Book: Взбалмошная герцогиня



Взбалмошная герцогиня

Барбара Картленд

Взбалмошная герцогиня

Купить книгу "Взбалмошная герцогиня" Картленд Барбара

Глава 1

1803


— Прошу прощения, ваша светлость.

Герцог Уорминстер поднял глаза от книги, которую читал за едой. В дверях маленькой отдельной гостиной постоялого двора стоял его второй кучер, неловко теребя в руках свою шапку.

— В чем дело, Клементс? — спросил герцог.

— Погода портится, ваша светлость, и мистер Хайман говорит, что нам лучше не мешкать. Как ему сказали, до следующего постоялого двора, где мы могли бы сменить лошадей или остановиться на ночь, путь неблизкий.

— Хорошо, Клементс, я буду готов через несколько минут, — ответил герцог.

Кучер поклонился и вышел из гостиной. Герцог с явной неохотой закрыл книгу и потянулся за стаканом. Вино было довольно скверным, хотя ему подали наиболее высококачественное из того, что здесь имелось. Еда также оставляла желать лучшего — баранина скорее напоминала подошву, а меню не отличалось разнообразием. Но на что другое он мог рассчитывать в такой глуши, тем более что в это время года здесь редко появлялись знатные путешественники?

Герцог отлично понимал, насколько было неразумно для человека его положения отправиться в Шотландию в такую пору, когда повсюду еще лежит снег и погода, мягко говоря, совершенно непредсказуема.

Но ему не терпелось обсудить свою недавнюю находку с герцогом Бакльюком. У себя в Уорминстере он обнаружил кое-какие документы, свидетельствующие о том, что во времена Генриха VIII их семьи состояли в родстве.

Поэтому он бросил вызов непогоде и был вознагражден за свою храбрость тем, что путешествие до Эдинбурга прошло на удивление гладко.

Он остановился на несколько дней в Эдинбургском замке[1], а потом проследовал далее, в Далкейт-палас, родовое поместье герцога Бакльюка, где они с хозяином провели немало времени за серьезными научными дискуссиями, которые доставляли огромное удовольствие им обоим.

— Уорминстер слишком молод, чтобы проводить все свободное время за чтением старинных рукописей и пыльных фолиантов, — с явным неодобрением сказала мужу герцогиня Бакльюк. — Вместо этого ему следовало бы обращать побольше внимания на хорошеньких женщин.

— Его светлость находит события былых времен гораздо более интересными и волнующими, чем повседневная действительность, — с улыбкой ответил ей муж.

Но герцогиня тем не менее приложила все усилия, чтобы привлечь внимание герцога Уорминстера к своей младшей дочери, очень приятной молодой особе, обладающей немалыми талантами в области музыки и живописи.

Однако герцог исключительно вежливо, но твердо дал понять, что единственной целью его визита была встреча с хозяином Далкейт-паласа.

Когда герцог наконец отправился в обратный путь, он был очень доволен результатами своего визита, к тому же стоял уже апрель, и чувствовалось, что весна не за горами.

Но последние несколько дней бушевали неслыханные ураганные ветры, и карета герцога сильно раскачивалась и опасно кренилась на скользких, обледенелых после недавних заморозков дорогах. Однако герцог был слишком поглощен своими книгами, чтобы обращать внимание на подобные мелочи.

Одну ночь он провел у графа Лодердейла в его замке Терлстон, потом несколько дней гостил в великолепном дворце Флорз, построенном в 1718 году Ванбру[2]. Но здесь, неподалеку от английской границы, у герцога не было никаких знакомых, которые могли бы предложить ему свое гостеприимство.

Как и всегда в подобных случаях, слуги герцога гораздо больше своего господина ворчали и жаловались на неудобства, которые им приходилось терпеть во время путешествия.

Единственным, кто пользовался относительным комфортом по сравнению с остальными, был камердинер, ехавший во второй карете вместе с багажом.

Сам же герцог всегда брал в дорогу собственные, украшенные фамильным гербом льняные простыни, мягкие шерстяные одеяла и набитые гусиным пером подушки. Он захватывал с собой и несколько бутылок лучшего бренди и кларета, которые, даже несмотря на тряску во время пути, были все же значительно более приемлемы, чем то, что подавали в местных гостиницах и на постоялых дворах.

К несчастью, когда сегодня в полдень экипаж его светлости остановился у ворот «Чертополоха и куропатки», выяснилось, что багажная карета сильно отстала в пути. В этом не было ничего удивительного, так как Хайман, первый кучер герцога, забирал себе лучших почтовых лошадей, в то время как путешествующие во второй карете вынуждены были довольствоваться тем, что оставалось.

— Я говорил его светлости, что в этой варварской стране не достанешь приличных лошадей, — жаловался третий кучер. — Но разве он меня послушал? Как бы не так!

С того момента, как они покинули Уорминстер, слуги слышали эту фразу уже сотни раз.

Но лошади, какими бы неказистыми они ни были, казались невосприимчивыми ни к скользким дорогам, ни к холодным, пронизывающим ветрам — ко всему тому, что, без сомнения, весьма обеспокоило бы, а возможно, и совершенно вывело бы из строя их собратьев с юга, не привыкших к суровому климату Шотландии.

Допив вино, герцог поднялся из-за стола и, взяв со стула подбитый мехом плащ, который он всегда брал с собой в путешествия, направился к выходу.

В этот момент дверь распахнулась, и на пороге появилась служанка в домашнем чепце, бывшая, насколько он помнил, дочерью хозяина гостиницы.

— У меня большая просьба к вашей светлости, — сделав книксен, сказала она с сильным шотландским акцентом.

— В чем дело? — спросил герцог, надевая плащ, что в отсутствие камердинера представляло для него некоторую сложность.

— Ваша светлость, одна пожилая дама умоляет оказать ей любезность и позволить доехать вместе с вами до ближайшей почтовой станции. Ее карета сломалась в дороге, и без помощи вашей светлости ей никак не выбраться отсюда.

Герцог, принявшийся было застегивать пуговицы, на секунду оставил это занятие и нахмурился. Он терпеть не мог, когда во время путешествия в карете находился еще кто-либо, тем более посторонний.

Герцог любил в дороге читать или в тишине обдумывать разнообразные проблемы, связанные с управлением его огромными поместьями. Его наполнила ужасом одна лишь мысль о том, что ему придется поддерживать светскую беседу в течение долгого пути.

— Может быть, есть какая-нибудь другая возможность доставить эту даму к месту назначения? — с надеждой спросил он.

— Нет, ваша светлость, — ответила служанка. — Почтовая карета проезжает здесь только раз в неделю, и следующая появится не раньше понедельника.

Герцог охотно сослался бы на то, что в карете не хватит места для еще одного пассажира, но он знал, что это невозможно, так как его новенький экипаж на отличных рессорах вызывал интерес и восхищение повсюду, где только ни появлялся. Несомненно, дама, о которой шла речь, уже успела осмотреть его, прежде чем попросить подвезти ее.

— Хорошо, — с трудом подавив недовольство, сказал герцог. — Передайте этой даме, что я буду рад предложить ей место в своей карете, но собираюсь отправиться в путь немедленно.

— Слушаюсь, ваша светлость. — Служанка снова сделала книксен и поспешно вышла.

Герцог собрался было последовать за ней, но тут появился хозяин гостиницы, держа в руках поднос, на котором лежал счет. Герцог уже успел совсем забыть о нем, поскольку обычно во время путешествий оплачивать счета входило в обязанности его камердинера, а сам он не желал вникать в подобные мелочи и даже, как правило, не имел при себе наличных денег. К счастью, в жилетном кармане он обнаружил несколько золотых соверенов и положил один из них на поднос, небрежно махнув рукой в знак того, что сдачи ему не нужно.

Очевидно, он расплатился слишком щедро, так как хозяин гостиницы рассыпался в изъявлениях благодарности и, провожая герцога до кареты, непрерывно кланялся и выражал сожаление, что не был заранее извещен о приезде такого гостя, иначе он подготовился бы как следует к этому событию.

Как обычно в подобных случаях, герцог попросту отключился и не слышал из сказанного ни слова, но, подойдя к карете, он одарил хозяина гостиницы исключительно любезной улыбкой, оставив того в полном убеждении, что знатный гость весьма доволен оказанным ему приемом.

В этот момент сильный порыв ветра чуть было не сдул шляпу с головы герцога, и он, придерживая ее рукой, поспешил взобраться в экипаж.

В дальнем углу кареты он увидел женщину, закутанную в темную дорожную накидку. Ее лицо пряталось в тени отделанного мехом капюшона, ноги прикрывала меховая полость. Второй кучер поспешил набросить такую же меховую полость, на колени герцогу, а под ноги ему подложил наполненную горячей водой грелку.

— Добрый вечер, мадам, — обратился герцог к сидевшей напротив даме. — Мне очень жаль, что ваш экипаж сломался, но я рад, что мне представилась возможность оказать вам небольшую услугу.

— Благодарю вас, — ответила дама тихим, чуть дрожащим голосом, услышав который герцог решил, что его попутчица, должно быть, очень стара, поэтому скорее всего заснет в дороге и не станет ему мешать.

Лошади тронулись, и вскоре карета выехала на открытую дорогу. Герцог демонстративно достал свою книгу, давая понять попутчице, что он не намерен поддерживать беседу.

Тем временем ветер усилился, его мощные порывы сотрясали карету, но, к счастью, стекла на окнах были так хорошо пригнаны, что не дребезжали.

Герцог поудобнее расположился на сиденье, уверенный в том, что если кто и сможет заставить лошадей развить приличную скорость, так это Хайман. В то же время он надеялся, что багажная карета не слишком отстанет: ведь его камердинер был просто незаменим, когда приходилось устраиваться на ночлег в придорожной гостинице.

Трасгроув служил у него уже много лет. Даже в самой захолустной дыре он всегда ухитрялся, как по волшебству, раздобыть горячую воду, грелки для постели и даже сносный ужин.

Но размышления о камердинере и о багажной карете были моментально забыты, когда герцог внезапно осознал, что за несколько миль пути его попутчица ни разу не пошевелилась и не произнесла ни звука.

Он напомнил себе, что такое положение дел его вполне устраивает и ему не придется раскаиваться в своем намерении сделать доброе дело и подвезти ее. В то же время он не мог не испытывать вполне естественного любопытства и в конце концов обнаружил, что, прочитав целую страницу, не понял ни слова.

Когда сильный порыв ветра качнул карету, герцог воспользовался этим предлогом и обратился к своей попутчице:

— Надо полагать, мадам, что для этого времени года погода стоит несколько необычная?

— Да… вы правы.

Голос по-прежнему был очень тихим и слегка дрожал. Герцог понял, что дама не испытывает желания вступать в разговор, и с улыбкой подумал, что впервые встретил человека, столь же необщительного, как и он сам! Он перевернул назад страницу и принялся перечитывать ее.

В этот момент на резком повороте карета на мгновение замедлила ход, а потом так сильно накренилась, что сидевшая напротив женщина буквально упала в объятия герцога. Инстинктивно герцог подхватил ее, и в этот момент капюшон ее дорожного плаща съехал в сторону, и герцог увидел огромные сверкающие глаза и нежный овал лица.

Герцог в изумлении уставился на нее. Это была вовсе не пожилая дама, а молодая девушка, почти ребенок! Она поспешно поправила капюшон и снова забилась в самый дальний угол кареты, но герцог уже успел рассмотреть ее.

— Мне сказали, что в моей помощи нуждается престарелая дама, — медленно произнес он.

Последовала короткая пауза, потом девушка почти с вызовом ответила:

— У меня было такое предчувствие, что вы… согласитесь подвезти незнакомую женщину лишь в том случае… если будете считать ее очень старой и беспомощной.

— Ваше предчувствие было совершенно правильным, — сказал герцог. — Но теперь, когда обман раскрыт, может быть, вы расскажете мне, почему путешествуете совсем одна?

Вместо ответа девушка откинула с головы капюшон, открыв взору герцога копну ярко-рыжих вьющихся волос, небрежно уложенных на несколько старомодный манер. Глаза незнакомки были очень темного серо-зеленого цвета, похожего на цвет морской воды, и даже в полумраке кареты герцог заметил, что ее кожа отличалась необычайной белизной.

Она улыбнулась ему и весело сказала:

— Я рада, что мне больше не нужно стараться говорить дрожащим голосом. Признайтесь, ведь он обманул вас, не так ли?

— Безусловно, — ответил герцог. — Но, с другой стороны, с какой стати я должен был не доверять вам?

— Я так боялась, что вы откажетесь помочь мне, — сказала его попутчица. — Но теперь, когда мы отъехали от постоялого двора по меньшей мере на три мили, вы уже ничего не сможете поделать.

Она произнесла эти слова с таким удовлетворением, что герцог не удержался и заметил:

— Если не принимать во внимание, что я могу высадить вас прямо на дороге!

— В такую погоду, предоставив мне замерзать на обочине? — спросила девушка. — Это было бы совсем не по-джентльменски!

Герцог пристально посмотрел на нее, обратив внимание на нежные, тонкие черты ее лица. Он решил, что ее нельзя назвать красивой, скорее очень хорошенькой, но в том, как она улыбалась и как сверкали ее глаза, было какое-то своеобразное очарование, которого он не встречал в других женщинах. Более того, было совершенно очевидно, что она хорошего происхождения, поэтому он обратился к ней с некоторым замешательством:

— Мне кажется, вам лучше быть со мной откровенной. Я спросил, почему вы путешествуете одна, и вынужден повторить свой вопрос.

Она бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц и ответила:

— Я везу спешное и очень важное донесение в Лондон, но это страшная тайна. Обычного гонца легко перехватили бы по дороге, а меня вряд ли кто-нибудь заподозрит!

— Очень романтично! — сухо заметил герцог. — А теперь, может быть, вы скажете мне правду?

— Вы не верите мне?

— Нет!

— Поскольку это дело совершенно вас не касается, я не собираюсь говорить вам правду, — помолчав немного, сказала девушка. — И у вас нет никакого права требовать от меня откровенности!

— А я считаю, что у меня есть такое право, — возразил герцог. — В конце концов, вы находитесь в моей карете, а я, честно признаться, вовсе не горю желанием оказаться вовлеченным в какой-нибудь скандал!

— Это вам совершенно не грозит! — поспешно заверила его девушка, пожалуй слишком поспешно.

— Вы уверены? — спросил герцог. — Пожалуй, в таком случае нам лучше повернуть назад. Вы сможете спокойно подождать в гостинице, пока починят вашу карету.

После некоторого раздумья девушка произнесла совершенно другим тоном:

— Если я скажу вам правду, вы обещаете помочь мне?

— Я не собираюсь давать вам никаких обещаний, — ответил герцог, — но, по крайней мере, постараюсь отнестись сочувственно к вашему рассказу.

— Этого недостаточно!

— На большее можете не рассчитывать!

Снова последовало молчание, потом девушка очень тихо проговорила:

— Я… убежала!

— Об этом я уже догадался! — заметил герцог.

— Это что, так заметно?

— Даже в Шотландии дамы не путешествуют в одиночестве и не садятся в карету к незнакомому мужчине! — Девушка не отвечала, и герцог продолжал: — Вы сбежали из школы?

— Конечно нет! — ответила она. — Мне восемнадцать лет, и я уже вполне взрослая. Если уж на то пошло, меня вообще никогда не посылали в школу!

— Значит, вы убежали из дому?

— Да!

— Почему? — Видя, что она колеблется, герцог продолжил: — Я не откажусь от своего намерения узнать правду, и будет проще, если вы расскажете мне все по доброй воле, не вынуждая меня заставлять вас. Начнем с того, что вы скажете мне свое имя.

— Якобина.

Герцог вопросительно поднял брови.

— Надо полагать, вы сторонница якобитов[3] и наследников Якова?

— Конечно! — горячо воскликнула девушка. — И весь мой клан тоже! Мой дед погиб во время восстания тысяча семьсот сорок пятого года.

— Но теперь младший претендент, Карл Стюарт[4], возглавил якобитское восстание 1745–1746 гг., уже мертв, — напомнил герцог. — Вы вряд ли сможете бороться за права короля, которого больше не существует.

— Однако его брат Яков пока еще жив! — парировала девушка. — И если вы думаете, что мы когда-нибудь признаем правящих сейчас в Лондоне германских выскочек нашими законными монархами, вы глубоко ошибаетесь!

Герцог с трудом сдержал улыбку. Он прекрасно знал, что большинство шотландцев продолжали хранить верность династии Стюартов, и не мог не восхищаться их мужеством. Англичанам так и не удалось поколебать их безграничную преданность человеку, которого они любовно называли «Красавец принц Чарли»[5].

— Ну хорошо, Якобина, продолжайте свой рассказ, — сказал он.

— Обычно меня называют Бина, — сообщила она. — Якобина звучит слишком помпезно, но это имя было дано мне при крещении, и я горжусь им!



— Охотно верю, — заметил герцог, — но как вы думаете, те, кто дал вам это имя при крещении, были бы горды вашим поведением в настоящую минуту? Надо полагать, они уже ищут вас.

— Они никогда не найдут меня, — решительно заявила девушка.

— Итак, начинайте с самого начала! — сказал герцог, и в его голосе прозвучали властные интонации, так хорошо знакомые всем, кто близко знал его.

— Я не хочу говорить об этом, — попыталась протестовать Бина.

— Мне очень жаль, но я вынужден настаивать на том, чтобы вы сообщили мне, почему именно сбежали из дому, — твердо произнес герцог. — В противном случае можете не сомневаться, что я отвезу вас назад в гостиницу «Чертополох и куропатка».

Она ответила ему долгим оценивающим взглядом.

— Я думаю, вы и вправду способны на такую низость! — сказала она наконец. — Ведь вы англичанин! Я всегда знала, что англичанам доверять нельзя!

— Однако вы все же доверились мне, — возразил герцог. — Вы находитесь в моей карете, и в данную минуту я отвечаю за вас. Почему вы убежали из дому?

— Чтобы избежать… замужества, — еле слышно произнесла Бина.

— Вы помолвлены?

— Папа собирался объявить о помолвке на следующей неделе.

— А вы говорили отцу, что не хотите выходить замуж?

— Говорила… но он даже слушать меня не хотел.

— Почему?

— Ему нравится жених, которого он выбрал для меня.

— А вам он не нравится?

— Я ненавижу его! — с яростью выпалила Бина. — Он старый, скучный, угрюмый и сварливый!

— А как, по-вашему, поступит ваш отец, когда обнаружит, что вы сбежали? — поинтересовался герцог.

— Он кинется в погоню за мной, а за ним и все члены нашего клана, размахивая клейморами[6]!

— Все члены клана? — спросил герцог. — Наверное, вы несколько преувеличиваете?

— Может быть и преувеличиваю, — согласилась она, — но я уверена, что папа будет в ярости и бросится разыскивать меня!

— Неудивительно! — заметил герцог. — Но что касается меня, то я не испытываю ни малейшего желания быть втянутым в ваши матримониальные проблемы. К вечеру мы доберемся до следующей почтовой станции, и после этого я предоставлю вам самой заботиться о себе!

— А о большем я вас и не просила! — заявила Бина. — Почтовая станция находится почти на границе, и как только я окажусь в Англии, я смогу сесть в почтовую карету и добраться до Лондона.

— И что вы намерены делать в Лондоне? — поинтересовался герцог.

— Я не собираюсь долго задерживаться там, — с едва уловимым оттенком презрения сказала Бина. — Я направляюсь во Францию. Теперь, когда война с Бонапартом закончилась, я могу погостить у своей тети, маминой сестры. Она вышла замуж за француза и живет неподалеку от Ниццы.

— А вы сообщили тете о вашем намерении?

— Нет, но я знаю, что она будет рада мне. Она любила маму, но никогда не ладила с моим отцом.

— Вашей матери нет в живых?

— Она умерла шесть лет назад. Я уверена, она никогда не позволила бы папе принуждать меня выйти замуж за человека, который мне отвратителен!

— Насколько мне известно, когда речь идет о замужестве, у большинства девушек не спрашивают их мнения, — медленно произнес герцог. — Я уверен, Бина, что ваш отец печется лишь о вашем благе.

— Что-нибудь в этом роде я и ожидала от вас услышать, — язвительно сказала Бина. — Вы такой же скучный и напыщенный, как лорд Дорнах!

— Лорд Дорнах? — переспросил герцог. — Это за него вас хотят выдать замуж?

— А что, вы знакомы с ним? — встревожилась Бина.

— Нет, — ответил герцог, — но, должно быть, это неплохая партия, а именно это и нужно большинству молодых женщин.

— Но совсем не то, что нужно мне, — сердито возразила Бина.

— Лорд Дорнах богат?

— Очень, насколько мне известно, — ответила Бина. — Но даже если бы он был обвешан с головы до ног бриллиантами, это никак не повлияло бы на мои чувства к нему. Я ведь уже сказала, что он старый и скучный. Меня вовсе не удивило бы, если бы он заточил меня в темнице своего замка и избивал до полусмерти!

— Ваша беда в том, что у вас чрезмерно развито воображение, — заметил герцог.

— Именно это всегда говорит мой папа.

— А что еще он говорит?

— Еще он говорит, что я взбалмошная, неуравновешенная, порывистая и нуждаюсь в сильной, твердой руке! — сообщила Бина, и в ее голосе прозвучали презрительные интонации.

— По-моему, это описание весьма точно соответствует действительности, — сухо сказал герцог.

Бина упрямо вскинула голову.

— А как бы вам понравилось, если бы вас принуждали вступить в брак с человеком, которого выбрали лишь для того, чтобы он занялся вашим перевоспитанием? Кроме того, когда лорд Дорнах делал мне предложение, он даже не сказал, что любит меня!

— Я подозреваю, что вы не очень-то поощряли его на подобное выражение пылких чувств! — с улыбкой заметил герцог.

— Естественно! — вспыхнула Бина. — Я прямо сказала ему: «Милорд, я скорее соглашусь выйти замуж за бездомного бродягу, чем за вас!»

Герцог не выдержал и расхохотался.

— Боюсь, Бина, что ваш план самостоятельно добраться до Ниццы совершенно неосуществим, — сказал он, немного успокоившись. — Печально, если вам придется выйти замуж за человека, к которому вы испытываете такую неприязнь, но, возможно, своим бегством вы достаточно запугали отца и по возвращении найдете его гораздо более покладистым.

— Я не собираюсь возвращаться! — воскликнула Бина. — Я уже сказала вам об этом. Я не вернусь! Ничто не сможет заставить меня изменить решение!

— Ну что ж, это ваше дело, — ответил герцог. — На следующей почтовой станции наши пути разойдутся.

— Вы самый настоящий Понтий Пилат, — презрительно заметила Бина. — Вы не знаете, как поступить в такой сложной ситуации, и поэтому предпочитаете просто умыть руки!

На секунду герцог просто опешил. Он не привык выслушивать подобные вещи.

— Но меня не касаются ваши проблемы! — ответил он, словно защищаясь.

— Несправедливость и жестокость касаются всех! — возразила Бина. — Если бы вы были настоящим рыцарем, таким, о которых пишут в романах, вы готовы были бы сражаться за меня, оберегать меня от всех зол! Вы посадили бы меня на своего коня и увезли в свой замок, чтобы укрыть от всех опасностей.

— Это что-то в духе миссис Радклиф[7]! — заметил герцог. — Но, к сожалению, мой замок, как вы изволили назвать его, расположен очень далеко отсюда, к тому же как бы я объяснил ваше присутствие там? — Он улыбнулся и добавил: — Похоже, в былые времена у рыцарей, приходивших на помощь прекрасным дамам, не возникало проблемы, что делать с ними потом!

— Это правда, — согласилась Бина, — хотя меня удивляет, что вы до этого додумались!

Герцог ничего не ответил, лишь поднял брови.

— Простите, если мои слова показались вам обидными, — поспешно сказала Бина, заметив его реакцию, — просто я наблюдала за вами, пока вы читали эту старую, пожелтевшую книгу, и она выглядела такой скучной…

— Это трактат о средневековых рукописях.

— Вот видите! Теперь вы понимаете, что я имела в виду! — воскликнула Бина. — Естественно, мне бы и в голову не пришло, что вам известно о существовании странствующих рыцарей и прекрасных дам!

— Возможно, в моем образовании действительно имеется этот досадный пробел, — ответил герцог. — Но все равно, Бина, я чувствую себя обязанным попытаться убедить вас вернуться к отцу.

— Можете не тратить слов зря. Я не вернусь домой. Я поеду к тете.

— А у вас есть деньги на дорогу? — спросил герцог.

Она улыбнулась, и на левой щеке у нее появилась ямочка.

— Я не настолько глупа, как вы думаете, — ответила она. — У меня есть пятнадцать фунтов, которые я взяла из хозяйственных денег, когда экономка отвернулась, к тому же я захватила все мамины драгоценности. Я прикрепила их к внутренней стороне моего платья, поэтому не могу сейчас показать их вам. Но мне известно, что они очень дорогие, и когда я окажусь в Лондоне, то смогу продать их, таким образом у меня будет более чем достаточно денег для того, чтобы добраться до Ниццы.

— Но вы не можете путешествовать совершенно одна! — воскликнул герцог.

— Почему? — спросила Бина.

— Во-первых, вы слишком молоды.

— А во-вторых? — спросила она с легкой улыбкой. Видя, что он колеблется, затрудняясь найти подходящие слова, Бина продолжила вместо него: — А во-вторых, слишком хорошенькая. Можете говорить напрямик, мне отлично известно, что я хорошенькая. Мне твердят об этом всю мою жизнь.

— А вам не кажется, что вы слишком самоуверенны? — поинтересовался герцог.

— Ни в малейшей степени, — ответила Бина. — Моя мать была очень красивой, а я похожа на нее. Она была наполовину француженкой и до того, как вышла замуж за моего отца, жила в Париже.

— По-моему, вы вовсе не похожи на француженку, — заметил герцог.

— Просто, как и большинство англичан, вы по невежеству полагаете, что все француженки должны быть брюнетками, — ответила Бина. — У моей матери были рыжие волосы, такие же, как у меня. И уж конечно, вам должно быть известно, что Жозефина, жена Наполеона Бонапарта, тоже рыжеволосая. — Бина снова вскинула голову. — Я не сомневаюсь, что буду пользоваться огромным успехом в Париже!

Герцог мучительно подыскивал слова. Как объяснить этому взбалмошному созданию, почему она не может отправиться в Париж одна? Как заставить ее понять, что тот успех, на который она может там рассчитывать, вовсе не приличествует девушке ее положения и воспитания?

Но потом он напомнил себе, что все это его не касается. Он вовсе не обязан ввязываться в историю, которая может вылиться в весьма неприятный скандал.

Герцог не был знаком с лордом Дорнахом, но, по всей видимости, это был человек знатного происхождения. Бегство его невесты и без того вызовет немало сплетен, а уж если станет известно, что ей помогал герцог Уорминстер!.. Представив себе все ужасающие последствия этого, герцог твердо вознамерился не ввязываться в столь сомнительную историю.

— Вы совершенно правы, Бина, ваши дела меня не касаются, и я не должен вмешиваться, — решительно произнес он. — Скоро мы доберемся до ближайшей почтовой станции, и каждый пойдет своей дорогой. И я думаю, нам лучше не называть друг другу своих имен.

— А ваше мне и так уже известно, — ответила Бина. — Вы герцог Уорминстер. Я слышала, как ваш кучер объявил об этом хозяину гостиницы, когда вы приехали. Должна признаться, в тот момент мне показалось, что это шутка или надувательство.

— Шутка или надувательство? — переспросил герцог.

— Видите ли, обычно герцоги не путешествуют без лакеев на запятках, сопровождающих верховых и багажных повозок.

— Мой второй экипаж отстал, — непроизвольно вырвалось у герцога, но он тут же пожалел об этом, так как не имел ни малейшего намерения объяснять свое поведение этой нахальной девчонке.

— А, тогда понятно. Но все равно мне кажется, что для герцога это довольно убогий способ путешествовать. Вы что, не можете позволить себе ничего получше?

— Конечно, могу, — почти с горячностью воскликнул герцог. — Просто я терпеть не могу излишней помпы. Я полагаю, что верховые должны сопровождать карету лишь в особых случаях.

— Если бы я была герцогом, — сказала Бина, — меня всегда сопровождало бы множество верховых, и я посылала бы вперед собственных лошадей, чтобы не ездить на тех клячах, которых подсовывают на постоялых дворах.

— В Англии я так и делаю, — ответил герцог. — Но поскольку я приплыл в Шотландию на своей яхте, мне показалось излишним гонять лошадей на такое большое расстояние лишь ради удобства моих слуг.

— Вы приплыли на яхте! Потрясающе! А где она сейчас?

— В Берике, — ответил герцог, — и я собираюсь плыть домой вдоль побережья, а потом по Темзе дойти до Лондона.

— Вот это действительно оригинально! — одобрительно заметила Бина. — Оказывается, вы не такой зануда, как я думала.

— Зануда! — воскликнул герцог.

— Нет, правда, вы какой-то уж очень унылый для герцога, — откровенно заявила она. — Во-первых, вы одеты совсем не по моде. Ваш галстук повязан слишком низко, а кончики воротничка даже не достают до подбородка. К тому же вы неправильно пострижены.

Герцог, который в глубине души гордился своей строгой и несколько старомодной манерой одеваться, неожиданно почувствовал себя задетым.

— По-моему, не стоит переходить на личности, — холодно произнес он. — Возможно, позднее вы будете благодарить небо за то, что я оказался таким занудливым, степенным и скучным. В противном случае вы могли бы сейчас оказаться в довольно затруднительном положении.

— Что вы имеете в виду? — с интересом спросила Бина.

Герцог собрался было съязвить, но удержался, заметив в ее глазах выражение крайней невинности. Он понял, что она действительно не подозревает, в каком опасном положении оказалась бы, сядь она в карету к одному из светских щеголей, многие из которых, несомненно, сочли бы молоденькую, наивную девушку легкой добычей.

— Ну так что же вы имели в виду? — не дождавшись ответа, настаивала Бина.

— Нет, это просто какой-то абсурд! — вырвалось у герцога. — Бина, поверьте мне, вы не можете одна предпринимать путешествие ни в Лондон, ни во Францию! Это абсолютно нереальная затея. Более того, я не допущу, чтобы вы подвергали себя такой опасности.

— А как вы собираетесь помешать мне? — с вызовом спросила девушка.

— В первом же городе, который мы будем проезжать, я сдам вас на руки шерифу, — ответил герцог. — Я оставлю вас на его попечении, а он отвезет вас к отцу.

Девушка вскрикнула от ужаса:

— Нет! Вы не сделаете этого! Как можете вы быть таким жестоким, таким вероломным?

— Вы не правы, я просто благоразумен, и, если на то пошло, я собираюсь поступить так в ваших же интересах!

— Я не верю вам! — прямолинейно заявила Бина. — Вас волнует лишь одно — как бы не оказаться замешанным в скандале!

— Вы ведете себя как ребенок, — сказал герцог, — но уверяю вас — я делаю это для вашего же блага!

— Я ненавижу, когда заботятся о моем благе! Мне всегда говорили именно это, когда пичкали омерзительным саговым пудингом и горячим молоком! — Она надулась и добавила: — Ну почему вы не оказались веселым, обворожительным молодым человеком, который захотел бы помочь мне?

— Мне очень жаль, Бина, и я вам искренне сочувствую, хотя вы в это и не верите. Однако я все-таки немного лучше вас знаю жизнь и уверяю, с моей стороны было бы преступлением, если бы я позволил вам отправиться в это безрассудное путешествие одной.

Последовало долгое молчание.

— Неужели вы… в самом деле сдадите меня… на руки шерифу? — наконец очень тихо спросила Бина.

— Безусловно! — твердо ответил герцог. — И уверяю вас, настанет день, когда вы поблагодарите меня за это!

— Шериф отвезет меня к отцу, и мне придется выйти замуж за лорда Дорнаха, и всю оставшуюся жизнь я буду ненавидеть и проклинать вас! Вы слышите? Я буду проклинать вас всю жизнь!

— Мне очень жаль, но я не могу поступить иначе, — ответил герцог.

— Я вылеплю ваше изображение из воска и стану втыкать в него иголки. Надеюсь, это заставит вас испытать все муки ада! — воскликнула Бина.

Герцог ничего не ответил, и некоторое время они ехали в полном молчании.

— Пожалуйста, не сдавайте меня шерифу! — взмолилась наконец Бина. — Если вы просто высадите меня на почтовой станции, я найду кого-нибудь… кто согласится помочь мне. Мне всегда везет, и окружающие очень добры ко мне.

Герцог подумал, что некоторые, вполне вероятно, будут даже чересчур добры к ней, только не так, как она рассчитывает.

— Простите меня, Бина, — почти извиняющимся тоном сказал он. — Но я все-таки отвезу вас к шерифу. Если я брошу вас одну, беззащитную, это всегда будет лежать тяжким бременем на моей совести!

— Вы чудовище! — в отчаянии воскликнула девушка. — Я никогда не думала, что кто-нибудь может быть таким жестоким и бесчувственным! Если я брошусь со скалы, чтобы не выходить замуж за лорда Дорнаха, в этом будете виноваты только вы, и уж это-то действительно ляжет тяжким бременем на вашу совесть на всю оставшуюся жизнь!

Герцог не ответил, и в карете снова воцарилось молчание. Ветер немного стих, но пошел сильный снег. Мягкие крупные снежинки облепили окна так, что сквозь них почти ничего не было видно. Дорога тоже, казалось, стала более ухабистой, карета раскачивалась и кренилась то на один бок, то на другой, но лошади упорно продолжали свой путь.

Герцог наклонился вперед и протер стекло, пытаясь разглядеть, где они находятся. Уже почти стемнело, и он начал беспокоиться, не проедут ли они в темноте мимо почтовой станции. Словно прочитав его мысли, Бина сказала:

— Может быть, мы застрянем в снегу и замерзнем, а когда нас найдут, все будут удивляться, что за незнакомка оказалась в вашей карете. — Рассмеявшись, она добавила: — Вы только подумайте, какой разразится скандал! «Герцог Уорминстер найден мертвым в объятиях неизвестной шотландской красавицы!»



— Я уже говорил вам, что вы чересчур самоуверенны, — заметил герцог.

— Может быть, вам просто не нравятся рыжие волосы?

— Не особенно.

— Могу представить, какая женщина может вам понравиться, — принялась поддразнивать его Бина. — Тихая, маленькая мышка, которая все время будет повторять «да, ваша светлость» или «нет, ваша светлость»! Она станет соглашаться со всем, что бы вы ни сказали, и никогда ни во что не вмешиваться.

— По крайней мере, такая женщина никогда бы не оказалась в подобной ситуации, — заметил герцог.

— Уж это точно, — согласилась Бина. — Но вы только представьте себе, как будет неинтересно жить с ней! Это все равно что без конца перечитывать одну из ваших пыльных скучных книг! — Она весело рассмеялась. — Представьте себе: никаких сюрпризов и неожиданностей, и не имеет значения, перейдете ли вы к следующей главе или станете перечитывать предыдущую, потому что ничего нового вас все равно не ждет.

Герцог вздохнул, все еще глядя в окно.

— Уверяю вас, Бина, я не разделяю вашей страсти к приключениям, — сказал он. — Единственное, чего я хочу, — благополучно добраться до почтовой станции.

— Что проку зря беспокоиться? — заметила Бина. — Лучше бы вы нашли кучера, которому могли бы доверять, или правили бы лошадьми сами!

— Хайман служит у меня уже пятнадцать лет… — начал герцог и внезапно рассмеялся: — Послушайте, Бина, по-моему, вы нарочно провоцируете меня. Я еще никогда в жизни не встречал женщины, способной так легко вывести меня из терпения.

— Считайте, что вам повезло! — парировала она. — Если бы сейчас на моем месте была ваша унылая избранница, она, без сомнения, уже заливалась бы слезами, в отчаянии цепляясь за вас!

Герцог хотел было ответить, но в этот момент карета сильно накренилась и остановилась, словно колеса застряли в снегу или в грязи. Герцог открыл окно, и колючий снег, ударив ему в лицо, ворвался внутрь кареты.

— В чем дело, Хайман? — высунувшись наружу, крикнул герцог. — Мы застряли?

И в этот момент карета перевернулась.

Глава 2

Герцог открыл глаза, но поначалу все вокруг казалось ему окутанным туманом. Когда же зрение его прояснилось, он увидел растрепанные рыжие кудри и огромные серо-зеленые глаза, но лишь с большим трудом ему удалось вспомнить, где он встречал их прежде.

— Вы очнулись! — донеслось до него радостное восклицание. — Как я рада!

Внезапный приступ слабости заставил герцога закрыть глаза, но он тут же открыл их снова, потому что в этот момент вспомнил, как с грохотом опрокинулась карета и его голову пронзила острая боль, после чего он, очевидно, потерял сознание.

— Где я? — спросил он и с облегчением обнаружил, что его голос звучит почти нормально.

— Я так беспокоилась о вас! — воскликнула Бина. — Я думала, вы никогда не придете в себя! Поначалу мне даже показалось, что вы мертвы!

— Карета перевернулась. — Герцог говорил медленно, но очень отчетливо: — Кто-нибудь пострадал?

— Только вы. Вы высунулись из окна и, когда карета перевернулась, ударились головой о камень. Доктор наложил вам целых шесть швов!

Герцог попытался поднять руку, но обнаружил, что ему мешает одеяло, и в первый раз осознал, что лежит в постели. Он подумал, что, учитывая все обстоятельства, мозг его работает на удивление четко. Но во рту у него пересохло, и его мучила жажда. Словно прочитав его мысли, Бина сказала:

— Хотите чего-нибудь выпить? У меня здесь есть лимонад. — Жестом опытной сиделки приподняв голову герцога, Бина поднесла к его губам бокал с лимонадом.

Он машинально отметил про себя, что хрустальный бокал украшен изящной резьбой, а простыни на кровати сшиты из тончайшего льна. Малейшее движение причиняло ему адскую боль, поэтому, сделав несколько глотков, он снова откинулся на подушки и понял, что не в состоянии продолжать расспросы. Но, вспомнив о находившейся рядом Бине, он все-таки сделал над собой усилие.

— Мы на постоялом дворе? — спросил он и тут же решил, что комната была слишком большой и хорошо обставленной для придорожной гостиницы.

— Нет, — ответила Бина. — Мы в доме сэра Эвана и леди Маккерн. Когда карета перевернулась, мимо проходил один из их крестьян, и он привел из усадьбы подмогу.

«Ну что ж, меня это вполне устраивает», — подумал герцог и тут же погрузился в глубокий сон.

Проснувшись спустя несколько часов, он обнаружил, что Бина все еще находится рядом с ним. Тяжелые портьеры закрывали окна, в комнате горел свет. Бина сидела возле камина, и герцог принялся украдкой разглядывать ее. Он отметил изящную грацию ее стройной фигурки и блеск ее рыжих волос, которые превращались в чистое золото, когда на них падали отблески от огня в камине.

Он не произнес ни слова, но, должно быть, Бина инстинктивно почувствовала, что он проснулся, и обернулась. Он заметил, что ее глаза засветились от радости, когда она увидела, что он смотрит на нее. Бина поднялась и подошла к кровати.

— Вам лучше? — спросила она. — Приходил доктор и остался очень доволен видом вашей раны. Он сказал, что через год от шрама не останется и следа.

— Через год? — переспросил герцог. — Какое счастье, что я не тщеславен и довольно равнодушно отношусь к собственной внешности!

— Если на то пошло, я как раз думала о том, что с перевязанной головой вы кажетесь красивым и загадочным, — откровенно заявила Бина. — Вы вполне могли бы сойти за героя одного из романов, которые я так люблю читать.

— Не имею ни малейшего желания выступать в такой роли, — решительно заверил ее герцог. — И как только я немного окрепну, я немедленно отправлюсь в путь.

— Доктор позволит вам встать с постели не раньше чем через три дня, — сообщила ему девушка. — Вам еще крупно повезло, что рана оказалась не такой глубокой!

— Расскажите мне, что случилось, — попросил герцог.

— Все произошло так быстро, что я даже не успела опомниться, — ответила Бина. — Похоже, колеса кареты провалились в глубокую канаву, прикрытую снегом. К счастью, карета, перевернувшись, упала в сугроб, так что ничего не поломалось, даже стекла на фонарях не разбились!

— А лошади? — спросил герцог.

— Не пострадали, только очень испугались. Ваши кучера привели их сюда и разместили на конюшне, и теперь они ждут лишь того момента, когда мы сможем продолжить наше путешествие.

Герцог вопросительно поднял брови.

— Мы? — Бина, стоявшая рядом с кроватью, отвернулась. Что-то в ее поведении подсказало герцогу, что она обеспокоена и, пожалуй, немного смущена. — В чем дело? — спросил он. — Что случилось?

— Лучше поговорим об этом завтра, — сказала она. — Просто… — И замолчала.

— Просто что? — настаивал герцог.

— Я бы не хотела, чтобы вы говорили с кем-нибудь о нас… пока я не расскажу вам кое-что.

Герцог попытался было приподняться, но острая боль пронзила его голову, поэтому он сказал:

— Подойдите сюда, Бина! Ближе! Я хочу видеть ваше лицо! — Несколько мгновений она колебалась, словно не желая подчиняться, потом все же повернулась и приблизилась к кровати. — А теперь, — произнес герцог, пристально глядя на нее, — выкладывайте все начистоту! Я вижу, вы что-то скрываете!

— Право же будет лучше, если я расскажу вам обо всем, когда вы немного окрепнете.

— Я чувствую себя достаточно хорошо, — настаивал герцог. — Я не такой уж дряхлый старец, чтобы шишка на голове превратила меня в калеку!

— Это не шишка, а глубокая рана! Видели бы вы, как из нее хлестала кровь! — воскликнула Бина. — Я думала, что вы погибли! Я была просто в ужасе, правда!

— Охотно верю, — сказал герцог. — Но я жду ваших объяснений, Бина. — Она шагнула было в сторону, но он схватил ее за запястье. — Рассказывайте! — повелительным тоном произнес он. — Я же вижу, что что-то не так, и чем быстрее я узнаю обо всем, тем лучше!

Герцог почувствовал, что Бина дрожит, и это удивило его.

— Просто… когда вас принесли в дом — вас несли на снятой с петель створке ворот, — леди Маккерн узнала меня! — наконец нерешительно произнесла Бина.

Герцог замер. Этого он никак не ожидал.

— Вы хотите сказать, что встречались с ней раньше? — спросил он.

— Да, несколько лет назад, — ответила Бина, — и она знакома с моим отцом, хотя они питают друг к другу искреннюю ненависть.

— Понятно, — медленно проговорил герцог. — Таким образом, вам было довольно трудно объяснить, как вы оказались в моей карете. Вы признались ей, что убежали из дому? — Последовало молчание. — Что вы сказали ей, Бина? — Герцог сильнее сжал ее руку.

На мгновение ему показалось, что Бина заупрямится и не станет отвечать на этот вопрос, но затем слова словно против воли сорвались с ее губ:

— Я сказала ей, что мы… женаты!

— Женаты! — Герцог был так поражен, что выпустил ее руку и откинулся на подушки. Казалось, он лишился дара речи.

— Мне не оставалось ничего другого, — попыталась оправдаться Бина. — У меня не было времени придумать что-либо… я не ожидала увидеть леди Маккерн… а когда она воскликнула: «Бина Килкарти! Что вы здесь делаете?», — я просто запаниковала.

— Поэтому вы сообщили ей, что мы женаты! — воскликнул герцог.

— Просто, когда леди Маккерн спросила: «Кто этот человек?», я ответила: «Мой муж».

Герцог помолчал немного, обдумывая то, что он услышал, а потом сказал:

— Что ж, чем быстрее я увижусь с леди Маккерн и объясню ей, как обстоит дело, тем лучше!

— Вы не должны этого делать! — воскликнула Бина. — Не должны! Она уже сообщила всем в доме, что я ваша жена. Мне отвели комнату, смежную с вашей, и все рассчитывают, что я буду ухаживать за вами, как обычно поступают все жены.

— Мое милое дитя, — проговорил герцог, — единственный способ выпутаться из этого затруднительного положения, в которое вы нас поставили, — это сказать правду.

— И что, по-вашему, станет думать леди Маккерн? — спросила Бина. — Мы ехали в одной карете, мы собирались вместе остановиться на ночь в гостинице… Навряд ли она сочтет благопристойным ваше поведение… не говоря уже о моем!

В словах Бины, несомненно, была доля истины, и герцог снова задумался.

— Дьявол, ну почему вы не сказали ей правду? — внезапно взорвался он. — Как вы могли быть так глупы, так невероятно наивны, чтобы заявить, будто мы женаты?!

— Я же говорила, у меня даже не было времени подумать, — оправдывалась Бина.

— Но ведь леди Маккерн непременно сообщит вашему отцу, что мы были здесь?

Бина села на краешек кровати.

— Видите ли, я рассудила так, — серьезно начала она, — леди Маккерн не любит моего отца, а он и вовсе не может ее терпеть. Он говорит, что она злобная старая сплетница — и это чистая правда!

— Весьма утешительная новость. — В голосе герцога прозвучал явный сарказм.

— Вот я и подумала, — продолжала Бина, словно не слыша его, — стоит мне сказать ей, что мы не женаты, как она тут же с восторгом напишет моему отцу просто ради того, чтобы доставить нам неприятности и уязвить отца тем, как недостойно ведет себя его дочь.

— Что соответствует действительности! — сердито пробурчал герцог.

— С другой стороны, — сказала Бина, проигнорировав его выпад, — коль скоро она считает, будто я вышла замуж за герцога, ее ужасно заденет, что я составила столь блестящую партию, и она даже словом не обмолвится об этом — тем более моему отцу.

Герцог подумал, что в ее словах есть какая-то извращенная логика. В то же время он пришел в ужас оттого, что Бина поставила его в такое положение.

— Мы уедем отсюда, как только вам станет лучше, — успокаивающе говорила между тем Бина. — Когда я поселюсь во Франции у своей тети, обо мне скоро забудут. И в конце концов, ваши поместья в Англии расположены очень далеко от Шотландии.

— Все это просто возмутительно! — обрушился на нее герцог. — Я уверен, что самое разумное — сказать леди Маккерн правду. Я сообщу ей, что всего лишь согласился подвезти вас в своей карете и что до вчерашнего вечера никогда и в глаза вас не видел!

— Я абсолютно уверена, что леди Маккерн никогда не поверит в эту историю, — возразила Бина. — Она придет к выводу, что вы похитили меня или придумает еще что-нибудь похуже, пытаясь объяснить, каким образом мы очутились поздним вечером вдвоем в вашей карете! Она из тех, кто всегда подозревает самое худшее!

— Господи, ну как может человек попасть в такое ужасное положение лишь потому, что по своей доброте согласился подвезти пожилую даму? — в отчаянии воскликнул герцог.

Ему хотелось схватить Бину за плечи и хорошенько встряхнуть ее, но в настоящий момент он был настолько слаб, что даже эта вспышка гнева отняла у него последние силы.

Взглянув на сидевшую рядом и настороженно смотревшую на него девушку, герцог вынужден был признать, что она действительно очень хорошенькая, но от этого ему не стало легче. Он упорно молчал, и наконец Бина спросила:

— Неужели вы не видите, что всякие объяснения только ухудшат наше положение?

— Да куда уж хуже! — мрачно ответил он. — Должен отдать вам должное, вы замечательно преуспели в том, чтобы испортить мою репутацию, а уж что касается вашей!..

— Нашим репутациям в настоящий момент ничего не угрожает, — возразила Бина, — а честь принимать у себя в доме герцога доставляет такое удовольствие леди Маккерн, что она улыбается, как Чеширский Кот[8]! — Бина улыбнулась, и на щеке у нее появилась ямочка. — Я не подозревала, что вы такая важная особа. Я просто ошеломлена.

— Рад это слышать! — съязвил герцог. — Может быть, это заставит вас быть немного повежливее!

— Я все равно считаю, что вы слишком скучный и угрюмый, — безапелляционно заявила она. — И мне не понятно, как вы можете находить эти пыльные старые книги более интересными, чем приемы в Карлтон-хаусе, где вы могли бы блистать!

— Насколько я помню, вы не одобряли этих германских выскочек, которые сидят на английском троне! — заметил герцог.

Бина расхохоталась.

— Один ноль в вашу пользу! — воскликнула она. — Но тем не менее, должно быть, такая жизнь весьма увлекательна — все эти балы, приемы, пирушки, азартные игры и прочее.

— Кто вам рассказывал обо всем этом? — спросил герцог. — Леди Маккерн?

— Это настоящий кладезь информации, — сообщила Бина. — Она даже может с потрясающей точностью описать все ваши владения и знает, сколько денег оставил вам отец после своей смерти!

Герцог застонал. Он не сомневался, что эта старая сплетница примется рассказывать всем подряд о том, что она имела честь принимать у себя герцога Уорминстера и его жену-шотландку.

— Надо полагать, леди Маккерн поинтересовалась, когда именно мы поженились?

Бина покраснела.

— Должна же я была ответить ей что-нибудь!

— Не сомневаюсь, что при вашем богатом воображении вам было не трудно в деталях описать ей нашу свадьбу, медовый месяц и, несомненно, предваряющие все это длительные ухаживания с моей стороны! — съязвил герцог. Бина не отвечала, и спустя мгновение он продолжил: — Единственный выход для нас — это как можно быстрее покинуть этот дом в надежде, что леди Маккерн вскоре забудет о нашем существовании!

— Боюсь, что на это рассчитывать не приходится, — проговорила Бина. — В то же время мне необходимо как можно быстрее покинуть пределы Шотландии. Я так боюсь, что отец догонит меня!

— Ничто не могло бы доставить мне большую радость! — заметил герцог.

Бина какое-то мгновение колебалась, потом нерешительно спросила:

— Вы… не сдадите меня теперь на руки шерифу?

— Боюсь, что в настоящий момент подобное действие вызовет как раз ту огласку, которой я всеми силами пытаюсь избежать!

— О, как замечательно! — Она едва удержалась, чтобы не захлопать в ладоши. — Я надеялась, что после этого несчастного случая с каретой вы измените свое решение. Я так ухаживала за вами… правда, правда! Ведь я могла бы убежать и бросить вас умирать!

— Вряд ли это имело бы большое значение, поскольку со мной были оба моих кучера, которые, к счастью, остались в живых!

— Ох, ну перестаньте язвить! — воскликнула Бина. — Если на то пошло, это было совсем не забавно, и если бы на моем месте оказалась одна из тех бесцветных мышек, которые вам так нравятся, она просто села бы в снег и принялась плакать!

— Ну а что же сделали вы? — поинтересовался герцог.

— Я выбралась из кареты и помогла кучерам вытащить вас. Увидев, что вы ранены, они на мгновение растерялись и не могли сообразить, что делать. Лошади бьются, карета перевернута — настоящий кошмар! — Отметив, что герцог внимательно слушает ее, Бина продолжала: — Я вытерла кровь у вас со лба и приказала тому из кучеров, который не был занят лошадьми, снять один из фонарей с кареты и махать им из стороны в сторону в надежде привлечь чье-нибудь внимание. Я принялась кричать, и, как по волшебству, тут же появился крестьянин, который возвращался домой с работы.

— И он рассказал вам, где мы находимся?

— Он сказал лишь, что мы находимся совсем рядом от господского дома, — ответила Бина. — О том, что поместье принадлежит сэру Эвану и леди Маккерн, я узнала, когда было уже слишком поздно, не то я предоставила бы вам одному воспользоваться их гостеприимством.

— Сомневаюсь! — сказал герцог. — Вы же просто наслаждались драматизмом ситуации! Будьте искренни, Бина!

— Ну что ж, это действительно было захватывающее приключение, — призналась девушка, — только я очень беспокоилась о вас. К тому же, как выяснилось, кроме меня, отдавать распоряжения было некому. Ваш первый кучер все время причитал: «Его светлость сделал бы так» и «Его светлость сделал бы этак», но я сказала ему, что поскольку его светлость не может говорить, то командовать буду я. Это я придумала перенести вас на снятой с петель створке ворот.

— А почему понадобилось прибегать к такому хитроумному способу? — спросил герцог.

— Крестьянин сбегал за подмогой, но они не догадались захватить с собой носилки, чтобы перенести вас в дом. Они стали подумывать о том, не сходить ли им за экипажем, но становилось холодно, а вы лежали прямо на снегу. — Она улыбнулась. — Я, разумеется, укрыла вас меховыми полостями. Видите, я и об этом подумала!

— Вы проявили редкую находчивость, — признал герцог. — Надо полагать, теперь вы рассчитываете, что я буду вас благодарить?

— Мне отлично известно, что вы считаете меня дурочкой, — ответила Бина. — Просто я хотела подчеркнуть, что другая женщина… одна из ваших любимых тихонь… в такой ситуации оказалась бы совершенно беспомощной! — В ее голосе явно прозвучало презрение. Потом она добавила: — Что же касается нас, шотландцев, то мы всегда готовы призвать на помощь свою изобретательность, что я и сделала!

— Ну что ж, я вынужден выразить вам свою признательность.

— Вы уже не… не сердитесь на меня?

— Я в бешенстве! — заверил ее герцог. — Но, к сожалению, теперь уже поздно пытаться что-либо изменить!

— Я знала, что у вас достаточно здравого смысла! — дерзко заявила Бина.

— Здравого смысла! — простонал герцог. — Да вся ситуация совершенно бессмысленна! Но уж раз вы втянули нас в эту историю, мне остается только смириться, так как я не вижу никакого другого выхода, кроме бегства!

— Точно так же подумала и я! — удовлетворенно согласилась Бина.

* * *

На следующее утро герцога посетила леди Маккерн. Герцог сразу же решил, что она была из тех любящих посплетничать и не терпящих никаких возражений женщин, которых он особенно не любил. Теперь он мог отчасти понять, почему Бина не решилась сказать ей правду, а предпочла солгать, будто они женаты.

Леди Маккерн заверила герцога, что она была счастлива оказаться ему полезной. Она тут же упомянула некоторых из их общих знакомых, в основном весьма влиятельных особ, умудрившись при этом без слов, с помощью одной лишь интонации дать понять, что она крайне удивлена его выбором жены. Когда она наконец удалилась, перед уходом напомнив Бине, что та должна хорошенько ухаживать за мужем, чтобы он быстрее поправился, девушка скорчила гримасу.

— Теперь, понятно, что она собой представляет? — обратилась Бина к герцогу.

— Да, я вижу, — согласился он. — Я лишний раз убедился, как нам не повезло, что мы были вынуждены воспользоваться ее гостеприимством.

— Если бы карета перевернулась где-нибудь неподалеку от почтовой станции, ничего подобного не случилось бы, — с досадой сказала Бина.

— Я вообще не понимаю, как она могла перевернуться, — пробормотал герцог. — Хайман такой опытный кучер, хотя, путешествуя по таким дорогам, как в Шотландии, никогда не знаешь, что может произойти я следующую минуту!

— Большую часть года дороги в Шотландии совершенно безопасны! — огрызнулась Бина. — Однако если англичане настолько глупы, чтобы отправляться в путь в разгар зимы, когда повсюду лежит снег и бушуют ураганы, они должны мириться с последствиями!

— Именно это я в настоящий момент и пытаюсь сделать! — терпеливо возразил герцог. — Но я не рассчитывал на то, что в дополнение ко всему мне на голову свалится кто-нибудь вроде вас.

— Я решила распрощаться с вами, как только мы пересечем границу, — гордо объявила она. — Могу заверить, что я не собираюсь против вашего желания навязывать вам свое общество.

Герцог рассмеялся. Когда Бина была раздосадована, она напоминала маленького фыркающего котенка. Герцогу, целый день лежавшему в постели и вынужденному довольствоваться лишь ее обществом, становилось все труднее и труднее продолжать злиться на нее.

Бина с легкостью выводила его из себя, но в то же время герцога искренне забавляло многое из того, что она ему рассказывала. Он уже пришел к выводу, что описание, данное ее отцом, было на удивление точным. Она, безусловно, была взбалмошной и неуравновешенной, но в то же время у нее было доброе сердце и прекрасное чувство юмора. Часто по ночам, оставаясь один в своей спальне, герцог тихо смеялся, вспоминая ее остроумные замечания.

— Будьте осторожны в присутствии слуг, — наставляла его Бина. — Они общаются с вашими кучерами, а те, естественно, сами были весьма удивлены, когда услышали, что мы якобы женаты.

— А что, горничные говорили вам что-нибудь на этот счет? — спросил герцог.

— Прямо — нет, — ответила Бина, — но я догадалась об этом. Я сказала им, что мы храним наш брак в тайне, потому что пока еще не сообщили эту новость вашим престарелым родственникам, которые, естественно, вправе первыми узнать о случившемся.

— Тучи сгущаются все больше, — мрачно произнес герцог. — Разумеется, Хайман и Клементс были поражены, когда узнали, что вы выдаете себя за герцогиню Уорминстер. Они же прекрасно знают, что мы познакомились только накануне.

Герцог был так раздосадован необходимостью давать какие-то объяснения даже своим слугам, что, не дожидаясь разрешения доктора, начал собираться в дорогу.

Накануне отъезда он спустился к обеду. Бина не преминула сообщить ему, что некоторая бледность и повязка на голове придают ему довольно романтический вид. Герцог уклончиво отвечал на каверзные вопросы, которыми, как и следовало ожидать, начала забрасывать его леди Маккерн. К счастью, сэр Эван интересовался лишь спортом и с большим энтузиазмом распространялся на эту тему. Вскоре герцог, сославшись на то, что рано утром им предстоит отправляться в путь, ушел спать, избежав таким образом утомительных расспросов со стороны хозяйки дома.

Когда они наконец оказались в отведенных им комнатах, Бина плотно прикрыла за собой дверь и заговорщическим шепотом обратилась к герцогу:

— Она что-то подозревает! Я не сомневалась: несмотря на все мои старания рассеять их подозрения, горничные все равно расскажут ей, что ваши кучера утверждают, будто мы вовсе не женаты! Она спросила меня по меньшей мере раз десять, в какой церкви мы венчались и присутствовал ли на этой церемонии мой отец. Мне кажется, она решила, что я попросту сбежала с вами!

— Пусть себе думает, что ей угодно, — со злостью произнес герцог. — Нет, это просто невыносимо! Но ничего, завтра мы покинем ее дом, а потом у нас будет время придумать что-нибудь. — Он помолчал, а потом добавил: — В любом случае я сомневаюсь, что хоть кто-то, обладающий маломальским здравым смыслом, поверит россказням леди Маккерн.

— Люди верят тому, чему им хочется верить, — сказала Бина. — К тому же все просто обожают разного рода скандалы. Вам это известно не хуже, чем мне!

Герцог хорошо знал, что Бина абсолютно права, но в данный момент ему не хотелось больше ни о чем говорить.

— Отправляйтесь в постель! — резко произнес он. — Вам нужно как следует выспаться, так как я распорядился, чтобы карету подали ровно в девять утра!

— Вы не должны слишком утомляться в первый день, — предупредила его Бина. — По правде говоря, я уже побеседовала с Хайманом, и он говорит, что если мы остановимся на ночь где-нибудь в придорожной гостинице, то на следующий день прибудем в Берик примерно в полдень, и в это время вы сможете с гораздо большим удобством добраться до своей яхты.

— Черт побери, может быть, вы позволите мне самому решать, что мне делать? — взорвался герцог.

— Я пока еще ваша сиделка и в глазах всех остальных к тому же ваша жена, — с достоинством ответила Бина. — А если бы вы позволили себе так грубо разговаривать с настоящей женой или сиделкой, они были бы весьма удивлены!

Она произнесла это с таким видом оскорбленной добродетели, что герцог тут же извинился.

— Простите меня, Бина, — сказал он. — Дело в том, что леди Маккерн вывела меня из терпения. Обычно я вовсе не такой вспыльчивый, просто вся эта история очень беспокоит меня.

— Я вас прощаю! — великодушно произнесла Бина. — Спокойной ночи, ваша светлость. — Она склонилась перед ним в изящном реверансе, а потом подняла на него смеющийся взгляд: — Быть может, мне стоит заглянуть к вам попозже, чтобы поправить подушку или подоткнуть одеяло?

— Отправляйтесь спать! — приказал герцог, решительно выпроводив ее за дверь и повернув ключ в замке.

Герцог прекрасно понимал, в каком опасном положении они оба оказались. Он представлял себе, какова будет реакция отца Бины, когда он узнает, что его дочь путешествует по Шотландии в обществе герцога, выдавая себя за его жену. А если эта история дойдет до его знакомых, они будут просто в восторге.

Его затворнический образ жизни не мог не привлекать внимания, и он часто становился объектом шуток и розыгрышей со стороны своих приятелей.

«Приезжай в Лондон, Дрю, мы с тобой развлечемся на славу! — не раз уговаривал герцога Фредди, один из его ближайших друзей еще с тех времен, когда они оба учились в Оксфорде. — Если ты будешь сиднем сидеть в своей деревне, то вскоре совсем одичаешь».

Фредди пытался соблазнить его красноречивыми описаниями царящего в высшем свете веселья.

«Принц Уэльский примет тебя с распростертыми объятиями, — заверял он. — Его королевское высочество любит, когда его герцоги находятся при нем. А уж прелестные кокотки просто обожают их! — Он со смехом кивал на стопки толстых книг и добавлял: — Недавно с континента прибыли несколько новых жриц Венеры, уж они-то рассеяли бы скуку, которая, должно быть, одолевает тебя от чтения всех этих пыльных фолиантов».

Но герцог категорически отказывался присоединиться к веселой и беспутной компании, окружавшей принца Уэльского, не проявлял он и интереса к модным куртизанкам. У него имелись свои причины с неприязнью относиться к высшему свету, и то, что он не имел намерения открывать их, лишь укрепляло его в решимости поступать так, как ему хочется, а именно уединенно жить в своем поместье.

Когда Бина насмешливо описывала женщину, которая пришлась бы по душе герцогу, она была не так далека от истины. Несколько лет назад он вступил в связь с молодой вдовой библиотекаря, с которым он познакомился во время своих научных изысканий. Это был чрезвычайно образованный и эрудированный человек, и герцог несколько лет находился с ним в постоянной переписке.

Маргарита Блаше была спокойной, привлекательной, весьма образованной женщиной. Она была примерно двумя годами старше герцога, и с первого момента, как только он увидел ее, ему понравились ее мягкие, скромные, изысканные манеры. Когда умер ее муж, герцог навестил ее, чтобы выразить свои соболезнования. К своему глубокому удивлению, он обнаружил, что она почти не уступает покойному мужу в познаниях в той области, которая особенно интересовала герцога.

Между ними завязалась переписка, а поскольку Маргарита жила всего в семи милях от родового поместья герцога, он стал все чаще и чаще навещать ее.

Их связь была спокойной, напрочь лишенной страсти, и инициатором интимных отношений выступала скорее она, чем он. Она нравилась герцогу, и он получал огромное удовольствие, беседуя с ней о литературе.

Лежа теперь в постели, герцог думал о том, как резко отличались друг от друга Маргарита и Бина.

Его любовница, если можно было так назвать женщину, с которой его скорее связывали дружеские узы, редко говорила что-либо, не подумав. Маргарита отличалась крайней сдержанностью. Герцог вообще ни разу не сталкивался с тем, чтобы она сделала что-нибудь неожиданное или предосудительное.

Он не сомневался, что Маргарита не одобрила бы поведения Бины. Эмоциональный, импульсивный характер девушки был чужд ее природе, поэтому они никогда не смогли бы найти общий язык. Что же касается мнения Бины о Маргарите, то герцог легко мог представить его себе!

Он надеялся, что до Маргариты не дойдет слух о его приключениях в Шотландии. Ее очень огорчило бы, если бы она узнала, что он женился, ничего не сообщив ей об этом.

Герцог даже не представлял себе, как убедить ее, не говоря уж обо всех его друзьях, что он ни сейчас, ни в дальнейшем не намерен связывать себя на всю жизнь с какой бы то ни было женщиной.

Конечно, могло показаться очень странным, что молодой человек так твердо решил никогда не жениться. Но у герцога на это были свои причины, хотя он никому никогда о них не рассказывал.

Он говорил себе, что вполне доволен жизнью в своем огромном родовом замке и не испытывает чувства одиночества, что вовсе не горит желанием каждый день за обеденным столом лицезреть сидящую напротив жену и что его совершенно не беспокоит тот факт, что он не оставит после себя сына, который унаследовал бы его титул и поместья.

Герцог намеревался остаться холостяком. Он вел упорядоченный, размеренный образ жизни, который, по его мнению, вполне его устраивал. И если только не обрушится крыша у него над головой, что было маловероятно, так как герцог регулярно проверял ее состояние, в Уорминстер-хаусе никогда не произойдет ничего неожиданного.

Но как он мог предвидеть, что во время самой обычной поездки в Шотландию он попадет в такую немыслимую переделку? Ему необходимо найти выход из создавшегося положения, и как можно скорее. И это, по его мнению, будет не так уж трудно сделать. Он довезет Бину, как она и просила, до границы, а после этого предоставит ее самой себе.

В тот момент, когда перевернулась карета, он как раз размышлял о том, что его будет мучить совесть, если он позволит молодой, наивной девушке одной отправиться в Лондон, а потом во Францию. Может быть, ему следует найти кого-нибудь, кто согласился бы ее сопровождать? Но он тут же отбросил эту идею, так как ему не хотелось еще глубже увязать во всей этой истории.

Если он наймет какую-нибудь пожилую, респектабельную даму, которая, согласно требованиям приличий, поедет с Биной в качестве компаньонки, придется не только давать ей какие-то объяснения, но и растолковывать самой Бине необходимость такого шага.

Герцог чувствовал себя так, словно все покушаются на его независимость и на избранный им спокойный образ жизни.

«Меня все это вовсе не касается», — снова сказал он себе. И в то же время он сам не мог понять, почему так волнуется, когда представляет, как Бина, совершенно одна, направляется во Францию с приколотыми к подолу платья драгоценностями своей матери.

«В наше время молодые женщины вполне способны постоять за себя», — пытался он успокоить себя.

Но тут же герцог вспомнил невинный взгляд Бины и ямочку, появлявшуюся на ее щеке, когда она улыбалась. Он беспокойно перевернулся на другой бок.

«Перестань ты думать об этой девчонке! — уговаривал он себя. — Она и так причинила тебе достаточно неприятностей! Сделай то, о чем она просила. Высади ее на дороге, ведущей в Лондон, и спокойно отправляйся домой на своей яхте».

Это было хорошее решение, и герцог твердо решил последовать ему, приказав себе не поддаваться ни на какие провокации со стороны Бины и не обращать внимания на угрызения совести, которые, несомненно, станут его мучить.

— Мне следовало бы сразу же вернуться назад и оставить ее в «Чертополохе и куропатке», — пробормотал герцог.

Почему, черт возьми, он все-таки позволил уговорить себя продолжать путь после того, как обнаружилось, что она вовсе не пожилая дама, почему он не отвез ее назад, в гостиницу? Герцог решил, что это произошло лишь потому, что в своей жизни он очень мало общался с молодыми женщинами. На первый взгляд это показалось ему невероятным, но, перебрав в памяти всех своих знакомых, он не смог припомнить ни одного случая, когда разговаривал с какой-либо девушкой наедине или принимал ее в числе гостей у себя в Уорминстере.

На редких вечеринках, которые он устраивал у себя дома, обычно присутствовали лишь неженатые мужчины его возраста. Если же к нему приезжали погостить родственники и он вынужден был устраивать ради них приемы, на них, как правило, присутствовали исключительно пожилые супружеские пары.

«Ты совсем здесь закис! Пора бы тебе немного встряхнуться! — вспоминал герцог слова Фредди. — Приезжай в Лондон, я познакомлю тебя со светскими львицами, царящими на балах, и с прелестными жрицами любви, обитающими в ночных клубах!»

«Я предпочитаю оставаться здесь», — ответил тогда герцог.

«Но это же противоестественно! — воскликнул Фредди. — Ты превратишься в напыщенного зануду еще до того, как тебе исполнится тридцать!»

Тогда герцог лишь рассмеялся в ответ, но теперь, вспоминая, как Бина назвала его старым, скучным и занудливым, он начал подумывать — а вдруг они с Фредди правы?

«Я такой, каким хочу быть!» — упрямо сказал себе герцог, но эти слова почему-то прозвучали не так убедительно, как раньше.

Он снова повернулся на другой бок. Зная, что завтра, когда его будет трясти на ужасных дорогах, ему понадобятся все силы, он тщетно пытался заставить себя уснуть.

Герцог представил себе, как в соседней комнате мирно и безмятежно спит Бина. Должно быть, во сне она выглядит совсем юной и невинной. Но он тут же сердито напомнил себе, что его вовсе не касается, как она выглядит!

* * *

Герцог, сэр Эван и леди Маккерн уже закончили завтракать, когда наконец появилась Бина. Она как вихрь ворвалась в комнату, присела в реверансе перед хозяйкой дома и рассыпалась в извинениях.

— Я собиралась встать пораньше, а вместо этого проспала, — объяснила она. — Я умудрилась снова заснуть после того, как меня разбудили. Можете себе представить, какой ужас?

— Вам следовало бы попросить мужа, чтобы он вовремя поднял вас, — сказала леди Маккерн. — Я, например, ни за что не смогу заснуть, если сэр Эван уже поднялся.

По хитрому выражению ее лица герцог догадался, что она просто пытается выяснить, спали ли они с Биной в одной кровати. Но Бина не уловила и тени любопытства в словах леди Маккерн.

— Я всегда с трудом встаю по утрам, — простодушно призналась она. — Зато вечером я не хочу ложиться спать!

— Насколько мне известно, в Уорминстере заведено ложиться довольно рано, — сказала леди Маккерн. — Мне говорили, что, в отличие от распущенных представителей лондонского высшего света, его светлость ведет весьма размеренный образ жизни.

— И это правда! — коротко ответил герцог. — А теперь прошу извинить меня, мадам, я должен проверить, все ли готово к отъезду.

Он вышел из столовой, и леди Маккерн повернулась к Бине:

— Вы не могли сделать лучшего выбора, дорогая. Вам понравится тихая, спокойная жизнь в Уорминстере, а герцог, я не сомневаюсь, будет образцовым мужем.

— Может быть, он вовсе не такой скучный, каким кажется, — отозвалась Бина, и тут же спохватилась, увидев изумленное выражение лица леди Маккерн.

— Дитя мое, не может быть, чтобы вы на самом деле так думали?!

По тому, как сверкнули глаза леди Маккерн, Бина поняла, что она станет повторять ее неосторожное высказывание всем и вся.

«Она решит, что я вышла за него замуж лишь ради титула», — подумала девушка, но сказанного вернуть было уже нельзя.

Она поспешила закончить завтрак, размышляя над тем, что ей следовало бы получше следить за собой и держать язык за зубами. Выйдя из столовой, она увидела поджидавшего ее на лестничной площадке герцога.

Как и в большинстве шотландских домов, основные комнаты располагались на втором этаже. Каменная лестница, ведущая вниз, была достаточно широка, чтобы Бина, герцог и леди Маккерн могли свободно идти бок о бок втроем, в то время как сэр Эван следовал за ними сзади.

— Я еще не имел случая сказать, как мне понравился ваш дом, мадам, — любезно произнес герцог. — Я заметил на стенах много замечательных портретов ваших предков.

— Мы очень гордимся нашей семейной коллекцией, — ответила леди Маккерн. — Вот этот глава клана сражался с датчанами. — Она указала костлявым пальцем на плохо написанный, покрытый толстым слоем пыли портрет.

— Очень представительный мужчина! — заметил герцог.

— Вот здесь вы видите первого баронета. Титул, разумеется, был присвоен ему после того, как наш Яков Шестой стал английским Яковом Первым[9]. А это его жена — очаровательное создание, подарившее ему ни много ни мало четырнадцать детей, десять из которых выжили!

— Весьма похвально! — пробормотал герцог.

Они спустились еще на несколько ступенек, и леди Маккерн сказала:

— А вот это самая романтичная пара среди наших предков.

— Почему романтичная? — тут же заинтересовалась Бина.

— Во время восстания сорок пятого года глава клана Маккерн, изображенный на этом портрете, заключил соглашение с Англией, по которому всем членам его клана даровалась неприкосновенность.

— А его жена? — спросила Бина.

— Джин Росс была его соседкой. Англичане обнаружили, что она шпионила против них. Ее привели сюда, в родовой замок, и приговорили к смерти!

— А что было потом? — У Бины загорелись глаза.

— Когда после суда ее собрались увести из зала, глава клана сэр Ангус Маккерн, с первого взгляда очарованный ее красотой, поднялся со своего места и заговорил.

— И что же он сказал? — затаив дыхание, спросила Бина.

— Он сказал: «Вы не имеете права убивать эту женщину — она моя жена!»

— И это спасло ее? — удивилась Бина.

— Ну конечно же, — ответила леди Маккерн. — Англичане ведь даровали сэру Ангусу и его клану неприкосновенность.

— Но разве они потом не узнали, что эта девушка вовсе не была женой сэра Ангуса?

Леди Маккерн засмеялась:

— Бина, не может быть, чтобы вы так плохо знали наши обычаи! Брак путем объявления себя мужем и женой в присутствии свидетелей считается совершенно законным в Шотландии, и как только сэр Ангус произнес эти слова, прелестная Джин Росс стала его полноправной супругой.

Последовала небольшая пауза, и Бина почувствовала, как герцог замер, словно окаменев.

— Я уверена, что его светлость знаком с нашими шотландскими законами, — продолжала леди Маккерн. — Например, если бы вы с Биной не были женаты перед тем, как пересекли порог нашего дома, то теперь вы стали бы законными супругами.

В глазах леди Маккерн светилось злорадство, словно она догадывалась об истинном положении дел.

Ни Бина, ни герцог не произнесли ни слова, пока не подошли к входной двери.

— До свидания, Бина, — сказала леди Маккерн. — Было очень приятно принимать у себя вас и вашего мужа. Я надеюсь, когда вы снова приедете в Шотландию, то обязательно погостите у нас.

— Вы очень добры, — пробормотала Бина.

Герцог обменялся рукопожатием с сэром Эваном и с леди Маккерн. Он также выразил свою благодарность, а потом они с Биной сели в экипаж. Им под ноги тут же положили горячие грелки, а на колени накинули меховые полости. Хайман щелкнул кнутом, и карета тронулась с места.

Герцог молчал. Бина осторожно бросила на него взгляд из-под ресниц. Он сидел, сурово поджав губы и выставив вперед подбородок, и было видно, что он просто в бешенстве.

Через некоторое время, словно не в состоянии больше выносить это ледяное молчание, Бина произнесла еле слышно, почти шепотом:

— Простите… меня.

Глава 3

Герцог не ответил. Он с трудом сдерживал ярость. Никогда в жизни ему так не хотелось ударить кого-нибудь или грубо выругаться.

Ему с трудом верилось, что он, твердо решивший на всю жизнь остаться холостяком, неожиданно оказался связанным узами брака с девицей, о которой ничего не знал и которая вызывала у него лишь крайнее раздражение.

От бессильной злобы у него потемнело в глазах. Он испытывал почти непреодолимое желание схватить Бину за плечи и как следует потрясти. Но холодный, логический ум, до сих пор руководивший всеми его поступками, подсказывал ему, что этим он ничего не добьется.

Того, что произошло, исправить было нельзя, по крайней мере в данный момент, и хотя герцог подозревал, что должна быть какая-нибудь лазейка в законе, позволяющая выпутаться из создавшегося положения, сейчас он мог думать лишь о том, что напротив него сидит его законная жена — герцогиня Уорминстер.

Герцог выглядел таким свирепым и мрачным, что Бина, испугавшись, не решалась нарушить молчания. Она не привыкла к такому бурному выражению эмоций.

Отец ее был весьма суровым человеком, который после смерти жены почти не общался со своей дочерью, разве что обменивался с ней редкими замечаниями. Другие на ее месте впали бы в уныние от того образа жизни, который вынуждена была вести Бина. Но присущие ей жизнерадостность и яркое воображение помогали девочке справляться с тягостным одиночеством.

Дом ее отца располагался в самом центре огромного поместья, и ближайшая деревня находилась на расстоянии трех миль. Бине не с кем было даже поговорить, за исключением слуг, многие из которых жили у них еще при ее дедушке. Лишенная общения, она населяла окружающий мир своими фантазиями.

Страстно мечтая о приключениях, Бина пыталась превратить самое незначительное происшествие в настоящее событие. Первый весенний цветок приводил ее в бурный восторг. Сильный ветер, дувший с болота, перерастал в ее воображении в тайфун, который мог снести крышу с их дома, оставив их дрожать в своих кроватях. Отправляясь на прогулку верхом, Бина представляла себя в роли какого-нибудь своего предка, спешащего на бой с англичанами, а возвращаясь домой, становилась дочерью главы клана, спасающейся от викингов, которые собираются похитить ее и увезти за море.

Отец настаивал на том, чтобы Бина получила хорошее образование. Свободные от занятий часы она проводила за чтением, и, естественно, больше всего ее воображение пленяли рыцарские романы.

Она сразу же представляла себя в роли героини и вместо нее переживала все приключения, издавала каждый вздох, проливали каждую слезу. А если, как это часто случалось, героиня умирала по причине разбитого сердца, Бина сама чувствовала себя так, словно ее жизнь закончилась.

Если бы герцог знал обо всем этом, он понял бы, чем обуславливалась ее страсть к преувеличениям и любовь к драматическим эффектам.

Но ничто в прочитанных ею романах не подготовило Бину к тому моменту, когда она будет сидеть в подпрыгивающей на ухабах карете рядом с человеком, который совершенно явно находился в состоянии такого бешенства, что с трудом сдерживал себя.

Ей очень хотелось оправдаться, объяснить ему, что она действительно совсем забыла о существующем в Шотландии законе, согласно которому можно вступить в брак путем публичного объявления себя мужем и женой, хотя, безусловно, и слышала, и читала о нем.

Когда она представляла герцога как своего мужа, ей всего лишь хотелось выиграть время, чтобы выпутаться из неловкого положения. Как иначе она могла объяснить тот факт, что оказалась в сломанной карете наедине с молодым человеком?

Опыт ее светской жизни и общения с представителями противоположного пола ограничивался тремя месяцами, проведенными прошлым летом в Эдинбурге, куда отец отвез Бину после ее семнадцатого дня рождения, чтобы провести там сезон.

Как дебютантку ее приглашали на все балы и собрания, и Бина вскоре обнаружила, что пользуется успехом у мужчин.

Но молодые люди, посещавшие все эти мероприятия, были довольно заурядными. Более того, Бине они казались неуклюжими и не особенно умными. Правда, там были мужчины и постарше, которые охотно беседовали с ней и осыпали ее комплиментами, потому что своей живостью и остроумием она выделялась даже среди более красивых девушек. Разумеется, отец Бины проследил за тем, чтобы, согласно требованию приличий, ее повсюду сопровождала какая-нибудь пожилая дама.

Бина вернулась домой с обретенной уверенностью в себе и осознанием того, что за стенами ее унылого дома существует другой мир, волнующий и бесконечно манящий.

Кроме того, во время своего визита в Эдинбург она научилась ладить со своим отцом. Она поняла, что уговорами и лестью мужчину легко можно обвести вокруг пальца, и умудрилась убедить отца, что отвезти ее в Эдинбург на следующий сезон является его священным долгом!

Предложение лорда Дорнаха явилось полной неожиданностью и произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Бина никогда не обращала на него особого внимания. Он был другом ее отца и частым гостем у них в доме. Он приезжал поохотиться, останавливался у них по пути в Эдинбург или просто навещал их, когда гостил где-нибудь по соседству.

Бина считала его скучным и почти таким же суровым, как ее отец. У его светлости была манера делать длинную паузу, прежде чем произнести что-либо, и это особенно раздражало Бину, так как, обращаясь к нему, она никогда не могла понять — то ли он не слышал ее вопроса, то ли размышляет, что сказать в ответ.

Бина всегда относилась к нему как к старому другу своего отца, и, когда в один прекрасный день после визита лорда Дорнаха сэр Брюс приказал ей зайти к нему в кабинет, она даже не догадывалась, что ожидает ее.

— Я должен сообщить тебе важную новость, — откашлявшись, начал отец.

— Да, папа? В чем дело?

— Лорд Дорнах просил твоей руки, и я от твоего имени принял его предложение.

Сначала Бине показалось, что она ослышалась или что ее отец неудачно пошутил. Когда же смысл сказанного наконец дошел до нее, у девушки вырвалось восклицание ужаса:

— Выйти замуж за лорда Дорнаха, папа? Даже и не подумаю!

— Я не собираюсь пререкаться с тобой, Бина, — ответил он. — Я серьезно обдумал это предложение и пришел к выводу, что лорд Дорнах будет самым подходящим мужем для тебя. Мне будет приятно знать, что ты находишься в надежных руках.

— Но он же старый, папа… слишком старый для того, чтобы жениться на девушке моего возраста!

— Это как посмотреть, — возразил отец. — Ты склонна к легкомыслию, Бина, и я уже не раз говорил, что ты чересчур импульсивна и взбалмошна. Тебе нужен муж постарше, который мог бы присмотреть за тобой.

— Но я не хочу, чтобы за мной присматривали! — Бина уже почти кричала. — Я хочу выйти замуж за человека, которого могла бы полюбить! И с которым могла бы быть счастлива!

— Я не желаю больше говорить об этом, — холодно заявил сэр Брюс. — Лорд Дорнах приедет завтра, и ты примешь его любезно и подтвердишь, что согласна стать его женой.

— Нет! Я не выйду за него! — воскликнула Бина, топнув ногой.

— Не смей так разговаривать со мной, — ледяным тоном проговорил сэр Брюс. — Отправляйся в свою комнату, Бина, и оставайся там, пока не одумаешься. Считай, что тебе очень повезло, и больше тут не о чем говорить.

— Я этого не сделаю, папа! — скрипнув зубами, упрямо повторила Бина.

— Ты сделаешь то, что тебе приказано! — ответил сэр Брюс. — Я твой отец, и ты должна повиноваться мне. Разговор окончен. — Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Бина, вся дрожа, опустилась на коврик возле камина.

Бина всю свою жизнь очень боялась отца. Он всегда казался ей недоступным, особенно после того как умерла мать. Хотя даже ее мать не могла поколебать его, если он принимал какое-либо решение.

По его тону и по непреклонному выражению лица Бина поняла, что, как бы она ни сопротивлялась, в конце концов ей придется пойти к алтарю с лордом Дорнахом. Она в отчаянии закрыла лицо руками.

Как она сможет вынести все это? Как она сможет терпеть не только мужчину, который был ей глубоко неприятен, но и тот образ жизни, который она будет вынуждена вести как его жена?

Бина знала, что представляет собой родовой замок Дорнахов. Это было холодное каменное сооружение со стенами толщиной в три фута и мрачными комнатами, всегда погруженными в полумрак и похожими скорее на подземные темницы, расположенные под замком.

Она представила, как лорд Дорнах прикасается к ней, и ее охватил неведомый доселе ужас. Он был таким же мрачным и пугающим, как и его замок. У Бины было такое чувство, что в его доме она будет как в заточении, и, если она даже станет кричать от страха, никто уже не услышит ее.

«Я не могу выйти за него замуж… не могу…» — шептала она.

И тем не менее, когда на следующий день лорд Дорнах явился к ним с визитом, она не смогла отказать ему, как ей того хотелось. Лишь мысленно она произнесла те слова, о которых упомянула в разговоре с герцогом как о якобы сказанных вслух.

На самом же деле в присутствии своего отца она стояла, потупив глаза, в то время как лорд Дорнах надевал ей на палец тяжелый перстень с бриллиантом. В свое время этот перстень принадлежал его матери, и Бина не могла не обратить внимания на то, что камень давно пора было почистить и что оправа была слишком тяжелой и некрасивой.

— Я уверен, что мы будем очень счастливы, — напыщенно произнес лорд Дорнах после некоторого раздумья.

— Моя дочь слишком смущена, — сказал сэр Брюс, видя, что Бина молчит. — И это неудивительно — ведь вы оказали ей большую честь.

Лорд Дорнах взглянул на бескровное лицо Бины, и она чуть было не бросилась к нему с мольбой, чтобы он отпустил ее, отказался от своего предложения. Но потом интуиция, проявившая себя совсем недавно, подсказала ей, что он страстно хочет заполучить ее в жены. Не то чтобы это каким-то образом прозвучало в его словах, просто в глазах лорда Дорнаха появился странный блеск, который испугал Бину больше, чем если бы он схватил ее в объятия.

В этот момент девушка поняла, что если она и не замечала никогда лорда Дорнаха, то уж он-то, несомненно, замечал ее. Бине уже было знакомо то ощущение, которое появлялось у нее в его присутствии. То же самое она испытывала в Эдинбурге, когда мужчины слишком долго не выпускали ее руку из своей, или подходили слишком близко к ней во время беседы, или говорили ей двусмысленные комплименты.

Тогда ей доставляло удовольствие видеть, что она может вызывать в них какое-то не совсем понятное ей чувство, бывшее, как она догадывалась, чисто мужской реакцией на ее женственность и привлекательность.

Но в то время как такая реакция со стороны молодых людей казалась ей забавной и лестной, проявление подобных чувств в человеке, годившемся ей в отцы, вызывало лишь отвращение. У нее возникло непреодолимое желание повернуться и убежать от него как можно дальше.

Но лишь когда отец повел лорда Дорнаха на конюшню смотреть лошадей, Бина, наконец оставшись одна, поняла, что ей следует делать. Однако ей понадобилось некоторое время, чтобы окончательно продумать план действий.

Сначала Бина решила отправиться в Эдинбург и, разыскав одну из девушек, с которыми успела подружиться во время прошлого сезона, попросить разрешения погостить у нее в доме. Но она тут же поняла, что отец отправится следом за ней и заставит вернуться домой, так что в результате ничего не изменится. Просто ее станут более тщательно охранять до того момента, пока она не отправится в церковь, чтобы стать женой лорда Дорнаха.

И тут Бина вспомнила про свою тетю, сестру матери, которую в детстве очень любила. А стоило Бине окутать какой-нибудь проект романтическим ореолом, как она уже горела желанием претворить его в жизнь!

Не успела она подумать о том, что ее тетя живет в Ницце, как в ее воображении это место сразу же превратилось в надежное убежище, тихую гавань, где отец никогда не сможет ее разыскать.

Бина подозревала, что отец даже не знает адреса тети, хотя и не была в этом уверена. Тетя, безусловно, не поддерживала с ним связи после смерти матери Бины, однако регулярно поздравляла племянницу с днем рождения и с Рождеством. Время от времени, когда их страны не находились в состоянии войны, Бина получала из Франции посылки с подарками, и это всегда было для нее настоящим праздником.

Среди подарков была пара тонких замшевых перчаток с жемчужными пуговками и сшитые монахинями муслиновые ночные сорочки с кружевными вставками такой тонкой работы, что, казалось, будто стежки на швах сделаны руками волшебницы. Были там и обшитые кружевами носовые платочки, и прочие мелочи и украшения, выбранные с большим вкусом, которые не могли не привести в восторг подрастающую девочку.

«Тетя Элспет поймет, что я не могу выйти замуж за такого человека, как лорд Дорнах, каким бы знатным и богатым он ни был!» — сказала себе Бина.

У нее было предчувствие, что когда она наконец доберется до тетушки, то найдет во Франции рыцаря своих грез!

Он будет красивым и жизнерадостным, со смеющимися глазами, и он станет говорить ей не только о своем восхищении, но и о любви.

Как же она жаждала услышать все те слова, которые не принято было произносить в доме ее отца! Она хотела, чтобы ее осыпали комплиментами, чтобы от странного, необъяснимого волнения у нее перехватывало дыхание всякий раз, когда мужчины говорили бы ей: «Вы прелестны!»

А теперь она оказалась замужем за человеком, у которого вызывала лишь глубокое отвращение!

Бина не могла даже думать о случившемся. Она с трудом удерживалась от желания закричать, что не хотела этого, что ей невыносима одна лишь мысль о будущем!

Герцог был совсем не похож на возлюбленного, представлявшегося ей в мечтах. Когда Бина вспоминала о его сухих, чопорных манерах, о том, с каким неодобрением он относился к ее склонности к преувеличениям и к хвастовству, как он осуждал ее за побег из дому, она чувствовала, что судьба сыграла с ней злую шутку.

Она сбежала от лорда Дорнаха, чтобы по воле случая оказаться замужем за человеком, который, как ей казалось в настоящий момент, ничем не отличался от него, разве что был несколько моложе.

«Что мне делать? Что мне делать?» В стуке колес, кативших по обледенелой дороге, ей снова и снова слышался тот же вопрос.

Потом у нее внезапно появилась идея.

— Как вы думаете… — начала было она, но когда герцог в первый раз за все путешествие повернул голову и посмотрел на нее, Бина отшатнулась и забилась в самый дальний угол кареты.

Его лицо было искажено гримасой бешенства. Это был уже совсем не тот флегматичный, сдержанный молодой человек, которого она с первого момента сочла довольно скучным и напыщенным.

Это был охваченный яростью мужчина, который, казалось, с трудом сдерживал себя. Он сверкнул на нее глазами и произнес холодным, враждебным тоном:

— Потрудитесь помолчать! Мы обсудим все после того, как у меня будет время обдумать создавшееся положение. А пока я не имею желания слушать вашу глупую болтовню!

Он снова отвернулся от нее и уставился прямо перед собой, и впервые в жизни Бина настолько растерялась, что смущенно притихла.

Всю оставшуюся часть пути они провели в полном молчании, пока наконец не подъехали к воротам почтовой станции.

Герцог вышел из карсты и приказал накрыть стол в отдельном кабинете, но ему сообщили, что свободных кабинетов нет и если они хотят поесть, то вынуждены будут довольствоваться общей столовой, где уже находилось несколько посетителей.

Бина с облегчением подумала, что, по крайней мере, она будет избавлена от необходимости сидеть с ним наедине в полном молчании или выслушивать его гневные выпады в свой адрес.

Девушка была подвержена быстрым сменам настроения, и после глубокого уныния, в которое ее повергла отповедь герцога, она почувствовала некоторый подъем, особенно после того, как ощутила, что очень голодна.

Как обычно, меню состояло из шотландской похлебки[10], жесткого барашка и плохо пропеченного пудинга на сале[11].

Однако поданный им сыр оказался превосходным, и Бина, со свойственным юности аппетитом, отдала ему должное.

Она заметила, что герцог лишь безучастно проглотил несколько кусочков и с кислым видом отпил глоток скверного вина, хотя это было лучшее, что имелось в погребе.

Она подозревала, что у него болела голова и что путешествие в подпрыгивающей на каждом ухабе карете было для него слишком тяжелым и утомительным.

Но он приказал ей молчать, и усилием воли она сдержала слова, готовые сорваться у нее с языка. Вместо этого она принялась разглядывать собравшихся в комнате людей и, по своему обыкновению, придумывать всякие истории про них. Ей было очень интересно, что они, в свою очередь, думают о ней.

Разумеется, они с герцогом выделялись среди грубо одетых фермеров и щеголеватых коммивояжеров, составлявших основную массу посетителей.

Через час они снова отправились в путь, и теперь у Бины уже не было сомнений, что герцог мучается от сильной боли. Он откинулся на сиденье и закрыл глаза, хотя даже в состоянии полной расслабленности продолжал выглядеть сердитым.

Бина, бросив на него тревожный взгляд, решила, что разумнее будет помолчать, как он велел. Они ехали все дальше и дальше, и, казалось, прошла уже целая вечность, пока наконец, когда солнце уже начало садиться, они не остановились у придорожной гостиницы. Достаточно было одного взгляда, чтобы убедиться, что это заведение было гораздо более высокого ранга, чем те, мимо которых им довелось проезжать до сих пор.

Жена хозяина гостиницы, женщина примерно лет пятидесяти, с первого взгляда признала в них знатных особ и тут же проводила их в отдельный кабинет, где в большом камине полыхал огонь, а рядом стояли два удобных кресла.

— Как я полагаю, сэр, вам потребуются две отдельные комнаты — для вас и для вашей сестры, — обратилась женщина к герцогу, бросив предварительный взгляд на руку Бины и удостоверившись, что на ней нет обручального кольца.

— Да, да! Это именно то, что нам нужно, — поспешно ответил герцог.

— На втором этаже есть как раз две подходящие комнаты, — сообщила женщина. — Если позволите, мисс, я провожу вас. Я думаю, вы захотите умыться с дороги и привести себя в порядок перед ужином, который подадут очень скоро.

Бина безропотно последовала за женщиной наверх, где обнаружила две прелестные комнаты с низкими потолками и удобными кроватями. В каминах уже горел огонь.

Принесли горячую воду, и Бина, умывшись и переодевшись, несколько нерешительно спустилась по отполированной дубовой лестнице вниз, в гостиную.

Она заметила, что герцог тоже повязал свежий галстук и сменил свой дорожный костюм на простую черную куртку, которая, по ее мнению, больше подходила церковному служителю, чем знатному джентльмену.

Он лениво потягивал бренди и, когда она вошла в комнату, машинально встал, но тут же снова уселся в кресло. Бина подошла ближе к камину и протянула свои маленькие ручки к огню.

— Жена хозяина гостиницы решила, что вы моя сестра, — произнес наконец герцог, — и я считаю, что в сложившихся обстоятельствах лучше будет оставить ее в этом заблуждении. Слуги, к несчастью, уже успели сообщить ей мое имя, поэтому пусть в течение того короткого времени, которое мы пробудем здесь, она продолжает считать, что мы брат и сестра.

Бина не успела ничего ответить, так как в этот момент дверь открылась и слуги внесли ужин. Он оказался на удивление изысканным. Вместо жесткой баранины, которую обычно подают на всех постоялых дворах, им предложили нежнейшее филе из говядины, жирных голубей, нашпигованных грибами, большой неразрезанный кусок ветчины и просоленную свинину, которая так понравилась герцогу, что он взял себе дополнительную порцию.

На десерт им предложили большой выбор засахаренных фруктов, разнообразных пудингов и три вида сыра, самый вкусный из которых был сделан из козьего молока.

Хозяин гостиницы достал из погреба бутылку кларета, который герцог счел вполне приемлемым, и к концу ужина Бина почувствовала, что ее спутник, по-видимому, пришел в более благодушное настроение.

Однако до конца она не была в этом уверена, потому что он все еще продолжал хмуриться, когда его взгляд падал на нее, и, хотя откровенная ярость уже не искажала черты его лица, упрямо выдвинутый подбородок и плотно сжатые губы заставляли Бину держаться настороже.

Когда наконец с ужином было покончено и слуги убрали со стола, герцог устроился в кресле возле камина с бокалом вина в руке. Немного нервничая, Бина опустилась в соседнее кресло.

— А теперь, — резко произнес герцог, — полагаю, нам следует обсудить то невыносимое положение, в котором мы находимся.

— Я… я очень сожалею о том, что произошло, — пробормотала Бина.

— Должен признаться, что мне совершенно непонятно, как вы могли не предвидеть столь очевидных последствий вашего обмана, — сказал герцог.

С замиранием сердца Бина подумала, что он все еще ужасно сердится.

— Я… я совсем забыла об этом законе.

— Так вы знали о нем? — воскликнул герцог.

— Д-да… — призналась Бина. — Но я никогда не встречала никого, кто вступил бы в брак подобным образом, и, когда я сказала леди Маккерн, что мы женаты, я сделала это… не подумав.

— Что и привело к катастрофическим результатам!

— Должна же быть… какая-то возможность… расторгнуть этот брак, — пробормотала Бина.

— Может быть, существует еще какой-нибудь закон, который позволяет это сделать? — предположил герцог. — Или этого вы тоже не помните?

— Сейчас мне трудно понять, как я могла сказать такое, — произнесла Бина почти умоляющим тоном. — Просто когда я увидела, с каким с любопытством она смотрит на меня своими круглыми глазами, я не смогла придумать ничего другого, чтобы объяснить, почему мы путешествуем вместе, и у меня буквально сорвалось с языка… что мы женаты.

— А вы уверены, что не сделали этого нарочно? — поинтересовался герцог.

Сначала Бина даже не поняла, что он имеет в виду, а потом ее щеки залились румянцем.

— Неужели вы считаете, что я на самом деле хочу быть вашей женой? — с жаром воскликнула она. — Пусть вы и герцог, но вы вовсе не тот мужчина, за которого я хотела бы выйти замуж! Вы слишком скучный и брюзгливый! И, если на то пошло, к тому же слишком старый для меня! — Ей показалось, что герцог смотрит на нее с презрением, и, поскольку это задело ее, резко добавила: — Что толку быть герцогом, если вы такой косный, отсталый человек! Я не представляю, чтобы хоть одна девушка захотела взять вас в мужья!

— Ну, если на то пошло, я вовсе не горю желанием быть женатым на вас! — сердито отозвался герцог. Сдерживаемая весь день ярость наконец выплеснулась наружу, так что он уже не мог остановиться: — Надоедливая, взбалмошная, безмозглая девчонка совсем не та жена, которая мне нужна. Можете быть в этом уверены!

Он говорил так громко, что его голос, казалось, эхом разносился по комнате. Бина вскочила с кресла.

— Как вы смеете так разговаривать со мной! — вскричала она, приходя в не меньшую ярость, чем он.

— Вам пойдет на пользу хоть раз в жизни услышать правду! — отрезал герцог. — Поверьте мне, у вас нет никаких оснований быть столь высокого мнения о своей особе и вы вовсе не обладаете исключительным правом оскорблять окружающих!

У Бины вырвалось восклицание не то ярости, не то досады, и она выбежала из гостиной, с такой силой захлопнув за собой дверь, что зазвенели стоявшие на буфете бутылки, а висевшая на стене картина рухнула на пол.

Герцог поднялся было, но потом снова сел в кресло и с несчастным видом уставился на горевший в камине огонь. «Что толку бесноваться?» — подумал он. Все оскорбления и упреки, которые они могут обрушить друг на друга, не изменят того факта, что они теперь законные супруги. Герцог не мог представить себе более неподходящих друг другу людей.

Бина сказала, что должен быть какой-то выход. Он искренне надеялся, что так оно и есть. Ему придется найти адвоката и проконсультироваться у него на этот счет.

Он предвидел, что это повлечет за собой целую серию судебных разбирательств и дискуссий, где адвокаты до хрипоты будут спорить друг с другом. Герцога приводила в ужас одна мысль о неизбежной огласке, и он заранее представлял, как будут смеяться его друзья. Они повеселятся от души!

«Бедняга Дрю! Наконец-то и его поймали!» — станут восклицать они.

Рассказ о том, как его заловили в сети в тот момент, когда он меньше всего ожидал этого, станет лучшим анекдотом года, притом что этот подвиг совершила не какая-нибудь светская львица, охотившаяся за ним в прошлом, а неизвестная шотландская девчушка, о которой никто даже и не слышал.

«Единственное, что мне остается, — держаться с достоинством», — решил герцог.

Ему было немного стыдно, что он дал волю своему гневу и набросился на Бину. Но она и сама слишком часто отпускала колкости в его адрес, называя его скучным — что он знал и без нее, — а ее слова «косный, отсталый человек» были последней каплей!

«Ты совсем закис! Твоя жизнь страшно однообразна! Ты скоро превратишься в невыносимого зануду!»

Как часто Фредди и остальные его друзья повторяли ему это! А теперь то же самое заявила эта девчонка.

«Даже если это правда, то что из того?» — спрашивал себя герцог, но почему-то не мог найти убедительного ответа на свой вопрос.

Обнаружив, что в бокале уже ничего нет, он подошел к буфету, чтобы налить себе еще вина из стоявшей там бутылки, но и она оказалась пуста!

Герцог нетерпеливо дернул за шнур звонка, и спустя некоторое время в дверях появилась жена хозяина гостиницы.

— Скажите своему мужу, чтобы он принес мне еще одну бутылку вина! — приказал герцог.

— Слушаюсь, ваша светлость, — ответила женщина, а потом добавила с укором: — Молодой леди не подобает выходить одной на улицу в такой поздний час, да еще в эту погоду! Она промочит ноги, к тому же возле трактиров всегда околачиваются разные темные личности!

— Не хотите ли вы сказать, что моя… моя сестра отправилась прогуляться?

— Я своими глазами видела, как всего несколько минут назад она шла по улице, — ответила женщина. — Ваша светлость не должны ей позволять этого делать.

Женщина говорила так, как обычно говорят няни, читая нотацию старшим из детей за то, что те плохо присматривают за младшими. Герцог вскочил на ноги.

— Я приведу ее назад.

Его подбитый мехом плащ висел на том же крючке за дверью, где он его оставил по приезде. Но, когда герцог снял его, он обнаружил, что принадлежавшая Бине темная накидка с капюшоном исчезла.

Герцог открыл входную дверь. Ему в лицо пахнуло морозным воздухом, и он почувствовал, что стало значительно холоднее, а ветер, днем немного утихший, снова усилился. Герцог вышел на узкую улицу, по обеим сторонам которой виднелись всего несколько домов и один-два магазинчика с закрытыми на ночь дверьми и ставнями, на самом высоком месте стояло здание церкви.

Вдоль проезжей дороги можно было увидеть несколько ярко освещенных окон. Герцог догадался, что там располагались дешевые трактиры, где по вечерам сидели и выпивали местные жители.

Дорога была скользкой и неровной. Герцог пошел в том направлении, которое, по его мнению, должна была выбрать Бина, и спустя какое-то время ему показалось, что он увидел впереди две фигуры. Он начал пристально всматриваться в темноту, и в этот момент до него донесся крик Бины.

* * *

Когда Бина выбежала из гостиной, она была в таком бешенстве, что, с характерной для нее порывистостью, решила тут же уйти от герцога и никогда больше не видеться с ним.

Бина и так весь день чувствовала себя оскорбленной и униженной из-за того, что герцог отказывался говорить с ней, но, когда он с такой злостью набросился на нее, она неожиданно поняла, что больше терпеть не в состоянии.

Она ненавидела его! Она, безусловно, не имела ни малейшего намерения оставаться и выслушивать его оскорбления, да и с какой стати? Она вошла в его жизнь по чистой случайности. Теперь она исчезнет, и, женаты они или нет, больше им нет необходимости встречаться друг с другом.

Бина хорошо знала, что драгоценности ее матери стоят больших денег, поэтому, переодевшись перед обедом, снова прикрепила их к своему платью с внутренней стороны.

Она понимала, что оставлять их в комнате рискованно, и была достаточно осторожна, чтобы не расставаться с единственным источником средств существования до тех пор, пока она не окажется в безопасности в доме своей тети.

В ридикюле у нее лежали так до сих пор и не тронутые пятнадцать фунтов, которые днем она носила в кожаной сумке, а ночью клала под подушку.

Она прекрасно знала, что у путешественников и даже у гостей в частных домах часто крадут находящиеся при них ценности либо ночью, когда они спят, либо днем, пригрозив насилием или даже убийством.

Впервые в жизни Бина чувствовала себя независимой. В прошлом ей не приходилось держать в руках собственные деньги, так как отец считал, что они ей ни к чему.

Пятнадцать фунтов казались ей огромной суммой, и она полагала, что драгоценности матери, среди которых было несколько довольно больших камней, стоят целое состояние.

Таким образом, она приедет в дом своей тети не с пустыми руками, а текущая в ее жилах французская кровь подсказывала девушке, что это очень важно.

Кому может понравиться, когда ему на шею вешают бедную родственницу, но, если она способна платить за свое содержание, то ее примут охотно или, но крайней мере, не заставят чувствовать себя обузой.

Выйдя из гостиной, Бина схватила дорожную накидку и набросила ее на плечи. Натянув на голову капюшон, она открыла входную дверь и вышла на улицу.

Колючий ветер тут же ударил ей в лицо, но Бина была слишком сердита, чтобы ее могли остановить подобные пустяки.

Не помнила она и о том, что на ногах у нее были не прочные ботинки, которые она обычно надевала в дорогу, а атласные туфельки, удерживавшиеся на ноге с помощью тоненьких ремешков и маленьких бриллиантовых пряжек. Но от промерзшей земли веяло лютым холодом, который, казалось, хватал ее ледяной рукой за щиколотки.

Бина почти бежала, стремясь как можно скорее оставить позади и гостиницу, и герцога. Ее согревали бушевавший в груди гнев и все еще звучавший в ушах насмешливый, враждебный голос.

Бина прошла всю улицу до конца, миновала церковь и свернула на проезжую дорогу, уходившую в темную, бесконечную даль. Она услышала хриплый смех, доносившийся из стоявшего чуть в стороне от дороги домика с ярко освещенными окнами.

Дверь домика, в котором, судя по всему, располагался трактир, отворилась, и в проеме появилась высокая фигура в шотландской юбке. Бросив беглый взгляд на выходившего из трактира мужчину, Бина поспешила дальше.

Было довольно светло, так как по небосклону поднималась бледная луна, а яркие звезды уже сияли в вышине.

Бина не успела уйти далеко, когда сзади послышались шаги, и мужской голос спросил:

— Куда спешите, красотка?

Она обернулась и, увидев высокого шотландца всего в нескольких метрах позади себя, решила не отвечать. В два шага он догнал ее.

— Я задал вопрос, — сказал он, — и желаю услышать вежливый ответ!

По исходившему от него запаху алкоголя и по тому, как заплетался его язык, Бина поняла, что он пьян. Она ускорила шаг, но шотландец, с его длинными ногами, легко поспевал за ней.

— Может, дадите бедному человеку пару пенсов на выпивку? — спросил он.

— По-моему, с вас уже и так достаточно, — ответила Бина.

— Я выпил всего одну кружку эля! — воскликнул мужчина. — О, не будьте такой бессердечной! Помогите соотечественнику в беде.

Решив, что иначе от него не избавиться, Бина остановилась.

— Если я дам вам на выпивку, вы оставите меня в покое? — спросила она.

— О конечно, разумеется, — заверил он ее. — Единственное, чего я хочу, — немного промочить горло.

Бина раскрыла ридикюль. Она помнила, что, помимо пятнадцати фунтов, там еще лежали две монеты в шесть и четыре пенса, которые она также взяла из хозяйственных денег. Она пыталась нащупать их, но в тот момент ридикюль неожиданно вырвали у нее из рук.

— Я желаю получить деньги немедленно, — хрипло проговорил мужчина. — Я не могу ждать здесь всю ночь!

— Нет! Нет! — воскликнула Бина, пытаясь выхватить у него ридикюль, но было уже поздно. Мужчина крепко держал его в руках.

Она громко закричала, и он повернулся и побежал от нее, да так быстро, что у Бины не было никакой надежды догнать его.

— Стойте! Стойте! — крикнула она и бросилась за ним, но поскользнулась и упала на обледеневшую землю. — Стойте! — снова закричала она.

Кто-то помог ей подняться на ноги, и Бина увидела рядом с собой герцога.

— Этот человек отнял у меня ридикюль, в котором лежали все мои деньги! — воскликнула она. — Догоните его! Пожалуйста, догоните его!

— Сомневаюсь, чтобы кто-либо мог догнать его теперь, — ответил герцог. — Что, черт побери, вы здесь делаете, позвольте спросить?

— Я… ухожу от вас.

— Как можно быть такой глупой? — воскликнул герцог. — Пойдемте назад в гостиницу.

— Но у меня нет денег, — жалобно сказала Бина. — Этот человек отнял у меня все деньги.

— А на что вы еще рассчитывали, расхаживая по улицам среди ночи?

— Я только хотела дать ему шестипенсовик, — пробормотала она.

Герцог обнял ее рукой за плечи, и они повернули назад, с трудом удерживаясь, чтобы не упасть на скользкой дороге.

Наконец они добрались до гостиницы. Открыв дверь, они увидели жену хозяина, поджидавшую их в коридоре. Женщина взглянула на бледное лицо Бины и поспешила проводить ее в гостиную.

— Ваши ноги промокли насквозь, — с укоризной сказала она. — Садитесь у камина, миледи, и постарайтесь согреться. Я принесу вам тодди[12], иначе утром вы свалитесь от простуды, и это так же точно, как то, что я стою сейчас перед вами!

Бина послушно выполнила ее указания. Она почувствовала, как с нее сняли накидку, а потом, взглянув на свои ноги, увидела, что атласные туфельки совсем намокли от снега.

Внезапно она осознала, что ужасно замерзла, и, наклонившись, чтобы расстегнуть пряжки на туфлях, обнаружила, что пальцы совсем не слушаются ее.

— Позвольте мне, — сказал герцог. Неожиданно он опустился на одно колено рядом с ней и расстегнул пряжку. Сняв одну туфельку, он обнаружил, что чулок тоже был совсем мокрым.

— Снимите чулки, — приказал он. — Иначе вы простудитесь.

Бина послушно подняла подол платья, открыв взору чулки, доходившие ей почти до колена, где они удерживались с помощью довольно легкомысленных голубых подвязок. Она принялась снимать чулок, в то время как герцог занялся другой туфелькой.

Когда он расстегнул пряжку и Бина стянула второй чулок, герцог почувствовал, как что-то теплое и мокрое упало ему на руку. За первой слезой последовала еще одна.

Герцог взял в свои руки маленькую ножку Бины. Это была очаровательная ножка с высоким аристократическим подъемом и маленькими изящными пальчиками с розовыми ноготками. Она была совершенно заледеневшей, и герцог принялся усиленно растирать ее.

— Теперь лучше? — спросил он, когда циркуляция крови восстановилась и ноги Бины потеплели.

— Да… спасибо, — произнесла она так тихо, что он едва расслышал ее.

— Почему вы убежали? — спросил он.

— Вы… вы были так сердиты…

— Теперь моя очередь принести извинения, — сказал герцог. — Простите меня, Бина. Я не имел права быть таким грубым с вами.

— Вы имели все основания… злиться, — пробормотала Бина.

— И тем не менее мне не следовало говорить того, что я сказал.

Он посмотрел на нее, и их взгляды встретились. Он увидел, что ее глаза блестят от невыплаканных слез, а губы слегка дрожат. Герцог хотел что-то сказать, но в этот момент дверь открылась, и в комнату пошла жена хозяина гостиницы. В руках она держала маленький серебряный поднос, на котором стоял стакан.

— А вот и ваш тодди, миледи, — объявила она, своим не терпящим возражений тоном еще больше напоминая строгую няню. — Выпейте все до последней капли. Иначе утром у вас заложит грудь, и вы будете ужасно кашлять.

Она вложила стакан в холодные руки Бины и встала рядом, наблюдая за тем, как девушка осторожно пьет этот сладкий, приятный напиток с запахом меда.

— Пейте до дна, — скомандовала жена хозяина гостиницы. — А я пойду положу вам грелку в кровать. И чем скорее вы окажетесь в постели, миледи, тем лучше!

— Вы правы, — поднимаясь, сказал герцог. — А утром, после того как вы хорошенько выспитесь, все будет казаться другим.

Бина ничего не ответила, и у него сложилось впечатление, что она с трудом сдерживает слезы.

Мало-помалу, небольшими глотками девушка выпила весь тодди, после чего герцог взял стакан у нее из рук и поставил на стол.

Дверь открылась, и в комнату заглянула горничная в домашнем чепце.

— Хозяйка сказала, что кровать согрелась, и просила узнать, не хочет ли миледи лечь прямо сейчас?

Она снова закрыла дверь, и герцог с улыбкой повернулся к Бине. Это была его первая улыбка за весь день.

— Вы слышали приказ? — спросил он. — Я уверен, что вам будет лучше подчиниться!

— Д-да… — пробормотала Бина.

Он отвернулся, чтобы налить себе немного кларета из стоявшей на буфете бутылки, и в этот момент Бина издала слабое восклицание.

— Что случилось? — быстро спросил герцог.

— Я… я не уверена, что могу идти! — ответила девушка. — Я чувствую себя… как-то странно!

Герцог рассмеялся.

— А я-то всегда считал, что шотландцы могут пить сколько угодно и хмель их не берет! Ну ничего, я сам отнесу вас в кровать. — Он подхватил ее на руки. Она была совсем легкой, и голова ее беспомощно склонилась к нему на плечо.

— Мне кажется… по-моему… я немножко пьяна!

— Даже если и так, это только поможет вам уберечься от простуды, — ответил герцог.

Держа ее на руках, он пересек гостиную, поднялся по ступенькам на второй этаж и вошел в спальню. Очень осторожно он опустил Бину на кровать.

— Ложитесь в постель сразу же, как только разденетесь, — сказал он. — Завтра мы постараемся что-нибудь придумать, а на сегодня забудьте обо всем.

Она подняла на него свои серо-зеленые глаза, в которых застыла тревога.

— Я… не хотела… причинять вам столько… беспокойства, — пробормотала она.

Глава 4

Яхта неслась вперед, опережая ветер, и Бина даже не предполагала, что это будет сопровождаться таким ужасающим шумом.

Паруса хлопали, снасти скрипели, раздавались крики матросов и топот бегущих ног над головой, и все это перекрывал грозный рев моря, когда нос судна врезался в зеленую волну и брызги взлетали высоко в воздух.

Бина никогда прежде не выходила в открытое море, поэтому даже и не подозревала, насколько это может быть увлекательно и захватывающе.

Девушка всегда полагала, что корабли с высокими мачтами и раздутыми парусами безмятежно и спокойно скользят по воде. Поэтому она была совершенно не готова к тому, что ее будет швырять из стороны в сторону, как это произошло, когда «Морской лев» вышел из тихой гавани Берика в Северное море.

К полному восторгу Бины, она не страдала от морской болезни, но тем не менее обнаружила, что плавание на яхте может быть физически крайне утомительным.

Приходилось не только сохранять равновесие, что давалось ей с большим трудом, но и быть готовой к тому, что при резком изменении курса можно упасть на пол или сильно удариться о стенку каюты. На палубе же ее всегда подстерегала опасность быть смытой за борт.

Бина не рассчитывала, что яхта герцога окажется такой большой и роскошной. Мачты были необычайно высокими и несли на себе ошеломляющее количество разнообразных парусов. Команда состояла из сорока человек, причем все они, по словам герцога, были опытными моряками.

Расположенные внизу каюты были отделаны с большим вкусом и любовью к комфорту, противоречившими той суровой простоте, которую герцог предпочитал в одежде.

Толстые ковры, удобные кровати и глубокие кресла навели Бину на мысль, что Уорминстер-хаус может оказаться гораздо более впечатляющим, чем его владелец. Но она тут же напомнила себе, что ни в коем случае не должна высказывать своих мнений или критиковать герцога.

Она отлично понимала, что он злился не только из-за своей неожиданной женитьбы, но и из-за ее язвительных замечаний и нападок. На самом деле она вполне заслужила ту гневную отповедь, которая заставила ее так опрометчиво покинуть гостиницу посреди ночи.

Бина чувствовала, что, лишившись всех денег, она тем самым получила по заслугам. В ней было достаточно шотландской крови, чтобы заставить ее горько сожалеть об утрате этих пятнадцати фунтов. Ей оставалось лишь радоваться тому, что у нее хватило ума пристегнуть мамины драгоценности к платью, а не носить их в ридикюле. Лишь благодаря им она могла чувствовать себя независимой.

На следующее утро, после того как герцог отнес ее в постель, Бина с некоторой тревогой спустилась в гостиную. Она боялась, что герцог все еще продолжает злиться или испытывает к ней презрение из-за того, что накануне она совсем опьянела, выпив горячего тодди.

Но, к огромному облегчению Бины, увидев ее в дверях, герцог улыбнулся, и внезапно ей показалось, будто солнце вышло из-за туч.

Когда они сели завтракать, герцог сказал:

— Я долго думал о том трудном положении, в котором мы оказались, и пришел к выводу, что у нас есть только один выход, Бина.

— И… какой же? — взволнованно спросила она. На секунду ее охватил панический ужас, так как она подумала, что герцог в конце концов решил сдать ее шерифу, который потом вернет ее к отцу.

— Я решил сам отвезти вас на юг Франции к вашей тете, — спокойно произнес герцог.

Глаза Бины широко раскрылись от удивления.

— Вы говорите серьезно? Вы готовы сами отвезти меня к тете Элспет? — недоверчиво спросила она.

— Именно это я и собираюсь сделать, — заверил ее герцог.

— О, спасибо! Спасибо! — горячо воскликнула девушка. — Проснувшись сегодня утром, я долго размышляла о том, что, наверное, путешествовать одной будет не так просто, как я думала.

— Конечно же, вы не сможете проделать такой путь в одиночестве! — сказал герцог. — То, что случилось вчера ночью, было еще мелочью по сравнению с тем, что могло произойти.

— Теперь я вижу… что была ужасно глупа! — смиренно пробормотала Бина.

Герцог посмотрел на нее, обратив внимание на то, какими темными казались ее опущенные ресницы на фоне белоснежной кожи. Он чувствовал, что Бина впервые в жизни испугалась незнакомого ей мира. Прежде, когда она спокойно и уединенно жила в доме отца, ей не приходилось сталкиваться с опасностями, подстерегающими молодую женщину, оставшуюся без мужской защиты.

— Я решил, — продолжал герцог, — что мы сядем на мою яхту в Берике и направимся прямо в Кале. Оттуда мы продолжим путь в Ниццу по суше.

— Это звучит просто великолепно! — воскликнула Бина. — Но вы уверены, что я не доставляю вам слишком больших неудобств?

— Боюсь, что у меня на самом деле нет выбора, — улыбнулся герцог. — Едва ли я смог бы бросить вас одну на границе Англии. С другой стороны, я, честно говоря, не имею желания разбираться со всеми проблемами, которые ожидают нас в Шотландии. — Бина не отвечала, и спустя мгновение он продолжил: — Но, мне кажется, наша хозяйка вчера вечером разрешила, по крайней мере, одну из них. Вы будете путешествовать под видом моей сестры.

— У вас есть сестры? — спросила Бина.

— Я единственный ребенок, — ответил герцог, — так же, как и вы.

— А когда мы… приедем к тете… — нерешительно начала Бина.

— До того момента у нас будет достаточно времени все обдумать, — сказал герцог, — а может быть, и выяснить, есть ли выход из того необычного положения, в котором мы оказались. А пока вы будете леди Бина Минстер, и под этим именем я представлю вас на борту моей яхты.

К счастью, кучера герцога не успели поговорить ни с кем из членов команды «Морского льва», потому что по прибытии в Берик им было приказано немедленно отправляться на юг, в Уорминстер.

Капитан «Морского льва», служивший в свое время в королевском флоте, не проявил ни малейшего удивления, когда его представили «сестре» герцога, хотя Бине показалось, что и он, и вся команда были крайне удивлены, увидев женщину на борту яхты.

Позже, за обедом, герцог объяснил Бине причину их удивления.

— Я всегда отказывался брать женщин на борт «Морского льва»!

— Почему? — спросила Бина.

— Честно говоря, я считал, что от них будут одни лишь неприятности, — ответил герцог. — Женщины, как правило, страдают от морской болезни, более того, они не желают мириться даже с малейшими неудобствами, неизбежно возникающими во время морского путешествия.

— Я вижу, вы очень низкого мнения о женщинах! — воскликнула Бина. Герцог ничего не ответил, и она поспешно добавила: — Хорошо, хорошо, я скажу это за вас. Я сделала все, чтобы это мнение только ухудшилось!

Герцог расхохотался.

— Самая обезоруживающая черта вашего характера, Бина, — откровенность, — сказал он.

— Иными словами, вы намекаете, что не следует говорить всего, что думаешь! — парировала Бина.

— Мысль о том, что вы станете говорить все, что думаете, приводит меня просто в ужас! — со смехом воскликнул герцог.

Бина с удивлением обнаружила, что едва герцог оказался на борту своей яхты, он заметно смягчился и стал держаться непринужденнее. Она видела также, что он искренне наслаждается и штормом, и тем, как яхта, специально построенная так, чтобы она могла развивать большую скорость, легко справляется с разбушевавшейся стихией.

«Наверное, все дело в том, что ему нравится преодолевать трудности, — подумала Бина. — Может быть, жизнь кажется ему скучной оттого, что все дается ему слишком легко».

Она вспомнила рассказы леди Маккерн о богатстве герцога, о его огромных поместьях в разных уголках страны, и решила, что давно пора, чтобы кто-нибудь пробудил его от спячки.

Откуда ей было знать, что именно об этом думали и все друзья герцога!

Во всяком случае, с растрепавшимися волосами, загорелым и обветренным лицом, одетый в дождевик, герцог сильно отличался от того серьезного, степенного молодого человека, который читал книгу, сидя рядом с ней в карете.

Бина рассчитывала, что за столом они смогут побеседовать, но вскоре поняла, что это было почти невозможно. При той скорости, с которой яхта неслась по волнам, и при резких кренах им было даже трудно есть, соблюдая приличные манеры.

Часто, когда они пытались положить себе что-нибудь в тарелку, блюдо падало на пол, или уезжало на другой конец стола, или опрокидывалось на колени стюарду, который терял равновесие и валился на стену каюты.

— Если мы не научимся быстро хватать еду и запихивать ее в рот, мы умрем от голода прежде, чем доберемся до Кале, — сказала Бина.

В то же время было очень весело, и то, что они успевали съесть, казалось им необычайно вкусным, потому что оба были ужасно голодны.

Бина от души смеялась над тем, что тарелки постоянно уезжали от них и что выпить воды или вина можно было лишь при условии, если вы осушите бокал сразу же, как только его наполнили.

Более того, все эти дополнительные усилия так выматывали ее за день, что по вечерам Бина засыпала, едва коснувшись головой подушки.

Бина была уверена, что так же крепко спала бы не только на удобной кровати, но даже и на полу.

— А известно ли вам, что я решил пересмотреть свое неодобрительное отношение к присутствию женщин на борту? — осведомился герцог как-то вечером, когда они уже собирались отправляться спать.

— Значит, я доставила вам не так уж много хлопот? — спросила Бина.

— Вы вели себя замечательно во всех отношениях, — ответил герцог.

Что-то в его голосе заставило Бину смутиться.

— Будьте осторожны! — предупредила она. — Стоит вам меня похвалить, и я, без сомнения, по ошибке свалю мачту или проковыряю маникюрными ножницами дыру в борту!

— По-моему, меня уже больше ничем не удивишь, — улыбнулся герцог.

В этот момент яхта сильно накренилась, и Бина буквально упала к нему в объятия, опрокинув на него чашку с чаем, которую она держала в руках.

— Я уверен, что вы сделали это нарочно, — воскликнул герцог, помогая ей восстановить равновесие.

— Это вы специально искушаете судьбу! — ответила Бина. — Берегитесь, то ли еще будет!

— Вы меня пугаете! — с притворным ужасом воскликнул герцог.

Она бросила на него шаловливый взгляд, но в его глазах, устремленных на нее, было какое-то странное выражение. Внезапно у Бины перехватило дыхание. Она молча ждала, когда герцог заговорит.

— Спокойной ночи, Бина, — церемонно произнес он и, прежде чем она успела ответить, вышел из каюты.

В течение всего плавания дул северный ветер, и, когда они наконец бросили якорь в Кале, капитан объявил, что они поставили новый рекорд.

— Мне не хочется сходить на сушу, — сказала Бина герцогу. — В то же время меня приводит в трепет мысль о том, что скоро я увижу Париж!

— Вы говорите по-французски? — спросил герцог.

— Вы меня обижаете! — воскликнула Бина. — Я ведь рассказывала вам, что моя мать была наполовину француженкой, и она с самого раннего детства заставляла меня усиленно изучать французский язык, чтобы я говорила на нем так же свободно, как и по-английски.

Свою первую ночь в Кале они провели на яхте. Но перед этим герцог, взяв с собой Бину, отправился на берег, чтобы нанять экипаж, подобрать лошадей и подготовить все необходимое для оставшейся части путешествия.

Бина слушала, как он разговаривает с управляющим платной конюшней, сдающим напрокат лошадей, и удивлялась его превосходному знанию языка. Она напомнила себе, что при его учености этого следовало ожидать. Произношение его было безупречным, а словарный запас — просто поразительным для англичанина.

Но больше всего Бину удивило то, что герцог оказался весьма практичным человеком, умеющим прекрасно вести деловые переговоры. Он был большим знатоком лошадей и внимательно осмотрел тех, которых ему предлагали, прежде чем сделать окончательный выбор.

Покончив с этим, он повел Бину в «Hotel de L’Angleterre». По дороге он рассказал ей, что этот отель стал знаменитым еще в конце прошлого века благодаря своему владельцу, мосье Дессену. Ему же принадлежали и экипаж, и лошади, которых они взяли напрокат.

— Помимо того, что у него прекрасная и очень дорогая кухня, он еще продает и сдает внаем экипажи, обменивает деньги и, как говорят, уже сколотил себе состояние в пятьдесят тысяч фунтов, — сообщил герцог.

— Откуда вам все это известно? — удивилась Бина.

— До войны я много путешествовал по Франции. Все останавливаются «У Дессена», как его чаще называют, и туристы считают этот отель одной из достопримечательностей Франции.

Бина с интересом оглядывалась по сторонам. Кроме них в обеденном зале находились еще восемь англичан, которые только что пересекли Ла-Манш. Прислушиваясь к их оживленной беседе, Бина выяснила, что они прибыли во Францию с намерением пересечь всю Европу и добраться до Греции. За ужином они вели себя очень шумно, постоянно выкрикивая: «Вина! Вина! Самого лучшего! Самого лучшего! Du meilleur! Du meilleur![13]» Но месье Дессен успокоил их и предложил им лучшего коньяку из своего погреба, на что они с восторгом согласились.

Кухня, как обнаружила Бина, была и вправду восхитительной и она с удовольствием отведала то, что герцог представил ей как specialite de maison[14] — блюдо, приготовленное из свежих крабов, — так как прежде никогда не пробовала ничего подобного.

«Hotel de L’Angleterre», безусловно, ошеломил Бину своей роскошью, но сам Кале ее разочаровал. Это был маленький городок, состоявший, в основном, из низеньких домишек, очень бедных и невыразительных.

Но как в Кале, так и в течение всего последующего путешествия в Париж Бине предстояло узнать, что французы не только весьма обаятельны, но и отличаются подчеркнуто любезным обращением с иностранцами.

Нигде прежде ей не доводилось сталкиваться с подобной обходительностью и доброжелательностью. Французы умерли держаться с таким непринужденным изяществом, что даже нищие произвели огромное впечатление на Бину.

Мальчик лет десяти попросил у герцога монету, а когда тот отказал ему, опасаясь, что стоит дать денег одному, как их сразу же обступит целая толпа, мальчик вежливо поклонился и сказал:

— Pardon, monsieur, une autre occasion[15].

Когда на следующее утро Бина, попрощавшись с капитаном и с командой «Морского льва», сошла на берег, она обнаружила, что ее ожидает целая кавалькада.

Герцог нанял кабриолет, которым он мог править сам и в который были впряжены две весьма резвые на вид лошади. Сзади сидел грум, готовый в любую минуту сменить его. Их должны были также сопровождать двое верховых, что заставило Бину удивленно приподнять брови.

— Вы же сами хотели, чтобы я путешествовал с помпой! — со смехом сказал герцог.

— И вы организовали все это специально для меня? — поинтересовалась Бина.

— Честно говоря, — ответил герцог, — верховые понадобятся нам в качестве охраны. Путешественники, особенно иностранцы, на дорогах часто подвергаются нападению грабителей, а меня заверили, что оба эти человека прекрасно умеют обращаться с пистолетами!

Они, безусловно, выглядели очень щегольски в белых париках, бархатных фуражках и чересчур красочных ливреях, таких, какие, по мнению Бины, герцог никогда бы не выбрал для собственных слуг.

При них находился и третий верховой, который, как пояснили Бине, должен был скакать впереди, чтобы заранее заказывать им еду и подготавливать ночлег.

Когда наконец они тронулись с места, Бина с замиранием сердца почувствовала, что это было началом настоящего приключения. Герцог правил лошадьми с большим мастерством, вызвавшим восхищение Бины.

Пока они ехали по городу, на дорогах царило довольно оживленное движение. Обычный путешественник, как сообщил Бине герцог, вынужден был выбирать между carrosse, coche или diligence[16].

Carrosse напоминала английскую почтовую карету, coche был гораздо больше и тяжелее, в нем умещалось шестнадцать пассажиров, двенадцать из них располагалось внутри, а четверо сбоку, возле дверцы.

Оба экипажа, как заметила Бина, были способны вместить гораздо больше багажа, чем английская или шотландская почтовая карета.

Coche был оборудован двумя огромными плетеными корзинами, одна из которых располагалась спереди, а другая сзади. Они были битком набиты дорожными сундуками, чемоданами, коробками и клетками, а иногда там даже ухитрялись пристроиться дополнительные пассажиры.

Когда они миновали два таких экипажа, Бина ужаснулась:

— Вам не кажется, что они чересчур перегружены и что в них впряжены слишком маленькие лошади?

— Лорд Нельсон назвал этих лошадей «крысиные лошадки», — ответил герцог. — Вы еще столкнетесь с тем, что французы, при всех их очаровательных манерах, очень жестоко обращаются с животными.

При выезде из Кале они миновали diligence, большой многоместный экипаж. Как объяснили Бине, лошадей, впряженных в такие экипажи, заставляли бежать галопом, поэтому их меняли каждые двенадцать миль. Diligence вмещал до тридцати пассажиров и мог преодолевать до ста миль в день.

— Радуйтесь, что мы путешествуем не в diligence, — сказал герцог. — Обычно они переполнены, рессоры у них преотвратные, и отправляются они в путь, как правило, рано утром, на рассвете!

— И я уверена, что они тоже перегружают лошадей! — сердито заметила Бина.

— Я согласен с вами, — ответил герцог, — но тут уж мы ничего не можем поделать.

Из Кале в Париж, расположенный на расстоянии ста восьмидесяти трех миль, вели две дороги, и герцогу предстояло выбрать, по которой они поедут.

Маршрут, которым следовали carrosse, пролегал через Абвиль, Бове и Бомон и считался худшим.

— Гостиницы там просто ужасны! — сказал герцог.

Он предпочел почтовую дорогу, проходившую через Амьен, Клермон и Шантильи. Первая же придорожная гостиница, в которой они остановились, оказалась довольно уютной, и еда была если не изысканной, то во всяком случае вполне сносной.

Как обнаружила Бина, хозяева гостиниц, в которых они останавливались на ленч и на обед, были очень любезны и радушны, и она была в восторге от всего, что видела вокруг.

Вместо кровожадных sansculottes[17], которых так часто изображали на карикатурах, их повсюду встречали приветливые, дружеские лица. В целом горожане были очень хорошо одеты. На рыночных площадях сновали женщины, выглядевшие необыкновенно живописно в своих красных камлотовых жакетах, длинных фартуках, белых чепцах с оборками и деревянных сабо.

Да и сами рынки с лежавшими на прилавках крашеными яйцами, золотистыми горами сливочного масла, длинными хрустящими батонами свежевыпеченного хлеба и витавшим в воздухе ароматом чеснока просто очаровали Бину.

В гостинице, где они остановились на ночлег, им довелось отведать типично французский обед: сначала суп, поданный самим хозяином, потом рыбное блюдо, за которым последовали утка с огурцами, язык в томатном соусе и фрикандо[18] из телятины. На сладкое им предложили различные пудинги, печенные и свежие фрукты и пирожные.

Бина с удивлением заметила, что стоило только выехать за город, как им почти переставали встречаться мужчины. Вместо них в поле работали загорелые до черноты женщины с повязанными вокруг головы платками.

— Наполеон так и не сократил набор рекрутов в армию, — пояснил герцог.

— Но ведь мы же сделали это!

— В самом деле, мы распустили целые батальоны, вдвое сократили численность военно-морских сил и сняли с вооружения несколько военных кораблей. Непростительная глупость!

— Глупость! — удивилась Бина. — Не хотите ли вы сказать, что нам снова предстоит воевать? Я думала, что война уже закончилась!

— В Кале говорили, что в дипломатических кругах чувствуется некоторая напряженность, но, без сомнения, в Париже мы узнаем больше, — сказал герцог.

— До того как заключили мир, погибло так много людей, — тихо проговорила Бина. — Я не могу поверить, что Наполеон Бонапарт захочет снова напасть на Англию!

— Если он решит, что сможет одержать победу, именно это он и сделает, можете не сомневаться! — заверил ее герцог. — Единственная сложность, которая останавливает его, заключается в том, что для этого ему придется пересечь Ла-Манш.

— Но если между нашими странами снова начнется война, — тихо сказала Бина, — это означает, что я окажусь в стане врага!

— Так же, как и ваша тетя, несколько лет назад, — заметил герцог.

— Но она замужем за французом, следовательно, тоже считается француженкой, — возразила Бина.

На это трудно было что-либо возразить, и они замолчали. С присущим ей оптимизмом Бина решила, что опасения герцога необоснованны. В конце концов, после заключения мира все заверяли, что между двумя странами никогда больше не будет войны.

Но, как обнаружил герцог, и в Амьене, и в Шантильи находились люди, утверждавшие, что не пройдет и месяца, как между Францией и Англией возобновятся военные действия.

Трудно было думать об ужасах войны, когда ярко сверкало майское солнце, заставляя их расставаться с теплой одеждой. Поля по обеим сторонам от дороги были усыпаны весенними цветами, а деревья покрылись яркой зеленой листвой.

Опасности, казалось, остались позади, так же как холод и снег, и когда шестнадцатого мая они въехали в Шантильи, Бина принялась уговаривать герцога остановиться на несколько дней в Париже, прежде чем продолжать свой путь на юг.

— Мне всегда рассказывали, что это такой веселый город. Пожалуйста… пожалуйста, позвольте мне хоть немного посмотреть Париж, прежде чем мы отправимся дальше, — умоляла Бина.

Герцог не дал ей возможности посетить ни один из замков или соборов, мимо которых они проезжали, заявив, что спешит как можно скорее добраться до Парижа. У Бины было такое чувство, что это объяснилось больше его озабоченностью политической ситуацией, чем стремлением как можно скорее отделаться от нее.

Когда они прибыли в Шантильи, Бина проявила большое желание посмотреть знаменитые сады принца Конде, и герцог не смог ей отказать. Каналы, фонтаны и водопады сильно пострадали во времена революции[19], но сейчас здесь уже вовсю велись реставрационные работы. Там были также огромные, полускрытые в зарослях вольеры, в которых содержались разнообразные экзотические птицы, при виде которых Бина пришла в полный восторг.

В Сен-Дени Бина уговорила герцога показать ей знаменитую сокровищницу аббатства, где хранились реликвии французского королевского дома. Ее разочаровала золотая корона Карла Великого[20], показавшаяся ей недостаточно величественной, зато принадлежавшие ему шахматы из слоновой кости и украшенный бриллиантами меч в полной мере оправдали ее ожидания.

Среди сокровищ аббатства были также гвоздь из креста, на котором был распят Иисус Христос, шкатулка, хранившая прядь волос Пресвятой девы Марии, и один из шипов, бывший, по утверждению монахов, частью тернового венца, надетого на голову Иисуса перед казнью.

— Подумать только, их смогли сохранить в целости в течение стольких веков! — с благоговением в голосе прошептала Бина.

Герцогу не хотелось разочаровывать ее, но по тому, как скривились в усмешке его губы, Бина догадалась, что он не верит, будто все эти реликвии подлинные.

На въезде в Париж им пришлось надолго задержаться, чтобы пройти через все необходимые формальности. Дорогу перекрывал шлагбаум, позади которого были еще и железные ворота, а когда эти препятствия остались позади, офицеры таможни тщательно обыскали весь экипаж, а также багаж Бины и герцога на предмет наличия контрабанды.

Пока продолжался досмотр, целая толпа хорошо одетых молодых людей осадила герцога. На ломаном английском они уговаривали его нанять их в камердинеры и размахивали рекомендательными письмами, полученными от прежних хозяев.

Но герцог одним лишь повелительным жестом отослал их прочь, и они подчинились, правда с явной неохотой.

Офицеры таможни, к своему глубокому разочарованию, не обнаружили ничего запрещенного к ввозу.

— Где мы остановимся? — спросила Бина, когда они наконец тронулись с места.

— Лучшие отели расположены в предместье Сен-Жермен, но я послал вперед одного из сопровождающих нас верховых, чтобы он выяснил, нельзя ли будет снять часть дома, поскольку это гораздо удобнее. Я всегда так делал, когда останавливался в Париже, и не сомневаюсь, что он сможет подыскать для нас что-нибудь подходящее.

И действительно, герцог оказался прав. Комнаты, занимавшие второй и третий этажи большого особняка, когда-то принадлежавшего известному аристократу, поразили Бину своей роскошью.

Ее радовала мысль, что герцог предпочел остановиться в частном доме, а не в отеле. Это могло означать, что он собирается уступить ее просьбам и провести несколько дней, а может быть, и целую неделю в Париже.

Когда они въехали в столицу, Бина сразу же обратила внимание на большое количество танцевальных площадок, расположенных прямо под открытым небом. Отовсюду доносились звуки скрипок, кларнетов и тамбуринов.

— В Париже все помешаны на танцах, мадемуазель, — сказала ей одна из горничных в Шантильи. — День и ночь у них на уме одни только танцы! Это все, о чем они думают!

Горничная, бывшая уже в летах, говорила об этом осуждающим тоном, но Бина нашла, что это просто восхитительно.

Теперь она размышляла над тем, как бы ей уговорить герцога отвести ее потанцевать, но опасалась, что идея посетить танцевальные площадки, где в основном развлекался простой люд, не вызовет у него особого энтузиазма.

Не прошло и часа, как они въехали в свое новое жилище, а у их дверей, к изумлению Бины, уже образовалась целая толпа.

Камердинер, поступивший в распоряжение герцога вместе с квартирой, и горничная, которая должна была прислуживать Бине, не успевали открывать дверь. Портные, парикмахеры, сапожники, модистки, закройщики, ювелиры, продавцы готовой одежды появлялись один за другим.

Бина думала, что герцог выдворит их за дверь, даже не выслушав, но тут он перехватил ее умоляющий взгляд и в первый раз осознал, насколько старомодными были ее платья.

Прежде он даже не замечал, во что она одета, и только теперь задумался над тем, что маленький чемоданчик, который она захватила с собой, когда убежала из отцовского дома, вмещал, должно быть, совсем немного вещей. Он вспомнил, что до сих пор видел на девушке всего два платья — одно она носила днем, другое надевала по вечерам.

И теперь, глядя на разложенные перед ним отрезы шелка, муслина, газа и кружев, он понял, как много они должны значить для женщины — любой женщины, но особенно для Бины.

Он подозвал к себе одну из портних и приказал:

— Мне нужны шесть модных туалетов для мадемуазель. Один должен быть готов уже сегодня к вечеру, другой — завтра утром.

У Бины вырвалось восторженное восклицание.

— Вы это серьезно? — спросила она. Но тут же вспомнила кое о чем и отвела герцога в сторону, чтобы их никто не услышал.

— Я… я не могу тратить слишком много денег! — тихо сказала она. — Я даже не знаю пока, какую сумму смогу выручить от продажи маминых драгоценностей.

— Я намеревался подарить вам эти платья, Бина, — ответил герцог.

— Благодарю вас! Тысячу, миллион раз благодарю! — радостно воскликнула Бина. — Могу я выбрать то, что мне нравится? — Ее глаза заблестели.

— У этих людей наверняка есть с собой эскизы моделей, а может быть даже и несколько готовых платьев, — сказал герцог. — Я не хочу, чтобы вы подумали, будто я подвергаю сомнению ваш вкус, но мне хотелось бы помочь вам в выборе.

— Да, да, конечно, — согласилась Бина.

Она поспешила к себе в спальню в сопровождении целой толпы портных, закройщиц и модисток, которые наперебой рассказывали ей о последних парижских модах.

Бине показалось невероятным, что за день можно сшить платье, но к вечеру оно было доставлено в особняк. Правда, она подозревала, что для нее переделали готовое платье, но, так или иначе, оно сидело на ней как влитое, и впервые в жизни Бина открыла для себя, что у нее прелестная фигура.

Пышные юбки и муслиновые фишю, вроде тех, которые она носила в Шотландии, решительно устарели. Жозефина Бонапарт, жена первого консула, ввела совершенно новый стиль в одежде, тут же вошедший в моду.

Платья, сшитые из почти прозрачного материала, с высокой талией, глубоким декольте и свободно спадающей вниз прямой юбкой, подчеркивали пышность груди и изящную линию бедер. Крохотные рукава-пуфы часто украшали бриллиантами и отделывали кружевами.

Платье Бины из белого газа с вплетенной в него тонкой серебряной нитью сверкало и переливалось при малейшем движении. Лиф был украшен шелковыми лентами, которые завязывались бантом на спине. Серебряные туфельки дополняли туалет. Парикмахерша уложила ее рыжие волосы в греческом стиле, и они крупными локонами спадали ей на спину.

Когда девушка наконец взглянула на себя в зеркало, она с трудом смогла поверить, что видит там Бину Килкарти, а не какую-то очаровательную, обольстительную незнакомку.

Герцог обещал отвезти ее куда-нибудь пообедать, и Бина с волнением пыталась представить, что он скажет, когда увидит ее.

Она немного опасалась, что герцог будет шокирован тем, что платье откровенно подчеркивает все линии ее фигуры, но ничто на свете не заставило бы ее переодеться.

Когда наконец Бина с помощью горничной закончила свой туалет, она надела мамино бриллиантовое колье и застегнула на запястье бриллиантовый браслет.

— Ваша бархатная накидка, мадемуазель, — сказала горничная.

— Я пока не буду ее надевать, — ответила Бина. — Я хочу показать брату свое новое платье. Он сейчас в гостиной?

— Его светлость только что вышел из своей спальни, мадемуазель. Сейчас он наливает себе бокал вина, — приоткрыв дверь и посмотрев в щелку, доложила горничная.

Бина бросила последний взгляд в зеркало.

— Открой дверь, Иветта, — приказала она.

Бина вошла в гостиную и остановилась на пороге, ожидая, когда герцог заметит ее. Когда же он наконец повернулся к ней, у нее вырвалось изумленное восклицание:

— О!

Она с трудом могла поверить своим глазам! Несомненно, это был герцог, но он изменился почти до неузнаваемости! Исчезли мрачная черная куртка, скромный низкий галстук и старомодная прическа. Вместо этого перед ней стоял настоящий денди! Его высокий галстук был тщательно завязан, кончики воротничка торчали выше подбородка. Темно-синий атласный фрак подчеркивал ширину его плеч, панталоны цвета шампанского плотно облегали узкие бедра. Пуговицы на жилете ослепительно сверкали, а из кармашка свисала цепочка от часов.

— Ну и как, вы одобряете? — с легкой улыбкой спросил герцог, так как Бина после того первого восклицания казалось, лишилась дара речи.

— Вы выглядите… умопомрачительно! — провозгласила она. — Я бы никогда не подумала, что вы можете быть таким! Это просто невероятно!

Герцог рассмеялся.

— Я польщен! — заявил он. — А теперь позвольте и мне сказать вам, хотя, может быть, и не столь красноречиво, что вы тоже очень изменились!

— Вы одобряете?

— Решительно! Я всегда знал, что французские портные просто волшебники!

— Безусловно! — согласилась Бина, и в глазах ее запрыгали чертики. — Мы оба выглядим исключительно элегантно и ни в малейшей степени не похожи на тех английских туристов, которых обычно изображают на карикатурах.

— Я не думаю, что нам будет так уж легко скрыть свою национальность! — рассмеялся герцог. — Но вы, вне всякого сомнения, выглядите как модная светская дама!

— А вы сейчас как раз такой, каким я всегда хотела вас видеть! — сказала Бина.

Герцог вопросительно взглянул на нее, но, прежде чем они успели сказать что-либо еще, дверь отворилась, и слуга объявил:

— Виконт Арман д'Энвье! — Вслед за этим в гостиную вошел худощавый, темноволосый француз, и у герцога вырвалось радостное восклицание.

— Арман! — закричал он. — Я так надеялся, что ты сейчас в Париже!

— Я совершенно случайно узнал о твоем приезде, мой дорогой Дрю! — ответил виконт.

Мужчины обменялись рукопожатием, потом виконт перевел взгляд на Бину, и герцог сказал:

— Меня сопровождает сестра. Позволь, я тебя представлю. Бина, это мой очень давний друг — виконт д'Энвье — моя сестра, леди Бина Минстер.

Виконт учтиво поклонился.

— Счастлив познакомиться с вами, мадемуазель! Надеюсь, вы доставите мне удовольствие и позволите показать вам Париж, если это ваш первый визит в наш город?

— Первый, — подтвердила Бина.

— Тогда вы должны оба пообедать со мной сейчас же — сегодня же вечером! — сказал виконт. — Надеюсь, у тебя нет никаких других планов, Дрю, так как теперь, когда я обнаружил, что ты приехал с сестрой, я должен предупредить: нравится тебе это или нет, но я имею твердое намерение отвезти вас на бал, который моя тетя устраивает для одной из своих дочерей. Вы должны оба поехать со мной. Это будет чудесный вечер! Леди Бина будет сверкать, как метеор, среди наших парижских девушек!

— Я не уверен, сможем ли мы сегодня вечером… — начал герцог, но его тут же прервала Бина.

— Пожалуйста… пожалуйста, я так хочу поехать, — умоляющим тоном проговорила она, положив руку ему на плечо.

Не было никакого сомнения, что она страстно мечтает оказаться на этом балу, и герцог сдался.

— Хорошо, Арман, — сказал он. — В любом случае я уверен, что, если я откажусь, ты все равно не обратишь на это внимания. Ты всегда чуть не силой таскал меня с одного бала на другой.

— Сегодня мною движет не только желание развлечь тебя, — сказал виконт. — Я хочу показать твоей сестре, что даже под пятой этого грубого корсиканца Париж все еще остается волшебным городом.

Герцог расхохотался:

— Все еще роялист! По-прежнему сражаешься с режимом и твердо намерен сбросить маленького капрала, а, Арман?

— Наше время придет! — зловеще сказал виконт. — Рано или поздно мы избавимся от этого parvenu[21], который мнит себя не только завоевателем и правителем Франции, но и законодателем мод! — Он произнес это почти с яростью, а потом добавил: — Вы можете мне не поверить, но Бонапарт создает «новых аристократов», раздавая им пышные титулы, от которых нас, истинных обладателей самой голубой крови во Франции, просто тошнит!

— Сегодня вечером я не могу позволить тебе быть серьезным, — сказал герцог. — Может быть, завтра у нас возникнет желание встать на твою сторону и сразиться с Бонапартом, но в настоящий момент я голоден и изнываю от жажды, так же как и Бина. Мы проделали длинный путь, стремясь как можно скорее добраться до Парижа.

— Но теперь, когда вы уже здесь, торопиться больше некуда, — сказал виконт. — Ты прав, Дрю. Давайте забудем обо всем и будем радоваться тому, что мы живы и находимся в самом прекрасном городе на земле!

Бина завернулась в свою накидку, а герцог набросил на плечи плащ с красной шелковой подкладкой. По широкой, просторной лестнице они спустились в холл. Лакей с поклоном открыл перед ними двери. Снаружи их ждал экипаж виконта.

Париж, о чем предстояло узнать Бине, удивлял приезжих не только контрастами, но и несмолкавшим шумом и кипевшей повсюду бурной деятельностью.

Проезжая по улицам, Бина с интересом разглядывала величественные соборы, дворцы и большие особняки, которые, как она догадывалась, до революции принадлежали знатным дворянам. Широкие мосты через Сену и великолепные сады соседствовали с грязными, убогими улочками, где ютилась городская беднота.

Рядом с домами и освещенными витринами магазинов, открытых несмотря на довольно поздний час, лежали горы гнилых яблок и тухлой селедки, валялись кульки, свертки и груды отбросов, которые, казалось, не убирали уже неделями, а возможно, и месяцами.

Но Бина не успела ничего как следует рассмотреть, потому что скоро они остановились возле ресторана под названием «Chez Robert»[22], где, как сообщил им виконт, у него всегда был зарезервирован столик.

— В прошлом мы с тобой частенько заглядывали сюда, — обратился он к герцогу, — поэтому я предлагаю пообедать именно здесь, прежде чем мы отправимся на бал к моей тете. Я уверен, что твоей сестре будет интересно отведать изысканнейшие блюда в Париже, а уж погреб здесь, без сомнения, самый лучший.

Если бы Бина не была так очарована окружавшим ее великолепием, она уделила бы больше внимания тому, что пила и ела. Но ей трудно было оторвать взгляд от элегантных француженок, сверкавших бриллиантами и казавшихся почти нагими в прозрачных платьях из газа и муслина. Мужчины также были одеты с чрезвычайной роскошью и даже некоторой вычурностью, которую в Англии сочли бы недопустимой. Но как бы они ни были элегантны и красивы, Бина пришла к выводу, что герцог затмевает их всех.

То же самое она думала и позже, на балу. Как только они вошли в огромный салон, где гостей встречала хозяйка дома, Бина обнаружила, что здесь присутствуют не только представители старинных дворянских родов Франции, но и «новые аристократы», о которых с таким презрением говорил виконт.

Но женщины, к какому бы классу они ни принадлежали, были очень привлекательны и отличались типично французской живостью и жизнерадостностью.

В бальном зале горели многочисленные свечи в высоких канделябрах, еще одна танцевальная площадка была устроена в саду, где на усыпанных весенними цветами деревьях висели фонарики. Весь парк был освещен крохотными свечами, придававшими окружающему сказочный вид.

Бина не испытывала недостатка в партнерах, но ее очень задевало то, что герцог ни разу не пригласил ее на танец, в то время как ей хотелось танцевать только с ним.

Виконт же, напротив, уделял ей много внимания, и наконец поздним вечером, или скорее ранним утром, она оказалась сидящей рядом с ним в беседке, откуда они могли наблюдать за танцующими парами.

— Расскажите мне о себе, — попросил виконт. Он обладал своеобразным обаянием, и, по мнению Бины, многие женщины нашли бы его просто неотразимым.

Взгляд его темных глаз казался пылким, но, когда он говорил Бине какой-нибудь комплимент, ей казалось, что он делает это машинально и слова слишком легко срываются с его губ, чтобы быть искренними.

— А что бы вы хотели услышать? — спросила она, надеясь втайне, что он не проявит чрезмерного любопытства.

— Ну, прежде всего я горю желанием узнать, каким образом после того, как герцог столько лет был единственным ребенком, у него появилась сестра! — ответил виконт.

Бина замерла. Этого она не ожидала. Она пыталась сообразить, что бы ей на это ответить, а виконт между тем продолжал:

— Вы можете мне полностью довериться. Если это тайная связь, которую он не хотел бы афишировать, я буду просто в восторге!

— Нет! Все… обстоит совсем не так, — быстро ответила Бина.

— Что ж, тогда мне очень жаль, — сказал виконт. — Когда я увидел вас сегодня, я подумал, что Дрю наконец-то осознал свои ошибки и начал наслаждаться жизнью.

— А вы считаете, что в прошлом он не наслаждался жизнью? — с тревогой спросила Бина.

— Нет, с тех пор, как ему исполнилось пятнадцать, — ответил виконт.

— А что же произошло?

— Разве вы не знаете?

— Нет.

— Сначала расскажите мне о себе, — попросил виконт.

— Это… это секрет, — смущенно пробормотала Бина.

— Тем более я должен знать все, — сказал виконт. — Конечно, я мог бы спросить у Дрю, но мне кажется, он почувствует себя неловко, если поймет, что я не поверил в то, что вы его сестра.

— Я… я вовсе не его сестра, — нерешительно произнесла Бина. — Я… его жена!

— Его жена? — Виконт, вне всякого сомнения, был просто ошарашен!

Если бы Бина не была такой наивной, ее обидели бы те подозрения, которые, по всей видимости, он до этого момента питал на ее счет.

Смущаясь, Бина стала рассказывать о том, как они с герцогом оказались женаты согласно шотландским законам. Когда она закончила, виконт захлопал в ладоши от восторга.

— Браво! — воскликнул он. — Это лучшее, что могло с ним случиться! Дрю поклялся, что никогда не женится. Но теперь, когда он не по своей воле попал в эту переделку, ваш брак может оказаться его спасением, а я уверен, что так оно и будет.

— Я ничего не понимаю! Пожалуйста, объясните, что вы имеете в виду? — с мольбой в голосе спросила Бина.

— Он не рассказывал вам о своем детстве и о том, что произошло, когда ему было пятнадцать лет? — удивился виконт.

Бина отрицательно покачала головой.

— Я знаю лишь, что он собирался на всю жизнь остаться холостяком. Он… он ужасно рассердился, когда мы обнаружили, что произошло.

— И теперь, чтобы избавиться от вас, он везет вас к вашей тетушке, — заметил виконт.

— Может быть, я могла бы просто исчезнуть из его жизни, — с тоской проговорила Бина. — Ведь о том, что мы женаты, известно лишь леди Маккерн. Если ей сообщат, что я умерла, как она узнает, правда это или нет?

— А теперь послушайте меня, — сказал виконт. — Дрю — один из самых старых моих друзей. Я знаю его еще со школьной скамьи и очень люблю. Вдвоем с вами мы сможем спасти его от него самого!

— Но как? — спросила Бина.

Виконт с улыбкой посмотрел на нее.

— И вы, женщина, еще спрашиваете меня об этом?!

— Но герцог ненавидит меня! — сказала Бина. — Он был в ярости, когда обнаружил, что мы женаты, и я являюсь воплощением всего, что он так не любит в женщинах! Он сам говорил мне об этом!

— А вы? — спросил виконт. — Вы тоже относитесь к нему с неприязнью?

— Я считаю, что он скучный, напыщенный и, когда захочет, может быть на редкость неприятным, — быстро ответила Бина.

Но тут перед ее мысленным взором предстал герцог, такой, каким она увидела его сегодня вечером: улыбающийся, элегантный, с модно повязанным высоким галстуком. Бина в замешательстве посмотрела на виконта, который внимательно наблюдал за ней.

— Я только сейчас поняла, что ничего не знаю о герцоге, — тихо проговорила она. — Пожалуйста, расскажите мне все, что вам известно о нем!

Глава 5

— Я познакомился с Дрю в Итоне, где мы вместе учились, — начал виконт. Видя, что Бина не спускает с него глаз, он продолжил: — Мой отец хотел, чтобы я получил разностороннее образование, поэтому послал меня в английскую школу и всячески приветствовал, когда я приглашал своих английских друзей в Париж.

— И Дрю приезжал к вам в Париж? — спросила Бина.

— Несколько раз, — ответил виконт. — А я гостил в Уорминстере и других его поместьях в Англии. Мы были очень близки с ним, и сейчас, когда я оглядываюсь на прошлое, мне кажется, что в лице Дрю я нашел не только друга, но и брата, которого у меня никогда не было.

— А он относился к вам так же? — поинтересовалась Бина.

— Мне очень хотелось бы в это верить, — с улыбкой ответил виконт.

— И вы были знакомы с его родителями? — спросила Бина.

— Ну разумеется, — сказал виконт. — Отец Дрю был очень похож на него — такой же обаятельный, учтивый, весьма начитанный.

— А его мать? — Бина чувствовала, что именно в ней крылась разгадка тайны.

— Мать Дрю была одной из самых красивых женщин, которых я встречал в своей жизни! — ответил виконт. — Она обладала не только классически правильными чертами лица, но и природной живостью и темпераментом, так не свойственными англичанкам. — Он сделал паузу, словно подыскивая слова, потом продолжил: — Теперь, по прошествии стольких лет, мне кажется, что еще мальчиком я понимал, насколько она была эмоционально неустойчива и легко подвержена чужому влиянию.

— Что вы хотите этим сказать? — спросила Бина.

— Я пытаюсь объяснить вам, а может быть и себе заодно, почему она сбежала от мужа!

— Сбежала? — вырвалось у Бины.

— С беспутным повесой намного моложе ее, в которого она влюбилась без памяти.

— И Дрю очень переживал? — спросила Бина, не спуская с него глаз.

— Это известие просто сразило его. Мне кажется, поначалу он даже не мог поверить, что мать на самом деле бросила их с отцом. И даже после того, как случилась трагедия, он все еще не хотел смириться с происшедшим.

— Какая трагедия? — спросила Бина.

— Герцогиня Уорминстер и лорд Белдон погибли, когда яхта, на которой они покинули Англию, затонула во время шторма у берегов Бискайского залива.

— Какой ужас! — воскликнула Бина.

— Я думаю, что до тех пор, пока она была жива, отец Дрю надеялся, что жена вернется к нему. Но после ее смерти он резко изменился и стал совсем другим человеком.

— То есть?

— Он стал в точности таким же, каким сейчас вы видите Дрю, — улыбнулся виконт. — Сначала он впал в глубокую депрессию, и я всегда подозревал, что Дрю приходилось очень нелегко в то время, хотя он никогда и словом не упомянул об этом. Возможно, он вынужден был даже следить за тем, чтобы отец не покончил с собой.

— Бедный Дрю! — еле слышно пробормотала Бина.

— После того как герцог наконец примирился с судьбой, он совсем замкнулся в себе и проводил все свободное время за книгами.

— Совсем как Дрю! — вырвалось у Бины.

— Сначала Дрю совсем не был похож на отца. После школы мы с ним вместе учились в Оксфорде, и какое-то время он вел крайне беспорядочный образ жизни.

— Я не могу в это поверить!

— Тем не менее это правда, — заверил ее виконт. — Он много пил, играл в карты и, как и все остальные, волочился за женщинами.

У Бины от изумления перехватило дыхание. Этого она никак не ожидала услышать.

— Но он относился к женщинам не так, как я или остальные его друзья, — добавил виконт.

— Что вы имеете в виду? — спросила Бина.

— Точнее всего будет сказать, что он хотел причинить им боль, — ответил виконт. — Словно всякий раз, заставляя женщину страдать и плакать, он мстил этим своей матери.

— Это неудивительно!

— Отчасти я могу его понять, но не думаю, что ему от этого становилось легче.

— Конечно же, нет.

— В глубине души он очень добрый, великодушный и отзывчивый человек — он всегда был таким, — сказал виконт. — Но в тот период он был бесчувственным, безжалостным, а временами и просто жестоким!

— Должно быть, он невыносимо страдал в разлуке с матерью! — еле слышно прошептала Бина.

— Я думаю, когда она сбежала из дома, Дрю переживал это сильнее, чем любой другой на его месте, — объяснил виконт. — До того как это случилось, они были очень дружной, счастливой семьей.

— Но как она могла так поступить?

— Я и сам часто задавал себе этот вопрос, — ответил виконт. — Мне кажется, она стала чувствовать, что стареет, что молодость покидает ее. Она была похожа на красивую бабочку. Она любила жизнь, она хотела наслаждаться ею и боялась что-нибудь упустить.

— К тому же она была влюблена.

— Как я уже говорил, она была чересчур эмоциональной. Глядя на Дрю сейчас, вам будет трудно в это поверить, но он тоже способен на сильные переживания и глубокие чувства.

Бина отвернулась и посмотрела в сад.

— Я… я и не подозревала об этом.

— Откуда вам было знать? — произнес виконт. — Вы ведь не были знакомы с ним раньше, прежде чем он стал таким, как сейчас. Но в одном я совершенно уверен: то, что в течение стольких лет он живет затворником, подавляя все естественные чувства и стремления, вовсе не означает, что огонь в его душе погас. — Виконт сделал паузу, а потом пророчески произнес: — В один прекрасный день он снова разгорится ярким пламенем! — Бина молчала. Глядя на ее посерьезневшее лицо, освещенное яркими фонарями, виконт сказал: — Я всегда был убежден, что его теперешнее поведение просто игра. Под этой суровостью, чопорностью и невероятной сухостью скрывается настоящий Дрю, тот, с которым я вместе рос и которого так люблю.

— Хотелось бы знать, правда ли это?

— Я в этом уверен, — отозвался виконт. — Поэтому я так рад тому, что вы неожиданно появились в его жизни. Если кто-нибудь и может спасти его, так только вы!

— Но он ненавидит меня! — воскликнула Бина.

— А я очень сомневаюсь в этом, — сказал виконт. — Я подозреваю, что только благодаря вашим уговорам Дрю впервые за последние восемь лет согласился одеться соответственно своему положению в обществе! А что случилось с той мрачной черной одеждой, делавшей его похожим на гробовщика? — со смехом спросил виконт.

Бина не удержалась и тоже рассмеялась.

— Он расстался с ней только сегодня! — объяснила она. — Когда мы въехали в Париж, Дрю своим обликом скорее напоминал пресвитерианского священника!

— Что ж, по крайней мере, эта перемена уже является первым шагом в нужную сторону! — сказал виконт.

— Но вы еще не рассказали мне, каким образом беспутный и безжалостный к женщинам повеса превратился в сурового аскета, которого я повстречала в Шотландии.

— Это произошло уже после того, как мы вернулись из Оксфорда, — ответил виконт. — Мне кажется, только тогда он по-настоящему осознал, какое горе причинила его мать отцу.

— Наверное… это было ужасно для него, — согласилась Бина.

— Как я уже рассказывал вам, — продолжал виконт, — по характеру Дрю очень похож на отца, и мне кажется, старый герцог в отчаянии ухватился за него, потому что больше у него никого не осталось.

— Его можно понять.

— Так или иначе, вместо того чтобы поселиться в Лондоне, как большинство его друзей и сверстников, Дрю остался жить в Уорминстере.

— Вместе со своим отцом.

— Совершенно верно, — сказал виконт. — Дрю стал вести такой же образ жизни, как и его отец, и со временем превратился в его точную копию, что было неизбежно при данных обстоятельствах. Я как-то приехал погостить у них, и меня просто поразило, что они могли сидеть всю ночь до рассвета, обсуждая какие-то аспекты средневековой литературы, или в течение нескольких дней заниматься каким-нибудь несущественным хозяйственным вопросом, который вполне можно было предоставить решать управляющему. — Виконт заколебался, словно подыскивая слова. — У меня было такое ощущение, будто старый герцог намеренно старался заполнить жизнь разными мелочами, чтобы не думать о своих горестях.

— Это единственное, что ему оставалось, — заметила Бина.

— Если старому герцогу было уже нечего терять, то для Дрю такой образ жизни оказался просто губительным! — сказал виконт. — Он стал настолько похожим на отца, что это было уже не смешно. Он превратился в настоящего зануду, и большинство знакомых стали находить его общество просто невыносимым.

— Но у него все же остались какие-то друзья? — почти с мольбой в голосе спросила Бина.

— Я всегда буду ему верным другом, — сказал виконт. — Последние несколько лет я, как француз, не мог приезжать в Англию, но до войны я навещал его в Уорминстере и получал известия о нем от друзей, гостивших у меня в Париже, хотя большей частью они не могли сообщить мне ничего утешительного.

— Мне кажется, что ему не хватает трудностей, необходимости преодолевать препятствия, — сказала Бина. — Ему нужно, чтобы что-нибудь выбило его из привычной колеи.

— А в вашей хорошенькой головке немало здравого смысла, — заметил герцог.

Бина покраснела, а потом рассмеялась.

— Вы мне льстите!

— Я и вправду так думаю, — сказал виконт, — и, как я уже говорил в самом начале, я убежден, что вы единственная, кто может спасти Дрю.

— Сомневаюсь, — покачала головой Бина. — Но тем не менее я очень вам благодарна за то, что вы мне рассказали. До сих пор я никак не могла понять, как он мог стать таким.

Виконт вздохнул.

— Во Франции полагают, что во всех несчастьях всегда виновна женщина. Мы говорим: «Cherchez la femme»[23], и большей частью оказываемся правы! — Он наклонился и взял Бину за руку. — Мы также верим в то, что боль, причиненную одной женщиной, поможет забыть другая! Все в ваших руках, Бина!

— Я сделаю все, что смогу, — ответила Бина. — Но мы с Дрю пробудем вместе очень недолго.

— Думаю, нам с вами следует приложить все усилия, чтобы уговорить Дрю подольше задержаться в Париже, — предложил виконт.

У Бины загорелись глаза.

— Вы считаете, у нас это получится? — спросила она. — Я столько всего хотела посмотреть! Париж — восхитительный, волшебный город, и люди здесь такие веселые и доброжелательные!

— Отрадно слышать это, — улыбнулся виконт. — Многие ваши соотечественники так часто поносят моих на чем свет стоит, что я рад для разнообразия услышать что-нибудь приятное. — Он поднес ее руку к губам. — Нам лучше пойти отыскать Дрю, не то он решит, что я имею виды на вас, — сказал виконт. — А мне не хотелось бы драться на дуэли со своим лучшим другом.

— Я думаю, ему будет безразлично, даже если вы заинтересуетесь мною, — тихо пробормотала Бина. — Мне кажется, он будет рад избавиться от меня.

— Я в этом не уверен! — ответил виконт. — Но вам следует приложить все усилия, чтобы, если вы все же расстанетесь с ним, он скучал по вашему обществу больше, чем это кажется возможным в настоящий момент!

— В настоящий момент меня больше всего волнует, чтобы вы убедили его подольше остаться в Париже, — сказала Бина. — Пожалуйста! Попытайтесь уговорить его!

— Конечно же, я сделаю это, и не только ради вас, но и ради себя. Не могу передать вам, какое это для меня удовольствие — снова видеть Дрю и вспоминать нашу молодость и счастливые годы, проведенные вместе. — Он улыбнулся. — Я не рискнул бы рассказать вам, в какие переделки мы с ним попадали или какие строили планы на будущее. Но в то время никто из нас не предполагал, что между нашими странами начнется война.

— Война! — Бина вздрогнула. — Я подозреваю, что Дрю, когда мы разыщем его, будет как раз говорить о войне.

Они вернулись в дом и обнаружили, что Дрю стоит возле буфета и беседует с несколькими мужчинами. Когда они подошли поближе, Бина услышала, как кто-то упомянул Бонапарта, и поняла, что была права в своих предположениях.

— Я уже начал удивляться, куда это вы оба пропали, — сказал герцог, когда Бина и виконт присоединились к нему, но в его голосе не прозвучало ни малейшего интереса.

— Ну что, вы готовы? Мой экипаж ждет у подъезда, — сказал виконт.

— Да, пожалуй, — ответил герцог. — Я думаю, что мы оба устали. День был очень утомительным.

— Зато каким интересным! — поспешно вставила Бина.

— Завтрашний день будет еще интереснее! — пообещал виконт. — Позвольте, я отвезу вас домой и заеду за вами утром.

— И куда ты планируешь тащить нас завтра, могу я спросить? — поинтересовался герцог.

— Прежде всего смотреть Париж, — ответил виконт. — Твоей сестре нужно обязательно посетить Лувр, сады Тюильри, собор Парижской Богоматери, и, конечно же, ей будет интересно познакомиться с великим человеком — нашим первым консулом!

В голосе виконта, когда он говорил о Бонапарте, появлялись язвительные интонации, и герцог, может быть для того, чтобы подразнить его, сказал:

— Я бы не прочь взглянуть на человека, который, что бы ты там ни говорил, сумел один, без чьей-либо помощи, объединить Францию после революции.

— Но не до конца! — оборвал его виконт.

— Не до конца, — согласился герцог, — но почти. В то время как нам ваш режим кажется военной диктатурой, простой народ Франции видит в Бонапарте своего единственного защитника от духовенства, аристократов и иностранцев!

— Я не дам тебе спровоцировать меня на ссору, Дрю, — заявил виконт. — Ты ничуть не лучше всех тех идиотов, которые, приезжая в Париж, начинают восторгаться этим неотесанным корсиканцем! Я слышал, как они поют ему дифирамбы, и единственное, что могу тебе сказать: поживи-ка во Франции, и увидишь, как ты тогда станешь к нему относиться!

— В настоящий момент меня больше всего беспокоит то, что, с кем бы я ни говорил, все убеждены в неизбежности возобновления войны между нашими странами, — совсем другим тоном произнес герцог.

— Меня это не удивило бы, — заметил виконт.

— Мне только что сказали, — продолжал герцог, — что наш посол, лорд Уитчерч, уже покинул Париж и возвращается в Англию.

— Сомневаюсь, чтобы это было правдой, — задумчиво произнес виконт. — Всю последнюю неделю ходили самые разные слухи — то он уезжает, то остается, то уже уехал, но с полдороги его вернули. — Он рассмеялся. — То, что ты слышал, могло оказаться лишь плодом воображения тех, кто хотел бы, чтобы англичане за нас выиграли все наши битвы.

— Очень надеюсь, что так оно и есть, — сказал герцог. — Но если все-таки то, что я слышал, правда, то нам с Биной следует немедленно возвращаться домой.

— Завтра мы все выясним, — успокаивающе произнес виконт. — У меня есть друзья среди близкого окружения Бонапарта. Сам бы я не хотел оказаться на их месте, но, по крайней мере, они смогут сообщить мне, чего ждать в ближайшем будущем.

— В таком случае давайте не будем зря волноваться и спокойно ляжем спать, — предложил герцог.

Они попрощались с хозяйкой дома, и виконт повел их к своей карете. Это был очень элегантный экипаж, которым правили два кучера и на запятках которого гордо стоял ливрейный лакей.

Они поудобнее расположились на сиденьях, карета тронулась с места, и Дрю с виконтом принялись вспоминать прошлое и те вечеринки, которые они посещали, когда были молодыми.

Внезапно карета остановилась, и Бина обнаружила, что они находятся вовсе не в предместье Сен-Жермен, как она ожидала, а возле ярко освещенного входа в сад с расположенной в центре танцевальной площадкой.

Герцог с удивленным видом выглянул из окна, а виконт сказал:

— Помнишь это место, Дрю? В прошлом мы с тобой часто заглядывали сюда. Тогда это место называлось «Le Jardin Du Roi»[24]. Теперь в соответствии с духом времени название изменили на «Le Jardin de la Liberte»[25], но здесь по-прежнему весело.

— О! Пожалуйста, давайте зайдем ненадолго? — взмолилась Бина.

Виконт с улыбкой посмотрел на герцога.

— Почему бы и нет? Как скажет Дрю.

— Я уверен, что Бине захочется посмотреть на то место, где мы впустую тратили свои молодые годы, — сказал он.

Бина издала восторженный возглас и, едва лишь лакей успел открыть дверцу, выпрыгнула из кареты.

Сад был ярко освещен фонарями, за столиками сидели зрители, потягивая вино и наблюдая за танцующими.

По сравнению с блестящим великосветским балом, который они недавно покинули, первое, что привлекало внимание, — это шум, который производил и оркестр, и посетители. То и дело раздавались громкие взрывы смеха и приветственные восклицания, но это не казалось вульгарным или непристойным. Это было лишь проявлением joi de vivre[26], и Бина с сияющими глазами оглядывалась по сторонам, заразившись всеобщим весельем и чувствуя, как в ней нарастает возбуждение.

На балу гости чинно, с достоинством танцевали медленные вальсы, французские контрдансы и английские гавоты. Здесь же темп вальса был настолько быстрым, что танцующие как вихрь кружились по площадке, да и другие танцы были не менее зажигательными и, по всей видимости, отнимающими немало сил.

Виконт заказал две бутылки вина. По сравнению с теми винами, которые подавались на балу, оно было слабеньким и довольно плохоньким, но Бине казалось, что даже сама атмосфера, царившая вокруг, была достаточно пьянящей.

Какое-то время Бина просто наблюдала за танцующими, но, когда оркестр снова заиграл вальс, она робко коснулась руки герцога:

— Пожалуйста, я хочу потанцевать!

Он с удивлением взглянул на нее, и на мгновение Бине показалось, что он откажется. Но тут вмешался виконт:

— Дрю, в свое время ты был отменным танцором. Или ты уже совсем утратил сноровку?

— Что ж, попробуем это выяснить, — ответил герцог.

Он поднялся и предложил Бине руку. Бина, почему-то ожидавшая, что герцог окажется неуклюжим и неловким, к своему удивлению обнаружила, что он великолепно танцует, намного лучше всех ее партнеров на балу. Он уверенно вел ее, а Бина с легкостью следовала за ним. Они танцевали так, словно делали это уже много раз.

Они кружили по площадке, и Бина весело смеялась, наслаждаясь танцем и чувствуя, что за весь сегодняшний вечер она не испытывала такого удовольствия.

Разговаривать было совершенно невозможно из-за стоявшего вокруг оглушительного шума, но Бина была в восторге оттого, что они двигались так слаженно и, кроме того, были самой красивой и элегантно одетой парой среди танцующих. Когда они вернулись на место, виконт зааплодировал.

— Браво! — воскликнул он. — Прелестницы, в свое время обучавшие тебя, гордились бы тобой сегодня!

— Я думаю, нам пора ехать домой, — сказал герцог.

— А можем мы в другой раз приехать сюда? — умоляюще спросила Бина. — Здесь так замечательно… мне никогда в жизни не было так весело!

— В Париже множество подобных танцевальных площадок, — сказал виконт. — Вам придется попробовать уговорить Дрю, чтобы он показал их вам. Никто лучше его не знает, как весело там можно провести время!

Герцог ничего не ответил. Всю дорогу до дома виконт продолжал поддразнивать его. Когда наконец карета остановилась, он сказал:

— Au revoir[27], миледи, до завтра. Я буду считать минуты до нашей встречи.

— И я тоже! — весело воскликнула Бина. — Спасибо вам за прекрасный вечер.

Усталый лакей закрыл за ними входную дверь, и герцог с Биной стали подниматься по каменной лестнице, по которой, должно быть, в свое время ступали самые знатные вельможи Франции. Наконец они подошли к дверям своей гостиной.

— Это был чудесный вечер! — произнесла Бина. Герцог не отвечал, и, чувствуя себя немного задетой этим молчанием, она сказала: — Я имела такой успех! Несколько совершенно обворожительных французов пытались поцеловать меня!

— И я полагаю, вы позволили им сделать это?

Прозвучавшая в голосе герцога злость поразила Бину. Но тут она внезапно вспомнила, о чем ей рассказывал виконт, и испугалась, что герцог сочтет ее похожей на свою мать. Девушка увидела, что он нахмурился, и с мольбой протянула к нему руки.

— Нет! Нет! — воскликнула она. — Это неправда!

— Вы выдумали все это? — спросил герцог.

— Да, — ответила она, — или, точнее, сильно преувеличила. Просто во время танца один из моих партнеров сказал, что ему хочется поцеловать меня… потому что я похожа на ребенка, впервые попавшего на праздник. — Бина проговорила все это очень быстро, запинаясь от смущения и чувствуя себя неловко оттого, что ей приходится объясняться. Ей показалось, что герцог все еще продолжает хмуриться. — Я просто хотела похвастаться, — добавила Бина. — Пожалуйста, не сердитесь на меня.

— Мне непонятно, зачем вам понадобилось обманывать меня и выдумывать всякие небылицы, — с упреком сказал герцог.

Бина отвернулась.

— Во время бала вы ни разу не пригласили меня танцевать, — тихо произнесла она. — Вы не сказали мне, что я хорошо выгляжу… а мне очень хотелось, чтобы вы так думали.

Последовало молчание, а потом герцог сказал:

— Я и не предполагал, что вас настолько интересует мое мнение. Но если это так, то должен сказать, что, на мой взгляд, вам не было равных!

Бина повернулась и взглянула на него широко раскрытыми глазами.

— Правда? Вы действительно так думаете?

— Я никогда не говорю того, что не думаю, — спокойно ответил герцог.

Он пересек гостиную и подошел к двери, ведущей в его спальню.

— Спокойной ночи, Бина, — ровным голосом произнес он и ушел к себе.

Несколько мгновений Бина стояла неподвижно, глядя ему вслед. И тут внезапно она поняла, что любит его!

* * *

На следующее утро Бина проснулась очень поздно и с трудом разлепила веки, когда горничная принесла ей чашку горячего шоколада.

Она попросила передать герцогу, что не выйдет к завтраку, неторопливо оделась и стала с восхищением разглядывать новое платье, которое, как сообщила ей горничная, было доставлено уже в восемь часов утра.

— Швеи просидели за работой всю ночь, — сообщила ей горничная, — и они обещали, что чуть позже сегодня будет готово еще одно вечернее платье.

— Я уверена, что в Лондоне мне никогда не удалось бы сшить столько туалетов так быстро, — сказала Бина.

— В Париже мы живем очень бедно, — просто ответила горничная. — Получить такого клиента, как его светлость, — настоящая удача, особенно, если учесть, что заказы сейчас на дороге не валяются. К тому же многие не в состоянии расплатиться за уже сделанную работу.

— А его светлость уже рассчитался с портными? — поинтересовалась Бина.

— Да конечно, мадемуазель, — ответила горничная. — Его светлость заплатил за все сразу же, как только платья были доставлены. Поверьте, мадемуазель, в наше время это просто редкость. Многие аристократы годами не платят по счетам, и торговцы часто разоряются из-за их долгов.

— Я всегда терпеть не могла долгов, — сказала Бина. Ей было приятно, что герцог в этом отношении оказался столь же щепетильным, как и во всем остальном.

Накануне она долго не могла заснуть, думая о нем. «Неужели это правда? — спрашивала она себя. — Неужели я и впрямь влюбилась в человека, питающего ко мне откровенную неприязнь и испытывающего в моем обществе лишь раздражение и скуку?»

Бина понимала теперь, что ее влекло к герцогу еще до того, как виконт объяснил ей причины его холодности и замкнутости. У нее сжималось сердце при мысли о том, как он был несчастен и одинок, когда мать бросила его.

Она вспоминала, как сама страдала после смерти матери, как ее отец все больше и больше отдалялся от нее. Радость покинула их дом, как это произошло и в Уорминстере после бегства герцогини.

И в то же время, испытывая горячее сочувствие к герцогу, она отчасти могла понять стремление его матери к перемене, ее жажду любви и приключений.

Не удивительно, думала девушка, что женщине, имевшей почти взрослого сына, вскружили голову ухаживания страстно влюбленного в нее молодого человека, готового даже увезти ее из Англии и возможность провести всю оставшуюся жизнь за границей.

Бина понимала, что мужчине, возможно, было намного труднее, чем женщине, бросить свою страну, лишиться всего, что было так привычно с детских лет. Вся жизнь англичан протекала в занятиях спортом, управлении поместьями и светских развлечениях.

И тем не менее лорд Белдон был готов отказаться от всего этого ради любви к женщине, бывшей намного старше его. А в обмен на это герцогиня принесла в жертву своего сына.

«Как могла она решиться на это?» — думала Бина. Она живо представляла себе, какие мучения должен был пережить в то время Дрю. Известие о бегстве матери сразило его, как сказал виконт, и это было естественно.

Дети не в состоянии понять, что родители так же, как и они сами, могут стать жертвами необузданных страстей. Родители кажутся им непогрешимыми, не подвластными обычным человеческим слабостям. Поэтому Дрю было особенно тяжело осознавать, что его мать оказалась способной забыть свои обязательства перед мужем и сыном ради преступной любовной связи.

По обыкновению, так же, как и при чтении своих любимых романов, Бина сама переживала все испытания, выпавшие на долю героев. Она представляла те мучительные сомнения и колебания, которые должна была пережить герцогиня, прежде чем решилась на этот отчаянный шаг. Она ощущала то же чувство утраты, бывшее сродни физической боли, которое испытывал ее муж, и мучительное отчаяние, охватившее Дрю.

«Я должна помочь ему, должна попытаться сделать его счастливым», — сказала она себе.

И прежде чем погрузиться в сон, она еще раз вспомнила о том, каким элегантным и не похожим на себя выглядел герцог в своей новой модной одежде.

Когда Бина уже оделась, горничная, заканчивая причесывать ее, сказала:

— Простите меня, мадемуазель, но я, пожалуй, пойду сварю кофе. Уже девять часов, и я уверена, что и вы, и герцог не откажетесь выпить по чашечке.

— Да, пожалуй, — согласилась Бина, — тем более что я пропустила завтрак и теперь мне ужасно хочется есть. Принеси также, пожалуйста, одну из этих восхитительных бриошей[28].

— Непременно, мадемуазель, — ответила горничная.

Она вышла из комнаты, а Бина, покончив с прической, принялась, стоя перед зеркалом, разглядывать свой новый туалет. Очень простого, но изысканного покроя платье из тончайшего зеленого муслина, украшенное зелеными бархатными лентами, выглядело необычайно элегантно. Рукава-буфы и оборки, оторачивающие подол, были сделаны из кружева.

Для дневного времени платье было слишком прозрачным, и Бина пыталась представить, что сказал бы ее отец и все их знакомые из Шотландии, если бы они могли видеть ее сейчас. Она была уверена, что они были бы просто шокированы!

Эта мысль заставила Бину улыбнуться, и в этот момент она услышала, как дверь ее спальни отворилась.

— Как вы быстро! — сказала девушка, думая, что это горничная. И к своему изумлению, она обнаружила, что перед ней стоит виконт. — Доброе утро… — начала было она.

— Соберите скорее все драгоценности и деньги, которые у вас есть! — поспешно прервал он ее. — Все остальные вещи оставьте. Вы должны срочно покинуть Париж!

— Покинуть Париж? — переспросила Бина. — Что вы хотите этим сказать?

— Между Англией и Францией объявлена война, — ответил виконт. — Бонапарт приказал арестовать всех англичан, находящихся на территории Франции.

— Этого не может быть! — воскликнула Бина.

— Это правда, и солдаты уже направляются сюда, чтобы отвести вас и Дрю в тюрьму.

Сквозь открытую дверь Бина увидела герцога, выходившего из своей спальни. Она схватила купленную ею накануне шелковую шаль и достала со шкафа сумочку с драгоценностями, куда спрятала ее по приезде.

— Быстрее! Быстрее! — поторапливал виконт. — Они могут появиться здесь с минуты на минуту!

Бина выбежала в гостиную. Герцог стоял посреди комнаты, и, поддавшись безотчетному порыву, девушка бросилась к нему в поисках защиты и схватила его за руку.

— Все в порядке, — произнес он ровным голосом. — Арман нас спасет.

— Я могу лишь надеяться, что мне это удастся, — сказал виконт. — Следуйте за мной!

Он вышел из гостиной, и герцог с Биной поспешили за ним. К ее немалому удивлению, они направились не вниз, а наверх. Миновав четвертый, пятый и шестой этажи они наконец добрались до чердака. Виконт открыл какую-то дверь, и они очутились в маленькой комнате, которой, очевидно, никто давно не пользовался. Она была завалена старыми чемоданами, сломанными стульями и разбитой посудой, на всем лежал толстый слой пыли. Свет проникал сюда сквозь окно в крыше, и Бина смогла разглядеть возле одной из стен приставную лестницу. Виконт с герцогом быстро заперли за собой дверь и схватили лестницу.

— Вначале они обыщут весь дом, — сказал виконт. — Но я успел опередить их всего на несколько минут. Я видел, как они направлялись сюда, когда проезжал мимо в карете.

— Они не должны заподозрить, что ты имеешь какое-либо отношение к нашему исчезновению, — забеспокоился герцог.

— Я вполне способен позаботиться о себе, — заверил его виконт. — Поторапливайся же, Дрю. В прошлом тебе не раз доводилось лазать по парижским крышам, и остается лишь надеяться, что Бина окажется не менее ловкой, чем ты.

Бину очень заинтересовало, зачем это герцогу понадобилось лазать по крышам, но не время было задавать вопросы.

Мужчины помогли ей взобраться по лестнице, и Бина оказалась в глубоком водостоке между высокими серыми остроконечными крышами, поднимающимися с обеих сторон.

Когда все выбрались наружу, виконт втащил лестницу на крышу и закрыл окно.

После этого он повел их за собой. Они медленно передвигались по водостокам, взбирались по узким маленьким лестницам, ведущим на более высокие крыши, а потом снова спускались вниз. Некоторые участки пути были очень опасными, и они не раз рисковали сорваться с крыши вниз на расположенную далеко внизу мостовую.

Бине казалось, что они проделали уже много миль. Юбка ее прелестного нового платья вскоре стала совсем черной от пыли и грязи, так же как и ее руки.

Бине очень мешала сумочка, в которой лежали драгоценности матери, и герцог забрал ее. Он ухитрился засунуть сумочку во внутренний карман своего фрака, который нелепо оттопырился, но в тот момент никто не заботился о своей внешности.

У Бины создалось впечатление, что они пересекли по меньшей мере пол-Парижа. Наконец они очутились возле окна, подобного тому, через которое выбрались на крышу, и спустя несколько минут были уже на чердаке.

Этот дом сильно отличался от того, который они недавно покинули. Он казался совершенно необитаемым. Окна были заколочены досками, на полулежал толстый слой пыли, по углам шныряли крысы. У лестницы, ведущей вниз, были сломаны перила, в некоторых ступеньках зияли огромные дыры.

Они спустились на первый этаж, и Бина решила, что они держат путь на улицу. Но вместо этого виконт повел их через холл.

Позади главной лестницы оказалась другая, которой, должно быть, в свое время пользовались слуги. Она была более узкой и находилась в еще худшем состоянии. Они спустились еще ниже, открыли большую, тяжелую дверь, похожую на те, которые ведут в погреб, и очутились в огромной пещере. К своему изумлению, Бина обнаружила, что она была заполнена людьми!

Здесь преобладали мужчины, и это были отнюдь не представители парижского «дна», как можно было ожидать. Все присутствующие были элегантно одеты и, по всей видимости, принадлежали к высшему сословию.

Было видно, что они вовсе не сидели сложа руки. Каждый был занят каким-нибудь делом. Женщины разбирали одежду, мужчины изучали какие-то чертежи, похожие на карты.

В дальнем углу пещеры за столом сидел пожилой седой господин, отличавшийся изысканной, аристократической внешностью. Виконт подвел герцога и Бину к нему.

— Монсеньор, позвольте мне представить вам его светлость герцога Уорминстера и его сестру, леди Бину Минстер, — произнес виконт. Господин поднялся и протянул руку.

— Я — герцог де Сен-Круа, — объявил он. — Счастлив, что Арману удалось своевременно спасти вас.

— Прошу простить меня, если я кажусь несколько огорошенным всем происходящим, — сказал герцог.

— Арман, полагаю, уже сообщил вам, что корсиканец приказал арестовать вас? — спросил герцог де Сен-Круа.

— Но почему? — удивился герцог. — Весьма необычно, чтобы после объявления войны власти немедленно начинали преследовать гражданских лиц.

— А чего еще можно было ожидать от этого необузданного варвара? — презрительно ответил герцог де Сен-Круа.

— Бонапарта привело в ярость известие о том, что два французских брига были захвачены англичанами, — объяснил виконт. — Как только он узнал об этом, он запретил англичанам въезд во Францию и объявил, что с теми, кто уже находится здесь, будут обращаться как с военнопленными.

— В это просто трудно поверить! — воскликнул герцог.

— Я вполне разделяю ваши чувства, — сказал герцог де Сен-Круа. — Но, когда дело касается Бонапарта, мы уже ничему не удивляемся.

Виконт улыбнулся:

— Как он возгордился бы, если бы ему удалось взять в плен герцога Уорминстера! Бог знает, сколько может продлиться эта война!

— Она будет длиться до тех пор, пока англичане не разобьют Наполеона, — сказал герцог де Сен-Круа. — А теперь, ваша светлость, нам предстоит решить, каким образом вам лучше всего покинуть Париж.

— Вы уже послали кого-нибудь на биржу труда? — спросим виконт.

— Один из наших самых толковых людей отправился туда больше часа назад, — ответил герцог де Сен-Круа, — и скоро должен вернуться. — Он обернулся к герцогу Уорминстеру: — Насколько хорошо вы знаете французский?

— Очень хорошо — для англичанина, — ответил за него виконт. — Но недостаточно хорошо, чтобы сойти за француза!

— В таком случае вы станете у нас уроженцем одной из северных провинций. А мадемуазель?

— О, мадемуазель говорит по-французски просто превосходно! — сказал виконт, прежде чем Бина успела открыть рот.

Она чуть было не сказала, что ее мать была наполовину француженкой, но вовремя спохватилась, вспомнив, что ее считают сестрой герцога.

Словно почувствовав, что она чуть было не выдала себя, герцог с улыбкой посмотрел на Бину, и она улыбнулась ему в ответ. У нее было такое ощущение, что он отчасти испытывал приятное возбуждение, попав в такую опасную ситуацию, в то время как сама она была очень встревожена.

Она слышала немало рассказов о жестокости французов, об их безжалостности и бессердечном отношении к страданиям простых людей, которые они неоднократно демонстрировали на территории завоеванных ими стран.

Бина была уверена, что, если бы их с герцогом арестовали, то непременно разлучили бы, и девушку охватывал страх при одной только мысли, что ее держали бы взаперти в полном одиночестве. Это было бы ужасно!

Она снова взяла герцога за руку и, почувствовав ободряющее пожатие его пальцев, немного успокоилась.

— Я считаю, что лучше всего было бы для вас… — начал было герцог де Сен-Круа, но в этот момент дверь в дальнем конце пещеры отворилась, и взгляды всех присутствующих обратились в ту сторону.

В дверях стоял худощавый мужчина средних лет, похожий, как показалось Бине, на старшего клерка или доверенного секретаря какого-нибудь высокопоставленного лица.

Он был одет во все черное, и в его внешности и манерах было нечто, убедившее Бину, что если он возьмется за какое-нибудь дело, то успешно выполнит его, обнаружив при этом немалый ум, предусмотрительность и внимание к деталям.

Он направился к столу, за которым сидел герцог Сен-Круа, поспешно спросивший:

— Есть какие-нибудь новости, Мирмон?

— Да, господин герцог, — ответил тот. — Маркиз Лорн выехал в Швейцарию под видом горничной жены швейцарского банкира. Я уверен, что при пересечении границы у него не возникнет никаких трудностей.

— Прекрасно! — сказал герцог де Сен-Круа. — А есть ли вакансии на бирже труда?

— Да, господин герцог, и одна из них особенно подойдет леди и джентльмену, которых вы имеете в виду.

— Какая именно? — спросил герцог.

— Генерал Дельма был назначен на должность начальника гарнизона в Гавре. Он намерен выехать из Парижа завтра утром.

Бине казалось, что, все затаив дыхание, прислушиваются к этому спокойному голосу.

— Да?

— Он и мадам Дельма не могут взять с собой собственных камердинера и femme de chambre[29], поскольку у тех имеется несколько детей. Поэтому генерал потребовал, чтобы ему немедленно подыскали подходящую замену.

— Великолепно! — воскликнул герцог де Сен-Круа. — Арман, попросите графа подготовить необходимые бумаги. Герцог будет выдавать себя за освобожденного по инвалидности от воинской службы уроженца Нормандии, что объяснит его английский акцент. Мадемуазель пусть будет родом из Лиона или из какого-нибудь другого города, расположенного не слишком далеко от Парижа.

Виконт направился в другой конец пещеры, где за другим столом сидел джентльмен, в чьи обязанности, по всей видимости, входила подготовка документов.

— Прошу прощения, монсеньор, — сказал Мирмон.

— Да, что такое? — спросил герцог де Сен-Круа.

— Генерал поставил непременным условием, чтобы камердинер и горничная были супружеской парой. Будет лучше, если мадам и мосье будут выдавать себя за мужа и жену.

— Да, да, конечно, — согласился герцог де Сен-Круа. — Я полагаю, это не вызовет затруднений?

— Ни малейших, — ответил герцог Уорминстер.

Бина дотронулась рукой до его плеча.

— Среди маминых драгоценностей есть ее обручальное кольцо, — тихо сказала она ему.

Он посмотрел на нее, и Бина увидела слабую улыбку на его лице. Она поняла, что оба они подумали об одном и том же.

Им не суждено было избавиться друг от друга. Судьба ли, обстоятельства ли — называйте это как хотите — упорно сводили их вместе в роли мужа и жены.

Герцог достал из кармана сумочку и вложил ей в руку, и пальцы их соприкоснулись. Это произошло совершенно случайно, но Бина внезапно почувствовала, что ее охватил трепет. Это было совершенно новое, неведомое ей доселе ощущение. Ей показалось, будто ее опалило огнем.

«Я люблю его! — подумала она. — Что бы ни случилось с нами, пока мы вместе, все остальное не имеет значения!»

Глава 6

Устроившись на высоких козлах, Бина с интересом обнаружила, что отсюда можно увидеть намного больше, чем изнутри кареты.

К восьми часам утра, когда они наконец отъехали от дома генерала, девушка уже совсем сбилась с ног. Ей казалось, что они целую вечность застегивали и выносили вниз всевозможные чемоданы и дорожные сундуки. Разные мелочи, которые забыли вовремя упаковать, были поспешно сложены в корзинки и сумки, и их кое-как распихали по углам кареты.

Карета и в самом деле выглядела весьма внушительно и, по-видимому, легко могла развивать большую скорость, что было основным требованием, которое выдвигал генерал.

С первого же момента, как только герцог и Бина увидели генерала, они поняли, что перед ними настоящий самодур, привыкший к тому, чтобы все его приказы выполнялись незамедлительно и беспрекословно.

Когда накануне герцог и Бина, вооружившись подготовленными роялистами документами, вышли из пещеры на узкую грязную улочку, они направились пешком в более респектабельный район Парижа, где им предстояло получить работу.

Если бы Бина не была так озабочена мыслями о том, что будет, если их обман раскроется, она от души повеселилась бы над своим теперешним внешним видом.

В пещере, спрятавшись за ширмой, она сняла свое платье, после чего дамы помогли ей одеться так, как подобает горничной.

Они настояли на том, чтобы каждая деталь туалета в точности соответствовала ее теперешнему положению. Плотно прилегающее черное платье из саржи выглядело бы уродливо на любой другой женщине, не так безукоризненно сложенной, как Бина. Белый воротничок и маленький шелковый фартучек несколько оживляли этот мрачный наряд. Темная соломенная шляпка скрывала волосы девушки.

С волосами им пришлось немало повозиться.

— Рыжий цвет слишком привлекает внимание, — объявила одна из дам, которую остальные называли «графиня», и в ее голосе прозвучала нотка зависти.

— Вы правы, — согласилась другая. — Ни одна здравомыслящий женщина не наймет вас, если в доме есть мужчины.

Все рассмеялись, а Бина с тревогой спросила:

— Я полагаю, волосы можно покрасить?

— Для этого у нас нет времени, — сказала графиня. — Кроме того, крашеные волосы выглядят слишком неестественно.

В конце концов, после долгих споров они гладко зачесали волосы и уложили их в пучок на затылке. После этого они припудрили их каким-то темным порошком, который несколько приглушил их живой, яркий блеск, что придало Бине более степенный вид.

— У нее слишком белая кожа для француженки! — недовольно сказала графиня, и снова Бине послышалась в ее голосе зависть.

— Жозефина Бонапарт тоже очень белокожая, — возразили остальные. — Англичане не единственные, кто может похвастаться таким цветом лица!

После этого было решено сосредоточиться на туалете Бины в надежде, что жена генерала в спешке не станет слишком пристально разглядывать ее.

На девушку надели сорочку из толстого грубого коленкора и черные шерстяные чулки. С некоторым трудом удалось отыскать подходящую пару туфель, достаточно маленьких и в то же время удобных и практичных.

Остальную одежду сложили в плетеную корзинку, одну из тех, которые, как заверили Бину, можно было купить за франк в любом дешевом магазинчике Парижа. Там было рабочее хлопковое платье, белый домашний чепец, который, по крайней мере, скрывал ее волосы, и жестко накрахмаленный белый фартук.

— Не забывайте, что хозяйка обязана снабдить вас форменной одеждой, — сказала графиня, — поэтому мадам Дельма не удивится, что у вас так мало вещей.

И наконец, одна из дам протянула Бине дорожный плащ, который, по всей видимости, знавал лучшие времена.

— Он принадлежал моей горничной, — с улыбкой сказала она, — а вот и ее перчатки.

— Ее не удивило, что они вам понадобились? — спросила другая дама.

— Я сказала ей, что это для бедных. Монахини постоянно собирают для бедных старую одежду. Разумеется, Я предложила ей взамен кое-что из своих вещей, которые, по-видимому, ей нравятся гораздо больше.

Дамы рассмеялись. Закончив переодеваться и в последний раз с грустью взглянув на новое зеленое муслиновое платье, которое ей довелось надеть всего один лишь раз, Бина вышла из-за ширмы.

Она немного стеснялась показаться на глаза герцогу, переживая, что он скажет по поводу ее внешнего вида. Но когда она увидела его, то поняла, что критики с его стороны не следует опасаться.

Герцога было трудно узнать. Он был одет в обычный костюм французского слуги: плотно обтягивающие черные брюки до колен и доверху застегнутую куртку. Но больше всего поразила Бину повязка, полностью скрывавшая один глаз герцога.

Бина в изумлении уставилась на него, и герцог сказал с улыбкой:

— Арман считает, что это очень удачная маскировка. По его мнению, никто нарочно не станет лишать себя зрения. — Герцог рассмеялся. — Кроме того, рана, полученная мною, когда опрокинулась карета, сейчас очень пригодилась.

За последние несколько дней его рана почти затянулась, но Бина заметила, что сейчас шрам выглядит намного хуже, чем в действительности. Синяк почти совсем исчез, но следы от швов, наложенных доктором в шести местах, еще остались, и сама рана казалась воспаленной и сразу же бросалась в глаза. Несомненно, каждый сразу же решил бы, что она получена на войне.

— Помните, что вас уволили из армии еще и из-за пулевой раны в ноге, — сказал граф, протягивая документы герцогу. — Не забывайте немного прихрамывать и не ходить слишком быстро.

— Постараюсь, — ответил герцог. Он взял документы и спрятал их во внутренний карман куртки.

— Вас теперь зовут Жак и Мари Буше, — продолжал граф.

— Вы забыли об одной детали, — вмешался герцог де Сен-Круа, — и притом весьма существенной.

— Какой именно? — поинтересовался герцог.

— Ваши руки, — ответил герцог де Сен-Круа. — Многие аристократы были схвачены во время революции лишь потому, что забывали про свои руки.

— Ну конечно же! Я должна была подумать об этом! — воскликнула одна из дам.

Достав маникюрные ножницы, она взяла герцога за руку и очень коротко обрезала ему ногти.

— А теперь поскребите ногтями землю, — сказал герцог де Сен-Круа. — Это весьма эффективный способ придать рукам загрубелый вид, словно время от времени вам приходилось выполнять кое-какую работу.

Все рассмеялись, но Бина понимала, что то, о чем они говорили, — весьма серьезно. Виконт взглянул на часы.

— Если вы готовы, — сказал он, — то вам, я полагаю, уже пора отправляться к генералу. Будет непростительной оплошностью позволить кому-то другому занять это место раньше вас.

— Да конечно, — ответил герцог. Он протянул руку герцогу де Сен-Круа. — Я хочу поблагодарить вашу светлость за помощь и доброту.

— Не стоит благодарить меня, — отозвался герцог де Сен-Круа. — Но если, благополучно достигнув Англии, вы сможете впоследствии оказать нам какую-либо помощь в нашей борьбе, мы будем более чем признательны.

— Вы сами знаете — я сделаю все, что в моих силах, — ответил герцог.

Герцог де Сен-Круа повернулся к графу:

— Вы назвали его светлости имена роялистских агентов на тот случай, если его опознают прежде, чем они доберутся до Гавра?

— Да, — ответил граф.

— Уверен, вы понимаете, что к ним можно обратиться лишь в самом крайнем случае, — сказал герцог де Сен-Круа. — Каждый контакт с кем-либо вроде вас подвергает их большой опасности.

— Я это прекрасно осознаю, — ответил герцог.

— И еще, — продолжал герцог де Сен-Круа, — ваш единственный шанс добраться до Англии — связаться с контрабандистами, которые теперь, после объявления войны, будут каждую ночь пересекать Ла-Манш. — Он улыбнулся. — Бонапарт, конечно, как и прежде, будет поощрять их, поскольку они привозят ему золото. Но им, безусловно, не позволят брать пассажиров на обратном пути.

— Я это понимаю, — сказал герцог.

— Поэтому я подозреваю, — сказал герцог де Сен-Круа, — что вдоль береговой линии будет выставлена охрана. Может быть, именно для этого в Гавр — Кале и Булонь послали дополнительные войска. — Он сделал паузу, а потом добавил: — Конечно, не исключено, что Бонапарт решил немедленно привести в исполнение свой план вторжения в Англию.

— Ему это никогда не удастся! — горячо возразил герцог.

— Мы тоже так думаем, — согласился герцог де Сен-Круа. — Но тем не менее он может предпринять эту попытку.

— Собирается он это сделать или нет, — вмешался виконт, — но все равно берег будет усиленно охраняться. Поэтому прими все меры предосторожности, когда станешь приближаться к укромным бухточкам, куда обычно причаливают лодки контрабандистов.

— Непременно, — ответил герцог. — И спасибо тебе, Арман. Быть может, придет время, когда я смогу отблагодарить тебя.

— Быть может, придет время, — сказал виконт, — и вы с леди Биной сможете подольше погостить в Париже, к моей великой радости.

— Мне так хотелось еще раз посетить ту танцевальную площадку, — печально проговорила Бина, — и я ни разу не была в Лувре.

Виконт поднес к губам ее руку, а когда герцог отвернулся, чтобы попрощаться с герцогом де Сен-Круа, прошептал очень тихо, так, чтобы его могла слышать одна только Бина:

— Вам представилась замечательная возможность помочь Дрю, вы понимаете это?

— Вы же знаете, что я изо всех сил постараюсь сделать его счастливым, — ответила Бина, и виконт снова поцеловал ее руку.

У него не было времени сказать что-либо еще. Бину и герцога проводили до дверей, предоставив им самим подниматься по грязным, полуразрушенным ступенькам, ведущим на улицу.

Они шли очень быстро, почти не разговаривая между собой.

— В дальнейшем мы должны разговаривать между собой только по-французски, — тихо произнес герцог. — И не только потому, что говорить по-английски опасно, но и для того, чтобы улучшить мое произношение.

— Попытайтесь вставлять побольше простонародных выражений, — посоветовала ему Бина.

По дороге она научила его некоторым жаргонным словечкам и фразам, которые слуга в его положении должен был непременно знать.

Генерал оказался моложе, чем предполагала Бина, но потом она вспомнила, что Бонапарт любил продвигать по службе молодежь.

У генерала был длинный нос и цепкий, проницательный взгляд.

— В каком полку вы служили? Где вас ранили? — спрашивал он герцога, выстреливая вопросы один за другим.

К счастью, герцога подробно ознакомили с его послужным списком. Он пытался отвечать с подобострастием, нечетко произнося окончания и глотая гласные звуки, что почти полностью скрывало его английский акцент.

— Насколько я понял, вы родом из Нормандии, — сказал генерал, тщательно ознакомившись с его документами. — Ваша семья все еще живет там?

— Да, мой генерал, — ответил герцог. — Это одна из причин, по которой мы с женой хотели бы отправиться вместе с вами в Гавр.

— Я рассчитываю, что вы будете добросовестно выполнять свои обязанности, — резко сказал генерал. — Вы достаточно здоровы, чтобы поступить на службу?

— Доктора уверяют, что да, мой генерал.

Генерал повернулся к Бине.

— Вы были в услужении раньше, Мари? — спросил он.

Бина, которой также дали рекомендательное письмо, объяснила, что в течение двух лет служила в горничных у одной знатной дамы, которая, к несчастью, вынуждена была покинуть Париж и поселиться в деревне.

— У нее в доме не нашлось должности для моего мужа, мосье, поэтому я осталась в Париже в надежде, что мы подыщем себе место, где нам не пришлось бы разлучаться.

— Да, да, я понимаю, — сказал генерал. — Что ж, мадам Дельма разъяснит вам ваши обязанности, и если вы готовы прямо сейчас приступить к работе, то помогите слугам укладывать вещи, а заодно узнайте у них, какие у нас в доме порядки.

— Так вы берете нас на службу, мой генерал? — спросил герцог.

— Да, — коротко ответил тот. — Но если вы меня не будете устраивать, то по приезде в Гавр я рассчитаю вас обоих.

— Надеюсь, что мы вас не разочаруем, — смиренно проговорил герцог.

Дел оказалось очень много. Бина была весьма озабочена тем, где и к разместят на ночь, но ей позволили лишь часок прикорнуть на диванчике, прежде чем разбудили и приказали заканчивать паковать вещи и помочь мадам одеться дорогу.

Жена генерала оказалась не слишком привлекательной особой, несколькими годами старше своего мужа. Бина быстро выяснила, что она напускала на себя важность из-за того, что была более высокого происхождения, чем генерал, и ее родные расценивали ее брак с человеком, для которого военная карьера была единственно возможной, как мезальянс.

— Она очень богата! — прошептала на ухо Бине одна из служанок.

Бина подозревала, что именно поэтому генерал и женился на ней. Несмотря на его резкий тон и манеру обращаться с окружающими так, словно все они были солдатами, находившимися в его подчинении, Бина полагала, что из них двоих он был более покладистым. Но в целом девушку мало интересовал характер ее хозяев.

Единственное, чего она хотела, — это как можно скорее выбраться из Парижа, поскольку была уверена, что солдаты Наполеона, обнаружив, что квартира пуста, кинутся разыскивать их.

Карета, запряженная четверкой, медленно тронулась с места и вскоре влилась в поток кабриолетов, фаэтонов и почтовых карет, которые с поразительной скоростью проносились по неровным булыжным парижским мостовым.

Вчера, сидя внутри кареты, Бина не замечала ни оглушительного шума, царившего на улицах, ни того, как кареты, проезжая по сточным канавам, расположенным в самом центре мостовых, поднимали фонтаны брызг.

Она только сейчас обратила внимание на то, что из-за отсутствия тротуаров, таких, как в Лондоне, люди, вынужденные ходить пешком, постоянно подвергались опасности.

Бедные пешеходы, спешащие на работу или отправляющиеся по магазинам, разбегались от кабриолетов и фаэтонов, напоминая Бине стадо перепуганных овец.

За тот короткий путь, который они проделали от дома генерала до заставы, Бина увидела несколько аварий, а глядя на то, как из-под колес взлетали брызги жидкой грязи, попадая женщинам на чистые юбки и мужчинам на чулки, девушка порадовалась, что ей не пришлось идти пешком.

Как только они выехали за город, карета развила скорость, по мнению Бины, ничем не уступавшую скорости дилижансов. Кучер подтвердил это, сообщив герцогу, что генерал хочет к вечеру добраться до Вернона, отстоявшего от Парижа на расстояние восьмидесяти миль.

— Неужели мы успеем проделать такой путь до темноты? — удивился герцог.

— Безусловно, — ответил кучер. — Мы будем менять лошадей каждые двенадцать — пятнадцать миль, и вперед уже посланы солдаты, которые будут отбирать лучших лошадей для генерала.

Разговаривать в дороге было довольно сложно, и Бина сосредоточилась на том, чтобы удержаться на козлах и не свалиться на землю во время крутых поворотов или внезапных остановок.

Герцог, почувствовав это, обнял ее за талию и ближе придвинул к себе.

— Мне следовало бы посадить вас посередине, — тихо сказал он. — Там вам было бы безопаснее, но я решил, что вы будете испытывать неудобство, оказавшись зажатой между мной и кучером.

Она поняла, что он догадался, как неприятно ей было бы сидеть рядом с кучером, от которого разило потом и чесноком, но который тем не менее мастерски управлял лошадьми.

— Со мной все в порядке, — ответила она.

Сильная рука герцога сжимала девушку за талию, и от его близости Бина испытывала необъяснимое волнение.

Тем не менее, когда они добрались до первой же почтовой станции, герцог настоял, чтобы они поменялись местами. Мадам Дельма, не пожелавшая выйти из кареты, потребовала кофе, а генерал приказал принести ему бокал вина. Герцогу пришлось спуститься с высоких козел и отправиться в гостиницу. Он едва успел отнести назад фарфоровую чашку из-под кофе и пустой бокал, как кучер занес кнут над лошадьми.

— Эй, не так быстро, приятель! — закричал герцог. — Не забывай, что у меня в ноге сидит пуля, поэтому я не могу бегать.

— Извини, товарищ, — ответил кучер, — но генерал очень спешит, ему не терпится схватиться с англичанами. Если я не заставлю этих кляч двигаться поживее, он оторвет мне голову!

— Он такой строгий? — спросил герцог.

— Те, кто служил под его началом, говорят, что это сущий дьявол.

Бина испуганно вздрогнула. Герцог, решив, что она замерзла, получше укутал ее в дорожный плащ.

— Я попытаюсь раздобыть для вас плед, — сказал он, и в его голосе прозвучала забота, вселившая в девушку надежду, что, может быть, она ему не совсем уж безразлична.

— Мне не холодно, — ответила она.

— По крайней мере, нужно радоваться хотя бы тому, что нет дождя, — улыбнулся герцог.

День, казалось, тянулся бесконечно. В полдень они сделали остановку, чтобы перекусить на скорую руку. Герцогу и Бине полагалось есть на кухне. Девушка, во всяком случае, нашла это весьма занимательным.

Стены кухни украшали связки лука, повсюду стояли медные кастрюли и сковороды, к потолку были подвешены копченые окорока. Все это выглядело бы весьма живописно, если бы не чудовищно грязный пол и царивший повсюду беспорядок, которые привели бы в ужас английского повара. Однако те блюда, которые подавали Бине и герцогу, оказались, как это ни странно, довольно вкусными.

В течение всего пути, стоило им остановиться на постоялом дворе или в деревне, как карету тут же обступали нищие, просившие милостыню. Повсюду встречались солдаты, потерявшие в боях руку или ногу и одетые почти в лохмотья.

— Неужели после того, как их увольняют из армии, о них больше никто не заботится? — спросила Бина у герцога.

— А вы знаете хоть одну страну, где заботятся о тех, кто проливал кровь за свое отечество, но оказался больше не в состоянии приносить пользу? — ответил герцог почти со злостью.

К вечеру Бина так устала, что начала клевать носом. Герцог притянул ее к себе, и она уснула, положив голову ему на плечо.

Накануне ночью она почти не спала, а после того как ей пришлось укладывать чемоданы, бегать вверх-вниз по лестницам и исполнять бесчисленные поручения мадам Дельма, девушка с непривычки испытывала смертельную усталость.

Сквозь сон Бина чувствовала, что карета все еще движется, она слышала щелканье кнута и стук колес, но все эти звуки, казалось, доносились откуда-то издалека. Она вздрогнула, когда услышала голос герцога:

— Вот мы и приехали.

Открыв глаза, Бина обнаружила, что они въезжают во двор большой, довольно внушительно выглядевшей гостиницы.

— Это уже Вернон? — спросила она.

— Мы проделали восемьдесят одну милю за семь часов, — с гордостью сказал кучер.

В любое другое время Бина была бы рада возможности поесть и отдохнуть после долгой дороги. Но сейчас она должна была незамедлительно приступить к выполнению своих обязанностей.

Мадам Дельма проводили в лучшую спальню, после чего ей понадобились кое-какие чемоданы, которые оказались в самом низу ту огромной пирамиды, сложенной на крыше кареты.

После этого потребовалось принести ей горячую воду, помочь переодеться в другое платье, заново причесать, и все то время, пока Бина занималась этим, мадам Дельма не переставала жаловаться на то, что они ехали слишком быстро и что генерал совсем не заботится о ее удобствах.

— Почему я должна похоронить себя в таком захолустье, как Гавр, — без конца спрашивала она, — когда я могла бы остаться в Париже?

— Я уверена, мадам, что генералу поручено дело исключительной важности, — осторожно ответила на это Бина.

— Ну разумеется! — резко оборвала ее мадам Дельма. — Но я-то ведь не солдат. Должна сказать, от жен военных требуют слишком многого! — После некоторой паузы она спросила: — Я надеюсь, ваш муж в состоянии как следует выполнять свои обязанности? Мы не можем позволить себе возиться с инвалидом.

— Ну что вы, мадам, — ответила Бина. — Мой муж отлично справится со всем.

— Хочется верить! — недовольно фыркнула ее хозяйка.

Наконец мадам Дельма была готова спуститься вниз к ужину, но, прежде чем уйти, она надавала Бине целую гору поручений. Она потребовала сменить подушки, принести дополнительные одеяла и положить в постель грелку по меньшей мере за час до того, как она ляжет спать.

Стараясь ничего не забыть, Бина тут же отправилась разыскивать хозяина гостиницы или его жену. С момента приезда она почти не видела их и только теперь поняла, что было этому причиной. Гостиница была битком набита солдатами.

Она слышала, как они громко разговаривали и смеялись в общем зале, оттуда также доносились и женские голоса.

Она нашла жену хозяина гостиницы на кухне, где та готовила ужин.

— Дополнительные одеяла? Другие подушки? — воскликнула женщина. — Но у нас их нет! Гостиница переполнена, все комнаты заняты. Вам или придется снять их со своей кровати, или ваша хозяйка вынуждена будет обойтись без них!

Бина решила, что из-за прихоти мадам Дельма она не собирается мерзнуть. Поэтому она разыскала герцога и попросила его принести из кареты одну из толстых меховых полостей.

— Вы что-нибудь ели? — спросил герцог после того, как принес в комнату мадам Дельма меховую полость и помог Вине расстелить ее на постели.

— Да мне и вздохнуть было некогда! — ответила Бина. — Но теперь, когда вы упомянули об этом, я почувствовала, что очень голодна!

— Пойдемте, — сказал герцог. — Вам следует поесть, прежде чем вы продолжите свою работу.

— Генерал не доставил вам излишних хлопот? — спросила Бина.

— Он был немного нетерпелив, — с улыбкой сказал герцог. — В дальнейшем я буду больше ценить расторопность своего камердинера. Я никогда и не подозревал, как тяжело снимать армейские сапоги. Особенно если пытаешься снять сапоги с человека, который при этом все время норовит дать тебе пинка!

Бина не смогла удержаться от смеха. Они спустились на кухню и вынуждены были сами накладывать себе еду в тарелки, пока жена хозяина гостиницы не переставая ворчала на них, а сам хозяин, бегавший взад-вперед с подносами и бутылками, всякий раз грубо толкал их.


Взяв тарелки, они с относительным удобством расположились на дубовой скамье в коридоре.

— Это действительно настоящее приключение! — сказала Бина.

— Я рад, что вы так смотрите на все происходящее, — отозвался герцог. — С тех пор как мы покинули Париж, я не переставал благодарить небо за то, что оно вовремя послало нам Армана!

Бина невольно вздрогнула.

— Я тоже думала о том, как было бы ужасно оказаться во французской тюрьме, — тихо ответила она, — особенно если бы они не позволили мне остаться вместе с вами.

— Может быть, они и не стали бы разлучать нас, если бы я смог убедить их, что мы женаты, но в этом случае пришлось бы долго объяснять, почему я представил вас в парижском обществе как свою сестру.

— Моя няня всегда говорила: «Одна ложь влечет за собой другую», — сказала Бина.

— Я уверен, что это так и есть, — согласился герцог. — И в то же время я молю Бога, чтобы наш обман не был раскрыт.

— Как долго нам придется оставаться с ними? — спросила Бина.

— Пока мы не доберемся до Эльбефа, где, насколько мне известно, генерал планирует провести завтрашнюю ночь, — ответил герцог. — Этот городок расположен недалеко от моря, приблизительно в тридцати пяти милях от Гавра. Нам предстоит лишь решить, где лучше попытаться добраться до побережья: в Гавре, с его многочисленным гарнизоном, или в Эльбефе, после того как наши хозяева благополучно улягутся спать.

— По-моему, лучше всего будет подождать и посмотреть, как станут развиваться события, — сказала Бина.

— Странно, но я и сам пришел к такому же решению, — улыбнулся герцог.

Мимо прошел хозяин гостиницы, и Бина окликнула его:

— Мосье, генерал и мадам уже закончили ужинать?

— Да, — ответил тот, — и мадам поговаривает о том, что пора отправляться спать.

— В таком случае я должна идти к ней, — поспешно сказала Бина.

— Я подожду вас на лестнице, — сказал герцог. — Я уже принес из кареты ваш багаж. Мы будем спать на чердаке.

— Этого следовало ожидать! — улыбнулась Бина и поспешила к своей хозяйке.

Прошло почти два часа, прежде чем мадам наконец улеглась в постель. Она долго выражала недовольство по поводу того, что ей приходится накрываться меховой полостью, но в конце концов смирилась, понимая, что выбора у нее нет.

Бина расчесала волосы мадам Дельма и аккуратно уложила их на ночь. После этого мадам Дельма потребовала, чтобы Бина растерла ей ноги одним лосьоном, руки — другим, а спину — третьим. Она проделала еще множество разнообразных манипуляций, призванных придать красоту и привлекательность ее внешности. Но Бина не могла удержаться от мысли, что результат был не слишком впечатляющим.

Затопив камин, сложив одежду хозяйки и проверив, хорошо ли закрыто окно, Бина задула свечи и отправилась к себе.

Она не удивилась, не найдя герцога на лестнице, и решила, что он ждет ее на скамейке, где они ужинали.

Она спустилась на первый этаж, и тут из общего зала до нее донеслись звуки музыки. Это была веселая, беззаботная мелодия, похожая на те, которые она слышала в тот вечер на танцевальной площадке!

В общем зале начались танцы! Бина с трудом могла устоять на месте. Она уже не чувствовала усталости. Она прислушивалась к этим пьянящим звукам, и ее снова охватило то странное возбуждение, которое она испытывала, когда кружилась в вальсе в объятиях герцога.

Не задумываясь над тем, благоразумно ли это, Бина протянула руку, чтобы открыть дверь, ведущую в общий зал. Но в этот момент у нее за спиной раздался голос герцога:

— Бина!

Она оглянулась и увидела, что он идет по коридору по направлению к ней.

— Куда вы собрались?

— Там начались танцы! — с сияющими глазами воскликнула Бина. — О Дрю, пойдемте туда!

— Вы с ума сошли? — спросил герцог. — Вам нельзя туда идти.

— Но почему? — удивилась Бина.

— Потому что это будет ошибкой.

— О, не будьте таким занудой! Никто даже не обратит на нас внимания. Я знаю, там в основном солдаты, но наверняка к ним присоединились и местные жители!

— Вам пора спать, — сказал герцог. — Утром нам придется встать очень рано.

— Я хочу танцевать, — сказала Бина. — Всего один лишь танец!

— Нет! — Голос герцога звучал непреклонно.

— Ну что ж, вы можете поступать, как вам заблагорассудится, а я собираюсь если не танцевать, так хотя бы посмотреть на танцующих! — воскликнула Бина.

Она снова протянула руку к двери. И тут, к ее удивлению, герцог схватил ее за локоть и потащил за собой по коридору к узкой лестнице, которая вела наверх, туда, где, как догадалась Бина, располагались самые дешевые номера.

— Вы сейчас же ляжете спать! — решительно произнес герцог.

Поскольку эти слова прозвучали как приказ, Бина почувствовала себя задетой.

— Вы не имеете права приказывать мне, — заявила она. — И, честно говоря, я не вижу никакой опасности в том, чтобы на несколько минут присоединиться к танцующим! Если бы мы на самом деле были теми, за кого себя выдаем, мы так и сделали бы!

— Вы идете спать, — твердо повторил герцог.

— Вы, как обычно, умудряетесь все испортить, — вспылила Бина. — Почему вы не можете хотя бы ради разнообразия немного расслабиться и повеселиться?

Они были уже на середине лестницы, которая, очевидно, вплотную примыкала к общему залу, так как шум, производимый музыкантами и танцующими, казался просто оглушительным.

Сбоку в стене, чуть ниже уровня глаз, было расположено крохотное застекленное окошко, скорее похожее на глазок. Очевидно, хозяин пользовался им для того, чтобы приглядывать за гостями, оставаясь при этом незамеченным.

Герцог взглянул в окошко и притянул Бину ближе к себе.

— Вам хотелось бы принять участие в том, что там происходит? — хрипло спросил он.

Бина прильнула к глазку. Вдоль одной из стен зала, как она и предполагала, тянулась стойка бара, за которой стоял хозяин гостиницы и наполнял кружки и стаканы пивом. Неподалеку сидели два музыканта, один играл на аккордеоне, другой на скрипке, производя на удивление много шума.

Двое или трое солдат танцевали, но они были настолько пьяны, что с трудом держались на ногах и едва не падали на своих партнерш. Те, кто сидел за столиками, обнимали кричаще разодетых женщин, чьи размалеванные лица по яркости не уступали разноцветным перьям на их шляпках. Многие из женщин были обнажены по пояс, некоторые из них задирали юбки, демонстрируя свои ноги, что показалось Бине чудовищно непристойным.

Двое солдат пытались приподнять одну из женщин и поставить ее на стол, а она истошно визжала, не то от страха, не то от удовольствия. В темных углах прямо на полу лежали обнявшиеся парочки.

У Бины вырвалось изумленное восклицание. Прежде чем она успела понять, что к чему, герцог оттащил ее от глазка.

— Вам все еще хочется танцевать? — сердито спросил он.

— Я… я не предполагала… что там творится такое…

— Может быть, в следующий раз вы будете больше доверять моему суждению, — холодно сказал герцог.

Они поднялись на самый верхний этаж. Тоненькая дешевая свечка, вставленная в подсвечник, освещала коридор, в который выходили двери четырех комнат. Герцог открыл ту, что была расположена ближе всего к лестнице, и, вынув свечу из подсвечника, шагнул в комнату. Бина последовала за ним.

Они очутились в крохотной спальне, почти все пространство которой было занято огромной кроватью с наваленной на ней горой матрасов и перин, как было заведено во Франции. Кроме грубо сколоченного стула, в комнате не было никакой другой мебели. На полу, рядом со стулом, стоял фарфоровый таз, а около него кувшин.

— Не слишком впечатляюще! — сухо заметил герцог. Он повернулся к Бине и увидел, что в ее широко раскрытых глазах застыл испуг, словно она никак не могла прийти в себя после того, что увидела внизу. — Все в порядке, Бина, — ласково сказал он. — Заприте дверь, и вас никто не побеспокоит.

— А где… собираетесь спать… вы?

— Я найду себе место где-нибудь, — ответил герцог.

— Но хозяйка сказала, что гостиница переполнена… соседние комнаты тоже наверняка займут… вы не можете оставить меня… одну.

— Я же сказал вам, чтобы вы заперли дверь.

Он повыше приподнял свечу, и они оба увидели, что хлипкая, перекошенная дверь закрывается только на задвижку. Как замок, так и засов отсутствовали.

— Пожалуйста… не оставляйте меня одну.

— Хорошо, — вынужден был согласиться герцог. — Ложитесь в постель, а я буду спать на стуле.

— Но это же глупо! — воскликнула Бина. — Вы нуждаетесь в отдыхе так же, как и я! Мы можем оба спать на кровати, она достаточно большая!

Кровать и в самом деле была огромной, но, услышав слова Бины, герцог словно застыл на месте.

— Хорошо, так мы и сделаем, — наконец сухо произнес он.

— Почему бы и нет? — подхватила Бина. — Все равно никто об этом не узнает, к тому же мы и вправду женаты.

— Да, мы с вами женаты, — медленно повторил герцог. — Ложитесь в постель, Бина. Я подожду снаружи, пока вы разденетесь.

Поспешность, с которой он вышел из комнаты, задела Бину, и она с отчаянием решила, что ему неприятна их вынужденная близость.

«Он ненавидит меня! — подумала она. — С самого первого момента, как только мы познакомились, я доставляла ему одни лишь хлопоты и неприятности!»

Но времени рассуждать не было. Бина сняла с себя уродливое платье и достала из своей корзины ночную сорочку с глухим воротом, сшитую из грубой материи. Кое-как вымывшись холодной водой, она взобралась на кровать.

Девушка сразу же утонула в мягкой пуховой перине, лежавшей поверх нескольких матрасов. Ей казалось, что пол находится где-то очень далеко внизу, словно она все еще сидит на козлах.

Натянув одеяло до подбородка, Бина позвала:

— Дрю! — На секунду она испугалась, что герцог все-таки ушел, но через мгновение дверь открылась, и он появился на пороге. — Здесь очень удобно, — сказала Бина. — Я взбила перину таким образом, что она возвышается посреди кровати как барьер. Я вам не помешаю. С таким же успехом мы могли бы находиться на разных континентах.

— Вы меня очень успокоили, — заметил герцог, и Бина не поняла, смеется он над ней или нет.

Свою одежду Бина аккуратно сложила на крышке корзины. Герцог, сняв куртку, повесил ее на спинку стула, потом наклонился и задул свечу. Он стал молча раздеваться, и спустя некоторое время девушка почувствовала, как кровать просела под его тяжестью. Перина надежно разделяла их, словно стена.

— Вы хорошо устроились? — спросила Бина.

— Прекрасно, — ответил герцог. — Здесь, безусловно, намного удобнее, чем там, где я спал прошлую ночь.

— А где вы спали прошлую ночь? — заинтересовалась Бина.

— Мне пришлось разделить кровать с одним из лакеев, — ответил он. — Мы легли прямо поверх одеяла, решив не раздеваться, чтобы не терять времени.

Бина расхохоталась:

— Я уверена, что его светлость герцог Уорминстер прежде и не подозревал, как тяжело живется слугам!

— Впредь я буду гораздо внимательнее к ним, — сказал герцог.

— Как вы думаете… нам удастся добраться до Англии? — спросила Бина.

— До сих пор все шло довольно гладко, — ответил герцог. — Генерал обращается со мной по-товарищески, как солдат с солдатом. Я уверен, что у него нет ни малейших подозрений.

— Мадам ведет себя со мной так, словно я рабыня. — Последовало молчание, так как оба настолько устали, что у них не было сил разговаривать. Когда герцог уже начал засыпать, Бина неожиданно окликнула его: — Дрю!

— В чем дело?

— Когда мужчина и женщина… спят в одной постели… у них рождаются… дети. Вы не боитесь, что…

— Нет! — решительно сказал герцог.

Немного помолчав, Бина сказала:

— Я полагаю, они не просто спят… рядом друг с другом, а делают… что-то еще. Я часто думала, что же это может быть… но мне не у кого было спросить. — Снова последовало молчание, потом девушка робко спросила: — Раз уж мы… некоторым образом женаты… может быть, вы не откажетесь рассказать мне?

— В другой раз, — произнес герцог. — А сейчас вам пора спать. Нам предстоит тяжелый день.

Он решил, что она подчинилась, но после некоторой паузы Бина снова нарушила молчание:

— А это приятно… то, что они делают?

— Очень приятно, если они любят друг друга, — ответил герцог.

— Но вы… не любите… меня? — сонно пробормотала Бина.

Вскоре по ее ровному дыханию герцог понял, что она спит. Он осторожно повернулся на бок, стараясь не потревожить ее. Но сам он еще долго не мог заснуть.

Глава 7

На следующий день к вечеру они прибыли в Эльбеф. В целом путешествие было не слишком утомительным, несмотря на то, что в конце дорога стала сильно петлять.

Эльбеф, расположенный на берегу Сены, оказался маленькой очаровательной деревушкой, имевшей полное право гордиться своей гостиницей.

Могло бы показаться странным, что генерал решил остановиться здесь на ночлег, но Бина сообразила, что до Гавра осталось всего четыре часа пути и он хочет на следующий день прибыть к месту назначения засветло, чтобы его могли встретить с соответствующими почестями.

День выдался очень жаркий, солнце пекло нещадно. Повинуясь приказу генерала, кучер немилосердно гнал лошадей, и Бина не могла не думать о том, что подобное обращение с животными граничит с жестокостью.

Как и накануне, разговаривать в дороге было очень трудно, поэтому Бина молча сидела рядом с герцогом, размышляя над тем, думает ли он о ней так же часто, как она о нем.

Утром он разбудил ее в шесть часов, и она с таким трудом очнулась от сна, что поначалу никак не могла сообразить, где находится. Огромная, громоздкая кровать оказалась очень удобной, и Бина проспала всю ночь, почти не шелохнувшись.

Герцог уже успел встать и одеться; сквозь незашторенные окна в комнату проникал яркий солнечный свет.

— Через час мадам потребует, чтобы ей принесли кофе, — сказал герцог. — Вам лучше встать и спуститься вниз, чтобы успеть позавтракать, не то вы останетесь голодной.

Бина сонно улыбнулась ему. Ее рыжие волосы рассыпались по подушке, глаза были еще полузакрыты.

— Мне снился чудесный сон, — пробормотала она.

Она подумала, что герцог выглядит очень странно с повязкой на глазу и воспаленной раной на лбу. Он посмотрел на нее, и Бине почудилось, что в его глазах промелькнула нежность. Но он тут же поспешно отвернулся.

— Поторопитесь, Бина! — сказал он. — Я не хочу давать нашим хозяевам повод для недовольства, потому что нам очень важно добраться до Эльбефа.

Он вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь, и Бина услышала, как он стал спускаться по лестнице.

Ей казалось странным, что они проспали всю ночь бок о бок, и тем не менее барьер из перины остался на своем месте, словно они и вправду находились на разных континентах, как сказала герцогу Бина.

Ей было интересно, как бы он отреагировал, если бы она бросилась к нему в объятия и сказала: «Я люблю вас!» Она живо представила, как он замер бы и холодно ответил, что не любит ее и хочет лишь одного — снова стать свободным!

«Ну зачем я с ним повстречалась?» — в отчаянии спрашивала себя Бина.

После того как они расстанутся, она больше никогда не увидит его, но все равно всегда будет хранить его образ в своем сердце, несмотря на то, что он не любит ее.

— Я люблю его… я люблю его! — произнесла она вслух. Но девушка тут же спохватилась, что герцог будет очень недоволен, если мадам Дельма придется ждать ее.

Бина быстро оделась, упаковала ночную сорочку в корзину и спустилась вниз, захватив корзину с собой, так как решила, что у нее не будет времени подняться за ней, если генерал решит немедленно тронуться в путь.

Бина оказалась права в своем предположении. Едва она успела помочь мадам Дельма одеться, как одно за другим стали поступать сообщения, что карета уже у дверей и генерал ждет их.

Сидя снова на высоких козлах, Бина размышляла о том, что ей следовало бы любоваться пейзажем, разглядывать крестьян, работавших на полях, и крохотные деревушки, мимо которых они проезжали. Справа протекала Сена, и серебряная лента реки постоянно была в пределах видимости, как бы ни петляла дорога.

Но вместо этого все мысли девушки были заняты герцогом. Столько всего произошло за такой короткий промежуток времени, что Бине казалось, будто в голове у нее все перепуталось.

Она вспоминала, как выглядел герцог, когда она вошла в гостиную и обнаружила, что он расстался со своим мрачным облачением и вместо этого одет по последнему крику моды.

Она думала о том, как ей было весело, когда они кружились в танце под звуки шумного оркестра.

Но больше всего она размышляла над тем, что ей рассказал виконт. Ей было интересно, заставит ли герцога это необычное приключение отказаться от того унылого существования, которое он вел в последние годы.

«Я уже больше не считаю его скучным, — говорила себе Бина. — И я люблю его».

Каким бы он ни был, она хотела всегда быть рядом с ним. Было нелегко, сидя рядом с ним, скрывать, какое действие оказывает на нее его близость, как она трепещет от одного лишь прикосновения его руки.

Накануне она заснула, положив голову ему на плечо, но она сделала это совершенно бессознательно. Теперь же ей хотелось прижаться к нему щекой, заглянуть в глаза и сказать о своей любви.

Бина резко одернула себя. Она прекрасно знала, какие чувства испытывает герцог по отношению к ней. Она была уверена, что если он когда-нибудь и вспоминает о ней, то только размышляя, как бы избавиться от нее.

Бина не сомневалась, что если бы он отвез ее в Ниццу, как и планировал, то счел бы самым разумным поскорее забыть о ее существовании.

Он не был шотландцем, поэтому Бина подозревала, что каким-нибудь образом он смог бы расторгнуть брачные узы, которыми силою обстоятельств оказался связанным с нею.

Может быть, шотландские законы не распространялись на англичан?

Как бы тяжело ей ни было признаться в этом, Бина не сомневалась — что бы ни случилось, герцог устроит так, чтобы впредь им не было необходимости встречаться.

Поскольку он не собирался жениться, ему нисколько не будет мешать тот факт, что он формально состоит в браке с женщиной, которую больше никогда не увидит.

Что же касалось ее самой, будущее казалось ей таким ужасным, что она гнала от себя всякие мысли о нем. Быть разлученной с человеком, которого любишь, и не иметь возможности выйти замуж за кого-нибудь другого — такая участь казалась ей хуже ада!

Ей хотелось обратиться к герцогу с просьбой, чтобы он придумал какой-нибудь другой выход, но она не могла обсуждать это в присутствии кучера. Кроме того, они все равно ничего не могли предпринять до тех пор, пока благополучно не достигнут берегов Англии.

Бина почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок при мысли о том, что, вполне возможно, она никогда не доберется до своей родной страны. Даже когда они прибудут в Эльбеф, им нужно будет ухитриться избежать столкновения с береговой охраной, разыскать контрабандистов и пересечь на лодке Ла-Манш, что само по себе может оказаться весьма рискованным.

Она вспомнила рассказы о том, как сторожевые таможенные суда обстреливали лодки контрабандистов, и те вынуждены были защищаться, в результате чего гибло много людей.

Внезапно жажда приключений покинула ее, и Бина почувствовала себя слабой женщиной, напуганной грозящей ей опасностью! Но потом она сказала себе, что герцог непременно защитит ее. Пусть она и не интересует его как женщина, тем не менее он все равно сочтет своим долгом позаботиться о ней.

Девушка вспомнила, как он был неумолим, когда накануне вечером она хотела присоединиться к танцующим в общем зале. Даже сейчас при воспоминании о пьяных солдатах и их размалеванных подружках она испытывала приступ дурноты. Она никогда не предполагала, что люди, особенно женщины, могут вести себя подобным образом.

Бина знала, что от солдат можно ожидать грубости, а зачастую и жестокости, но все равно та чудовищно непристойная сцена, свидетельницей которой она оказалась накануне, потрясла ее.

«Как я могла быть так наивна, чтобы собираться в одиночестве путешествовать по Франции?» — спрашивала она себя.

Герцог вовсе не ради соблюдения условностей настаивал на том, что ее должен кто-то сопровождать, но Бина только теперь поняла это.

— Я должна извиниться за то, что так глупо спорила с ним, — прошептала девушка.

Как только они добрались до гостиницы в Эльбефе, мадам Дельма объявила, что немедленно отправляется спать.

— Я поужинаю у себя в номере, — сказала она, и генерал не стал возражать.

Помогая хозяйке раздеться, Бина пришла к выводу, что та не столько устала, сколько хотела привести себя в порядок, чтобы выглядеть как можно лучше, когда они прибудут в Гавр.

Поэтому она потребовала, чтобы Бина наложила ей на лицо специальную косметическую маску и, кроме того, как и накануне, растерла разными лосьонами ноги, руки и спину.

На все это ушло немало времени, и, когда девушка наконец освободилась, она не только валилась с ног от усталости, но и изнывала от жары.

Для мая погода стояла необычайно жаркая. Задернув шторы и задув свечу, Бина вышла из спальни мадам Дельма и направилась в свою комнату, расположенную этажом выше.

На этот раз гостиница не была переполнена, и Бина обнаружила, что предоставленная ей спальня сильно отличается от той, которую они с герцогом занимали прошлой ночью.

Во-первых, она не была расположена на чердаке. Во-вторых, в комнате, помимо кровати, имелась и другая мебель, и хотя деревянный пол был голым, тем не менее он был чистым и натертым до блеска, и кое-где лежали небольшие циновки. Кроме того, здесь имелся умывальник, и Бина, сняв с себя черное саржевое платье, вымылась губкой с головы до ног.

После этого она надела то платье, которое ей дали с собой, — из тонкой хлопчатобумажной материи. Как ей объяснили, горничные обычно надевают такие платья по утрам, когда им предстоит какая-нибудь грязная работа.

В данном случае Бина поступила совсем наоборот, но платье было легким, чистым и шло ей гораздо больше, чем черное, которое она носила в течение дня. Оно было с короткими рукавами, широкой юбкой и глубоким вырезом, отделанным тесьмой. Довершали туалет фартук и чепец, полностью скрывавший волосы девушки.

Полагая, что теперь, когда они почти добрались до места назначения, ей уже навряд ли откажут от должности, девушка тщательно расчесала волосы, так что на них почти не осталось и следа от темного порошка, и они засверкали как золото в лучах заходящего солнца, проникавших в окно.

По всей видимости, мадам Дельма не только не собиралась прогонять Бину, но даже похвалила ее, когда девушка массировала ей спину.

— У вас такие мягкие руки, Мари, — сказала она. — Должно быть, вам не приходилось выполнять тяжелую работу. — Бина замерла, испугавшись, что мадам Дельма что-то заподозрила, но француженка продолжала: — Я хочу, чтобы они такими же и оставались. Я ненавижу прикосновение грубых, шершавых рук. У меня такая чувствительная кожа.

— Совершенно верно, мадам, — пробормотала Бина.

— Поэтому, когда мы прибудем в Гавр, я предупрежу прислугу, чтобы вас освободили от тяжелой работы, — сказала мадам Дельма. — Я найму еще горничных, которые будут следить за стиркой, уборкой и растопкой каминов. Я хочу, чтобы вы занимались только мною и моими туалетами. Вы умеете шить?

— Да, мадам.

— Очень хорошо. Даже вдалеке от Парижа я не намерена отставать от моды и опускаться, превращаясь, как большинство жен военных, в настоящее пугало.

— Я уверена, что вам это не грозит, мадам, — сказала Бина, зная, что лесть будет приятна хозяйке.

Но тем не менее никакие ухищрения не могли скрыть тот факт, что волосы у мадам были жидкими и не отличались красотой.

«Сколько бы она ни расчесывала их, они никогда не станут блестеть так, как мои», — подумала Бина.

Вспомнив, что герцог ждет ее, девушка быстро убрала волосы под чепец и поспешила вниз. Бина даже не подозревала, что уже так поздно. Герцога она нашла на кухне, где он подгонял старуху кухарку, чтобы та быстрее готовила ужин для генерала.

— Как хорошо, что вы пришли, — обратился он к Бине. — Генерал уже начал терять терпение. Хозяин гостиницы обслуживает клиентов в баре, а эту старуху я никак не могу заставить шевелиться.

— Сейчас я ей помогу, — сказала Бина.

Девушка очень вежливо предложила свою помощь, которая была с благодарностью принята. Старая женщина, бывшая, как выяснилось, матерью хозяина гостиницы, предоставила Бине готовить омлет, а сама занялась холодными закусками и цыпленком в винном соусе.

— Идите накройте на стол, — сказала Бина герцогу. — Отнесите генералу побольше вина, чтобы поддержать его в хорошем расположении духа.

— Именно это я уже и сделал, — с улыбкой ответил герцог.

Но он все же послушался Бину, а когда вернулся, омлет был уже готов. Бина выложила его на тарелку и сказала:

— Скорее несите, пока он горячий. Я тем временем уложу на блюдо цыпленка, а вы возвращайтесь за холодными закусками.

Когда герцог снова появился на кухне, ему тотчас же вручили поднос, на котором лежали пирог с голубями, жаркое из телятины и несколько больших колбас, сильно приправленных чесноком, поэтому Бине пришлось самой отнести цыпленка в отдельный кабинет, где ужинал генерал.

Это была просторная, уютная комната. У одной стены стоял большой шкаф, у другой — дубовый туалетный столик, перед камином разместилась длинная резная скамья-ларь, на сиденье которой лежало несколько диванных подушек. Ребристый потолок с выступающими балками придавал комнате весьма живописный вид, на выложенном каменными плитами полу лежали циновки.

Генерал сидел за маленьким обеденным столиком, на котором стояло несколько пустых бокалов из-под вина. Обратившись к Бине, он спросил:

— Мари, Жак сказал мне, что это вы готовили омлет. — Бина кивнула. — Он был очень неплох. Я чувствую, что по приезде в Гавр нам придется повысить вас в должности и перевести на кухню.

— Боюсь, мосье, что мадам не согласится на это, — ответила Бина. — Она уже сказала мне, что хочет, чтобы я занималась исключительно ею. Но в то же время, мосье, мне бы не хотелось, чтобы вы голодали.

— Сегодня, по крайней мере, мне это не грозит, — улыбнулся генерал.

Герцог принялся ставить блюда на стол, а Бина предложила генералу цыпленка. Он положил себе большую порцию, и тут Бина вспомнила, что они забыли принести салат, и поспешила за ним на кухню.

На десерт не было никаких пудингов, поскольку старая кухарка была не в состоянии готовить подобные деликатесы, но, по крайней мере, у нее нашелся сыр и свежие фрукты. Наконец генерал объявил, что он вполне удовлетворен и больше не хочет есть, и приказал герцогу принести из бара коньяк. Бина тем временем сложила на поднос грязные тарелки, чтобы отнести их на кухню.

— Не желаете кофе, мосье? — спросила она.

— Да, я с удовольствием выпил бы чашечку, — ответил генерал. — Только приготовьте его сами, пожалуйста.

— Конечно, мосье.

Бина отправилась на кухню и в коридоре встретилась с герцогом, который нес в руках бутылку коньяка.

— Мне нужно сказать вам кое-что после того, как вы освободитесь, — тихо проговорил он.

— Генерал попросил кофе, — неуверенно произнесла Бина.

— В таком случае скорее отнесите его ему, — приказал герцог, — а если он потребует еще чего-нибудь, пусть сходит за этим сам!

— Вы собираетесь так и сказать ему? — рассмеялась Бина. Она поспешила на кухню, сварила кофе, поставила на поднос чашку с блюдцем, отыскала сахар и отправилась назад.

Герцог все еще был с генералом, который, стоя спиной к камину и держа в руке бокал с коньяком, разглагольствовал о своих подвигах на поле брани.

— А! Вот и мой кофе! — воскликнул он, увидев Бину. — Вы свободны, Жак. Возьмите мою шпагу и проследите за тем, чтобы к утру она была как следует начищена. Сегодня мне показалось, что эфес блестит недостаточно ярко.

— Я сейчас же займусь этим, мой генерал, — поспешил заверить его герцог.

Он взял с бокового столика шпагу, где генерал оставил ее вместе с ярко украшенной портупеей, и вышел из комнаты. Поставив кофе на стол, Бина хотела было последовать за герцогом, но генерал остановил ее:

— Налейте мне кофе, пожалуйста, и положите две ложечки сахару.

— Хорошо, мосье.

Бина налила кофе и протянула генералу чашку. Но он даже не сделал попытки взять ее у нее из рук, лишь стоял и молча смотрел на девушку.

— У вас очень белая кожа, Мари, — произнес он наконец.

— Мне говорили об этом, мосье.

— Вы счастливы с мужем?

— Да, мосье.

— Он хорошо обращается с вами?

— Да, мосье.

— А он способен оценить вашу дивную белую кожу?

Что-то в голосе генерала насторожило Бину. Она поспешила поставить чашку с кофе на маленький столик возле камина.

— Если вам больше ничего не нужно, мосье, то я пойду помогу мужу, — сказала она.

— Он в состоянии почистить шпагу и без вашей помощи, — заявил генерал. — Заприте дверь!

Этот неожиданный приказ заставил Бину вздрогнуть. Она взглянула в глаза генералу, и внезапно ее охватил страх, подобного которому ей еще не доводилось испытывать.

— Закрыть… дверь, мосье? — прерывающимся голосом повторила она.

— Вы же слышали, что я сказал.

— Я… я думаю, мне лучше… пойти к мужу. — Она направилась было к выходу, но остановилась в нерешительности, когда генерал со зловещим спокойствием произнес:

— Мне кажется, что Жак достаточно оправился от полученных ран. Пожалуй, завтра я попрошу полкового лекаря в Гавре, чтобы он осмотрел его. Если ваш муж достаточно окреп, ему следует сражаться за Францию на поле боя!

— О нет! Вы не можете так поступить! — воскликнула Бина, но тут же вспомнила, что завтра в это время их с герцогом может уже не быть во Франции.

Словно прочитав ее мысли, генерал сказал:

— Конечно, раз теперь вам известно о моих намерениях, мне следовало бы прямо сейчас посадить его под арест, поскольку у меня возникло подозрение, что он намеренно уклоняется от исполнения воинского долга. В Эльбефе стоят солдаты, я видел их, когда мы въехали в город.

— Но зачем? Зачем вам это нужно? — с отчаянием спросила Бина.

— Заприте дверь, и я вам все объясню, — ответил генерал.

Мучительно пытаясь сообразить, что ей теперь делать, и смертельно боясь, что генерал выполнит свою угрозу и прикажет арестовать герцога, Бина медленно направилась к двери. Она подумала, что, может быть, ей стоит попытаться выскочить из комнаты и броситься за помощью к герцогу, но поняла, что тем самым подвергнет его опасности.

— Заприте дверь и принесите мне ключ, — снова сказал генерал, и на этот раз эти слова прозвучали как приказ.

Бина послушно попыталась повернуть в замке большой, тяжелый ключ, но тут ей пришла в голову мысль, что она может сделать вид, будто закрыла дверь, а на самом деле оставить ее открытой, чтобы не отрезать себе путь к отступлению. Она погремела ключом, не поворачивая его, потом вытащила его и, зажав в руке, направилась к генералу.

Ее расширившиеся от ужаса глаза казались слишком большими на крохотном личике. Бина чувствовала, что утратила способность соображать. Она подала генералу ключ, но он протянул руку не для того, чтобы взять его, а чтобы сдернуть у нее с головы чепец.

Поскольку она не закалывала волосы, они сверкающим водопадом упали ей на плечи. Казалось, их цвет странным образом отразился в глазах генерала.

Какое-то мгновение он молча смотрел на нее, потом подхватил на руки и с такой силой швырнул на скамью, что у нее перехватило дыхание. Опомнившись, она закричала, но генерал уже всем телом навалился на нее.

Бина решила, что сначала он попытается поцеловать ее, и отвернула голову в сторону, прижавшись щекой к твердой деревянной поверхности. Но вместо этого он резким движением разорвал на ней платье, обнажив грудь. Бина снова закричала.

Ей казалось, что от страха и от того, что генерал всей тяжестью навалился на нее, звук замер у нее в горле. Она чувствовала прикосновение его грубых рук и, когда он начал задирать ей юбку, в последний раз попыталась закричать.

Но в этот момент он неожиданно как-то странно обмяк, голова его упала и с такой силой ударила девушку в лоб, что на какое-то мгновение она почти потеряла сознание.

Через секунду Бина почувствовала, как тяжелое тело, придавившее ее, приподняли, и, повернув голову, увидела, что герцог стаскивает генерала на пол. Из спины у того торчала его же шпага.

— Дрю! Дрю! — закричала Бина.

Герцог приподнял ноги генерала, и они с глухим стуком упали на пол.

Бина попыталась сесть, но ее бил озноб, и она чувствовала, что не в состоянии пошевелиться, словно ее парализовало. Вдруг она вспомнила про свою обнаженную грудь и поняла, что вот-вот разрыдается.

Но тут герцог резко приказал:

— Встаньте и помогите мне! Заприте дверь, на случай, если кто-нибудь попытается войти сюда.

Его голос подействовал на Бину отрезвляюще, словно ушат воды. Поначалу она даже не поняла, чего он хочет от нее, но, когда он принялся оттаскивать генерала от скамьи, она встала, все еще дрожа, и подняла с пола ключ, который перед этим выпал у нее из рук.

— Заприте дверь, и поторопитесь! — приказал герцог. — А потом откройте дверцу вон того шкафа.

Бину поразило, что после всего случившегося она все еще в состоянии двигаться.

Кое-как она добралась до двери, повернула ключ в замке и, обернувшись, увидела, что герцог тащит генерала, который был либо мертв, либо без сознания, к шкафу. Она опередила его и поспешно открыла дверцу.

Очевидно, этот шкаф использовали для хранения верхней одежды, поскольку внутри, кроме небольшой полки на самом верху, были лишь деревянные вешалки.

Герцог положил генерала в шкаф лицом вниз, потом подогнул ему ноги, чтобы можно было закрыть дверцу. Заперев ее, он швырнул ключ в горевший камин.

— Будем надеяться, что они не сразу обнаружат его, — сказал он, и его голос прозвучал совершенно ровно.

Поскольку он казался абсолютно спокойным, Бина почувствовала, как ее возбуждение постепенно спадает. Она все еще дрожала, но уже не так сильно. Взглянув на девушку, герцог взял со стола бутылку и налил ей немного коньяка в бокал.

— Выпейте это!

— Нет! — попыталась воспротивиться Бина, но он поднес бокал к ее губам и буквально силой заставил ее сделать несколько глотков.

Коньяк обжег ей горло, и она закашлялась, но сразу же почувствовала, как тепло разлилось по всему телу. Она перестала дрожать, и герцог, взяв ее за руку, потащил за собой к двери. Он отпер замок, взглянул наружу и быстро вышел из комнаты, потянув Бину за собой.

После этого он снова запер замок и просунул ключ под дверь так, что тот оказался внутри комнаты.

— Это собьет их с толку! — тихо произнес он. — Пойдемте! Мы должны покинуть этот дом как можно быстрее!

Бина смотрела на него широко раскрытыми глазами, прижимая к груди обрывки платья.

Герцог огляделся по сторонам. На стене в холле висел плащ генерала, а рядом — отделанная соболями накидка мадам Дельма, которую та надевала, когда они покидали Париж, и которую Бина забыла отнести наверх.

Сегодня было слишком жарко, и мадам не стала надевать ее, поэтому, когда она направилась в гостиницу, накидка осталась в карете вместе с остальными вещами, а потом ее принесли в холл.

Герцог снял накидку с вешалки, набросил ее на плечи Бине и тихо сказал:

— Если кто-нибудь увидит нас, они решат, что мы просто отправились подышать свежим воздухом.

Они прошли весь коридор, не встретив никого. Старуха-кухарка возилась на кухне, там же находилась молоденькая девушка, приходившая по вечерам помогать мыть посуду.

Хозяин гостиницы все еще обслуживал посетителей в баре. Когда они вышли во двор, герцог, оглядевшись по сторонам, увидел привязанную к столбу открытую повозку, из тех, которыми обычно пользовались крестьяне, с впряженной в нее лошадью. Он быстро направился к ней — так быстро, что Бина едва поспевала за ним. Он подсадил девушку в повозку, отвязал лошадь и повел ее под уздцы со двора.

Из бара доносились голоса и смех. Через окно Бине было видно, что бар заполнен мужчинами. Но они так шумели, что не смогли бы услышать стука колес, к тому же, хотя Бина и видела их, сами они не могли видеть беглецов. Как только они вышли со двора, герцог сел в повозку, подобрал поводья и стегнул лошадь кнутом.

— Нам не придется ехать далеко, — сказал он. — Я уже выяснил, что контрабандисты заходят прямо в устье реки. Обычно они высаживаются в полутора милях отсюда. — Бина не отвечала, и спустя мгновение герцог продолжил: — Именно это я и собирался вам сообщить.

— Я боялась… что вы не услышите моего крика, — всхлипнув, сказала Бина.

— Это моя вина, — коротко сказал герцог. — Я не должен был позволять вам прислуживать ему. Эти чертовы французы все одинаковы — похотливые свиньи! — Герцог произнес это с такой яростью, что Бина с удивлением взглянула на него. В этот момент он сорвал повязку с глаза и отшвырнул ее в сторону. — Слава Богу, я могу наконец избавиться от нее! — воскликнул он. — Однако она не помешала мне увидеть, в какое место лучше вонзить шпагу!

— Вы… убили его… его же собственной шпагой! — задумчиво произнесла Бина.

— Я хотел бы еще пальнуть в него из его собственного пистолета и оторвать его голову выстрелом из его собственной пушки! — с ненавистью сказал герцог.

— Мне кажется, в глубине души я не сомневалась, что вы спасете меня, — тихо произнесла Бина. — Но все равно это было… ужасно! Я и не знала, что человек, называющий себя джентльменом, может опуститься до такого.

— Вы еще многого не знаете.

— Теперь я это поняла, — серьезно ответила Бина. — Вы были правы! Я бы никогда… не смогла одна… путешествовать по Франции.

Герцог не ответил, и Бина почувствовала, что ему не хочется продолжать этот разговор.

Теперь, когда они выехали за пределы деревни, он правил более осторожно из-за темноты. Но все равно было не настолько темно, чтобы нельзя было различить узкую ленту дороги, вьющуюся вдоль берега Сены. Они проехали около мили, и герцог наконец остановил лошадь.

— Отсюда мы пойдем пешком, — сказал он. — Я помню, что говорил нам герцог де Сен-Круа о береговой охране.

— Может быть, нам стоит связаться с агентами роялистов? — спросила Бина. — Они лучше нас знают, где обычно высаживаются контрабандисты.

— У нас нет времени, — коротко ответил герцог. — Когда генерала обнаружат, нас бросятся искать и начнут прочесывать всю округу. Если мы сегодня же не покинем Францию, нам не удастся избежать ареста и обвинения в убийстве! — Герцог старался осторожнее подбирать слова, но Бина все равно вздрогнула. — Я не хочу пугать вас, — сказал он более мягко, — но нам нельзя задерживаться во Франции ни минутой дольше, чем необходимо.

— Да конечно, — согласилась девушка.

Герцог помог ей вылезти из повозки и, развернув лошадь, подстегнул ее, так что та резво побежала в обратном направлении, туда, откуда они только что приехали. Он взял Бину за руку и повел ее за собой по противоположной от реки стороне дороги.

— Может быть, нам лучше было бы идти по той стороне, что ближе к реке? — прошептала Бина.

— Нет, ведь они рассчитывают, что мы поступим именно так, — ответил герцог.

Они шли еще какое-то время, потом герцог неожиданно нырнул в кусты и потянул Бину за собой. Он приложил палец к ее губам, и она поняла, что он приказывает ей молчать.

К тому времени появились первые звезды, и бледная луна стала медленно взбираться по небосклону. Она давала очень мало света, но достаточно для того, чтобы Бина со своего места могла разглядеть двух солдат, стоявших спиной к ним и смотревших на реку.

Герцог замер, опасаясь пошевелиться.

— Мы должны рискнуть, — прошептал он после недолгого раздумья. — Вы можете подойти к солдатам и сказать им, что потеряли собачку? Попытайтесь уговорить одного из них заняться ее поисками, а сами отвлеките беседой того, который останется с вами. — Бина замерла, и хотя герцог не мог видеть ее лица, он чувствовал, что она смотрит на него. — Будьте смелее, — ласково сказал он. — Если возникнут какие-либо трудности, клянусь, я спасу вас!

Чувствуя, что не может подвести его, Бина послушно кивнула. Ей хотелось прижаться к нему, сказать, что она не хочет оставлять его, но девушка знала, что он станет презирать ее за малодушие. Усилием воли она заставила себя выпрямиться и шагнуть на дорогу. Потом она свистнула и принялась звать:

— Фидо! Фидо! — Бина увидела, как при звуке ее голоса солдаты резко обернулись. Потом один из них, бывший, очевидно, старшим по званию, вышел на середину дороги и преградил ей путь. Он собрался было заговорить, но Бина опередила его: — О мосье! помогите мне! У меня такое несчастье! — Она откинула капюшон с головы, чтобы при свете луны он мог разглядеть ее лицо.

— Что случилось, мадемуазель? — спросил он.

— Моя хозяйка послала меня погулять с ее песиком, — всхлипнув, ответила Бина. — А песик убежал. Если я не найду его, хозяйка будет просто в ярости!

— А как выглядел песик? — спросил капрал.

Его товарищ, наблюдавший за ними, тоже вышел на дорогу и остановился рядом с ними.

— Маленький, черный, очень умный, — ответила Бина. — Он всегда сразу же бежал ко мне, стоило только его позвать. Может быть, кто-нибудь украл его?

— Скорее всего он залез в кроличью нору, — сказал капрал. — Пойди посмотри, Анри. Попробуй посвистеть.

— Хорошо, — ответил его товарищ. — А в какую сторону он побежал, мадемуазель?

— Мне кажется, вон туда, — сказала Бина, указывая в противоположную от реки сторону. — Пожалуйста, свистите погромче. Надо полагать, он настолько увлекся охотой, что не слышал моего голоса.

— Должно быть, так оно и есть, — сказал капрал. — Иди же, Анри, у тебя есть подход к собакам.

Бина взглянула на капрала.

— Вы так добры, — произнесла она. — В наше время трудно найти работу, и мне не хотелось бы потерять место.

— Я уверен, что вы с легкостью нашли бы себе другое, — с несколько неуклюжей галантностью заявил капрал.

— Это очень сложно! — возразила Бина. — Дама, у которой я служу, очень строгая и часто грубо обходится со мной. Но мне нужно помогать матери и трем сестрам. Мой отец и брат оба на войне.

— В самом деле? — заинтересовался капрал. — А в каком полку они служат? — Бина назвала полк, который значился на документах герцога. — А! Я хорошо знаю этот полк! Славные ребята, но их наголову разбили в Австрии.

— Вы думаете… что мой отец и брат… погибли? — спросила Бина. — Мы давно не имеем от них… никаких вестей.

— Ну что вы! Уверен, с ними все в порядке, — успокаивающе пробормотал капрал, словно ему стало стыдно, что он разволновал ее. — Просто война есть война, так что никогда нельзя быть уверенным в завтрашнем дне.

— Вы правы, — согласилась Бина. — Наверное, тяжело простаивать на дежурстве все ночи напролет.

— Нам приходится следить, чтобы сюда не проникли шпионы, к тому же теперь, говорят, многие английские туристы пытаются бежать из Франции. Проклятые англичане! Чем скорее они все окажутся в тюрьме, тем лучше. Я всегда это говорил!

Не успел капрал закончить эту фразу, как получил удар камнем по голове. За первым ударом последовал второй, который герцог нанес с такой силой, что капрал моментально потерял сознание и рухнул на землю. Герцог схватил Бину за руку, и они со всех ног побежали к реке.

Вскоре они увидели впереди излучину, возле которой стоял сарай. В сарае горел свет, но разглядеть, что там происходит, было невозможно. Бина видела лишь, что какие-то мужчины выносят оттуда большие тюки.

Все еще держа ее за руку, герцог осторожно пробирался вперед, и теперь Бина смогла разглядеть смутные очертания большой шлюпки, привязанной к берегу. Герцог и Бина подкрадывались все ближе и ближе, прячась сначала за кустами, а потом за высоким тростником.

— Сколько еще нести сюда? — донесся до Бины мужской голос, говоривший по-английски с деревенским акцентом.

— Еще четыре бочонка на корму, — ответил другой голос, — а остальные тащи на нос.

Герцог стоял не шевелясь, а Бина боялась даже вздохнуть. Четверо мужчин, несших на плечах по бочонку, сложили их в шлюпку и снова направились к сараю.

Мужчины тихо переговаривались на ходу, и, как только последний их них скрылся из виду, герцог потащил Бину за собой. Прячась за высоким тростником, они добрались до шлюпки. Герцог выбросил три бочонка за борт и помог Бине взобраться в шлюпку и спрятаться в образовавшемся углублении. Как только она устроилась поудобнее, он присоединился к ней.

Не успел он как следует укрыться за бочонками, как мужчины вернулись к шлюпке. Бину охватила дрожь. Она отлично понимала, что контрабандисты жестоко разделаются с любым, кто позволит себе столь бесцеремонно распорядиться товаром, за который они уже заплатили. К счастью, их главарь был занят распределением груза на носу.

— Кладите тюки с табаком посередине, — приказал он. — Не хватало только, чтобы их забрызгало морской водой!

— Больше нам уже не уместить, — заметил один из его товарищей.

— Ты не поверишь, сколько всего может вместить эта посудина! — ответил главарь. — Мы все заработаем целое состояние за эту поездку, можешь не сомневаться!

— Надеюсь, что так, — ответил его собеседник. — Но если мы перегрузим шлюпку, то в случае чего не сможем удрать от таможенных катеров.

— Не каркай! — рявкнул на него главарь. — Еще накличешь беду!

Бина подозревала, что они старались гнать от себя мысли о таможенных катерах.

Мужчины снова отправились в сарай и вернулись с бочонками, которые погрузили на корму. Бина почувствовала, как шлюпка сильнее погрузилась в воду.

— Хватит! — сказал главарь. — Скажи другим, что мы уже готовы. Нам нельзя терять времени!

— Верно, — сказал его напарник, который явно нервничал. — Нам нужно поспеть на тот берег, пока не рассвело.

Бина постаралась поудобнее устроиться в своем убежище. Места было так мало, что она едва могла сидеть, а герцогу, чтобы втиснуться в то узкое пространство, которое образовалось, когда он выбросил за борт бочонки, пришлось обнять и крепко прижать к себе девушку.

Когда мужчины побежали от сарая к шлюпке, Бина попыталась сосчитать их, но это было очень трудно. Тем не менее у нее сложилось впечатление, что гребцов было около двадцати. Это означало, что шлюпка была достаточно большой, поэтому они пересекут Ла-Манш быстрее, чем в маленьком суденышке.

Очевидно, их провожал какой-то француз, потому что, когда гребцы уселись в шлюпку и стали отталкиваться веслами от берега, чей-то голос произнес на ломаном английском:

— Au’voir, messieurs! Bon chance![30] Мы вас ждать на следующий неделя!

— Будем непременно, приятель! — отозвался один из гребцов, и вскоре шлюпка уже плыла вниз по реке.

Бина услышала, как двое мужчин переговаривались между собой.

— Как ты с ним сторговался? — спросил первый.

— Неплохо, — ответил второй. — Эти лягушатники любят заламывать цену, но теперь, когда снова началась война, они заинтересованы в том, чтобы торговать с нами. Ты же сам знаешь, как им нужно наше золото. За золото они готовы продать что угодно! Даже Жозефину, если бы мы попросили об этом!

Все рассмеялись, но тут главарь резко оборвал их:

— Будете смеяться, когда окажетесь дома в безопасности! А пока налегайте на весла! Ветер усиливается, может разыграться шторм, и мне вовсе не светит, если вас всех начнет выворачивать наизнанку!

— Нам сейчас не до тошноты, Билл, мы слишком нервничаем, — ответил один из гребцов.

Они дружно налегли на весла, и шлюпка с такой скоростью понеслась по реке, что Бина слышала, как волны ударялись о борта.

Как только они вышли в море, поднялось сильное волнение, и Бина порадовалась, что не страдает от морской болезни. Гребцы работали молча, напрягая все силы, чтобы как можно быстрее доставить ценный груз в безопасное место. Лишь изредка раздавались отдельные восклицания.

Но было ясно, что из-за сильной перегруженности шлюпки они не могли развить такую же скорость, как на пути во Францию.

У Бины затекли ноги, но она не осмеливалась пошевелиться. Девушка подумала, что герцог испытывает еще большее неудобство, так как она, по крайней мере, могла опереться на него, а его руки защищали ее от ударов и толчков, ведь бочонки от сильной качки слегка смещались то в одну, то в другую сторону.

Бина положила голову герцогу на плечо и закрыла глаза. Она пыталась представить себе, что он обнимает ее потому, что ему этого хочется. Девушка подумала, что если бы он слегка наклонил голову, то мог бы поцеловать ее, и почти ощутила прикосновение его губ.

При этом мысли ее охватил трепет, и герцог, как видно, решив, что ей холодно, крепче прижал ее к себе и свободной рукой поправил ее накидку.

Бина любила его, потому что он был добр и заботлив с ней. Она никогда и представить себе не могла, что найдется мужчина, который, защищая ее честь, будет готов пойти на убийство!

Ее снова охватил ужас, когда она вспомнила прикосновение грубых рук генерала к своей груди. Он так придавил ее своим телом, что она, казалось, была парализована страхом. Если бы не вмешательство герцога, ее бы, вне всякого сомнения, изнасиловали. Хотя она не вполне ясно представляла себе, что это означает.

Она знала лишь, что это напугало бы ее до полусмерти! Вспоминая о солдатах, которых она видела прошлой ночью в гостинице, и о генерале, Бина чувствовала себя очень юной и неопытной.

«Как я могла быть настолько глупой, чтобы убежать из дома в полной уверенности, что смогу постоять за себя?!» — удивлялась она теперь.

В первый раз за все это время она задумалась над тем, что могло бы произойти, если бы герцог оказался таким же, как генерал. Более того, она могла бы столкнуться с такими же солдатами, как те, которые столь непристойно вели себя в гостинице. Ей невероятно повезло, что именно герцог согласился предложить ей место в своей карете, а потом на своей яхте отвез во Францию! Он защищал ее и оберегал от зол, о существовании которых она прежде и не подозревала!

Девушка знала, что до конца дней ее будет преследовать воспоминание о шпаге, торчащей из спины генерала, и о том, как герцог тащил его через комнату к шкафу.

Он убил человека, чтобы защитить ее! Казалось, шок, пережитый ею, неожиданно начал сказываться, тем более что действие коньяка, который герцог заставил ее выпить, стало ослабевать. Внезапно Бине захотелось плакать.

Она готова была разрыдаться оттого, что была испугана, что герцог спас ее и что она хотела, чтобы он понял, как она ему благодарна. Но девушка понимала, что должна призвать на помощь всю свою волю и держать себя в руках. Если она расплачется, контрабандисты услышат шум и обнаружат их.

Бина подозревала, что, если это произойдет, контрабандисты без малейшего угрызения совести выбросят их за борт, так же как герцог выбросил эти три бочонка. И в этом случае никто и никогда не узнает, что случилось с ними.

Они будут мертвы, и, возможно, о них скоро забудут. «Я не должна давать волю своему воображению», — в который раз напоминала себе Бина.

Но на этот раз она знала, что опасность, которая грозила им, была очень реальной, и, пока они не достигли берегов Англии, им следует быть начеку.

«Пожалуйста, Господи, помоги нам добраться домой! — мысленно взмолилась она. Потом, сильнее прижавшись щекой к плечу герцога, она добавила: — И пожалуйста, сделай так, чтобы Дрю… хоть немного привязался ко мне… чтобы он не хотел как можно скорее расстаться со мной! Пожалуйста, Господи!»

Глава 8

Медленно тянулись часы, и Бину стало клонить ко сну. От мерного покачивания шлюпки на волнах и свежего морского воздуха у Бины упорно закрывались глаза, к тому же смотреть ей, кроме как на деревянные бочонки, было не на что.

Ее ноги совсем затекли и стали болеть. Девушка была уверена, что герцог испытывает такое же неудобство, но им нельзя было даже пошевелиться. Усилием воли Бина заставила себя забыть обо всем, что происходит, и думать лишь о герцоге и о том, что он здесь, рядом с нею.

Она попыталась прикинуть, сколько времени требуется для того, чтобы пересечь Ла-Манш. Насколько она помнила, самые быстроходные лодки контрабандистов проделывали путь от Дувра до Кале за три часа. Но их шлюпка была нагружена слишком сильно, поэтому Бина полагала, что у них уйдет на это намного больше времени.

Незаметно она заснула и во сне снова очутилась в комнате гостиницы, и генерал набросился на нее. Она почувствовала, как его тело всей тяжестью придавило ее, и открыла рот, пытаясь закричать.

Поразительная интуиция герцога, должно быть, подсказала ему, что сейчас должно будет произойти, так как он зажал ей рот рукой, и Бина в испуге проснулась. Она ощутила тепло его пальцев на своих похолодевших губах и поняла, что едва не выдала свое присутствие и что он снова спас их обоих.

Она чуть было не сказала «Простите меня», но спохватилась, вспомнив, что разговаривать нельзя, поэтому лишь виновато посмотрела на него. Почувствовав, что она окончательно проснулась, герцог убрал руку.

Бина обнаружила, что может уже разглядеть его лицо, хотя в предрассветном тумане все вокруг казалось неясным и расплывчатым. Ночь близилась к концу. Скоро звезды на небе совсем исчезнут, и первые лучи солнца окончательно прогонят ночную тьму.

«Какое счастье, что сейчас туман», — подумала Бина, надеясь, что он поможет им незамеченными приблизиться к английскому берегу.

Ей почудилось, будто герцог улыбается ей, но она не была в этом уверена. Она почувствовала, как он крепче прижал ее к себе, словно желая придать ей уверенности. Его пальцы нежно коснулись ее щеки, как бы говоря, что все будет хорошо. Его лицо было совсем близко, и неожиданно ей захотелось прижаться щекой или даже губами к его щеке.

«Поймет ли он, что я просто пытаюсь выразить свою благодарность?» — подумала она.

Но девушка тут же испугалась, что если сделает это, герцог снова станет холодным и неприступным, как это случалось прежде. Его лицо опять примет то же надменное, презрительное выражение, как тогда, в Шотландии, когда он набросился на нее с обвинениями и заявил, что не имел ни малейшего намерения жениться.

Она хорошо помнила все, что он сказал ей в тот раз, и его слова отчетливо прозвучали у нее в ушах, словно он на самом деле повторил их:

«Надоедливая, взбалмошная, безмозглая девчонка совсем не та жена, которая мне нужна!»

Бина надеялась, что он изменит свое мнение о ней, но теперь поняла, что ее надежды были напрасными. Если бы он был хоть немного неравнодушен к ней, разве в ту ночь, когда они делили спальню в Верноне, он не проявил бы это каким-нибудь образом? И разве не захотел бы обнять и поцеловать ее после того, как генерал так сильно напугал ее? А вместо этого герцог чуть ли не выволок ее из гостиницы и увез в простой повозке к реке, где они наконец смогли спрятаться в шлюпке у контрабандистов.

«Даже сейчас, когда мы уже так близко от дома, — думала Бина, — он не сделал ни одного жеста, который можно было бы принять за проявление привязанности».

Как легко было бы ему просто поцеловать ее в лоб, тем самым без слов давая понять, что он знает, как она напугана, и готов защитить ее.

«Я для него никто! Никто!» — с отчаянием сказала себе Бина.

Она снова посмотрела на герцога, стараясь разглядеть в тумане его лицо, и ей показалось, что теперь ей уже намного лучше видно его, чем несколько мгновений назад. И в этот самый момент до них донесся плеск весел и громкий голос произнес:

— Именем его величества короля Георга Третьего приказываю вам лечь в дрейф и сообщить, кто вы такие!

Едва успели стихнуть эти слова, как с другой стороны тоже послышался всплеск, и еще один голос хрипло прокричал:

— Именем его величества назовите себя! Мы таможенный патруль, и, если вы не ответите, мы тотчас же откроем огонь!

— Бог мой! — выдохнул один из гребцов. — Мы попались! Теперь мы все будем болтаться на виселице!

— Господи, точно, нас застукали! — простонал другой. И тут, к изумлению Бины, герцог поднялся на ноги и, держась за бочонки, чтобы удержать равновесие, сказал:

— Предоставьте все мне. — Потом он повернулся и прокричал в туман: — Я герцог Уорминстер, мне удалось бежать из Франции. Нам нужна ваша помощь, чтобы найти место, где мы могли бы пристать к берегу.

Последовало молчание, потом кто-то громко охнул от удивления. Бина услышала, как герцог тихо обратился к тем, кто сидел ближе всех к нему:

— Бросайте груз за борт, и поживее!

Бина была уверена, что гребцы на шлюпке были поражены не менее, чем таможенный патруль, услышав слова герцога. Затем из тумана слова донесся голос:

— Повторите ваше имя! Вы сказали, что бежали из Франции?

— Да! Я нанял этих людей, чтобы они доставили меня в Англию, — ответил герцог. — Как я уже сказал, я герцог Уорминстер, и мне нужна ваша помощь. Будьте любезны указать нам, где мы могли бы высадиться на берег.

Контрабандисты тем временем поспешно выбрасывали за борт тюки с табаком и бочонки с коньяком, которые с всплеском падали в воду. Несколько человек разгружали нос, остальные направились на корму, и тут они увидели Бину и застыли, разинув рот.

— Быстрее! — приказал герцог. — Туман рассеивается. Еще немного, и они увидят нас.

Контрабандисты удвоили свои усилия. Шлюпка раскачивалась и опасно кренилась то в одну, то в другую сторону, когда они швыряли товар за борт.

— К северо-западу от вас находится устье реки Сифорд, — прогремел голос с таможенного катера. — Старайтесь не отклониться к северу, не то попадете на рифы! Мы следуем за вами, так что не пытайтесь скрыться!

Бина поняла, что таможенники сомневаются, не было ли заявление герцога лишь хитростью контрабандистов, пытающихся спастись таким образом. В то же время она чувствовала, что на них произвели впечатление аристократический выговор герцога и та уверенность и властность, которые прозвучали в его голосе.

— Мы в точности выполним ваши указания, — ответил герцог. Он устроился на носу, а гребцы снова взялись за весла. Бочонки с коньяком очень быстро пошли ко дну, но тюки с табаком все еще покачивались на волнах.

Бина видела, что контрабандисты с тревогой поглядывают на них. Прилив нес толстые тюки прямо к берегу.

— Нам нужно как можно скорее убраться подальше от этого места, — тихо сказал герцог.

Мужчины налегли на весла, держа курс на северо-запад. Было уже достаточно светло, чтобы разглядеть их лица, и Бина, поплотнее завернувшись в свою накидку, пришла к выводу, что они похожи на настоящих злодеев.

Она не сомневалась, что если бы их с герцогом обнаружили до прибытия таможенных катеров, то с ними обошлись бы очень сурово, если не жестоко, и они вполне могли бы лишиться жизни.

— Как вам удалось незамеченными залезть в шлюпку? — спросил у герцога один из контрабандистов.

— Чем меньше мы будем говорить, тем лучше! — ответил герцог. — На воде голоса разносятся очень далеко. Предоставьте мне вести все переговоры, и вы не останетесь внакладе за то, что помогли спастись мне и моей спутнице.

— Если вы нас выдадите, они нас повесят или сошлют на каторгу, — сказал другой контрабандист.

— Предоставьте все мне, — повторил герцог.

Мужчина хотел было добавить еще что-то, но главарь шикнул на него, и он замолчал.

Туман внезапно рассеялся, и Бина увидела впереди широкое устье реки с отлого спускающимися к берегам скалами, за которыми простиралась болотистая местность.

Не успели контрабандисты войти в спокойные воды реки, как позади них появились два таможенных катера. Они еще некоторое время плыли вверх по реке, потом гребцы, сидевшие на носу, спрыгнули на сушу, чтобы придержать шлюпку, пока остальные складывали весла, распрямляли затекшие спины и по очереди сходили на грязный, топкий берег.

Герцог последовал их примеру и, подхватив Бину на руки, перенес ее через грязь на траву. Опустив ее на землю, он направился вдоль берега к тому месту, где высадился капитан первого патрульного катера.

— Я глубоко признателен вам, капитан, — сказал герцог, — а еще больше рад тому, что мне все-таки удалось бежать из Франции.

— Вы и на самом деле герцог Уорминстер? — спросил капитан.

— На самом деле! — улыбнулся герцог. — Как я полагаю, вам известно, что когда Бонапарт восемнадцатого мая возобновил военные действия, он приказал немедленно арестовать всех англичан, которые находились во Франции.

— Мы слышали об этом, — ответил капитан, — но с трудом могли поверить, что он решился на такое!

— Уверяю вас, это истинная правда! — сказал герцог. — Я и моя попутчица умудрились бежать из Парижа, переодевшись слугами. Когда мы добрались до берега, эти люди были настолько любезны, что согласились доставить нас в Англию. — Со слабой улыбкой капитан принялся разглядывать контрабандистов, неловко мявшихся возле своей шлюпки.

Бина подумала, что никто не стал бы заблуждаться по поводу того, зачем они пересекли Ла-Манш. Стоило лишь взглянуть на их лица, чтобы понять, что эта отчаянная команда готова пойти на любой риск, лишь бы привезти из Франции контрабанду, которая принесет им огромный доход.

Капитан окинул их всех внимательным взглядом, а потом обратился к герцогу:

— Ваша светлость, поскольку в шлюпке контрабанды не обнаружено, у меня нет ни малейших доказательств того, что они, направляясь к берегам Франции, руководствовались вовсе не альтруизмом, а чем-то другим.

Герцог улыбнулся в ответ:

— Я им очень благодарен.

— Это неудивительно, ваша светлость! — сказал капитан. — Я не думаю, что французские трюмы отличаются большим комфортом!

Герцог протянул ему руку.

— Благодарю вас, — произнес он, — и прошу оказать мне услугу и поблагодарить от моего имени капитана второго катера. Я обещаю, что сообщу в адмиралтейство, какую незабываемую услугу вы мне оказали.

— Спасибо, ваша светлость, — ответил капитан.

Герцог повернулся и подошел к главарю контрабандистов.

— А вам я хотел бы выразить свою благодарность в материальной форме, — сказал он. — При мне достаточно денег, чтобы выдать каждому члену команды по пять фунтов в награду за ту роль, которую вы сыграли в моем спасении. Кроме этого, я дам вам чек еще на сто фунтов, которые вы сможете получить в любом банке.

На лицах контрабандистов застыло выражение почти нелепого изумления.

— Это очень благородно с вашей стороны, ваша светлость, — сказал главарь. — Мы не будем притворяться, что потеря груза не явилась для нас большим несчастьем.

— В следующий раз вас могут поймать с поличным, — предупредил его герцог. — Мне кажется, что плата за ту прибыль, которую вы рассчитываете получить, слишком высока.

— Всегда есть шанс избежать столкновения с таможенниками, ваша светлость, и в этом случае мы можем получить неплохой барыш!

Герцог не стал спорить. Вместо этого он достал деньги из внутреннего кармана и выписал чек, поставив внизу свою подпись.

— Если вам по каким-либо причинам откажутся оплатить этот чек, обращайтесь прямо ко мне, — сказал он. — По крайней мере, сегодняшнюю ночь я проведу в Сифорд-парке. Вы знаете эту усадьбу?

— Да, ваша светлость. Это в трех милях отсюда.

— Я так и предполагал, — сказал герцог. — Единственное, что мне пока не ясно, — это каким образом моя попутчица и я доберемся туда. Нам было так тесно в вашей шлюпке посреди всех этих бочонков, что у нас свело ноги и мы с трудом можем передвигаться.

— Я мог бы привести вам двух пони, ваша светлость, — предложил главарь. — Они здесь, неподалеку. В том месте, где мы должны были высадиться.

— Пони нас вполне устроят, — ответил герцог.

Главарь обернулся и отдал какие-то распоряжения гребцам. К этому моменту оба таможенных катера уже вышли из устья реки и направились в открытое море. Было ясно, что через несколько секунд они скроются из виду.

Главарь пошел в сторону болота, а гребцы вытащили на берег шлюпку и куда-то понесли ее. И вдруг, к изумлению Бины, они исчезли!

Она сообразила, что в густых прибрежных зарослях у контрабандистов, должно быть, имеется тайное убежище, которое они обычно используют.

Некоторое время никого не было видно, потом они снова стали появляться по одному, но не возвращались к тому месту, где стояла Бина, а быстрым шагом направлялись в противоположную сторону. Поскольку солнце еще не взошло, они почти мгновенно исчезли в предрассветном тумане.

Герцог повернулся к Бине.

— Вот мы и дома! — мягко произнес он.

— Я так боялась, что нас обнаружат! — сказала Бина.

— Удача была на нашей стороне, — улыбнулся герцог. — Еще немного, и мы наконец вернемся к благам цивилизации!

Бина не смогла ничего ответить, но почувствовала себя глубоко несчастной, потому что герцог, казалось, был рад возвратиться к привычной жизни.

— Если вас волнует, кто живет в Сифорд-парке, — продолжал герцог, — то удача снова сопутствует нам, потому что это поместье принадлежит моему кузену, сэру Джеффри Минстеру. Он член парламента.

— Как вам, наверное, будет приятно встретиться с ним, — тихо пробормотала Бина.

— Я сомневаюсь, что сэр Джеффри сейчас здесь, — сказал герцог. — Очевидно, в связи с объявлением войны в парламенте идут заседания, так что он, должно быть, в Лондоне, и его жена, по всей видимости, тоже. Но я не сомневаюсь, что они будут только рады, если мы в их отсутствие воспользуемся гостеприимством Сифорд-парка.

Не успел герцог договорить, как из тумана с пугающей внезапностью вынырнули два пони, которых вел под уздцы маленький мальчик. Рядом с ними шел главарь контрабандистов.

— А вот и мы, ваша светлость, — обратился он к герцогу. — Мальчик покажет вам дорогу.

— Я вам очень благодарен, — ответил герцог. Он вложил в руку контрабандиста несколько золотых монет, потом помог Бине сесть на пони и сам сел на другого.

Лошадки хоть и были маленькими, но шли уверенной поступью. Очевидно, их использовали для перевозки тяжелых грузов контрабанды в какое-нибудь секретное место, откуда товар потом можно было переправить в Лондон.

Мальчик не стал вести их в поводу, а просто пошел вперед, и они послушно последовали за ним. Мальчик уверенно шел через болотистую местность, и вскоре они вышли на твердую, покрытую дерном почву.

Туман был рыхлым, слоистым: то он рассеивался, открывая перед ними панораму Даунса[31], то все снова заволакивало липкой влагой.

Когда они поднялись еще выше, внезапно выглянуло солнце, и прелестный ландшафт Суссекса предстал перед ними во всем своем великолепии.

Бине стало жарко, и она откинула с головы отделанный мехом капюшон. Она подумала о том, как будет раздосадована мадам Дельма, лишившись такой дорогой и модной накидки, но, может быть, она сочтет эту утрату незначительной по сравнению с гибелью мужа.

Но как Бина ни старалась, она не могла проникнуться жалостью к француженке, потому что в ее воображении сразу же всплывало воспоминание о том, как генерал набросился на нее.

«Он заслуживал смерти!» — сказала она себе. Беседовать на какие-то личные темы в присутствии мальчика, который вел пони, было невозможно, поэтому они ехали молча.

Они перевалили через гряду меловых гор и некоторое время ехали по узким, извилистым дорогам, пока наконец впереди не показались крыши домов и высокий шпиль церкви. Не доезжая до деревни, они увидели большие железные ворота, по обе стороны которых стояли сторожки.

Мальчик свернул к воротам, и они поехали по длинной подъездной аллее с вековыми дубами по обеим сторонам. Вскоре впереди показался Сифорд-парк, очаровательная постройка елизаветинских времен, с остроконечными крышами и маленькими ромбовидными окнами, сверкавшими на солнце.

— Как красиво! — воскликнула Бина.

— Изнутри дом такой же красивый и уютный, как и снаружи, — заверил ее герцог. — Я знаю, что в настоящий момент вам хочется лишь одного — хоть немного поспать!

— Еще очень рано, — сказала Бина. — Может быть, в доме все спят?

Но она беспокоилась напрасно. Горничная в чепце, усердно моющая каменные ступени лестницы, в изумлении уставилась на них, когда они остановились у входа.

Она побежала за лакеем, который выскочил из дома в одной рубашке, растерянно посмотрел на них и снова скрылся. Вскоре он вернулся в сопровождении пожилого мужчины, тщательно одетого самым подобающим образом.

— Доброе утро, Бэйтман! — обратился к нему герцог. — Надо полагать, вы удивлены, увидев меня, но я только что прибыл из Франции. Эта дама и я чудом избежали плена.

— Мы рады приветствовать вас, ваша светлость, — учтиво произнес Бэйтман. — Мне очень жаль, что сэр Джеффри и ее светлость уехали в Лондон четыре дня назад.

— Я так и думал, — сказал герцог. — Но я надеюсь, Бэйтман, что в их отсутствие вы позаботитесь о нас?

— Разумеется, ваша светлость.

— Сейчас нам нужно лишь одно — как следует выспаться, — продолжал герцог. — Шлюпка контрабандистов не отличалась особым комфортом.

— Шлюпка контрабандистов, ваша светлость?

— Это был единственный вид транспорта, который мы смогли найти, Бэйтман, — улыбнулся герцог. — И, уверяю вас, мы были очень рады ему.

— Могу себе представить, милорд! — Бэйтман поклонился Бине. — Позвольте, я провожу вас, мадам. Миссис Дэнджерфилд, наша экономка, позаботится о вас.

Бине очень не хотелось расставаться с герцогом, но ей ничего не оставалось, как последовать за дворецким.

Он повел ее наверх и препоручил заботам экономки, которая, застегивая на ходу платье, спешила по коридору им навстречу и, очевидно, была немало встревожена тем, что ее подняли в такой ранний час.

Она проводила Бину в большую спальню, в которой стояла огромная старинная кровать с муслиновым пологом, таким же муслином был отделан туалетный столик.

— Как здесь мило! — воскликнула Бина. Внезапно она почувствовала смертельную усталость и позволила экономке раздеть себя. Она облачилась в предложенную ей прелестную ночную сорочку, которая была намного красивее ее собственных, легла в кровать и закрыла глаза.

Девушка слышала, как женщина задернула шторы на окнах и озадаченно прищелкнула языком, разглядывая ее порванное платье. Но она слишком устала, чтобы придумывать какие-либо объяснения или размышлять о том, что о ней подумают.

Не успела за экономкой закрыться дверь, как Бина уже спала.

* * *

Бина проснулась оттого, что кто-то ходил по комнате. Недовольная тем, что ее разбудили, она открыла глаза и увидела двух горничных, которые внесли в комнату тазы с водой, чтобы наполнить ванну, стоявшую возле зажженного камина.

Она лежала, глядя на них, когда к кровати приблизилась экономка.

— Его светлость просил узнать, мадам, не захотите ли вы пообедать вместе с ним.

— Пообедать? — воскликнула Бина. — Неужели уже так поздно?

Экономка улыбнулась:

— Вы проспали почти девять часов, мадам.

— Я была совсем измучена, — сказала Бина. — Но я с радостью пообедаю с его светлостью.

— Я так и предполагала, мадам, — ответила экономка, — поэтому распорядилась приготовить для вас ванну, а потом вы выберете себе что-нибудь из туалетов ее светлости, чтобы вам было в чем спуститься к обеду.

— Вы правы, навряд ли то платье, в котором я приехала сюда, будет уместным, — улыбнулась Бина. — Мы с его светлостью, как вы уже, наверное, знаете, вынуждены были пойти на небольшой маскарад. Мне пришлось поступить на службу в качестве femme de chambre… горничной.

— Я не могу в это поверить! — в ужасе воздев руки, воскликнула экономка. — А его светлость?

— О, из него получился очень расторопный камердинер!

— Не представляю, как вы все это вынесли, мадам, — сказала миссис Дэнджерфилд. — Ох уж эти лягушатники!

Она произнесла это с таким презрением, что Бина не выдержала и расхохоталась. Она не стала больше ничего рассказывать об их приключениях. Погрузившись в теплую воду, благоухавшую ароматом роз, Бина почувствовала, что смывает с себя не только грязь, но и страх.

И теперь она начала осознавать, насколько была напугана не только мыслью о грозившей им тюрьме, но и самими людьми, с которыми им пришлось сталкиваться во время этого опасного путешествия.

При воспоминании о пьяных солдатах, о генерале и о контрабандистах с их злодейскими физиономиями девушку бросило в дрожь. И тем не менее теперь, хотя она снова была в Англии и находилась в полной безопасности, ее продолжал мучить страх перед будущим, перед тем, что ее ждет, когда она расстанется с герцогом.

«Может быть, Англия окажется для меня не менее опасным местом, чем Франция», — подумала Бина.

Девушка вспомнила о том, что произошло, когда в Шотландии она сбежала от герцога и пьяный мужчина украл у нее деньги. У нее, конечно, остались драгоценности матери, которые не дадут ей умереть с голоду, если она снова окажется совсем одна. Но когда вокруг было столько воров и бродяг, сможет ли она уберечь их?

Пока Бина принимала ванну и одевалась, тысячи тревожных вопросов роились у нее в голове, но ни на один она не могла найти ответа. Ей было страшно, и будущее казалось зловещим. Миссис Дэнджерфилд протянула ей элегантную тончайшую шелковую сорочку, украшенную изящной вышивкой и отделанную кружевами.

Потом она распахнула дверцы большого шкафа, стоявшего в углу, и Бина увидела огромное количество платьев самых разнообразных расцветок. Это великолепное многоцветие напоминало радугу.

— Боюсь, что ее светлость чуть полнее вас в талии, мадам, — сказала миссис Дэнджерфилд, — поэтому платье для сегодняшнего вечера я ушью прямо на вас, а к утру специально подготовлю что-нибудь еще.

— Я надеюсь, ее светлость не будет возражать? — заволновалась Бина.

— Ее светлость будет очень рада, что смогла оказать вам услугу, и я не сомневаюсь, мадам, что и она, и сэр Джеффри будут гореть желанием услышать историю ваших приключений. — Миссис Дэнджерфилд презрительно хмыкнула и добавила: — Это единственное доброе дело на счету у контрабандистов. Настоящая напасть, вот кто они такие, и при этом позорят всю округу, — при этих словах лицо миссис Дэнджерфилд приняло такое негодующее выражение, что Бина чуть было не рассмеялась. Но она тут же спохватилась, сообразив, что контрабандисты с их темными делишками — действительно очень неприятное соседство.

— Без них мы ни за что не добрались бы домой, — мягко сказала Бина.

— Что ж, тогда мы должны быть им благодарны, мадам, — ответила миссис Дэнджерфилд. — Так какого же цвета платье вы хотите надеть к обеду?

Платьев было так много, и все они были так прелестны, что выбрать действительно было нелегко. Бина с удивлением обнаружила, что, в отличие от Шотландии, в Англии уже приняли новую моду, с которой она познакомилась в Париже, и все платья леди Минстер были уже с высокой талией и почти такими же прозрачными, как у французских дам.

В конце концов она выбрала белое платье, напомнившее ей то, в котором она была на балу и которое ей пришлось оставить в Париже. Сердце девушки разрывалось при мысли, что ей больше никогда не придется надеть отделанное серебром газовое платье, в котором она танцевала с герцогом. Тем не менее платье леди Минстер было почти таким же красивым. Оно было расшито крохотными жемчужинами, такими же жемчужинами были украшены ленты, завязывающиеся высоко под грудью. По подолу шли три ряда кружев, а крохотные рукавчики также были кружевными.

— Оно очень идет вам, мадам, — искренне заверила Бину миссис Дэнджерфилд.

Она ушила платье в талии почти на два дюйма, а потом уложила волосы Бины едва ли не так же искусно, как парижский парикмахер.

— Откуда вам известны последние парижские моды? — воскликнула Бина.

— Мы в Англии не такие уж отсталые, — с упреком ответила миссис Дэнджерфилд. — Если на то пошло, я всегда считала, что именно английские дамы диктуют моду, а вовсе не жена этого чудовища и убийцы!

Бина знала, что в течение многих лет Бонапарта представляли чудовищем, дикарем, чуть ли не людоедом! Она с трудом подавила желание сказать, что Франция показалась ей вполне культурной и цивилизованной страной, опасаясь, что миссис Дэнджерфилд не поймет ее.

«Люди верят тому, чему хотят верить», — сказала она себе, и тут же ее мысли непроизвольно вернулись к герцогу.

Он хотел верить в то, что ему нравится жить аскетом. Он избрал для себя спокойное, размеренное существование. Бина была уверена, что события последних дней не изменили его. Виконт сказал, что у нее есть возможность помочь герцогу, но она не справилась с этой задачей.

Она поняла это, когда по прибытии в дом сэра Джеффри он представил ее не как свою жену, а просто как спутницу. Она была герцогиней Уорминстер в Шотландии, леди Биной Минстер, его сестрой, во Франции, потом снова его женой — Мари Буше. Теперь же она просто «мадам», у нее даже не было имени.

С отчаянием Бина подумала, что судьба сурово обошлась с ней! У нее не было возможности завоевать любовь герцога. У нее не хватило времени изменить его, как предложил ей виконт. Может быть, если бы они остались в Париже, ей это и удалось бы.

Она подумала о том, сколько ей всего хотелось узнать и посмотреть. В тот день в Шантильи, когда герцог показывал ей сады принца Конде, и потом, когда они смотрели сокровища монастыря бенедиктинцев, ей казалось, что ему все это доставляло большое удовольствие.

Бина была уверена, что он охотно гулял бы с ней по картинным галереям Лувра, рассказывал о сокровищах дворца, наслаждался мистической красотой собора Парижской Богоматери.

Но больше всего ей хотелось снова танцевать с ним. Она вспоминала, как он великолепно танцует и как ей почудилось, будто его глаза горели каким-то особым огнем, когда в городском саду они при свете фонарей кружились в вальсе под звуки шумного, веселого оркестра.

В тот момент он казался совсем молодым, а она по глупости испортила весь вечер, солгав ему, будто многие мужчины на балу пытались поцеловать ее. Бина знала, как герцогу не нравится, когда она преувеличивает, но сделала это лишь потому, что была задета его равнодушием к ее внешности. В тот вечер он казался совсем не таким, как обычно, а она глупой выходкой рассердила его, и он снова стал холодным и неприступным.

«Сегодня я должна быть очень осторожной», — сказала она себе.

Наконец она закончила свой туалет и взглянула на себя в зеркало. Как сильно она отличалась теперь от той растрепанной, плохо одетой девчонки, которая навязалась ему в попутчицы в Шотландии!

Оценит ли он, что теперь она держится с большим достоинством, стала рассудительнее и, как она надеялась, гораздо привлекательнее? Ответ на этот вопрос, как она полагала, оказался бы неутешительным.

Очень медленно Бина спустилась по резной дубовой лестнице и пересекла холл, стены которого были обшиты панелями, а в центре находился открытый средневековый очаг.

Ливрейный лакей отворил перед ней дверь, и она вошла в прелестную гостиную с большими окнами, выходившими прямо в сад. На стенах висели картины, повсюду стояли канделябры со множеством зажженных свечей, бросавших отблески на позолоту, украшавшую мебель со светло-бирюзовой обивкой.

Но Бина смотрела только на герцога, расположившегося в дальнем конце комнаты возле камина. При ее появлении он обернулся, и она снова увидела его таким, как тогда, в Париже.

Даже в позаимствованной у кузена одежде герцог выглядел таким же модным и элегантным, как и в тот вечер, после того как расстался со своим мрачным черным костюмом. Галстук казался ослепительно-белым по сравнению с его загорелым, обветренным лицом, кончики воротника доходили ему до подбородка. Синий атласный фрак подчеркивал цвет его глаз, а светлые панталоны цвета шампанского сидели на нем как влитые.

— О, я так надеялась хотя бы еще один раз увидеть вас таким! — непроизвольно вырвалось у Бины.

Герцог улыбнулся и поднес ее руку к губам.

— Позвольте мне также поздравить вас с переменой туалета, — сказал он.

— Ваш кузен и его жена в свое отсутствие проявили большую щедрость, — заметила Бина.

— Они поступили бы точно так же, если бы были здесь, — ответил герцог. — Вы отдохнули?

— Я проспала почти девять часов! — призналась Бина.

— Я тоже отлично выспался, — сказал герцог. — А теперь я так голоден, что готов есть что угодно и где угодно! Но я рад, что нам не придется ни готовить, ни подавать на стол.

Бина рассмеялась, но, прежде чем она успела ответить, вошел Бэйтман и объявил, что обед подан. Еда была восхитительной, и герцог отведал каждое блюдо, которое им подавали.

Бина, однако, проглотив несколько кусочков, обнаружила, что от волнения и от сознания того, что находится наедине с герцогом, она совсем лишилась аппетита.

Беседовать на личные темы в присутствии слуг и дворецкого было невозможно, поэтому герцог принялся обсуждать с ней угрозу, которую представляют собой контрабандисты, поставляющие золото Наполеону. Он рассказал ей о том, что некоторые банды контрабандистов отличаются особой свирепостью и их опасаются не только местные жители, но и сами таможенники. Он также сообщил ей о тех мерах, которые придется принять правительству, чтобы прекратить эту незаконную торговлю, подрывающую экономику Англии.

Бина внимательно слушала его, но в то же время постоянно возвращалась мыслями к собственным проблемам. Ей очень хотелось сосредоточиться на том, что говорил герцог. Однако она все время думала лишь об одном: а вдруг это последний вечер, который они проведут вместе? Кроме того, ее беспокоило, что герцог решит делать дальше.

Когда убрали десерт, Бэйтман налил герцогу бокал портвейна.

— Может быть, вы хотите, чтобы я оставила вас? — с тревогой спросила Бина. — Я знаю, что так принято.

— Я могу предложить вам гораздо лучшее решение этой проблемы, — улыбнулся герцог. — Я захвачу портвейн с собой в гостиную, и мы сможем спокойно сесть и поговорить.

— Я отнесу ваш портвейн, — предупредительно сказал Бэйтман. Он поставил графин и бокал на серебряный поднос и вслед за герцогом и Биной направился по коридору в сторону гостиной.

Пока они обедали, шторы на окнах задернули, и лишь одно окно, выходившее на террасу, оставили открытым. Легкий ветерок доносил из сада благоухание роз, и Бина увидела, что на темном вечернем небе зажглись первые звезды.

Она вспомнила, как прошлой ночью эти звезды освещали им путь вдоль реки к шлюпке контрабандистов.

Бэйтман подал герцогу бокал с портвейном, поставил графин на боковой столик и вышел из гостиной, закрыв за собой дверь.

Герцог, стоя спиной к камину, смотрел на Бину, но она не осмеливалась встретиться с ним взглядом.

— Я думаю, нам пора поговорить о том, что мы будем делать дальше, — тихо произнес он.

— Да… вы правы.

Потом, словно не в силах вынести того, что ей предстоит услышать она подошла к открытому окну и устремила свой взор в сад. Она догадывалась, что это конец! Наступил тот момент, которого она так боялась не только в последние дни, но еще с тех пор, как герцог спас ее от пьяного шотландца и взял под свою защиту.

Она чувствовала, будто тяжелый камень лежит у нее на сердце, и знала, что слова герцога станут для нее приговором, который разрушит ее счастье и который нельзя будет смягчить или отменить. У нее возникло безумное желание убежать, не слушать того, что он будет говорить, а просто выйти в сад и исчезнуть в темноте. Но она понимала, что должна остаться и выслушать его, хотя это и будет концом всех ее надежд и желаний, всего того, о чем она так страстно молилась, надеясь в глубине души, что он все-таки полюбит ее.

— Я хочу поговорить с вами, Бина, — сказал герцог. — Но очень сложно разговаривать с человеком, который стоит к вам спиной.

Бина резко повернулась, словно эти слова подстегнули ее. Мгновение она смотрела на него, потом, повинуясь безотчетному порыву, бросилась к нему.

— Пожалуйста… пожалуйста! — воскликнула она. — Не отсылайте меня… прочь! Позвольте мне… остаться с вами… я не стану вам надоедать… никто даже не узнает… кто я такая… я могу быть горничной… или кем-нибудь еще… только позвольте мне остаться!

В глазах герцога она увидела выражение, которого не смогла понять. Потом, почувствовав, что он сейчас ответит ей отказом, Бина резко отвернулась, чтобы он не увидел ее слез, и снова отошла к окну.

Она с трудом сдерживала рыдания, боясь потерять контроль над собой и броситься к его ногам. Она даже не заметила, как он подошел к ней. Внезапно совсем близко от нее раздался его голос.

— Моя глупенькая, взбалмошная, обожаемая жена! — сказал он таким тоном, которого прежде она никогда не слышала. — Неужели ты и в самом деле считаешь, что из тебя выйдет хорошая горничная? — Он взял ее за плечи и нежно повернул к себе лицом.

Она попыталась взглянуть на него сквозь застилавшие ей глаза слезы, но он крепко прижал ее к себе, так что она едва могла дышать, и приник губами к ее губам.

В первую секунду Бина была слишком ошеломлена, чтобы чувствовать что-либо. Но потом в ней вспыхнуло пламя, которое охватило ее с таким неистовством, что ей казалось, будто она тает у него в руках.

Она не верила, что можно испытать такое блаженство, такой упоительный восторг и не умереть от переполнявших ее чувств.

Он поднял голову, и Бина, не в силах прийти в себя, бессвязно пробормотала:

— Я никогда не предполагала… что ты будешь целовать меня… так.

— Буду! — ответил герцог и принялся целовать ее более требовательно, более настойчиво.

Все закружилось у нее перед глазами. Бине казалось, что пол уходит у нее из-под ног.

«Виконт был прав, — подумала она, — огонь в его душе не угас совсем, и теперь он снова разгорелся».

Но потом поцелуи герцога прогнали прочь все мысли, и Бина почувствовала, что больше не принадлежит себе, что отныне они одно целое.

* * *

Внизу в холле старые настенные часы пробили два раза. А наверху из глубины большой кровати послышался мягкий, нежный голос:

— Когда ты впервые понял, что любишь меня?

Герцог крепче прижал ее к себе.

— Я влюбился в крохотную, замерзшую ножку и в слезу, которая упала мне на руку, когда я пытался согреть ее, — ответил герцог.

— В мою ножку! — воскликнула Бина. — Я надеялась, ты скажешь, что тебя потрясла моя неземная красота!

Герцог засмеялся:

— Твое личико прелестно, очаровательно и совершенно неотразимо, любимая, но оно вовсе не красиво в общепринятом смысле.

— О! — воскликнула Бина. — Скажи это еще раз! Я никогда не думала, что ты станешь говорить мне такие замечательные слова!

— Я люблю тебя, — сказал герцог. — О моя бесценная, мое сокровище, я просто обожаю тебя!

Бину взволновали глубокие нотки в его голосе, и трепет охватил все ее существо.

— Я тоже… люблю тебя, — прошептала она.

— Но ведь ты же говорила, что я слишком старый?

— Нет! У тебя самый замечательный возраст.

— К тому же я скучный и занудливый?

— Ты самый восхитительный, самый смелый человек на свете! — Бина вздохнула от переполнявших ее чувств. — Когда я вспоминаю, что из-за меня ты убил человека, я с трудом могу в это поверить.

— Я лишь надеюсь, что мне не придется убивать никого другого, — ответил герцог. — Я буду очень ревнивым мужем, предупреждаю тебя!

— Но я собираюсь быть образцовой женой, именно такой, какой ты хочешь меня видеть, — запротестовала Бина.

Герцог снова засмеялся:

— Сомневаюсь, что тебе это удастся! Но все равно я заставлю тебя вести себя должным образом. Ведь у нас впереди столько разных дел!

— Каких?

— Меня ждет много работы в палате лордов, — ответил герцог, — кроме того, я полагаю, что смогу оказаться полезным в военном министерстве. И мы должны выполнить свое обещание.

— Какое обещание? — спросила Бина.

— Помочь роялистам. Мне кажется, мы просто обязаны сделать это.

— Ну конечно! — горячо отозвалась Бина. — А у нас получится?

— Мы попытаемся, — ответил герцог. — И мы оба сделаем все, что в наших силах, чтобы избавить мир от Бонапарта.

— Как это замечательно! — воскликнула Бина. — Я так мучительно боялась, что ты решишь отослать меня назад, к отцу.

— А я боялся, что ты захочешь уйти от меня, — сказал герцог.

— Как только тебе могло прийти в голову такое? После того как я поняла, что люблю тебя, я мечтала лишь об одном — быть рядом с тобой. Я безумно люблю тебя, и для меня было пыткой думать, что я тебе совершенно безразлична!

— Больше мы никогда не станем сомневаться друг в друге, — твердо сказал герцог. Он почувствовал, что по ее телу пробежал трепет, и повернулся к ней. — Скажи мне еще раз, что любишь меня, — властно потребовал он.

— Я люблю тебя страстно… безгранично… всем своим существом!

Он стал целовать ее лоб, глаза и кончик ее прелестного носика.

— Ты любил кого-нибудь… больше… чем меня? — спросила Бина.

— Теперь я знаю, что вообще никого прежде не любил! Ты завладела моим сердцем, любимая, и оно больше никогда не сможет вырваться из этого плена!

От ласкового прикосновения его рук ее дыхание участилось.

— Ты… волнуешь меня, — прошептала она.

— Именно этого я и хочу.

— Это восхитительно! И теперь я знаю… как это чудесно… когда мужчина и женщина… любят друг друга.

— Я говорил тебе, что это приятно, — напомнил герцог.

— Приятно! — презрительно фыркнула Бина. — Это божественно! Волшебно! Упоительно! Словно ты летишь к луне, зажав в руке все звезды! — Внезапно она остановилась и робко спросила: — Я опять… преувеличиваю?

— Нет, моя бесценная, ты описала это поразительно верно, — ответил герцог.

Их губы слились, и не осталось больше ничего, кроме сжигавшего их обоих пламени и сверкания звезд.

1

Знаменитая крепость на вершине базальтовой скалы в г. Эдинбурге, комплекс разновременных построек, восходящих к XI в. (Здесь и далее примеч. перев.).

2

Джон Ванбру (1664–1726) — английский архитектор и драматург.

3

Боровшиеся за восстановление на английском престоле династии Стюартов приверженцы короля Якова II (правил с 1685 по 1688 г.).

4

Карл Эдуард Стюарт (1720–1788) — сын старшего претендента Якова Эдуарда Стюарта (1688–1766).

5

Одно из прозвищ Карла Эдуарда Стюарта.

6

Старинная сабля шотландских горцев.

7

Анна Радклиф (1764–1823) — английская писательница, создатель жанра «готического романа».

8

Персонаж сказки Л. Кэрролла «Алиса в Стране Чудес».

9

Яков I (1566–1623) — английский король (1603–1625) из династии Стюартов (с 1567 г. — король Шотландии Яков VI), сын шотландской королевы Марии Стюарт, занял английский престол по завещанию Елизаветы Тюдор.

10

Первое блюдо из говядины или баранины с перловой крупой и овощами.

11

Запеканка из муки, хлебных сухарей и почечного сала. Подается со сладким соусом в качестве третьего блюда.

12

Горячий пунш, подогретая смесь крепкого спиртного напитка с водой и сахаром, приправленная лимоном.

13

Самого лучшего (франц.).

14

Фирменное блюдо (франц.).

15

Простите, мосье, в другой раз (франц.).

16

Карета; рыдван, дорожный многоместный экипаж; дилижанс (франц.).

17

Санкюлоты — термин времен Великой французской революции. Аристократы называли так представителей городской бедноты. Со временем понятие санкюлот стало синонимом патриота, революционера.

18

Мясо, шпигованное салом.

19

Имеется в виду Великая французская революция 1789–1794 гг.

20

Карл Великий (742–814) — король франкский с 768 г., с 800 г. — император из династии Каролингов.

21

Выскочка (франц.).

22

У Робера (франц.).

23

Ищите женщину (франц.).

24

Королевский сад (франц.).

25

Сад Свободы (франц.).

26

Радость жизни (франц.).

27

До свидания (франц.).

28

Сдобная булочка.

29

Горничную (франц.).

30

До свидания, господа! Желаю удачи! (франц.).

31

Гряда меловых холмов в Южной Англии.


Купить книгу "Взбалмошная герцогиня" Картленд Барбара

home | my bookshelf | | Взбалмошная герцогиня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу