Book: 4. Без страха и упрёка



Сулина Владислава Николаевна


4. Без страха и упрёка



БАЙКИ ОЧЕНЬ ТЁМНЫХ ВЕКОВ


Без страха и упрёка


Почти сразу после полудня, когда до посёлка оставался какой-то километр, конь сэра Гради, неспешно вышагивавший по пыльной дороге, споткнулся. Сэр Гради, в этот момент погружённый в поиски не заезженной рифмы к слову «пленённый», чуть не подавился пером, кончик которого грыз (по давней, дурной привычке), и расплескал чернила из походной чернильницы, залив рубашку и шею коню.

В это время дня дорога была пустынна, вокруг стояла жаркая, пыльная тишина, даже птицы в придорожных кустах помалкивали, пережидая полуденный зной, поэтому, к счастью, свидетелей у позорного инцидента не оказалось. Конь встал, фыркая и поджимая переднюю левую ногу.

Сэр Гради с сожалением оглядел рубашку, машинально провёл по ней рукой, но только больше размазал пятно, да, к тому же, перепачкал в чернилах пальцы. Рыцарю марать в чернилах руки не пристало, он ведь не писец и не чиновник. Увидят — могут и засмеять. Но сэра Гради гораздо больше взволновали не пролитые чернила, а сам факт, так сказать, спотыкания. Не к добру это. Более дурную примету для воина и выдумать сложно.

Спешившись, сэр Гради осмотрел сперва дорогу, но не увидел на ней ни одной ямки, затем копыто коня. Причиной маленького бедствия оказалась отставшая подкова. Значит, в селе нужно будет зайти к кузнецу.

Конь ткнулся носом ему в плечо, и сэр Гради машинально погладил его по влажной морде. Эх, не к добру это. Может, объехать посёлок? А коня где подковывать? Нет, придётся завернуть. Да, может, и обойдётся ещё.

Прежде чем двигаться дальше, сэр Гради достал из сумки запасную рубашку и переоделся, а перепачканной обтёр коня, тщательно ссэраясь спрятать следы своего постыдного увлечения. Да, рыцарю полагается писать возвышенные стихи для дамы своего сердца, но, вместе с тем, заниматься письмом самостоятельно считается неприличным, полагается диктовать текст слуге. А где его взять, слугу этого, в походе? Был оруженосец, да сбежал: небось, вдоволь нахлебавшись луковых похлёбок с обнищавшим господином, попросится на службу к какому-нибудь более состоятельному рыцарю.

Дальше он продолжал путь пешком, а хромающий конь плёлся рядом, поэтому в село они прибыли позже, чем рассчитывал рыцарь.

Село выросло на холмах, так что улицы в нём то шли вверх, то резко опускались в низины, а некоторые дома стояли выше других. Его окружал высокий частокол с двумя воротами (дорога проходила прямо сквозь посёлок), главные были распахнуты настежь. Возле столба стоял стражник, у которого не было даже кольчуги, а только кожаная безрукавка с металлическими нашивками, выкрашенная в синей цвета, означавший его принадлежность к королевским войскам. Скорее всего, он был единственным в селе представителем власти.

– Как называется это место? – окликнул его сэр Гради.

– Солёные Холмы, – ответил стражник, подобравшись при виде рыцаря.

– Здесь, что же, добывают соль? – слегка удивился сэр Гради.

Странно, в таком случае, что поблизости не возвели сторожевую крепость, странно, что посёлок выглядит таким небогатым.

– Нет, не добывают, – покачал головой стражник, – но одно время очень надеялись найти.

– Понятно.

Сэр Гради провёл коня через ворота, над которыми висело приколоченное тележное колесо — знак Крома. Крестьяне обычно вешали такие на въезде в деревни, над конюшнями и скотными дворами, чтобы отпугнуть злые силы. Сэр Гради не одобрял суеверий, но в божественное заступничество верил свято, поэтому колесо его слегка успокоило: может быть, оно и отведёт дурное. Для закрепления успеха следовало бы наведаться к жертвеннику, но вряд ли в таком маленьком селе есть общий алтарь, хотя, конечно, в каждом доме есть свой, может быть даже отдельный, во дворе, под крышей, вот только никто его туда не пустит. Личные алтари оберегаются сильнее, чем спальни (особенно если вспомнить, что у крестьян спальни, как правило, те же обеденные залы, те же кухни, а иногда и скотные дворы. Поэтому перво-наперво рыцарь решил разыскать кузнеца. Искать пришлось не долго: кузня стояла поблизости от ворот, для того, чтобы проезжие обязательно наткнулись на вывеску. К маленькому дому, до середины сложенному из больших камней, примыкал навес, под ним стояли наковальня, печь, длинная бадья с водой. Кузнец в кожаном переднике как раз трудился, ему помогал подмастерье, цепко державший клещами кусок железа, из которого мастер выбивал искры. Оставив коня на попечение кузнеца и пообещав подойти позже, сэр Гради направился на поиски другого заведения, непременно стоявшего во всех сёлах и деревнях, не говоря уже о городах.

Трактир раскинулась посреди маленькой центральной площади — даже и не площади, а так, пятачке. И именно раскинулась: приземистая, с коновязью под соломенной крышей, с пристройками, с выставленным на улицу столами, которые, правда, в такую жару пустовали, поскольку завсегдатаи предпочитали коротать время в прохладе. Трактир занимал очень много места для такого небольшого посёлка. Над входом висела вывеска со схематическим изображением котла, над которым курится дымок.

Изнутри трактир встретил рыцаря вожделенной прохладой. Обстановка не отличалась от десятков других постоялых дворов, трактиров и таверн: на первом этаже чадил один большой очаг возле стены, стояли грубо сколоченные столы и стулья, на втором, отгороженном ступеньками, расположились музыканты, оттуда же вели двери в съёмный комнаты. Чем беднее корчма, тем хуже музыканты, но сейчас над залом звучала вполне приличная плясовая. Скорее всего, музыканты были не местными, а заезжими: девушка с русыми волосами, собранными в два длинных, обмотанных зелёными лентами, «рожка» на затылке, играла на дудочке, темноволосый парень, с очень длинными пальцами, сжимавшими смычок, порхавший над струнами скрипки как живой, и третий, с острым, вытянутым лицом и слишком длинными острыми ушами, что выдавало в нём зверолюда — он пел и задавал ритм маленьким бубном. Песня была незамысловатой, застольной, но весёлой, хотя из слушателей никто не спешил пускаться в пляс. Наверное, всех утомила полуденная жара.

Четверо местных сидели возле стойки, в пол голоса беседуя с трактирщиком, Среди них была и совсем молоденькая девушка с толстой косой цвета льна, кончик «метёлочки» которой одной ладони не дотягивал до поясницы, за столами расположилась пьянствующая компания героев, а в дальнем углу примостился мутный тип в чёрном капюшоне, надвинутом на лицо. Всё как везде.

Сэр Гради с независимым видом прошёл мимо пирующих, поддерживавших музыкантов громкими выкриками и одобрительным стуком кружек по столу. Героев он недолюбливал, как и все рыцари: эти самовлюблённые позёры занимались примерно тем же, то есть избавляли мир от злобных монстров и прочей нечисти, вот только делали это за деньги. За очень неплохие деньги. И, что обиднее всего, крестьяне зачастую предпочитали обращаться именно к героям, потому что те не были связаны всевозможными обетами и условностями, как рыцари, и брались за всё, что угодно, начиная от усмирения медведя-людоеда и заканчивая походом на того же дракона. Всё зависело от уровня каждого отдельного героя. Хотя основная причина неприязни к ним заключалась именно в их непомерном тщеславии. Если герои и любили что-то больше денег, то это самих себя. Рыцари совершали подвиги не ради материальной награды, а ради славы. Чем больше ты совершишь великих дел, тем разнообразнее будет репертуар у твоего менестреля. А это почёт и уважение, даже если ты беднее иного горожанина. Но вот герои… они даже не скрывали своего тщеславия, бахвальства и жадности, но от этого, почему-то, только больше нравились женщинам.

– Что угодно славному рыцарю? – осведомился хозяин трактира.

– То, что у вас подают на обед, и ещё, – рыцарь покосился через плечо, – найдётся ли в здешних краях какое-нибудь дело для меня?

– Нет, господин, хвала Крому, в наших краях всё спокойно.

Рыцарь бросил ещё один взгляд через плечо.

– А что они здесь делают, в таком случае?

– Да они проездом, господин, – заверил трактирщик.

«Проездом, как же, – мысленно проворчал сэр Гради, – откуда у них тогда деньги на выпивку?» Но вслух говорить он ничего не стал, молча отошёл и устроился за столом подальше от шумной компании.

Что ж, к неудачам он давно привык относиться спокойно. Не везёт здесь, повезёт в следующем селе. Может, заодно поискать менестреля? В идеале каждый рыцарь должен возить с собой музыканта, чтобы тот своими глазами видел виршимые подвиги, которые потом будет увековечивать. Но тут либо надо иметь достаточно денег, чтобы платить мастеру, либо быть таким отважным и удачливым, чтобы какой-нибудь менестрель добровольно согласился следовать за тобой просто ради материала. Но на последнее сэр Грэд даже не рассчитывал.

– Эй, рыцарь! – окликнули его. – Если ты рыцарь, то где твои доспехи, а?

Сэр Гради скрипнул зубами и обернулся. Трактирщик начал предусмотрительно сползать под стойку.

– Почему ты не в своих железках, а рыцарь? – повторил один из героев, пытаясь сфокусировать пьяный взгляд на собеседнике.

«Они пьяны, – сказал себе сэр Гради, – и ещё не нанесли мне прямого оскорбления».

– Рыцари облачаются только перед боем, – произнёс он. – Доспехи слишком тяжёлые и в них слишком жарко, чтобы таскать их на себе весь день. Умные люди это знаю.

– Умные вроде тебя? – герой попытался приподняться из-за стола, но тут к ним подбежал трактирщик с целым подносом кружек, заохал, закудахтал, заверил, что выпивка «за счёт заведения, таким славным и храбрым воякам», улучив момент, умоляюще глянул на рыцаря.

Будь на месте сэра Гради кто другой, драки было бы не миновать. Но разносить трактир только чтобы поучить уму-разуму каких-то проходимцев… Да и, потом, придётся платить за разбитую мебель...

Герои переключили внимание на кружки и о рыцаре забыли.

Наверное, лучше уж не задерживаться и ехать дальше, тогда он может успеть до темноты добраться до города, если, конечно, ехать быстро. А в этом селе ловить нечего.

Да ещё и инцидент на дороге не давал ему покоя: что, если это в самом деле знак грозящей неудачей? Сэр Гради не считал себя суеверным человеком, но есть приметы, на которые рыцарю стоит обращать внимание. Назавтра всё дурное рассеется, а в городе он непременно заглянет к алтарю Крома.

– Прошу прощения.

Сэр Гради поднял глаза. Перед ним стояла та светловолосая красавица, умудрившаяся каким-то образом подойти к нему так, что он не заметил. Впрочем, он был занят своими размышлениями, а поступь у девушки наверняка лёгкая…

– Позволите присесть?

– Конечно, прошу.

Сэр Гради сдвинулся так торопливо, что задел мечом о лавку, сам чуть не вздрогнув от громкого стука.

– Спасибо, – очаровательное создание застенчиво улыбнулось. – Понимаете, я невольно подслушала ваш разговор с почтенным господином Уваром…

– Кем?

– Трактирщиком, – пояснила девушка. – И… мне не хотелось бы вас обременять… но могли бы вы проводить меня до города?

– Вы направляетесь в город? – зачем-то спросил сэр Гради.

– Да, но, честно признаться, я немного побаиваюсь ехать одна. Поэтому, если для вас не составит труда…

– Не составит, конечно, – быстро кивнул рыцарь, – я провожу вас, а если кто-то осмелится напасть, он пожалеет об этом, клянусь честью!

«Проводить девушку из пункта А в пункт Б, – мысленно возликовал сэр Гради, – это же просто подарок!»

– Когда же вы выезжаете? – спросила девушка.

– У меня нет здесь особых дел, так что, когда вам будет угодно.

– Тогда сразу, как вы подкрепите силы! – кокетливо улыбнулась его новая попутчица. – Не смею вас торопить. Подожду снаружи.

– Но мне понадобится ещё забрать коня от кузнеца…

– Значит, там и встретимся.

Конечно, сэр Гради постарался поторопится. Конечно, из простой учтивости.

Девушка ждала, как и обещала. Завидев рыцаря, она приветственно помахала рукой. Расплатившись с кузнецом, сэр Гради вывел коня на дорогу, и оценивающим взглядом окинул коня своей спутницы: у девушки лошадка была самой обычной, каких крестьяне запрягают в плуги и телеги, гнедая и коротконогая, не то, что рыцарский: белой масти, с роскошной гривой, какой позавидует иная женщина. Может быть, девушка даже взяла лошадь в трактире внаём. Из вещей у неё имелась лишь небольшая сумка, значит, либо её путешествие было не длинным, либо она попала в какие-то неприятности и потеряла багаж, а, может, и сопровождение. Она не была похожа на простую крестьянку — ни тем, как держалась, ни платьем, хоть и простым с виду, но слишком хорошим: крестьянка в таком замуж бы выходила, а не путешествовала. Загадочная спутница — да это просто мечта любого рыцаря!

Путешественники въехали в лес. Тропой пользовались постоянно, поэтому её хорошо было видно, хотя лес с каждым шагом делался всё гуще и темнее.

Исподволь разглядывая спутницу, сэр Гради пытался представить её историю. Расспрашивать он не решался, это было бы не вежливо.

– Вы так внимательно меня разглядываете, что сейчас в краску вгоните, – шутливо погрозила его попутчица.

– Простите, я не хотел, – повинился сэр Гради.

– Да что там, мне бы тоже было интересно.

– Мы ведь с вами так и не познакомились.

– А ведь и правда, – рассмеялась девушка. – Но, с другой стороны, так ведь загадочнее, вам не кажется?

Сэру Гради не казалось, он предпочитал ясность. Загадочность — это хорошо, но любую загадку следует разгадать как можно быстрее — в этом и смысл. Бесконечные правила поведения, регламенты и запреты рыцарского кодекса вносили эту самую ясность в жизнь, хотя и не упрощали. Иногда он втайне завидовал героям, этим позёрам и хамам, тем не менее, искренним в своей нагловатой простоте. У них правил не было и в помине, они творили, что хотели, и с готовностью принимали последствия. Жизнь представлялась им разъярённым быком, которого они, удерживая за рога, толкают вперёд. В таком подходе имелась своя привлекательность.

И девушкам они нравятся.

– Простите, сэр, но мне нужно отлучиться буквально на одну минуту.

Девушка спрыгнула с лошади.

– Вы подождёте меня? Я сейчас вернусь.

– О… о, да, конечно, разумеется…

Девушка побежала до ближайших кустов орешника, достаточно высоких и густых, а рыцарь подчёркнуто уставился в другую сторону. Как раз когда он уже подумывал о том, прилично или нет будет окликнуть девушку, из-за кустов раздался пронзительный женский крик:

– Помогите! На помощь!

В один момент сэр Гради оказался на земле, выхватил меч и помчался напролом через орешник. На поляну он выскочил как рогатый бог — с корявыми веточками в волосах. Девушка стояла, прижавшись к дереву и пытаясь заслониться руками, в глупой и безнадёжной попытке защититься от наступающего на неё дракона.

Драконы растут всю жизнь, известны легенды, в которых они вырастали на столько, что уже не могли выбраться из своей пещеры, но этот был ещё совсем молодой и не большой. Хотя, смотря с чем сравнивать, конечно: если с рыцарем, то очень даже. Тёмно-бирюзовая чешуя с синими переливами на боках и хвосте, голова, украшенная четырьмя рогами — два больших, и два поменьше, длинный гибкий хвост раздражённо подрагивал.

– Помогите! – с новой силой закричала девушка, заметив рыцаря.

Дракон тоже повернул голову и взревел.

– Бегите! – крикнул сэр Гради.

Хвала Крому, девице хватило ума не падать в обморок и не трястись на месте осиновым листочком, а шустро драпануть. Как только девушка оказалась у него за спиной, рыцарь поднял меч и пошёл в атаку. Дракон пригнул голову, прикрывая более уязвимые шею и брюхо. У взрослых драконов броня твердеет, но у молодых шкура хоть и прочная, всё-таки гораздо тоньше. Нужно, как на тренировках, поднырнуть под лапу зверя, и вонзить меч ему под челюсть. Или вспороть брюхо, а до этого времени посстраться, чтобы ящер тебя не задел, потому что при такой силище одного удара хватит, чтобы поломать храбрецу что-нибудь жизненно важное.

Сэр Гради уже приготовился уворачиваться, но тут дракон вдруг остановился и уставился на что-то за его спиной. Искушение было велико, но рыцарь не поддался.

– Положи меч и ме-едленно отойди в сторону, – велел ему нежный голосок.

Сэр Гради оглянулся: спасённая жертва стояла в нескольких шагах позади него и целилась из тяжёлого штурмового арбалета. Удержать на весу такую махину ей было не по силам, поэтому предусмотрительная девушка укрепила его на заранее припасённой распорке. С такого расстояния даже доспех бы не спас, а рыцарь стоял в рубашке.

– И не делай рез-с-ских движений, а то Риан разнервничаетс-с-с-я, – предупредил дракон.

Сэр Греди посмотрел на дракона, тот выразительно махнул ему лапой: мол, не робей, делай, как говорят. Рыцарь уронил меч.

Пока девушка вязала ему руки (довольно профессионально, надо отметить), дракон нависал над ними, держа кончик хвоста у шеи человека. Чтобы срезать голову, хватит одного движения. Потом девушка привела лошадей, и вместе с драконом они принялись увлечённо потрошить вещи рыцаря.



– Не густо, – подвела итог красавица. – И не переживай, – прибавила она, бросив сочувственный взгляд на пленника, – ты смотрелся очень мужественно, мне было приятно.

Подойдя к рыцарю, она воткнула кинжал в дерево над его головой.

– Вот, не говори потом, что я злая.

– Изначально она предлагала брос-с-сить тебя в лес-с-су или убить, – сообщил дракон.

– Эй! – девушка с возмущение оглянулась на подельника и снова повернулась к рыцарю. – Он лжёт! – Риан клятвенно прижала руки к груди.

– Ты вс-с-сё взяла? – уточнил дракон.

Риан окинула распотрошённые сумки внимательным взглядом, кивнула:

– Да, вроде, всё…

– Тогда ос-с-ставим нашего друга. Я проголодалс-с-ся.

– Я бы съела сейчас куриную поджарку с грибами! – мечтательно протянула Риан.

– Я бы не отказалс-с-ся от оленины. Ты знаешь, от тех маленьких, карликовых, – подхватил дракон. – Они должны водитьс-с-ся в этом лес-с-су...

– Коварная тварь, – с чувством выпалил сэр Гради.

Дракон и девушка переглянулись.

– Это он тебе или мне? – уточнил дракон.

– Думаю, нам обоим, – решила Риан. – По-четному, это одна из самых лестных оценок, какие я слышала в свой адрес. Обычно комплименты так банальны: ты красивая, ты стройная, у тебя длинные волосы…

Рыцарь с каким-то отупением следил за девушкой и драконом, уходившими с поляны: девушка соблазнительно покачивала бёдрами, дракон непринуждённо помахивал хвостом.

Как только они скрылись, сэр Гради принялся с остервенением пилить верёвки о кинжал. Освободился он быстро, но о том, чтобы пускаться в погоню, не могло быть и речи: дракон унёс всё его снаряжение, кроме, разумеется, кинжала, милостиво оставленного девушкой. Сэр Гради скорее предпочёл бы непродолжительную пытку, чем возвращение в Солёные Холмы без доспехов и оружия. Такой позор он сам себе не простит, а уж молва — и подавно. Хорошо хоть конь остался при нём.

Рыцарь ехал мрачнее тучи, даже конь казался пришибленным, и, чувствуя настроение хозяина, старался идти ровно. «Вот что ему стоило осторожничать по дороге к посёлку?»

А он ещё так обрадовался, что она подошла именно к нему! Ещё бы, героев, небось, такими слезливыми историями не проймёшь.

К городу он выехал глубокой ночью. Это был очень маленький лесной городок, обнесённый деревянной стеной с парой башенок над воротами, которые, к слову, оказались закрыты. Однако городок не спал: над воротами расположились стрелки, при появлении незнакомца едва не нашпиговавшие того стрелами. К счастью, на стене также стоял и воевода городка.

– Ты кто такой, что тебе надо!? – голос вопрошавшего нервно сорвался.

– А от кого вы тут огородились?

– На город нападает чудовище, – староста оттеснил слишком неуравновешенного стражника. – Если бы вы, благородный сэр…

Сэр Гради глубоко вздохнул.

– Я не «сэр», – грубо перебил он, – я герой. Избавлю вас от чудовища за скромную плату в пятьдесят золотых. И ещё вы дадите мне оружие. И поторопитесь, если не хотите, чтобы развернулся и уехал.





home | my bookshelf | | 4. Без страха и упрёка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу