Book: Джейс – без возражений!



Джейс – без возражений!

Энни Стоун

Джейс - без возражений!

Пролог

У Йельского университета есть Черепа и Кости, в Гарварде – фарфоровый клуб, тайное общество Корнелла известно как Сфинкс, в Кембридже – Беда апостолов.

Но у нас, у нас в Оксфорде было общество бунтарей и разврата. Ладно, ладно, возможно, у нас не было того формата тайных обществ, как в других университетах, но мы были той еще тайной…Это было нашей тайной, только нашей. Всего одиннадцать человек. Этого было вполне достаточно.

Вместе мы прошли через огонь и воду, мы могли смело полагаться друг на друга, и это спустя четырнадцать лет со дня знакомства и до сегодняшнего дня, хотя мы и разбросаны по всему свету…

Мы встретились в теплый, летний день 2001 года в Оксфорде. Брошенные на произвол судьбы, вместе мы делаем это для лучшего шанса в мировой истории. Кто бы мог подумать, что трое англичан, четверо австралийцев, и четверо американцев создадут такой интересный микс как Мартини?

Несмотря на это, Джейс, Саймон, Ник и Майк вернулись в Соединенные Штаты, вместе с Эваном, Тайлером, Этаном и Джонатаном они встречаются в обществе бунтарей и разврата где-то раз в году, во время встречи выпускников. Но что-то в этом году не так… Совсем не так…

Глава 1

Я медленно вертела бокал в своих руках, пока моя подруга Далила делилась планами своей предстоящей свадьбы. Я старалась придать своему лицу заинтересованный вид, но на самом же деле пыталась побороть зевоту. Возможно потому, что я слушала это уже как минимум в третий раз. И каждый раз она рассказывала обо всем в мельчайших подробностях, так что я помнила абсолютно всё. Так или иначе, я была первой подружкой невесты. Очевидно, мне дали эту роль специально, чтобы помучить меня.

Все это время, я незаметно поглядывала на Стива, свидетеля со стороны жениха, лучшего претендента на это место. Почему для меня это была честь, а он считался лучшим? Он не заслуживал такого статуса, по крайней мере, после той пьяной ночи, шесть лет назад. Ну, что я могу сказать? Я была юна и нуждалась в деньгах.

– Дорогие мои, Лила и Тревор, мне выпала огромная честь сопровождать вас на этом важном для вас пути, – с пафосом сказал он. Теперь вы понимаете, о чем я? Мой внутреннее Я только покачало головой.

– Мы очень рады, что вы помогаете нам, – сказал в ответ Тревор, и я заметила, как предательски запульсировала венка у него на лбу. Это случалось всегда, когда он переживал, словно он сейчас лопнет. – Вы, ведь, не против?

– Был опрос. И я голосовала за тебя, – бросила я в ответ. Он пораженно посмотрел на меня. Наверное, не мог поверить, что я сказала это.

– В самом деле?

Я кивнула.

– Да, конечно. Рассматривались ты, Усама бен Ладден и Саддам Хусейн, но так как двое уже мертвы, я проголосовала за тебя, в итоге… Я здесь.

– Крисс! – пристыдила меня Лила. Я понимала, что это был ее выбор, но как она могла выходить замуж за такого мудака и зануду как Тревор, у которого не было друзей, и кто нагло вмешивался в наш круг общения. Жених хренов.

Кстати, по поводу Стива. Меня по-прежнему воротило от воспоминаний его члена во мне. Фу. Как я могла? Это все алкоголь! Лошадиная доза водки. Клянусь вам!

– А, правда, что свидетели всегда спят друг с другом на свадьбах? – пошутил Тревор.

– Нет! – яростно возразила я. Лила закатила глаза, а Стив посмотрел на меня щенячьим взглядом. Чертов ебарь. «Нет, нет, Крисс, не ведись на эти щенячьи глазки».

– Нууу, может быть, – пошутила я, и, оглянувшись, увидела радостное лицо Стива, что тут же заставило меня пожалеть об этом.

В то время как Тревор и моя подруга спорили о цветах и украшениях стола, Стив наклонился и прошептал мне на ухо:

– Это был лучший секс в моей жизни.

Черт, парень, я вообще думала, что он был у тебя единственным. Может, его предложение и было бы заманчивым, если бы меня от него тошнило. Почему я давала ему ложную надежду? Испытывая вину, я с замиранием сердца ждала, когда эти Средневековые пытки закончатся, и я смогу поехать домой. Слава Богу, это шоу очень скоро подошло к концу, и теперь я могла собираться домой. Только я встала из-за стола, как Стив тут же предложил проводить меня до дома. Чувак, это Манхэттен, а не Мехико.

До своего района я добралась на метро. Моя арендованная квартира находилась рядом с Парк-Вашингтон сквер, так что мне все равно придется пройти пару кварталов пешком. Мои туфли–лабутены не скажут мне за это «спасибо». О, вы, наверное, подумали, что я беспокоилась о своих ногах? Но нет, всё совсем не так. Эти туфли были из последней коллекции, и стоили они целое состояние, гораздо больше, чем я тратила на еду. Враньё. Я тратила слишком много денег на еду. Не только потому, что я не готовила, но еще и потому, что Манхеттен был настоящей Меккой для гурманов.

Я поднялась по лестнице ко входной двери, а затем еще и на третий этаж, к своей квартире. Поднимаясь, я все время повторяла про себя: «Аренда, управление, квартира, аренда, управление, квартира», - это хоть немного отвлекало от боли и усталости в ногах. Зайдя домой, я сняла с себя драгоценные туфли и с любовью поставила их в обувной шкаф. Иногда мне даже хотелось спеть им песню на ночь, но это было бы уже слишком. Кажется, я совсем рехнулась. Устав от такого длинного дня, мне хотелось поскорее улечься в постель с любимой книгой.

Утро выдалось тяжелым. Проснувшись под вой будильника, я выплюнула изо рта волосы и медленно встала. Я направилась в ванную, села на унитаз и потянулась к первой попавшейся вещи, шампуню, чтобы занять себя чтением этикетки. После этого, я забралась в душ, где наслаждалась тем, как горячие струи омывали мое стройное тело. Надев деловой костюм: юбку положенной длины и блузу, я накинула довольно милое пальто. Я выглядела неплохо: не серая мышь, но и не распутная девица. Так и должен был выглядеть юрист в престижной юридической фирме на Манхэттене. Затем я словила такси и направилась на работу.

Теперь, я думаю, вы поняли, на что я тратила свои честно заработанные деньги: еда, такси, туфли и оплата жилья. Может, я тратила бы меньше денег, если бы жила где-нибудь в другом районе, подальше, но так мне было ближе добираться до моей работы.

Я зашла в офис и на лифте поднялась на нужный этаж, где находилась юридическая фирма «Спенсер, Дональдсон и Свиндер». Эх, как бы я хотела, чтобы и мое имя там тоже было. Хоторн. Крисс Хоторн. Ну, ладно, «Хоторн и компания». Хорошо, не будем забегать наперед, хотя я уже много месяцев копила деньги, чтобы стать партнером. В приемной меня встретила мой секретарь, Элейн. Она всегда приходила вовремя и, еще до моего прихода, успевала проверить и составить для меня расписание на день. Каждое утро она сортировала мои письма, используя цветовую маркировку. Она выделяла и подчеркивала важные дела, которыми нужно было заняться в первую очередь. Огромным преимуществом Элейн было то, что она нашла мальчонку, который каждое утро доставлял мне мой любимый черный кофе и булочки с корицей из кафе, в котором он работал.

Когда я только устроилась в эту фирму, я познакомилась с одной девушкой, Мэрри, работавшей в небольшом кафе, что было вниз по улице. Это она приучила меня, как к наркотику, каждое утро пить черный кофе и съедать пару булочек с корицей. Между делом у нас с Мэрри завязалась дружба, и с тех пор как она уволилась с работы, Элейн нашла этого парня, который хлопотал вместо ее.

Да, а еще я была первостатейной сукой. Так меня называли все коллеги- мужчины, проигравшие мне дела. Но, честно говоря, мне это льстило. Потому что, они просто были маменькиными сыночками и идиотами. Они были мне не ровня. В нашей фирме каждый адвокат должен отработать восемьдесят часов в неделю, если хочешь повышение – сто. Я же работала сто десять. Потому что я хотела, чтобы однажды и мое имя оказалось на вывеске с названием фирмы. И в скором времени так и будет. Иначе и быть не могло.

Мой отец – Самуил Хоторн – Ледяной король Чикаго. Поэтому иногда меня называли Ледяной принцессой. Я не выбирала это имя. Самуил – был лучшим адвокатом. Его клиенты зарабатывали миллионы для себя и для него. Моя мать, Тери Хоторн, как и мой отец, тоже была успешным адвокатом. «Хоторн&Хоторн» считалась самой успешной адвокатской фирмой за пределами Нью-Йорка. На меня возлагали большие надежды, и я оправдала их. Именно поэтому мои работодатели, так сказать, оторвали меня с руками и ногами, когда я с отличием закончила обучение в Гарварде.

Девяносто девять процентов меня были сосредоточены, амбициозны и собраны. Оставшийся процент спал со Стивом. Почему я вдруг вспомнила о нем? Хороший вопрос. Допив свой кофе и ответив на все письма, я направилась на еженедельную встречу с Вернером Свиндером, моим наставником. Он верил в меня. Даже в те редкие моменты, когда я не оправдывала его доверия. Я знала, чего я хотела. Я знала, на что была способна. Но почему же тогда в моей груди было так пусто?


***


Солнечный лучик щекотал нос Джейса Монро. Чтобы избавиться от этого неприятного ощущения, он потянулся ладонью к своему лицу, дотронулся до щеки и неожиданно проснулся. Резкая боль взорвалась там, где должно было быть его лицо. Что, черт возьми, произошло? Со стоном он попытался открыть глаза. Голова болела, глаза опухли. Ебать. Что же произошло? Скатившись с кровати, он поплелся в ванную. На тяжелых ногах он встал у зеркала и снова открыл глаза.

– Черт, – проворчал он. Выглядел он не слишком презентабельно. Нужно еще раз открыть глаза и изучить весь ущерб вчерашних событий. Правый глаз полностью заплыл и не открывался. Нос, скорее всего, был сломан, скулу украшали рваные раны. А губы – полный пиздец.

Он осмотрел другую сторону лица. Вид слева был не лучше. Движения вызвали болезненные ощущения по всему телу. Опустив глаза, он посмотрел на свое тело. Ребра были зеленовато-синего цвета. Блять…он хотя бы выиграл?

На кухне затрещал мобильный. Он старался как можно быстрее добраться до проклятой комнаты, но его зрительно-моторная координация сейчас была нарушена, и телефон упал на пол. Со стонами и матами он попытался его поднять. Боль в ребрах, лодыжке и животе – сплошной пейзаж мучений. Все-таки схватив телефон, он уселся на пол и спиной оперся о кухонных шкаф. Он посмотрел на номер и перезвонил.

– Джим!

– Эй, старик, ты как?

– Дерьмово! – кто-то фыркнул на другом конце линии.

– Тебя сильно отделали.

– Судя, по моим ощущениям, да. Но разве я выиграл?

– Конечно! Разве можно победить Джейса Монро? – по крайней мере, он все еще так думал.

– Сколько я выиграл?

– Девять тысяч.

– Ты знаешь, что делать…

– Конечно, старик. Можешь на меня положиться. Я знаю, как это важно для тебя.

– Спасибо, – на несколько мгновений повисла тишина.

– Как думаешь, когда ты снова понадобишься ему?

Джейс провел рукой по своим светлым волосам и ответил:

– Не знаю, возможно, через неделю, максимум две.

– Это плохо?

– Скорее всего, да. Ведь в ход уже пошли самые сильные.

– Ты можешь вспомнить хоть что-нибудь?

Джейс покачал головой, и тут же понял, насколько глупой была эта идея.

– Не совсем, я помню только то, что это были русские, больше ничего.

– Ты пропустил несколько ударов в голову, не удивительно, что ты не можешь ничего вспомнить.

– Блядь, – он мягко прислонил свою голову к стене.

Закончив разговор, он решил позвонить своему боссу и сказать, что он болен. Какой клиент обрадуется адвокату, который больше смахивает на уголовника, чем на блюстителя закона? По крайней мере, ни один из тех, кто обращался в «Леммон, Джексон & Стоун». В следующий раз нужно избегать ударов по лицу. Его карьера не предполагала отсутствия на рабочем месте. Нужно было обратиться к Эшли. Этот бродвейский визажист не раз спасал его задницу, превращая его лицо цвета фиалки в презентабельный вид. Эш – семейный парень, но Джейсу это было не интересно. У него было все, от чего он получал удовольствие. От этой мысли он улыбнулся. Да, дикий секс, никаких обязательств. Ему и так было хорошо. И он снова улыбнулся.



Глава 2

Раз в неделю я встречалась за обедом с Лилой и Мэрри. Увы, больше времени для встреч с подругами я выделить не могла. Иногда я работала по восемнадцать часов в сутки. Поэтому времени на личную жизнь у меня практически не было. Я даже не могла вспомнить, когда я в последний раз уделяла внимание самой себе. Отдых? Что это? У меня была четкая цель, и я намеревалась добиться ее. Я пришла в небольшой ресторанчик, который находился всего в квартале от моего офиса. Мы всегда встречались здесь, так как время – деньги. Обе подруги уже были здесь, я знала, что это было очень любезно с их стороны. Однажды Мэрри опоздала и появилась тогда, когда я уже собиралась возвращаться в офис. Мне пришлось задержаться, отчего возникли проблемы. Они меня понимали и любили, ведь это мои люди. Понимаете, о чем я?

– Эй, сладкая! – я улыбнулась, когда добралась до нашего столика, и обняла Мэрри так, будто мы не виделись в течение многих столетий. Ведь это правда, эти семь дней казались вечностью.

– Эй, трудоголик! – рассмеялась она. Мэрри была самой сексуальной женщиной, которую я знала, плюс ко всему она была самой милой и доброй.

– Кстати, вы уже планируете мой девичник? – спросила Далила. Мысленно я издала жалобный стон. Ну почему, почему всех невест интересовал этот дебильный вопрос? Ведь существовала еще масса тем для обсуждений, но у этой красотки все было иначе, ее интересовала только свадьба, свадьба, свадьба.

– Думаю, можно отправиться в стрип-клуб. – сказала я. Лила выпучила свои и без того огромные глаза, и из ее рта потекли слюнки. Я не понимала, почему такая женщина решила выйти замуж за Тревора-обывателя, эта штучка любила секс и все, что было связано с ним. Мэрри пыталась сделать серьезное выражение лица, но скажу вам честно, у нее это не получилось.

– Крисс, – сказала Лила. – Я знала, что ты предложишь именно это, шаловливая сучка! – и с восторгом захихикала.

– Черные или белые парни? Выбирайте, – сказала я. – Если черные, то могу посоветовать отличный стрип-клуб на Манхэттене «Manhattan Boys».

Мэрри тихо рассмеялась.

– Я думаю, Лила просто хочет голых и мускулистых парней.

Лила возбужденно закивала,

– Голых, и много!

– Так черные или белые? – Лила задумалась, закусив при этом свою пухлую губу.

– Черных, мне очень интересно проверить, правда ли то, что о них говорят? – Засмущавшись, проговорила подруга. Но мы-то поняли, что она имела в виду.

– Да, уж, – ухмыльнулась я.

– Мы знаем это.

– Да, но мы против любого проявления дискриминации, малышка Лил.

– Что это значит? – удивилась Мэрри.

– То, что мы не особо разборчивы в наших сексуальных партнерах, и не беспокоимся об этом, – сказала я, покосившись на Лилу.

– О, да, – засмеялась Лила. – Но нам не всегда так везло. Помнишь парня из Вегаса? – и во избежание вопросов от Мэрри, она продолжила: – Он был таким странным и волочился за Крисс как хвост. А еще парень был очень возбужден.

– В свое оправдание скажу, что я была мертвецки пьяной.

– Это не аргумент, ты часто бываешь пьяной, – равнодушно ответила Лила.

Мэрри расхохоталась.

– Крисс не обязательно быть пьяной, она и трезвая цепляет мужиков.

– Не завидуй, – ответила я.

– Мне кажется, что вы могли бы разделить всех мужчин мира на двоих, – щедро распорядилась Мэрри.

– А ты получишь всех женщин? – дразнила Лила.

Мэрри покачала головой.

– Мне достаточно и одной.

Лила и я вздохнули. Мэрри и ее возлюбленная, Пайпер, то еще кино.

Хотя, Пайпер та еще сука.

– Мэрри, ты такая милая. Что ты делаешь рядом с ней? – спросила Лила.

– Мы не выбираем, кого нам любить, – я заметила, как на глаза Лилы навернулись слезы. – Да, это жестоко, – продолжила Мэрри.

– Непослушная девочка, – сказала я.

– Давайте все-таки продолжим, – напомнила Лила. – Я собиралась показать вам каталоги свадебных церемоний. Кто этим займется? – Как самой организованной, подруга передала мне список имен и электронных адресов. – Тебе понравится, ниже указаны несколько дат, на выбор.

Я выбрала один из выходных дней, чтобы заняться этим.

– Мэрри, какой из дней подходит тебе? – спросила я ее.

– Оу, думаю, что смогу заняться этим через несколько дней, я как раз думала со следующего месяца взять отпуск.

Я удивленно подняла брови.

– Почему, милая?

– Я решила попробовать работать полный рабочий день в качестве художника. Да, это будет очень трудно, но Пайпер – мое спасение.

– Ты уверена, что так легко можешь доверять Пайпер? – Лила ударила мою ногу под столом, в то время как Мэрри безучастно смотрела на меня.

– Она моя подруга, моя любовь и мой партнер, – ответила подруга. – Почему бы вам просто не поддержать меня? – я прикусила язык, дабы не взболтнуть больше лишнего. Я еще раз напомнила себе, что Пайпер, прежде всего, любила ее, но, тем не менее, не переставала быть настоящей сучкой.

– Достаточно Мэрри! – сказала я. – Ну что, продолжим? – я подняла свой бокал и произнесла тост: – За все то, что мы так любим делать, мои хорошие! – подруги подняли свои бокалы, и мы чокнулись.

На пару мгновений я задумалась о том, что смотрела на двух самых важных людей в моей жизни.


***


– Эй, Джейс, – сказала она, стоя в дверях. Он оставил Эша, подошел к ней и поцеловал в щеку.

– Эш, спасибо, что помог, – сказал он и повернулся к красотке. Она стояла и смотрела на Джейса, слегка приоткрыв свой рот.

– Это будет не бесплатно.

Он кивнул.

– Конечно.

– Это будет обычный секс… – сказала она, зайдя в его неубранную спальню. Её это не беспокоило. Она ведь не жить здесь собиралась, Джейс сам к ним приходит.

– Поцелуев не будет, – она кивнула. – Твои поцелуи полное дерьмо, но ты хорошо работаешь руками, – смеялся Джейс. Он любил, когда женщины знали, чего от него ждать. В конце концов, они сдавались и позволяли ему делать все, что ему захочется.

Она выпятила свои полные, огромные и явно искусственные груди.

Он не понимал, зачем женщины делали это. Грудь была самой прекрасной частью женского тела, но только когда она была настоящая, мягкая на ощупь. Некоторые силиконовые сиськи были настолько плотные, что становилось противно. Он любил трогать грудь, сжимать и мять ее. Эти сиськи были теплыми, только вот похожи на бетон.

Он дал ей первую команду.

– Прими позу! – она тут же стала на колени и уперлась локтями в матрас кровати. Он шлепнул ее по заднице, поднял вверх ее юбку, и начал нежно ласкать ее попку. Она застонала. Отодвинув ткань ее трусиков, он начал ласкать пальцами ее киску. Она издала протяжный стон. Он не знал, действительно ли она была так возбуждена или это была обычная игра дешевой шлюхи? Он протолкнул внутрь три пальца и начал ласкать нужную точку. Она задыхалась от возбуждения.

Прежде чем она смогла бы возразить, он быстро натянул на себя презерватив и проник в нее.

– О, Джейс, малыш, – бормотала она.

– Потри свой клитор, детка, – сказал он и начал двигаться в ней. Но… те ощущения, что он испытал от их близости, никак его не задели. Ни его член, ни душу. Это было всего лишь развлечение.

– Ты в порядке? – спросила она.

– Дай мне минутку, – пробормотал он в ответ. Раньше такого с ним не случалось. Как вообще такое могло произойти? Он никогда его не подводил.

– Такое иногда случается, – тихо сказала она, но он явно услышал разочарование в ее голосе. Он лишь кивнул, как так? Она повернулась к нему и поцеловала в щеку, но он видел, что она была очень расстроена.

– Надеюсь, такого больше не произойдет, иначе я больше не приду к тебе, – промурлыкала она, дотронувшись до его промежности, и ушла из квартиры.

Он заказал себе такси, впервые за пять дней он не сядет за руль, и вызвал лифт. Эш хорошо замазал его синяки и рваные раны. «Выглядит как маска», подумал он, когда смотрел на себя в зеркало лифта.

Мысленно он вернулся к событиям, произошедшим ранее. Он всегда был отличным любовником, женщины никогда не покидали его постель неудовлетворенными.

– Мистер Леммон хочет, чтобы вы… – с придыханием сказала девушка за стойкой регистратора, когда открылась дверь лифта, и Джейс вышел на этаже фирмы, где он работал. Он соблазнительно улыбнулся девушке, которая вздохнула, увидев его. Да, он всегда считал себя красавчиком.

Он направился к кабинету своего начальника, постучался в дверь и открыл ее, не дождавшись ответа. Но Роджер Леммон и не ждал ничего иного. Ведь Джейс – его протеже. Разговаривая по телефону, Роджер показал ему присесть. Джейс расстегнул свой пиджак и сел, закинув ногу на ногу.

Закончив разговор, Леммон сказал:

– Ну, вот ты и здесь, мальчик. Почему я должен рвать задницу за тебя, а? – Джейс ухмыльнулся. – Почему тебя не было на работе больше пяти дней? Ты в курсе, что скоро прибудет старший партнер? – эти слова не вызвали у Джейса особого интереса.

– Вы знаете, почему меня не было на работе. Это было впервые, кому как не вам знать, что я работаю даже по гребаным воскресеньям. И так в течение долбанных десяти лет!

– Ну и как ее зовут?

– В смысле? – удивился Джейс.

– Ну, как зовут ту маленькую шлюшку, которую ты трахал эти пять дней, вместо того, чтобы появляться на своем гребаном рабочем месте.

– Никак. Я был болен.

– Что там у тебя? – неожиданно спросил Роджер. – Там, на щеке.

Джейс тихо вздохнул.

– Ничего, я попал в небольшую аварию, мое лицо выглядело ужасно, поэтому я не приходил на работу.

– Что?

– Я был немного пьян, мы с другом немного перебрали. Во всяком случае, я разбился по дороге домой.

– Где вы были?

– В таверне «У Ларри»

– Когда это, блядь, случилось?

– Пять дней назад.

– Знаешь, Джейс, ты лучший адвокат, что работает у нас. И это делает тебя отменным лжецом.

– Но это правда, – возразил он.

В этот момент дверь в кабинет Леммона открылась, и на пороге появился ни кто иной, как Харрисон Стоун.

– Эй, Гарри, очаровательная мордашка Джейса после пьяной выходки теперь уничтожена, – смеется Роджер.

Харрисон подошел к нему и сказал:

– Покажи мне.

– Спасибо Роджер, ты настоящий друг, – проворчал Джейс.

Гарри осмотрел его и разочарованно ответил:

– Ну, все не так уж и плохо.

– Я тебя порадую, Гарри, мое лицо полностью замазано тоналкой. – усмехнулся Джейс, и показал свое лицо.

– Господа, думаю, пора бы нам приступить к работе, – напомнил Леммон. – Я провел небольшую разведку, и знаете, кто будет адвокатом другой стороны? Крисс Хоторн. Ну, скажите же что-нибудь.

Роджер потрепал Джейса по щеке.

– Дочь Самуила Хоторна.

– Ледяного короля? – благоговейно спросил Джейс. Этот человек был живой легендой. Если бы его офис находился в Нью-Йорке, он бы обязательно устроился в его фирму. Но он не хотел быть в Большом Яблоке, поэтому остался в Чикаго.

– Его дочь не сильно отстала от своего отца, – добавил Гарри. – Она не только остра на язык, но и, как вы могли бы заметить, довольно горяча.

– Она здесь недавно? – удивился Джейс.

– Нет, она работает здесь с момента окончания Гарварда в «Спенсер, Дональдсон и Свиндер»

– Гарвард… Ммм.

– Все лучшее для своей дочери, – сухо произнес Роджер.

– Почему я о ней ничего не знаю? – спросил Джейс.

Гарри пожал плечами.

– Она действительно горячая штучка? – не унимался Джейс.

– Попридержи свой член в штанах, Казанова, – предупредил его Роджер. Джейс поднял руки в знак поражения.

– Ладно, ладно, понял.

– Клиент скоро будет здесь, – Джейс кивнул, попрощался со всеми и ущел.

Ну почему теперь у него не выходло из головы, насколько горяча была эта Крисс Хоторн?

Глава 3

Встреча


Я зашла в стеклянное фойе «Леммон, Джексон и Стоун» и медленно вздохнула, стараясь не показывать свою нервозность. Это было оно. Несомненно, это было именно то дело, что сделает меня старшим партнером. Свид намекнул, что я стану самым молодым старшим партнером в истории фирмы. Я должна сделать это. Несомненно. Я вернулась к стойке администратора, а затем отправилась наверх, где Питера Диллана, адвоката, назначенного моим младшим ассистентом, и меня в сопровождении рыжеволосой девушки провели в конференц-зал, предложив кофе, но я попросила воды. Кофеина на сегодня было достаточно. Я психологически настраивалась на предстоящую встречу, когда заметила, что зубы Диллана стучали, а ноги дергались под столом. Он напомнил мне олененка Бэмби, которого покинула мама. Смешно, не правда ли?

Рыжеволосая принесла свои извинения и попросила подождать нас еще минут двадцать, прежде чем начнется встреча. Я ненавидела, когда людям было чуждо чувство приличия. Я ответила ей, что мы подождем. Бедный Питер пытался завести со мной разговор, но вовремя понял, что лучше оставить меня в покое, и заткнулся.

Этот Джейс Монро – осел, как мне показалось. Никогда прежде с ним не встречалась, но мне уже и не хотелось. И это не потому, что он хотел обобрать моего клиента на несколько сотен миллионов долларов.

Когда он прибыл, я чуть не задохнулась. Ебать… Я ведь знала его. Он был высоким, больше метра девяносто, его темные волосы уже отросли. Они выглядели так, будто еще утром в них зарывались женские руки, и я почувствовала приступ ревности. Его глаза не изменились, непостижимо зеленые, они смотрели прямо на меня. Его тело стало выглядеть еще более мускулистым чем тогда, и мои мысли уплыли в неправильном направлении. Стоп, Крисс! Я помнила нашу горячую ночь после вечеринки в Колумбии. Это было незабываемо, а потом… Потом этот гребаный ебарь сбежал. Но уже больше десяти лет я вспоминаю этот секс, как лучший из тех, что был у меня. Как судьба может быть такой жестокой?

Я натянула на свое лицо мое любимое выражение – покерфейс.

Он мне улыбнулся своей акульей улыбкой. Безупречно, господин адвокат.

– Простите за опоздание, меня зовут Джейс Монро, я представитель мистера Энтони Вега, – мы обменялись рукопожатиями и любезностями. Но все, что я хотела, так это врезать этому мудаку по яйцам. «Так, соберись, Хоторн», сказала я самой себе. «Не дай ему увидеть, что он тебя волнует. Даже если он горяч как сам Ад».

– Мы можем начать? – вежливо спросил он. Я кивнула, и он сел напротив нас. Диллан готовится сделать важные вещи. Я надеялась, что он приготовил документы для допроса.

– Мы начнем с показаний свидетеля, и у вас будет время, чтобы допросить его, – сказал Джейс, и я начала слушать свидетельства, которые он нам предоставил. Душераздирающе. Свидетель рассказывал о своей маленькой дочери, которая умерла после того, как приняла препарат моего клиента. Конечно, это печально, ведь я не была бесчувственным монстром. Но не было никаких доказательств, что именно продукт компании «Тайсон» вызвал ее смерть. Девочка болела лейкемией, ее шансы на жизнь были мизерны. Это факт. Правовая группа хотела забрать это дело, случай Энтони Вега был довольно интересным, потому что он был первым. Я была уверена, что выиграю это дело… И тогда я стану старшим партнером.

– Мистер Вега, врачи вашей дочери говорили вам о ее состоянии? – спросила я его. Он посмотрел на Джейса, и тот ему кивнул. Хм, молодец.

– Они сказали, что шансов было мало, – я кивнула и попыталась придать своему лицу сострадательный вид. – Они дали нам большую надежду, когда стали давать ей «Онкоцин».

– Вы ведь понимаете, что это основной препарат «Тайсон фармацевтик»? Каждый год он спасает тысячи жизней, но ведь это не панацея. Он эффективен в тех случаях, когда рак еще не распространился. Даже тогда нет гарантии. Остается химиотерапия, – он промолчал.

– Нет, они сказали, что это даст ей пожить еще немного времени, еще немного времени побыть на этом свете...

Я вопросительно изогнула бровь и наклонилась вперед.

– Мистер Вега, я поражена. Если вы понимали, что шанс выжить был невелик то, что мы здесь делаем?

– Потому что «Онкоцин» убил ее! – взревел он.

– Что заставляет вас думать так? Фармацевтическая компания мистера Тайсона каждый год помогает выжить тысячам людей, и она несет ответственность за смерть вашей дочери?

И тут вмешался Джейс, если бы он этого не сделал, я бы подумала, что он бесхребетное существо.

– На этот вопрос мой клиент отвечать не станет. Он не врач, и для ответа ему не хватает технических навыков, – я кивнула. Неожиданно…

– Что еще вам говорили врачи? Что стало причиной смерти вашей дочери?

Он посмотрел на Джейса, и тот снова кивнул.

– Остановка сердца.

– Разве это не ожидаемая реакция на то, что человек становится слабее?

– Мой клиент не станет отвечать на этот вопрос, мисс Хоторн, – сказал мне Джейс. – Он не врач, – снова возразил он.

Я знала это, и, честно говоря, мне было жаль его клиента, я даже представить себе не могла, что было бы с моими родителями, случись такое со мной… Но это была моя работа, я не должна показывать своей слабости, иначе мы провалим это дело. Поэтому, я продолжила:

– Что происходило с вашей дочерью в последние дни ее жизни? – в глазах клиента Джейса проступили слезы.

– Как по мне, Пиллар чувствовала себя лучше. Когда она проснулась, ее глаза были ясными. Она не лежала в немом молчании, она разговаривала и даже пыталась смеяться. Знаете, ее смех был самым лучшим звуком, который я только мог слышать, – на мгновение он умолк, пытаясь совладать со своими мыслями.



Я продолжила.

– Мистер Вега, я понимаю, как вам тяжело говорить о своей дочери, я не бесчувственна, не подумайте, мне искренне жаль вас, – он кивнул мне, борясь со своими слезами.

– Понимаете? Она чувствовала себя лучше, врачи были удивлены, я молился о ее выздоровлении, думал, что это чудо. И оно случилось. Врачи предложили нам этот препарат, но моя доченька умерла. Это был наркотик. Я виню его в ее смерти!

Я наклонилась вперед.

– Вам не кажется, что это мимолетное улучшение здоровья, могло быть лишь последним вздохом молодого организма?

– Нет! Нет! Нет! – Он яростно покачал головой. – Это не так! Моя девочка шла на поправку. Все видели это. А затем пришла эта чертовщина и забрала мою Пиллар.

– Мистер Вега, я еще раз повторяю, что это не панацея. Было слишком поздно, у вашей дочери не было шансов.

– Нет! Нет! Нет! – снова начал Вега. – Я должен отомстить этой дряни, я сердцем чувствую, этого хотела бы моя дочь!

– Ваша дочь мертва! Ее было уже не спасти.

– Мисс Хоторн, достаточно, – сказал Монро.

Но его клиент продолжил:

– Вы думаете, что работаете на благо, выгораживая эту лживую фармацевтическую компанию, которая убивает таких невинных, как моя дочь? – с отчаянием сказал он. Мне показалось, что он сейчас сорвется.

– Вы так в этом уверенны? – холодным тоном спросила я.

– Хватит, Хоторн! – Джейс уже кипел от ярости, потому что он понял: его дело распадалось на части. Глаза мистера Вега остекленели и наполнились слезами.

– Я не смог защитить ее… – прошептал бедный, убитый горем отец.

В этот момент я поняла, что выиграла это дело. Торжество должно иметь сладкий вкус. Но я не чувствовала его, вместо этого, я почувствовала горький и черствый привкус во рту. И все же я снова пошла в наступление.

– Вы ведь понимаете, что не должны обвинять других в этой неудаче? – Диллан понял, что наша миссия здесь завершена. Пожалуй, на этом и закончим.

– Мисс Хоторн, – остановил меня снаружи вспененный и разъяренный Джейс. – Что, блядь, это было? – Он кричал на меня так, будто мы находились в каком-то кабинете. – У тебя нет никаких моральных ценностей? Не знаешь как вести себя со свидетелем? Да любой судья выгнал бы тебя из зала суда.

Я же самодовольно улыбнулась ему.

– Джейс, я понимаю, как сильно ты сейчас зол. Ты проиграл это дело, но это только потому, что твой клиент не проинформировал тебя должным образом. Казалось бы, это обычная практика, переложить всю вину на кого-то другого, но как оказалось, мой клиент невиновен. Мы будем ждать решения суда по вашему иску в ближайшие дни, и я уверена, что суд будет на нашей стороне, всего доброго! – Я, не оглядываясь, направилась к двери, но знала, что он пошел за мной.

– Ты мстительная, мелочная, бесчувственная женщина, вероятно, еще и с хроническим недотрахом, – а вот это уже был удар ниже пояса.

– Ничего не могу поделать, если вы не знаете, как сделать свою работу правильно, – не оборачиваясь, сказала я.

– Сука, – сказал он, резко развернув меня. – Шлюха дьявола, это был еще не конец! – прокричал он.

Я вырвалась, и спокойно пошла к лифтам. Нажала на кнопку и зашла внутрь. Когда двери лифта закрылись за мной, я сползла по зеркальной стенке кабины. Я была потрясена, я на самом деле была готова идти по трупам ради своей цели. Я смотрела на себя в зеркало и не могла узнать, кто та женщина, что смотрит на меня оттуда?


***


Джейс ударил кулаком по стене. Как эта самодовольная сука смогла выставить его таким лузером? Про нее можно сказать одно: «Аминь» в церкви. Шлюха дьявола. Он отомстит ей за то, что она так унизила его. Он сделает все, чтобы расквитаться с ней. Он найдет способ унизить ее. Джейс зашел в свой кабинет и сел за стол. Как теперь объяснить Роджеру и Гарри, что он проиграл это дело? Как он мог так облажаться?

Ебать, как можно быть такой невинной снаружи, и такой гарпией внутри? Когда он зашел в конференц-зал, она выглядела такой хрупкой и невинной, будто сейчас растает как масло, но когда она открыла свой милый и дерзкий ротик…Стоп, Джейс, ты опять?

Он всецело полагался на свое обаяние, думал, что сучка не столь умна. Но эта ведьма была явно застрахована от его обаяния, чего раньше никогда не случалось. Теперь он должен объяснить Гарри и Роджеру, что его дело было провалено с самого начала. Но сначала он должен объяснить это мистеру Вега. Ведь, вместо того, чтобы защищать своего клиента от нападок другого адвоката, он сидел и молчал. Мысли его были где-то далеко. Что-то в этой Крисс ему показалось знакомым. Молодец, Монро. Просто великолепно, Энтони до сих пор сидел в конференц– зале, а он прятался в своем кабинете.

Зайдя в зал, он заметил, что мистер Вега плачет, и Джейса заела совесть. Этот бедный отец всего лишь хотел справедливости для его маленькой дочери, а он, Джейс Монро, не справился с этой задачей.

– Мне очень жаль, Энтони, – сказал Джейс и сел рядом с мистером Вега. Энтони посмотрел на него печальным взглядом.

– Мне жаль, что я потратил столько вашего времени. Мне казалось, что кто-то несет вину за смерть моей маленькой девочки. Не могла же она вот так умереть. Я был так уверен в этом. Ведь, может препарат все же усугубил ее смерть, а может быть и нет. Ей было отведено мало времени на этом свете. Бог забрал ее к себе.

Джейс потерял дар речи. Неужели его клиент только что признался, что подсунул ему дело безо всяких доказательств? И почему никто ничего не проверил? Откуда такая небрежность в работе?

– Энтони, мы свяжемся с вами. Мы с компаньонами обсудим лучшую стратегию защиты в вашем деле, и тогда картина станет ясной, – Джейс протянул ему руку и проводил к лифту.

«Да начнется исповедь», подумал он и направился к кабинету Роджера, где они с Гарри уже ждали его.

– Я уже слышал об этой катастрофе, – сказал он. – Как ты допустил это?

– Это же дочь Хоторна. Ебать, она выглядела такой невинной, но у нее акульи зубы. Мы не были к этому готовы, – признал он.

– Что она сделала?

– Она убедила Энтони в том, что его дочь умерла не от препарата, а потому что у нее была последняя стадия рака.

– Почему ты ничего не сделал?

– Прежде чем я смог вмешаться, Энтони уже признал свое поражение.

– Подожди, что? – вмешался Роджер.

– Ты не ослышался, Энтони сам признал, что искал козла отпущения в смерти его дочери.

– Черт, так все было зря?

– Верно. Я недооценил эту суку, но кто не проверил все обстоятельства дела? Кто-нибудь говорил с врачами и другими специалистами?

– Конечно, Джейс. Все обстоятельства были выяснены, и мы думали, что это неоспоримые доказательства смерти его дочери, если бы Вега не признал, что все это дело строится на мести, мы бы выиграли.

– Если бы… – ответил Джейс, постукивая пальцами по столу.

– Думаешь, возможен новый иск?

– Не думаю, что теперь это дело стоит выеденного яйца, – ответил Джейс и поднялся, чтобы уйти.

– Постой, парень, – сказал Роджер. – Если я в следующий раз назначу тебе встречу с этой Крисс, ты сможешь обойти ее?

Глаза Джейса яростно сверкнули, и он кивнул. В следующий раз он сможет справиться с этой ведьмой. И он обязательно вспомнит, почему ее милое личико было так ему знакомо.

Глава 4

Я была сама на себя не похожа. Такого раньше никогда не случалось. Обычно, я была довольна собой, я знала, что заслуживала этого, но только не сейчас. Сейчас, после того, как я повела себя с мистером Вега, я чувствовала себя дерьмово. Да, я оправдала свой титул первоклассной суки.

В десять я покинула офис и направилась в бар. Мне нужно было что-нибудь выпить, чтобы на время забыть о своем поступке. Я заказала себе мартини, и тут же его выпила. Бармен налил мне еще одну порцию. Я не часто бывала здесь, только в плохие дни. Сегодня мне были нужны три мартини и такси, чтобы добраться домой. Прозвучало как цитата Дороти Паркер. Мне нравилось пить мартини, но мне было достаточно и двух порций. Потому что после трех я уже ползала под столом на четвереньках. Очевидно, я была выносливее Дороти.

Теперь я знала имя человека, который столько лет не покидал моих мыслей. Он, как и я, был адвокатом и работал в Нью-Йорке. Что за игры судьбы? Он выглядел таким, как я его запомнила. Да, его волосы стали короче, и он стал более мускулист. Он определенно был самым горячим парнем, которого я видела, но суть не в этом. Я бы солгала, если бы сказала, что была равнодушна к нему.

– Эй, – сказал кто-то мне. Я обернулась на зов и увидела перед собой мужчину, одетого в сшитый на заказ костюм, с дорогостоящими часами, от известного в США брэнда, на руке и изысканных итальянских мокасинах. Мой взгляд поднялся выше, и я увидела хорошо очерченный мужественный подбородок, слегка дерзкий, я бы так сказала. Прямой нос, глаза…глаза интенсивного синего цвета, и темные волосы, зачесанные назад.

– Эй, – ответила я с таким же призывом. Секс гораздо быстрее затушит чувство стыда.

– Могу я присесть рядом? – спросил он. Я заметила его белые идеальные зубы. Идеальные зубы – это важно.

– Конечно, присаживайся. – Он подал бармену знак, чтобы тот повторил заказ.

– Что такая красивая женщина делает в таком месте одна? – спросил он с очаровательной улыбкой. Почему-то, это было совсем не то. Я залпом выпила свой мартини, и показала бармену, чтобы тот включил все это в его счет. Когда я ничего не ответила, он наклонился и прошептал мне на ухо: – Я не знаю, что ты здесь делаешь и что с тобой не так, но я безумно хочу насадить тебя на свой член сегодня ночью. Ты будешь всю ночь кричать мое имя, как тебе такое предложение?

– Пожалуй, я приму его. – Он протянул мне руку, и я соскользнула со стула. Я заметила, что не такой уж он и гигант, как мне показалось ранее. Хотя, с моим ростом в метр шестьдесят, он выглядел как дом.

Он отвел меня к своей машине, и открыл для меня дверцу.

– Ты одна из тех женщин, которые ждут завтрака? – спросил он.

– Я не завтракаю. – Ответила я ему. Я солгала, ведь я любила на завтрак свой кофе и булочки с корицей. Но он-то этого не знал.

– Ты не будешь против, если, сразу после секса, я вызову тебе такси?

Мы сели в машину, и поехали в район Верхнего Ист-Сайда, где он припарковался в большом подземном гараже. На лифте мы поднялись на верхний этаж, в его просторный пентхаус. Я подошла к панорамному окну, любуясь прекрасным Нью-Йорком. Я была рада, что выбрала именно этот город, чтобы выйти из тени моего отца и власти моей эксцентричной матери.

Он протянул стакан с янтарной жидкостью, наблюдая за мной, пока я делала глоток этого обжигающего горло напитка. Отменный дорогой бурбон… Он поднял руку и нежно коснулся пальцами моей нижней губы, после чего его руку заменил рот. Первый контакт был немного волнительным, но это длилось недолго, пока на смену ему не пришла ошеломляющая страсть. Его язык медленно проник в мой рот и стал там орудовать как хозяин. Я прижалась к нему всем телом и обернула свои руки вокруг его шеи. Его губы постепенно перемещались вниз, и он начал раздевать меня. Его пальцы нащупали пуговицы блузки на моем декольте, и очень медленно он стал их расстегивать. Сняв блузку, он посмотрел на мою красивую маленькую грудь и жадно вобрал сосок в свой рот. Он начал грубо его посасывать, доставляя мне неземное наслаждение. Какое блаженство! Мои пальцы опустились к его брюкам и обхватили внушительную выпуклость. Пальцами я пыталась расстегнуть эти чертовы пуговицы, но это было так сложно. Он издал звериный рык, когда мне все-таки удалось расстегнуть, а затем и снять с него брюки. Наконец, он догадался снять с меня юбку. Его руки блуждали по моим великолепным ногам, поднимаясь все выше и выше к трусикам, и, вуаля, они спустились по моим лодыжкам, а его чудесные пальцы ласкали лепесточки моего клитора, он с шумом вдохнул воздух, чувствуя запах моего возбуждения.

Ах… Как же хорошо.


***


– Эй, Джейс! – вскрикнула барменша, когда он подсел за барную стойку. Он улыбнулся в ответ своей потрясающей, сверкающей улыбкой. Да, он прекрасно знал, как действует на женщин.

– Эй, Ренди! – ответил он томным голосом, так же он делал после бурного секса. Он прекрасно понимал, что его считали чертовски очаровательным мужчиной. Он был высок. Хорошо сложен, выше шести футов. У него были широкие плечи и узкие бедра, а на теле не было ни одного волоска. Если ты девушка, можешь сама проверить и исследовать тело своим языком, пока не обнаружишь небольшую поросль у его крепкого члена.

Его волосы, оттенка молочного шоколада, чаще всего были хорошо уложены, как подобало дорогому адвокату, но уже после пары часов работы на голове творился полный хаос. У его зеленых глаз был оттенок золота и серебра, во всяком случае, так говорили женщины, когда их тянуло поболтать после жесткого траха. Конечно же, все это он считал сущей ерундой, но в последнее время ему казалось, что в жизни чего-то не хватало… Вот только чего? Ведь у него было все, что нужно в этой жизни. Его глаза, обрамленные черными и густыми ресницами, а также ямочки на щеках придавали ему то мальчишеское озорство, из-за которого любая киска Нью-Йорка тут же снимала с себя трусики и запихивала их ему в карман. Его нос был идеально ровным. Хотя, уже не настолько, как это было в юности: дважды его чуть не сломали. В третий раз, на последнем бою, очаровательный нос все-таки был сломан. Правда, горбик на носу теперь придавал его лицу некоторую мужественность.

Глаза Ренди сканировали его тело и остановились на вычурной татуировке на правом предплечье. Он скрывал свое красивое тело, потому что он был адвокатом и должен был это делать, но в такие моменты, когда он хотел расслабиться в женском обществе, он его показывал. Он любил свои татуировки, все двадцать четыре. Первую он набил в четырнадцать лет.

Он встряхнул головой, чтобы отогнать дурные мысли, которые начали лезть в его голову, и попытался сосредоточиться на Ренди, которая позвала его, бросив томный взгляд. Он знал, что она хотела его, но он не собирался с ней спать. Хотя бы потому, что это был его любимый бар. И он не хотел потерять свое любимое место только из-за того, что не смог удержать свой член в штанах. Ведь он не был «гребаным ебарем»…эта фраза в его мыслях показалась ему очень знакомой. Где он мог ее слышать?

Ренди передала ему пиво и шот текилы. Она и правда знала, что он любит. Он быстро опрокинул шот, и едкий алкоголь потек по его горлу, а затем он повернулся спиной к барной стойке, осматривая помещение… Его взгляд блуждал по женщинам в баре, и тут взор остановился на красивой рыжеволосой женщине, сидящей в другом конце помещения. Она выглядела немного подавлено. Бинго! Грустную женщину было легче всего соблазнить. Её нужно было выслушать, сказать, что она невероятно красива, и потом она будет готова прыгнуть к тебе в постель. За каждое слово, сказанное в утешение, она будет невероятно благодарна, а отблагодарить сможет первоклассным трахом. Он уже почти ясно видел, как ее красные опухшие губы посасывали его член. Ну, все, Джейс, стояк у тебя теперь отменный. Когда он встал и попытался подойти к этой рыжей красотке, его мысленный взор нарисовал другую картинку. Длинные светлые волосы, глаза невероятной синевы, просто незабываемого оттенка. Маленькое стройное тело с идеальными изгибами. С разочарованием он смахнул волосы со лба. Почему он должен полдня думать об этой суке? Пол-гребаных-сука-дня. Воспоминания о Крисс заставили его плоть окрепнуть до такой степени, что, сука, сейчас порвутся штаны. Нет! Нельзя думать о ней, не сейчас, когда он так хотел трахнуть ту рыжую курицу.

Он не должен был так думать о женщине. Сестра Мария научила его манерам. Она воспитала его и привила уважение к женщинам. Но он… Он всячески показывал свое пренебрежение. Он мог дать им только быстрый трах, жесткий и грязный, а кончив, отправлял их домой, иной раз, даже не спросив имени.

Он никогда не был влюблен, Джейс даже не мог себе представить, что чувства к женщине могли быть круче, чем быстрый перепих с первой понравившейся ему женщиной. Реальные чувства были ему чужды. Так было и будет всегда. Он не хотел что-либо менять в своей жизни.

Но все же… Он уже не был уверен, что ждало его завтра после того, как всю ночь ему будут сниться эти синие, нереальные глаза, которые, как ему показалось, он где-то раньше уже видел.

Глава 5

«Досадно», подумал Джейс. С годами его воспоминания о ней стали тускнеть. Скорее всего, он не узнал бы ее спустя 11 лет, что, в общем-то, и произошло. Она была так юна, и все равно обладала соблазнительными изгибами тела. Мимолетные воспоминания снова ускользнули от него, и он тихо вздохнул.

Майк: «Что там с Багамами?»

Джейс посмотрел на вибрирующий телефон и улыбнулся, увидев сообщение от лучшего друга из их тайного общества. В восемнадцать лет он уехал в Англию, чтобы учиться в Оксфорде. Во время регистрационной недели он влился в небольшую группу парней, состоящую из десяти человек. Тогда, он не мог и подумать, что именно эти ребята уже в течение пятнадцати лет будут его единственными лучшими друзьями. Сообщение Майка вызвало у него улыбку, так было всегда. Он всегда был рад пообщаться со своими друзьями, не только на ежегодных встречах. Его глаза заискрились, когда он увидел название беседы, созданной Майком «Общество бунтарей и разврата». Как в старые добрые времена.

Ник: «В этот раз без меня, парни.»

Джейс нахмурился, когда прочел это. Ник до сих пор страдал из-за своей бывшей девушки Бетти. Николлас и вправду любил ее, чисто и искренне, Джейс даже завидовал, потому как ему была чужда любовь. Но со смертью Бетти, умерла и часть души Ника. Никто не знал, как вернуть его к жизни, ну, кроме Саймона.

Кстати, нужно поговорить с ним и попросить его поддержать Ника.

К чему откладывать? Он открыл другое диалоговое окно и набрал сообщение.

Джейс: «Ник совсем оторвался от жизни. Как не живой *грустный смайл*»

Он снова вернулся в групповой чат.

Итан: «Багамские о-ва – это конечно круто, но с таким раскладом, мы совсем не увидим Эвана.»

Джейс усмехнулся, ну конечно, если вы едете отдыхать на острова, то в течение всего отпуска Эвана не встретишь нигде, кроме как у воды, ведь он был серфером.

Джейс: «Но ведь это хорошая идея»

Эван: «Ебать, чувак! Я знал, что ты меня любишь!»

Джейс рассмеялся вслух. Что бы он делал без этих ребят?

В течение многих лет он сторонился людей. Сестра Мария была единственным исключением… Только если не брать в расчет того, что она была монахиней.

У него были очень высокие оценки, он получил стипендию в Оксфорде, но у него никогда не было ни семьи, ни друзей. Его детство не было ярким и сказочным, как у большинства детей. Оно было непростым. Ему было не к кому обратиться за советом, кроме Марии. Но какие советы она могла бы дать парню-подростку по поводу первого секса или мастурбации? Нет, таких советов он стеснялся у нее спрашивать. Посудите сами, это не те вопросы, которые можно задать монахине.

А потом он поступил в университет. Он думал, что все будет так же, как было в школе. Но нет. На следующий день, когда началась регистрационная неделя, он встретил их. В прямом смысле слова эти ребята спасли ему жизнь. Ведь ни один человек в мире не должен быть одинок. Без помощи, без любви, без кого-то, кто сможет сказать вам, что вы ему очень важны.

Джейкоб: «О, Боги! Я не могу дождаться момента, когда попаду на Багамские острова»

Эван: «Старик, кто сегодня так говорит?»

Джейкоб: «Кто-то, кто хочет выделиться в сием сером и тленном обществе, сударь»

Эван: «Кто-нибудь, пристрелите этого ублюдка»

Джейс: «Задача № 1: найти Джейку киску»

Джейкоб: «Люблю тебя, дружище!»

Джейс: «Я присоединюсь к вам через три недели»


***


Джейс бежал по коридору здания суда. Ему нужно было успеть на встречу как можно быстрее. Его коллега заболел, и он должен был закончить его дело. Клиент еще не был в курсе, но коллега объяснил, что у меня не было права на ошибку, я обязан был выиграть это дело.

Он зашел в зал суда и объяснил клиенту, кто он такой. Увидев другого адвоката, мужчина крайне удивился, но пришлось согласиться. Да и какой у него оставался выбор, когда денег-то не было.

Фирма, в которой работал Джейс, требовала, чтобы четверть трудовой недели все юристы работали на общественных началах. То есть, практически бесплатно. По этой причине Джейс и выбрал именно эту фирму. Учитывая его прошлое, он был рад помогать таким же людям, как он, у которых ничего не было в жизни.

Он услышал громкий цокот каблуков, и, оглянувшись, не смог сдержать своего удивления. Да, неужели? Ледяная принцесса – Крисс Хоторн? Его личный заклятый враг? Что она здесь делала?

Крисс подошла к скамье подсудимых и присела. Это было гражданское дело, здесь не было прокурора, у обеих сторон были свои представители. Она заметила его, и ее очаровательный ротик исказила ухмылка. Она что, смеялась над ним? Опять? Он почувствовал, как внутри него зарождался гнев. Эта маленькая ведьма смела над ним насмехаться?

Он шепотом спросил у своего помощника:

– Почему мне не сказали, что противоположную сторону будет представлять Крисс Хоторн?

Девушка быстро пролистала материалы дела и сказала:

– Здесь указано, что представителем будет кто-то из подопечных мистера Свиндера.

Да, он понял, как облажался, нужно знать с кем будешь сражаться в суде. А ведь Крисс – подопечная Свиндера. Все равно облажался… Ебать, как же она была хороша.


***


Выражение его лица дало мне понять, что, увидев меня, он был шокирован. И я не могла избавиться от переполняющего меня чувства триумфа. Я чувствовала себя самой потрясающей сукой в Нью-Йорке. И вообще, как он смеет не помнить, кто я? Неужели я так изменилась? Для меня это была великая ночь, и, своим поведением гребанного ебаря, он осквернял мою память о ней. Он был таким же, как и другие мужики. Уродом. Красивым, но все же уродом. Он, как и другие мои коллеги-мужчины, считал меня холодной, расчетливой сукой. Уж такая у мужиков натура: когда появлялась женщина, у которой были амбиции, которая брала то, что хотела, – она автоматически становилась сукой. С этим ничего не поделаешь.

– Всем встать!

Началось судебное заседание, глаза сексуального Джейса Монро встретились с моими, и волна ненависти и возбуждения накрыла меня. Возбуждения? Крисс, не сходи с ума. Он обещал тебя придушить. Я хочу прикончить его за эти слова. Мы выиграем это дело!


***


Блять! Как же он ненавидел проигрывать дела! Особенно снова, да еще и этой Крисс! Чертова ведьма отлично справлялась со своей работой. Ебать, хотелось утопиться! А еще лучше, утопить ее! Так он сделает что-то полезное для общества.


***


Когда судебное заседание закончилось, я заметила, что клиент Джейса все еще сидел на своем месте. Меня мучила совесть. Но это была моя работа. Я не могла смотреть на бедного клиента Джейса и решилась на рисковый для своей карьеры шаг. Я постаралась напомнить своему клиенту, что когда-то они с клиентом Джейса были лучшими друзьями.


***


Джейс удивленно посмотрел на Крисс. Неужели у ледяной принцессы было сердце? Она была полна противоречий, но это не была просто одна из ее хитростей. Зачем она это сделала? Ведь она выиграла дело. А что бы он сделал на ее месте? Он покачал головой и попрощался со всеми в надежде, что в ближайшее время больше не встретится с Крисс. Но, видимо, судьба решила иначе. Не успел он завернуть за угол, как кто-то врезался ему в грудь и вылил из одноразового стаканчика обжигающий кофе на его белую рубашку.

– Прошу прощения, – обратился к нему приятный и до боли знакомый женский голос. Ну, кто же, кроме Мисс Хоторн, мог обладать этим чарующим голосом?

– Не могу этого сделать! – едким голосом ответил он, тут же пожалев об этом. Но это длилось до тех пор, пока ее виноватое выражение лица не сменилось на разъярённое.

–Вы ходите так же, как и работаете? – съязвила она.

– Значит, я в этом виноват?

– Вы удивитесь, но все обстоит именно так.

Он был поражен наглостью этой суки. Он наблюдал за тем, как та смотрела на него вверх, балансируя на носочках. Сверху вид на ее зад казался таким соблазнительным. Так и хотелось трахнуть эту задницу. Но у них было еще одно общее дело, один бракоразводный процесс, и он не мог ее трахать.

В течение трех дней Джейс Монро вместе с Крисс работали над этим делом. Каждый раз, когда она проходила мимо, он хотел прикоснуться к ней. Более того, он не мог оторвать от нее глаз. Да что с ним такое? Он давно мог бы уложить ее на свой стол. Все эти три дня, в своих снах он трахал ее во всевозможных позах. Нужно прекратить все это. Она всего лишь помогала ему с этим делом. На этом – все. Он больше не мог проиграть ей. Ни одного дела. Ему было прекрасно известно, что у нее не было друзей среди юристов ее компании. Никто не хотел поддерживать с ней тесные контакты. Она была акулой. Она привыкла побеждать. Но, будь она мужчиной, что изменилось бы? Мужчины тоже хотели побеждать. И все-таки проигрывать женщине – не лучший исход.

Он покачал головой. Откуда такие сексистские мысли? Он думал как гребаный тиран и мудак. Он верил в гендерное равенство. Но в жены он не взял бы себе тихую домохозяйку, ему нужен был сильный и надежный партнер.

Он зашел в бар, где должен был встретиться с Эваном. Эван – серфер, поэтому в Нью-Йорке бывал крайне редко.

– Эй, чувак! – сказал он, похлопав приятеля по спине.

– Давно не виделись, – ответил Эван и встал, чтобы обнять друга крепким мужским объятием, как это умели делать только по-настоящему сильные и горячие мужчины.

– Эй, я не хочу, чтобы люди подумали, что мы голубчики! – дурачился Эван, возвращаясь на свое место за столиком.

– Ну, могу сказать, что твоя аппетитная попка стала еще красивее, – подмигнул ему Джейс и заказал пиво у официантки, которая ушла от них с крайне разочарованным выражением лица.

Эван разразился громким хохотом, к которому присоединился и Джейс.

Как же хорошо было, просто проводить время с одним из своих друзей, который, как и все остальные парни, знал его и хранил его тайну.

Глава 6

– Судебное заседание объявляется закрытым! – Голос судьи раздался прежде, чем он постучал молоточком по столу.

Началась суета, меня поздравляли, мой клиент тоже хотел поблагодарить меня за помощь. Я машинально кивала на поздравления. Вообще-то, я радовалась каждой своей победе, но эта победа была горькой. Потому что я знала, что она обеспечила свободу настоящему преступнику. Мой клиент находился в списке «Фортуна 500», а его компания уклонилась от уплаты налогов в крупном размере.

Аль Капоне отправили в Алькатрас за неуплату налогов в течение одиннадцати лет, но родись я на 70 лет раньше, у него были бы все шансы остаться на свободе.

Попрощавшись со всеми, я вышла из зала суда. Я спросила у Элейн, произошло ли что-нибудь интересное в мое отсутствие, и она ответила, что нет. Поэтому я поймала такси и поехала к месту следующей встречи. Мой желудок сводило от беспокойства, когда я пыталась вспомнить, чем же могла рассердить своего отца, ведь именно на встречу с ним я и направлялась. Просто так мы с ним не встречались. Я выигрывала все дела, очень усердно работала, и мне было не понятно, чем я могла его рассердить?

Когда я приехала в роскошный ресторан, выбранный моим отцом, Ледяным Королем Чикаго, он уже сидел за столиком.

Он что-то безумно быстро печатал на своем смартфоне. Увидев меня, он лишь сдержанно кивнул головой. Отличное начало.

– Крисс, – спустя некоторое время сказал он мне.

Как и ожидалось, я встала и поцеловала его в щеку, после чего произнесла:

– Здравствуй, папа.

Да, я знала, что рядом с ним я снова превращалась в беззащитного ребенка.

Но я ничего не могла с этим поделать. Я ненавидела его, боялась так, как ни одного человека в этом мире. Нет, он не был таким уж ужасным отцом. Меня никогда не били, у меня было все. Но в нашей семье царила вечная мерзлота: не было ни объятий, ни поцелуев, ни нежных и ласковых слов.

Надеюсь, я не натворила ничего плохого.

Он отложил свой телефон в сторону.

– Я уже сделал для нас заказ, – сказал папа, как только я взяла в руки меню, чтобы посмотреть его. Как раз в этот момент подошел официант и поставил передо мной стакан чистой минеральной воды без газа, а перед отцом – скотч. Моему отцу ничего не стоило выпить хорошего виски за обедом. Но только не мне. Мне казалось, что он все еще думал, что я была девственницей. И лучше я сделаю минет дьяволу, чем расскажу моему отцу о своей половой жизни.

Как только я сделала глоток воды, отец сказал:

– Ты давно не была в Чикаго. Твоя мать и я, мы не согласны с тем, что ты живешь в Нью-Йорке.

И началось:

– Мне очень жаль, папа.

– Произошло ли что-то, о чем я должен знать, Крисс?

Я кивнула. На самом деле, я хотела сообщить ему об этом по телефону, но потом он сказал мне, что хочет встретиться лично, как только окажется в городе.

– Скоро меня назначат старшим партнером фирмы.

Его лицо никак не изменилось. Не было ни удивления, ни радости, ни гордости. Ничего. Как всегда, абсолютный холод…

– Молодец, Крисс. Меньшего мы с твоей матерью и не ожидали.

Я была разочарована. С раннего детства я была разочарована в них. Ну почему у меня не было такого отца, который бы хоть немного гордился мной?

Как только подали закуску, отец продолжил:

– Мы с твоей матерью решили, что пришло время тебе вернуться в Чикаго и найти человека, с которым ты проживешь остаток своей жизни.

Вилка со спаржей остановилась перед моим открытым от удивления ртом.

– Будь сдержанней, Крисс.

Я закрыла рот, положила вилку на тарелку, и, взявшись за салфетку на своих коленях, начала судорожно ее комкать.

– Что? – сказала я.

Он посмотрел мне в глаза:

– Время идет, Крисс, мы не становимся моложе, настало время порадовать нас внуками.

Я была потрясена, от шока и возмущения мне было нечего сказать, но он не ждал ответа, а просто продолжил:

– С моего согласия, твоя мать уже выбрала троих кандидатов. После того как ты приедешь в Чикаго, ты с ними познакомишься, а затем выберешь себе в мужья того, кто понравится тебе больше всех.

Как щедро с его стороны.

Позади меня кто-то прочистил горло, в полном ступоре я обернулась. Джейс Монро. Ебать.


***


Джейс слышал, что сказал ее отец. Ее хотели продать как богатую девицу? Как это чудовище смеет так обращаться со своей дочерью? Он мог бы вырубить его одним ударом. Но ради этой маленькой женщины, которая смотрела на него своими оленьими глазами, он не стал этого делать. Зайдя в ресторан и увидев Крисс, он всего лишь хотел подойти к ней и извиниться за свое грубое поведение. Но случайно стал свидетелем этого ужасного разговора. Взгляд ее отца был направлен на него:

– Вы что-то хотели?

– Добрый день, сэр, Крисс, – он подарил ей теплую улыбку, от которой на его левой щеке появилась очаровательная ямочка, из-за чего его глаза казались более выразительными. Ее глаза немного потемнели. Она была искренне удивлена, и он не знал, хорошо это или нет? Да и откуда ему было знать? Ведь, в основном, они пересекались в весьма напряженных ситуациях. Ее глаза были восхитительны, и это искренне удивленное выражение лица он, наверное, не забудет никогда. От этой мысли его член дернулся. Когда его взор устремился к «Королю», он увидел перед собой лишь ледяную стену.

Он протянул ее отцу руку и сказал:

– Мистер Хоторн, я Джейс Монро.

Ее отец был удивлен, что он был в курсе, кто тот такой, и пригласил Джейса присесть.

– Присаживайтесь, Джейс. Могу ли я называть вас Джейсом?

– Конечно, сэр, – вежливо ответил он.

Крисс вопросительно посмотрела на него, и он вспомнил ее испуганное выражение лица, когда подошел к ней. Он понял, что эта маленькая и сильная женщина боялась своего собственного отца. Он почувствовал, как гнев снова начал закипать в его венах, и попытался держать себя в руках. Ради этой женщины. Почему она выглядела такой несчастной?

Мистер Хоторн завел разговор о делах. Краем глаза Джейс заметил, что глаза Крисс были направлены в тарелку, а сама она была очень напряжена. Под столом он положил свою руку ей на колено и нежно сжал его. Он надеялся, что подобный жест покажет ей, что она была не одна, что могла рассчитывать на его поддержку. Слегка вздрогнув, она посмотрела в его глаза, и он утонул в их синеве.

Он понял, что теперь точно не сможет оставить ее в покое. Очень аккуратно он убрал руку с ее колена и достал из кармана своего пиджака визитку, после чего так же аккуратно положил ее на колено девушки, в надежде, что она поймет то, что он пытался сказать ей. Позвони мне.

Джейс попрощался. Крисс пристально посмотрела на него, а затем незаметно кивнула. И он ушел.


***


– Ты спишь с ним? – спросил мой отец, после ухода Джейса.

Я чувствовала себя слишком разбитой и опустошенной, чтобы продолжать этот неприятный разговор.

– Нет, папа, нет… – я никогда не смогу ему признаться в этом.

– Если ты уже не девственница, то твоя цена снизится, – сказал мой отец, сделав последний глоток виски.

От этих слов я отклонила голову так, будто он дал мне пощечину. Я что, была каким-то товаром?

– Что ты сказал?

– Что слышала! Я терпеть не могу распутных девиц. Ты выйдешь замуж, как только вернешься в Чикаго. Это не обсуждается! – После этого он встал и оплатил счет, а я, ошеломленная, осталась сидеть на своем месте.

Через несколько минут мое окоченение прошло, и я встала из-за стола, чтобы уйти. Я была разбита и сломана. Я не хотела уезжать из Нью-Йорка.

Почему я не использовала свою силу и характер, чтобы постоять за себя? Ведь раньше я неоднократно отстаивала свою позицию, не зря же меня считали сукой. Тут все было просто: он был моим отец, и я его боялась.

Блуждая в своих мыслях, я и не заметила, как снова врезалась в крепкую мужскую грудь. Подняв голову, я увидела зеленые глаза Джейса Монро, которые с огромным беспокойством смотрели на меня. Его руки крепко держали меня за плечи на тот случай, если я вдруг упаду.

Его глаза, тепло его тела, вместе с этой заботой, напомнили мне, что я должна была взять себя в руки и не расплакаться.

– Ты в порядке? – о нет, нет, нет, я слышала в его голосе сострадание. Нельзя меня жалеть…

– Все хорошо, – сказала я ему.

– Крисс, – тихо и мягко произнес он, будто ласкал мое имя. Тепло подымалось во мне. Нет, я не могла себе этого позволить. Только не сейчас. Он не имел права жалеть меня. Он должен перестать.

– Я не знала, что ты все еще здесь, – сказала ему я. – Я очень хорошо помню нашу последнюю встречу и помню, что ты мне тогда сказал.

Тихо, Крис, успокойся. Разговор с отцом выбил меня из колеи. Как ни странно, Джейс Монро заметил всю суть наших с отцом отношений. Джейс до сих пор был лучшим мужчиной в моей жизни. Я все еще не могла забыть ощущения от прикосновений его губ к моей шее, там, в номере отеля. Как его руки прошлись по моему телу, будто он владел им. Его глаза, излучавшие похоть и страсть…Казалось, все это происходило наяву…прямо сейчас.

Но он не узнал меня. Для него я была лишь одной из многих. В течение многих лет, я убеждала себя в том, что, оставив в то утро его постель, я просто испугалась. Мне было страшно, что все произошло так быстро и интенсивно, а ведь мы даже не спросили имен друг у друга. Было страшно, потому что я влюбилась в него, и в глубине своей души любила даже сейчас. Страшно потому, что я сама его не сразу узнала. И теперь мне было страшно потому, что все, ради чего я столько лет работала, может обернуться крахом из-за прихоти моих родителей. Я не позволю этому произойти.

Я найду способ противостоять своему отцу.

Глава 7

В пятницу вечером самолет Джейса вылетел в Сан-Франциско. Пришло время кому-то позаботиться о Нике. Хоть он и пытался поддерживать связь со всей компанией, но в душе он умирал. Он до сих пор не смог принять смерть своей любимой, Бетти. У каждого из их тайного общества были свои проблемы, и именно к Джейсу все они обращались за советом. Они даже в шутку называли его Мамочка Джейс. Именно Майк стал так его называть. Сказал бы это кто другой – Джейс бы просто избил его, но не Майка, ведь он был его самым лучшим другом.

Саймон встретил его у выхода из терминала аэропорта. Они по-мужски обнялись, приветствуя друг друга.

– Старик, – усмехнулся Джейс.

Саймон рассмеялся.

– Чувак, видеться раз в год – слишком мало. Я скучал.

Это была правда, но что он мог с этим поделать? У него была работа в другом городе, и он не собирался ее терять, но и своих друзей забыть он тоже не мог. Саймон повел его к своей машине и спросил:

– Как прошел полет?

– Хорошо, – ответил Джейс, одновременно проверяя свою почту и заказывая билеты на рейс в Нассау. – А ты как?

– Оу, хорошо, – пожал плечами Саймон. – В компании все хорошо.

Джейс с недоумением посмотрел на него.

– А на личном?

– Ну, здесь не все так гладко, – ответил Саймон и замолчал.

Джейс стал давить на своего друга. Он прекрасно понимал его, и, вместе с этим, ему было трудно его понять. Двоякое чувство, не правда ли? А все потому, что у него никогда не было постоянной девушки.

Они вышли из машины к зданию старого ветхого мотеля. Джейс постучался. Цветная облупившаяся краска на двери, москитная сетка на окнах, видавшая лучшие времена, и мутные окна, из-за толстого слоя грязи.

Зайдя в мотель, они отыскали 126 номер и постучались в дверь.

– Что? – послышалось из-за двери.

Джейс посмотрел на Саймона, и они оба с облегчением вздохнули: Ник был все еще жив.

– Это я, – ответил Саймон. Из номера послышалось шарканье ног. Щелчок замка, и дверь открылась. Джейс был шокирован, увидев безнадежность, отпечатавшуюся на лице Ника.

– Чего тебе? – проворчал Ник, а затем, его взгляд переместился на стоящего рядом с Саймоном Джейса. На долю секунды несчастное лицо Ника озарила улыбка: – Черт, братан, – пробормотал он, его вид говорил о том, что в любой момент он мог расплакаться. Джейс протянул ему руку, что говорило о том, что сейчас он притянет его в крепкое дружеское объятие. Он ласково похлопал его по спине, и Ник с улыбкой пропустил их в свой номер.

Ковер был покрыт толстым слоем грязи и пыли, постельное белье явно видало лучшие времена, не говоря уже о стирке.

Его друг выглядел ужасно, черная щетина вокруг его рта напоминала о глубокой печали Ника. И у Джейса были всего лишь сорок восемь часов, чтобы вернуть своего друга к жизни. И будь он проклят, если не поможет своим друзьям отпустить свои страдания.

Ник смущенно сидел на своей разобранной кровати. Джейс не знал с чего нужно начать, чтобы избавиться от этого смущения. Он надеялся, что Сай как-нибудь начнет, но у него самого сейчас были большие проблемы с любимой женщиной. Триша, женщина, которую он очень долго любил, вырвала и растоптала его сердце. Возможно, поэтому Джейс ни с кем не вступал в отношения. Он боялся стать таким же слабым и несчастным, какими стали его друзья.

– Я знаю, – вдруг заговорил Ник.

– Знаешь что? – спросил Джейс.

– Знаю, почему вы здесь, и что выгляжу я как…как дерьмо.

– Ник, пойми, Бетти нет в живых уже почти год, ты не можешь страдать по ней вечно!

– Я знаю, – сказал Ник, выглядя при этом так, будто ему дали пощечину. – Я знаю, – его голос звучал обреченно.

– Пойми, ей бы не хотелось, чтобы ты замыкался в себе, – мягко сказал Джейс.

– Я знаю,– снова повторил Ник, столько боли слышалось в его голосе. – Но…

– Что «но»? – спросил Джейс. Он был уверен, что его друг не ответит, ему было слишком больно.

– Джейс, я так любил ее, я до сих пор безумно люблю ее, я не могу отыскать дорогу без нее, не могу, – сказал он и расплакался.

Джейс встал и сел рядом с Ником, положив руку ему на плечо. Он даже поборол свое отвращение к грязному постельному белью.

– Я верю тебе, чувак, но так больше не может продолжаться. Ты должен свалить из этой гребаной дыры, пока не подхватил здесь что-нибудь. Туберкулез, холеру или сифилис. А это что? – он указал на черную движущуюся точку.

Ник рассеяно похлопал его по руке.

– Хм, у меня было время понять, что это клопы.

– Ты не пробудешь здесь дольше двух часов, – сказал Джейс.

– Чувак, у меня есть прекрасная гостевая комната, – сказал Сай. – Собирай свои манатки, и мы уезжаем отсюда.

Слава Богу, что Ник не стал им перечить, он подошел к шкафу, достал свою сумку и стал забрасывать туда свои вещи. Джейс и Саймон с облегчением вздохнули. Первый шаг был сделан. Хотя что-то подсказывало Джейсу, что надолго Ник в Чарльстоне не останется. Но Джейс тоже был упрям.


***


Я встретилась с Лилой в клубе. Увидев меня, она тут же начала трещать о своей свадьбе. О, боже, выколите мне глаза. Я не могла так долго смотреть во все эти свадебные журналы. Неужели она и правда верила в эту иллюзию, что будет счастлива с Тревором? Мои уши скоро начнут кровоточить от этих разговоров. Я не понимала, как женщины могли в течение нескольких месяцев, а то и лет, готовиться к свадьбам? Меня, например, абсолютно не интересовало, какой шрифт будет на свадебных карточках на столах, какого цвета будет свадьба – мне тоже было плевать. Мне было абсолютно похуй на цвет платьев подружек невесты. После ужина с моим отцом я не могла даже думать о свадьбе. Делало ли это меня самой ужасной подружкой невесты в мире?

– А потом сто белых голубей улетит в небо...

Я залпом выпила свой мартини и показала бармену, чтобы он повторил. Быстро.

Неужели она не видела мой скучающий вид и совершенно недружелюбные взгляды, когда дело касалось свадьбы? Вместо этого Далила продолжила:

– Мать Тревора выбрала для меня нежно розовые розы…

Как долго один человек может говорить об одной свадьбе??? Неужели нет других тем? Природные катаклизмы, мода, глобальное потепление, мексиканские сериалы, ебать, да хотя бы просто спросить, как мои дела?

Но нет, только свадьба, свадьба, свадьба.

– Сейчас мы решаем вопросы по поводу шведского стола…

Я не могла долго это терпеть и выпила свой второй мартини за вечер. Это было хуже любой пытки. Средневековые темницы, китайские пытки, утопление, четвертование… Ничто из этого не сравнится с теми, которым меня предала Лила. Даже средневековые армии сложили бы оружие перед ней, лишь бы она заткнулась со своей свадьбой и не мучала их.

– И тогда я подумала, что мы могли бы отметить нашу свадьбу в клубе для свингеров…

Что? Я проглотила свой третий мартини и улыбнулась бармену своей полупьяной улыбкой, чтобы он снова повторил.

Лила усмехнулась:

– О, я знала, что это выведет тебя из летаргического сна.

– Ты монстр, – сказала я ей.

Она засмеялась:

– Ну конечно, неужели ты, правда, могла подумать, что я проведу свадьбу в клубе для свингеров? Грязная сучка.

Я весело рассмеялась.

Через два часа Лила уехала к своему скучному жениху, а я сидела и флиртовала с барменом. Не уверена, что он на самом деле был таким уж привлекательным, но после шести выпитых мною мартини, мне казалось иначе.

Ладно, пора домой. Я кое-как встала с высокого барного стула и осмотрела помещение. Я вздрогнула, когда мой взгляд остановился на широких плечах и русых волосах. В данный момент мне показалось, что это был Джейс. Я не могла позволить своим воспоминаниям снова унести меня на одиннадцать лет назад, но я была слишком пьяна.

– Эй! – прошептал мне в ухо грубый мужской голос.

Я повернулась и увидела высокого привлекательного мужчину с нахальной улыбкой. Мой взгляд блуждал по его лицу, по красивым озорным зеленым глазам и прямому носу. У него была короткая сексуальная прическа, его волосы были светло русого цвета. Короткая, не как у военных, а сексуальная короткая прическа. Он выглядел великолепно, и он знал это.

– Эй, – ответила я ему и подарила свою самую лучшую улыбку.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спросил он меня, и я кивнула в ответ.

Вместо того чтобы принести мне чего-нибудь выпить, он просто протянул свою бутылку с пивом. Я улыбнулась и взяла бутылку из его рук, чтобы сделать глоток. Мои губы прижались к тому месту, где совсем недавно были его губы. Пьянящее чувство, его взгляд был прикован к моему рту. Он облизал губы. Боже, как же это сексуально.

Мое тело начало покалывать, мне хотелось почувствовать его язык на себе.

Ммм?и тут я поняла, что он задал мне какой-то вопрос.

Он усмехнулся и сказал мне:

– Пойдем.

На самом деле, я была не из тех, кто после пары слов отправлялся куда-то с незнакомым мужчиной, но все же я приняла его протянутую руку и последовала за ним.

Мы отправились в гостиницу. Как только дверь номера закрылась за нами, он прижал мое тело к стене, и его губы обрушились на мои в жадном поцелуе. Когда я ответила на его поцелуй, его руки стали блуждать по моему телу, он поднял мою ногу и стал гладить мое бедро. Своей промежностью он толкался о мой клитор, и я задыхалась от возбуждения. Я тихо постанывала в его рот. Поцелуи становились все более жадными. Ими он осыпал мою челюсть, шею, при этом продолжая тереться о меня своей внушительной эрекцией. Я наклонила свою шею, предоставляя больше пространства для поцелуев, и он начал ее лизать и покусывать. Я почувствовала, как между моих ног разливалось возбуждение и влага.

Он знал, что я хотела его, поэтому поднял мою блузку вверх, обхватил руками мою грудь и начал нежно мять ее. Мои коленки подкосились, когда он взял мои розовые сосочки в рот и стал нежно их посасывать. О, мой Бог! Я хотела этого мужчину!

Его взгляд был наполнен страстью и похотью, когда он сказал мне:

– Твои соски словно первый весенний мед. Интересно, какова на вкус твоя киска? – Его грубый голос был охвачен желанием.

А потом у нас был ошеломительный секс. Именно ему я впервые сделала минет. Именно он подарил мне мой первый оргазм.

– Я люблю тебя, детка… - сказал он после всего, затем обнял меня, и мы уснули.

Через три часа после самого замечательного секса в моей жизни, с легкой улыбкой на лице, он спал рядом со мной. А во мне зародилась неизвестно откуда взявшаяся неуверенность. Что же я наделала? Мне стало страшно. Я поняла, что слова о том, что он любит меня, были неискренними. Я была одной из многих, я ушла с ним, не узнав его как следует, он даже не спросил моего имени. Медленно, сантиметр за сантиметром, я стала вылезать из постели, стараясь не разбудить крепко спавшего рядом мужчину. Я собрала свои вещи, быстро оделась и сбежала. Не узнав ни его имени, ни номера телефона, ни адреса. Я не стану его искать, а он не станет искать меня. Мы никогда больше не встретимся. Страх всегда был в моей жизни. Ничто так не пугало, как страх раскрыться другому человеку, отдать ему часть своей души, а затем быть преданным. Вот и я испугалась. Я решила не испытывать судьбу, ведь когда он очнется, он сам скажет мне что «Позвонит» или какую-нибудь другую банальщину. А затем навсегда исчезнет, а я буду надеяться на еще одну встречу с ним…

Господи, какая же я дура. Почему я была такой трусихой и сбежала тогда?

Я знала, что теперь это звучало как-то странно, но это был не просто секс. Это было нечто большее. Во всяком случае, для меня. Был ли это мой единственный шанс в жизни? Шанс на настоящую любовь? И как же жестока судьба, которая снова свела нас в одном городе. Или она решила дать мне еще один шанс?

Милочка, неужели ты настолько наивна? Ты сбежала, забыла? Ты больше не нужна ему.

Надеюсь, я не увижу его с женой или девушкой. Я не смогу этого вынести. Я не смогу видеть, что он принадлежит другой, когда в моих снах и мечтах он всегда был только моим. Но он ненавидел меня, не так ли? После наших недавних встреч его ненависть могла лишь укорениться.

Но мое тело изнывало по нему. Оно хотело бежать к нему и кричать «Возьми меня, Джейс Монро, моя единственная любовь». Мое сердце любило его, но мой разум говорил мне, что я полная дура. Он даже не узнал меня. А теперь, как и многие, еще и возненавидел.

Господи, какая же ты глупая, Крисс Хоторн!

Глава 8

– Эй, чувак! – Сай похлопал по спине своего младшего брата, который был ниже него всего на пару сантиметров. – Помнишь Джейса?

Младший брат Саймона улыбнулся и, приветствуя, протянул руку Джейсу.

– Конечно, как твои дела?

Джейс протянул руку в ответ, и они обменялись рукопожатиями.

– Все хорошо, спасибо.

Они сели за стол и заказали себе пиво и гамбургеры. Саймон спросил:

– Чувак, прошел слух, что ты снова участвуешь в боях. Это правда?

– О, да, – ответил Джейс. – Однажды во время боя мне разбили нос и так подбили глаз, что он был охрененно-блять-синий, из-за чего мне пришлось пропустить работу.

Уилл выглядел раздраженным, парни, вероятно, что-то скрывали от него. Мэтт ведь тоже занимался боями, но во время разговора не чувствовалось, что он занимался ими с каким-то тайным умыслом.

– Расслабься, Уилл, никаких наркотиков. Я дерусь за деньги, за большие, блядь, деньги.

– Да, теперь это придает некий смысл твоей тайной боксерской жизни, неужели тебе так мало платят в твоей фирме? – удивился парень и сделал глоток пива. – Ведь, после боя, лиловый цвет на лице не так легко скрывать на такой должности как у тебя.

Джейс рассмеялся.

– Ты абсолютно прав, но давайте поговорим о чем-нибудь другом?

После обеда Сай хотел встретиться со своей женой, с которой он сейчас разводился. Для Саймона все это было очень болезненно, учитывая, что его жена пыталась отсудить большую часть акций на фирму Сая. Это очень расстраивало Джейса.

– Эй, незнакомец! – вдруг услышал женский голос Джейс. Он слегка повернул голову и соблазнительно улыбнулся, увидев довольную блондинку, стоящую рядом с ним.

– Эй, – ответил он ей и поднял свой бокал с пивом.

Она наклонилась к нему и произнесла томным голосом:

– Могу ли я пригласить тебя выпить?

Его глаза остановились на ее внушительном бюсте.

– Конечно, – ответил он, заглядывая в ее глаза, которые, к сожалению, были не настолько красивы и интересны как ее сиськи. Она была ему не интересна, ее глаза не излучали ту синеву, ее лицо не было столь красиво как лицо той, которую он не мог забыть уже более десяти лет. Она была не похожа на ту, которую он бы хотел увидеть рядом с собой, проснись он тогда на пару часов раньше. До сих пор его мучил вопрос: почему она тогда сбежала? Чего она испугалась? Неужели он был так груб с ней? Почему она не осталась рядом с ним после такого замечательного секса и не дала возможности узнать хотя бы ее имя…

Джейс покачал головой, пытаясь отогнать образ той самой девушки и сконцентрироваться на женщине рядом с ним. Он протянул ей руку, и она потянула его за собой в бар. За спиной у Джейса захохотал Саймон:

– Ну, кто бы сомневался, братан?

Он с иронией улыбнулся сам себе. Он был единственным из своих друзей у кого были стабильные отношения. На одну ночь. Все могло бы измениться лишь однажды, одиннадцать лет назад. Но ничего не изменилось…

– Я Ди, – промурлыкала блондинка, выпячивая свою грудь, чтобы еще больше заинтересовать Джейса.

– Джейс, – кратко ответил он и заказал им обоим выпивку. Он понимал, что алкоголь – лишь грань между знакомством и проституцией. Неотъемлемая часть этого.

– Ты не отсюда, – заметила она.

Он кивнул.

– Ты права. Я из Нью-Йорка. А ты?

Она играла со своим белокурым локоном и поджимала губы. «Утиное ебло», подумал Джейс. Неуважительно по отношению к ней, но что поделать? Господи, что он здесь делал? Почему бы просто не уйти?

– Я живу в Лос-Анджелесе, – этот ответ его очень удивил. Еще одна девушка-официантка, ищущая себе богатенького папика, которая всю жизнь будет грезить о карьере актрисы?

– Ты актриса? – спросил он, хотя ответ был очевиден. Актриса, которая будет вечно ждать своего звездного часа.

– О, да. Как ты догадался? Я работаю официанткой, но уже снималась в одной эпизодической роли в «Законе и порядке». Ты, наверное, видел меня по телеку? – продолжила она, тем самым полностью подтверждая его догадки. Он допил свое пиво и заказал еще одно.

– Что привело тебя в Сан-Франциско? – спросил он, хотя ответ ему был абсолютно неинтересен.

– Моя лучшая подруга выходит замуж. Сегодня у нас девичник, – она указала на компанию пьяных женщин недалеко от нас. Они показывали ей большие пальцы и хихикали, глядя на меня.

– Хорошо, – сказал он.

– А ты? Что ты здесь делаешь? – спросила она.

– Я здесь с друзьями, – ответил он и снова посмотрел на ее декольте. Ему было очень скучно. Что он все еще здесь делал? От отчаянья он покачал своей головой, а она раздраженно посмотрела на него.

– Прости, ты что-то сказала? – спросил он. – Еще раз прошу прощения, у меня выдалась крайне тяжелая неделя.

– Оу, ничего страшного, я всего лишь поинтересовалась, не хочешь ли ты поехать в мой отель? – спросила она и снова сделала это отвратительное лицо, надувая свои губы как гребаная утка. Девушки, неужели вам кажется, что это сексуально?

А хотел ли он?

– Конечно. – Нет, на самом деле он не хотел, просто не смог отказать ей. Черт, она никак его не привлекала.

Он попрощался с Саймоном и Уильямом и направился к машине, где его ждала Ди.

Поездка до отеля прошла в полной тишине. Когда они приехали, и она взяла его за руку, чтобы завести в здание отеля, но он остановил ее.

– Прости, Ди, но я не могу. Ты определенно красивая и сексуальная женщина. Но есть одна девушка, из-за которой я не смогу переступить через себя. – Это была не совсем правда, но зачем ей знать об этом?

Она пробежала пальцами по его груди.

– Ну и что? Она ведь не узнает.

Он аккуратно убрал ее руку и продолжил:

– Я знаю, но я не могу ее предать. Прости.

Она медленно кивнула.

– Что ж, очень жаль.

Он прошел несколько кварталов, прежде чем словить такси и отправиться к Саймону.


***


Почему моя голова так сильно болит? Зачем я вчера выпила столько мартини? Какой облом. Я попыталась открыть свои глаза, но они были намертво склеены. Кошмар. Вчера я забыла смыть свой макияж, и теперь я была похожа на панду. Да что там на панду? Еноты и те отдыхают.

Еле-еле продрав глаза, я с замиранием сердца посмотрела на будильник. Я боялась увидеть, что уже больше девяти часов утра. Даже по воскресеньям я старалась появляться в офисе не позже восьми. Думаете, что я трудоголик? Абсолютно с вами не согласна!

Я кое-как встала с постели и направилась в душ. Сегодня я решила одеться максимально комфортно. По выходным я часто ходила на работу в джинсах, так как встреч с клиентами в эти дни у меня не было.

Когда я приехала в офис, на часах уже было начало одиннадцатого. Особой деятельности здесь не наблюдалось. Да и кому захочется работать по сто часов в неделю? Я работала по двенадцать часов в день. Все это я делала ради своей цели. Когда я стану партнером, я сокращу свои часы работы до шестидесяти.

– Мистер Спенсер ожидает вас в своем кабинете, – сказала мне девушка в приемной.

Я поблагодарила ее и направилась к кабинету Спенсера. Что ему было нужно? Обычно я работала с Вернером Трастом. Если Спенсер вызвал меня, это не к добру.

Я постучалась в дверь и подождала разрешения войти. Спенсер, Дональдсон и Траст – все они сидели в кабинете. Господи, что я сделала не так?

– Мисс Хоторн, мы рады вас видеть, присаживайтесь, – с улыбкой встретил меня Спенсер.

Я присела и поприветствовала всех присутствующих партнеров. Что тут происходит?

– Мисс Хоторн, мы рады наблюдать за вашими успехами, да и вашей работой в целом мы тоже впечатлены, – сказал он. – Вы доказали, что достойны стать старшим партнером нашей фирмы, – продолжил он. – И поэтому вы здесь, мы рады вас поприветствовать в качестве нашего старшего партнера.

Что? О, Боже мой! Я не знала, что и сказать! Мне это приснилось? Неужели мою работу действительно оценили так высоко?

– Благодарю Вас, мистер Спенсер. Вы не представляете, насколько я сейчас счастлива!

Дональдсон посмотрел на меня с огромным уважением и сказал:

– Так как теперь вы наш старший партнер, мы хотели бы предложить вам переехать в угловой офис.

Угловой офис? Об этом же мечтал каждый сотрудник нашей фирмы. И вот теперь он был моим.

– Да, спасибо. Я согласна с вашим предложением. – Господи, что я несу? От счастья у меня помутился рассудок. Я до сих пор не могла поверить в это.

– Вы же понимаете, что теперь должны внести взнос?

– Это не проблема, – сказала я. Наконец-то деньги, которые я так долго откладывала, уйдут по назначению. – Завтра утром я переведу их.

– Завтра мы объявим вас в новой должности перед сотрудниками фирмы.

Я кивнула и вышла. Я поспешила в свой кабинет и просто упала в свое кресло, положив голову на стол. Господи! Я старший партнер. Старший партнер! Я повторяла это у себя в голове как мантру.

Я написала Мэрри и Лиле сообщение с приглашением отметить это сегодня вечером где-нибудь в баре. О, Боже! Нужно же написать об этом родителям!

Хотя… Их реакция мне была давно известна. Я для них всего лишь вещь. Трофей, который они отдадут в руки какому-нибудь богатому мужчине. Мне стало плохо, когда я вспомнила наш недавний разговор с отцом. И Джейса, который, к сожалению, слышал его.

Мне нужно быть сильной, чтобы противостоять своему отцу. От этой мысли мои колени задрожали от страха. Я должна перестать бояться его и вырваться из-под этой власти. Я ведь Крисс Хоторн. Я настоящая сука. Во всяком случае, большинство мужчин, которые проигрывали мне в суде, считали именно так. Я должна иметь стальные яйца, чтобы противостоять ему. Единственная проблема заключалась в том, что мой отец был самым настоящим мудаком. Я бы сказала, что он был самым большим мудаком во всем Чикаго. И он просто уничтожит меня, не смотря на то, что я его единственная дочь.

Глава 9

– Сегодня на кону большая сумма, – сказал Джим.

– Сколько? – спросил Джейс.

– Если победишь, получишь пятнадцать тысяч баксов.

– Это очень хорошо, – ухмыльнулся Джейс.

– Но у тебя тот еще противник, Колос Родосский.

– Неужели все так плохо? Ладно, я уверен, что ты, чувак, преувеличиваешь, – сказал Джейс и скрылся, чтобы переодеться к бою. Он только что приехал из зала суда и ему будет легче драться в черных боксерских шортах, чем в костюме от Армани.

Его торс был обнажен, и он осмотрел себя. Тело было хорошо сформировано, руки и большая часть торса были покрыты татуировки. Руки были настолько забиты чернилами, что казалось, будто он был в одежде. Большую часть времени его татуировки были скрыты под дорогим костюмом.

Хорошо размявшись, он вышел на ринг. Он до сих пор помнил свой последний бой, кое-где его мышцы и рубцы на ранах все еще болели. Но, в целом, он был в порядке. Более чем в порядке. В течение двух лет он сохранял за собой звание чемпиона. Он не проиграл ни одного боя.

– Встречайте Джейса «Скалу» Монро…! – объявил рефери. Толпа женщин и мужчин скандировали его имя. – Он вдохновляет женщин своим голым торсом и татуировками, а мужчин своей мужественностью и силой! Скала!!!

«Джейс «Скала» Монро» – более дурацкого прозвища ему дать не могли? Но если организатору нравилось так его называть, то пусть так и будет.

С высоко поднятыми руками он поднялся на ринг. Женщины визжали от счастья, выкрикивая всякого рода пошлости в его адрес, а мужчины кричали, поддерживая его. Он заметил, как с последнего ряда передаются деньги. Ставки сделаны.

Когда он бросил взгляд на своего противника, Джейс почувствовал, как тошнота подступает к его горлу. Колос Родосский. Понятно. Он был не больше его самого, но как минимум в два раза шире. Он был, примерно, килограммов на тридцать больше его в мышечной массе.

Ебать. Это будет не просто. Звук колокола. Бой начался.

Этот здоровяк сразу же пошел в наступление. Он махал здоровыми кулаками, но Джейс постоянно уклонялся от них. Он сразу же понял тактику Колоса. Джейс пошел в наступление и сделал несколько сильных ударов Колосу по лицу. Но и ему пару раз заехали по почкам. Этот чувак и правда был таким же сильным, как и выглядел. Но Джейс контролировал этот бой. Он сможет выиграть у Колоса. Он только должен найти возможность открыть свой туз в рукаве.

– Полиция, – послышался дикий вопль.

Тревога и паника захватила толпу. Все пытались как можно быстрее покинуть зал и не попасться в лапы полицейских. Даже Колос смотрел в сторону выхода. Джейс направился к раздевалке, где находился аварийный выход. Оглянувшись, он увидел, что Колоса окружили двое габаритных полицейских, пытавшихся его арестовать. Этот здоровяк был вне себя от ярости, он хотел избить копов. «Нужно что-то с этим делать», подумал Джейс и побежал в сторону Колоса. Он словил его кулак как раз в тот момент, когда тот ударом пытался отключить двадцатидвухлетнего полицейского. Джейс заметил удивление на лицах копов. Он повернулся, чтобы убежать, но полицейские решили переключиться на Джейса и погнались за ним.

«Неблагодарные ублюдки», подумал Джейс. Он спас им жизни, а они его преследуют. Двое мужчин догнали его и толкнули лицом на землю. Он закинул руки за голову, чтобы ему могли надеть наручники.

Ебать, как он мог оказаться в такой ситуации? На этот раз он переплюнул самого себя. Теперь его карьере точно придет конец.

Большая часть людей, пришедших посмотреть на подпольный бой, смогла сбежать, но некоторых успели задержать полицейские. Его повели к полицейской машине, как в типичном боевике, руки были закинуты за голову. Джейса толкнули на заднее сидение машины. Знаете, как неудобно сидеть с заведенными за спину руками в наручниках? Но, увы, никого не волновало его удобство.

В полицейском участке у него сняли отпечатки пальцев и внесли в базу личные данные. После чего его отвели в комнату для допросов, без рубашки, в одних шортах. Его вещи до сих пор находились в раздевалке. Он явно облажался.

Если Роджер узнает о том, что произошло, он будет разочарован. Он не мог поверить, что попал в такую идиотскую ситуацию. Зачем он побежал назад?

В комнату зашел детектив. Это можно было понять по его униформе. Он сел напротив и приказал офицеру снять с задержанного наручники. Джейс потер свои затекшие суставы. Его руки болели.

– Мистер Монро, как вы попали в клуб, который занимается подпольными боями? – начал с усталой улыбкой детектив Джек Гофф. Он напоминал Джейсу грозного, но уставшего родителя, который пытался узнать, где был его сын всю ночь?

– Я буду говорить только в присутствии своего адвоката, – ответил Джейс.

– Мистер Монро, я прекрасно знаю, что вы юрист.

– Я требую адвоката.

– Что вы там делали?

– Я требую адвоката.

– Что там происходило?

– Я требую адвоката.

– Почему вас арестовали, и почему вы без рубашки?

– Я требую адвоката.

– Мистер Джейкоб, – Джек Гофф устало провел рукой по своему лицу, – выйдите, пожалуйста, и принесите телефон.

– Мистер Монро, я думаю, эти нюансы мы можем уточнить и без адвоката, просто расскажите, что вы делали в этом месте и за что вас арестовали?

– Я требую адвоката.

Мистер Джейкоб вернулся и передал телефон детективу, который набрал Джейсу Роджерса.

– Алло? – ответил Роджерс сонным голосом.

– Роджерс, у меня очень мало времени, – сказал Джейс, – я нахожусь в полицейском участке Бруклина на Центральном проспекте. Мне нужен мой адвокат.

– Черт! Что ты натворил? Буду через полчаса.

Он отключился и Джейс понадеялся, что Роджерс действительно поторопится. И как теперь расхлебывать это дерьмо?

Через сорок минут Роджерс зашел в комнату для допросов и похлопал Джейса по плечу.

– Ничего, парень, все будет в порядке!

– Я, правда, облажался, – уныло сказал Джейс.

Роджерс фыркнул.

– Да уж, бывает, но ты молодец, что вызвал меня. Мы со всем разберемся. Расскажи, что произошло, и почему ты здесь?

И Джейс рассказал все: про нелегальные боксерские бои, про рейд и про арест. Все это время Роджерс лишь кивал и внимательно слушал. Джейс не имел ни малейшего представления, хорошо это было или плохо.

– Парень, почему ты сделал это?

Джейс искренне ответил.

– Не знаю.

– Ты должен придумать себе более убедительное оправдание, – сказал ему Роджерс.

– Вы готовы к даче показаний? – спросил Джейкоб.

Джейс кивнул.

– Очень хорошо.

Детектив сел напротив и начал допрос.

– Вы сегодня присутствовали на незаконном боксерском поединке?

– Да.

– Почему?

– Я был… – Джейс не был уверен, что должен рассказывать, что он дрался на ринге в это время. С другой стороны, ведь не не его одного арестовали, найдутся ведь свидетели, которые расскажут, что он там делал.

– Мистер Монро, несколько задержанных дали показания, что пришли посмотреть на ваш бой. Вы были боксером? Это объясняет ваш внешний вид.

– Да, – кивнул Джейс.

– Да, вы были бойцом?

– Да.

Детектив откинулся на спинку стула.

– А теперь, давайте начнем все сначала.

Джейс обреченно застонал.

Через три часа ему было разрешено покинуть участок под залог. Роджер отвез его домой. За все время поездки они не проронили ни слова.

Когда автомобиль припарковался возле его дома, Джейс не знал с чего начать.

– Роджер, я…

– Не нужно, я надеюсь, ты подумаешь обо всем, и мы поговорим об этом завтра в офисе.

– Спасибо, – сказал Джейс и вышел.

Грустно и немного стыдно было Джейсу по дороге к своей квартире. Но как только он лег на кровать, все его мысли улетели очень далеко.


***


Ужасный писк будильника прекратился. Нужно вставать на работу. Я была готова лететь в офис в свой новый угловой кабинет, где каждое утро меня будут ждать мои любимые булочки с корицей и кофе.

Элейн была настоящим золотом. Она всегда контролировала, чтобы мой кофе и булочки были горячими.

– Мисс Хоторн? – ко мне в кабинет зашла женщина средних лет.

– Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Я дизайнер интерьера, я пришла, чтобы обсудить с вами пожелания по поводу обустройства и интерьера вашего нового кабинета.

– Дайте мне десять минут, и мы все обсудим с вами прямо на месте.

– Конечно.

На самом деле, я не хотела слишком помпезного кабинета, как у других партнеров. Но обновить интерьер и добавить немного стильной мебели, не помешало бы.

Из окон углового кабинета открывался потрясающий вид на город. Мария уже разложила образцы тканей и каталоги с дизайнами на мой, да это уже мой, стол. Я должна как можно быстрее переехать в этот кабинет.

– Мисс Хоторн, какие цвета вы предпочитаете?

Я посмотрела на образцы, лежащие передо мной, и не смогла ничего выбрать. Даже и не знаю, все цвета подходили этому месту. Ничего себе, Крисс Хоторн в растерянности?

Мария увидела мое замешательство и улыбнулась.

– Ничего страшного, вы не единственный клиент, который теряется при виде такой огромной палитры цветов. Думаю, что могу помочь вам. Ваши волосы светлые, поэтому мы можем акцентировать внимание на этом, сделав кабинет в светлых тонах. Так, он будет выглядеть более сдержанно. Вы должны себя окружить прохладными, но довольно яркими цветами. Как зимой. У ваших глаз очень интенсивный синий оттенок. Как вам такое сочетание цветов: серый–черный–белый?

– А как насчет фиолетового?

– Фиолетовый? Может быть, розовый?

– О, нет! Только не розовый, – рассмеялась Крисс. – Я не люблю розовый.

– А как насчет легких оттенков золота?

Золото? Хм…интересно.

– Только легкие оттенки, никаких массивных золотых штор!

– Я вас поняла, никакого пышного барокко, только утонченная элегантность.

Она собрала свои каталоги и ушла. Я подошла к большому панорамному окну и посмотрела на город, простиравшийся передо мной. Мой город. Я не позволю своему властному отцу забрать у меня то, ради чего я потратила столько сил. Я найду способ противостоять ему. Я больше не буду плясать под его дудку. Никогда.


***


– Но почему она? – спросил Роджерс Леммон.

– Потому что она лучшая, и вы сами это знаете, – спокойно ответил Джейс.

– Да, она лучшая, но я не уверен, что она захочет представлять твои интересы в суде. Всем известно о ваших перепалках. Тем более она работает в другой фирме, – объяснил Харрисон Стоун.

– Вы забыли «во-вторых», – заметил Джейс.

– Что, прости?

Джейс лишь отмахнулся от них рукой.

– Она, правда, единственный человек, который сможет мне помочь.

– Почему это ты так думаешь? – удивился Роджерс.

– Я в этом уверен.

Он был адвокатом, и его адвокатская интуиция подсказывала ему, что именно Крисс сможет помочь ему.

– Джейс, я все понимаю, но в нашей фирме тоже много хороших адвокатов, – не унимался Роджерс.

– Мне нужна именно она, и точка.

– Мы не можем потерять Джейса, он нам нужен, и поэтому, если ему сможет помочь именно Хоторн, мы сделаем все, чтобы она согласилась защищать его в суде, – сказал Харрисон.

Таких слов Джейс не ожидал, от эмоций его горло защемило, и он еле выдавил из себя гребаное «спасибо».

Джейс поймал такси и назвал водителю адрес фирмы, в которой работала Крисс.

Каждый адвокат мечтал работать в этой фирме. Но брали туда только самых лучших, таких как Крисс.

Он нажал кнопку лифта с нужным ему этажом и поднялся в офис. В приемной сидела секретарша, которая всем своим видом показывала, что готова съесть его на десерт.

Узнать, где находилась приемная Крисс, не составило особого труда: немного мужского обаяния, пару примитивных комплиментов и вуаля.

– У мисс Хоторн нет времени, я говорю вам об этом уже в пятый раз. Вы можете записаться к ней на прием. Но сегодня она вас не примет, – повторила ее секретарь, Элейн.

– Элейн, поверьте, мне, правда, нужна помощь. Пропустите меня хотя бы на пять минут к мисс Хоторн, это вопрос жизни и смерти, – попытался он снова.

Но она была несокрушима, как гранитная стена.

– При всем моем уважении, мисс Хоторн дала четкие указания, – Элейн никак не отреагировала на его очаровательную улыбку, от которой любая дамочка просто таяла на глазах.

– Элейн, что я могу сделать для вас, чтобы вы мне помогли?

– К сожалению, вы ничего не можете для меня сделать. Мисс Хоторн строго следует своему расписанию. И в течение двух следующих недель у нее нет ни одного окна.

– Но у меня нет этих двух недель… – не унимался Джейс. Где-то позади себя он услышал стук каблучков. Наверное, это была она. Он повернулся и увидел ее.

– Вы? – раздраженно спросила она. – Что вам нужно?

– Пять минут вашего времени, – сказал он.

– Мисс Хоторн, я неоднократно говорила мистеру Монро, что вы заняты и не можете его принять, но он… – попыталась извиниться Элейн.

– Для мистера Монро это в порядке вещей, – сказала Крисс и пропустила его в свой кабинет. – Садитесь.

Он сел и спокойно посмотрел на нее. Он восхищался ее навыками. Он видел ее приятную сторону, и знал, что ее ледяная внешность – лишь фасад: внутри она очень мягкий и уязвимый человек. Он сумел заглянуть ей в душу и увидеть, что она была не только женщиной с деловой хваткой, но и доброй милой девушкой, которая хотела быть любимой.

Прежде чем приписать ей комплекс Электры, он попытался начать с дружеской ноты:

– Крисс.

– Мистер Монро.

Он должен взять себя в руки и начать с главного.

– Мне нужен адвокат.

– Итак, вы обратились ко мне для консультации?

– Не совсем так. Я хочу, чтобы ты была моим адвокатом.

– Я? – удивленно спросила она.

– Ты.

– Но почему я?

– Ты лучшая, и мы оба это знаем, – сказал он без тени лести.

– Хм…почему я не верю тебе? – Она скрестила руки на груди. Пристегнись, Джейс, иначе будет плохо.


***


Ха, вы, должно быть, разыгрываете меня? После всего того, что произошло с нами в течение нескольких недель, он посмел заявиться сюда? И мало того, он хотел, чтобы я представляла его интересы в суде? Это, должно быть, дурная шутка? Он работал в престижной фирме, в которой было полно хороших юристов, но он обратился именно ко мне?

– Ты, правда, лучшая. Только ты сможешь выиграть это дело, и меня не упекут за решетку.

– Ну и что ты натворил?

– Я скажу только в том случае, если ты официально согласишься стать моим адвокатом.

– Хм, – подумала я.

Джейс посмотрел на меня так, будто догадывался, что творилось у меня в голове. Это пугало.

– Ты очень нужна мне, Крисс, – сказал он без тени лжи. Мое тело среагировало на эти слова. Как же я хотела услышать их от него, если бы тогда осталась с ним.

Стоп, Крисс.

– Я должна хотя бы немного понимать, в чем суть дела.

– Это кое-что личное, и это может навредить моей профессиональной карьере, – сказал он, – большего я не могу сказать, просто поверь мне.

– Поверить тебе? Если ты хочешь, чтобы я защищала тебя, ты должен мне все объяснить. Это понятно, Джейс Монро? – я практически выплюнула эту фразу со всей злостью, что накопилась во мне. Даже не знаю почему, но я была зла на него.

– Мне очень жаль, – искренне ответил он.

От усталости я потерла свои глаза и попыталась успокоиться. Я не знала, что мне делать. Я злилась на него, я злилась на себя. Чертово прошлое…

– Я не знаю, смогу ли взяться за это дело, мистер Монро. В связи с последними событиями, я не уверена, что могу вам доверять. – Я встала и направилась к выходу, но он преградил мне путь. Он взял меня за локоть, ласково, но уверенно. Мое тело отозвалось на это прикосновение миллионами мурашек. Место, к которому он прикоснулся, обдало жаром.

– Крисс, пожалуйста, помоги мне, – прошептал он мне на ухо. Мой затылок обожгло жаром его дыхания. Черт, я сходила с ума.

– Почему я? – снова спросила его нормальным голосом, пытаясь скрыть свое волнение.

– Потому что, Крисс, моя жизнь рушится, я сделал много чего неправильного в этой жизни, и я хочу все исправить. Помоги мне.

Его зеленые глаза на той вечеринке нашли ее глаза…


***


Он встряхнул головой. Что? Неужели? Это что, шутка? Нет, его разум просто издевался над ним. Крисс… Все это время… Она невероятно похожа на ту девушку. Он даже в шутку думал, что это она и была… Но, ведь это не может быть правдой! Нет, но на мгновение, когда их глаза встретились, ему показалось, что он увидел знакомое выражение в ее глазах. Неужели Крисс Хоторн – та самая незнакомка, укравшая его мысли и сердце больше десяти лет назад?

Она удивленно смотрела на него и не могла понять, что же произошло? Он и сам ничего не понимал. Он должен был отпустить ее. Он не мог удерживать ее. И не смеет больше нарушать ее личное пространство. Как только он ее отпустил, непонятное чувство потери снова поселилось в его сердце. Лишь раз такое происходило с ним, когда он очнулся один в холодном номере отеля…

Зачем Крисс помогать ему? Разве он хорошо к ней относился? Он не должен впутывать ее, кем бы она ни была…

Как же он был глуп. Отсутствующим взглядом он смотрел в стену. Ему больше нечего терять.

– Хорошо, – сказала она.

Должно быть ему послышалось, но все же он решился спросить у нее:

– Что?

– Хорошо, я помогу тебе, – сказала она шепотом, выглядя при этом очень смущенной.

– Ты, правда, мне поможешь? – не веря своим ушам, переспросил Джейс.

Она кивнула.

От переизбытка чувств он просто упал на стул.

– Ничего себе, я, правда, не ожидал, что после всего ты согласишься мне помочь, – эта женщина не переставала его удивлять.

– Так как теперь я твой адвокат, я должна знать всю правду.

– Конечно, когда мы сможем приступить к работе?

Крисс направилась к двери и сказала Элейн вписать его в свой график. От этого у Джейса словно камень с души упал. Он понял несколько вещей: во-первых, в тюрьму он не попадет, а во-вторых, он хотел Крисс Хоторн. Ведь что-то ему подсказывало, что это была именно она. С улыбкой на лице он зашел в лифт. Он сделает все, что в его силах, чтобы Крисс Хоторн оказалась у него в постели, ублажая его член.

Глава 10

– Боже мой, Крисс! – Завизжала Лила, когда мы зашли в помещение. Ее пальцы крепко сжали мою руку.

– Ауч, Лила, мне же больно! – Сказала я ей, пытаясь убрать ее когти с моей нежной руки. Но безуспешно.

В то время как Мэрри, Лила и другие семь девушек заходили в стриптиз-клуб, я подошла к менеджеру заведения, чтобы обсудить нашу специальную программу на вечер.

Я уже не была уверена, что новой Лиле понравится то, что я для нее подготовила. Старая Далила без всяких лишних мыслей получала бы кайф от приватного танца красивого парня. Возможно, даже с продолжением.

Менеджер отвел нас к нашей кабинке. Официантка приняла наш заказ и ушла.

В этот вечер мы много пили, смеялись и плакали. Я и не ожидала, что стриптиз так повлияет на Лилу. Но я была рада, что ей понравилось, и она не пыталась скрыть этого.

Допивая свой шестой мартини, возможно шестой – я сбилась со счета и была безумно пьяна – я решила, что пора моему языку развязаться.

– Я когда-нибудь говорила тебе о Джейсе? – Спросила я у Лилы.

– Нет, а кто это?

– Ну, конечно же, я о нем никогдааа не говорила, – протяжно сказала я. – Я не знала, как его зовут. Но он тот парень, которого я оставила спящим в постели после самой клевой ночи в моей жизни.

– Ах, мистер Совершенство?

– Именно. Я видела его на прошлой неделе. Его зовут Джейс Монро, он тоже адвокат, и он даже не узнал меня… – сказала я и обреченно склонила свою голову.

– О, сладкая.

– Я так надеялась, что эта ночь могла что-то значить для нас. Но он даже не узнал меня. И почему мне так плохо? Мне очень плохо.

Лила обняла меня за плечи.

– Я понимаю тебя, малышка. Но ты должна идти вперед.

– Да, но он должен был хотя бы вспомнить меня… Хотя бы узнать по глазам, – бормотала я.

– Ты права, у твоих глаз необычный оттенок, он просто гребаный мудила.

– Что, если я не найду человека, с которым смогу прожить всю жизнь?

– Я не понимаю, о чем ты? – Сказала Лила.

– Я не хочу всю свою жизнь быть одной, я слишком пьяна, и я просто хочу быть любимой.

Она медленно кивнула.

– Крисс, все будет хорошо. Твоя любовь сама найдет тебя тогда, когда ты не будешь ее ждать. Это будет самая искренняя любовь.

– Какая банальщина.

После того, как Лилу забрал Тревор, мне принесли счет. Я была совсем пьяной, но увидев цифру в счете, я слегка протрезвела. Ебать! Сколько же мы выпили? Десять женщин выпили на такую сумму, будто кроме нас здесь еще отдыхала и рота почетного караула.

Шатаясь, я вышла из клуба. На улице было совсем пустынно. Я проверила свой телефон и попыталась найти номер такси. Но вместо этого я нашла номер Джейса. Как он у меня оказался? Ах, да, он ведь сам дал мне его тогда, в ресторане.

Что мне делать?

Упс…Я нажала на кнопку вызова.

– Крисс? – послышался на другом конце его удивленный голос.

– Блять, ой. Иди ты в задницу, Джейс Монро!

– Хорошо, – рассмеялся он. – Ты что пила?

Я чувствовала, что мой язык заплетался.

– У тебя все хорошо? – уже серьезно спросил он. – Где ты? Я заберу тебя.

– Не твое дело.

– Хорошо, тогда почему ты мне позвонила? – его голос приобрел нотки беспокойства.

– Я звоню, чтобы сказать тебе, что ты – гребаный мудак, я тебя ненавижу.

– Почему я мудак? – вздохнул он.

– Потому что ты трахнул меня, а потом, спустя столько лет, даже не узнал!

На другом конце линии повисла тишина.

– В прямом или переносном смысле?

– В прямом, – снова тишина.

– У нас был с тобой секс? – удивленно спросил он.

– Ты мудак! Гребаный ебарь! Как ты можешь этого не помнить? Неужели ты настолько тупой? Ненавижу тебя! Будь ты проклят, чтоб у тебя член отсох!

– Крисс, у нас не было секса. Я бы… – снова тишина.

– Помнил? Ха! Нам больше не о чем говорить.

– Где ты? – спустя целую вечность спросил он. – Я заберу тебя.

– Нет.

– Ты не можешь в таком состоянии бродить одна по улицам. Это не безопасно. Отвечай, где ты? – Сердито сказал он.

Но я тоже была зла на него.

– Я ничего не буду тебе говорить!

– Крисс Хоторн, если ты сейчас же не скажешь мне, где ты находишься, я позвоню в полицию, и они сами тебя найдут.

– Флаг тебе в жопу! Делай что хочешь, мне плевать, – сказала я пьяным голосом и сбросила вызов.

Ой, я чувствовала себя очень плохо. Я подошла к ближайшему мусорному баку, и все содержимое моего желудка направилось прямо в него. Я искала свой носовой платок, чтобы вытереть лицо. Черт, зачем я столько выпила?

Сделав шаг, я споткнулась о бордюр.

Когда я пришла в себя, меня поднимали чьи-то сильные руки.

– Эй, – проворчала я.

– Тише-тише, это я, Джейс. – Он понес меня в такси и посадил на заднее сидение.

– Твое счастье, что я находился недалеко от этого клуба. – Он взял меня на руки и посадил к себе на колени. Я зарылась носом в его грудь и вдохнула его запах. Такой приятный, свежий, мужественный. Мне было так хорошо.


***


«Этого не может быть», подумал он, гладя ее спину. Неужели это и правда была она? Девушка, которая не покидала его сны уже более десяти лет? Девушка, которая украла частичку его души в то утро, когда сбежала? Его сказочная девушка? Как он мог не заметить этого? Как? Зачем он наговорил ей столько лишних слов? Какой же он глупый, глупый, глупый.

Он чувствовал, что ее рвало. Но ему было все равно. Маленькое, такое родное и желанное тело сейчас прижималось к нему, он обнимал свою сказочную девочку. Его руки ласкали ее кожу. Ее платье из тонкой ткани так соблазнительно подчеркивало ее изгибы. Черт, прекрати об этом думать, Джейс, ты же не некрофил! Она в полусознательном состоянии, а ты хочешь ее трахнуть.

Он хотел повторить ту ночь. Как он мог не узнать ее? Ее глаза, ее белокурые волосы. Его маленькая волшебная девочка.

Он до сих пор не понимал. Почему она тогда оставила его? Это была такая прекрасная ночь. Впервые в жизни он спал совершенно спокойно. Он был безумно счастлив. Он знал, что влюбился в нее с первого взгляда.

Ее голова лежала на его груди, ее рука находилась на его сердце, его рука обнимала ее за плечи. Их сердца стучали в унисон. Он обнимал ее так нежно и так крепко. Он никогда ее не отпустит. Она его счастье, он понял это, как только взглянул в ее глаза. Она его счастье. Его надежда на счастливую жизнь.

А потом он проснулся, и все исчезло. Сначала он надеялся, что она была в ванной, потом, что она проголодалась и спустилась в ресторан. Он искал ее. Оббежал все здания отеля, но ее нигде не было. Он надеялся, что она ненадолго отправилась домой, но она не вернулась. И в какой-то момент он начал думать, что та ночь была лишь сном. Плодом его воображения.

Он никогда не был в таком отчаянии как в те первые месяцы после той ночи.

Он отогнал от себя прошлое. Посмотрел на девушку, спящую на нем. Ее маленькое тельце. Все было бы просто замечательно, если бы от нее пахло чуть лучше. Но сейчас это было не важно. Это была она. Ведь, правда? Он ведь не проснется сейчас в своей квартире один? Крисс, его Крисс. Он хотел, чтобы она и правда была его.

Такси остановилось перед его домом. Он взял девушку на руки и поднялся в свою квартиру. Уложил ее на кровать, снял с нее туфли и укрыл пледом. Вытянув из шкафа Адвил, он достал пару таблеток и поставил на прикроватный столик бутылку с минеральной водой. Сейчас ему больше всего на свете хотелось лечь рядом с ней и провести остаток ночи, глядя на нее. Но он не сделал этого. Не смог пересечь настолько хрупкую границу.

Он пошел в гостиную и разделся. На самом деле, он спал обнаженным, но сегодня он будет спать в боксерах. Он не хотел ее смущать своим внешним видом. Ему хотелось вернуться к ней обратно.

Джейс тихо прилег на диван. Положив руку под голову, он думал о сексе с ней. О вкусе ее сосков, о запахе ее возбужденного тела, когда его пальцы будут ласкать ее между ног, о звуках, которые они будут издавать во время страстного поцелуя. Он представил, как ее маленькое тело будет извиваться от удовольствия.

Никогда прежде он никого так не хотел. Он не позволит ей снова сбежать. Никогда.

Может, жизнь предоставила им еще один шанс? Он его не упустит. Но ведь…прошло столько лет, возможно, они уже не те люди, их жизни разошлись, что если они не смогут быть вместе?

Тогда она была смешной, нежной и маленькой девушкой, а сейчас она холодный и расчетливый адвокат, спрятавший ту маленькую девочку под ледяную корку. Почему он так долго не мог поверить в то, что это действительно она? Ее глаза уже несколько раз подсказывали ему, что они где-то встречались.

И то, что она пьяная позвонила ему сегодня ночью и рассказала, что у них уже был секс… Она думала о нем? Она так же не могла выкинуть его из своей головы? Он так же важен для нее, как и она для него?

Она была так расстроена, когда он не узнал ее… Стоп, Джейс. Хватит вопросов, главное, что этот ангел рядом, это был не сон, она реальна. Завтра он получит от нее все ответы. А, может, стоит запереть все двери? Чтобы на этот раз она не смогла сбежать.

Он услышал шорох и проснулся.

– Ты в порядке? – Спросил он.

Она кивнула.

– Да, я хотела пойти в ванную, но забыла, что я не дома.

Он включил ночник, взял ее за руку и повел к двери ванной комнаты.

– Здесь.

Она кратко кивнула. Он видел ее смущение.

– Ты хочешь принять душ? Или почистить зубы? Прости, я не часто принимаю у себя гостей. Ты можешь воспользоваться моей зубной щеткой, если не брезгуешь, она новая.

Она благодарно кивнула.

– Полотенца в шкафу. Я принесу тебе рубашку.

– Спасибо, – робко ответила она.

Он побежал в свою спальню и нашел рубашку, которая явно будет ей велика. Она взяла ее, и он пробормотал:

– Если что-нибудь понадобится, я буду в спальне.

Он сел на кровать и полностью сосредоточился на звуках, доносившихся их ванной. Он не мог пропустить момент, когда она выйдет оттуда. Он чувствовал себя очень странно, и надеялся, что и она тоже.

Дверь открылась, и он услышал, как ее босые ноги ступали по деревянному полу. Она подошла к двери в спальню и остановилась. Как же прекрасна она была. Он очень хотел прикоснуться к ней и больше никогда не отпускать.

Она подошла к его кровати и села рядом с ним. Очень близко. Их плечи соприкасались.

– Я хотела бы извиниться, – робко начала она.

– У тебя нет причин для этого, – мягко сказал он. И это была правда.

– Я не имела права так на тебя наезжать, тем более в таком состоянии, – расстроенно сказала она.

Он засмеялся, и ямочки на щеках сделали его лицо таким молодым.

– Не волнуйся, это был самый лучший момент дня.

– Тогда твой день был сущим дерьмом, – сказала она уныло.

– Тогда очень хорошо, что ты подсластила мой день, – усмехнулся он и легонько толкнул ее плечом.

– Все равно, мне очень жаль… – сказала она, глядя ему в глаза.

«Она очень сильная женщина», подумал он.

– Ты была права, я, правда, вел себя как мудак.

– Хм.

– Крисс... – сказал он, нежно поглаживая ее шелковистые волосы и лицо. – Я тебя не узнал…не потому, что наша ночь ничего не значила для меня, – начал мямлить он. Джейс знал, насколько уязвимо он сейчас выглядел, но ему показалось, что она нуждалась в этом. В правде.

Он должен открыться, узнать от нее всю правду и подставить свое мужское плечо в ответ. Он знал, что ей нужна была уверенность в нем.

– Я думала, что все абсолютно иначе… – Запинаясь, сказала она. – Эта ночь… Она была невероятной… Все эти годы я думала о ней, вспоминала ее…нас… Но потом, я начала верить, что это было лишь иллюзией, что я была просто девушкой на одну ночь. Я начала забывать, как ты выглядишь… – сказала она, уткнувшись взглядом в свои руки.

Краем глаза он заметил, что она пыталась незаметно вытереть свои слезы. Он протянул свою руку и прикоснулся к ней. Как же хорошо ему стало от этого прикосновения.

– Спасибо, – сказала она.

– Спасибо, – сказал он, глядя в ее синие сверкающие глаза.

Она зевнула, прикрыв свой прекрасный ротик ладонью.

– Прости, я могу сегодня остаться здесь на ночь?

– Конечно, – сказал он ей. – На тумбочке лежит Адвил, выпей его. Завтра ты будешь чувствовать себя не лучшим образом.

Она выпила таблетки и легла в постель. Когда он выключил свет и собрался уходить, она сказала:

– Ты не мог бы …

– Что?

– Ничего, прости.

– Хорошо. Я буду спать в гостиной, если тебе что-нибудь понадобится, просто разбуди меня.

– Спокойной ночи, – шепотом сказала она.


***


Когда я проснулась утром, я чувствовала себя относительно хорошо. Это все он. Джейс. Он сказал, что помнит меня. Я чувствовала связь, установившуюся между нами в последнее время. Я чувствовала умиротворение и счастье.

Я перевернулась на живот и зарылась носом в его подушку. Она все еще хранила его запах, и я с блаженным звуком вдохнула его. Как приятно.

У двери послышался смешок. Я обернулась, и мои спутанные волосы упали мне на лицо. Я быстро смахнула их рукой.

– Доброе утро, – сказал он.

Его голос был охрипшим, похожим на гул, несмотря на то, что он проснулся давно. Это было понятно как дважды два. Его волосы были взъерошены, и выглядело это очень соблазнительно. Я поборола желание встать и зарыться своими пальчиками в эту шевелюру. Он сводил меня с ума.

– Доброе утро, – ответила я и слегка приподнялась в постели.

Он подошел ко мне поближе, и я заметила его трехдневную щетину. Он был так сексуален.

– Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо.

– А как твоя голова?

– Уже лучше. Спасибо, что позаботился обо мне, – сказала я.

Он лег на другую сторону кровати так, чтобы наблюдать за мной.

– Который час? – спросила я, смущенная его пристальным голодным взглядом.

– Не знаю. Около девяти.

– Черт. Я должна была быть в офисе в восемь.

– Сегодня воскресенье.

– Поэтому я должна быть в офисе в восемь, а не в шесть, – сказала ему я.

– Трудоголик, – рассмеялся он.

– Болван, – засмеялась я в ответ.

Он смеялся.

– Как тебе идея, делать сегодня очень странные вещи?

– Например? – Спросила я с опаской.

– Например… Перекраситься в синий цвет.

О, Боже мой! Он действительно сказал это?

– Я не могу!

– Почему?

– Я старший партнер фирмы. Мне нельзя этого делать.

– В самом деле? О, я поздравляю тебя, теперь нам точно есть что отпраздновать, – кажется, он был искренне рад за меня.

– Да, это произошло на прошлой неделе. После последнего судебного заседания.

– Когда ты в который раз опустила меня на грешную землю?

– О, Боже, мне так стыдно, прости меня, Джейс.

Его рука легла на мое плечо.

– Эй, ты чего?

– Я была настоящей ледяной сукой.

– Ты потрясающая.

Он погладил меня по щеке своей ладонью и посмотрел в мои глаза. Он не лгал.

Низкий стон вырвался из меня, и его глаза потемнели, в них пылало желание. Он облизал свои губы.

– Джейс, – тихо сказала я, в моем голосе была слышна мольба.

– Что, детка? – хрипло спросил он. Это слово послало электрический разряд через все тело, возбуждая меня.

– Джейс, – я снова просила его. Его палец ласкал мою нижнюю губу, и я разомкнула свой рот, касаясь языком его пальца. Мною не осталось незамеченным то, насколько он был возбужден. Мои соски мгновенно затвердели, а между ног стало влажно.

Он откашлялся и сказал:

– Крисс, детка, я безумно хочу тебя, но мы не может этого сделать…

– О… – сказала я. Я не понимала его. Эти слова были словно ведро холодной воды.

– Поверь мне, я хочу тебя больше жизни, но сейчас ты мой адвокат, а я твой клиент. Я не могу так поступить с тобой.

Об этом я даже не подумала.

Видя мое замешательство, он нежно обхватил руками мое лицо:

– Я предлагаю сделку.

– Хорошо.

– Как только мое дело будет закрыто, мы отпразднуем это на нашем первом свидании.

Его глаза были открыты и честны.

– Я могла бы просто отказаться от обязанностей твоего адвоката, – возразила я.

Он рассмеялся.

– Ну, тогда тебе придется добиваться разрешения на встречу раз в месяц.

– Ой! Неужели все так плохо?

– Давай пока не будем об этом, хорошо?

Я кивнула.

– О чем ты хочешь поговорить?

Он усмехнулся и лег в постель.

– Как бы ты хотела провести наше первое свидание?

– Оу, об этом я пока что не думала.

– Ну, так думай. А я пока посмотрю на тебя. Ты такая красивая.

А потом случилось то, что происходило очень редко – я покраснела. Мое сердце стучало невероятно быстро. Я знала, что это значит. Я была счастлива. И я любила Джейса Монро. Мужчину, которого судьба вернула в мою жизнь.

Глава 11

Лила всё ещё обижалась на меня. Казалось, моя жизнь снова начала рушиться. Она не отвечала на мои звонки и смс… Знаю, я была плохой подругой, я не поддержала ее, и она на меня обиделась. Она знала, что я холодно относилась к ее энтузиазму по поводу свадьбы, какая же я идиотка.

Я просто обязана помириться со своей подругой. В свой обеденный перерыв я словила такси и поехала к ней в студию. У меня были лишь две подруги. Мэрри и Далила – самые важные люди в моей жизни. Я не могла потерять ни одну из них.

Я позвонила в домофон.

– Привет, – послышалось на другом конце.

– Это я, открой, пожалуйста, – с мольбой в голосе сказала я.

На мгновение повисла тишина, а потом она тихо сказала:

– Я не хочу с тобой разговаривать, уходи.

– Лила, мне очень жаль… Пожалуйста.

Она открыла дверь, и я помчалась наверх. Дверь была приоткрыта. Ради приличия я постучалась, а затем зашла внутрь.

– Лила?

Она вышла из кухни и скрестила руки на груди.

– Что ты хочешь? – спросила она.

– Я хочу поговорить с тобой.

– Не думаю, что сейчас подходящее время.

– Лила, я не могу вынести нашей ссоры, это сводит меня с ума.

– О, Крисс, как же это типично для тебя. Ты не можешь вынести. Ты хочешь, чтобы выносили тебя. Только Ты! Ты! Ты!

– О чем ты? – удивилась я.

– Забей.

– Ли, ты очень важный человек в моей жизни. Прости меня.

– Я не хочу тебя сейчас видеть. Просто уходи. Ты подружка невесты. Ты должна была поддерживать меня, разделить со мной эту радость. Но ты даже не можешь вынести присутствия моего жениха. Вот и все… Неужели так сложно просто порадоваться за меня?

– Но ты моя лучшая подруга, Ли.

– Я так не думаю.

– Ли…

– Прости, но тебе лучше уйти, Крисс.

Я всегда теряла дорогих моему сердцу людей.

За два квартала до моего офиса я попросила таксиста остановиться. Выйдя из машины, я подошла к киоску с мороженым и купила себе ванильный пломбир. Сегодня был тот самый день, когда мне был нужен лед. Пусть он и был в виде мороженого.


***


– Джим хочет дать показания против меня, – сказал Джейс Роджерсу.

– Кто такой Джим?

– Мой агент в боксерском клубе.

Роджерс откинулся на спинку своего кресла и сказал:

– Он знает то, что следовало бы держать в тайне.

– Да.

– Хорошо, и что он хочет за свое молчание?

– Про Боно[1] адвоката.

– Хм.

Мы оба молчали.

– Я такой идиот.

– Не могу не согласиться. Как ты мог совершить такую херь? Незаконные боксерские поединки?

– Я знаю, – расстроенно сказал Джейс.

– Зачем тебе это, парень? – спросил Роджерс, в его голосе не было упрека. Его лицо излучало искреннее недоумение.

– Мне нужны были деньги, – Джейс покачал головой, поняв собственную глупость.

Роджерс приподнял бровь.

– Деньги? Тебе что, мало платят в такой престижной фирме? Для чего? Неужели ты промышляешь чем-то незаконным?

Джейс покачал головой.

– По собственному опыту скажу: большие деньги нужны только для незаконных вещей. Наркотики, азартные игры…долги. Что с тобой, парень? Что ты принимаешь? Кокаин? Спиды? – спросил Роджерс.

– Я не употребляю наркотики. Да и алкоголь я почти не пью.

– Тогда что? Слишком часто бываешь в Вегасе?

– Я никогда не был в Лас-Вегасе.

– Тогда зачем тебе такие деньги?

– Роджерс, мне просто нужны были деньги. Ничего противозаконного, поверьте.

Роджерс наклонился вперед.

– В этом-то и проблема, парень. Но я все равно верю в тебя. Не подведи меня.

– Я знаю. Только…

– Только что? – спросил Роджерс.

– Вы единственный, кто когда-либо верил в меня.

Роджерс сказал, что верил в него. Странное чувство, вызванное этими словами, невозможно было объяснить. Джейс никогда не знал, что такое доверие.


***


– Элейн, назначьте мне встречу с мистером Джакобсом, пожалуйста. Судья Дэвис перенес заседание на другой день.

– Уже сделано, мисс Хоторн.

– Я уже говорила, что ты – настоящее золото?– Вырвалось из меня.

Она посмотрела на меня так, будто я сказала что-то невероятное.

– Спасибо, – прошептала она.

Ебать. Кажется, я заставила своего секретаря плакать. Моя репутация рухнет, если покажу, что у меня есть чувства.

– Давайте сменим тему, – сказала я, и она согласно кивнула.

– Ваш отец просил передать вам это, – сказала она, протянув мне записку, – Он просил вас кое о чем вспомнить.

Я удивленно посмотрела на нее.

– Простите?

Она улыбнулась.

– Ну, я лишь исполнила приказ вашего отца.

Я вернулась к работе, как вдруг завибрировал мой телефон.

«Элейн отменила нашу сегодняшнюю встречу. Когда мы встретимся?»

«Встреча не отменена. Увидимся после того, как я выйду из зала суда»

«Хорошо. Спасибо»

Я улыбнулась, вспомнив Джейса и то, как мы провели воскресное утро. Его зеленые глаза, стали еще красивее.

Его руки стали объемнее, теперь их украшали прекрасные замысловатые татуировки. Их и раньше было много, но теперь их стало еще больше. При каждом его движении под рубашкой соблазнительно перекатывались мускулы, а его трусы-боксеры наталкивали меня на неприличные мысли. Я еле поборола в себе желание разорвать на нем рубашку, чтобы лизнуть его грудь. Я еле сдерживала себя в его присутствии, но красивое лицо и тело ничего не решали. Он был очень умён, с ним было интересно проводить время. Кто бы мог подумать, что судьба снова сведет нас вместе? Мы о многом говорили тогда: о музыке, о книгах, о работе, искусстве. Мне с ним было комфортно.

Мы не прикасались, не целовались, не ласкали друг друга, не занимались сексом, но все же был один из самых интимных моментов в нашей жизни. Интимных настолько, что я даже простила его за то…что он не узнал меня. Ну, почти простила. Ему еще много предстоит пройти, чтобы я простила его окончательно.

Элейн вернула меня из страны грез. Пора ехать на встречу.

Я приехала на заседание суда и присела рядом со своим клиентом.

– Добрый день, мистер Николс.

– Прошу всех встать, суд идет, – объявила секретарь судебного заседания.

Мы с Николсом встали.

Судебный процесс тянулся как жевательная резинка. Мы слушали участников процесса, которые рассказывали о том, что случилось. Участников процесса, которые рассказывали, чего не происходило. Участников процесса, которые рассказывали, что должно было произойти. Участников процесса, которые рассказывали, чего не должно было случиться.

После бесконечных часов судебное заседание наконец закончилось, и я… Теперь я могла увидеть его! Улыбка озарила мое лицо.


***


Он стоял возле дверей кабинета. Он нервничал. Сегодня ему предстояло рассказать ей всю правду. Если она будет защищать его, то ей нужно знать. Он должен был рассказать ей о вещах, о которых хотел бы забыть. О том, что было известно лишь ему одному. Об этом не знал даже Майк, его лучший друг.

После этого она будет знать о нем больше, чем любой другой человек на этой планете. И это пугало. Он так и не научился доверять другим людям. Он был один. Он мог положиться только на себя самого. У него не было никого…

Джейс взъерошил волосы. Может, это ошибка? Может, не стоит быть с женщиной, которой все известно о твоем прошлом. Она увидит его в другом свете, начнет жалеть его, сострадать. Разве это хорошая основа для отношений? Нет… Она не должна об этом узнать. Но и не рассказать он тоже не мог, не так ли? Она ведь его адвокат. Он надеялся, что она совершит чудо. Настоящее чудо, и он освободится от своего прошлого. Но получится ли у неё?

Сложный выбор. Он должен был рассказать ей обо всем, но правда могла разрушить и его, и её жизнь, их отношения. У них не будет будущего. Да и захочет ли Крисс быть с ним, узнав, насколько он на самом деле сломлен.

«Это чертовски, блядь, трудно», рассердившись, подумал он. Если она уйдет, то все будет кончено. А если она останется? Захочет ли она представлять его права в суде? Будет ли ждать его возвращения из тюрьмы? И потом, тюрьма ведь меняет людей.

– Эй, – с порога сказала она.

Прежде чем повернуться к ней, он сделал глубокий вдох.

– Эй, – ответил он, слегка улыбнувшись.

– Как ты? – спросила она и подошла ближе.

– Э-э… Ну… Присаживайся, – Джейс указал на стул и пошел закрыть дверь. – Выпьешь чего-нибудь? Чай, кофе?

– Кофе было бы неплохо, – он кивнул и направился на кухню. Увидев, что кто-то принес булочки с корицей, решил взять одну. Ну, мало ли?

Он приготовил ей кофе, но никак не мог найти молоко. Наверное, она любит обычный черный кофе?

– Вот, – он подал ей кофе и булочку с корицей на салфетке.

– Я люблю булочки с корицей, – сказала она. – Ты спас меня от голода.

Он улыбнулся и сел рядом с ней, а не напротив. Но даже это не избавило его от странного чувства, что что-то не так.

– Я… Уфф… Я не знаю с чего начать, – сказал он, поглаживая свой подбородок.

– Расслабься, Джейс, это всего лишь я, – улыбнувшись, сказала она.

– Ты должна была сказать фразу похуже, – рассмеялся он.

– Почему? – спросила она.

– Потому что, ебать, я хочу, чтобы ты считала меня ярким героем, а не неудачником, который вскоре лишится всего… – признался он, и от этого стало больно.

Она положила руку на его плечо и ласково сказала:

– Ты не неудачник, Джейс.

– Да, это ты сейчас так думаешь, но когда увидишь меня с другой стороны…

– Нет! Я никогда не буду считать тебя неудачником, – мягко сказала она.

Посмотрев на ее искреннее лицо, у него сердце защемило. Узнав обо всем, она уйдет, и его мир снова канет во тьму.

– Сделай мне одолжение.

– Я уже его делаю, – сухо сказала она.

Он слегка усмехнулся.

– Тогда, прошу тебя, не перебивай меня, иначе я не уверен, что мне хватит мужества продолжить свою историю.

– Хорошо. Я обещаю.

Он сделал глубокий вдох. «Сделай это, Джейс, будь мужиком», сказал он сам себе. Тихим, безжизненным голосом он начал рассказывать свою историю.


***


Я смотрела прямо на него. Он больше не казался таким же сильным, каким я видела его прежде. Он выглядел уязвимым. Мне хотелось взять его за руки, прижать к себе и успокоить. Мне хотелось помочь ему побороть демонов прошлого. Мне хотелось стереть всю боль, отпечатавшуюся на его лице. Мне хотелось быть его Зеной – королевой воинов, бороться с любой несправедливостью, которая произошла с ним. Господи, он был так молод… Было больно смотреть на его поникшие плечи, пока он рассказывал мне свою историю.

Я положила руку ему на плечо, показав тем самым, что я рядом.

Я была так счастлива, что нашла его. С прошлого воскресенья наша жизнь в корне изменилась. Он смог коснуться моего сердца. В прошлое воскресенье он показал мне, насколько он совершенен. Он доказал, что наша первая ночь очень много значила для него, как и для меня. Ему было важно, чтобы я не изменила своего мнения о нем. Я чувствовала это, но, тем не менее, я чувствовала и то, что его история может пошатнуть эту веру в него…


***


Моей матери было пятнадцать, когда она встретила моего отца. Он был на десять лет старше неё. Только вышел из тюрьмы. Она была юной девочкой-католичкой, он же – плохим парнем. У нее не было никаких шансов. Красивый, харизматичный. Дерзкие слова, которые он говорил, ослепили ее. Она была влюблена в него без памяти. Он обещал подарить ей весь мир, осыпать ее подарками, хотя никаких материальных ценностей у него не было. Он подарил ей небольшую шкатулку, которая играла «к Элизе». Мама хранила в ней медальон ее бабушки и рубиновое кольцо, оставшееся от ее матери, которая умерла несколько лет назад. Её отец, после случившегося, нашел утешение в Библии, которую он интерпретировал буквально. Моя мать не знала хорошей жизни.

А потом появился он. Мой отец. Остин Монро. Ее жизнь, ее луна, которая обещала ей звезды. Она окунулась в этот омут с головой. Она верила всему, что он говорил. Ни одно сказанное им слово не ставила под сомнение. Она сбежала с ним, оставив школу, отца, религиозную жизнь. Они сбежали в Чикаго. Жили на мизерное жалование от ее работы уборщицей в большом богатом доме. Ночью они любили друг друга. Она была слишком юна и наивна, чтобы знать, что такое презерватив. А он и не хотел их использовать. Она забеременела. Они с радостью ожидали рождения ребенка. Он любил ее. По-своему, но любил. Он купил ей кольцо и сделал предложение. Также он сделал ей фальшивые документы, по которым ей было уже восемнадцать лет, и они смогли пожениться.

Она была на седьмом небе от счастья. У нее был муж, и она готовилась стать матерью. Она была безумно рада. Когда она чувствовала, как маленькие ножки толкаются в ее животе, она плакала от счастья.

Беременность и скудное материальное положение не позволяли моей матери отказаться от своей работы. И когда она была на седьмом месяце, вымывая лестницу, она почувствовала головокружение и упала вниз. Дома никого не было, поэтому никто не смог ей помочь. Через несколько часов, когда хозяйка вернулась домой, они вызвали скорую. Но уже было слишком поздно. Ребенок был мертв. Жизнь моей матери тогда висела на волоске, но она выжила. В течение многих месяцев мои родители оплакивали своего не рождённого ребенка, но вскоре мать снова забеременела. Мой отец не захотел, чтобы она продолжала работать уборщицей, поэтому старался взять больше работы для себя. Но в его цехе это считалось незаконным. И он снова свернул на кривую дорожку. Они были счастливы, ожидая моего появления на свет.

Когда у матери начались схватки, отец отвез ее в больницу и все время находился рядом, держа ее за руку. Она была безумно счастлива, впервые взяв меня на руки, а отец был горд, что родился сын. Ночью он вышел из больницы, чтобы встретиться со своими друзьями в пабе. Но он так и не добрался туда.

За ним следили другие бандиты. Двадцать ножевых ранений, так было написано в отчете о вскрытии. Преступники не были пойманы.

Известие о смерти мужа сломало мою мать. Ночью она вскрыла себе вены. Вот так прекрасный день в одночасье превратился в ночной кошмар. Когда врачи нашли ее, было уже слишком поздно. Ее дневник, из которого я узнал ее историю, сложили в сумку, которую передали вместе со мной в приемную семью. Об убийстве своего отца я узнал из архива газет того дня.

Рассказывая об этом, Джейс смотрел на свои руки. Он не хотел видеть жалость в ее глазах. Он слышал ее дыхание, краем глаза улавливал ее движения. Она дотронулась до его руки. Может, это и было состраданием, но, черт, как же легче ему стало от этого. Джейс благодарно сжал ее пальцы.


***


Я практически ничего не знаю о моих первых приемных родителях, но мой социальный работник снова и снова повторял, что они были хорошими людьми и с умилением ухаживали за мной. Они хотели усыновить меня, но что-то пошло не так, и меня забрали. Мне тогда уже исполнилось четыре года. Я до сих пор помнил этот день. Единственная мама, которую я когда-либо знал, вела меня за руку к толстому дяде в машине. Я кричал и плакал, чтобы она не отдавала меня ему. А потом… Потом меня отправили в детский дом. Увы, мне не скоро нашли приемную семью, поэтому моим новым домом стал католический приют в Чикаго. Настоятельница была очень строгой женщиной, любившей порядок и дисциплину. Она часто била меня палкой. А потом пришла сестра Мэри. Она была молодой и очень доброй. Каждый ребенок любил ее, все хотели быть такими же, как она. Она пела нам своим красивым голосом, читала нам книги, а ещё она с любовью обнимала нас. Каждую ночь мне снилось, что меня заберут в новую приемную семью, где меня будут так же любить.

Я был симпатичным ребенком, и однажды нашлась пара, которой я приглянулся. Они были очень молоды и понятия не имели, каково это, быть родителями. После усыновления, я стал Джейсом Паркером. Вскоре мой приемный отец начал бить меня. Сначала это были лишь пощечины, но вскоре он уже лупил меня тяжелым кожаным ремнем. Если его жена хотела оградить меня от этого, то он лупил и ее до тех пор, пока она не сдавалась.

На самом деле, работники комиссии по делам несовершеннолетних должны были регулярно посещать дома своих подопечных. Мой социальный работник был очень дисциплинированным. Тем не менее, никто не мог объяснить, почему три года подряд никто ничего не замечал. Три года приемный отец избивал меня, избивал и насиловал свою жену. Избитый до полусмерти, я лежал рядом с ней.

В конце концов, он забил ее до смерти. И это привлекло внимание. Прибыла полиция, комиссия по делам несовершеннолетних. «Ох и ах, как мы могли забыть про этого ребенка! Как он мог попасть в трещину системы? Как это все ужасно».

Его отправили за решетку. А меня… Меня вернули в детский дом к сестре Мэри. Она заботилась обо мне как родная мать, но я только вышел из кромешной тьмы. Мне было всего восемь лет, а я уже прошел три круга ада. Я больше не видел света в конце тоннеля. Я не выносил прикосновений. Я не чувствовал любви. Только боль. Половина моей жизни была сплошной болью. Если она пыталась ко мне прикоснуться, я плакал, если она пыталась обращаться со мной ласково, я прятался под кроватью, сжавшись там в клубочек. Затем я пошел в школу. К счастью, в моем классе не было мудаков, которые насмехались надо мной. Я учился. Мне это нравилось, это было интересно и, отчасти, даже весело. Я открыл для себя много интересных вещей. Учеба давалась мне легко. Мне очень помогало отсутствие эмоционального окружения. Никто не хотел ко мне прикасаться, никто не хотел слышать от меня добрых слов. Я почувствовал себя свободным. Я ненавидел выходные, потому что тогда Мэри находилась рядом со мной, стараясь вернуть меня к жизни, заставить поверить… А вот у настоятельницы во всем всегда был виноват я, аутсайдер. Я ненавидел ее. Мне исполнилось двенадцать, и у меня начался подростковый период. Когда настоятельница меня била, с каждым ударом ее палки во мне зарождалась ярость. Однажды я взорвался и из тихого мальчика превратился в злого, орущего подростка. Тогда Мэри решила отправить меня к одному тренеру, о котором ей рассказывали. Тренер по боксу, занимающийся с парнями из неблагополучных семей, учивший их контролировать свой гнев. Он многому учил их. Дисциплине во всем. Уважению. Командному духу. Любви к спорту, друзьям, тренеру.

Тогда для меня открылся новый мир. Каждый день после уроков я ходил на тренировки. Иногда я тренировался, иногда – просто наслаждался чувством единения. Мы все чувствовали это, и каждый был благодарен за это нашему тренеру Эйдену.

Я научился контролировать свой гнев, узнал, что я сильный, что я не жертва. Что я заслуживал уважения, и, прежде всего, самоуважения. Я больше не позволял себя унижать и бить. Я просто обратился в полицию, и избиения детей настоятельницей прекратились.


***


Его история ошеломила меня. Мои глаза были полны слез. Несмотря на то, что этот прекрасный молодой человек пережил столько дерьма в своей жизни, он до сих пор оставался хорошим человеком. Я испытывала сострадание к маленькому Джейсу, но не ко взрослому. Как можно жалеть настолько сильного человека? Он был достоин уважения. Он был прав: я увидела его в ином свете. И это невероятно. Неужели он думал, что это оттолкнет меня? Я была поражена историей его жизни.


***


Настоятельницу и ее заместителя, который тоже был жесток, уволили, и директором приюта стала Мэри. Дом, в котором раньше царили закон и порядок, наполнился любовью и добротой. Нам, наконец-то, разрешили быть детьми. Смех стал громким, нам больше не запрещали играть в игры.

Каждый день после школы я продолжал ходить на тренировки по боксу, и у меня получалось все лучше. Я отрицал это, но первые соревнования доказали, что я был одним из лучших. Только вот профессиональных амбиций у меня не было. Но была моя вторая любовь – школа. Я очень хорошо учился, и по окончанию обучения я получил стипендию в Оксфорде. Университет оказался ещё лучше, чем школа. В конце концов, я выбрал своей специальностью юриспруденцию, чтобы помогать тем, кто не мог помочь себе сам. После университета я стал работать в конторе, где каждый юрист должен был отработать двадцать пять часов на общественных началах. Для меня это было очень важно. Через несколько лет, после того как я устроился сюда, мне позвонила сестра Мэри и сообщила, что детский дом отдают церкви. Она собрала пожертвования, и, в конце концов, купила новый приют. Но денег все равно не хватало. Власти экономили бюджетные средства и просто не могли выделить сумму большую, чем требовалась на существование нового детского дома.

Я пообещал ей что-нибудь придумать. И тогда, я случайно наткнулся на Джима. У него был подпольный боксерский клуб, а бокс был моей страстью. С моей адвокатской зарплатой я не смог бы помочь Мэри и ее подопечным. Когда Джим увидел меня в деле, он предложил мне заниматься подпольными боями. На тот момент, это был лучший выход из ситуации.

Он устроил для меня несколько боев. Все они были выиграны. Так, за несколько лет, я стал самым настоящим чемпионом подпольного ринга. Все призовые деньги, вплоть до цента, я отправлял Марии для ее детей. Все, лишь бы дети и она были в безопасности.


***


Только теперь, после того как его история подошла к концу, он взглянул на Крисс, увидел высохшие от слез красные глаза, опухшие губы и трясущиеся пальцы, прижатые ко рту. Ее глаза все ещё сверкали от слез, а на губах появилась слабая, но такая красивая улыбка.

А потом она встала, присела возле него на колени и обняла. Сначала он даже не понял, что произошло, а после обнял ее в ответ. Он обнимал ее маленькое хрупкое тело так, будто она была сделана из хрусталя.

Спустя некоторое время он все же пришел в себя и с удивлением спросил:

– Что это было?

– Объятие.

– Но я не хочу, чтобы ты испытывала ко мне жалость, – нахмурился он.

Она тихо рассмеялась.

– Глупый, ты ее и не получишь.

Джейс удивился.

– Нет?

– Твоя жизнь была сущим гребанным дерьмом. Но посмотри, что стало с тобой! Ты прекрасен. Ты заботишься о других людях, даже ценой своей свободы. Ты чудесный, ты испытал столько дерьма в детстве, твоя жизнь…. – на этом ее слова оборвались, он увидел, что по ее щекам снова потекли слезы.

И вместо того, чтобы дождаться, пока она снова заговорит, он нежно прикоснулся к ее губам поцелуем, наполненным любовью. Любовью? Прежде ни одна женщина не говорила ему таких слов. Он растворился в ней, в ее словах, которые затронули самые дальние уголки его сердца. Сейчас его не волновало, что он был ее клиентом, а она – его адвокатом.

– Джейс, – пробормотала она в его губы.

Он еще ближе притянулся к ней, облизнув ее нижнюю губу кончиком языка.

Он гладил ее по спине, углубляя свой поцелуй. Господи, как же хорошо ему сейчас было. Он ещё никогда не чувствовал себя таким свободным. Страсть затмила его разум. Джейс прижал ее к себе, почувствовав, как напряглись ее соски под кружевным бельем. Он исследовал ее тело, пробираясь руками под юбку в трусики, где уже было горячо и влажно. Он был так возбужден, что его член просто давил ему в живот. Если бы Крисс обхватила его своей ручкой, он мог бы кончить.

– Джейс, мы… – выдохнула она.

– Знаю, – сказал он и вернулся к ее губам.

– Мы не должны, Джейс, – простонала она.

Он опустил голову.

– Знаю, детка.

Она прислонилась щекой к его голове, поглаживая по более безопасным частям тела.

– Черт, детка, – хрипло сказал он. Она чувствовала, что он улыбался как младенец.

– Сначала нам нужно спасти тебя от тюрьмы, – сказала она и снова села на стул. Достав свой планшет, она начала задавать вопросы.

– Вы знали, что проведение подпольных боев – незаконно?

– Да.

– Хорошо, это упрощает задачу. Когда вы начали заниматься этим?

– Шесть лет назад.

– Сколько боев у вас было? – ее пальцы порхали по экрану.

– Не знаю, я не считал. Возможно, около ста.

– Сто? Сколько боев вы выиграли?

– Все.

Крисс с задумчивым видом барабанила по своему планшету.

– Если я заключу сделку с обвинением, что вы сможете поставить на кон?

– Никакой сделки, – твердо сказал он.

– Почему нет? – Спросила она.

– Потому что я не собираюсь ни на кого стучать, – ответил Джейс.

– Но…

Он потянулся к ее руке.

– Детка, мы должны найти другой выход. Люди, с которыми я связался, очень опасны. О сделке не может быть и речи.

Крисс медленно вздохнула.

– Крисс, я понимаю твое разочарование, но это единственное, чего не стоит делать. Ради твоего же блага.

– Ради моего блага? – удивилась она.

– Если они узнают, что мы вместе, они попытаются нас с тобой разлучить. Они могут сделать тебе больно. Уж лучше я сяду в тюрьму.

Она спокойно посмотрела на него, после чего произнесла:

– Ты не пробовал устроиться в драматический театр?

– Эй, – сказал он, шлепнув ее по руке.

– Хорошо, я найду другой выход, – сказала она.

– Спасибо.

– Это моя работа.


***


Я должна была встретиться с Шоном Поттером в каком-то паршивом баре. В одном из тех, в которые в одиночку вряд ли кто-то пойдет. Но… Я должна была спасти Джейса. Шон работал частным сыщиком, а мне было нужно больше информации. Я не скажу Джейсу, что обращалась к сыщику, для того, чтобы у меня были все факты и информация по делу.

Шон сидел в дальнем углу бара, потягивая какое-то пиво.

– Эй, Шон, – сказала я, присаживаясь рядом с ним.

Он лишь кивнул головой в ответ.

– Ты слышал что-нибудь о подпольных клубах?

Его поросячьи глазки сузились, а затем он ухмыльнулся.

– Это будет стоить денег.

– Сколько?

– Десять тысяч.

– Хорошо, – я достала конверт и толкнула его к нему.

Даже не посмотрев на него, он ответил:

– Это братство.

– В каком смысле?

– Они сами находят новых членов.

– Почему они делают это?

– Тебе не нужно знать этого.

– Почему я никогда не слышала о них?

– Потому что это тайна, они не хотят, чтобы все были в курсе.

– Тогда откуда ты это знаешь?

Он пренебрежительно посмотрел на меня, после чего произнес:

– Они считают себя высшей расой.

– Арийцы[2]?

Он кивнул.

– Не связывайся с ними, Крисс, это плохо кончится.

– Тогда объясни мне все.

– Что ты хочешь знать, девочка?

– Все.

Он кивнул, сложив руки на столе.

– Самого главного зовут Льюис Дэйн, также он известен как Фантом. Вряд ли кто-то знает, как он выглядит. Он заведует рядовыми членами братства, но это не основная его деятельность. Для грязной работы у него есть другие люди.

– А чем занимается это братство?

– Они сосредоточены на подпольных боях… Во всяком случае рядовые члены. Они не хотят привлекать лишнего внимания. А вот активные занимаются делами пострашнее.

Я кивнула.

– Можешь сказать какими?

Он покачал головой.

– Они занимаются спекулятивными делами, где задействованы огромные суммы.

– Делами?

– Превосходство белого человека[3].

– Это ужасно. Неужели это то, о чем я подумала?

– Послушай Крисс, эти типы очень опасны. Не вздумай перейти им дорогу.

– Но я не могу иначе! От меня зависит судьба человека.

– Береги себя.

– Обещаю, а теперь расскажи мне все, что знаешь о них.

Шон дал мне имена и места, а также объяснил, как устроено Братство. Шон был тем человеком, к которому я обращалась только в экстренных случаях. Это был уже третий раз, и я надеялась, что он будет последним. Но предыдущие два раза я думала так же.

Глава 12

Джейс посмотрел на экран мобильного телефона. Он знал, что должен написать это сообщение. Он не хотел разочаровать своих друзей… Но ему придется это сделать.

Джейс: Помните, я рассказывал о боях за деньги?

Он надеялся, что его друзья проигнорируют это сообщение. Но это же были его друзья. Уж они-то ответят.

Майк: Что именно?

Настало время стиснуть зубы.

Джейс: Они были незаконными.

Эван: Черт, чувак. Нелегалка???

Джонатан: Нелегалка???

Тайлер: Что?

Пит: Нелегальные или незаконные???

Джейс: Да!

Саймон: Черт, чувак!

Итан: Ты же юрист.

Джейс: Спасибо. Я знаю.

Бен: Наверное, ты только что узнал об этом.

Тайлер: Что произошло?

Джейс: Ну, был рейд.

Итан: Что???

Эван: Ебать, чувак, ты в тюрьме???

Бен: Ебать, ну конечно же он не в тюрьме, иначе он не смог бы писать…

Джонатан: Блядь, так и хочется надрать твою гребанную задницу.

Джейкоб: Как ты мог быть таким тупым?

Эван: Где ты сейчас?

Джейс: Дома.

Саймон: А потом? Что будет потом?

Джейс: Мне выдвинули обвинение.

Итан: Долбоеб.

Бен: Это не серьезно.

Пит: Ебать! Это ужасно!

Джейс: Вот почему я не хотел вам говорить.

Тайлер: В жопу все это.

Джейкоб: Что, Майк уже настучал по голове?

Эван: Чувак, ты абсолютно облажался. Как ты справляешься?

Джейс: Более-менее нормально. Обвинение еще не официальное, но скоро будет.

Бен: Помощь нужна? Адвокат? Могу Майка подключить…

Джейс: У меня есть адвокат.

Тайлер: Женщина?

Джейс: Да, женщина. А ты, женоненавистник, иди в задницу.

Тайлер: Я не это имел в виду. Эй…

Эван: Но именно это ты и имел в виду.

Тайлер: Иди в жопу. Я всего лишь хочу, чтобы у Джейса была лучшая защита.

Джейс: У меня лучший адвокат. Она мастер своего дела. Ледяная принцесса.

Джейкоб: Звучит так, будто она реально не живая.

Итан: Такое ощущение, что ты диснеевских мультиков пересмотрел.

Эван: Все вы маленькие принцесски в телах взрослых мужиков. Обожаю вас, девочки.

Итан: Только Джейк!

Джейкоб: Эй, ты!

Саймон: Майк! Что ты скажешь?

Бен: Ему нужно время.

Пит: Для ледяной принцессы? Это замороженное дерьмо для Майка

Джонатан: Дерьмо. В самом деле, дерьмо.

Майк: Да пошел ты.

Бен: Серьезно? Ты три часа набирал это сообщение?

Джейкоб: Ты серьезно? Иди на хуй.

Эван: Может, вы обсудите это не в общей беседе?

Джейс: Он прав

Саймон: Да, чуваки.

Дерьмо…Джейс набрал номер Майка. Невыносимо долго из динамика раздавались лишь гудки, прежде чем Майк взял трубку.

– Что?

– Майк…

– Нет! Нет! Я твой лучший друг, а ты все эти годы лгал мне? Мы всегда всем делились, а сейчас что? Когда ты начал мне врать, а? Пошел ты нахуй!

– Ты прав.

– Конечно, я прав! Но это ничего не меняет! Я разочарован в тебе, чувак, очень разочарован!

– Это к тебе не относится!

– Ну конечно, я же никто для тебя, я просто считал тебя своим братом.

– Майк, я не хотел втягивать тебя в противозаконные вещи! Пойми это, чувак. Ты мой лучший друг.

– Да, все нормально! Просто ты забыл одну вещь! Я взрослый человек и сам решаю, куда мне вмешиваться, а куда нет.

– Блядь, – просто сказал Джейс.

– Тогда, я думаю, ты в курсе, как я сейчас себя чувствую?

– Мне жаль.

– Мне и даром не нужна твоя жалость.

– Я совершил ошибку.

– Да, только некоторые ошибки не прощают. Я чертовски зол на тебя, чувак! – Майк просто рычал от злости.

Он сбросил вызов.

– Черт! – крикнул Джейс. Он не мог представить себе жизнь без Майка. Они столько дерьма прошли вместе.

Он облажался.

Он медленно подошел к кровати и сел. Поставив локти на колени, он закрыл лицо руками. Ебать. Какой же он идиот. Поделом ему, если его отправят в тюрьму.

Крисс…ебать. Крисс. И без нее он не мог. Он не откажется от нее, хоть ничего о ней и не знает. Почему ее называют Ледяной Принцессой? Точно не потому, что она холодная. Она очень нежная и любящая. Он был очень счастлив, что она только ему показывалась с этой стороны. Ради нее он должен был остаться на свободе. Он не заставит ее грустить.

***

– Где Лила? – спросила я у Мэрри.

– Эм… Думаю, скоро будет. Ну, рассказывай, как ты?

– Оу, я стала старшим партнером! Теперь я могу работать не сто десять часов в неделю, а максимум семьдесят. У меня теперь будет масса свободного времени.

Мэрри усмехнулась.

– Ну, теперь, Крисс, ты будешь полностью свободна. Так все же, что произошло между вами с Лилой?

Я пожала плечами.

– Я всего на всего думаю, что Лила не будет счастлива с таким идиотом как Тревор.

– Ты не права! Лила взрослый человек, и сердцу ведь не прикажешь! Не будем ей мешать. Это ее выбор.

– Я согласна. Но Лила для меня не чужой человек, поэтому я за нее очень переживаю.

– А как там твой клиент?

– Ничего… Все нормально, – сказала я.

Я уже рассказала Мэрри о Джейсе. А также, не вдаваясь в детали, и то, что теперь я была его адвокатом.

– Вы уже переспали?

– Нет! Он мой клиент, и между нами ничего нет!

– Но… Ты любишь его, Крисс!

Этот вопрос вогнал меня в ступор. Люблю? Неужели это было так заметно? Черт, о чем это я? Разве я любила Джейса? Джейс…

– Ты мечтаешь о нем, – насмехалась Мэрри.

– Нет!

– Да, и это написано на твоей мордашке. Крисс, ай-ай-ай, ты умеешь любить?

– Конечно же, нет. Я же Ледяная Принцесса.

– Да, точно. Тогда почему у тебя покраснели щеки, когда ты сказала, что не любишь его?

– Они не покраснели, – твердо сказала я, и почувствовала, что снова краснею.

– Как скажете, ваша честь, – смеялась Мэрри.

– Эй, это мое кредо!

После встречи с Мэрри, я словила такси, чтобы поехать к Лилле. Я любила эту глупую корову. Уверена, что наша с ней дружба была сильнее всяких ссор, я понимала, что была виновата перед ней. Я собиралась рассказать ей о Джейсе.

Глава 13

– Джим, это Роджер Леммон, он будет бесплатно представлять тебя в суде, – сказал Джейс, указав на своего босса.

Джим окинул его взглядом и спросил:

– Он хороший адвокат?

– Безусловно. Он мой босс.

– Хорошо. Надеюсь, ты не шутишь, и он, правда, хорошо знает своё дело.

Джейс покачал головой.

– Ну, где твое доверие, чувак? Мы же шесть лет работали вместе. Неужели я сделал что-то, что могло пошатнуть твое доверие?

Джим кивнул и протянул Джейсу руку.

– Ты прав.

Джейс с осторожностью пожал его руку, он так и не признался Крисс, что Джим шантажировал его. Он даже не знал, почему не рассказал ей об этом? Крисс не одобрила бы этот поступок. Роджер защитит его тупую задницу. А Джейс хотел защитить свою женщину. Свою женщину?

– Я оставлю вас, – сказал Джейс и покинул кабинет.

Странно… Каждый день прошлой недели он видел Крисс… Каждый день она была очень задумчива, разрабатывая стратегию защиты. Сегодня впервые за 10 дней, он ее не видел… Он скучал по ней. Она была удивительной. Как так получилось, что за такой короткий промежуток времени, она стала для него всем?

Они вели себя профессионально. При каждой встрече он целовал ее в щеку. Большей интимности между ними не было. Ни во время работы в офисе, ни даже когда они работали дома.

А сегодня… Сегодня он еще не видел ее. Сегодня у нее было важное слушание, а потом какие-то дела. Как же ему не хватало ее…

Он покачал головой, прогоняя эти мысли, и попытался заняться делами. Сейчас он работал в качестве консалтингового адвоката. Так решили его коллеги. Роджер счел, что сейчас Джейсу лучше не вести крупных дел.

Он чувствовал себя позором всей фирмы, а не Золотым мальчиком, каким он был ранее. Удивительно, что Роджер, Харрисон и Джексон сразу же не уволили его.

Устав от своей работы, Джейс собрал спортивную сумку и направился в тренажерный зал, чтобы избавиться от лишней энергии.

Когда он приехал туда, то не поверил собственным глазам. Колос Родосский собственной персоной.

Какого черта он здесь делал?

Он пошел в раздевалку, а здоровяк направился к нему.

– Что? – спросил Джейс.

– Спасибо.

– Э-э-э, – удивленно произнес Джейс.

– Если бы не ты, все это закончилось бы очень плохо. Мне жаль, что тебя поймали. Надеюсь, у тебя все нормально.

Джейс в недоумении покачал головой.

– Ну, как сказать? Ты хотел убить двух полицейских, а задержали меня.

Он опустил плечи.

– Понимаешь, я был в ярости…

– Поэтому ты полез бить полицейских? Чтобы показать свою власть?

– Это помогает мне в боях.

Джейс был в недоумении. Неужели этот парень был настолько туп, что продолжал участвовать в боях?

– Бои все еще проводят?

Гигант кивнул головой.

– Конечно. Я удивлен, что с тобой не связывались.

Он был прав. Почему с ним не связались? Хорошо это было или плохо?

Он этого не знал. Этот вопрос мучил его в течение трех часов. Он не знал на него ответа. В течение шести лет бои были частью его жизни, а теперь… Теперь они делали вид, что его не существует.

Разум говорил, что для него так будет правильней, но сердце…ему казалось, будто его предали…


***


– Что ты здесь делаешь? – спросила я, увидев Джейса под моей дверью в три часа ночи. У меня был очень насыщенный день: судебное заседание, после него вечеринка по случаю выигранного дела. Домой я пришла полумертвая и сразу же легла спать. А потом позвонил Джейс.

Наверное, у него что-то случилось. Я не могла оставить его в таком состоянии, поэтому я открыла дверь и впустила его в квартиру.

– Я не мог уснуть. Можно я побуду с тобой?

Он выглядел неважно, как будто ему разбили сердце, или обидели. У меня сердце обливалось кровью.

Он прошел в коридор и немного растерялся. Я вздохнула, ласково взяла его за руку и повела в свою спальню. Там у меня висели очень необычные шторы: на них была изображена сцена секса на улице. Необычно, я знаю.

Он остановился от удивления.

– Нет, Крисс… Мы не можем…

– Расслабься, милый, я не это имела в виду.

Затем его глаза переметнулись на шторы, он стал выглядеть еще более обескураженным. Я рассмеялась.

– Впечатляет. Я думал, что такое можно увидеть лишь в порно.

Я засмеялась.

– Хочешь, чтобы я переоделась в порно актрису?

Его глаза округлились. Не желая потрясать Джейса еще больше, я нежно толкнула его на матрац и легла рядом, все еще держа его за руку. С улыбкой он положил свою голову на мою грудь и обнял меня. Я ласкала его голову, спину, бицепс, и почувствовала, как он расслабился от моих ласк. Его рука лежала чуть выше моего живота, наши ноги были переплетены. Его дыхание выровнялось.

– Спасибо, – пробормотал он сонным голосом.

Я перебирала пальцами его волосы.

– Твои волосы стали еще непослушней.

Я почувствовала, что он улыбнулся.

– Да.

Я гладила его по спине.

– Твои мышцы стали больше.

Он ничего мне не ответил, только издал рык, словно довольный лев.

Я погладила его руки.

– Стало больше тату.

Он поднял голову.

– Есть кое-где, где ты не видела.

– Ого. Даже там?

Я провела рукой по его лбу и щетине, в его глазах вспыхнуло возбуждение, они стали очень темными.

– Я так сильно хочу тебя поцеловать, – сказал он.

Я коснулась языком кончика его пальца. Боже, как это вкусно. Я видела, как вздымалась и опускалась его грудь.

– Джейс… – с придыханием сказала я.

– Мы не можем… – мягко произнес он.

Я кивнула. Я знала это. Но, черт, как же я хотела его.

– Я должен идти, – сказал он и встал с постели.

– Ты, правда, хочешь уйти?

– Нет, я очень хочу остаться, – сказал он.

– Я тоже хочу, чтобы ты остался, – призналась я.

– Сможем ли мы совладать с собой и не наброситься друг на друга? – спросил он.

Я задумалась над этим, а затем отрицательно покачала головой. С поникшим видом он встал с моей постели. Подойдя к двери спальни, он оглянулся.

– Крисс Хоторн, это, правда, самая трудная вещь, которую мне доводилось делать…

Выходя, он казался таким убитым, будто проиграл важную битву.

Послышался щелчок замка. Он ушел. На самом деле ушел. Я не могла в это поверить.

Я перевернулась на бок, свернулась калачиком и расплакалась. Почему мне было так тяжело отпускать его? Но, во всяком случае, я знала, что увижу его завтра.

Не плачь, Крисс! Ты никогда не плачешь! Но почему же мне было так горько?

Послышался стук в дверь. Еще один. Кого там принесло?

Я подошла к двери и, не посмотрев в глазок, открыла ее.

Мощные руки обхватили мое тело. Не прекращая объятий, Джейс вошел в квартиру, затем поднял меня и понес в спальню.

– Э-э… – удивилась я.

– Я изменил свое решение. Я хочу остаться здесь, с тобой, – прошептал он у моих губ, прежде чем подарил самый нежный и сладкий поцелуй в моей жизни. – Я предпочел бы быть рядом с тобой, детка, всегда.

Дрожь пробежала по моему телу.

– Джейс … – пробормотала я.

Проснувшись, я почувствовала запах кофе. Я наслаждалась этой субботой. Мои губы растянулись в ленивой улыбке. Я вскочила из постели и быстренько побежала на кухню, чтобы подглядеть за ним.

Его волосы были мокрыми после душа, рубашка висела на спинке стула, он был лишь в джинсах. Чертовски горячо. Он готовил мне завтрак? Уиии.

Его мышцы так сексуально перекатывались, когда он нарезал фрукты. На правом предплечье я увидела огнедышащего дракона с удивительными ледяными глазами. Очень напоминавшими мои.

Я прочистила горло, и он оглянулся. Он был счастлив видеть меня, это было понятно по его взъерошенному виду и счастливой улыбке.

– Доброе утро, малышка, – сексуально сказал он мне. О, мой Бог, этот мужчина смог растопить арктические льды моей души?

– Доброе утро, – сказала я и прошла на кухню, чтобы посмотреть, что же он там наколдовал?

Я провела своей холодной рукой по его спине, и он напрягся.

– Ах, ты, бандитка, – сказал он смеясь.

Я пожала плечами.

– Сам виноват.

Он расхохотался и протянул мне клубнику. Недолго думая, я закинула ее в рот и съела.

– Могу поклясться, что клубники у меня не было.

– Возможно, потому, что твой холодильник был абсолютно пуст?– сухо сказал он.

– Нууууу, у меня нет времени делать покупки. Порой, даже покушать некогда, – сказала я и выхватила у него еще одну клубнику.

– Попа слипнется, – сказал он.

– Гребанный мудак, – ответила я ему.

Он снова рассмеялся, а затем поцеловал меня. Я была фанаткой поцелуев. Я была фанаткой Джейса. Его губы одурманивали. Это было неземное блаженство – быть с человеком, в которого я была влюблена уже много лет.

А потом мой мозг включился, и я поняла, как же это выглядело со стороны. Я вела себя неэтично. Ассоциация адвокатов меня осудила бы. Я была адвокатом, он – моим клиентом. У нас не должно было быть никаких отношений. Это делало мои действия незаконными, меня ведь могли уличить в сексуальной связи с моим клиентом. Мы должны были держать в тайне наши отношения, либо же расстаться. От этих мыслей я замерла.

Джейс заметил это и остановился.

– Что?

От отчаяния я застонала.

– У меня перед глазами мелькает Ассоциация адвокатов.

Он сердито посмотрел на меня.

– Я тебя целую, а ты в это время думаешь о кучке закостеневших идиотов?

– Да, – простонала я.

– Так, наверное, я что-то делаю не так?

– Твои поцелуи очень горячи, – захихикала я.

– Очевидно, что нет, – сказал он, поглаживая мою спину.

Я печально посмотрела на него.

– Джейс, это очень трудно, но нам нужно держать дистанцию.

– Хорошо. Но только на людях. Мы и так с тобой уже трижды поступали неэтично.

– Да?

– О, милая, если бы ты могла читать мои мысли, то это было бы в десять раз более неэтично.

По моей спине прошелся холодок, а внутренности зажглись огнем.

– Джейс, – сказала я.

– Что?

– Ты мудак.

Он засмеялся.

– Черт, милая, я так хочу, чтобы это гребаное судебное дело закрылось, и мы больше не прятались.

– Я тоже хочу этого. Но что если у меня ничего не получится, и ты отправишься в тюрьму?

– Тогда мы быстро поженимся, и ты сможешь навещать меня в качестве моей жены.

– Джейс, я же серьезно. Нам нужно еще раз попробовать разобраться с делом.

– Я тоже, милая. Хорошо. Задавай свои вопросы,– сказал он.

– Вы знаете, кто заведует подпольными боями?

Он пожал плечами.

– Мафия?

– Вы ничего не знаете?

Он покачал головой.

– Нет. Это может показаться глупым, но это правда. На тот момент у меня не было другого выхода, и я решил этим заняться, не вникая в подробности.

– Наивный, – пробормотала я.

Он поднял голову.

– Что ты узнала?

– Думаю, это к лучшему, что вы не знаете, с кем имеете дело, – сказала я ему.

– Черт, Крисс! Не делай этого! Я не маленький ребенок, это моя жизнь! – Злился он.

– Превосходство белой расы.

– Ебать.

– Можешь повторить это еще раз.

– Это действительно может плохо для меня кончиться.

– Да.

Он метался по кухне.

– Не могу поверить, как же я мог так облажаться?

– Джейс, сейчас важно, чтобы ты держался подальше от всего этого и всех этих людей, они очень опасны.

– Но в моем тренажерном зале тренируются несколько боксеров с ринга.

– Тогда ходи в другой зал.

– Но я хожу туда уже больше трех лет!

– Джейс, не будь ребенком!!!

– Не мучай меня.

– Если не перестанешь ныть, будет очень плохо.

Пускай это и было грубо, но я заботилась о нем. Даже такой ценой. Я не сказала ему всей правды, можете считать это лицемерием. Но я была юристом, я была его адвокатом. Я защищу его, ведь он вся моя жизнь. Хоть он и заслуживал тюремного заключения, я не позволю Джейсу попасть туда. Но, только, как это сделать?

Глава 14

Всю субботу мы провели вместе. Он снова и снова рассказывал мне, что произошло в тот вечер, когда был рейд, но я так и не нашла ни единой зацепки, чтобы спасти его! Я ненавидела это чувство! Это было ужасно… Я не хотела, чтобы он попал за решетку. Тюрьма изменит его, сделает грубым, бесчувственным. А мне хотелось, чтобы он всегда оставался таким же, каким был сегодня, был моим настоящим партнером. Это звучало глупо…но это была правда. Ночью мы лежали на диване, ели лапшу со свиными отбивными и смотрели «Во все тяжкие». Необычная параллель сюжета бросалась в глаза, так что я не могла спокойно наслаждаться сериалом.

Джейс толкнул меня ногой.

– Эй, ты чего такая тихая?

– Сюжет сериала слишком сильно напоминает твою ситуацию.

– Я не умею варить мет.

– Да, это единственное отличие.

– Да, и выгляжу я получше.

– Ну, хорошо. Два отличия. Но все остальное…

– Э, нет! Вообще никакого сходства. В моем деле нет ни слова о том, что я занимался наркотиками.

Я посмотрела на него. Он отлично смотрелся на моем диване. Я не хотела, чтобы в ближайшее время все это закончилось.

– Но там все противозаконно! Нет такого понятия, как «слегка незаконно».

– То есть, по-твоему, бокс так же наказуем, как и убийство.

– Насилие. Оба этих фактора незаконны. Только за убийство дается более суровое наказание.

Я видела, как ему было тяжело, но он старался отвлечь меня от плохих мыслей. Поэтому я подползла к нему, легла рядом и взяла его за руку.

– Я не хочу тебя потерять.

– Ты не потеряешь меня, малышка. Я абсолютно доверяю тебе.

– Что будет, если пойдут слухи?

– Ничего. Тогда я буду искать другую работу. Сколочу бизнес. Не знаю, но важно, что я буду не в тюрьме.

– Хорошо.

Он поцеловал меня в макушку.

– Моя судьба полностью в твоих руках. Теперь мы тесно связаны.

– Да, – вздохнула я и придвинулась к нему поближе.

Он гладил мою спину, пока Брайан Крэстон и Уолтер Уайт сбивались с правильного пути.

– Я хочу намного больше, чем тебе кажется, – в конце концов сказала я.

– Расскажешь?

– Наш первый идеальный день.

Он посмотрел на меня с неподдельным интересом.

– Хорошо.

Я выпрямилась.

– Это будет в книжном магазине.

Он положил свою руку мне на ногу, как бы поддерживая меня.

– Ты любишь читать?

Я кивнула.

– Да. Теперь, как правило, я читаю лишь электронные книги. Но я люблю книжные магазины. Запах книг…ах. Этот запах, когда заходишь в книжный магазин, предвкушая новую покупку.

– Запах чистоты?

Я окинула его оценивающим взглядом.

– Я имею в виду запах самих книг, бумаги, краски.

Он слегка улыбнулся.

– А ты романтичная натура.

– Ты прав. Это единственное, что отличает меня от ледышки.

– Продолжай.

– Я бы очень хотела выбрать книгу вместе с тобой, ты бы взял меня за руку, и мы вышли бы из магазина. Это сделало бы меня самой счастливой на свете. А потом мы прошлись бы по деревушке, рассматривая витрины магазинчиков и лавок, иногда заходя в них и покупая всякие безделушки. А потом мы остановились бы у пекарни, купили бы пирог и ели бы его одной вилкой. У тебя на губах остался бы кусочек шоколада, а я убрала бы его поцелуями.

Он сглотнул.

– Черт, детка, ты так это описала, что я смог ощутить все это.

Он не хотел в тюрьму, а кто хотел? Эта мечта, об идеальном дне, придала мне определенную мотивацию бороться за него. Штат Мичиган. Теперь у меня был стимул, чтобы не дать ему сесть в тюрьму.

– Ты стал бы меня дразнить, потому что мы съели весь десерт, а я, ко всему прочему, еще и доела твой шоколад. Потом мы пошли бы в маленький уютный ресторанчик, где сидели бы рядом, переплетя наши ноги вместе. Мы говорили бы друг другу такие слова, которые больше никто и никогда не услышал бы. Я бы сказала, что ни с кем не спала в течение нескольких лет, потому что все время думала о тебе.

Он сжал мою ладонь, его зрачки расширились, дыхание стало тяжелым. Он так же хотел этого.

– А потом ты забрал бы меня домой. Взяв на руки, поднялся бы по лестнице в спальню на верхнем этаже. Все это время ты шептал бы мне на ухо нежные и ласковые слова.

Господи, он смотрел на меня так, будто я была единственной женщиной на этой планете.

– А потом… – хрипло спросил он.

– А потом я бы сказала тебе, что я не из тех барышень, которые согласны заняться сексом на первом свидании.

Несколько мгновений он обдумывал сказанное мной, и, когда до него дошло, он воскликнул:

– Ты зараза! Любишь же ты меня помучить!

Я ухмыльнулась.

– Ну, только если совсем чуть-чуть.

Он притянул меня к себе и позволил мне забыть обо всех сегодняшних невзгодах.

В обеденный перерыв я поехала в офис Джейса. Он написал мне, что ему прислали официальное обвинение. Без стука я ворвалась в его кабинет, и вот, блядь… Рядом с ним сидел Роджер Леммон. Мы были знакомы с ним, так как много раз сталкивались на судебных заседаниях. Так же ему было известно, что я представляла интересы Джейса в суде.

– Крисс, это мой босс и наставник Роджер Леммон. Роджер, как ты уже знаешь, Крисс Хоторн – мой адвокат, – представил нас друг другу Джейс.

Роджер пренебрежительно посмотрел на меня.

– До сих пор не могу поверить, что Ледяная принцесса соизволила снизойти до помощи Джейсу.

– Не стоит винить меня в том, что я несколько раз подряд смогла выиграть резонансные дела у вашей фирмы, – ответила я, смотря на него. Джейс приподнялся со своего места, видимо, хотел меня защитить.

Роджер протянул мне руку.

– Почему вы взялись за это дело?

– Я не хочу, чтобы один скверный случай уничтожил такого противника как Джейс, – ответила я, пожав его руку.

Он громко рассмеялся.

– Да, вы заслуживаете звания редкой суки.

– Мужчины называют женщин суками, когда они успешнее, умнее, богаче, или же не по зубам этим самым мужчинам.

– Или же если у них был огромный опыт. Как у меня, с моими шестью браками.

– О…шесть браков? Тогда вы «великий знаток» женской натуры.

Он посерьезнел.

– Если честно, я очень рад, что вы согласились помочь моему мальчику. Простите, что предвзято к вам относился.

– Все в порядке, Роджер. Выбор Джейса – правильный. Он не попадет в тюрьму.

Он кивнул и покинул кабинет. Джейс с восхищением посмотрел на меня.

– Что? – спросила я.

– Ух ты, детка. Я видел тебя пару раз в деле, но это было просто потрясающе.

– Не смущай меня, – отмахнулась я.

Он засмеялся и поцеловал меня в щеку.

– Покажи мне обвинительный акт.

– Иногда ты бываешь очень неромантична, – проворчал он и передал мне письмо.

Присев, я начала читать его.

– Он официальный?

– Что ты имеешь в виду?

– О, Джейс… – я подмигнула ему. Достав свой телефон, я набрала номер прокурора.

– Это Крисс Хоторн, мне нужен Максвелл.

– Минуточку.

Меня переключили на прокурора Максвелла.

– Максвелл, это Крисс Хоторн. Как ваши дела?

– Чего вам?

– Вы, как всегда, грубы. Думаю, это из-за того, что между нами произошло? – Джейс нахмурился.

– Ладно, говори, что ты хочешь.

– Ну, хорошо. Играем по вашим правилам. Сейчас я держу в руках обвинение на моего подопечного, Джейса Монро. Оно уже в суде?

Я услышала шелест бумаг.

– Нет.

– Тогда могли бы вы придержать обвинительный акт и пока не отправлять его в суд?

– Я все время делаю что-нибудь для тебя, когда уже ты что-то для меня сделаешь?

– Когда-нибудь. Когда-нибудь… Ну так что?

– Хорошо, – сказал он и повесил трубку.

– Этот ворчун сделает всё по-моему, – сказала я и посмотрела на Джейса.

– Ты спала с ним?

– Э-э…что???

– Ты слышала меня.

– Да-да, знаешь, это определенно касается твоего дела.

– Не увиливай от ответа, Крисс. Значит, спала, – рассердился он.

– Надеюсь, что ты лучший адвокат, а не ревнивый любовник, милый, – с сарказмом ответила я.

– Ты не можешь просто ответить мне?!

– Джейс, всё, что когда-либо происходило в моем прошлом, никакого отношения к тебе не имеет. Никакого.

– Я знаю. Пожалуйста, ответь.

– Нет, я не спала с ним. Но я застукала его с его парнем.

– Да? И?

– Они трахались.

– О…

– Да. И теперь он боится, что это всплывет.

Джейс пристально посмотрел на меня.

– Хммм… Если бы я был ослом…

– Не вздумай.

– Я и не собирался. Но если бы я был ослом, я бы уже давно использовал эту информацию против него.

Я ухмыльнулась.

– Пожалуй, я соглашусь с тобой.

– Так, что теперь?

– Я знаю, что повторяю это уже в тысячный раз, но расскажи мне еще раз, что случилось той ночью.

Джейс застонал, но начал говорить.

– …а потом приехала полиция, и начался хаос. Я знал, что в раздевалке был запасной выход, и побежал туда. Я был почти там.

Либо он никогда не рассказывал мне этого, либо я не прислушивалась. Тревожный звоночек прозвенел у меня в голове.

– Ты почти убежал? Почему же тогда тебя схватили?

Джейс посмотрел на меня.

– Черт, кажется, мы никогда с тобой не обсуждали этот момент.

– Ну, так что?

– Я был почти там, но вдруг оглянулся. Я увидел своего соперника, который боролся с двумя копами. Я видел жажду крови в его глазах и поэтому вернулся, я знал, что, если не сделать этого, будет катастрофа. И когда он хотел ударить парня в форме, я остановил его кулак. Он убежал, а двое полицейских задержали меня.

Я сидела неподвижно, я только что нашла ключ к разгадке тайны.

Снова взяв телефон, я набрала номер детектива. Он взял трубку на втором гудке.

– Мне нужна информация, – сказала я вместо приветствия.

– Какая именно?

– За что был задержан Джейс Монро детективами во время налета?

Он фыркнул.

– Ладно. Я посмотрю.

– Жду звонка.

– Непременно.

Джейс скептически посмотрел на меня. Я положила руку ему на плечо. Он не мог быть настолько ревнив. Не правда ли? У меня ведь было прошлое.

– Лейван у телефона.

– Здравствуйте, Ксавьер. Скажите, что известно о рейде, в котором был задержан Джейс Монро?

Он бормотал себе под нос.

– Рейд…боксерский ринг… Белый здоровяк… Люьис Дейн… Видеозаписи…

– Видеозаписи?

– Да, в зале были камеры видеонаблюдения.

– Могу я их увидеть?

– Крисс…

– Вы должны мне показать эти записи, Ксавьер.

– Это невозможно.

– Ксавьер.

– Даже если я покажу их тебе, ты все равно не сможешь ими воспользоваться, иначе у прокурора возникнут вопросы.

– Я бы тебя не сдала.

– Так не пойдет.

– Ну, ты же помнишь, как тебе было хорошо со мной? – я попыталась надавить на него. Видеозаписи! Они могли бы доказать, что Джейс невиновен и что полицейские живы, только благодаря ему. Возможно, увидев их, прокурор захочет предложить сделку.

– Я мог бы что-нибудь придумать. Но при следующей нашей встрече, Крисс, твои колени будут болеть.

Я должна бы усмехнуться всей абсурдности ситуации. Мой, так сказать, бывший любовник был согласен показать мне видеозаписи, если я сделаю ему минет…

– Ты не пожалеешь.

Лицо Джейса тут же потемнело. Его глаза заискрились от гнева, руки сжались в кулаки и злостно заиграли желваки. Сейчас я впервые увидела в нем безжалостного боксера. Боксера, который ни разу не проигрывал. Раньше он был смешным, обаятельным и милым, а теперь он был жестокий, злой, горячий! Мои трусики сразу же намокли. Ебать, как же горяч он был!

– Э-э, я должна идти! – сказала я и бросила трубку, а затем запрыгнула на колени к Джейсу. – Ты так горяч, – говорила я, покрывая его лицо поцелуями.

Выражение его лица совсем не изменилось.

– Ты с ним трахалась!

– Эй, прекрати ревновать! Я спала с другими мужчинами после тебя.

– Чудеснейшее выражение. Думаю, теперь я буду всегда его использовать, – сказал он.

– Что с тобой случилось? – спросила я.

– Ничего.

Я встала с его колен и направилась к двери.

– Позвони, когда твое настроение придет в норму.

Я поймала такси и направилась в полицейский участок к Ксавьеру.

– Я же сказал тебе, что не могу показать их, – произнес он мне на ухо.

– Только я знала, что ты имел в виду совсем не это.

– Встретимся в кафе через двадцать минут, – сказал он и ушел.


***


Джейс метался по своему кабинету. Она была права. Он ревновал ее. Казалось, вот-вот и он начнет упрекать ее в том, что она тогда ушла от него и десять лет спала с другими. Блядь! Если бы она не была такой трусихой и осталась с ним, они были бы вместе. Может, и поженились бы. Он никогда не был ревнив.

Где она сейчас была? Может, лучше позвонить и сказать ей, что его настроение уже улучшилось? О чем она думала?

Джейс решил поговорить с Роджером. Вдруг поможет?

Роджер сощурился.

– Что-то случилось, Джейс?

– Ничего.

– Я чувствую твой гнев за десять миль. Как кучку шлюх со вшами на голове.

– Как красноречиво.

Роджер рассмеялся.

– Я надеялся на другую реакцию.

– Это был сарказм.

– Так, что произошло?

– Крисс сводит меня с ума.

– О, Крисс, вы уже перешли на имена?

Джейс сел в кресло и уперся локтями в подлокотники.

– Хммм…

– Ты трахал ее?

– Прости, что?

– Ну, трахал, пер, или как вы сейчас это называете?

– О, Господи, как ты вообще нашел себе женщину, не говоря уже о шести браках?

– Они никогда не задерживаются надолго.

– Я знаю, – сказал Джейс. Он не был уверен, что сможет работать по другой специальности, неужели он соврал Крисс? Роджер уже понял, что он был не равнодушен к Крисс…что теперь?


***


Я сидела в кафе, когда зашел Ксавьер и сел рядом.

– Ты можешь показать мне их?

– Крисс, это будет стоить мне работы.

– Я не буду упоминать твоего имени.

– А вдруг начнется расследование, – прошептал он.

– Я найду способ воспользоваться записями, ты знаешь меня.

– Хорошо…но…

– Никаких секс-услуг, – твердо сказала я.

– Почему нет?

– У меня есть мужчина.

– Понятно… Когда мы были вместе, тебе был важен только твердый член. А теперь у тебя кто-то появился, – выплюнул он.

– Давай записи. Почему вы, мужчины, из всего делаете драму?

Он не смотрел на меня, поэтому я продолжила.

– Ты знал, что я хотела лишь секса, и был согласен на такие условия.

– Это было давно. Пока у меня не появились к тебе чувства.

– Ксав…

– Не нужно, Крисс…Это в последний раз, – сказал он, передал мне флешку и ушел. Уверена, это был не последний раз.

Я поехала в офис, чтобы посмотреть файлы. На записи я увидела все в точности, как рассказал мне Джейс. Мое сердце болело за него. Я начала грызть ногти, увидев, как он побежал спасать полицейских от огромного громилы. Нужно поговорить с прокурором и детективами. Как мне спасти мою любовь?

Я взяла свою сумку и направилась вниз. На полпути Элейн окрикнула меня, чтобы сказать, что Вернер Траст хотел видеть меня. Но сейчас решалась судьба моего любимого, возможно, это был единственный шанс спасти его, пока прокурор не отправил обвинение в суд.

Я села в такси и поехала в полицейский участок к детективу, который допрашивал Джейса. Приехав, я направилась прямо к детективу Дурбану.

– Мэм, я не могу обсуждать это с вами.

– Я знаю. Идет расследование, но мистер Монро был задержан, когда спасал полицейских!

Дурбан нахмурился.

– Ничем не могу помочь.

подчиненных

– Откуда вы знаете о видео?

– Не важно, главное, что на них было.

Полицейский, стоявший рядом, подтвердил сказанную мной информацию. Маленькая победа.

Следующая остановка. Прокурор.

Я сразу же решила взять Максвелла хитростью. Я до сих пор не решила, что я скажу ему о видео, но я что-нибудь придумаю. Я надавлю на него, и он согласится на сделку с Джейсом.

– Он занят, – сказала мне секретарша в приемной. Но меня это не остановило. Я была целеустремленной женщиной. И, однажды, с Максвелом, это сыграло мне на руку.

Я открыла дверь, и что я увидела? Максвелл и его дружок отскочили друг от друга. Максвелл… Этот гребанный ебарь снова был в моих руках.

– Эй, Максвелл, я так рада снова тебя видеть, – дружелюбно сказала я.

– Ну, почему ты всегда ловишь меня в компрометирующих ситуациях? – простонал прокурор.

Я помахала рукой его дружку.

– Я Крисс Хоторн, адвокат.

Его друг очаровательно улыбнулся мне.

– Очень приятно, Крисс. Я Кен Петерсон. «Акула недвижимости».

Несомненно, этот Кен мне когда-нибудь тоже пригодится.

Максвелл сказал:

– Чего ты хочешь?

– Ну, я могла бы быть очень тихой, после увиденного.

– Ты вздумала шантажировать меня?

– О, нет. Гомосексуализм для меня не повод для шантажа.

– Почему нет?

– Ну, потому что это нормально. Только если ты не носишь розовые кружевные стринги из которых вываливаются твои яйца.

Кен рассмеялся.

– Мне нравится эта девушка. Пообедаем как-нибудь?

– Нет, – прошипел Максвелл.

– Думаю, я могла бы найти для тебя время.

– Так, что ты хочешь? – спросил Максвелл.

– Джейса Монро.

– А что с ним?

– Я хочу, чтобы мы заключили сделку.

– На каком основании?

– По его показаниям, он сохранил жизнь двум полицейским и был арестован третьим.

– Есть ли другие показания, кроме преступника.

– Поговорите с двумя полицейскими, также там были камеры.

Он улыбнулся.

– Мисс Хоторн, вы видели записи?

Несмотря на то, что это прозвучало вопросом, а не утверждением, я все равно ответила:

– Да.

– Вы невыносимы, Крисс. Так что, на записи видно все это?

– Да, очень четко. Может быть, есть шанс не доводить дело до суда, а договориться? Я обещаю никому ничего не говорить, а он согласен на общественные работы.

– В суде не должно быть никаких переговоров, иначе он потеряет свою работу и репутацию.

– Да, – согласилась я.

– Где я могу просмотреть записи? – я достала флешку из сумочки и передала её ему.

Он покачал головой.

– Невероятно.

Посмотрев записи, он сказал:

– Я не могу решить все прямо сейчас. Но я подумаю над тем, что можно сделать.

– Хорошо, – сказала я на пути к двери.

– О, Крисс. Что говорят полицейские?

Я победно улыбнулась и вышла из его кабинета.

Глава 15

Джейс пытался дозвониться до Майка, но тот не брал трубку. Ни во второй, ни в третий, ни в десятый раз. Никогда прежде между ними не было такой ссоры. Его друзья были так же важны для него, как и сестра Мэри. Они заменили ему семью. Недолго думая, он заказал себе билет до Бостона. Это могло показаться глупостью, но Майк был важен для него. Он всегда понимал Джейса лучше, чем кто-либо. Приземлившись в аэропорту Логан, Джейс словил такси. Добравшись до дома из белого песчаника, он позвонил в дверь Майка, но ему никто не ответил. Джейс решил подождать и присел на ступеньки крыльца. Достав телефон, он просмотрел электронную почту. Его палец парил над контактом «Крисс», но все же он не открыл письмо.

Он никогда серьезно не думал об этом, но больше не было смысла скрывать от себя: он по-настоящему влюбился в нее. Он скучал по ней. Но скучала ли она? Если да, то она свяжется с ним.

Он был влюблен в эту самоотверженную женщину. Но что она чувствовала к нему? Был ли у них шанс быть вместе? Или он попадет в тюрьму? Будет ли ей нужен безработный и нищий?

На Джейса упала тень.

– Что ты здесь делаешь?

Он посмотрел на Майка.

– Ты не подходил к телефону.

– И ты решил прилететь?

Джейс пожал плечами.

– Наверное, я выгляжу как слабак, но наша ссора меня убивает.

Майк смотрел на него какое-то время, а потом сказал:

– Да, ты действительно выглядишь как слабак, – он протянул ему руку, и Джейс встал со ступенек. Майк впустил его в свой дом.

– Я не могу поверить, что ты прилетел, – сказал он, направляясь на кухню. Майк принес две бутылки пива и одну предложил Джейсу.

– Ты мой лучший друг.

– Да.

Джейс тихо вздохнул.

– Прости меня, я сильно облажался. Я должен был рассказать все много лет назад. Но…

– Но?

Джейс поставил свою бутылку на стойку и сказал:

– Уффф…это очень длинная история.

– У нас впереди целые выходные.

– Я голоден. Давай закажем пиццу?

– Как всегда пепперони и салями?

Это был риторический вопрос.

Когда пицца была съедена, пришло время поговорить. Джейс сделал еще один глоток пива и пересказал ту же историю, что он рассказывал Крисс.

Он не упустил ни одной детали. Джейс хотел показать Майку, насколько он был искренен.

– Почему ты не рассказал мне этого раньше? – спросил Майк.

– Потому что мне было стыдно.

– Но это не та история, которую нужно считать постыдной. Это история о мальчике! О мальчике с непростой судьбой и ужасным детством. Ты должен этим гордиться.

– Я никогда никому не хотел рассказывать об этом. Даже вам.

– Но мы твои друзья. Твоя семья, Джейс. Ты мой друг… Лучший друг, – сказал Майк и расплакался. Джейс впервые наблюдал такую картину.

– Ты что, плачешь? Чувак! – обратился он к Майку.

– Пошел на хуй, мудак, – ответил ему друг.

Когда они допили свое пиво, Майк спросил:

– Я могу тебе чем-нибудь помочь? Может, нанять лучшего адвоката?

– Ты слышал что-нибудь о Самуиле Хоторн?

– Ледяной король. Конечно же. Ебать, неужели он твой адвокат?

– Нет, но его дочь, Крисс, представляет мои интересы. Она действительно хороший адвокат, и у нее стальные яйца.

Майк присвистнул.

– Штучка, наверное, горяча?

– Чертовски горяча, брат.

Майк отпил пива.

– Очень хорошо.

Джейс откинулся на спинку дивана.

– Самое главное, что она знаток своего дела, и я ей во всем доверяю.

– А еще ты влюбился, парень, – заметил Майк.

Джейс поперхнулся своим пивом.

– Это что, так видно, да?

– Ебать! Я никогда не видел тебя, чувак, влюбленным!

– Потому что я никогда не любил, – Джейс пожал плечами.

Майк кивнул.

– Я помню.

– Вообще, я, похоже, однолюб…

– И ты думаешь, что она та единственная и на всю жизнь?

Джейс снова пожал плечами.

– Я узнаю это, не так ли?

– Но…

– Что «но»?

Майк серьезно посмотрел на него.

– Она твой адвокат.

– О, да! Но ничего противозаконного мы с ней не делаем.

– Что? Ты даже ни разу ее не трахнул?

Джейс слегка улыбнулся.

– Ты помнишь историю о маленькой девушке? Загадочной девушке?

– О ком?... О, черт, парень, это было десять или около того лет назад?

– Да. Помнишь, летом на вечеринке я встретил девушку, мы переспали, я был таким счастливым и влюбился в нее с первого взгляда. А утром она загадочным образом исчезла. Я не знал ее имени, и поэтому у меня не было шансов найти ее.

– Ты потом целый год был как безумный.

– Да. А потом я переехал в Нью-Йорк, и совсем недавно мы стали с ней случайным образом видеться. При не слишком хороших обстоятельствах.

– И что с ней? – глаза Майка расширились. – Нет!

– Да.

– Крисс Хоторн – «Девочка из грез»?

– Да.

– Это охренительно круто, чувак!


***


Почему он не отвечал? Три дня прошло, он все еще ревнует? Три дня мы не общались. Это причиняло мне боль.

А потом в моей голове зародились вопросы… А что если он считал меня сукой? Что если он решил бросить меня? Может, он до сих пор злился, что я спала с другими мужчинами? А, может, он сам сейчас с женщиной?

Я не знала, откуда в моей голове появилось столько гнетущих мыслей. Но они меня убивали. Я всегда была сильной, так почему сейчас я стала такой слабой?

Я любила Джейса. Иначе и быть не могло. Но любил ли он меня? Будем ли мы вместе? Я всегда хотела быть с ним. Он был моим единственным. Мужчиной, которому удалось затронуть мое сердце. Но сможем ли мы пройти все это? Я хотела от него ребенка…Ребенка?! Да, несомненно.

Я считала, что на вопрос о влюбленности Джейса, ответ я уже получила. Он даже не позвонил мне. Но почему?

Господи, пожалуйста, пусть мне придет хотя бы одно сообщение от него. Хоть пару слов…

Зазвонил мой телефон. Не посмотрев, кто звонил, я тут же подняла трубку.

– Алло?

– Крисс, я не доволен твоим поведением, – и мир замер. Мой мир. Ледяной король.

– Здравствуй, папа.

– Ты всё ещё в Нью-Йорке, а не в Чикаго. Что за абсурдное поведение? Я требую, чтобы ты срочно ехала в Чикаго!!!

– Я… – я хотела сказать ему, что я не могла. Но мое горло будто тиски сжали. – Я приеду, как только завершу начатые здесь дела.

Я была так несчастна. Я даже не могла слова сказать своему отцу! Да что же я за ничтожество?

– Когда ты закончишь свои дела?

– Через месяц, – пропищала я. Я боялась. Боялась собственного отца.

– У тебя есть месяц. Ты поняла меня? Надеюсь, в этот раз ты меня не разочаруешь?

– Нет, папа, – я чуть ли не плакала.

– Я буду ждать тебя, Крисс. Если ты сама не приедешь, то приеду я и заберу тебя силой. Не заставляй меня идти на крайние меры.

Этот разговор выжал меня. Я снова чувствовала себя маленькой и беззащитной. Какой же жалкой я была.

Решив затопить свое горе, я направилась в бар.

– Это было очень унизительно, – сказала я в никуда, сидя в баре с бутылкой мартини.

Меня даже никто не слушал.

Я выловила из кармана свой телефон и нашла его номер. Сейчас я ему все выскажу. Этому сраному подонку.

Я написала сообщение:

Я: «Не звони мне больше, засранец! И удали мой номер.»

Джейс: «Крисс! Ты в порядке?»

Я: «Ебать! Это было случайно. Пока!»

А затем удалила его номер.

Я допивала свой мартини, когда зазвонил мой телефон. Неизвестный номер. Кто это?

– Да?

– Почему ты пьяна? Что с тобой? Почему я должен удалить твой номер?

– Потому что я не хочу с тобой разговаривать.

– Почему?

– Потому что ты не звонил мне…

– Крисс!

– Нет, только не это! Не хочу ничего слышать!!! Я хотела тебе рассказать, что договорилась с прокурором по поводу сделки! А ты…

– Я против.

– Ты, гребаный инвалид! Ты не можешь отказаться.

– Я не согласен с этим! Как ты можешь вести переговоры с прокурором, если он ничего не знает?

– Помолчи, Джейс. Никаких обвинений, заявлений, пятьсот часов работы в некоммерческой организации и все.

– В чем подвох?

– Подвоха нет.

– Здесь всегда есть подвох.

– Не в этот раз. Прокурор видел видео, полицейские подтвердили, что ты их спас.

Молчание.

– Ты серьезно?

– Да.

– Я свободен?

– Если ты в течение года больше нигде не будешь замечен, понятное дело, завяжешь с боями, то тогда дело будет закрыто.

– Крисс… Я… Я не знаю, что сказать… Спасибо. Я…

– Я знаю, Джейс… Поздравляю.

Я повесила трубку и направилась к бару за бутылкой водки. Почему я чувствовала себя так хреново? Как будто проиграла. Зачем я снова его нашла? Чтобы оставить здесь и уехать в Чикаго, где меня, как племенную лошадь, поженят и заставят трахаться для достижения результата…

Почему я не могла послать своего отца в задницу?

Вернувшись домой, я не стала раздеваться, просто легла в постель… Сон еще долго не приходил ко мне.

Глава 16

Когда я проснулась, утро показалось мне таким же мрачным, как и предыдущий вечер.

Я решила не идти в офис. А зачем? Все равно там почти никого не будет. Мне было интересно, звонил ли он мне еще раз. Но я не решалась посмотреть на свой телефон. Я боялась, что сломаюсь и сама позвоню ему. Мой телефон завибрировал, это был он. Снова и снова…может, стоило заблокировать его номер? Я была в подвешенном состоянии. Моя дисциплинированность имела свои пределы, и Джейс Монро явно не входил в них.

Я выпила свой горький кофе, и от прилива энергии почувствовала себя белкой, прыгающей между деревьев. Или бурундуком, или бурундучихой. Да, пофиг кто. Мне срочно нужно было избавиться от лишней энергии. Впервые за долгое время я взяла свою спортивную одежду и отправилась в спортзал. Через три часа усердной тренировки мне стало легче, и я направилась домой. Зайдя в квартиру, я села на пол посреди гостиной. Я не знала, сколько я так просидела, но на смену моему оцепенению пришла острая боль в сердце… Только этого мне не хватало…


***


Джейс смотрел на свой телефон. Почему она так сказала? Он пытался связаться с ней после вчерашнего разговора, но она не ответила ни на один из его звонков. Почему она так поступила? Он не мог этого понять.

Она сделала это. Она спасла его задницу. Но что с ней произошло? Он не мог радоваться, потому что ее не было рядом. За последние недели она стала его жизнью, его любовью, почему она так себя вела? Он хотел отпраздновать это с ней. Но хотела ли она?

– Пора идти, – оборвал мысли Джейса Майк. Они должны были сегодня пообедать с тремя женщинами Майка: Мари, его матерью, и двумя сестрами, Нэт и Джейн.

Он в последний раз взглянул на свой телефон и со вздохом положил его в карман. Почему у него появилось такое ощущение, что он терял ее, не успев обрести?

Они приехали в кафе, где их встретили три Тейтовых женщины.

Во время обеда мать Майка спросила у Джейса:

– Джейс, у тебя есть девушка?

Что ей ответить? Да, она у него была. Он был безумно влюблен в Крисс и больше не отрицал этого.

– Да, мэм.

– Ооо… Как это романтично, – ответила Мари. – Расскажи о ней.

– Она прекрасна. И она тоже адвокат. Лучший, – сказал он, и на сердце снова появилось тревожное чувство.

– Ты любишь ее?

– Очень люблю.

– Ты должен познакомить нас с ней, – засмеялась Джейн.

– Обязательно.

– Но ты чем-то озабочен, мальчик мой, – заметила Мари.

– Во время нашего последнего разговора ее голос показался мне напуганным, я не звонил ей три дня, а вчера она сказала мне, чтобы я забыл ее.

– Тогда тащи свою задницу в аэропорт и лети к своей любимой, Джейс, – как всегда посоветовала Нэт.

– Да, мальчик мой, Нэт права, поезжай к своей девушке и побыстрее скажи ей, что любишь ее.

Он поцеловал женщин в щеки, попрощался с Майком и поехал на такси в аэропорт. Джейс успел купить последний билет на ближайший рейс до Нью– Йорка. Он был настроен как можно быстрее рассказать Крисс о своих чувствах.

Джейс занервничал, когда прибыл в Нью-Йорк, и поэтому сразу же направился к ее квартире.


***


Я старалась быть сильной, но я была слаба. Хотела бы я постоять за себя, отстоять свою жизнь, но я так боялась своего отца. Может быть, это и было глупо… Но всё обстояло именно так. Признаю, я проиграла ему. Я не могла найти в себе силы, чтобы бороться с ним. И поэтому я отреклась от своей судьбы. Почему я на месяц оттягивала неизбежное? Я подожду свадьбы Лилы, что на следующей неделе, а потом… Потом я сразу же улечу в Чикаго. Это разрывало меня на куски. Мне придется оставить здесь своих друзей, и… его. Я стала нытиком, не так ли? Просто я чувствовала себя раненым животным. Я хотела быть сильной! Хотела научиться давать отпор своему отцу! Но я не могла.

Мой сосед снизу переехал две недели назад, поэтому на лестничной площадке всё ещё лежали пустые коробки. Я взяла их и начала сортировать свои вещи. Сортировала, что нужно было забрать с собой, а что выкинуть.

Любопытно, что коробка с вещами, которые я хотела выбросить, наполнилась гораздо быстрее, чем та, где лежали необходимые мне вещи.

Кто-то позвонил в дверь. Я подошла к ней, не зная, кто там, но я очень надеялась на то, что это был Джейс. Что ему не хватало меня из-за того, что я не отвечала на его звонки, и поэтому он решил навестить меня. Глупые мечты…

Я открыла дверь, и мое сердце было готово выскочить из груди. Джейс.

Я не знала: плакать мне, смеяться или броситься ему на шею? Поэтому я ничего не делала, я просто прислонилась к дверной раме и посмотрела на него.

– Эй, – произнес он своим глубоким голосом, который пробуждал во мне бурю эмоций.

– Эй, – ответила я ему.

– Могу я войти? – Он улыбнулся, и на его левой щеке появилась ямочка. Мое сопротивление было сломлено.

Я отошла в сторону, пропуская его. Я направилась на кухню и налила себе стакан воды.

– Я… Эм… Я хотел бы поблагодарить тебя, – замялся он.

– Хорошо. Не стоит, – сказала я. Черт, Крисс, включи суку. Не давай ему надежды. Ты уже проиграла.

– Ну, я пришел не совсем за этим, – он нервничал.

– Не стоит, – ответила я.

– Но почему? – расстроенно спросил он. Черт, как же мне было больно. Его близость, я не могла находиться рядом с ним. Я выбежала из кухни, полетев в гостиную к окну.

– Крисс, маленькая моя, – ну, конечно же, он пошел за мной. Он остановился, и я повернулась к нему. Джейс ошеломленно смотрел на картонные коробки.

– Что это?

– Я… – он разгневанно посмотрел на меня. Нет, он уже был в ярости.

– Ебать, Крисс… Что это? Я три дня тебе не звонил, и ты решила свалить? Что было бы, если бы я приехал и обнаружил пустую квартиру??? Ты не отвечала на мои звонки, – заорал он.

– Нет, всё не так, – прошептала я.

– Что это, Крисс??? Скажи мне уже, блядь, правду!

Слезы потекли по моим щекам.

– Я не бросаю тебя, просто у меня нет другого выбора.

Он подошел ко мне, крепко обнял и вытер мои слезы.

– Тише, любимая, не плачь, прошу тебя, не плачь.

И, конечно же, эта фраза вызвала новые потоки слез.

Джейс подвел меня к дивану, я села к нему на колени, и он заключил меня в свои сильные и такие любимые объятия. Какой же я стала плаксой.

– Малыш, расскажи мне.

Я всхлипнула.

– Ты помнишь обед с моим отцом?

Он кивнул.

– Ну, ты слышал, что он требовал, чтобы я вернулась в Чикаго. Его терпение истекает. У меня осталось четыре недели.

Он ласково дотронулся до моего подбородка и поцеловал в него.

– Крисс, ты не маленький ребенок. Ты больше не принадлежишь ему. Он не может приказывать тебе.

– Да, – тихо сказала я.

– Детка, ты сильная, независимая женщина. Ты живешь своей жизнью. Ты капитан своего корабля.

Я посмотрела на него опухшими глазами.

– Ты очень сильный.

Он усмехнулся, а затем серьезно сказал:

– Я не хочу, чтобы ты снова бросала меня.

– Я не брошу.

– Тогда ты должна сказать своему отцу, что никуда не поедешь.

– Но…

– Никаких «но», малышка. Ты хочешь остаться в Нью-Йорке. Ты взрослая женщина. И ты сама принимаешь решения.

– Ты говоришь так только потому, что хочешь быть со мной.

– Конечно, и я больше никуда тебя не отпущу.

В этот момент я поняла, насколько сильно я любила этого мужчину.

– Хорошо.

– Ты остаешься?

Я кивнула.

– Но…

Джейс посмотрел на меня с непониманием.

– Но я не знаю, как сказать об этом моему отцу.

– Я понимаю, малышка.

Я посмотрела на него.

– Ты поедешь со мной?

– В Чикаго?

Я кивнула.

– Я должна сказать это ему лично. И ты нужен мне. Я хочу держать тебя все это время за руку.

Он скептически посмотрел на меня.

– Я не был в Чикаго с самого детства.

Мне вспомнилась его печальная история, начавшаяся в Чикаго.

– Мне жаль…Я не подумала, прости.

– Нет, – он обхватил ладонями мое лицо, – Я поеду с тобой.

– В самом деле? Господи, я так счастлива.

– Я не оставлю тебя наедине с этим монстром. Где твой планшет?

Я взяла планшет и передала его Джейсу.

Он зашел за сайт авиакомпании, чтобы забронировать нам билеты.

– На следующих выходных?

– О, в выходные моя подруга, Лила, выходит замуж. Нет.

– Тогда в какой день?

– Может быть, завтра?

– Хорошо, детка.

И Джейс забронировал нам два билета на рейс в Чикаго.


***


Во время полета Джейс держал ее за руку. Он очень давно не был в Чикаго. Все плохие воспоминания тут же заполнили его голову. Единственным положительным моментом его детства была Мэри. Он должен навестить свой старый дом. Он посмотрел на Крисс. Весь полет она молчала. Она боролась с собственными демонами… Поэтому он нежно погладил ее руку, чтобы она знала, что он всегда будет рядом.

Она повернула свою голову и улыбнулась Джейсу. Крисс прижалась к нему головой, и он поцеловал ее.

– Все будет хорошо, детка, – сказал Джейс.

– Спасибо, что ты со мной.

– Не благодари. Я всегда буду рядом.

Приземлившись в аэропорту и получив свой багаж, Крисс словила такси и назвала адрес водителю. Эта поездка была не долгой, но он чувствовал напряжение, исходящее от Крисс. Он был готов сражаться. Он знал, она была сильной и мужественной. У них все получится.

– Мы приехали, – безжизненно прошептала она.

Джейс нежно поцеловал ее.

– Я все время буду рядом с тобой.

Дверь открыла домработница. Она явно не ожидала нас тут увидеть.

– Я Крисс, дочь миссис и мистера Хоторн.

– Конечно, мэм, проходите. Я оповещу хозяев о вашем визите.

Открылась дверь, и в гостиную вошел мистер Хоторн. За ним я увидел маленькую женщину. Это была мать Крисс, они были невероятно похожи.

– Крисс… Какой сюрприз, – сказал ее отец. Она подошла и поцеловала в щеку сначала отца, а затем и мать.

– Папа, ты помнишь Джейса Монро?

Джейс сделал шаг вперед и протянул ему руку.

– Да, конечно, твой знакомый. Как у вас дела?

– Неплохо, спасибо, сэр.

– Давайте присядем, – отозвалась мать Крисс.

Крисс была очень похожа на него… Пусть, ее родители и были живы, но она была так же несчастна и одинока, как и он. Его родители любили его, хоть и рано умерли.

– Почему ты здесь? – снова холодно спросил ее отец.

– Мама… Папа… – начала Крисс. – Я приехала, чтобы сказать вам… – она запнулась, и я переплел наши пальцы, что не осталось незамеченным. – Я не вернусь в Чикаго. Я остаюсь в Нью-Йорке и буду работать в фирме. Я так долго ждала этого, и вот я стала партнером фирмы. И я не выйду замуж за человека, которого вы мне выберете. Я сама буду решать, когда и за кого мне выходить, где мне жить и работать!

В этот момент Джейс так гордился ею! Его любовь, его маленькая девочка нашла в себе силы бороться.

– Как это? – ее отец был в ярости.

– Вот так, – парировала она.

– Малышка, мы хотим, чтобы ты снова жила в Чикаго, рядом с нами, – вмешалась ее мать.

– О, нет, – простонала Крисс. – С каких пор, мама? Вы никогда не замечали меня, я всегда была сама по себе, пока мы жили вместе.

– Ты вернешься в Чикаго, – твердо приказал ее отец.

– Нет! – сказала Крисс и крепче сжала мои пальцы.

– Крисс Мария Хоторн! Ты не осмелишься ослушаться приказа своего отца! – Яростно взревел он.

Крисс вспыхнула.

– О, да, папа! Это моя жизнь! И я не дам диктовать тебе, как мне ее прожить!

– Ты моя дочь! И поэтому ты будешь делать то, что я тебе прикажу!

– Ну, конечно! Только ты не сделаешь этого! – он схватил ее за предплечье и дернул на себя. Их руки разъединились, и Джейс видел, как больно было его девочке. Спокойно и собрано он убрал руку Самуила Хоторна от Крисс, тем самым предупредив его о последствиях.

– Не прикасайтесь к ней!

Ледяной взгляд переместился на Джейса.

– Не смей говорить мне, как я должен поступать со своей дочерью!

– Если ей будет больно, я всегда и везде буду вмешиваться! Это понятно?

Миссис Хоторн встала.

– Самуил не хотел сделать больно Крисс. Он лишь хочет ей счастья. Да, малышка?

Крисс сквозь слезы ответила:

– Да, мама! Вы всегда делаете меня «счастливой», вы всегда знаете, как испортить мне жизнь! Но у меня своя судьба!

Джейс обнял ее за талию, и она придвинулась к нему поближе.

– Это из-за него?– пренебрежительно спросил отец.

– Нет, папа. Я хочу жить в Нью-Йорке. Джейс не имеет никакого отношения к моему выбору.

– Ты совершаешь ошибку.

Она покачала головой.

– Нет, это моя жизнь. И я сама буду решать.

– Крисс, доченька. Мы хотим, чтобы ты осталась с нами, – умоляюще проговорила миссис Хоторн.

– Я хочу, чтобы ты работала в «Хоторн&Хоторн» и чтобы однажды ты возглавила эту компанию, – прогремел ее отец.

– О, а еще ты хочешь выдать меня замуж за какого-то племенного жеребца, и чтобы я родила ему детей. Что ты несешь, папа?

– Ты родишь детей, и однажды твой сын или дочь займут мое место. Ты стареешь, Крисс!

– Старею? Маме было тридцать пять, когда она родила меня, папа!!!

– Ты все сказала, Крисс?

– У меня еще много времени! И много возможностей, чтобы выйти замуж за человека, которого я люблю и от которого хочу детей!

– Что это значит? Ты должна родить детей!

Крисс прокричала.

– Я сама решу, когда и от кого я буду рожать своих детей!!!

– Зачем тогда я кровью и потом создавал эту фирму, если ты не хочешь родить мне наследников?

– Что? – закричала миссис Хоторн. – Ты создавал?

– Ты знаешь, что я имел в виду «Мы», – махнул рукой Самуил.

– Нет, не знаю! Это наша фирма, Самуил! Мы создали ее на деньги, которые перешли мне в наследство от моей семьи! Не забывай об этом, – сказала она.

«А вот это уже интересно», подумал Джейс.


***


Как мне доказать им, что это была моя жизнь? Я так устала.

– Не забуду, – прошипел мой отец. – Хватит меня этим попрекать.

– Я бы тебя не попрекала, если бы наша фирма была твоей заслугой.

Супер. Снова повторялись сцены из моего детства. Родители опять выясняли, кто из них успешнее. Отец. Понятное дело.

– Эй, может быть, снова сосредоточитесь на нас?

Я смотрела на Джейса, он смотрел на меня. Он любил меня, я видела это в его взгляде.

– Эй? – удивилась моя мама так, будто я пробежалась перед ними голышом.

Я посмотрела на нее.

– Ну.

– У тебя нет никаких манер, Леди, – прошипела она.

Я смотрела на Джейса со всей любовью и преданностью, на которую была способна. Черт, я хотела быть с этим мужчиной. Только с ним одним, на всю жизнь. Поэтому мне уже было не важно, что они скажут.

Я встала и взяла Джейса за руку. Он поднялся, и мы вышли из комнаты под аккомпанемент криков моих родителей. Мы попросили принести наш багаж и куртки и вышли из дома.

Уже в такси он тихо прошептал мне на ухо:

– Я так чертовски горжусь тобой, малыш.

Наконец-то я нашла своего человека. Человека, который был заинтересован во мне. Не в моем отце. Не в фирме родителей. Не в деньгах. А именно во мне.

Такси остановилось, и Джейс взял меня за руку.

– Ты пойдешь со мной?

– В детский дом?

Он кивнул, и я вышла из такси.


***


Джейсу было неудобно. Это место просто кишело воспоминаниями. Хорошими и ужасными. Все деньги от боев он отправлял на восстановление детского дома сестре Мэри.

Они стояли перед входом, и он никак не мог решиться позвонить в дверь. Теперь уже Крисс его поддерживала, и он все-таки нажал на звонок.

Через пару мгновений дверь открылась, и на пороге появилась молодая девушка.

– Я Джейс Монро, а это мисс Хоторн.

– Конечно, мистер Монро! Мы всегда рады видеть вас здесь, пожалуйста, проходите!

Джейс был очень удивлен. Девушка провела их по дому и привела в сад. Очень красивый сад. В саду, в кресле, возле детишек сидела сестра Мэри. Единственная, кто хорошо относился к нему все детство. Их глаза встретились.

– О, Джейс, мой мальчик, – она крепко обняла его. – Мой мальчик вернулся! Я уже и не надеялась, что ты снова приедешь в этот дом.

Слезы заполнили его глаза, она заменила ему мать. Если бы не Мэри, он бы погиб еще в детстве или свернул бы на кривую дорожку. Он был всем ей обязан!


***


Крисс наблюдала за ними, и на ее глаза снова навернулись слезы.

Видеть Джейса таким счастливым ей еще не приходилось. Он разбил ей сердце, рассказав свою историю. Что-то толкнуло ее руку, и она увидела перед собой маленькую светленькую девчушку.

Она улыбалась ей своим беззубым ротиком. Какая прелесть. Крисс улыбнулась ей в ответ.

– Нора! Побудь с детьми в саду! Мне нужно немного времени.

– Конечно, Мэри! – крикнула в ответ молодая девушка.

Нора улыбнулась Крисс, когда те зашли в холл дома.

– А это кто у нас? – спросила Мэри, указав на меня.

Джейс вытер слезы и протянул руку Крисс.

– А это моя… Моя..

– Я его девушка. Крисс Хоторн. А вы, должно быть, Мэри. Я так много хорошего слышала о вас, – сказала Крисс и протянула руку пожилой женщине.

– О, девочка моя, – сестра Мэри поцеловала ее в щеку.

Джейс с удивлением посмотрел на нее и, отправляясь в кухню за Мэри, послал Крисс воздушный поцелуй, прошептав «Моя девушка».

Зайдя в кухню, они увидели пожилого мужчину, который чистил картошку.

– А это Мартин, – сказала Мэри. – Мартин мой муж.

– Огооо… – удивился Джейс.

– Неужели я так стара, что не могу влюбиться?

– Нет, что ты, – Джейс протянул руку Мартину. – Я Джейс Монро.

Рукопожатие Мартина было крепким.

– Приятно познакомиться с тобой, мой мальчик. Ты так много для нас сделал.

Сидя за столом, Мэри спросила у Крисс.

– Чем вы занимаетесь?

– Я юрист в Нью-Йорке.

Мэри посмотрела на них и обратилась к Джейсу.

– Ты любишь ее, сынок.

Крисс ошарашено посмотрела на нее, потом на Джейса, и слеза стекла по ее щеке.

– Да, Мэри, я люблю ее, – а потом Джейс повернулся к Крисс и повторил: – Я люблю тебя, моя малышка. Больше всего на свете.

– О, Джейс, я тоже тебя люблю, – она расплакалась.

Он еще никогда не был так счастлив!

– Ну, милые, что вы? – сказала Мэри. – Джейс, дорогой, пойдем-ка, я еще кое-что покажу тебе.

Они встали из-за стола, и сестра повела его в комнату, напоминающую зал, где занимались мальчики и…

– Эйден!

Его тренер по боксу, как оказалось, три раза в неделю посещал детский дом, ради занятий боксом с ребятами.

– Мальчик мой, – прокричал тренер и побежал к нему. – Ты здесь!

– Кто это? – спросила Крисс у Мэри.

– Джейс был моим первым лучшим учеником, – ответил ей тренер. – Ты еще не забыл, как боксировать?

– Нет, – засмеялся Джейс.

И прежде чем подняться на импровизированный ринг, он поцеловал Крисс в губы.


***


Я наблюдала, как Джейс и его тренер проводили спарринг. Он выглядел таким молодым и таким счастливым. Мне стало тепло на сердце. А еще… Еще мы признались друг другу в любви. Весь день был таким насыщенным, что мы решили остаться на ночь в доме. Мы забрались на чердак с ребятишками и, сидя на старых матрасах, рассказывали страшные истории. Две маленькие девочки сидели на моих руках, я дарила им свою ласку, а кучка мальчишек окружили Джейса так, что его было почти не видно. Мы были счастливы. И я впервые задумалась о детях. Он будет прекрасным отцом для наших детей. Когда детишки устали, мы переложили их в свои постели, и тоже легли спать. Как только наши головы коснулись подушки, мы оба уснули. Вместе. Безумно влюбленные и счастливые.

Глава 17

Нам было грустно покидать этот дом и детишек. Но мы пообещали и себе, и им, что обязательно вернемся еще раз. Мы оба наслаждались временем, проведенным в этом доме. У этих деток не было родителей, но их любили Мэри, Мартин и Нора. Они были счастливы здесь. Я бы хотела, чтобы и у меня было такое же детство. У меня было все… Кроме любящих родителей.

Судьба дала нам с Джейсом второй шанс, и мы были счастливы. По пути в аэропорт Джейс обхватил мое лицо ладонями и сказал:

– Спасибо, детка, без тебя я бы никогда не смог побывать здесь снова, – и поцеловал меня со всей любовью, какая была у него в сердце.

– Я люблю тебя.

– Ты была удивительна, когда играла с детьми.

– Я хочу вернуться к ним.

– Ты хочешь детей?

Этот вопрос меня удивил. Неужели он сейчас намекал на будущее?

– Не сразу. Но, конечно же, хочу.

Он улыбнулся.

– Со мной?

– И ни с кем больше.

Его улыбка опьяняла. И я знала, Джейс был моим будущим. Моей семьёй.


***


– Поедем к тебе или ко мне? – спросил он, когда мы приземлились в Нью-Йорке.

– Хммм… Ты хочешь предложить мне выпить кофе?

– Ты же знаешь, что кофе является синонимом секса.

Мы рассмеялись и сели в такси. На заднем сидении машины Джейс целовал меня так, что со стороны мы были похожи на голодных подростков. Даже таксист пару раз откашлялся, чтобы мы не трахнулись у него в машине. Джейс заплатил водителю и понес меня на руках в мою квартиру. Все как в моих мечтах.

– В спальню, – командовала я.

Мы смеялись и целовались, пока снимали друг с друга одежду.

– Вы делаете меня невероятно счастливым, мисс Хоторн.

– А вы меня, мистер Монро. Я больше не хочу быть без тебя.

– Я тебя никогда не оставлю, любимая.

Он наклонился ко мне и поцеловал в шею, а потом нежно втянул мою губу и начал посасывать ее. Я прижалась к нему поближе и расстегнула его ремень.

Джейс снял мой бюстгальтер и втянул мой сосок себе в рот, нежно водя по нему языком и периодически пощелкивая им. Другую грудь он нежно сжимал рукой, перекатывая пальцами мой второй сосок.

Мои пальцы зарылись в его волосах. Ах, как давно я мечтала это сделать.

– Ах, Джейс, как мне хорошо.

Он взял меня за волосы и осторожно, но с силой, оттянул их.

– Ты принимаешь таблетки?

– Да.

– Я хочу войти в тебя без презерватива. Я всегда трахался с презеративом, а также регулярно прохожу обследование.

– Я тоже чиста.

Он снова накинулся на мою грудь, а рукой полез в мои трусики, где было очень влажно.

– Черт, Джейс, трахни меня.

– Ммм… Ты так хочешь этого?

– Да… Да. Да!!! – кричала я, когда он вошел в меня своим пальцем.

– Тогда ложись, маленькая.

Я легла на постель, а он снял с меня трусики и быстро разделся сам.

– Черт, как ты прекрасна.

– Когда-то ты уже это говорил.

Он достал свой толстый красивый член из трусов и слегка похлопал им по моему клитору, смазывая его моей влагой.

– Какая же ты красивая, – прошептал он.

– Ну, пожалуйста, – молила я его.

– Ты очень плохая девочка, – прорычал он и резко влетел в меня.

Ух, это было очень больно, и я вскрикнула.

– Прости, малышка, – сказал он и осыпал мой лоб, шею и лицо поцелуями.

Когда я привыкла к его длине, он начал долбить меня все быстрее и быстрее, тем самым доводя меня до оргазма.

– Ах, Джейс.

– Тебе хорошо?

– Ах, да.

– Я скоро, малышка, – бормотал он у моих губ.

– Я тоже, – и слилась с ним в поцелуе. – Я люблю тебя.

Он массировал мой клитор своим пальцем, и я потерялась в бурном оргазме, но он ни на секунду не прекратил меня трахать. Это было необычно, ускорившись, он на мгновение замер, и горячая струя хлынула в меня.

Кончив, он лег на меня и прислонился своим лбом к моему, блаженно улыбаясь и целуя меня в кончик носа.

– Хочу всегда быть в тебе. Только в тебе.

Я рассматривала его татуировки. В особенности, синеглазого дракона.

– Нравится? – спросил он. – Его зовут Гарольд.

Я рассмеялась. Как это по-дурацки, давать имена своим татуировкам.

– Почему у него синие глаза?

– А ты как думаешь?

Я замолчала и с благодарностью поцеловала его. Он тут же набросился на меня.

– Ты животное.

Мы не сомкнули глаз этой ночью. С первыми лучами солнца мы были так измотаны, что не могли делать ничего, кроме как обнять друг друга и уснуть с улыбками на лицах. Даже во сне он не вышел из меня. Я чувствовала его в себе. И я, Крисс Хоторн, ледяная принцесса, была самой счастливой женщиной во всем Нью-Йорке.

Глава 18

– Нет, я не буду это делать, – сказал Джейс.

– Это была не просьба, – возмущался Джим.

– Мне все равно. Я не буду драться.

Джим оценивающе посмотрел на него.

– У тебя нет другого выбора.

– Я больше не буду драться. Ищите другого боксера.

– Ты чемпион. И ты будешь драться до тех пор, пока мы этого хотим.

Джейс провел руками по волосам.

– Серьезно? Бокс почти разрушил мою жизнь и карьеру. Я больше не буду этим заниматься.

Джим прислонился к стене.

– У нас есть видео с тобой. Если ты не будешь делать то, что мы хотим, эти записи увидит полиция.

– Что, прости? – Джейс был ошарашен.

– Что слышал. В пятницу, в полночь. Будь вовремя. Адрес тебе пришлют по смс.

Что, блядь, происходит? Он никогда не сможет остановиться? Ебать, а как же Крисс? Он обещал ей, она не простит его, если узнает, если он продолжит…

Он должен защитить ее… Эти типы были опасны, и если он не будет драться, они смогут сделать ей больно.

Это разрывало его сердце. Тысячи прекрасных минут и мгновений с ней…Их первая ночь любви… Нет!

Он не может остаться с ней… Подвергнуть ее опасности… Он будет эгоистом, если останется с ней. Но они были созданы друг для друга, и только что обрели свое счастье…

Не было иного выхода, ему нужно сделать это…


***


Придя домой, я увидела Джейса, стоящего около двери и ожидающего меня. Я хотела заманить его в ловушку, попытавшись обнять…но…что-то было не так?

– Что случилось? – спросила я.

Он смотрел в пол.

– Я не могу, – промямлил Джейс.

– Что не можешь?

– Нам нужно… – он все еще смотрел в пол. – Нам нужно расстаться.

Лед потек по моим венам. Что? Почему он сказал это?

Я смотрела на него. Я видела, что что-то было не так. Это было видно по его страдальческому выражению лица. Он смотрел на пол, стены…но только не на меня. Его руки находились в карманах, но я видела, что они были сжаты в кулаки.

Мне был нужен покой. Восстановить себя. Поэтому я сказала ему:

– Хорошо.

Теперь его взгляд был прикован ко мне. Он был ошеломлен?

Кивнув, он вышел из моей квартиры.

Как мне узнать, что же произошло?

Я ходила из угла в угол. Что случилось? Что случилось? Что случилось?

Он любил меня, я почувствовала это ночью, когда мы были вместе. Причина была не в этом. Что вынудило его это сделать? Он боялся? Что стало причиной? Его статус? Мой статус? Деньги?

Если он любил меня, то почему оставил?

Был ли причиной мой отец? Нет, это абсурд…

Но что тогда?

Может быть, на него кто-то надавил? Шантажировал?

Боксерский клуб! На меня словно озарение нашло. Да, они что-то требовали от него.

Я потянулась к своему телефону, чтобы написать Шону Поттеру. Назначив ему через час встречу, я набрала Ксавьера.

– Что ты знаешь о Братстве?

– Не твое дело, удачного вечера.

– Ублюдок, что ты знаешь о Братстве?

– Я не буду тебе помогать в твоем самоубийстве, Крисс.

– Говори.

– Хорошо, они хотят создать Америку только для белых. Гребаные расисты. Они занимаются подпольными боями, именно это является их основным источником доходов. Их босс, Фантом, самый опасный человек во всем штате. Он всегда находится в тени, мало кто знает, как он выглядит на самом деле.

– Как я могу с ним связаться?

– Ты спятила? – ужаснулся Ксавьер.

– Это очень важно для меня, – ответила Крисс. – Пожалуйста.

– Хорошо… Ты же знаешь, что я тебя люблю, Крисс, только поэтому я помогаю тебе.

– Жду информацию, – сказала она и отключилась.

Мужчинами было так легко манипулировать.


***


Хорошо? Она, правда, сказала это? Почему? После того, как я разбил ей сердце, у нее не нашлось других слов? Хорошо? Хорошо? Хорошо? Ему нужно было отвлечься. Он сидел в баре с бутылкой пива, и ему срочно нужно было поговорить со своими друзьями. Иначе мысли о Крисс сведут его с ума.

Джейс: Ледяная принцесса меня спасла.

Он тут же пожалел, что назвал ее так. На самом деле это была не правда. Она была другой, доброй, нежной… Любящей его, а он… Он сделал ей больно.

Майк: Я уже думал, что ты нам не расскажешь этого.

Джейс: Я был занят.

Майк: Так, ледяная принцесса оказалась горячей цыпочкой?

Джейс: Вас это не касается!

Майк: Ебать! Значит это правда!

Итан: Серьезно? Ты, правда, трахаешься со своим адвокатом?

Джейс: Уже нет. Мы расстались.

Майк: Блядь…

Пит: Это хреново, чувак! Но радует, что тебя не отдали под суд.

Джейкоб: Теперь и это расставание ты будешь переживать много лет?

Джейс: Она и есть та «Девушка из грез».

Тайлер: Та самая? Девушка из прошлого?

Джейс: Да.

Джонатан: Ебать! Правда? Я думал, ты несколько месяцев после той встречи бредил ею!

Джейс: Я не бредил.

Пит: Почему вы расстались?

Джейс: Жизнь – дерьмо.

Джейкоб: Во всяком случае, она не трахалась с двухметровым байкером по имени Бэмби?

Джейс: Конечно же, нет!

Майк: Держись, чувак.

Он не знал, как прожить без нее, она стала всем для него, но он был обязан оградить Крисс от надвигающейся бури. Эти люди были опасны, а она была такой маленькой и хрупкой.

Блядь! Он превратился в маленькую плаксивую девочку. Заплатив, Джейс отправился домой.


***


Я встречалась с Шоном в каком-то подозрительном пабе. Он уже сидел в дальнем углу и пил свое пиво.

– Эй, – сказала я и села рядом.

– Эй, – ответил он мне.

– Я хочу встретиться с Льюисом Фантомом.

Он сделал глоток пива и откашлялся.

– Что? – спросил он.

– Ты слышал, мне нужно встретиться с Фантомом.

– Почему ты просто не засунешь себе в рот пистолет? Такой метод самоубийства более гуманный.

– Хватит, Шон. Устрой мне встречу.

– Я не буду этого делать.

– Ты сделаешь это.

Он задумчиво посмотрел на меня.

– Хорошо, во всяком случае, это будут твои похороны.

– Только поскорее. У меня не так много времени.

Он кивнул, и я покинула паб.

Когда я приехала домой, на моем телефоне высветилось сообщение.

Шон: «Он хочет знать, зачем тебе нужна встреча».

Отлично, Шон сдержал свое слово.

Я: «Чтобы узнать, ему нужно встретиться со мной».

Шон: «Это не сработает».

Я: «Тогда он не узнает».

Человек никогда не должен выкладывать все карты на стол. Этому научил меня мой отец.

Шон: «Тогда завтра в шесть часов утра».

Я: «Хорошо».

Адрес он прислал мне с другого номера.

Теперь у меня было два выхода: либо я веду переговоры с Фантомом для Джейса, либо же я достаю информацию для рейда Ксавьера.

Джейс был важнее, но какой козырь в рукаве у меня должен быть против этого человека? Впервые в жизни, я находилась в такой ситуации.

Что я смогу ему предложить, чтобы спасти Джейса?

Я не спала всю ночь, думая о встрече с этим гангстером. Что делать?

Сидя в такси, я думала о том, что большинство людей считали меня суперженщиной. Но я была не такой, я не Зена, не Чудо-Женщина, не Женщина Кошка, я даже не Лайла Али! Что я могла сделать с кучкой нацистов? Как такая маленькая женщина как я сможет победить нацистов и гангстеров?

Честно? Я была безумно влюблена… Но даже этого мне не хватит, чтобы помочь Джейсу.

Когда такси остановилось, мое сердце в ужасе замерло… Что ты делаешь, Крисс?

Дверь открылась и я вышла.

– Я Льюис, вы хотели встретиться со мной, – сказал красивый мужчина в костюме.

Я была удивлена, он походил на мафиози из Голливуда.

– Да, мистер Дейн.

– Просто зови меня Льюис. А ты кто?

Я выпрямилась и ответила:

– Я Крисс Хоторн! – Вряд ли ему было известно мое имя, но все же.

– Чем я могу помочь тебе, Крисс?– дружелюбно сказал он. Его голос был сильным, властным, но в то же время очень мелодичным и образованным.

– Я адвокат Джейса Монро.

Он приподнял бровь. Удивился?

– Я не знал, что у мистера Монро есть адвокат.

Кровь застывала в жилах от его взгляда. Я знала, что одно неправильное слово или движение, и он убьет меня. А сейчас он играл со мной как кошка с мышкой.

– Вы хотите, чтобы он дрался. Он этого не хочет. Назовите цену, чтобы решить эту проблему.

Он усмехнулся.

– У вас есть мужество.

– Или же его изобилие.

– Вы мне нравитесь, – рассмеялся он.

– Пожалуй, нет.

Он еще немного посмеялся.

– Мистер Монро является нашим бесспорным чемпионом. Он приносит нам много денег. Но… Допустим, если он больше не будет чемпионом…

– Что тогда? Вы его отпустите?

Он пожал плечами.

– Тогда он будет бесполезен для нас. Так что, да. Мы его отпустим.

Все было так просто? В чем подвох?

– Если он сольет бой, и потеряет титул чемпиона, тогда он спокойно уйдет?

Он провел рукой по лицу.

– Все зависит от…

– От чего?

Он подумал, а затем сказал:

– Предположим, он согласится проиграть бой, что должно случиться очень естественно, ты понимаешь, о чем я?

– Что вы предлагаете?

– Сломанный нос, много крови, парочка сломанных ребер, предположим, для лучшего эффекта, вывихнутое плечо.

Мне стало плохо. Это звучало просто ужасно!

– Где гарантии, что вы сдержите слово?

– Их нет. Вы просто ДОЛЖНЫ мне доверять.

– Я не очень доверчива. Мне нужна уверенность, что мой клиент останется жив.

– Что вы предлагаете?

– Я хочу гарантии. И я сделаю так, что ни один рейд не посетит бой.

Он наклонился ко мне.

– Так я и думал.

– И?

– Вы забыли, Крисс, это вам нужно что-то от меня, а не мне от вас. Но ладно.

– Так что?

– Вы придете на бой в пятницу в качестве гарантии, что Джейс Монро сольет бой, и что ни один рейд нас не посетит.

– А улики против Джейса?

– О…какие улики? Он проиграет, я стану еще богаче, и он будет свободен.

– По рукам, Льюис.

Он протянул мне руку и произнес:

– С вами приятно иметь дело, Крисс.

– К сожалению, не могу сказать вам того же, – ответила я и ушла.

Я посмотрела на часы, уже было семь часов. Джейс сейчас должен был идти на работу. Я словила такси и назвала адрес его офиса.


***


– Доброе утро, мистер Монро, – сказала ему девушка за стойкой регистрации в офисе.

Что-то промелькнуло позади. Белокурая маленькая женщина направлялась прямо к нему.

Что ей здесь было нужно?

Крисс подошла к Джейсу и сказала:

– Мистер Монро, в нашем деле возникли новые обстоятельства.

Он кивнул и повел ее в свой кабинет.

Все это время в его голове и сердце бурлили очень сильные чувства.

Джейс закрыл за ней дверь, и прежде чем он успел что-либо сказать, она произнесла:

– Мистер Монро, в нашем деле появились новые обстоятельства.

Она была деловита и холодна. И смотрела сквозь него…Что же он наделал? И это «Мистер Монро» просто добивало его чувством вины.

– Мистер Льюис, – что? От этого имени в голове Джейса сразу же зазвенели тревожные колокольчики.

Брови Джейса сдвинулись и он заорал:

– Ты встречалась с ним???

Крисс даже бровью не повела.

– Я ваш адвокат. Вы наняли меня, чтобы я выиграла это дело.

– Ты совсем с ума сошла??? – снова заорал он. – Разве не понимаешь, насколько опасны эти типы?

– Да, конечно, если вам неудобно говорить об этом, мы можем сделать это позже, – спокойно ответила она.

Он ударил кулаком в дверь, прямо над ее головой. Крисс даже не шелохнулась. Он надеялся увидеть страх, слезы в ее глазах, но… Она рассмеялась???

Эта сумасшедшая сука смеялась? Она не понимала, насколько все было хреново???

– Как ты могла подвергнуть себя такой опасности? – хрипло произнес он.

– Мистер Монро…

– Черт, Крисс… Не говори так со мной… – Почти провыл он.

– Что теперь? – Воинственно спросила она.

Черт, эта женщина сводила его с ума!

– Может быть, мне так нравится, мистер Монро, – продолжила она.

– Ты с ума сошла.

Она сложила руки на груди.

– Садись, я должна рассказать тебе, что ты должен сделать.

Он взял ее за руку и поцеловал, прежде чем потянуть ее на свои колени.

– Мы больше не вместе, Мистер Монро, – возразила она.

– Заткнись, – сказал он и начал ее целовать, нежно, а потом страстно. – Ты моя. Запомни это, Крисс.

Не разрывая их поцелуй, Крисс сказала:

– Ты должен проиграть бой.

– Что? – удивился он.

– Льюис хочет, чтобы ты проиграл бой, перестав быть чемпионом, тогда он станет богаче и отпустит тебя.

Джейс был шокирован.

– Что я должен сделать для этого?

Она посмотрела на него и нерешительно произнесла:

– Твое лицо какое-то время не будет таким прекрасным.

– Я знаю. Хорошо, я сделаю это, Крисс. Но, блядь. Я расстался с тобой, потому что боялся за тебя. Я так тебя люблю.

– Я знаю.


***


Он любит меня. Искренне любит. Самой настоящей любовью. И я люблю его.

Глава 19

Всего восемь часов вечера. Сегодня у нас с Джейсом будет самое настоящее и романтичное свидание. Я выбрала для себя красивое кружевное белье и черное бандажное платье.

Впервые за долгое время я приготовила настоящий ужин. Сходила в супермаркет, купила продукты, вино, и приготовила романтический ужин.

Как только я открыла бутылку вина, Джейс позвонил в мою дверь.

Я подбежала к двери, и, не спрашивая кто там, открыла ее.

– Вау! – он был ошарашен.

Я обхватила руками его шею и поцеловала его в губы. Пожалуй, ужинать мы будем чуть позже.


***


Это был еще один ошеломляющий секс с ней. Джейс играл со своими волосами, пока ждал ее из душа. Он был расслаблен и счастлив.

Крисс была очень горячей штучкой, и она была его женщиной. Когда она вышла из душа, то казалась такой домашней и красивой. Он женится на ней, и у них будет счастливая и большая семья.

– Я люблю тебя, – сказала она ему и прижалась обнаженным телом к его паху, отчего его член снова затвердел.

Он поцеловал ее в шею, лоб, щеки, нос и губы, прежде чем ответить:

– Я тоже тебя люблю, детка.


***


Я проснулась в его объятиях. Моя голова покоилась на его груди. Я много размышляла над тем, много ли у него было женщин после меня? Хотя, какая разница? Ведь он сказал мне, что ни одна женщина не сравнится со мной.

Счастье, я была счастлива с ним. И я хотела состариться вместе с ним и растить наших детей.

Я нежно поцеловала его в грудь и блаженно закрыла глаза.

– Эй, ты не спишь, – он хрипло засмеялся.

Джейс смотрел на меня со всей нежностью, которая только могла быть у этого прекрасного мужчины.

– Я так невыносимо счастлив, малыш. Но… Мне нужно знать правду… Почему ты тогда ушла, десять лет назад.

Я сглотнула.

– Я испугалась, – честно ответила я.

– Почему?

Я посмотрела на него.

– Все произошло слишком быстро. Встреча. Поцелуй. Все это было так необычно, и так хорошо. Я испугалась того, что мы даже не знакомы, а утром, утром мы бы просто расстались и все. Мы были пьяны.

– Я не был пьян.

– Убежать было легче, чем остаться.

– Когда я проснулся, я очень испугался, оттого что тебя не было рядом. Я искал тебя везде. Уже тогда, после нашей ночи, я понял, что ты была той самой, женщиной, с которой я хотел бы прожить всю жизнь.

– Прости меня, – сказала я и поцеловала его в губы.

– Я не хотел напугать тебя, – признался он.

– Прости, тогда я не была готова к стабильным отношениям.

– А теперь?

– А теперь я готова к тебе! К НАМ!

– Я люблю тебя, Крисс Хоторн!

И он еще и еще показывал, насколько сильно он меня любил.

Глава 20

Мы лежали на диване, когда у меня зазвонил телефон. Из-за нашего расположения тел, я не смогла дотянуться до него, и Джейс решил мне его подать.

Не глядя на экран, я приняла вызов.

– Алло?

– О, ты еще жива? – прошипел голос мне в ухо.

– Э-э… А кто это? – в недоумении спросила я.

– О, ты уже успела меня забыть? – осуждающе кричал мне в трубку собеседник.

– Лила???

– Да, это Лила, твоя подруга, у которой ты должна быть подружкой невесты на свадьбе. Да, это я, и ты забыла обо мне!

Мне было очень стыдно. Со всеми этими переживаниями, происходящими в моей жизни, я совсем забыла о свадьбе и моей лучшей подруге, Далиле… Я была недостойна называться подружкой невесты.

– Лила, ты же знаешь, что всему виной мои проблемы на работе, – я попыталась успокоить подругу.

Она фыркнула.

– Я чувствую себя брошенной, Крисс! Я пьяна, и моей лучшей эгоистичной суки-подруги нет рядом, чтобы предотвратить мои ошибки, – сказала мне она.

Ауч. Это было больно.

– Не правда! – защищалась я. – Скоро ты выйдешь замуж за Тревора. Я уже поняла, что он любит тебя и что ты любишь его. Ли, все будет хорошо.

– Правда?

– Правда! Если тебе нужно мое благословение, то я тебе его даю.

– Крисс, ты же знаешь, что я люблю тебя, маленькая ты шлюшка.

Я оглянулась на Джейса. Он смотрел на меня с таким удивлением, какое может быть только у человека, который слышит лишь одного собеседника. Я скорчила ему рожицу, и он, рассмеявшись, поцеловал меня в щеку.

– Я не хочу, чтобы ты была там, – в сотый раз сказал он мне, как будто я была глухой.

– Я уже все решила! – сказала я, наблюдая, как он собирал свою спортивную сумку.

– Они бандиты, – снова начал он.

– Я знаю, – снова ответила я.

– Я позвоню тебе сразу же, как все закончится.

– Хорошо. Но я все равно буду там.

– Крисс… – простонал он от отчаяния.

Я стала позади него и обняла Джейса за талию.

– Милый, мы пара, и где бы ты ни был, я тоже буду там.

– Хорошо. Но только не сегодня.

– Тихо. Сегодня мы не пара. Я твой адвокат, а ты мой клиент. Мне необходимо быть там.

– Ладно. Но все же я буду переживать.

– Мисс Хоторн, – сказал мне Льюис. – Рад вас видеть.

– Спасибо, – ответила я.

Он повел меня вглубь помещения. Здесь пахло затхлостью, хорошо, что он дышал тем же воздухом, что и я. Так, Крисс, отставь эти философские мысли.

– Записи при вас? – спросила я. От Джейса я узнала, что у Фантома были все видео его боев, и они были нужны мне.

Он достал из кармана флешку и протянул ее мне.

Я скептически посмотрела на него. Вот так просто он отдавал мне такие важные улики?

– И я должна поверить, что это единственный экземпляр?

Он улыбнулся мне своей крокодильей улыбкой.

– Вы ДОЛЖНЫ мне верить.

– А вы?

– А я всегда верен своему слову, мисс Хоторн.

Я посмотрела ему в глаза. Либо же он был самым лучшим актером в мире, который вскоре получит свой Оскар, либо же он и правда был искренен.

Он отвел меня на VIP места, как он это назвал. На самом деле, это были специально отведенные места прямо возле ринга. И если Джейсу сломают нос, капли его крови будут на мне.

– Вы когда-нибудь были на боксерском поединке? – спросил меня Фантом и закурил свою сигару.

– Нет, но мне известно, что вы не появляетесь на боях, а сегодня вы здесь, – я изогнула бровь.

– Вы правы. Но сегодня мне почему-то хочется быть здесь, тем более что меня никто здесь не узнает, – ответил он. – Люди подумают, что я всего лишь бизнесмен, а вы моя подруга, Крисс.

– Вы решили вести себя со мной как с вашей подругой? – удивилась я, и тут же представила реакцию Джейса, когда он это увидит.

– Я всего-навсего буду находиться рядом, вам не о чем переживать, – сказал он. – Против вашей воли здесь ничего не случится, – и Льюис засмеялся.

Это немного успокаивало. Его смех был приятен моим ушам, и, не подумав, я взболтнула:

– Почему вы верите в превосходство белых?

– Что, простите? – удивился он.

– Вы образованы и цивилизованы, так почему же вы придерживаетесь таких расистских мыслей?

Он наклонился ко мне.

– Мисс Хоторн, я верю в равноправие людей. Но только когда оно происходит в других странах. Америка белая страна, и она должна оставаться таковой.

– Но…

– Мисс Хоторн, я не заинтересован выслушивать ваши либеральные невыразительные аргументы. Мы не друзья, хоть у нас и есть общее дело, так давайте же займемся им.

– Вы правы, – кивнула я. Я повернула голову в сторону.

Джейс вышел на ринг. Такой сексуальный и мужественный. Настоящий чемпион. Я надеялась, что он не наделает глупостей, пока все шло по плану.

А потом вышел он… Огромный громила, более ста двадцати килограмм, если верить парню с микрофоном.

Я боялась…

Начался поединок. Громила из Флориды начал избивать Джейса до полусмерти. Глупая, глупая идея была участвовать во всем этом.

Он бил Джейса в лицо, и тот морщился от боли. На моих глазах выступили слезы.

Здоровяк бил его по ребрам, лицу, в живот.

Мое сердце отбивало один ритм. Джейс, Джейс, Джейс…

Еще один удар…и он упал на ринг. Но Джейс встал, и бой продолжился… Я не могла сосчитать количество ударов, обрушившихся на моего любимого, слезы не переставали течь по моим щекам. Это было ужасное зрелище.

Гигант снова ударил его, и Джейс упал на колени. Он посмотрел на меня, и мне не понравился его взгляд. Он как будто прощался со мной! Губами он прошептал мне: «Я люблю тебя…»

Мы не будем прощаться! Нет! Нет! Нет!

Парень собрался ударить Джейса… Но не сделал этого.

Фантом просто кипел от ярости. Он указал кому-то из своих людей, чтобы они нанесли последний удар?

– Вы не осмелитесь, – прошипела я. – Поединок закончен.

Я потянулась к своему телефону, чтобы отправить координаты Ксавьеру. Это был мой метод подстраховки.

– Что ты делаешь? – прорычал он.

– Подстраховываюсь, – улыбнулась я.

Он размышлял, я видела, как в его голове крутятся шестеренки. Конечно же, ведь раньше никто его не видел, а теперь, если нагрянет рейд, он не сможет остаться в тени.

Он медленно кивнул.

– На этот раз вы выиграли, мисс Хоторн. Буду с нетерпением ждать следующего раза.

– Не будет следующего раза. Вы сами говорили, что держите свое слово.

– Какое?

– Вы знаете.

Он смотрел мне в глаза, но я не боялась. Я только что пережила самые худшие мгновения из своей жизни. Больше мне нечего бояться.

Пока я смотрела на лежавшего Джейса, Льюис испарился.

«Это конец…», подумала я. Поэтому, не теряя ни секунды, я поспешила к нему.

Ему было больно, поэтому я положила на колени его голову и постаралась успокоить его, не причиняя лишней боли.

– Джейс… – бормотала я.

Он медленно открыл заплывшие синяками глаза.

– Эй, – прохрипел он.

– Нам нужно уходить, ты сможешь встать?

– Помоги мне.

Я подхватила его, но он был слишком тяжелым. А затем я увидела, что на ринг прибежал мужчина, чтобы помочь мне.

– Малышка, – прохрипел Джейс. – Пожалуйста, беги вперед, вызови нам такси, Джим поможет мне.

Раз уж он знал этого парня, я не стала терять ни минуты и отправилась наружу.

Джим помог Джейсу забраться в такси. И прежде чем назвать адрес водителю, я поблагодарила Джима за помощь.

– Записи у тебя? – тихо спросил Джейс.

Я кивнула. Я смотрела на свои руки, и слезы снова потекли по моим щекам.

– Я люблю тебя, – сказал он.

– О, Джейс…– я разрыдалась.

Такси остановилось у моего дома, и мы медленно вышли из него. Я придерживала Джейса, чтобы тот не упал. Только сейчас я впервые пожалела, что жила не на первом этаже.

Но Джейс уже выглядел получше, и мы потихоньку направились наверх.

– Мне нужен душ, – слабо сказал он, когда мы оказались в квартире.

– Может быть, лучше ванна?

– Нет, все-таки душ.

Я помогла ему добраться до душа и включила воду.

– Я не смогу раздеться сам, – я услышала нотку стыда в его голосе.

Я помогла ему снять одежду. Все его тело было в синяках и ранах. Мне стало больно от этого.

Я взяла губку и начала его мыть, аккуратно и нежно, не причиняя боли.

– Что ты делаешь? – спросил он.

– Я не хочу сделать тебе больно.

– Иди сюда, детка, – ох, мой парень был настроен на нечто большее?

Как же я любила его… И я надеялась, что история с братством завершилась.

Глава 21

– Малышка, иди. Со мной все будет в порядке, – в седьмой раз сказал мне Джейс, потому что я не могла остановиться и носилась с ним, как наседка со своим птенцом.

– Но…

– Никаких но! Все хорошо. Я смогу позаботиться о себе в течение дня, пока ты будешь на свадьбе своей лучшей подруги.

– Ты уверен?

– Конечно, милая. Я посмотрю сериал, буду валяться в постели весь день и ждать свою мамочку.

– Ты спятил???

– Нет, – рассмеялся он. – Просто ты ведешь себя именно так.

Он провел меня к двери квартиры и обхватил руками за талию, начиная целовать меня в шею.

– Ненасытный, – засмеялась я.

– Ты самая сексуальная женщина в мире, – пробормотал он у моих губ.

– Все, мне пора, милый.

Я открыла дверь квартиры, и он шлепнул меня по заднице. Смеясь, я спустилась по лестнице. Сегодня у моей лучшей подруги, Лилы, свадьба. И я была безумно рада за нее.

Сегодня я должна была выступить с речью. Я надеялась, что мне удастся найти правильные слова. Джейс изменил меня, показал, что любовь – это не сказки для девочек. Хотя, признаюсь честно, с ним я чувствовала себя такой глупенькой и влюбленной девочкой.

Сегодня мы собрались здесь, чтобы стать свидетелями воссоединения двух душ.

Жестокая судьба ждет нас, моя подруга Далила покидает наш ведьмовской шабаш, и становится законопослушной, верной, любящей женой. И мы, ее подруги, в этот день одновременно радуемся и скорбим. Ведь теперь вряд ли ее муж будет отпускать свою жену к нам на девичкики. Если честно, несколько недель назад я бы сказала, что она совершает ошибку, но сейчас нахожусь в таком же положении, я влюблена. Поэтому я искренне рада за вас Далила и даже за тебя Тревор!

Я была готова вырезать свои глазные яблоки, прежде чем читать эту речь. Глупо, не так ли?

– А вот и ты! – прокричала мне Лила, и потянула меня в комнату – Ну, скажи мне, что я не совершаю ошибку.

Опять? Не думала, что Лила захочет продолжить наш телефонный разговор. Я уже и сама убедилась, что она любила эту жабу Тревора, и что, возможно, эта сволочь сделает ее счастливой. Иначе, я оторву ему яйца.

– Ты любишь Тревора. Ты без ума от этого парня. Вы уже давно вместе, и свадьба – это лишь новая ступенька в ваших отношениях.

– Ты, правда, так думаешь?

– Ну конечно, моя дурочка!

– Я люблю тебя, Крисс.

– Я горжусь тобой, Ли!

– Спасибо, – сказала она мне, и смахнула слезу. – Когда я буду у алтаря и увижу тебя тамрядом с собой, я крикну: «Это моя лучшая подруга!»

Я шла по узкому проходу церкви, видя множество друзей и родственников Далилы и Тревора.

Все смотрели на меня и невесту. Мама Лилы плакала, надеюсь не оттого, что я была одета в нежно фиолетовое платье?

– Мы собрались здесь сегодня… – начал священник.

– Я не могу сделать этого, – прошептала Лила.

– Что? – спросил священник.

Извиняясь, Лила посмотрела мне в глаза. Затем она повернулась к Тревору, сняла кольцо с пальца и протянула его ему.

– Я не могу выйти за тебя замуж, Тревор.

Он приподнял бровь.

– Почему нет?

– Потому что я не хочу быть похороненной заживо.

Ебать, да!! Урааааа!!! Наконец-то она это поняла. Все мои намеки.

Она потянулась к моей руке и позвала Мэрри. А потом обняла нас.

В мгновение ока она вытащила нас прочь из церкви.

– Аллилуйя!

– Боже мой, Ли, ты прямо королева драмы! – рассмеялась я. – Я на самом деле подумала, что ты все-таки решишь выйти за него замуж!

Мэрри семенила в своем платье позади нас.

– Не кажется ли вам, что это немного клише: оставить жениха одного у алтаря?

– Когда я прочла речь Крисс, я поняла, что делаю ошибку. И когда я шла по проходу и видела всех этих гостей и такого серого и невзрачного Тревора, я поняла, что с ним я похороню себя заживо.

Мы с Мэрри обняли ее.

– Тревор хороший парень, но он не слишком хорош для тебя, – сказала Мэрри.

Ли посмотрела на меня и расплакалась.

– Это ты виновата!

– Эй, почему это я?

– Потому что ты всегда говорила, что я совершаю ошибку. А я тебя не слушала.

– Ну, хорошо, в следующий раз я буду молчать, пока ты будешь двигаться к своей гибели.

– Хорошо, – сказала она и пожала мне руку.

– Далила Картер, теперь тебя можно официально назвать ходячим клише, – сказала я.

– Далила! – кричал сзади нас Тревор!

Мы отошли, но было слышно, как Тревор умолял Далилу вернуться. Выглядел он не лучшим образом.

Судя по его виду, Ли его послала.

Вернувшись к нам, мы подтвердили правильность ее решения.

– Что теперь?

– Вино и еда, – сказала я.

Мы вызвали такси и направились к моему дому.

Когда мы зашли в квартиру, Джейс лежал на диване и смотрел какой-то фильм.

– Это грабители? – спросила Лила.

– Это не грабитель, – ответила я. – Это мой бойфренд.

– Твой кто?

– Мой парень!

– И почему я узнаю об этом только сейчас? – завизжала подруга.

Она направилась к Джейсу и спросила:

– А он не заразный?

Я ухмыльнулась.

– Ммм, нет! Но его кулак очень даже.

Она рассмеялась и протянула ему руку.

– Я Лила, и я только что бросила своего жениха у алтаря.

Джейс с удивлением посмотрел на меня. Да. Теперь он был знаком с моей лучшей подругой Лилой и Мэрри.

– Хорошо. Я Джейс. Телохранитель Крисс. Был избит мафией.

– Ого, – удивилась подруга. – Хочешь пива?

Фух. Кажется, они поладят. А как иначе?

Я направилась на кухню, чтобы взять пиво и вино. Уже на пороге гостиной я услышала, как Лила и Мэрри смеялись над чем-то, что сказал мой любимый мужчина.

Я любила этих людей. Джейса, Далилу и Мэрри. Они были моей семьей. Еще никогда я не была так счастлива, как сейчас.

Они – мой мир.

Эпилог

Я открыла дверь своей квартиры.

– Эй, – сказала я Джейсу, который стоял на моей кухне и что-то там готовил.

– Милая, – сказал он мне и прижал к двери холодильника, начиная целовать.

– Какой ненасытный, – засмеялась я и слегка укусила его подзажившую губу.

– Маленькая сучка, – рассмеялся он. – Я хочу тебя.

– Что, прямо здесь?

– Я так долго ждал. И теперь ты моя, – прорычал он и потянул меня к себе.

Джейс Монро. Джейс. Не терпящий никаких возражений, когда дело касается нашей близости. Самый горячий парень на планете.

Он укусил меня за ухом и прорычал:

– Я люблю тебя, детка.

– Я тоже люблю тебя, Джейс.

– Ты выйдешь за меня замуж?

Это было самое быстрое и неромантичное предложение руки и сердца, которое только можно было придумать. И да! Да! Да! Как же я хотела этого.

– Да, Джейс Монро, я выйду за тебя замуж.

Мой мир, с этим мужчиной, взорвался тысячами ярких красок.

Без него мой мир был темным и холодным. Без него, я не была бы цельной. Моя душа так бы и бродила по темному лабиринту. Но он нашел меня и спас.

Как и я его.

Примечания

1

Pro bono — это латинская фраза, означающая профессиональную работу, оказанную на добровольных началах и без оплаты в качестве общественной деятельности;

2

речь идет о расистах, возомнивших себя арийцами;

3

здесь имеется в виду, что эти ребята занимаются работорговлей, и не важно, какой человек национальности.


home | my bookshelf | | Джейс – без возражений! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу