, с их шелковистой кожей.

Себастьян немного наклонился и посмотрел на лицо своей соседки. «Чтоб мне в ад провалиться!» Глаза у него расширились от ужаса, когда он узнал лежащую под ним обнаженную женщину. Он перекатился на бок, выбрался из-под горы одеял и, пошатываясь, поднялся на ноги.

— Мисс Боннет!

Она убрала с лица черные как смоль волосы и лениво взглянула на него. Через мгновение глаза у нее тоже расширились.

— Ох, слава небесам — вы в полном здравии и узнаете меня. Я так тревожилась о вас после аварии вчерашним вечером.

Себастьян снова поморгал. Прижал пальцы к пульсирующим болью вискам. В мозгу пронеслись какие-то неясные образы. Его кто-то тащит по склону холма. Чей-то голос баюкает его в темноте. Потом с него снимают одежду. При мысли об этом он опустил взгляд, увидел свою наготу и невольно вздрогнул от смущения. Он стоял перед мисс Боннет, а на нем не было ни единой нитки.

— Если вам не слишком хочется закоченеть, то лучше всего будет, я полагаю, вернуться под одеяла. Здесь мы обсудим все, что произошло.

— Но ведь, мисс Боннет, я не одет. И мы не можем…

— Уважаемый сэр, — захохотала Сьюзен, — я точно так же не одета, и в таком виде мы провели всю ночь, согревая друг друга. Одежда наша насквозь промокла и покрылась коркой льда. Если бы я не последовала логике и не сняла ее, мы оба могли бы уже умереть. — Она жестом указала на сваленную в двух-трех шагах кучу одежды.

Себастьян проворно повернулся, схватил свои брюки, но они оказались твердыми, как деревянные стены сарайчика. Он отшвырнул их в сторону и принялся расхаживать, все сильнее дрожа от холода. Надо все вспомнить. Что за чертовщина с ним произошла?

— Мы с вами слишком замерзли. Для того чтобы уцелеть, необходимо было согреться. Вы к тому же ранены. Я не стану думать о вас хуже, если вы вернетесь под теплые одеяла… Я не стану на вас смотреть и вам необязательно таращиться на меня. Но если вы так и будете расхаживать, то мне не останется ничего другого, как встать и прижаться к вам, потому что мне самой становится теперь холодно.

Он двинулся к вороху одеял, но вдруг замер на месте, припомнив, в какой позе проснулся.

— Простите, мисс Боннет, но я должен знать. Мы с вами… то есть я… — Он прикрылся обеими руками.

— Не предавались ли мы любви? — Лицо мисс Боннет осталось непроницаемым. Она села, край одеяла упал ей на колени, открыв полную, молочно-белую грудь. Она небрежно прикрылась. — Не предавались. — Протянула ему руку. — Давайте же, надо согреться и придумать, как нам выбираться из очень серьезного положения, в котором мы оказались.

Он все еще никак не мог решиться.

— Ну же, лорд Уэнтуорт! Я и не представляла себе, что вы такой поборник благопристойности. Вы готовы скорее отморозить себе… конечности, чем согреться вместе со мной.

— Благопристойность меня мало заботит. — Это была полуправда. Больше всего его заботил тот унизительный момент, когда ее тело соприкоснется с его твердым, подрагивающим мужским органом. Пока он стоял здесь, холод не позволял ему особенно смущаться.

Через щели в самых нижних досках стен просачивались мельчайшие комочки смерзшегося снега. Воздух был таким холодным, что Себастьян даже не мог вдохнуть его полной грудью. Кругом все замело, на дорогах гололедица, никто не придет им на выручку. Мисс Боннет права. Они сами должны найти выход, и чем быстрее, тем лучше.

Он двинулся к ней. Мисс Боннет приподняла одеяло, открывая его взору свое молочно-белое тело, и подождала, пока он заберется в теплое гнездышко. Не теряя времени даром, тут же подкатилась к нему, и Себастьян инстинктивно прижался к ней всем телом.

Потребовалось несколько минут, чтобы дрожь прошла окончательно и его зубы перестали выбивать дробь. Но теперь, оказавшись в тепле, он был вынужден сражаться со своим естеством, чтобы не реагировать на мягкое теплое тело, доверчиво прижимающееся к нему. Приходилось делать усилие и не замечать, как затвердели ее соски в ту же секунду, когда он прижался, весь холодный, к ее груди. Притворяться, будто курчавые волосы между ее ног не щекочут его член.

Сколько, интересно, понадобится еще времени, чтобы холод перестал маскировать его желание? И долго ли он сумеет управлять своим телом, подавляя эрекцию, если он ни о чем другом не может думать, лишь о том, как погрузиться без остатка в сердцевину ее тепла?


* * *


— Кто бы только мог себе такое представить? — тихо проговорила мисс Боннет, крепче обвивая Себастьяна руками и прижимаясь своими полными грудями к его боку.

— Да что вы? Только не говорите, что вы себе этого не представляли. — Себастьян скривил губы в попытке улыбнуться. — Я себе вполне представлял.

— Ох, ладно, признаюсь. Если говорить правду, то я почти все время думала об этом, пока мы ехали из Бата.

Себастьян напрягся. Он задал вопрос в шутку, а она ответила, не пытаясь солгать или отшутиться.

— А до того, как мы покинули Бат, у вас не возникали… подобные мысли?

— Ох, господи, нет, конечно, — в ее голосе даже прозвучало отвращение. — С чего бы это? — Она забросила ногу на его бедро.

Себастьян старательно зажмурился. Как ему вынести эту сладкую пытку еще хоть минуту?

— Должна признать, — добавила Сьюзен, — что мы и трех миль от Бата не отъехали, как я впервые подумала об опасности замерзнуть до смерти.

Себастьян открыл глаза и не сдержал душившего его смеха. Мисс Боннет наклонилась и пристально посмотрела в его глаза.

— Вы же говорили об опасности замерзнуть, разве нет?

— Да-да, разумеется, — ответил Себастьян, скроив серьезную мину. Мисс Боннет не спеша снова легла.

— Меня только удивила эта ваша… палатка. — Она посмотрела в ту сторону, и Себастьян проследил направление ее взгляда.

«Ах, черт возьми!» Его возбужденный мужской орган вздымался под одеялами… в точности напоминая опорный шест для палатки на пикнике.

— Прошу прощения, мисс Боннет. — Он охрип от смущения. — Так бывает по утрам.

— Ах вот как? — Она легла и повернулась к нему спиной, но он успел заметить улыбку на ее губах. — А мне показалось, что это вы обо мне размечтались.

— Ну-у… я, э-э… я… — Конечно, размечтался, но ведь она — учительница его подопечной. Вряд ли он может сознаться в том, что сейчас ему хочется одного: погрузиться в нее без остатка.

— Время еще очень раннее. Я считаю разумным поспать еще немного и тем сберечь силы. Солнце наверняка согреет воздух, а потом мы, быть может, рискнем выбраться из-под одеял и придумаем какое-нибудь средство спастись.

— Очень хорошо, мисс Боннет. — Себастьян закрыл глаза, но услужливое воображение подсовывало ему видение: как колышутся ее полные груди, когда он входит в нее до упора.

От этого видения влечение его только усилилось, крайняя плоть болезненно натянулась. Не мог он спокойно лежать рядом с ней. Нужно было как-то избавиться от этой пульсирующей боли, он нуждался в разрядке. Высунув руку из-под груды одеял, он попытался сбить эрекцию извне. И сразу зашипел от сильной боли.

Мисс Боннет снова повернулась к нему лицом. Он проворно убрал руку под одеяло и затаил дыхание, стараясь немного успокоиться и отвлечься.

— Простите меня, — проговорил он.

Внезапно он ощутил, как ее нежная ручка скользнула под одеялом и ухватила его мужское достоинство. Он резко открыл глаза и встретился с пристальным взглядом мисс Боннет.

— Мисс Боннет…

— Сьюзен. — Ее рука скользнула ниже, к основанию члена, потом снова вверх, кольцом сжимая головку. — Утро к этому не имеет никакого отношения. Все дело — во мне. — Она сжала пальцы плотнее и милосердно задвигала ими вверх-вниз.

«Черт его побери, так только хуже!» Ему от этого лишь сильнее захотелось ее.

Сьюзен посмотрела на него, облизнула губы, не переставая работать рукой.

— Сьюзен, я хочу… о Господи! — Он взял ее лицо в свои ладони, приник к ее губам и поцеловал — гораздо крепче, чем собирался вначале. А когда оторвался, она сама прижалась к нему губами, и они снова целовались. Не ослабляя своей хватки, она сосредоточенно действовала внизу. Чтоб ему к чертям провалиться, он уже не в силах был больше терпеть.

Он повернулся и навалился на Сьюзен, заставив ее разжать руку. Раздвинул коленями ее бедра, не отводя взгляда — глаза в глаза.

— Я очень хочу тебя, Сьюзен. Я должен быть с тобой. Прямо сейчас.

Она не отвела взгляда, взяла его лицо в свои руки и поцеловала с нарастающей страстью, которая не уступала его собственной. Бедра ее раздвинулись шире, она переместилась пониже, пока его орган, теперь уже будто высеченный из гранита, не уперся в ее увлажнившийся бутон.

Он ворвался в нее, углубившись до предела. Она вздрогнула, дернулась, прижалась к нему всем телом с невероятной силой. Он неустанно двигался в ней, растворившись в ее нежности и жарком пламени страсти.

Просунул руку вниз, ласкал круговыми движениями ее манящие складки, быстро доведя партнершу до яростного оргазма, пронизавшего ее с головы до пят. Снова прошелся пальцами в том же направлении, а стоны заглушил горячим поцелуем.

Семя готово было вот-вот излиться наружу. Он попытался отстраниться, но Сьюзен обвила его ногами и крепко прижала.

— Не нужно!

Но было уже поздно.

Он глубоко вдвинул свой меч в ее ножны и бурно содрогался, пока не обмяк на Сьюзен, тяжело дыша.

От затраченных усилий голова снова разболелась, но сердце понемногу успокаивалось, и где-то в глубине памяти вспыхнуло воспоминание о другом таком же случае, когда ему не удалось остановиться. Да и не хотелось.

И в тот раз не отпустили его те же самые нежные, шелковистые бедра.

«Черт меня побери!» Библиотека. Вечер торжественного приема.

Неужто это и есть та женщина, которую он разыскивал все эти недели?

Себастьян поднял голову и заглянул в подернутые дымкой неги глаза мисс Боннет.

— Сьюзен, — прошептал он, — кто ты на самом деле?


Глава 12

Лень проворно пожирает плоды любого труда, подобно ржавчине, тогда как часто используемый инструмент неизменно сияет чистотой.

Бенджамин Франклин

Сьюзен в душе содрогнулась от его вопроса. Каким-то образом лорд Уэнтуорт сумел догадаться, что она не та, за кого себя выдает. Спасибо хоть, он еще не знает, что она — леди Сьюзен Синклер, которая… прячется в Бате от встречи с другим мужчиной, герцогом Эксетером.

И долго ей удастся это скрывать? В Бат уже стал просачиваться неясный слух о ее принадлежности к лондонскому высшему свету — что-то такое начал разнюхивать тот самый репортер отдела светской хроники. И ее нанимательница, особа, не заслуживающая никакого доверия, уже вызнала слишком много — вполне достаточно для того, чтобы Сьюзен покинула Бат в ту же минуту, когда вернется из Кловер-холла.

Конечно, если они вообще доберутся до поместья.

— Я — Сьюзен, наставница вашей подопечной. — Она протянула руку и погладила его лоб, старательно обходя налившуюся фиолетовым и багровым шишку у кромки волос. — Увы, рана ваша выглядит хуже. Голова болит? Не кружится? И тошноты нет? Как вы себя чувствуете, лорд Уэнтуорт?

— Зови меня просто Себастьяном. — Он перехватил ее руку и отвел от своей головы. — Мы, в конце концов, были близки, и громкие титулы звучат страшно нелепо.

Сьюзен моргнула, опасаясь, что он сейчас снова засыплет ее потоком вопросов. Он потупился.

— Извините меня, мисс Боннет… Сьюзен. Я знаю, что для тебя это непонятно. Но у меня в мозгу всплывают воспоминания, и я не могу не обращать на них внимания.

Сьюзен заерзала под одеялом, проглотила подступивший к горлу ком.

— К-какие воспоминания? И вы уверены, что воспоминания вас не подводят? Возможно, это просто обрывки сновидений. Вы так сильно ударились головой, что долгое время пролежали без сознания.

— Нет, это не сновидения. Воспоминания эти вполне реальны. Не знаю, почему я в этом так уверен, но уверен абсолютно. — Он взглянул на Сьюзен. — Мы с тобой уже предавались любви.

— Да. — Она несколько смущенно отвела глаза. — Ну, конечно… было.

— Да нет же, не сейчас — прежде. — Он повернул ее голову так, чтобы она смотрела ему в глаза. — Воспоминания не оставляют меня. И это не только видения. Физические ощущения. Чувства. Я знаю, что ты этого не поймешь.

— Себастьян, — сказала Сьюзен, и щеки у нее заполыхали, — когда ты проснулся нынче утром в моих объятиях, ты спросил, произошло ли что-то между нами.

— А ты ответила, что ничего не было. — Его смущенный взгляд вильнул в сторону.

— Ну, я сказала тебе не всю правду до конца. — Она прикусила губу. — Ночью мы обнимались, целовались, ласкали друг друга очень горячо. Чуть-чуть не дошли до полной близости. Даже не знаю, почему так вышло. Похоже, какая-то сила тянула нас друг к другу. Да, мы были без одежды, но тянуло нас друг к другу что-то более важное.

— Ты совершенно права. Хотя я и не могу объяснить причины такой взаимной тяги.

— Мы едва не замерзли до смерти. — Сьюзен снова посмотрела на Себастьяна. — И мне кажется, что мы оба боялись умереть… и цеплялись за жизнь. С таким объяснением ты согласишься?

— Право, оно кажется разумным. — Себастьян еще минуту раздумывал над ее предположением. — Несколько моих близких родственников погибли трагически, в результате несчастных случаев. — Он поднял голову, погрузился в свои грустные воспоминания. — И их смерть… ну, это перевернуло всю мою жизнь так, что ты и представить не можешь.

Сьюзен откинула голову и тоже уставилась в потолок.

— Моя мама умерла, когда я была совсем крошкой. И в мгновение ока вся моя жизнь изменилась. Поэтому я так хорошо тебя понимаю. — Она склонила голову набок и посмотрела на Себастьяна. — Когда смерть маячит перед глазами, приходится как-то бороться. А что может быть более жизнеутверждающим, чем любовь?

Он смотрел на нее и гладил ей щеку кончиками пальцев.

— Сьюзен, когда мы всего несколько минут назад предавались любви, это не имело ничего общего со страхом смерти. — На его губах появилась бледная улыбка. — Нас потянуло друг к другу, и с этим не поспоришь. Это была страсть. Чувство. Потребность. — Вдруг улыбка совершенно пропала, а глаза его расширились, словно голову посетила неожиданная мысль. — А перед этим, когда мы чуть-чуть не дошли до близости, что нам помешало? Ты ничего об этом не сказала.

— Это я остановила тебя… — Сьюзен смущенно повесила голову. — В ту минуту, когда поняла, что ты даже не представляешь, кто я такая. Я поняла, что ты еще не пришел в себя после удара, хотя и был в сознании и даже весьма игрив.

Он приподнял ее голову, заглянул в глаза. Когда он смотрел на нее вот так, все виделось ему по-другому, словно она представала перед ним в совершенно ином свете.

— Я скажу тебе правду. — Она справилась с волнением, собираясь сделать свое признание. — Мне хотелось близости с тобой, Себастьян, как бы безнравственно это ни звучало.

Он ничего не ответил, продолжая пристально вглядываться в ее глаза.

Сьюзен понимала, что нет нужды больше лгать. Она по собственной воле опозорила себя, признавать это надо точно так же свободно.

— Пусть мы постоянно спорим и ни в чем не можем согласиться, я почувствовала большое уважение к тебе с той минуты, когда мы познакомились в Верхних залах. Ты влек меня с такой страшной силой, что я даже не отваживаюсь искать этому объяснение.

— Сьюзен… я должен тебе кое-что тоже объяснить. Нечто такое, что очень сильно меня смущает. — Себастьян положил ей на плечо свою сильную руку и крепко прижал к себе. И после этого долго молчал. — Когда я сказал, что мы предавались любви с тобой прежде… я… черт меня совсем побери… этого быть не может, тебе покажется полной бессмыслицей, но рассказать я обязан.

Сьюзен повернула лежавшую на его плече голову, примостилась на могучем бицепсе, чтобы лучше видеть лицо Себастьяна.

— Несколько недель тому назад у меня была интимная близость с женщиной — в Лондоне, во время торжественного приема. Кругом царила кромешная тьма, а я еще был навеселе, вот и перепутал ее с другой.

«Господи боже!» Сьюзен похолодела, а сердце затрепетало пойманной пташкой. Этого не может быть! «Ах, Боже милостивый, помоги мне!»

— Я с той ночи повсюду разыскивал ее, хотя знаю лишь то, что она шотландка, а волосы у нее черные как вороново крыло. Вот как твои. — Он склонил голову набок, пристально глядя на Сьюзен. — Сьюзен, мои руки помнят тебя. И мое тело помнит тебя.

— Что ты т-такое говоришь… Себастьян? — В ожидании его дальнейших откровений она просто окаменела. От страха перед тем, что каждое новое слово сообщало — нет, не о ней самой, а о том, кто на самом деле он. «О боже!»

— И хотя я не знаю, как Провидению было угодно привести меня в Бат, для чего, но я всеми фибрами души верю, что именно вы, мисс Боннет, стали моей невольной жертвой там, в библиотеке, во время приема.

Она едва дышала, а сердце стучало, как колокол. Ей казалось, что нужно сейчас же бежать, иначе легкие разорвутся от нехватки воздуха.

Как это могло случиться? Она сбежала из Лондона — только для того, чтобы оказаться снова в его объятиях. Чтобы снова опозорить себя. Господи, да отец никогда не простит ей этого. Никогда!

— Сьюзен, мисс Боннет. Умоляю вас простить мне то, что я выдавал себя за другого. Я очень дорожу истиной и все же за последние недели обнаружил, что говорю все меньше и меньше правды. Даже вам я солгал.

Сьюзен упорно отводила глаза, искренне желая совсем спрятаться под одеялом. Он говорит о лжи, но ведь его обман и в сравнение не идет с ее обманом. С тех пор как она приехала в Бат, притворство сделалось ее второй натурой.

— Некогда меня звали лордом Уэнтуортом, но уже несколько месяцев я ношу другой титул. — Он выпростал руку из-под одеяла и взъерошил волосы. — У меня были свои причины скрывать настоящее имя, и к тебе это не имеет ни малейшего отношения. И все же я должен теперь тебе признаться. — Он опять надолго замолчал, сделал несколько глубоких вдохов, словно собираясь с духом, чтобы произнести то, что Сьюзен и сама уже поняла.

Она затаила дыхание. «Пожалуйста, не нужно ничего говорить. Ну пожалуйста, пусть окажется, что это все не так!»

— По правде, Сьюзен, меня зовут Себастьян Бофорт, герцог Эксетер.


* * *


«Боже милостивый!» А ей так хотелось уверить себя в том, что она неправильно собрала картину из кусочков головоломки, из обрывков его воспоминаний, но теперь убаюкивать себя такими надеждами стало невозможно. Сердце так гулко стучало о ребра, что ей казалось: Себастьян не может этого не слышать.

Теперь ей больше негде прятаться. Она безразлично посмотрела на герцога, разыгрывая полнейшее неведение. Он был твердо уверен в том, что именно с ней возлежал во время приема. С этим ясно, но пока он еще не знал, что ее зовут вовсе не мисс Боннет.

А впрочем, если миссис Хадлстон не лгала, и газетчик из «Бат геральд» — ведущий раздела «Невероятно, но! факт» — разнюхивает, кто она на самом деле, всего через несколько дней (если не раньше) и он сам, и весь город об этом узнают.

— Право, не знаю даже, что вам ответить, ваша светлость, — пробормотала она. И сказала чистую правду.

— Я понимаю, что не знаешь. — Он выскользнул из-под вороха одеял и бросился к их промерзшим одеждам. — Я столько раз просмотрел список гостей моей бабушки, что даже сбился со счета, и совершенно уверен, что никакой мисс Боннет в этом списке не числилось.

— Мне, ваша светлость, и самой это прекрасно известно.

— Я ведь сказал, что тебе это будет непонятно, но только я чувствую то, что чувствую. — Он повернулся, его крепкое, мускулистое тело силуэтом вырисовывалось на фоне лучиков света, проникавшего сюда через щели в дощатых стенах. Сьюзен изо всех сил зажмурилась. Несмотря на то что она теперь знала, кто он, ее тело страстно желало слиться с ним снова.

— И не забывай — ты согласилась звать меня просто Себастьяном. — Он улыбнулся ей, слегка смутившись, и выгнул бровь.

— А я остаюсь Сьюзен — даже при свете дня. — Она ответила ему столь же ослепительной улыбкой, а он тем временем вернулся с одеждами к их гнездышку и разложил все на одеялах, завернув в лежавшую сверху клеенку.

— Что ты делаешь?

— Наша одежда покрылась ледяной коркой. Стоит той растаять, как все быстро высохнет. Надо только время от времени шевелить одежду под клеенкой и надеяться на то, что влаги там не так много, чтобы промочить груду одеял насквозь.

— Понятно. Как же это я сама не догадалась?

— Ты, моя прелесть, была слишком занята тем, чтобы спасти меня и поддержать во мне огонек жизни. — Он подмигнул ей, усмехнулся.

Как ей хотелось во всем ему признаться! Нельзя, никак нельзя. Стоит ему узнать, что она — леди Сьюзен Синклер, и она окажется на грани изгнания из семьи. А жизни без своих братьев и сестер она себе не могла представить. Они были для нее самыми дорогими. И вместе они являли собой силу. В отличие от всех прочих, они любят ее такой, как есть, и ни за что не оставят ее беззащитной и несчастной, как сделали родители и Саймон.

Нет-нет, если им с герцогом суждено выбраться из этого ледяного сарая, она должна бежать от него, пока он не узнал ее настоящего имени. Выбора нет. Надо уйти, пока он сам не покинул ее, а он это сделает, как только узнает, какая слава ходит о Сьюзен Синклер.


* * *


Остаток утра они бродили по всему гумну, отыскивая, чем бы развести костер. Пробовали тереть обломки досок над соломой, ударяли гвоздем о гвоздь (других металлических изделий под рукой не оказалось), но все эти попытки ни к чему не привели — они только утомились и стали дрожать от холода. Тогда они снова поспешили забраться под ворох одеял и там немного согрелись.

К середине дня (если судить по положению солнца, лучи которого пробивались сквозь щели в досках) Себастьян и Сьюзен всунули ноги в свою влажную обувь, прихватили клеенчатую полсть и отважились выйти из сарая, чтобы набрать побольше снега и утолить мучившую их жажду.

Стоило отворить двери, и в грудь им с неистовством разъяренного быка ударил порыв ледяного ветра, даже дыхание забивало.

— Мы здесь не выдержим дольше двух-трех минут. — Себастьян загнул края клеенки. — Набирай снег, сколько сможешь. Быстрее!

Но Сьюзен была не в силах пошевелиться, она застыла и смотрела прямо перед собой. Все вокруг было засыпано снегом выше колен, и если бы среди белых сугробов не вздымался черный остов сломанной коляски, ни за что нельзя было догадаться, что рядом проходит наезженный тракт. У нее защипало в глазах.

Морозный воздух больно кусал щеки, а с безоблачного синего неба ярко светило солнце. И все же снег лежал, не собираясь таять. Она подумала, что помощи в ближайшие дни ждать им абсолютно неоткуда.

А столько времени им не продержаться.

— Не тревожься, Сьюзен. — Себастьян, стараясь ее успокоить, крепко обнял за плечи, на которые было накинуто одеяло. — Солнце светит ярко, и через день-другой снег растает настолько, что какой-нибудь экипаж или верховой наверняка проедут по дороге. — Себастьян сумел даже изобразить улыбку. Но в глазах у него не было уверенности, как и у самой Сьюзен. — Ну, давай. Набери хоть пару горстей и поспешим обратно в сарай.

К их крайнему огорчению, внутри оставалось слишком холодно, и снег не стал таять. Они пытались откусывать его, чтобы тот таял уже во рту, но за несколько минут сумели проглотить лишь па нескольку капель воды, а дрожь била обоих с новой силой.

Себастьян взял горсточку высохшего зерна — скорее, оставшейся от зерна мякины, — чтобы чуть-чуть утолить голод, сводивший им желудки, однако мякина оказалась совершенно несъедобной, даже сам процесс пережевывания быстро утомил их. Когда стало смеркаться, они уже с трудом шевелились.

— Я с-слышу, как лошадь з-заржала, — у Сьюзен уже заплетался язык. Себастьян прижал ее к себе и стал лихорадочно растирать. Кожа у нее после их выхода наружу оставалась холодной, ее не согрело даже долгое пребывание под одеялами.

— Помолчи, любовь моя, это только ветер воет. — Он откинул с себя верхнее одеяло, укрыл Сьюзен потеплее. — Даже не сомневайся.

— Да нет, я же ясно слышала… ясно. Там лошадь… близко. — Голос ее бессильно затих.

«Чтоб оно все к чертям провалилось!» Он обязан что-то сделать. Если он сейчас же не придумает, как им выбраться отсюда, она умрет от холода.


* * *


Среди ночи она проснулась от ржания лошади. Выскользнула из-под одеял, стараясь не потревожить сон Себастьяна, вытащила одежду, лежавшую под верхним слоем.

Юбки и платье уже почти высохли. Натянула чулки, погружая замерзшие ноги в блаженное тепло, потом обулась. Набросила на плечи красивую накидку, наклонилась и зачерпнула пригоршню мякины для лошади. Потом вышла из сарая в темноту ночи, оглядываясь по сторонам — чувствовала, что лошадь где-то близко… Обошла гумно по глубокому снегу, утопая по колено, цокая языком и ласково окликая лошадку.

Вот и она! Сьюзен замерла на месте. В лунном свете белая кобыла казалась вылепленной из снега. Сьюзен вытянула руку, приманивая лошадь кормом.

— Ну, иди, иди сюда. Тяжеленько тебе пришлось, правда? — Снова поцокала языком, сильнее вытянула руку с мякиной, уповая на то, что кобыла заметит приманку. — Ну, давай, иди же ко мне. Я ведь знаю, что ты проголодалась. — Лошадь подошла и слизнула корм с ее ладони, жадно хрупкая добычей.

Сьюзен мягко взяла ее под уздцы и потянула к сараю. Вдруг на некотором расстоянии, как ей показалось… нет-нет, не показалось… она действительно разглядела слабый проблеск света. Сьюзен всматривалась, пока от напряжения не заслезились глаза. Она погладила лошадку по шее, провела рукой по длинным вожжам, свисавшим с узды и волочившимся дальше по снегу.

Ее снова начала бить дрожь, но свет горел не так уж далеко. Скорее всего, так и есть. Если она поскачет верхом, то можно доехать меньше чем за полчаса. Ей это под силу.

И тогда они оба спасены.

Она оглянулась на сарай: не разбудить ли сначала Себастьяна? Но, подумав хорошенько, отвергла эту мысль. Он будет настаивать на том, что ехать должен сам. Он, еще не оправившийся после крушения экипажа. Нет, она и одна справится. Должна справиться. А когда она спасет его, он будет благодарен за то, что она о нем позаботилась.

Сьюзен зажала вожжи в зубах, ухватилась за конскую гриву и попыталась запрыгнуть на лошадь. Но слишком уж она ослабела. Попробовала еще раз и свалилась в снег.

При свете луны ей был еле виден выступающий из-под снега борт перевернувшейся коляски. Подходящая подножка, по крайней мере можно попробовать использовать ее в таком качестве.

— Идем, лошадка. Сюда, сюда. — С борта коляски она сможет взобраться на спину лошади.

Пока добрались до коляски, Сьюзен трижды падала, юбки и спина промокли от снега. Она обошла коляску, прикидывая, откуда будет легче взобраться на лошадь, и тут заметила под снегом краешек своего саквояжа. Подвела кобылу, привязала к спице сломанного колеса, затем вытащила из-под снега саквояж, открыла.

Внутри лежали одна смена одежды (холодной, но сухой), щетка для волос, ридикюль и блокнот с конспектами уроков. Решила взять саквояж с собой.

Руки совсем закоченели, пальцы дрожали, и ей едва удалось привязать саквояж к поясу связанными шерстяными чулками.

С таким грузом взобраться на лошадь было еще труднее, но в конце концов удалось прочно утвердить ступню на подножке коляски, хоть та и стояла косо, а уж тогда и перебросить другую ногу через широкую спину кобылы.

На все у нее ушло больше четверти часа; зубы выбивали уже такую дробь, что весь череп, казалось, трясется и что-то внутри стучит не переставая.

И все-таки у нее получилось! Она поскакала туда, откуда шел свет. Голова кружилась, кругом были глубокие сугробы, задерживавшие продвижение вперед. Ей почудилось, что огонек отдаляется. Но это, должно быть, только так показалось, глаза подводят, убеждала себя Сьюзен.

Она доедет туда, где свет. Обязательно доедет.

И тогда Себастьян будет спасен.

Как бы ни было холодно, она ни за что не остановится, пока не удостоверится, что ему ничто не грозит.


* * *


Проснувшись наутро, Себастьян почувствовал, что ужасно замерз. А еще хуже было то, что Сьюзен нигде не видно. Он говорил себе, что она, вероятно, вышла набрать снегу или же по естественной надобности, но минуты шли, а она не возвращалась, и он понял: что-то случилось.

— Сьюзен! — Он обошел сарай по периметру и все время громко звал ее сквозь щели в досках. Будь она где-то неподалеку, обязательно уже услышала бы его голос. Потом он заметил, что исчезла ее одежда. Сердце у него замерло. — Провалиться мне к чертям, Сьюзен! — Не иначе как она в полубреду бросилась искать ту чертову лошадь!

Себастьян быстро натянул на себя холодную одежду. Все было еще влажным и хранило весь холод ночи, но одежда — хоть какая-то защита от мороза. Сьюзен должна быть где-то поблизости.

Солнце поднялось еще не высоко, свет его не был ярким, и следы Сьюзен на снегу было не так-то легко разглядеть. Он прищурился и обошел вокруг сарая по следам, оставленным на снегу ее юбками. Потом глаза его замерли на следах лошадиных подков.

— Черт меня побери!

Значит, она все-таки слышала ржание лошади. Конечно же, упряжная лошадь должна была вернуться, когда пройдет первый страх после аварии. Ну почему он сразу не прислушался к Сьюзен?

Однако его смущало то, что следы, оставленные Сьюзен, и следы подков шли параллельно друг другу. Они не вернулись в сарай, но и верхом Сьюзен не ехала. Вместо этого она, похоже, повела кобылу к останкам экипажа. Он, скользя по снегу, спустился к перевернутому фаэтону.

Следы шли кольцом вокруг коляски, словно Сьюзен что-то выискивала, а потом она, кажется, села на лошадь верхом, потому что дальше от коляски шла только одна цепочка следов.

— Сьюзен! — позвал он во всю мочь. — Сьюзен! — «Провались оно все к чертям!» Почему она не поскакала по тракту, насколько его можно было разглядеть? Она же была не в себе, вспомнил Себастьян, даже не представляла, куда едет.

Себастьян замолчал и прислушался, не откликнется ли Сьюзен. Задержал дыхание, согревая его в легких, прежде чем снова принялся звать. Прислушался опять — кажется, звенит сбруя; потом послышался явственный перестук.

— Э-ге-гей! — раздался мужской голос со стороны дороги. — Вы, случаем, не герцог ли Эксетер будете?

Теперь уже и видно стало — что-то выползает из-за холмика. Подвода, запряженная двумя крепкими лошадьми, на подводе — крестьянин.

Себастьян помахал ему рукой, хотел откликнуться, но только зашелся в кашле. Пытаясь отдышаться, он побрел навстречу подводе.

— Вы не ранены? — крикнул крестьянин.

— Со мной-то ничего страшного, но вот мисс Боннет… Боюсь, она где-то там. — Он слабо взмахнул рукой, показывая куда-то вперед. — Следы.

— Да, ее следы. Вчера к ночи она добралась до дома Смитсонов. — Крестьянин натянул вожжи и остановил подводу в шаге от Себастьяна.

— Как она? — Себастьян попытался выбраться из сугроба, в который только что упал, но на это ему не хватило сил. — Я хочу, чтобы вы отвезли меня к ней. Мне необходимо ее видеть.

— Да я и понятия не имею, как она там сегодня. Слыхал только, что чуть не до смерти замерзла, пока добралась до амбаров. Там ее и нашли. Без чувств. Она привязала себя к лошади.

— Но она скоро поправится, ведь так? — Себастьян жадно вглядывался в глаза крестьянина, стараясь угадать в них ответ.

— Честно, сынок, я даже и не знаю. — Крестьянин привязал своих лошадей к колесу фаэтона, подбежал к Себастьяну и помог ему выбраться из сугроба. — Надо тебя согреть, сынок. У меня на подводе есть одеяла. Иначе и не спасешься, когда выпало столько снега. Слишком глубокий — ни на санях не проедешь, ни на телеге.

— Мне н-нужно ее увидеть. — Себастьян ухватил крестьянина за рукав.

— Этим, ваша светлость, я вам услужить, наверное, не смогу. В трактире «Южный Крест» вас ожидает наш лекарь, Фергюсон. А мне велели отвезти вас прямехонько к нему.

Себастьян хотел возразить, убедить крестьянина в том, что ему сперва необходимо повидать Сьюзен, но едва он устроился на подводе, как тьма снова накрыла его с головой.


Глава 13

Благотворное безделье после многих дней напряженных трудов доставляет превосходный отдых и разуму, и телу.

Гренвилл Клейзер[42]

Два дня спустя


— Отпустите меня к ней, — настаивал Себастьян. — Вы же не видели, какой она была в ту ночь, когда бросилась в скачку по снегу. Она замерзла, бредила, я с трудом понимал, что она говорила.

Врач отрицательно покрутил головой и покачался на стуле, уперев его спинкой в стену и оставив стоять на двух задних ножках.

— Мне платят приличные деньги за то, чтобы я поставил вас на ноги. Вы проспали почти двое суток. И я не стану рисковать ни своим гонораром, ни вашим здоровьем, позволив вам уехать так рано. — Доктор качнулся вперед, и стул снова встал на все четыре ножки. — А на тот случай, если бы вам вздумалось уйти без разрешения, должен вам сообщить, что поставил за дверью человека… охранять вас, ваша светлость.

Себастьян сжал под одеялом кулаки. Он был еще очень слаб, но от сильного ушиба осталась только большая фиолетово-желтая шишка. Врач успел уже сказать, что жизнь его более вне опасности.

Он должен уйти. Во что бы то ни стало.

Себастьян сел на постели и поставил ноги на пол.

— Скажите, где она. Никто не сможет мне помешать. Я отправляюсь к ней. — Голова закружилась так сильно, что подняться с кровати он не смог. Но он уже здоров, совершенно точно. Должно быть, просто встал слишком резко.

В эту минуту дверь спальни приотворилась, вошла бабушка и положила руку ему на плечо, заставив снова откинуться на подушку.

— Что это ты, Себастьян? Тебе необходимо отдыхать.

— Мне обязательно нужно ехать к ней. — Он минутку полежит и попытается встать снова. — Я должен ей сказать, что совершенно здоров — и сам хочу убедиться в том, что она тоже здорова.

— Милый мальчик, мы с доктором навещали ее вчера вечером. Она очень слаба, как и ты, но смею тебя уверить, вполне здорова и телом, и духом. — Она кивнула врачу; тот устроил ноги Себастьяна на постели и снова накрыл их одеялом.

— Мисс Боннет знает, что с тобой уже все хорошо, и это принесло ей большое облегчение. Когда доктор сказал ей о тебе, она даже прослезилась от радости. — Бабушкины глаза тоже наполнились слезами, когда она рассказывала Себастьяну эту историю.

Себастьян укутал ноги одеялом и удобно устроил голову на пуховой подушке.

— Благодарение Богу!

— Можно и так сказать, но я, с твоего позволения, уже выразила благодарность мисс Боннет. — Бабушка взяла его руку в свои ладони. — То, что она сделала, было неразумным и опасным, но если бы не ее отвага, позволившая выйти в темноте на поиски лошади, вы оба наверняка не дожили бы до следующей ночи.

— Это должен был сделать я. — Себастьян повесил голову. Отчего он не проснулся, когда она вышла? Он ведь должен был услышать. И остановить ее. Если бы он поверил, что лошадь где-то близко, то он бы и поехал.

— Нет. Ты ведь ушибся, и гораздо сильнее, чем тебе казалось в тот момент. — Бабушка хитро улыбнулась. — Она девушка смелая и отважная. Да, в своих суждениях она непоколебима, но великодушна и очень добра по отношению к своим воспитанницам, как утверждает Джемма. Твоя племянница обожает мисс Боннет. Я видела ее только один раз и должна сказать, что не стала бы возражать, если бы ты нашел себе невесту столь же прямодушную, разумную, наделенную многими талантами и заслуживающую всяческого уважения, как мисс Боннет.

Себастьян улыбнулся в ответ. Он и сам весь день думал о том же. Сьюзен обладала всем, чего только могла требовать его бабушка от невесты герцога Эксетера. Но к тому же она еще была страстной, желанной… Боже мой, подумать только, что он испытывал всякий раз, когда она прикасалась к нему! Да, она обладала всем тем, что он хотел бы видеть в своей жене.

— Послушай, я велела подать мой экипаж. Мне хочется, чтобы ты выздоравливал в Кловер-холле, а не в этом переполненном постояльцами убогом трактире… как его? В «Южном Кресте».

— Сначала я должен повидать мисс Боннет. — Себастьян опять сделал попытку встать с постели.

Бабушка добродушно усмехнулась и села в кресло, стоявшее у кровати.

— Я так и подумала, а потому наняла коляску, чтобы забрать мисс Боннет из крестьянского домика, где она сейчас находится. Через час-другой ее привезут. А потом мы все вместе отправимся в Кловер-холл, где вы оба сможете поправляться в тепле, со всеми возможными удобствами. Если на то пошло, этой милой барышне я обязана жизнью своего внука. Поспи пока, милый мальчик. Уезжать будем сразу после полудня.

На губах Себастьяна заиграла счастливая улыбка, бабушка встала из кресла и вместе с врачом покинула комнату, давая ему возможность отдохнуть. Себастьян упал на матрас и закрыл глаза. Он немного поспит, а когда проснется, Сьюзен снова будет рядом с ним.


Два дня спустя


Сьюзен пришлось потратить добрую половину остававшихся у нее в кошельке монет, дабы уговорить возницу доставить ее из крестьянского домика Смитсонов не в находившийся неподалеку «Южный Крест», а в противоположную сторону, до самого Бата. Снег на тракте уже сошел, и возница, вынужденный несколько дней простоять без дела, только радовался щедрому вознаграждению.

Чтобы Себастьян не волновался, она оставила у миссис Смитсон письмо для него: выразила благодарность ему и его бабушке за любезное приглашение погостить в Кловер-холле и сообщила, что, поскольку она уже выздоровела, а каникулы подошли к концу, она почитает своим долгом возвратиться к своим обязанностям наставницы в «Школе добродетелей» миссис Хадлстон.

У нее, понятно, были совсем другие причины для поспешного отъезда, но она не могла не воспользоваться столь благоприятным поводом, чтобы оказаться как можно дальше от герцога Эксетера.

Из-за обилия выпавшего снега, однако, движение по дорогам в отдаленных районах графства Сомерсет было все еще затруднено, и большинство воспитанниц, в том числе и мисс Джентри, пока не вернулись в школу после каникул. Занятия были официально приостановлены, и те немногие девочки, которым удалось добраться сквозь снежные завалы до школы, вынуждены были довольствоваться чтением книг и беседами друг с другом.

К великому удивлению Сьюзен, газета «Бат геральд» вместо ее очередного урока «Как сервировать праздничный стол зеленью» напечатала заметку о дорожном происшествии, едва не унесшем жизни мисс Боннет и лорда Уэнтуорта. Следствием заметки явились многочисленные письма читателей в адрес мисс Боннет. Ей желали быстрейшего выздоровления и продолжения публикации в газете ее уроков.

Едва Сьюзен переступила порог школы, миссис Хадлстон вручила ей целую корзину писем и дала разрешение всю следующую неделю, если Сьюзен пожелает, писать уроки для газеты в своей комнатке.

О том, чтобы разоблачить ее перед репортером, речи больше не было. По сути говоря, она больше ни разу и не видела миссис Хадлстон после той встречи у порога школы. Это немало обеспокоило Сьюзен, потому что старухе доверять было нельзя — скорее всего, она усиленно разнюхивала, что связывает Сьюзен с герцогом Эксетером и почему это окутано такой тайной. Ведь чем больше пикантных подробностей ей удастся разузнать, тем больше готов будет заплатить репортер отдела светской хроники.

Нет уж, Сьюзен предстояло сделать много, а времени оставалось мало.

Прежде всего она написала письмо Присцилле, рассказала обо всем, что произошло между ней и бывшим лордом Уэнтуортом. Раз он оказался не кем иным, как герцогом Эксетером, то ей ничего не остается, как тайком уехать из Бата в Лондон почтовым дилижансом, который отправляется в четверг.

Она знала, что герцог успешно выздоравливает в Кловер-холле — значит, очень скоро он сможет привезти в Бат мисс Джентри и прийти в школу, повидаться со Сьюзен.

Ей приходилось страшно торопиться: миссис Хадлстон и этот репортер вот-вот разоблачат ее и объявят всему свету, что мисс Боннет на самом деле зовется леди Сьюзен Синклер. До сих пор они этого не сделали, вероятно, только потому, что читающая публика Бата была слишком обеспокоена происшествием, едва не стоившим жизни полюбившейся всем преподавательнице светских манер. И ее врагам пришлось выжидать благоприятного момента.

Вдруг дверь отворилась, и в каморку вбежали мисс Грассли и мисс Хопкинс.

— Мы узнали, что вы уже здесь! — вскричала мисс Хопкинс, критически окидывая Сьюзен пристальным взглядом. — В газете написано, что вы чуть не погибли, но миссис Смитсон совершила чудо и сумела поставить вас на ноги своим куриным бульоном с диким луком.

Сьюзен готова была расхохотаться, но вовремя сообразила, что сытость помогла ей восстановить силы, а бульон был поначалу единственным, что она в состоянии была проглотить.

— Да, рецепт этого блюда каждая леди должна держать под рукой — на случай болезни. Надо будет написать миссис Смитсон и подробно расспросить, как она его готовит.

Обе учительницы энергично закивали головами. Но по их лицам Сьюзен нетрудно было догадаться, что они так и горят желанием выложить ей какие-то новости.

— Ну, рассказывайте, в чем дело. Что здесь произошло? — Сьюзен вопросительно подняла брови, ожидая ответа. Мисс Грассли радостно засмеялась.

— Я выхожу замуж! — Она взвизгнула от восторга, напоминая не столько учительницу, сколько одну из учениц.

— Замуж? — недоверчиво уставилась на нее Сьюзен. — Но вы же никогда не выходите из школы! Как вам удалось?

Мисс Хопкинс прыснула в кулак и толкнула мисс Грассли локтем.

— Рассказывай! Поведай мисс Боннет, что это ей ты обязана своей помолвкой.

«Ой, господи!»

— Мне? — Сьюзен сжала локти мисс Грассли. — Расскажите же скорее.

— Хотя миссис Хадлстон действительно не выпускает нас из школы, она все же позволила нам несколько раз сопровождать вас на познавательных экскурсиях.

Сьюзен, подтверждая, кивнула. Она уже сообразила, к чему все клонится, и представила, как рассердится директриса, когда узнает, что еще одна учительница выходит замуж и покидает школу.

— Мистер Болтен служит официантом в чайном садике. Мы с ним познакомились, когда вы с ученицами пили там чай. Уже на следующий день мы с ним стали переписываться. Договаривались о встречах возле мануфактурных магазинов или на Трим-стрит, когда воспитанницы отправлялись с вами за покупками. В разных местах. И вот… ну, мы с ним и влюбились друг в друга! — И она снова взвизгнула от восторга.

— Так б-быстро? — Сьюзен хотела было выразить сомнение в том, что возможно влюбиться в кого бы то ни было за такое короткое время, но вовремя сообразила, как нелепо это прозвучит, — по правде говоря, никаких серьезных доводов у нее-то и не было. Она сама, пусть и не сразу поняла это, влюбилась в Себастьяна в ту самую минуту, когда они увидели друг друга.

— А потом, на Михайлов день, он сделал мне предложение, — продолжала мисс Грассли, — и мой отец дал свое согласие!

Мисс Хопкинс захихикала от радостного возбуждения. Сьюзен закрыла ей рот ладошкой.

— Примите мои поздравления, мисс Грассли! Я так рада за вас. — Она быстро обнялась с обеими коллегами, выпрямилась. — А миссис Хадлстон об этом уже знает? — Сьюзен напряженно смотрела в глаза мисс Грассли.

— Пока еще нет, но придется ей сказать. Мы должны пожениться в декабре.

— Как бы то ни было, не торопитесь пока ей сообщать, пожалуйста. — Не могла же Сьюзен объяснить причину своей просьбы: она сама уезжает через два дня, а директриса вполне может запереть ее на замок, как только услышит заявление об уходе другой учительницы. — Если не хотите потерять должность до свадьбы, я бы не стала на вашем месте торопиться с оглаской. Едва она узнает, что вы уходите отсюда, как станет подыскивать новую учительницу. И если найдет быстро, вы сразу же окажетесь на улице.

— А я об этом как-то даже не подумала, — сказала мисс Грассли, сразу побледнев.

— Конечно, милочка, не подумали. Вы же влюблены, так и светитесь радостью. — Сьюзен сдержала улыбку. — Однако леди должна хорошенько думать и действовать обдуманно. Держите пока свою тайну при себе. Даже воспитанницам не говорите ничего, если не хотите лишиться места. А пока по-прежнему ходите со мной на познавательные экскурсии.

— Вы совершенно правы. — Мисс Грассли положила указательный палец на плотно сжатые губы и взглядом попросила мисс Хопкинс и Сьюзен сделать то же самое.

— Сьюзен… — На личике мисс Грассли появилось смущенное выражение.

— Да?

— Я столькому научилась на ваших уроках — да хотя бы привлекать внимание мужчин, это мне, должно быть, и помогло познакомиться с мистером Болтеном. — Она подошла к Сьюзен, порывисто взяла ее за руку. — Вот я и подумала: может быть, вы меня научите тому, как правильно все делать на свадьбе, как одеться, как все расписать заранее… ну, всему.

Сьюзен улыбнулась ей. Она бы с огромным удовольствием помогла подруге, но ей скоро нужно уезжать, и вряд ли она успеет подготовить мисс Грассли к ее великому дню.

— Моя мама умерла несколько лет назад, она бы мне обязательно помогла…

Сьюзен потупилась. Мисс Грассли произнесла именно те слова, которые не могли не побудить ее дать свое согласие. Бедная девушка! Мама умерла, и некому научить ее, а сама она ничего не знает.

Она отлично понимала, какой беспомощной чувствует себя мисс Грассли, потому что и сама чувствовала то же самое, когда Саймон сделал ей предложение, а она даже не знала, что за этим должно последовать.

— Конечно же, помогу, мисс Грассли. Я даже напишу урок о подготовке к свадьбе и посвящу его вам!

— Ой, спасибо! Спасибо! — Мисс Грассли упала перед ней на колени. — Вы святая.

— Да будет вам, — засмеялась Сьюзен. — Встаньте, а то платье совсем помнете.

Мисс Хопкинс, все так же хихикая, помогла мисс Грассли подняться.

— У меня в комнате лежит свежий номер «Бель ассамбле». Тебе обязательно нужно его просмотреть. Не станешь же ты на свадьбу надевать эту серую форму, правда?

— Совершенно верно, — покачала головой Сьюзен. — Идите, идите. Почитайте журнал. А мне, к сожалению, пока нужно написать кое-какие письма.

В ту же минуту обе учительницы убежали из ее каморки, плотно притворив за собой дверь, но та, едва успев закрыться, распахнулась снова. Сьюзен со смехом подняла глаза, полагая, что мисс Грассли вернулась еще за каким-то советом.

На пороге стоял худощавый низкорослый человечек в поношенной и запыленной одежде, зато в башмаках из лучшей кожи, начищенных до блеска.

Сьюзен вскочила со стула. Человечек, ростом чуть повыше ее талии, переступил порог.

— Можно к вам, мисс Боннет?

Сьюзен, хотя и растерялась при появлении незнакомца, все же твердо сделала шаг навстречу и почти уже показала ему пальцем на дверь, когда тот заговорил снова.

— Простите, бога ради. Какую бестактность я допустил, леди Сьюзен… Синклер. Я правильно называю имя, ведь так?

— Кто вы такой? — высокомерно спросила Сьюзен, хотя уже и без того догадалась: это тот самый репортер… безымянный, безликий. Он снял шляпу, обнажив совершенно лысую голову.

— Увы, мы так и не имели удовольствия быть представленными друг другу по всем правилам, а с учетом моего положения в обществе… и вашего, никогда и не сможем познакомиться. В официальной обстановке. И все же я назову вам свое имя и фамилию. Мистер Эркюль Летранж. — Он ухмыльнулся. — По вашему лицу вижу, что мою профессию вы уже угадали, поэтому ограничусь подтверждением. Да, я репортер отдела светской хроники газеты «Бат геральд». — Он жестом указал на старенький стул, прося тем самым разрешения сесть.

Сьюзен кивнула, и человечек проковылял к стулу, опираясь на трость. Потом отложил ее и попытался влезть на стул. Сьюзен схватила саквояж и поспешно переставила его на пол, рядом со стулом. Потом села сама — на кровать.

Человечек хмыкнул, наклонился, передвинул саквояж, а затем, опершись на подлокотник сильной рукой, легко взобрался на стул.

— Вы уже завоевали мою симпатию, миледи. — Он улыбнулся ей самой обворожительной улыбкой. — За свою жизнь я встречал главным образом два типа людей. Те, кто знают, что они у меня на прицеле, обычно просто наблюдают, как я стараюсь взобраться на стул. Есть и такие, кто пытается приподнять меня, будто я ребенок. И очень редко мне встречаются люди, которые не делают ни того, ни другого, а просто протягивают руку помощи, предоставляя мне самому решать, принимать эту помощь или нет.

— Вы не приняли моей помощи, но, как я понимаю, лишь потому, что вовсе в ней не нуждались. Хотя и пытались внушить мне, будто не способны сесть на стул самостоятельно. — Сьюзен смерила взглядом этого любопытного человечка. — Можно, однако, предположить, что я с самого начала понимала: вы способны на многое. Вы пришли говорить со мной с позиции силы. И не смогли бы достичь своих целей, демонстрируя свою слабость. Вы могли ведь просто остаться стоять. А вы, сэр, решили вместо этого присмотреться ко мне поближе.

— С вами интересно, вы такая проницательная женщина, — снова ухмыльнулся посетитель. — Oui[43], миледи, вы совершенно правы. — И он согнулся в поясе, изображая поклон.

Сьюзен кивнула, потом пронизала посетителя острым взглядом.

— Я понимаю и цель вашего визита. Вы сложили кусочки головоломки, и теперь вас страшно занимает тайна, которую вы нащупали. Вы не из тех, кто принимает плату за молчание, остается лишь предположить, что вы хотите прояснить какой-то вопрос, оставшийся для вас загадкой, а также сообщить мне, когда будет опубликована ваша статья.

— Отлично, миледи. — Глаза у него стали серьезными. — Статья отправлена в набор и появится в газете в субботу.

— Благодарю, мистер Летранж. До той поры я приведу в порядок все свои дела здесь, в Бате. — Она сделала усилие, чтобы лицо не выдало ни малейших чувств. Но горло напрягалось, сдерживая рвущиеся рыдания, а это скрыть было невозможно.

По правде говоря, не так уж ей и хотелось уезжать из Бата. Подруги, воспитанницы, заработок, преподавание и статьи — все это стало занимать важное место в ее жизни. И все же ничего она не желала так сильно, как оказаться снова в лоне семьи.

Нельзя только допустить, чтобы герцог Эксетер узнал ее подлинное имя. Если б она только могла повернуть время вспять и не ложиться с ним на том приеме, она бы так и сделала. Тогда она поступила опрометчиво, страдая от одиночества, а теперь это, вероятно, будет стоить ей той жизни, которую она могла бы прожить в любви и согласии с этим же мужчиной.

Тогда она показала, какой распутной, грешной и слабой женщиной является на самом деле.

И теперь, в наказание за грехи, она потеряет и Себастьяна, и место учительницы, да еще и свою семью.

— Миледи, я не знаю ни того, что заставляет вас бежать от герцога Эксетера, ни того, каким образом вы, стремясь скрыться, попали прямо к нему в руки — в этой школе. Не пожелаете ли просветить меня?

— Я не стану говорить вам, почему уехала из Лондона, — сердито ответила Сьюзен, — скажу только, что у меня не было другого выхода. Я предпочла покинуть близких мне людей, чтобы не ставить их под удар. — Сьюзен до боли прикусила губу, заставляя себя продолжать спокойно. — А когда познакомилась здесь с лордом Уэнтуортом — так он назвался — я не знала, кто он на самом деле.

— И тем не менее вы готовы были отдать за него свою жизнь. Поскакали сломя голову в морозную ночь, чтобы только спасти его. — Он снова пристально вгляделся в нее.

— В самом деле? — Сьюзен поджала губы. Если она скажет еще хоть слово, мистер Летранж, как она опасалась, добьется от нее слез.

— Oui, миледи. — Он подался вперед всем телом. — Вы рисковали своей жизнью, чтобы спасти его — потому что вы его любите.

— Да, это правда, — гордо вскинула голову Сьюзен. — Но это ничего не меняет. — «Мы все равно никогда не будем вместе».

Мистер Эркюль Летранж заерзал на сиденье, перевернулся на живот и сполз со стула. Поднявшись на ноги, он низко поклонился Сьюзен, потом прошел к двери, по-прежнему опираясь на трость. Но прежде чем уйти, повернулся к ней лицом.

— Уважаемая леди, вот в этом вы ошибаетесь.

— Не понимаю. — Сьюзен тоже поднялась и вопросительно смотрела на репортера.

— Возможно… пока не понимаете. Со временем поймете. То, что вы сделали — подвергли опасности свою жизнь из-за любви к нему, — все меняет. Для вас обоих. — Он надел шляпу и открыл дверь. — Ах да, а вы знаете, что ваш учебник будет напечатан совсем скоро? Похоже, контора издателя просто завалена заказами — ведь ваши уроки стала теперь печатать и лондонская «Таймс».

Мысли в голове Сьюзен пришли в полное смятение. Как это возможно?

— Но до сих пор никто не дал официального согласия печатать мой учебник.

— Тем не менее, — пожал плечами газетчик, — учебник сдан в набор, и еще до Рождества его можно будет купить в книжных лавках. Всего доброго… мисс Боннет. — И с тем исчез за дверью.

— Мисс Боннет? Что вы хотите этим сказать? — Отчего он назвал ее так, если уже знает подлинное имя? Что-то хотел же он этим сказать. Но что именно — оставалось лишь гадать.

Сьюзен бросилась к двери, задержавшись на одно мгновение — подтянуть чулок, на котором не было подвязки, — но когда выскочила в коридор, странного человечка уже не было.


Глава 14

Тот, кто рассылает вокруг воздушные поцелуи, явно мается от безделья.

Боб Хоуп[44]

К полудню все без исключения ученицы обратили внимание на то, что мисс Грассли необычно оживлена. Еще через час стала ясна (всем, кроме так и не показывавшейся миссис Хадлстон) причина охватившей учительницу радости: несомненно, она влюбилась. Радость так и пронизывала все ее существо с головы до пят, она не шла по коридорам, а порхала — влюбленная.

Любовь.

Да, Сьюзен это было знакомо. Она еще не забыла.

Во всяком случае, ей казалось, что она хорошо помнит тепло этого всеобъемлющего чувства. Да, ей казалось, она хорошо знает, что такое любовь, — уже тогда, когда Саймон после недолгого ухаживания попросил ее руки, и отец, слава богу, дал согласие. Восторг. Вспышка страсти, когда он повел свою нареченную невесту на ложе, чтобы открыть ей таинство любви.

В то время она в этом не сомневалась. Теперь она была уже не столь уверена в том, что ее чувство было именно любовью. И ее воспоминания были отравлены каплей сомнения.

Сейчас все было совсем по-другому… с Себастьяном. Дело не только в физической близости. Все было куда сложнее. Когда они были вместе, она вся словно растворялась в Себастьяне — и разумом, и сердцем, и телом. Невозможно было отделить чувства от акта телесного слияния.

Поразмыслив об этом, Сьюзен нахмурилась. Она никогда не испытывала такого полного единения с Саймоном, как теперь — с Себастьяном.

Когда она была с Себастьяном, их сердца бились в такт, сливаясь воедино, как и тела. Горячая страсть, которую она испытывала к нему как к мужчине, любовнику, дополняла физическое удовольствие от прикосновений к нему, ощущения его силы, желания ощутить себя и его единой плотью.

С Саймоном все было совсем иначе. Тогда она полагала, что они любят друг друга, но это убеждение проистекало лишь из ее неопытности — ей не с чем было сравнить свои чувства. До недавнего времени.

Она никогда не сомневалась в том, что Саймон ее любит. Ни на минуту. Даже когда он возвратился после Ватерлоо, до предела измученный тяжкими ранами, она не желала поверить его признаниям — тому, что он ее не любил. И что просил ее руки только лишь из-за богатств семьи и из-за титула. И что любит другую женщину — если только ему суждено поправиться, он бросит Сьюзен ради той, ибо жизнь коротка… а любовь встречается очень редко. А Сьюзен он ни за что не сумеет полюбить по-настоящему, как бы ни старался.

Она была не в состоянии ему поверить. Не в состоянии даже в глубине души признать его искренность. Ее сердце такого не допускало.

Когда умерла мама, оставив детей одних, Сьюзен испытала такое горе, которого, ей казалось, и пережить нельзя. И тогда, когда отец забросил ее вместе с братьями и сестрами, больше думая о виски, чем об их благополучии, она наговорила ему кучу ужасных слов.

Сердце ее разрывалось от боли, но Стерлинг, старший брат, напомнил им всем: это горе, вызванное потерей супруги, побуждает отца обходиться с ними столь сурово. В глубине же души он совсем не такой и продолжает любить их.

Она тогда поверила брату. Иначе было не выжить.

Потому-то она не поверила Саймону, который бросал ей в лицо обидные слова, лежа на смертном одре. Ибо и его слова были порождены не стремлением к истине, а невыносимой болью.

Быть может, она просто убедила себя в этом, но убедила твердо.

Теперь же она начала сомневаться, потому что к Себастьяну она чувствовала любовь, даже когда они могли вот-вот замерзнуть до смерти. И это была подлинная любовь. Такая любовь, которая давала им силу умереть друг за друга.

Сьюзен сжала кулаки — смутные догадки превращались в ясное понимание.

Она любит Себастьяна.

Она вкусила настоящей любви, и все же ей никогда не прожить свою жизнь так, как страстно желало ее сердце — многочисленные грехи ее прошлой жизни этого не допустят.

Сама все испортила. Она слишком порочна, а потому недостойна чьей бы то ни было любви. Не раз и не два она доказала это и себе самой, и всему высшему свету. А скоро в этом убедится и Себастьян.


* * *


Рано утром в четверг, еще до зари, Сьюзен села в почтовый дилижанс, отправлявшийся в Лондон. В дороге будет достаточно времени, чтобы обдумать проведенные ею в Бате дни. Сидя в переполненном дилижансе, она смотрела в окошко на укрытые глубоким снегом поля, и мысли ее обратились к Себастьяну. Глаза стало пощипывать.

С той минуты, когда они впервые встретились в темноте библиотеки в поместье Блэквуд-холл, вся ее жизнь так сильно переменилась, так мало стала напоминать привычную прежнюю, что и себя прежнюю Сьюзен вспоминала уже с трудом. Она, вне всяких сомнений, уже не была такой, как до памятного приема, и вряд ли станет такой снова.

Да и захочет ли? Она теперь повзрослела, она стала лучше.

Сьюзен поразилась иронии судьбы. Понадобился безумный и крайне неосмотрительный поступок (если о нем станет известно, то и ее имя, и честь всей семьи будут навеки запятнаны), чтобы положить начало такому глубокому преображению личности, после которого она вполне способна сделаться именно такой, какой всегда мечтал видеть ее отец. Такой, какой она и сама всегда мечтала стать.

Пока преподавала в Бате, она так много нового узнала о себе самой! В этом тоже была известная ирония. Господи, да у нее сердце разрывается при мысли о том, что она не смогла попрощаться с мисс Грассли и мисс Хопкинс, с мисс Джентри и остальными воспитанницами.

С самого начала было известно, что из Бата придется уезжать, и она много недель молилась о том, чтобы день отъезда наступил побыстрее. Но когда бегство стало насущной необходимостью — из-за грозящего разоблачения, она сокрушалась от невозможности проститься по-человечески с подругами и ученицами. Поэтому оставила им письмо, в котором сообщала, что должна незамедлительно уехать, дабы позаботиться о больном родственнике в Эдинбурге. Отчасти это соответствовало действительности.

Ее отец стал жертвой алкоголизма. Правда, он понемногу выздоравливал, но время от времени все же впадал в запои и тогда слал детям сердитые письма, обвиняя их в полной никчемности. Его язвительные слова до сих пор больно ранили и Сьюзен, и ее братьев и сестер, и она невольно задумывалась: отец, наверное, выздоровеет, а затянутся ли душевные раны у них самих?

Будут ли они все и впредь серьезно воспринимать его упреки, как Сьюзен, которая считает себя недостойной любви?

Или же учтут ее печальный опыт и вовремя образумятся, чтобы заслужить любовь?

Только время способно дать ответ на эти вопросы.

А для Сьюзен уже слишком поздно. Она сбросила с себя маску грешницы, но слишком поздно, и теперь расплатится за это невозможностью соединить свою жизнь с жизнью мужчины, которого полюбила всей душой.


* * *


Дома Сьюзен встретили спокойно. Ни один из братьев не решился расспрашивать о тех испытаниях, которые выпали на ее долю в снежном плену вместе с герцогом Эксетером. Наоборот, все делали вид, будто она никуда не уезжала, а жизнь ее не изменилась в корне и бесповоротно. После обеда Присцилла помогла Сьюзен достать из саквояжа и разложить по местам скромные пожитки. Сестричка, однако, не собиралась отмалчиваться.

— После всего, что произошло между вами, — начала она, — отчего ты не призналась ему, что именно ты, леди Сьюзен Синклер, была близка с ним тогда, в библиотеке?

— Как ты не понимаешь, Присцилла! Превыше всего он ценит искренность, целеустремленность и твердые нравственные принципы. Если бы я призналась, что обманывала его все время, это потрясло бы его и подорвало всякое доверие ко мне.

— Ты ошибаешься, Сью.

— Нет. В высшем обществе стали бы ходить слухи, скоро они дошли бы и до папы, и тогда он изгнал бы меня из семьи. А этого, Присцилла, я не вынесу, — Сьюзен горестно вздохнула, всем сердцем ощущая тяжесть своего поражения. — Нет уж, пусть лучше думает, что я — мисс Боннет, школьная учительница, которая возвратилась к себе в Шотландию.

— Да ведь герцог мог вполне понять тебя, если бы только ты призналась ему во всем! — не сдавалась Присцилла.

— Я не могла рисковать всем, — отвела глаза Сьюзен. — Скорее, он решил бы, что я дурачу его, и стал бы меня презирать. — Сьюзен присела на кровать и закрыла лицо руками, потом взглянула на сестру. — За всю свою жизнь я научилась доверять единственно любви своих близких — твоей, Айви и братьев. Больше никому и ничему. — Сьюзен чувствовала, как теряет с каждой минутой самообладание. Она не в силах больше говорить о Себастьяне. Сейчас больше не в силах. Слишком свежей была боль потери, а чувства так и бурлили в душе, переполняя ее.

— Да разве этот случай с аварией на дороге не доказал его преданность тебе, Сьюзен? — Присцилла подошла к кровати и крепко обняла сестру.

Сьюзен изо всех сил зажмурилась, пытаясь сдержать непрошеные слезы.

— Нет. — Сьюзен склонила голову и сидела так, пока ей не удалось справиться с наплывом чувств. — Он сильно ушибся. Это я проявила преданность. Я должна была его спасти, даже ценой собственной жизни.

— Ну, и что теперь? — Присцилла тряхнула сестру за плечо.

— В каком смысле? — Сьюзен отстранилась от нее.

— Ты спасла ему жизнь. Конечно, он станет тебя искать повсюду. Он заслуживает хотя бы того, чтобы ты объяснила, почему уехала так поспешно.

— Я написала письмо. И дала такое объяснение, которому он вполне может поверить.

— Он заслуживает того, чтобы знать правду.

— Да, он этого вполне заслуживает, но я не стану рисковать семьей, чтобы облегчить свою совесть, — нехотя ответила Сьюзен. — Если только меня не разоблачила «Бат геральд», он так и не знает, кто на самом деле та мисс Боннет, которая преподавала в «Школе добродетелей». И никогда не узнает, насколько это зависит от меня.

— Но ведь если ты его любишь — а ты любишь его, я же вижу…

— Да, люблю. Я его люблю. Не собираюсь этого отрицать! — Сьюзен подбежала к окну и стала смотреть на ночной город, не в силах глянуть в глаза сестре. — Ты так ничего и не поняла, Присцилла? Я не стою его. Если он свяжется со мной, то загубит всю свою будущность.

— Ты же признала, что любишь его. Раз уж так, то почему же…

Сьюзен резко развернулась. Долго сдерживаемые слезы сорвались с ресниц и покатились по щекам.

— Люблю. И поступаю так именно потому, что люблю его.


Спустя месяц


Присцилла бросила на матрас Сьюзен газету.

— Прошло уже несколько недель — и ни единого намека на то, что герцог Эксетер вернулся в Лондон. — Присцилла медленно повернулась перед зеркалом, любуясь новым платьем из тончайшего атласа шафранного цвета — подарком Сьюзен. Сестра потратила на него гонорары за свои уроки этикета, которые публиковались теперь еженедельно не только в Бате и Челтнеме, но и в лондонских газетах.

— Он входит в состав специального комитета по продовольственной проблеме при лорд-мэре. Не сомневаюсь, что он скоро вернется, особенно если учесть, что беспорядки все ширятся. — Сьюзен пробежала глазами газетные колонки, набранные жирным шрифтом.

— Но пока что он не вернулся, поэтому Грант везет нас сегодня в Королевский театр «Друри-Лейн»[45]. — Присцилла засмеялась. — Не лучше ли тебе начать одеваться? Ты же не можешь показаться на людях в таком виде — как… как учительница, только что закончившая урок.

Сьюзен не удостоила сестру ответом на эту реплику. Но в одном Присцилла права. Пора уже снова появиться в высшем свете. Затянувшееся отсутствие могло породить даже больше пересудов среди благородных дам и джентльменов, чем любое ее появление на балах и в театре. Вполне возможно, что какие-то сплетни уже ходят.


Королевский театр «Друри-Лейн»


Сьюзен нервно расправила на локтях белоснежные замшевые перчатки и заняла место рядом с Присциллой и братьями в их персональной ложе Королевского театра «Друри-Лейн». Ложа была не такая роскошная, как находившаяся рядом, слева, королевская, но сцену из нее было видно великолепно.

Можно только пожалеть того наивного джентльмена, который нерасчетливо сыграл против Гранта в «Уайтс»[46] и потерял право на семейную ложу как раз в то время, когда шли представления «Отелло» с Эдмундом Кином[47] в главной роли. Глупец! Надо было ему знать, что после возвращения старшего брата, Стерлинга, в родную Шотландию у Гранта не осталось в Лондоне соперников за ломберным столом.

Повсюду горели сотни свечей, но зал имел такую прихотливую форму, что люстры едва освещали сидевших в креслах любителей искусства.

Сьюзен стала рассматривать десятки дам и джентльменов, занимавших места в вытянувшихся полумесяцем ложах. Постепенно глаза ее привыкли к царившему здесь полумраку, но лица все равно были видны плохо, узнать кого-либо она так и не смогла. Этот факт ее порадовал. Раз она никого не может узнать, значит, и ее вряд ли кто разглядит.

И все же ей было как-то не по себе. Очень мала вероятность того, что герцог Эксетер именно сегодня решит вернуться в большой свет, но принять меры предосторожности не помешает. Сьюзен поднесла веер к самому лицу, закрыв его до самых глаз. Вот, так уже лучше. Слабенький свет в зале и веер, взятые вместе, позволили ей наконец расслабиться и наслаждаться игрой актеров.

Заиграл оркестр, занавес поднялся, и они увидели знаменитого Эдмунда Кина. Присцилла захихикала от возбуждения.

— Спасибо тебе, Грант, что пригласил нас сюда сегодня.

— Я надеюсь, что обе мои сестры получат удовольствие от спектакля, — ответил тот, подавшись вперед и вглядываясь в Сьюзен через плечо Присциллы. Она же шутливо оттолкнула его и повернулась к Сьюзен.

— Опусти ты этот веер, — прошептала она. — Ты выглядишь очень глупо. Будь добра делать то, о чем попросил Грант, — получай удовольствие от игры мистера Кина.

— Я сказал «получайте удовольствие от спектакля», — хмыкнул Грант.

— Каждому свое. Я собираюсь любоваться Эдмундом. — Присцилла мечтательно вздохнула. — А Сьюзен пусть получает удовольствие от чего ей хочется, лишь бы она опустила веер, который мешает ей же самой и отвлекает меня.

Сьюзен сердито фыркнула и захлопнула веер. Она еще не чувствовала себя готовой вернуться в общество — до тех пор, пока не убедится, что герцог Эксетер навсегда уехал к себе в Девоншир. Если честно, она сейчас с большим удовольствием сидела бы дома и готовила для газет новые конспекты уроков.

Она выпрямилась и обвела зал невеселым взглядом. Господи, ведь ей нужно радоваться! Она снова со своими близкими. И семью уже не так заботят деньги — этим она вправе гордиться, ведь именно она, Сьюзен, а не кто другой, зарабатывает всем на хлеб насущный… и на платья… и на виски.

Ну кто бы мог подумать, что она в состоянии делать что-то существенное? До поездки в Бат вся ее жизнь состояла из сплошного безделья, в котором она была весьма искусна.

И кто бы мог себе представить, что леди Сьюзен Синклер станет скучать по ежедневным урокам в школе, по своим ученицам? И скучать по тому единственному во всем мире мужчине, который мог навеки разлучить ее с близкими.

Вдруг совсем близко от ее глаз появилась тончайшая золотистая нить. Она присмотрелась и увидела, что на конце нити висит маленький черный паучок. Сьюзен затаила дыхание, но сквозняк подтолкнул паучка прямо к ее лицу, и тут же она почувствовала, как он пополз по ее носу.

— А-а-а! — завопила Сьюзен, вскочила на ноги и вцепилась в лицо ногтями.

Грант тут же подхватился со своего места.

— Стой, не шевелись. — Эти слова он не столько прошептал, сколько прорычал. Его огромная ладонь накрыла ее лицо и почти сразу сомкнулась. — Поймал! — Он сдавил паучка в кулаке, потом смахнул с ладони на пол. Улыбнулся, очень довольный собой.

— Ой, Грант, сядь, пожалуйста, — недовольно проговорила Присцилла. Изогнув шею, она пыталась смотреть на сцену. — Ну, прошу же тебя.

Сьюзен подняла глаза и увидела, что Эдмунд Кин замер на сцене в полнейшем молчании. А быстрые взгляды по сторонам тут же позволили ей понять, что все зрители повернулись в ее сторону, стараясь разобраться в том, кто вызвал переполох.

Если существовала возможность, даже полная вероятность, того, что в полутемном зале никто и не заметит возвращения леди Сьюзен Синклер в высшее общество, теперь более чем вероятным стало противоположное. Имя Синклеров было на устах у всех зрителей, катилось волнами по залу, как неудержимо накатывается на берег прибой.

Быть может, и имелся такой урок — «Как достойно выходить из крайне унизительного положения», — но Сьюзен никто этому не обучал. Она села, взмахом затянутой в перчатку руки попросив прощения у присутствующих, потом быстренько раскрыла свой яркий шелковый веер и стала обмахиваться, совершенно закрыв лицо.

Скрипачи неуверенно заиграли, словно ее веер послужил дирижерской палочкой, а Эдмунд Кин возобновил свой исполненный страсти монолог.

Краешком глаза она заметила, как Присцилла то и дело мечет на нее испепеляющие взгляды, возмущенная тем, что сестра поставила их всех в такое неловкое положение.

Несколько минут щеки у Сьюзен жарко пылали. Понемногу она стала сворачивать веер, сегмент за сегментом, пока не убедилась, что больше на нее уже никто не смотрит.

Тогда она, согнувшись пониже, тихонько выбралась из ложи. По еле освещенному коридору она так спешила, что туфельки почти не касались пола. Свернула за угол, к лестнице. Внезапно чья-то рука схватила ее за запястье, другая рука прикрыла ей рот, не давая вскрикнуть. Она попробовала вырваться из цепкой хватки похитителя.

— Добрый вечер, Сьюзен.

«О боже!» Она закрыла глаза и замерла на месте. Потом повернулась, насколько ей позволяли эти цепкие руки, и подняла глаза.

Себастьян.


Глава 15

Ибо Сатана всегда находит какое-нибудь злое дело, которое можно вложить в праздные руки.

Исаак Уоттс[48]

— Мне необходимо поговорить с вами, — сказал Себастьян. Выглядел он мрачным и сердитым. — Если не возражаете, прямо сейчас.

Сьюзен кивнула в знак согласия, и «похититель» медленно опустил руку, зажимавшую ей рот.

— У дверей стоит мой экипаж. Там и поговорим. — Он не просил, а приказывал, но Сьюзен подумала, что все равно не может уехать с ним.

— Я должна предупредить своих близких… — Она крутнулась в сторону коридора, но Себастьян по-прежнему крепко держал ее за руку.

— Спектакль только начался. У нас с вами много времени. Черт бы побрал его логические рассуждения!

— Пойдемте, милая моя. — Он отпустил ее запястье и настойчиво предложил даме руку. Сьюзен ничего не оставалось — она оперлась на предложенную руку и пошла с ним.

У дверей театра стояли несколько лакеев, которые помогали в гардеробе перед началом спектакля, но никого из господ видно не было, что вполне понятно, когда в разгаре представление с участием великого Эдмунда Кина. Себастьян задержался у гардероба и позволил Сьюзен забрать ее шерстяной плащ. Небрежно набросил ей на плечи.

— Ни слова не говорите, — шутливо пригрозила Сьюзен, надеясь развеять его дурное настроение.

— Да я и не собирался. — Тень улыбки мелькнула на его губах и тут же исчезла.

После дорожного происшествия Сьюзен отказалась от принципа «мода важнее тепла». Пусть Присцилла всю дорогу от Гровенор-сквер ворчала, что сестра совершенно не к месту надела теплый плащ на вечернее представление в театре, Сьюзен накрепко усвоила полученный ею жестокий урок и не собиралась пренебрегать печальным опытом.

Выйдя на улицу, Себастьян подозвал своего кучера и быстро подсадил Сьюзен в экипаж, потом постучал в переднюю стенку.

— Трогайте, будьте любезны. В любом направлении.

Сьюзен села напротив Себастьяна и постаралась напустить на себя невозмутимый вид. К сожалению, ее обуревали самые разнообразные чувства, а непреклонный взгляд Себастьяна сводил все ее старания на нет.

— Почему? — Голос его дрогнул, но лицо осталось все таким же напряженным, сердитым.

— Вы должны уже знать, почему мне пришлось уехать. — Она старательно рассматривала свои руки, избегая смотреть ему в глаза.

— Клянусь вам, мисс Боннет, я этого не знаю. И не нахожу в вашем поступке ни малейшего смысла. Красавица подвергает опасности свою жизнь ради того, чтобы спасти меня, а потом исчезает, не сказав ни слова. Я ее разыскиваю, потом смиряюсь с тем, что больше никогда не увижу, и вдруг встречаю в битком набитом зале лондонского театра.

Сьюзен бросила на него взгляд, не поднимая головы. Пальцы у него дрожали, и он сжал кулаки, пытаясь скрыть охватившее его волнение.

— Мне пришлось уехать… после… того, что произошло между нами, — проговорила она шепотом, едва слышным в стуке колес по мостовой.

— Я не понимаю, отчего вы удрали тогда… и отчего снова удрали после дорожного происшествия.

— Я уехала. Потому что у меня не оставалось иного выбора, — ответила Сьюзен, гордо вскинув голову. — Его у меня и сейчас нет. Я покрыла позором и себя, и всю свою семью.

— Ничего подобного. Мы бы не выжили, если бы не согревали друг друга. — Он подался вперед и взял ее за руку. — Сьюзен, я люблю вас. И вы не можете об этом не знать.

Она вырвала у него руку и сердито затрясла головой.

— Вовсе нет, вы не любите меня. Вы меня даже не знаете, а если бы знали, если бы вы по-настоящему знали меня, вы никогда бы не употребили слова «любить» применительно ко мне.

— Но я знаю вас.

— Не знаете. Я не та достойная уважения, высоконравственная и трудолюбивая девушка, какой вы меня себе представляете. Скорее, нечто совсем противоположное.

— Не верю.

Она по глазам видела, что он сказал правду. Однако скоро ему предстоит поверить. Скоро он узнает, как ее зовут. Возможно, уже завтра. А потом прочитает в газетах все, что касается ее самой и всего семейства, услышит сплетни — вот тогда и поверит.

И бросит ее окончательно. По-другому и быть не может.

Лучше ему прямо сейчас и услышать.

И ей лучше не строить иллюзий относительно того, что кто-нибудь может ее полюбить — такой, какая она есть.

— Я действительно люблю вас.

— Этого не может быть, — резко возразила Сьюзен, теребя свой веер. — Я не заслуживаю вашей любви, Себастьян. Уж поверьте мне. — Она выглянула из окошка экипажа, стараясь сдержать подступающие слезы, и с запозданием заметила, что они отъехали от театра совсем недалеко, едва на квартал. — Я ничьей любви не заслуживаю.

Себастьян растерялся, ничего не понимая, и это дало ей возможность убежать. Она дважды стукнула в переднюю стенку, спиной к которой сидела, и экипаж замер на месте.

Сьюзен быстро нажала на ручку двери, подождала, пока дверца откроется. Потом стремительно обернулась и поцеловала Себастьяна в губы — таким она представляла себе прощание.

— Забудь о том, что мы знакомы, прошу тебя. Если ты меня действительно любишь, отпусти и не преследуй.

Он застыл как статуя, на лице было написано полнейшее недоумение.

Сьюзен распахнула дверцу, соскочила с подножки и пошла, глядя прямо перед собой, не позволяя себе оглянуться.


На следующее утро


За всю ночь Себастьян почти не сомкнул глаз, а теперь сидел перед окном в Блэквуд-холле, ожидая, когда встанет солнце и позолотит своими лучами заснеженные поля.

Не спалось ему оттого, что Сьюзен была здесь, в Лондоне.

Всю ночь он снова и снова перебирал в уме каждую деталь, но как они встретились с ней в театре — этого постичь он был не в силах. Как она могла оказаться в Лондоне?

Единственное, что давало ему в руки ключ к разгадке — она сидела в ложе с братом и сестрой Синклер, у которых он бывал в доме на Гровенор-сквер. Ясно, что она принадлежит к этой семье. Они с леди Присциллой Синклер так похожи, что их можно даже принять за близнецов. А ведь он сумел убедить себя, что это не так… потому что он старался себя убедить.

Он увлекся ею, и ему хотелось, чтобы она оказалась простой девушкой, а вовсе не благородной леди, хотя слишком многое свидетельствовало как раз о ее аристократическом происхождении.

Теперь Себастьяну стало ясно, что она и есть одна из тех сестер, которых, как его уверяли, не было сейчас в Лондоне. Волосы у нее не рыжие, поэтому она могла оказаться только леди Сьюзен Синклер… а не мисс Боннет. Не требуется большого напряжения мысли, чтобы сообразить. Каким тупицей он оказался! С какой легкостью одурачил сам себя!

Чего он так и не мог понять — с какой стати понадобилось дочери герцога выдавать себя за простолюдинку, за учительницу в школе для благородных девиц? Этого он не мог объяснить, с какой стороны ни посмотри.

Взял в руки чашку чаю и нахмурился — она совсем остыла, ведь он собирался выпить ее больше часа назад.

Но одно он знал точно. Хочет она или нет, он не отпустит ее так просто.

Он ее отыщет.

И уговорит выйти за него замуж.


* * *


Заседание специального комитета при лорд-мэре, обсуждавшего продовольственную проблему, должно было начаться в два часа дня в Мэншн-Хаусе. На рассвете специальные курьеры доставили каждому члену комитета срочные сообщения о новых данных, полученных министерством внутренних дел. Спенсианцы[49], недовольные дальнейшим ухудшением экономического положения Англии, готовились свергнуть правительство, захватив лондонский Тауэр и Банк Англии.

Комитет состоял из виднейших членов парламента. Себастьян к своему назначению в состав комитета относился более чем серьезно, потому что понимал: этим назначением он обязан не личным заслугам, а исключительно тем, что родился в высокопоставленной семье. И честь семьи настоятельно требовала, чтобы он проявил здесь все свои способности, а также добился, чтобы его заметили как личность.

Он вышел из кареты и как раз приближался к внушительному парадному фасаду Мэншн-Хауса, когда заметил, что с той стороны улицы ему машет рукой молодая леди с золотистыми кудряшками. Лицо ее показалось смутно знакомым, хотя он не смог припомнить, где именно они познакомились. Поначалу Себастьян подумал, что она его с кем-то перепутала. Девушка помахала платочком.

— Ваша светлость, — позвала она так тихо, что он еле расслышал слова за грохотом кативших мимо экипажей. Себастьян перешел через улицу.

— Чем могу служить, мисс? — Она была высокого роста, но очень тоненькая, по виду совсем еще девочка — Себастьян невольно стал гадать, сколько же ей лет. Только-только начала выезжать в свет, если вообще начала, подумал он, однако же стоит здесь без всякого сопровождения. Она смотрела на него, и глаза ее наполнялись слезами горького разочарования.

— Вы… вы меня совсем не помните?

— К сожалению, не припоминаю. — Себастьян порылся в своей памяти, но так и не смог вспомнить, знакомы ли они вообще.

Она драматическим жестом поднесла платок к глазам и зарыдала.

— Боже правый! Что же мне теперь делать?

— Вы очень огорчены чем-то, — проговорил Себастьян, ласково положив руку ей на плечо. — Поведайте мне, пожалуйста, чем я могу быть вам полезен.

В эту минуту к Мэншн-Хаусу подкатила еще одна карета, из нее вышли два члена палаты лордов, обернулись и замерли, глядя, как он стоит, положив руку на плечо девушки.

— Ваша светлость, вы должны вспомнить меня, обязательно должны! — Она посмотрела на него сквозь пелену застилавших глаза слез. — Я была в библиотеке во время парадного приема в Блэквуд-холле. Вы… мы… ах, боже мой, я жду ребенка!

Герцог невольно содрогнулся.

— Милейшая барышня, я совершенно уверен в том, что нас так и не представили друг другу.

— Представляли — на вашем приеме, а потом еще раз, на обеде у лорд-мэра.

Себастьян прищурился. Да, теперь он вспомнил, как их знакомили на обеде, но только не она предавалась в библиотеке любви с ним. А Сьюзен.

— Неужели вы столь бесчестны, чтобы оттолкнуть меня и предоставить самой объясняться с отцом? — Она заговорила теперь громче, на них уже стали обращать внимание случайные прохожие.

— С отцом? — Себастьян хотел попросить, чтобы она помогла ему встретиться с ее отцом, так очевидно было горе девушки, но тут она сама назвала имя, заставившее его настороженно замереть.

— Да, с лордом Астером. — Она бросила взгляд на величественное здание. — Он сейчас там, готовится к заседанию специального комитета. Я узнала, что вы тоже состоите в комитете, поэтому и решила переговорить с вами наедине здесь, а не на балу или светском рауте.

Себастьян внимательно всмотрелся в барышню. Нет, она никак не могла оказаться той женщиной в библиотеке. Слишком худощава, фигура еще не оформилась до конца. Но все же, откуда ей известно, что произошло в библиотеке?

— Мисс… Астер, — пробормотал он неуверенно, — не могу же я обсуждать это с вами прямо сейчас. — Он ощутил, что голова начинает идти кругом. — Давайте встретимся в пятницу в Гайд-парке? В полдень, у фонтана близ ворот, что выходят на Парк-Лейн.

— Очень хорошо, — кивнула мисс Астер. — В пятницу, в полдень. — Она стала удаляться, но внезапно обернулась. — Приходите обязательно… иначе, боюсь, ваша светлость, вам придется всю жизнь сожалеть, что не сдержали слова.


Глава 16

Честолюбие — слабое оправдание для того, чтобы не следовать здравому смыслу и не проводить жизнь в праздности.

Эдгар Берген

Клуб «Уайтс», улица Сент-Джеймс, Лондон


Имея в кармане несколько гиней от щедрот любимой сестренки Сью, помещавшей в газетах свои уроки хороших манер, Грант вдохновенно решил последовать примеру старшего брата, Стерлинга, и превратить за ломберным столом пенсы в фунты[50].

Другие члены клуба не раз и не два имели возможность убедиться в его искусстве играть в карты, и Грант не переставал изумляться: всегда находились столь заядлые игроки, которые, даже проигравшись в пух и прах, снова и снова стремились встретиться с ним за ломберным столом. Когда же они уразумеют, наконец, что сами по себе карты не оказывают ни малейшего влияния на результат игры? Искусство читать по лицам игроков — вот подлинный ключ к выигрышу!

Он задержался у окна в романском стиле, взял со столика рюмку бренди, выпил не спеша, оценивая взглядом потенциальных партнеров по игре. Больше всех его привлекали те, у кого имелись избыток самоуверенности, страсть к виски, а главное — туго набитый кошелек. Но в этот вечер джентльменов с таким великолепным набором качеств в клубе, кажется, не было. Глаза Гранта зажглись, когда он углядел оживленного молодого человека в дурно сшитом сюртуке. Вот с этим стоило познакомиться, хотя бы из чистого озорства.

— А я вам говорю, пари совершенно беспроигрышное, оно сейчас как раз регистрируется в книге записей, о чем я вам уже сообщал, сэр, — с жаром убеждал простодушного вида юноша толстого лысеющего лорда, который от выпитого бренди с трудом удерживался, чтобы не уснуть на ходу. Правда, предложение юноши его явно заинтересовало.

— Правильно ли я услышал — речь идет о верном пари? — обратился Грант к молодому человеку. — Это мне очень нравится. — Он положил руку на плечо юноши. — Расскажите подробнее.

Молодой человек пристально посмотрел на него, явно не слишком доверяя. Грант всем видом излучал добродушие и даже ухитрился растянуть рот в улыбке от уха до уха. Юноша сразу успокоился.

— Что ж, идет. — Юноша окинул взглядом прокуренную комнату и сделал знак Гранту и пожилому лорду наклониться ближе. — К исходу этой недели некий высокородный джентльмен, купивший себе титул, женится на младшей дочери одного из самых уважаемых членов палаты лордов.

Грант отодвинулся и нахмурился. И что в этом интересного?

— Вы можете склониться к тому, чтобы изменить свое мнение, когда узнаете, что невеста беременна, а… — он снова оглянулся, убеждаясь, что их не подслушивают, — …бесчестный будущий жених не кто иной, как герцог Эксетер, новый любимчик лорд-мэра.

— Что за чушь вы городите! — воскликнул Грант с округлившимися глазами. После того как Сьюзен рассказала, что герцог, выйдя с ней из театра, признался в любви, Грант сильно сомневался, что Эксетер способен потихоньку улизнуть от Сьюзен и жениться на стороне, да еще на какой-то девчонке. — Не верю ни единому слову.

— Тогда ставьте на то, во что верите, — усмехнулся молодой человек. — Уже шесть членов клуба с нетерпением ожидают, когда пари будет зарегистрировано, чтобы тотчас сделать свои ставки.

— Правда? Ну-у, я могу пополнить их ряды, но только не буду стоять в чертовой очереди, а лучше выпью виски, пока дойдет черед до меня.

«И еще — попробую выудить из тебя подробности, малыш, если будешь так любезен». Он посмотрел на пожилого лорда, уснувшего за столиком.

— Мне не хочется пить в одиночку. Присоединяйтесь, друг мой. — Грант указал рукой на столик у окна.

— А что, я не против. — Юноша поддернул высокий стоячий воротник, закрывавший ему уши, тогда как любопытный, как у хорька, нос и мягкий подбородок, свидетельствующий о слабости характера, почти целиком утопали в пышном шейном платке. Вслед за Грантом он прошел к столу, и там они просидели вдвоем больше часа, пока молодой человек не накачался виски и не уснул, уронив голову прямо на столик.

А Грант получил все сведения о беспроигрышном пари, то есть такие сведения, которые чувствовал себя обязанным немедленно передать Сьюзен.


* * *


Сестру Грант отыскал в парадной гостиной. Под рукой у нее, на чайном столике, стояла шкатулка с принадлежностями для вышивания, однако она ничего не вышивала, а вырезала серебряными ножничками свои статьи из стопки лежащих на ковре газет. При этом Сьюзен весело напевала, даже когда увидела вошедшего Гранта.

— Чему это, черт побери, ты так радуешься? Купила себе новое платье? Или, может быть, веер?

— Ни то ни другое. Днем пришло письмо от отца.

— Поскольку ты, как я вижу, не вскрыла себе вены, то выпила, наверное, изрядную порцию настойки опия, чтобы приглушить горечь от его обидных упреков?

— На сей раз таких радикальных мер не понадобилось. Ты и сам поразишься до глубины души, когда узнаешь, что он мне пишет.

— Кого же изгонят из семьи следующим? — Он вскинул голову. — Э, я вижу, ты улыбаешься. Значит, Присциллу, да?

— Ну что ты говоришь! — засмеялась Сьюзен. — Да никого не гонят из дому на улицу.

— Что же тогда? У меня сил больше нет тебя дразнить, так что перестань тянуть с ответом.

— Ну, похоже, что папин поверенный, которого мы чаще зовем Неумолимым Жнецом[51], — она изогнула бровь, и Грант понятливо кивнул, — посылал папе мои статьи и газетную заметку о том, как я героически спасла герцога Эксетера.

— Никакого возмущения по этому поводу? — Глаза у Гранта стали очень серьезными.

— К счастью, ни малейшего. Более того, па утверждает, что я изменилась, а благодаря упорному труду, возможно, даже совсем исправилась. — Она отложила ножницы и улыбнулась во весь рот. Грант развалился в мягком кресле у камина.

— Значит, ты, возможно, изменилась — я правильно понял?

— Да, и поэтому он на Рождество сам приедет сюда — убедиться в моем преображении. — Сьюзен аккуратно сложила вырезки и поместила их в шкатулку для шитья. Подняла на брата взгляд, в котором не осталось и следа легкомыслия. — Я теперь совсем близка, Грант, — очень близка к тому, чтобы снова добиться расположения отца, уважения с его стороны. — И тут губы у нее задрожали. — Но ему не составит труда выяснить, отчего это я занялась преподаванием в школе и что произошло в ту ночь, когда я спасла герцога Эксетера. Ах, Грант, я будто стою у края глубокой пропасти, и малейший порыв ветра может низвергнуть меня в бездну.

— Не могу не согласиться, Сьюзен, — ответил брат, почесав в затылке, — что ты играешь с огнем, но сегодня я узнал нечто такое, что вполне может дать тебе карты в руки.

Сьюзен снова отложила ножницы.

— Скажи сначала, что принес добрые вести.

— Наверное, добрые. — Выражение его лица противоречило сказанному. — Мне в клубе предложили сегодня пари. Еще до конца нынешней недели некий аристократ женится на беременной дочке одного из наиболее влиятельных членов палаты лордов.

— Меня это не интересует, — пожала плечами Сьюзен, — да и тебя тоже, вероятно.

— Э, видишь ли, Сью, тебя это не может не интересовать, поскольку женихом называют герцога Эксетера.

— Что?! — Сьюзен вскочила на ноги. — Быть такого не может!

— Тут что-то затевается. Я сразу это понял, поэтому самым любезным образом угостил молодого человека, который предлагал пари, и до краев налил ему самого крепкого виски, какое только нашлось в клубе. Через час я уже вызнал все. Сью, пари так организовано, что герцог в любом случае останется в проигрыше. Если он будет все отрицать, девчонка нажалуется отцу, что он овладел ею силой. А если он женится, то тем самым признает, что соблазнил невинную юную дочь одного из виднейших лордов. В результате он утратит симпатию и всякое уважение в палате.

— Он не мог такого сделать.

— В этом ты права, поскольку предполагаемое соблазнение имело место в библиотеке, на парадном приеме в честь герцога. А самое удивительное: герцог не может отрицать, что его возлюбленной была именно эта крошка, потому что он ведь не разглядел ее лица.

У Сьюзен подогнулись ноги, и она буквально рухнула на кушетку.

— Добиться его оправдания могу только я одна.

— Да, но если ты и скажешь герцогу, что это ты была с ним, хотя лица он не видел, это все равно не поможет ему выпутаться из расставленных сетей. Тебе придется сделать публичное заявление.

— Я сделаю такое заявление.

— А теперь послушай и подумай. Мне представляется, что ты мыслишь нелогично — под влиянием потрясения от всего, что я тебе сейчас рассказал. Подумай хорошенько. Стоит признаться, что в библиотеке с Эксетером была ты, и в ту же минуту ты утратишь свою честь и вместе с ней — треклятое папино уважение.

— И свою семью. — Голова у нее закружилась, а вся кровь, казалось, отхлынула от лица.


Утро пятницы, 15 ноября

Спа-Филдс, Ислингтон[52], Лондон


В день первого митинга, организованного спенсианцами, порывистый ледяной ветер сек лицо колючим снегом. Себастьян стоял в одиночестве, дрожа от холода, а за его спиной выстроились рядами полицейские. Себастьяну было поручено не допустить массовых беспорядков.

К полудню здесь собралось больше двадцати тысяч человек. Они пришли и из отдаленных графств: Йоркшира, Ноттингемшира, Лестершира, Дербишира, и из ближайших пригородов Лондона, даже из Чипсайда[53], чтобы выразить свой протест против безудержного роста цен на продовольствие, против сокращения рабочих мест в текстильной промышленности из-за внедрения машин, против беззастенчивой траты государственных средств правительством и регентом.

Себастьян чуть не оглох от грозного ропота недовольства и язвительных насмешек митингующих. Слишком много их собралось. И если с ними не удастся договориться по-хорошему, то ни ему, ни констеблям нипочем не уцелеть. Действовать нужно не теряя времени, пока оно еще есть. Себастьян взобрался на какой-то ящик, оказавшийся рядом.

— Послушайте, что я скажу! — Крики стали мигом затихать, отступая подобно отливу. — Бунты и свержение правительства не помогут избавиться от наших бед. Всем станет только хуже. Нужно, чтобы мы трудились все вместе, как единый народ, и выработали план — как покончить с нынешними неурядицами.

В толпе послышался ропот, началось движение. Некоторые пробирались ближе, чтобы услышать оратора, другие, наоборот, старались отодвинуться подальше, словно боялись оказаться между толпой и полицией, если вдруг накалившиеся страсти перерастут в бушующий шторм. Себастьян воздел руки и простер их к толпе.

— Я призываю вас: выдвигайте от себя самых мудрых вождей. Они встретятся с лорд-мэром и членами комитета, который специально работает над решением этой проблемы на благо всей Англии! Мы должны все вместе найти правильное решение!

— А почему мы должны вам верить? Сколько раз правительство давало нам обещания, а потом оказывалось, что все это враки?

Себастьян вгляделся в толпу. Этот голос он узнал.

— Кто это говорит? — Себастьян приподнялся на цыпочки, но толпа была огромна, он не мог даже определить, с какой стороны раздался голос. — Выйдите вперед, и я отвечу на ваши обвинения. И объясню, почему на этот раз все будет по-другому — да потому, что вы все сами поможете выработать такой план действий, который выведет Англию из кризиса!

За спиной герцога Эксетера полицейские стали растягиваться цепью, не зная еще, как отреагирует толпа на его предложение.

Четыре человека вышли вперед, на полосу, разделявшую толпу и полицию. Себастьян спрыгнул с ящика, пожал руку каждому по очереди.

Вожди спенсианцев призвали своих сторонников разойтись на сегодня и дать им возможность переговорить с представителями правительства, выяснить, верно ли то, что сказал этот человек о поисках мирного и справедливого решения. Нужно во что бы то ни стало найти решение — как покончить с острой нехваткой продуктов питания.

Мало-помалу люди потянулись к выходам из парка.

Герцог сдержал слово и вернулся в Мэншн-Хаус с четырьмя спенсианцами, которых тотчас провели в кабинет лорд-мэра.

На следующее утро газета «Таймс» провозгласила герцога Эксетера выдающимся политиком и отметила то мастерство, с которым он сумел предотвратить массовые беспорядки в Спа-Филдс, а также его настойчивую работу рука об руку с лорд-мэром ради того, чтобы найти приемлемое для всех решение.

Он не спал почти двое суток, но труды не пропали даром. Себастьян откинулся на сиденье кареты и блаженно закрыл глаза. В эту пятницу катастрофу удалось предотвратить.

В пятницу?!

Провалиться ему ко всем чертям! Сон тут же как рукой сняло, и он выпрямился на сиденье. Катастрофу предотвратить не удалось — он же обещал встретиться с мисс Астер в Гайд-парке как раз вчера в полдень!

Произнесенная ею угроза была недвусмысленной. Если он не явится в назначенное время, она заставит его пожалеть об этом. О том, что произошло в библиотеке, она поведает своему отцу, влиятельному лорду Астеру. И тогда Себастьян погиб, а его родовое имя будет безнадежно запятнано. Бабушка может не пережить такого удара. Она ведь так доверяет ему! И что же в итоге?

Себастьян пришел к выводу: единственное, что он может теперь сделать — это отправить мисс Астер записку с объяснением причин своего отсутствия. Станет упирать на то, что она должна была читать газеты и сообразить, что он никак не мог явиться на назначенную встречу. Он был занят делом первостепенной государственной важности, в противном случае непременно встретился бы с ней.

Он откинулся на мягкую спинку, ощущая, что потерпел поражение. В конце концов, самое важное не в том, встретился он с мисс Астер в Гайд-парке или нет. Он не приблизился к решению своей личной проблемы, как парламент до сих пор не приблизился к решению продовольственного кризиса.

Себастьян потер руками лицо.

Ему еще нужно найти Сьюзен и рассказать ей о мисс! Астер. А что говорить? Он ведь сказал тогда Сьюзен, что любит ее. Чтоб ему провалиться!

Как, интересно, сказать любимой женщине о том, что ему, вероятно, потребуется жениться на другой, чтобы спасти свою честь?

Честь, которую он уже утратил.


Глава 17

Умейте ценить время. Жадно ловите каждый миг и наслаждайтесь им — ни минуты безделья, никаких уступок лени, ни малейшего промедления; никогда не откладывайте на завтра то, что можно сделать сегодня.

Лорд Честерфилд

За завтраком Присцилла была бледна, как то яйцо всмятку, которое только что поставила перед ней миссис Уимпол. Сьюзен сидела за столом напротив сестры. По ее лицу она сразу поняла, что произошло что-то нерадостное.

— Как спалось, Сьюзен? — Присцилла пыталась изобразить безмятежность, но брови оставались нахмуренными, к тому же она нервно покусывала губу, ожидая ответа.

— Не очень хорошо, если вспомнить, что мне приходится выбирать между семьей и честью. — Она наклонилась через стол к сестре. — Но пусть мои тревоги не мешают тебе рассказать о том, что гнетет тебя нынче утром.

Присцилла положила руку на лежавшую рядом газету и подтолкнула ее к Сьюзен.

— Сегодня они заменили твою колонку… другой статьей.

— Заменили мой урок? Чем? — Сьюзен недовольно сморщила носик и жадно схватила газету.

— Статьей, написанной специально для «Таймс»… о тебе.

Сьюзен резко вскинула голову и воззрилась на сестру, ожидая, что та скажет о статье. У Присциллы на все было свое мнение.

— Ну, что скажешь, Присцилла? Я что, разрыдаюсь, едва закончив чтение? Или должна буду бежать из города? Пасть на колени и покаяться в грехах перед всем Лондоном? Или стану танцевать от радости вот на этом столе? Ну, что?

Присцилла пожала плечами.

— Честно говоря, я не знаю, что сказать об этой статье, хотя и понимаю, что она свидетельствует об интересе читателей к твоим урокам для леди. — Она ткнула пальцем в газету. — Давай читай.


Перепечатано из «Бат геральд»

Те, кто регулярно читает в нашем издании вызывающие большой интерес отрывки из «Учебника элегантности», не окажутся равнодушными к тому, что нам удалось установить личность автора. Прежде считалось, что автор — мисс Сьюзен Боннет, наставница, обучавшая хорошим манерам барышень в «Школе добродетелей» миссис Хадлстон в Бате. После долгих разысканий удалось выяснить, что подлинным автором учебника является леди Сьюзен Синклер, проживающая в лондонском районе Мейфэр. Это дочь герцога Синклера, настоящая прирожденная аристократка из Шотландии, что уже давно, по-видимому, подозревали внимательные читатели конспектов ее уроков.

Однако читатели, скорее всего, не знают — ибо ее сиятельство приняла все меры к тому, чтобы скрыть это от всех, кроме своих близких родственников, — о том, что леди Сьюзен Синклер стала жертвой едва не стоившей ей жизни дорожной аварии во время разыгравшегося в прошлом месяце сильнейшего бурана. Однако же она каким-то образом сумела выбраться из перевернувшегося экипажа и дотащить до укрытия правившего коляской герцога Эксетера. Даже замерзнув чуть не до смерти, наша отважная героиня в ночной тьме сумела проскакать на выпряженной из коляски лошади по глубокому снегу до ближайшего жилья, благодаря чему спасла герцога, который в результате аварии получил тяжелую травму.

Вскоре после описанных событий леди Сьюзен Синклер возвратилась в Лондон, чтобы выздоравливать в кругу семьи, проживающей в особняке на аристократической площади Гровенор-сквер.

Ожидается, что в ближайшее время она полностью поправится, и на следующей неделе мы возобновим публикацию отрывков из ее «Учебника элегантности».

Количество предварительных заказов на учебник леди Сьюзен для благовоспитанных леди, каковой будет опубликован типографией «Г.Г. и Дж. Робинсон» первого декабря, уже превзошло все ожидания, благодаря чему предполагается второе издание учебника, которое призвано будет удовлетворить первую волну спроса.


Сьюзен отложила газету и забарабанила по ней пальцами.

— На самом деле, весьма интересно. — Она ни на минуту не сомневалась, что статью написал мистер Эркюль Летранж, чрезмерно любопытный репортер отдела светской хроники, который приходил к ней в школу. Но ведь обычно в своих статьях он не щадил никого и ничего. Почему же к ней он проявил такую доброту и дружелюбие, показав ее достойной всяческого уважения леди и настоящей героиней?

— Но статья — это еще не все. Она же была помещена в «Бат геральд» несколько дней назад, поэтому уже сегодня утром в редакцию пришли письма нескольких читателей. — Присцилла встала из-за стола и подала сестре серебряный поднос, доверху наполненный письмами. — Право же, удивительно. Все эти письма адресованы тебе.

Сьюзен развернула первое письмо и пробежала его глазами.

— Пишет директриса школы в Абердине[54]. Если я решу когда-нибудь возвратиться к преподаванию, она почтет за честь предложить мне место в Северной школе для благородных девиц. — Развернула второе. — А это письмо от одного издателя из Бристоля. Просит рассмотреть возможность публикации у него второй моей книги из продолжающейся серии уроков для леди. — Она повернулась к Присцилле. — Еще один учебник — какая интересная мысль! Возможно, в следующем учебнике я расскажу о том, как за сущие гроши сделать дом уютным.

— А вот это другое. — Присцилла взяла в руки письмо, которое отложила отдельно от остальных. — Оно отличается от всех прочих.

Но Сьюзен была так потрясена только что прочитанными письмами, что почти не слушала сестру.

— Ты что-то сказала, Присцилла?

— Есть еще письмо, которое ты должна прочитать сейчас. — Присцилла протянула ей письмо. Время шло, а Сьюзен ничего ей не ответила. Тогда младшая сестра выхватила у нее то письмо, которое Сьюзен увлеченно читала, и вложила ей в руку заранее отложенное.

Та задрожала, едва завидев крупный решительный почерк. Письмо было от отца, и почему-то ей казалось, что оно не столь лестно для нее, как предыдущее. Узнал ли отец, почему она уезжала из Лондона в Бат? Это письмо таило столько неожиданностей, что тревожные мысли так и роились в ее голове.

— Я… не могу его читать. — Сьюзен вернула письмо сестре. — Будь добра, Присцилла, прочитай и скажи мне, что он там пишет.

— Ладно. — Присцилла сломала сургучную печать и расправила листок. — Раз уж ты настаиваешь.

— Настаиваю. — С каждой минутой Сьюзен тревожилась все сильнее. — Ну, не тяни, пожалуйста. Читай!

Письмо было кратким, о чем свидетельствовали проступавшие на обороте темные строчки, однако Присцилла читала его чуть ли не целую вечность.

— Вслух, пожалуйста. Господи, да читай, наконец, говори хоть что-нибудь! — Сьюзен могла представить себе, какие обидные слова может заключать эта бумага. «Ты огорчила меня даже больше, чем остальные». Это получила в свое время Айви. «Я откажусь от тебя навеки, и даже по завещанию ты не получишь от меня ни гроша, Стерлинг».

Любопытно, как эти емкие и краткие угрозы заставили и брата, и сестру быстро измениться к лучшему. К лучшему, ибо после преодоления всех выпавших на их долю испытаний они оба были с радостью встречены в Эдинбурге и вернули себе расположение отца.

А ей оставалось лишь надеяться на то, что когда-нибудь он сумеет простить ее за то, что она обесчестила семью.

Вот Сьюзен и ожидала, затаив дыхание, суровых слов родительского приговора.

— Все, как и в прошлый раз, — растерянно сказала Присцилла. — Он никогда еще не гордился так ни одним из своих детей, как тобой, Сью, ибо ты проявила себя человеком ответственным. — Она перебросила письмо через стол старшей сестре. — На вот, читай. Бояться тебе нечего. Здесь сплошные похвалы… и то, что он приезжает в Лондон первого декабря, чтобы быть рядом с тобой, когда твоя книга выйдет из печати.

— Но… это же меньше чем через две недели! — Сьюзен вскочила со стула и принялась расхаживать по комнате. — Нельзя, чтобы он сейчас приезжал. Я еще не решила, как мне следует поступить.

Но песок в часах уже начал сыпаться. Теперь ей остается меньше двух недель, чтобы принять решение, которое навсегда изменит ее жизнь… или жизнь Себастьяна.


* * *


Поздним вечером Себастьян вернулся наконец в Блэквуд-холл после двух дней непрерывных заседаний комитета и совещаний в министерстве внутренних дел. По центральному вопросу — о положении в стране — сведения поступали противоречивые, и все же в одном все источники единодушно сходились: предстоит новый бунт, и очень скоро.

Себастьян направился в гостиную, где на столе горела одна-единственная свеча, и подошел к этому столу, чтобы выпить рюмочку и прогнать тревожные мысли.

— Ну, наконец-то ты вернулся. — В кресле, стоявшем за его спиной, восседала бабушка. — Где это ты пропадал столько времени? В гостях у нее?

Себастьян так и застыл на месте. Неужели ей известно о его затруднениях с мисс Астер?

— Простите меня, бабушка, но я не понимаю, о ком вы говорите. — Себастьян прищурился, чтобы разглядеть старушку в полутьме гостиной.

— О леди Сьюзен Синклер. — Бабушка говорила с явным трудом, словно перед тем она плакала. А имя Сьюзен произнесла так резко — будто плюнула. Но Себастьян не почувствовал яда в ее тоне и не придал этому значения, обрадовавшись уже тому, что речь шла не о мисс Астер.

— Ты хоть знаешь, что она собой представляет, милый мальчик? Кто на самом деле она такая, эта особа, непрестанно шокирующая все приличное общество?

Себастьян пытался вглядеться в лицо бабушки, хотя это и было нелегко. Но хотелось понять, почему она держится так странно, почему говорит так жестоко, что вовсе не было ей свойственно.

— Не знаешь? Ну, так я тебе расскажу, милый. Не верь той чуши, которую пишут газеты: она отнюдь не респектабельная дама, и ты никоим образом не можешь допустить, чтобы ее имя связывали с твоим.

— Как вы можете так о ней говорить? Вы ведь прекрасно знаете, что меня уже не было бы в живых, если бы она ради моего спасения не поставила на карту свою жизнь! — Себастьян решительно прошел через всю комнату и остановился перед бабушкой, уперев руки в бока. У бабушки были опухшие веки, перед ней стоял пустой бокал.

— Она из семейства Синклеров, которых называют Семью Смертными Грехами — здесь, в Лондоне, ты не мог не слышать рассказов об их проделках и похождениях. На этих семерых братьев и сестер нет никакой управы; они настолько необузданны и непредсказуемы, что собственный отец отлучил их от родового гнезда, пока каждый в отдельности не исправится и не приумножит фамильной чести Синклеров. Твоя Сьюзен этого не добилась.

— Я и гроша ломаного не дам за все те басни, которые распространяют светские сплетники. Мне казалось, бабушка, что вы тоже стоите выше слухов и сплетен. — При этих словах бабушка невольно вздрогнула. — Я знаю Сьюзен куда лучше, чем вы или кто бы то ни было другой в лондонском высшем свете. И уверяю вас, бабушка, что она — женщина добрая, отважная и благородная…

Он замолчал, вдруг ясно увидев, к какому будущему стремится, и поняв, с какой единственной женщиной хочет это будущее разделить. Только со Сьюзен.

— Если леди Сьюзен Синклер примет мое предложение, то я твердо намерен взять ее в супруги!

Бабушка широко открыла глаза. Какой парадокс: всего несколько дней назад она побуждала Себастьяна жениться на девушке, которая во всем походила бы на Сьюзен, а теперь и слышать об этом не желает. Он вернулся к своему бокалу, наполнил его и осушил одним глотком.


Бабушка просто кипела негодованием. Она схватила свой бокал, поднесла к губам и недовольно поморщилась, увидев, что он абсолютно пуст.

— Твой отец сбился с пути истинного и запятнал родовое имя гораздо сильнее, чем ты думаешь. А тебе предназначено восстановить фамильную честь.

— Бабушка, я не в состоянии изменить прошлое. Теперь это мне совершенно понятно. Все, что в моих силах, — это прожить жизнь в соответствии с моими понятиями о добре и благородстве. Не могу сказать, заставят ли мои поступки других людей позабыть об ошибках, совершенных моим отцом. А я лишь могу постараться стать более достойным человеком. И я становлюсь таким рядом со Сьюзен.

— Ты величайший глупец, коль полагаешь, будто бы сумеешь восстановить фамильную честь, когда рядом с тобой будет эта женщина. Послушайся меня, мой мальчик, пока еще не поздно. Ты должен держаться как можно дальше от этого грешного создания! Для тебя она — сущая отрава! Поверь мне: она тебя погубит, она лишит тебя всяких надежд на карьеру в палате лордов.

— Уже поздно, бабушка, — проговорил Себастьян, медленно повернувшись и вглядываясь в старушку сквозь полутьму. — Мое сердце принадлежит ей. Я люблю ее.


Глава 18

Отбрось же ты леность,

Эту сирену свою…

Гораций[55]

Особняк Синклеров Площадь Гровенор-сквер


Пронизывающий холодный ветер, зажатый меж высоких каменных стен, лихорадочно метался по всему саду, словно оказавшаяся в загоне дикая лошадь. Опавшие листья кружились в хороводе у ног Сьюзен, пытаясь увлечь за собой шнурки ее ботинок и задувая сквозь кружевные чулки.

— Что это тебе вздумалось, Сью, выйти на прогулку в такой неласковый день? В гостиной уютно пылает камин. Может, зайдешь в дом, согреешься, мне компанию составишь? — Грант присел рядом с ней на мраморную скамью и сразу задрожал от холода. — Ты же себе отморозишь так все седалище. Скамья холодная, как лед.

Сьюзен только плечами пожала и продолжила разглядывать розы: их лепестки пока что еще не увяли, тогда как все остальные растения в саду уже покрылись темным золотом и начали засыхать.

— Мне нужно принять очень нелегкое решение, Грант, я не могу допустить, чтобы на него хоть немного повлияли то веселье и те простые радости, которые царят в кругу семьи.

— Ох, Сью, мы же связаны друг с другом крепко — не хуже тех шелковых нитей, которыми ты штопала раны Стерлинга после очередного поединка на ринге. — На его губах мелькнула усмешка, и даже Сьюзен, несмотря на всю серьезность своих размышлений, мысленно усмехнулась при этом воспоминании. — Даже сидя на глыбе льда, ты не в силах забыть двадцать лет, прожитых нами бок о бок.

— Да уж, конечно, не в силах, — вздохнула Сьюзен, еще, минутку подумала и повернулась к Гранту. — И как мне только принять решение?

— А в чем тебе самой видится решение? — Он сжал в своей теплой руке затянутую в перчатку руку сестры. — Отбрось все то, что тебе говорил об этом кто бы то ни было, все, что кто-то может об этом подумать, и решай сама.

— Не могу, — отвечала ему Сьюзен, сидя как статуя. — Это решение скажется на мне, но оно повлияет и на других — на тех, кого я люблю всей душой.

— Расскажи-ка, что ты надумала. — Грант повернулся так, чтобы смотреть ей прямо в глаза. Она же забрала у него свою руку и сложила пальцы, словно на молитве, а потом прижала их к губам. При этом Сьюзен стала немного раскачиваться взад-вперед, будто это мама укачивала ее, как, в детстве. Мелочь, однако это помогало ей успокоиться, когда жизнь становилась чересчур уж трудной.

Еще немного подумав над мудрыми словами Гранта, она наконец убрала пальцы с губ и повернулась к брату.

— Вероятно, это самое трудное в моей жизни решение, потому что принять его ты мне не поможешь. И никто не поможет. — Она опустила глаза, потом снова посмотрела Гранту в лицо. — Мне предстоит решить, должна ли я позволить папе и всему большому свету смотреть на меня как на респектабельную даму, а не как на один из Семи Смертных Грехов.

— Ну, это не представляется таким уж трудным решением. Ты же к этому всегда стремилась. Да и все мы стремимся с тех самых пор, как оказались в Лондоне.

— Да, к этому я стремлюсь. Па впервые в жизни говорит, что гордится мною. Люди, о которых я и слыхом не слыхивала, жадно выслушивают мои советы. Люди из высшего общества — те самые, которые нас только что на части не рвали, которые скалились, едва завидев нас в бальном зале, — теперь присылают мне приглашения, упрашивают, чтобы я посетила их приемы. — Она снова взглянула брату в глаза и пожала плечами. — О такой жизни я всегда и мечтала, но мне кажется, что согласиться на нее, к сожалению, я не имею морального права.

— Что же в этом такого плохого? Ты сильно изменилась, Сьюзен. Сейчас ты уже не та, какой была до своей поездки в Бат. Совсем не та. Ты повзрослела. Ты сбросила маску, которая мешала разглядеть твое подлинное лицо. Хотела ты того или нет, но ты всем доказала, что ты — та Сьюзен, какой тебя всегда знали братья и сестры: добрая, заботливая, талантливая и достойная всяческого уважения.

— Ты прав, больше я не могу этого скрывать, — кивнула Сьюзен и опустила голову, чтобы брат не увидел сверкнувших на ее глазах слез. — Я должна жить настоящей жизнью… но и переносить те горести, что неизбежно ей сопутствуют. — Она снова подняла голову и взглянула ему в глаза, несмотря на то, что по щекам ее катились слезы. — Я не могу допустить, чтобы герцог Эксетер нес на своих плечах груз бесчестья, которого совершенно не заслуживает. Не могу допустить, чтобы его принудили к браку со лживой девчонкой и вынудили сносить презрение палаты лордов и всего высшего света только потому, что я смолчала и скрыла свое собственное легкомыслие, которое проявила тогда в библиотеке.

— Сьюзен, — Грант притянул ее к себе и крепко обнял.

— Позволь мне, пожалуйста, договорить до конца. — Голос ее дрогнул, но в душе она чувствовала справедливость того, что говорила. — Если я и вправду изменилась, ее у меня есть нравственное чувство, то я не могу не признаться в том, что была в объятиях герцога Эксетера тогда, в библиотеке, и признаться в этом я должна открыто.

— Если ты поступишь так, — сказал Грант, не сводя с не серьезного, внимательного взгляда, — то наверняка утратишь папино уважение. А он ведь усмотрит в твоей близости с герцогом бесчестье для всей семьи и вполне может изгнать тебя — начинай тогда новую жизнь, совсем одна!

— Это я понимаю. — Еще одна слезинка скатилась по щеке к подбородку.

— Люди светские станут, скорее всего, сторониться тебя — вполне возможно, что и герцог тоже. Он, вероятно! и любит тебя, но будь готова к тому, что даже он может отвернуться от тебя, чтобы сохранить свою собственную фамильную честь.

— В этом я тоже отдаю себе отчет. — Она подавила рвущееся наружу рыдание. — Но если я не посмею взять на себя ответственность за свои поступки, значит, я нисколечко не изменилась. Ты ведь правильно сказал, что я всем проявила свое настоящее лицо. Значит, должна теперь пожинать плоды: вести жизнь, основанную на правде, жизнь такой женщины, какой я стала.

Грант снова от души обнял ее.

— Сделай маленькое одолжение брату, Сью.

Она отодвинулась и недоуменно посмотрела на него.

— Обдумай свое решение еще раз, не спеши. И ничего не делай, пока не будешь совершенно уверена в правильности решения. Не должно остаться ни малейших сомнений, Сью, потому что твое решение, каким бы оно ни оказалось, перевернет всю твою жизнь — вот только в какую сторону? — Он встал, взял сестру за руку и поднял ее со скамьи. — Ну, так что же ты мне скажешь? Пойдем в дом, отогреем у огня промерзшие седалища?

— Сам же видишь, — улыбнулась Сьюзен. — Если бы по такой погоде ты надевал шерстяные брюки, а не шелковые, то не пришлось бы и беспокоиться, отморозишь ты себе зад или нет.

— Наверное, так, — рассмеялся Грант. — Но ведь тогда я и не выглядел бы таким утонченным красавцем, а?


* * *


Войдя в гостиную, они обнаружили, что там уже кто-то есть. Сьюзен инстинктивно спряталась за спину Гранта в ту самую минуту, как увидела в мягком кресле у камина отца, который поглаживал свою длинную седую бороду.

— Отец! — Грант поклонился, и за ним стала видна Сьюзен.

Она вышла вперед, встала рядом с Грантом и сделала отцу почтительный реверанс. А выпрямившись, заметила, что к ее прогулочному платью пристали пожухлые листья. Отец тоже это заметил и воздел густые брови.

— Прости, пожалуйста, па. Мы ожидали, что ты почтишь нас своим присутствием только через неделю. Прости нас, пожалуйста, за такой вид.

Герцог Синклер протянул к ней руку.

— Подойди ко мне, милая девочка. Ты оделась вполне разумно, учитывая необычайно холодную погоду, в отличие от своего брата, который, как я вижу, по-прежнему растрачивает денежки на всякие пустяки и модные наряды. — Сьюзен ожидала, что отец теперь станет нападать на Гранта, однако он не отводил взгляд от дочери. — Будь любезна, Сьюзен, садись.

Грант, как телохранитель, двинулся за сестрой.

— Грант, я хочу поговорить с твоей сестрой наедине. Оставь нас вдвоем. — Лицо отца приняло выражение спокойной серьезности.

— Мне бы хотелось остаться здесь, — гордо вскинул голову Грант, — если ты позволишь. Эта комната — единственное во всем доме теплое место, если не считать кухни, разумеется.

— Тогда поспеши на кухню, а заодно попроси миссис Уимпол заварить свежего чая усталому путешественнику.

Грант пристально взглянул на Сьюзен, как бы говоря, что, если ей требуется его поддержка, он никуда не уйдет, что бы там ни говорил отец. Она присела на кушетку у окна и быстро кивнула Гранту, отпуская его. Без крайней нужды незачем Гранту навлекать на себя недовольство и насмешки отца.

Отец проследил за тем, как Грант покидает гостиную, и помолчал, пока не услышал, как сын спускается по лестнице.

— Ты меня немало удивила, Сьюзен.

Хотя он в последнем письме и заявлял, что гордится ею, с тех пор прошел не один день, и теперь все могло измениться. Она не имела ни малейшего представления о том, что мог сообщать отцу его поверенный в Лондоне. Внимательно всматривалась в лицо отца, выискивая хоть какой-то намек на его настроение, но, увы, он ничем не выдавал себя, и она так и не смогла догадаться, о приятном удивлении он говорит или же о своем разочаровании.

— Я удивила тебя? — переспросила она, постаравшись придать своему лицу безмятежный вид. В этом они друг другу не уступят.

— Ты сама должна понимать, о чем я говорю. — Он вдруг улыбнулся, чем поразил Сьюзен до глубины души. Отец так редко улыбался, что она подалась всем телом вперед, не в силах сдержать искреннего удивления и невольно всматриваясь в слегка растянутые губы.

Сама Сьюзен, однако, предпочитала хранить сдержанность. С ее стороны было бы крайне неосмотрительным рассказывать какие бы то ни было подробности того, что произошло за последнюю неделю, — она ведь не знала, что именно уже известно отцу. Она вопросительно подняла брови и ждала, пока он снова заговорит.

— Насколько я слышал, ты настоящая героиня, милая моя.

Сьюзен почувствовала, как запунцовели щеки, и надеялась лишь на то, что отец расценит залившую ее лицо краску как выражение скромности, а не смущения: она в эту минуту вспомнила, как Себастьян согревал ее своим обнаженным телом. Жизнь Себастьяна… и ее собственная спасены благодаря не столько ее отчаянной ночной скачке по заснеженным полям, сколько именно этому соприкосновению их тел.

— Более того, ты по собственному почину решила зарабатывать на жизнь трудом, тем самым помогая и своим близким. Ты ведь не стала играть в карты или выманивать у людей кошельки какими-нибудь фокусами. Ты учила детей, помещала статьи в газетах, даже целую книгу написала.

И снова он улыбнулся той же улыбкой, но что-то в ней было ненатуральное. Может быть, наоборот, — это она сама не чувствует себя естественно. Ведь, в конце-то концов, она стала трудиться не из-за того, что решила вдруг заработать средства для своих братьев и сестры. Нет же, она уехала в Бат и заняла там должность наставницы в школе только ради того, чтобы скрыться от мужчины, с которым вступила в интимную связь, сознавая, что он принял ее за другую женщину. Тогда это ее отнюдь не беспокоило.

— Как бы я хотел обнаружить в твоих братьях и в Присцилле такую же силу духа, чтобы они могли последовать твоему примеру. Но они никчемны и такими останутся до тех пор, пока… если это вообще случится… не поймут, что значит честь — для самого человека и для его семьи. А вот ты, Сьюзен, ты это уже усвоила и заставила отца гордиться тобой.

Сьюзен почувствовала дурноту. Она здесь сидит и слушает похвалы своему преображению в честную женщину.

А ведь она ничуть не изменилась. Если б это было не так, она уже носилась бы по всему Лондону, отыскивала бы герцога Эксетера, чтобы признаться: это она была тогда с ним в библиотеке. Она одна способна восстановить его честное имя и спасти от навязываемого ему брака!

Она встала с кушетки, подошла к секретеру и взяла из стопки листок бумаги. Обмакнула перо в чернила и торопливо набросала несколько строк.

— Что ты там делаешь, Сьюзен? — Отец сердито постучал тростью по полу. — Сейчас же сядь на место.

Не обращая внимания на его приказ, она посыпала записку песком, помахала ею и сложила в несколько раз, потом запечатала воском.

Увидев, что мимо гостиной проходит мистер Поплин, их единственный слуга, Сьюзен бросилась к нему, не успев придумать подходящий предлог для того, чтобы оставить отца в одиночестве.

— Сьюзен! — позвал он. — Вернись немедленно!

— Не могу, ваша светлость. У меня срочное дело, которое я и без того уже чересчур затянула. — Она быстро схватила с крюков у двери свой плащ и шляпку.

Мистер Поплин посмотрел на нее в крайнем недоумении, затем перевел взгляд на сидящего в гостиной отца. Судя по стуку трости, тот пошел вслед за Сьюзен. Надо уходить немедленно.

— Пожалуйста, проследите, чтобы это письмо было отправлено сразу же. — Она вложила записку в руку мистера Поплина. — Отвезите его сами. Не отдавайте никому, кроме самого адресата. Понятно?

Старик чуть заметно дрожал, но письмо взял и спрятал за спину, распахивая перед Сьюзен дверь. Девушка выбежала на площадь, свернула на Брук-стрит — отыскать экипаж, который доставит ее в Блэквуд-холл.

А там она признается в своих грехах Себастьяну… и любому другому, кому потребуется.


Глава 19

Очень часто умственную лень называют свободой мнений.

Аноним

Блэквуд-холл


Уже смеркалось, когда Сьюзен добралась до цели и, высунувшись из кареты, посмотрела на Блэквуд-холл, вздымавшийся на вершине холма подобно мрачному черному утесу. На потемневшем небе не было ни тучки, и звезды ярко мерцали, похожие на множество свечей, горевших в окнах господского особняка.

Несколько опрометчивым было появиться здесь вот так, даже не прислав предварительно визитную карточку. Насколько она могла предполагать, Себастьян сейчас все еще находился в столице, разыскивая ее. Впрочем, гораздо вероятнее то, что он был поглощен делами молодой женщины, которая утверждала, будто это она во время приема была с ним в библиотеке… и теперь ждет ребенка.

Как, интересно, эта проныра мисс Астер разнюхала, что произошло тогда в библиотеке? Сьюзен была там одна, но в темноте даже не узнала того, что вступила в близость с герцогом Эксетером. Понятно, что и герцог не знал, кто именно был тогда его любовницей. Как же при этом едва начавшая выезжать в свет барышня ухитрилась сложить из разрозненных кусочков картину того, что произошло здесь в ту ночь, поставить себя на место Сьюзен и так расписать эту картину, что герцог будет вынужден ей поверить?

Этому Сьюзен могла найти только одно объяснение. Мисс Астер, несомненно, как-то связана с мистером Бузилам Редбейном — тем господином, который организовал пари в клубе «Уайтс». В этом случае девушка, обнаружив, что скоро родит дитя, решает возложить ответственное на Себастьяна, откуда-то прознав о том, что он и сам не ведает, с кем провел ту ночь в библиотеке.

Ну, об этом он сейчас узнает.

А скоро узнает и весь Лондон.

Экипаж остановился, кучер соскочил с облучка, открыл дверцу и помог Сьюзен выйти. Она вложила ему в несколько монеток и двинулась было к огромным двойным дверям особняка, но быстро передумала.

— Будьте так любезны подождать меня. Я скоро вернусь.

Кучер охотно согласился и снова забрался на облучок. Отсюда до Лондона было не близко — какой же уважающий себя кучер не пожелает возвращаться туда с седоком, у которого в кошельке звенят монеты, вместо того, чтобы тащиться в город задаром?

Входные двери отворились, когда она поднялась только на две ступеньки, и, к величайшему удивлению Сьюзен, ей навстречу вылетела Джемма.

— Ах, леди Сьюзен! Вы приехали наконец. Я ведь говорила опекуну, что вы приедете, а он утверждал обратное! — Джемма порывисто схватила Сьюзен за руку и провела ее по лестнице в большой вестибюль, там помогла снять плащ и шляпку, передала их стоявшему наготове лакею, который тут же исчез с глаз.

Сьюзен была буквально потрясена внезапно нахлынувшими на нее чувствами. До этой минуты она не понимала толком, как сильно скучала по Джемме и другим своим воспитанницам. Она наклонилась, обняла девочку, глаза наполнились слезами радости.

— Ох, я вижу, вы взволнованы! Я тоже сильно скучала без вас. — Тут до Сьюзен дошло, что девочка должна бы находиться в школе. — А почему вы здесь? Почему не в «Школе добродетелей» миссис Хадлстон?

— Я упросила ее светлость, — ответила Джемма, потупившись, — забрать меня из школы, когда вы ушли оттуда. Там все так сильно изменилось к худшему. Ваши уроки начала проводить миссис Хадлстон. И все стало… — голос ее дрогнул, — просто ужасно. Нам ни за что не разрешалось выходить за пределы школы, как и учительницам. На ночь нас запирали в комнатах — до самого утра. — Она обвила руками талию Сьюзен. — Но я так рада, что вы к нам приехали, и дядя тоже очень обрадуется.

Сьюзен обняла девочку за плечи и выпрямила — так, чтобы смотреть прямо в глаза.

— Ваш… дядя?

— Джемма хотела сказать «опекун». — Мисс Джентри вздрогнула от неожиданности, а Сьюзен резко обернулась и увидела совсем рядом бабушку Себастьяна.

— Приветствую вас, ваша светлость, — Сьюзен почтительно присела в низком реверансе. Мисс Джентри отступила на шаг от Сьюзен и снова потупилась.

— Да, я хотела сказать «опекун». Он так добр ко мне, что иногда я думаю о нем как о родственнике.

— Нет, Джемма, — послышался с противоположного конца огромного вестибюля голос Себастьяна. Он спешил к ним, не сводя ни на миг глаз со Сьюзен, словно стоит ему моргнуть, и она куда-то исчезнет. — Джемма — моя племянница, дочь моего покойного брата.

— Она твоя подопечная, — прошипела герцогиня.

— Да, правда, но и племянница тоже. А вам она приходится правнучкой.

Кажется, слова Себастьяна глубоко тронули Джемму, но говорить ее заставил пронзительный взгляд герцогини.

— Мой отец не был обвенчан с матерью. Так что я не являюсь членом семьи.

— Являешься, Джемма, являешься, — твердо возразил Себастьян. — В наших жилах течет одна кровь. Ты — полноправный член семьи, и с этой минуты я всем буду представлять тебя как мою племянницу.

По щекам Джеммы покатились крупные слезы, Себастьян крепко обнял ее, так сурово посмотрев на бабушку, что та отвернулась и вышла из вестибюля.

— Леди Сьюзен приехала! — Джемма потянулась к гостье и взяла ее за руку.

— Ты хочешь сказать — мисс Боннет, — поправил ее Себастьян с несколько растерянным видом.

— Она привыкла называть меня «леди Сьюзен»… на занятиях, — и Сьюзен улыбнулась девочке.

— Но ведь вы и вправду леди Сьюзен! Я читала в газете. Искала там ваш очередной урок, а вместо него газета напечатала посвященную вам статью. Вы — самая настоящая леди, леди Сьюзен Синклер.

— Да, это правда. — Сьюзен несколько смущенно улыбнулась, потом перевела взгляд на Себастьяна. — Извините, мисс Джентри, но мне необходимо срочно переговорить с вашим дядей — наедине, если вы позволите.

Девочка, ничуть не возражая, с довольной улыбкой прошла по вестибюлю и стала подниматься по широкой и высокой лестнице.

— Сьюзен! — Себастьян потянулся к ней. — Я тебе должен кое в чем признаться…

— А я — тебе. Можем мы уединиться в библиотеке? — Она показала рукой на боковой коридор, отходивший слева от величественного вестибюля.

— В библиотеке? — Себастьян потер лоб. — Значит, ты уже все знаешь.

— Даже больше, чем ты предполагаешь, поэтому нам есть о чем поговорить, именно в библиотеке. — И пошла вперед, не дожидаясь Себастьяна.

— Позволь, я покажу тебе дорогу…

— Я знаю, куда иду. — Один чулок начал сползать, но Сьюзен не остановилась, чтобы поправить его. Однако чем ближе они подходили к библиотеке, тем сильнее розовели у нее щеки.

Так они вдвоем пересекли вестибюль и свернули в полутемный коридор, который вел в библиотеку. Сквозь щелку в неплотно прикрытой двери пробивалась узкая полоска света. Сьюзен вопросительно посмотрела на Себастьяна: может быть, там уже есть кто-то… не мисс ли Астер?

— Я сидел здесь, вышел несколько минут назад, — объяснил он, открыл дверь и жестом пригласил Сьюзен войти. — С тех пор как я приехал в Лондон, я довольно много времени провожу здесь.

— Все пытаешься вспомнить.

Сьюзен положила руку на спинку дивана, обошла его и села на другом краю — так, как сидела в ночь парадного приема. Потом вдруг задрала юбки до половины бедер. Один чулок сполз ниже колена, другой был надежно стянут голубой подвязкой.

Себастьян уставился на нее в полном недоумении.

— Я ушиблась и оцарапала коленку, села здесь, в темной библиотеке, потирая ушибленное место. И тут появился ты.

— Сьюзен, что за шутки? — Себастьян подошел к ней вплотную и смотрел во все глаза.

— Поначалу мне показалось, что ты меня не видишь, но потом рассмотрела, как наклонена у тебя голова и что тебе оттуда видно. Дорожка лунного света падала мне на бедра — на них-то ты и смотрел. Ты принял меня за другую.

— Я тебе уже раньше говорил, что принял невинную девицу за другую женщину. Сьюзен, зачем ты все это делаешь? — Он взъерошил пальцами волосы.

— Ту, другую, зовут Клариссой.

— Откуда ты знаешь? — У Себастьяна от удивления округлились глаза. — Я ни разу не называл тебе ее имя. Да как ни стыдно в этом признаться, я назначил свидание Клариссе, куртизанке, не то в комнатке перед гостиной, не то здесь — как раз во время парадного приема. Никак не мог вспомнить, где именно. Уже потом мне удалось выяснить, что она вообще не появилась в Блэквуд-холле. Он присел на краешек дивана, не сводя глаз со Сьюзен, и выглядел при этом совершенно сбитым с толку.

— Но я-то здесь была. Ты стал меня целовать, вот так. Сьюзен откинулась на подушки и привлекла Себастьяна к себе. Он ведь говорил ей: в библиотеке было темно, он запомнил только свои ощущения. Вот она и поможет ему вспомнить. Она прижалась губами к его губам, сначала слегка, потом крепче и более страстно.

— Сьюзен… — запротестовал было он и попытался отстраниться. Но ей требовалось много больше, чтобы заставить его вспомнить, чтобы он поверил ей по-настоящему.

— Руки твои были вот здесь. — Она взяла его за запястья и положила одну руку на внутреннюю часть бедра, поглаживая свою шелковистую кожу его пальцами. Другую руку Себастьяна она поднесла к своему декольте, поглаживая его пальцами грудь, потом заставила сомкнуть пальцы. — И вот здесь. И ты поглаживал меня вот так…

— Сьюзен! — Он отодвинулся, глядя на нее так, будто видел впервые в жизни. Ну, в каком-то смысле так и было. Он впервые видел ту, кем она была на самом деле. Себастьян потянул вниз платье, прикрывая ее ноги, потом молча отвернулся.

— Нет-нет, Себастьян. Я хочу, чтобы ты смотрел на меня. Я хочу, чтобы ты увидел меня при свете, зная, кто я такая. — Сердце у нее рвалось на части, но было необходимо пройти через это. Только так можно освободить его из паутины лжи. Сьюзен села, взяла его лицо в свои ладони и повернула к себе. — Это меня ты уложил в постель здесь в ту ночь. Меня. Леди Сьюзен Синклер.

Он так долго смотрел на нее не мигая, что в глазах у него от напряжения выступили слезы. Затем повернулся, достал с книжной полки шкатулку и вынул оттуда что-то. Опустился перед Сьюзен на колени. В руках у него была та подвязка, которая отсутствовала на ее чулке. Сьюзен подняла юбки выше колена и поддернула чулок.

— Ты вовсе не соблазнил в темноте некую невинную девицу, как тебя пытаются уверить. Сколько бокалов бренди ты ни выпил тогда, Себастьян, все равно должен помнить: лег ты с женщиной, которая прекрасно сознавала, что делает.

Себастьян надел ей на ногу подвязку, плотно удерживающую шелковый чулок. Потом отодвинулся, поднялся на ноги и стал нервно расхаживать по комнате, то и дело ероша пальцами волосы. Остановился перед Сьюзен, пристально посмотрел на нее. Лицо его раскраснелось, пальцы сжимались в кулаки.

— Но почему, Сьюзен? Почему ты отдалась мне, зная, что я принимаю тебя за другую?

— Поначалу я хотела просто улизнуть из библиотеки. Но потом ты меня поцеловал, а в ту ночь мне было так одиноко. Исполнялся ровно год со дня смерти моего жениха. — От смущения ей хотелось отвести взгляд в сторону, но она не могла себе этого позволить. Ей нужно быть сильной, нужно заставить его понять, что он не причинил ей никакого зла. — Когда ты поцеловал меня, я представила, что это он меня целует, ласкает так нежно и страстно, как бывало раньше.

— Так ты представляла себе, будто я твой жених? — У него конвульсивно дернулись брови.

— Поначалу. Но потом ты стал гладить меня и довел до такого возбуждения, пробудил во мне такую страсть, какой я никогда не испытывала с ним. Больше я уже не могла представлять себе, что я с ним, но не могла и остановиться, не могла бороться со своими желаниями. Я хотела тебя. Понимала, что поступаю дурно, однако с тобой, Себастьян, было так хорошо.

Он молча смотрел на нее, все еще не преодолев глубокого изумления. Сьюзен завладела его рукой, разжала кулак, поднесла его пальцы к своим губам и нежно поцеловала каждый по очереди.

— Но отчего же ты потом не сказала мне?..

— А потом мне стало стыдно за то, что поддалась своей страсти. Но больше всего я боялась, что ты узнаешь мое имя. Я поставила под угрозу фамильную честь. Нельзя было допустить, чтобы о моей опрометчивости узнал свет. Я понадеялась на то, что ты меня забудешь, как забудешь и о том, что соединило нас здесь.

— Я не знал, кого уложил здесь, и опасался, что погубил невинную девушку. Нужно было отыскать тебя… и исправить, что возможно.

Сьюзен кивнула и продолжила:

— Когда я узнала, что ты разыскиваешь меня, то поняла, что мне нужно на время уехать из Лондона.

— Вот когда ты отправилась в Бат.

— Да. Одна подруга договорилась о том, чтобы меня приютили в Бате, где я бы работала учительницей и тем могла бы оплатить кров и пищу. До того я ни единого дня не работала. Только одно и умею — держаться как настоящая леди.

Себастьян смотрел на нее все так же, не отрываясь, а на лице его застыла маска недоверия.

— Когда ты приехал навестить свою… племянницу, я не знала, кто ты на самом деле. Была твердо уверена, что никогда прежде мы не встречались. Ты же представился как лорд Уэнтуорт, а не как герцог Эксетер.

— Я назвался прежним титулом, — вздохнул он, — ради Джеммы… и в какой-то мере ради себя самого. Меня беспокоило, что если вслух объявить: холостой опекун Джеммы сделался герцогом, то и она, и я сам могли стать объектом нежелательного внимания со стороны учениц и заботящихся об их благополучии мамочек. Конечно, я свалял дурака. — Он тяжело вздохнул. — Поверь, пожалуйста: я назвался другим титулом не ради того, чтобы непременно скрыть свое подлинное имя от тебя.

— Ни один из нас не подозревал, что мы уже были близки раньше. И все же… я в тебя влюбилась. — Она вся внутренне сжалась, ожидая, как он на это отреагирует, но Себастьян так ни слова и не вымолвил. — Откуда мне было знать, что мужчина, который разбудил мое тело, разбудит еще и мою душу?

К ее удивлению, Себастьян медленно отобрал у нее свою руку, отвернулся и оперся на подоконник, глядя в ночную тьму за окном.

У Сьюзен возникло ощущение, будто сердце ее разорвалось от ударов о ребра.

— Себастьян, ты мне ничего не должен. Совершенно ничего. Но ты ничего не должен и мисс Астер. Ты — не отец ее ребенка, если она действительно носит под сердцем ребенка. Некий мистер Бэзил Редбейн заметил, как из библиотеки выскочила какая-то женщина — и сразу вслед за тем появился ты. Не знаю всех подробностей, но мой брат узнал вот о чем. Этот Редбейн зарегистрировал в книге клуба «Уайтс» пари: не пройдет и недели, как ты женишься на дочери весьма видного члена палаты лордов. Члены клуба в большинстве своем отклонили это пари, считая его невероятным, но один знакомый мистера Редбейна объяснил моему брату, что пари беспроигрышное, поскольку ты не мог запомнить в лицо женщину, с которой спал во время приема. Мисс Астер и разыгрывает роль этой женщины — которой, как ты теперь убедился, была я.

Себастьян заметно напрягся, но упорно продолжал смотреть в окно. Сьюзен подошла к нему сзади, заглянула через плечо и поняла, что он смотрит на ее отражение в оконном стекле.

— Себастьян, на тебе нет никакого бесчестья… только на мне. А я готова признаться в своем поступке, кому ты пожелаешь, начиная с лорда Астера. Ему я уже отправила письмо со своим признанием.

При упоминании о письме он вздрогнул, но не обернулся и не произнес ни слова.

— Я люблю тебя, Себастьян.


* * *


Ради спасения его чести она жертвовала своей, точно так же, как раньше готова была пожертвовать своей жизнью, спасая от смерти его. Себастьян задумчиво разглядывал свои руки, упиравшиеся в подоконник. Глаза его увлажнились, и он не хотел, чтобы Сьюзен это заметила. Ему потребовалось немного времени, чтобы взять себя в руки. Еще минутка, и тогда он сможет сказать, что любит ее.

Он услышал, как открывается дверь, а отражение в окне показало ему, что Сьюзен уходит. Он резко повернулся к двери. На этот раз она не уйдет от него — не уйдет после того, как принесла себя в жертву.

Он выбежал из библиотеки. Она стояла в коридоре, прислонившись лбом к стене и зажимая рот руками; плечи ее вздрагивали.

Себастьян медленно приблизился к ней, положил руки ей на плечи, поцеловал в шею.

— Я люблю тебя, Сьюзен.

— Это я знаю, Себастьян. — Она подняла на него свои покрасневшие, заплаканные глаза. — Но мы оба понимаем, что чувства наши большой роли не играют. — Она попыталась отодвинуться, но он крепко прижимал ее к себе. — Я отправила лорду Астеру письмо с признанием. Имя мое бесповоротно запятнано, зато восстановлена твоя честь. Между нами отныне ничего быть не может. Ты не хуже меня понимаешь, Себастьян, что должен оборвать всякие связи со мной. Больше мы никогда и ни за что не должны быть вместе.

Она не стала добавлять очевидного: оборвать связи, чтобы он сохранил фамильную честь незапятнанной. Он и без того ее понял, как понял и безжалостную правоту ее слов.

Силы в один миг покинули его. Себастьян уронил руки и, сделав над собой страшное усилие, преодолевая острое ощущение несправедливости происходящего, позволил Сьюзен уйти — из его дома и из его жизни.


* * *


На протяжении двух часов Себастьян сидел над хрустальной рюмкой, наполненной коньяком, но ни разу так и не поднес ее к губам.

С тех пор как он унаследовал титул герцога Эксетера, бутылка стала его самым близким другом. Виски помогло снять напряжение перед тем, как появиться на людях в роли герцога в ночь парадного приема. Оно же поддерживало его в поисках барышни, которую (как он считал) соблазнил в библиотеке. Виски заглушило его тревоги и придало ему смелости на обледеневшей дороге в жестокий буран. И сегодня, еще до приезда Сьюзен, он советовался с бутылкой, готовясь к объяснению со Сьюзен: чтобы спасти честь, ему придется жениться на другой.

Себастьян повертел рюмку в руках, любуясь тем, как искрится янтарный напиток в огоньке свечи. Ну почему он так долго не мог осознать того, что виски и коньяк никогда и ни в чем ему не помогали, они лишь усугубляли все его горести?

Смелость он должен черпать в своей душе. Пора взвалить на свои плечи груз ответственности, налагаемый на него титулом герцога Эксетера, и показать всем, что такое подлинная честь.

А начнет он с лорда Астера.

Когда карета Себастьяна оказалась на площади Беркли-сквер, время уже было слишком поздним, чтобы порядочный человек мог наносить визит кому бы то ни было, а тем более одному из самых видных членов палаты лордов.

Он подошел к двери, взялся за молоточек, но внезапно дверь распахнулась, и на пороге он узрел, к большому удивлению, физиономию мистера Бэзила Редбейна. Тот недобро прищурился.

— Разрази меня гром, Эксетер! Вы меня чуть до смерти не перепугали. — Редбейн ударил себя в грудь, другой рукой подавая сигнал кому-то, стоявшему за его спиной.

Себастьян придвинулся ближе и заглянул через плечо Редбейна. Слева от двери стояла мисс Астер, закрывая ладошкой губы.

— Добрый вечер, мисс Астер. — Себастьян небрежно кивнул ей. — Я приехал побеседовать с вашим отцом… хотя, судя по всему, ни его, ни вашей матушки в доме нет. — Он ожег взглядом Редбейна, щеки которого ярко пылали, несмотря на полутьму в прихожей, освещенной скудным светом единственной лампы.

— Ах, Бэзил! Что же нам теперь делать? — простонала мисс Астер. — Он ведь наверняка скажет отцу о том, что ты…

— Придержи язык, дурочка! — рявкнул Редбейн, повернувшись к ней лицом. — С Эксетером я сам разберусь.

— Не тревожьтесь, мисс Астер. Раз вашего отца нет дома, я готов обсудить недавние события с мистером Редбейном, — проговорил Себастьян, глядя через плечо Редбейна. — Я войду в дом… или же поговорим в моей карете?

— Ах, лучше в карете, ваша светлость. Родители должны с минуты на минуту вернуться с концерта. — Мисс Астер взяла Редбейна за локоть. — Прошу тебя, Бэзил. — В ее глазах стояла тревога, но это не помешало ей игриво взмахнуть ресницами. — Прошу тебя.

Редбейн со вздохом спустился по лестнице вслед за герцогом и сел в великолепную карету с фамильным гербом Эксетеров.

Как только карета тронулась с места, Себастьян взмахнул кулаком. Редбейн поднял руки.

— Ну, ну, Эксетер, давайте будем благоразумны.

— Отчего же? Как бы вы сами поступили с тем, кто попытался бы силой взвалить на вас ответственность за вашего собственного ублюдка?

— Догадались уже, а? — Редбейн не опускал рук, защищая лицо.

— А к тому же еще пытались подзаработать, организовав пари в клубе «Уайтс». — Себастьян шумно вдохнул воздух и поднял кулак повыше.

— Ну, ладно, твоя взяла, братец. Не думал, не гадал, что ты все это вычислишь. Честное слово, не думал.

Лицо Себастьяна утратило сердитое выражение, он медленно опустил кулак.

— Ага, а последней загадки ты, вижу, так и не разгадал, а? — По губам Редбейна скользнула ухмылка. — Мы с тобой братья… даже родились в один и тот же месяц, только в разные дни. Я третьего декабря, а ты девятнадцатого. Так получилось, что отец был повенчан не с моей матерью, а с твоей. И ты стал аристократом, а я — торговцем, которому суждено всю жизнь провести в тени твоего великолепия.

Все это обрушилось на Себастьяна слишком уж неожиданно. Быть того не может, чтобы у него и этого типа в жилах текла одна кровь.

— Вы хотите сказать…

— Что когда Куинн внезапно умер — а он-то все обо мне знал, — герцогом Эксетером стал бы я, если бы не каприз фортуны. — Верхняя губа его задралась, как у оскалившегося пса. — Как ты думаешь — легко мне было все эти годы, когда отец не уделял мне и капли внимания, а тебя учил тем временем держаться в седле? Я все время оставался в тени и вынужден был постигать ремесло, а ты учился в самых лучших школах. Я видел, как ты швыряешь деньги на ветер, а мне приходилось каждый грош зарабатывать потом и кровью. А когда я сумел-таки кое-чего в жизни добиться, тут являешься ты и занимаешь высокий пост — без всяких заслуг, только лишь потому, что тебе повезло с рождением.

— Вы очень, очень многого достигли своими силами, Редбейн, но винить меня в обстоятельствах моего рождения можно не больше, чем вас самого.

Себастьян внимательно вглядывался в Редбейна, пытаясь определить, не лжет ли тот снова, по своему обыкновению, но не мог не узнать отцовские глаза и массивные челюсти. Значит, не лжет.

— Но коль скоро ты меня так сильно ненавидишь, зачем же подсовывать мне твоего ребенка от мисс Астер? Не вижу смысла. Если бы ты сам на ней женился, то сделал бы блистательную политическую карьеру. А вместо этого хочешь свалить все на меня.

— Да потому, милый братец, — захохотал Редбейн, — что, хоть я сам и лишен всего того, что тебе дает дворянское происхождение, зато мой сын стал бы следующим герцогом Эксетером.

— И никогда не узнал бы ни о тебе, ни о твоих делах. — Себастьян сурово посмотрел на Редбейна. — Слушай, приятель, давай женись на мисс Астер. И воспитай своего сына таким, каким хотел бы стать ты сам. Средств у тебя достаточно. Веди себя честно, Редбейн, это единственно правильный образ действий, и ты ни за что не повторишь ошибок, допущенных нашим отцом.

У Редбейна отвисла челюсть, глаза часто заморгали.

Себастьян выглянул в окошко — карета уже дважды объехала площадь по кругу и теперь снова приближалась к особняку Астеров. Он постучал кулаком в стенку, кучер натянул вожжи, остановил карету и спрыгнул с облучка. Открылась дверца кареты, опустилась подножка. Редбейн молча вышел из экипажа, ступил на тротуар.

— Стань тем достойным джентльменом, которым так мечтал быть! — крикнул ему вдогонку Себастьян. — Прошлого нам не изменить, но будущее ты сможешь построить сам — для себя и своего ребенка, — а можешь стать таким, как наш отец, и жить только в свое удовольствие. Выбирай.


Глава 20

Жизнь коротка, и нельзя слишком долго предаваться пустым размышлениям о том, на что ее потратить.

Д-р Сэмюэл Джонсон

Карета подкатила к особняку Синклеров. Себастьян выглянул и напряг глаза. Его внимание сразу привлекла одинокая свеча, горевшая в окне на третьем этаже; из этого окна на него смотрела женщина. За последний час небо, до этого безоблачное, заволокли тучи, белые хлопья посыпались круговертью в порывах налетевшего ветра, и разглядеть что-либо стало нелегко. Сьюзен?

Распахнув дверцу кареты, он взлетел по запорошенным снегом ступенькам к входной двери. Время было очень позднее, но он и без того слишком долго ждал — пора устранить все недоразумения между ним и любимой женщиной.

Едва успел дотянуться до медного дверного молотка, как дверь сама чуть приотворилась, а в щелку просунулась голова леди Присциллы Синклер. Казалось, на ней ничего нет, кроме ночной сорочки да накидки на плечах.

— Вы должны немедленно уехать, — прошептала она. — Здесь находится наш отец, а он не потерпит, чтобы сестру посещал в такое время джентльмен, пусть даже и герцог.

Себастьян быстро просунул ногу в приоткрытую дверь, не давая ее захлопнуть, и проговорил:

— Никуда я не уйду, пока не увижусь с ней.

По его озабоченному лицу Присцилла поняла, что он вовсе не шутит. Она опасливо оглянулась, потом открыла дверь немного шире, выскользнула на крыльцо, а дверь неплотно прикрыла.

— Ее здесь нет, поэтому уезжайте, прошу вас.

— Где она? — Герцог видел, что Присцилла тоже говорит ему правду. — Возвратилась в Бат?

— Отец еще не знает, что она уехала из Лондона, — сказала Присцилла, едва сдерживая слезы, — но она, тем не менее, уехала.

Себастьян вдруг обхватил Присциллу за плечи, напугав своей порывистостью. Он вскинул обе руки вверх.

— Простите, леди Присцилла, но мне необходимо знать, куда она направилась.

— Сестра уехала в Абердин, — ответила Присцилла, смахивая слезы, — чтобы защитить вас. Там она собирается стать учительницей. — Она тихонько попятилась через дверь в прихожую.

— В Шотландию? — Он схватил Присциллу за руку. — Когда она уехала? Она наняла экипаж или… — От волнения голос его стал громче, и он крепче сжал руку собеседницы.

— Пожалуйста, тише. Очень прошу. Отец не должен ничего узнать до завтрашнего утра, тогда ее уж будет не догнать. — Она попыталась вырвать свою руку у Себастьяна, но тот держал ее крепко.

— Милая леди, я не могу допустить, чтобы она уехала. Я еще должен просить ее стать моей женой.

У Присциллы высоко взлетели узкие брови.

— Но она же уверена, что вам не суждено быть вместе. Ваша фамильная честь…

— О какой чести может идти речь, если я обесчещу вашу сестру, безуспешно пытаясь исправить те ошибки, которые годами совершал мой отец? Я взрослый человек, у меня имеются свои понятия о чести, и сегодня они велят мне во что бы то ни стало отыскать Сьюзен. — Он понемногу разжал пальцы и отпустил Присциллу, размышляя над тем, что от нее услышал.

— Грант нанял ей в конюшнях Гауэр дорожный рыдван и придержал на углу, пока не уснул отец. Насколько я видела, экипаж большой, но неповоротливый.

— Благодарю вас, леди Присцилла. — Себастьян повернулся и сбежал с крыльца. — Пожелайте мне удачи.

— Если вы поторопитесь, то можете еще догнать ее. И я от души желаю вам удачи в том, чтобы уговорить ее вернуться в Лондон. Сью очень упряма, если уж на что-то решается, но я знаю, как сильно она вас любит, вплоть до того, что готова к самому для нее страшному — оказаться изгнанной из семьи. — Присцилла слегка помахала ему рукой, потом окончательно исчезла за дверью.

Он снова повернулся к своей карете, но тут его кто-то окликнул.

— Ваша светлость! — Перед ним стоял невысокий лысеющий человек, который, как смутно помнилось Себастьяну, был дворецким Синклеров. — Ваша светлость, позвольте просить вас извиниться перед леди Сьюзен от моего имени и сообщить ей, что адресата не было дома, а потому, следуя ее прямым указаниям, я не смог доставить письмо.

Себастьян взял у него письмо и взглянул на адрес. «Лорду Астеру, Беркли-сквер». Он ожидал дополнительных пояснений, но дворецкий уже исчез в доме. Значит, ее признание так и осталось не доставленным.


* * *


Снег бил Себастьяну в лицо, а он упрямо смотрел из открытого окошка кареты, пытаясь разглядеть вдали экипаж Сьюзен. В свете фонаря своей кареты он различал следы другого экипажа, проехавшего по этой дороге раньше, но снег быстро заносил эту колею.

Перед мысленным взором назойливо маячили картины их дорожной аварии, и Себастьяном начал овладевать страх. Не за себя, за нее. Вдруг его окликнул кучер.

— Там, впереди на дороге, какой-то экипаж, ваша светлость.

— Обгоняйте! — Себастьян по плечи высунулся из окошка, вглядываясь во тьму сквозь косые потоки снежинок. В свете двух фонарей виднелся громоздкий экипаж.

— Он запряжен шестеркой, а у меня всего-то пара, но я постараюсь на совесть. — Себастьян услышал, как свистнул в воздухе бич, и карета рванулась вперед.

По мере того как она нагоняла громоздкий рыдван, становилось ясно, что по этой дороге им рядом не проехать.

— Он не хочет остановиться. Вы можете проскочить и заставить его остановиться? — крикнул кучеру Себастьян.

— Дорога узковата, но остановить его я сумею.

Через мгновение в воздухе гулко разнесся звук ружейного выстрела. Возница экипажа натянул вожжи. Себастьян пулей вылетел из кареты, бросился к рыдвану, рывком распахнул дверцу.

— Сьюзен! — Он заглянул внутрь экипажа. «Чтоб мне провалиться!» Себастьян отпрянул в удивлении: на него смотрела незнакомая старуха. — Покорно прошу прощения, уважаемая леди. Я принял вас за другую.

И в этот миг с передней скамьи к нему наклонилась Сьюзен.

— Интересно, когда это тебя останавливали такие мелочи? — Она слегка улыбнулась и сделала жест в сторону старухи. — Миссис Паттерсон направляется в Эдинбург. Нынче ночью свободен был только один экипаж, и она любезно согласилась взять меня с собой.

Себастьян прикоснулся к шляпе, здороваясь с миссис Паттерсон, потом схватил за руку Сьюзен и вытащил ее из рыдвана.

— Прошу тебя, Сьюзен, не нужно уезжать из Лондона.

— Я должна уехать, — ответила она, вырывая руку. — Разве тебе не понятно, что это необходимо сделать ради спасения твоей фамильной чести?

— Нет, Сьюзен. Если ты уедешь, то и честь мою заберешь с собой. — Он умоляюще протянул к ней руки. — Пожалуйста, выслушай хотя бы, что я хочу тебе обязательно сказать. Я люблю тебя. Люблю и не могу больше жить без тебя ни дня.

У Сьюзен округлились глаза, она сложила руку козырьком и поднесла к глазам, защищаясь от снега. Долгое время она молчала, обдумывая сказанное. Решившись наконец, окликнула возницу.

— Будьте любезны достать из экипажа мой саквояж. Похоже, что я уже не еду в Абердин… во всяком случае, нынешней вьюжной ночью.

Миссис Паттерсон хихикнула, потом вернулась на свое сиденье, давая возможность закрыть дверцу.

— Всего доброго, леди Сьюзен.

Себастьян ликовал. Саквояж Сьюзен он вручил своему кучеру.

— Назад в Лондон, Бертрам.

Потом отворил дверцу и помог Сьюзен взобраться в карету. Сев вслед за ней, накрыл и ее, и себя теплым одеялом.

С лица Сьюзен не сходило озабоченное выражение. Она вдруг положила палец на губы Себастьяна.

— Прежде чем ты что-то скажешь, послушай меня. Я написала письмо лорду Астеру, поставила его в известность о том, что ты никак не можешь быть отцом ребенка его дочери, потому что не ее ты уложил в постель в ночь парадного приема. А меня. Я также призналась, что, воспользовавшись твоим опьянением, сумела скрыть от тебя свое лицо, как и свое имя, а потому твоей вины в происшедшем нет ни в малейшей степени.

Себастьян поцеловал лежавший на его губах палец и продолжал это приятное занятие, пока она не убрала руку.

— У тебя все? — улыбнулся он.

— Да нет, ты же должен понять, наконец: если ты хочешь сохранить свою фамильную честь, то просто обязан порвать со мной всякие отношения. Навсегда.

— Это и есть признание, которое ты написала лорду Астеру? — Он протянул ей письмо, переданное ему дворецким.

— Да, но как оно попало к тебе? — У Сьюзен даже глаза округлились от удивления.

— Сегодня вечером я ездил к лорду Астеру, но вместо него застал там мистера Бэзила Редбейна…

— Грант говорил мне, что это именно он зарегистрировал пари в клубе «Уайтс», не раскрывая своего имени!

— Вот именно, да только он был в доме не один, а вместе с мисс Астер. Мы с ним немножко поговорили, и он признал, что мисс Астер ждет ребенка от него. Не могу поклясться, но я почему-то уверен, что он на ней женится.

— Но… как же письмо?

— Оно не попало к адресату. — Себастьян вернул письмо Сьюзен. — Лорда Астера дома не было, а потому дворецкий, выполняя твое распоряжение, никому его не оставил.

Она повертела письмо в руках. Печать сломана не была. Она медленно подняла глаза, пока не встретилась со взглядом Себастьяна.

— Сьюзен, я люблю тебя и буду любить всегда, что бы там ни происходило вокруг. Ты показала мне, что такое истинная честь и настоящее мужество. И это — самый замечательный урок, какой ты только могла провести, тем более что он подкреплен личным примером. — Себастьян опустился перед ней на колени, изо всех сил стараясь не повалиться набок, поскольку карету немилосердно трясло. Взял любимую женщину за руку. — Сьюзен, окажешь ли ты мне высокую честь, согласившись стать моей супругой?

На ее глаза набежали слезы, губы задрожали, но она сумела ответить на вопрос.

— Я должна уехать, — ответила она, вырывая руку. — Разве тебе не понятно, что это необходимо сделать ради спасения твоей фамильной чести?

— Нет, Сьюзен. Если ты уедешь, то и честь мою заберешь с собой. — Он умоляюще протянул к ней руки. — Пожалуйста, выслушай хотя бы, что я хочу тебе обязательно сказать. Я люблю тебя. Люблю и не могу больше жить без тебя ни дня.

У Сьюзен округлились глаза, она сложила руку козырьком и поднесла к глазам, защищаясь от снега. Долгое время она молчала, обдумывая сказанное. Решившись наконец, окликнула возницу.

— Будьте любезны достать из экипажа мой саквояж. Похоже, что я уже не еду в Абердин… во всяком случае, нынешней вьюжной ночью.

Миссис Паттерсон хихикнула, потом вернулась на свое сиденье, давая возможность закрыть дверцу.

— Всего доброго, леди Сьюзен.

Себастьян ликовал. Саквояж Сьюзен он вручил своему кучеру.

— Назад в Лондон, Бертрам.

Потом отворил дверцу и помог Сьюзен взобраться в карету. Сев вслед за ней, накрыл и ее, и себя теплым одеялом.

С лица Сьюзен не сходило озабоченное выражение. Она вдруг положила палец на губы Себастьяна.

— Прежде чем ты что-то скажешь, послушай меня. Я написала письмо лорду Астеру, поставила его в известность о том, что ты никак не можешь быть отцом ребенка его дочери, потому что не ее ты уложил в постель в ночь парадного приема. А меня. Я также призналась, что, воспользовавшись твоим опьянением, сумела скрыть от тебя свое лицо, как и свое имя, а потому твоей вины в происшедшем нет ни в малейшей степени.

Себастьян поцеловал лежавший на его губах палец и продолжал это приятное занятие, пока она не убрала руку.

— У тебя все? — улыбнулся он.

— Да нет, ты же должен понять, наконец: если ты хочешь сохранить свою фамильную честь, то просто обязан порвать со мной всякие отношения. Навсегда.

— Это и есть признание, которое ты написала лорду Астеру? — Он протянул ей письмо, переданное ему дворецким.

— Да, но как оно попало к тебе? — У Сьюзен даже глаза округлились от удивления.

— Сегодня вечером я ездил к лорду Астеру, но вместо него застал там мистера Бэзила Редбейна…

— Грант говорил мне, что это именно он зарегистрировал пари в клубе «Уайтс», не раскрывая своего имени!

— Вот именно, да только он был в доме не один, а вместе с мисс Астер. Мы с ним немножко поговорили, и он признал, что мисс Астер ждет ребенка от него. Не могу поклясться, но я почему-то уверен, что он на ней женится.

— Но… как же письмо?

— Оно не попало к адресату. — Себастьян вернул письмо Сьюзен. — Лорда Астера дома не было, а потому дворецкий, выполняя твое распоряжение, никому его не оставил.

Она повертела письмо в руках. Печать сломана не была. Она медленно подняла глаза, пока не встретилась со взглядом Себастьяна.

— Сьюзен, я люблю тебя и буду любить всегда, что бы там ни происходило вокруг. Ты показала мне, что такое истинная честь и настоящее мужество. И это — самый замечательный урок, какой ты только могла провести, тем более что он подкреплен личным примером. — Себастьян опустился перед ней на колени, изо всех сил стараясь не повалиться набок, поскольку карету немилосердно трясло. Взял любимую женщину за руку. — Сьюзен, окажешь ли ты мне высокую честь, согласившись стать моей супругой?

На ее глаза набежали слезы, губы задрожали, но она сумела ответить на вопрос.

— Да, Себастьян, я согласна, — прошептала она чуть слышно.

Он вынул из кармана тяжелое золотое кольцо с большим сапфиром и надел на палец Сьюзен.

— Это кольцо моей матери, которая учила меня тому, как надо любить. Теперь носи его ты — женщина, которая помогла мне это вспомнить.

— Я люблю тебя, Себастьян.

— И я люблю вас… мисс Боннет. Сьюзен непонимающе взглянула на него.

— Ну да, все правильно. Ведь это благодаря ей я сумел узнать и полюбить вас, леди Сьюзен Синклер.

Сьюзен молча покачала головой, заулыбалась, обняла его за шею и одарила долгим поцелуем. Его руки медленно сомкнулись на ее талии, он осторожно уложил ее на мягкое сиденье кареты.


* * *


Примерно через два часа карета подкатила к особняку Синклеров.

— Утром я приеду снова — договорюсь о встрече с твоим отцом и буду просить у него твоей руки. — Себастьян наклонился и поцеловал ее.

— А если он откажет? — Сьюзен изо всех сил прижимала его к себе, будто они расставались навечно.

— Раз его благословение так важно для тебя, то я попрошу его снова, потом еще раз и еще, если потребуется. Он даст согласие, Сьюзен. Я не успокоюсь, пока не добьюсь этого — я умею быть настойчивым. — Он первым вышел из кареты, помог выйти Сьюзен, потом проводил ее до дверей. Она нажала на ручку двери — та не была заперта, что весьма обрадовало Сьюзен.

— Всего доброго, любимый. До встречи утром. — Она быстро поцеловала его в щеку, он передал ей саквояж, и Сьюзен исчезла за дверью.

Она тут же поспешила в гостиную — посмотреть, как уедет с площади его карета, но сразу увидела сидящего у камина отца.

— Здравствуйте, ваша светлость.

— Значит, это был герцог Эксетер, я не ошибся? — спросил отец без всякого выражения.

— Так, па, это он. — Ее пробрал холодок, хотя в гостиной было жарко натоплено. Она сбросила плащ, чтобы избавиться от царившего снаружи мороза. — Должна сказать, что утром он приедет к тебе — просить моей руки.

— Его родовое имя покрыто бесчестьем. Зачем же я стану давать ему согласие?

— Затем, что сам он — человек в высшей степени порядочный, добрый, благородный. Нельзя винить его в грехах, совершенных отцом. Сын не должен отвечать за отца. Разве ты сам не учил нас тому, что мы должны искупать свои собственные грехи и тем заслужить уважение к себе и восстановить доброе имя Синклеров?

При этих словах герцог Синклер высоко поднял седые брови.

— Да, это я вам говорил.

— Я и стараюсь так делать, па. Я сама допустила кучу ошибок, но если бы не эти ошибки, я бы никогда не сумела понять истинного значения слова «честь». Не научилась бы любить и быть любимой. И никогда не узнала бы того, что самое большое счастье доставляет мне труд. И еще — того, что я никогда не расстанусь с братьями и сестрами, даже если мы будем жить порознь. Потому что семья — это мы все вместе.

— Да, Сьюзен, ты все правильно говоришь. Поэтому-то семья играет такую большую роль для каждого, поэтому-то мы должны стараться преодолевать свои слабости, стараться стать сильными, чтобы иметь возможность оказать друг другу помощь, когда она потребуется. — Он встал, опираясь на трость, и подошел к Сьюзен. — Ты повзрослела и пережила то, что заставляло тебя страдать. Ты теперь стала сильной, и я горжусь такой дочерью. — Он протянул руки и заключил ее в объятия.

Слезы счастья струились по ее лицу, она радостно смеялась. Еще никогда она не была так счастлива, но для полного счастья кое-чего все-таки не хватало.

— А как же с герцогом Эксетером?

Отец обнял ее за плечи и немного отстранил от себя, чтобы лучше видеть.

— Получит он мое благословение.


* * *


Когда Себастьян вернулся в Блэквуд-холл, у парадной лестницы его дожидалась престарелая герцогиня Эксетер.

— Уже утро. Где ты пропадал целую ночь? Ты выскочил отсюда такой сердитый, я уж опасалась за тебя. Боялась, что ты можешь сделать что-нибудь неосмотрительное и…

— Погибнуть от какого-нибудь несчастного случая, как остальные герцоги Эксетерские? — Себастьян отмахнулся от самой этой мысли и направился в гостиную.

— Не нужно смеяться надо мной, Себастьян. — Она прищурилась, взглянула на внука и пошла за ним в гостиную. — Проклятие герцогов Эксетеров — не выдумка.

Себастьян повалился на диван и закрыл лицо руками. Он слишком утомился за минувшие сутки, но от этого разговора уклоняться не станет, а тем самым надолго изменит свой образ действий.

— Не тяготеет над нами никакое родовое проклятие.

— Как ты можешь спорить с очевидным?

— Я вполне могу согласиться с тем, что в нашем роду все мужчины склонны к глупым и нелепым авантюрам — это их, бабушка, и погубило. Это, а не какое-то таинственное проклятие.

— Но твоего деда поразила молния!

— Ну, если уж человек решил пройтись по открытому полю в разгар грозы, такое вполне может случиться.

— Твой отец захлебнулся в потоке пива! — задохнулась от возмущения бабушка.

— Да какой же человек в здравом уме станет такое делать: плавать в озере пива, вылившемся на улицы, да еще пить и пить не переставая?

— А смерть твоего брата…

— На моей совести, — ответил Себастьян, потирая уставшие глаза. — День стоял жаркий, а я только что купил себе фаэтон с высокими козлами. Я расхвастался тем, какую скорость он может развивать, и подбил Куинна погонять на нем по парку. А он не вернулся… — Себастьян тяжело вздохнул. — Он развязал шейный платок, а тот каким-то образом зацепился за ступицу колеса… — Он опустил голову и замолчал на время. — Нет, бабушка, никакого проклятия. — Он посмотрел ей в глаза. — И никогда не было. Мы ищем приключений на свою голову — вот и приходится за это расплачиваться, иной раз и головой.

У бабушки из глаз потекли слезы.

— Но ведь и у тебя в жилах течет та же кровь. Как тебе избежать судьбы своих предшественников?

— Дело в том, что я хорошо понимаю причины, которые привели их к гибели. Это не рок, а обычное безрассудство. Я постараюсь не повторить этой ошибки. — Себастьян поднялся с дивана и пошел в свою спальню. — Прошу прощения, бабушка, но мне необходимо принять ванну и переодеться.

— Отчего это? Ты собираешься куда-то уехать? Ты же домой только что вернулся!

— В Мейфэр. Мне нужно повидаться с герцогом Синклером и просить руки его дочери Сьюзен.

— Погоди, Себастьян, — бабушка протянула руку и поймала его за рукав.

— Меня не переубедить, — ответил он, глядя на бабушку с высоты своего роста. — Леди Сьюзен Синклер уже дважды ставила на карту свою жизнь ради того, чтобы спасти меня. Я еще не встречал такой благородной, доброй и любящей женщины. Я люблю ее, бабушка, и она станет моей женой.

Бабушка притянула внука к себе и крепко обняла. Потом отпустила его и улыбнулась.

— Ну, тогда я тоже буду ее любить. Мы же одна семья, в конце концов. — Тут ее осенила блестящая мысль, и она захлопала в ладоши. — Давай в честь твоей помолвки устроим грандиозный прием!

«Боже, только этого не хватало. Опять прием!»

— Вообще-то, бабушка, — осторожно проговорил Себастьян, внутренне содрогаясь от мысли о парадном приеме, — в одном из уроков, которые Сьюзен публикует в газетах, я читал, что сейчас в большую моду входят скромные обеды в узком кругу.

— Вот как? — Она посмотрела в потолок, обдумывая его слова. — Возможно, ты и прав. Да, пожалуй, мне больше по вкусу придется небольшой изысканный обед. Я, не откладывая, займусь составлением меню.

Себастьян с довольным видом усмехнулся, когда бабушка поспешила выйти из гостиной.


Месяц спустя Аббатство в Бате


Теперь счастье Сьюзен было почти что полным: еще минута-другая — и она станет женой Себастьяна Бофорта, четвертого герцога Эксетера.

Отец протянул ей руку, Сьюзен оперлась на нее, и вдвоем они неспешно двинулись по огромному аббатству.

Вот подошли к алтарю, у которого ждал ее Себастьян. В окна аббатства Бата щедрыми потоками лилось утреннее солнце, и в его лучах ярко горело золотое шитье, украшавшее ее белое, все в кружевах, атласное платье.

На плечах Сьюзен была мамина бархатная накидка, отороченная белоснежным мехом горностая.

Еще один урок. Возможно все же быть одетой согласно этикету и в то же время не дрожать от холода.

Ближе всего к алтарю стояли ее братья и сестры. Братья — справа: Грант, Киллиан, Лахлан и даже Стерлинг со своей женой Изобель. Слева стояли сестры — Присцилла и Айви со своим мужем Домиником Шериданом, маркизом Каунтертоном. Сердце Сьюзен наполнилось невыразимой радостью оттого, что они собрались здесь все вместе, как в добрые старые времена.

Она радостно улыбнулась, проходя мимо мисс Хопкинс и мисс Грассли — последняя делала энергичные жесты стоявшему рядом с ней мужчине, своему жениху. Все это очень забавляло стайку бывших учениц Сьюзен, которые изо всех сил старались держаться, как подобает истинным леди.

Рядом с Себастьяном стояла герцогиня Эксетер вместе с мисс Джентри.

Они с отцом подошли к алтарю. Сьюзен взяла надежную, сильную руку Себастьяна, и через несколько минут они поклялись перед Богом жить в любви и согласии, пока смерть их не разлучит.

Глазами, полными счастливых слез, она смотрела, как Себастьян надевает ей на палец золотое обручальное кольцо.

Торжественная церемония подошла к концу. Слезы, так долго сдерживаемые, потоком хлынули по ее щекам, но Сьюзен на это даже не обратила внимания.

То был самый счастливый день в ее жизни. Отныне они с Себастьяном, мужчиной, которого она любит всем сердцем, — муж и жена.


В тот же вечер


По завершении свадебного завтрака и семейных торжеств в Верхних залах ассамблей был организован большой бал в честь бракосочетания герцога Эксетера и Сьюзен, новой герцогини Эксетер.

На этом блестящем балу присутствовало все высшее общество Бата — по крайней мере, именно так напишет в колонке светской хроники «Бат геральд» мистер Эркюль Летранж, который ухитрялся передвигаться в густой толпе, не привлекая к себе внимания.

Сьюзен и Себастьян только что закончили очередной танец, отошли в сторонку, и тут Сьюзен заметила младшую сестру, которая наблюдала за ними с каким-то странным выражением.

— Что там такое, Присцилла?

— Да вот стою, думаю. — О чем бы она ни думала, это явно сильно занимало ее, потому лоб собрался морщинками.

— И о чем же ты думаешь? — Внимание Сьюзен привлекло какое-то движение: позади Присциллы стоял Грант, отчаянно тряс головой, но на губах его играла веселая и довольная улыбка.

— Если бы тогда, на парадном приеме, ты признала мою заявку на герцога, ничего этого бы не случилось. — Она вздернула одну бровь, подчеркивая важность сказанного. Сьюзен быстро поцеловала Себастьяна в губы, потом положила руку на живот.

— Согласна.


Примечание автора

Уважаемые читатели!

Наблюдая за развертыванием событий в книге, вы могли подивиться тому, что погода в Лондоне в конце лета и всю осень так резко отличалась от привычной нам. Причина кроется в том, что в 1816 году погода была совершенно необычной, и не только в Лондоне, но и во всем Северном полушарии.

10 апреля 1815 года в Индонезии произошло извержение вулкана Тамбора, которое привело к гибели десятков тысяч людей. Мощность извержения была такова, что в стратосферу попали многие кубические километры густого вулканического пепла[56]. К 1816 году плотные тучи пепла достигли Северного полушария.

Насыщенная этим пеплом атмосфера плохо пропускала солнечный свет, что привело к резкому похолоданию, так что 1816 год вошел в историю как «год без лета» или даже «год нищеты».

В начале июня снег выпадал в Англии, по всей Европе и Северной Америке. На протяжении июля, августа и сентября днем было холодно, а по ночам подмораживало. Нехватка солнечного света и тепла препятствовала созреванию растений, и те злаки, которые пережили весну, погибли от засух в июле-августе или же были прибиты морозом в сентябре. Множество людей голодало, вследствие чего случались нападения на государственные зернохранилища, массовые беспорядки, политические протесты и уличные столкновения с полицией[57].

Уже в сентябре Темза целиком покрылась льдом, и лондонцам пришлось пережить трудные времена.

На фоне этих климатических потрясений и происходит действие романа «Запретные уроки».


Примечания

1

Борроу, Джордж Генри (1803–1881) — английский писатель. (Здесь и далее примеч. пер.).

2

Графство на юго-западе Англии, край вересковых пустошей и болот, описанный А. Конан Дойлем в повести «Собака Баскервилей».

3

Имеется в виду родовое поместье в окрестностях гор. Эксетер, центр графства Девоншир.

4

По традиции сезон в лондонском свете длится с мая по август — в это время в Лондоне находятся королевский двор и вся знать.

5

Увеселительный сад в Лондоне. Существовал с 1661 по 1859 г. Подробно описан У. Теккереем в романе «Ярмарка тщеславия».

6

Пунш — алкогольный напиток на основе водки или рома с добавлением сахара, фруктовых соков и пряностей. Арак — водка из сока кокосовой или финиковой пальмы либо из риса.

7

Кварта — принятая в Англии мера жидкостей, чуть больше литра (1,136 л.).

8

Титул наследует только старший сын, но все остальные сыновья герцогов — носителей высшего дворянского титула — из вежливости именуются «лордами», хотя и не имеют права заседать в палате лордов.

9

Сатья Саи Баба (наст, имя — Сатья Нараяна Раджу; 1926–2011) — индийский религиозный деятель, которого многие считали святым. Имел многочисленных почитателей, исповедующих разные религии, по всему миру.

10

Аристократический район Лондона, где находился особняк Синклеров.

11

Трутница — коробочка, в которой хранили трут, использовавшийся для высекания огня.

12

Настоящие серные спички в Англии стали выпускать только с 1826 г., однако во времена действия настоящего романа уже выпускались химические спички со сложной смесью на основе серы.

13

Имеется в виду лампа, заправленная маслом, в котором плавал горящий фитилек.

14

Франклин, Бенджамин (1706–1790) — американский ученый и видный политический деятель, один из авторов Декларации независимости.

15

Официальная резиденция лорд-мэра Лондона.

16

В описываемое время королем Англии оставался Георг III (1738–1820, правил с 1760; при нем Англия лишилась своих колоний в Северной Америке). Однако из-за прогрессирующего психического заболевания короля парламент в 1811 г. назначил регентом (фактическим главой государства) наследника престола принца Джорджа (1762–1830) — впоследствии короля Георга IV (1820–1830). Принц славился любовью к удовольствиям и невероятным расточительством, с чем и связано ироническое замечание Себастьяна.

17

Каннелюры — вертикальные углубления, желобки различной формы, расположенные на стволе колонны или пилястры.

18

Объем, равный примерно трем миллионам стандартных бутылок по пол-литра.

19

Лорд-мэр — традиционное название должности главы самоуправления некоторых английских городов, а также лондонского Сити (не всего Лондона). Лицо, занимающее этот пост, как правило, не имеет титула и не входит в палату лордов.

20

В данном случае — почетная должность на официальных церемониях. Обычно эти функции выполняет один из помощников или секретарей лорд-мэра.

21

Здесь это слово указывает лишь на отсутствие дворянского титула.

22

Имеется в виду пожалование за заслуги. В Англии титул герцога получают «автоматически» только некоторые члены королевской фамилии: наследник престола, второй сын короля (королевы), супруг царствующей королевы либо монарх, отрекшийся от престола. И лишь в исключительных случаях этот титул жалуется за особые заслуги перед государством (так, генерал Артур Уэллсли был удостоен титула герцога Веллингтона после окончательной победы над Наполеоном Бонапартом при Ватерлоо).

23

Джонсон, Сэмюэл (1709–1784) — известный английский лексикограф, писатель и литературный критик. Прославился составлением первого научного словаря английского языка (1755).

24

Современный американский киноактер.

25

Курортный город в Англии, с древних времен известный своими целебными минеральными водами.

26

В данном случае — «учительница».

27

1 шиллинг = 12 пенсов.

28

Берген, Эдгар Джон (1903–1978) — популярный американский киноактер и радиоведущий.

29

Гретна-Грин — деревушка в Шотландии, на самой границе с Англией. Там можно было обвенчаться без родительского благословения и без предъявления документов. Вальс (крестьянская пляска, популярная в Южной Германии во второй половине XVIII в.) в описываемое время только начал входить в моду.

30

Ченнинг, Уильям Эллери (1780–1842) — известный американский богослов и писатель.

31

В те времена, когда общение мужчин и женщин в свете было строго регламентировано, в большой моде были переговоры посредством доступных средств: вееров, цветов в прическе дам или в петлице у мужчин и т. п.

32

По поводу погоды см. примеч. автора в конце книги.

33

День св. архангела Михаила отмечается англиканской и католической церквами 29 сентября (православными — 21 ноября). По давней традиции в английских школах 2-недельные каникулы бывают на Рождество и Пасху, а на Михайлов день — от 3 до 5 дней. Летние длятся с середины июля до начала сентября.

34

«Бель ассамбле» («Собрание красавиц», фр.) — английский журнал мод, издававшийся с 1806 г. Выходил также под английским названием: «Издаваемый Джоном Беллом журнал придворных манер и мод, предназначенный в первую очередь для благородных дам».

35

Одна из самых известных книг Анны Радклиф (1764–1823), английской писательницы, прославившейся так называемыми готическими романами, имевшими в ту пору огромный успех.

36

Челтнем — небольшой курортный город на юго-востоке Англии, недалеко от Бата.

37

Речь идет о движении луддитов — стихийных выступлениях рабочих ткацких фабрик и ремесленников в 1811–1816 гг. Появление ткацкого станка лишало работы одних и разоряло других, что привело к многочисленным случаям уничтожения первых таких станков.

38

Клей-старший, Генри (1777–1852) — видный американский политический деятель, известный оратор.

39

В то время почтовые конверты еще не были изобретены. Письмо писали на одной стороне листа, потом сворачивали его чистой стороной вверх и запечатывали сургучом.

40

Река на юго-западе Англии; начинается недалеко от г. Глостера, протекает через Бат и Бристоль и впадает в эстуарий р. Северн. Общая длина — 121 км. Это же название носят еще несколько рек в Англии.

41

Чуть больше полутора километров.

42

Клейзер, Гренвилл (1868–1935) — американский писатель, уроженец Канады.

43

Да (фр.).

44

Хоуп, Лесли Таунс (1903–2003; сценическое имя — Боб Хоуп) американский комедийный актер.

45

Один из старейших и наиболее престижных лондонских музыкальных театров. Чаще упоминается как театр «Друри-Лейн» (по названию улицы) или как театр «Ройял» («Королевский»).

46

Старейший в Лондоне клуб консерваторов. Существует с 1693 года.

47

Кин, Эдмунд (1787–1833) — английский актер, яркий представитель романтизма. Прославился исполнением ролей в пьесах У. Шекспира.

48

Уоттс, Исаак (1674–1748) — английский богослов, автор многочисленных религиозных песнопений.

49

Последователи Т. Спенса, основавшие в 1816 г «Общество спенсианских филантропистов» — левое крыло тогдашнего демократического движения в Англии. Спенс, Томас (1750–1814) — английский утопический социалист, сын сапожника, ставший школьным учителем. Боролся за права человека, против частной собственности на землю. Неоднократно подвергался репрессиям.

50

Фунт = 20 шиллингам = 240 пенсам. Гинея — золотая монета достоинством в 21 шиллинг (252 пенса). Чеканилась в 1663–1813 гг. По традиции в Англии до недавнего времени гонорары врачам, адвокатам и др., а также оценку картин и скаковых лошадей исчисляли в гинеях, хотя сама монета вышла из употребления вскоре после описываемых в романе событий (заменена совереном в 1817 г.).

51

Аллегория смерти. В германских языках слово «смерть» — мужского рода, поэтому изображается аллегорически в виде скелета с косой, но ассоциируется не с женщиной, как у нас, а с мужчиной.

52

Ислингтон — район в северной части Лондона. Спа-Филдс — парк в этом районе.

53

Улица и квартал в северной части Лондона.

54

Абердин — крупный город на северо-востоке Шотландии.

55

Квинт Гораций Флакк (65-8 гг. до н. э.) — древнеримский поэт. Эпиграф взят из его «Сатир» (кн. 2, сат. 3) в переводе М. Дмитриева.

56

Извержение вулкана Тамбора на острове Сумбава — самое мощное из известных в истории. По оценкам специалистов, в атмосферу было выброшено 150–180 куб. км пепла — в 3–4 раза больше, чем при взрыве вулкана Кракатау, происшедшем неподалеку почти 70 лет спустя.

57

К весне 1817 года цены на продукты питания в Англии подскочили в 10 раз.


home | my bookshelf | | Запретные уроки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу