Book: Фантазм 1-2



Фантазм 1-2

Мэри Флауэрс

ФАНТАЗМ


Фантазм 1-2

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Жизнь и смерть всегда ходят рядом. Они — как сестры-неразлучницы, сколько бы каждая из них ни смотрела на напарницу свысока, тщеславно заявляя: «Весь мир — это я». Нет жизни без смерти, нет смерти без жизни — они и созданы парой, чтобы оттенять друг друга. Так же неразлучны свет и тьма, сон и явь, реальность и… Этот список можно продолжать бесконечно.

И, как яркое тому подтверждение, на старом кладбище малоизвестного (раньше бы сказали — Богом забытого) городка под светлым названием Морнингсайд происходила, пожалуй, самая жизненная из жизненных сцен.

С самых древних времен люди ставили слова «любовь» и «жизнь» рядом. Но момент близости — апогей любви, ее идея и кульминация, даже если все чувство займет несколько минут, и, получив удовлетворение, мужчина и женщина разойдутся навсегда.

Томми был уверен, что его любовь была настоящей; вспыхнув вдруг при виде незнакомки, она оказалась настолько сильной, что не верилось в ее близкий конец. «Ну что ж, — думал он, следуя за своей избранницей, — не я первый… И до меня люди гибли с первого взгляда!»

Их отношения развивались довольно бурно: с момента встречи не прошло и часа, как оба оказались на земле, и притихшие деревья слушали тяжелые, но сладостные стоны — звуки, мало подходящие для места, где должен был царить вечный покой. Но — что поделать, жизнь и смерть ведь…

Молча взирали на это торжество — или безобразие? — темные окна здания, совмещавшего в себе городской морг и склеп. Где-то рядом шелестел ветками раскидистых кустов ветер — но что значило его дуновение в сравнении с бурей страсти, разгулявшейся на старой могильной плите?

Два тела, сплетенные страстью, ритмично двигались. Они могли продолжать до полного изнеможения и ничто, похоже, не могло прервать их близость: ни смертельная усталость, ни даже сама смерть.

«Еще…» — только это слово вертелось в голове у Томми, заменяя собой весь его словарный запас. Весь смысл его существования был сведен сейчас к тому, чтобы быть с этой женщиной — и быть с ней как можно дольше.

Холодало. Замолкали, ежась, ночные птицы, прятались под листья цикады. В воздухе пахло грозой, вдалеке начало громыхать.

«Еще! — просил себя уставший Томми. — Еще!»

Ни разу в жизни у него не было такой необычной ночи. В ней был и романтизм, и таинственность встречи, и какое-то особое, почти неуловимое очарование первого… или последнего раза. Ничего подобного он раньше не испытывал, и в глубине души стыло предчувствие, что в дальнейшем это чудо не повторится. В этом — и жестокость, и прелесть жизненных законов: ничто не может повториться дважды. Значит, остается только растягивать до бесконечности счастливый момент, пока он еще не ушел, держать его за хвост и тянуть, тянуть, тянуть, твердя, как заклинание, одно-единственное слово: «Еще!»

Но и у бесконечности есть предел. Слабеет тело, опускаются руки, туманится голова…

Томми скатился с девушки, — во всяком случае, так ему показалось: они настолько часто менялись местами, что все пошло кругом, и Томми не поручился бы, где сейчас находится верх, а где низ.

Он откинулся на спину и глубоко задышал, втягивая в легкие прохладный освежающий воздух, — и даже в эту минуту ему хотелось прошептать: «Еще!». Наконец он немного отдышался и поразился степени собственной усталости: можно было поспорить, что завтра все мышцы будут ныть.

— Это было здорово, крошка! — пробормотал он, наблюдая за тем, как женщина встает.

В этот момент она казалась ему еще прекрасней, чем раньше. Влюбленным взглядом Томми погладил ее по стройной талии, потом по упругим грудям, чуть прикрытым сиреневой тканью платья.

Это не дало ему возможности увидеть, как незнакомка достала кинжал.

Можно было подумать, что оружие возникло в ее руках из ниоткуда.

Томми поднял глаза выше и вдруг замер от удивления: лицо, только что искаженное страстью, застыло в злобной и бездушной маске. Что-то неуловимое и жестокое появилось во взгляде этой женщины, затем блеснула отточенная сталь…

Статуей победительницы замерла на миг над мертвым телом женская фигура.

Жизнь и смерть всегда ходят рядом…

* * *

Для живых соприкосновение со смертью редко бывает приятным, тем более, когда она уносит родственников или друзей.

Джоди — высокий красивый парень — шел по кладбищу, и его лицо, обычно открытое и приветливое, было сейчас мрачным.

Впрочем, не только потеря друга беспокоила его сейчас: каким-то шестым чувством Джоди догадывался, что в смерти Томми скрыто нечто странное.

Что?

Говорить об этом было рано. Только какое-то смутное предчувствие копошилось в душе, заставляя сомневаться в официальной версии.

Скорее всего, его смущал способ, который выбрал Томми, чтобы отправиться на тот свет.

Иногда Джоди казалось, что каждому человеку предназначена своя, особая смерть: одному суждено найти свой конец в пьяной драке, другому — погибнуть в автомобильной катастрофе, третьему — мирно уйти однажды ночью в своей кровати… Смерть Томми не слишком соответствовала его характеру.

Впрочем, эти размышления о смерти могли быть и надуманными — Джоди не слишком обольщался на этот счет. Дано ли человеку и в самом деле знать свой конец?

Последнюю мысль он попросту прогнал: за ней следовала другая: «А когда моя очередь?» — и другое предчувствие, более слабое, но мучительное, нет-нет да и вставляло чуть слышное: «Скоро».

Вот в это Джоди поверить уже не мог. Он — молод, здоров, полон сил, человек из породы победителей. Значит — все выдумки, все чепуха…

Но почему тогда так тяжело на сердце?

Джоди обвел глазами кладбище. Освещенные ярким солнцем могильные камни выглядели весьма мирно. Коротко подстриженная трава ярко зеленела, где-то невдалеке насвистывали птицы.

И кто только сказал, что кладбище — мрачное место? Если не травить душу никому не нужными размышлениями, легко убедиться, что и тут полно жизни и что она прекрасна.

Джоди попробовал заставить себя улыбнуться — но не смог.

— Джоди!

Неожиданно раздавшийся голос вывел его из задумчивости. Джоди обернулся и увидел приятеля — мороженщика Реджи. Его можно было назвать скорее симпатичным и забавным, чем красивым. Сейчас был мрачен и он, и с первого взгляда сложно было догадаться об обычной для него жизнерадостности. Весьма способствовали этому и черные очки.

— Привет, Редж, — без особого энтузиазма поздоровался Джоди. Больше всего ему хотелось сейчас побыть наедине с собой и разобраться в собственных чувствах.

— Как дела? — на мгновение на лице Реджи возникла его обычная улыбка.

Горе и потери могут изменить настроение человека — но суть его остается неизменной до самой смерти. Даже скорбь носила у Реджи оттенок некой беззаботности, проскальзывающей то в жестах, то в таких случайных улыбках, то просто в интонации.

— Томми не стало, — бесцветно произнес Джоди.

Для Реджи это не было новостью — иначе он бы не находился здесь в ожидании похоронной церемонии. Джоди сам не знал точно, что хотел выразить этой фразой: объяснить свое состояние или намекнуть на то, что все остальные разговоры сейчас излишни. Скорее всего он ответил так только для того, чтобы не молчать.

Очки Реджи не дали Джоди заметить, как тот отвел взгляд в сторону и зафиксировал его на одном из могильных камней.

Реджи снова заговорил, и его слова звучали искренне, хотя и несколько торопливо, словно он хотел поскорее избавиться от обязанности их произносить:

— Да, жаль… Просто не верится, что он покончил жизнь самоубийством…

«Не верится! — поморщился про себя Джоди. — А кому в это верится, кроме полиции? Этого не может быть! Это не так, потому что так не может быть…»

— Да, — сдержанно отозвался Джоди и поспешил перескочить на другую тему. — Ну, ладно… Я спешу, мне тут надо кое-кого навестить… Увидимся с тобой позже, хорошо?

Реджи кивнул.

Он догадывался, о чем думает сейчас Джоди; кроме того, для многих в Морнингсайде было не секрет, что Джоди Пирсон после смерти родителей часто заходит в склеп и сидит там едва ли не часами. Беспокоить же человека в такие моменты — значит идти на ссору с ним…

— Ну, пока… — и Джоди направился в сторону склепа.

* * *

Дверь склепа затворилась за его спиной мягко и почти беззвучно. Здесь было тихо. Удивительно тихо. Звуки с улицы почти не проникали сквозь эти стены, и если мертвецы действительно могли обрести где-либо истинный покой, то это место подходило лучше всех остальных. Электрический свет был здесь умерен, и в любую жару царила легкая прохлада.

Или — не прохлада?

Джоди показалось, что по его спине проскользнул легкий холодок страха.

«Страх? Что за глупости!.. — возмутился он. — Склеп — это самое мирное место в городе. Здесь не шастают посторонние, а его обитатели давно спят вечным сном».

Взгляд Джоди скользнул вдоль стен, разбитых на одинаковые ячейки. Только маленькие таблички — точнее, надписи на них — отличали одну от другой. Смерть уравнивает…

Эта одинаковость тоже впечатляла: человек оригинален, пока он жив, но стоит руке смерти прикоснуться к нему, все — подвиги и преступления, подленькие замыслы и высокие цели, мечты всех калибров и расцветок, — все покидает человека, оставляя одну оболочку, имеющую уже только физические особенности: рост… то есть длина, ширина, вес, плотность. И в двух каплях воды можно отыскать подобную разницу.

«Но неужели все остальное пропадает навсегда? Человек — это ведь не только душа и тело, в нем есть еще многое…»

Он шел медленно, словно старался до бесконечности продлить свой путь.

«Да, лучше думать об этом, чем о том, когда ты умрешь! — проскочила мысль, и предчувствие, уже более яркое и сильное, снова резануло по сердцу. — Зачем? Зачем я вспомнил об этом?»

Мысль о собственной смерти причиняла боль, но прогнать ее было сложно, как отодрать приставшие к одежде колючки — пока освободишься, изорвешь все в клочья.

«Но в конце концов, — сдался Джоди, — даже если это так, разве смерть — так уж плохо? Человек страдает, лишь пока он жив; смерть дарит покой. Только покой!»

Пусть покой не входил в его ближайшие планы (Джоди не прочь был поискать себе приключений), но это слово несколько успокаивало, во всяком случае — позволяло отвлечься.

«Здесь покой… здесь — тишина, здесь ничего не потревожит…» — твердил он себе, когда вдруг послышался какой-то звук.

В первую секунду Джоди подумал, что это ему показалось. Он замер, вслушиваясь в тишину, — но нет, звук повторился снова.

Хрип — не хрип, шорох — не шорох…

Такой звук могла издавать и собака, с тихим урчанием грызущая кость, и… Джоди вдруг представились руки мертвеца, скребущие крышку гроба изнутри. Джоди стоял на пороге между двумя секциями склепа — звук шел откуда-то спереди и немного сбоку.

Пирсон всматривался в открывающийся перед ним коридор: ничего. Ряды ячеек, гипсовые вазы в нишах, бюсты — нелепые украшения… Никого.

На этот раз холодок страха прокатился по спине гораздо явственней. Снова всплыл образ мертвеца, рвущегося из гроба: кости высохшие, пальцы почернели, глаза пузырями. Хрипит, тужится, царапает, даже рот раскрыл — а во рту клыки…

С трудом подавляя страх, Джоди заставил себя пройти несколько шагов вперед.

Звук стих так же внезапно, как и возник. Еще несколько раз Джоди замедлял шаг и прислушивался — все было тихо.

«Показалось, — решил он наконец, но уверенности не было. — Но что это могло быть?.. Нет, все же показалось…»

Помедлив еще немного, Джоди сумел-таки убедить себя в том, что странный звук был всего лишь плодом его фантазии. Он дошел до нужного поворота и вскоре уже сидел на корточках напротив ячейки, где на табличке была написана его собственная фамилия.

Здесь лежали отец и мать.

Джоди, присаживаясь вот так возле скрытых за дверцами гробов, «общался» с ними, делясь трудностями и порой задавая вопросы. Иногда он был уверен, что слышит в ответ их голоса. Во всяком случае, решения многих проблем приходили к нему именно здесь.

На этот раз «разговор» ему предстоял серьезный: речь шла о нем самом и о его младшем брате.

Джоди постарался «войти в состояние», но недавний страх — или нечто другое? — никак не позволял ему сосредоточиться. Вместо родительских лиц память выдавала ему все ту же картину: уродливый клыкастый мертвец хочет вырваться на волю. Джоди силился отогнать от себя этот образ — и не мог.

Может быть, потому, что мертвецы все одинаковы, и этим клыкастым упырем мог быть и его отец? Эту мысль Джоди отверг с негодованием: для него она была изначально кощунственной.

И все же, так или иначе, контакт с отцом не получался.

«Ничего, — сказал себе Джоди наконец, — подожду… Время, кажется, еще терпит…»

И он стал ждать.

* * *

Майк не любил запретов. Одного этого было достаточно, чтобы он приехал сюда. И почему это Джоди не позволил ему пойти с собой?

Он направил свой мотоцикл к воротам кладбища и вскоре влетел на залитую солнцем кладбищенскую поляну.

Они были неразлучны с братом вот уже два года, с того самого момента, как в церковь, встроенную в одно помещение с моргом и склепом, внесли гробы с телами их родителей. До этого Джоди был дорог ему, как обыкновенный старший брат — все счастливые обладатели старших братьев знают, что это за любовь, в которой вполне хватает места и для ссор с подзатыльниками. После смерти родителей Джоди стал для Майка всем.

Отцом. Матерью. Другом. Вдвойне братом: сразу и младшим, и старшим, так как Майка все время охватывало желание позаботиться о Джоди, защитить его от неведомой опасности.

Последнее любой назвал бы выдумкой — но Майк твердо верил, что без него Джоди обязательно влипнет в какую-нибудь историю, и потому старался все время находиться возле него, чтобы в нужный момент прийти на помощь. Во всяком случае, вдвоем с любой проблемой справиться легче, чем в одиночку.

Кроме того — Майк никак не мог избавиться от этого чувства, — он просто боялся потерять Джоди.

Это только родители обязаны заботиться о своих детях, требовать же этого от старшего брата было бы, наверное, наглостью. Может, потому их связь и казалась Майку не слишком прочной и заставляла беспокоиться.

Порой он почти одинаково боялся оказаться от брата вдалеке — и надоесть ему своим постоянным присутствием.

«Неприятное место, — думал Майк, огибая могильные камни, — и что только Джоди может делать здесь один?»

Майк чувствовал себя неуютно — даже яркое солнце не помогало избавиться от смутного страха.

Он собирался проехать до самой двери склепа, но вдруг мотор чихнул и захлебнулся.

Мотоцикл тряхнуло, и он остановился.

Майк раздраженно рванул на себя ручку газа — ничего.

Майк хмыкнул, попробовал завести мотоцикл еще раз — но мотор, видимо, заглох основательно.

«Ну вот, — раздосадованно подумал Майк, — теперь придется тратить время на его починку…»

Разумеется, такая перспектива мальчишку не вдохновляла.

Он крутнул ручку еще раз, и в ответ раздалось легкое рычание-скрип. Майк чуть было не воспрянул духом, но вдруг его словно обдало холодом: он понял, что звук шел с другой стороны.

Здесь, на кладбище, когда рядом никого нет…

Цепенея от ужаса, Майк огляделся. Травка, надгробие, плита, опять травка… И тут он увидел Нечто.

Оно возникло перед его глазами всего лишь на миг — темное пятно, быстро скрывшееся за один из памятников. В голове Майка зафиксировался смутный образ не то длинного, до пят, плаща, не то старинной женской юбки — но он был слишком нечеток, и с той же степенью вероятности речь могла идти о волочащемся по земле черном хвосте.

Новая волна страха заставила Майка оглянуться: ему показалось, что теперь шорох слышится сзади.

И точно — вновь мелькнуло, скрываясь за камнем, нечто черное — слишком быстро, чтобы его можно было разглядеть, но все же достаточно медленно, чтобы он мог убедиться в подлинности своего видения.

Какое из человеческих чувств самое сильное? Неправы те, кто ответит: «Любовь». Самое сильное чувство, одинаковое и для человека, и для существ более низших, — это страх. Он лишает сил, он может убить в человеке все человеческое; он может обострить зрение и слух до невероятных пределов — но может и лишить их совсем.

Особенно если человеку всего тринадцать и в нем живет вера в сверхъестественное, а рядом нет никого, кто мог бы прийти на помощь.

Майк был один.

Где-то совсем рядом прятались жуткие и загадочные существа, во враждебных намерениях которых можно было не сомневаться. Мотоцикл — единственная надежда на побег — был выведен из строя (уж не этими ли существами?).

Выхода не было. Но пока враг не нападал…

* * *

«Жаль, — подумал Джоди, — похоже, мне придется прийти сюда в другой раз…»

Приближалось время похорон, но он так и не сумел войти в нужное состояние: все силы отнимала необходимость прислушиваться.



Новый шорох он воспринял едва ли не с облегчением: вот, дождался…

Звук доносился из-за угла.

Джоди сосредоточился, стараясь его распознать. Крысы? А почему бы и нет: пробрались серые разбойницы в гроб и пируют…

Нет, не похоже. Слишком громко. Да и призвук, похожий на хрип, они издавать явно не могли.

Тогда — кто? Собака, затащившая кость, — или и впрямь зловещий мертвец-вампир?

Джоди понял, что избавится от сомнений только тогда, когда своими глазами увидит источник звука… Но только — стоит ли его видеть?

Джоди почувствовал, что его охватывает ужас.

«Глупости… Я нормальный человек и знаю, что ничего сверхъестественного здесь не может быть!» — убеждал он себя, но шорох-хрип повторился, и страх снова вытеснил все мысли.

«Я не должен бояться… Это суеверие, предрассудки!» — повторял себе Джоди, заставляя непослушные ноги сделать еще один шаг. Его нервы были напряжены до предела.

«Да кто же тут прячется, черт побери?»

Напряжение превратило лицо Джоди в окостеневшую маску, и, казалось, только широко раздувающиеся ноздри и испуганно блестящие глаза жили сейчас на нем.

Он дошел до угла, свернул и…

Джоди успел заметить только, как нечто черное или темно-коричневое скрылось за углом.

Он замер, вглядываясь. Видение не возобновлялось. Странный звук снова утих.

«Надо пойти посмотреть», — решил он, уверенно двигаясь с места.

Убеждаться в реальности увиденного ему вовсе не хотелось. Уж лучше считать, что это существо — или кто там был — просто привиделось. Когда нервы настолько напряжены, нечего удивляться всяким галлюцинациям.

«Там никого нет!» — сказал себе Джоди, делая шаг вперед.

«А вдруг есть?» — затормозил он на втором.

«Нет! Не должно быть!» — сделал он третий шаг.

«А вдруг он там? Вдруг поджидает, вдруг бросится, вопьется кривыми клыками?..»

Сомнения и страх терзали его душу все сильнее: «Увижу — не увижу — бросится — не бросится».

Джоди медленно продвигался вперед. Последний шаг пришелся на «бросится». Джоди понял вдруг, что шагнуть еще раз ему не удастся.

И тут кто-то схватил его за плечо.

Джоди с трудом удержался от крика — настолько неожиданной и грубой была эта хватка. С замирающим сердцем он повернул голову.

Перед ним стоял человек. Его лицо было бледно, как у мертвеца. Перед Джоди стоял работник морга. Никто не знал точно, какую должность он занимает, но это лицо жители Морнингсайда видели здесь в течение многих лет.

Природа наградила этого человека мрачными «похоронными» чертами — казалось, он специально был создан для подобной работы. В небольших тусклых глазах под вечно нахмуренными бровями прятался вечный холод. Он был огромного роста и всегда бледный, но особенно неприятно выглядел торчащий вперед подбородок, который будто свидетельствовал о презрении ко всему живому. Под стать внешности был и его голос, идущий словно из бочки.

— Похороны сейчас начнутся, — глухо произнес он, глядя сквозь Джоди, — сэр…

Слова вывели Джоди из оцепенения, он освободил плечо из-под руки Длинного и уже на ходу отозвался:

— Хорошо… сэр!

Сейчас Джоди хотелось одного — убраться отсюда поскорее, что он и не замедлил сделать…

* * *

Церковь без органа — это не настоящий храм. Что можно сравнить по возвышенности со звуками, которые способен издавать этот старинный инструмент? Радость получает от него невиданную одухотворенность, тоска и будничность попросту сбегают, а скорби он придает особый оттенок. Заслушаешься — глядишь, и слезы высохли, и груз на плечах стал легче. В безысходности появляется проблеск, и вот уже прощание — не прощание, а обычное «До скорой встречи» — будто и не умер человек, а отправился в долгую поездку. Грустно, конечно, но до чего же светла эта грусть, тающая среди неземных волшебных звуков. И как бы ни были хороши знакомые мелодии — все равно ничто не может устоять перед очарованием вроде бы обычного музыкального инструмента. Когда играет орган, что-то затихает с трепетом в самой душе и страшно даже вздохнуть лишний раз, чтобы не нарушить прозрачную торжественность звуков. Лишь только одни слова могут впечататься в ткань музыки, не нарушая ее естества, — это слова молитвы.

Священник говорил негромко, вполголоса, и Джоди никак не мог разобрать слов. Да и что значили слова, когда музыка несла в себе все.

Постепенно Джоди стало казаться, что нет ни церкви, ни священника, ни гроба, выставленного перед алтарем, — есть только звуки органа.

Да, после такой музыки не страшно было бы отправиться и на поиски черного существа…

Голос проповедника стал громче — приближался конец церемонии. Наконец и музыка, и молитва смолкли — пора было прощаться, отдавая покойнику последний грустный долг.

Гроб был открыт. Свет сотен свечей, дополненный электричеством, заливал лицо покойного.

Никогда при жизни Томми не выглядел так солидно: даже друзьям хотелось называть его сейчас по фамилии с обязательным добавлением «мистер».

Мистер был бледен и умиротворен. Пышные усы и бакенбарды ярко выделялись на лице, словно заменяя собой ушедшую в небытие личность.

«Бедный Томас, — подумал Джоди, приближаясь к гробу. — Что ж ты так…»

Мертвец молчал — время ответов для него осталось в прошлом.

Вокруг толпились люди в трауре, большинство были Джоди знакомы, некоторых он видел впервые. Почти все молчали.

Слева от себя Джоди заметил движение, вслед за этим послышался голос Реджи.

— Это была хорошая идея, — произнес он, — запретить твоему брату приехать на похороны…

Запретить… Джоди не считал это такой уж хорошей идеей: обижать Майка ему не хотелось, но мальчишка и так в последнее время стал слишком нервным. Да и нужно ли ему лишний раз встречаться с чужой смертью, когда даже у людей более взрослых и уравновешенных от этого могут начаться видения.

Джоди вспомнил о звуках в склепе, о черной тени, и ему стало неприятно.

«Во всяком случае, такое зрелище — не для подростков», — подумал он.

— После похорон отца с матерью он две недели не мог спать спокойно.

Да, это было так, и Джоди не знал, как справиться с преследовавшими Майка страхами, не прибегая к помощи психиатра. К счастью, психоаналитик оказался порядочным человеком и не стал брать лишние деньги, посоветовав положиться на лучшего из докторов — время.

Майк вскоре действительно успокоился, а теперь Джоди подумалось, что настал его черед. Да и как знать, вдруг Майк тогда увидел нечто похожее на загадочного обитателя склепа, но смолчал? Все могло быть.

«Ну вот, — мрачно усмехнулся про себя Джоди, — теперь с ума схожу я… Прямо скажем, малоприятная перспектива!»

Но что если ни он, ни Майк не были сумасшедшими или невротиками?.. Нет, верить в это не хотелось.

Легче считать, что не в порядке ты сам, а не весь окружающий тебя мир…

* * *

Они больше не появлялись — Майк долго ждал, прежде чем сделать такой вывод.

Даже если на кладбище что-то было — хотя мало ли что примерещится со страху, — оно уже ушло.

Майк подтащил мотоцикл к кустам и проверил мотор. Внешне с ним все было в порядке, мало того, новая попытка завести мотоцикл увенчалась успехом.

«Чертовщина какая-то!» — подумал Майк, пряча машину в кусты. Где-то невдалеке уже был слышен шум моторов, значит, надо было срочно скрываться с глаз долой: Джоди вряд ли понравится его поведение. Сложно сказать, чьей идеей было возить гробы на машине: путь от церкви до кладбища вполне можно было проделать пешком — но традиция возникла, и никто не собирался ее нарушать.

Майк достал бинокль, подполз немного поближе и залег в том месте, где кусты скрывали его почти целиком. В этом положении было и свое неудобство — после встречи с непонятными существами ему очень не хотелось оставлять спину незащищенной. Но машина-катафалк уже двигалась по кладбищу, и это заставило Майка забыть об опасности. Он поднес бинокль к глазам и прищурился.

Машина остановилась посреди кладбища, невдалеке от свежевырытой могилы. Самой могилы отсюда не было видно, но Майк знал, что она должна находиться где-то рядом.

На задней двери катафалка висела какая-то странная штора — издалека ее можно было принять за изображение вытянутых в ширину человеческих ребер.

Передняя дверца открылась, пространство вокруг машины начало заполняться людьми. Сначала Майку показалось, что приехала целая толпа, но, присмотревшись, он увидел, что там было всего шесть человек, не считая священника. Среди них был и Джоди. При виде брата у Майка отлегло от сердца. Значит — во всяком случае сейчас — с ним все в порядке. Он не исчез, не сбежал и вообще жив — здоров.

Гроб, усеянный сверху ворохом цветов, выехал из машины; сразу же его подхватили Джоди и Реджи, к ним присоединились и остальные.

Майк наблюдал за ними, затаив дыхание.

Подъехала еще одна машина, людей стало больше, появились и женщины в платках; почти все прибывшие были в черных очках.

Впереди перед гробом шел священник, его лицо отличалось редким унынием. Можно было подумать, что за этими похоронами скрывалось нечто большее, выходящее за обыденные рамки, или что Томми приходился ему близким родственником.

Наконец гроб опустили на землю, и началось чтение речей. Майк старался угадать слова по движению губ — бабушка его всегда так делала, — но особо в этом не преуспел.

Постепенно его вновь стала охватывать тревога. Почему священник время от времени прячет глаза или испуганно косится по сторонам? Что делает здесь незнакомец огромного роста с выпирающей нижней челюстью?

Майк навел бинокль на брата. Через секунду он был готов поспорить, что Джоди тоже чего-то боится.

Чего?..

* * *

…Он продолжал слышать звуки органа. Это было немного странно, но приятно.

Конечно, Джоди знал, что музыкальный инструмент остался в церкви и замолк задолго до того, как они ушли; он сознательно вызывал музыку из памяти, пока ему не начало казаться, что орган и впрямь играет где-то рядом.

Без этой музыки было бы плохо. Достаточная причина, чтобы продолжать заставлять себя ее слышать.

И все равно разыгравшаяся не в меру фантазия не давала ему покоя. Теперь он думал о Томми.

А что если представить, что он умер не сам? Вдруг это то самое загадочное существо подкараулило его на кладбище?

«Что за чепуха! Так недолго и с ума сойти!» — одернул себя Джоди и заставил вслушиваться в слова священника. Это удавалось плохо — смысл речи, хотя и известный заранее, ускользал.

Но разве есть причины для волнений, если светит солнце, а рядом полно народу?

Джоди обвел присутствующих взглядом и сглотнул: заслоняя всех остальных, перед ним возникла фигура Длинного.

* * *

«Что-то сейчас произойдет», — подумал Майк и напрягся. Предчувствие захлестнуло его.

«Что-то произойдет…»

Он посмотрел на Джоди, на Реджи, на остальных — знакомых и незнакомых, местных и приезжих — и словно увидел нависшую над ними тень угрозы.

Ему казалось, что незримая труба громко возвещает об опасности, но никто ее не слышит — только он.

В какую-то секунду Майку захотелось выскочить и броситься к этим оглохшим людям с криком: «Бегите отсюда! Здесь — смерть! Здесь — конец!!!».

Он подавил в себе это желание. Они все равно не поверили бы ему, просто посмеялись бы над его страхами, как это обычно бывает.

Но — можно ли в такой ситуации молчать?

Гудит невидимая труба, крадется, вытягивая вперед когтистые лапы, невидимая опасность…

«Только не Джоди! — взмолился Майк, проводя рукой по вспотевшему лбу. — Только не он!!! Чур его, чур!»

Когда священник закончил прощальную речь и люди начали расходиться, Майк не поверил собственным глазам.

А как же опасность? Как же трубный глас?

Нет, она была еще рядом: Джоди и Реджи, похоже, собрались снова наведаться в склеп… Да и Длинный — он тоже был еще здесь…

«Куда вы идете? — мысленно закричал Майк. — Остановитесь! Дураки! Психи!»

Его слова предназначались Реджи и брату, которые — Майк был сейчас уверен в этом — шли прямо в пасть неизвестному врагу.

* * *

«Рассказать ему о своем видении или нет? — гадал Джоди. — Нет, лучше не надо. Мне вовсе не хотелось бы заработать себе репутацию сумасшедшего. Но, с другой стороны, я должен убедиться в собственной нормальности. Если психические заболевания и можно вылечить, то лишь на ранней стадии. Так что лучше узнать все сразу…»

Джоди приостановился: ему почудился чей-то пристальный и злобный взгляд — но ничего не заметил.

«Галлюцинации… Нет, я схожу с ума. И все — это проклятое место… Уезжать надо отсюда, вот что. Забыть, забыться… Прочь отсюда — и поскорее.»

— Не нравится мне здесь, — проговорил он вслух.

Реджи с готовностью обернулся к нему:

— Ну?

«Так сказать — или нет?»

Искушение было велико, но и страх упасть в глазах своего приятеля — не меньше.

— Подумай о том, — начал Реджи и вдруг осекся.

Джоди показалось, что и он чем-то испуган, хотя черные очки не позволяли утверждать это наверняка.

«Сказать. Если так — он поймет!» — решился было Джоди, но тут же осекся: они остались на кладбище одни, и, если здесь действительно скрывалось нечто опасное, разговор об этом лучше было бы начать в другом месте.

— Черт, — выскочило у него, — нам надо убираться отсюда!

Совсем близко блестела на солнце, собираясь уезжать, последняя машина.

Наверное, Реджи все же что-то понял: он не стал задавать лишних вопросов и кивнул в ответ.

* * *

«Ну, слава Богу, уходят», — с облегчением вздохнул Майк, глядя, как две знакомые фигуры свернули с дороги, ведущей к склепу и направились в сторону выхода.

Труба сразу смолкла, и во внезапно наступившей тишине Майк услышал удары собственного сердца.

Джоди и Реджинальд уходили. Значит, мог уйти отсюда и он.

Майк на секунду опустил бинокль, вздохнул и снова поднес его к глазам — теперь оставался только Длинный.

Первый же взгляд в его сторону вновь заставил Майка похолодеть: жутковатый незнакомец склонился над гробом.

«Что же нужно этому дьяволу?»

Дальнейшее показалось мальчишке едва ли не бредом сумасшедшего: расскажи ему об этом кто другой, он ни за что не поверил бы.

Длинный распахнул дверцы катафалка, вновь вернулся к гробу и поднял его.

Один.

Майку показалось, что проделал он это почти не напрягаясь: взял гроб, понес к машине, с легкостью поставил его на специально установленные в багажнике рейки; через секунду дверца за гробом захлопнулась.

«Да что же это творится?! — не верил своим глазам Майк. — Сумасшедший дом! Бежать отсюда! Бежать!!!»

Забыв обо всем, в том числе и о том, что его кто-то может увидеть, Майк бросился к своему мотоциклу.

Мотор завелся с первого раза.

* * *

К бабушке Майк приходил только в самых крайних случаях. Ни у кого, пожалуй, не было столь оригинальной и странной бабушки, как у него. Многие считали ее ведьмой, многие — просто сумасшедшей, но все соглашались в одном: и образ жизни, и манеры этой пожилой женщины были невероятно экстравагантны и никак не укладывались в общепринятые нормы. Кроме того, бабушка отличалась полной непредсказуемостью: например, могла посмеяться, откровенно и грубо, над тем, что Майк считал настоящим горем.

Он шел по улице и гадал, что ждет его в этом доме: утешение или новый удар.

Дом бабушки стоял на отшибе, подход к нему был обозначен вывеской, тоже довольно оригинальной: две сбитые перекладины, навязчиво напоминающие своей формой виселицу, поддерживали прямоугольник с ладонью в центре. Дом отличался ветхостью. Казалось, в нем жила сама старина: в архитектуре, в облупившейся краске на стенах, в тысячах предметов, способных сделать тесным любое помещение, в запахах, в самой атмосфере.

Теперь Майк испытывал перед жилищем бабушки легкий страх, но так было не всегда. Раньше он провел у нее немало времени, а в детстве нормальным кажется все, что часто видишь. Когда повзрослел, многие вещи стали его смущать, а затем и настораживать. Лишь где-то в памяти жило неистребимо доброе отношение к этому месту, и даже облупленная краска казалась до боли родной.

По-своему бабушка любила Майка, но с возрастом ее странности усиливались, и он не мог уже относиться к ней так, как к «прежней бабушке». Зато к ней неожиданно вернулась Сэлли — сестра Майка, жившая отдельно от семьи, — и погрузилась в создаваемый бабушкой ирреальный мир с головой.

Майк свернул с автострады на узкую тропинку. Прямо перед ним шелестели ветками высокие пальмы — самые крупные в Морнингсайде; не исключено, что в их выращивании бабушка тоже прибегала к потусторонним силам.

Он миновал кусты и остановился на пороге. Худая рука мальчишки нажала на кнопку звонка; дожидаясь ответа, Майк принялся рассматривать стену. Он обратил внимание на странную деталь: облупившаяся краска стен и засохшие эмалевые чешуйки сохраняли свой случайный рисунок годами.

Майку подумалось, что бабушка придала своему дому такой вид специально, чтобы поддерживать определенный имидж. Пожелай она — и вся краска осталась бы целехонькой.



За дверью послышались приглушенные шаги. Они показались Майку незнакомыми.

— Кто дома? — крикнул Майк.

— Я, — ответила Сэлли, открывая дверь. — Заходи. Все дома.

Солнечный свет ярко осветил красную пентаграмму на округлой щеке сестры. Вообще-то мистический антураж Сэлли не шел, от природы она была немного простоватой и почти вызывающе здоровой. Все ночное, бледное, худосочное, веющее мертвечиной должно было быть ей чуждым по природе, но она выбрала свой путь, и вряд ли кто-нибудь мог бы ее с него сбить.

— Привет, — кивнул Майк, разглядывая длинные светлые волосы, которые Сэлли всегда носила распущенными.

— Привет.

— Бабушка дома?

— Я же сказала — заходи!

Сэлли пропустила его в дверь и прошла вперед.

Дом мало изменился за время его отсутствия — разве что стал еще теснее, а воздух, пропитанный нафталином и тлением старых предметов, стал еще гуще, и сейчас Майк двигался среди плотных пахучих облаков.

Вряд ли хоть одна из окружающих его вещей применялась по назначению, и вообще применялась — его всегда удивляло умение бабушки окружать себя самым бесполезным хламом. Впрочем, старые вещи создавали определенную обстановку. Кроме того, Майку смутно помнилось чье-то утверждение, что именно старые вещи аккумулируют в себе особую энергию, — может быть, бабушку интересовала именно она.

Сэлли прошла вперед, и Майк машинально отметил, насколько она повзрослела: сестра была уже вполне сформировавшейся молодой женщиной (во всяком случае, в его представлении).

— Бабушка! — громко позвала она, сворачивая в смежную комнату. — Майк пришел, он хочет поговорить с тобой!

Майк проследовал в комнату со столом, накрытым скатертью, и остановился. Судя по звуку, Сэлли уже катила бабушкино кресло сюда.

Бабушка была парализованной, слепой и глухой, но в то же время ухитрялась все видеть и слышать. По картинке она угадывала звуки, по звукам — изображение. Все это тоже было мистикой, и даже морщинки на ее уплощенном лбу ухитрялись собираться над переносицей в подобие пентаграммы.

Вообще-то явных, глубоких морщин у бабушки почти не было — ее лицо просто обрюзгло, кожа пучилась изнутри жировым слоем и обвисала — и все. Это как-то делало ее сразу и старше, и моложе.

Многим она могла бы показаться уродливой, но Майк давно привык к ее внешности. Свесившиеся вниз щеки делали ее лицо почти квадратным, глаза прятались под темными очками, которые не снимались даже в обычной для ее обители полутьме. В последнее время бабушка решила еще и «онеметь», — во всяком случае, Майк начал забывать, как звучит ее голос.

Сэлли исправно исполняла роль «переводчицы».

Если она ошибалась, бабушка возмущенно поправляла ее — но это случалось крайне редко.

Поставив кресло-каталку напротив Майка, Сэлли присела. Устроился на стуле поудобнее и он.

— Бабушка рада, что ты пришел к нам, — сообщила Сэлли. — Она хочет знать, что беспокоит тебя…

— Скажи ей…

— Она может слушать тебя, — перебила Сэлли.

Майк кивнул. Это было частью ритуала.

«Что меня беспокоит? — задумался он. — Боюсь, рассказывать придется слишком долго…»

Тревога за брата, растущая с каждым днем, странное происшествие на кладбище, подслушанные разговоры — все смешалось в его голове.

«Неважно… начну, как начнется… Для чего же я сюда пришел?»

— А, понятно… — протянул он. — Я узнал, что мой брат собирается уехать…

«Так с чего начать? Наверное, с той поездки…»

* * *

Обычно машину водил Майк. Полицейские в Морнингсайде по большей части были слишком заняты собой, чтобы уделять внимание водителям, когда те не нарушают правила дорожного движения. Кроме того, Майк знал дороги, на которых не было ни одного поста.

Он любил эти поездки с братом, когда сидел за рулем, как старший, а Джоди что-то напевал рядом. Иногда они просто молчали, наслаждаясь скоростью, иногда разговаривали — просто так, ни о чем, но во время таких прогулок между братьями устанавливалось особое единение.

На этот раз с машиной было что-то не в порядке. В моторе постукивало, и хорошего молчания не получилось: мешало беспокойство.

Они еле доехали до дома, и первым делом Майк бросился открывать капот — починкой обычно занимался тоже он. Одно время машины были его страстью, потом эта страсть поугасла, но практическая сторона дела по-прежнему привлекала его. Пожалуй, к технике у Майка была особая склонность, порой он находил самое неожиданное применение обыкновенным предметам и создавал из них оригинальные комбинации в считанные секунды. Джоди подумывал уже о том, что из Майка получится неплохой инженер, но как направить брата по этому пути, не знал — интересы его самого находились в несколько иной области.

Итак, Майк принялся разглядывать мотор, а Джоди стоял рядом. Поломка обнаружилась довольно быстро.

— Я думаю, — указал рукой Майк, — проблема вот в чем…

Джоди кивнул. Похоже, он просто не понял, что имел в виду Майк.

Майк быстро достал отвертку, разводные ключи и нырнул под машину.

Работая, он вскоре услышал звук второго автомобиля, подъехавшего к дому и затормозившего в нескольких шагах. Затем хлопнула дверца и перед глазами возникли чьи-то ноги.

Майк так и не понял, кто именно это был: голос казался знакомым, но имени собеседника Джоди он вспомнить так и не смог.

— Привет, старик…

— Привет.

— Я рад, что ты вернулся.

— Да? — это слово было больше похоже на неопределенное хмыканье.

Разговор выглядел довольно заурядно, и Майк уже начал терять к нему интерес. Лишь желание знать о брате все заставило его продолжать прислушиваться.

— Кстати, а почему ты вернулся?

— Из-за Томми…

После этой реплики последовала довольно продолжительная пауза. Майк устроился поудобней — было похоже, что Джоди просто забыл о его присутствии, и он не хотел лишний раз о себе напоминать.

Что поделать — правду чаще всего говорят без свидетелей.

Незнакомец хмыкнул.

— Черт возьми, — несколько изменившимся голосом продолжил Джоди, — из-за этих похорон страх один…

Майк напрягся. Так неужели Джоди тоже что-то знает? Или он знает нечто другое, оборотную сторону медали?

«Надо будет расспросить его!» — решил Майк.

— Знаешь, — тихо выговорил второй человек, — я только недавно узнал о твоих родителях…

— Хм-мм… — не то вздохнул, не то тихо простонал Джоди. Эта тема была ему очень неприятна.

— …О том, что они погибли… Мне очень жаль…

«Ну так незачем и напоминать!» — рассердился Майк.

Пожалуй, такие неумелые выражения сочувствия были едва ли не тяжелей самого горя: порой было противно видеть, как люди насилуют себя, выжимая из души несуществующую слезинку. Зачем лишний раз задевать человека за живое, если их самих тема не мучила и не грела?

На этот вопрос ответа не было. «Традиция» — это не объяснение и не оправдание.

— Да, — задумчиво протянул Джоди. — Скоро два года — а как будто вчера…

И снова в голосе Джоди что-то дрогнуло. Майк не сомневался, что причиной тому было не старое воспоминание — совсем недавно Джоди говорил об этом же спокойно.

Нет, Джоди наверняка что-то знает. Не смерть Томми насторожила его — что-то другое, скрытое пока от всех.

«Он знает! Знает все.»

— Ну и как ты? Не собираешься отсюда уезжать?

Этот вопрос, более насущный, переключил мысли Майка на другую тему. Он действительно подозревал, что Джоди однажды уедет, бросив его на попечение бабушки или пристроив в закрытое учебное заведение. Никто не мог бы за это его осудить — но для Майка такой поворот был бы непереносимым ударом.

Майк напрягся. По ответу он должен был угадать многое — даже если Джоди по какой-либо причине решит солгать.

— Да вообще-то я сейчас забочусь о пацане, — неопределенно проговорил Джоди.

«О пацане, — значит, обо мне».

Такая формулировка почему-то больно задела Майка. Разве они не равны во всем, кроме возраста, чтобы о нем можно было отозваться так пренебрежительно? Или Джоди просто стесняется их дружбы перед этим человеком?

Оба варианта казались ему не слишком приятными.

— Я думаю, — выдал очередную бестактную фразу собеседник, — ты просто с ума сходишь в связи со всем этим.

«Очень мило! Это как понимать — в связи со мной или с Томми и похоронами? Вот вам и здрасьте!»

— Точно… Но ведь ему тринадцать лет… Последняя фраза была предательством — оценить ее по-другому Майк не мог. Так вот, значит, какова цена дружбы Джоди! — Я уже много раз собирался уехать отсюда, но…

Джоди на секунду замолчал, потом продолжил, словно разговаривая сам с собой:

— Вообще-то он следит за мной. Он следует за мной всюду, и иногда мне кажется, что он знает о моих намерениях уехать отсюда… А вообще-то он симпатичный, хороший парень, я буду скучать без него…

«Вот так… — закусил губу Майк. — Вот так… Значит, Джоди его покинет. Бросит на произвол судьбы. Он для брата никто, обуза…»

Несколько лет назад такое открытие заставило бы его заплакать. Глаза жгло и сейчас, но Майк усилием воли отогнал слезы. Разве могли они помочь в таком деле?

«Джоди… предатель… Неужели ты и в самом деле меня бросишь?! Нет, не делай этого… Я тебя прошу… Пожалуйста, не надо… Я же так люблю тебя!»

Уже позже, когда Джоди ехал по улице, Майк долго бежал вслед за его машиной. Он никак не мог поверить услышанному, не хотел верить…

Так неужели Джоди уедет навсегда?

Он бежал за ним, пока хватало сил, и остановился лишь тогда, когда дальнейшее преследование потеряло смысл…

* * *

Она видела эту сцену, — видела то глазами притихшего и расстроенного подростка, то глазами Джоди. Вот лицо собеседника: крупные темные глаза, прямые волосы, морщинки на лбу… И — равнодушие.

А вот Джоди, внук-красавчик. Горящее в его душе тепло было настолько сильно, что заслоняло черты лица. Он думал в этот момент о Майке, сочетая в себе одновременно и братскую, и отцовскую любовь. Что такое слова в сравнении с этим светом, идущим из глубины души?

Бедный чудак Майк… Сколько же лет пройдет, прежде чем он научится это понимать!

Да и успеет ли?

Ей почудилась черная тень, нависшая над обоими. Или она увидела свою? Да, в таком возрасте смерть всегда рядом. А Майку и Джоди — рано, значит, это какая-то ошибка. Старость не радость — она вечно заставляет все путать…

Так что он там от нее хотел? Ах, да…

* * *

Сэлли зажмурилась, потом снова открыла глаза.

Майк сидел перед ней с удрученным видом, но в уголках его глаз уже поблескивала, готовая вспыхнуть, надежда.

— Бабушка тебе и раньше говорила, — «перевела» Сэлли, — чтобы ты не волновался. Даже если он уедет отсюда, он возьмет тебя с собой.

«И над ней тоже — тень, — отрешенно подумала бабушка. — Над всеми… Над всем городом. Сгущается, ползет, закрывает солнце… Холодная тень смерти… Когда человек слепнет, ему кажется, что во тьму погружается не он, а окружающий его мир… Вот так и я… Мне кажется, что смерть занесла свою косу над всеми, над нашим городом, над всем миром…»

Должно быть, угадав ее мысли, Сэлли слегка повела плечом.

— Надеюсь, она права… — несколько запоздало прозвучал ответ Майка.

— Она всегда права, — холодно и бесцветно ответила Сэлли. Для нее слова бабушки всегда означали самую непреложную из истин, и потому сомнение брата причинило боль. Нет уж, лучше поверить, что городу и человечеству вообще действительно грозит некая опасность. Да и мало ли их в этом мире?

Война. СПИД. Новые болезни, пока еще неизвестные. Озоновые дыры. Вторжение инопланетян… Многое можно придумать. Тут уж скорее стоит удивляться, как жизнь еще существует…

Где-то тикали часы. Сейчас их мерное постукивание почему-то вышло на первый план.

Майк опустил голову вниз.

«Так сказать им про кладбище или нет?»

— У меня есть еще кое-что, — не слишком уверенно начал он.

«И, похоже, самое важное…» — уловила бабушка. Ей вдруг показалось, что при этих словах черная тень сгустилась, стала плотней и протянула к Майку свои лапы-щупальца.

Неужели ему действительно угрожала опасность?

— А что произошло? — даже в холодноватый голос Сэлли проник отзвук тревоги.

«Ну, была — не была!» — решился Майк.

— На кладбище Морнингсайда кое-что произошло, — решительно произнес он. — Я сам видел… Это было нечто странное…

Снова страшная картина прокручивалась перед его глазами, и Майку казалось, что он видит все даже четче, чем наяву.

Гроб, покрытый цветами. Яркая зелень травы-коротышки. Солнце, заливающее надгробье и памятник.

И — Длинный в черном пиджаке. Его лицо угрюмо и неподвижно, нижняя челюсть выпирает вперед.

Майк чуть не задохнулся от отвращения, которое вызвал в нем вид этого человека.

Вот Длинный открывает дверцу машины, шторка-ребра шелестит, потрескивает, словно и впрямь постукивают друг о друга сушеные легкие ребрышки… Или это только показалось?

Длинный подходит к гробу, обхватывает его здоровенными, но худыми ручищами, поднимает…

Майк чувствует, лежа в кустах, как слабеют его руки, и бинокль сам опускается к земле…

Уж лучше не видеть такого кошмара!

* * *

Мотоцикл завелся сразу.

Майк помчался, стараясь выжать из хрупкой машины максимальную скорость. Ему уже было не привыкать ездить быстро в малоприспособленных для подобной езды местах — он находит особый шик, лавируя между деревьями в лесу или прыгая по оврагам. Многие могли бы позавидовать его умению, сам же Майк иногда в мечтах видел себя знаменитым мотокаскадером. И все же он упал…

Лужайка кладбища была удивительно ровной — если не считать надгробных плит, ничто не выступало из земли, не было и заметных выемок. Мало того, Майк ехал по уже знакомому пути (он был и самым близким).

Казалось, не было ничего, способного сбить его с мотоцикла.

Был взгляд.

Длинный остановился между могилами и посмотрел на маленького мотоциклиста — тотчас земля ушла из-под колес, и Майк взлетел.

Он встал не сразу, но не боль от ушибов была тому причиной — больше всего на свете Майк боялся вновь встретиться взглядом с этим странным человеком.

Или не-человеком? После последнего эпизода Майк уже не был в этом уверен.

Да, он потом поднялся и встал, но всю дорогу взгляд Длинного висел на нем жутким балластом, придавливая к земле…

* * *

«Темно… как все темно… Тень смерти… нет, ее выдумала не я. Это его выдумка, его страх… глупый трусливый мальчик…»

Похоже, рассказ Майка произвел на бабушку сильное впечатление — она даже сподобилась на то, чтобы повернуться в сторону Сэлли. Девушка тоже наклонилась к ней, они обменялись взглядами — если, конечно, так можно было сказать.

В черных кружках бабушкиных очков отражались свечи. В этом доме всегда было много свечей…

Майк перевел дыхание и сидел, ожидая ответа.

Неужели он дожил до того дня, когда даже бабушка не знает, что ему посоветовать?

Молчаливые переговоры между девушкой и старухой окончились. Сэлли повернулась к нему и пристально посмотрела в глаза.

«Гипноз, — подумала она. — Обыкновенный гипноз. Я всегда знала, что Майк очень легко ему поддается. Скорее всего, служителя кладбища подкупил какой-нибудь студент-медик, а чтобы не было лишних сплетен, он решил „устранить“ свидетеля таким оригинальным способом: кто поверит мальчишке, заявляющему о сверхъестественном похитителе… Но, с другой стороны, это плохо — Майк поддался слишком легко. Надо бы его… ну, не то чтобы проучить, а устроить небольшую тренировку…»

Сэлли бросила взгляд на бабушку — та была полностью согласна с ее решением.

— Майк, давай поиграем в небольшую игру, — произнесла Сэлли, незаметным жестом указывая на стол.

Майк опустил глаза. Тиканье часов и потрескивание свечей заглушили звучащий на грани человеческого восприятия шепот. Он не услышал тайной команды, как раньше не понял, что заставило его посмотреть на скатерть, — неожиданно перед его глазами возник черный ящик, лишенный одной из боковых стенок. Внутри виднелись какие-то пружины и перегородки, но освещение не позволяло разглядеть загадочную конструкцию.

«Ящик? — удивился Майк. — Откуда?»

— Ой! — вырвалось у него вслух. — Как ты это сделала?

«Неужели бабушка и в самом деле способна колдовать? Ну, она это еще что, а вот Сэлли?!»

Майк не мог поверить своим глазам, но факт оставался фактом: ящик стоял на столе, и в его лакированной поверхности тускло отражались огоньки свечей.

Он на себе почувствовал выжидающий взгляд бабушки.

«Ничего, пусть поучится, — думала она. — Ему полезно…»

— Положи руку в черный ящик, — намеренно неестественным голосом произнесла Сэлли. Она хотела, чтобы у Майка создалось впечатление, будто с ним говорит не она, хорошо знакомая ему сестра, а некто другой, может быть, некий бездушный механизм.

От звука ее голоса Майку стало немного не по себе. Он покосился на ящик, затем на Сэлли.

«Наверняка ловушка!» — мелькнуло у него.

Действительно, с какой бы это стати Сэлли и бабушка — сложно было сказать, кто в этом альянсе выступал сейчас инициатором, — стали играть с ним по-настоящему, в настоящую игру? Да не те это люди, и не тот это дом!

— А что там, в ящике? — осторожно поинтересовался он.

«Ну нет уж! Так просто вы меня своими колдовскими штучками не возьмете!»

«Глупый ребенок…» — угадала его мысли бабушка. Ее лицо оставалось таким же неподвижным.

«А может, это и не Сэлли? Может, это и не бабушка? — забеспокоился Майк. — Что-то они слишком странные сегодня… Да и этот ящик — уж не очередная ли это ловушка Длинного?»

— Просто положи руку в черный ящик, — чужим незнакомым голосом повторила Сэлли.

«Ловушка! Это не они! О, черт… Как бы отсюда сбежать? Ну ладно, постараюсь пока сделать вид, что все в порядке и что я ничего не понял. А там — улучу момент и…»

— Ну, хорошо, а что там все-таки? — снова задал вопрос Майк, осторожно приближая ладонь к отверстию.

Даже если бы ему ответили, он вряд ли смог бы разобрать слова — ящик неожиданно скользнул ему навстречу и наделся на руку. Тотчас вокруг запястья захлопнулся невидимый механизм.

В первую секунду Майку показалось, что его ударило током, во вторую — что рука обожжена.

Горячей волной страх прокатился по телу, Майк дернулся, но невидимые тиски только плотнее впились в его руку. Теперь что-то сковывало и пальцы, давление на них все усиливалось.

Майк рванулся еще раз, задергался, запаниковал — но ящик плотно сидел на его руке, постепенно увеличивая силу сжатия. По руке заструилась боль, она росла и крепла, покушаясь если не на само сознание, то во всяком случае — на его ясность.

— Господи! — сдавленно прошептал он. — Больно же!

Боль и страх смешались воедино, и он не знал, что терзает его сильнее: врезающийся в кожу руки металл или отчаянье, вызванное собственной беспомощностью перед коварными чарами.

Весь мир был против него: предал брат, обманула родная бабушка… Вот сейчас придет Длинный (при мысли о нем волосы чуть не встали на голове дыбом) и заберет его. Навсегда. Кому же он еще здесь нужен, если даже самые близкие люди покинули его в трудный момент?

— Не бойся! — словно издалека прозвучал голос Сэлли.

«Она еще меня успокаивает!» — Майк тряс рукой, пробовал стряхнуть ящик второй, — но ничего не помогало.

«Смеется… Или она все же не враг? Ничего не понимаю… Больно!»

— Я не могу руку вытащить! — дрожа от напряжения, выдавил он.

— Не бойся, — повторил далекий, почти нечеловеческий голос. Наверное, он шел прямо с того света…

Да сколько может длиться эта боль?

Комната начала плыть перед его глазами, свечи двоились, троились, от размытого лица Сэлли осталась одна пентаграмма, нарисованная на щеке.

Выхода не было.

— Да отдай мне руку! — закричал Майк, дергаясь в нелепом танце, а ход его мыслей все замедлялся, смешивая все в единое целое. Он не понимал уже ни кто он, ни где находится, ни почему у него на руке торчит этот дурацкий ящик.

Боль стихала, — точнее, становилась тупее и словно отдалялась.

— Не бойся, — снова прозвучало почти над его ухом.

«Я не боюсь… я больше не могу бояться… — сдался Майк. — Будь что будет, можете делать со мной все, что хотите…»

Страх и впрямь исчез, уступая место тупому равнодушию.

Неожиданно мелькание перед глазами исчезло, контуры вновь приобрели четкость.

Ящик исчез с его руки — он стоял теперь посреди стола. Исчезла и боль.

— Уффф! — выдохнул Майк.

— Простое умозаключение, — сообщила ему Сэлли. — Страх вредит человеку. Бабушка хочет, чтобы ты это понял.

На лице бабушки не дрогнула ни одна складка. Она сидела неподвижно.

Майк встряхнул головой, словно прогоняя остатки сна.

«Ничего себе — разыграли комедию, подшутили… Да убивать надо за такие шутки!»

— Но мне же было больно! — с упреком выкрикнул он.

— Нет, тебе показалось, — оборвала его Сэлли. Ее глаза смотрели серьезно и строго.

«Показалось… Тебе бы так „показалось“», — уже с меньшей злобой подумал Майк.

— М-да… — с сомнением протянул он.

Всякое желание задерживаться здесь пропало.

Ему хотелось поскорее убраться прочь, чтобы немного прийти в себя. Не слишком ли много впечатлений для одного дня?

Он встал и опустил руку в карман. Ему попались ассигнации. Почти машинально Майк достал деньги и выложил их на стол.

«Пусть берут… комедиантки!»

Сэлли бросила в его сторону быстрый взгляд.

С негромким щелчком ящик растаял в воздухе. Деньги исчезли тоже.

«Да ну их всех!» — сказал себе Майк, направляясь к выходу. Прощание в такой ситуации казалось ему излишним.

— Заходи к нам почаще, — предложила вдогонку Сэлли.

— Угу! — иронически буркнул Майк.

«Ну нет уж, хватит… больше я в такие игры не играю!»

Он опрометью выскочил из дома и чуть не обалдел, увидев, что за его стенами находится привычный нормальный мир.

Сэлли вопросительно посмотрела на бабушку. Та снова нагнулась к ней и вдруг расхохоталась.

Смеялась она долго.

Смех был похож на плач…

* * *

Ни один человек не видел, как в сторону арки с надписью «Кладбище Морнингсайда» свернула девушка.

По упругой походке и фигуре ей сложно было дать больше двадцати; тень от длинных и светлых распущенных волос несколько искажала черты лица. Со спины ее можно было принять за Сэлли — но опытный наблюдатель сказал бы, что незнакомка старше.

Она действительно была незнакомкой: в настоящий момент в городе не было ни одного человека, способного узнать ее в лицо.

Впрочем, если бы Томми был жив, он не спутал бы ее ни с одной из женщин…

Легкая ткань юбки флагом струилась вслед за ней, приоткрывая стройные ноги.

Девушка вошла под своды аллеи, ведущей в сторону склепа, и тень дубов накрыла ее — лишь белая ткань изредка вспыхивала в просветах. Казалось, она спешила поскорее попасть в это мрачное место, и на ее лице не было ни капли грусти.

Вскоре она вышла на лужайку. Теперь ей оставалось пройти совсем немного — до двухэтажного старинного здания — и дальше, уже в нем, до одной заветной двери…

* * *

В доме было душно, и Джоди вытащил всю свою музыкальную аппаратуру на крыльцо. Вначале он пробовал подобрать органную мелодию, но быстро забыл о ней — гитара сама подсказала более веселые аккорды, и вскоре он уже во весь голос напевал отнюдь не траурную песенку. Пусть в ней пелось о разлуке и женщине, оставившей на произвол судьбы бедного парня — мелодия была безоблачно-веселой.

За этим занятием его и застал Реджи.

Джоди сидел на крыльце, задрав ногу на ногу и блаженно жмурясь на солнце: шляпа с короткими полями почти не давала тени. На Джоди были линялые джинсы и черная футболка с надписью «Rolling Stones» и высунутым языком — эмблемой группы.

— Привет! — еще издали крикнул Реджи, припарковывая свой маленький грузовичок с мороженым.

— Здорово! — поприветствовал его Джоди, не выпуская гитары из рук.

— Что делаешь? — спросил Реджи. Под мышкой у него виднелся здоровенный кожаный футляр.

— Да так, наигрываю…

Реджи кивнул и извлек из футляра обычную гитару.

Может, она и уступала по силе звука электроинструменту, но дуэт получался неплохой.

Голоса их тоже неплохо сливались.

Они сидели рядом. Белая рубашка и галстук-«бабочка» у Реджи, как ни странно, прекрасно сочетались с нарядом Джоди.

«Если я однажды сойду с ума и вздумаю организовать рок-группу — Реджи первым войдет в нее», — шутливо пообещал себе Джоди.

Чем дольше он пел, тем легче становилось на душе.

Наконец закончился последний куплет, Джоди и Реджи разом выдохнули дружное «Ух», и Джоди отложил гитару в сторону, позволяя другу немного посолировать на частом переборе.

— Неплохо вообще-то… — заявил Реджи, дотянув последнюю ноту до конца. — Как тебе кажется?

Джоди откинулся назад, извлек из-за усилителя бутылку пива и отхлебнул.

— Пожалуй…

Вести сейчас долгие беседы ему не хотелось. Иногда человеку нужно просто отдохнуть.

Реджи, похоже, его понял и кивнул. Порывшись в кармане, он достал камертон.

В воздухе повис протяжный звенящий звук. Он длился слишком долго — чтобы остановить его, Реджи пришлось зажать штырьки пальцами.

Почему-то эта картина врезалась Джоди в память: Реджи сидит на крыльце с камертоном, поднесенным к гитаре, и прижимает его «вилочку»…

* * *

Склеп был пуст. Джоди был здесь последним посетителем. Не оглядываясь по сторонам, Незнакомка прошла мимо молчаливых ячеек и остановилась напротив двери. Тонкие пальцы легли на ручку.

Из появившейся щели хлынул свет — у любого нормального человека от необычной яркости заболели бы глаза.

Но Незнакомка храбро заглянула внутрь.

Если бы сейчас в склеп кто-нибудь случайно зашел — он тут же выбежал бы оттуда и почти наверняка вызвал полицию: помещение склепа потряс отчаянный звонкий вопль…

* * *

Ничто не снимает так дневную суету, как вечер. Конечно, порой вместо успокоения он может заставить человека размышлять, копаться в себе — но это в том случае, если ему нечем заняться, а Джоди по вечерам без дела не сидел.

Кстати, этим он задавал работку и Майку, следовавшему за братом по пятам.

На этот раз автомобиль Джоди «причалил» к бару.

Небрежным движением Пирсон распахнул дверцу и вышел.

Бар был почти пуст. Где-то в уголке ютились забулдыги, бармен скучал у стойки, слушая давно надоевшую всем кассету, но зато чуть поодаль на высоком стуле сидела Незнакомка.

При виде девушки с длинными распущенными волосами Джоди удивленно поднял бровь. Он не видел эту пташку в здешних краях, между тем как девушка была приметной. Разве что черты ее лица казались чуть резковатыми, но все остальное… Джоди не нашел бы в ней изъяна, что он, впрочем, и не собирался делать.

«Да, познакомиться бы с ней — и можно обо всем забыть. Долой из памяти мысли о похоронах и смерти — да здравствует жизнь и любовь!»

Прижавшись носом к окну, Майк наблюдал, как Джоди подошел к бармену, получил бутылку, отхлебнул немного из горлышка и пересел поближе к девушке.

Она не понравилась Майку с первого взгляда — на месте Джоди он не стал бы доверять первой встречной.

О чем они говорили, Майк не слыхал, но мог догадаться: их жесты выглядели весьма красноречиво.

«Вечно он ищет всякие неприятные приключения», — осуждающе думал Майк, глядя на брата.

Отношения Джоди с девушкой развивались быстро — обменявшись несколькими репликами, оба встали и направились к выходу.

Майк благоразумно отступил за угол дома. Парочка была неплохо видна и отсюда.

Больше всего Майка раздражали манеры девицы, — похоже, даже Джоди обратил на них внимание, так как, выйдя на улицу, быстро потерял всю свою уверенность.

Блондинка шла, сунув руки в карманы. Майку показалось, что на ее лице написано отвращение.

— Ну что ж, посмотрим… — долетел до Майка голос брата.

— Тут неподалеку есть укромное местечко, — ответила Незнакомка, решительным движением подхватывая Джоди под руку.

Майк был прав: ее манеры несколько шокировали Джоди, но Незнакомка казалась ему слишком красивой, чтобы он мог отказаться от знакомства из-за такой мелочи.

«Ну и что… — размышлял он. — Просто она немножко раскрепощенней, чем я… Так у нас провинция, а она явно нездешняя. А даже если она и не строгих нравов — мне же с ней не под венец… Во всяком случае, о браке она еще не упоминала…»

Все так же решительно девушка тянула его в сторону ближайших крупных деревьев.

«О Господи! — испугался вдруг Майк. — Да она же ведет его в сторону кладбища! Вот дура…»

Вскоре сомнений не осталось: где-то вдалеке за деревьями возникла хорошо знакомая крыша склепа.

Парочка целовалась — со стороны было похоже, что они бредут, не разбирая дороги.

«И Джоди может пойти туда после ВСЕГО? — ужаснулся Майк. — И все из-за этой шлюхи! Просто удивительно, до чего он иногда бывает туп!»

Майк следовал за ними, время от времени пригибаясь за кустами, и с каждой секундой в нем росло желание крикнуть им: «Дураки, куда же вы прётесь?! Туда нельзя!!!»

Но что тогда скажет Джоди? В конце концов, его отношения с женщинами — дело глубоко интимное, и Майк просто не имеет права вмешиваться.

Или опасность, которая им угрожала, освободила его от подобных условностей?

Джоди и девушка вышли на лужайку кладбища. Яркая, почти полная луна хорошо освещала открытый кусок пространства.

Майк добежал до ближайшего памятника и присел. Его сердце часто билось: как-никак, это место никто не назвал бы безопасным.

Тем более — ночью…

Майк прислушался: где-то вдали лаяли собаки, негромко трещали цикады. Никто не сопел, не хрустел, не грыз… на что, помнится, был похож тот жуткий звук?

Майк прошел вперед и снова притаился. Теперь ему начинало казаться, что за ними следит кто-то четвертый, — во всяком случае, кожа на спине стала гореть от напряжения, — казалось, любое, даже случайное прикосновение вызвало бы сейчас ожог. Даже прикосновение чужого взгляда.

Следующая перебежка привела Майка к дереву.

«Кстати, — подумал он, — не перебраться ли мне в кусты? Все же немножко дальше от могил… Нет, страшно… Там я могу не увидеть врага. Но, с другой стороны, он ведь тоже вряд ли меня там увидит…»

Дрожа от страха, Майк нырнул в кусты. Зато теперь он мог догнать Джоди и Незнакомку и посмотреть на них сбоку.

Оказавшись ближе к дальнему краю кладбища, девушка слегка притормозила, высвобождая свои губы.

Джоди взглянул на ее лицо, залитое лунным светом, и невольно залюбовался. Пусть ее черты не соответствовали в его представлении идеалу — в ней было свое особое обаяние. Загадочное, тревожное, манящее… Или даже околдовывающее?

И эта местность…

Джоди показалось, что у него захватывает дух.

— Как все это странно, — выговорил он.

«И прекрасно…» — закончил Джоди про себя. Он и впрямь был словно околдован — и это место, и луна, и даже навязчивый звон цикад казались ему сейчас прекрасными. Но главное — она…

«Странно, — подумалось ему, — я словно сплю…»

В лунном свете цепочка с крестиком на шее Джоди ярко блестела — Майк издали видел ее.

«Ну что же они делают, — кусал он губы. — Уходите отсюда! Уходите!!!»

— Да нет, это даже возбуждает! — Незнакомка прильнула к Джоди и заглянула ему в глаза. Влажные губы шевельнулись, словно требуя очередного поцелуя. — Чем еще можно заниматься в этом городке?

— Не знаю, — рассеянно пробормотал Джоди.

Незнакомка потянулась к нему губами, наклонился и Джоди. Майк только скрипнул зубами от досады. Незнакомка тянула Джоди на себя, пятясь к расчищенной могильной плите. На нее девушка и повалилась секунду спустя, увлекая Джоди за собой. Тонкие женские руки выпустили край куртки и шарили теперь нетерпеливо и жадно по его спине, задирая наверх рубашку и подставляя под прохладный ветер открывающееся тело.

Майк хмыкнул и отвел глаза — парочка уже начала издавать характерные стоны.

Но как все-таки страшно находиться здесь ночью!

Лишь на секунду отвлекшись от слежки, Майк снова оказался во власти громадного, всепоглощающего страха. Он был совершенно беззащитен в этот момент, а тьма вокруг казалась все более грозной. Да, на свету его могли увидеть — но кто сказал, что таинственный враг не обладает ночным зрением?

Неожиданно спине Майка стало горячее прежнего, а еще через секунду он с ужасом убедился, что в кустах кто-то есть.

Вначале ему послышался только шорох — достаточно легкий, чтобы его могла вызвать ночная птица, но еще через мгновение он услышал хриплое рычание. Майк вздрогнул и обернулся, тут же что-то жесткое и острое задело его спину, и он чуть не вскрикнул — но нет, это была всего лишь ветка.

Неведомый зверь рычал где-то впереди.

От страха у Майка пересохло в горле. Только одно преимущество — если это можно было назвать таковым — приобрел он, поворачиваясь в эту сторону: противник не мог больше наброситься на него со спины. Но что мог сделать он, безоружный мальчишка, с прячущимся во тьме зверем? Судя по рычанию, это был медведь или некто равный ему по размерам и мощи.

Майк сам не знал, какая сила заставила его сделать шаг вперед, в сторону, откуда доносился этот рык. Пожалуй, просто страх ожидания неминуемой гибели оказался сильнее, чем страх перед смертью. Уж лучше покончить с этим делом сразу…

Майк шагнул еще раз, потом еще — неведомый противник не трогался с места.

Новый шаг вывел его на узкую тропинку. Сюда кое-как пробивался лунный свет, — во всяком случае, Майк мог различить отдельные деревья.

Рычание усилилось.

«Ну что же ты тянешь? — отчаявшись, мысленно взывал Майк. — Вот я! Кончай скорее!»

И тут на него ринулось нечто темное. Небольшое, ростом с пятилетнего ребенка. Пожалуй, это неожиданное открытие и спасло Майка: убедившись, что противник не так страшен, во всяком случае, с виду, он бросился бежать со всех ног, оглашая окрестности кладбища истошными воплями.

Существо, тяжело дыша, мчалось за ним.

Майк не ошибся, когда ему показалось, что оно подозрительно похоже на человека: любой зверь уже в два счета настиг бы мальчишку и расправился с ним. И в то же время это существо, закутанное в черный плащ с капюшоном, не было человеком — и издаваемые им звуки, да и особое ощущение говорили о том, что оно относится к некоему чуждому людям роду.

Но сейчас Майк просто не мог об этом рассуждать — он бежал, а страх продолжал царапать его спину и виснуть на ногах, мешая им отрываться от земли.

Крик Майка заставил Джоди подскочить и оттолкнуть девушку.

— Это мой младший брат, — объяснил он ей уже на бегу. — С ним что-то случилось…

Незнакомка посмотрела ему вслед и потрогала спрятанный кинжал.

Майк выбежал на поляну, сильно прихрамывая на обе ноги, и, не разбирая дороги, помчался в сторону выхода.

— Майк! — крикнул Джоди, догоняя его.

Майк, казалось, оглох — ничто не могло остановить его сейчас, пока он не окажется хоть в относительно безопасном месте.

— Майк! — снова крикнул Джоди, хватая его за рукав.

Майк вырвался и сбежал в небольшую ложбинку.

— Что с тобой случилось, парень? — взволнованно спросил Джоди, догнав брата.

Майк стоял перед ним, тяжело дыша. Его большие глаза, казалось, увеличились сейчас вдвое.

— Там что-то было, я знаю, — торопливо начал Майк. — Я видел это…

«Неужели у него было то же самое видение?» — незаметно поморщился Джоди.

— Ну, так что это было?

Майк перевел дух и заговорил торопливо и с придыханием:

— Послушай… Я за вами следил. Я, конечно, не хотел сделать вам ничего плохого, но просто это существо набросилось на меня!

— Какое существо?

— Ну… Я не знаю! Оно было такое небольшое, коричневого цвета и очень быстро бежало.

«Быстро для человека», — подумалось ему, но вслух упоминать об этом Майк не стал.

— Так, может, это была собака или какое-то домашнее животное?

Майк на мгновение зажмурился — теперь загадочный враг вспомнился ему четче.

Нет, домашние животные не носят плащи и не бегают на задних лапах, — во всяком случае, во время охоты. С другой стороны, блеснувшая на миг коричневая морда мало походила на человеческую. Или это был невероятно уродливый карлик-негр?

— Никакое это не животное!

Майк был готов поспорить сейчас об этом на что угодно.

Джоди шумно вдохнул воздух — такое приключение было ему не по душе.

Майк быстро приходил в себя: присутствие брата и исчезновение преследователя помогали ему успокоиться.

Неожиданно его осенила новая мысль.

— А как же твоя девчонка? — с тревогой спросил он.

Пусть она не была симпатична Майку — но этого было явно недостаточно, чтобы бросать ее в таком жутком месте на произвол судьбы.

Это напоминание разозлило Джоди.

— Идиот! — огрызнулся он. — Она, наверное, ждет меня там! Он не успел замолчать, как Майк снова вздрогнул и напрягся: откуда-то со стороны кустов донесся уже знакомый неясный звук.

— Слышал? — дрогнувшим голосом поинтересовался Майк.

Джоди слышал — у него внутри что-то оборвалось.

«Так неужели мальчишка не врал? Неужели это загадочное Нечто и в самом деле существует? Нет… Так слишком легко сойти с ума. Ничего нет. Все в порядке. Надо только убраться отсюда побыстрее и внушить Майку, что все в порядке: его нервы могут не выдержать».

— Да это, наверное, ветер… — неестественно бодро отозвался Джоди.

Майк бросил на него уничтожающий взгляд — даже ребенок с первого же слова раскусил бы обман.

«Ну, если ему хочется притворяться, что все в порядке… Дурак!»

— Иди позаботься о девчонке, — немного свысока скомандовал Майк, — прежде чем это существо схватит ее!

«Этот парень совсем распустился!» — недовольно взглянул на него Джоди, но замечания делать не стал: о девушке и в самом деле следовало позаботиться.

— У тебя, по-моему, богатое воображение, — сдержанно проговорил Джоди, опуская руку в карман. — Чтобы не сказать — больное. — Ладонь снова вынырнула наружу — на ней лежали ключи. — Вот, держи ключи и отправляйся домой. Поговорим с тобой позже когда я приду.

Майк взял предложенные ключи. Джоди положил ему руку на плечо и слегка подтолкнул:

— Иди!

Сделав шаг в сторону ворот, Майк все же задержался. Его охватил новый приступ тревоги за брата.

— Послушай, ты уверен, что с тобой все будет в порядке? — внимательно посмотрел он на Джоди, словно старался запомнить его навсегда.

— Конечно, — нетерпеливо ответил Джоди. — Иди…

И Майк пошел. Он шел медленно, то и дело оглядываясь и размышляя о том, насколько глупыми все же бывают иногда люди. Ну вот взять хоть Джоди с этой девчонкой… Хорошо еще, что брат остался там не один!

* * *

«И все же — привиделось это существо Майку или нет?»

Джоди шел по кладбищу, и уверенность в себе таяла с каждой секундой. Даже если Майк кое-что и присочинил — слишком многое свидетельствовало о том, что с кладбищем не все в порядке. Слишком мало знает загордившаяся наука о загробной жизни, а вот предки всегда относились к мертвецам с уважением, да и с опаской. Опыт многих поколений тоже чего-нибудь стоит — поторопились все же его отвергнуть…

На кладбище было тихо — даже цикады, похоже, замолчали. По небу, подкрадываясь к луне, ползли рваные черные тучи, и от них становилось еще страшнее.

Джоди был на кладбище один. Напрасно он всматривался в проходы между памятниками — девушки нигде не было.

Тьма сгущалась над кладбищем, заставляя тускнеть лунный свет. Неведомый враг мог таиться за каждым камнем, за каждым кустом. Несколько раз Джоди казалось, что он видит блеск зловещих маленьких звериных глазок. Все здесь было против него: кусты, могильные камни, сама ночь…

«Неужели Майк прав, и ее действительно утащили?» — подумал о девушке Джоди, останавливаясь неподалеку от знакомой плиты. Последняя надежда на то, что девушка, может быть, ждет его на прежнем месте, исчезла.

Незнакомка пропала. Могильная тьма утащила ее, как, быть может, готовилась сейчас похитить и его самого.

«Бежать отсюда!» — мелькнуло в голове.

Такое решение, пожалуй, действительно было самым разумным: зловещие взгляды ночи никому не оставляли надежды на пощаду.

И все же он не побежал — пошел не спеша, стараясь хоть этим сохранить уважение к себе. Уж слишком подлое это чувство — страх…

* * *

Одеяло было теплым, но Майк никак не мог согреться. Комната плыла перед глазами, но сон никак не шел. Иногда ему начинало казаться, что он проваливается куда-то в пропасть вместе с кроватью, но стоило приоткрыть глаза — и Майк тут же видел знакомый потолок, знакомую пеструю наволочку, разноцветное одеяло…

Он ежился, но согреться все равно не мог. Голова кружилась…

Неожиданно кровать тряхнуло сильнее обычного.

«Началось!» — испуганно подумал Майк, зажмуриваясь.

Когда он открыл глаза, прямо над ним нависало бледное лицо Длинного. Безжизненные губы кривила мерзкая усмешка, прямо над головой поблескивали сквозь туманную мглу звезды.

Длинный стоял у изголовья, простирая над Майком худые плоские руки.

Майк испуганно огляделся по сторонам и чуть не закричал: кровать стояла посреди кладбища.

Длинный возвышался над ним неподвижно, как статуя, и эта его неподвижность пугала мальчишку еще сильней.

Немая сцена длилась недолго. Не то гром, не то выстрел потряс воздух — и тут же с обеих сторон кровати из земли вынырнули вымазанные кладбищенской глиной изможденные руки.

Они вцепились в одеяло, рвали его на себя, стараясь добраться до рук и ног Майка, а он между тем не мог даже пошевелиться от страха.

Вот уже руки мертвецов дотянулись до ноги, обхватили, вонзая в нее острые грязные ногти… Вот ухватились за локти… Вот добрались до ребер и живота…

Они тащили его во все стороны, стараясь разорвать на куски.

И тут грянул гром…

Майк снова открыл глаза — он лежал на кровати, и над ним был потолок. Слегка покачивалась люстра. Он был дома!

Люстра качалась, и от этого мерного движения, подкрепленного далеким тиканьем часов, снова начала кружиться голова.

Она кружилась… кружилась… кружилась…

* * *

Автомобиль Джоди затормозил у бара на том же самом месте, что и вечером. На этот раз Джоди вышел из машины просто, не выделываясь: его занимали совсем другие мысли.

Спустя несколько минут там же появился Майк. Заходить вслед за братом в бар он не стал, как не стал и дожидаться его: утром Джоди выглядел слишком сердито, и Майк решил лишний раз не злить его своим присутствием.

В конце концов Джоди имел на это право, ведь из-за этой глупой слежки у него сорвалось любовное свидание. Майк догадывался, что Джоди был раздосадован исходом своей встречи, хотя и не знал подробностей исчезновения Незнакомки.

Сейчас Майк Пирсон шел по улице, облизывая купленный на первом же углу шоколадный леденец. Никогда до этого Майк не замечал, как бывает порой приятно находиться в толпе народа.

Случись что здесь — всегда можно позвать на помощь, позвонить в полицию, наконец…

В этот момент на глаза ему как раз попался телефонный автомат. «До чего же это просто», — подумал Майк, подходя к нему поближе и заглядывая внутрь.

Внезапно он ощутил легкую дурноту: трубка была оборвана, и под телефонным аппаратом колюче торчали во все стороны разорванные провода. Вообще-то в этом не было ничего особенного — хулиганов в городе хватало, — но после вчерашних приключений и мыслей о возможности позвать на помощь это мелкое открытие показалось Майку очень неприятным.

Кто сказал, что эти спешащие по своим делам незнакомые люди станут помогать ему в критический момент? Ни закричать, ни позвонить…

С надеждой Майк заглянул в соседнюю кабину и убедился, что трубка в ней тоже отсутствует — но отрезана более аккуратно.

Значит, если сейчас появится Длинный…

Чепуха — с чего бы это ему сейчас появляться?

Майк еще раз лизнул леденец и отправился дальше. В конце концов, эти телефонные аппараты не единственные в городе. Незачем нарочно придумывать себе страхи: чем серьезнее реальная опасность, тем осторожней надо к ней относиться, отделяя ее от всего надуманного и второстепенного…

Вдруг его внимание привлек чей-то топот — будто по улице шел человек, обутый в чугунные сапоги. Тяжелые шаги звучали все громче, Майк попятился к витрине, которая была за его спиной, и остановился.

Нет, ему это не примерещилось — из-за угла выходил Длинный. Это его ноги, прикасаясь к земле, издавали гулкий грохочущий звук.

Длинный шел плавно — несмотря на всю тяжесть хода; и руки, свободно опущенные вдоль тела, качались двумя огромными маятниками. Взгляд Длинного был устремлен вперед — Майк был уверен, что он ничего не видит по сторонам.

Но куда же мог идти этот страшный человек?

Майк посмотрел вперед и замер: в нескольких шагах от него стоял грузовичок мороженщика.

Ничего не подозревавший Реджи вышел из кабины, подошел к задней дверце и открыл ее, выпуская наружу морозный пар, идущий от сухого льда.

Никогда еще Майк не видел, чтобы «сухой лед» парил так сильно — через несколько секунд вокруг Реджи образовалось целое белесое облако, которое продолжало расти.

Длинный дошел до морозного тумана, сбавил ход и остановился сбоку от Реджи.

«Беги!» — хотел закричать Майк, но его язык присох к нёбу, и он не мог издать ни одного звука.

На слабеющих ногах мальчик сделал шаг назад и прислонился к стеклу, чтобы не упасть.

Реджи копался в грузовом отделении.

Длинный медленно развернулся — над туманным облаком хорошо виднелась его голова. Длинные руки потянулись навстречу Реджи, но тот уже успел выпрямиться с ящиком мороженого в руках.

«Беги! — мысленно заклинал его Майк. — Беги!»

Похоже, Реджи и сам что-то почувствовал: он вдруг заторопился, испуганно покосился в сторону замершего возле него незнакомца и едва ли не бегом поспешил перейти улицу.

Остатки морозного тумана быстро таяли, открывая взгляду Майка застывшую фигуру Длинного. Тот все еще стоял, подставив свои широкие плоские ладони под струю холода, бившую из морозильника Реджи. Так озябший человек, бывает, греет руки у камина…

«Лишь бы он не заметил меня!» — ужаснулся Майк.

Даже если Длинный и заметил его, он ничем этого не выдал, повернулся и пошел прочь в прежнем направлении.

* * *

Джоди уселся на высокий табурет у стойки, потребовал у бармена бутылку пива и отхлебнул.

Говорить о подобных вещах ему было стыдно, но он чувствовал, что должен это сделать.

Выпив немного для храбрости, он таки начал:

— Послушай… Ты запомнил девчонку, с которой я вчера ушел?

— Да, — несколько недоумевающе ответил бармен.

— Она вернулась сюда?

— А что? — ухмыльнулся бармен. — Случилось нечто, с чем ты не справился?

«Час от часу не легче», — подумал Джоди.

— Она меня просто бросила!

В голосе Джоди сквозило волнение, но бармен истолковал это как обычное раздражение, вызванное столь неблаговидным поступком со стороны смазливой девицы.

— Правда?

— Ну, я там, на кладбище, с ней завелся…

К сожалению, Джоди не заметил, как изменилось при этих словах лицо бармена. У хозяина заведения давно уже копились смутные подозрения, касающиеся прогулок по кладбищу, после которых люди вдруг «кончали жизнь самоубийством» или становились «жертвами несчастного случая». Пусть он видел эту блондинку всего несколько раз, но даже этого было достаточно, чтобы заметить связь между ее знакомствами и трагической судьбой некоторых клиентов. Он подумывал уже о том, что об этом следует сообщить в полицию, но пока не решался: репутация доносчика могла сильно повредить его бизнесу.

— Да ты что, с ума сошел, что ли? — вырвалось у бармена.

Джоди Пирсон слегка скривился:

— Да, это было очень весело…

В ответ бармен только покачал головой.

«Ну, смотри, парень…»

* * *

С мотором что-то не ладилось, и поэтому Майк затеял на вечер серьезный ремонт автомобиля.

«Этот Джоди только и умеет, что гробить машину, — незло сердился он. — Ну просто как ребенок какой-то! А я потом — чини!»

Он забрался под машину со всеми своими инструментами, предварительно приподняв ее домкратом.

Когда ремонт уже близился к концу, его внимание привлек негромкий хлопок двери — в гараж кто-то вошел.

Майк опустил руку с гаечным ключом и крикнул:

— Джоди, это ты?

Ответа не последовало, зато совсем рядом прозвучал уже знакомый шорох-хрип.

От неожиданности у Майка потемнело в глазах. Неужели эти твари проникли в дом?

«Мой дом — моя крепость… Вот и верь пословицам!»

Он повернулся на бок и с ужасом убедился, что не ошибся: мимо него проскользнул темный край плаща.

ОНИ БЫЛИ ЗДЕСЬ!!!

Майку показалось, что еще секунда — и он потеряет сознание. Это уже не лезло ни в какие ворота: раз они смогли обнаружить его даже тут, надеяться больше было не на что.

А чего удивляться? Свидетелей всегда убирают…

Майк сглотнул и прислушался.

Теперь что-то скрипело возле домкрата.

«Окружают, — подумал он. — Сейчас второй подойдет со стороны ног и…»

Если его положение возле кладбища было незавидным, то нынешнее оказалось еще более худшим, ведь там он мог хотя бы бежать, сейчас же, лежа на спине под машиной, скрыться было некуда.

Удивляло пока только одно: почему это существо еще не пробовало залезть под машину и разделаться с ним на месте.

«Может быть, они просто не слишком ловкие и им трудно это сделать? — сообразил он. — Значит, шанс у меня еще есть…»

Надежда была слабой. Даже если карлики и не смогут его вытащить, им ничего не стоит, например, поджечь наполненный бензином бак.

Иди гадай потом о причине несчастного случая!

Как ни верти, он находился сейчас в их лапах, но сдаваться не собирался. Страх постепенно превращался в какую-то злость против этих мерзавцев, вторгнувшихся в его жизнь.

Майк скрипнул зубами.

Ну, если он выберется из этой переделки, они еще об этом пожалеют!

Майк не знал, как с ними посчитаться, и возможно ли это вообще, но желание вывести шайку карликовых ублюдков на чистую воду в этот момент пересиливало в нем страх. Он будет бороться, — будет, пока жив!

Главное — спастись сейчас…

Враг не отличался изобретательностью — вскоре Майк заметил, что сопение возле домкрата усилилось и машина начала раскачиваться. Похоже, эти существа надеялись его придавить.

Автомобиль раскачивался все сильнее, становилось ясно, что домкрат долго не выдержит. Не дожидаясь его падения, Майк перевернулся на живот и подтянул под себя ноги. Он сделал это вовремя — домкрат с шумом отлетел в сторону, и на скорчившегося Майка обрушилась машина.

Она не могла придавить его совсем — мешали колеса, но все же внезапно навалившийся на спину вес оказался значительным, и Майк невольно застонал.

«Я им этого не прощу!..»

Взгляд его скользил между колес, — во всяком случае, Майк мог высунуть из-под машины руку с молотком и хоть этим причинить противнику вред.

Молоток лежал рядом. Майк вцепился в его рукоятку и, превозмогая боль в спине, принялся ждать. Торопливое шарканье небольших ножек сообщило ему, что карлик перебежал в другое место.

— Ну, только сунься! — чуть слышно прошептал Майк, нацеливаясь молотком.

Раздались новые шаги — более тяжелые.

Майк напрягся.

Ботинки остановились перед машиной прямо напротив него.

В удар он вложил всю свою злость и был едва ли не рад раздавшемуся крику.

— Черт! — услышал он вдруг голос Джоди. — Это же моя нога, парень!

Майк только молча приоткрыл рот…

* * *

— Я знаю, ты, конечно, не поверишь мне, — доказывал он пару минут спустя, — но эти существа были здесь, в этой комнате, в этом гараже! Они хотели схватить меня!!!

От волнения Майк кричал. Джоди только морщился, но его лицо выглядело озабоченно.

«Что делать? — раздумывал он. — Это слишком похоже на болезнь. Я всегда подозревал, что у Майка не все в порядке с психикой. Пусть тогда, на кладбище, он действительно мог чего-то испугаться.

Здесь же речь идет, похоже, о чистых галлюцинациях. Существа в доме… Как бы мне уговорить его показаться врачу? Это переходит уже все пределы…»

— Да отстань ты! — угрюмо огрызнулся Джоди.

Майка это только еще больше разгорячило.

— Они схватили машину, — взахлеб вещал он, — и издавали такие странные звуки!

Джоди попробовал жестом остановить его.

— Ты уверен, что это то же самое существо, которое гонялось за тобой на кладбище?

— Абсолютно уверен! — без тени сомнения заявил Майк. — Так что мы будет делать?

— Ты сумасшедший, — проговорил Джоди и покачал головой. «Как же все-таки проконсультироваться у психиатра?»

* * *

Майк достал нож и потрогал лезвие — острый!

Один раз решившись вступить в борьбу с этими темными силами, он больше не колебался.

В конце концов, если рассудить здраво, у него и не было выбора. Раз за ним начали охоту — а появление карликов в гараже недвусмысленно об этом свидетельствовало, — то они вряд ли теперь остановятся сами. Он опасен для них. Значит, становясь еще более опасным, он уже ничего не теряет.

С другой стороны, раз они нападают, — значит, они боятся разоблачения настолько, что не могут положиться на простое человеческое неверие в чудеса.

Если бы Майк знал, что его будут слушать, — он растрезвонил бы о кладбищенских делишках по всему городу. Но как бы это восприняли добропорядочные горожане?

В лучшем случае — просто посмеялись бы, в худшем — заперли бы его в сумасшедший дом.

И в то же время существа решили от него избавиться, — значит, даже тень угрозы кажется им гибельной.

Или… или их психика настолько отличается от обычной, что им просто не понять человеческую натуру.

Но все это было не важно: раз охота объявлена, Майк мог спастись, только победив.

На помощь рассчитывать было нечего — даже Джоди не верил ему, что же говорить о других?!

Значит, оставалось одно — проникнуть в их логово и добыть доказательства.

Любые. Любой ценой.

Майк понимал, что он мог погибнуть. Но, отказываясь от боя, он погиб бы наверняка, а так у него был хоть ничтожный шанс на спасение.

Что есть в активе? Длинный силен, но несколько неповоротлив — для того чтобы это понять, достаточно только одного взгляда. Он и двигается так, будто у него внутри встроен довольно примитивный механизм.

Дальше. Карлики есть карлики. В таком тщедушном тельце не может прятаться много силы. Кроме того, от них можно просто убежать: скорость бега ведь во многом зависит от длины ног, и здесь у Майка было явное преимущество.

К тому же на этот раз он будет вооружен.

Майк сунул нож в самодельные ножны, привязанные к ноге. Разрезанная брючина должна была скрыть оружие от случайных любопытных взглядов.

«Ну, держитесь, темные силы!»

Майк вдруг пожалел, что его нож не серебряный. Впрочем, кто сказал, что он имеет дело с обыкновенной нечистью — и Длинный, и его свита мало походили на традиционных упырей.

Несмотря на это, Майк счел нужным достать из ящика и надеть подаренный мамой крестик.

И наконец, они не могли ждать атаки с его стороны.

Или, наоборот, ждали, чем и был вызван их визит в гараж?

Последнюю мысль Майк отогнал: не напади они сейчас, он не стал бы, наверное, ввязываться в это грязное дело. Кому охота самому лезть на рожон? Да и не похожи они на гениальных провидцев. Первая версия — что они устраняют нежелательных свидетелей — звучала намного убедительнее.

Вызов брошен — вызов принят…

Майк сбежал по лестнице, застегивая на ходу куртку.

Он не знал еще, что увидит в склепе, но надеялся на успех. Да благословенна будет на все века надежда!

* * *

Ворота кладбища уныло поблескивали в лунном свете.

Было полнолуние — самое время для ведьмовских шабашей и разгула прочей нечисти. Медленно карабкались по небосводу лохматые тучи, обходя огромную круглую лунищу. Ветра не было, — казалось, вся природа затаив дыхание следит сейчас за тем, как подходит к кладбищенским воротам щуплая мальчишеская фигурка. Лишь листья тихо шуршали, прислушиваясь, не заухает ли филин — частый гость ночных кошмаров, — но филин молчал. Молчало все.

Майк осторожно потрогал решетку — она была заперта на замок. Изнутри.

Еще вчера этого замка не было, — значит, темные силы приготовились к обороне. Или просто затаились?

«А может, у них сегодня намечено что-то важное?» — подумал Майк, бессмысленно встряхивая ворота.

Неужели ему сейчас придется повернуться и уйти, отказавшись от своих намерений?

«Ну нет!» — сказал себе Майк.

Решение пришло почти мгновенно. Он подпрыгнул, подтянулся и через секунду уже спускался вниз по внутренней стороне ворот.

«А ведь сбежать потом будет трудно», — понял он, уже коснувшись ногами земли.

Эта мысль ничего уже не меняла: ворота остались позади, и отступать было поздно.

Кладбище встретило его мертвым молчанием.

Глыбы памятников причудливо синели в лунном свете, нигде не шевелился ни один листочек.

Майк сделал несколько шагов.

Он находился на лужайке, как на ладони огромного великана, готовой сжаться в любой момент и раздавить его.

Он был виден сейчас всем — если кто-то следил за ним — и не видел сам никого.

Трещины на памятниках будто насмехалась над ним, глазницы окон склепа недоверчиво щурились.

Майк прошел между памятниками — теперь ему оставалось проделать совсем незначительную часть пути.

«Да… в одну сторону! А если они сейчас специально собираются вокруг, чтобы подкараулить на обратном пути?»

Майк огляделся. Он никого не увидел — но это не утешало. Враг мог сидеть в засаде совершенно неподвижно.

Так когда же они кинутся? Сейчас, на открытом месте, или в самом склепе, чтобы и вскрика не услышал забредший сюда себе на горе случайный прохожий?

«В случае чего — падать наземь и выхватить нож», — жестко приказал себе Майк.

От стен склепа веяло холодом.

Майк собрал всю свою волю в кулак и, повернувшись спиной к надгробиям, преодолел последние несколько метров.

Со спины на него никто не бросился.

Не увидели? Или выжидают?

«Если в склепе засада, — решил Майк, — то, скорее всего, возле главного входа… Просто возле дверей. Значит, надо искать окно!»

Майк свернул в сторону и стал красться вдоль стены, то и дело пригибаясь и ожидая нападения.

Враг медлил…

Сердце в груди мальчишки прыгало все сильней. Очутившись здесь, он уже по-другому оценивал свои шансы на победу. Он был один. А что если нож для этих монстров безвреден?

«Неважно! Я должен доказать свою правоту, должен отомстить этим ублюдкам — и я это сделаю!»

Несмотря на все уверения, страх рос, и бороться с ним становилось все труднее.

Ну что он, например, сделает, если кто-то прыгнет на спину? До ножа ли будет тогда?

А что если оружие есть и у них — такое же жестокое и непохожее на человеческое? Что делать тогда?

«Не думать об этом! — рассердился он. — Будь у них оружие, они давно бы уже пустили его в ход…»

Наконец он нашел то, что искал (для него так и осталось загадкой, как он не сошел с ума за время этих поисков, когда каждый нерв ожидал фатального удара в спину).

Перед Майком было подвальное окно, разделенное рамой на две половинки. Свет в нем не горел, и это позволяло надеяться, что в подвале никого нет.

Конечно, можно было бы поискать и открытое окно — но это увеличивало вероятность нарваться на засаду.

«Только бы они ничего не услышали!» — взмолился Майк, применяясь половчее высадить стекло.

Ждут за окном? Не ждут? Или кто-то стоит за его спиной, поджидая, когда он примет наиболее неудачную позу?

Майк оглянулся — никого.

«Ну, хватит! — сказал он себе. — Сколько можно медлить?»

Размахнувшись ногой, он выбил стекло и снова замер, прислушиваясь, не раздастся ли подозрительный шорох.

Подвал молчал. Кусты за спиной — тоже.

И все равно эти кусты не нравились Майку: так и чудился исходящий из листвы злобный чужой взгляд.

Майк присел и снова оглянулся. Лезть или не лезть?

Только действие, опережающее мысль, могло сейчас спасти от мучительных колебаний. Он просунул ноги в окно и быстро нырнул внутрь подвала, каждую секунду ожидая почувствовать на своих ногах хватку чужих рук или лап.

Его не схватили.

Майк спрыгнул на пол, еще секунду подождал атаки, наконец, осмелев, выпрямился.

Подвал был пуст. Здесь пахло застарелой пылью и сыростью — как в большинстве обычных подвалов — и ничто пока не говорило о присутствии темных сил.

Убедившись в своей относительной безопасности, Майк осмелел настолько, что зажег огонек зажигалки. Впрочем, с другой стороны, огонь, наоборот, успокаивал: что может быть хуже непроглядной тьмы, когда не различишь, откуда ожидать беды? Что-то подсказывало Майку, что карлики обладали ночным зрением.

Первым на глаза Майку попался сундук. Нет, не сундук — он узнал в продолговатом ящике гроб.

Гроб? Ничего себе, приятное начало путешествия… Хотя… Здесь же как-никак морг и склеп — что еще может храниться в их подвалах?

Возникшие от неровного язычка пламени тени колыхались и выглядели зловеще, словно кто-то прятался по углам, отстраняясь при приближении света.

Или там действительно кто-то был?

От обострившейся донельзя чувствительности кожу слегка покалывало. Казалось, еще немного — и страх победит его, заставив опрометью выскочить отсюда и умчаться куда глаза глядят.

Сжав зубы, Майк сделал несколько шагов вперед.

«Лучше всего — прижаться к стене, — подумал он, — тогда хоть спина будет прикрыта. Только бы успеть…» Он и в самом деле прислонился к чему-то, что сначала принял за стену, но неожиданно опора качнулась и тут же что-то полетело на Майка сверху.

Почти машинально Майк подхватил свалившийся на него предмет — и чуть не вскрикнул, ощутив прикосновение сухих человеческих волос.

В его руках была кудрявая человеческая голова.

Голова?!

Присмотревшись, Майк облегченно вздохнул. Этот предмет был слишком легок для настоящей головы, и, кроме того, на месте лица поблескивала ровная поверхность. Майк провел по ней рукой, и парик, сдвинувшись, обнажил гладкую белую болванку из папье-маше.

Парик… Что ж, говорят, их иногда надевают на трупы, чтобы скрыть травму головы или какое-нибудь уродство.

С легкостью Майк отшвырнул «голову» в сторону — она слегка подпрыгнула на полу. Вслед за ней последовал и парик. После этого мелкого приключения подвал сразу перестал казаться таким уж жутким: эта «голова» словно напомнила о том, насколько велики у страха глаза.

Чтобы убедиться в том, что подвал пуст и неинтересен, Майку не понадобилось много времени. Несколько готовых гробов, высокие ящики с фанерой, досками да прочий хлам — вот и все, что там было. Слой пыли говорил о том, что сюда заходили очень редко. Зато подвал казался удачным местом для прорыва в цитадель ужасов.

Задерживаться здесь слишком долго Майк не стал — вскоре ему на глаза попалась новая дверь, прикрытая висячими шторами.

Майк осторожно выглянул: в следующем помещении было светло, хотя источник света с первого взгляда был неясен.

Секунду поколебавшись, Майк вошел.

Здесь помещался склад гробов. Разные по величине, отделке и стоимости, они занимали все пространство. То огромные, как настоящие саркофаги, обитые изнутри складчатым шелком, то более скромные, с простыми крышками и с двухсекционными, открывающими на похоронах только лицо покойника, — они громоздились вдоль стен, стояли посредине комнаты, зевали открытыми крышками с деревянных платформ подставок. Можно было подумать, что здесь происходила выставка-распродажа этой унылой, но необходимой продукции.

Майк принялся осматривать ближайшие «экспонаты». В них было что-то странное — так, во всяком случае, ему показалось.

Но — что?

Майк присмотрелся к ближайшему гробу. Так и есть — обивка внутри была несколько смята, словно там уже побывала некая тяжесть, а в щелях внешней обшивки виднелись замытые следы грязи. Неужели гробы использовались повторно? Такое простое объяснение было правдоподобным, но в то же время и обидным. Не слишком приятно, надеясь разоблачить «преступление века», наткнуться на следы мелкого мошенничества. Но почему бы и нет? Гроб не так уж дешев, и жулики могли бы нажиться, пуская их в продажу вторично. А злобный карлик — обыкновенный полусумасшедший негр-коротышка. Ну а загадочные звуки? Наверное, и они имеют какое-нибудь простое объяснение… И все же Майк принять его не мог. Просто невозможно было уйти сейчас, не выяснив всего до конца. Если здесь скрывались простые жулики, нужно убедиться в этом окончательно. Если нет — докопаться до истины. Вдруг гробы выкапывались и отмывались с какой-нибудь совершенно другой целью?

Неожиданно внимание Майка привлек звук шагов. Он шел от двери — не той, ведущей в подвал, а от второй, находящейся в противоположной стене комнаты. Кто-то приблизился к двери, замер, потом послышался легкий скрип…

Когда служитель морга (не Длинный, а другой, обыкновенный на вид мужчина средних лет с несколько туповатым лицом) вошел, в комнате уже никого не было.

Нужно иметь очень хорошую наблюдательность, чтобы сразу увидеть, что закрытых гробов стало на один больше.

Служитель морга осмотрелся: его привлекли сюда посторонние звуки, и он хотел убедиться, что все в порядке, собственными глазами. Внешне все было так, как надо, но… Он прислушался, — может, крысы?

Майк в гробу затаил дыхание. Служитель морга шел медленно, оглядываясь по сторонам, и неумолимо приближался к нему.

«Если он сейчас меня найдет, я останусь в этом гробу навсегда», — с дрожью подумал Майк.

В этом новом враге не было ничего мистического, — наоборот, он явно был из плоти и крови, а значит, ему ничего не стоило свернуть любопытному мальчишке шею. Хорошо преступникам работать в похоронной службе: всегда можно законно принять труп так, что никакая полиция в жизни не догадается, где его искать…

Раньше Майка страшила неизвестность. Теперь же и реальность — отнюдь не обещавшая быть веселой.

Догадается — не догадается?

Служитель морга в упор посмотрел на гроб, в котором прятался Майк. На тупом лице отразилась усиленная умственная работа — мужчина соображал, в каком виде оставил этот конкретный гроб. Похоже, он так и не пришел к определенному выводу. Нахмурившись, он снова двинулся вперед.

«Сейчас он меня найдет и…» — Майк похолодел. Ну почему он решил спрятаться, а не заскочил обратно в подвал? Там рядом было окно, куда мальчишке пролезть гораздо легче, чем грузному мужчине в летах, а здесь…

Майк Пирсон обливался холодным потом, но ничего не мог поделать — даже выскочить и броситься к окну было уже поздно. Майку оставалось только умирать от страха и наблюдать, как приближается тупой и безжалостный враг. Откуда возьмется жалость в служителе морга?

Зловещий гробовщик подходил все ближе. Майк уже мог разглядеть каждую складочку на его рубашке. Вот сейчас он подойдет вплотную, откинет крышку и…

«О, Господи, только не это!» — взмолился Майк.

Ожидание становилось все нестерпимее, и он уже готов был сдаться и крикнуть: «Вот я, не тяните!». В то же время Майк знал, что ни за что не сделает этого. Пусть шанс на спасение иллюзорен, но он есть, а в жизни случаются чудеса…

Служитель подходил. Майк уже слышал его ровное сиплое дыхание. Развязка близилась. «Господи, спаси меня…» Майк хотел было зажмуриться — но не мог, страх не позволял ему получить хотя бы такое избавление. Сам выбрал свой путь — теперь терпи до последнего!

Служитель морга остановился напротив Майка. Мясистые грубые руки качнулись в сторону крышки.

ВСЁ!!!

Майк обмер, ожидая разоблачения.

Его спас скрип двери. Служитель обернулся: на пороге стоял Длинный. Бесцветный взгляд из-под хмурых бровей уперся в служителя, и тот развернулся, подчиняясь молчаливому приказу.

«Неужели пронесло?» — не веря в удачу, подумал Майк.

Длинный повернулся — его движения были похожи на механические — и вышел. Затем дверь закрыла удаляющаяся спина служителя морга. Они уходили, оставляя Майка одного.

«Нет, не верю! — твердил сам себе Майк. — Может, они только того и ждут: я высунусь, а они…»

Тяжелые шаги Длинного и торопливые — служителя морга — удалялись. Путь был открыт.

Выждав для верности еще немного, Майк приподнял крышку. Он был один. Майк вылез, стараясь двигаться как можно бесшумней.

Из происшествия можно было извлечь по крайней мере один урок: ни за что не стоит прятаться в такие неудобные места. Пусть в следующий раз укрытие окажется не таким эффектным, чтобы не сказать экзотическим, но из него обязательно должен быть путь к отступлению. Или — возможность сбежать, или — вытащить нож, но не иначе. Майк был уже почти рад тому, что его так напугали — опыт приобретается только за счет ошибок… если, конечно, они не становятся роковыми.

И еще один вывод можно было сделать из увиденного: Длинный был связан с этим служителем, и последний ему подчинялся. Теперь они ушли вдвоем, разумеется, делать какое-то очередное грязное дело (поэтому, наверное, и были заперты ворота). Значит сейчас-то их и можно поймать на горячем.

Майк вдруг догадался, что им движет не только желание защититься и отомстить — в нем взыграло любопытство. Нормальное чувство для тринадцатилетнего мальчика…

Майк прошел вдоль комнаты, внимательно рассматривая гробы. Не все из них оказались «отмытыми» — многие были совсем новыми. Закрытых было мало. Майк мог поручиться, что они пусты, ведь окажись здесь посторонний наблюдатель, он давно поспешил бы «заложить» Майка, когда тот умирал от страха, скорчившись в гробу.

Итак, у него был проверенный тыл — эти две комнаты. И то неплохо…

Минуя дверь, Майк хорошо рассмотрел «украшавшие» ее массивные запоры, обратив особое внимание на опускающуюся изнутри перекладину. В случае необходимости ею можно было воспользоваться на бегу, отрезав дорогу погоне. Конечно, Майку вовсе не хотелось, чтобы за ним кто-то гонялся, — но раз такая вероятность существовала, о ней стоило подумать.

Майк выглянул за дверь и остановился на пороге. Покидать «укрытие» ему не хотелось: здесь, в самом склепе, опасность могла поджидать всюду.

Ну вот, например, эти одинокие ячейки — чем не место для засады? Раскрыть, прыгнуть сверху…

Майк посмотрел вдоль ближайшего коридора — никого не было видно, но это не утешало.

«Ладно… Зачем же я сюда пришел?» — спросил он себя, делая шаг вперед.

Коридор был пуст и однообразен. Только нелепые вазы на одноногих худых подставках как-то оживляли помещение. Ячейки и стены были нарочито грубо разрисованы «под мрамор» — так обычно назывались неровные черные линии и черточки, «украшающие» поверхность краски. Их вид вызывал у Майка почти отвращение.

Майк прошел по коридору, свернул во второй, в точности такой же, потом еще раз…

Казалось, что склеп вымер. («Хороший каламбур!» — мельком отметил Майк.) Не было слышно ни шороха, ни звука, а ведь Длинный и служитель были где-то неподалеку — Майк почти физически ощущал их присутствие. И жуткий карлик в плаще должен был околачиваться где-то тут. И хорошо, если один: Майк вспомнил вдруг, что в первый раз видел исчезающий край одежды сразу в двух местах — никакая сила не могла бы перенести это существо с места на место столь стремительно, — тем более, что бегало оно не слишком быстро.

Майк прошел еще один коридор, как вдруг сзади послышался какой-то звук.

Мальчишка развернулся и насторожился, готовый и к бегству, и к сопротивлению одновременно — но рядом никого не было.

Звук повторился. Он был глухим, словно шел изнутри ячейки или из-за какой-то двери.

Подождав еще немного и ничего не увидев, Майк направился в сторону, откуда доносился звук.

Вскоре он увидел закрытую черную дверь — звук шел оттуда. Майк подошел ближе и прислушался: было похоже, что за дверью что-то взламывали, но открыть ее и удостовериться, что именно там происходит, было бы просто безумием. Майк подошел еще ближе и остановился перед дверью, гадая, что же все-таки там творится. Больше всего было похоже на то, что за дверью что-то вскрывали, неловко орудуя тяжелыми инструментами, или ворочали огромные металлические бочки. Кроме того, там что-то гудело — этот звук различался на самом пределе слышимости и был похож на гудение неисправной неоновой лампы.

Безусловно, за дверью происходило нечто совершенно странное. И, скорее всего, такое, что представить нормальному человеку просто невозможно, даже задействовав всю свою фантазию.

И еще — Майк знал это наверняка — за дверью находился Длинный. Этот человек словно излучал особую энергию, спутать которую с чем-либо казалось невозможным.

Легче всего Майку было представить, что Длинный взломал гроб и пожирает сейчас очередной труп, противно чавкая и отрывая выступающей вперед челюстью огромные куски полуразложившейся плоти. Представив эту картину, Майк невольно попятился.

И тут его внимание привлек новый звук: словно что-то мчалось по коридору, со свистом рассекая воздух. Майк обернулся — и не поверил своим глазам.

По воздуху мчался сверкающий металлический шар. Относительно небольшой, размером примерно в два его кулака, и абсолютно гладкий, он несся по воздуху, выписывая загадочную траекторию. Просто выпущенный снаряд так лететь не смог бы.

Обо всем этом Майк подумал позже — сейчас он видел только одно: шар, хищно поблескивая, летел на него. Его скорость была несколько меньшей, чем у настоящего снаряда, — шар явно был занят выбором дороги и поиском объекта охоты. Подлетая к Майку, он слегка притормозил, как бы примеряясь перед финальным броском. Внутри шара что-то щелкнуло — и вдруг из совершенно гладкой металлической поверхности выскочили две острые «вилки».

Шар не собирался сбивать Майка с ног — у него было другое оружие.

«Вилки» нацелились мальчишке в лоб.

Если шар был способен испытывать какие-либо эмоции, можно было бы сказать, что он ринулся на Майка с яростью.

Майк сам не знал, как догадался о пути к спасению, — скорее всего, просто сработал инстинкт. Он бросился на пол; и шар, сверкнув ножами в воздухе, промчался над его головой, не причинив никакого вреда. Правда, он успел снизиться — но не настолько быстро, чтобы успеть задеть мальчишку. Со свистом это жуткое оружие домчалось до угла и повернуло в сторону, — вероятно, для того, чтобы, развернувшись, возобновить атаку.

Майк вскочил и попятился. Да, против такого шарика нож был бесполезен… Надо было смываться. Больше увидеть здесь ничего не удастся — проклятый шар наверняка об этом позаботится, а бессмысленный риск не входил в планы Майка. Героизм ради героизма — игра для дураков.

Майк посмотрел по сторонам, прислушался: свист рассекаемого воздуха не повторялся — и бросился прочь.

— Попался?! — голос ударил его как обухом по голове.

Майк шарахнулся в сторону — и тут же его шею обхватила сильная мужская рука. Это был неизвестно откуда взявшийся служитель морга.

Майк забился в его руках — но тщетно. Его силы не могли соперничать с силами крепкого взрослого мужчины.

«Попался…»

Это действительно был конец — они ни за что не отпустят его живым после встречи с шаром-убийцей. Майк в этом не сомневался. Но, несмотря ни на что, Майк продолжал трепыхаться — даже сейчас он не хотел сдаваться. Он еще выкарабкается! Он еще победит!

Вера в это уходила быстро…

«Нет, сволочь! Не возьмешь!» — бесновался Майк.

В конце коридора снова засвистело. Майк на миг прекратил свои бессмысленные попытки вырваться и увидел все тот же шар.

Служитель морга не собирался никуда его вести. Ему было достаточно подержать Майка, пока шар-убийца не доберется до мальчика.

Шар мчался прямо в лоб Майку Пирсону.

«Нет! — мысленно закричал Майк. — Я не дамся! Что угодно — только не это!» — и он рванулся вперед, пытаясь пригнуться: он не мог вырваться, но мог заставить служителя морга раскачиваться вместе с ним, надеясь, что шар промахнется.

Шар замер в воздухе, внося поправки в свою траекторию, — и вновь устремился на дерущихся…

Дерущихся! Сильно сказано: Майк барахтался, теряя последние силы. Он не мог даже дотянуться до ножа — рука служителя удерживала мальчишку за шею.

Рука?

Майк резко наклонил голову и уперся носом в волосатую теплую кожу.

Его враг был человеком — и это сейчас должно было стать его уязвимым местом.

Недолго думая, Майк впился в эту мерзкую потную руку зубами. Что-то приторно-соленое коснулось его языка, вызывая тошноту, но он только сильней сжал зубы, и вскоре его рот наполнился теплой кровью.

Крови было много — она текла по губам и капала на пол, заливая подбородок.

Служитель морга завопил.

Майк сжал зубы еще крепче — он ощутил, что хватка врага начала слабеть.

Мгновенье — и боль пересилила в служителе чувство долга. Он отшвырнул мальчишку в сторону и запрыгал от боли.

Кровь хлестала во все стороны.

Майк машинально отер губы — и снова услышал зловещий свист.

Шар стремительно приближался, но служитель морга, оглушенный болью, не замечал этого. Лишь в последний момент он поднял голову, удобно подставляя ее под острые хищные «вилки», — и замер, все еще не веря, что собственное оружие может обратиться против него.

На его беду (и на счастье Майка), шар был всего лишь тупым, безмозглым механизмом. Он «видел» цель и должен был ее достичь — более абстрактные понятия его конструкцией не предусматривались.

В широко открытых глазах служителя морга мелькнул ужас — и шар с силой врезался ему в лоб, пробивая кости черепа и опрокидывая тут же обмякшее тело.

Сжавшийся на полу Майк хорошо разглядел момент, когда «вилки» входили в человеческую голову. От этого зрелища его затрясло.

Служитель морга умер не сразу — до Майка в течение нескольких секунд доносился его предсмертный хрип, а видневшиеся из-за угла ноги мерзко дергались. Наконец агония прекратилась и служитель морга замер.

Майк провел рукой по лбу, стирая выступивший пот и стараясь избавиться от застывшей в глазах страшной сцены, но ей было суждено впечататься в память надолго. Ведь этот конец был предназначен ему…

«Бежать отсюда!» — тупо подумал он.

Все, больше его не застанут врасплох — Майк быстро отвернул штанину и вытащил нож. Прикосновение к твердой рукоятке несколько успокоило его. Шар, завершив свое кровавое дело, замер, а от людей и человекоподобных он как-нибудь сумеет защититься. Главное — убраться отсюда поскорее…

Майк встал. После встречи с шаром ноги его дрожали, и шел он не вполне уверенно.

Но события этой ночи еще не кончились: издалека послышались тяжелые мерные шаги Длинного.

Майк обернулся: в противоположном конце коридора высилась фигура, одетая в черное.

Длинный в упор смотрел на подростка, и на его мертвенном лице появилось подобие улыбки.

Майк быстро провел взглядом вдоль коридора: спасательный проход в сторону «выставки» гробов и подвала находился как раз на полпути между ними.

— А-а-а… — начал он, но тут же сам себя оборвал, не представляя, что можно сказать этому жуткому человеку.

Теперь уже Длинный и в самом деле усмехался, да так, что от его усмешки человеку более нервному давно бы стало дурно. Он не нападал первым, — может быть, его забавляла реакция Майка или уверенность в себе позволяла поиграть в «кошки-мышки».

Майк неуверенно шагнул вперед.

Длинный тоже сделал шаг.

Майк шагнул второй раз.

Длинный повторил его действие.

Их взгляды встретились. Это была настоящая дуэль.

Почти мгновенно в памяти Майка всплыл разбор «зеркальной» шахматной партии: когда один из шахматистов полностью повторял ходы противника, это быстро приводило его к поражению. Пока что Длинный повторял его «ходы», — значит, если он и дальше будет придерживаться «правил игры», то это можно обратить против него.

«Только бы ничем себя не выдать!» — подумал Майк, уже смелее идя врагу навстречу.

Он шел медленно — потому что не был способен двигаться быстрее. С каждым новым шагом, приближающим его к Длинному (а тот продолжал «копировать» движения Майка на свой лад), все сильнее становился холод. Нет, его причиной было отнюдь не нервное напряжение — от не-человека веяло могилой.

«Только бы не дрогнуть раньше времени!»

Майк был сейчас комком чистой силы воли — все другие эмоции и чувства отошли на второй план. Он должен был выиграть эту безмолвную дуэль, должен был выжить и разоблачить все их мрачные козни. И он знал, что сделает это.

Шаг — и Длинный совсем рядом.

Глаза в глаза, друг напротив друга — не разойтись, не разминуться…

Еще шаг, — наверное, уже последний — они могли дотронуться друг до друга рукой.

Майк не планировал заранее того момента, когда бросится в сторону: подсознательно он опасался, что Длинный может прочесть его мысли, так что бросок оказался едва ли неожиданным даже для него самого.

Он рванулся в боковой проход и помчался со всех ног в сторону подвала.

Внезапность позволила ему выиграть несколько секунд — Длинный, который почти наверняка мог дать ему фору в беге хотя бы за счет длины своих ног, сначала растерялся. Быстротой реакции он, видно, не отличался. Но что такое несколько секунд в гонке, в которой ставка — жизнь, а силы совсем неравны? Длинному понадобилось всего пару шагов, чтобы этот выигрыш во времени превратился в ничто.

Майк ощутил на своей спине холод, рванулся вперед еще быстрее, выжимая из себя максимально возможную скорость, — и длинные холодные руки схватили воздух.

Каким длинным бывает иногда короткий коридор!

Новый шаг Длинного снова сократил расстояние между бегущими.

Ледяные руки вновь поднялись, чтобы схватить Майка и прекратить эту жуткую гонку, — и в этот момент мальчишка осознал, что под его ногами только что промелькнул порог.

Майк среагировал мгновенно: секунда — дверь захлопнулась, и тяжелый брусок вошел в паз.

Едва Майк оказался за прикрытием двери, как силы оставили его, и, прижавшись спиной к спасительному железу, он начал сползать вниз. Еще немного — и он лишился бы чувств.

Глухой удар потряс дверь, заставляя снова взять себя в руки.

Майк поднял глаза — и внутри у него что-то оборвалось: в щели между косяком и дверью шевелились пальцы Длинного. Они извивались, дергались, рвались на свободу…

И тогда Майк взглянул на нож, все еще зажатый в руке. Почему он не ударил Длинного, когда была такая возможность? Мысль об этом вызвала у него вспышку ярости. Изо всех сил он ударил лезвием по копошащимся в щели пальцам.

То, что он увидел, заставило его похолодеть: вместо крови из раны хлынула мерзкая полупрозрачная желтая слизь.

Длинный завопил: крик его звучал неестественно вибрируя — он тоже не был похож на человеческий.

Майк почувствовал приступ тошноты. Переборов его, он взглянул вниз — и вздрогнул. В желтой луже — неожиданно большой — извивался отчлененный палец! Он корчился, как полураздавленный червяк, старался согнуться в кольцо, но скользил в желтой мерзости. Медленно, миллиметр за миллиметром, он все-таки полз…

«А ведь это доказательство!» — молнией ударила мысль. Превозмогая отвращение, Майк нагнулся, схватил сопротивляющийся палец и сунул его в нагрудный карман.

Тут же на дверь обрушился новый мощный удар. Из косяка полетели щепки. Больше медлить было нельзя. Майк сорвался с места и помчался между открытых гробов к знакомой двери. Всколыхнулись, как от вихря, попавшиеся на дороге шторы.

Как ни странно, подвал показался Майку светлее, чем в первый раз, — во всяком случае, он издалека заметил окно и довольно ясно смог различить проход между ящиками. Но это не обнадежило, а, наоборот, вызвало новый приступ страха: любое изменение, происходящее в этом проклятом месте, стоило рассматривать как изменение к худшему.

Майк сделал несколько быстрых шагов и понял, что не ошибся. Из соседнего прохода между ящиками раздался шаркающий топоток коротких ножек — карлик (или карлики?) уже здесь.

Палец в кармане скребся, стараясь расцарапать Майку грудь, ноги подкашивались от усталости и страха, но он все равно заставил себя увеличить скорость.

Карлик пыхтел за спиной. Майк не пробежал — пролетел оставшиеся метры и подпрыгнул, хватаясь за раму.

Карлик был уже совсем рядом. И пока Майк протискивался в узкое отверстие, стараясь не раздавить при этом «вещественное доказательство», грязные и почему-то склизкие руки успели вцепиться ему в щиколотку. Майк брыкнул ногой, освободив ее, но тут же мокрые пальцы вцепились во вторую. Он отчаянно забрыкался, стараясь высвободиться, но карлик держался за ногу крепко.

«Нет! — чуть не закричал Майк. Погибнуть в последний момент, когда победа была уже так близка, казалось невыносимым. — Не возьмете!»

Он рванулся еще сильней, и пальцы карлика, скользнув по голому телу, зацепились за ботинок. Еще несколько отчаянных, почти судорожных движений — и он оказался на свободе. Майк вскочил на ноги и помчался вперед, почти не разбирая дороги.

Карлик разглядел ненужный трофей и отчаянно зарычал Майку вслед.

«Не догонят… Не догонят… Не догонят!» — колотилось в такт бешеным прыжкам сердце.

Палец Длинного царапал грудь. Сухие ветки больно впивались в босую ногу. А Майк мчался, несся, летел… И страх оставался позади — он был жив!

Жив!!!

Какой мелочью казалось все остальное перед этим замечательным фактом… Он был жив, значит — почти победил. Пусть кругом мрачно щерится кладбище, пусть позади беснуются силы тьмы, пусть вопит и скрежещет Длинный, хрипят от бессильной злобы коричневые карлики, мечутся по пустому склепу шары. Он, человек, выиграл первый тайм и выиграет еще! Так беситесь, нелюди! Разве понять вам это ликование победителя, обыгравшего саму смерть?

Майк бежал вперед, и ничто в мире не могло сравниться с этим его победным бегом.

* * *

Утро застало победителя на лестнице.

Первые солнечные лучи, робко пробравшись в дом, наткнулись на небольшой деревянный ящичек, дергающийся, будто в нем было заперто какое-то живое существо.

Чуть выше, выгнувшись в неимоверной позе на ступеньках, покрытых мохнатой ковровой дорожкой, спал Майк, сжимая в руках крупнокалиберную винтовку, взятую им на случай нападения на дом.

Майк спал, и мысли его были сейчас далеко-далеко от проклятого склепа. Значит, можно утверждать, что в этот момент он был почти счастлив…

* * *

Джоди проснулся с трудом. Предыдущая бессонная ночь хотела на нем сегодня отыграться, но бессовестные солнечные лучи начали лезть в глаза и делали это настолько упорно, что Джоди наконец сдался.

«Итак, что я собирался делать сегодня? Ах, да, зайти к врачу и проконсультироваться по поводу странного поведения Майка… Бедный парень! Знал бы он, как мне его жаль…»

Джоди нехотя поднялся, на ходу натянул брюки и футболку и, позевывая, направился в комнату Майка.

Дверь была приоткрыта. Кровать пуста.

«Это еще что за шуточки? — нахмурился Джоди. — Куда его понесло в такую рань?»

Он повернул к лестнице, намереваясь отправиться на поиски брата.

«Если его нервы не в порядке, от него можно ожидать сейчас любых сюрпризов», — думал он, подходя к перилам.

Первый же взгляд вниз вызвал у него вздох облегчения. Майк все-таки был дома!

Спустившись на пару ступенек, Джоди снова помрачнел, увидев в руках брата винтовку.

«Это еще что за фокусы? — недовольно уставился он. — Вроде бы взрослый парень, а играется с оружием… Так и до беды недолго… Ничего не понимаю… На лестнице, с оружием… Стоп! Да он, похоже, собрался от кого-то защищаться!»

Подумав об этом, Джоди снова покачал головой. Раз страхи Майка выливаются в такие поступки, тут уж действительно хлопот не оберешься. Брат вооружен и напуган до полусмерти — можно ли найти худшее сочетание? Раз так, любой гость, постучавший во входную дверь, рискует заработать пулю в лоб.

«И все же я хотел бы, чтобы он не попал в психиатрическую больницу…» — сжалось сердце Джоди, но винтовка в руках Майка кричаще напоминала о необходимости такой крайней меры.

Джоди осторожно вынул оружие из рук младшего брата и принялся его разряжать. Защелкал затвор, и патроны со стуком стали вылетать на ковровую дорожку. Похоже, один из них задел Майка — мальчишка зашевелился и открыл глаза.

«Как? — спросонок удивился Майк. — Неужели я заснул? Вот это да… Можно только удивляться, как это я остался жив!»

В следующую секунду он заметил разряжающего ружье брата.

«А это еще зачем? — удивился было он, но тут же сообразил: — Джоди ведь ничего не знает!»

— Знаешь, — пробормотал он, выпрямляясь, — я должен поговорить с тобой…

Джоди кивнул. Ему тоже было о чем поговорить с Майком. Например, о его странностях и необходимости встретиться с психиатром…

Впрочем, в конце рассказа Майка он уже так не думал…

* * *

Буквально до последней секунды Джоди сопротивлялся, отказываясь верить хотя бы одному слову брата.

В самом деле, посудите, кто поверит в такую чушь, как летающие шары с вилками, нечеловеческая природа служителя склепа — человека пусть странного и неприятного, но все же ничем, кроме угрюмой внешности да большого роста, от остальных не отличающегося? Разве что сумасшедший. А если добавить сюда коричневых карликов, странные манипуляции с выкопанными гробами и прочее — тут уж и неспециалист вспомнит о разных психических заболеваниях. Но как странно быстро меняется порой мнение человека.

«Шизофрения… нет, галлюцинации, вызванные глубокой депрессией…» — ставил свои диагнозы Джоди, пока Майк возбужденно рассказывал ему о том, как он вырвался из рук маленьких монстров.

Но великое дело — вещественное доказательство!

Джоди принял коробочку из рук Майка с величайшей осторожностью и волнением.

Джоди не знал, чего боится больше, приоткрывая ее, — увидеть пустоту и тем самым окончательно убедиться в ненормальности брата или…

Он увидел палец.

Желтая кровь-слизь еще продолжала вытекать из обрубка, она залила в коробочке почти все дно. Палец дергался в ней, размазывая лужицу по еще чистым участкам. Обыкновенный на вид человеческий палец… Упавшие в щель солнечные лучи, похоже, раздражали его — конвульсивные подергивания усилились. Желтая слизь слегка пузырилась. От нее начала подниматься вонь.

«Этого не может быть!» — расширив глаза, уставился на палец Джоди.

Постепенно его начала разбирать дурнота.

Посмотрев на уродливый обрубок еще немного и убедившись, что он все же не плод больной фантазии, Джоди захлопнул коробочку и сглотнул — даже желудок начинал бунтовать против такого омерзительного зрелища.

Обрубок плоти, корчащийся посреди вонючей слизи…

— Ладно, я верю тебе, — изменившимся голосом проговорил Джоди. — О, Господи…

Больше слов у него не нашлось.

«Наверное, это не Майк, а я схожу с ума! — с надеждой подумал он, но сам же этому не поверил. — Не может быть, чтобы все это происходило сегодня, в нашем мире… Или — просто странности без всякой мистики? Может, там, в склепе, окопался сумасшедший ученый, проделывающий никому не понятные опыты, может… Может быть все что угодно. Ясно одно: с этим надо как-то разобраться…»

«Ну что? — посмотрел на брата Майк. — Теперь ты понял? А еще не верил… Посмотрим, как ты теперь из всего этого выкрутишься!»

— Что же там происходит? — выговорил Джоди вслух.

Вопрос прозвучал бессильной мольбой.

Ответьте, объясните, верните человеку чувство реальности, веру в собственный мир! Помогите, не оставляйте одного!

«Хотел бы я знать!» — подумал Майк.

«Хотел бы я знать!» — подумал Джоди.

— Ладно, — заключил Джоди наконец. — Отнеси эту штуку наверх и перескажи мне все еще раз, не упуская никаких подробностей.

Майк кивнул.

Джоди наконец-то поверил — и это было уже плюсом. Во всяком случае — Майк был теперь не один.

* * *

Фантазм 1-2

Сидеть на улице на самом солнцепеке было жарко, кроме того, яркий солнечный свет резал глаза и мешал сосредоточиться. В конце концов Майк и Джоди перебрались в дом, а младший брат все говорил и говорил, подробно повествуя и о своих приключениях, и об опасениях и домыслах.

Джоди слушал его молча — в нем вновь начинало играть неверие, но образ копошащегося в коробочке пальца возвращал его к исходной точке.

«Ну, хорошо, пусть все так, как считает Майк. А что дальше? Кто поверит в эти его рассказы? Ах, да, палец… Представляю, что скажут в полиции при виде этой милой штучки… А показать ведь придется. Выбора-то нет!»

— Там было и еще кое-что, — вещал Майк, — о чем я раньше не говорил: когда вы хоронили Томми, я в бинокль наблюдал за вами. — При воспоминании об этом дне Джоди поежился. — Когда вы ушли, этот Длинный взял — и поднял гроб. Один. Представляешь?

На Джоди нахлынули воспоминания: звук органа, боль утраты, сомнения, окружавшие смерть Томми, тяжесть… Тяжесть психологическая и невероятная тяжесть гроба, легшего на плечо. Сколько же он весил?

— Да не может быть! — вырвалось у Джоди. — Ты сумасшедший, наверное! Я сам тащил гроб — он очень тяжелый…

Джоди осекся. Нет, Майк не сумасшедший — он доказал это, показав живой палец… Как же легко отмахнуться от всего этого, сославшись на болезнь, — но как трудно жить, приняв все за реальность… Джоди понял вдруг, что не простит себе, если сдастся. Уже несколько другим тоном он закончил:

— Я не знаю, что теперь делать… Я знаю одно: там происходит нечто достаточно странное. Пойдем к шерифу.

Майк снова кивнул. Последняя мысль ему понравилась — сам он почему-то не подумал о таком простом выходе. Конечно, убедить шерифа будет нелегко, но палец-то — вот он! От одной мысли об этом он даже повеселел. Как легко иногда можно решить самые сложные проблемы!

«Да, теперь главное — убедить шерифа дослушать нас до конца, не вызывая психиатра…» — пришел к выводу Джоди.

— Иди принеси вещественное доказательство! — приказал он.

— Хорошо! — Майк воодушевленно поднялся с места. Глаза его радостно сияли…

«Ну, теперь эти мерзавцы получат сполна!» — злорадно думал Майк, поднимаясь по лестнице.

Заветная коробочка мирно стояла на столе. Даже слишком мирно: подойдя ближе, Майк, к своему удивлению, не услышал уже ставшего привычным шуршания.

«Это еще что за черт?» — насторожился он, присматриваясь к коробочке.

Да, исчезновение вещественного доказательства было бы сейчас ударом в спину… Но ведь молчит же тварь, не шелохнется! Понаблюдав за коробочкой пару секунд, Майк убедился, что она перестала даже трястись. Похоже, чертов палец решил преподнести им сюрприз! Охваченный неприятным предчувствием, Майк потянулся к коробочке, но тут же раздался звук. Он был удивительно тихим и больше походил на шорох сухих крыльев. Майк отдернул руку. Ему показалось, что никакая сила не заставит его прикоснуться сейчас к этой затаившейся, а значит, подготовившей новую пакость штуке.

Он выжидал.

Чертов палец, по-видимому, тоже.

«А Джоди ждет меня…» — промелькнуло у Майка в голове. Он снова потянулся к коробочке, задержал руку над ней, стараясь прогнать неприятное чувство, и, наконец набравшись смелости, приподнял крышку.

Пальца не было!

Нет, коробочка не была пуста — в ней копошилось что-то большое и черное. И когда над ее краем поднялась лохматая головка невиданного насекомого, напоминающего муху, по спине Майка побежали мурашки.

Огромные глаза зло и враждебно уставились на мальчишку, пасть крошечного чудовища приоткрылась, обнажая изогнутые лезвия зубов.

Муха-монстр пожевала и лязгнула челюстями.

Майк обмер. Бывало, и раньше он испытывал страх, неожиданно увидев паука или другое насекомое, но ни одно из них не вызывало чувств, столь сильных. Похоже, у него сработал древнейший инстинкт, предупреждающий о том, насколько смертельно опасными бывают порой эти мелкие на вид твари. Как знать, какой яд мог скрываться в этих небольших, но хорошо оснащенных зубами челюстях? И одного укуса может оказаться достаточно, чтобы отправить человека на тот свет…

Маленькое чудовище приподнялось еще выше и вдруг взлетело с громким жужжанием.

«Это конец!» — обмер Майк.

Муха-монстр пронеслась над его головой, обдав ветром: крылья этого существа работали, как хороший пропеллер. Майк был ни жив ни мертв, когда что-то легкое — и вместе с тем невыносимо тяжелое — опустилось на его шею.

«Если не шевелиться — оно, может быть, меня не укусит!» — вспомнил Майк простейшее из правил поведения при столкновении с опасными животными. Надежды на это было мало — само зловещее происхождение этой твари говорило о том, что ожидать от нее следовало самого худшего. Неужели это маленькое чудовище совсем недавно было отрезанным пальцем Длинного?

Муха-монстр шевельнулась, задевая шею Майка длинными когтистыми лапками. Никогда еще щекотка не обжигала его с такой страшной силой. Она причиняла настоящую боль, ноющей волной расходящуюся от места прикосновения. Или в лапках тоже был скрыт яд?

Муха шевельнулась и поползла вверх, разгребая в стороны его волосы. Вместе с ней поднималась и боль. В местах, которых касались крошечные лапки, горела вся кожа.

«Она ползет к лицу», — почему-то решил Майк, и ему вспомнился шар, впившийся в лоб служителя морга. — «Вот так и она… Доползет до переносицы и вопьется прямо в мозг…»

Кожу начало жечь сильнее. Майк больше не надеялся, что его пронесет благодаря неподвижности, но неподвижность хоть как-то позволяла контролировать собственные мысли и не впасть в панику — самое гибельное в данной ситуации.

«Надо попытаться избавиться от этой мерзости», — думал Майк, а боль распространялась по всей голове, оседая в висках и мешая соображать.

Муха-монстр ползла уже по затылку.

Теряя последние крупинки надежды, Майк бросил взгляд на стол. «Чудо, явись, спаси меня! Мне всего тринадцать — разве это время для смерти, тем более для такой ужасной?!»

Щекочущая боль тонкими иглами входила из-под лапок мухи в череп…

«Чудо, явись!»

Никогда еще Майк не хотел жить так страстно. Пусть впереди его ждет что угодно: смерть от ножа, от страшного шара, наконец, — но не от этого мерзкого создания!

«Нет! Не надо!!! Джоди, где ты? Приди, спаси своего брата! Но нет — никто не слышит, никто не придет…»

Взгляд Майка рассеянно блуждал в поисках хоть какой-то вещи, которая могла подарить если не спасение, то надежду на него.

Неужели ничего нельзя сделать?!

Что это на столе? Тряпка? Старая кофта — но это не важно. Тряпка! Вот оно!

Муха-монстр уже сидела на его макушке, когда он осторожно дотянулся до куска ткани и резким движением набросил его себе на голову, стараясь запутать в нем мерзкое существо.

Несколько быстрых движений — и Майк ощутил, как жесткое и колючее сухое тельце выскользнуло под пальцами в тканевой тупичок.

Муха, попав в ловушку, зажужжала, забилась, но было поздно: Майк уже набрасывал на нее новый слой ткани.

Неподвижное ожидание опустошило его — внутри все колотилось, а щекочущая боль таяла медленно и уходила с трудом, через очень неприятное покалывание и нытье.

Вдруг старая кофта рванулась у Майка из рук.

Можно было только удивляться скрытой в ничтожном насекомом силе: его полет чуть не опрокинул Майка навзничь. Рано отдыхать — пока эта тварь жива, опасность рядом, а что такое тряпка для мощных челюстей? Ерунда. Пара укусов — и все кончено. А уж второй раз играть в игрушки это маленькое чудовище не станет…

— Джоди! — отчаянно завопил Майк, кое-как таща дергающийся «мешок» в сторону выхода.

— Майк! — вскочил с места Джоди и кинулся навстречу брату. «Что еще стряслось у этого несчастного?»

Муха-монстр вырывалась изо всех сил. Почти каждый ее рывок заставлял Майка врезаться в стену, добавляя синяков на боках и локтях. Муха то рвалась вверх, то бросала мальчишку из стороны в сторону. Майк не чувствовал больше боли — борьба с насекомым-чудовищем отвлекла на себя все внимание и силы.

Рывок… Бросок в сторону…

«Не уйдешь, тварь!»

— Джоди!

Он подоспел как раз вовремя — Майк уже был не в силах удерживать взбесившуюся тварь.

Почуяв новые силы в лагере противника, муха затихла. Джоди воспользовался этим и прижал ее дополнительной складкой ткани. Однако маленькие кривые зубки давно работали, разгрызая препятствие.

Новый неожиданный рывок чуть не подарил чудовищу свободу — Джоди не мог представить себе, с какой силой может сопротивляться это небольшое существо.

— Держи! — завопил Майк, бросаясь ему на помощь.

Ему удалось вцепиться в край кофты, но у мухи-монстра хватало сил мотать из стороны в сторону их обоих. Трудно было поверить, что это существо могло быть создано естественным путем. Это был оживший сгусток злой энергии, созданный для того, чтобы уничтожать все вокруг себя.

Их крики тонули в диком жужжании пойманного существа. Муха не сдавалась, наоборот, ее броски становились все резче и сильнее.

Джоди и Майк даже не заметили, как миновали лестницу. Кое-как Джоди удалось свернуть в сторону кухни. Руки слабели в борьбе, оказавшейся на удивление неравной: маленькое чудовище почти одолело двоих превосходящих его размерами людей…

На пути попался телефон — очередной бросок мухи-монстра сбил его с места. Трубка повисла, посылая во все стороны отчаянный вопль зуммера.

— Сюда! — крикнул Джоди, кивком указывая на раковину.

Майку уже и самому пришло это в голову. Они доволокли беснующуюся муху до раковины и опустили туда тряпку.

Джоди оттолкнул руки Майка и быстро принялся запихивать маленькое чудовище в сточную трубу.

— Готов? — спросил он срывающимся голосом.

— Да, — отозвался Майк, открывая кран.

На тряпку, все еще трепещущую под руками, полился поток воды. Муха никак не желала смываться вместе с ней — пришлось снова заталкивать ее в отверстие силой.

Наконец страшное жужжание стихло. После него звук падающей водяной струи прозвучал чуть ли не победным гимном. Джоди осторожно приподнял тряпку: мухи под ней не было. Кружочек сточной трубы выглядел удивительно чистым.

С трудом переводя дух, Джоди посмотрел на старую кофту и проговорил каким-то чужим голосом:

— Ты только посмотри на это!

Майк посмотрел.

ЭТО означало прогрызенную в ткани дыру — маленькое чудовище не теряло времени даром. Окажись ткани хотя бы на слой меньше, оно вырвалось бы на свободу.

«Неужели пронесло?» — Майк с ужасом смотрел на дыру. Ему стало нехорошо, словно он только сейчас осознал, какая опасность обошла его стороной.

Обошла ли?

Оба дружно посмотрели на трубу. Мухи видно не было.

Майк шумно вздохнул — пока у него не было слов для того, чтобы передать хотя бы сотую долю испытываемых эмоций. Рядом тяжело дышал Джоди.

Стук в дверь заставил их вздрогнуть. Неужели это еще не конец?

«Я больше не выдержу!» — подумал Майк, зажмурив глаза.

Дверь дернулась и распахнулась.

Джоди напрягся, готовый к прыжку, но тут же расслабился и чуть не рассмеялся.

В комнату ввалился Реджи…

— Привет, ребята! — радостно заявил он. — Я тут проходил мимо и решил посмотреть, как тут у вас дела…

Они уставились на него, как на выходца из другого мира. В некотором смысле он и был им — он жил среди нормальных людей, которым не приходится бороться с насекомообразными чудовищами, удирать по ночам от загадочных карликов, сражаться с призраками… В мире Реджи все было привычным: люди ходили на работу, влюблялись, развлекались и никак не могли оценить благодатную стабильность своего существования, позволяющую им разгуливать где угодно и беззаботно смеяться, не задумываясь о потусторонней чепухе. Он был пришельцем из мира, который неожиданно вышвырнул их обоих в какое-то новое измерение.

В измерение кошмара…

Реджи заметил, что на него смотрят как-то странно, быстро проверил взглядом, нет ли изъянов в костюме, и продолжил:

— Майк, ты не хочешь помочь мне в деле с мороженым? Очень выгодное занятие…

Майк слушал его и не понимал.

О чем он? О каком мороженом может идти речь? Что это? Зачем?

Реджи присел на край мойки и продолжал болтать, заслоняя собой сточную трубу, из которой появилась колючая, покрытая грубыми волосками лапа.

— Послушай, Майк…

Реджи осекся, почувствовав какое-то движение за своей спиной.

Мгновение — и комната наполнилась злобным жужжанием. Муха-монстр отряхнула остатки воды и взвилась в воздух, направляясь к Реджи.

— Что здесь происходит? — успел спросить он, прежде чем страх лишил его дара речи.

Реджи понял одно: на него мчится какое-то существо, распространяя перед собой волну нечеловеческой злобы. Он закричал и отскочил в сторону.

Муха-монстр сделала над ним круг. Что-то сработало в ее мозгу — жертва была не та, которую она должна была поразить.

Развернувшись в воздухе, она нацелилась на самую маленькую из человеческих фигур. Избирательность охоты была скорее результатом четко заложенной в ее мозгу программы.

Майк отреагировал мгновенно — он развернулся и бросился прочь, но поскользнулся и упал на живот, выставив вперед руки.

Муха не стала терять времени и бросилась на удобно подставленную спину.

— Майк! — Джоди снова схватил тряпку и повалился на брата.

Он сгреб проклятое насекомое, закручивая вокруг него остатки прогрызенной кофты. На этот раз путь до раковины был недолог — всего два шага.

С неожиданной для себя яростью Джоди, придерживая существо одной рукой, второй схватил нож и принялся колоть в шевелящиеся складки. Удары сыпались один за другим. Вскоре подбежал Майк и удвоил убийственную силу, направленную против маленького чудовища. Сквозь складки кофты показалась все та же желтая слизь.

Жужжание затихло, вновь была пущена вода, и через секунду Майк и Джоди стояли возле раковины, тяжело дыша.

В углу зашевелился Реджи — он забился туда, спасаясь от мухи. Глаза мороженщика округлились и были готовы выскочить из орбит.

Если Реджи показался братьям странным после этого сумасшествия с пальцем и мухой, то какими же выглядели в его представлении они сами? Человек заходит проведать приятеля, и тут на него бросается мерзкое существо… Реджи пялился на Майка и Джоди, стараясь понять: почудилось ему это все или нет. Лишь их взволнованный вид убедил его в реальности происшедшего.

— Какого черта?! — выдавил он, делая попытку встать. — Что здесь происходит?

Джоди и Майк не ответили. Они и сами дорого заплатили бы тому, кто смог бы ответить на этот вопрос.

В раковину стекали последние капли воды, смывая желтоватую гадость.

«Я снова остался жив! — подумал Майк. — Жив!»

Джоди стоял, тяжело дыша и стараясь понять, что было на самом деле, а чего не было. Да, такой сложной задачи решать ему еще не приходилось!

— Это какой-то сумасшедший дом, — хрипло пробормотал перепуганный Реджи.

Когда волнение улеглось и Реджи благополучно покинул дом, оба брата осознали вдруг довольно неприятный факт: вместе с мухой-монстром им пришлось спустить в трубу единственное вещественное доказательство, находившееся в их руках.

Джоди буркнул что-то по поводу того, что Майк мог бы его и предупредить о происхождении мухи, но развивать эту тему не стал, так как и сам прекрасно понимал, что возможности для объяснений у них все равно не было.

— Ну и что мы теперь будем делать? — несколько раз восклицал он, усаживаясь время от времени в кресло и обхватывая голову руками.

Майк в ответ мямлил что-то невразумительное. После нападения маленького чудовища он приходил в себя медленно, да и в лучшем состоянии ответить на этот вопрос было нелегко.

В общем-то выход был, и довольно очевидный: вернуться в склеп и попытаться добыть новое «доказательство», но от одной мысли об этом Майка начинала бить дрожь.

Кроме того, его визит в лагерь противника лишил их главного преимущества — неожиданности. Если в первый раз засады не было, то теперь можно было не сомневаться, что Длинный и его банда примут меры предосторожности.

Постепенно Майк пришел в себя и сам начал говорить о необходимости повторной вылазки. Ему было еще страшно, но отсутствие выбора подталкивало его к решительным действиям, тем более, что на улице стала сгущаться темнота, а вместе с ней росла и тревога.

«Его я, во всяком случае, туда не пущу, — думал Джоди, разглядывая заострившееся и осунувшееся лицо младшего брата. Оно было бледно; оттеняемые ресницами глаза казались невероятно огромными и лихорадочно блестели. — Это нелегкое испытание даже для взрослого человека — я не прощу себе, если еще раз подставлю пацана. Ему бы сейчас забыться, отдохнуть как следует… Решено — я пойду туда сам.»

Майк перехватил его полный сочувствия взгляд и разозлился. «Неужели Джоди не понимает, что я просто не могу отпустить его одного? Ну вот случится с ним что-нибудь — как мне жить тогда? Вечно он ведет себя, как маленький!»

«Да, сладить с ним будет нелегко, но ничего, что-нибудь придумаю», — продолжал рассуждения Джоди.

Вечерело. Теперь времени для принятия решения оставалось немного.

«И кто придумал этот вечер?» — косился в сторону окна Майк. Его снова начинали терзать плохие предчувствия. А что если Длинный так и рассчитал: кто-то из них пойдет, второй останется, и тогда их легко будет поймать поодиночке?..

Майк высказал это предположение вслух, но Джоди только отмахнулся:

— Дом — крепость. Пусть еще попробуют сюда проникнуть…

— Но ведь они уже были здесь! — напомнил Майк о карликах.

Джоди призадумался. Вот в этот эпизод он почему-то верил меньше всего: напуганному Майку эти карлики вполне могли начать мерещиться где попало.

Наконец приставания брата ему надоели, он схватил его за руку и подвел к деревянному щиту, на котором красовались охотничьи ружья и винтовки — коллекция покойного отца. «Раз он так боится — то пусть», — решил он, снимая одну из винтовок со стенда.

Джоди щелкнул затвором, прицелился в противоположную стену и сунул винтовку в руки Майка.

— Вот, держи, — сказал он. — И помни: не направляй ружье на человека, если не собираешься выстрелить в него…

Себе Джоди выбрал большой армейский пистолет. Загнал в рукоятку обойму, оттянул затвор…

Джоди волновался. Казалось, что само прикосновение к оружию придало вес тревожным словам брата. Словно только сейчас он подумал о том, что Майку небезопасно находиться дома, и, чтобы скрыть свой страх за него, по десять раз повторял, чуть переиначивая, одну и ту же фразу.

— …А если не собираешься стрелять в него, то направлять оружие на человека не надо…

«Лишь бы только никому из знакомых не вздумалось прийти к нам в гости этим вечером, — параллельно думал он. — Получится ужасно, если Майк подстрелит кого-нибудь из порядочных горожан. И — как знать… После всего услышанного я просто начинаю сомневаться, можно ли остановить этих существ обычным оружием… Нет, это уже лишние мысли: придется полагаться на привычные пули, хотя бы потому, что ничего другого у нас попросту нет».

— …Никаких предупредительных выстрелов и всякой такой чуши, ты слышишь меня? Стреляй так, чтобы сразу убить врага, или вообще не стреляй…

«Джоди! — с упреком подумал Майк. — Неужели ты думаешь, что я глупее тебя?»

Ему было обидно и горько.

Что-то дрогнуло в сердце Джоди, когда его глаза встретились со взглядом брата.

«Или я не прав? — шевельнулась мысль. — Нет… не могу же я тащить его в это проклятое место после того, что он уже пережил!»

Джоди взглянул на него еще раз, потом на ружье. Дальше продолжать разговор не имело смысла — все уже было сказано… Оставалось прощание.

«Прощание? Ну и гадкое же слово!» — вздрогнул Джоди. Он понял, что сказать это вслух просто не повернется язык.

— Здесь ты будешь в безопасности, — проговорил он, пряча глаза. — За мной не ходи.

«Ну что ты делаешь, Джоди!»

Неожиданно страх за брата вытеснил у Майка страх за себя. Вот сейчас Джоди уйдет — но вернется он, или они вместе последний раз?

— Ты уверен, что с тобой все будет в порядке? — срывающимся голосом спросил он.

Джоди постарался изобразить улыбку.

Разве можно быть в чем-то уверенным в этом свихнувшемся мире?

— Не беспокойся, — усилием воли он придал себе бодрый вид. — Я пойду туда и посмотрю, что к чему…

«Пойдешь… Не надо, Джоди!»

Ему показалось, что сейчас он жертвует братом ради собственного спасения, и щеки обожгла краска стыда.

— Я прошу тебя, — как можно спокойнее произнес Джоди, ласково касаясь его плеча, — оставайся здесь…

«Бедный мальчишка… Он ведь беспокоится обо мне…»

Майк вздохнул — переубеждать Джоди, как он уже знал по опыту, было бесполезно. Ну, даст Бог, может, все еще обойдется и на этот раз…

Джоди повернулся и пошел в сторону двери.

— Джоди!

Майк хотел сейчас только одного — хоть на секунду задержать брата. Или — запомнить его навсегда, если им больше не суждено встретиться?

— Что?

— Помни, что там, в подвале, разбито стекло… — Майк не знал, что еще добавить после всего сказанного, и, стиснув зубы, выдавил традиционную, почти ничего не значащую фразу: — И будь осторожен.

Джоди кивнул и сбежал вниз по лестнице.

Майк качнулся за ним и обессиленно привалился к косяку, долго глядя вслед Джоди — пока фигура брата не растаяла в темноте…

* * *

«Если на меня нападут, я буду стрелять», — сказал себе Джоди, шагая по кладбищу.

Он не мог позволить себе испугаться: страх мог помешать, сковать в нужный момент движения. Джоди должен был сражаться не за себя — он отвечал за жизнь и здоровье младшего брата. С того момента, как он взял оружие в руки, он выбрал свою судьбу, и отныне в этой борьбе они были связаны в единое целое, как две части одного существа. Джоди не чувствовал злости — им руководил холодный и трезвый расчет. Кто бы ни окопался на этом кладбище — он был преступником и должен понести наказание…

«Как там Майк? — вспомнил он, огибая могилу. Лишь бы с ним все было в порядке. Я уж как-нибудь выкручусь…»

Джоди прислушался: кругом висела все та же гнетущая тишина.

«Ладно, не стоит тратить зря время!»

Он оглянулся еще раз, убедился, что возле него никого нет, и побежал.

От склепа несло затхлой сыростью. И не только сыростью — это здание, казалось, распространяло вокруг себя невидимые волны тревоги. Легкий холодок пробежал по спине Джоди. Ветер? Страх? Джоди замедлил бег и оглянулся. По-прежнему никого не было, но это почему-то не успокаивало.

И вдруг Джоди ощутил чужое присутствие. Враг был где-то рядом, он наблюдал за ним — но сам был невидим, и это пугало сильнее всего.

«Нервы шалят… Никого здесь нет», — попробовал убедить себя Джоди, продвигаясь вдоль стены. Насмешливо и грозно смотрела полная и наглая луна…

Джоди шагнул еще раз и понял вдруг, что ему страшно не на шутку. Как и Майк накануне, он ощутил, что неимоверно одинок в своей борьбе.

«Не потому ли Майк так хотел пойти со мной? Может, мы зря расстались?.. Нет, не надо ему рисковать…»

Страх погладил Джоди по голове, пощекотал спину и нырнул внутрь, вцепляясь невидимыми коготками прямо в сердце.

«Ну что, смельчак, съел? Каково тебе?»

«Уйди! Сгинь!» — скрипнул зубами Джоди.

Он еще сохранял ровный шаг, но сердце уже дрожало в лапах страха.

«Иди! Посмотрим, что ты запоешь через пару минут… Здесь будет весело, очень весело!»

«Уйди!»

Страх задергался в его груди, причиняя почти физическую боль.

«Уйди!» — снова взмолился Джоди.

Рубашка прилипла к спине от выступившего холодного пота.

«Уйди! Я должен сделать это!»

Страх дернулся еще раз и скрутил изнутри так, что на глаза наползла серая пелена…

* * *

«Он ушел», — прикрыл глаза Майк, и эта мысль отозвалась болезненной тоской.

Джоди ушел. Один. Туда…

«Что же это я?! — встрепенулся вдруг Майк, стряхивая с себя остатки оцепенения. — Кто просил меня его слушаться? Это можно было делать, пока все шло своим чередом и проблемы разрешались естественным путем. Сейчас не время думать о всякой чепухе — Джоди в опасности, и я должен помочь ему! Потом уже разберемся… Почему вдруг я решил послушаться именно этого запрета?»

Майк сорвался с места. На ходу еще раз проверил винтовку и выскочил на улицу. Все лучше чем сидеть на месте и ждать развязки… В конце концов, чаще выигрывает тот, кто умеет навязать свои правила игры! Вместе с этим решением с плеч Майка словно свалился тяжелый груз. Ничего, вдвоем-то они наверняка покажут кладбищенским монстрам где раки зимуют!

«Держись, Джоди, — мысленно крикнул Майк, — я иду к тебе! Я скоро буду!»

Спокойно взирала на него молчаливая ночь…

* * *

«Уйди!» — в десятый раз приказал себе Джоди, страх постепенно отступал. Сердце билось ровнее.

«Интересно, — нахмурился Джоди, немного придя в себя, — это я сам испугался — или здание склепа может оказывать на человека такое воздействие?»

Поразмыслив немного, он пришел к выводу, что испугался сам.

Впрочем, склеп тоже нельзя было назвать невинным: один его мрачный вид давил на психику.

Склеп, кладбище, места смерти… Чего удивляться, что эта красавица с косой разгуливает где-то неподалеку?

Джоди сделал еще несколько шагов и наконец увидел то, что искал.

Выбитое окно было похоже на хищный глаз. Чернота за ним казалась такой же бездонной, как темнота человеческого зрачка. Таиться в ней могло что угодно… Рука Джоди невольно прикоснулась к рукоятке пистолета.

Страх только и ждал замешательства, чтобы снова вступить в свои права. «Ну, как? — осведомился он, царапая вырывающееся сердце. — Хватит силенок туда сунуться или поступишь как разумный человек? К чему тебе лишние неприятности?»

«Я должен!»

Джоди зажмурился и снова открыл глаза, напрягая мышцы тела. Ему больше не хотелось спорить со своим страхом — он просто выживал его…

Несколько глубоких вдохов — и тот действительно отступил, ожидая нового удобного момента для атаки.

«Ну что ж… — снова посмотрел Джоди на окно, — вот и пришли».

Из окна потянуло холодом. Интересно, есть ли там засада? Удобное место… Хорошо бы понять их логику. Если они не слишком умны, то наверняка решат, что незваный гость вернется той же дорогой. Если они умнее, то будут рассчитывать как раз на то, что, опасаясь засады, он найдет новый путь, и устроят эту засаду в другом месте — к примеру, в таком же подвале, где стекло пока цело. Вряд ли эта банда настолько велика, чтобы выставить часовых возле каждой щели — хотя и такая возможность существует. Итак, на что мне стоит рассчитывать? Раз они проворачивают свои темные делишки уже давно и пока не попались, значит, они не так уж глупы. Их научные достижения — я не собираюсь верить в мистику, как Майк, — фантастичны, что лишний раз доказывает уровень их интеллекта. Значит, надо рассчитывать на то, что они поступят как умные люди… Если, конечно, они сами не считают нас полными идиотами.

Рассуждения иногда бывают хорошим средством против страха: Джоди почти успокоился. Он присел возле окна на корточки и заглянул внутрь.

Сложно было представить себе темноту более глубокую, чем та, которая наполняла подвал. Это была добротная бархатистая темнота, плотным черным занавесом прикрывающая все свои закулисные делишки. Казалось, ее можно было потрогать руками и при этом наткнуться на нечто твердое.

Джоди вздохнул. Рассмотреть притаившегося врага было невозможно.

Сзади прошуршал ветер, напомнив о том, что на улице оставаться тоже опасно.

«Ну, как дела?» — снова царапнул спину страх. Темнота всегда была его приятельницей.

Джоди приказал ему заткнуться и вытащил фонарик. Луч света был слаб, но его хватило, чтобы разогнать завесу черноты — она шарахнулась во все стороны от его конуса, спеша укрыться в недоступных пока углах.

Луч фонарика упал на пол, освещая доски, скользнул выше, уперся в боковину гроба, переполз на ящик-шкаф…

Неожиданно Джоди почувствовал на себе чье-то возмущение. Сложно было сказать, откуда оно шло, — но все же склеп сопротивлялся осмотру, как ханжески воспитанная девица на приеме у гинеколога.

Или Джоди уловил чувства кого-то, таящегося во тьме?

Ощущение было неприятным. Джоди пришлось потратить немало усилий, чтоб отделаться от него.

Так что же за дьявольские силы собрались в этом здании?

Луч фонарика ощупал один ящик, провалился, дойдя до его края, и упал на противоположный ряд таких же стоячих ящиков.

Послышался шорох, настолько быстрый и слабый, что Джоди не успел даже определить направление, откуда он шел, — так могла прошуршать и трава на ветру, и заблудившаяся в подвале мышь.

«И притаившийся враг», — закончил мысль Джоди. В таких рискованных делах всегда стоит рассчитывать на худшее.

Луч полз дальше, не освещая ничего, кроме грязи и обломков старого хлама.

Вдруг Джоди показалось, что кто-то смотрит с потолка. Его рука дрогнула, луч фонарика взметнулся вверх… Джоди понял, что это был всего лишь блик, отраженный выключенной лампочкой на потолке. Сверху ее прикрывала пыльная плоская тарелка абажура, снизу облезлым хвостом висел выключатель.

«Прекрасно», — отметил про себя Джоди.

Предварительное исследование местности было окончено. Теперь следовало приступать ко второй фазе.

«Ну, с Богом!» — пожелал себе Джоди и влез в окно.

Изнутри подвал не порадовал его ничем новеньким — все та же тьма разбегалась по углам, и лишь холод стал более сырым и пронизывающим. Джоди сделал несколько осторожных шагов по подвалу и чуть не врезался в лампу — она висела гораздо ближе к окну, чем ему показалось.

Кое-как Джоди нащупал выключатель, и подвал залил тусклый ровный свет.

Свет от лампочки был немногим ярче света карманного фонарика. Но ее не нужно было держать в руках, которые могли понадобиться для более важного дела.

Джоди спрятал фонарь и принялся оглядываться, обращая внимание на места, не видные снаружи. Их было немного: тупиковый коридорчик с кучей хлама с одной стороны, и ведущий к двери проход — с другой.

Увлекшись их изучением, Джоди почти забыл об осторожности и не заметил, как со стороны окна из узкой щели между стенкой и штабелями ящиков вылезло нечто темное, а на крышке гроба прямо за его спиной выросла, выпрямляясь, невысокая фигурка карлика в плаще с капюшоном.

Чуть заметный шорох заставил Джоди насторожиться — но его взгляд вновь устремился в угол, где тень казалась особенно густой. Наконец он ощутил опасность — но было уже поздно: карлик прыгнул.

Джоди негромко вскрикнул, когда на него навалился какой-то груз. Неожиданность атаки заставила его на миг оцепенеть.

Карлик зарычал над ухом — звук был глухой и хриплый. Длинные ногти впились в шею Джоди и заелозили во мгновенно образовавшихся под их напором ранках. Джоди ощутил ледяное дыхание на шее. Он отчаянно завертелся на месте, стараясь сбросить жуткого наездника, но коротышка держался крепко, и маленькие руки только сильнее сдавили шею. Карлик зарычал снова и клацнул челюстями. Заскользили по шее, вымазывая ее отвратительной холодной слюной, неровные зубы. У коротышки не было клыков, и это пока спасало Джоди: укусы были болезненными, но неопасными. Зубы лишь защипывали кожу, но не могли прокусить ее насквозь. Пожалуй, самым тяжелым испытанием для Джоди было захлестнувшее его отвращение. Карлик был не только ужасен — одно его прикосновение могло вызвать тошноту от омерзения.

Джоди крутился на месте и наконец ухитрился несколько раз ударить карлика спиной об угол ящика — это не заставило негодяя ослабить хватку, но зато несколько привело в чувство самого Джоди.

Уж не того ли и добивалось это мерзкое существо, чтобы он вымотался своими бесцельными скачками? Силы уйдут, руки и ноги ослабнут — и вот тогда это существо спокойно довершит свою грязную работу…

Все еще дергаясь от укусов, Джоди пытался сосредоточиться. Он должен был найти выход немедленно — или погибнуть.

С противным рычанием карлик попробовал «попилить» зубами его шею.

Итак, что можно сделать с этим паразитом? Бить его об угол, пока не отвалится? Реально — но слишком долго. Как знать, может быть, другие мерзавцы уже спешат ему на помощь со всего склепа?..

Слюна карлика затекала Джоди за воротник, заставляя его снова и снова содрогаться от отвращения.

И все же выход должен был найтись — или в этом мире не осталось ни капли справедливости. Если бы знать, как прибить это существо одним ударом…

Драгоценное время уходило…

Странно… Почему он не вспомнил до сих пор о том, что руки у него свободны? Джоди подумал, удастся ли оторвать карлика руками и перебросить через голову, но тут же отказался от этой мысли: карлик вцепился основательно — даже насекомое, держащееся за тело с таким усердием, оторвать было бы нелегко…

Решение пришло неожиданно.

Пистолет!

Джоди понимал, что рискует, но выбора у него не было. Он нащупал рукоятку, вытащил оружие, чудом ухитрился снять его с предохранителя и направил дуло чуть выше собственной головы.

Выстрел чуть не оглушил его. Разжав ручки, карлик отлетел в сторону и, отвратительно хрипя, задергался на полу. Для верности Джоди выстрелил еще раз, но небольшое тельце продолжало извиваться.

«Бежать!» — мелькнуло в голове.

В самом деле, даже если карлику никто не спешил на помощь, то выстрелы наверняка привлекли внимание всех живых обитателей склепа. Они должны были примчаться сюда в любом случае — если не для того, чтобы помочь вершить расправу, то хотя бы для того, чтобы убедиться, что с врагом уже покончено. Или просто выяснить, что тут творится.

Джоди метнулся к окну, но рычание сзади остановило его. Джоди повернулся и уставился на агонизирующее существо: оставлять открытой спину ему очень не хотелось.

Первый карлик уже затихал, но из-за ящиков с топотом и рычанием выскочил другой. Тусклый свет лампы позволил Джоди рассмотреть его сморщенную коричневую морду: рот был открыт, черты искажены невероятной злобой.

Джоди поднял пистолет. Выстрел отбросил карлика обратно.

Больше в подвале врагов не было — или они притихли, испугавшись.

«Два карлика… Оба готовы», — отметил Джоди, выбираясь через окно наружу.

Сколько всего могло быть здесь этих существ? Джоди вспомнил рассказ Майка: брат видел двоих, в склепе прятался третий… Значит, по меньшей мере еще один должен был околачиваться поблизости.

«И откуда только притащилась сюда эта гадость?» — раздраженно думал он, оглядываясь по сторонам.

Ни Длинного, ни третьего карлика (все же Джоди не мог предположить, что этих странных существ тут много) поблизости не было видно. Дожидаться их появления Джоди не стал: лучше было уйти без вещественных доказательств, чем остаться тут навсегда.

Сжимая пистолет в руке, он бросился прочь. Бежать было трудно — можно было подумать, что кто-то специально позаботился о том, чтобы засорить пространство вокруг склепа старыми ветками и прочими предметами, то и дело попадавшимися Джоди под ноги. Всего два дня назад — в ту злополучную ночь, когда на кладбище исчезла незнакомка, — проходы между могилами были удивительно ровными. Теперь же в одном месте Джоди чуть не свалился в свежевыкопанную могилу…

Он мчался, ожидая в любой момент услышать за собой топот погони, но настигший его звук оказался другим. Возле главного входа в склеп вдруг заурчал мотор и вспыхнули фары — враги выбрали более удобный способ преследования.

«Добежать до ворот — и в кусты!» — скомандовал себе Джоди.

Страх, гнавший его с кладбища, был почти суеверным: за оградой опасность не уменьшилась бы, ведь до города было далековато, а тягаться в скорости с машиной он, разумеется, не мог. И все же за мрачной оградой кладбища даже кусты казались ему родными.

«Где угодно — только не тут!» — пообещал он своей смерти, которая уже нагоняла, сверкая глазами-фарами.

Как ни странно, машина поехала не прямо, а в объезд, по дороге. Это позволило Джоди выиграть около минуты — но и только.

Жертве всегда тяжелее во время погони: половину сил, если не больше, отбирает страх.

Гонка казалась Джоди частью затянувшегося кошмарного сна, и ему даже подумалось вдруг, что, когда машина его догонит, он сможет благополучно проснуться в своей кровати, но боль на месте царапин, оставленных ногтями карлика, напоминала ему о реальности происходящего.

Кладбищенские ворота были совсем рядом, и прутья решетки в лунном свете казались молочно-белыми.

Джоди миновал ворота и лишь тогда стал бежать немного медленнее, разворачиваясь навстречу подъезжающей машине. Впервые за сегодня он испытывал настоящую злость, — может быть, она возникла в отместку за только что испытанный страх?..

Джоди Пирсон встал на пути темного автомобиля, поднял пистолет и прицелился. Наверное, никто не узнал бы его в эту минуту: обычно красивые черты лица были сейчас искажены невероятной гримасой. Он не просто стоял у врага на пути, — он бросал ему вызов своим поведением.

Машина мчалась прямо на него.

«Ближе, гад!.. Сейчас я тебя!..»

Руки Джоди больше не дрожали — пистолет твердо глядел прямо в то место, где должно было помещаться лицо невидимого водителя.

Машина приближалась.

«Ну, получай!» — оскалился Джоди, стреляя.

Грохнул выстрел, но на врага он не произвел никакого действия: автомобиль, не снижая скорости, мчался прямо на Джоди. Невероятным прыжком тот успел отскочить в сторону, упав в придорожные кусты.

Машина гигантским снарядом промчалась мимо.

«Как же так? Неужели я промахнулся?» — посмотрел на пистолет Джоди. Нет, ошибки быть не могло: он целился долго, и рука его была тверда.

Джоди подумалось, что причина этого досадного промаха крылась не в оружии и не в его умении стрелять, а в самом водителе, лица которого в темноте ему попросту не удалось рассмотреть.

Треща ветками, Джоди выбрался из кустов и вновь вышел на проезжую часть. Можно было не сомневаться, что враг повторит свою атаку.

«И уж на этот раз…»

Джоди повернулся спиной к кладбищу — как ни странно, он больше не чувствовал идущего оттуда дыхания опасности, — опасность перекочевала вместе с автомобилем на пригородную дорогу.

Джоди ждал.

Вскоре в темноте возникли фары — они вынырнули из-за далекого поворота, намекая на то, что автомобиль всего-навсего развернулся. Джоди быстро проверил патроны: должно хватить.

«Ну давай, иди сюда! — мысленно подзывал он приближающийся автомобиль. — Ближе! Ближе!»

Не таясь, Джоди вышел на середину дороги, залитую лунным светом: пусть противник видит, что на легкую победу он может не рассчитывать.

Машина, как ни странно, ехала медленно — намного медленнее, чем в первый раз.

«Что, испугались?» — победно ухмыльнулся Пирсон.

Автомобиль скрипнул тормозами и остановился.

«Сейчас выскочат, — подумал Джоди, — или…»

Но тут Джоди присмотрелся повнимательнее и увидел, что очертания машины были знакомыми. Больше всего она походила на его собственную.

«Это еще что за чертовщина?» — нахмурился Джоди.

На шоферском месте что-то белело — водитель сидел там, где надо.

— Хорошо… — протянул Джоди, испытывая странное предчувствие. — Кто там?

Ответа не последовало, но он и так уже почти угадал его. Все еще не опуская оружие, Джоди медленно подошел к дверце. Он не ошибся — водитель автомобиля был ему знаком.

— Майк, ты?!

Дверца приоткрылась, и Джоди увидел бледное лицо брата.

— Майк!.. — в голосе было многое: и радость встречи, и тревога за брата, осмелившегося выползти на улицу ночью, и — чего скрывать — удивление.

Майк обеспокоенно посмотрел на Джоди. «Что это за глупости — торчать на таком видном месте?» — с упреком подумал он.

— Давай, садись быстрее! — Майк вновь пересел на водительское место.

Джоди не заставил повторять приглашение. Только сейчас он заметил, что Майк держал на коленях винтовку.

Дверца захлопнулась, и автомобиль рванул с места. Джоди вздохнул — теперь он чувствовал себя в безопасности.

В безопасности?

Навстречу их автомобилю, который Майк успел развернуть, мчался другой — со скоростью, мало подходящей для нормальных вечерних прогулок.

— Вот он, едет, — произнес Майк, сворачивая на шоссе, ведущее в сторону города.

Огни машины мелькнули сбоку и оказались сзади: развернуться на узкой аллее, ведущей непосредственно к кладбищу, было сложно, и противник сделал довольно большой крюк, в конце концов оказавшись у Майка на хвосте.

— Черт! — неожиданно воскликнул Джоди, пристально вглядевшись в преследующий их автомобиль. — По-моему, машину никто не ведет — за рулем никого нет!

Майк поморщился. Его интересовало сейчас только то, как бы поскорее отделаться от преследователя. Просто сбежать? Не зная мощности машины преследователя, он не мог рассчитывать на успех. Значит, предстояла схватка.

До этого Майк видел автомобильные гонки с преследованиями, перестрелками и столкновениями только в кино. Сейчас такой «сценарий» ему подбрасывала сама жизнь.

— Перелезь на заднее сиденье, — скомандовал он — и Джоди подчинился, прихватив с собой винтовку.

Вражеский автомобиль слепил фарами — рассмотреть водителя отсюда было невозможно.

— Ты помедленнее, — попросил Джоди, вглядываясь в рассекаемую лучами фар тьму. — Пусть он догонит нас…

Похоже, это замечание было излишним — расстояние между автомобилями и так понемногу сокращалось. (Майк еще ни разу не запускал двигатель на полную мощность, не зная, как поведет себя тогда машина, — и сейчас приберегал эту возможность для крайнего случая.)

«Лишь бы у него не оказалось оружия», — подумал он, сбавляя газ.

Автомобиль неприятеля воспользовался задержкой и начал их обгонять.

«Ну, держись!» — плотнее вцепился в руль Майк.

Громада автомобиля вынырнула сбоку, блестя в лунном свете. Джоди напрягся, стараясь рассмотреть интерьер чужой машины. Ему это удалось, тем более, что Майк вовремя подсветил сбоку подфарником. Джоди повернулся к Майку, чтобы сообщить о своем открытии, но тот уже и сам возбужденно заговорил:

— Ты видел? И я говорю — за рулем никого нет!

Джоди пробурчал что-то неразборчивое.

Отрицать очевидное было бессмысленно — они сражались с невидимкой или с существом слишком далеким от человеческого.

Автомобиль врага пошел на сближение — резкий удар чуть не вырвал руль из рук Майка. Мальчик удержался буквально чудом и повис на руле всей своей массой: больше врасплох его было не застать.

Он начал чувствовать азарт погони.

Не важно, кто ты — жертва или охотник — ты мчишь на всей скорости, ветер бьет в лицо (или в лобовое стекло автомобиля) — важно, что погоня несется и ты летишь вместе с ней. Здесь не до мелких счетов, здесь отступают разум и здравый смысл, и всплывают древнейшие инстинкты, когда от такой гонки зависела жизнь не только человека, но и всего его племени; эти инстинкты выходят наружу и подчиняют себе, даря особый азарт, смесь восторга и страха. Ты догонишь? Тебя догонят? Ты победишь? Тебя? Ничто неважно в этот миг — глаза туманит жажда азарта, и состязание важнее результата.

Пусть все решит судьба…

— Сейчас я этому ублюдку покажу! — воскликнул Джоди, поднимаясь на сиденье. И его не обошло чувство азарта погони.

«Берегись, враг!»

«Скорее!» — лихорадочно жал на педаль газа Майк — и вот уже их автомобиль резко выскочил вперед, оставляя соперника далеко позади.

Скорее! Догоняй! Обгоняй! Убегай! Бей его наконец! В этой игре все можно…

Джоди, не сводя глаз с врага, откинул крышку люка; ветер ворвался в кабину автомобиля.

«Ну, получай!»

Джоди привстал и вылез по пояс, подставляя ветру затылок. Теперь враг находился у него перед глазами.

Винтовка — это посерьезнее пистолета.

Джоди прицелился. Капот бросало из стороны в сторону; прошла минута, прежде чем Джоди выстрелил. Гулкий грохот прокатился над дорогой…

КАК НИ В ЧЕМ НЕ БЫВАЛО автомобиль неприятеля продолжал мчаться сзади, стараясь наверстать упущенные метры.

Джоди скрипнул зубами.

— Бог ты мой…

Майк шумно втянул в легкие воздух и от досады энергичнее крутнул руль.

Враг снова догонял. Где-то впереди уже мелькали огни города.

— Ладно, жми, — произнес Джоди, слегка отдышавшись, — будем надеяться, мотор не подведет…

Он снова высунулся из люка, стараясь пристроиться поудобнее. «Лучше всего — стрелять по колесам… Лишь бы у нашей колымаги хватило скорости…»

Он сосредоточился, полусидя на крыше. На этот раз промаха быть не должно.

«Только бы он не промазал!» — заклинал Майк. На этот раз, забыв обо всех опасениях, он пустил машину на полный ход — ее скорость ощущалась теперь даже желудком, сразу подобравшимся к спине.

Иногда большая скорость бывает похожа на страх…

Джоди не ощущал ничего. Он видел врага и видел прицел — остальное для него сейчас не существовало.

Колеса в прицеле виляли. Поймать их на мушку оказалось делом нелегким…

«Нет, ублюдок! Я все равно до тебя доберусь!» — пообещал он, прищуриваясь.

Наконец он поймал колесо на мушку и нажал на спуск.

Нет, вражеский автомобиль вовсе не был неуязвим, как могло показаться раньше: машина завиляла, будто ослепла на ходу и искала теперь дорогу наощупь, забилась в панике и, наконец окончательно потеряв ориентацию, слетела с шоссе, глубоко впечатавшись радиатором в ближайшее дерево.

О, черт! — не веря в собственную победу, пробормотал Джоди.

Потерпевший аварию автомобиль рыкнул еще раз и затих. Джоди медленно вернулся на свое место и тут наконец понял — победа! Душу Джоди заполнило ликование, вырвавшись наружу в торжествующем дикарском крике. Вопль, улюлюканье, смех — в нем было все. Наверное, так вопили первобытные люди, загнав в яму огромного косматого мамонта. Радуйся, кричи от счастья, прыгай на голове — ты победил!

Джоди и Майк переглянулись — в глазах обоих вместо недавнего испуга прыгали счастливые огоньки.

Победа!!!

Немного расслабившись и успокоившись, Майк нажал на тормоз. Веселье сразу стихло — следовало еще проверить, что за странные силы управляли этим автомобилем. Если водителя не было, а автомобиль вел себя как… У Майка по спине снова побежали мурашки.

Неужели живой была сама машина? А если нет — кто скрывался в ней, и был ли этот кто-то жив? Получить на это ответ, не увидев все собственными глазами, было невозможно. Но возможно ли для столько вынесшего человека после радости победы вновь окунуться в холодные волны страха и идти на новый риск? А если там кто-то есть? А если бросится? А если вылетит тот проклятый шар с ножами-вилками?

Громада автомобиля грозно молчала. Молчала и ночь.

«Но ведь там могут быть доказательства…» — подумал Джоди. Он покосился в сторону дерева и сосредоточился. Так или иначе, идти было необходимо.

Братья вышли. Лесополоса казалась зловещей и жуткой. Джоди шел впереди, осторожно озираясь и держа винтовку наготове. Запасливый Майк тоже не остался безоружным: к счастью, ружей в доме была целая коллекция.

Возле разбитого автомобиля не было заметно ни малейшего движения. Майк опередил Джоди уже на подходе к молчаливой машине и заглянул в окошко первым. Сиденье пустовало, но прямо на педалях, под рулем, виднелось нечто достаточно крупное; отсюда сложно было рассмотреть, что именно. Майк принял это за кучу тряпья или какой-нибудь грубый мешок.

«Что он делает? — испугался вдруг Джоди. — А вдруг оно бросится?»

Одним шагом он оказался возле Майка и отпихнул его в сторону. Майк не сопротивлялся — им овладело неприятное предчувствие. Нет, он не боялся — просто каким-то образом знал, что открытие окажется тягостным для них обоих. Если существуют вещи, о которых лучше не знать, то в машине скрывалась именно такая. Предчувствие было похоже на тоску или легкую тошноту. Майку захотелось удержать Джоди от следующего шага, но, подумав, он не стал этого делать. Знать правду все же необходимо…

Джоди наставил ствол ружья на темнеющую в щели массу. Загадочное нечто не шевелилось. С секунду поколебавшись, Джоди приоткрыл дверцу. В нос ему ударил незнакомый и довольно неприятный запах, название которому трудно было подобрать даже по аналогии — настолько он был чужим.

Джоди опустил ружье и осторожно заглянул в открытую дверцу, потом потянулся к темному пятну рукой.

Бросится? Не бросится?

Не бросилось…

Глаза Джоди Пирсона быстро привыкали к темноте, и скоро он убедился, что перед ним — скрючившийся карлик.

Прикосновение к капюшону заставило Джоди содрогнуться от отвращения, хотя он не понимал, почему это существо так ему противно. Огромным усилием воли Джоди все же заставил себя откинуть капюшон.

Первый же взгляд на темное лицо карлика заставил его отпрянуть и отдернуть руку. Стоящий рядом Майк тоже вздрогнул, и неприятное ощущение снова наполнило его изнутри: лучше бы и не видеть… Он уже почти догадался, что именно увидел Джоди.

Джоди думал, сошел он с ума или нет.

Лицо карлика стояло перед его глазами: бакенбарды, усы… Удивительно знакомые черты… Они не принадлежали этому злобному существу, не должны принадлежать!

Они принадлежали совсем другому человеку, которого Джоди прекрасно знал.

Он не был карликом. Не был!!!

Перед его глазами пронеслось это же лицо — спокойное, умиротворенное… Лицо человека, покоящегося в гробу!

— Этот карлик, — не своим голосом выдавил Джоди, — это существо… Это Томми!

Майк молча сглотнул. Именно это он ожидал и боялся услышать.

Перед глазами Джоди все смешалось.

Карлик со знакомыми бакенбардами, застывшая злобная гримаса, коричневатый, нездоровый, точнее — неестественный цвет кожи… И — Томми… Мертвый Томми, которого он сам проводил в последнюю дорогу.

Да, здесь было от чего сойти с ума!

* * *

Пальцы дрожали, и поэтому телефонный номер пришлось набирать несколько раз. Хорошо еще, что автомат оказался поблизости — из него можно было разглядеть врезавшийся в дерево автомобиль карлика. Идти куда-нибудь далеко Джоди, наверное, не решился бы.

Конечно, карлик был мертв — но это еще ни о чем не говорило. Мертвым был и Томми, так внезапно превратившийся в этого маленького монстра, да и палец-оборотень тоже сложно было назвать живым.

В странные игры играла смерть в Морнингсайде, ничего не скажешь… Так можно ли ей после этого доверять?

Джоди покосился сквозь стекло в сторону разбитой машины. Неужели сейчас дверца начнет отворяться и… Но нет, все было спокойно.

Наконец в трубке раздались долгожданные длинные гудки, после недолгой паузы сменившиеся сонным голосом Реджи.

— Алло? — тупо спросил он, недоумевая, кому это взбрело в голову вытаскивать его из кровати в столь неурочный час.

— Алло, Реджи! Мы поймали одного из них. Произошла авария на пересечении Колтона и Гроус. — Немного поколебавшись, Джоди добавил: — Знаешь что, Реджи… грузовик пригони, а?

Майк, прислушавшийся к разговору, не разобрал ответа. Он сидел на обочине, сосредоточенно вглядываясь в темноту, и его колотила нервная дрожь. Внутри все дрожало, словно там билась и трепетала крыльями пойманная в ловушку муха.

Карлик — оживший и изменившийся Томми… Кому под силу осознать это?

«Как бы я хотел, чтобы все оказалось сном, — подумал Майк. — Потому что даже у кошмарных снов есть свой конец…» Он закрывал глаза, открывал их снова, но видение — если эта жуткая реальность была всего лишь видением — не исчезало.

Джоди стоял в кабинке телефонного автомата, деревья тихо перешептывались между собой, на стеклах автомобиля лежали лунные блики. Все это выглядело до обидного реальным.

Майк тихо вздохнул и опустил голову. Ему было очень горько.

* * *

Представьте себе эмоции человека, которого посреди ночи неожиданно вытащили из теплой постели и заставили срочно мчаться через весь город по причине малопонятной и почти мистической. И кто? Люди, в доме у которых на гостей бросаются жуткие зубастые мухи…

Пусть Реджи знал Джоди давно и считал его неплохим парнем и хорошим другом, но последнее время неплохой парень и хороший друг был явно не в себе — уж это-то Реджи понял!

Реджинальд не сомневался, что его ждут неприятности. Взять хотя бы все эти рассказы о каких-то загадочных околокладбищенских махинациях и живых пальцах — поневоле захочешь позвонить психиатру, хотя бы из чувства сострадания к другу, у которого — увы — вдруг сдвинулось что-то в голове.

Теперь Джоди утверждал, что поймал загадочного карлика из склепа. Реджи ехал, не зная, чего опасается больше: увидеть некое нечеловеческое существо — или не увидеть ничего и убедиться в болезни лучшего друга. Правда, кажется, Джоди что-то говорил по поводу того, что и сам вначале испытывал подобные сомнения относительно психического здоровья брата… Но ведь бывают и массовые галлюцинации!

Так или иначе, настроение Реджи трудно было назвать хорошим.

Ночное шоссе было пустынным. Джоди и Майка Реджи нашел быстро: двигаясь в сторону кладбища, Реджи в любом случае нужно было миновать это место, где находились братья, а автомобиль и две одинокие человеческие фигуры бросались в глаза издалека.

Джоди и Майк ждали его, сидя на бордюре, но при виде грузовичка поднялись навстречу.

Реджи затормозил. Обменялись приветствиями быстро: настроение мало располагало к «светским беседам». Одного взгляда на лица Джоди и Майка ему оказалось достаточно, чтобы сердце забилось в несколько раз быстрее.

— Где? — Реджи посмотрел на приятелей и тут же поспешил отвести глаза.

— Вон там…

С тяжестью в душе Реджи подошел к разбитой машине. Джоди и Майк молчаливо шли следом.

Сцена повторилась почти в точности: Реджи приоткрыл дверцу, осторожно потянулся к скорчившемуся под рулем тельцу, приподнял капюшон — и отшатнулся. Ни разу еще его подвижное лицо не выдавало такой невероятной гримасы.

— Господи! Как это могло случиться? — выдавил Реджи, и у него перехватило дыхание. Прошло несколько секунд, прежде чем он смог продолжить: — Но вы же не сказали мне, что карлик… это существо… это Томми!

Он снова замолк, стараясь переварить неожиданное открытие. Это удавалось ему с большим трудом.

— Мы же похоронили его недавно… — добавил он.

Джоди не ответил. Он прекрасно понимал, какие эмоции испытывает сейчас Реджи, но помочь ему не мог.

— Ладно, — проговорил он наконец, — пошли перенесем его в твой фургон.

Реджи кивнул — ему больше ничего не оставалось делать.

Карлик оказался довольно легким, но само прикосновение к нему угнетало. Джоди и Реджи, переносившие тело, выпачкали руки — жидкость была липкой и холодной. Все же некоторое время Джоди надеялся, что это кровь, но свет фар рассеял эту надежду.

Бросив тело карлика на пол фургончика, Реджи с отвращением отряхнул руки и испытал при этом облегчение человека, избавившегося наконец от неприятной ноши. Глядя на пятна желтой слизи, приставшей к ладоням, он негромко пробормотал:

— Не понимаю, что это за желтая гадость… Такая противная!

Джоди в ответ только поморщился и с содроганием посмотрел на трупик. Он вспомнил, как в лужице такой же желтой слизи копошился отрезанный палец Длинного. «Действительно ли он мертв, как кажется? Очень бы не хотелось потом драться с мухой ТАКОГО размера…» Он попробовал представить себе эту картину — и волосы на его голове чуть не встали дыбом. Да, с таким насекомым справиться уже не удалось бы никому…

— Закрой как следует, — посоветовал он.

Дверца с надписью «Мороженое» захлопнулась.

— Да-да! — машинально отозвался Реджи. Он и сам был не прочь обезопасить себя от этого существа, а еще лучше — оказаться от него как можно дальше. «Нет, так не годится, — сказал он себе, стараясь прогнать суеверный страх перед скрытым за дверцей маленьким трупом. — Так недолго и с ума сойти!» Он попытался принять более бодрый вид, но Джоди этого не заметил: ему было не до того.

Подошел хмурый Майк. Ему уже не терпелось убраться подальше от этого места, как, впрочем, и всем остальным.

Джоди прислушался: карлик лежал тихо. Все еще тихо…

Реджи добрался до кабины и притащил оттуда маленький замок.

«Надеюсь, он не проломит стенку изнутри», — подумал Джоди, набираясь наконец смелости отвернуться. По его лбу ползли капли холодного пота.

— Господи, — прошептал он.

Майк спрятал глаза.

«Да, так мы все скоро дойдем до ручки», — посмотрел на измученных братьев Реджи, и ему вдруг захотелось пошутить. Как угодно — глупо, бессмысленно, — лишь бы хоть на миг вырваться из-под свалившегося на душу гнета. Людям нельзя так долго пребывать в подобном состоянии…

Джоди и Майк были похожи на живых мертвецов: отсутствующие взгляды, бледные лица, застывшие наподобие масок… «Что же вы так, ребята, а? — мысленно обратился к ним Реджи, подыскивая нужные слова. — Так ведь нельзя! А ну прекратите это представление!» Он еще раз бросил взгляд на запертую дверцу. Там, за ней, еще оставалась пара ящиков мороженого.

«Провоняется, наверное… Придется выбрасывать», — с легким сожалением подумал он — и вдруг, неожиданно для всех, улыбнулся:

— Надеюсь, этот карлик не сожрет все мое мороженое!

Джоди и Майк ошарашенно уставились на него. На какую-то секунду молчание приобрело очень странную окраску. Затем напряжение на лице Джоди ослабло, черты несколько сгладились. Он все понял… и улыбнулся в ответ.

Уже более уверенно Реджи повернулся к ним спиной и пошел к кабине.

Грузовик тронулся с места.

Затряслось, подбрасываемое на неровностях дороги, тело карлика.

* * *

Реджи жил в двухэтажном особняке. Сложно сказать, кому первому пришла в голову идея поехать именно к нему — но его дом казался всем более безопасным. Обитатели склепа знали, где живут Джоди и Майк, и вполне могли устроить в доме засаду или хотя бы просто установить подслушивающие устройства.

Кстати, Джоди раздражало во всех рассуждениях именно это «или»: о том, что предпримут их враги и о том, на что они вообще способны, можно было только гадать. Враг был непредсказуем — и в этом заключался его главный козырь. Он наверняка знал людей — но люди не знали его. Кем был Длинный? Откуда брались эти карлики — точнее, как нормальные покойники превращались в них? Спрашивать можно было сколько угодно, но куда сложнее было получить или хотя бы придумать ответ.

«А ведь это я убил Томми во второй раз, — подумал вдруг Джоди, переступая порог дома. — Выходит, я стал убийцей друга… Но сколько оставалось в этом существе от прежнего Томми? Только лицо — или нечто большее?»

Мысль об этом причиняла почти физическую боль, и Джоди постарался ее подавить. Зато теперь его начала грызть совесть. Если это существо — Томми, если у него была память Томми, его… душа? Характер? Что-то другое? Так или иначе, Томми — карлик напал, и Джоди был вынужден защищаться. И защищать своего младшего брата. Он имел на это право — и в то же время чувствовал, что вину перед Томми не загладит теперь никогда.

Майк плелся позади брата, понуро опустив голову. Его мучили несколько другие вопросы — из категории «почему?» и «зачем?»…

Последним из машины выбрался Реджи. Его шутка насчет мороженого несколько подбодрила компанию, но положительного заряда хватило ненадолго; мало того, за время поездки начали сдавать его собственные нервы. Смысл происшедшего доходил до Реджи медленно — слишком уж противоречил он его собственному мировосприятию. А мир в представлении Реджи был понятен и прост. В нем была работа — довольно привлекательная не столько из-за прибыли, сколько из-за возможности много разъезжать, постоянно быть в гуще городских событий и никогда не лишаться общения с людьми надолго. Реджи любил общаться с людьми. Ему нужно было с каждым обменяться улыбками, перекинуться парой слов, а то и подыграть на гитаре. Жизнерадостность вырабатывалась в его организме в таком количестве, что от ее избытка следовало все время избавляться — и Реджи щедро проливал ее на всех знакомых и малознакомых. Кроме работы, у него было и свободное время, отличавшееся в основном тем, что он сам выбирал свой маршрут и мог подольше задерживаться в разных барах, где, помимо всего, были девушки и выпивка. С девушками он в основном шутил — у него не было внешности покорителя дамских сердец, что, впрочем, не особенно его угнетало.

В общем, все это было не важно, потому что приключение с мухой, а тем более странный ночной вызов, приведший к свиданию с покойным приятелем, неожиданно перенесли его в мир совершенно другой, которого он пока просто не понимал.

Понимание приходило медленно. Разумеется, до настоящего понимания было далеко, но новые реалии начали постепенно входить в его сознание.

Мертвецы, превращающиеся в карликов, таинственные убийцы, склеп…

Вместе с пониманием рос и страх.

Впервые Реджи ощутил его уже по дороге — до сих пор ему было только неуютно и неприятно от потери реальности. Вначале он даже не понял, что именно чувствует, но потом убедился — он боялся. Боялся всего: темноты, трупа в багажном отделении, всего, что ждало его впереди…

Люди, редко испытывавшие страх, обычно лишены опыта его обуздания — так что положение Реджи оказалось незавидным. Страх застал его врасплох и заставлял теперь потеть и вздрагивать от каждого звука, показавшегося хоть на йоту подозрительным.

Даже из родного грузовичка Реджи выходил с опаской: только мысль о том, что труп карлика находится рядом, за перегородкой, а значит, и грузовик теперь небезопасен, заставила его наконец выйти. С замирающим сердцем Реджи сделал несколько шагов (на его лице застыла при этом мученическая мина), остановился и посмотрел назад. Снова повернуться к машине спиной он смог, только убедившись, что замок по-прежнему закрыт.

До двери он дошел, то и дело оглядываясь назад: страх не только вытеснил из головы все сомнения относительно рассказа Джоди, но и заставил додумывать свои настораживающие детали. Когда Реджи напрягал память, ему начинало казаться, что в пути в багажнике что-то скреблось. Ну, не скреблось… во всяком случае, какие-то подозрительные звуки были…

Реджи вошел, захлопнул за собой входную дверь и лишь тогда вздохнул с облегчением.

Оно улетучилось почти сразу же, как только он убедился, что Майка и Джоди в коридоре нет.

«Куда же они делись? — обмер Реджи. — Стоп… Может, они просто прошли в комнату… да, наверное, так!»

Объяснение было очевидным, но страх верить в него не захотел. В критических ситуациях всегда лучше рассчитывать на худшее, — значит, правильней было поверить в то, что зловещий противник уже успел побывать здесь и утащить друзей в обитель смерти.

Но, с другой стороны, что значит — рассчитывать? Это значит — изменять свое поведение, применяясь к конкретной ситуации. А как это сделать, Реджи не знал. Никакой жизненный опыт не мог подсказать, как следует правильно себя вести в том случае, если невиданные силы похищают в вашем доме двух человек. «Ну что за глупости лезут мне в голову! — сказал себе Реджи. — Они просто уже прошли в комнату. Если я окликну Джоди, он отзовется — в этом можно не сомневаться».

Все же окликнуть Джоди он не решился. Мало ли… Стоять у двери тоже было глупо, и Реджи пошел навстречу своей судьбе.

Итак, Реджи шел по коридору, и вдруг ему почудилось, что за углом кто-то стоит. Не Джоди и не Майк — они не стали бы там прятаться. Значит, эти неизвестные уже охотятся на него, на Реджи!..

«Да нет, это мне просто показалось», — возразил он себе, продолжая идти.

Стояли за углом в маленьком коридорчике, ведущем в соседнюю квартиру. Когда Реджи поравнялся с этим местом, ему навстречу шагнуло что-то большое. У Реджи потемнело в глазах… Когда способность соображать наконец вернулась к нему и Реджи, раскрыв глаза, повернулся к темной массе, желая встретиться с противником лицом к лицу, перед ним из пелены возникла женская фигура.

Она была знакома Реджи более чем хорошо: перед ним стояла соседка. Выглядела она несколько удивленной — но ничего особенного и подозрительного в ней не оказалось.

Реджи шумно вздохнул и отшатнулся к противоположной стене, прижимая руку к сердцу.

— Добрый вечер, мистер… — начала женщина. — Как у вас дела?

Реджи коротко простонал. На его лице возникла гримаса невыносимого страдания.

— Господи! — проговорил он и после паузы добавил: — Бог ты мой!

При этом восклицании соседка вытаращила и без того круглые черные глаза. Полные губы слегка разжались, демонстрируя еще большую степень удивления. Наверное, она хотела спросить еще что-то, но Реджи поймал момент и наконец сумел закончить свою мысль:

— У меня только что был сердечный приступ!

Судорожным движением он вцепился в ручку своей двери и рванул ее на себя. Сердце его действительно колотилось так, что можно было с чистой совестью вызывать кардиолога.

«Бедняга», — подумала соседка, провожая Реджи сочувственным взглядом, не лишенным, однако, любопытства…

* * *

Камин тихо потрескивал — Реджи так и забыл его погасить, выскакивая по звонку Джоди на улицу. Джоди застал огонь уже в затухающем состоянии, когда за каминной решеткой краснели экзотические нагромождения тлеющих углей, — и первым делом подбросил туда дров, так что комната встретила Реджи в том же виде, в каком он ее оставил.

Джоди занялся камином только потому, что ему нужно было что-то сделать своими руками — отвлечься хоть на пару мгновений от тягостных раздумий и гнета совести. Но когда огонь разгорелся и из камина потянуло теплом, он понял вдруг, что сильно замерз; кроме того, рубашка под курткой полностью промокла от пота, добавляя к холоду ощущение сырости.

Майк, перебравшийся к камину поближе, с благодарностью посмотрел на брата. Хорошая все же вещь — камин; с ним становится теплее и на душе. Наверное, и настоящего уюта нет, если где-то рядом не шевелятся добрые язычки пламени, заставляя дрова издавать характерный треск, напоминающий о том, что все в порядке. Камин дарит не только тепло — он дарит уверенность. Не случайно этот предмет человеческого быта прошел через века и не слишком-то уступил свое место радиаторам парового отопления. Думать возле камина можно о чем угодно, но он порой может смягчить неприятные эмоции, настроить на более мирный лад. Возле него вообще хорошо думается… Некоторое время в комнате царило молчание и только негромко потрескивали сгорающие дрова.

«Ну хорошо, — прикрыв глаза, размышлял Майк, — если Томми превратили в этого карлика, — значит, это кому-то было нужно. И вряд ли только для того, чтобы натравить его на нас… Эти существа стали нападать только тогда, когда мы с Джоди вплотную подошли к их тайнам. Они забили тревогу и вышли из подполья. Но что они делали в подполье — вот в чем вопрос. Допустим, их создает Длинный и не хочет, чтобы об этом знали, но это не дает ответа на главное: зачем они нужны? Если удастся разгадать это, все остальное будет намного проще. Зная цель врага, можно считать, что знаешь о враге почти все…»

— Я не могу понять одной вещи… — произнес он вслух.

Джоди и Реджи повернулись к нему. Майк сидел в кресле, глядя прямо перед собой, и Джоди снова обратил внимание на его огромные глаза. Они казались ожившей частью его души. Вся его натура, каждый оттенок бушующих внутри эмоций отражался в этих темных блестящих кругах. Наверное, поэтому в минуты опасности или тревоги они так откровенно вылезали на передний план, заставляя видеть только себя — огромные, почти невероятно огромные глаза.

— Почему они похищают тела, — тихо продолжил Майк, и по поверхности глаз скользнули огоньки — отблески огоньков каминного пламени, — и превращают их в этих существ?

«Хотел бы я знать, — подумал Джоди, — почему… Это действительно самое странное во всей истории».

«Лично я бы предпочел подумать о том, как от них избавиться!» — мысленно прокомментировал реплику Майка Реджи. Он всегда был практиком — теоретические размышления никогда не привлекали его, как и все то, что мешало ясности мировосприятия.

— А папа и мама… — продолжал Майк, и огромные круги его глаз затуманились на миг тоской и болью. — Может, их тела тоже были похищены?

— Нет! — выдохнул Джоди. Эта мысль показалась ему ужасной, кощунственной, просто недопустимой. Кто угодно мог после смерти превратиться в карлика: Томми, незнакомая красотка, даже он сам, — но только не они. Родители — это святое, незыблемое, с ними не могут происходить такие возмутительные вещи! Как только мысль об этом могла прийти мальчишке в голову! Джоди возмутился, но все же в глубине души ощутил сомнение: Майк мог оказаться прав, и с этим тоже приходилось считаться. Все было возможно. Да ну его все к черту! Лучше и не думать об этом! Джоди откинулся на спинку своего кресла и снова посмотрел на Майка. Он хотел принять сердитый и строгий вид, но не смог: неуверенность обезоружила его. — Да забудь об этом!

Майк бросил в его сторону быстрый взгляд и замолк.

«Папа и мама…» — он сам не хотел верить в это. Но они были людьми и умерли, — значит, с ними могло произойти все что угодно, в том числе и самое худшее.

«Я не должен в это верить… — принялся твердить себе Джоди. — Я не должен об этом думать… Какие же они все-таки сволочи — слов нет!!! Но этого они сделать не могли. Родители умерли уже два года назад, а тогда… Откуда я могу знать, что было тогда? Лучше думать о том, что есть сегодня. Думать о них, о Длинном… Конечно, о Длинном! Если всей этой маразматической мистике и найдется какое-либо рациональное объяснение, его может знать только он. Длинный — вот ключ ко всему!»

«…И что теперь должен делать я? — размышлял Реджи. — Пожалуй, следовало бы вызвать полицию. Пусть в ней работают не гении — это гнездо разворошить у них ума хватит. Тем более, что карлик лежит сейчас в моей машине — вот и доказательство. Уточнять не надо — упомянуть только о том, что в склепе и в морге над мертвецами проводят какие-то противозаконные опыты — в качестве повода для ареста этой шайки такого заявления вполне достаточно; предъявить труп Томми… бывшего Томми… Ох черт, до чего же гадкое все это дельце! После такого ни жить, ни умирать не захочется!»

«Они забрали их… — безмолвно говорили глаза Майка. А мы сидим здесь и не представляем себе, что нужно делать… — Так они заберут нас всех…»

«Нужно поймать этого Длинного и поговорить с ним начистоту. Но что я смогу один? Над этим следует поразмыслить, — думал свое Джоди. Время от времени его взгляд возвращался к глазам Майка и тут же уходил в сторону, избегая прямого соприкосновения с ними. — О, черт! Если даже со стороны мне неприятно и больно видеть это, то какие же чувства должен сейчас испытывать этот пацан? Вот что я должен сделать в первую очередь: обезопасить Майка. Как угодно — это уже не важно. Ему с самого начала следовало держаться подальше от всего этого… Я отвезу его сейчас хотя бы к бабушке — вряд ли эти существа знают, где она живет. Кроме того, там он будет не один… Что ж, решено: везу его туда, а потом уже занимаюсь Длинным».

— Нам нужно сделать вот что, — произнес он вслух, — надо поймать этого Длинного, выбить из него всю дурь — и он расскажет нам что к чему!

* * *

Отвозить Майка к бабушке вызвался Реджи. Поняв, что Джоди все равно сейчас уйдет, он очень не хотел оставаться дома один. Пусть внешне дом казался безопасным местом полагаться на это Реджи уже не мог.

Вдвоем всегда легче, даже если рядом с тобой всего лишь мальчишка.

«Да, мальчишка? — спросил себя Реджи, рассматривая напряженное, полное решимости и готовности вступить в схватку лицо Майка. — Хотел бы я быть сейчас таким мальчишкой… Просто стыд какой-то вот так поддаться испугу! Так я скоро перестану себя уважать!»

— Ничего, сказал он вслух, вроде бы успокаивая Майка, а на самом деле самого себя, — мы еще поймаем этого Длинного и вытрясем из него все!..

На лице Майка на мгновение проскользнула вымученная бледная улыбка.

«Во всяком случае, в этом деле Майк разбирается намного лучше меня», — снова подумал Реджи.

Майк снова уставился в окно. Он гадал сейчас, правду ли сказал ему Джоди, обещая не ходить в склеп сегодня. Мог соврать. Мог пойти в одиночку. И все же Майк предпочел бы сейчас поверить брату. Если перестать доверять друг другу в этом деле — так и на самой жизни можно поставить крест. Раз так, он имеет право ненадолго расслабиться, чтобы набраться сил на завтра. А силы будут нужны. Еще как нужны!

За окошком автомобиля проносились темные пятна деревьев, похожие на кляксы. Изредка в них проблескивали точки далеких окон и фонарей. Город спал. Или еще только засыпал — в нем всегда было много полуночников, страдающих бессонницей не от забот, а от безделья. В нем еще кто-то веселился, кто-то улаживал свои любовные дела, кто-то страдал, потерпев в них неудачу. Город жил, не догадываясь о нависшей над ним опасности, и его беззаботность вдруг показалась Майку еще страшнее, чем все остальное.

Страшнее страха.

* * *

Как ни странно, ночью вся мистика словно выветрилась из бабушкиного дома. Остались только теснота да запах сгоревших стеариновых свечей, но сама атмосфера дома словно потеплела вместе с включенным электрическим светом. Собственно, электричество горело и днем, но свет лампы был обычно прикрыт тяжелым пыльным абажуром. Сейчас же, когда бабушка спала, лампы горели открытыми, и само помещение казалось гораздо больше… Трудно сказать, что послужило причиной таких изменений: приезд Майка, приход подруги Сэлли или просто то, что бабушка легла спать, оставив все хозяйство на более современную внучку.

В присутствии подруги Сюзи Сэлли менялась: сбрасывала с себя маску сверхпроницательности и значительности и превращалась в самую обыкновенную девушку, в которой разве что изредка прорвется что-то темное, ведьмовское. По-своему это вызывало эффект еще больший, и Сэлли казалась подругам ведьмой столь серьезной, что ей незачем было специально таковую изображать.

«И почему она не всегда такая», — досадовал Майк, прислушиваясь к разговору девушек.

— По телефону его голос звучал как-то странно…

Сэлли и Сюзи, обе блондинки, которых можно было принять за родных сестер, как раз стояли возле телефонного аппарата.

«Интересно, она говорит о Джоди или нет?» — мелькнуло у Майка. Следующая реплика послужила как бы возражением этой догадке:

— Да ничего…

— Я думаю, тебе понравится…

Разговор выглядел все непонятнее, — наверное, девушки обсуждали свои очень личные дела, в которых посвященному достаточно только намека, а постороннему не хватит и серьезных разъяснений, чтобы уяснить суть дела. Во всяком случае, слушать дальше было незачем, да и неинтересно.

Майк медленно пошел вдоль комнаты — ему давно хотелось рассмотреть это помещение получше, сравнить его с тем, которое осталось в его памяти, но в присутствии бабушки и Сэлли он как-то не решался это сделать. Теперь бабушка спала, а Сэлли занималась своими делами.

Сначала Майк не мог привыкнуть к верхнему освещению: раньше завалы мебели словно делили комнату на ряд маленьких комнаток, к которым он привык, — теперь же она превратилась в подобие музейного зала, перегороженного стеллажами. Майк двинулся в ту сторону, которая была ему знакома лучше других. Проход туда начинался напротив старинного зеркала, на столике под которым сидели две восковые утки, невероятно похожие на настоящих и сделанные в натуральную величину. Они относились к «стабильной части обстановки» — Майку было приятно узнавать их всякий раз.

Ничто так не радует душу в быстро меняющемся мире, как вот такие отдельные мелочи, годами сохраняющие свой неизменный вид. За это им можно простить многое: безвкусность, грубоватость, примитивность… Какая это чепуха в сравнении с тем, что при виде их на сердце начинает теплеть, будто и нет на улице такой мрачной тьмы, и дамоклов меч не висит постоянно над вашей головой.

Майк сделал еще пару шагов — и вдруг его словно ударило током; мурашки прокатились по всему телу, заставляя на миг оцепенеть.

На него смотрела темная искаженная морда злобного карлика!

Майк приоткрыл рот, готовый закричать от ужаса, но… понял вдруг, что перед ним висит обыкновенная маска, похожая на его врагов разве что гримасой да темным цветом кожи, щедро украшенной разноцветными линиями. Майк с облегчением вздохнул. Не следовало забывать о том, что в бабушкиной коллекции попадаются самые неожиданные вещи. Казалось, что находишься в музее: на запыленных и кое-как протертых полках стояли и старинные фолианты, настоящие инкунабулы, и изящные фарфоровые статуэтки, и чучела животных, слегка поеденные презирающей колдовство молью, и ряд предметов, совсем уж ни на что не похожих, скорее всего, имеющих какое-то отношение к африканским и полинезийским культам.

Наверное, коллекция бабушки могла бы привести в восторг какого-нибудь ученого, интересующегося стариной, — и шокировать любого «организованного» коллекционера. Первого поразила бы неожиданность многих находок, второго — тот хаос, в котором эти ценнейшие предметы пребывали, соседствуя с дешевыми поделками и явным барахлом.

Майка в этом нагромождении привлекало другое: он шел и узнавал.

«Вот это я помню… а этого еще не было… А это стояло в другой комнате…» — перебирал он в памяти.

Наконец он зашел в тупичок. Это место изменилось меньше всего; можно было подумать, что Майк был здесь последний раз вчера или до последней уборки. В этом закутке бабушка хранила «семейный архив». Здесь стоял особый запах — запах старой бумаги. Пахли в основном набитые старыми письмами ящики и спрятанные в старые папки документы. Где-то рядом находились часы — их тиканье слышалось здесь особенно отчетливо.

Место воспоминаний, место памяти, место прошлого, место времени…

На столе стояла обитая бархатом коробка — некогда в ней хранились фотографии.

Не все, а те, которые бабушка считала для себя особенно ценными и которые были связаны с особыми датами ее жизни. Иногда фотографии менялись — это означало, что на бабушку накатывало желание выкинуть на время из памяти тот или иной эпизод или оценить по-новому какое-то событие. Так порой в коробке сцена рождения сменялась сценой похорон и наоборот. Как ни странно, в ящик со временем попадали фотографии все более старые, последние же события уходили в такой же пыльный и толстый альбом.

Внезапно Майк ощутил, что ему просто необходимо посмотреть на эти фотографии. Это снова было предчувствием, к тому же очень смутным, но он уже знал, что в последнее время его предчувствия имеют обыкновение сбываться.

— Майк! — раздался голос Сэлли. — Если ты хочешь спать, я тебе уже постелила…

Майк пропустил ее слова мимо ушей. Конечно, спать он хотел, и это было просто необходимо после всех приключений: человек не робот и нуждается в отдыхе. Но зажегшийся в глубине души огонек предчувствия не мог позволить ему сделать это, во всяком случае — сейчас. Майк быстро подошел к столику и потянулся к крышке.

Ящик был сработан на славу — к нему было интересно даже просто прикасаться. Тяжесть крышки тоже нравилась Майку: тяжелое — вещественное — настоящее…

Первой в глаза бросилась фотография самой бабушки. Еще молодая, но уже вошедшая в зрелость, она гордо взирала на мир с клочка картона — красивая, но несколько лишенная индивидуальности, как все женщины на старых «дежурных» фотографиях. Лица тех времен казались Майку похожими: губки бантиком, высоко приподнятые брови под открытым лбом, забранные наверх волосы, шляпка…

Рядом оказался и молодой дедушка — Майк его не помнил, но эта фотография тоже никогда не покидала ящика. Дальше шли отец и тетя — двое маленьких детей на фоне природы — фотография, тоже построенная по образцу старых времен. Настоящие образцовые детки… Большая группа на фоне той же природы, изображающая, по-видимому, загородную прогулку: ее участники тоже были выстроены, словно в фотоателье, но под ними виднелась травка, а над головами приткнулись облака…

Нет, Майк искал не это.

Интуиция заставляла его обратить особое внимание на верхнее отделение ящика: тяга к нему была настолько сильна, что отвлекала от размышлений о бабушкиных пристрастиях и причудах. Майк внимательно всмотрелся в верхнее отделение, но не обнаружил там ничего особенного — те же фотографии старых стандартов. И все же к одной из них тянуло — к той, что находилась в правом углу.

Для верности Майк взял фотографию в руки и обнаружил под ней еще одну. Пара лошадей везла продолговатую карету. Нет — катафалк. Сердце забилось сильнее; Майк схватил фото и поднес к глазам.

На козлах сидел высокий кучер, облаченный во все черное. Майк пригляделся к нему, и ему показалось, что изображение стало увеличиваться под его взглядом, давая возможность разглядеть мельчайшие подробности. Лицо кучера увеличилось, позволяя различить прямой лоб, резкие очертания носа, выдающуюся вперед челюсть… Майк затаил дыхание: на фотографии более чем полувековой давности был изображен человек, хорошо ему знакомый!

Сомнений быть не могло — он узнал бы Длинного где угодно и когда угодно.

Словно для того, чтобы развеять последние сомнения, Длинный на фотографии начал медленно поворачивать голову, пока Майк не встретился с его взглядом, пронзившим его насквозь. Это был он, он! Не изменившийся, не постаревший!!! Умерли лошади, рассыпался старый катафалк, им на смену пришел автомобиль — но Длинный остался ТАКИМ, КАК И ПОЛСТОЛЕТИЯ НАЗАД!

Длинный на фотографии покривил губы, — изображая презрительную ухмылку. «Ну что, мальчик, понял теперь, с кем имеешь дело?»

«Понял! Давно уже понял!!!»

Майк отшвырнул фотографию, захлопнул ящик и вскочил. Ему захотелось действовать — неважно как, но срочно, сейчас… Вызвать полицию? Газетных репортеров? Или… нет, первым делом следовало предупредить Джоди и Реджи. Сейчас же, не откладывая ни на секунду…

Майк позволил себе только отдышаться и немного собраться с мыслями. Если первое ему удалось, со вторым делом обстояло похуже: слишком сильное впечатление произвело на него это неожиданное открытие.

Поймут ли его? Поверят ли, когда он сам не в силах сделать это до конца?

Сэлли и Сюзи еще разговаривали о своем, когда к ним подбежал Майк. Его лицо снова было бледным, глаза лихорадочно горели. Сэлли удивленно приподняла бровь. Сюзи захлопала глазами, стараясь понять, что на него нашло.

Не дожидаясь вопросов, Майк схватил Сэлли за руку.

— Ты должна немедленно отвезти меня домой! — потребовал он.

Почему?

Никаких вопросов! — повысил голос Майк. — Ты должна отвезти меня домой!

На этот раз в его голосе появились такие нотки, что Сэлли не посмела ему возразить. Пусть Майк был не в себе, и вообще часто придумывал себе страхи — на этот раз тонкое чутье Сэлли подсказывало ей что за всем этим кроется нечто серьезное, от чего нельзя так просто отмахнуться.

— Хорошо, — кивнула она.


Фантазм 1-2

* * *

«И все-таки я отвезу его в полицию», — думал Реджи, ведя грузовичок.

Ему было немного стыдно перед Джоди за свое решение — но страх был сильнее стыда. Кроме того, разве это решение не было самым логичным из возможных? Реджи не хотелось попадать в герои, тем более посмертно. Такие игры были не для него. Если имеется опасность, с которой не ясно, как справиться, значит, надо прибегнуть к защите закона.

Вряд ли эти карлики и иже с ними станут ему мстить — для этого еще надо догадаться, кто подал сигнал. И уж куда безумнее сражаться с ними в одиночку. Прибьют — и все, иди доказывай, от чего ты умер.

От рассуждений Реджи отвлек негромкий звук: в кузове кто-то скребся. Остатки волос на лысоватой голове мороженщика встали дыбом, когда он подумал о спрятанном в багажном отделении мертвом Томми.

«Мне это почудилось!» — леденея от страха, сказал он себе — и снова прислушался.

Как темен был в этот миг город, пролетающий за окнами снаружи! Ни звука, ни огонька…

Шорох замолк.

Некоторое время Реджи напряженно вслушивался, потом смог-таки убедить себя и сосредоточился на дороге. Пусть встречных машин в это время можно было не опасаться, но мало ли… Он вел машину, а дышать с каждой минутой становилось все труднее. Было жарко так, что хотелось раздеться догола, и это ощущение все усиливалось. Реджи нервничал — другого объяснения быть не могло. Он был сейчас один, совершенно один, рядом со сверхъестественным жутким существом.

Внезапно шорох повторился; теперь он звучал намного отчетливее.

«Нет! — взмолился Реджи, и по его телу снова пробежала колючая волна страха. — Это наваждение! Этого нет!!!»

Шум усилился, затем в перегородку с силой ударилось что-то тяжелое.

«Нет!»

Дорога запрыгала у Реджи перед глазами. Жар улетучился — ему на смену пришел резкий колючий холод, заставляющий дрожать. Враг, страшный враг был рядом, и спастись от него было невозможно!

В отчаянии Реджи надавил на тормоз, — может, удастся сбежать?

Стук повторился, и треск разрываемого металла сообщил ему, что времени на спасение не осталось.

Реджи зажмурился и в наступившей вдруг тишине услышал невероятно гулкие удары собственного сердца…

* * *

Джоди опустился в кресло и погрузился в размышления. Дом, к счастью, оказался пуст — враги еще не успели добраться сюда. Хотя это могло и не входить в их планы.

Итак, трех карликов можно было сбросить со счета. Но раз один из них оказался Томми, значит, в общей сложности их должно было быть по меньшей мере четверо. Или больше — если они действительно превращали в эту мерзость всех мертвецов. Всех? Исключено: такую толпу невозможно было спрятать. В городе умирало много народу. Даже подозрительно много…

От этой мысли Джоди перескочил снова на сомнения, которые вызывала у него смерть Томми. А что, если он не кончал жизнь самоубийством, а эти загадочные существа попросту умертвили его? Тогда в карликов должны были превращаться не все покойники, а лишь обладающие какими-то особыми характеристиками. Например, люди достаточно молодые и здоровые, каким был Томми.

Джоди попытался вспомнить, как выглядел нападавший на него карлик, — и отбросил эту гипотезу: у того было явно старческое личико.

Значит, дело не в возрасте.

Родители… Он вспомнил слова Майка. Ему не хотелось возвращаться к этой теме, но пришлось. Для того чтобы прийти в рассуждениях хоть к какому-то конкретному выводу, надо было учитывать все возможности. Но не мог же Длинный прятать в подвалах склепа целую толпу! Кроме того, карликов наверняка нужно было чем-то кормить… если они не занимались каннибализмом. При их повадках можно было подозревать и самое худшее… Мысль об этом заставила Джоди содрогнуться.

Был еще один вопрос, который следовало решить поскорее: как выйти живым из всей этой истории? Действительно ли достаточно будет заявиться утром к шерифу с трупом карлика, или нужно было найти более веские доказательства? Размышляя об этом, Джоди понял вдруг, что невероятно устал. Веки начинали наливаться тяжестью, мысли путались. «Ладно, может, стоит пойти лечь? — спросил он себя. — Нет, дождусь Реджи. Пусть он подтвердит мне, что с Майком все в порядке».

Дальше — знают ли эти существа о вмешательстве в дело еще одного человека? Не должны, но все может быть…

Во всяком случае, на эту ночь дом Реджи можно считать крепостью. Пока они еще раскусят их игру, пока вычислят помощника…

Джоди снова откинулся на спинку кресла — и вдруг ощутил, что проваливается вместе с ним. Темнота на какое-то время поглотила все, затем кресло, качнувшись, прекратило свое движение, и в глаза Джоди ударил свет. Ровный электрический свет склепа. Джоди открыл глаза и огляделся: кресло стояло, прислонившись спинкой к ячейкам, за которыми стояли гробы.

«О Боже! — ужаснулся он. — Как они ухитрились это проделать?!»

Больше ни о чем подумать он не успел — в конце коридора открылась дверь, и появился Длинный. Он шел неторопливо, широко размахивая длинными ручищами, и под каждым его шагом пол сотрясался и гудел. Плавно развевались над головой седые прядки волос. Мертвенно-бледное лицо выражало беспощадность. При виде врага Джоди понял, что игра проиграна, и теперь его ждет скорый и неминуемый конец.

«Но как же так? — запротестовал он. — Как они могли меня поймать?.. И что меня ждет дальше?»

Последний вопрос был излишним — он уже знал, что его ждет. Смерть — а за ней новая жизнь в виде уродливого и злобного существа. Останется ли в карлике хоть капля его личности для того, чтобы страдать в новом уродливом теле, — или нет? Лучше бы не осталось. Лучше бы сразу…

Шаги Длинного звучали все громче. Он приближался, и от его молчаливой фигуры веяло могильным холодом.

В груди у Джоди сжалось, заныл позвоночник.

«Да, — подумал он, — теперь я представляю, что испытывает приговоренный в день казни…»

Единственное, что он мог теперь сделать — с гордостью взглянуть в лицо врагу и умереть достойно, но взгляд Длинного был так ужасен, что Джоди не выдержал, отшатнулся, ударившись о спинку кресла, и, будучи уже не в силах оставаться на месте, привстал.

Неожиданно над его головой распахнулась дверца ячейки, и оттуда, хватая Джоди за волосы и за плечи, потянулись холодные влажные руки. Они выдирали волосы, рвали одежду, подтягивая его тело к себе…

Длинный остановился, с усмешкой глядя на свою жертву, а руки тянули Джоди вверх, и не было страха сильнее того, который он испытывал в этот момент. Страх был настолько силен, что на глаза Джоди накатилась пелена, за которой последовало спасительное беспамятство.

Когда Джоди пришел в себя, он все еще был жив. Кругом было тихо, и свет не резал больше глаза так сильно, как раньше. Джоди попробовал пошевелиться — и это ему удалось. Он не был связан. Мало того, он сидел в том же самом кресле.

Джоди Пирсон осторожно приоткрыл глаза и убедился, что сидит дома.

«Сон, — понял он, — это был всего лишь кошмарный сон!» Джоди провел рукой по лбу и вздохнул. Сердце его колотилось, в горле стоял комок.

Сон…

Впечатление от кошмара было таким сильным, что он не смог даже облегченно вздохнуть: все тело гудело от нервного напряжения.

Всего лишь сон… Но какой же обещает быть явь?

* * *

Смотреть вперед с заднего сиденья не слишком удобно, но спорить Майк не стал. Сэлли и Сюзи и так пошли ему навстречу, согласившись на эту поездку.

Теперь Сэлли была за рулем, а Майк всматривался в дорогу, сидя сзади.

Он не знал, что именно ожидал увидеть, но чувствовал, что скоро встретит нечто — и старался быть к этому готовым.

В городе гасли последние окна. И полуночники когда-то спят…

Автомобиль сделал несколько поворотов — и Майк понял, что уже скоро. «Лишь бы не засада!» — подумал он. Предчувствие не обмануло — вскоре посреди дороги появилось нечто, заставившее подпрыгнуть сердце.

Прямо перед ними стоял грузовик Реджи — с погашенными фарами, посреди проезжей части. Можно было не сомневаться, что здесь недавно произошла трагедия.

— Господи! — выдохнул Майк, болезненно морщась. — Остановите машину!

Как ни странно, Сэлли подчинилась без лишних вопросов.

Майк открыл дверцу и спрыгнул на влажный асфальт. Сэлли потянулась было за ним, но он одернул сестру.

— Оставайтесь в машине! — приказал он. — Не выходите. А я посмотрю, что к чему…

Сэлли и Сюзи переглянулись, и, хотя на лицах девушек еще отражалась ирония, обе разом ощутили веяние висящей в воздухе опасности. На улице находилось нечто такое, из-за чего стоило остаться на месте.

Майк сделал несколько смелых шагов, потом приостановился. Почему он не взял с собой ружье?! Он был снова одинок и безоружен, а вокруг стояла враждебная темнота, постепенно наполняющаяся туманом.

Туман? Это еще откуда?

По спине Майка побежали мурашки. В тумане враг мог подкрасться незамеченным совсем близко. А что сможет он, мальчишка, когда даже Реджи проиграл? Пустой грузовичок говорил об этом достаточно ясно.

Майк рассеянно оглянулся.

Их машина была уже достаточно далеко — Майк даже не заметил, как успел пройти такое расстояние… или это Длинный сумел повлиять на окружающее пространство, приготовил новую дьявольскую ловушку? Ноги Майка начали наливаться свинцом. Со всех сторон на него устремились враждебные взгляды — он ощущал их вновь обретшей невероятную чувствительность кожей. Враги были повсюду и ждали только одного: когда он не выдержит и повернется к ним спиной, чтобы бежать.

Майк попробовал оглянуться еще раз — и его обдало волной злобы и холодной ненависти.

Отступать было поздно и бесполезно. «Там никого нет, — сказал себе Майк, делая шаг вперед, — мне это только чудится… Это — страх!» В самом деле, при новом шаге дышать стало легче, а страх несколько ослаб.

«Ну откуда, — уговаривал себя Майк, — взялись бы тут эти твари? Допустим, ожил Томми. Вот он мог бы тут и напасть на Реджи, даже убить его, если мороженщик позволил застать себя врасплох. Но — целая толпа, прячущаяся в тумане? Это было слишком. У них просто не хватило бы времени добраться сюда из склепа».

Несколько осмелев, Майк подошел к грузовичку. Почему-то его внимание привлекла крыша. Он подпрыгнул, подтянулся, заглянул — но ничего не увидел.

Дверца в кабину оказалась распахнутой. Как Майк и опасался, Реджи в кабине не было. «Если Томми его утащил, — напомнил себе Майк, — значит, его тут тоже нет… Я же говорил, что все это — просто страх».

— Майк, подожди минутку! — откуда-то издалека послышался голос Сэлли. Майку показалось вдруг, что она позвала его гораздо раньше, когда он еще был около их машины, но ее голос затерялся в тумане и достиг его ушей только сейчас. — Это что, грузовик Реджи?

Конечно, она спросила об этом раньше. Сейчас просто не было смысла отвечать ей…

Майк отошел от кабины и направился к багажному отделению. Замок все еще висел в петельках, но при прикосновении упал Майку прямо в руки. Он посмотрел на его дужку и… Страх пронзил его с новой силой: дужка замка была перерезана. Сделать это можно было только снаружи. Вряд ли карлик стал бы тратить на это время, уже освободившись.

Это могло означать только одно — у существа были помощники. Может быть, целая армия карликов и прочих немыслимых уродов бродила сейчас во тьме, прочесывая город.

Значит, он не ошибся.

Майк Пирсон с тревогой обернулся — и его обдало волной злорадства: казалось, сама темнота смеялась сейчас над ним. Вот, пришел, подставился… дурак! Они были вокруг — Майк ясно ощущал их присутствие, — но не нападали. Выжидали чего-то, не иначе…

Туман полз рваными клочьями… Да и было ли это туманом? Скорее, пар или какая-то дымка, похожая на холодное дыхание притаившегося во тьме великана. Великана по имени Смерть… Майк попятился. Десятки, если не сотни злых взглядов ощупывали из темноты его фигуру, примеряясь, в какое бы место запустить свои когти.

В какой-то момент он не выдержал и побежал.

Никто не затопал за ним следом — невидимая кошка игралась со своей испуганной мышкой, упиваясь каждой секундой ее страданий.

Может быть, они и питались его страхом — Майк сильно подозревал, что так оно и есть.

На подкашивающихся ногах он добежал до машины, дернул дверцу на себя, плюхнулся на сиденье, но страх не отпустил его, а стал только еще сильнее.

Надо было бежать.

— Убираемся отсюда, быстро! — выпалил он, задыхаясь.

— Майк, что происходит? — грозно посмотрела на него Сэлли. Ночное приключение нравилось ей все меньше. Она не могла позволить себе признаться в собственном страхе и поэтому злилась на брата.

— Мы должны немедленно попасть домой! — выкрикнул он, всматриваясь в туман: рядом уже враги или еще далеко?

Он не видел ничего, но все же ощущал их близость — и в движении странного тумана, и в холоде, вливающемся через приоткрытые окна. Теперь невидимые карлики окружили машину со всех сторон и подходили все ближе. «Еще секунда — и будет поздно!» — понял он. Сердце колотилось как безумное. Кольцо вокруг них замкнулось, теперь можно было рассчитывать только на прорыв. «Лишь бы они снова не заглушили мотор, как тогда, с моим мотоциклом!» — подумал Майк и тут же проклял себя за эту мысль. Рука Сэлли повернула ключ зажигания — но привычный звук не раздался.

Автомобиль был мертв.

— Что за черт! — нахмурилась Сэлли, дергая ключ; ее голос был встревожен.

Майк сглотнул. Рассчитывать больше было не на что. Оставалось сидеть и ждать, пока эти твари не заберут их всех голыми руками. Он поискал взглядом что-нибудь тяжелое, но ничего не нашел. Сэлли обычно не нуждалась в таких предметах.

— Майк, что случилось? — голос девушки звучал нетерпеливо и испуганно.

Кто-то крался вдоль машины — теперь заметить это можно было и без всякой обостренной чувствительности.

Туман — или пар — сгущался, закрывая дорогу со всех сторон. Грузовичок Реджи растаял в этой «дымовой завесе».

Ловушка захлопнулась. Кошке осталось только подойти и выгрести своих мышей лапой.

Сэлли и Сюзи притихли. Им стало совсем страшно. Майк на заднем сиденье молча кусал нижнюю губу. Враг специально оттягивал атаку, стараясь вымотать их как можно больше.

Неожиданно дверца дернулась.

— Не открывай дверь! — отчаянно вскрикнул Майк, но было уже поздно: в машину влезла коричневая лапа, и карлик начал протискиваться внутрь.

Девушки завизжали, Сэлли попробовала закрыть оконное стекло, но остановить карликов уже ничто не могло — живой лавиной они хлынули внутрь.

Визг, хриплое дыхание карликов, шум борьбы — на переднем сиденье образовалась свалка.

Майк сидел ни жив ни мертв, когда один из карликов перелез к нему и потянулся к горлу сморщенными коричневыми лапами. Прикосновение вывело Майка из оцепенения, он уперся во врага руками и принялся энергично отталкивать от себя.

Карлик был силен — удивительно силен для своих небольших габаритов. Майк ощутил сильный толчок, ударился головой о заднее стекло, попробовал оттолкнуть своего противника — и снова отлетел назад.

Ему пришлось отбиваться от карлика изо всех сил — но их не хватало. Карлик молотил его головой о стекло со страшной силой.

В пылу схватки Майк сумел различить только то, что крик девушек несколько утих, стал более сдавленным; затем вдруг завелся мотор. «Фольксваген» тронулся с места. Можно было не сомневаться, что он направляется к кладбищу.

Карлик ударил Майка о стекло еще раз — у мальчишки уже не было сил сопротивляться. Он чувствовал, что еще секунда — и сознание уйдет, может быть, навсегда… Он уже почти не чувствовал ударов, как перестал ощущать и боль. Удар… еще удар…

Стекло треснуло, не выдержав столь сильного натиска, и Майк вылетел из машины на полном ходу. Тело мальчишки гулко ударилось о дорогу, и мир для него померк…

* * *

«…Неужели это был только сон? — все еще не мог прийти в себя Джоди. — Страшно…»

Он огляделся вокруг и вдруг ощутил новый приступ тревоги. На этот раз он боялся не за себя.

«Майк! Что с ним?»

На какую-то секунду перед его глазами возникла картина: свалка человеческих тел вперемешку с карликами. Где-то среди них был Майк, и ему приходилось туго…

Изображение исчезло так же внезапно, как и появилось. «Снова сон, — подумал Джоди. — Я засыпаю… Мне надо отдохнуть. Давно пора…» Он закрыл глаза и устроился в кресле поудобнее. «А что если они только и ждут того момента, когда я засну? Войдут, подкрадутся, схватят… Нет, этот сон был не просто сном. Это — предупреждение. Будь начеку, Джоди!» Он попробовал отогнать опутавшее его оцепенение, но не смог. Мысли снова начали расплываться, тяжелые веки непроизвольно опустились.

«Я не должен спать… Или мне все же лучше лечь в кровать и выспаться по-человечески? Без отдыха тоже нельзя… Но они… они могут прийти…»

Мысли текли все более вяло. «Джоди, не спи… подумай о Майке… ему нужна помощь!» — бился где-то в глубине сознания тоненький голосок. «Майк… Я хочу спать… спать…» Глаза закрылись окончательно, и Джоди снова начал куда-то проваливаться. Падение перешло в плавный полет, темнота окутала его и стала убаюкивать. Некоторое время Джоди еще пробовал с ней бороться, но быстро сдался, и сон вступил в свои права.

* * *

«Я мыслю — значит, я существую», — вынырнуло из подсознания.

«Да, я мыслю… значит, я еще жив, — подумал Майк и попробовал открыть глаза. Ему это не удалось. — Но кто сказал, что после смерти нет жизни? Значит, жив я или нет, еще следует выяснить».

Мысль теплилась еле-еле. Майк сам был сейчас этой вялой, едва тлеющей мыслью. Он был слеп, слух и нем. Все связи с миром для него были сейчас отрезаны.

«Так жив я или нет?.. — спросил он себя снова. — Не знаю…»

Бесчувствие окружало его плотной оболочкой, которая вдруг начала таять. Первым к нему пришел запах. Пахло мокрым асфальтом, старым, выветрившимся бензином и вообще дорогой. Дрогнули веки, уши различили какой-то глухой отдаленный звук. Майк снова попробовал открыть глаза — и теперь ему это почти удалось: в щелочку он увидел синеватую полосу ночного асфальта. Затем веки задрожали, и все исчезло.

Что ж, для первого раза этого было достаточно. Он знал, где находится и что с ним произошло. Карлики выбросили его. Значит, не он на этот раз был объектом их охоты. Они тупы, невероятно тупы… Настоящие машины…

Мысль о машинах неожиданно вызвала в его сознании яркую вспышку — ему показалось, что все разрозненные факты выстраиваются в четкую логическую систему и приобретают некий смысл. Он понял. Понял все!

Майк встрепенулся — и вдруг его накрыла волна боли. Невероятной. Неправдоподобной. Боль сжала его в комок и бросила на асфальт, заставляя беззвучно корчиться. Перед глазами запрыгали яркие искры, не было ни одной клеточки, ни одной мышцы в теле, которую не разрывала бы сейчас на части эта боль. Она сжигала его, мяла, размазывала по асфальту. Никогда он не испытывал ничего подобного и даже не представлял себе, что такое может быть. Через несколько минут боль пошла на убыль, прочно засев в спине и в прижатом к асфальту боку. Вместе с болью ушло и пришедшее вдруг объяснение всему случившемуся. Напрасно Майк, придя в себя, пробовал вызвать это объяснение из памяти — оно дразнило его своей близостью, но не давалось. Проклятая боль не давала ему сосредоточиться полностью.

Наконец Майк решил смириться. Раз он понял все один раз — поймет снова. Главное — он оказался способным на это… Лишь бы только у него хватило времени. А времени было мало. Сэлли и Сюзи увезены… Реджи пропал… А Джоди еще ни о чем не догадывается!

Майк попробовал встать, но первое же движение заставило его снова ослепнуть и оглохнуть от боли — она была начеку и приковала его к месту надежнее, чем любые путы.

Майк застонал — но скорее от собственного бессилия, чем от самой боли.

Время шло…

* * *

На него смотрели — внимательно и злобно.

Джоди рванулся вперед, чтобы поймать смотрящего, — и снова проснулся. Сон не хотел дарить ему долгожданного отдыха. Наоборот, он выматывал последние силы. Похищения, драки, смерть, то и дело меняющиеся маски — все это наваливалось на него всякий раз, стоило только закрыть глаза.

Сны были просто невероятно реалистическими: Джоди мог во время них думать, принимать решения, бороться… если можно бороться с ногами, вросшими в землю, и со связанными руками. В этом смысле сны тоже были похожи на явь: вокруг ходила опасность, но дать ей отпор было сложно, почти невозможно, будто и впрямь кто-то сковал руки и ноги и залепил пластырем рот. Молчи, не рыпайся…

И все же он немного отдохнул — теперь спать хотелось меньше.

«Сколько же времени прошло?» — спросил себя Джоди, поискал глазами часы и махнул рукой. Разве это имело значение?

А что вообще имело значение в этом мире?

«Майк… Где он? — спохватился вдруг Джоди. — Ах, да… он у бабушки… надо будет ему позвонить!»

Джоди хотел встать, но вспомнил о том, что для звонков сейчас не время. Скорее всего, там уже все спали. «Который же все-таки час? По моим расчетам, скоро должно быть утро!» Джоди покосился в сторону окна. На улице стояла глубокая ночь. Небо было даже не синим — черным, без малейшего просвета.

Со временем творилось что-то не то.

Ночь вытянулась до бесконечности, она длилась уже по меньшей мере несколько дней. Может, это была полярная ночь… «О чем это я? — испугался Джоди. — Какая еще полярная ночь? Или я сплю, или я спятил… А еще реальнее — что прошло гораздо меньше времени, чем мне кажется. Говорят, даже самый долгий сон длится всего несколько секунд, остальное время человек ничего не видит. Значит, я проспал совсем мало. Может, вообще почти ничего…»

Он снова вспомнил привидевшиеся глаза карлика. Вот злоба в них была неподдельной, настоящей. Или они как раз не приснились?

Джоди огляделся. В комнате никого не было. Не было и таких мест, куда карлик мог нырнуть, скрываясь от его взгляда.

«Так о чем я думал? — постарался вспомнить Джоди. — О том, как поймать Длинного и заставить его говорить? Не помню… Ну надо же! Или… да, я думал о том, сколько у него карликов и для чего они могут быть нужны…»

Джоди потянулся. Сон отпустил его только на минуту и теперь снова начал затягивать в свои сети. «Ну нет, хватит, — приказал себе Джоди. — Так можно все проспать. Отдохнул — и довольно. К утру у меня должен быть план!»

* * *

Майк снова пошевелился, и на этот раз ему повезло: боль хотя и вспыхнула, но с меньшей силой. Или он уже успел к ней привыкнуть?

Майк с трудом встал на ноги.

Туман исчез. Дорога, слегка подсиненная лунным светом, выглядела надежной и четкой.

Мальчик огляделся: рядом никого не было. «Наверное, они решили, что я мертв и меня можно подобрать в любое время», — догадался он. Стоять было тяжело: все тело ныло, к горлу начала подступать тошнота. «Похоже на сотрясение мозга», — тупо отметил он, трогаясь с места. Каждый шаг был похож на удар, обрушивающийся на позвоночник и плечи.

Шаг — вспышка огня, новый шаг — новая вспышка…

«Я должен идти! — упрямо твердил себе Майк в те секунды, когда находил силы это сделать. — У меня нет выбора. Я должен… Я должен…»

Он был сейчас похож на автомат, сам задающий себе программу. Борьба с болью отнимала все силы, думать о чем-либо и действовать сознательно он уже не мог. Ноги шагали сами, заставляя всякий раз вздрагивать и сжиматься от боли.

Поначалу Майк выглядел жалко: шатающийся из стороны в сторону калека, не иначе… Но постепенно механизм входил в рабочий режим — ноги переставлялись уже автоматически, более ровно. Боль становилась все тупее, но с ней тупели и мысли.

«Дойти. Это — долг. Надо дойти…»

Он знал, что сделает это, даже если потеряет сознание. Автомату, машине оно и не требуется. Дойти до дома — невелика мудрость, главное — не пропустить нужный поворот.

Шаг — вспышка. Просто шаг…

Он шел, и, наверное, даже смерть не смогла бы остановить его движения.

* * *

Джоди был уже готов заснуть опять, когда возле двери кто-то застонал.

«Они?» — встрепенулся он — и тут же дверь распахнулась, пропуская бледного и взлохмаченного Майка.

«Бог ты мой! — поразился Джоди. — Да на нем же лица нет!»

Майк действительно пребывал в полубессознательном состоянии. Его взгляд блуждал, лицо застыло в маске. Пошатываясь, он подошел к Джоди. Брат привлек его к себе и усадил рядом в кресло.

Майк поморщился, как от боли, попробовал что-то сказать и неожиданно потянулся за бутылкой. Джоди не стал его одергивать — мальчишка был слишком уж не в себе, и вино могло привести его в чувство. Дрожащими руками Майк поднес бутылку ко рту и сделал несколько судорожных глотков. Джоди внимательно наблюдал за ним, стараясь догадаться, что случилось.

«Неужели они напали, и ему пришлось драться?! Наверняка! Сволочи…»

Наконец на лице Майка вновь появились краски — они были бледны, но свидетельствовали о том, что мальчик возвращается к жизни.

Майк отставил бутылку в сторону.

Джоди обнял брата за плечи, напоминая ему, что он больше не один (Майк при этом болезненно сморщился, но Джоди этого не заметил). Взгляды братьев встретились, и Майк прочел в глазах Джоди вопрос. Чтобы ответить, ему пришлось несколько секунд собираться с духом. Язык до сих пор отказывался ему повиноваться, и преодолеть его сопротивление было нелегко.

— Сэлли и Сюзи, — выдавил Майк наконец, — я думаю, они находятся на кладбище. — Он остановился, чтобы глотнуть побольше воздуха перед тем, как сообщить последнюю страшную новость: — И Реджи — тоже…

В первую секунду Пирсону-старшему показалось, что на него обрушился потолок. Джоди побледнел и вытаращился на Майка.

Майк тяжело дышал.

«Да как же так! Этого не может быть», — ужаснулся Джоди, зная уже, что так быть не только может — так есть. Его друг и сестра находятся в плену у Длинного — если уже не превращены в карликов, — а он сидит тут, считая важной проблемой «спать или не спать». Джоди ощутил себя предателем. Подумать только, он отсиживался дома, когда с его близкими стряслась беда! Майк, мальчишка, дрался, сражался до последнего, вернулся чуть живой, а он, Джоди, взрослый, вооруженный и полный сил, остался в стороне… Это было нестерпимо. Джоди резко встал — он был готов прямо сейчас помчаться на кладбище выручать заложников. Губы его плотно сжались, на лице появилось решительное выражение. Больше ничто не могло его остановить. Он сделал свой выбор. Взгляд Джоди снова упал на брата. А вот его брать с собой он не станет… Пусть мальчишка отдохнет, придет в себя. Он уже сделал все, что мог, теперь очередь Джоди показать, чего он стоит.

— Ну, иди в свою комнату! — заявил Джоди.

Майку показалось, что он получил пощечину.

Неужели Джоди после всего, что случилось, может так поступить? После того, что пережил он, Майк? Пусть он снова проиграл — но его опыт был гораздо больше!

Или он ослышался?

Майк заглянул Джоди в глаза, и брат поспешил отвести свой взгляд.

— Нет! — возразил Майк. — Я пойду с тобой. Ты не можешь идти туда один!

Неужели Джоди не было ясно, что Длинному нужен не Майк, а он сам? Майк ведь был в их лапах, и они попросту вышвырнули его! Джоди — вот кто был их мишенью с самого начала. Именно поэтому Майка преследовал такой безудержный страх за брата: он предчувствовал, на кого эти существа положили глаз. Нужно быть полным идиотом, чтобы идти туда в одиночку!

Джоди предпочел не увидеть того, что было написано на лице брата. Он не хотел вообще видеть это лицо, чтобы угрызения совести не парализовали его волю. В точности так же он не решался пуститься в объяснения — они отняли бы слишком много времени и сил. «Я знаю одно: Майк устал, да и дело предстоит не шуточное. Ваш ход, маэстро Джоди!» Одновременно с этим Джоди ощущал, как от сочувствия к брату все сжимается у него внутри. Нет, он поступал правильно — мальчишка не должен участвовать в этом деле. Не должен был с самого начала… Джоди молча взял Майка за руку и подтолкнул в сторону комнаты. Такое поведение брата показалось Майку оскорбительным, и он тотчас вспылил:

— Черт бы тебя побрал!

Джоди вздохнул. Значит, по-хорошему у них ничего не получится… Майк смотрел на брата с видом затравленного звереныша.

Не обращая внимания на его протесты, Джоди схватил брата за плечи и потащил по лестнице наверх.

— Ты не можешь идти один! — заорал Майк, вырываясь.

Только боль и усталость не дали ему освободиться сразу.

Джоди предпочел не слушать его крики. Забота никогда не бывает жестокой…

«Подлое предательство» со стороны брата настолько потрясло Майка, что он забыл все правила приличия.

— Сукин сын! — вопил он во весь голос, брыкаясь. Еще немного — и он решился бы применить известные ему болевые приемы, но пока сдерживался: одно дело обругать брата, а другое — поднять на него руку, тем более, что их жизни связаны одной веревочкой.

Джоди подтащил его к дверям комнаты. Лицо Пирсона-старшего выражало непреклонность.

— Отпусти!

Джоди протолкнул Майка в комнату и поволок к кровати.

— Черт бы тебя побрал, отпусти! — бесился Майк. Его силы быстро уходили, зато ушибы давали о себе знать все сильнее.

— Отпусти, ублюдок!

Джоди швырнул Майка на кровать и выскочил из комнаты. Ему было неприятно — будто появилось сомнение в собственной правоте.

«А это ведь тоже травма для мальчишки, — пожалел брата Джоди. — Но зато так я его сберегу…»

В последней мысли не было прежней уверенности. Угрызения совести обострились.

«Ладно… — Джоди поискал глазами что-нибудь, чем можно было заклинить дверь. — Будь что будет…»

На глаза ему попалась отвертка — в доме их было превеликое множество, и валялись они порой в самых немыслимых местах. Джоди схватил ее и принялся вколачивать в щель, пока дверь не заклинило.

«Пусть отдохнет…» — подумал он.

Джоди не успел отойти, как в дверь что-то ударилось со страшной силой…

Очутившись на кровати в своей комнате, Майк ощутил прилив слабости, но возмущение придало ему сил. Забыв о боли и усталости, он вскочил и с разбегу врезался в дверь, зная, что настоящего замка в ней нет, а Джоди не сможет простоять долго, подпирая ее снаружи.

От боли, сотрясшей тело, на мгновение потемнело в глазах, но дверь не поддалась. Он был заперт, заперт снаружи! Он не мог выйти — зато снаружи наверняка мог войти кто угодно, хотя бы тот же Длинный…

Волна страха накрыла Майка. Срывающимся голосом он закричал вслед спускающемуся по лестнице Джоди:

— Не оставляй меня здесь одного!

При этом крике в сердце Джоди что-то дрогнуло. «Нет, Майк, — мысленно ответил он, — я не выпущу тебя… Лучше перетерпи тут, но чтоб я знал, что ты находишься в безопасности. Когда-нибудь ты меня еще поблагодаришь за это…»

Ответа не последовало, и Майк ощутил отчаянье. Он был заперт в новой ловушке, и кто ее создал? Родной и любимый брат!

Пошатываясь, Майк подошел к столу, однако волна возмущения снова захлестнула его; он бросился к двери и попробовал ее выбить. Но дверь держалась прочно, и вскоре удары ослабли — Майк выбился из сил.

Он проиграл, проиграл по всем пунктам!

Майк вздохнул и вернулся к столу. Что-то опустело у него в душе в этот момент. Он сел, тупо глядя перед собой, и стал ждать неминуемого. Раз игра проиграна, с этим остается только смириться и не тратить зря силы…

Прощальным взглядом он обвел свою комнату, и каждая вещь показалась ему до боли родной. Вот часы, подаренные отцом… Неужели он больше никогда их не увидит? Одеяло — вроде Майк не обращал на него особого внимания, но как приятно всегда растянуться под ним, особенно после ванны, когда простыня хрустит от крахмала и пахнет прачечной… Разве не из таких мелочей складывается само понятие — дом? А вот висящий под потолком самолетик — как здорово было когда-то склеивать его из отдельных деталек. Джоди помогал ему тогда; а потом игрушка взлетела, навсегда оставшись рядом с люстрой… Соприкосновение взгляда с каждой вещью причиняло боль — щемящую, надсадную, почти полностью вытеснившую физическую на второй план.

Все это он видел в последний раз…

«И я с этим смирюсь?» — спросил себя Майк.

Черта с два!

Он снова оглядел комнату, уже по-новому. Что Джоди мог сделать с дверью? Ее ручки были круглыми, значит, через них он не мог ничего пропустить. Следовательно, он вбил в дверь клинышек. Дверная щель слишком узка, — значит, клинышек небольшой. При этом он достаточно надежен, — значит, сделан, скорее всего, из металла. Выходило, что Джоди мог вставить в щель только отвертку.

Майк задумался над тем, можно ли ее выбить изнутри, но дверь была закрыта слишком плотно… Да, разгадка была, но она ничего не давала.

Майк принялся осматривать разложенные на столе вещи. На столе царил беспорядок, но он мог оказаться и спасительным: как знать, какая из вещей окажется единственно нужной. Майк не знал, что именно ищет, но лишь рассмотрев все и перебрав возможные комбинации, можно было наткнуться на верное решение. Он почти не сомневался, что техническая смекалка подскажет ему путь к свободе.

Размышляя над этим, Майк внезапно почувствовал, что у него в кармане лежит еще что-то — это оказался ружейный патрон. Глаза Майка радостно вспыхнули: если привязать его к молотку и стукнуть по двери, отвертка вылетит, да еще и с куском двери! Однако более внимательный взгляд заставил его разочароваться: у патрона не было капсюля.

И все же… Майк вертел патрон в руках, соображая, как еще его можно использовать. Приклеить к двери и вставить спичку? Нет, вряд ли взорвется… А если выковырять из него порох? Взрыв будет слабоват, а дверь достаточно крепкая.

Как бы там ни было, патрон — это уже что-то. Майк не сомневался, что сумеет теперь найти выход. Он еще раз обшарил взглядом стол, ориентируясь теперь на самые мелкие предметы, и через пару секунд его глаза уже светились от радости: капсюль лежал прямо перед ним! Майк взял его двумя пальцами и аккуратно вставил в отверстие в донышке гильзы, затем достал клейкую ленту и быстро примотал ею патрон к молотку.

Орудие освобождения было готово. Лишь бы только не опоздать…

Только сейчас Майк подумал о том, что эти существа могут уже прятаться в доме. «Да нет… не может быть! Прошло слишком мало времени…» Он пробовал успокоить себя, но тревога уже возникла, и справиться с ней было нелегко.

Сколько времени он сидел, раздумывая о способах побега?

Несколько минут. Совсем немного.

Если Джоди выскочил не просто так, а проверял и собирал оружие, он не должен был отъехать далеко; не исключено даже, что он вообще еще не уехал.

Майк подошел к двери и прислушался. Тишина. «Значит, Джоди уже ушел».

А может, из комнаты ему выходить не стоило? Может, разумнее было приберечь молоток с патроном для врага? Во всяком случае, на одного карлика этого бы хватило… Майк с сомнением посмотрел на молоток. «Ладно, на одного хватило бы — а на других? Если их ввалится сюда целая толпа, я слишком быстро останусь безоружен. Уж лучше рискнуть: во всяком случае, там, внизу, есть ружья!»

Уже более решительно Майк подошел к двери, развернулся, чтобы осколки и щепки не задели его, и изо всех сил ударил молотком возле ручки. Сверкнуло пламя, с грохотом полетели щепки, и в деревянной поверхности образовалась круглая, почти правильной формы дыра. «Вот и все… — подумал Майк, — сейчас все решится…»

* * *

Джоди сбегал вниз по лестнице, когда ему почудился за спиной какой-то подозрительный звук. Он насторожился. В доме или что-то взорвалось, или упало что-то тяжелое. «Наверное, Майк таранит дверь», — попытался он себя успокоить. Не следовало все же бросать его так…

Джоди начал перебирать в памяти всех знакомых, у кого бы можно было оставить парня на ночь, но тут же отверг эту мысль. Ну, разбудит он людей, притащит мальчишку, а дальше? Как удастся объяснить им, что Майка необходимо запереть на ключ?

Рассказать им все? Примут за сумасшедшего. А не запереть — Майк живо примчится на кладбище…

«Надеюсь, дверь выдержит», — подумал Джоди.

Машина стояла напротив выхода. Быстро проверив ее и убедившись, что все в порядке, Джоди сел за руль.

«Реджи, Сэлли, Сюзи… Застану ли я их там живыми? — Джоди закусил губу. — Во всяком случае, я сделаю все от меня зависящее».

Низко опустив голову, он вздохнул и включил зажигание. Мотор зарычал, и автомобиль тронулся с места, унося Джоди в неизвестность.

К победе? К смерти? Этого не дано было знать никому…

Где-то там, в склепе, страдали его друзья. Все остальное должно отойти на второй план.

Джоди в последний раз оглянулся в сторону дома.

«Ну что ж, Майк… удачи тебе… И, на всякий случай, постарайся простить меня за все…»

* * *

Майк прислушался снова и не услышал ничего, кроме той же тишины. Затем с улицы донесся звук отъезжающего автомобиля.

«Значит, — отметил он, — Джоди уехал».

Майк наклонился, выглянул в дыру: вокруг никого не было. Осторожно, боясь наткнуться на что-либо живое, Майк просунул руку в дыру.

Неужели сейчас в нее кто-то вцепится?

От одной мысли об этом Майка бросило в дрожь. С невероятной осторожностью он провел рукой в воздухе и с облегчением вздохнул, когда пальцы легли на ребристую пластмассу.

Рывок, несколько раскачивающих движений, новый рывок — и отвертка оказалась в его ладони.

Дверь отворилась.

Майк выглянул, заранее сжимаясь на тот случай, если из-за косяка кто-то бросится — но там, слава богу, никого не оказалось. Теперь ему нужно было как можно быстрее добраться до оружия. Набравшись смелости, он бросился вниз по лестнице.

В нижней комнате тоже никого не оказалось, но предчувствие уже начинало бить тревогу: вот-вот враг должен был объявиться.

С первого взгляда Майк понял, что лучшие ружья уже унесены — Джоди имел на это полное право. Майк поискал глазами пистолет, и ему повезло: тот нашелся почти сразу. Лихорадочными движениями Майк перезарядил его и снова оглянулся: чутье подсказывало ему, что враг уже совсем близко.

Снова неожиданно громко затикали часы, но мальчик понял вдруг, что это стучит в висках кровь.

Теперь оставалось самое страшное — выйти из дома и добраться до кладбища. Чтобы отогнать страх, Майк заставлял себя не думать об опасности, а сосредоточиться, например, на том, как ловко он выкрутился из трудного положения с запертой комнатой. Честное слово — не всякий мальчишка сориентировался бы так быстро! Джоди его явно недооценивал, запирая там со всеми вещами. Даже если бы патрон и не подвернулся ему под руку, он все равно сумел бы найти выход…

Вернув себе таким образом если не хорошее, то более или менее удовлетворительное настроение, Майк направился к двери. Подбежав к ней, дернул, проверяя, не закрыта ли и она, открыл и… обмер от неожиданности и ужаса.

Перед ним стоял Длинный.

Безжизненное лицо служителя склепа смотрело на мальчишку со зловещей усмешкой. Или усмешка Майку только почудилась?

Огромный и высокий, как памятник, Длинный стоял в дверях, и от его фигуры веяло холодом.

— Я ждал тебя, — жутким, нечеловеческим голосом произнес он.

Майк стоял перед ним, чувствуя, как начинают подкашиваться ноги. Нет, это была не обычная слабость — взгляд Длинного парализовывал Майка, лишая его собственной воли и способности к сопротивлению.

«Я ждал тебя…» — эхом отдалось у Майка в голове.

Длинный шагнул навстречу, протянул руку, и Майк ощутил, как его ноги отрываются от земли.

Длинный взял его, как носят щенков, и держал на вытянутой руке. Майк попробовал дотянуться до земли, но это было невозможно… Руки и ноги его торчали в разные стороны беспомощными прямыми палками. Страха не было: он чувствовал себя странно — и только. Уж слишком далеким от действительности показался ему этот короткий полет, пока Длинный нес его через двор.

На шоссе стоял автокатафалк.

Длинный остановился возле машины, и Майк почувствовал, что поднимается вверх.

Холодным взглядом Длинный рассмотрел свою добычу и небрежно швырнул в кузов, прямо на подставку для гроба.

Дверца захлопнулась. Тихо зашелестела шторка-«ребра».

Боль с новой силой вспыхнула в теле Майка, и на какую-то минуту свет перед ним померк.

Когда Майк пришел в себя, автомобиль уже ехал.

Мальчишка пошевелился, потом сел, — это ему удалось без труда. Но что это давало ему, если с Длинным справиться все равно было невозможно… Майку подумалось, что даже пистолет бессилен против этого замаскировавшегося под человека монстра.

«Но что же это я сижу?» — одернул он себя. Надо было выбираться отсюда — если, конечно, Майк еще собирался прожить некоторое время в своем теле. «Я должен найти выход. Я уже знаю, что способен на это, — сказал он себе. — Но тогда я был у себя дома и мог располагать своими вещами… Да, но зато сейчас у меня есть пистолет!» Сунув руку под куртку, он убедился, что оружие на месте.

Майк привстал и заглянул через окошко в кабину автомобиля. Длинный заметил его движение и обернулся. Он усмехался. «Что ты рыпаешься, мелочь?» — было написано на его лице. «Еще посмотрим, кто кого», — злобным взглядом ответил ему Майк и задернул шторку.

Итак, чем он располагал?

Кузов машины был удивительно пуст и даже вымыт. Две шторки, рейки, на которые ставился гроб, заднее стекло — вот и все, что было у Майка в распоряжении.

Наиболее полезным могло оказаться стекло — хотя бы потому, что его можно было попросту выбить, открыв себе путь наружу. Конечно, выскакивать из машины на полном ходу было неприятно — боль в ребрах и позвоночнике напоминала об этом достаточно красноречиво, — но выбирать не приходилось. Вряд ли превращение в карлика могло оказаться более радостным.

Майк перевернулся на спину и изо всех сил лягнул стекло каблуком. Стекло выдержало. Он обрушил на стекло еще несколько ударов, но на прозрачной гладкой поверхности не появилось ни одной трещинки.

Майк решил передохнуть. Если бы у него был молоток с патроном!

Но зачем молоток? Майк удивился собственной несообразительности — у него же было нечто получше!

Майк вытащил пистолет и прицелился в стекло, предварительно отодвинувшись подальше, к самой кабине.

Первый же выстрел превратил стекло в тысячу осколков, благополучно вылетевших наружу.

Автомобиль тем временем уже въезжал в ворота кладбища.

Майк выглянул в образовавшийся проем. Машина ехала слишком быстро, да и возвращаться Длинному было недалеко.

«Колесо», — мелькнуло в голове у Майка.

Он прицелился в пол машины, приблизительно в то место, где, по его мнению, оно должно было находиться. Конечно, он рисковал: машину могло занести, и она врезалась бы в какое-нибудь дерево; вряд ли можно было бы выпрыгнуть тогда. Но, с другой стороны, мгновенная или почти мгновенная смерть тоже была выходом.

«Хорошо бы утащить с собой на тот свет и Длинного!»

Майк зажмурился и выстрелил.

Машину резко занесло, Майк чуть не упал, но каким-то чудом удержался на ногах. Одним движением он бросил тело вперед и буквально вывалился из машины. Через секунду он уже стоял на четвереньках посреди дороги.

Автомобиль, выписывая невероятную траекторию, проехал еще несколько метров и гулко врезался в столб.

«Надеюсь, Длинный не сразу бросится меня догонять», — вздрогнул Майк.

Длинный догонять не бросился — секунду спустя раздался взрыв, и машина потонула в клубах пламени.

Майк смотрел на горящую машину во все глаза. Неужели на этот раз удача оказалась на его стороне? Даже с порядочного расстояния было слышно, как гудит, вздымаясь к небу, пламя. Длинные оранжевые языки колыхались, сыпали во все стороны искрами, пожирая внутренности автомобиля, — вскоре в пламени чернел только остов.

Майк медленно привстал, все еще сжимая пистолет в руке.

Некоторое время, затаив дыхание, он ждал, но знакомая вытянутая фигура не показывалась.

Сидеть так и дальше было бесполезно. Майк встал, отряхнулся и, пошатываясь, побрел в сторону склепа. До здания было рукой подать. Желтыми прямоугольниками светились окна, освещая путь.

Майк бросил прощальный взгляд на огонь и ускорил шаг.

* * *

Склеп был пуст.

Джоди бродил по нему уже минут десять, но не услышал ни одного шороха или стука.

Электрические лампы мирно горели под потолком. Все здесь свидетельствовало о вечном покое — и если бы не события последних дней, эта мирная картина выглядела бы вполне убедительно.

Предварительно прочесав помещение, он направился к ячейке, где стояли гробы отца и матери.

Вначале он повернул в ту сторону, просто отдавая дань традиции, но потом вспомнил слова Майка.

«Нет… так не должно быть!» — Джоди отказывался в это верить, но не проверить гробы он уже не мог.

Досадуя на себя и стыдясь собственного цинизма, Джоди подошел к знакомой ячейке и приоткрыл дверцу. Сразу же в глаза бросилась паутина — если гробы и вынимали отсюда, то после этого прошло уже достаточно много времени.

Преодолевая стыд и робость, Джоди потянул один из гробов на себя. Он поддался легко — даже легче, чем Джоди рассчитывал. Или гроб действительно за это время полегчал? Джоди втянул в себя воздух — как ни странно, вопреки его опасениям, никакого дурного запаха он не почувствовал.

Там, в гробу, лежал его отец…

Джоди вспомнил отца, вспомнил его лицо, затем похороны — и понял, что не сможет этого сделать. Есть вещи, которые выше человеческих сил…

Он растерянно оглянулся в сторону других ячеек. Может, будет лучше открыть первую попавшуюся, наугад — и… Нет, это было бы еще подлей… Отец был не чужим ему и поэтому скорей простил бы. Ему было тяжелей открыть отцовский гроб, чем какой-нибудь другой, — но морального права беспокоить именно прах отца у него было больше.

«И я еще могу думать об этом спокойно?» — ужаснулся Джоди. Он уже жалел, что затеял эту проверку: поднятый на плечи груз казался непосильным.

«И все же это — мой долг, — сказал он себе наконец. — Помимо всего прочего, я отвечаю еще за живых. Если выбирать между памятью мертвых и жизнью других людей… Что ж, мертвым придется уступить».

Собравшись с духом, он прикоснулся к крышке.

Никогда ему не приходилось еще поднимать такую невероятную тяжесть. Пальцы отказывались служить, руки протестовали — но он заставлял их двигаться, и крышка начала подниматься.

«Прости, отец, у меня нет другого выхода!»

Теперь дело оставалось за малым: заглянуть в гроб и убедиться, что отец лежит на месте.

Или — что его там нет.

До сих пор Джоди старался смотреть поверх крышки.

Он попробовал опустить взгляд ниже — и не смог…

* * *

«Набросятся ли они на меня, раз Длинного больше нет?» — думал Майк, приближаясь к склепу.

Теперь здание закрывало ему небо. За желтыми прямоугольниками окон не было ни малейшего движения. Узор на стекле, полукругом выгнувшемся над дверью, напоминал паутину.

Невидимая паутина оплетала сейчас весь город, и где-то в этом здании засел страшный паук, спокойно выбирающий во тьме свои новые жертвы.

Был ли им Длинный?

Майк уже сомневался в этом. Если бы этот урод был здесь главным, он вряд ли стал бы заниматься грязной работой — сидел бы себе в склепе и рассылал, как прежде, своих карликов. Конечно, можно было предположить, что Майк попал у этих монстров на особую заметку, — но вряд ли. Все же карликам удалось его выкинуть из машины, то есть, другими словами, справиться с ним. Наверняка об этом случае было доложено — визит Длинного только подтверждал этот факт. Но если Длинный был тоже лишь исполнителем, — может, более высокого уровня, — тогда где-то, по логике вещей, существовал и шеф. Резидент.

О том, как он выглядит и на что способен, Майк старался не думать. Воображение рисовало ему именно образ паука с человеческой головой. Как знать, может, и узор на стекле не был случайностью…

Но может быть, резидента и не было? Или он отсиживался очень далеко отсюда, например, на какой-нибудь другой планете? Это устраивало Майка больше.

Да, рассчитывать надо на худшее, но не тогда, когда оно способно испугать настолько, что руки опустятся, и захочется попросту выйти из игры.

Значит, шефа в здании нет.

Другая планета — действительно самое подходящее для него место. Пусть сидит там и не вмешивается в местные, земные дела.

Уже более решительно Майк подошел к ступенькам.

Куда бы ни уводили его размышления, сейчас он должен был идти на помощь брату.

* * *

Почему с физической болью человеку порой легче справиться, чем с душевной?

Крышка гроба была открыта, но опустить взгляд вниз Джоди не мог. Край гроба словно прирос к его рукам, шея одеревенела, не позволяя наклониться.

Слишком много отец значил в его жизни, чтобы Джоди мог так легко перечеркнуть в себе благоговейный трепет. Напрасно он снова взывал к своему долгу — совесть мучила его, связывая по ногам и рукам.

— Отец… Отец… — беззвучно шевелились губы.

От нервного напряжения сознание тускнело и грозилось покинуть его.

Джоди «застрял» в самом неудачном положении: он не мог закрыть гроб просто так, обессмысливая то, что уже было сделано, но не мог и выполнить долг.

Секунды летели — но Джоди казалось, что проходят часы; мучительные сомнения выматывали его хуже всякой работы.

Неужели он, Джоди, смог поднять руку на святое — на память отца? Джоди зажмурился, опуская голову, и это дало ему возможность «обмануть» себя — в какой-то момент он сумел приоткрыть глаза и…

Джоди ошибался, когда считал, что готов к такому открытию: его взгляд на мгновенье остекленел, черты лица вытянулись и заострились. Крышка гроба сама выпала из рук.

— Черт! — не своим голосом прошептал он. — Они же должны были быть здесь!

Захлопнувшийся гроб покачнулся и поплыл перед его глазами. Лишь невероятным усилием Джоди сумел прогнать головокружение.

Оставаться возле пустого гроба было невыносимо. Он встал и, пятясь, поспешил убраться подальше…

* * *

«Сейчас я открою дверь — и на меня набросятся», — решил Майк, прикасаясь к ручке.

Он был готов к этому — его тело превратилось в скрученную стальную пружину, готовую в любой момент распрямиться, обрушивая на врага скрытую внутри энергию.

Дверь приоткрылась. Взгляд Майка пронзил открывшийся коридор.

Время решающей схватки еще не наступило — он не заметил никого.

Майк шагнул вперед — и дверь за ним захлопнулась. Одновременно прозвучал еще один хлопок двери, который можно было принять за эхо. Майк насторожился, но никакого нового шума не последовало.

«Наверное, почудилось, — решил он наконец. — Почему бы здесь не существовать настоящему эху? Самое подходящее место…»

Подавляя мелкую дрожь в руках, он двинулся дальше.

Майку нужно было отыскать Джоди, но сперва он хотел проверить еще кое-что.

«Так… прямо, потом через два поворота — налево…» — воскресил он в памяти нужный маршрут.

Нужно было спешить — счет шел уже на секунды…

* * *

В помещении находился враг. Враг должен быть уничтожен.

Эта простая программа была сутью его существования. Если он мыслил — его мысли всецело принадлежали этой простой идее.

Враг находился здесь, и где-то в нем скрывалось вещество, энергия которого давала шару новый заряд. Это вещество называлось мозгом. Иногда шар даже жалел, что враги приходят редко. А своих трогать было нельзя — совсем недавно его близнец поплатился за такую ошибку жизнью. Он будет умнее. Он не ошибется.

Шар направил через коридор тепловой взгляд: коридор был пока пуст. Это не имело большого значения — враг все равно был рядом, иначе пусковая установка не позволила бы шару вылететь. Значит, нужно было просто его поискать…

На огромной скорости шар пронесся по коридору и свернул в боковой проход. Все изгибы помещения ему были хорошо известны — даже не спеша он смог бы найти врага за пару минут.

Шар летел, и с каждой секундой в нем крепло некое чувство. Люди назвали бы его голодом. Или — жаждой крови.

Где ты, враг?!

* * *

Искать ячейку Майку не пришлось: она была открыта, и оттуда торчал хорошо знакомый гроб. Сцена похорон сохранилась в его памяти до мельчайших подробностей, и гроб этот он узнал бы из тысячи подобных, сделанных по тому же образцу.

Неужели Джоди уже побывал здесь? И что заставило его уйти, бросив дело на полдороге? Почему он не вернул гроб на место?

Охваченный наихудшими предчувствиями, Майк подбежал к гробу и рванул на себя крышку, едва не упав.

Его рука дрогнула в последний момент.

Гроб есть гроб, его всегда нелегко открывать, особенно — если знаешь, что внутри находится человек бесконечно родной и близкий…

— Извини, пап! — прошептал Майк, чувствуя внезапный порыв нежности к ушедшему отцу. — Я должен это сделать!

Крышка гроба второй раз за эту ночь взмыла вверх. Майк напрягся: какую неожиданность подарит ему это проклятое место?

Обивка гроба ослепила белизной. Гроб был пуст и чист.

Несколько секунд Майк ошарашенно смотрел на чуть примятый шелк. Ему показалось, что это — глупый розыгрыш, что отца вынули только что, прямо перед его приходом. Но опыт общения с этим странным загробным миром подсказывал ему, что действительность проще и жестче.

Когда жуткий смысл увиденного дошел до Майка, он вскочил на ноги и завопил, охваченный диким, нечеловеческим страхом, не оставляющим места для разумных действий.

Майк рванулся с места и понесся вперед, не разбирая дороги.

Скорее…

Скорее!!!

Но — куда?

Майк внезапно остановился и закрутился на месте в поисках выхода. Ему показалось, что он заблудился, — конфигурация стеллажей склепа внезапно изменилась, отрезая этот участок от остального мира.

Майк не знал, куда бежать: все свободные отрезки дороги казались одинаковыми, а страх настигал. Голова пошла кругом — Майк сделал на месте еще один оборот, и вдруг нечто приковало его внимание: по одному из проходов на него мчался металлический сверкающий шар-убийца…

Его блеск гипнотизировал, лишал силы воли.

Майк замер, глядя на приближающуюся смерть. На этот раз ее ничто не могло остановить!

* * *

Жертва крутилась на месте, и это чуть не сбило шар с толку. Ему даже пришлось на какую-то секунду замереть в воздухе неподвижно — такой маневр обычно сопровождался перерасходом энергии. Впрочем, когда он доберется до мозга этого хилого существа, все потери будут восполнены с лихвой.

Ждать пришлось недолго: человек неожиданно замер, и изменение идущего от него теплового импульса сообщило шару, что тот испуган. Шар знал это состояние жертвы — не в первый раз человеческое существо замирало перед ним, парализованное страхом.

Тем лучше: так можно прицелиться точнее и добраться до мозга на несколько секунд раньше.

Шар мгновенно внес коррективы в свой курс и ринулся на жертву с новой силой. Но что это?

В его защитной системе сработал сигнал: «Опасность!».

В коридоре, прямо за застывшим человечком, что-то двигалось… Электронный мозг шара провел мгновенную идентификацию — врагов стало двое. Если бы он был человеком, можно было утверждать, что он успокоился. Реально — в его системе сигнал тревоги оказался отключен.

Человек не может быть опасен…

Жертва ждала, и тратить время на отвлекающие факторы шар не стал. Другой механизм уже заработал у него внутри, выпуская наружу орудия охоты — заточенные «вилки»…

* * *

Майк услышал щелчок, потом увидел, как из шара выскочили вилкообразные ножи, но шелохнуться не мог. В ту же секунду он почувствовал, как за его спиной кто-то движется.

Все было ясно: они окружили его со всех сторон…

«Можно считать, что я уже мертвец», — со спокойной отрешенностью подумал Майк, и тут что-то с силой ударило его в бок, отбросив в сторону…

* * *

Джоди сам не понял, как ощутил присутствие шара-убийцы. Может быть, из памяти всплыло данное Майком описание его свиста…

Он понял одно: шар рядом.

Внутри у Джоди что-то напряглось. Почему-то он знал, что сумеет справиться с этой штуковиной.

Уверенный в своих силах, он быстро повернул за угол, навстречу роковому свисту, — и вдруг внутри у него что-то оборвалось: перед ним был Майк. Не на него — на брата охотилось сейчас маленькое металлическое чудовище!

Майк стоял неподвижно, может быть, испуганный до полусмерти, может — погруженный в сон этими загадочными обитателями склепа.

Шар щелкнул и выдвинул «вилки».

Почти сразу же Джоди прыгнул вперед, отталкивая обмершего Майка. Приклад винтовки словно врос в плечо. Гулко шарахнул выстрел.

Грохот взрыва на какое-то мгновение оглушил братьев, вспышка резанула по глазам. Шар разлетелся на мелкие куски, градом пробарабанившие по дверцам ячеек и полу.

Джоди не сразу поверил, что он смог сделать это. Лишь устремленный на него взгляд брата заставил его очнуться.

— О, боже! — прошептал Джоди, опуская винтовку.

Майк стоял рядом, вытаращив глаза.

Тысячи мыслей прыгали сейчас в его голове: благодарность к спасителю смешалась с прежним упреком, еще не ушедший страх соседствовал с радостным «Пронесло!», но главное…

Майк покосился в сторону коридора, в глубине которого виднелся полувыдвинутый гроб отца.

— Видел? — вырвалось у Майка.

Джоди понял. Его ответ прозвучал так же коротко:

— Да.

Короткого слова все равно хватило, чтобы выдать дрожь в голосе.

Какой мелочью был этот летающий шар в сравнении с тем, что ему пришлось испытать, приоткрывая крышку родительского гроба! И можно ли себе это простить? Джоди ощутил, что ему снова становится так же дурно, как в тот момент, когда перед его глазами возникла скрывающаяся в гробу пустота.

— Я тоже открыл… — с болью в голосе произнес Майк.

«И он… Боже, ему-то за что такое испытание?» — ужаснулся Джоди. Жалость к Майку захлестнула его. Каково было мальчишке взвалить на свои плечи груз, неподъемный даже для взрослого человека? Почему все самое худшее достается его младшему брату?

Повинуясь душевному порыву, Джоди притянул Майка к себе и обнял за плечи.

— Ну, ладно… — ободряюще произнес он, пряча от брата глаза.

Наверное, и гениальный педагог растерялся бы в такой ситуации и не знал, что сказать ребенку, пусть даже почти взрослому. А Джоди был всего лишь старшим братом…

Он не мог представить себе, какая гора свалилась с плеч Майка от этих, в общем, ничего не значащих слов.

Брат снова был с ним! Он не предавал его! Вместе… Ну что ж, тем хуже для врага!

Братья переглянулись, словно скрепляя взглядами договор о нерушимости их единства.

— Пошли, — потянул Майк Джоди за руку, — тут есть дверь… — Еще не понимая до конца, о чем идет речь, Джоди кивнул. — Я думаю, за этой дверью они скрывают что-то…

Джоди повиновался. Он уже согласился с тем, что Майк лучше ориентируется в обстановке. И раз он уже здесь, и прогнать его не удастся, было бы глупо не воспользоваться его опытом.

— Ну что ж, посмотрим… — уже на ходу проговорил он.

Майк бросил на брата благодарный взгляд. Он снова чувствовал, куда идти. Только страх заставил его на время забыть дорогу; сейчас Майк словно насквозь видел все коридоры. Вон там должна быть дверь, ведущая в подвал, а там, за поворотом, если пройти чуть дальше — самое загадочное место в этом ненормальном склепе.

«Майк… — мысленно обращался к брату Джоди, то и дело посматривая в его сторону. — Мне очень жаль, что ты не послушался меня и оказался здесь… Но зато — если бы ты знал, как я рад видеть тебя рядом живым…»

Майк продвигался вперед очень уверенно: что-то подсказывало ему, что ближайшие несколько минут неожиданностей не будет. Может — не будет и вообще… Чувство, охватившее его, можно было сравнить с вдохновением. Он пришел сюда победителем. Он уничтожил Длинного, остался в живых, ведет сейчас за собой старшего брата… Майк имел основания гордиться собой. Лишь бы только это не оказалось очередной шуткой темных сил, старающихся усыпить их бдительность.

«Все! — поймал себя на слове Майк. — Раз я знаю о такой возможности, застать меня врасплох им не удастся».

В самом деле, дверь была уже совсем рядом, и следовало сосредоточиться: кто знает, что может скрываться за ней…

Заниматься догадками сейчас было некогда, но подумать о возможной опасности следовало. Так что там могло быть? Питомник карликов? Нет, звуки были несколько иного характера… Скорее всего, там скрывался какой-то загадочный механизм. Не исключено, что и шары вылетали именно оттуда…

— Вот это та самая дверь! — Майк остановился, глядя на ровные квадраты перекладин, украшавших дверь.

— Здесь их много… — неуверенно произнес Джоди.

Майк так и не понял, что он хотел этим сказать: неожиданно на его плечо с силой опустилась чья-то рука.

Как же так! Ведь сейчас он был уверен в собственной безопасности!

Приблизительно то же ощутил и Джоди. Неужели их приключениям на этот раз пришел конец?

Оцепенев от неожиданности, братья не могли даже оглянуться.

— Эй, — раздался вдруг голос Реджи, — привет, ребята!

Майк оглянулся, едва держась на вдруг ослабевших ногах. Джоди вздрогнул.

Реджи — живой и отнюдь не похожий на покойника, разве что чуть испуганный и растерянный — стоял перед ними, удивленно тараща глаза.

— Реджи! — выдохнул Джоди. — Тебе что, удалось выбраться?

Лицо Реджи передернулось; судя по всему, воспоминания были для него, мягко говоря, не слишком приятными.

— Да, и это было не так просто, — смешно поводя шеей, произнес он.

— А что случилось?

Реджи вздохнул. Он не знал, как отвечать на этот вопрос: слишком уж невероятными и дикими показались ему вдруг собственные приключения… И то он-то еще совсем недавно отказывался верить в то, что здесь не все в порядке!

Реджи попробовал собраться с мыслями, но это удавалось ему плохо — в голове была лишь смесь из удивления и страха.

— Я прятался здесь… — выдавил он, пряча глаза. — Как мертвый был… — Предугадывая следующий вопрос, он поспешил сменить тему. — Я видел девчонок: Сэлли, Сюзи… и еще других, которых раньше я никогда не видел…

Говорить не о себе Реджи было легче, и он несколько оживился.

— Они что, убиты? — настороженно спросил Майк. Больше всего он боялся услышать, что они превратились в ужасных карликов.

— Они были живы, и я помог им убежать.

Разговор грозил затянуться. Джоди посмотрел в глубину коридора: там было пусто, но надолго ли это спокойствие?

— Ну, хорошо, приятель, пошли… Спасибо тебе… Но пора идти, — Джоди потянул на себя ручку двери.

Реджи подозрительно покосился на друзей. В какую еще авантюру они его втягивают? Похищения с него было достаточно. Ни за какие деньги Реджи не согласился бы пережить его вторично…

Дверь приоткрылась, и оттуда полился свет такой яркости, что все невольно зажмурились.

Майк сумел открыть глаза первым. Теперь он мог кое-что различить.

В комнату входили медленно, опасаясь подвохов, — но яркий свет, идущий отовсюду, без видимого источника, вселял некоторую уверенность.

Светилось все: стены, потолок, пол; от этого в глазах начали появляться пятна наподобие негативных. Начали болеть не только глаза — буквально в первые же секунды всех одолела головная боль. Лишь штабеля странного вида бочек, выстроенных вдоль двух стен, давали глазам прибежище. Но что это были за бочки! Казалось, выстроились жуткие коконы — ровные, округлые, с темными смотровыми щелями. Наверное, это действительно были смотровые щели: едва привыкнув к свету, Майк ощутил на себе идущие изнутри взгляды. Бочки смотрели на людей неприязненно и хмуро. Они стояли в один ряд, по три штуки в высоту, шесть столбиков у одной стены, восемь у другой, более длинной.

Набравшись храбрости, Джоди прошел вперед. Вслед за ним двинулся вглубь комнаты и Реджи. Бочки наблюдали за каждым их движением.

«Настоящие коконы, — поежился Майк. — Только кто из них может вылупиться?»

Память услужливо подсунула ему образ чудовищной мухи — размером с бочку.

Содрогнувшись, Майк отвел взгляд в сторону, и на глаза ему попалась еще одна деталь интерьера, не замеченная вначале: два столбика, сделанные, по-видимому, из металла, но отсвечивающие с такой яркостью, что казались почти невидимыми. Два натянутых загадочных цилиндра, о назначении которых можно было только гадать.

Когда «взгляд» коконов стал невыносимым, Реджи присел около одной из бочек. Джоди заглянул в щель другой — и через секунду отшатнулся.

То, что он там увидел, превосходило самую буйную фантазию: из кокона действительно смотрели! Мало того, Джоди сумел различить коричневатый нездоровый цвет лица и его черты.

— Господи! — выдохнул он. — Это те самые существа и есть! Реджи, Майк, вы только посмотрите!

Ему никто не ответил: Реджи и сам уже разглядел лицо карлика, покрытое слоем слизи, — тот плавал в ней внутри бочки, как нерожденный младенец в околоплодных водах.

Майка же занимало нечто совсем другое: от столбиков шла какая-то энергия. Вначале Майку показалось, что возле них просто дрожит воздух; скорее всего, эти столбики и издавали странное гудение, наполняющее комнату. (На звук удалось обратить внимание, только привыкнув к свету; звук был похож на гудение высоковольтных проводов, но звучал сочнее и гуще. Вообще, этот звук по-своему сочетался со странным освещением — между ними существовала особая гармоничная связь.)

Майк медленно приблизился к столбикам и почувствовал легкое покалывание — воздух вокруг них был словно наэлектризован. Было в них что-то такое, что не давало ему покоя, — они притягивали Майка к себе, как магнит. Это сложно было назвать даже предчувствием — тяга к этим предметам была особого рода.

Возле самих столбиков Майк в нерешительности остановился, словно кто-то изнутри приказал ему: «Стоп! Дальше нельзя — опасно!».

Вблизи столбики тоже не представляли из себя ничего особенного. Металлические чушки — и все…

Майк поднял руку и постарался прочувствовать воздух впереди себя. Его пальцы двигались медленно, ожидая внезапного электрического удара или чего-то подобного.

Удар, который ему пришлось пережить, был чисто психологическим: как ему показалось, рука неожиданно вошла в невидимую воду. Майк ощутил пальцами легкое изменение плотности, и… пальцы вдруг исчезли!

Майк отдернул руку — за эту секунду его душа успела умереть и вновь ожить. Рука была цела. С ней ничего не произошло, и на ладони не осталось ни малейшего следа!

Майк присмотрелся к столбикам. Никакой видимой перегородки между ними не было.

«Но этого не может быть!» — вздрогнув, подумал он — и ощутил, что ноги опять начали слабеть. Чтобы не упасть, Майк медленно присел и снова посмотрел на пространство между столбиками. Ничего особенного…

«Да… А если бы я не остановился, а пошел туда?» — с ужасом подумал он.

Столбики гудели. Воздух вокруг них дрожал — вот и все.

«А если мне это почудилось?» — засомневался Майк. Проверить сомнения было просто. Уже сознательно Майк поднес ладонь к невидимой плоскости, соединяющей столбики.

Сперва Майк почувствовал легкую щекотку, затем сопротивление — не больше, чем у воды комнатной температуры, — и снова рука вошла в никуда, словно часть ее была отрезана невидимым лезвием. Майк попробовал пошевелить пальцами. Ему это удалось, но по руке поползло легкое онемение — опять, как в воде, но гораздо более холодной, или если бы рука была немного отдавлена. Испугавшись, Майк рванул руку на себя. Она возникла из небытия так же, как и в первый раз — без малейших повреждений. Щекотка и онемение мгновенно прошли. Что-то знакомое проскользнуло в этом явлении — какое-то чувство, которое Майк испытывал раньше…

Он сосредоточился и вдруг с поразительной ясностью вспомнил свой последний визит к бабушке. Не к Сэлли, когда Реджи притащил его туда посреди ночи, а именно к бабушке. Майку показалось, что он внезапно перенесся сейчас в ее комнату, пахнущую нафталином и свечами. Бабушка сидела за столом, Сэлли с нарисованной на щеке красной пентаграммой — рядом, а на столе стоял коварный черный ящик.

Точно! Когда ему наконец удалось извлечь руку из ящика, он испытал точно такие же ощущения!

— Не бойся, — прозвучал над ухом голос Сэлли.

«Так вот что она имела в виду… Она знала все заранее…» — поразился Майк, и образ комнаты и сидящей напротив сестры начал расплываться.

Теперь он понимал происшедшее несколько по-другому. Это был урок против страха — именно этот страх заставил его тогда ощутить боль и, как сейчас — щекотку и онемение. Если бы Майку взбрело в голову, что пространство между столбиками может его укусить — он наверняка ощутил бы настоящий укус.

«Не бойся!» — повторил себе Майк и снова поднес руку к невидимой перегородке. Рука прошла через нее с легким скрипящим звуком — в первый раз Майк не обратил на него внимания. На этот раз он смог сосредоточиться не только на своих ощущениях, но и на самом явлении.

На этот раз рука почти не ощутила сопротивления. На всякий случай Майк вынул ее обратно, проверил, все ли в порядке, и сунул вперед уже смелее.

То, что произошло потом, он не мог предугадать! То ли движение оказалось слишком резким, то ли произошло нечто еще, но, так или иначе, Майк потерял равновесие и упал вперед. (Потом ему казалось, что кто-то специально дернул его за руку.) Странный скрип полоснул по ушам, когда голова входила в место раздела двух пространств, а затем Майк полетел…

Земля и небо поменялись местами — но вокруг уже не было ни земли, ни неба.

Майк сделал кульбит и понесся, рассекая воздух, куда-то вниз. Вокруг бушевало пламя. Рыже-красные рваные языки колыхались, сплетались между собой и с гудением разлетались в стороны — но Майк не ощущал тепла. Скорее наоборот — холод, пронизывающий насквозь, безжалостный холод охватил его и тысячами иголок впился в кожу. Затем и это ощущение пропало — осталось только падение, больше похожее на полет.

Майк несся в воздухе.

Скорее всего, прошло всего несколько секунд, но ему почудилось, что прошли часы; очень быстро он понял, что «огонь» на самом деле здесь был небом.

Небом не земным…

Майк не придумал это — просто ощутил. Так иногда во сне «условия игры» принимаются как неоспоримая данность, и незнакомый, ни на что не похожий город может считаться там своим, и, наоборот, собственная квартира может перенестись в Африку, на Северный Полюс или куда-то еще дальше, и до пробуждения в это веришь, не задумываясь над тем, может так быть или нет.

Что-то невероятное происходило сейчас с сознанием Майка: в него вливался огромный поток новой информации, которую некогда было рассортировывать и наделять привычными оценками. Озарение, вдохновение — это можно было назвать как угодно. Майк мчался в воздухе, но знания об этом мире лавиной накапливались в его голове. Он знал его будущее, философию, странную настолько, что ее сложно было даже сравнить с земной. Открывшийся перед ним мир делился пониманием себя…

Майк ничуть не удивился, увидев под собой покрытую трещинами равнину. Он знал уже, что увидит ее… Под ним была пустыня. Ссохшаяся глина застыла на ней сморщившимися чешуйками, между которыми змеились струйки песка. Ветер-огонь стремительно скользил по этой поверхности, вымывая песчинки и унося их с собой в холодное горящее небо.

Пустыня была повсюду — насколько хватало глаз. Когда-то она цвела всеми красками, на ней бушевала жизнь; будущее обещало подарить ей подобие активного существования — нечто слишком причудливое, чтобы его можно было признать Жизнью безоговорочно…

Жизнь не создается за счет смерти!

И все же пустыня была не пуста.

Черным зигзагом, словно шрамом, ее рассекала прерывистая полоса. Она шевелилась, словно состояла из тысяч движущихся друг за другом живых существ. Она жила своей особой жизнью, неторопливо перетекая в бесконечность.

Майк знал, что это за существа. Нет, это были не муравьи, как могло показаться издалека. Наконец он приблизился настолько, что смог различить даже лица составляющих ее карликов.

Они не стояли на месте и не просто брели в никуда — они работали. Майк увидел тяжелые бочки, которые они катили вперед; непонятные, но в большинстве своем примитивные инструменты… Именно они, эти вырванные у жизни и смерти существа, должны были воскрешать пустыню своим трудом. Для этого их нужно было много, невероятно много, и все больше с каждым годом, с каждым новым витком жизни этого мертвого мира.

Люди, сами того не зная, уходили сюда, чтобы вместо вечного покоя познать вечный труд, обреченный изначально на провал: соприкосновение с мертвым может вести только к смерти, здесь же она была главной распорядительницей и замаскировавшейся начальницей работ.

Карлики двигались медленно — им некуда было спешить.

И впереди, и позади у них была вечность.

Майк ощутил помимо этого и нечто еще, замыкающее идейный смысл увиденной им картины. Вдруг показалось, что его мысль проникла куда глубже, раскрывая тайные силы, стоящие за главными действующими лицами — в том измерении, которое всегда причисляли к сверхъестественному.

Это пришедшее понимание было настолько огромным и невероятным, что Майк едва удержался, чтобы не закричать во весь голос: настолько велика была открывшаяся ему истина. И он сам, и Длинный, и весь этот мир, как и тысячи других миров, были или игрушками, или декорациями для настоящих Игроков…

Майк летел, и его зрение и слух становились все более многомерными и бесконечными… Вдруг резкий рывок заставил его ослепнуть и оглохнуть. Это длилось считанные мгновения — Майк ощутил, что его кто-то куда-то тянет, и по ушам вновь резанул неприятный скрип.

Холод, тепло, жара, нормальная температура…

Майк шумно повалился на пол, врезаясь в Джоди.

Они находились посреди все той же загадочной ярко освещенной комнаты, рядом таращил глаза удивленный и испуганный Реджи. Гудели столбики. Хмуро смотрели «бочки»… И еще одно поразило Майка: комната после всего увиденного показалась ему удивительно земной.

Он снова был на Земле…

На какую-то секунду в его душе всколыхнулось сожаление об утраченных способностях понимать все сразу и целиком. Он что-то потерял в том мире, а оставшиеся воспоминания казались худосочными и бледными, как неумелый рисунок карандашом, пробующий передать буйство стихии.

Он снова был обычным человеком — таким же, как все, лишенным подаренных на миг чужим миром удивительных способностей.

Зато теперь он был не один.

Растерянные Джоди и Реджи суетились вокруг него, стараясь побыстрее привести в чувство.

— Господи! — высоко приподнимая брови, проговорил Реджи, — его так и втянуло туда! — Он опасливо покосился на столбики, ожидая, что невидимая рука схватит и его, чтобы утащить в неизвестность, и поежился.

Вокруг Майка и Джоди поднимался пар — очень похожий на испускаемый «сухим льдом».

Джоди успел нырнуть вслед за братом буквально в последнюю секунду, но мысли о Майке настолько занимали его, что он не разглядел вокруг себя ничего, кроме неба-огня. Сейчас он стоял рядом, совершенно не понимая, что произошло, куда падал Майк и, как ему удалось его вытащить. Зато все трое теперь были рядом.

Майк переводил взгляд с одного на другого.

Как объяснить им то, что он понял за время свободного полета? Он и сам уже успел кое-что забыть… Майк попробовал заговорить, но язык плохо подчинялся. Наконец ему все же удалось выдавить из себя одно слово.

— Рабы! — прошептал он.

Джоди и Реджи переглянулись.

В глазах Майка промелькнула тень боли — такая боль обычно вызывается непониманием.

— Что? — переспросил Джоди.

— Они используют их как рабов, — пояснил Майк, и тут же осознал недостаточность такого объяснения. — Этих существ… Карликов.

При этих словах Джоди чуть не присвистнул.

«Как, откуда Майк мог догадаться об этом за те секунды? Или само время там течет по-другому?» Джоди постарался вспомнить огненный холодный мир — и вновь увидел лишь собственную руку, вцепившуюся Майку в пояс. Их затягивало в глубину, влекло со страшной силой — и больше он ничего не помнил. Так откуда же Майк взял это?

Майк ощутил волну недоверия. Где-то в глубине всколыхнулась обида, но он тут же прогнал ее: у Джоди были основания ему не верить и не понимать. Да разве сможет он когда-нибудь объяснить кому-то всю бесконечность своего падения в чужой мир?

И все же хоть что-то попытаться объяснить было необходимо. Майк решил начать с устройства самого перехода, но выяснилось, что у него попросту не хватает необходимых слов.

— Они используют силу притяжения для того, чтобы перебрасывать их туда, — говорил Майк, злясь на бессилие собственной речи, — на другую планету!

Как ни странно, его поняли. Может, гудение и соседство с этими столбиками успело оказать влияние и на них?

Еще растерянные, но уже понимающие взгляды заскользили по комнате, чертя линии между дверью и рядами бочек.

— Точно!

— А эти уже приготовлены к отправке…

Да…

Внезапно Майк понял, что никого не слушает: ощущение близкой опасности заставило его напрячься. Он собрался крикнуть: «Замолчите!» — но не успел.

Гудение неожиданно смолкло, словно втянулось в стены вместе со светом. Комната погрузилась в темноту.

Неожиданная тишина ударила по ушам сильнее, чем звук взрыва. Майк сжался. Руки Джоди судорожно сомкнулись на винтовке. Реджи ощутил, как у него на голове шевелятся волосы.

Темнота принесла страх. Сама темнота была страхом.

Снова, уже в который раз, они попались в ловушку. И на этот раз — в самую серьезную. Они не видели ничего. Враг мог видеть все.

У Джоди была винтовка, у Майка — пистолет, но в темноте они не могли бы воспользоваться оружием, опасаясь попасть друг в друга. У врага таких забот не было.

Наступившая тишина была настолько полной, что в ней можно было расслышать биение охваченных ужасом сердец. Неровное, замирающее дыхание позволяло определить, кто где находится, — и только.

Никто из них не видел в своей жизни темноты более полной: от нее начинало сереть в глазах — выключались оставшиеся без дела глазные рецепторы.

— Оставайтесь вместе! — скомандовал Джоди, чувствуя спиной чье-то приближение.

Майк вздрогнул, тоже ощутив неладное.

— У меня есть зажигалка, — пробормотал напуганный, но менее чувствительный к таким вещам Реджи.

Нервы всех троих были напряжены до предела, и, ощутив на руке холодное дыхание невидимого врага, Майк не выдержал.

Ослепленный страхом, он бросился бежать, не разбирая дороги.

Неважно куда — лишь бы отсюда!

Невыносимо ждать свою смерть вот так, без всякого сопротивления! Это невыносимо, нестерпимо!!!

Прыжок заставил его врезаться в стену. Удивительно — он почти не почувствовал боли.

…Джоди с досадой опустил направленную в темноту винтовку. Теперь стрелять на звук было бесполезно.

Он понимал Майка и догадывался, что существо задело его в темноте. Пожалуй, и сам он мог бы не выдержать в такой ситуации, даже зная, что рядом стоит друг с винтовкой наготове.

Страх — явление более древнее и намного сильнее разума…

Через секунду Джоди и сам вскочил с места: совсем рядом с ним раздалось знакомое жуткое рычание.

Сколько карликов было в комнате? Один? Больше?

Джоди представилось вдруг, что из каждой бочки вылазит сейчас по небольшому мерзкому существу, и вот уже они окружают их, противно обнажая гнилые зубы… Не люди, не звери — чудовища! Мертвецы… Отвращение и страх заставили его отскочить в сторону. Стена, к которой он прикоснулся, была гладкой, — значит, где-то здесь располагалась спасительная дверь.

— Вот дерьмо! — проговорил он вслух.

Темнота ответила новым рыком.

Что-то большое двигалось справа от него — Джоди прислонился спиной к стене и начал продвигаться влево, пока рука не нащупала дверной проем.

Майк услышал, как слева от него хлопнула дверь, и метнулся в ту сторону…

…Джоди ощутил легкое головокружение — вокруг по-прежнему стояла темнота, и он не помнил, выходил ли он из комнаты или просто отлетел куда-то в сторону.

Стены рядом не было. Рычание стихло. Джоди показалось вдруг, что он находится здесь совсем один. Но где Майк, где Реджи?

— Майк! — позвал он. Ответа не было.

Карлики — или кто там был — тоже исчезли. Душной тяжестью навалилась тишина.

Джоди осторожно сдвинулся с места, стараясь нащупать стену.

Шаг, другой, третий… Стена должна была быть где-то рядом, но он никак не мог ее найти.

«…Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать…» — считал шаги Джоди, медленно продвигаясь в темноте.

Стены не было.

Он был совсем один.

«Девятнадцать, двадцать…»

Неожиданно Джоди сообразил, что во всей комнате не наберется такой длины даже по диагонали. Так неужели он вышел? Джоди сделал еще несколько шагов, помахал рукой перед собой, но ничего не почувствовал. Его окружала пустота…

* * *

Майк дернул дверь на себя — и тут же рычащее существо чуть не сбило его с ног. Он рванулся вперед, потом в сторону — и побежал. Сердце бешено колотилось, серые искры плясали перед глазами, время от времени вновь сменяясь кромешной чернотой.

«Сейчас я врежусь в стену!» — подумал Майк, но стены все не было.

Ноги несли его вперед. Вскоре преследователь отстал, а Майк понял, что он один. В темноте. В неизвестной, чужой темноте, в которой найти дорогу, наверное, уже не удастся…

* * *

«Так почему нет стены? — задумался Джоди. — Она не могла исчезнуть. Или в комнате была еще одна дверь, или… Черт побери! Как я сразу не догадался!»

Объяснение было удивительно простым: обычно человек левой ногой делает шаг более короткий. Значит, он, как заблудившийся в лесу, кружил на одном месте где-то в центре комнаты. Но где же Реджи и Майк?

Джоди вспомнил, с какой скоростью втянуло Майка в чужой мир… Наверное, проклятый карлик сумел впихнуть их туда и провалился вместе с ними. Итак, главным было теперь не залететь туда самому. Пока он здесь, он может найти Длинного и вытряхнуть из него сведения о том, как вернуть брата и друга.

Джоди выпрямился и шагнул вперед более уверенно. Если следить за длиной шагов, если идти тверже и решительней, он сумеет найти стену, а вслед за тем — и выход. Лишь бы только не наткнуться на ту дверь — но он будет осторожен. Очень осторожен…

Джоди сделал еще несколько шагов — и его вытянутая рука наткнулась на твердую поверхность.

«Стена… Ну, теперь немножко налево и…»

Не отпуская стены, Джоди сделал несколько шагов и уперся в угол.

Это не имело значения: стена была рядом, и дверь теперь не могла не найтись…

* * *

Майк сделал несколько осторожных шагов и вдруг ощутил близость стены.

Он остановился и медленно протянул руку. Перед ним действительно была стена. Майк провел по ней ладонью и тут же вздохнул с облегчением: перед ним была дверь. Недолго думая, Майк толкнул ее, навалившись всем своим весом.

И тут ему в лицо пахнуло свежим ветром, обрушились крики ночных птиц и стрекот цикад, а по глазам полоснул свет. Каким ярким он показался после полной тьмы — свет ночных предрассветных звезд!

Майк стоял на пороге склепа…

* * *

Зверь — или не зверь — рычал над самым ухом, и Реджи скорчился на полу, боясь даже пошевелиться. Где-то рядом хлопнула дверь, пробежало, едва не задев его и обдав звериным запахом, что-то крупное и скрылось за спиной.

«Сейчас бросится», — подумал он, сжимаясь.

Сзади раздался неясный шум, словно чьи-то когти вдруг заскребли по полу; потом смолк и он… Реджи погрузился в полную тишину. Особенно жутко было от осознания, что он остался совершенно один…

* * *

Джоди нашел дверь быстро, рванул на себя и, к своему удивлению, оказался на улице.

Ясно светили звезды, но черное ночное небо уже начало синеть на востоке. До утра еще было далеко, но его первые предвестники уже начали заявлять о себе.

Джоди огляделся. Он вышел не из главного входа: перед ним были кусты, а не ровная лужайка с асфальтовой дорожкой. Он даже не знал о существовании этого выхода.

Итак, он заблудился, — значит, Майк и Реджи совсем не обязательно исчезли в межпространственном провале. Как знать, может быть, склеп вывел на улицу и их…

— Майк! — позвал Джоди, оглядываясь по сторонам.

В кустах что-то шевельнулось — Джоди резко вскинул винтовку, но оттуда выпорхнула птица. Рядом никого не было.

— Майк! — снова позвал Джоди; затем медленно двинулся вдоль мрачного дома, держа наготове винтовку. Внутри, в полной темноте, он все равно ничего не мог сделать. Оставалось только надеяться, что Майк услышит его голос и они найдут друг друга. А нет — так он еще вернется, но когда в склепе вновь загорится свет и ему не придется ползать во тьме, как слепому щенку.

Разумнее всего было найти главную дверь и позвать оттуда. Да и освещение к тому времени могло снова включиться.

* * *

Майк сделал пару осторожных шагов вдоль стены и вдруг услышал крик.

— Майк! — звал его кто-то издалека.

«Джоди? — удивился он. — А почему бы и нет? Он ведь успел выйти!»

Майк прислушался. Крик не повторился, но все же ему показалось, что звук шел из леса.

Майку не из чего было выбирать. Помочь в одиночку оставшемуся в склепе Реджи он все равно не смог бы. А вот найти Джоди… Вдвоем они наверняка что-нибудь придумают. Вряд ли эти существа станут убивать Реджи на месте. У них уже была такая возможность — но они предпочли утащить его, и тот сбежал. Если же здесь заправлял Длинный, он уже не мог дать им нового приказа.

Рабы не рассуждают. Они только повинуются…

Окрыленный надеждой, Майк побежал в сторону ближайших кустов. Лишь бы удалось найти Джоди… Лишь бы это не отняло много времени!

* * *

Свет возник так же внезапно, как и исчез.

Реджи показалось, что кто-то ударил его по глазам — настолько невыносимой оказалась после тьмы вернувшаяся яркость. Возобновилось и гудение. Теперь Реджи догадался, что оно шло не от столбиков, а от светящихся стен. Лампы иной раз издают странные звуки…

Реджи попытался приоткрыть глаза, но свет был слишком силен, и ему пришлось снова зажмуриться. Нет, звук напоминал ему еще что-то. Лампы, конечно, гудят, но этот звук был другим.

«Очень странно для лампы», — подумал он, вслушиваясь. Звук вибрировал. Такие звуки могут издавать электроинструменты, акустика которых построена на колебаниях разной частоты.

Реджи снова приоткрыл глаза. Было больно, но видеть он уже мог. Бочки… стена… два столбика… Они тоже напоминали ему что-то, связанное с таким звуком. Не случайно же сначала все дружно приняли эти столбики за источник звука.

Ну конечно! Перед глазами Реджи возник камертон — колеблющиеся металлические «рожки»… Он вспомнил, как легко зажимал его звук рукой, — и воспоминание превратилось вдруг в почти непреодолимый соблазн. А почему бы ему не повторить это снова? Это же так легко!

Реджи встал и огляделся. Рядом никого не было: Джоди и Майк или сбежали, или провалились в эту чертову Дверь. Во всяком случае, хуже им от его эксперимента не станет. А если они там, в другом мире, — то как знать, вдруг это окажется единственным способом вернуть их на Землю?

Реджи неуверенно приблизился к Двери. Воздух над столбиками слегка дрожал, подтверждая его версию о вибрационном звучании.

Реджи протянул ладони вперед. Неужели это действительно окажется так просто? Прижать на секунду и…

Внезапно ему стало страшно. Даже если эта штука работала по принципу камертона, откуда ему было знать, какие эффекты вызовет его прикосновение?

А что если склеп попросту взлетит на воздух?

Немного подумав, Реджи отдернул руки. Но мог ли он теперь уйти просто так? Он вспомнил пережитые кошмары. Что ждало бы его, не сумей он сбежать?

Новый страх оказался сильнее предыдущего. Уж лучше действительно покончить разом со всем этим…

Реджи снова посмотрел на столбики, и его руки сами пришли в движение…

* * *

Вокруг него был лес. Эта заросшая деревьями и кустарником местность считалась заброшенным парком, однако сейчас, ночью, это был лес, самый настоящий дикий лес, наполненный опасностью и местами почти непроходимый.

— Майк! — крикнул Джоди и услышал слабый, как далекое эхо, ответ:

— Джо-ди!

Голос Майка звучал тихо, издалека, но — Джоди мог утверждать это наверняка — доносился не из склепа.

— Майк! Где ты?! — еще громче крикнул он и прислушался, ожидая ответа.

В этот момент кусты за его спиной неслышно раздвинулись, и оттуда медленно выступила женская фигура. Блеснули голубоватым отсветом длинные светлые волосы. Лунный свет упал на лицо незнакомки — если бы Джоди обернулся, он узнал бы исчезнувшую на кладбище подружку.

Лицо молодой женщины было безжизненно, глаза смотрели холодно и жестко.

Все так же неслышно она опустила руку себе на талию.

Длинное лезвие заблестело в лунном свете…

— Майк! — снова закричал Джоди.

Он стоял к ней спиной, словно напрашиваясь на удар.

Молодая женщина сдвинулась с места и бесшумной тенью качнулась к нему…


Фантазм 1-2

* * *

«Я сделаю это, даже если мне придется заплатить жизнью!» — сказал себе Реджи и поразился собственному героизму. Раньше он не подозревал, что способен на такое. Он всегда был нормальным, обыкновенным человеком, никогда не думавшим о самопожертвовании ради блага Человечества, — и вот, гляди ж ты…

Реджи снова сосредоточился на «камертоне». Какая сила нужна, чтобы заставить столбики замереть? Достаточно ли будет простого нажатия?

«Чего я гадаю? Пробовать надо, вот что…»

Реджи опустил ладони на плоские круги верхушек и оперся на них всем весом.

Тут же на него обрушился невероятной силы электрический удар, отшвырнувший его на несколько метров. Реджи неловко повалился на спину, но тут же приподнялся и сел, заморгав глазами.

Склеп не взорвался. Мало того, в первую секунду Реджи показалось, что вообще ничего не произошло. И все же… Натренированный слух уловил небольшое изменение звука, которое становилось заметнее с каждой секундой. Звук не затихал, — наоборот, он становился все громче и громче, переходя в завывания.

Вдруг весь воздух в комнате пришел в движение, устремляясь в сторону Двери. За считанные секунды легкий ветерок превратился в настоящий мощный ветер, дующий в сторону столбиков, и Реджи почувствовал, что и его самого начинает затягивать воздушным потоком…

Ветер крепчал. Звук становился все громче.

Сантиметр за сантиметром Реджи тянуло к Двери, разинувшей свою ставшую вдруг ненасытной пасть…

* * *

…Она подняла руку с кинжалом, целясь прямо в сердце. Обычно она предпочитала бить в живот — кишки зашить было намного легче, — но с этим человеком стоило покончить сразу.

В какое-то мгновение лунный свет сконцентрировался на одной грани, и металл заблестел ярко, как драгоценный камень.

Тянуть с убийством не было смысла.

Молодая женщина замахнулась и…

Налетевший внезапно ветер потряс ее, как удар молнии, заставил согнуться пополам и опустить свое оружие. Почти одновременно с этим Джоди обернулся — но никого уже не заметил.

Ему в лицо полетели листья — ветер усиливался, переходя в ураган…

* * *

Реджи подтягивало к провалу все ближе и ближе. Тяга была невероятной: штабеля бочек начали рассыпаться с тупым грохотом.

Последним усилием воли Реджи заставил себя перевернуться на живот и вжался в пол.

Пол был слишком гладок, чтобы за него можно было уцепиться, но все же Реджи задержался каким-то чудом на месте. Страшное сползание прекратилось, но теперь его поджидала новая опасность: слетавшие со своих мест бочки валились прямо на него.

Со страшной силой одна из них опустилась Реджи на спину, прибивая его к земле, другая огрела по руке… Бочки ползли, подскакивали, валились сверху, кувыркаясь в воздухе и заставляя всю комнату вздрагивать от своего падения. Это было похоже на какое-то светопреставление — такую гротесковую и жуткую картину представляли собой движущиеся и со скрипом въезжающие в другой мир коконы.

Гудение опять усилилось, Реджи пришлось прилипнуть к полу, чтобы хоть трением задержать вновь начавшееся движение назад. Пока он еще мог держаться, но сколько это могло продолжаться, Реджи не представлял. Его прикосновение к столбикам разбудило некий механизм, еще не заработавший в полную силу.

Как знать, чем может закончиться такое неконтролируемое взаимопроникновение двух пространств…

«Надо смываться», — подумал Реджи.

Новая бочка чудом оставила целым его череп — удар пришелся ребром…

Осторожно, не доверяя собственным силам, Реджи выбросил руку вперед, вцепился пальцами в пол и начал, извиваясь, подтягиваться. Ему это удалось: внизу ветер был чуть слабее, и когда Реджи припадал к земле, притяжение Двери немного ослабевало. Подтянувшись на несколько сантиметров, Реджи снова вытянул руку вперед. Ему повезло, что удар током отбросил его так далеко: теперь до двери настоящей было гораздо ближе, чем до той, ведущей в другой мир.

Сейчас Реджи казалось, что он находится именно между двумя мирами, и от него самого зависит, в каком ему придется доживать свой век или встретить смерть. Реджи предпочел бы остаться на Земле. Он не знал ту, чужую планету, и не хотел ее знать.

Движение за движением, сантиметр за сантиметром — он продвигался к выходу медленно, но все же продвигался!

Грохотали и свистяще скрипели уходящие в другой мир бочки.

«Ну, ещё немножко… Еще самую малость…» — уговаривал себя Реджи, продолжая двигаться вперед.

В какой-то момент ему захотелось обернуться. Он слегка наклонил голову и увидел, как входят в пространство между столбиками и исчезают коконы.

«Так могу исчезнуть и я!» — с ужасом осознал он и с новой силой рванулся к выходу. Рывок чуть не погубил его: Реджи слегка привстал, и ветер сумел забрать обратно несколько отвоеванных сантиметров. Реджи впился в пол с такой яростью, словно хотел разодрать его в клочья, — и удержался.

Пару секунд он неподвижно лежал, тяжело дыша и боясь оторвать от поверхности пола даже мизинец, но затем снова осторожно выдвинул руку вперед и продвинулся еще на несколько сантиметров.

Дверь была совсем близко.

Заветная НОРМАЛЬНАЯ дверь!

«Я доползу!»

Реджи изо всех сил полз к ней. Руки и ноги гудели от напряжения, уши теряли способность слышать что-либо, кроме гула стучащей в висках крови.

Реджи полз.

Наконец косяк двери оказался на расстоянии вытянутой руки. Рывок — и Реджи удалось за него зацепиться!

Радоваться было рано, притяжение могло снова возрасти в любой момент, но все же прикосновение к двери принесло ему немалое облегчение. Он был уже у цели! Да и проклятые бочки не молотили больше по всему телу: он сумел убраться с их пути.

Реджи ухватился за дверь покрепче и подтянулся — и дверь не исчезла, не предала, не оттолкнула его назад в бездну!

Через секунду он оказался уже снаружи и захлопнул спасительную дверь, прижавшись к ней спиной. (Ни к какой девушке Реджи не прижимался с такой нежностью!)

Ветер еще бил в лицо, по коридорам склепа в сторону комнаты неслись скомканные листы бумаги и опавшие листья, но сам Реджи уже был в безопасности. Во всяком случае, так ему казалось.

Но чем могло закончиться это необычное стихийное бедствие? Неземное по своему происхождению и чуждое окружающей среде, оно обещало доставить еще немало неприятностей.

Нужно было бежать. Бежать, пока не поздно…

Наверное, никогда в жизни Реджи не бегал с такой скоростью!

* * *

Ветер налетел внезапно, в первую секунду напугав Майка и заставив его присесть.

Мальчишка испуганно оглянулся, и лишь поняв, что перед ним никого нет, а ветер дует сам по себе, смог выпрямиться и вновь сдвинуться с места.

— Джоди! — закричал он.

Свист ветра буквально вырвал его слова и разнес в мелкие клочья.

Никогда еще Морнингсайд не знал такого ветра: деревья сгибались, с треском теряя подсохшие ветки, воздух наполнился ураганным свистом.

Майк зашатался, но, согнувшись, смог удержаться на ногах. Пошатываясь под напором воздушного потока, он сделал несколько шагов и спрятался за ствол ближайшего дерева.

— Джоди! Джоди!

На этот раз Майк кричал по ветру — если Джоди находился в том направлении, он не мог его не услышать. Майк прислушался, не будет ли ответа, но вой ветра заглушал все. Лес стонал и метался, как в бредовой лихорадке, отломившиеся мелкие веточки неслись по воздуху, как выпущенные стрелы, ветки более крупные неловко кувыркались в траве, цепляясь за нее и вырывая пучки вместе с комьями земли.

— Джоди!

Майк не слышал собственного крика, но отсутствие ответа подтверждало его догадку: Джоди был там, впереди… Собрав в кулак всю силу воли, Майк шагнул вперед.

Идти по ветру было легче: он сам подгонял мальчишку в спину, только щепки и листья причиняли Майку беспокойство, то и дело ударяя по ребрам и позвоночнику.

— Джоди!

Майк старался перекричать ветер и шел вперед, не зная, насколько это ему удавалось.

Человеческая воля против стихии — такова была суть этого неравного поединка, и Майк знал, что наверняка его выиграет. Ведь ветер дул просто так, а он шел к своей цели!

* * *

Улица встретила Реджи целым ворохом листьев, ударивших ему в лицо.

Кое-как отшвырнув их и прикрыв лицо руками, Реджи вышел на ступени.

Вся природа вокруг него, казалось, сошла с ума, смешавшись в бешеном ураганном танце. Ничто не оставалось сейчас вне общего движения. Весь мир был готов превратиться в этот ветер и исчезнуть, влетев в загадочную Дверь, ведущую в чужое пространство.

Реджи двигался вперед медленно — он подумывал даже о том, что стоит вновь опуститься на четвереньки и поползти: идти по-человечески сейчас было затруднительно. Он с трудом различал дорогу, но в какой-то момент ему показалось, что впереди что-то лежит. Через несколько шагов Реджи довольно отчетливо различил очертания лежащей женщины. Листья почти засыпали ее, платье просвечивало только отдельными сиреневыми пятнами. Ветер поднимал и трепал светлые прядки волос, но сама она не подавала никаких признаков жизни.

Реджи тут же вспомнил найденных им в подвале девушек. Вроде бы среди них не было одетой в сиреневое блондинки, но как знать… наверняка и она была жертвой обитателей склепа. Реджи подошел и присел рядом с девушкой.

Насколько ветер позволял ему присмотреться, он разобрал, что девушка — или молодая женщина — довольно красива. Черты ее, хоть и несколько резковатые, отличались правильностью, закрытые глаза обещали оказаться большими. С замирающим сердцем Реджи прикоснулся к ее руке — тело девушки было холодно, как камень.

«Мертва!» — заключил он, но тут ему показалось, что незнакомка шевельнулась.

Он тронул ее еще раз, приложил руку к сердцу — и услышал слабое биение.

Она жила!

Губы Реджи зашевелились — он хотел сказать несчастной что-нибудь ободряющее, прежде чем взять ее на руки и унести, но ветер, забиваясь в рот, заставил его промолчать.

Довольно нежно Реджи притянул незнакомку к себе, и тут она открыла глаза. Да, они действительно были большими — но Реджи содрогнулся от скрытого в них холода.

Девушка шевельнулась и отстранилась от него подальше. Ее взгляд встретился со взглядом Реджи и словно приморозил его к себе: никакими усилиями он не мог оторвать от нее глаз.

Девушка выпрямилась. Листья и ветки, уже более крупные, били ее в спину, но она не обращала на них никакого внимания.

«Что за чертовщина!» — притих Реджи, тоже забыв о бушующем вокруг урагане.

Ее взгляд пронзал насквозь, доставал до костей и заставлял дрожать от пронизывающего холода.

Неторопливо и плавно молодая женщина вытащила нож. Реджи увидел лезвие — но сила ее взгляда не позволила ему даже отклониться от удара.

Взмах рукой — и страшная боль пронзила живот Реджи. Ему стало жарко, и взгляд незнакомки уплыл в сторону. Перед глазами запрыгали желтые искры.

Он еще жил — но жизнь уходила с каждой секундой.

«За что?» — бессильно спрашивал его взгляд, устремленный к небу.

Холодная красавица стояла над ним, и волосы ее развевались по ветру — замечательная аллегория безжалостной стихии…

* * *

— Джоди!!!

Майк бежал, почти забыв о ветре: ему показалось, что он видит фигуру брата прямо перед собой.

— Майк! — донес до него ответ порыв ветра.

— Джоди!

Майк рванулся вперед, но споткнулся и упал, разбив колени об оторвавшуюся от дерева ветку. Он вскочил почти сразу же — прямо перед ним виднелся главный вход в склеп. Похоже, Майк сделал в лесу полный круг и теперь вернулся на то же самое место. Теперь, правда, он был не один: Майк явно разглядел среди мелькания мчащихся вдаль листьев две человеческие фигуры, почему-то ползающие на четвереньках перед входом. Нет, пожалуй, не ползающие… Кто-то лежал на земле, а второй человек помогал первому подняться. Кажется, лежала женщина: даже издали было видно, как полощутся на ветру длинные светлые волосы.

«Неужели Сэлли?» — удивился он, но тут же отверг это предположение. Волосы Сэлли были короче, да и фигура ее не была так по-женски развита…

Новый удар ветра в спину чуть не сбил Майка с ног, но когда он смог снова взглянуть вперед, роли этих двоих переменились: девушка сидела на корточках, а Реджи (Майк уже узнал его) почему-то упал.

— Реджи! — крикнул Майк, устремляясь ему на помощь.

— Майк! Майк! — донес до его ушей искаженный голос ветер.

Майк побежал, то и дело спотыкаясь. Ветер делал все, чтобы помешать ему. Он же заглушил и шаги — Майк вздрогнул, когда чьи-то руки схватили его сзади.

— Майк! — прозвучал совсем рядом голос Джоди.

Майк обернулся: его держал не Длинный или некто из вражеской команды, а родной брат.

— Джоди… — дыхание перехватило, и Майк молча кивнул в сторону лежащего Реджи.

* * *

Сколько времени можно умирать?

Боль пульсировала по всему телу, сознание мутилось — но не уходило. Реджи молча скрипел зубами. Невероятная жажда жизни переполняла его — но тем трагичнее становилось его положение.

Он умирал, и помочь ему было невозможно.

«За что?» — спрашивал его замутившийся болью взгляд. Реджи искал ответа у своей красивой убийцы, но ее лицо оставалось таким же непроницаемым.

Новая волна боли пронзила Реджи — молодая женщина потянула нож на себя, вынимая его из скорчившегося тела.

Глаза Реджи расширились, затем едва не вышли из орбит.

«Но за что? За что?!»

Убийца начала подниматься. Напрасно взгляд Реджи требовал от нее ответа.

И вдруг с ней что-то произошло — или это был предсмертный бред? Отчаянье и боль вызывают иногда очень странные галлюцинации…

Поднимаясь, девушка изменилась. Не она — высокий, даже очень высокий мужчина в черном костюме стоял теперь над умирающим. Служитель склепа, могильщик… Нет, служитель смерти — Реджи узнал его, и к боли и нежеланию умирать присоединился панический ужас.

Длинный вытер окровавленное лезвие и спрятал нож. На его грубом лице мелькнуло подобие зловещей улыбки. Этого Реджи уже не вынес. Он сжался в клубок, и свет померк перед его глазами. Некоторое время в нем еще жила заменившая все чувства боль.

Потом исчезла и боль…

* * *

— Мы должны найти Реджи… Где он?

Слова Джоди Майк расслышал с трудом — от воя ветра уже болели уши, и звук уже почти не воспринимался.

«О чем он? Разве он не видит?» — удивился Майк, стараясь пройти вперед, поближе к Реджи. Джоди держал его — и это тоже казалось Майку странным.

На самом деле Джоди не знал, что происходит: поиски Майка отвлекли его, и лишь теперь он начал что-то различать среди калейдоскопа листьев и веток. Он и сам не знал, почему не хотел пускать Майка туда, — наверное, предчувствие.

Убедившись, что без объяснений не обойтись, Майк показал рукой вперед:

— Смотри — это Реджи!

Перед его глазами все шло кругом, не давая как следует рассмотреть подробности разыгравшейся возле ступеней склепа драмы.

Реджи конвульсивно дергался, лежа в растущей на глазах куче листьев, а над ним стоял, протирая нож, сам Длинный.

Его появление потрясло Джоди и заставило отшатнуться.

— Нет, он мертв. Ты ему уже не поможешь… надо уходить… — дрогнувшим голосом прошептал Джоди, таща Майка обратно в сторону леса. Майк упирался как мог.

«Длинный жив, он здесь… нам надо убираться отсюда поскорее!» — решил Джоди, волоча брата обратно в лес.

Наконец слова брата дошли до сознания Майка.

Неужели Реджи и в самом деле погиб?

Но если Джоди так утверждал и настаивал на уходе, это должно было быть правдой, ведь он не стал бы бросать друга в беде. Но как трудно в это поверить!

Поняв, какие чувства испытывает сейчас брат, Джоди ласково, но крепко обнял его за плечи. До машины они дошли молча.

С ветром что-то происходило — не то чтобы он стал стихать, но в нем что-то изменилось. Порывы перестали быть такими резкими, движение воздуха сделалось более равномерным и уверенным — если, конечно, так можно сказать о ветре. Во всяком случае, идти стало легче, но вместе с тем вырос и страх. Словно только сейчас Майк и Джоди осознали неестественную природу этого ветра; его необычность в сочетании с грандиозностью самого явления пугала сильнее всего.

К машине они приблизились почти бегом; едва оба оказались внутри, Джоди, не говоря ни слова, дал максимальный газ. Машина рванулась с места.

Братья так и не заметили, выезжая с территории кладбища, как замерцал воздух вокруг склепа и как само здание начало таять в ночной темноте. Некоторое время на его месте играли мерцающие отблески, потом исчезли и они.

В последний момент Майк бросил в сторону склепа прощальный взгляд, увидел неровный свет, но приписал это усталости: мало ли что может примерещиться человеку после таких приключений. К тому же он очень хотел спать.

* * *

Когда автомобиль затормозил напротив их дома, Майк не поверил, что все уже позади. Такие истории не заканчиваются так быстро и просто.

Он не ошибся: Джоди уже принялся обсуждать план следующей вылазки против обители смерти:

— Ты знаешь, существует одна очень старая шахта, можно сказать даже, что и древняя. Она ведет прямо под здание склепа и проходит под кладбищем. Мы должны придумать, как ее использовать…

Джоди положил винтовку на колени и проверил, полон ли магазин.

«Опять, — с сожалением подумал Майк. — Придет этому конец или нет? Это становится просто невыносимым!»

— И мы должны еще помочь Реджи, — напомнил Майк.

Джоди поморщился. Он был рад тому, что Майк не рассмотрел, что именно произошло с другом, по теперь он не знал, как объяснить ему смерть Реджи.

Смерть вообще тяжело объяснить…

— Реджи уже не поможешь…

По выражению огромных блестящих глаз Джоди понял, что Майк и так это знал, но сопротивлялся этому знанию до последнего. Майк не хотел верить в гибель Реджи и был в этом не одинок: Джоди тоже этого не хотел.

Чтобы не затягивать мучительную для обоих паузу до бесконечности, Джоди постарался поскорее перевести разговор на другую тему. Хотя о чем еще они могли говорить, пока опасность висела над городом?

— Пойми, — начал Джоди, — мы должны загнать этого длинного ублюдка прямо в ад. Ты отправляйся домой, а я вернусь туда и проверю, как обстоят дела с шахтой. Ты же постараешься захватить с собой побольше боеприпасов и оружия. Кроме того, закрой все двери и окна как следует. Я скоро вернусь…

Майк кивнул.

Он не хотел отпускать Джоди одного, но силы его были на исходе, и он прекрасно понимал, что без короткой передышки станет брату только обузой.

«Только будь осторожен!» — мысленно попросил он брата, прежде чем подчиниться и, выбравшись из машины, пойти к дому.

Взгляд Майка, печальный и долгий, сказал Джоди все без всяких слов.

«И тебе тоже — удачи», — пожелал ему Джоди. Потом его лицо приняло суровое выражение: работа предстояла нелегкая. Ночи приходил конец. И он должен был, по его представлению, стать концом творящихся вокруг безобразий.

* * *

Майк вошел в дом и поразился, насколько чужим и незнакомым показался он после недолгого отсутствия. В доме было темно — и даже это наводило на мрачные размышления. «А ведь я не успел погасить свет!» — с ужасом вспомнил Майк. Сердце его заныло. Зачем только Джоди ушел! Вдруг эпицентр кошмара переместился сюда, и он, Майк, оказался в этом месте без всякой поддержки!

Мальчик испуганно огляделся. Он не мог больше доверять внешнему спокойствию дома.

Враги были здесь в его отсутствие, иначе свет горел бы. Что заставило их погасить его? Только одно — где-то в доме таилась засада. Для чего еще может понадобиться темнота!

Ноги Майка слабели — еще одна схватка была выше его сил. Он устал, вымотался и уже почти сдался на милость судьбы. Так сколько же она будет еще испытывать его нервы? Майку подумалось вдруг, что служителям смерти не нужно его убивать. Еще немного — и он сам умрет от нервного истощения. Сил не оставалось больше ни на что.

Как в полусне, Майк дошел до стены и нажал на выключатель. Свет загорелся, и никто не кинулся из щелей ему навстречу. Майк спросил об этом свое предчувствие — оно молчало. Не работало, как севшая батарейка…

В комнате никого не было. Майк быстро закрыл все ближайшие двери и заставил себя подняться по лестнице.

Никого…

А может, он ошибся? Может, он сам выключил свет, но потом забыл об этом? Майк не мог этого вспомнить, и неуверенность терзала его едва ли не сильнее страха.

В комнате свет горел. Она тоже была пуста; все вещи оставались в ней на тех же местах и в таком же беспорядке, как в тот момент, когда Майк ее покидал. Занавески слегка колыхались под легким ветерком. Значит, окно открыто… Майк подошел к окну и отдернул занавеску, на миг замерев от страха-ожидания. Что он увидит сейчас за стеклом?

Перед его глазами было небо, усеянное несколько поблекшими звездами. Где-то за деревьями торчали верхушки крыш соседних домов.

Майк потянул раму вниз. Его сердце быстро колотилось, и понять причину этого ему не удавалось.

От окна, внешне мирного, так и веяло страхом, как раньше — от здания морга.

Руки Майка дрожали — закрыть задвижку он смог только со второй попытки. Теперь нужно было закрыть и второе окно, но Майк понял вдруг, что подойти к нему просто не сможет. То, что насторожило и испугало его возле первого, наверняка поджидало у второго… Но можно ли было оставлять окно открытым? Тогда все его усилия теряли смысл. Это Нечто — то, что там вообще могло быть, — легко проникло бы внутрь.

Майк бросил быстрый взгляд в сторону двери. Вот бы удалось ее закрыть, отрезав опасную комнату от остального дома!

Но это стало невозможным после того, как он сам вскрыл ее изнутри при помощи патрона и молотка. Значит, выбора у него не оставалось. Или он подходит к затаившемуся врагу сам, или тот врывается в комнату и догоняет его. И в том, и в другом варианте Майк проигрывал, но в первом оставался небольшой шанс: вдруг он все же успеет закрыть окно перед самым его носом.

Шанс…

Майк словно только сейчас осознал всю условность такой «защиты», как стекло. Пусть заперт замок — одного удара будет достаточно, чтобы открыть врагам путь в комнату. И нечего надеяться, что звон кто-то услышит. Даже если и услышит — на помощь никто не придет.

Майк обреченно посмотрел на вторую занавеску и шагнул к ней.

«А может, там никого и нет…» — слабым угольком тлела надежда.

Майк рывком отдернул занавеску и похолодел: прямо за окном стоял Длинный!

Безмолвный и бледный, похожий на живого мертвеца, служитель смерти протянул к нему руки, разбивая окно вдребезги.

Майк отпрянул и повалился на пол.

Где-то за окном еще слышался звон — падали на асфальт последние стекляшки…

* * *

«Но где же эта шахта?» — спросил себя Джоди, в который уже раз проходя по территории кладбища.

Все, что он о ней знал, сводилось к тому, что она где-то существует и ведет под склеп. Шахта действительно была очень старой — ее выкопали первые поселенцы для добычи руды; впоследствии выяснилось, что шахта непригодна для промышленной разработки, а руда в ней слишком бедна, чтобы ее стоило долго разрабатывать вручную. Впрочем, свое шахта успела отслужить, и по крайней мере несколько человек заработали на ней приличный капитал.

В каком состоянии она пребывала сегодня, Джоди не знал. Вполне возможно, ее уже давно засыпало. Впрочем, о таком варианте Джоди предпочитал не думать, как и о том, что обитатели склепа вполне могли воспользоваться ею для своих нужд, превратив какой-либо ее участок в подобие склада или технического помещения для своей аппаратуры.

Но в любом случае шахту необходимо было найти.

Джоди жалел теперь, что в свое время не пошел с одноклассниками на ее поиски; те побывали возле шахты, но так и не рискнули опуститься внутрь. (О способах проникновения в шахту следовало подумать отдельно.)

«А лучше всего будет, — подумал он вдруг, — спуститься под склеп и заложить туда побольше взрывчатки. Пусть тогда эти черти запрыгают!»

* * *

В считанные мгновения Майк перевернулся на живот и вскочил. Длинный по-прежнему еще оставался за окном; дожидаться его появления в комнате Майк не стал и бросился к двери.

Теперь дом был опасен. Очутившись в коридоре, Майк замедлил бег и стал передвигаться осторожно, готовый в любой момент сорваться с места и кинуться в наиболее безопасную сторону. После нескольких шагов он оглянулся: в доме было очень тихо. «Неужели Длинный пошел в обход? — подумал он. — Только этого не хватало! И вообще, откуда он взялся? Он же… Я же…»

Майку стало страшно: Длинного не должно быть в живых! Если бы его тело сохранилось, Майк не был бы так удивлен его воскрешением; но ведь Длинный сгорел вместе с машиной! Это не вписывалось уже ни в какие теории. Разве что… у этих инопланетян существовал некий стандарт искусственного человека, и оба Длинных являлись разными образцами одной серии. (Конечно, лучше было поверить в это, чем в откровенную мистику!)

…Свет в прихожей горел, как ни в чем не бывало. Ни Длинный, ни его рабы еще не успели навести тут свой порядок.

«А что если мне удастся тут забаррикадироваться?» — мелькнула спасительная мысль.

Окон внизу нет, двери на кухню и в соседнюю комнату можно забаррикадировать мебелью и завалить всяким хламом, парадная дверь и так закрыта…

Майк быстро проверил взглядом, что из мебели может сгодиться для этой цели. Вещей массивных и в то же время таких, которые он мог поднять, было не так уж мало.

Главное — решить, с чего и где начать…

Со стороны можно было подумать, что Майк попросту метался по комнате. Рывок в одну сторону, шаг в противоположную… Когда он остановился невдалеке от входной двери, неожиданно прозвучал взрыв. На это Майк не рассчитывал: не только хрупкое стекло, но и двери оказались защитой лишь иллюзорной.

Разлетелась во все стороны фанера, вонючий дым заполнил комнату. Когда прозрачность воздуха возле двери частично восстановилась, Майк разглядел возникшего в проеме Длинного.

— Мальчик! — нечеловеческим голосом захохотал служитель смерти — и его смех пронзил Майка насквозь.

С этого момента сознание Майка почти отключилось — дальнейшие события превратились в какой-то лишенный логики бред. Он не понял, как очутился на улице; ноги сами вынесли его туда и помчали вперед, не разбирая дороги. Он мчался с невероятной скоростью, обгоняя на бегу ветер. Все мелькало перед ним и сливалось в сплошной узор, словно он на огромной скорости гнал машину.

«Бежать… бежать… бежать!»

Ноги превращались в пружины, — Майк отталкивался от земли с поразительной легкостью, подскакивая почти до неба, — но ступни начинали прилипать к дороге, пока он не вернулся к нормальному человеческому бегу. «Что со мной? Неужели я схожу с ума?!»

Майк был ветром, был стремительно мчащейся птицей. Он был самим Богом…

«Да, похоже, все-таки я сумасшедший… Не удивительно!»

Сознание возвращалось к нему короткими проблесками, за время которых Майк успевал удивиться собственным ощущениям, но сосредоточиться как следует не мог, потому что сзади непрерывно слышались тяжелые медленные шаги Длинного.

Бу-бух… бу-бух… бу-бух…

Земля дрожала под ногами этого человека-чудовища, выросшего вдруг до невероятных размеров.

«Он не вырос… Это я схожу с ума… схожу с ума…»

Улица казалась Майку незнакомой — хотя бы из-за чавкающей под ногами грязи. В их городе никогда прежде не допускалось такого безобразия. Еще одно удивляло Майка: ноги не уставали. И это после того, когда даже в спокойном состоянии он с трудом мог их переставлять!

Страх — великий допинг…

Шаги Длинного становились все громче, уже не только земля вздрагивала им в такт, но и само небо.

Бу-бух… бу-бух…

Так мог топать слон или робот, сделанный из тяжелого металла. А может быть, так мог топать злой рок… Уж не так ли звучали всем известные шаги статуи Командора?

Длинный не торопился — року незачем спешить. Если бы не этот грохот, его шаги можно было бы назвать плавными и даже мягкими; даже волосы над его головой струились под ветром замедленно, как в воде.

— Ты неплохо играл, мальчик, — услышал Майк грохочущий и глухой, как каменное эхо, голос, — но игра окончена, и теперь ты умрешь.

Длинный находился позади, но Майк почему-то видел его бледное, словно грубо вытесанное из меловой глыбы лицо.

Когда Длинный произносил эти слова, губы его не шевелились.

Майк мчался вперед, и его страх становился далеким и почти нереальным. На всякий случай он оглянулся, чтобы убедиться в собственной нормальности.

Длинный действительно шел за ним, широко размахивая руками, словно прикрепленными на шарнирах. Увидев затравленное лицо Майка, он захохотал, и хохот понесся над ночным городом неразборчиво и гулко.

Майк заставил себя отвести взгляд и вновь сосредоточиться на дороге, по которой бежал. Дорога становилась все более незнакомой: дома вдоль нее исчезли, кусты и деревья сгустились, и казалось, что он бежит сейчас посреди незнакомого полудикого леса.

Асфальт пропал совсем — Майк бежал по глине, кое-где присыпанной речным гравием.

«Где я?» — успел подумать он, спускаясь с небольшого пригорка. Менялся и рельеф…

Неожиданно прямо на его пути из-под земли с шумом выскочили камни. Секунду назад дорога казалась гладкой, но вдруг грунт словно взорвался изнутри и выпустил наружу перепачканные глиной каменные ростки. И это были не просто камни — из земли выскочили обтесанные надгробия! От неожиданности Майк замер на месте как вкопанный. Вот этого уже не могло быть наверняка!

Хотя…

Память-спасительница вновь подсунула ему уже знакомый жизненный эпизод: комната бабушки, Сэлли, «черный ящик»… Только сейчас он нашел разгадку его возникновения — гипноз. Сэлли внушила ему тогда, что этот ящик существует, и он увидел, мало того, почувствовал боль! Так вот откуда возникло странное впечатление сумасшествия или полусна — Майк вспомнил, как он встретился взглядом с Длинным, как его нечеловеческие глаза заставили тело сжаться и как он ощутил вхождение его взгляда в себя.

Длинный действительно оставил внутри Майка какую-то свою частичку. Длинный, или то внеземное существо, выдающее себя за Длинного. Последнее уже не имело значения: способ воздействия был разгадан, и Майку оставалось сообразить, как же вести себя в этом случае.

«Не бойся!» — поразительно отчетливо прозвучал над ухом голос Сэлли, Майку даже показалось на какое-то мгновение, что она находится здесь, рядом.

Так вот для чего ей и бабушке понадобилось то представление с ящиком! Каким же он был глупцом, обидевшись на них за этот бесценный урок… Враги воздействовали на него через его же собственный страх, — значит, для самозащиты следовало этот страх в себе искоренить. Майк с неожиданной силой ощутил прилив благодарности к сестре и бабушке. Они предвидели, они подготавливали его заранее к этим испытаниям.

Власть гипноза тоже не бесконечна. Это Майк помнил из прежних, более ранних уроков. Значит, он мог бороться, мог противопоставить Длинному свою силу воли.

— Не бойся, — повторил он себе вслух, с презрением глядя на заляпанные глиной надгробия. И они отступили — рассеялись, как туман, не оставив даже намека на свое существование.

С новыми силами Майк бросился вперед. Он справился! Он справится и с новой задачей!

Ждать очередной каверзы пришлось недолго: земля неожиданно размякла прямо у него под ногами. Ноги провалились в глину по щиколотку, но и на этой глубине не было твердого дна.

Что это было: снова гипноз или настоящее препятствие? Холодная вода затекала ему в ботинки, подтверждая, что на этот раз он имеет дело с реальным явлением.

Но ведь и гипноз может быть очень совершенным! Раз им можно вызвать ожог — то почему бы ему не ощутить прикосновение холодной воды?

И вновь страх, мелкий, противный и подлый, завладел его сознанием. Он снова был в ловушке, в настоящей ловушке, а позади уже звучали, приближаясь с каждой секундой, жуткие грохочущие шаги.

Грохочущие? Это по мягкой-то глине?

Майк рванулся вперед — и вдруг его ноги оплели чьи-то холодные мокрые пальцы.

Глина закипела в том месте, где он стоял, десятки разлагающихся мертвых рук поднялись из земли, чтобы вцепиться в Майка и задержать его до прихода главного чудовища. Пальцы скользили по его ногам, царапали, щекотали — как тогда, во сне…

Грохочущие шаги приближались. Небо дрожало от жуткого хохота…

«Я погиб!»

— Не бойся! — слова Сэлли прозвучали небесным громом.

«Это гипноз… они внушили мне, что есть эти руки!» — сказал себе Майк, но… видение не исчезло. Их прикосновение было удручающе реальным; внушить себе, что все только чудится, он уже не мог. Майк попробовал вырваться, но руки дернули его еще сильнее, заставив опрокинуться наземь.

А Длинный был близко, очень близко — Майк уже ощущал идущий от него холод.

«Не сдаваться… ползти вперед… хоть по сантиметру — но ползти. Только так я смогу спастись!»

Майк на четвереньках пополз вперед. Мертвые руки держали его крепко, но несколько сантиметров он все же отвоевал.

«Только бы успеть!»

Длинный находился всего в нескольких метрах!

«Нет, я его не боюсь! Не боюсь!» — закусив губу, выкрикнул себе Майк.

Тут же руки разжались, и Майк чуть не уткнулся лицом в землю, потеряв равновесие. Он снова был свободен!

Оружие Сэлли не подкачало. Не бояться — вот отныне его девиз, его заклинание от нечисти, устроившей эту охоту.

Майк вскочил на ноги.

Пусть Длинный хохочет — еще неизвестно, кто будет смеяться последним. Уверенность зрела в Майке, силы возвращались. Он победит, обязательно победит! Он уже не раз доказывал, что способен на это.

«Я не стану убегать. Он — мираж, он ничего не сможет мне сделать!» — заявил Майк себе и перешел на шаг.

Некоторое время он шел, не оглядываясь. Хохот и топот стихли.

«Не оборачиваться… Если я обернусь — я снова поверю в него. Если бы Длинный мог схватить меня, он сделал бы это еще в доме. Он только пугает меня… нет, не он пугает — мой собственный страх. А я не боюсь, — значит, его больше нет!»

Вскоре исчез и лижущий спину холодок. Ничто больше не указывало на присутствие Длинного. Майк сделал еще несколько шагов вперед. Теперь можно было и возвратиться домой, но что-то удерживало его. Конечно! Дом еще предстояло найти: перед Майком до сих пор виднелась глинистая грунтовая дорожка. Он избавился от внушаемых кошмаров — но влияние гипноза еще не прекратилось. Кто-то продолжал воздействие…

«Интересно, — подумал Майк, — а если я попробую представить себе, что эта дорога приведет меня к дому? Можно попробовать… Да, хотелось бы мне поточнее разобраться в этих новых „правилах игры“! Вдруг их фокусы удастся повернуть против них же?»

Неожиданно Майк остановился: кто-то смотрел на него из кустов. Не Длинный — скрывающийся в полутьме человек был гораздо ниже ростом, стройнее и… Силуэт показался ему знакомым. Длинные светлые волосы, сиреневое платье… Женщина!

Майк продвинулся вперед на полшага, чтобы получше разглядеть незнакомку. Она тоже не стояла на месте; поворачиваясь в его сторону, молодая женщина подставила свое лицо под лунный свет. Он уже видел эти черты.

Перед ним стояла исчезнувшая «подружка» Джоди!

«Она — не человек…» — догадался он, и страх тотчас же вернулся. Она существовала, и с этим сложно было спорить. Может быть, она была настоящей, живой девушкой в тот вечер — Майк не стал бы ручаться в обратном, — но теперь она не была человеком. Если обитатели склепа похитили ее в тот вечер, у них было достаточно времени, чтобы превратить ее в зомби, в такого же раба, как и коричневые карлики, но только предназначенного для работы на Земле и поэтому неизмененного. Майк так и впился взглядом в ее лицо, ставшее вдруг таким ненавистным.

А что если тогда она просто заманивала Джоди в ловушку и лишь случайность помешала ей осуществить свои коварные планы?

Майк вспомнил свой страх за брата и понял, что последняя мысль была явно недалека от истины. Но другая картина предстала на миг перед его глазами: он увидел Реджи, лежащего посреди кучи листьев и… Эту же женщину! Тогда Майк не смог разглядеть её хорошо, но память зафиксировала больше информации, чем сознание.

Перед ним находится убийца!

На лице молодой женщины появилась жестокая холодная улыбка. Привычно замедленным движением она вытащила кинжал и задумчиво уставилась на его лезвие, которое вот-вот должно было вновь погрузиться в живое тело. Похоже, мысль об этом доставляла ей удовольствие: Майк сумел прочитать вспыхнувшую в ее глазах кровожадность.

Но что мог сделать сейчас он сам? Сбежать? Он снова ощущал дикую усталость. Приказать ей исчезнуть? Не получится — все говорило о том, что она существовала в реальности. Он видел ее раньше, Джоди тоже ее видел… как жаль, что его нет сейчас рядом!

«А может, ее все-таки нет? — с надеждой спросил себя Майк. — Может, и ее я выдумал сейчас?»

Сомнение не проходило, и вскоре по телу Майка прокатилась дрожь.

Гипнозом можно и убить — если человек поверит в собственную смерть…

— Не бойся! — сказал Майк себе, осторожно делая шаг в сторону. Незнакомка усмехнулась, от этого черты ее лица стали еще грубее. Она напоминала в этот момент маску кого-то очень знакомого: неподвижное лицо, на котором жили только губы, холод, струящийся из глаз…

«Длинный!» — поразился Майк, вспомнив, кто еще обладал теми же особенностями.

Да, перед ним снова был Длинный — только в «женском варианте».

«Но ведь Длинного нет! Он не существует!»

Майк сделал еще один шаг.

Женщина развернулась в его сторону, но не приближалась. Она стояла, словно вросла в землю.

Тихо гуляли по лезвию лунные блики.

«Нож… у меня тоже должен быть нож… Нет, не так — у меня уже есть нож!» — нашелся Майк — и произошло чудо: его рука ощутила прикосновение твердой рукоятки.

Шансы сравнялись — он тоже был вооружен. Пусть опыта у Майка было меньше — он знал, что сумеет постоять за себя. Оружие придало ему уверенности. Уже смелее Майк двинулся в сторону — лишь мысль о том, что у незнакомки есть шанс оказаться реальным существом, не позволила ему повернуться к ней спиной.

Зато он больше ее не боялся.

Похоже, женщина поняла это: улыбка сползла с ее лица. На нее вновь надвинулась тень, и в какой-то момент она исчезла, растаяла в темноте.

Майк не стал разбираться, была ли она миражом. Он бросился вперед со всех ног и летел через кусты, насколько хватало сил. Время от времени Майк падал; изредка ему перегораживали дорогу ветки настолько густые и толстые, что под ними приходилось пролазить на четвереньках; пару раз он перепрыгивал через упавшие столбы…

Постепенно лес перестал казаться ему таким уж незнакомым — каким-то шестым чувством Майк понял, что он находится в районе кладбища.

Конечно, они специально выбрали это место, наиболее им знакомое!

Майк нырнул под очередной куст, прополз вперед и остановился перевести дух. Сколько же он пробежал? Пожалуй, достаточно, чтобы оставить всех противников далеко позади… Майк огляделся по сторонам: его окружали кусты. Дыхание постепенно приходило в норму.

«Интересно, они внушили мне, что я в лесу, или я перескочил через какой-то пространственный сдвиг? Если правильно первое, я должен так или иначе вернуться к дому. Мое оружие — это уверенность в себе. Ну а если я и впрямь нахожусь сейчас неподалеку от кладбища? Тогда где-то тут должен быть Джоди… Только бы с ним все было в порядке!»

Майк облизал пересохшие губы. До спасения оставалось уже так немного… Он просто обязан найти в себе силы вернуться домой!

Неожиданно сбоку раздался треск кустов. Вздрогнув, Майк повернулся: из кустов поднимался все тот же Длинный! Оказывается, кошмар еще не закончился!..

Майк помчался изо всех сил: стоять на месте он просто не мог. Мало убедить себя, что ничего страшного нет, — такое самовнушение тоже отбирает слишком много нервной энергии. Для того же, чтобы нарушить контроль, нужно совсем немного. Секунда сомнения. Крупица веры в реальность галлюцинаций. Немножко усталости… но разве ее немножко? И у супермена могли бы сдать нервы после этих нескончаемых ужасов… А Майк Пирсон был отнюдь не супермен. Он был всего-навсего тринадцатилетний мальчишка…

Майк мчал вперед и понимал, что это бегство само по себе является поражением. Он не имел права бояться — но ничего не мог с собой поделать.

«Помогите! Я больше не могу!!!» — отчаянно кричал он всем своим существом.

Кусты и деревья исчезли — он вновь бежал по мокрой глинистой дороге, а Длинный широкими шагами шел следом. Что-то промелькнуло сбоку. Майк боковым зрением заметил полускрытые под плетями плюща буквы. Прочитать надпись целиком он не успел, но догадался.

«Старая шахта» — было выведено на досках масляной краской.

Длинный догонял. Майк спиной чувствовал, как тянутся к нему его нечеловеческие ручищи.

«Неужели спасения нет?!»

Уже не страх — горечь поражения грызла его. Он почти выиграл, он победил страх, но… Длинный догонял его, и ничто в мире не могло сейчас помочь Майку.

Ничто?

Неожиданно Майк увидел перед собой широкую черную яму, и высвеченная на бегу надпись вспыхнула перед глазами, наконец-то обретая смысл.

Старая шахта!

Шахта, которую Джоди считал последней надеждой. Шахта, которая должна была помочь загнать «этого ублюдка прямо в ад»…

Майк увеличил скорость до предела и на полном ходу перемахнул через чернеющий провал.

«Вот и все…» — подумал он, взлетая в воздух, — и почти себе не поверил, когда ноги коснулись земли на противоположной стороне ямы.

Сзади пыхтел Длинный…

Какая-то неведомая сила заставила Майка повернуться назад. Его глаза наткнулись на холодный взгляд Длинного, но тут же его преследователь шагнул в бездну. Майку показалось, что впервые на лице Длинного отразилась тень истинно человеческой эмоции — он был удивлен.

Увлекая за собой камни, тело Длинного сорвалось в провал. В самый последний момент, уже на лету, служитель смерти выкинул вверх свою руку — и мощные пальцы сомкнулись на ноге Майка.

Длинный не хотел уходить в преисподнюю, не захватив с собой добычу.

«Нет!!!» — беззвучно закричал Майк. Отчаяние захлестнуло его.

«Нет! Его нет! Не существует!!! Все это бред! Я не боюсь! — предсмертным воплем взорвалась мысль. — Я не боюсь!!!»

И хватка ослабла.

Руки Длинного неловко заскользили по мокрой земле, загребая увядшие листья. Служитель смерти рванулся вверх, но было уже поздно: ладони не могли выдержать вес его громадного тела, и, захватив с собой пригоршню земли и листьев, он рухнул в бездну.

Майк выпрямился и встал на краю ямы.

Странное чувство овладело им — почти такое же, как в тот момент, когда он кувыркался над поверхностью чужой планеты. Но на этот раз он не только понимал окружающий его мир — он мог им управлять. Он мог многое: создать эту шахту, разрушить ее, привести горы в движение…

«Пусть этот ублюдок провалится в ад! — всей душой пожелал Длинному Майк. — Чтоб его засыпало!»

Желание превратилось в энергию, неожиданно выросшую до колоссальных размеров.

Шахта задрожала от грома — Длинный действительно проваливался, и, может быть, прямо в ад. Гром усилился, задрожала земля. На вершине невесть откуда взявшегося холма Майк заметил какое-то движение и чуть не ахнул: повинуясь его приказу, по склону мчались вниз громадные камни. Они подпрыгивали на ходу, сталкиваясь со страшным грохотом, и, достигнув провала, валились в него. Весь склон пришел в движение. Где-то в небе перекатывалось эхо от невероятного камнепада.

Камней становилось все больше. Вскоре среди них появились настоящие громадные глыбы, но торжествующий Майк не унимался.

«Еще! Еще!!!» — беззвучно шептали его губы.

Довольно быстро шахта наполнилась до краев. Теперь оставался последний, завершающий штрих.

Новая глыба, значительно превосходящая по размерам все предыдущие, возникла на вершине холма и, переваливаясь, устремилась вниз. Ее скорость росла, пока она не подпрыгнула и не опустилась сверху на кучу камней, подминая их под себя.

Глыба поразительно напоминала гигантское надгробие. Именно такой памятник и хотел воздвигнуть над могилой врага Майк.

Заключительный раскат грома расколол небо, отдавая последний салют победителю, и стих.

Уставший и опустошенный после этого невероятного подвига, Майк глубоко вздохнул.

Он хотел только одного — оказаться побыстрее дома, в своей кровати… нет, у камина, рядом с братом.

«А где же Джоди?» — подумал он, поднимая голову.

Наверное, его магическая сила еще не иссякла до конца: на той же вершине холма возникла человеческая фигура.

Джоди приветственно поднял руки и потряс скрещенными кулаками в воздухе.

Победа!

Майк молча улыбнулся ему в ответ. Он был счастлив, как бывают счастливы дети, летая во сне.

Счастлив, как во сне…

* * *

Майк вздрогнул и открыл глаза.

Где-то рядом тихо тикали часы. Из-за приоткрытых занавесок выглядывало бледное утреннее небо.

«Где я?» — удивленно подумал он. Ответ нашелся сразу: Майк лежал на кровати в собственной комнате.

«Так неужели все это было простым сном?» — ужаснулся он, бросая взгляд на дверь. Если события прошлой ночи были правдой, там должна была остаться дыра.

Дверь оказалась целой.

Майк поежился и снова закрыл глаза. Так, значит, это был всего лишь сон…

Эпилог

Удивительные вещи происходят порой в мире. Вроде бы все ясно, логично, все стоит на своих местах, но вдруг в механизме событий поворачивается невидимая крохотная пружинка — и жизненный театр исчезает, выставляя напоказ закулисные внутренности. И герой оказывается не героем, и подлец — не подлецом. Но еще интересней — или печальней, — когда вдруг путаница вмешивается в сами сюжетные ходы жизни-пьесы. И вот занавес опускается, но из-за него выскакивают взбешенные режиссер и сценарист и объявляют:

— Простите, господа, актеры все напутали. На самом деле конец в этой пьесе совсем не тот, и мы сейчас его покажем заново…

Нечто подобное произошло и с Майком, поочерёдно оказывавшимся то на месте героя, то в зрительских рядах.

Сон закончился. Занавес опустился…

* * *

В камине тихо потрескивало пламя, освещая неровным, меняющимся светом лицо Реджи.

Да, Реджи — он был жив и сидел сейчас рядом с ним. И все же их было только двое…

— Я знаю, что все это бесполезно…

Слова потрескивали, как сгорающие в камине сухие ветки.

— Да тебе просто приснился кошмар… Чего ты хочешь — после похорон ты практически не спал…

«После похорон… — эхом отозвались слова Реджи, — после похорон…»

Кто только выдумал этот печальный обряд?

Майк вспомнил катафалк, надгробные речи — и резкая тоска болезненно ударила по сердцу.

Кто только придумал, что родные люди должны уходить навсегда?

— Сначала они забрали маму и папу, — Майк не сразу понял, что говорит эти слова вслух, — потом забрали Джоди… А теперь они пришли за мной.

Как не похоже оказалось кладбище на то, что он видел во сне… и как похоже одновременно — та же тоска, та же боль, то же ощущение собственного бессилия перед судьбой…

Но почему же он тогда не помнит, как Джоди ушел? Почему в его памяти, в его снах брат остается живым? Неужели ему придется жить и дальше с этой тоской — ведь они не успели даже попрощаться… А во сне — там Джоди остался жив… Зачем нужна такая действительность?!

На кладбище не было памятников и надгробий — простые таблички, утопленные в землю. И на одной из них навеки застыла надпись: «Джоди Пирсон, 1954–1978».

Был человек.

Осталась табличка…

Но как? Почему? Этот вопрос мучил Майка сильнее всех остальных. Если бы Джоди действительно ушел (Майк никак не мог заставить себя употребить слово «умер»), он, Майк, должен был бы об этом знать.

— Этот Длинный не забрал Джоди. Джоди погиб в автомобильной катастрофе… — словно в ответ на его немой вопрос, произнес Реджи.

К чему эти слова? Майк слушал их не в первый раз. И все равно поверить в них было невозможно… «Джоди Пирсон, 1954–1978».

Реджи посмотрел на Майка и прикусил губу: тот не слушал его. Огромные глаза подростка неподвижно смотрели в одну точку. Майк был слеп и глух.

Нет, не так надо было говорить с Майком. Совсем не так. Нужно было сперва дать ему понять, что он не одинок, что его еще любят, что он нужен этому миру, — тогда у него пропадет желание прикрываться от действительности своими фантазиями…

— Майк! — громче произнес Реджи. — Это был просто плохой сон! — На этот раз его слова были услышаны: Майк поднял голову, но лучившаяся из глаз тоска не стала светлей. — Я знаю, чего ты боишься… Но ты не одинок. Я позабочусь о тебе. — Реджи знал, что втолковать это Майку нужно любой ценой. — Конечно, я знаю, что не могу занять место Джоди… — он придвинулся ближе и, повинуясь внезапному порыву, обнял подростка за плечи. Майк вздрогнул, но отстраняться не стал. — Но я очень постараюсь…

Этот простой, но искренний жест заставил Майка всхлипнуть. Скопившаяся внутри горечь наткнулась на невидимую плотину и прорвала ее, позволяя выйти наружу чувствам.

— Мне все это казалось таким реальным!

Вся боль, все страдания вошли в это короткое предложение.

Реджи вздохнул. Неужели ему действительно удалось вывести Майка из оцепенения, в котором тот пребывал все последнее время? Да, Майку было больно сейчас — но и боль порой лечит. Назревшие в душе нарывы должны вскрываться…

— Знаешь, приятель, — решительно заявил Реджи, не желая упустить момент или остановиться на достигнутом, — по-моему, нам надо поменять окружение. Может, уедем отсюда на пару недель?

Уехать? Неужели это было возможно?! Удивление и надежда засветились в глазах Майка. Уехать, перечеркнуть все, поверить, что ничего не было, — как это заманчиво и просто!

— А куда?

Реджи отвел в сторону взгляд, чтобы не испортить дело вспыхнувшей в глазах улыбкой: он победил!

— Ну, не знаю! — почти беспечно произнес он. — По дороге разберемся!..

Майк недоверчиво покосился в его сторону и вдруг улыбнулся в ответ.

Пусть смерть унесла человека безгранично дорогого — он сам был жив, а жизнь всегда берет свое. Как бы неразрывны ни были жизнь и смерть, они никогда не станут одним целым, так же как реальное и сверхъестественное…

— Ну, ладно, — уже с легкой душой добавил Реджи, — поднимайся наверх, собирай свои шмотки, а я буду ждать тебя здесь…

Майк кивнул и с полузабытой бодростью вскочил на ноги.

Реджи проводил его долгим взглядом и вытащил гитару. Вскоре его пальцы сами наигрывали веселую мелодию.

У живых была жизнь.

* * *

Майк переложил несколько маек в свою сумку — и вдруг ему на глаза попался маленький клочок фотографической бумаги.

Нет, не клочок — на ладонь Майка легла крошечная фотография, и его сердце снова заныло.

Перед ним был Джоди. Он лежал, полуоткинувшись на диване, и сжимал в руках гитару.

Откуда-то снизу зазвучал гитарный перебор… Майк встрепенулся, но трезвая мысль, что играет наверняка Реджи, остановила его.

Джоди больше никогда не возьмет в руки гитару. Нет больше Джоди… Думать об этом было тяжело, но впервые со времени похорон в тоске почувствовался легкий просвет. Самая тягостная часть прощания осталась позади. Нужно было привыкать к потере — или не жить.

Майк оторвал взгляд от фотографии и отвернулся.

Дверца шкафа с вмонтированным в нее зеркалом оказалась открытой. Вот и повод, чтобы встать и на секунду отвлечься от воспоминаний!

Майк шагнул к шкафу и прикрыл дверцу.

Что-то черное — какое-то неровное пятно — возникло за его спиной в отражении.

Майк всмотрелся и… сердце его замерло.

На противоположной стене, сразу за его спиной, висел пиджак. Черный. А над ним белело человеческое лицо. Лицо Длинного!

Ноги Майка подкосились. Он не понял, как сумел развернуться к шкафу спиной и при этом не упасть…

Длинный с ухмылкой смотрел ему прямо в глаза.

Сон?!

— Мальчик! — прогремел жуткий нечеловеческий голос.

Майк попятился. Его спина прикоснулась к дверце шкафа. Все, сейчас он проснется или…

Звон стекла заглушил бренчание далекой гитары — зеркало разлетелось, и из-за него высунулись, хватая оцепеневшего Майка за плечи и горло, склизкие коричневые руки карликов…

Сон и явь всегда ходят рядом…

Конец первой книги

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Фантазм 1-2

Часть 1

ЛИЗ

Я проснулась от запаха газа. Почему-то в последние дни в моих кошмарах я чувствую этот запах все чаще и чаще. Я вижу руку, пальцами зажимающую «страховочные» язычки пламени — наивное, но абсолютно надежное по своему замыслу устройство, и невидимая струя начинает ползти по комнате, добираясь до моей кровати. Голова тяжелеет, воздух в легких заканчивается, я начинаю метаться на месте, кричать — но мой крик никому не слышен…

В конце концов я просыпаюсь — измятая и опустошенная, и мне далеко не сразу удается отдышаться.

Какой страшной кажется мне такая смерть — когда стараешься вдохнуть, набрать в легкие побольше воздуха — но вместе с ним или вместо него входит яд! И нигде, никак не найти спасения…

Таковы были сны.

На этот раз я тоже почувствовала этот страшный запах — запах своего кошмара, но проснулась раньше, не успев еще пройти через короткий ад мук страха.

Я проснулась — и поняла, что комната действительно наполнена газом. Кошмар сбывался… И все же я была готова к этому: если бы страх захватил меня врасплох, я бы растерялась, и беспомощность погубила бы меня. Но слишком часто, приходя в себя после кошмара, я твердила себе, что в худшем случае сумею встать, добежать до газовой плиты и перекрыть ядовитую струю, а затем распахнуть все окна и двери и дышать, дышать — до опьянения, до потери сознания…

Я вскочила и бросилась к плите.

«Страховочных» огоньков не было. Их и не могло быть — наша плита совсем другой системы. Я видела плиты с огоньками в магазине, у некоторых знакомых — но я не знаю, откуда пришла такая плита в мой сон.

Я потрогала ручки плиты — все они были закрыты.

Так неужели запах мне примерещился?

И вновь, уже как наяву, я увидела мужскую руку, гасящую огоньки. И тогда я поняла: это не было ни реальностью, ни сном. Ко мне вновь возвращались видения!

Я знала, что надо делать в таких случаях, и вскоре в мои руки легла старая заветная тетрадка.

* * *

Восемь лет назад начались эти видения, перевернувшие вверх дном почти всю мою жизнь. Вначале мне казалось, что они посвящены всего лишь одному человеку — мальчишке, моему одногодке, к которому я почувствовала определенный интерес, но вскоре все стало не так. Видения повторялись все чаще, становились все реалистичнее и явственней, и уже не Майк (мой милый Майк, моя первая настоящая любовь… и единственная, вплоть до сегодня!), и не его брат, так рано погибший, стали их главными героями: это были ужасные фантазии относительно того, что произойдет в будущем…

Иногда они были отрывочными, я не всегда понимала до конца их логику, многое приходилось восстанавливать по памяти. В одном лишь я не сомневалась — в их огромном значении для всех нас, для будущего Человечества.

Грандиозные замашки, да? Можно даже назвать их манией величия…

Но ведь я не мнила себя спасительницей Человечества — просто как древний летописец, я фиксировала факты.

Пусть это были не факты действительности, а записи видений, но когда-нибудь по ним кто-то более компетентный в подобных делах сумеет восстановить всю страшную хронику закулисной жизни умирания. Жизни смерти…

Постепенно разрозненные эпизоды сложились в более или менее цельную картину. При желании, изменив имена героев, я могла бы даже послать эту историю в какое-нибудь издательство, выдав ее за фантастический роман. Но я не сделала бы этого — хотя бы из-за тебя, Майк!

* * *

Когда я впервые обратила на тебя внимание, я еще не знала, что ты замешан в эту жуткую историю, — ты был просто мальчишкой с соседней улицы. Ты стоял возле магазина и наблюдал, как твой друг Реджи разгружает свой грузовичок с мороженым.

У тебя в этот момент были необыкновенные глаза — любая девчонка могла бы им позавидовать. Огромные, выразительные, блестящие, как темные драгоценные камни… прости меня за пошлость этой ассоциации, но она возникла сама по себе, и я привыкла видеть твои глаза именно такими.

Сейчас, я знаю, они изменились: стали меньше, зато твои черты принадлежат уже настоящему мужчине, а не худенькому испуганному подростку, способному пробудить материнские чувства даже в девчонке-одногодке. Ты изменился, Майк! Я тоже… Вряд ли ты заметил меня тогда… В тот момент мне вдруг захотелось увести тебя подальше, к себе, и защитить, хотя я еще не знала, какая опасность ходит вокруг тебя.

В ту же ночь мне приснились твои глаза. В них было столько муки и тоски, что они показались мне глазами святого…

А потом начались видения.

Знаешь, Майк, пока ты не попал в больницу, я сомневалась в собственном здравом рассудке. Конечно, я легко разграничивала реальность и эти картинки, встающие у меня перед глазами в самые неожиданные моменты, но сама их реалистичность меня настораживала.

Но если с ума сходила я, почему в клинику попал ты? И почему тогда просочившиеся ко мне от Реджи и некоторых других общих знакомых подробности твоего бреда полностью совпадали с тем, что видела я?

Два не слишком хорошо знакомых человека не могут сойти с ума одинаково. Кроме того, в своих «снах» ты сам был их героем, а в моих опять-таки действовал ты. Это уже невозможно объяснить простым совпадением. Я не думаю, что это вообще было бредом.

Знаешь, Майк, я давно подозревала, даже без всяких фантастических книг, что наш мир существует не в единственном варианте. Он может отличаться от десятка похожих незначительными мелочами — но именно их несовпадение может привести человека в сумасшедший дом.

Кто-то из нас может, заблудившись, попадать в соседний мир. Кто-то, как это происходит с нами, — просто видеть его и запоминать параллельные, но непохожие варианты событий.

Мы видели с тобой один и тот же вариант.

Вскоре я знала уже почти всю историю твоих приключений — от момента похорон Томми (кстати, а сам ты знаешь, как был убит этот человек? Конечно, это сделали они!) до того, как карлик уволок тебя в шкаф… Кстати, я не понимаю, как это могло произойти: шкаф был слишком мал для этого.

Я вижу руки, хватающие тебя, чувствую твой ужас и сама сжимаюсь от него — но дальше идет вспышка и все обрывается…

Как раз вскоре после этого эпизода я узнала, где ты находишься. Но что было до того?

А может, всего этого и не было? Может, сомневаюсь я иногда, я действительно просто читала твой бред?

До чего же смешны бывают слова! «Просто… читала… бред»!

И вот теперь у меня был еще этот газ. Только запах и мужская рука, неизвестно чья… И все же я знаю, что наткнулась на то самое недостающее звено.

Я раскрыла тетрадку и сосредоточилась. Иногда мне удавалось специально вызывать видения и пересматривать заново уже знакомые эпизоды. Некоторые я просто зарисовывала — и вот что странно: не обладая особыми способностями к живописи, я передавала картинки из твоей жизни (твоей параллельной жизни, прости) довольно точно. Рисунки в тетрадке кажутся мне выполненными чужой рукой, — рукой профессионала.

На этот раз я раскрыла тетрадь на том месте, где вы с Реджи сидели возле камина — самое последнее видение… Тетрадка поплыла перед глазами, ее белый фон растаял, и я увидела тебя, Майк, и твоего друга Реджи…

Странная вещь: диалоги в моих видениях редко повторяются дословно. Чувства — вот те идут последовательно, не меняясь ни на йоту. Там — боль, там — светлая печаль, там — надежда и легкость… А слова меняются. Незначительно, оставляя смысл…

— Сначала они забрали маму и папу, — ты говорил как в полусне, совсем не собираясь произносить этих слов вслух, и удивился, поняв, что все-таки говоришь, — потом Джоди… Теперь Длинный хочет поймать меня…

Ты говорил об этом так, как о чем-то само собой разумеющемся.

Знаешь, Майк, в эти минуты я обычно живу твоими чувствами, и мне почти всегда было невыносимо мириться с твоей добровольной обреченностью. Как бы я хотела вмешаться в твой сон!

Ты не бессилен, Майк! Все рано или поздно умирают, но пока есть жизнь — надо бороться, добиваться чего-то… Хотя мне ли пристало об этом говорить?

Я сама — никто, наблюдатель. Летописец. А ты, Майк, всегда был главным героем, и не мне упрекать тебя за моменты слабости.

Тебе больно за то, что ты упустил момент смерти Джоди? Ты ошибаешься, — ты просто находился тогда в другом, параллельном мире. И твой Джоди остался там в живых…

Майк, если ты каким-то чудом можешь меня сейчас услышать, поверь, что это так! Ты же сам не хочешь говорить слово «умер»…

Твои слова почти раздражают Реджи. Он любит тебя, жалеет, но он слишком реалист и все «потустороннее» воспринимает с трудом.

Майк! Этот Длинный не взял Джоди, — Джоди погиб в автомобильной катастрофе!

Мне понятна и его вспышка, и твоя досада. Никто не любит пустых, напрасных слов. Тем более — о смерти близких. Тебе все это приснилось. (Я специально пропускаю один микроэпизод. Мне хочется поскорее узнать, что последует дальше.) Это был просто кошмарный сон.

Я ошиблась — мне надо было пропустить немножко больше. Взрыв чувств («прорвавшийся нарыв», по определению Реджи) всякий раз больно ударял меня, и мне долго приходилось потом выходить из шокового состояния.

Бедный Майк, как ты мог выносить это, если даже тень твоих чувств способна так потрясать!

Самые тяжелые ощущения копятся в человеческой душе, варятся в собственном соку, создавая невероятный, убийственный конгломерат, пары которого постоянно просачиваются наружу и держат человека в угнетенном состоянии. И вдруг — толчок, и вся эта жуткая лавина вырывается наружу, сметая все на своем пути. Выбрызгивается, вытекает — и оставляет в человеке кусок пустоты, способный заполниться чем угодно.

Тебе повезло было, Майк: Реджи постарался дать тебе «донорский кусок» своей дружбы… Но вот что беспокоит меня: с ним ты должен был преодолеть кризис и выйти из него полноценным, здоровым человеком — вместо этого произошел новый срыв.

Так кто был в этом виноват?

Не Реджи, не ты…

Значит — Длинный!

Мне было легче видеть картины из чужого мира, чем из нашего. А этот, последний эпизод — труднее всего. Значит, то, что произошло в доме, произошло на самом деле. В НАШЕЙ реальности!

— Знаешь что, приятель, — сказал Реджи, — по-моему нам всего лишь надо поменять обстановку. Может, на пару недель уедем отсюда?

(В прошлый раз он произнес «переменить окружение». Ну вот, опять я цепляюсь к мелочам!)

— И куда же мы поедем?

(Майк, мне нравится, как ты ожил в этот момент!)

— Ну, не знаю… Но мы можем решить это уже по пути.

— Хорошо…

(Майк, тебе очень идет улыбка!)

— Тогда иди наверх, собирай свои вещи, а я подожду тебя здесь. С рассветом мы должны тронуться в путь…

Майк бросается к лестнице, Реджи достает гитару, а я «выключаю» видение.

…Передо мной снова лежит тетрадь. Мне нечего добавить к готовому тексту — я видела этот эпизод уже десятки раз и знаю его до мельчайших подробностей. Даже реплики записаны у меня в нескольких вариантах. Но зато я неожиданно уловила нечто другое.

Помимо основной истории, складывающейся в хронологическом порядке и имеющей свой сюжет, у меня есть несколько посторонних отрывков. Скорее всего, они уже только мои — Майк не принимает в них никакого участия, да и действие происходит не в нашем городе и часто — не в этом году, а в следующем или еще позже. Я специально искала их, чтобы доказать себе, что есть нечто помимо «бреда», пережитого Майком.

И я тоже нашла его, этого Длинного!

Только сейчас этот эпизод уложился в общую мозаику: я увидела его подъезжающим к дому как раз в тот момент, когда Майк бежал по лестнице за вещами.

Черный длинный автомобиль замер напротив дверей в некотором отдалении от крыльца — ровно настолько, чтобы в доме не обратили внимание на шум мотора. Дверца раскрылась, и из машины вылез высокий человек с седоватыми волосами, достающими сзади до плеч, но оставляющими открытым высокий плоский лоб.

Длинный прошел вдоль машины и остановился у багажника. Он приехал на катафалке: его машина взорвалась в другом мире.

Длинный двигался уверенно, но неторопливо, в его движениях и впрямь проскальзывала какая-то механичность.

Дверца багажника открылась (Длинный развернулся ко мне — к той точке, откуда я незримо вела наблюдение, — профилем).

Худые, но жилистые руки вытащили из багажника гроб.

Пару секунд Длинный стоял неподвижно, словно о чем-то раздумывая, затем приподнял откидывающуюся часть крышки.

Вот и все. На этом «мой» эпизод заканчивается. Только теперь я знаю, для чего он открыл гроб и что последует за этим…

* * *

Майк собирал вещи. Я напряглась, готовясь к новому потрясению: сперва он обнаружит фотографию Джоди, а потом…

Я уже жила его страхом, который ему еще только предстоял.

Джоди на фотографии улыбался открыто и безмятежно. Мне всегда были симпатичны люди, способные на такую улыбку. Джоди был еще и красив — не так, как Майк, в котором меня привлекало внутреннее совершенно особое обаяние, а просто красив без натяжек. Может, конечно, это слишком личное мнение, но я так считаю — и все. Он вполне мог бы стать актером или телевизионным диктором — если бы, конечно, захотел этого в свое время.

Неподходящий момент для размышлений о любви — но если бы не Майк, вероятно, я бы чувствовала себя сейчас вдовой. Я всегда была близка к тому, чтобы влюбиться в Джоди.

Но Майк… Майк — это нечто совершенно особенное!

Мне стало стыдно за эти рассуждения: я смотрела на Джоди со стороны, а Майк искренне страдал. Со смертью Джоди он потерял многое. Пожалуй, даже слишком многое…

«Прости», — шепнула я. Жаль, что он не мог меня слышать… и хорошо, что не узнал этого проявления черствости.

Сцена подходила к концу: сейчас он отвернется от фотографии, подойдет к шкафу и…

Это невероятно мучительно — когда тебя уже сумели убедить, что твой кошмар — всего лишь сон, а не реальность, а он вдруг оживает.

Джоди ушел из его жизни — Длинный остался…

Дверца шкафа захлопнулась, и в отражении Майк увидел черное пятно висящего на стене пиджака.

Голова Длинного пошевелилась, тонкие бесцветные губы разжались, выпуская наружу странный и неприятный голос.

— Мальчик!

Потрясенный до глубины души, Майк шарахнулся в сторону и начал поворачиваться к Длинному лицом.

В этот момент зеркало разлетелось на мелкие кусочки, и оттуда высунулись ручки карлика.

Майк завопил…

Я ожидала увидеть вспышку, после которой всё заканчивалось, но этого не произошло. То есть что-то яркое появилось на миг перед моими глазами, но тут же превратилось в каминное пламя.

Возле камина сидел Реджи — в той же позе, в какой его оставил Майк. Крик заставил его вздрогнуть. Реджи встрепенулся, отбросил гитару и вскочил на ноги, устремляясь на второй этаж.

«Что с ним? Майк, что с тобой?» — к его озабоченности мешался страх.

Значит, Реджи тоже немного верил в твой рассказ, Майк!

Лестница задрожала от быстрого бега, за считанные секунды Реджи преодолел все ступеньки и рванулся к комнате.

Картина, открывшаяся его взгляду, заставила его замереть; потом он еще некоторое время стоял неподвижно, боясь привлечь к себе внимание.

Посредине комнаты стоял человек в черном старомодном костюме. Вряд ли среди жителей нашего Морнингсайда нашелся бы кто-либо другой, обладающий таким же ростом. Но не он напугал Реджи. Словно нарочно в подтверждение истории Майка по комнате двигался карлик, одетый в длинный балахон с капюшоном, почти полностью закрывшим его лицо.

Майк тоже был здесь — карлик тащил его куда-то в сторону, а сам Майк лежал на спине, не подавая никаких признаков жизни.

«Убийцы!» — пронеслось в голове у Реджи.

Эти существа не были выдумкой, как считал он всего лишь минуту назад, они были тут, в его доме, и вершили безнаказанно свои жуткие дела.

«Вначале они забрали маму и папу, потом — Джоди, а теперь они охотятся за мной…»

Их охота завершилась успешно — Реджи мог только смотреть, затаив дыхание, чтобы не выдать себя звуком.

Что он мог сделать один, без оружия?

Когда кошмар оживает, человек почти всегда становится беспомощным перед ним. Чтобы этого не случилось и со мной, я иногда стараюсь наперед загадывать свои действия — именно потому, что не знаю, где проходит граница между реальным и нереальным миром. Но Реджи слишком убедил себя в том, что невозможное — невозможно, и ситуация застала его врасплох. Теперь, в этот критический момент, когда надо было побыстрее действовать, он должен был бороться еще и с собой.

Представления о мире переламывались в его сознании, и ломка шла мучительно и медленно. Длинного и карликов не должно было существовать, но они находились перед ним, в его доме. И с ними ему нужно было драться — если он не собирался отдать Майка без боя. Но как он мог сделать это, не веря в их существование?

Прошла почти целая минута, прежде чем Реджи убедился, что не спит. Он сбежал по лестнице вниз и приблизился к камину — ружья висели сразу над ним, на кирпичной стене. Реджи никогда раньше не пользовался ими, — скорее всего, стенд с оружием был данью своеобразной моде, распространенной в Морнингсайде. Ружья были красивой декорацией — и только. Почти машинально Реджи заглянул в ствол первого попавшегося ружья; убедившись, что патронов там нет, он метнулся к стеллажу, не выпуская оружия из рук.

Когда он покупал ружья, ему всучили пачку патронов, но где она — Реджи не помнил, и потому принялся лихорадочно рыться в ближайшем из ящиков.

Старый хлам, скопившийся в холостяцком комоде за годы, разлетался во все стороны, что-то падало на пол, но Реджи не обращал на это никакого внимания. Он боялся — и это сильнее, чем все доводы рассудка и умозаключения на тему невозможности появления в доме инопланетных и едва ли не потусторонних существ, заставляло его выбирать определенный способ реагирования.

Они есть, они опасны — значит, надо защищаться. И — нападать, иначе Майку не поможешь.

Тысяча ненужных вещей попадалось Реджи на глаза, и все приходилось отметать. Не было одного — патронов.

Резким движением Реджи задвинул первый ящик на место и дернул на себя второй. И снова замелькала перед его глазами бесполезная сейчас дребедень. Третий ящик тоже не принес ему избавления от страха — патронов не оказалось и там. Реджи испытал прилив отчаянья, какое однажды испытывал Майк. Его взгляд заметался. В нижних ящиках патронов не было — но ведь были еще и верхние, скрытые за дверцей шкафа.

Он распахнул шкаф и чуть не закричал от ужаса: в шкафу шевельнулось что-то живое!

Коричневый карлик зашипел, захрипел и прыгнул прямо на Реджи, мгновенно впиваясь руками в шею. Реджи отшатнулся, принялся крутиться — но карлик умел держаться верхом. Все сильнее сжимались маленькие руки, короткие ножки молотили Реджи по спине. Вскоре боль в шее стала почти невыносимой — Реджи и сам начал хрипеть.

— Вот дьявол!

Ругательство чуть не застряло у него в горле, передавленном коричневыми руками.

Сейчас Реджи боялся. Невероятно боялся. Он метался из стороны в сторону, крутился — и все его движения были вызваны паникой. Он просто не осознавал, что делает. Страх был намного сильнее его. Скорее всего, из-за этого борьба продолжалась дольше, чем следовало ожидать. Карлик был небольшим — одним своим весом Реджи намного превосходил его. Но страх был союзником этого маленького врага, и вдвоем они побеждали.

(Мне надо привыкнуть к виду карликов. Я буду пересматривать эти сцены десятки раз, пока не приобрету уверенность в том, что меня-то им врасплох застать не удастся. Я должна быть готова к их нападению всегда, каждую секунду, — и тогда я вспомню, насколько они меньше меня, а значит, и слабее, — и смогу победить! Смогу — я должна это усвоить заранее…)

Если бы Реджи мог задуматься в этот момент, он не потратил бы столько сил. Но несмотря ни на что, он все же был в выигрыше. Крутясь по комнате, он налетел спиной на стену — от удара руки карлика слегка ослабили хватку, и это подсказало Реджи верный путь к освобождению. Несколько ударов о стену, потом удар об стол — ребром по прикрытой коричнево-черной тканью спине — и карлик, мелкое и мерзкое ничтожество, слетел на землю.

Реджи ощутил его мизерность и никчемность — и тут его прорвало.

Как, неужели эта мелочь чуть не задушила его? Этот несчастный карлик заставил его дрожать от страха?

Ненавидеть можно за разные вещи, но особенно сильна ненависть к врагу, внушающему страх, но оказавшемуся недостойным нормального соперничества.

Реджи обрушился на карлика с бешенством урагана: ему захотелось разом отплатить тому за все: за панику, за боль, за необходимость поверить в нереальное, за Майка, за всех остальных… Карлик уже не был в его глазах только карликом, напавшим на него конкретным существом, — перед Реджи было ожившее воплощение всего злого и неестественного. Ружье заходило в его руках, обрушивая раз за разом приклад на скорчившееся существо.

Он работал, пока не устал.

Когда наконец с существом было покончено, Реджи почувствовал себя опустошенным — слишком много эмоций перегорело в нем за один раз. А главная драка еще только предстояла.

«Стрелять их… стрелять без жалости!» — зло подумал он, бросаясь в сторону кухонного стола. При царящем в его квартире хаосе патроны могли оказаться где угодно.

Снова задергались выдвигаемые из стола ящики — и снова на глаза Реджи попадалось все, кроме искомого.

От поисков его оторвал шум. Кто-то захрипел за его спиной, затем послышался дробный топот.

Реджи дернулся и развернулся.

Их было много — намного больше, чем он ожидал увидеть. Весь проход в комнату был забит маленькими телами, всюду темнели остроконечные капюшоны, а количество карликов все росло. Вскоре они заполнили проходную комнату, рассыпаясь на ходу в цепь. Реджи увидел коричнево-землистую кожу на сморщенных лицах, редкие и неровные почему-то зубы, странный и неприятный блеск маленьких глазок. Одному из этих существ не хватило места — он вскочил на стол и зашлепал по нему, открывая рот, кажущийся на расстоянии черным пятном.

Увидев, что он безоружен, карлики перестали торопиться — они шли на него не спеша, зная, что жертва не уйдет от них…

Реджи растерянно оглянулся и увидел плиту. Да, да, ту самую плиту со «страховочными» огоньками, которая последнее время преследовала меня во сне! Затем в поле его зрения попал камин.

И тогда пришло озарение…

— Вот так, — процедил он сквозь зубы. — Сейчас вы получите, сукины дети!

Сукины дети не поняли угрозы — их мерзкие морды продолжали приближаться. Расстояние быстро сокращалось.

«Так, — подумал Реджи, — вентиляционная шахта рядом; если я побегу им навстречу, они наверняка растеряются в первую секунду и я успею сбежать…»

Не сводя глаз с наступающих карликов, Реджи нащупал рукой первый язычок пламени и пальцами погасил его. (Вот она — гасящая огоньки рука!) Нервное напряжение было настолько велико, что Реджи не ощутил ожога.

Карлики приближались. Хватали воздух и закрывались их отвратительные рты, хриплое рычание вспыхивало в разных уголках комнаты.

Сердце Реджи стучало громко и четко, как метроном.

Еще один огонек погас, задавленный прикосновением его руки, затем еще и еще…

Он открыл все конфорки до упора — так, чтобы газ выходил как можно быстрее.

Затем сгруппировал мышцы и бросился вперед. Он рассчитал верно — карлики не ожидали, что он попробует прорваться через их цепь.

Мелькнули позеленевшие лица — на них возникло неподдельное удивление.

Реджи пролетел через комнату на одном дыхании. Никогда еще в своей жизни он не двигался так быстро. Дверца вентиляционной шахты, ведущей на второй этаж, с треском отворилась, и Реджи, извиваясь змеей, за считанные секунды проник в трубу.

Тем временем карлики пришли в себя и ринулись в погоню.

Мне никогда не приходилось взбираться по вертикальным трубам — а шахта представляла собой именно такую трубу, вовсе не предназначенную для лазанья, — так что для меня остается загадкой, как Реджи с такой невероятной скоростью поднялся наверх. Труба была довольно узкая, с гладкими стенками, но прошло всего несколько секунд, когда Реджи уже выбил верхний люк.

Карлики хватали его за ноги, то повисая на штангах, то просто карабкаясь по головам друг друга. По-настоящему сильно они прихватили Реджи, когда он уже держался за край люка: несколько небольших, но цепких рук впились в его ноги. Реджи отчаянно забрыкался, молотя преследователей о стенки шахты и выбивая дробь каблуками на их слюнявых мордах.

Его сопротивление оказалось столь энергичным, что в трубе послышался шум «обвала»: несколько верхних карликов отправились вниз с ускорением свободного падения, увлекая за собой остальных.

Реджи подтянулся и выбрался в открывшийся перед ним коридор. Новый шум в трубе вентиляционной шахты и скрябанье когтей по гладким стенкам сообщили ему, что погоня задержалась ненадолго.

Реджи поспешил вернуть люк на место и запер его на щеколду.

Он остановился, тяжело дыша, но бездействие его продолжалось недолго.

Газ шел. Стоило ему только добраться до камина…

Реджи встрепенулся и побежал по коридору в сторону небольшой кладовки, в которой хранился спортинвентарь. Конечно, с ружьем тамошнее снаряжение ни в какое сравнение не шло, но кое-что полезное для драки отыскать было можно.

Для того чтобы найти и выручить Майка, оставалось совсем мало времени.

Он знал одно: они не вынесли еще Майка из дома, ведь лестница практически не выходила из его поля зрения, а дверь, ведущая на пожарную лестницу, была перед ним. Вряд ли Длинный, удирая, стал бы запирать ее изнутри.

Реджи на бегу бросил быстрый взгляд вниз: эта лестница должна была послужить путем к отступлению. И на ней, и под ней никого не было видно. Вскоре он добрался до цели, но в этот момент из-за угла вынырнула высокая фигура, одетая в черное.

Длинный шел по коридору в своей обычной манере: размеренными широкими шагами, глядя перед собой в одну точку и ничего не замечая по сторонам. За его спиной сопел карлик — тащить тело подростка ему было тяжеловато. Он пыхтел изо всех сил, при этом в его горле что-то неприятно булькало.

Реджи попятился — как раз в тот отрезок коридора, где находился шкаф со спортинвентарем.

Тяжелые шаги Длинного приближались. Карлик отставал, но хозяин не обращал на него никакого внимания и двигался с обычной для себя скоростью. В какой-то момент Длинный поравнялся с Реджи — внутри у последнего что-то оборвалось, когда огромная фигура вынырнула из-за угла.

Заметит — не заметит?

(Я сама оцепенела вместе с ним в ожидании почти неизбежного. Вот сейчас Длинный повернет голову в сторону и…)

Длинный прошагал мимо, даже не оглянувшись.

Как только его спина скрылась за поворотом, Реджи кинулся к шкафу.

Сперва на него выпрыгнул мяч, который пришлось закидывать на место. После недолгих поисков Реджи вытащил ракетку, затем бейсбольную биту. Взвесив биту на руке и, видимо, отдав ей предпочтение, он отбросил ракетку и вернулся на прежнее место.

Карлик двигался спиной вперед и разумеется, не мог заметить засаду. Как только его спина, а затем и капюшон показались из-за угла, Реджи размахнулся и опустил свою импровизированную дубинку на капюшон. Карлик растянулся на полу.

Реджи бросился к Майку. Тревога за жизнь мальчика заслонила все остальное — он больше не думал об опасности, грозящей ему самому.

Дрожащими руками Реджи нащупал на руке Майка пульс и вздохнул с облегчением: сердце билось, хотя и слабо.

Он жив!!!

Дверь на запасную лестницу была рядом. До спасения оставалось совсем немного, и Реджи знал уже, что успеет. Он слегка встряхнул Майка — глаза мальчика приоткрылись, но тут же снова пропали под веками. И все же главное было ясно: Майк находился в сознании. Реджи помог ему подняться и потащил к двери. Майк только-только начал приходить в себя, и тело плохо повиновалось ему. Реджи глянул вниз и… ему стало нехорошо: по лестнице вверх, им навстречу, уже лезла целая толпа карликов.

Сколько времени еще оставалось до взрыва?

Взгляд Реджи заметался, сердце зачастило. Нужно было бежать — но куда?

«Была не была!» — махнул он рукой на все и потащил Майка к окну.

Коридор, который им предстояло преодолеть, сложно было назвать длинным, но жесткий лимит времени не позволял даже такой задержки. Взрыв мог произойти в любую секунду. По расчетам Реджи, они уже должны были взлететь на воздух.

А вдруг карлики успели перекрыть газ?

«Нет, им не догадаться…»

Реджи волок Майка через коридор, а усталость росла с каждой секундой — заниматься бегом после нервного потрясения вообще тяжело, а с грузом — тем более. В какой-то момент ему показалось, что Майка дотащить он не сможет.

«Все равно я его не брошу», — подумал Реджи, и эта мысль показалась ему смертным приговором.

Времени не было.

Реджи еще бежал, почти машинально переставляя ноги, когда вдруг ощутил, что груз уменьшился, — это Майк наконец совладал с собой и встал на ноги.

До окна оставалось всего пара шагов.

Искать нечто, чем можно разбить стекло, было некогда (биту Реджи бросил), как некогда было и возиться с задвижками. Не думая об опасности порезаться, Реджи прыгнул прямо на стекло, пробивая его собственным телом. Майк последовал за ним.

Два тела, кувыркаясь, пронеслись мимо окон первого этажа.

Столпились у окна удивленные таким маневром карлики.

Только чудом при ударе о землю ни Майк, ни Реджи не потеряли сознания.

— Скорее бежим отсюда, — крикнул Реджи, поднимаясь на ноги и устремляясь вперед.

Майк подчинился, не раздумывая.

Они бежали, падали, иногда успев проползти на четвереньках пару метров, но ни на секунду не останавливались.

Потом я потеряла их из виду, и это было странно. Почти все картинки я воспринимала чьими-то глазами, но теперь в опустевшей комнате, кроме меня, никого не было. Точнее, кроме моего взгляда…

В комнате пахло газом — его концентрация увеличивалась с каждой секундой. Новым, совершенно особым зрением я вдруг увидела его облако — неровное, изменившее вдруг цвет. Оно заливало всю кухню, часть проходной комнаты и лужей вытекало в комнату с камином. Оно росло, понемногу поднимаясь вверх, но еще быстрее занимало свободное пространство впереди себя. Пламя в камине заметалось, предчувствуя добычу, отсветы огня приобрели тревожный оттенок. Длинный язык газа, виляя во все стороны и выбрасывая мелкие округлые язычки, подползал к огню. Проходная комната наполнилась целиком, и оттуда прямо на камин покатилась газовая волна.

Огонь и газ столкнулись, и все потонуло в огненной вспышке.

Я зажмурилась: взрыв ослепил меня.

И все же видение на этом не заканчивалось — я вновь увидела лужайку перед домом, по которой ползли две человеческие фигурки, удивительно хрупкие на фоне бесконечной травы и вечернего неба. Огромный огненный шар вспыхнул над их головами, взрывная волна утюгом прошлась по траве, прижимая ее к земле, и накрыла Реджи и Майка, заставив уткнуться носом в землю. Воздух наполнился горячими досками и остатками предметов, некогда составлявших интерьер. Они кувыркались в воздухе и градом сыпались на землю, не задевая Майка и Реджи: те успели отползти уже достаточно далеко. Огненный шар сжался — на его месте возник обыкновенный пылающий дом. И тут я увидела, как на фоне огня, словно выныривая из него, появилась длинная черная фигура, — служитель смерти торопился уйти с места преступления.

Мечущийся за его спиной огонь придавал Длинному мистический ореол: сейчас он поистине выглядел сверхъестественным существом, демоном смерти и разрушения. Даже шатающаяся походка чем-то напоминала странный порывистый полет.

Длинный торопился к своему катафалку.

Реджи и Майк зашевелились. Мороженщик приподнял голову и медленно поднялся. Майк сел.

— Все в порядке, — проговорил Реджи, оборачиваясь в сторону горящего дома.

В его глазах блестели предательские слезы: вся прежняя жизнь взлетела сейчас на воздух и теперь догорали ее остатки.

Рыжее зарево вставало над горизонтом.

Где-то очень далеко загудела сирена пожарной машины.

Длинный подошел к своему катафалку и повернулся лицом к багажнику. Огонь прекрасно оттенял его грубый профиль с торчащей вперед тяжелой нижней челюстью.

Некоторое время служитель смерти смотрел перед собой, словно решал какую-то важную задачу. Может быть, он думал о том, остался ли кто-то в живых, или в «деле Майка Пирсона» можно поставить точку.

Пожалуй, он остановился на последнем: его руки потянулись к гробу и захлопнули крышку.

Сзади гудело пламя.

Длинный не спеша прошел вдоль автомобиля и сел на водительское место…

* * *

Я ощутила легкое головокружение — и горящий дом исчез. Я снова сидела в своей комнате, и в руках у меня была заветная тетрадка, ожидавшая новой записи. Если бы эта была последней!

Я знала, что не скоро расстанусь с этим страшным дневником. Пусть завершилась история Майка, — во всяком случае, первая из его историй — я не сомневалась, что еще встречусь с Длинным. В видениях, во сне, может быть, даже наяву. Я знаю, что он есть, знаю, что он рядом, и все усиливающееся беспокойство говорит мне, что до встречи осталось не так уж много времени. Мало того, я почему-то знаю, что он уже здесь, в нашей реальности.

Я не знаю наверняка, откуда он. Может быть, он действительно из другого измерения, как и все существа, пришедшие с ним. Но он существует и уничтожает целые города. Это тоже из видений, но уже моих собственных, поздних. Я видела людей в масках, раскапывающих могилы, видела пустые кладбища — бесконечные ряды ям.

Кроме того, у меня были и другие подтверждения истинности этих сведений, получаемых мною таким необычным путем: и по телевидению, и в газетах сейчас можно найти немало сообщений, касающихся вымирающих городков. Правда, считается, что их жители по большей части переселились в более крупные города и запустение можно объяснить массовым исходом людей, но я мало верю в такое толкование, как мало кто из не посвященных в тайны Длинного поверил бы мне. Города пустеют, кладбища раскапываются, и никто не заходит туда проверить их состояние. Я догадываюсь, что многие жители этих крошечных городков знают о том, что происходит на самом деле, но молчат, чтобы их не заподозрили в сумасшествии, как это произошло с Майком. Боязнь показаться смешным иной раз удерживает людей от откровенности сильнее, чем страх перед смертью. И что им, этим несчастным запуганным людям, могут предложить взамен, даже если поверят? Ничего. Мы, люди, еще не научились бороться с такими опасностями. А тем временем города пустеют, власть Длинного крепнет и над всеми нами нависла угроза скорой смерти. Им нужно много рабов — слишком много, чтобы болезни и старость сумели удовлетворить их потребности, — вот они и стараются ускорить естественный ход событий. Они убивают, и это происходит давно. Мертвых переправляют на свою планету…

Я вижу Длинного, победителем идущего по изрытому полю — месту, где совсем недавно покоились мертвецы и их родственники могли спокойно прийти к могиле и выплакать там свое горе. Он идет, и черная полоса выкошенной вокруг жизни тянется за ним. Слово «смерть» написано на каждом его следе.

Каждый день я чувствую, что он приближается ко мне, и теперь я вижу его заглядывающим в мои окна. Он приходит во сне, его лицо возникает за стеклом, и тогда я вижу его взгляд — пустой и глубокий, как бездна или как чернота. И я начинаю проваливаться в его глаза, они затягивают как в омут, пока я не начинаю кричать и брыкаться. Тогда я просыпаюсь в холодном поту и начинаю убеждать себя, что не боюсь.

Да, я уже говорила об этом — о своей подготовке к встрече. Я не могу запастись оружием: никто не понял бы меня, купи я пистолет, да и деньги мои находятся под бабушкиным контролем. Да и что мне может дать обычное человеческое оружие? Отсутствие страха и огромное самообладание — вот что я могу противопоставить ему. Только это…

Я вижу собственные картинки с ямами на месте могил и прислужниками Длинного в респираторах…

Нет, есть еще кое-что, от меня зависящее: буду ли я одна во время решающей схватки. Я до боли, до безумия не хочу быть одна.

Майк… знал бы ты, как мне не хватает тебя!

У тебя есть опыт, ты посвящен во все их тайны — на кого же мне еще рассчитывать в этом мире? Недавно умер мой дедушка; мы должны везти его в его родной город, такой же маленький городишко, как и наш Морнингсайд. Я не хочу уезжать отсюда, потому что не хочу покидать тебя. Помимо всего прочего, я люблю тебя, Майк. Знаешь, у меня есть еще один твой портрет — не прежний, детский, а такой, на котором я нарисовала тебя сегодняшнего. Когда я прикасаюсь к нему пальцами, мне кажется, что я трогаю твои щеки… И я снова и снова вспоминаю тебя: как ты отважно бросал Длинному вызов, идя ему навстречу… и как ты в последний момент упал на пол склепа, чтобы проклятый шар-убийца пролетел над твоей головой. (Я тоже буду делать так, Майк, если эта штука нагонит меня.)

Майк… почему ты не со мной? Мы выросли вместе, мы вместе наполовину живем в этом втором мире… Моя любовь к тебе похожа на боль — я начинаю думать о тебе, и внутри у меня все крутится и стонет от этой боли… Майк… Почему ты не на свободе, Майк? Тучи сгущаются над моей головой… Длинный все ближе и ближе… Наяву, как в страшном сне, я кричу и не слышу собственного крика.

От металлического шара можно спастись, пригнувшись, но от судьбы, летящей на меня с такими же выставленными вилками-ножами, не спрячешься так просто. Она мчит на меня, грозя раздавить, и в одиночку я бессильна. Я боюсь смотреть на часы: мне начинает казаться, что они отсчитывают время до моей встречи с Длинным и всем этим кошмаром. Я готова к этому — но все равно я боюсь… И я знаю, что скоро скончается мой дедушка, и тогда все мои видения станут реальностью. Я знаю, что так будет, Майк!

Может быть, ты слышишь мою мольбу?

Ты нужен мне, Майк! Помоги мне…

МАЙК

Я — сумасшедший. Так решили все, включая самых близких. Хотя разве у меня были близкие? Родители умерли, брат погиб, а Реджи… он был всего лишь другом моего брата, и не мне обижаться на него за то, что он позаботился обо мне таким образом.

Реджи верит в то, что я болен. Я не могу доказать никому обратное. Иногда я даже сам начинаю верить.

Вот взять, например, мои сны. Я сейчас говорю о настоящих снах — не о том, что является предметом вечного спора между мной и врачами.

Во снах я общаюсь с одной девчонкой. Я не видел ее уже восемь лет, но почему-то уверен, что нужен ей. Во сне я слышу ее голос — она разговаривает со мной, уверяет в любви, даже ждет… А на самом деле между нами никогда ничего не было. Клянусь, до больницы я никогда не обращал на Элизабет особого внимания: так себе девчонка, одна из многих в нашем городе. Я помнил ее еще нескладным подростком: длинные ноги, угловатые движения — ни девочка, ни пацан… Сейчас она хорошенькая. Даже очень: нежное личико, светлые волосы, взгляд будто с хитринкой, но на самом деле искренний и глубокий…

Конечно, я немного сумасшедший, раз выдумал ее такой. И в то же время я очень хотел бы вырваться на волю — для того, чтобы увидеть ее на самом деле. Если она действительно такая — я еще посмеюсь над всей нашей многомудрой медициной.

Сегодня Лиз снова звала меня, и так отчаянно и жалобно, что я подскочил среди ночи. Она была испугана, эта девчонка. Она боялась Длинного. Вроде бы у нее в семье кто-то умер или должен умереть… сон ведь не явь — в нем все нечетко.

Разве что ее мордашка…

Итак, я подскочил на кровати и проснулся.

Я был в палате, и она удручающе напоминала мне тюремную камеру. Милое место — психиатрическая клиника Морнингсайда! Городишко у нас маленький, а психов хватило бы для целой столицы.

Взять моего соседа по кровати — целыми днями мелет всякую чушь; вроде каждое предложение нормально, как у любого здорового человека, а все вместе складываются в такую чушь, так скачут с темы на тему, что от этого слушателю и в самом деле недолго с ума сойти.

И вот посмотрел я на соседа по камере, на толстые решетки — и мне болезненно захотелось на свободу.

Туда, к Лиз.

Кроме того, у меня было там дело. Говорить, какое, — не буду. Если врачи услышат от меня такие разговорчики… Черт побери, самому становится стыдно, когда я напоминаю себе, что речь идет о спасении Человечества. Так сильно сказано, что дальше некуда. Зато для маньяка — в самый раз.

Ну, хорошо, я могу назвать свою цель более скромно: мне нужно убедиться в собственной нормальности. А для этого, как ни вертись, мне надо проверить кладбище, разрыть несколько могил, найти Длинного или, на худой конец, изловить хоть одного карлика. Тоже — не слабая задачка.

И — Лиз… Что бы я ни говорил себе, ей я верю. То есть верю в ее существование… Нет, даже не в существование, а в то, что она сейчас именно такая, как в моем сне, что она ждет меня и что я ей нужен. Если бы я просто придумал — я бы влюбился в какую-нибудь красотку из «Плейбоя» или киноактрису. А то — в девчонку из нашего города, которая прежде не вызывала у меня никакого интереса… Слишком нелогично для бреда. А бред должен быть логичным — врачи хорошо убедили меня в этом, когда я старался представить им свой рассказ в наиболее последовательной форме.

Логика сумасшедшего сильнее логики нормального человека. Я могу просто радоваться, что иногда рассуждаю не слишком логично. Я все же нормален…

Утром я потребовал свидания с главным врачом. Он никогда не казался мне особо приятным человеком. В нем было что-то от механизма: больной с тяжелой формой заболевания пользовался его вниманием и был ему интересен, стоило же человеку начать выздоравливать или просто попасть под «классический случай», как он переставал для нашего доктора существовать. И прекрасно: я сам был бы не прочь, чтобы он обо мне поскорее забыл. Он принял меня без всяких задержек.

Я напустил на себя несчастный и виноватый вид и приготовился «каяться». Доктор пристально посмотрел на меня сквозь очки, словно ожидая какого-нибудь сюрприза. Он любил неожиданные поступки, а этот разговор как раз обещал быть таким. Я вообще ему немного нравился — за «фантазии». Он их коллекционирует. Мне было очень приятно, что я сейчас сумею его разочаровать своим «выздоровлением». Конечно, он притворится обрадованным, но после первых моих слов огонек любопытства исчезнет в его глазах, и доктор станет официально вежливым и скучным.

И все же у меня немного не хватало духа, чтобы отречься от того, что я знаю. Лишь сознание собственного долга заставляло меня пойти на игру. Кроме того, я, как и Лиз, ощущал, что события скоро активизируются и жизнь моя станет очень «интересной».

— Вы знаете, — начал мяться я, — можно, наверное, сказать, что я многое пережил, — слова-паразиты так и сыпались из меня, — может, действительно, все, что произошло, было моей фантазией — но настолько близкой к реальности, что я не мог отличить правду от выдумки…

Как я и ожидал, доктор сразу поскучнел и принялся разглядывать лежащие на столе истории болезни. Что ж, не все мне его развлекать — пусть этим делом займутся настоящие больные, а для меня найдутся занятия поважнее…

— Я не могу обвинять Реджи, — поспешил я предупредить его. (У меня с Реджи поначалу сильно испортились отношения — из-за того, что он засунул меня в эту дыру. Конечно, первое время мне это казалось предательством, но обида быстро перегорела.) — Он, в конце концов, сделал все, что мог.

Врач слушал меня внимательно. Даже его разочарование мне нравилось: значит, он все-таки поверил в мою нормальность! «Да, говори ему! — подзуживал я себя. — Он хочет услышать именно то, что ты говоришь».

Вообще все складывалось в мою пользу. Я давно уже молчал о своем открытии и связанных с ним событиях и уходил от расспросов. Все это, конечно, фиксировалось, и не исключено, что врачи ждали только моего признания.

— Кроме того, — продолжал я, разглядывая чашку на столе, — я потерял своих близких, и Реджи — единственный человек, который у меня остался…

Знал бы он про Лиз! Вот она действительно осталась для меня — моя маленькая страдающая девчонка, влипнувшая в эту проклятую историю с Длинным. Я должен выйти отсюда. Я нужен ей.

— Я решил выйти отсюда, — закончил я свой монолог, — и вновь начать свою жизнь. Мне многое нужно сделать…

Последние слова были искренними — мне действительно предстояло многое. Справлюсь ли я с этими проблемами теперь, столько лет пробыв вдали от нормальной человеческой жизни? Не знаю… Но я должен, обязан справиться. Кроме меня — некому. Не буду же я взвешивать такую тяжесть на бедную Элизабет!

Врач приподнял очки, посмотрел на меня без них, затем через них. На его лице отразилась громадная умственная работа — он соображал, что делать со мной: отпустить сразу или задержать на некоторое время. Скорее всего, он решит отпустить меня пораньше в надежде на то, что новый больной, пришедший на мое место, окажется более интересным субъектом.

Доктор достал ручку, порылся в документах и принялся что-то писать. Я замер, дожидаясь оглашения приговора.

Ну и переволновался я за эти несколько минут, пока доктор водил ручкой по бумаге и хмурился! Вся моя жизнь — и не только моя, надо полагать, — зависела сейчас от его решения. А он даже не подозревал, какой важной персоной был в этот момент.

Он молчал недолго, но мне этого хватило, чтобы порядком известись.

Наконец он пришел к какому-то решению.

Я напрягся.

— Последние семь лет были для тебя довольно трудным временем, — заговорил он наконец. (С математикой у него всегда было плохо. Я пробыл тут восемь лет. Восемь! Вполне достаточно, чтобы свести с ума здорового человека.) — Но я верю, что теперь ты будешь чувствовать себя лучше, Майк. — Он сделал паузу и придал своему лицу поучительное выражение. — И помни: все, что было, — было только в твоем воображении!

Хотел бы я, чтобы дело обстояло именно так!

* * *

Я не нашел Лиз. Я попросту не знал, где находится ее дом, а когда нашел — оказалось, что она выехала. Никто не знал, куда именно, зато знали причину. Мой сон не был только сном: Элизабет уехала на похороны дедушки. Это говорило о многом…

До этого я чувствовал себя почти счастливым — я был на свободе! Нужно просидеть восемь лет взаперти, чтобы понять полноту значения этого слова.

Свобода!

В моем кармане лежал «лист освобождения», все двери были открыты передо мной, и я мог идти, куда захочу.

Я мог многое — если бы я прошелся на руках по улице, никто не стал бы надевать на меня смирительную рубашку. Я был свободен, как ветер, — и даже еще свободнее. Я был пьян от радости.

Но вот Лиз не оказалось на месте — и все краски дня поблекли. Уж не знаю, откуда я позаимствовал это выражение, но суть моего состояния оно отражало точно.

Я был одинок. Идти к Реджи мне почему-то не хотелось, хотя он наверняка и ждал меня: главврач не мог не позвонить моему «опекуну». Мне не хотелось идти к Реджи и потому, что у него теперь была семья. Мне просто странно было представлять его женатым человеком.

Морнингсайд — изменившийся, но вместе с тем и неизменный, окружал меня. Я ходил по его улицам, узнавал их, не узнавал — и город казался мне чем-то далеким, нереальным… Как он мог так перемениться за эти годы? Или это изменился я?

Я пришел домой — наш дом оказался продан.

Прошлое отвергало меня, выставляя из своего уюта и неуюта пинком под зад.

Но было и еще кое-что, насторожившее меня: людей на улицах было на удивление мало, намного меньше, чем восемь лет назад. Почти исчезли старики, но и молодых было немного. Бары пустовали. Иногда у меня складывалось впечатление, что я брожу по пустыне. Затем я увидел несколько домов с заколоченными дверями. На других белели таблички: «На продажу».

С городом что-то творилось, и будь я проклят, если не Длинный был тому причиной!

Находившись по улицам вдоволь, я решил заняться делом. Мне нужно было начать сбор доказательств. Не так нахрапом, как в прошлый раз, — я должен был собирать все их по крупице, фиксировать, дублировать и, лишь накопив их достаточное количество, пустить в ход. Все эти восемь горьких лет я готовился к этому, продумывал, что и как следует делать, чтобы не вызвать ни у окружающих, ни у Длинного подозрений. Хотя на последнее я надеялся мало — Длинный не был человеком и мог знать гораздо больше и вместе с тем гораздо меньше, чем люди. Все же правильней было считать, что он знал больше, — я почти уверен, что он специально показал мне больше, чем надо, чтобы спровадить при помощи моих же друзей в психушку. Его хитрость не знала предела. Он убивал таким образом двух зайцев: устранял с пути неугодного ему человека и убеждал общественность в собственной нереальности.

Конечно, он многое подстроил нарочно!

И все же он переиграл, выпустив меня живым. Я найду его во что бы то ни стало — и покончу с ним. Или он покончит со мной — тут загадывать было рано.

Первым делом я отыскал кирку. Конечно, вначале я собирался взять с собой на кладбище лопату, но потом решил, что этот инструмент удобнее.

Как только стемнело — лишнее внимание к себе я привлекать не хотел, — я направился к воротам кладбища. Они были закрыты. Мне пришлось пройти метров пятьдесят, прежде чем я разглядел в заборе дыру — один из прутьев оказался выломан. Я остановился напротив нее, прикидывая, как пролезть наиболее удобным способом. И вдруг меня охватил знакомый страх. В точности так же я боялся подходить сюда когда-то, но все равно шел, подгоняемый своей идеей. Теперь я был взрослее, сильнее, но боялся так же, как тогда.

Страх был воспоминанием или привычкой — чего тут было больше, сказать сложно.

Стемнело рано — или ночь была изначально пасмурной. Света почти не было, и от этого мне становилось только страшней.

Я прислушался: вокруг стояла знакомая жуткая тишина.

И снова я вспомнил о Лиз. Насколько я знал ее, она не остановилась бы, как это сделал я. Она, девчонка, была сильнее меня! Или я специально выдумал ее именно такой?

Мысль о ней напоминала мне, что, кроме всего прочего, я еще и мужчина. Как я смогу посмотреть ей в глаза, если струшу в первый же день и поверну назад?

Я не стал рассуждать дальше на эту тему. Кирка была у меня в руках, забор — передо мной. Без всякого труда я вскарабкался на бетонный выступ (забор был «двухэтажный»), бросил кирку через прутья и спрыгнул вниз.

Здесь было мало кустов и деревьев, тем более они не напоминали лес. И все же я не считал, что заросли являлись плодом моего воображения: за восемь лет многое могло измениться. К тому же кладбище наверняка расширилось — смерть собрала в Морнингсайде довольно щедрую жатву.

Памятники торчали в лунном свете, как зубы какого-то гигантского чудовища. Голое пространство — и выступающие вверх камни: то острые, как клыки, то притупленные, как резцы.

По моей спине пробежали мурашки. Сам вид кладбища предупреждал о наихудшем. Тогда я решил прибегнуть к старому и надежному методу: попробовал «прочувствовать» близлежащую местность, «вычислить» наличие врага.

Сердце не дрогнуло, нервы не загудели от напряжения — кладбище было «чистым».

И все же мне слабо верилось в положительный результат: интуиция могла попросту не сработать.

Я огляделся еще раз и пошел между могилами. Мне хотелось выбрать место, не бросающееся в глаза случайному прохожему.

Да… Но разве могут случайные прохожие оказаться возле кладбища ночью?

Это было очевидно: любой человек, оказавшийся здесь, почти наверняка был союзником Длинного, а значит — моим врагом…

РЕДЖИ

Днем, около трех часов, когда я ненадолго заскочил домой перекусить, зазвонил телефон.

Я поднял трубку. Говорил врач из психиатрической клиники. Он сообщил известие довольно радостное: Майка выписали. Наш парень оказался здоров.

Тотчас я решил устроить ему хорошую встречу. Меня давно уже беспокоила совесть: вроде бы я сделал для него все, что мог, — но ощущение, что многое не доделано, не покидало меня. Ну вот, отдал я его в больницу. Все понятно: он болен, его бред может оказаться опасным для окружающих (Майк не один раз хватался за оружие), но с другой стороны… Спихнул я его в чужие руки, вот что. А он любил меня — даже в бреду любил. Иногда мне стыдно за собственное благополучие. Сижу я дома. Мне уютно, я не одинок — а вот он?

Просто здорово, что его выпустили. Теперь я постараюсь позаботиться о нем соответствующим образом. Съездим куда-нибудь вместе, работать станем… Майк хоть и чокнутый, но вообще-то голова у него работает всем на зависть. Джоди говорил, что ему на инженера надо учиться. Так мы с ним поднакопим денег — и вперед, в университет…

Беспокоиться я начал часа через два после звонка. Майк не пришел. Врач сказал, что на меня он не обижен, и я ожидал его увидеть раньше. Долго ли дойти от клиники?.. Но он не появлялся.

Я решил плюнуть на часы — мальчишка… ну, не мальчишка, взрослый парень, наверное, просто обалдел от свободы. Я слышал, что такое часто случается: вот с третьей нижней улицы один отсидел в тюрьме два года, вышел и до того разошелся, что свалился с моста. Не откачали беднягу…

Я бы очень не хотел, чтобы с Майком случилось нечто подобное.

К вечеру я встревожился не на шутку: приступ веселья, вызванный освобождением, все-таки уже должен был пройти. Уж не вляпался ли Майк в какую-нибудь новую историю?

Я попрощался с домашними и вышел на улицу. Майка видели в нескольких местах: у его прежнего дома, в баре, потом еще в одном месте, где он расспрашивал про какую-то девчонку.

Потом он исчез.

Сложно передать, какие угрызения совести охватили меня при этом известии. Я был в ответе за Майка. Я мог его встретить сразу возле больницы или отправиться на поиски раньше, наконец. И еще одно встревожило меня: я подумал о том, что он мог всех обмануть. Майк отличался изворотливостью еще в детстве. Ему ничего не стоило ввести врача в заблуждение. Что если сейчас он уже отправился в бессмысленную погоню за своим призраком?

В таком случае его можно было найти на кладбище. Признаться, мне не слишком хотелось идти туда. Не то чтобы я верил в его россказни — просто слишком неприятное место. По-моему, живым там нечего делать. Похоронили усопшего — и уезжай подальше.

Но делать было нечего — Майка я должен найти и доставить к себе. Даже если он по-прежнему чокнутый, я не сдам его в больницу снова. Среди друзей он быстрее поправится — я об этом уже говорил врачу, но тот запротестовал. Тоже понятно — ему на пациентах деньги зарабатывать надо.

Что ж… делать нечего. Иду.

Вот только почему мне от одной мысли об этом делается жутковато?

МАЙК

Земля была каменистой, и работа продвигалась медленней, чем я думал. Просто удивительно, до чего много камней может оказаться на один кубический дециметр… и как только справляются с такой почвой кладбищенские профессионалы? Впрочем, и это имело свое объяснение: я занимался раскопками на самом отдаленном краю кладбища. Оно разрослось сверх меры, и прежние его учредители просто не рассчитывали на такое количество усопших, выделив им более мягкий основной участок.

Все же я поработал неплохо. Во всяком случае, одно доказательство очутилось в моих руках.

Меньше мне нравилось другое: если поначалу работа захватила меня, и я сосредоточился на ней целиком, то чуть позже меня опять начал разбирать страх. То мне казалось, что в тени соседних памятников кто-то прячется, то казалось, что на меня кто-то смотрит — зло и пристально. Буквально с каждой секундой мне становилось все неуютней. Один раз мне даже почудилось, что кто-то подошел и стоит за моей спиной. Я так и обмер на какую-то секунду, но оглянулся и никого не обнаружил.

Мерзкое дело — страх… Тем временем обстановка нагнеталась, и на это работало все: ветер, время от времени заставлявший соседние предметы издавать странные звуки, луна, игра теней… да что и говорить — я работал как на иголках.

«Это — последняя могила, которую я раскапываю», — сказал я себе. Мои нервы просто не выдерживали этой наполненной подозрительными шорохами темноты.

Крышка гроба была уже видна, когда мне пришлось пережить настоящий шок.

Я стоял, чувствительный, как обнаженный нерв, и вдруг на мою кирку легла чья-то рука!

Пейзаж подпрыгнул и поплыл перед моими глазами, на какой-то момент видимость исчезла. Электрический ток страха пронесся по моему телу. Я был готов закричать, когда вдруг услышал спокойный голос Реджи. Ну, не абсолютно спокойный, немного взволнованный, но все же…

— Я опасался, что найду тебя здесь, — проговорил он. — Пошли, Майк… уходим отсюда…

Меня трясло.

За такое появление с «драматическим эффектом» следовало бы врезать ему по шее… И мне говорят, что мой бред был только бредом?! Я вспомнил, как эффектно возник Реджи, когда мы с Джоди стояли возле двери в ТУ комнату!.. Он и тогда напугал меня, но сейчас — еще сильнее. Хотя я сам подготовил себя к собственному испугу.

Чтобы как-то унять дрожь, я постарался привлечь его внимание к уже готовой к обследованию могиле.

Я спрыгнул в яму и приподнял крышку гроба. Разумеется, гроб был пуст, как я и ожидал.

— Видишь — пусто? — спросил я Реджи.

Он недовольно посмотрел на гроб, и по его лицу пробежала легкая тень. Он не хотел верить мне, но доказательство было налицо. Если, конечно, он не уверит себя, что я уже успел перепрятать труп… Ах, да, сумасшедшие же не подтасовывают свои мании: им достаточно самим в них верить, а не искать доказательства для других!

— Ну ладно, — изменившимся голосом произнес он, — пошли домой.

Я видел, что ему действительно не терпится уйти отсюда.

— Ты посмотри на это! — не мог уже уняться я. — Черт бы тебя подрал! Это уже третья пустая могила, которую я разрыл! Тебе не кажется довольно странным, что ни в одной могиле нет покойников?

Реджи снова поморщился. Смотреть на гроб он избегал. Да я и сам не стал бы этого делать, если бы не необходимость.

— Что ты хочешь сказать, Майк? — странно оскалился Реджи. Он силился убедить себя, что ничего не видел — я догадался об этом пару минут спустя. Он не хотел сам себе казаться сумасшедшим — и мог ли я за это его упрекнуть? Но — Длинный… Он слишком силен, чтобы я справился с ним в одиночку. Значит, я должен был любой ценой убедить Реджи в правдивости своих слов — слишком поздно и сложно было искать кого-то третьего, постороннего человека.

— Я хочу остановить его, — отрезал я.

— Этого Длинного? — недовольно переспросил Реджи. На его лице появилась новая гримаса. Он вообще всегда строит рожи, но сейчас мне не хотелось видеть это паясничанье. — Это та история, в которой я якобы взорвал свой собственный дом, потому что на тебя напал Длинный?.. Майк, — вдруг почти взмолился он, — пойми: все это было нереально, это были параноидальные видения. Так сказал твой врач!

Если честно, последнее заявление меня взбесило. Плевать на врача! Это была его профессия — навешивать на людей наукообразные ярлыки, — но Реджи! Он-то стоял сейчас возле пустой могилы и прекрасно мог убедиться в правдивости моих слов собственными глазами! И все равно он сопротивлялся истине, не укладывающейся в его представления о мире. Он предпочитал ослепнуть и обозвать психом меня!

— Черт бы побрал этого доктора! — взорвался я. — И черт бы побрал тебя, если ты не хочешь мне помочь!

Внутри у меня все кипело — в такой ситуации сложно оставаться дипломатом.

Реджи болезненно поморщился.

— Я хочу тебе помочь, — ответил он. — Но что я могу сделать?

Как бы я хотел, чтобы его слова оказались правдой! Нет, он действительно хотел мне помочь — но лишь в собственном понимании. Восемь лет такой «помощи» наверняка останутся для меня на всю жизнь самыми страшными и потерянными годами. Ну, хорошо, а поймет ли он, если я сообщу ему одну из своих догадок — о том, что Длинный специально подстроил так, чтобы меня приняли за психа?

— Длинный специально показывает мне кое-какие вещи, — как можно более сдержанно старался объяснять я. — Он хочет, чтобы я пришел к нему…

— Но почему ты? — безнадежно вздохнул Реджи.

Хотел бы я знать…

— Не только я, — дернуло меня за язык. — Есть одна девушка, которую тоже тянет к нему. Без моей помощи она погибнет!

Пожалуй, для бездоказательного утверждения это было сказано слишком сильно, к тому же я не имел права выбалтывать про Лиз. Но, с другой стороны, если Реджи встанет на мою сторону, он все равно узнает о ней. Не мы с ней связали наши судьбы воедино — кто-то сделал это за нас…

— Мы должны остановить его! — не мог успокоиться я. — Я знаю, где его искать… И мы должны это сделать. Давай убьем его. Но для того чтобы его уничтожить, мне нужна твоя помощь…

Гадостная все же вещь — слова. Когда говоришь, тебе все ясно и ты думаешь, что сказал все убедительно и правильно, но если вдуматься… Порой для того, чтобы понять другого человека, нужно быть немножко телепатом (а телепату слова и вовсе не нужны!).

У Реджи телепатических способностей не оказалось. Я хотел убедить его в одном, но убедил в другом: он решил, что я безнадежен. (Потом я вспомнил свой монолог и понял, что я действительно сделал все для получения обратного результата.)

Реджи даже не стал спорить со мной — он махнул на меня рукой, как на неизлечимого.

— Черт! Майк, если они поймают тебя здесь, — постарался смягчить он свое заключение относительно моих умственных способностей, — они подумают, что ты псих, и ты никогда не вылезешь из психушки. Пошли, Майк, надо возвращаться домой… Поговорим по дороге…

И я пошел за ним.

Что еще мне оставалось делать?

* * *

За эти восемь лет я почти забыл ощущения от поездки, и прогулка на автомобиле доставила мне массу удовольствия. Просто аттракцион какой-то, ей-богу!

Если бы не долг да не все эти грустные мысли, я был бы сейчас на верху блаженства. Никогда не думал, что так люблю скорость… Будь моя воля, я бы всю жизнь провел на колесах, останавливаясь только, чтобы перекусить и поспать.

Реджи распелся передо мной, как весенний дрозд. Он делал все, чтобы не дать мне сказать ни слова о Длинном.

Это у него получалось. Моя воля далеко не железная, и когда он живописал мирную жизнь у себя в доме, я слушал развесив уши. Черт побери! Я так хотел бы жить спокойно, ни о чем не заботясь!

У Реджи был дом… Свой дом, свои близкие… Нельзя сказать, чтобы я и впрямь завидовал ему, но все равно… Я тоже хотел бы жить вот так… Если бы я мог… Но я не имел права сдаваться — Длинный наверняка только этого и ждал. Я был его врагом, и он был готов нейтрализовать меня любым способом.

Наверное, и впрямь во мне и в Лиз скрывалось нечто опасное для него. Человек ведь не всегда хорошо знает себя. В дебрях сознания и подсознания наверняка может прятаться пара способностей, ненужных на вид и лишних для нормального человека. Особая чувствительность к чему-то. Особая реакция… Да мало ли! Одно точно: Длинный не стал бы тратить на нас столько сил просто так.

— …Ужин уже готов, — распинался Реджи. — Индюшка… Ты знаешь, Барни просто ждет-не дождется встречи с дядюшкой Майком. Вам есть о чем поговорить… Она ждет тебя… Добро пожаловать, мальчик!..

Он говорил и говорил, но вдруг изнутри меня что-то кольнуло. Какой-то неожиданный страх зашевелился в душе. Нет, не страх — тревога. Не за себя — за тех, о ком он сейчас рассказывал… Мое сознание помутилось, а когда серый туман перед глазами рассеялся, я увидел вдруг газовую плиту. Газ шел из всех конфорок, но огонь не горел… Нет, горел — в камине, как тогда. Плита, рука… В моей голове все смешалось.

Я уже переживал когда-то этот момент, но тогда смерть угрожала мне самому. Мне и Реджи. Сейчас она нависла над людьми малознакомыми мне, но все равно дорогими — потому что они были дороги моему единственному другу.

Все эти мысли пронеслись мгновенно. Это уже позже я смог выстроить их в стройную систему — тогда я просто испугался.

— Реджи! — завопил я, прерывая рассказ. — Надо быстрее вывести людей из дома, потому что дом взорвется!

Он посмотрел на меня, как на ненормального. Но мне уже было не до этого! Я хотел только одного — успеть!

Реджи все-таки нажал на газ (может, случайно), машина рванулась вперед. Его дом уже был виден, но все равно мы опоздали. Нам оставалось около трехсот метров, когда перед нами вспыхнул огненный шар, внутри которого черным скелетом высветился остов дома, прежде чем развалиться на отдельные доски.

Мы опоздали!!!

В этот момент мне показалось, что я действительно схожу с ума. Даже смерть Джоди не вызвала у меня чувства такой мучительной жалости… И вины. Я знал, что не сумел отвратить несчастье, и поэтому был ответствен за смерть этих людей.

Реджи тоже был как сумасшедший. Он вылетел из машины и помчался к дому. Прямо в огонь.

Разумеется, я не хотел его гибели. Мне были понятна его боль и его отчаяние, но помочь близким Реджи не мог ничем. Они корчились где-то там, в огне, сходили с ума от невыносимой боли — но даже на чудо не оставалось надежды.

Реджи рвался к ним…

Я догнал его, схватил, и мы вместе повалились на траву. Он боролся, как зверь, вырывался, брыкался… Я с трудом удерживал его на месте. Да и сам я еще немного — и бросился бы в огонь. Я ощущал боль и страх умирающих и умирал сейчас вместе с ними.

Один рвущий душу крик дошел до апогея и оборвался, затем второй… И я понял, что погибли все.

Боль пустоты — особая боль. Я все время повторяю это слово, но ни разу оно не совпадет по значению: когда они горели, я страдал вместе с ними почти физически; когда же их не стало, мне показалось, что из души с мясом вырвали кусок и пустое место начало затекать кровью. В моих глазах помутилось, Реджи вырвался из рук, но я снова остановил его через пару шагов.

Мы оба были как в бреду.

— О черт!

— Нет!

Мы вопили на всю округу.

— Надо помочь им! — кричал Реджи. — Надо вытащить их!

— Нет!!!

Дом с треском обвалился. Реджи снова вырвался, но через несколько шагов зашатался и упал.

Он тоже понял, что уже поздно…

РЕДЖИ

Я ненавидел день за его яркость и безоблачность — солнце светило не для них…

Я не мог нести гробы — я почти не жил в этот момент. Тело не слушалось, голова кружилась. Я не мог даже стоять.

На кладбище были расставлены стулья. Я сидел на одном из них, Майк тоже был где-то рядом… Встретились…

Горе мешает мне нормально рассуждать. Мысли теснятся, но все они расплывчаты и бестолковы…

Их нет… нет и никогда больше не будет.

Как объяснить себе это страшное ощущение? Их нет!!!

Я смотрю на гробы, покрытые ворохом цветов. В них — самое дорогое… И я ненавижу эти деревянные выкрашенные ящики, которые закрыли им лица… Но там нет лиц. Обожженные скелеты — и все. Лучше их не видеть…

Зачем же они так мучились перед смертью?

Мой дом сгорел, и я был в этом виноват. Рассказы Майка подтверждались кошмарным образом. Скорее всего — они были предсказаниями-аллегориями.

Как он говорил? Будто я взорвал собственный дом, чтобы спасти его от Длинного?

Я хотел спасти Майка от его видений с Длинным, от его сумасшествия — и покинул своих родных, и мой дом взлетел в воздух вместе с ними.

Это я взорвал свой дом. Своим недоверием к предупреждениям Майка, своим отсутствием… Если бы я сразу увеличил скорость по его приказу, я мог бы еще успеть вытащить хоть кого-то. Я не хочу рассуждать, кого именно: и жена, и Барни одинаково мне дороги, и я не смог бы отдать кому-то предпочтение. Я бы спас их обеих — или того, кого оставила бы мне судьба.

Я считал Майка сумасшедшим… Но почему за мою близорукость заплатить пришлось Барни?

Мне стыдно теперь, и я никогда не избавлюсь от этого стыда. Я мог их спасти — и не сделал этого. Я даже не всегда любил их так, как они того заслужили, — и это тоже навеки останется на моей совести. Недоделанное, недоданное…

Майк был прав, тысячу раз прав… Это Длинный убил мою семью. Пусть не своими руками, но он в этом виноват, и при упоминании о нем во мне начинает закипать ненависть.

Рука ложится мне на плечо — подошел Майк.

— Ты знал об этом еще до того, как это случилось… — сквозь зубы говорю я.

Я хочу плакать. Хочу — и не могу, природа не наделила меня этой способностью — выплескивать худшие эмоции из себя наружу.

— Мне жаль, Реджи, — отвечает Майк чужим голосом.

Ему тяжело говорить со мной, как мне было тяжело рассказывать ему о смерти Джоди.

Смерть молчалива. Ей претят любые слова, даже самые искренние. Я тоже не хочу продолжать этот разговор.

Не без усилий я встаю:

— Пошли, Майк. Нам есть чем заняться…

Нам действительно есть чем заняться. Ненависть — хорошее топливо. Я ненавижу — и поэтому готов идти.

Майк кладет руку мне на плечо, я похлопываю по ней: держись, дружище! — и мы оба уходим.

На кладбище не остается никого…

* * *

На следующий день мы оба были уже в пути. Моя «Hemicuda» — отличная машина, при желании в ней можно просто жить. Машину ведет Майк. Я пишу дневник. Для себя — любой посторонний засадит меня за такие записи в сумасшедший дом, как я некогда засадил Майка.

Мимо мчатся поля. Дорога ровная, хорошая… И то слава Богу. Писание несколько отвлекает меня от тягостных мыслей, хотя иногда ручка просто валится из рук.

Майку не надо было больше просить меня помочь ему в этом деле: я решил отомстить Длинному… И я сделаю для этого все.

Майк — тоже.

Он сказал, что, может, потребуются годы, чтобы найти Длинного, а если мы найдем его, то нам будет грозить смерть. Может быть… Но мы знали, где искать его: следы Длинного точно указывали нам путь.

Теперь я верил Майку, верил целиком… Жаль, что эта вера пришла так поздно!

Часть 2

МАЙК

Хозяев магазина мы в городе не обнаружили — здесь никто не жил. С другой стороны, это играло нам на руку: покупки, подобные нашим, могли вызвать у продавцов подозрение, и нам, чего доброго, пришлось бы объясняться с полицией. Тут бы и всплыла моя история болезни, а оружие «бывшим сумасшедшим» не полагается.

Мы сорвались с места не подготовившись, да и денег у нас могло не хватить. Дом Реджи сгорел слишком основательно, чтобы сохранилось хоть что-то. Восстанавливать же массу документов для снятия денег со счета моей семьи (я до сих пор не имел права им пользоваться как психический больной) заняло бы слишком много времени, а его у нас не было.

Итак, выход был один — ограбление. К счастью, полицейский участок этого городка тоже опустел — с этой стороны нам нечего было опасаться неприятностей.

Замечательно было то, что весь товар в магазине стоял на своих местах. Заходи и бери…

Сигнализации не было. Мы поддели брусок-засов и сбросили его с петель. Вот и вся процедура…

Удивительно, ограбление как метод получения необходимого не вызвало у меня, в отличие от Реджи, никакого внутреннего морального протеста. Наверное, я слишком долго прожил вне общества и отвык мыслить законопослушными категориями. У меня была цель, для всех в конечном счете выгодная, — если, разумеется, я смогу ее достичь, — и все остальное для меня ничего не значило. Я словно переступил какую-то невидимую грань, за которой можно было все. Грабить, убивать… Лишь бы это пошло на пользу человечеству.

Реджи было немножко не по себе — он будто стеснялся этого занятия. При входе в магазин он сразу поник, осунулся и старался на меня не смотреть. Я заглянул в открывшееся помещение и вошел в него первым. Реджи последовал за мной.

В магазине было темно. Но я знал, что в нем обязательно должны найтись фонари, необходимые нам не только для этого дела. Фонари — как раз два — дожидались нас на первой же полке. Я снял их оттуда и водрузил, включив, на покупательскую тележку. Ей-богу, они выглядели как две фары! Мне это даже понравилось.

— Вперед, за покупками! — бросил я клич.

Тележка покатилась между стеллажами, уставленными всяческим хозяйственным инвентарем.

Сложно даже представить, какие неожиданные вещи могут понадобиться человеку в хозяйстве. Так вот, у владельцев этого магазина фантазия оказалась богатой. Чего тут только не было!

Сначала мы ехали по «садово-огородному» отделу, переполненному разнообразными граблями, лопатами, тяпками и массой других инструментов, ни названия, ни назначения которых я точно не знал. Со всех сторон торчали обточенные ручки и рукоятки, на концах инструментов поблескивал металл.

Мы сняли по дороге пару лопат, затем осмелевший и чуть повеселевший Реджи пристроил в корзинку еще что-то, что я в темноте разглядеть не смог. Главное — штучка была удобная: и копать, и в случае чего — ударить врага по голове…

Безлюдный магазин представляет собой довольно занятное зрелище. Даже уходить из него не хотелось.

Проход вывел нас прямо к прилавку. Здесь тоже была масса любопытных штуковин, но я уже устал их разглядывать. Главное — за прилавком висели ружья и кое-что еще, на мой взгляд — более интересное. Ну вот взять обыкновенную паяльную лампу: немножко смекалки, умелые руки — и из нее получится замечательный огнемет…

Реджи сразу устремил свой взгляд на ружья. Он перемахнул через прилавок и схватил одно, стараясь рассмотреть его в свете наших несчастных фонариков. Оно ему чем-то не понравилось, и он снял второе… Я думал, он первое повесит, но нет — он принялся их сравнивать. На мой взгляд, эти ружья были близнецами…

— Реджи, оставь в покое ружья, — сказал я ему, протискиваясь к соседней секции шкафа. — Они нам не понадобятся…

Я правильно разглядел заинтересовавший меня предмет. Здесь висели мотопилы — отличное оружие против этих живучих монстров. Что могут пули, когда в каждом пальце Длинного больше жизни, чем в целом человеке? Другой вопрос, какая это жизнь…

А пилы были шикарными, на любой вкус.

— Я думаю, эта штука нам поможет!

Реджи скептически посмотрел на мое «приобретение».

— Пожалуй, для ближнего боя сгодится, — согласился он, присмотревшись повнимательней.

Этот магазин оказался очень удобным еще и потому, что в нем был огромный выбор слесарных инструментов и подобного оборудования.

Вскоре мы нашли небольшой станок и еще целый ряд необходимых приспособлений и принялись за работу. Я подыскал себе несколько автогенов и принялся сооружать огнемет. Реджи занялся изготовлением какой-то абсолютно невероятной четырехстволки с косо обрезанными стволами.

Вмешиваться в его работу я не стал, хотя штуковина у него получалась совершенно жуткая.

Мы могли не торопиться — магазин был полностью безопасным местом. Наконец мой огнемет был готов, я надел сварочную маску и попробовал выстрелить. Длиннющий язык ослепительного пламени вырвался из моего орудия и послушно исчез по моему приказу. Огнемет работал отлично! Теперь можно было и убираться отсюда. Мы сгрузили все «покупки» в ту же тележку, и я отбуксировал ее к выходу.

По дороге Реджи приоткрыл кассу, точнее — отделение для денег, где сохранилось несколько купюр. Забавно было видеть, как этот «святоша», боявшийся идти «на дело», проявляет себя большим профессионалом, чем я!

Оставленные в магазине деньги наводили меня на грустные мысли: выходило, что его владельцы отправились на тот свет раньше, чем собирались. Если бы они просто удрали, то позаботились бы о своем добре. Теперь оно было ничьим, и мы имели право на него как случайные наследники.

На некоторое время Реджи задумчиво застыл над ящиком с деньгами. Затем опустил руку в карман. Я было удивился — не перепутал ли он последовательность действий? Но идеалист Реджи, как оказалось, представлял ситуацию совершенно иначе. Он извлек из кармана несколько купюр и швырнул их в кассу.

Впрочем, в таком деле, как наше, деньги не играли ни малейшей роли, так что поступок Реджи пришелся мне по душе…

* * *

Нет никакого смысла пытаться кому-либо рассказать, что именно произошло. Чем дольше мы едем, тем больше я убеждаюсь в этом. Если бы люди хотели поверить в опасность, они давно бы «вычислили» ее: то, что мы видели по дороге, подтверждало это. Но нет — все предпочитали строить из себя слепцов или идиотов и не замечали в упор вымирающие города.

(Опять я упрекаю других за то, что не смог в свое время сделать сам. Но я не хочу, чтобы прозрение досталось кому-либо такой дорогой ценой, как мне.)

Странно — со временем боль утраты проходит. Поиск Длинного и погоня захватили меня так, что порой начинает казаться, что у меня и не существовало никогда другой жизни — только эта жизнь на колесах.

Мы пробыли в пути уже долгое время, но все равно продолжали двигаться на северо-запад. Майка тянула туда интуиция, — значит, путь был выбран верно. Трудностей с нахождением следов Длинного у нас не было: следы эти везде одинаковы…

В этот день мы впервые увидели вдоль дороги горы. Как далеко мы забрались от Морнингсайда! Никогда прежде я не бывал в этой части страны.

К вечеру мы добрались до одного небольшого городка.

Маленькие города — они как люди: некоторые погибают естественной смертью, некоторые умирают в результате убийства. Этот городок был убит — коварно и жестоко. Проезжая по нему, легко было представить орды карликов, врывающихся в дома и вытаскивающих готовых к бегству людей прямо из автомобилей. Нас встречали разбитые окна, выломанные двери, брошенные посреди тротуара машины…

Как знать, может быть, наш враг в конце концов действительно захватил город в открытую… Пока мог, потихоньку собирал урожай, но когда это стало подозрительным и жертвы начали разбегаться, Длинный пустил на город свои армии…

Все может быть.

Могло быть и проще: после того как большая часть населения вымерла, а остальная — сбежала, город стал добычей случайных мародеров, слетающихся, как стервятники, на падаль.

Удачное посещение магазина убедило меня, что такой «бизнес» безопасен и может оказаться прибыльным. Никого нет. Заходи, бери, что хочешь… И заходили, и брали. И даже иногда успевали с этой добычей спастись. Именно иногда… Я слышал, что в прежние времена почти все дороги этого региона были заполнены наркоманами, хиппи и просто бродягами. Сейчас мы почти никого не встречали на своем пути. Можно было подумать, что вокруг нас вымерли целые штаты. Держались только большие города — они появлялись на нашем пути, как неожиданные оазисы. Странно и дико было видеть после всеобщего запустения толпы народа… Затем наша машина выезжала за пределы города и пустота начиналась снова.

Не все города были мертвы полностью — некоторые только познавали новую болезнь, некоторые находились при последнем издыхании. Но всюду человеческая тупость создавала непроницаемый информационный барьер между жизнью и смертью: люди предпочитали погибнуть, чем признаться себе в подстерегающей их беде.

Этот городок был полностью мертв. Если бы не дорожные указатели, я бы и не заподозрил, что где-то тут есть населенный пункт: во всем городе не горело ни одной лампочки. Кромешная тьма окружала его. Улицы носили следы разгрома. То тут, то там мы натыкались на признаки взлома… да, об этом я уже говорил. Нет, все же здесь хозяйничали не мародеры: слишком много было брошенных автомобилей. Еще неприятней было замечать темные пятна засохшей жидкости на тротуарах. Почему-то навязчиво думалось, что это — кровь…

Наверное, город был совсем пуст — захватчики не стали бы оставаться на месте, потерявшем для них интерес… Значит, нападения можно было практически не бояться.

Я посмотрел на Майка: он был бледен и удивительно сосредоточен, словно чувствовал чье-то присутствие. Очень скоро его тревога передалась и мне. Если Длинный и решил организовать в этом городке ловушку, легко догадаться, кому она предназначалась.

Это мы — не кто-то — должны были угодить в его сети…

Город был пуст, и пустота с каждой секундой казалась все более жуткой. Да и была ли пустота? В городе жил страх, в нем жила смерть… Две тени с этими названиями выглядывали из-за каждого угла, ухмылялись и провожали нас долгими плотоядными взглядами.

С каждой минутой мой страх рос. Какую гадость они сумеют нам подстроить? «Нет, я не должен бояться, — приказал я себе наконец, заметив, что начинаю вздрагивать даже из-за малейшего блика, скользнувшего по стеклу. — Я должен только ненавидеть!»

Я и ненавидел. Но страх тоже оставался. Но особенно не по себе мне стало тогда, когда Майк направил машину к местному склепу. Кладбище было разрыто. Длинный совершенно обнаглел и даже не думал скрывать следы своих преступлений. Мы остановились и вышли. Здесь следовало быть особо осторожными — именно тут Длинный мог подстроить нам ловушку…

Как не хотелось идти по этом кладбищу! Даже воздух здесь был пропитан враждебностью и ненавистью.

Дверь в морг оказалась забитой, но теперь даже я — не только Майк — почувствовал, что внутри что-то скрывается.

Мы шли, оглядываясь по сторонам, и ждали, когда же Длинный даст о себе знать. Нас принесло прямо в пасть врага, и от нас зависело, разорвем мы её или она перемелет нас.

— Ладно, — сказал Майк, — возьмем наше вооружение и проверим, что здесь к чему…

Это была толковая идея — без ружья я чувствовал себя голым.

Мы вернулись к машине. Патронов у нас было предостаточно. Два патронташа я перекинул через плечи, третий застегнул на поясе. Майк достал пистолет и сунул его в карман. Я извлек из багажника четырехстволку, Майк — защитную маску, я — кепку… Огнемет, бензопила, аккумуляторная электродрель, нож, фонарики…

Экипировка закончилась, нужно было идти назад, к двери. Но мое желание делать это улетучивалось с каждой секундой. Наша авантюра казалась мне теперь чистым безумием. Что могут двое одиночек перед врагом, уничтожившим недавно целый город?

Обратно к двери мы шли, наверное, целый час — время тянулось бесконечно. Я почти не слышал дыхания Майка — он затаивал его, как и я.

Под порывами ветра трава приникала к земле, иногда мне начинало казаться, что ее топчет какой-то огромный невидимка. В разрытых могилах что-то шевелилось — я не один раз успел обмереть от ужаса, но всякий раз оказывалось, что это от ветра шевелятся корни.

Страх сгущался. Сгущалась и тьма.

Наконец мы дошли.

Майк потрогал доски: они держались надежно. Вот тогда я понял, какой находкой была для нас бензопила: с ее помощью мы могли проходить почти через любые двери! Майк отвернулся в сторону и проверил огнемет. Жестокое и хищное выражение появилось на его лице. Передо мной был не Майк-мальчишка, пусть уже выросший, а Майк-охотник, человек доселе мне почти неизвестный.

— Горите в аду! — прошипел он, разворачиваясь в сторону двери.

Так как его руки были заняты огнеметом, распиливать дверь пришлось мне. Пила работала с неприятным визгом, но доски расступались под ней, как масло под ножом. Я описал пилой неправильный овал, и кусок двери вывалился. Ударом ноги Майк распахнул ее целиком.

Хвост пламени вырвался из огнемета и ударил в черный проем. Когда огонь угас, так никого и не задев, вошел и я.

Вошел — и замер. Вдоль всех стен, уходя неизвестно как далеко, горели свечи! Можно было подумать, что мы попали в декорацию к какой-нибудь мистической феерии. Да и как знать, какой шабаш справляли тут Длинный и его карлики?!

Свечей были тысячи — или десятки тысяч, все пространство было усыпано маленькими трепещущими огоньками. И — никого… Свечи чуть слышно потрескивали. Я пригляделся и убедился, что их зажгли недавно, едва ли не перед нашим приходом. Майк тоже глядел на эти огоньки как завороженный.

Склеп можно было назвать почти уютным — если такое определение вообще подходило к склепу. Отдельные секции из нескольких ячеек разделяли тяжелые портьеры; между ними, на небольших выступах, поодиночке и группами, ютились свечи. Потолки здесь не были высокими, и освещение не резало глаза искусственной холодностью. Свечи горели мирно — словно специально дразня нас.

Город был пуст — но ведь кто-то должен был зажечь всю эту иллюминацию перед нашим приходом?!

Майк шел все время впереди меня. Мы миновали коридор, притормозили возле странного креста из деревянных планок (вначале, не разглядев, я принял его за распятие) и вновь принялись осматриваться. Отсюда шло уже два коридора.

— Надо проверить, что там, за дверью, — указал в одну сторону Майк. — Разделимся.

— Ладно…

Мы переглянулись и пошли в разные стороны. Мне предстояло спуститься в подвал.

Майку досталось еще менее приятное занятие — насколько я разбираюсь в расположении здешних комнат, за той дверью должен был находиться анатомический зал…

МАЙК

…Мне показалось, что я узнаю эту дверь. Реджи правильно сделал, что захотел пойти со мной сюда — сейчас должно было решиться, псих я или нет. Если бы я увидел там знакомую комнату с готовыми к отправке коконами и столбиками Дверей между мирами, а он — нет, мне следовало бы вернуться в клинику.

Перекладины делили плоскость двери на квадраты — точь-в-точь как я видел во время первого контакта с миром Длинного.

С замирающим сердцем я приоткрыл дверь — и увидел темноту. Точнее сказать — полутьму, синюю полутьму позднего ясного вечера. Я находился в анатомическом зале. Это простое открытие и потрясло меня, и успокоило. Уже немного смелее я шагнул внутрь и снова испытал легкий шок: во-первых, на меня кто-то смотрел, а, во-вторых, в центре комнаты, на каталке, лежал труп. Обнаженный.

Я оглянулся, стараясь понять, откуда на меня смотрят, — но безуспешно. Наверное, это было игрой нервов, но все равно мои волосы встали дыбом не просто так. Опасность была вокруг, и я не мог ее игнорировать.

Что-то темное, отдаленно напоминающее человеческий силуэт, притаилось в углу. Когда мой взгляд упал на него, по нервам пробежала горячая волна — но темное пятно оказалось всего лишь неумело повешенной шторой. Похоже, в комнате действительно не было никого.

Кроме мертвеца.

Он выглядел настолько «свежим» и неповрежденным, что поневоле настораживал. Я поднял маску и осторожно двинулся вперед, держа огнемет наготове. Вот будет «весело», если покойник вдруг вскочит с места и бросится на меня… Но он не двигался.

Не выпуская его из виду, я прошел к полкам в другом конце комнаты. Там помещался лабораторный стол. На полках блестели баночки с химикатами. Черт побери! За восемь больничных лет я совершенно забыл химию! Ни одно из названий, написанных на стеклянной таре, мне ни о чем не говорило.

Я наклонился к полкам поближе и тут же пожалел, что отвлекся от своего основного занятия: сзади раздался какой-то неприятный звук. Больше всего он походил на бульканье, но мог оказаться чем угодно — сперва я был слишком сосредоточен на реактивах, потом слух перекрыл страх.

Я резко развернулся — и ничего не заметил. Комната была по-прежнему пуста, и в ней не нашлось бы места спрятаться даже крысе!

Оставался мертвец. Похоже, я не доверял ему не случайно.

Я подошел к каталке. Он не шевельнулся. Лежащий передо мной парень был молод. Его лицо показалось мне немного знакомым — чуть позже я понял, что он напомнил мне собственное отражение, хотя очевидного сходства не было. И еще было в нем что-то женственное, так что поначалу я даже принял его за девушку. Он лежал, вытянувшись спокойно и чинно, как и подобает порядочному мертвецу. Даже если бы я захотел, то не знал бы, как к нему придраться. Труп как труп… Я рассмотрел его с ног до головы и не заметил ничего необычного. Но откуда же тогда взялся этот звук?

Я слегка наклонился над мертвецом, заранее напрягаясь на тот случай, если он вдруг вздумает меня схватить, осмотрел его — и снова без результата.

И тут звук повторился!

Я вздрогнул, будто от удара, и повернулся. Звук донесся от двери. В этом можно было не сомневаться Кто-то или что-то только что покинуло комнату.

Готовясь к драке, я прошел к двери — все мои мышцы были похожи на взведенную пружину. И что же?! За дверью никого не было! Я растерянно оглянулся в сторону трупа и снова испытал удар: трупа не было.

Он, такой материальный на вид, самый материальный из окружающих меня предметов, — исчез, растаял в воздухе. Каталка опустела…

И снова меня прошиб пот.

Я боялся не угрозы, реальной или мнимой, — я понял, что все происходящее вновь могло оказаться плодом чьего-то гипноза. Если это так… не знаю. Это было бы для нас концом. Мы с Реджи могли верить только друг другу или собственным глазам. Если шутки неведомого гипнотизера подкидывали нам что-то постороннее, мы могли потерять взаимное доверие и друг друга. А без этого можно было сразу вывешивать белый флаг и стреляться.

Нужно было удваивать — нет, утраивать! — свою осторожность… И я решил пока не говорить Реджи об этом неприятном инциденте. Во всяком случае, до тех пор, пока сам в нем не разберусь.

— Майк! — голос Реджи вернул меня к действительности.

Он звал меня, — значит, ему попалось нечто существенное.

Или он сам попался.

Я сорвался с места и помчался на его крик.

— Майк! — снова донесся голос Реджи.

Проклятая акустика не позволяла мне разобраться в его интонациях: с равной вероятностью он мог быть удивлен или напуган.

Звук его голоса привел меня в подвал.

Подвал… Неприятное место — все мое сознание восставало против необходимости идти туда.

Реджи уже поднимался по ступенькам, когда я вошел. В его руках что-то было; он вскинул оружие, я автоматически приподнял огнемет, направляя ствол прямо на него.

Мы обменялись взглядами. Реджи явно был испуган и не сразу узнал меня.

Убедившись, что мы есть мы, я и Реджи опустили оружие.

— Сюда, Майк. Здесь еще осталось кое-что, — очень невесело сообщил мне Реджи.

Я спустился по лесенке вниз и проследил за его взглядом. В первый момент мне показалось, что в углу сидит связанный карлик (связанный — потому что он не пробовал удрать или накинуться на нас), но потом я присмотрелся: судя по размерам, это был человек. Человек, покрытый черным плащом из той же ткани, что и балахоны карликов, сидел, изогнувшись в очень неудобной позе, и силился выпрямиться. Может быть, это смешно, но при виде его я испугался. Как знать, может, его присутствие здесь и эта неудобная поза были ловушкой…

Я опустил огнемет и достал пистолет. Наверное, сидящий незнакомец услышал мои шаги — он дернулся, но не произнес ни звука.

Во избежание неприятностей я поднес пистолет к его голове и приподнял дулом край плаща. Тотчас раздался приглушенный стон.

Почти наверняка несчастный был жертвой, и все же что-то заставляло меня подозревать в его появлении ловушку. Я ощущал это всей кожей: под личиной этого бедняги мог прятаться кто угодно… если, конечно, он не был посажен сюда в качестве наживки, а слуги Длинного в это время не ждали за дверью, когда мы потеряем бдительность.

— Кто ты?

Незнакомец не ответил.

— Где мы можем найти Длинного?

Молчание…

Осмелев, я откинул тряпку с его лица и… Сложно передать, какая лавина чувств обрушилась на меня!

Передо мной была Лиз… Растрепавшаяся челка до половины закрывала ее лицо, рот и нос были закрыты широкой полосой пластыря, обезумевшие от страха и боли глаза переполнены отчаяньем.

Лиз, моя Лиз… Я узнал бы ее среди тысяч.

Я думал, что Длинный подстроил ловушку, но все было проще и хуже: он «всего лишь» преподнес мне самый неприятный из возможных сюрпризов.

Лиз приподняла голову, обращая на меня свой страдающий взгляд…

— Бог ты мой! — вырвалось у меня. — Лиз! Что он сделал с тобой?

За моей спиной что-то зашевелилось — это подошел удивленный и растерянный Реджи.

— Реджи, — начал объяснять я, — это девушка из нашего городка, но она…

Я не успел договорить, потому что произошло нечто настолько ужасное, что я так и замер на месте, раздираемый болью, страхом, отвращением и… даже не знаю, чем.

Охватившее меня чувство было настолько сильным, что я просто потерял способность соображать.

Ткань на спине Лиз зашевелилась, будто вздымаемая изнутри. Картина, возникшая через секунду, на всю жизнь отпечаталась в моей памяти: кусок спины Лиз был вырезан, а на месте удаленного позвоночника шевелился нечеловеческий эмбрион. Он некоторое время возился, разбрызгивая во все стороны мерзкую слизь, затем приподнял лысую уродливую головку. Его взгляд был направлен прямо на меня.

— Неплохо играешь, мальчик! — засипел он тусклым голоском, копирующим интонации Длинного. — Но если ты поедешь на восток, ты будешь мертв…

Это выглядело настолько дико, отвратительно и жутко, что я не выдержал: комната поплыла у меня перед глазами и я на какое-то время потерял сознание.


Фантазм 1-2

РЕДЖИ

У меня не было выбора. Девчонка и так страдала, и ее было не спасти, а чудовище могло выскочить и причинить массу неприятностей. Его появление, признаться, потрясло меня. Я никогда не был любителем мерзких сцен, а эта была в своем роде уникальной. Мне даже показалось, что я схожу с ума… Впрочем, к последнему я почти привык. Так вот, выбора у меня действительно не было — я оттолкнул Майка (он почему-то упал) и направил на девчонку огнемет.

Огненная струя накрыла их, маленькое чудовище в спине Лиз задергалось и принялось вопить дребезжащим гадким голоском. Девушка чуть слышно стонала, но я не опускал огнемет, пока все звуки не стихли, а от обоих тел не остались только бесформенные обугленные кучи. Так ей было лучше… Это я знал наверняка. Хотя конечно, смерть в огне ужасна и мучительна, но…

Что я оправдываюсь? Я поступил правильно, но совесть все равно будет твердить мне, что я убийца, пока я буду жив. Но не мог я поступить по-другому… Не мог!

Майка из склепа я вывел — он был как в бреду.

Я прекрасно понимал его чувства… Мне было тоже тяжело, а если учесть, что эту девчонку он знал и, видимо, любил… Я даже не пытался успокоить его в прямом смысле слова. Он сам должен был справиться с этим горем.

Чуть позже, уже в пути, он вспомнил, что у Лиз глаза были немного другого цвета… Может быть, он просто утешал себя, не знаю. Не знаю… Я знал одно: теперь нам следовало быть готовыми и к новым сюрпризам такого рода. Это был уже не первый раз, когда Длинный оставлял нам свои «визитные карточки», но эта «визитная карточка» оказалась самой страшной. Эта девушка была похожа на ту, что все время чудится Майку. Но и для меня Длинный может подобрать кого-то «родного». И я, как и Майк, буду страдать и надеяться на ошибку: не тот, не та…

Я даже не знаю, что писать в дневнике. Мне тяжело заниматься сейчас этой работой, но если я брошу ее, размышления совсем меня доконают. Бедная девушка… За что пострадала она? Она-то была живой, пусть даже не той его знакомой: ее глаза не оставляли в этом сомнений. Эти твари не способны так мучиться…

Еще немного, и я сменю Майка у руля. Хоть какое-то занятие… Вопреки предупреждениям Длинного мы движемся на восток. Там оставался всего лишь один город — Перигорд…

Так что же мы встретим в нем?

ЛИЗ

Чем ближе мы подъезжали к Перигорду, тем тяжелее становилось у меня на душе. И дело было не только в предстоящих похоронах, не только в обострившемся предчувствии — сама дорога действовала на меня угнетающе. Когда машина мчится и остается только сидеть и ничего не делать, в голову лезут мысли. Много мыслей. Поэтому дорога так приятна, когда на душе легко, и так ужасна, когда тебе есть над чем задуматься. От монотонного мелькания придорожных деревьев возрождались все мои кошмары и страхи…

Меня удивляло, как хорошо держалась бабушка. Она давно уже заговаривала и о собственной смерти и относилась к этому так философски, что, если я не совсем извелась за время пути — благодарить за это можно было только ее.

— Я похоронила своих внуков, — почти спокойно, во всяком случае, без видимого волнения, говорила она, глядя прямо перед собой, — своих детей, теперь пришла очередь моего мужа… Я так любила его!

Краем глаза я заметила ее взгляд — и поразилась. Все ее спокойствие было фикцией, маской. Дедушка был последним по-настоящему близким ей человеком, и ее взгляд говорил об истинном размере потери сильнее, чем слова. Бедная бабушка! Как уважала и жалела я ее в этот момент!

— Но у тебя остались я и Джерри! — попробовала отвлечь я ее.

Да, мы остались… пока. Все то же гнетущее предчувствие постоянно шепчет мне, что мне придется встретиться со смертью раньше, чем положено природой. Судьбе было угодно втянуть меня в чью-то жестокую игру, и не в моих силах было из нее выйти. Я могла только ждать или бороться по правилам, придуманным не мной. По страшным правилам.

— Джерри приезжает только изредка, — напомнила бабушка. — А как ты? Тебе по-прежнему снятся все эти кошмары?

Она посмотрела на меня с таким пониманием, что я невольно ответила отрицательно:

— Да нет…

Мне не хотелось признаваться ей в последних «открытиях»; кроме того, разве это можно назвать снами? Ох, лучше бы обо всем этом и не вспоминать… Чует мое сердце: близко развязка, близко… Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить опустевшие города, мимо которых мы проезжали. Жуткое зрелище — по-другому не скажешь. Зачем мне напомнили об этом? Мне стало страшно, по-глупому страшно. Больше я ничего не слышала и ни на что не хотела отвечать.

Майк… если бы ты мог меня услышать и прийти на помощь! Что буду делать я, столкнувшись с реальной бедой, если даже ожидание ее заставляет меня так страдать? Говорят, иногда ожидание страшнее… Надеюсь, что это так.

Наша машина проехала мимо фанерного щита с названием города и цифрой, указывающей количество его жителей. Цифра была всего лишь трехзначной — я слишком поздно обратила на это внимание. Зато на пустоту улиц — сразу… Если большинство городов, встретившихся нам по пути, были уже мертвы, этот еще жил — но был при смерти. Кое-где на улицах еще встречались одинокие фигуры — но они только подчеркивали общее запустение. Еще больше я видела закрытых и забитых досками домов.

Похоже, мы подоспели к кризису. Перигорд ждала агония, и мне очень не хотелось бы ее застать.

Сколько времени мы здесь пробудем? Хотелось бы поменьше… Хотя от судьбы не уйдешь. Если Длинный не встретится мне здесь, наши пути пересекутся где-нибудь в другом месте.

Наша кавалькальда из трех машин подъехала прямо к моргу. Двери распахнулись нам навстречу, и оттуда вышли двое. Никогда я не видела людей столь неприятных: оба молодых человека были похожи, как родные братья, если не как близнецы. Черты их лиц отличались правильностью, но и она производила отталкивающее впечатление из-за полной неподвижности. Больше всего они напоминали оживших мертвецов… если не являлись таковыми в действительности. Конечно, любая работа накладывает на людей свой особый отпечаток, но не до такой же степени! Служители морга направились к нам — даже движения у них были совершенно идентичными. Роботы, заводные машины…

Мы с Джерри помогли выйти бабушке. День выдался солнечный, но от этого было только тоскливей. Похоронными делами лучше заниматься в пасмурные дни… Бабушка сделала несколько шагов и вдруг всхлипнула. Впервые за все время выдержка изменила ей.

Из двери показался пастор. Вначале он тоже мне не понравился: его глаза странно блуждали, руки подрагивали, как у алкоголика, но затем я встретилась с ним взглядом… Боже, что это был за взгляд! Судя по нему, передо мной был один из несчастнейших обитателей этого мира…

Пастор шел неуверенно, то и дело косясь назад. Подойдя к краю лестницы, он оглянулся уже открыто и поморщился. И тогда я поняла: Длинный держал его в качестве заложника! Может быть, в этот момент ему в затылок было нацелено дуло пистолета… Или это было плодом моей фантазии? Не знаю… Мне так показалось — и все. А вот несчастен и испуган он был и в самом деле. Как же он мог нести людям утешение, если сам нуждался в нем больше других?

— Я не могу, — проговорила вдруг бабушка, и я забыла обо всем.

Мы с Джерри кинулись к ней.

— Ты должна быть сильной, бабушка. Дедушка не хотел бы видеть тебя слабой…

Слова… простые слова…

Бабушка в ответ только вздохнула и подавила новое всхлипывание.

— Да, да… Я постараюсь…

Бедная моя бабушка! Бедные мы все…

* * *

Во время заупокойной службы на меня нашло какое-то оцепенение. Я сидела, тупо глядя перед собой, и ничего не слышала. Кроме нас с Джерри, бабушки и двух служителей морга, в церкви никого не было. Голос пастора был слышен неплохо, но акустика при этом делала текст совершенно неразборчивым.

Странно, но я не испытывала сейчас ни жалости к дедушке, ни тоски. Я настолько часто думала о смерти, и та настолько часто стучалась в ворота нашего дома, что ее приближение перестало восприниматься с прежней остротой. Кроме того, и сама история с похоронами слишком затянулась — за это время любое горе может перегореть. Я уже давно попрощалась с дедушкой, и теперь оставались лишь обязательные формальности, изначально не рассчитанные на то, чтобы тронуть сердце.

Вот бабушка — это другое дело. Она жила жизнью своего мужа — и продолжала теперь жить его смертью. Пока он не был погребен, он словно находился на земле, рядом с ней. Теперь же он должен был уйти в землю.

(«В землю? Если бы! Если бы!!!»)

Пастор что-то говорил, и его взгляд постепенно перестал быть таким несчастным: он просто устал, и ничего, кроме усталости, на его лице больше не отражалось… Хотя… иногда я ловила отдельные мимические выражения, объяснить и описать которые я бы не смогла. На долю секунды на его лице возникали напряженные гримасы — и тут же исчезали, словно боялись быть замеченными.

Наконец тон голоса священника изменился, и я догадалась о конце обряда.

— Во имя Отца и Сына и Святого Духа! — проговорил он, осеняя гроб крестным знамением. — Аминь!

Служители морга встали. В сердце у меня что-то сжалось. Я посмотрела на бабушку: на ней лица не было… Приближался миг последнего прощания — самый тяжелый для нее.

Но разве лежащий в гробу человек еще был дедушкой? Это был мертвец, труп, имеющий его черты. И только. Иллюзия его присутствия, насильно вызываемая всеми обрядами, только угнетала меня. Дедушки нет… Он уже давно ушел…

Бабушка начала вставать, и нам с Джерри опять пришлось ее поддерживать: бедная с трудом держалась на ногах от горя. Если бы она могла оценивать ситуацию так, как я… Пусть это цинично, но иначе можно сразу кончать с собой. Слишком много потерь пережито, слишком много еще предстоит. А сил должно хватить на все.

Я не могла не посмотреть на лицо дедушки и заметила уродующие его красные точки вокруг рта — следы шва, который был сделан, чтобы подтянуть отвисшую челюсть. Разве ТАКОЕ могло быть сделано с дедушкой? Только с его трупом, не с ним… Труп — это уже вещь. Или — почти вещь.

Бабушка зарыдала и жестом попросила нас отойти. Унимать сейчас ее было бесполезно — мы с Джерри переглянулись и подчинились ее просьбе. Зато к бабушке сразу же подошел пастор и обнял ее за плечи. Она не оттолкнула его — этот несчастный и явно слабый человек пользовался ее доверием. Может быть, в силу привычки, но она ждала душевной поддержки именно от него.

— Знаю, как вам сейчас тяжело, — проговорил пастор, — но помните, что он теперь в руках Господа нашего…

Пастор говорил это удивительно искренне — за это я его тоже начала уважать.

— Помните, что он избавился от боли и страданий…

Джерри дернула меня за руку, и я переключила внимание на нее. Мы присели на один из самых задних рядов, неподалеку от выхода, и она заговорила:

— Последний поезд — в шесть часов, я должна уехать им…

Если бы Джерри стукнула меня по голове, вряд ли я была бы потрясена больше. Она бросала нас, бросала в тот момент, когда поддержка любого человека была на вес золота! Бабушка чуть жива от переживаний — я побаиваюсь даже, выдержит ли ее сердце, — а я сама… Я была на грани нервного срыва, если не за его гранью. Оставаться вдвоем нам было просто противопоказано: речь пошла бы о том, кто первый сорвется и доведет другого до больших неприятностей.

— Ты что, с ума сошла? — выпалила я, не веря в ее предательство. — Ты должна быть здесь… быть здесь… еще хотя бы один день…

Я бы повторила это еще раз десять подряд, если бы Джерри меня не остановила.

— Нет, я не могу! — одернула она меня. — Я должна вернуться обратно: меня ждут Брюс и Стиви… Кроме того — двадцать минут до станции… Ты же знаешь — бабушка сильная женщина, она может все вынести!

Я вздохнула. Джерри была права. У нее была своя семья, и ее жизнь принадлежала мужу и сыну. Это обо мне некому плакать, умри я завтра. Я не имела никакого морального права задерживать Джерри тут и тем более — подвергать ее опасности. Мой страх — мой эгоизм. Она и так много сделала, приехав сюда…

— Спасибо тебе, — ответила я, стараясь скрыть дрожь в голосе.

Я оставалась одна. Одна!

— Если будут какие-нибудь проблемы, — Джерри встала и поглядела в сторону выхода, — звони. И смотри — поосторожнее здесь…

Я кивнула. Смысл последней реплики дошел до меня позже. Джерри сбегала, спасалась от неведомой, но такой ощутимой опасности. Что ж, не мне судить ее… Я и сама предпочла бы сбежать. Но здесь была бабушка…

Джерри вышла. Я не сразу пошла за ней — ее уход поверг меня в какой-то шок. Когда я наконец смогла сдвинуться с места и вышла следом, Джерри уже не было.

Дверь привела меня в склеп. Он отличался от склепа, виденного мною в видениях, но ненамного.

Как во сне я прошла несколько шагов, потом заметила боковую скамеечку и села. Мне было все равно, где сидеть, — я все еще переживала свое одиночество.

Будь я в несколько лучшем состоянии, ничто бы не заставило меня добровольно остаться в этом месте, но, повторяю, я была как в полусне.

Джерри уехала… Это было для меня полной трагедией. И, что самое худшее — я не была готова к этому. Неужели страшная реальность откроется именно сейчас, когда я не смогу ей противостоять? Нет, я должна найти в себе силы.

Должна!

Я попробовала взять себя в руки, но вдруг голова знакомо закружилась — подошло «время видений».

«Только не это! — взмолилась я про себя. — Не сейчас!»

Похоже, мольба возымела действие: склеп никуда не пропал. Я по-прежнему сидела на скамейке, и ничто не изменилось вокруг.

Вот только Джерри уехала…

Что я буду делать, если бабушке станет нехорошо? Я даже не знаю, как найти тут врача. И спросить не у кого… Я не на шутку тревожилась за здоровье бабушки: еще в Морнингсайде доктор предупреждал, что у нее не все в порядке с сердцем и ей нельзя волноваться. Но разве мог он запретить дедушке умереть? Лишь одно утешало меня: она должна была быть готова к такой развязке. Дедушка был стар, а люди не вечны… Конечно, она знала все заранее и могла с этим смириться. Лишь бы только в естественный ход событий не вмешались неожиданности.

И тут я удивительно ясно ощутила, что бабушка скоро умрет. Очень скоро. Может быть, завтра или даже сегодня. Эта мысль испугала меня. Я чувствовала, что встречусь с Длинным после ее смерти. Если правдиво одно предчувствие, значит, может осуществиться и второе…

От размышлений меня отвлек хрипяще-хлюпающий звук. Я подняла голову, еще не понимая, что это. Одно дело — видения (к тому же я воспринимала их через чужие органы чувств) и совсем другое — реальность.

Так вот, я взглянула в сторону, откуда послышался этот странный звук, — и обмерла: за поворотом быстро скрылся край черной одежды! Здесь же прятались карлики!

Видение?

Но в таком случае дедушкина смерть — тоже видение. И этот город… Не многовато ли? Я должна была срочно проверить, реальность это или нет. Прежде чем действовать, надо убедиться, в каком из миров ты находишься.

Я до боли стиснула кулаки, потом раскрыла их и увидела, что на ладонях выступила кровь.

Кровь была настоящей. Боль — тоже.

— Нет, это не сон! — сама не знаю, почему эти слова вырвались у меня вслух…

Все. Игры и ожидание закончились. Я огляделась. Полусон и вся усталость, казалось, слетели с меня. Чтобы выжить, нужно драться. И я буду это делать, пока хватит сил. Ко мне пришла решимость. Холодная и твердая. Раз я здесь, раз ЭТО произошло — пусть будет схватка. Они не люди — и с людьми им только предстоит всерьез познакомиться.

Тупой машине, бесчувственному истукану или искусственно оживленному рабу не понять той ярости, с какой человек умеет защищать себя и все, что ему дорого. Внутри каждого человека есть какая-то струна, которую лучше не задевать, потому что последствия окажутся для всех непредсказуемыми и порой разрушительными.

Моя струна была задета. Я завелась.

И лишь одно грызло мне душу — одиночество. Если бы рядом со мной был Майк!

— Майк! — сказала я вслух. — Где ты, Майк?!

Сказала — и ощутила, что это призыв: словно нечто материальное оторвалось от меня и полетело куда-то.

Нет, не куда-то! К нему.

Я жду тебя, Майк… Только побыстрее, пожалуйста. Слышишь? Конечно, слышишь!..

МАЙК

«Где ты, Майк?» — спросила она, и ячейки склепа начали таять — я просыпался.

Не впервые я слышал ее зов, но давно уже он не был так четок. В последний раз я чувствовал его с такой силой только в клинике — он и вывел меня оттуда. Наверное, до сих пор нас разделяло большое расстояние, да и сама езда на автомобиле. Сейчас же Лиз должна была находиться где-то неподалеку.

Я вскочил с кровати. (Мы с Реджи ночевали в одиноком мотеле посреди дороги. Просто чудо, что это здание уцелело во время общей разрухи. Впрочем, у Длинного на него могли быть свои виды — например, чтобы отлавливать приезжих, когда с маленькими городками будет покончено. За большие-то он браться пока не решался…)

Я посмотрел на Реджи — тот еще спал. Еще бы! Едва ли не впервые за последние несколько недель мы лежали в настоящих кроватях. Но сейчас было не до комфорта!

— Реджи! — заорал я. — Она в опасности!

Реджи сел на кровати. По развившейся за время путешествия привычке ни он, ни я не раздевались, так что хоть сейчас были готовы в дорогу. Реджи посмотрел на меня и захлопал глазами:

— Кто?

Я чуть не разозлился — нашел же он время разыгрывать из себя тупицу!

— Ну та, другая девчонка!

Лишний раз произносить при нем имя Лиз мне не хотелось. Пусть он был моим другом и я не скрывал от него ничего — все, имеющее отношение к Лиз, казалось мне слишком интимным, чтобы я трепался о ней на каждом шагу.

— Да, полгода назад ты это уже говорил, — нехотя отозвался Реджи, всем своим видом показывая, насколько ему не хочется вставать и отправляться в дорогу.

— На этот раз я уверен. Она находится где-то поблизости, и рядом с ней — Длинный. Пошли!

Реджи скорчил страдающую мину.

— Бог ты мой! — нарочито простонал он. — Ну и денек! Сначала ты говоришь, что она там, потом — что она здесь… Она всюду у тебя, да?

Он не хотел сейчас никуда ехать. Он хотел спать.

— Может быть, — буркнул я.

А Реджи все продолжал ворчать:

— Я не уверен, что она — не какое-нибудь видение…

Он мог выступать так без конца, и я решил, что пришла пора одернуть его.

— Послушай, Реджи! — начал я. — Мы находимся близко от них. Мы должны найти их, понимаешь? И ее, и Длинного…

— Ну хорошо, хорошо… — Реджи направился к двери.

Меньше чем через минуту мы уже заводили машину.

Лиз… Как бы я хотел успеть ей на помощь вовремя! Но я знал лишь общее направление, а искать человека наугад по всей стране и найти без вмешательства потусторонних сил невозможно.

Но разве наша связь не имела потустороннего привкуса?

Итак, я надеялся только на чудо… и еще на то, что мне удастся хоть немного выспаться по дороге, пока машину будет вести Реджи.

ОТЕЦ МЕЙЕР

Как истинный христианин, я не имею права сетовать на свою судьбу: каждому человеку положен свой крест, и он должен нести его с достоинством, но испытание становится для меня все более непосильным. Я все чаще преклоняю колени перед алтарем и молюсь: «Господи, зачем ты меня оставил в этот страшный час торжества Врага рода человеческого?»

Боюсь, меня не слышат… Зато он, Враг, слышит все. Он следит за каждым моим движением, часто приказывает мне, как поступать: например, требует молчания, угрожая, что, говоря правду, я попаду в сумасшедший дом.

У меня нет мужества, чтобы пойти в психиатрическую клинику. Я грешен и слаб. Может, поэтому Господь и оставляет без внимания мои молитвы… Вся моя жизнь — это ложь. Я хожу среди зла и делаю вид, что не замечаю его. Иногда меня начинают одолевать сомнения, не сошел ли я с ума в самом деле. Может, то, что я принимаю за дьявольское искушение, — обыкновенные галлюцинации?

Но я видел! Видел этот кошмар наяву… Люди умирают, а потом приходят снова в измененном обличье. Их лица остаются прежними, но тела сжимаются, а кожа темнеет. Они приходят ко мне и дразнят. Я все жду, когда эта свора оживших мертвецов бросится на меня и утащит в ад, но они продлевают мои мучения, не причиняя никакого видимого вреда.

Я нужен им — хотя бы для того, чтобы другие решили, что все в порядке. И я не могу этому воспрепятствовать. Единственное, что я могу, — молиться за них и — увы, я настолько слаб! — за себя, чтобы эта беда обошла меня стороной. Может, мои молитвы не слышат именно потому, что последнее желание, греховное и насыщенное эгоизмом и страхом, звучит в них наиболее искренне.

Но что я могу сделать, если я боюсь? Я ведь никогда не был святым. И даже остатки моей храбрости держатся, увы, не на молитве. Моя сила духа — позор, но куда от этого деться! — спрятана в небольшой металлической фляжке, которую я всюду ношу с собой. Ну и в бутылке, конечно…

А вот сейчас я молюсь искренне и не за себя — мне жаль эту женщину, проехавшую почти полстраны, чтобы привезти тело мужа в это проклятое место. Не знаю, в чем согрешила эта супружеская пара, но наказывают их сейчас жестоко. Да и девчонку мне тоже жаль. Уж она-то вряд ли успела принести миру много зла.

Я видел много похорон, особенно за последнее время. Теперь, казалось бы, их число должно пойти на спад: умирать просто некому, — но нет, не раз за неделю мне приходится провожать граждан Перигорда в их последний путь. Я видел много слез — и текущих по лицам, и скрытых в глубине души, но такие, как у этой женщины, встречаются редко. Она копила их долго, пока чаша не переполнилась… И пусть слез было не так много, они были невероятно горьки. Большая часть их проливалась внутри души. Вот там их было много, целое море…

«Я так тебя люблю», — говорила она.

Даже на свадьбах это признание обычно не звучало так проникновенно. Неужели человек познает искреннюю любовь только с годами? Или просто отсеивается все мелкое и наносное, и выдерживает до такого возраста лишь истинная Любовь?..

Странно, но я уже начинаю забывать, когда последний раз венчал новобрачных… Смертей — сколько угодно, а вот свадеб почти нет. Неужели и впрямь конец света близок? Я никогда не позволял себе гадать о его приближении — при моей квалификации это оказалось бы сплошным дилетанством и искусом.

Я серый, средний человек… Но за что тогда Небеса послали мне испытания, достойные святого? Мне же не вынести их. Я одинок, и мои молитвы не находят ответа.

Я повторял это уже десять раз, и повторю еще сто: «Господи, зачем Ты меня оставляешь? Пошли Святого Духа укрепить меня! Восстави меня, Господи!».

«Я буду скучать… мне будет не хватать тебя» — рыдает старушка у гроба. Господи, не дай ей увидеть того, что видел я! Прости ей, прости всем!!! Разве мы хуже других, разве мы не такие же дети Твои?

Я тоже готов расплакаться, и руки мои сами тянутся к заветной фляге. Я улавливаю момент, когда на меня точно никто не смотрит, и подношу свое сокровище к губам. Обжигающая сладковатая жидкость льется мне в рот и наполняет кровь теплом.

Прости меня, Боже!

Старушка замолкает, слезы душат ее. Мне очень хочется встать и помочь ей, но я не рискую. В такие моменты лучше не вмешиваться: любые слова могут пойти во вред. Я еще поговорю с ней. Обязательно поговорю…

Она еще способна взять себя в руки. Появляется платочек, и прозрачные капельки исчезают с ее лица. Слезы души так не вытрешь. Душа плачет кровью… Она целует на прощание супруга и заставляет себя уйти. Именно заставляет — я вижу, каких сил ей это стоит. Она проходит мимо меня, тяжело переставляя ноги. И все же… ей легче в одном: она не знает, что может ждать ее мужа в ближайшее время, после похорон… Господи, прости эти погубленные души!

Спиртное сделало свое дело: мне уже немного легче, но хочется еще. Некоторое время я пытаюсь бороться с собой, но, увы, слабость побеждает. Я снова отвинчиваю пробку, и мои руки дрожат от нетерпения.

Это замкнутый круг — мне сложно рассчитывать на помощь Небес, пока не справлюсь с этим грехом, но пока я не могу на нее рассчитывать, я не могу и отказаться от этого греха. Алкоголь хоть как-то поддерживает меня — отказавшись от него, я совсем сойду с ума. Да, я знаю, самый страшный грех — это неверие, и все же… По-видимому, вера такой силы, чтобы я мог полностью положиться на волю Божию, мне не дана. И мне остается в тысячный раз упрекать себя за то, что я грешен и слаб, и вновь, обливаясь слезами раскаяния, тянуться к бутылке и грешить.

Но я не могу иначе! Не могу!!!

Вино, коньяк, виски — все это дьявольское зелье… Не потому ли он меня так смог опутать?

Но почему меня? Разве я был хуже других? Ах, да, это я уже пьян — думать об этом тоже грех. Но далеко ли до греха в этом страшном мире? Эти карлики, это вечное кощунство… До каких пор я должен его терпеть? Как ненавижу я сейчас Врага! Я готов пойти на любой подвиг, на любое преступление, лишь бы избавить от него мир. Или хотя бы этого несчастного покойника. Да упокой Господь его душу!

Но чего я добьюсь, кроме погибели своей души, если такие порывы возникают у меня под воздействием греховного напитка? А почему греховного? Грех — не знать в нем меры. Весь Израиль, со святыми и пророками, пил, так почему мне отказано в этом праве? Вслед за этим мне начинают лезть совсем греховные мысли, но я быстро от них открещиваюсь. В конце концов, пристрастие к алкоголю — мой главный грех. В остальном я ничем не хуже остальных, а значит, могу еще надеяться на спасение… Главное — поменьше думать о себе и побольше — о других. Вот об этом несчастном, душе которого не дадут найти покой. Как жаль, что я не знаю древних обрядов, ведь в свое время церковь умела бороться с силами тьмы совсем другими, более эффективными методами…

Я уже давно собирался провести один эксперимент, но никак не решался. Теперь — решусь…

Я подхожу к гробу. Лицо покойного кажется мне расплывчатым. (Странно, я ведь выпил совсем немного!)

— Прости меня, Господи! — взываю я к распятию вслух. Вслух молиться лучше: не вмешиваются посторонние мысли, способные запросто влезть не к месту и осквернить текст молитвы. — Я должен положить конец этому святотатству!

Я весь дрожу — возмущение против кощунства и страх борются во мне. Нет, я не могу отступить…

Это измена, грех… Пусть я возьму на свою душу грех меньший — я буду еще вымаливать прощение за него. Я не могу больше закрывать глаза на то, что вижу. Мы должны положить конец всему этому…

За дверью слышен шум мотора подъезжающей машины — скоро начнутся похороны… Мне надо торопиться. Я смотрю на Спасителя. Как грустны его полуприкрытые глаза! Небеса отказывают мне в знамении или в каком-либо знаке. Это тоже испытание, я сам должен решиться. Сам должен сделать выбор… Но как страшно его делать!!!

Где моя фляга? Нет, только не сейчас… Да и пуста она, давно пуста… А времени нет. Прости меня, Господи!

Я достаю серебряный нож… Раз они сохраняют покойникам головы, значит, именно мозг я и должен разрушить… Я поднимаю кинжал — он весит несколько тонн. Мои руки с трудом выдерживают его вес. Замахиваюсь. Опускаю… Лезвие входит покойнику в рот. Легко входит…

Сзади раздается отчаянный крик. Тихий, но страшный, как крик убиваемого… Я вздрагиваю и оборачиваюсь. У самого входа стоит моя бедная старушка. Ее лицо бледнеет на глазах. Что же она подумала обо мне?

Наши взгляды встречаются, и она вдруг валится на пол. Ее тело глухо ударяется о мраморный пол… Бедная женщина… Если бы она могла понять, РАДИ ЧЕГО я это сделал… Но лучше бы не знать. И мне лучше не знать. Никому такое знание не принесет счастья.

Рукоятка кинжала торчит изо рта покойника. Я выдергиваю клинок и вытираю его.

Прости меня, Господи! Если можешь, прости…

ЛИЗ

Они были здесь. И только с этим я должна теперь считаться. Ощущение, охватившее меня, можно было назвать странным, но я не боялась, не умирала от страха, наоборот — моя решимость была холодной и трезвой.

Сейчас день, рядом находятся другие люди значит, эта шайка не могла причинить мне вреда. Наоборот, они должны были бояться огласки и вести себя тихо. Их время наступит ночью, когда я буду совсем одна. А сейчас я могу пройтись по склепу и рассмотреть его. Чем больше я узнаю сейчас, тем легче мне будет потом.

Я еще не знаю, что собираюсь делать, но разведка нужна всегда. На всякий случай я вынула булавку: это хрупкое на вид украшение могло послужить неплохим оружием. Маленькая бабочка — наконечник и металлический острый стержень, чуть ли не игла… Во всяком случае, он даст мне возможность увидеть, какого цвета у эти тварей кровь. Ну, нелюди! Берегитесь!

Жаль вот только, что нет Майка… Но он будет тут. Я определенно знаю, что будет.

Я встала, пошла вперед. Мне было все равно, куда идти, — лишь бы не забрести в какой-нибудь подвал или место, слишком отдаленное от людей, где мой крик может быть не услышан. Здесь же, в склепе, акустика была неплохая.

Итак, что я знала о своих врагах? Они очень сильны — но и очень неповоротливы. Они могут внушать людям (или вызывать у них) видения — и в то же время знакомы с нашей психологией весьма поверхностно. Они не умеют достаточно точно предсказывать наши поступки, а сами в большинстве случаев действуют стереотипно.

Все это, пожалуй, уравнивало шансы в борьбе. Смелость и находчивость (их, надеюсь, у меня хватит) не случайно веками ставились выше грубой физической силы. Длинный совершил огромную ошибку, показывая мне видения. Он был слишком уверен в себе — и это тоже сыграет против него.

Они могут играть на неожиданности, на человеческом страхе — но видения уже приучили меня к их «неожиданностям», и я в основном знаю, чего можно от них ожидать. Внезапное появление карлика в странной одежде может вызвать шок у неподготовленного человека — меня же их вид не пугает. Сердце, конечно, прыгает, я ведь все же не камень. Но это пустяки. И кроме того, дав заявку на моё участие в игре, они дали мне и возможность подготовиться к ней — хотя бы психологически. А сила воли, как известно, прекрасно может противостоять гипнозу. Главное — не дать им застать себя врасплох!

Я прошла мимо нескольких ячеек и вышла в центральный проход. В нескольких шагах от меня, на пересечении двух коридоров, стоял гроб. Я подошла к нему поближе и нахмурилась. Черт побери! Он весь был покрыт землей! Неужели эти сволочи обнаглели до такой степени, что даже не прячутся? Или они ЗАСТАВИЛИ меня увидеть землю?

Я подошла ближе и наклонилась над гробом. Нет, земля мне не померещилась. Она была довольно светлой, глинистой и сильно пахла сыростью. Такая наглость меня просто взбесила. Неужели дела в этом городишке зашли так далеко, что Длинный перестал скрываться? Да нет, не может быть!

Я снова пригляделась к гробу. Похоже, его выкопали только сегодня: земля на нем, хотя уже немного начала подсыхать, еще оставалась влажной.

И тут мне на плечо опустилась тяжелая мужская рука.

Я вздрогнула. Мне не надо было объяснять, кто это. Я знала все заранее и ничуть не удивилась, увидев знакомое бледное лицо. Передо мной был Длинный. Пустые прозрачные глаза смотрели на меня сверху вниз.

Майк представлял его довольно точно: плоский лоб, выступающий подбородок, безжизненность всех черт… И холод — жуткий холод, струящийся по воздуху вокруг его угрюмой фигуры!

Прикосновение Длинного вызвало у меня отвращение, я поспешила вывернуться из-под его руки. Нет, я не торопилась сбегать: мне хотелось рассмотреть главного врага получше.

Итак, холод, вытянутая фигура, седые тонкие волосы, достающие до плеч.

И взгляд — пустой и невероятно чужой. Нет, не только пустой. Я прищурилась, стараясь увидеть в его глазах хоть тень присутствия души — и вдруг меня охватил страх. В его глазах пряталась сила. Я не знаю, как ее назвать, но она способна была уничтожить одной своей огромностью.

«Нет! — прикрикнула я на себя, стряхивая ее воздействие. — Ничего этого нет! Он не сильнее любого другого человека!»

Все это заняло считанные секунды.

По лицу Длинного пробежала легкая тень.

— Похороны сейчас начнутся, — проговорил он глухим нечеловеческим голосом.

Его рука разжалась.

И тогда я поняла, что мне надо бежать. Просто поняла…

И я побежала…

Не знаю, внушил ли он мне эту мысль, или я сама пришла к такому решению, подсознательно уловив какую-нибудь вторую, побочную опасность. Мне лично предпочтительнее второй вариант. Так или иначе, едва почувствовав свободу, я удрала. Может быть, мне просто стоило обдумать все в более спокойной обстановке.

О булавке и о своем желании посмотреть на цвет их крови я вспомнила уже позже. Булавки не было у меня в руке — я потеряла ее, хотя совершенно не представляла себе, когда и как. Уже намного позже перед моими глазами видением предстал Длинный. Он стоял возле грязного гроба и рассматривал булавку. Похоже, он таки укололся: на ее кончике зрела капля.

Желтого цвета.

Длинный поднял булавку повыше, улыбнулся почти сладострастно и приоткрыл рот. Капля упала ему прямо на язык. Длинный облизнулся. Его синеватый язык высунулся изо рта и прикоснулся к булавке, слизывая остатки жидкости.

Желтая… Впрочем, это было всего лишь видение — а как я могла ему доверять?

ОТЕЦ МЕЙЕР

Пустота… Пьяная, тяжелая пустота окутывала меня. Я сидел дома и никак не мог вспомнить, как туда добрался. Я вообще ничего не помнил и не хотел помнить. Для меня больше ничего не осталось в этой жизни — только пустота и тьма.

Ночи… В них всегда скрывается нечто особенно мучительное. Мало того, что в это время суток силы зла властвуют почти безраздельно, — вместе с темнотой приходят и мысли, способные уничтожить в человеке все лучшее, превратить его душу в прах, не прилагая никаких усилий. Ночь — это время страданий и тягостных мыслей. Это время испытания души на прочность — и не я способен его выдержать… Ночью приходит страх. Он стучится в двери, скрипит паркетными дощечками, грызет потихоньку сердце и завывает ветром за окном.

Ночи… как я вас ненавижу! Меня спасает бутылка. Только она…

Я знаю, что спиваюсь, что обжигающая влага вытесняет из меня все человеческое, — и даже хочу этого. Я хочу забыться, прекратить свое существование, которое никому не приносит удовлетворения. Если бы я еще хоть что-то мог… Если бы мог!

Мне не жалко себя. Если бы мне подвернулся удобный случай, я бы отдал свою жизнь за что-то или за кого-то, но этот случай мне не дается. Иногда я дохожу до того, что начинаю его вымаливать…

Сейчас я пью. Мои руки дрожат все сильнее, но я ничего не могу поделать. Это уже не нервы — это алкоголизм. Да, я алкоголик, самое презренное из человеческих существ… И все же, люди, знайте, я вас люблю. Хотя бы потому, что ненавижу Врага и его банду, измывающуюся над вами.

Я наполняю стакан и глотаю, не ощущая вкуса. Я уже не соображаю даже, что именно я пью. У меня много разных напитков. Этот — самый крепкий. Кажется…

Скоро слуги Врага придут ко мне и начнут ломиться в мой дом. Долго ли еще они будут надо мной издеваться?

Я не ошибся — в дверь что-то стукнуло. Плевать… я не выйду. Я уже насмотрелся на них. Сейчас они, должно быть, злы на меня за покушение на труп. Это их дело… Я не подойду… я не подойду.

Но они стучат снова, и я не выдерживаю:

— Нет, не беспокойте меня!

Это плохо… я не должен с ними разговаривать.

Я должен защищать себя знамением — но не могу этого сделать, потому что пьян. Креститься в таком состоянии — это кощунство. Я недостоин Его помощи… не достоин…

Дверь дергается.

Может быть, им надоело меня пугать, и сегодня день моей казни? Они вполне могли вынести свой приговор…

Я был удобен им, пока молчал и бездействовал, но теперь… Я выступил против них, и они это так не оставят.

Я не хочу, чтобы они вломились в мой дом… Я встаю и иду к двери. Ноги плохо слушаются меня: я выпил слишком много и в то же время — слишком мало, чтобы плюнуть на них и забыть об их существовании.

Дверь достаточно прочна, чтобы выдержать их атаку. Эти карлики слабаки, и им не удастся снести ее просто так, а оружия у них я не видел.

За окном воет ветер… Может, это он ударил в мою дверь? Я могу проверить. Очень просто — у двери есть глазок. Но мне не хочется этого делать. Лучше не знать.

— Это просто ветер, — говорю я зачем-то вслух. — просто ветер…

Мне хочется заглянуть в глазок. Искушение сильно, но я останавливаю себя. Зачем смотреть, если я знаю, что это не ветер? Я могу убеждать себя сколько угодно — но в дверь стучат они.

Лучше не видеть, лучше не знать… Где там моя спасительная бутылка? Страх… будь ты проклят!

Я с трудом дополз до стола и схватился за вожделенный сосуд. Через минуту я почувствовал некоторое облегчение. Теперь у меня хватило бы сил для разговора с этими мерзкими тварями.

Они снова стучат в дверь чем-то тяжелым… На нервы действуют, вражьи дети!

— Будь проклят этот ветер! — закричал я, снова поднимаясь с места.

Меня шатает. Я немного переусердствовал со спиртным.

Да, я чуть не забыл, что во время первой прогулки к дверям защелкнул на них цепочку…

В моей голове все спуталось — будь проклято это вино… или что я там пил?

Наконец я добрался до двери. Она слегка двоилась, но я взял себя в руки и изображение восстановилось. Так было лучше — во всяком случае, я знал, в какой из глазков смотреть.

Я посмотрел — и сразу все опьянение слетело с меня. На моем пороге стоял вчерашний мертвец. Тупо смотрели на меня его мертвые помутневшие глаза. Красные точки вокруг рта в лунном свете казались черными. Мертвец шагнул ко мне, я шарахнулся в сторону, и комната опрокинулась.

Я понял, что падаю, уже на лету, затем последовал удар и все померкло…

Сгинь, нечисть, сгинь… отрекаюсь от тебя…

ЛИЗ

Как рано стемнело… Я думала, у меня есть еще в запасе немного времени, чтобы привыкнуть к опустевшему дедушкиному дому. До чего же быстро пролетел день… Я просто не заметила, как он ушел. И вот за окнами темно, мы с бабушкой одни… Подумать страшно!

Бабушке плохо — похороны подействовали на нее сильнее, чем я ожидала. Или — не похороны? Что-то подсказывает мне, что бабушка догадывается о кладбищенских непорядках. Неужели она что-то заметила? Может быть, но спрашивать об этом у нее бесполезно: она не станет откровенничать. Такая у нее натура — любую тяжесть она станет нести в одиночку, пока не согнется под ней и не рухнет…

Только бы ее сердце выдержало!

Я проверила все запоры, закрыла окна, в том числе и на втором этаже, но все равно не почувствовала себя в безопасности. Глупо было рассчитывать на замки: выбить стекло или сломать дверь им ничего не стоит.

Ну что ж… если я переживу эту ночь, мы еще потягаемся.

Как странно — я думала, что действительно готова к решающему бою, но теперь, когда время его подошло, я убеждаюсь, что это не так. Хотя бы потому, что у меня нет оружия… Да и много чего еще у меня нет. Лишь бы пронесло сегодня… Я знаю, что можно сделать, хотя бабушке это бы очень не понравилось. Здесь много закрытых и брошенных домов — в каком-то из них могут найтись и ружья. Если я переживу эту ночь, я обязательно пошарю по чужим квартирам. Похоже, мне придется избавиться еще от многих предрассудков.

Бабушка легла спать. Свет у нее горел, но в комнате было подозрительно тихо.

— Бабушка! — негромко позвала я, выходя в коридор, и не получила ответа.

Признаться, я очень испугалась за нее в этот момент: она вполне могла умереть от инфаркта…

Я поспешила в ее комнату и вздохнула с облегчением, только увидев, что она мирно спит, забыв выключить свет.

«Слава Богу…» — подумала я, нащупывая выключатель.

БАБУШКА

Вся моя жизнь была перенасыщена драмами и неприятными событиями, и даже на старости лет я не знала настоящего покоя.

Но этот… с позволения сказать, священник — он выходил уже за все рамки. Как только земля его носит?! И этот маньяк еще отпевал моего мужа? Ужасно… нет слов.

Я спала отвратительно. Всю ночь мне мерещилась все та же сцена: священник поднимает нож над гробом и опускает его прямо на голову моего мужа… У меня нет для него ни проклятий, ни слез — то, что он сделал, слишком чудовищно.

Эта сцена повторялась без конца. Постепенно к пастору присоединились еще и служащие морга, затем какой-то очень высокий господин с бледным лицом — все они поднимали ножи и били… били… били… Когда в очередь к гробу выстроились какие-то уродливые карлики, я заставила себя проснуться.

Мне было очень неуютно в этом пустом доме без мужа… Страшно неуютно.

Я огляделась: как знать, на что способен этот маньяк-священник, — вдруг ему взбредет в голову прийти ко мне ночью и… Ладно, не буду об этом. В моем возрасте уже нечего бояться — но мне все же было страшно. Я приподнялась в кровати и зажгла свет… Точно, как я не заметила сразу: лампа должна была гореть — я специально ее оставила, чтобы успокоиться. И вот — в моей комнате явно кто-то побывал.

Нет! Еще хуже — кто-то находился в ней и сейчас. Пусть мне говорят, что я немного глуховата — но скрип паркета я расслышала точно. Страх охватил меня с новой силой, но я вспомнила вдруг, что нахожусь в доме не одна.

В самом деле, ведь свет вполне могла выключить моя девочка. И она же могла сейчас идти по коридору…

— Элизабет? — спросила я.

Ответа не последовало.

Я присела в кровати и стала искать очки. Они должны были быть где-то на тумбочке.

— Лиз?

Ни звука… Уж не почудилось ли мне? Все может быть… В комнате было очень тихо — и я уверилась, что в ней никого нет. Мысль о том, что где-то рядом спит внучка, несколько успокоила меня, и я решила вновь прилечь. Точнее, я попросту упала на спину — и чуть не умерла от страха: подо мной что-то было! Я отшатнулась и, кое-как повернувшись, посмотрела на предмет, так неожиданно возникший в моей кровати.

Боже! Возле меня лежал муж!!!

Я замерла на месте. Это был он — и только он, ничто не заставило бы меня спутать его с кем-либо другим. Он лежал в моей кровати и был мертв — даже следы от шва вокруг рта виднелись по-прежнему четко.

Чуть оправившись от первого шока, я поняла, что маньяк-священник решил-таки меня довести. Это он притащил его из могилы и тайно сунул мне в кровать. Он, кто же еще!

Святотатец, кощунствующий извращенец! Как только руки у него не отсохли сделать такое!

Я снова посмотрела на дорогое мне лицо — и снова испытала шок, на этот раз еще больший.

Мой муж пошевелился и открыл глаза!!!

Мне стало дурно, я закричала и вдруг поняла, что куда-то проваливаюсь…

МАЙК

Я боролся со сном, и сон побеждал. За окном удивительно однообразно мелькала зелень лесозащитной полосы, сам вид одинаковых и скучных древесных крон погружал меня в сонливое состояние. А если еще сложить все недостающие часы…

Деревья мелькали, и это длилось час, два, день, месяц, полгода… да, приблизительно столько прошло с того времени, как мы выехали. Если время вообще хоть что-то значит в этом мире. От зеленого мелькания у меня начала кружиться голова. Затем я стал смотреть по сторонам и увидел девчонку, стоящую у обочины возле какой-то заброшенной на вид фермы. Высокая. Темноволосая. Чуть сутулая — как это часто бывает с высокими девушками — но ее это ничуть не портило, даже наоборот, придавало свою особую прелесть. Личико хитрое, немножко лисье… У нее были очаровательные груди — мне так и захотелось их пощупать. Она лежала на шезлонге посреди знойного пляжа и жмурилась от солнца. Голая…

Тьфу! Как это она могла нежиться на солнце, если она «голосовала у обочины»? Путаница какая-то. И одета она была довольно основательно: джинсы, куртка…

И все же как соблазнительно торчали ее груди! Небольшие, но упругие, аккуратненькие… И еще она на кого-то похожа — но я никак не могу вспомнить, на кого… Надо бы ее посадить, не то она совсем зажарится на этом пляже в такой теплой одежде…

Полный бред!

Я тряхнул головой и проснулся. Никакой фермы со стоящей у обочины девчонкой не было.

А жаль… у нее такие груди… да и в кои-то веки мне приснился обыкновенный, а не вещий сон!

— Ну что, проснулся, да? — обрадовался Реджи.

Ему явно не терпелось смениться за рулем.

— Мне приснилась девчонка, — зевнув, начал я.

— Привет! — раздался с заднего сиденья женский голос.

Я обалдело оглянулся, и челюсть моя начала отвисать: это была она! Та самая, приснившаяся! Вначале я просто удивился, но уже через секунду мне это не понравилось. Мои сны — вещь, прямо скажем, не слишком обычная. И раз она возникла из сна, то ничего хорошего ожидать от этого не приходится.

— Я не хотел беспокоить тебя, парень, — принялся объяснять Реджи, — но примерно миль пятьдесят назад я ее подсадил. Майк, это Алхими.

— Очень рада с тобой познакомиться, Майк! — лукаво улыбнулась она.

Нашел чему радоваться! Пусть она ничего, с такой девчонкой любой был бы не прочь приятно провести время, но не следует забывать, в какое мерзкое дело мы впутаны. Просто жалко ее, вот и все! Нужно было срочно предупредить об этом Реджи. Пусть уж лучше она топает пешком куда там ей надо, чем рискует подцепить лишние неприятности. Если только не поздно — не зря же она приснилась мне.

Говорить с Реджи при ней было затруднительно, и я решил воспользоваться первым же предлогом.

— Слушай, может быть ты остановишь? Мне отлить нужно…

Получилось, конечно, не слишком культурно, но если девчонка не захочет ехать дальше с такими хамами, как мы, — туда ей и дорога. Я ничуть не расстроюсь.

— Конечно, — с готовностью отозвался Реджи.

Можно было не сомневаться, что после остановки за руль придется садиться мне. Что ж, и на это я был согласен.

А денек-то какой выдался! Солнце слепило глаза, зелень соперничала в яркости со своими открыточными изображениями, цветы пахли до головокружения, а весь насекомый мир устроил, похоже, состязание в вокале. Все кругом звенело, трещало, попискивало… Яркая жизнь кипела вокруг нас — всем этим существам можно было радоваться собственной безопасности. Счастливые твари… И почему я не кузнечик?

Мы отошли в заросли травы, подозрительно похожей на осоку, но более мягкой. Реджи все время косился в мою сторону, будто стеснялся. Хотя не исключено, что он заранее угадал мое намерение начать разговор об Алхими. Я не стал тянуть время.

— Реджи, эта девушка мне приснилась как раз перед тем, как я ее увидел. Знаешь, почти все девушки в моих снах умирают. Я думаю, в целях собственной безопасности ей не стоило бы связываться с нами.

Реджи поморщился. Мне не надо было объяснять, чем вызвана такая его реакция: Алхими успела вскружить его глупую голову. Реджи вообще близко нельзя подпускать к девушкам: он или разнервничается и начнет комплексовать, или сам все испортит. А эта к тому же строила ему глазки… Еще бы он не вдохновился ее присутствием!

— А твои сны, — ехидно осведомился Реджи, — они что, всегда сбываются?

— Не всегда, — вынужден был признаться я.

— Ну вот! — радостно заявил Реджи. Он не хотел расставаться с девчонкой просто так. Надеялся на что-то… Вот смешно будет, если она пойдет с ним.

Хотя черт их знает, этих девчонок! От этой всего можно было ожидать — это уж точно…

— Но очень часто! — одернул я его.

— К черту, Майк! — громко воскликнул Реджи.

Я даже испугался, что девчонка его услышит.

— Пусть сама решает! Мы давно уже в дороге, и сам знаешь, как мне кое в чем трудно…

— Реджи, не той головкой думаешь!

— Да ладно…

Препирательства могли затянуться надолго, и я совсем не был в восторге от этого. Если уж Реджи что-то втемяшивалось в голову, переубедить его было практически невозможно.

— Эта девушка в опасности, — как можно жестче сказал я.

Последовала новая вспышка раздражения:

— Ну ладно, она в опасности с нами — но тогда она в опасности и без нас… По крайней мере, если она будет с нами, мы можем ее защитить. Разве это не логично?

Логично… Да, с этим сложно было спорить. Не мы ее подобрали — сама судьба поставила беднягу на нашей дороге. И разве действительно ей не опасно было оставаться одной? В одиночку-то Длинный быстрее мог ее прикончить… И все же сдаваться мне не хотелось.

— Но… — начал было я, но тут же передумал. — В общем-то ты, наверное, прав, может, это и логично…

Сочинить что-либо вразумительное я не мог, и мне оставалось только согласиться.

— Вот именно! — Реджи торжествовал.

Бедная девчонка…

Мы привели в порядок свои штаны и побрели к машине. Так не хотелось покидать это милое местечко, но я знал: там, впереди, меня ждет Лиз. Пусть уж Реджи разбирается сам со своей Алхими… Имя-то какое!

Пока мы «гуляли», Алхими вышла из машины и присела на капот, подставляя солнцу и без того уже загорелое личико. (Хотел бы я видеть ее без этой курточки!)

— Куда ты направляешься? — спросил ее я.

Алхими приветливо улыбнулась и прищурилась.

— В Перигорд, — ответила она, и все краски дня начали меркнуть в моих глазах. — Это мой городок, всего миль двадцать отсюда…

Ну что ж… Я не ошибся — ее свела с нами сама судьба. Перигорд был последним пунктом по этому направлению. В Перигорде находилась Лиз. В Перигорде поджидал нас Длинный.

— Ну, держись, Перигорд! — объявил я, садясь за руль. — Мы едем!

И тут я вспомнил, на кого была похожа Алхими — на исчезнувший труп в морге!.. Хотя то был мужчина… И все же…

ЛИЗ

Утро оказалось солнечным и нежным. Ярко-зеленые листики березы играли на солнце прямо за моим окном. Глянешь на них — и забудешь, какие гадости существуют в жизни. И на душе светло, и вообще хорошо… Даже петь хочется! А может быть, я сама выдумала весь этот мрак? Может, и нет Длинного, нет карликов, а есть только вот этот, созданный для счастья, день? Как весело играет солнышко на листьях… За окном поет какая-то птица. Я вслушиваюсь в ее голос — и тут меня пронзает новая мысль.

А бабушка? Как пережила она эту ночь?

Судя по всему, я спала долго, и бабушка уже давно должна была встать. Но в доме было тихо.

Тихо, как на кладбище…

— Бабушка! — позвала я.

Она не ответила!

Неужели ей действительно стало плохо? Может, она лежит в кровати и слабо стонет, будучи не в силах позвать меня?

Я выбежала в коридор.

— Бабушка!

Тревога росла, я по-прежнему не слышала в ответ ни звука. Возле ее двери я остановилась: что будет, если я застану ее мертвой?! У бабушки больное сердце, она пережила потрясение, значит… Нет, нельзя и думать об этом!

Я распахнула дверь и кинулась к ее кровати. Кровать была пуста! Белели мятые одеяло и простыни — бабушка ни за что не оставила бы белье в таком состоянии. Но ее самой не было.

Я обвела комнату взглядом и вздрогнула: окно было открыто!

Но неужели бабушка, моя старушка, могла вылезти через него? Дикость, чушь… Может быть, она просто вышла в туалет? Наверное… Я не могла поверить в это. Сама не знаю, почему, но не могла.

Взгляд мой упал на столик. Что-то навязчиво привлекало к нему мое внимание: то ли там чего-то не хватало, то ли, наоборот, присутствовало что-то лишнее. Я пригляделась… и не поверила собственным глазам!

Пузырьки с лекарствами разлетелись во все стороны, упали на пол очки, освобождая место, — но лишь один предмет остался неподвижным.

Тот предмет, которого вообще не могло здесь быть.

В столик была воткнута моя булавка! Та самая, которую я потеряла при встрече с Длинным. Я потянулась к ней и попробовала выдернуть — острие оказалось глубоко вогнанным в поверхность столика.

Булавка… Бабушки нет… Голова кругом идет!

Наконец, после нескольких усилий, булавка очутилась у меня в руках. И тут я заметила кое-что еще: вокруг нее виднелась маленькая лужица очень знакомой мне жидкости…

Зато я уже не удивилась, когда секунду спустя услышала в своей голове жуткий голос, — голос Длинного. Речь шла о бабушке:

— Если ты хочешь получить ее, приходи сегодня вечером…

Я бессильно опустилась на кровать. Он все же нашел способ обыграть меня!

МАЙК

И кто это придумал писать на щите при въезде в город количество населения? Кто подсчитывал его с такой точностью? Ежедневно люди рождаются и умирают, пускаются в путь в поисках богатства или справедливости, оседают в новых местах, надеясь, что нашли наконец вожделенный покой.

Но на таблице написано четко: «Население — 891 человек». Не больше и не меньше, словно сюда не впустят лишнего приезжего, да и своего младенца попросят поскорее убраться подальше, чтобы не портить статистику. Умирающим и того хуже — не иначе как перед уходом в мир иной с них требуют расписку в том, что они позаботятся, чтобы население города увеличилось ровно на одного человека в день их смерти…

Все это, разумеется, полная чепуха. Даже если мертвецы и отъезжающие заключали такие идиотские контракты, за их исполнением никто не следил. Город был удручающе пуст. Не настолько, правда, как те, которые мы уже встречали. Иногда на улице возникали одинокие пешеходы, но, завидев машину, тут же бросались прочь.

Мимо нас проплывали заколоченные окна и забитые двери — все было так же, как в тех местах, где Длинный со смертью полностью собрали свой жуткий урожай.

— Это, похоже, город-призрак, — проворчал Реджи.

— С тех пор как я уехала, многое изменилось, — поспешила поддержать разговор Алхими. Она так и липла к Реджи.

— Да? И давно ты уехала?

Мы миновали автомобиль, застывший возле тротуара с распахнутыми дверцами.

— Может быть, лет десять назад, — не слишком уверенно ответила Алхими.

Болтовня… Кому это надо? Город пуст, и причина его опустения ясна. То, что тут кто-то уцелел, всего лишь подтверждало мои худшие догадки. Но что я мог сделать? Зачем только Алхими понесло сюда именно сейчас?! Раз она обходилась без своего городка десять лет, могла потерпеть и еще пару, пока все не закончится. Эх, судьбы человеческие! Ну и странные же пути вы выбираете порой!

— Мы должны найти место, где можно остановиться, — напомнил я.

Алхими привычно растянула губы в улыбке.

— Ребята, — объявила она, — вы хорошо отнеслись ко мне, и я думаю, что мой дядюшка не откажет вам в комнате.

— Ну что ж, это было бы неплохо…

Неплохо… Здесь все будет плохо. Единственное, что может нас спасти, — это возможность поскорее отсюда убраться. Но у нас — во всяком случае, у меня — такой возможности нет. Карты сданы. Хотя точки над «i» еще не расставлены. Длинный здесь… Значит, все только начинается, и схватка окажется сразу и первой, и последней. Если погибнем мы — погибнут все. Но если мы сдадимся и отступим — тоже погибнут все. Таков расклад на сегодня, а завтрашний день покажет, чья взяла…

ЛИЗ

Я шла, и ветер дул мне в лицо. Ветер… Откуда он взялся? Почти весь день я просидела, не сходя с места. Жаль, что я не могла видеть свое лицо — я не удивлюсь, если окажется, что за это время я постарела.

Бабушки нет… Она у Длинного…

Мысль об этом обжигала меня раскаленным железом.

Бабушки нет, а я даже не успела проститься с ней по-человечески. Но что дало бы мне прощание? На всей земле не оставалось у меня ни одного близкого человека. Кроме Майка — но я не знала теперь, существовал ли он в действительности, или я сама его выдумала, спасаясь от собственного одиночества.

Майк, если ты есть, поспеши!

Я зову его, но звать уже нет сил, и мысль не отделяется от меня и не летит через километры, как прежде. Прости, Майк, я больше в тебя не верю.

Ноги несут меня прямо к кладбищу. Нет, еще не вечер и я не готова идти на свидание к Длинному. Я иду к своему дедушке. Он там, где человек должен уже понимать и видеть все. Может, хоть он даст мне совет?

Я иду медленно — ветер мешает мне идти… Нет, это не ураган — легкий ветерок, но все равно… Я подхожу к могиле. О небо! Она раскопана… Хотя почему это еще удивляет меня?

Длинный уже бросил мне вызов. И вызов принят. Так почему же исчезновение гроба и разрытая могила должны еще меня потрясать?

Как жаль, что у меня нет времени, чтобы подготовиться к встрече достойно… Ложь. У меня было время. Горе и неприятности всегда приходят в неурочный час. Для них просто нет специально отведенного времени. А на подготовку мне было дано восемь лет, и если я еще что-то изображаю из себя — это уже мои собственные проблемы. Это — слабость, и чтобы выжить, я должна от нее отказаться…

Меня отвлекает от размышлений всё тот же голос. Длинный следит за мной, он знает, где меня следует искать, — и находит… Или это голос звучит у меня в сознании, с которым он вышел на прямой контакт.

— Они оба у меня! — хохочет он.

Он уверен, что уже победил. Но нет — я не сдамся так просто! Я не могу сдаться!

— Нет, бабушку я тебе не отдам! — шепчу я в ответ.

Я могла бы и не говорить этого вслух — Длинный слышит мои мысли. Но я сказала — и ветер унес эти слова.

Ветер… Несчастный ветер…

МАЙК

Внезапно я ощутил тоску. Не боль, не страх, а именно это чувство, по-женски выразительное и трогательное. Это была не моя тоска — ее испытывала сейчас Лиз.

ЛИЗ!!! Я еле сдержался, чтобы не закричать. Она была где-то рядом, близко, невероятно близко… Я поискал глазами ее щуплую худенькую фигурку — но никого не увидел. Приближался вечер, темнело быстро, и улицы опустели.

Мы уже приближались к цели, как вдруг Алхими жестом попросила остановиться. Автомобиль затормозил, и мы выбрались из машины. Кругом царило знакомое запустение: по тротуару были разбросаны самые немыслимые вещи, брошенные автомобили стояли по обе стороны дороги, беспомощно распахнув дверцы.

Алхими поежилась и направилась к дому.

— Господи… Что здесь произошло? — услышали мы через несколько секунд ее срывающийся голос.

Я открыл капот: мне не слишком нравился звук мотора. Реджи присоединился было ко мне, но мы оба не могли сосредоточиться. Оказавшись на улице, мы уже по привычке больше следили за ближайшими предметами, ожидая, не мелькнет ли возле них подозрительная тень.

— Я пойду осмотрюсь, ладно? — зачем-то спросила нас Алхими. Она попросту боялась идти к дому одна, и нам пришлось последовать за ней.

— Смотри, свет в окне, — встрепенулся Реджи.

Я оглянулся. Да, действительно, в одном из окон горел свет. Потом за окном мелькнул чей-то силуэт и спустилась занавеска — наше внимание оказалось замеченным. Хозяевам дома оно не понравилось…

— Видел?

— Да.

— Они — как в ловушке… Слишком напуганы, чтобы выйти, — только смотрят и ждут…

— Да…

Действительно, было похоже на то, что несчастные обитатели Перигорда все понимали, но дожидались своей очереди дома, вздрагивая от каждого звука и прислушиваясь к шуму автомобильного мотора. Наверняка Длинный приезжал за ними по ночам… Но почему они молчали? Почему не сопротивлялись? Меня ужасала и возмущала такая жизнь без жизни — жизнь, покорная смерти. Она была недостойна людей. Хотя… я слишком плохо знал их, чтобы иметь право осуждать. Люди не всегда виноваты в собственной слабости. Пусть я недопонимаю что-то сейчас, но, может быть, осознание смысла их действий придет ко мне позже. Если, конечно, я выйду из этой переделки живым.

Незаметно для себя я оказался на крыльце роскошного двухэтажного особняка. Роскошного — после стольких дней дороги… Дверь была заколочена несколькими массивными брусками. Алхими таращилась на них с явным недоумением.

— Черт! — выругалась она, повернулась к двери спиной и прислонилась к ней. — Не могу поверить в то, что они просто бросили все и уехали!

Я тоже знал, насколько это непросто. Но ее родственникам еще повезло: раз дом заколочен, они успели удрать отсюда по своей воле, а не отправились на прогулку до кладбища в одну сторону…

— У меня даже ключа нет! Я не знаю, как мы сюда войдем!

Дни дороги отучили меня от излишних церемоний.

— Предоставь это нам, — сказал я, оттаскивая ее от двери. Алхими настолько растерялась, что даже не стала сопротивляться.

Я кивнул Реджи, и он поднял свою пилу. С противным визгом это орудие вгрызлось в дерево, полетели опилки.

Алхими смотрела на это зрелище как зачарованная.

Ну что ж… раз судьба привела ее в Перигорд, пусть приучается к жизни «на военном положении».

ЛИЗ

Вечер. Время «Ч»…

Я иду к склепу, к моргу или как там называется их штаб. На улице темно, а Майк так и не появился, хотя я и была уверена на все сто, что он где-то рядом.

Как быстро здесь темнеет… не успеваешь оглянуться. Только что был день — и вот темнота. Так и вся наша жизнь. Мелькает, мчится куда-то, и кажется, что нет ей ни конца, ни края, — но вот проходит день, и оказывается, что кругом уже темно. Занавес опущен. Пора уходить…

Но я не хочу уходить, я хочу жить… Может быть, и утро наступит так же быстро, и я опять буду потягиваться под солнечными лучами и радоваться веселью природы?

Зачем гадать…

Мрачная громада склепа стоит передо мной. Здесь решается моя судьба. Здесь находится моя бабушка, если — во что верится все слабее — она вообще еще жива. Я не верю Длинному.

Как мне не хочется идти сюда! Но куда я денусь… Если он придет за мной домой, это будет еще больший проигрыш. Или все же стоит вернуться, поискать оружие? И как это я забыла о вчерашнем плане? Нет, поздно… Они наверняка следят за каждым моим шагом, и стоит мне только повернуться к ним спиной… Страшно подумать!

Я подошла к двери и дернула ручку. Они даже не удосужились ее открыть… Или специально проверяют? Дверь ведет в церковь, но… Это звучит абсурдно, но кто сказал, что небеса и нечисть, в ее исконном, первозданном виде, — вещи взаимоисключающие? Похоже, они просто стараются поменьше соприкасаться с церковью. Интересно, а как в таком случае обстоят дела с кладбищами, на которых земля освящалась? Раньше других просто не было…

Ладно, мысли уводят меня совсем не туда. Мне просто страшно — вот я и стараюсь отвлечься. Страх противен. Он похож на залезшую прямо в грудь лягушку — холодную и мокрую, но с когтистыми лапами. И вот чуть что — она начинает там скрестись…

Чтобы лучше видеть, я забираюсь на балкон-галерею и иду по нему. Пока я не видела никого. В этом они придерживались своей традиционной тактики…

Чем ближе приближалась я ко второй двери, ведущей непосредственно в склеп, тем сильнее брыкалась моя «лягушка». Вскоре меня едва ли ни не тошнило от страха.

Ну почему я иду сюда? Зачем?

Наконец последние метры остались позади. Возле двери я остановилась. Сделать последний шаг оказалось труднее всего.

Ну, с Богом…

Я зажмурилась и толкнула дверь. Она покорно поддалась…

РЕДЖИ

Подлая штука — жизнь. Только найдешь стоящую девочку, с которой можно приятно провести время, как оказывается, что ты должен срочно все бросать и бежать сломя голову на кладбище. Приятная перспектива, не так ли? И все остальное было не лучше: даже в доме, где я мог приятно посидеть в обнимку с Алхими и насладиться чашечкой кофе, я должен был зачем-то заниматься превращением этого уютного домишки в военную цитадель. Обидно, черт возьми!

Я прикрутил проволкой гранату к подоконнику и набросил веревку, привязанную к кольцу, на раму. Надо полагать, потенциального взломщика это очень обрадует — от радости он наверняка взлетит в воздух.

Майк прилаживал к окну обрез. Система была все та же: попытка раскрыть ставни привела бы к тому, что веревка потянула бы за курок и гость получил бы в лоб разрывную пулю.

Алхими наблюдала за всем этим вполне философски, и в ее глазах не угасал иронический огонек. Славная девочка…

— Я думаю, теперь мы приблизились к нему, — снова с глубокомысленным видом сообщил мне Майк.

Честное слово, его болтовня о Длинном надоела мне настолько, что из-за одного этого стоило уничтожить объект его рассуждений.

Ну да, Длинный здесь. Так что, я этого, что ли, не знаю? Для чего, спрашивается, мы занимаемся всей этой дурью с оружием и взрывчаткой? Уж ясное дело — не для свадебного фейерверка…

Вообще, поработали мы неплохо. На первом этаже ни щелки не осталось без сюрприза. Если Длинный и иже с ним сунутся сюда, для них получится «ночь находок». Разумеется, если они не научились проходить сквозь стены.

— Ага… — отозвался я, проверяя, хорошо ли натянута веревка. — Можешь мне не верить, но спать будем сегодня спокойно.

— Ты будешь спать спокойно, только если я не буду находиться рядом с тобой! — пообещала мне Алхими.

Хотел бы я находиться рядом с ней — но Майк явно не собирался устраивать мне это удовольствие. Ему приспичило идти — и мне его не остановить… Его, видите ли, ждет Лиз. Ну так и пусть ждет. А меня ждет Алхими…

Майк молча махнул рукой в сторону двери.

Конечно, я мог заявить ему, что не пойду, но тогда он попрется туда один и наверняка влипнет. Спасу с ним нет!

Мы подошли к двери.

— Вы разбудите меня, когда вернетесь? — поинтересовалась Алхими.

— Конечно!

Еще бы мы ее не разбудили… если она еще будет спать после вполне вероятных выстрелов и взрывов.

Майк пропустил меня вперед и накинул петлю на дверную ручку — последний сюрприз для незваных пришельцев.

— Ну, пошли, — буркнул он себе под нос и рванул в сторону автомобиля с такой целеустремленностью, что я понял: уговаривать или задерживать его попросту бесполезно.

Как бы там ни было, но кое в чем Майк — настоящий сумасшедший.

ЛИЗ

Передо мной был короткий коридорчик, посреди которого светилось боковое окно. Я не оговорилась, — наверное, эта часть здания была достроена позже и поглотила первоначальную.

За окном что-то двигалось. Я прильнула к стеклу и замерла: там происходило самое таинственное действо из всех, имевшихся в запасе у Длинного.

Передо мной был анатомический зал. В центре помещения стояла каталка, возле нее возвышалась передвижная полка со странной аппаратурой; особо выделялись среди нее сосуды, полупогруженные в пластмассовые корпуса с тумблерами и кнопками. Один из них был пуст, в другом, соседнем, желтела прозрачная, слегка опалесцирующая жидкость. Чуть поодаль, у стены, виднелись шкафы с реактивами. Около одного шкафа стоял довольно высокий темноволосый мужчина. Когда он обернулся, я узнала одного из «мертвецов-близнецов», местных служителей. Но не это привлекло мое внимание. Над столом, на специальном подъемнике, что-то двигалось. Нет, не что-то. Когда подъемник начал опускаться над каталкой, я увидела труп. Похоже, покойник преставился недавно: он был бледен, но синие и коричневые пятна еще не успели выступить на его теле. Хотя… Его могли хранить и в холодильнике.

Труп опустился на каталку, служитель морга подошел поближе — и зажимы подъемника, уже пустые, отъехали в сторону. Я затаила дыхание: неужели на моих глазах действительно должен разыграться процесс превращения человека в зомби? Да, похоже на то…

Служитель морга повернулся в мою сторону — я отшатнулась, но его взгляд был неподвижен и пуст. Он не смотрел на меня, он вообще никуда не смотрел — просто механически переводил взгляд с места на место и случайно прошелся по опасной для меня траектории. Его пустой взгляд задержался на столике с какими-то медицинскими инструментами, а я вернулась на прежнее место.

Руки служителя потянулись к длинной трубке, заостренной на конце, — было бы большим преуменьшением назвать ее иглой. Ее диаметр был сравним с хорошим лезвием шпаги. Затем служитель слегка отодвинул аппарат и присоединил к нему идущую от иглы трубку капельницы, поднял свое оружие и с размаху воткнул мертвецу в грудь.

Его движение было настолько жестоким, что я вздрогнула.

Толстая игла вошла в тело; служитель морга повернулся к прибору, передвинул рычажок и… Мне стало дурно: в пустой сосуд фонтанчиком полилась темная венозная кровь! Она пузырилась и булькала внутри сосуда, отдельные капельки покрывали еще чистые стенки мелкими крапинками. Сосуд наполнялся быстро — вскоре просвет между уровнем жидкости и крышкой почти исчез. Кровь… Нет слов, до чего это было мерзко! Я даже забыла о страхе — отвращение вытеснило все остальные чувства.

Наконец кровь перестала прибывать. Служитель морга равнодушным неживым взглядом окинул труп, посмотрел на аппарат и перевел рычажок в другое положение. Трубка капельницы наполнилась желтым. Жидкость во втором сосуде начала убывать. Так вот из чего была сделана их мерзкая кровь!

Неожиданно я услышала звук открывающейся двери, а вслед за ним — стук колес по полу. В помещение ввезли что-то тяжелое, и оно двигалось теперь в мою сторону. Я огляделась, ища укрытие. В стене коридора был небольшой выступ, а кроме него не было даже намека на более подходящее убежище. Выбора не было — я метнулась за выступ и присела. Лишь бы только мимо меня шел не человек! Эти твари слишком неповоротливы, им не придет в голову пялиться по сторонам. Только бы пронесло! Лягушка в моей груди зацарапалась и запрыгала. Сердце тоже.

Из-за угла показались колеса второй каталки, на этот раз более грубой, чем обычная медицинская. И немудрено: на ней возвышался гроб! Комья земли были еще настолько свежи, что осыпались по дороге. От гроба несло мертвечиной.

Чем ближе слышались шаги, тем жарче мне становилось. Пусть от этих мерных шагов ног несло холодом — я сгорала.

«Ту-тук!» — ударяли по полу каблуки. «Ту-тук!» — дергалось в груди мое сердце.

Шаги затихли около меня. Все… Он меня обнаружил! (Как мне жарко… все плывет… А что это за желтый туман перед глазами?)

«Вот и всё», — подумала я, но шаги возобновились.

«Ту-тук… ту-тук…»

Обливаясь потом, я приоткрыла глаза и увидела спину. Он прошел мимо! Я была на волосок от смерти, но на этот раз она решила меня пощадить…

Еще несколько секунд я следила за удаляющимся могильщиком, а потом поняла, что в первую очередь мне следует отдышаться.

Так вот ты какой, страх: сперва морозишь, потом поджариваешь на адском огне… Меня просто колотило.

Могильщик дошел до дальней двери и перешагнул через порог внутрь склепа.

Больше сидеть здесь мне было незачем: если он пойдет обратно, лучше перебежать в более безопасное место. Я встала. Вдоль пути каталки виднелись осыпавшиеся земляные комочки.

Что ждет меня там, внутри?

Не надо гадать… не надо!

Я пошла в сторону второй двери, куда только что въехала каталка. Там, в глубине, меня ждали бабушка… и Длинный. А может быть — смерть.

Что ж… я уже видела, как она выглядит…

МАЙК

Лиз умирала, во всяком случае, так я почувствовал. В этот момент стало плохо и мне, но внезапно пришло облегчение. Значит, ее пронесло — смерть прошла рядом, так ее и не забрав.

Реджи странно посмотрел на меня — должно быть, в минуту контакта я не сумел скрыть своих чувств, — затем покачал головой.

Мы подъезжали к кладбищу. Автомобиль шел тихо, фары мы не включали, так что наше появление вряд ли привлекло чье-либо внимание. Но у самого въезда пришлось притормозить: кладбище не пустовало. Две фигуры усердно копошились в земле около небольшого надгробия. Я попробовал рассмотреть лица — но заметил лишь намордники респираторов. Могильщики были настолько заняты своим делом, что ничего не видели вокруг.

Именно такими они являлись мне в видениях: тупые и ограниченные создания… Реджи уставился на них. Я видел, что он одинаково готов и броситься на могильщиков, и сбежать, но пока не знал, на что решиться.

— Могильщики, — сказал я вслух, — я их и раньше видел в своих видениях. Это те самые, которые выкапывают для Длинного тела.

Реджи понимающе кивнул, затем ненадолго задумался и изрек:

— Похоже, их здесь мало.

Это был явный намек на то, что он рвется в бой. Я тоже не собирался засиживаться в машине, и мы вышли.

— Погоди… давай сначала осмотримся. Может быть, здесь спрятался еще кто-нибудь…

Замечание было по существу — от Длинного можно ожидать любого подвоха. Но Лиз… Я думал теперь только об одном: успеем ли мы найти ее, или Длинный отыщет ее первым. Я не знал, что он сделает с ней, с нами, но за нее я боялся сейчас намного больше, чем за себя.

А нас тем временем окружала тишина, и лишь позвякивание лопат нарушало ее. Могильщики трудились… Судя по количеству уже разрытых могил, работать им оставалось недолго.

Столько же, сколько людям — жить… Не нужно быть провидцем, чтобы заключить: скоро Перигорд будет мертв…

ЛИЗ

…Я осторожно шла следом за могильщиком, стараясь попасть в такт его шагам. С каждой минутой я все больше убеждалась, что он не оглянется, но все же…

Страх неподвластен человеку. Его можно перебороть, не подчиниться ему, поступить вопреки — но будешь ли ты его испытывать, не зависит от силы воли. Я уже сама не знала, куда и зачем иду. Может быть, меня ВЕЛИ… Я продвигалась вперед шаг за шагом, метр за метром и все ждала, когда мне в плечо вцепится ледяная рука Длинного. Или он не удосужится встретить меня лично? Тогда все произойдет по-другому: захрюкает-засопит карлик, зашаркают по полу маленькие ножки, а потом сразу несколько рук вцепятся в меня и потащат в ту комнату, где один из мертвецов-близнецов разделывает трупы.

Или не только трупы? Тот, кого я видела, был похож на живого человека. Я не хотела об этом думать — но это было так. Вряд ли из мертвеца кровь текла бы так быстро, да и консистенция и цвет ее изменились бы…

С другой стороны, если вдуматься, те же служители морга, могильщики, «незнакомка» в сиреневом платье — все они практически не отличались от нормальных людей — если не считать выражения лиц. Да и сам Длинный… Может быть, для таких «полноценных» зомби, работающих на нашей Земле, им требовались только живые люди? Упаси боже меня от подобной участи!

Я шла, и сердце мое сжималось и билось лихорадочно и дико, словно старалось добить утаенные за время паузы удары. И я жила в тот миг ожиданием собственной смерти, подкрадывающейся в тишине. Сейчас раздадутся ее шлепающие шажки… сейчас…

И я услышала.

Звук был новым — видения не дали мне возможности познакомиться с ним. Шелестящий, тревожный, как шепот…

Это и был шепот! Я остановилась, потрясенная этим открытием.

Могильщик завернул за угол и скрылся, увозя свой жуткий груз. Я стояла…

Как описать этот шепот, полный затаенной надежды и боли? Чуть слышные слова бились о ближайшие стены и бессильно затихали, как бьется, кроша свои хрупкие крылья, бабочка о стекло. Жутко было слушать эти слова — жутко и удивительно. Я вслушалась — и удивление мое выросло: это были слова молитвы! Все ясно — я сошла с ума… Мои нервы не выдержали…

Я шагнула вперед, в сторону звука. Все правильно: рядом был вход в церковь. Еще шаг — и молитва прекратилась. Молчание, еще более оглушающее и полное, обрушилось на меня, как тонна ваты из самосвала.

Ни звука. Тишина…

ОТЕЦ МЕЙЕР

Сегодня я трезв….

Сегодня — мой день. Я слишком долго бежал по жизни, подменив этим бегом смысл своего существования. Я бежал по жизни, я бежал от жизни — и передо мной возник тупик. Мосты сзади сожжены, стены обрушены, и мне не преодолеть эти завалы. Обратной дороги не существует. Выход из тупика ведет только в одну сторону — вверх…

Я не стал пить: спиртное подхлестывает сзади, как плетка, и заставляет бежать дальше. Я прибежал… Мне плохо. Физически плохо — тело требует выпивки. Голова раскалывается, в горле жжет… Но во фляге у меня вода: я больше не поддамся искушению! Я молюсь. Я давно не молился так искренне. Я вообще лишь сейчас начинаю понимать, что такое молитва, — и это подтверждает, что час мой пробил. Может быть, я умру сам, не сходя с места. Может, эти твари ворвутся сюда и прикончат меня.

Я не стану сопротивляться — если так произойдет, значит на то воля Божия…

Как всё-таки легче становится на душе от молитвы! Как мелок после нее мир, который мне скоро предстоит покинуть… Я никогда не вдумывался в суть молитвы — хотя тысячу раз повторял ее толкование, обдумывая каждое слово. Смысл не в словах. Но понимать это начинаешь тогда, когда душа уже находится на полдороге между землей и Небом. Я еще жив, тело еще мучит меня, и уши слышат чьи-то шаги — едет каталка. Слуги дьявола занимаются своим черным делом… Недолго им осталось — скоро грядет Страшный Суд…

Нет, не надо искушений, я не должен гадать… На все воля Божия — только это я и должен знать.

Враг проходит мимо, но вслед за ним в тишине кто-то крадется. Замирает… Шаги легкие, чуть слышные… Опять идет, проходит мимо меня.

Я выглядываю из-за угла.

Девушка. Та самая молоденькая девушка, которая хоронила деда. Господи! Что она делает здесь? Зачем ей это надо? Бедное дитя… Спаси ее, защити и помилуй…

Она уходит. Может быть — в жизнь. Может быть — в смерть. Я не должен гадать. Мне хочется выпить… сильно хочется… Тело слабо!

Она ушла, но молитвенное настроение пропало. Я дошел до какого-то нового состояния, но тут же скатился вниз. Может быть, мне стоит пройти в храм?..

Как велики и непредсказуемы козни врагов — они выставили на алтарный стол какой-то свой ящик! Возмущение потрясло меня до глубины души. Неужели мало им кощунств, что совершают они над людскими телами, когда те лишаются души? Будь они трижды прокляты, эти существа, — как посмели они войти в Храм? Грехи мои — вот ключ, оставленный для них в двери… Напрасно я полагался на простые запоры.

Но что за штуку они приволокли сюда? Что за дьявольское изделие? Оно похоже на небольшой гроб… Может, там, внутри, сдохший карлик? Я должен узнать, что это такое!

Я подхожу к столу и приподнимаю лакированную крышку. Она легко поддается — но под ней скрыта еще одна, сделанная из тускло поблескивающего металла. На ней — три кнопки, расположенные примерно на одинаковом расстоянии. От ящика веет смертью. Это не гроб — скорее всего некая машинка, предназначенная для убийства.

Мне нечего терять. Я должен знать… Я нажимаю кнопку — и боль, войдя в руку, отшвыривает меня в сторону. Рука тотчас же немеет… Я начинаю сомневаться, что смогу теперь пользоваться ею, как прежде. По руке изнутри струится щекотка. Я все же поднимаю ее — и привычно подношу ко лбу. Крестное знамение…

Наверное, ангел-хранитель подтолкнул меня под локоть, напоминая об этой защите от нечисти. Я начинаю креститься — раз, другой… Щекотка проходит. Боль в душе тоже начинает униматься. Надо снять ящик с алтаря и выбросить — но пока у меня не хватает решимости.

Храм осквернен — так пусть хоть крестное знамение защитит его от вражеского произвола!

Я иду по Храму к выходу, непрерывно крестясь. Очень быстро моя рука устает, движения становятся все скованней и мельче… Господи, дай мне силы!

Я подхожу к границе раздела Храма и склепа. Там, за невидимой чертой, начинаются их владения. Я же слишком слаб, чтобы выйти со своей территории, и слишком ничтожен, чтобы рассчитывать на помощь Божью. Я останавливаюсь у черты и замираю. Вдруг мне показалось, что сзади меня стоит кто-то большой и черный…

Сгинь, сатана, изыди!.. Я поднимаю руку, чтобы начертить еще одно знамение, но она бессильно опускается вопреки моей воле.

За мной действительно кто-то стоит. Я оборачиваюсь.

Враг не похож на себя: он не хромой, глаза его не сияют адским пламенем, и ни красоты, ни уродства невозможно найти на его угрюмом лице. И все же я знаю, что это он. Так и веет от него Вражьей силой. Только что серой не пахнет… У Врага много обличий — я не поддамся его маскараду!

И голос его — дьявольский, идущий из Преисподней:

— Нам больше ваши услуги не потребуются!

Господи, дай мне силы! Укрепи меня! Ноги подкашиваются… Как хочется выпить!

По крупице, не знаю уже откуда, я нахожу силы для ответа. Каждое слово дается мне с невероятным трудом. Нет, я не стану сразу выдавать, что знаю его. Это будет глупо… К тому же, он может быть не самим Князем Тьмы, а одним из его слуг… Слуг-людей. Как много их среди нас — едва ли не каждый приносил свои жертвы Врагу, порой сам того не зная. Слабостью. Суетностью. Гордыней неуемной… Все мы грешны.

— Кто Вы, что ставите под сомнение необходимость Слова слуг Господних?

Он прищуривается и смотрит на меня. Теперь я знаю, как выглядит адское пламя, — оно жжет холодом. Холод вырывается из его глаз и огненной лентой ударяет в меня. И — Господи! — цепь от распятия на моей груди приходит в движение. Металл со свистом рассекает воздух, оплетая мою шею…

Вот он, дьявольский знак: распятие перевернуто, а цепь как удавкой сдавливает мне горло. Воздуха все меньше… Высокий дьявол в черном смотрит на меня, и под его взглядом цепь, а вместе с ней и я начинаем подниматься.

Вот и конец… Одно утешает: я умираю, не став перед ним на колени. Но что это? Мои ноги оторвались от земли, горло сдавлено, вместо дыхания вырывается хрип — но я еще жив.

Дьявол не дает петле затянуться до конца! Так, значит, он решил обречь меня на медленную, более мучительную смерть… Только бы у меня хватило сил ее принять с достоинством, не предать, не отречься в последний момент.

Как сдавливает горло металл… Дышать все труднее… Скорей бы пришло беспамятство… скорее бы… Но его нет. Вместо этого приходит голос — чужой, страшный, обжигающий, как лед.

— Ты думаешь, что после смерти попадешь на небо? Нет, ты попадешь к нам!

Больно… страшно…

Хохот — негромкий, но истинно дьявольский, рвет мне барабанные перепонки. Вот он, мой истинный конец… Прими, Господи, мою душу!

Наверное, дьявол прочел мои мысли. Цепь рвется, и я лечу на пол. Ему нет смысла убивать меня, пока я не предал.

Тихое позвякивание — это прямо к его ногам падает распятие.

Я полумертв, душа моя сжалась в комок от страха. Это даже уже не душа — так, вторая плоть, скорчившаяся где-то внутри основной.

Страшно… Все страшно… Распятие нужно забрать — но оно так близко от его ног, что я не знаю, как быть…

К тому же оно мне не помогло… Прости, Господи, — это он ворвался в мои мысли. Я не хотел думать так! Не хотел!!! Я тянусь к распятию, и холод обжигает мою руку. Нет, не холод — страх…

Дьявол смотрит на меня свысока.

Я слаб. Я бессилен… Неужели я сам должен приблизиться к этому существу настолько, чтобы поднять крестик? О нет! Это выше моих сил!!!

Огромный, непреодолимый страх впивается в меня, уничтожая остатки всего человеческого. Я отдергиваю руку, пячусь назад и бегу…

ЛИЗ

Сколько времени я провела уже тут? Передо мной проплывали пустые коридоры, молчание и эта пустота были повсюду и не отпускали меня. Ни одной живой души, ни одного существа, ни одного человека…

Вдруг мое зрение привычно замутилось на миг — и я увидела… Передо мной была церковь. Она пустовала — и лишь на столе в алтарной части стоял какой-то черный ящик, издали похожий на игрушечный гробик. Горели свечи…

Что-то щелкнуло — и боковая стенка ящика упала. Взгляд — холодный, убийственный, нечеловеческий — устремился оттуда. Новый щелчок — и из щели по очереди выдвинулись три шара. Нет — три злобных маленьких существа, имеющих столь странный вид. Они смотрели, они жили, они ненавидели и жаждали крови…

Моей крови. Им больше не на кого было охотиться в этом пустынном склепе.

Видение исчезло. Я снова была одна, но знала теперь, как выглядит моя смерть. И все же я не теряла надежды — я помнила, как ускользнул от такого шара Майк. Если вовремя упасть… Но я знала и другое: они отличались от того шара, который гонялся за Майком. Пока я не могу понять, чем, — но они были другие. Может быть, их создатели учли предыдущий опыт? Или у них разные характеры: раз речь идет о живых (если не о разумных) созданиях, то почему бы не предположить, что у них есть свои характеры? Но какое до этого дело мне? Мне надо спасаться, бежать… И то хорошо, что из меня не сделают человекоподобного зомби. Я не хочу, чтобы мое тело — почти меня — использовали в качестве ловушки для Майка. Лучше смерть… Где же здесь выход?

Я настолько увлеклась хождением по склепу, что совершенно забыла о дороге. Так, один раз я подошла к церкви, а оттуда… Вот до церкви дорогу я помнила. Лишь бы только шар не настиг меня раньше… Я ведь двигалась ему навстречу!

Думая о шарах, я совсем забыла обо всех остальных возможных опасностях. Я поспешила в сторону церкви, совершенно не глядя по сторонам, лишь прислушиваясь, не засвистит ли в воздухе маленькое металлическое чудовище.

Я шла — но мне казалось, что я почти бегу. Пустые коридоры двигались мне навстречу. Еще поворот, потом блок из ячеек… Только шторы покачиваются от ветерка, вызванного моим быстрым движением.

Но что если Длинный специально показал мне шары, чтобы отвлечь от другой ловушки? Эта мысль пугает меня, и я прибавляю скорости. Но зачем спешить? Лучше внимательность и осторожность…

Я снова иду медленно, прислушиваясь к каждому подозрительному звуку, точнее — стараясь уловить эти звуки среди молчания.

Я была уже почти у цели, когда вдруг сзади меня обхватила чья-то рука и рывком уволокла за угол…

ОТЕЦ МЕЙЕР

Я бежал — позорно и нелепо, но страх, который внушал мне Враг, был невыносим. Он гнал меня, сгиная, как ураганный ветер деревце, и я бежал вперед, не разбирая дороги.

Наконец я остановился. Бежать не было смысла — как не было смысла делать этого с самого начала. Ни от Врага, ни от себя не убежишь — одна молитва могла меня защитить, но страх лишил меня способности обращаться к Богу. Я — конченый человек…

Я никому не нужен. Меня сбили во время полета — но падать оказалось некуда, да я и не хочу падать…

Мне нужно было срочно придумать для себя какое-то утешение — нечто, способное отвлечь от собственного падения — пока оно не зашло слишком далеко. Если бы у меня была семья, я думал бы о ней… Но я одинок. Главное — не думать о себе и не считать свое спасение самой высшей из целей. О другом спасении должен я думать сегодня…

А как же та девушка, которую занесло в это проклятое место? Может, о ней я должен позаботиться, если не хочу окончательно исчезнуть в пучине себялюбия и страха за собственную шкуру? У нее чистый и невинный взгляд… Наверное, Небо специально послало ее сюда, чтобы спасти нас обоих. Чтобы попытаться спасти…

Найти ее было легко — я просто остановился и стал слушать, пока не раздались хорошо знакомые легкие шаги. Она шла в сторону Храма, — наверное, ангел вел ее туда. Но… там же находился Враг!

Когда девушка поравнялась со мной, я понял вдруг, что не могу ее окликнуть, — страх все еще сжимал мое горло. Но она шла к нему…

Я недолго раздумывал — сорвался с места и поспешил перехватить ее до того, как она попадется на глаза черному. Девушка чуть слышно вскрикнула, вздрогнула, но потом увидела мое лицо.

У нее были удивительные глаза — расширенные от ужаса и в то же время невероятно чистые. Она заморгала, силясь понять, что происходит.

Мне нужно было объяснить многое — но горло еще болело, сжатое невидимой удавкой, и я не мог заставить себя выдавить хоть один звук. Постепенно страх в ее глазах сменился удивлением и даже любопытством. Затем страх появился снова — но вряд ли я был тому причиной: в воздухе послышался какой-то далекий свистящий звук.

И вдруг меня отпустило. Я кашлянул и произнес:

— Ради Бога, что ты делаешь здесь?

Девушка оглянулась, ее взгляд заметался, но она никуда не сбежала, даже не попробовала это сделать.

Свист усиливался. Уж не демон ли смерти летел так на своих черных крыльях?

— Я должна найти свою бабушку, — проговорила она.

Ее слова ножом вошли в мое сердце: я ПОНЯЛ, что скрывается за ними. Так, значит, бедная старушка умерла… Наверняка так — иначе зачем эти существа стали бы ее забирать? Бедная девочка, как ей объяснить, что ее бабушки уже нет? Ее душа далеко, а тело после разлуки с ней значит на самом деле очень мало. Так почему же мы все стараемся привязываться именно к своим оболочкам и оболочкам близких?

— Твоей бабушки нет, — слова, движение воздуха в передавленном горле причиняли боль. — Он забрал их всех… Он всех забрал. Он собирается уничтожить весь город…

Она посмотрела на меня с таким пониманием, что мои дальнейшие объяснения стали излишними.

Эта девушка знала, — знала все. Может быть, больше и лучше меня. В ее глазах стояла боль.

— Мы должны предупредить жителей города, — произнесла она.

О, если бы это было возможно! Кто поверит в эти кошмары, творящиеся тут? Я много раз говорил с людьми, стараясь подвести их к пониманию ситуации, — но всякий раз натыкался на одно и то же: меня или считали жуликом, вымогающим деньги в пользу церкви (хотя ни разу я не заикался о деньгах!), или считали, что я допился… Они все были уверены в своей трезвости. Даже лучшие, точнее, наиболее дисциплинированные из прихожан. Они были готовы приходить в церковь, венчаться, креститься, отдавать дань традиции по большим праздникам, но когда дело касалось истинной веры в сверхъестественное — все отмахивались: мы живем в реальном мире.

Но кем создан он, этот реальный мир? И кто разрушит его, если мы не сможем остановить нашествие этих жутких существ? Легко отмахнуться от опасности, прикрыться броней неверия. Но как горько мне всякий раз было натыкаться на то, что верующих людей не осталось. Да что греха таить — и для меня все до недавнего времени было больше формой. Лишь увидев слуг Врага воочию, узнав об их делах, я вернулся к настоящей вере. Но ничто не помогало мне обратить в нее других слепцов. Вот эта девушка была… является первым человеком, с которым мы можем говорить на эту тему, не подозревая друг друга в сумасшествии. Разве я ошибался, предполагая, что встреча с ней предопределена свыше? Я хотел сказать ей что-то еще, но свист усилился. Что-то мчалось по воздуху, рассекая его со страшной силой…

— Что это за звук? — спросил я, и страх в ее глазах подтвердил худшие мои догадки.

Это мчалась смерть.

И тут меня осенило. Эта девочка похожа на ангела, она знает многое, если не все… Она нужна этому миру, а я обречен. Так пусть свистящая смерть найдет меня, а не ее… Как ни странно, я не испугался. Страх оставил меня — такая смерть показалась мне заманчивой и прекрасной. Уйти, сохранив жизнь человеку, способному принести в наш мир хоть немного света, — чего еще я мог желать? Небеса услышали меня, посылая такой конец.

— Оставайся здесь, — приказал я ей, подталкивая в широкую нишу между рядами ячеек.

Если бежать от смерти — она бросится в погоню и может не разобрать, кого ей следует унести. Я не стану прятаться. Я вышел в центр, ожидая развязки.

Никогда еще моя душа не знала такой легкости: у меня вновь была надежда, и я знал, для чего жил и умираю. Позади осталась мучительная необходимость заключать сделки с собой и постоянно делать выбор.

Я все решил. Я счастлив… Лишь бы смерть не оказалась слишком мучительной…

ЛИЗ

На меня нашло странное оцепенение: я знала, что означает этот свистящий звук, знала, что оставаясь посреди коридора, пастор подвергает себя безумному риску, — и в то же время не могла возразить. Каким-то особым чувством я догадалась, что он знает, что делает. Он хотел умереть — этого я не понимала, но не могла и мешать ему. Руки и ноги не повиновались мне больше — я могла только ждать и со стороны следить за происходящим. Меня словно и не было здесь — как во время видений: хочется вмешаться, выскочить, заслонить собой, оттолкнуть — но я далеко и ничего не могу. Сейчас я тоже стала бесплотной тенью. Я только мыслила и видела.

Вот шар выскочил из-за угла и понесся на пастора, на секунду замерев для более точного прицела… Вот раздался щелчок…

Я не ошиблась, утверждая, что эти металлические существа отличаются от прежних: вместо вилок из шара выскочило и завертелось совершенно другое лезвие (я не успела его рассмотреть — просто сбоку у шара возник маленький пропеллер).

Пастор стоял. И на месте его держал не страх… Хотелось бы мне понять, что именно, — может быть, тогда боль сочувствия не была бы такой острой. А может, оказалась бы еще острей…

Шар мчался на него. Я зажмурилась, ожидая звонкого удара и падения тела, но вслед за жужжанием пропеллера раздался дикий крик. Шар не убил — просто снес кусок уха! Пастор схватился за рану руками и запрыгал на месте от боли. Его отчаянный крик, наверное, на всю жизнь отпечатался в моей памяти…

Шар исчез из поля зрения, и я подумала было, что он вообще улетел, но нет — вскоре свист возник снова. Это металлическое существо было форменным садистом: оно получало удовольствие от страданий своей жертвы.

И снова, пританцовывая от боли, пастор повернулся к нему лицом. Раздался щелчок. Я подумала, что увижу уже знакомый пропеллер, но шар выставил вилки. Они были и похожи на те, прежние, и в то же время отличались — не берусь сказать, чем именно, потому что происходило все со страшной быстротой.

Шар прицелился и ринулся в атаку. Послышался глухой удар, и крик изменился — вилки впились пастору в лоб. Я думала, что сейчас он упадет и начнется агония, но он только пошатнулся. Тоненькие струйки крови поползли по его лицу.

И тогда я прочла «чувство» металлического монстра (если это можно было назвать чувством): он был голоден! Он хотел жрать — и еда попала в пределы его досягаемости! Это было ужасно, но зрелище приковало меня к себе, и я не могла отвести взгляд, несмотря на отвращение, жалость и страх. Внутри шара что-то зажужжало, и оттуда высунулся кончик направленного на переносицу пастора сверла. Вот тогда пастор впервые испугался по-настоящему: он вцепился в шар руками и принялся его отдирать. Увы, вилки вошли в его череп крепко — а силы старика слабели… Сверло с настырным гудением приближалось к своей цели. Его острие прикоснулось к коже и с бульканьем начало входить в плоть. Не только боль звучала в диком безумном крике — в нем было отчаяние…

То, что последовало потом, оказалось еще ужаснее: в задней стене шара открылась дырка, и оттуда брызжущей струей начала вылетать кровь, к которой скоро примешались белые кусочки мозга. Сверло входило все глубже, струя поливала коридор на пару метров.

Крик смолк так же неожиданно, как и возник. Пастор зашатался и упал. Сытый металлический монстр довольно причмокнул, и сверло убралось. На полу коридора блестела кровавая лужа.

И тогда через охватившую меня прострацию я поняла вдруг, что пастор хотел таким образом спасти меня!

Сложно описать смесь уважения, благодарности и сочувствия к этому человеку, обрушившуюся на меня. Он был мне незнаком, я никогда не слышала его, даже во время поминального обряда. И вот он, незнакомец, по сути чужой человек, отвлек смерть на себя и погиб. Но стоила ли я сама такой жертвы? Боюсь, что нет… Я слишком обыкновенна и слишком бесполезна, и лишь одно может меня оправдать: если мы с Майком сумеем победить Длинного. С этой минуты можно считать, что жизнь моя взята в долг, который я обязана вернуть в ближайшее время.

Но что же я делаю?! Пришла сюда, почти что на верную смерть. Теперь я не имею права просто так потерять подаренную мне жизнь — она не моя…

Я в последний раз взглянула на распростёртое на полу тело и тронулась наконец с места. Я пятилась — мне трудно было отвернуться от останков своего спасителя. Как я была глупа! Зачем я пришла сюда?! Бабушки нет — и я должна мстить за нее, а не играть в игры. Я пятилась, пока не уперлась во что-то холодное, но живое.

Рука Длинного легла мне на плечо. Он развернул меня, поднял, и я встретилась с ним взглядом. Опять. Сколько холода пряталось в его глазах!

Но что же я… Теперь меня ничто не могло спасти. Я проиграла — и предала своего спасителя своей глупостью. Больше мне не было прощения.

— Здравствуй снова, — прогудел голос Длинного, — и прощай!

Он тряхнул меня, замахнулся, и я полетела… Удар о стену был очень болезненный, и на какую-то секунду я лишилась чувств. Как обидно… Как глупо…

Я пришла в себя уже на полу. Длинный удалялся, и спина его слегка покачивалась в такт шагам. Меня тоже шатало. Я попробовала встать, но тут же слабость, головокружение и боль заставили меня опуститься на место.

Нет… Рано сдаваться! Я еще жива, а Длинный ушел… Нужно только собраться, взять себя в руки…

Нет, Длинный и не думал бросать меня: когда я предприняла вторую попытку встать, в мою сторону, шаркая короткими ногами, уже торопился карлик. Жаль, но я была слишком слаба, чтобы драться даже с таким ничтожным существом! Карлик приближался.

— Элизабет! — донесся до моих ушей хриплый, с придыханием, глухой, голос.

Боже! Я узнала в нем сильно искаженный голос моей бабушки!!! Так вот какую встречу готовил мне Длинный…

— Элизабет! — повторило то, что еще совсем недавно было моей бабушкой.

Неужели в ее мозгу сохранилась хоть крупица прежних воспоминаний? Нет, лучше бы нет. Лучше считать, что это просто существо, к которому ни она, ни я никогда не имели ни малейшего отношения. А сходство… Мало ли похожих людей на свете. Это не она — подделка, фантом…

Карлик подбежал ко мне, и сердце мое заныло: лицо бабушки еще не успело окончательно потемнеть. Я узнала ее, а она, похоже, узнала меня, но ничего не могла сделать против той жуткой власти, которой обладал над ней Длинный.

— Элизабет… — коричневая рука вцепилась мне в волосы и больно дернула.

Я упала, и «бабушка» волоком потащила меня по коридору… Слезы катились у меня из глаз. Неужели она, самый дорогой мне человек, должна стать моим убийцей? Ни за что!!! Я не знаю, откуда у меня взялись силы, но резким движением, оставив добрый пучок волос в ее руках, я вырвалась. Бежать!!! Ноги подкашиваются, все тело болит от удара о стену. Все равно — бежать, и скорее…

У меня хватило сил добраться до угла и остановиться там. Пыхтя и топая, моя бывшая бабушка рванулась в погоню. Неужели мне предстоит настоящая драка с ней? Я не хочу поднимать на нее руку — но у меня нет выбора, я должна остановить ее ради тех, кто еще жив, и ради того, кто отдал мне свою жизнь. Возле меня стоит ваза — я поднимаю ее и закусываю нижнюю губу. Вот сейчас бабушка появится из-за угла… Может, так лучше и для нее самой?

— Извини, бабушка! — говорю я вслух и опускаю вазу на черный капюшон.

Карлик падает. От вазы остаются одни осколки — зато я свободна. Свободна!

Я срываюсь с места, и во мне срабатывает внутренний резерв. Несмотря на все, я бегу, и бегу неплохо. Скорей бы вырваться отсюда! Ноги сами несут меня к выходу. Хлопает дверь — я на улице! Каким прекрасным кажется мне ночное небо…

Остановившись на секунду на пороге, я вновь побежала, перепрыгивая через рытвины и спотыкаясь о груды земли. Вперед! Скорее! Прочь отсюда! Я мчусь, почти не разбирая дороги.

И вдруг земля ушла из-под моих ног, и я поняла, что лечу… Полет оказался недолгим — я случайно провалилась в разрытую могилу. Сердце дико запрыгало в моей груди. Я снова ушиблась, кроме того — летело драгоценное время. Пусть я сама не знала, куда бегу, но теперь я не могу и этого.

Нет! Я снова, может быть, в последний раз, собрала в кулак все свои силы и схватилась за край могилы. Но тут заметила, что нахожусь в ней не одна: прямо возле меня двигался некто в маске.

Могильщик… Вот и добегалась!

Я развернулась и прижалась спиной к осыпающейся земляной стенке. Могильщик протянул ко мне руки. Я дернулась. Он странно хмыкнул и поднес руки к респиратору. Что я увижу через секунду? Волосы зашевелились на моей голове. Могильщики никогда не снимают масок. Какое же уродство должно прятаться под ними? Я хотела зажмуриться, но не могла — как в момент гибели пастора. Только душа моя дергалась и рвалась из обезумевшего тела.

Рука могильщика взялась за маску и сорвала ее.

Я оцепенела.

Маска отлетела в сторону — и я увидела человеческое лицо. Лицо, которое я узнала бы среди тысяч других лиц, хотя ни разу не видела его воочию. Передо мной был Майк!!! Здесь, рядом, со мной!

Забыв обо всем, мы кинулись друг другу в объятия.

Наверное, и сама смерть, не осмелилась бы разлучить нас в этот момент.

РЕДЖИ

Прибить могильщика нам удалось сравнительно легко, и Майк благополучно натянул на себя его маску. Ну и вид же у него был, скажу я вам! Хоть в кино снимай… Потом я потащил труп в сторону, чтобы сбросить его в одну из крайних могил, а Майк зачем-то полез в свежую яму.

Возвращаться мне было не слишком приятно: и миссия мне выпала гадостная, да и вообще я оказался на кладбище один, что отнюдь не способствовало поднятию боевого духа. Гадкое это дело, когда тебе начинают мерещиться чужие взгляды, а кругом только темнота и могильные камни. Да и Майк последние часы вел себя как-то странно.

Ну ладно, в большинстве случаев он оказался прав, и его фантазии отражали действительность, просто в несколько аллегорической форме. Но эти аллегории могли завести его очень далеко: мне то и дело казалось, что он находится не со мной, а непонятно где. Он не слышал моих слов, не видел ничего вокруг себя. Пусть та реальность, в которой он путешествовал, и была реальностью — но ведь не нашей же! Ну вот как можно доверять водителю, сидящему за рулем, если он вместо одной дороги — скажем, горной — видит какую-нибудь пустынную? Майк напоминал мне сейчас вот такого водителя. А ведь мы ходили по краю пропасти.

Вот и сейчас я не знал, найду ли его на прежнем месте. Одной этой несуществующей девчонки было достаточно, чтобы он вышел у меня из доверия. Он столько твердит о ней, но я, наверное, понимаю, откуда у него могла взяться такая навязчивая идея: парень взрослый, ему давно пора… И он еще осуждает меня за Алхими! Так или иначе, но Майк меня стал беспокоить.

Я подошел к той могиле, где оставил его, и расслышал тихий женский голос.

— Майк! — нежно простонала какая-то девчонка.

Черт побери! Неужели и у меня начались слуховые галлюцинации? Вот уж некстати!

Я присмотрелся: в могиле действительно сидела какая-то девчонка! Мало того, они с Майком обнимались. Вот тебе и…

— Ребята, — спросил я, — что тут у вас происходит?

Видели бы вы все, как они рванулись в разные стороны! Майк, правда, девчонку тут же поймал и прижал к себе. Вид у него был грозный. Но тут он меня узнал и успокоился.

Если честно, то на его месте я не стал бы обниматься на кладбище с первой встречной… Сам же мне рассказывал о той красотке, что чуть не сгубила Джоди. Все это я собрался ему высказать, но Майк меня опередил.

— Реджи, это Элизабет! — сообщил он.

Элизабет? Та самая девчонка из его снов? Ну все, больше у меня к нему вопросов нет…

МАЙК

Пламя вырвалось из огнемета роскошным павлиньим хвостом и посыпалось в камин миллионами искр. Я всегда любил огонь и мне нравилось работать этой штукой, как нравилось сейчас демонстрировать его мощь двум очаровательным девушкам, одной из которых была моя замечательная Лиз.

(Когда доктор в свое время вырвал у меня признание в том, что я люблю огонь, он чуть не записал мне в историю болезни тягу к пиромании, или как там оно называется. Мне пришлось здорово потрудиться, чтобы его переубедить.)

Я взглянул на Лиз: моя девочка сидела, сосредоточенно глядя перед собой. Демонстрация оружия не произвела на нее никакого впечатления. Даже обидно стало. А как нежно она прижалась ко мне в тот момент, когда нас чуть не застукали в могиле! Какие-то две машины проехали совсем рядом с нами — мы еле успели присесть… Да, ничего не скажешь, пикантно выглядела наша встреча! Вообще-то я зря так распинался перед ней — Лиз никак не могла оправиться после потрясения, вызванного путешествием в склеп. Я и сам понимал, до какой степени она была испугана…

— А что случилось потом? — спросил ее Реджи.

Он сидел на диване, приобняв Алхими. Я отложил огнемет и пристроился слушать.

В чистых глазах Лиз мелькнула боль.

— Священник спас мне жизнь, — несколько другим, более тихим и проникновенным голосом произнесла она. Было видно, что этот эпизод произвел на нее сильное впечатление, но она старалась скрыть свои истинные эмоции. — А потом ЭТО убило его и высосало его мозг.

Она замолчала и опустила глаза.

Да, надо полагать, сцена получилась не из приятных! Зря мы устроили Лиз этот допрос. Впрочем, она и сама не хотела молчать. Все сказанное складывалось в копилку наших знаний о Длинном и могло пригодиться в нашей борьбе против него.

Но что высосало мозг священника? Вначале мне показалось, что Лиз столкнулась с каким-то новым явлением, и я хотел было задать ей дополнительный вопрос, но вдруг меня осенило: она имела в виду шар! И у меня в какой-то миг возникла странная ассоциация, что он похож на голодного зверя, ищущего пищу.

— Значит, ты видела ЭТО? — вырвалось у меня.

Лиз кивнула. На лице Реджи появилось недоумение, но он счел нужным заявить:

— Понятно… Значит, он там…

— Я же говорил, что у меня предчувствие! — напомнил я. Реджи имел в виду, разумеется, Длинного.

Продолжать рассказ Лиз явно не хотелось, и ее взгляд ушел в огонь камина.

— Они забрали мою бабушку, — после небольшой паузы заговорила она, — и превратили ее в это мерзкое существо… В карлика…

Лиз снова замолкла. Мне показалось, что она плачет, — но лицо ее было спокойно.

— Да-да, — затараторил Реджи, сжимая плечи своей подружки. Похоже, выставлялся он в основном перед ней. — Мы видели, как они это делают. Длинный уменьшает их и переправляет куда-то. Он забрал брата Майка, он забрал всю мою семью, и я думаю, что мы не должны сидеть тут и ждать, пока он придет за нами…

Он говорил это с таким запалом, что я уверился в том, что он сейчас предложит пойти в склеп и навести там порядок.

— Да, думаю, ты прав, но мы должны подождать до рассвета. Так мы будем в большей безопасности, — попробовал я остудить его пыл, но вместо этого чуть не поставил его в неловкое положение, потому что вслед за таким началом последовало продолжение, несколько выбивающееся из предполагаемого контекста.

— Знаете, что я вам скажу, ребята? — произнес Реджи. — Давайте поспим, а утром отсюда уберемся…

Так вот что имел ввиду наш «герой»! Я и сам был не против убраться отсюда подальше, если бы не Длинный и не наш долг. Но споров разводить я не стал: как говорится, утром, на свежую голову, и думается лучше…

— Да, мне бы не помешал сон, — пробормотал я.

Мы переглянулись с Лиз и встали. Реджи снял ноги с журнального столика и усмехнулся нам вслед.

РЕДЖИ

Лиз и Майк удалились. Симпатичная парочка, я вам скажу! Разве что оба слегка чокнутые. Зато любовь у них — роман, сказка! Грезились друг другу, мечтали…

У меня с этим всегда было проще. Вот и сейчас: мы перемигнулись с Алхими, я потрогал ее коленку, удивительно гладкую и твердую, и моя красотка встала.

— Я еще посмотрю, как ты будешь спать! — полушутя погрозила она мне и сняла свой джемпер.

Я замер почище, чем от страха, — дыхание у меня перехватило. Она была без лифчика!

Не буду говорить о явлениях чисто физиологических (кое-какая деталь одежды мне сразу стала тесной), но в душе у меня что-то произошло. Мне захотелось броситься на нее… и в то же время смотреть бесконечно долго вот так, издалека, и говорить что-то невероятно нежное — то, что я давно уже никому не говорил. Настолько нежное и хорошее, что я и слов-то таких не знал никогда… Я приоткрыл рот и выдавил из себя нечто вовсе несусветное:

— А я присмотрю за тобой!!!

— О! — только и воскликнула Алхими, направляясь к лестнице. Честное слово, я почувствовал себя перед ней мальчишкой!

Я поплелся за ней, не сводя глаз с ее лопаток. Она шла, и кожа на ее спине заманчиво двигалась. Зато я хорошо представлял ее и спереди.

— Алхими!!!

Ну я и идиот! Вот так бы и засмеялся сейчас во весь голос, а потом — хоть в психушку…

ЛИЗ

…И мы легли в кровать. Это вышло так естественно и невинно, что только от одной мысли об этом мне хотелось петь и смеяться. Я давно уже не была так счастлива. С самого раннего детства!

У нас не было времени для близости, но другая близость — духовная — вполне заменяла ее сейчас. Майк был рядом, он был реален, я могла потрогать его рукой, ощутить тепло его тела, провести пальцами по его красивому лицу…

Он находился рядом со мной, и, хотя между нами осталась полоска простыни, я чувствовала себя единым целым с ним. Он был мой — и точка!

Майк… Как сладко звучит твое имя!!! Сколько в нем светлого! Весь мой свет сегодня — это ты…

Я привстала, любуясь им. Глаза Майка были закрыты — он невероятно устал сегодня. Я — тоже, но счастье не давало мне уснуть. Я переборола бы тревогу, но я не хотела засыпать сейчас: действительность была прекрасней лучшего из снов!

В детстве я восторгалась, когда сон дарил мне полет, — сейчас его дарила действительность. Я не лежала в кровати — я летала, и сердце мое сладко замирало от воздушного и прозрачного, как утреннее небо, счастья.

Майк засыпал, и черты его лица разгладились, становясь совсем детскими. В нем и на самом деле было много детского, — например, его чистота. Жизнь оградила его от опасности испортиться; борьба лишила времени вываляться в житейской грязи. Он засыпал — и лицо его было светло, как у младенца.

«Я люблю тебя, Майк!» — сказала я мысленно, и мои губы растянулись в нежной улыбке.

Я могла говорить ему что угодно — он спал…

Нет! Я ошиблась: когда эта мысль вырвалась у меня, он пошевелился, открыл глаза и приподнялся на кровати.

«Господи!.. — услышала я его испуганный и восхищенный голос. — Ее губы не шевелятся!»

Он смотрел на меня удивленно, но я читала и другое: в его душе засветилась нежность.

Он любил меня!!!

Кстати, его губы тоже не шевелились.

Пропади пропадом весь окружающий нас мрак: — мое чувство нашло взаимность!

— Мы спим? — прошептал Майк.

Я улыбнулась — уже сознательно и лукаво.

Он и сам прекрасно понимал, что это не сон. Но как иначе можно было назвать это чудо? Только любовью?! Нет, помимо ее было еще что-то, может, даже большее, чем любовь. Существует легенда, что когда-то давно мужчина и женщина представляли собой одно целое, но потом разделились на две половинки, вечно ищущие свою пару, чтобы восстановиться в изначальной полноте. Мы были такими половинками. Может, не совсем обычными при этом. Но если это сон… как не хотела бы я просыпаться!

Он тоже улыбался. И улыбка у него была тоже детская — улыбка, в которой была только сама улыбка. Пусть это сказано коряво, но точнее описать ее невозможно. Взрослые обычно не умеют отдаваться своим эмоциям так полно.

«Как здорово!» — говорили его счастливые глаза.

Да, это было здорово… Но не за это ли чудо нам приходилось столько платить?

Только сейчас я поняла, какое значение может иметь в этом мрачном деле наш необычный дар.

— Мы другие, Майк, — погрустнела я. — Именно поэтому мы и нужны Длинному… Мы — единственные, кто понимает, что он делает…

Боже, о чем я! Нам дали несколько секунд на счастье — и вот мысли о Длинном разбивают его. Нельзя же так… Потом! Сейчас мы должны хоть несколько минут безраздельно подарить друг другу. Разве для разговоров о всяких монстрах я ждала тебя столько лет, Майк? Я слишком люблю тебя для этого…

— Я молилась, чтобы ты нашел меня… — сказала я ему. — И ты нашел меня!

Набежавшая при упоминании Длинного тень сползла с его лица, оно вновь посветлело и разгладилось, наполняясь добрым и ласковым светом.

— Я люблю тебя! — ответил он.

Я могла повторить ему это тысячу раз, но вместо этого просто распахнула ему навстречу свое сердце, выпуская оттуда волну сплошного чувства, не засоренного пока никакими лишними словами.

Я люблю его — что еще тут можно сказать?!

Он понял меня, потому что раскрылся в ответ. И наша любовь слилась в одно общее сияние и понесла нас… понесла… понесла…

Не было больше двух перепуганных и загнанных жизнью в тупик человечков — чувство, огромное, как солнце, возникло на их месте.

Мы любим — и этим сказано все. Лети, любовь, свети, неси нас вдаль…

РЕДЖИ

Я повалился на кровать, и меня тут же начало «выпрямлять»: спина напряглась, ноги вытянулись — и это еще до того, как Алхими — оживший огонь — прыгнула на меня. Она пожелала сидеть сверху — потом я это оценил. При ее темпераменте в другой позе я выдохся бы первым и, может, многое утратил бы в ее глазах.

Черт побери, но более сексуальной девчонки я в постели не встречал! Пусть мой опыт никогда не был слишком велик, но я впервые столкнулся с таким явлением, как она, — она была ураганом, вихрем, черт знает чем… От первого же прикосновения у меня в мыслях пошел дикий сумбур. Четче всего думали руки, касающиеся ее тела: с невероятным наслаждением я касался ее кожи — нежной, шелковистой, мягкой… Ее хотелось мять, крутить в руках, стискивать, прижимать к себе, гладить… В груди возникла сладостная пустота, лицо мое загорелось…

— Мне нравятся твои волосы! — зашипела она и вцепилась в их жалкие остатки, по-видимому, собираясь сделать меня совсем лысым.

Я чуть не взвыл от боли, но даже эта боль, вопреки моему прежнему опыту, не уничтожила возбуждения. Я хотел Алхими, хотел вжаться нижней частью живота в ее тело…

Она еще говорила, но я уже не понимал ничего.

Мы слились, мне стало жарко, и я ослеп.

Руки Алхими отпустили мои волосы, вцепились в рубаху и начали трясти, притягивая к себе и отпуская. В сладостном бреду я услышал ее исступленный визг, потом она схватила меня за шею…

Это были какие-то скачки — она прыгала на мне, я прыгал вместе с ней до боли, до потери пульса…

И вдруг раздался грохот — что-то взорвалось внизу.

Я резко вывернулся — так, что боль некоторое время преследовала меня.

Пока мы тут развлекались, враги начали атаку!

МАЙК

Меня с кровати словно ветром сдуло — хорошо еще, что по привычке я так и не разделся.

С Реджи мы встретились на полдороги; на его лице было написано откровенное недовольство. Реджи успел схватить на бегу свою четырехстволку и спустился по лестнице первым.

Мы шли очень осторожно: неизвестно было, сколько тварей успело ворваться в дом. Однако сколько мы ни глядели по сторонам, вокруг не было заметно ни малейшего движения. Внизу пахло дымом — его последние клубы уже оседали, но пока никто, похоже, не собирался на нас нападать.

— А это еще что за черт? — спросил Реджи, очутившись в холле.

Я быстро присоединился к нему. Окно внизу было выбито, а из рамы остро торчали отдельные стеклянные треугольники, чем-то похожие на акульи зубы. Не исключено, что нападавшие, столкнувшись с таким приемом, сильно обломились и совещались теперь где-то в кустах, если не сдыхали там же, зализывая раны.

Для того, чтобы разобраться в обстановке и оценить ее разумно, с извлечением соответствующих выводов, нужно было в первую очередь успокоиться (если нам дадут такую возможность), да и делать это желательно сидя у камина. Ну, пусть не у камина — все равно лучше сидя. Я и сел.

— Наверное, убежали, — сказал Реджи, присаживаясь рядом.

— О, черт! — вырвалось у меня.

Почему-то вторжение больше всего напоминало мне разведку боем: проверили, на что мы способны, и теперь тоже совещаются…

Реджи покривился.

— Забудь об этом, Майк… Там никого нет! — он покосился почему-то в сторону лестницы. (Ну точно — Реджи не терпелось к своей девчонке. Нашел время!) — Видишь ли… — продолжил он, — наверное, у ее дядюшки был пес или котенок…

Реджи прятал от меня взгляд. Он старался обмануть не меня — себя.

— Не знаю… — начал я, — кого мы обманываем! Мне же девятнадцать лет, а ты уже лысый, пожилой продавец мороженого… в прошлом.

Я замолчал. И так все было ясно: делового разговора сейчас не получится.

— Так что будем делать? Вернемся?

Реджи устал — сейчас я осознал это как никогда сильно. Может, я и не прав, осуждая его, — он действительно намного старше меня, и ему тяжелее участвовать в таких авантюрах, но что я мог сделать? Не я же придумал весь этот кошмар!

— Нет, — отрезал я. — Мы не должны забывать о том, что Длинный сделал с нашими семьями. Мы никогда ему этого не простим. Есть люди, которые верят в нас и зависят от нас.

Может быть, это было сказано слишком торжественно и сильно — но это было так..

Мы отвечали не только за себя.

ЛИЗ

Раздался взрыв, Майк вскочил и убежал, и мне вдруг стало страшно. Мне показалось, что я увидела хитрую и довольную усмешку Длинного, — значит, взрыв был всего лишь частью какого-то его плана. Может быть, он рассчитывал как раз на то, что они побегут вниз… а может, на то, что я, догадавшись о его намерениях (хотя бы о наличии какого-то подвоха, в самых общих чертах), остановлю Майка…

И то и другое было вероятно в одинаковой степени — иначе вряд ли Длинный показался бы мне.

Итак, я осталась в комнате одна, а тревога росла с каждой секундой. Что мог задумать этот урод? Я не имела об этом ни малейшего представления, но вот одеться мне стоило в любом случае. Майк советовал мне вообще не раздеваться, но я так не могла: привычка — сильная штука…

Я начала одеваться и вдруг почувствовала на себе взгляд Длинного. Ощущение было настолько реальным, что мне показалось, будто он находится в комнате возле меня. Я оглянулась. Разумеется, его не было. Но все же… Я взглянула на ближайшее окно. Вот откуда они могли прийти без всякого труда: стекло — хрупкий материал, оно никогда не предназначалось для защиты. Окно оказалось слегка приоткрыто, и я заперла его на шпингалет.

Да, самое жуткое — это чувствовать близость опасности, но не видеть, откуда она идет. Тогда напрягаются и трепещут нервы, тогда глаза и уши сами начинают придумывать несуществующие движения и звуки и ты глупеешь, а вместе с глупостью растет страх. И так продолжается, пока тебя не охватывает паника и тебе хочется просто бежать куда глаза глядят, не разбирая дороги, — и в конце концов ты попадаешь прямо в лапы к тому, от кого пытаешься бежать.

Я ощутила приближение паники и стиснула кулаки. Нет, здесь никого нет! А если и есть — только хладнокровие может меня спасти. Я отдернула занавеску и проверила второе окно. Оно было заперто. (Глупое занятие, конечно, если учесть, что тому, кого я боюсь, запоры — ничто, а стекло — не помеха, но оно помогло мне взять себя в руки.)

За третьим окном меня ждал Длинный. При виде его я испытала прилив жара — и только. Он глядел на меня сквозь стекло, и в лунном свете его лицо казалось синим. Неожиданно он покачнулся в мою сторону, выбросил руки вперед, и я оказалась в его лапах!!!

— Помогите!!! — изо всех сил закричала я, чувствуя, что поднимаюсь в воздух…


МАЙК

«Помогите!» — донеслось сверху вслед за звоном стекла, и я вскочил. Кричала Лиз. Так вот что задумал Длинный. Пока мы как идиоты пялились внизу на взорванное окно, он хозяйничал наверху! Я бросился к выбитому окну, едва не столкнувшись с Реджи.

Длинный подходил к своей машине, волоча потерявшую сознание Лиз…

— Быстрее! — крикнул я, разворачиваясь.

Я не помнил, как мы очутились наверху, — но вниз по лестнице мы скатились с невероятной скоростью. Только бы успеть — обо всем остальном сейчас просто не думалось.

Мы вылетели на улицу — но было поздно: машина Длинного отъезжала, увозя ту, без которой моя жизнь практически теряла свой смысл.

— Я соберу вещи! — крикнул Реджи, разворачиваясь в сторону дома.

Я не мог ему ответить — молча подбежал к машине и плюхнулся на водительское сиденье. Длинный забрал Лиз! Забрал по нашей вине, пока мы занимались бессмысленным трепом… Успеем ли мы теперь остановить его? Успеем ли отбить Элизабет?

Его машина удалялась, и с каждой секундой росло мое отчаяние. Глупо было преследовать Длинного без оружия, но еще глупее — просто ждать, когда самое близкое тебе существо находится в беде…

Я подогнал автомобиль к воротам и принялся ждать Реджи. Только бы он не сплоховал! Я уже убедился, насколько сильно в нем нежелание участвовать в подобных заварушках. Жажда мести угасла в нем, а понятие высокого долга несколько противоречило его натуре. Нет, я вовсе не считаю, что он не способен на такое, — он еще как был способен, но просто некоторые вещи, кажущиеся одним само собой разумеющимися, другим даются с трудом, им приходится убеждать себя в собственной правоте. Так вот, во всем, касающемся высоких материй, Реджи был дилетант — слишком долго он вообще не задумывался над тем, ради чего живет, а в его возрасте сложно менять склад характера.

Хотя о чем это я? Сейчас речь и для него шла о человеческой жизни, поэтому он бросился на помощь, ни о чем не рассуждая. Вот в этом он порой превосходил меня. Реджи был создан для конкретных дел, и там, где я тратил время на раздумья, он интуитивно находил единственно верное решение.

Но время шло, а Реджи не показывался, и иголки, на которых я сидел, становились все острее. Где же он, черт побери? Куда он запропастился? Или в доме скрывалась еще одна засада?

Неожиданно я увидел Реджи — он отбивался от Алхими. Они находились на пороге, но я хорошо расслышал из машины весь их диалог.

— Реджи, подожди! — хватала она его за руки. — Подожди! Может, я пойду с вами?

Я скрипнул зубами — только ее нам и не хватало в дороге! Лишь бы Реджи теперь не растаял, поддавшись на ее уговоры. Хотя, с другой стороны, бросать ее вот так, когда система защиты разрушена, тоже подло…

— Нельзя! — раздался взволнованный голос Реджи. — Возьми машину Лиз и уезжай отсюда!

Это он молодец — хорошо придумал… Как раз в его стиле! Лиз может ехать и с нами, а разбираться в праве собственности в такой критический момент могут только законченные идиоты. Разумеется, Лиз не будет в обиде за такой угон…

— А что случилось и как вы найдете меня потом? — психовала Алхими.

Я бы на ее месте тоже не удержался.

— Я найду тебя, если буду в состоянии…

Реджи наконец-то вырвался и побежал к машине.

— Что означает «если буду в состоянии»? — крикнула вдогонку Алхими.

Ей не пришлось услышать ответ — Реджи упал на сиденье рядом со мной, и я тут же нажал на газ.

Лишь бы эта его дурочка послушалась умного совета и убралась отсюда! С