Book: Дела семейные



Дела семейные

Джен Калонита

Дела семейные

Дела семейные

Сезон 15, эпизод 4

КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА ГАМИЛЬТОНА

ПОЛДЕНЬ

ПЕЙДЖ, ВПАВШАЯ В КОМУ ПОСЛЕ АВТОКАТАСТРОФЫ В ДЕНЬ СВАДЬБЫ ЛЕО И КРИСТАЛ, НАХОДИТСЯ В СВОЕЙ ПАЛАТЕ, КУДА НЕ ДОПУСКАЮТ РОДСТВЕННИКОВ.

ДЕННИС, КРИСТАЛ, ЛЕО, САМАНТА И САРА СТОЯТ В КОРИДОРЕ. С НИМИ ДОКТОР БРЕЙДЕН, КОТОРЫЙ ЗАНИМАЕТСЯ СЛУЧАЕМ ПЕЙДЖ.

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Я не буду лгать вам, мы думали, что потеряем ее. Но сейчас ее состояние стабильно, и у нас есть все причины, чтобы быть уверенными в том, что Пейдж справится.

ДЕННИС

Конечно, моя жена справится! Мы можем помочь ей чем-нибудь, доктор Брейден?

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Вас пропустят в палату, и вы сможете поговорить с ней. Люди, находящиеся в коме, слышат голоса родных, и часто это помогает вернуть их к жизни.

КРИСТАЛ

Я так испугалась, когда вы сказали, что она потеряла слишком много крови…

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Это действительно серьезно. Кровопотеря весьма значительна, а группа крови у Пейдж достаточно редкая, ни у кого в вашей семье нельзя было бы взять ее для переливания.

САМАНТА

Наша мама – настоящий боец, доктор Брейден. Она поборола рак груди, живой и невредимой выбралась из пожара… Я знаю, она пройдет и через это!

ДОКТОР БРЕЙДЕН ОТВОДИТ ДЕННИСА, КРИСТАЛ И ЛЕО В СТОРОНКУ, ЧТОБЫ ПРОДОЛЖИТЬ РАЗГОВОР, САМАНТА И САРА ОСТАЮТСЯ НА МЕСТЕ. СКВОЗЬ СЛЕЗЫ САРА ВИДИТ КОЛБИ, ВЫСОКУЮ КРАСИВУЮ ДЕВУШКУ, КОТОРАЯ НЕДАВНО ПРИШЛА В ИХ ШКОЛУ. КОЛБИ, В ПОТЕРТЫХ ДЖИНСАХ И РАЗБИТЫХ КРОССОВКАХ, СТОИТ ВОЗЛЕ АВТОМАТА СО СЛАДОСТЯМИ И НЕ СВОДИТ ГЛАЗ С ДЕВУШЕК.

САРА

Сэм, это не Колби вон там?

САМАНТА ПОДНИМАЕТ ГОЛОВУ

САРА

Что она тут делает? Топчется у автомата уже целую вечность.

САМАНТА

Должно быть, у нее тоже кто-то из родственников в больнице.

САРА

Не уверена, что у нее вообще есть родственники.

ПОНИЖАЕТ ГОЛОС ДО ШЕПОТА

Лила сказала, когда она как-то раз пришла в школу в шесть утра, чтобы подготовить зал для соревнований, в раздевалке обнаружилась спящая Колби! Кстати, она умоляла ее никому об этом не говорить.

СЭМ

Думаешь, ей негде жить?

САРА КИВАЕТ

Это ужасно!

ДЕВУШКИ СМОТРЯТ НА КОЛБИ, ТА ВИДИТ ИХ ВЗГЛЯД И ОТВОРАЧИВАЕТСЯ, ДЕЛАЕТ ПАРУ ШАГОВ ПРОЧЬ, ЗАТЕМ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ И НАПРАВЛЯЕТСЯ ПРЯМО К НИМ

КОЛБИ

Привет, Сэм. Привет, Сара. Извините, что я напугала вас тем, что так пялилась.

САМАНТА (ПОСПЕШНО)

Не говори ерунды! Как ты? Тоже кого-то навещаешь здесь?

КОЛБИ (КАЧАЯ ГОЛОВОЙ)

М-м-м… Нет, я…

САРА (С ПОДОЗРЕНИЕМ В ГОЛОСЕ)

Тогда что ты тут делаешь?

КОЛБИ

Я… я… Я прочитала в газете о случае с вашей мамой и подумала, что смогу… Помочь.

САМАНТА

Это очень мило с твоей стороны, Колби, правда, но нам вряд ли кто-то может помочь.

КОЛБИ

Я все же думаю, что могу.

ДЕННИС (ПОДХОДИТ К ДЕВУШКАМ)

Девочки, доктор Брейден сказал, что мы можем зайти к маме прямо сейчас.

САРА (ДРОЖАЩИМ ГОЛОСОМ)

Папа, как ты думаешь, сколько… Сколько останется, если они не смогут найти донора?

ДЕННИС

Милая, все будет хорошо, переливание непременно сделают! (ВЗГЛЯНУЛ НА КОЛБИ) А это ваша подруга, правильно?

САРА

Это Колби, она из нашей школы. (ОБРАЩАЕТСЯ К КОЛБИ) Не хочу быть грубой, но наша мама буквально на порогу жизни и смерти, так что тебе пора идти.

КОЛБИ

Но… Я… Простите! Я подслушала ваш разговор и… У меня тоже редкая группа крови, может, я смогу помочь?

ДЕННИС

Ты очень добра, Колби, но здесь все не так просто, как кажется. Я ценю твою поддержку, но тебе и правда лучше идти домой.

МАШЕТ РУКОЙ ДОКТОРУ БРЕЙДЕНУ, ТОТ ПОДХОДИТ И ОСТОРОЖНО КАСАЕТСЯ ПЛЕЧА КОЛБИ

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Мисс, это касается лишь родственников, извините.

КОЛБИ (СКВОЗЬ СЛЕЗЫ)

Мне не хотелось, чтобы все произошло вот так, мне нужно было больше времени, но… (ОТТАЛКИВАЕТ ДОКТОРА БРЕЙДЕНА) Я тоже член этой семи! Пейдж… Пейдж, она… (ШЕПОТОМ) моя мама.

Глава 1

Новенькая в городе

- На восемь строчек больше, чем у меня! НА ВОСЕМЬ! – моя коллега, Скай Маккензи, ураганом ворвалась ко мне в гримерку, размахивая сценарием, как копьем. Я покосилась на свою копию, лежавшую на столике, а затем взглянула в зеркало, где встретилась глазами с Надин, моей помощницей. Та лишь пожала плечами и продолжила гладить блузку.

- О чем ты? – спокойно спросила я. Видите ли, чем больше кричишь на Скай, тем больше она начинает кричать на вас. Поэтому времена, когда я орала на нее, словно сумасшедшая, прошли. Теперь спокойствие – мое новое оружие против нее. – Я как-то не привыкла считать свой текст, но вряд ли мне выделили восемь лишних строчек, - я мягко улыбнулась, давая понять, что воевать нам не из-за чего.

Скай метнула на меня пару молний глазами и яростно откинула копну черных волос за спину. Летом она перекрашивалась, но с началом съемок в «Делах семейных» ее заставили вернуться к прежнему цвету, ведь ее героиня, Сара, всегда была именно роковой брюнеткой. Стилисты на студии поговаривают, что из-за всех этих перекрашиваний ее волосы лезут со скоростью света, а потому Скай приходится носить накладные пряди. Ух, не завидую я ей!

- Чего уставилась? Я тебе не картина на выставке, - рявкнула она в ответ на мой взгляд. Затем недобро покосилась на Надин, стоявшую за гладильной доской. Так уж вышло, что мои отношения с помощницей были куда лучше, чем у Скай со своей. Своей последней ассистентки, Мэдисон, она лишилась, когда выяснилось, что та (по просьбе Скай) скармливала прессе разные бредовые истории про меня. Не могу сказать, чтобы я сильно расстроилась, узнав об ее увольнении. – Речь не о твоих строчках, - заговорила Скай, - а о тексте Алексис. У нее на восемь строчек больше, чем у меня, а ведь она снимается всего-то в четвертом эпизоде! Эта Колби – проходной персонаж, ее история нужна лишь, чтобы добавить интриги в сериал. Как это так вышло, что она вдруг отнимает у нас время? Кей, - Скай посерьезнела, - эта девица хочет забрать наше шоу, я чувствую это!

- Хочешь сказать, теперь ты будешь ненавидеть Алексис? Значит ли это, что я могу вздохнуть спокойно? – поинтересовалась я. Неужели ради разнообразия Скай решила прекратить строить козни против меня и нацелилась на кого-то другого?

С четырехлетнего возраста наши с ней отношения не заладились – на съемках первого эпизода «Дел семейных» она стукнула меня по голове корветом для Барби, и с тех пор на экране мы были любящими сестричками-двойняшками Сэм и Сарой, а в жизни едва ли не злейшими врагами. В прошлом году все стало еще хуже: TV Tome назвал меня лучшей молодой актрисой. Не поймите неправильно, это замечательно, но вот Скай это взбесило невероятно. Посудите сами: мы снимаемся в одном сериале, но я известна миру как «Звезда телевидения Кейтлин Бёрк» или «Обладательница премии Teen Girl», а Скай – как коллега «Звезды телевидения». Есть, от чего разозлиться. А когда Скай зла… Ох, нападки бесконечны.

И поэтому мы с моей лучшей подругой Лиз придумали хитроумный план, который позволил мне на месяц сбежать из Голливуда в обычную среднюю школу и пожить жизнью нормального подростка. Все шло отлично, пока моя тайна (опять-таки не без помощи Скай) не открылась и газеты не запестрели заголовками: «Кейтлин Бёрк ненавидит Голливуд!». Однако до этого «потрясающего» момента я ходила на занятия в парике и под именем англичанки Рейчел Роджерс. Школа научила меня полезным вещам, например, я теперь доверяю людям чуточку больше, чем раньше, и не боюсь парней. А еще в школе я встретила Остина Мейерса, моего нынешнего парня.

После того, как разрушить мою карьеру путем срывания покровов тайны с моего школьного приключения Скай не сумела, она не сдалась и старательно доставала меня все лето, когда меня угораздило попасть в один фильм вместе с ней. Она и ее ассистентка распространяли обо мне слухи и сплетни, обливали меня тоннами грязи перед журналистами, а затем весь город читал это в утренних газетах.

Короче говоря, теперь вы понимаете, почему я не отношусь к числу поклонников Скайлар Маккензи.

- Только не говори мне, - скептически протянула Скай, возвращая меня из мыслей на землю, - что ты купилась на сладенькую улыбочку Алексис. Уж поверь мне, притворщицу я за километр разгляжу.

- Уж верю, - пропела я. – Кому, как не тебе знать. Но, Скай, - заговорила я нормальным голосом, - она тут всего лишь месяц! Понятное дело, она еще не разобралась, как все устроено на съемках, вот и пытается быть дружелюбной со всеми. Сложно вписаться в коллектив, который уже и так как семья!

- Кей. Хотя бы раз вы жизни побеспокойся о себе, а не о том, кто и как впишется в коллектив, - собеседница закатила глаза. – Популярность этой девчонки набирает обороты, нам пора бы перестать делать вид, что ничего не происходит! – я вздохнула. – В эфир вышли две серии – и что? Алексис Холден уже сравнивают со звездами «Анатомии страсти»! Критики любят ее, в газетах пишут о ней, журналы публикуют ее снимки, ее рейтинги растут как на дрожжах. Если мы не начнем действовать, Саманта и Сэм рискуют стать историей, а Колби захватит корону. И твое звание «Звезды телевидения», - ехидно прибавила она.

Если Скай хотелось вызвать у меня зависть к Алексис, то… Да, ей это удалось. Должна признать, у меня тоже мелькали похожие мысли: когда я только взяла в руки сценарий и увидела там историю Колби, я запаниковала. Эта девушка – героиня Алексис – бездомная новенькая в школе, но затем вдруг выясняется, что она приехала в город не случайно, и между ней и семьей Сары и Сэм есть некая связь. Наш продюсер, Том Пуллман, заверил нас, что эту героиню ввели в сериал лишь для того, чтобы, как он выразился, «создать волнение», а затем ее линия будет аккуратно свернута и убрана. Услышав это тогда, я успокоилась. Но сейчас Скай вновь разбудила мои тревоги: если в «Делах семейных» уже есть мы, зачем понадобилась Алексис?

Безусловно, в том, что Алексис-Колби сейчас на съемках и в сериале, нет ничего криминального – наша со Скай популярность от этого не страдает. Даже смешно было бы предположить обратное, верно? К тому же, Алексис – новое лицо во всей этой истории, а значит, папарацци могут на минутку отвлечься от нас и начать охоту на нее. Хе-хе.

- По-моему, у тебя паранойя, - сказала я, наконец.

- Вовсе нет. Ты что, забыла, что произошла с Мишей Бартон в «Одиноких сердцах»? Когда им нужны были подъемы рейтингов, они просто убили ее героиню! И шоу снова оказалось на вершине. Я, знаешь ли, не хочу, чтобы автомобиль Сары сорвался в пропасть и утянул за собой мою карьеру.

Хм-м…Может быть, она и права.

Нет, нет! Это просто глупо! Думай, Кейтлин. Возможно, Скай просто-напросто пришла сюда, чтобы вывести тебя из равновесия, и весь этот шум вокруг восьми строчек всего лишь очередная ее попытка сделать какую-нибудь гадость.

- Лично нам Алексис ничего не сделала, - терпеливо заметила я. – Она просто милая девушка, вот и все. И она не пытается украсть наши роли, она лишь хочет быть собой! И да, с каких это пор ты и я вдруг стали именоваться «мы»?

- Поверь, я не в восторге от этого, - фыркнула Скай. – Просто мне хотелось предупредить тебя.

Я не слишком много внимания обратила на сценарий четвертого эпизода, который мы будем снимать завтра. Как правило, серия снимается две недели: сценаристы пишут историю, мы снимаем ее две недели, затем идут разные доработки – и спустя еще две недели она выходит в эфир. Если на что и можно рассчитывать в безумном мире телесериалов, то это на стабильное расписание.

Так вот, возвращаясь к сценарию: в том, что я увидела, пробежавшись по тексту глазами, не нашлось ничего слишком уж страшного, поэтому…

- Спасибо за заботу, - поблагодарила я, - но не стоило.

- Как знаешь, - Скай пожала плечами и развернулась на каблуках. – Только учти: наши контракты датированы этим годом. Мой-то продлят, я не сомневаюсь, но будь я на твоем месте – стоило бы поволноваться о том, кого теперь на студии ценят больше: меня или эту новую девицу. Ладно, - она равнодушно пожала плечами, - не говори только потом, что я тебя не предупреждала.

С этими словами она вышла из моей гримерки, со стуком закрыв за собой дверь, а я так и осталась стоять столбом. Одного слова «контракты» было достаточно, чтобы заставить меня задуматься. Договор, заключаемый актером со студией, это не та штука, о которой можно шутить. Каждый, кто хоть раз соприкасался с миром телевидения, наверняка слышал (и не единожды!) истории о том, как чей-нибудь контракт не был продлен по истечении срока, и актер или актриса просто-напросто остались без работы. Даже статус звезды телешоу не может гарантировать того, что контракт будет продлен, и вот именно поэтому я всегда стремилась выдавить из себя лучшее, на что способна, когда подходил срок истечения очередного контракта.

Я нервно хихикнула.

- Скай – настоящая королева драмы! – с бравадой в голосе весело пропела я в сторону Надин, втайне надеясь, что она согласится со мной и мы вместе посмеемся над только что развернувшейся здесь сценой.

Но Надин не спешила смеяться или хотя бы улыбаться. Вместо этого она молча смотрела на меня.

- Что? – мой голос дрогнул. – Ты тоже считаешь, что мой контракт…

- Да нет же, глупышка! – рассмеялась она.

- Тогда что? – с явным облегчением снова спросила я. – Ты же не думаешь, что я была слишком груба со Скай?

- Нет-нет, - заверила она меня. – Я просто подумала о том, что в этом сезоне Скай тебя не переплюнуть. Твои рейтинги все еще на высоте после новостей о работе с Хатчем Адамсом, а уж когда выйдет фильм – тут уж Скай придется отгрызть себе локоток.

- Да, - выдохнула я и села обратно в свое любимое кресло, перекинув ноги через подлокотник. В следующих сценах, которые снимаются сегодня, я не участвую, так что мне осталась только явиться на примерку костюмов в четыре часа. А потом можно будет уйти и встретиться с Остином, Лиз и Джошем в кафе.

Кстати, к слову об Остине. Я вынула из кармана сумки свой сайдкик. Они с Лиз еще в школе, на уроке английского, вероятнее всего, но написать ему смску я могу.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Привет, как английский? Скучно без меня?

ВУКИРУЛЯТ: Не то слово. Как работа?

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Отлично. А школа?

ВУКИРУЛЯТ: Отвратительно. Тоска смертная.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Похоже, кому-то срочно надо поднять настроение?

ВУКИРУЛЯТ: Увидеть тебя – этого будет достаточно, чтобы поднять кому-то настроение :) Увидимся вечером.

Какой же он милый!

Свидание еще только через несколько часов, но я готова бежать к Остину хоть сейчас. На мне оранжевый свитер с V-образным вырезом от Chloe, а еще я собираюсь надеть джинсы, которые Надин взялась гладить, как только закончила с блузкой. Надо будет попросить Пола немного привести в порядок прическу (иметь стилиста в своем распоряжении невероятно удобно!). Впрочем, сегодня мои светлые, до середины спины, волосы уже были завиты, а макияж совсем не броский, так что все должно быть хорошо. Я увижу Остина, Скай умирает от зависти к Алексис, а еще мои новые босоножки ждут не дождутся выхода в свет – ну разве можно желать чего-то большего?

- Но, - вдруг заговорила Надин, встряхнув ярко-рыжими волосами, - в некотором смысле Скай попала в яблочко.

- Что? – переспросила я, набирая текст на сайдкике. Звучит глупо, но я частенько пишу себе напоминания о чем-либо, чтобы в водовороте дел не забыть ни о чем.

- Хотелось бы верить, конечно, что вся эта любовь прессы и аудитории не раздует эго Алексис до размеров вселенной, - заметила Надин, - но Скай права вот в чем: Алексис сейчас в каждом журнале, очень многие уже назвали ее лучшей актрисой шоу и самым ярким талантом телевидения за многие годы.

- Правда? – вот теперь зависть начала потихоньку поднимать голову и где-то внутри меня. – Ого.

- Само по себе это неплохо, но все же, когда такое внимание вдруг сваливается тебе на голову после первой же твоей роли… - Надин покачала головой. – Вот что она делала раньше? Снялась в паре рекламных роликов в Канаде? Слава не может не вскружить ей голову, а что происходит дальше, мы все знаем: слишком быстро вспыхнувшие звезды гаснут не менее быстро. Впрочем, должно быть, все эти сплетни – просто ерунда, и Алексис избежит такой судьбы.

- Какие еще сплетни? – поинтересовалась я.

- Ну, это ерунда, если честно, - Надин смутилась. – Не хотелось бы распространять эту чушь.

- Я никому ни слова не скажу! – поклялась я.

Надин вздохнула.

- Я слышала, как в костюмерной обсуждали, что Алексис подлизывается к сценаристам, чтобы получить больше текста и экранного времени, - пояснила она. – Что она вроде как приносит им печенье и какие-то подарочки за те сцены, в которые ее включили.

- Серьезно? – ну и ну! Я никогда не задумывалась о таком. Нет, в смысле, я всегда говорила «спасибо» сценаристам, но так, чтобы бегать к ним с подносами с пирожками… Мда. – Как ты считаешь, это может быть правдой? Сцен у нее в последнее время не так мало.

Надин покачала головой.

- Мне кажется, здесь все дело просто в зависти. На нее сейчас обращено много внимания, а это нравится не всем. Вот, например, взгляни на это, - она протянула мне свежий выпуск TV Tome.



«Новые лица»

- Кто эта девушка ? – эти слова не сходили с уст едва ли не всех журналистов TV Tome за прошедшие две недели. Рыжеволосая красотка Алексис Холден, исполняющая роль Колби – новой жительницы Саммервилля, покорила наши сердца буквально с первой своей сцены. Колби впервые встречается с давно уже полюбившимися нам близняшками Сарой и Сэм (также известными как Скай Маккензи и Кейтлин Бёрк) в больнице, где девочки навещают свою маму, Пейдж (Мелисса Релтон).

Рейтинги «Дел семейных» и так зашкаливают, а уж теперь грозят и вовсе вырваться в космос. Юная звездочка сериала, Алексис, пока что загадка для каждого из своих многочисленных уже поклонников. Откуда она? Какая она? Как раздобыть ее номерок? Впрочем, хоть номерок мы вам и не подскажем, кое-что нам известно: говорят, что продюсер и главный сценарист «Дел» Том Пуллман нашел девушку в Ванкувере, где она и жила со своей мамой.

Но, в любом случае, пока Алексис справляется со своей ролью лучше, чем неумеха, игравшая Пенелопу, мы только за! Оставайтесь с нами и не пропускайте новые серии «Дел семейных» каждое воскресенье в 9 часов вечера.

Я помолчала. Эта заметка напомнила мне о ГОЛЛИВУДСКОМ СЕКРЕТЕ №1: существуют несколько подсказок, которые дают ясно понять, что дни сериала сочтены. Во-первых, это уход главного сценариста (к счастью, этого не случилось – Том годами писал сценарии для ДС!). Во-вторых, в сериале начинают мелькать знаменитости. МНОГО знаменитостей (ну да, в прошлом году мы приглашали Гвен Стефани, но она ведь была одна, с ней не было еще сотни звезд самой разной величины). И, в-третьих, появляются новые персонажи…

О, нет.

- Неужели они решили, что ДС простаивают? – с беспокойством спросила я. – Иначе почему они наняли Алексис? – я, конечно, могу сколько угодно жаловаться на свою жизнь теле-актрисы, но на самом деле мне совсем не хочется, чтобы она вот так вот в одночасье исчезла! Господи боже, ты меня слышишь? Я люблю «Дела семейные»!

- ДС – один из самых длинных сериалов в настоящее время, а ты возглавляешь двадцатку рейтинга телезвезд. Не о чем тут волноваться, - успокоила меня Надин, - это уж никак не может называться «простоем». А Алексис взяли, чтобы добавить огоньку в сериал и закрутить сюжет поинтереснее.

- Да. Ты права, - вздохнула я. – Глупо переживать из-за Алексис и ненавидеть ее, как будто я – Скай. К тому же, она не сделала ничего плохого, ей нравится здесь работать. Да и в целом тут круто.

- Именно. Ассистенты, говорят, отменные, - заулыбалась Надин. Я хихикнула.

- Точно. Хм… А у нас не осталось еще того печенья Орео с двойной порцией крема? – поинтересовалась я. – Пошли, прогуляемся до автомата?

- А разве вы потом не на ужин идете? Ну, с Остином и остальными? – напомнила Надин.

- Да, но это же не значит, что я не могу погрызть чего-нибудь сейчас, - заявила я, спрыгивая с кресла.

Коридор студии был, как обычно, переполнен актерами, ассистентами, звукооператорами, гримерами, костюмерами и бог знает, кем еще. Кто-то читал сценарий, кто-то поправлял макияж, кто-то таскал оборудование, а кто-то перекусывал на ходу. Мы с Надин уже почти добрались до автомата со сладостями, когда за спиной раздался знакомый голос.

- Кейти-Кэт! КЕЙТЛИН! – а вот и мама зовет меня, оглушая всю студию. Ну ладно, не всю – этих людей оглушить уже не так-то просто. – Вот ты где, мы уж тебя обыскались! Мне сказали, ты прячешься в гримерке. Писала Остину тысячную эсэмэску?

Выпад насчет Остина я проигнорировала. Мой друг не нравился маме по той же причине, по которой я его обожала – он не имел отношения к киноиндустрии.

- Ну, вообще-то я читала сценарий, а сейчас мы с Надин пошли за печеньем. А ты?.. – и тут я увидела, что мама не одна – с ней Мэтти, мой младший брат. Его глаза сияли, как два огромных солнца, а улыбка на лице могла бы осветить всю съемочную площадку. – Мэтти, какой же ты счастливый!

- Да-да! У нас для тебя потрясающие новости! – мама потрепала Мэтти по голове. – Мы не хотели тебе говорить, пока это было неофициально, но теперь уже можно: угадай, кто будет новым героем, появляющемся в «Делах семейных»? – она даже не стала дожидаться моего ответа. – ТВОЙ БРАТ!!!

Ого. Много лет Мэтти умолял, угрожал и достал абсолютно всех, кого только было можно, с тем, чтобы ему дали роль в ДС – и вот, наконец-то, его мечта сбылась! Я крепко обняла брата.

- Это же замечательно, Мэтти! Как же у тебя получилось?

Мэтти сделал глубокий вдох.

- Ну, ты же знаешь, как я всегда спрашивал, нет ли роли для мальчика вроде меня, - я кивнула. Уж я-то знаю. – Так вот, на той неделе позвонил Том и сказал, что сейчас они как раз ищут парнишку моего возраста. Поэтому мы поехали на просмотр… И вот!

- К тому же, - вставила мама, - теперь у них будет возможность сказать: «Два Бёрка в одном шоу!». Отличный пиар-ход для нового сезона.

- Профессионально, - едко пробормотала Надин. Мама бросила на нее недовольный взгляд, но ничего не сказала. Таким образом они выражали несогласие друг с другом всякий раз… Ну, всякий раз, когда встречались. Слишком уж во многом расходились их мнения, особенно, если дело касалось шоу-бизнеса.

- В общем, - продолжил Мэтти, - Том и все остальные сказали, что я буду отличным Диланом – учеником средней школы Саммервилля.

- Умница, Мэтти, я так за тебя рада! – я снова обняла его, а он даже не попытался меня оттолкнуть.

- Наверное, быть известным в качестве брата Кейтлин Берк – это круто, - заметил он. – Хотя я не хотел бы пробивать себе дорогу твоим именем.

- И правильно, - согласилась я.

- Ладно, отцепись, - буркнул он и все-таки вырвался на свободу. Узнаю братишку! - Зато теперь я смогу учиться дома, как и ты!

Будучи актером, не так-то просто успевать и в школу, и на работу, и на все мероприятия, связанные с этой самой работой, так что я занимаюсь с личным преподавателем. Теперь к нам присоединится и Мэтти.

- Кстати, что за история с Диланом? – поинтересовалась я. Брат гордо выпрямился.

- Ну, он тот загадочный изгой, которому хочется познакомиться с Сэм и Сарой, - пояснил он.

- А, кажется, я что-то слышала об этом! – вспомнила я. – Тревор говорил, что у Райана появится ученик. Ботаник, верно?

Тревор Уэйнрайт играет Райана – парня моей Саманты.

- Я бы не называл его ботаником, - нахмурился Мэтти. – Но да, ты права.

- Наверное, я просто не так поняла, - быстро исправилась я. – Мэтти, это просто прекрасно! Сколько у тебя эпизодов? – я отступила в сторонку, давая пройти фотографу и его помощнику, несущим оборудование. Должно быть, они направляются в холл, который весь увешан фотографиями актеров, снимающихся в «Делах семейных». Том клятвенно заверил меня, что в этом году моя старая фотография будет наконец-то заменена другой – тот снимок, на котором мне тринадцать, а во рту зубные скобки, не самое лучшее напоминание о прошлом, согласитесь.

- Мне сказали, что в восьми, - Мэтти пожал плечами. – Из-за того, что мне еще тринадцать, я могу сниматься всего лишь пять часов в день!

- Какая жестокость, - пробормотала Надин. Я едва удержалась от смешка. Надин любит Мэтти не меньше меня, но и ее он уже успел порядком достать, пытаясь разузнать у нее номера сценаристов и адреса режиссеров.

- Вот именно! – горячо подтвердил братишка, не замечая сарказма. – Я теперь только надеюсь, что мне хотя бы дадут побольше текста, чтобы хоть как-то компенсировать эти жалкие пять часов, а то… ОГО. Кто это?

Мы обернулись и, проследив за его взглядом, увидели Алексис Холден, шагающую в нашу сторону. Ее длинные рыжие волосы (как у Линдси Лохан в молодости, помните?) красиво опадали на плечи при каждом шаге, аккуратное платье до колена сидело просто безупречно. Она выглядела старше своих семнадцати, но Том уверял нас, что этого просто не может быть.

- Кейт-Кейт! – пропела она, обнимая меня. – Как у тебя дела? Боже, та утренняя сцена была просто великолепной! Хотелось бы и мне быть такой же уверенной и сиять перед камерой, - она посмотрела на маму, Надин и Мэтти. – Я ее просто обожаю!

- Спасибо, но это все годы практики, - пошутила я. – Ты скоро поймешь. - Нет, Скай ошибается. Алексис невероятно мила! – Познакомьтесь, это Алексис, наша новая коллега, она играет Колби, - представила я ее маме и Мэтти. – А это моя мама и мой брат Мэтти. Он тоже появится в новом сезоне.

Алексис обняла и Мэтти – и тот даже не шевельнулся, не говоря уж о том, чтобы начать отбрыкиваться, как делал это, если его обнимала я. Челюсть у него отвисла едва ли не до пола, я улыбнулась и пожала плечами. Алексис – настоящее солнышко, чего уж тут.

- Так, значит, это о вас мы читали так много в последнее время, - приветливо улыбнулась девушке мама, когда та выпрямилась. – Должно быть, в скором времени вы станете такой же звездой, как и моя Кейтлин. У вас есть агент, милая?

Алексис покачала головой.

- На студии сказали, что мне нет смысла тратить деньги, потому что они могут и сами нанять агента.

- Ну, для начала и это неплохо, но в скором времени тебе захочется, чтобы твоими делами занимался кто-то, на ком не висит груз другой ответственности. Ты непременно, - именно это слово мама произнесла с особым нажимом, - должна попросить у Кейтлин или Мэтти мой номер, как только задумаешься об этом.

- Вы очень добры, - Алексис взяла маму за руку и с чувством пожала. – Обязательно к вам обращусь!

- А мы с Надин как раз идем за чем-нибудь вкусненьким, не хочешь присоединиться? – предложила я.

- Ой, нет, спасибо за приглашение, но я иду к сценаристам, обещала занести им печенье, - она указала на пакет, который держала в руке.

- Значит, тебе нравится печь? – невинно поинтересовалась Надин. Алексис кивнула.

- Я часто пекла для друзей, когда мы жили в Денвере, так что сейчас это помогает мне почувствовать себя… Не знаю, спокойнее, - она грустно опустила глаза. – Кстати, давайте я испеку что-нибудь и для вас? – она с надеждой посмотрела на нас с Надин. Мы переглянулись. Теперь я абсолютно уверена: все эти сплетни – полная чушь.

-Не стоит, - покачала я головой, - я обожаю сладкое, но, боюсь, благодаря тебе не влезу в половину вещей на студии, - я рассмеялась. Девушка тоже улыбнулась.

- Точно? Сценаристы говорят, мне хорошо удается шоколадное печенье.

- Совершенно точно, - подтвердила я, чувствуя легкую зависть: она тут всего ничего, а уже завоевывает сердца. Дух соревнования витает в воздухе…

- Ну, ничего. Я вот сделаю карамельный брауни – и тогда посмотрим! – щелкнула пальцами Алексис.

- Посмотрим, - откликнулась я.

И она зашагала дальше по коридору, гордо подняв голову и выпрямив спину.

ПЯТНИЦА, 13 СЕНТЯБРЯ

Ужин с Остином, Лиз и Джошем в 8 вечера

В понедельник снимаем сцены в Малибу

Прическа и макияж в 5 утра, сбор в 6 утра

Во вторник сбор в 6 утра

Во вторник церемония Priceless Benefit в 8 вечера

Глава 2

Слава богу, пятница!

Знаете, что самое забавное в попытке попасть в ресторанчик в Голливуде в пятницу вечером? То, что даже тот факт, что вы забронировали столик, не означает, что вы гарантированно за него сядете.

- Ты уверена, что Les Deux находится здесь? – в сотый раз поинтересовалась Лиз, когда мы подошли к черному входу в ресторанчик.

- Абсолютно, - парковка перед главным входом была переполнена Мерседесами, так что я решила, что будет спокойнее прийти к черному входу.

- А мне уж казалось, что мы так и не попробуем тот лимонный пирог, которым ты нас соблазняла, - пошутил Джош, парень Лиз.

- Разве звезды кино не имеют права проходить в парадные двери? – Остин провел рукой по моему плечу.

- Нет, пока я не пройду первый, - Родни, мой охранник и водитель, подошел к дверям ресторанчика и заглянул внутрь. – Если там снова появится Лжец Ларри и опять сунет свою камеру Кейтлин под нос, я свалю его одним ударом, так и знайте.

Это правда. Особенно после всех тренировок, на которых Родни побывал во время подготовки к съемкам в «Милых убийцах» (это было первое настоящее кино, в котором Родни снялся, а потому он был страшно за себя горд. Должна вам сказать, двухметровый шкаф с широченными плечами, лысой головой и в черных очках выглядел весьма и весьма устрашающе).

- Это была случайность, - напомнила я ему. Вообще да, на недавнем мероприятии на той неделе журналист Лжец Ларри и впрямь выскочил из ниоткуда и буквально ударил меня по лицу своим фотоаппаратом – отметина до сих пор осталась, и гримерам пришлось попотеть, замазывая ее консилером.

Попав, наконец, внутрь, мы с Лиз, Остином и Джошем направились к нашему столику, а Родни остался ближе ко входу, не спуская с нас глаз и наслаждаясь своей чашечкой кофе.

- Прихватите мне пирог. Или два, - хохотнул он нам вслед. Я улыбнулась. Разумеется, Родни!

Несколько человек охнули, когда я проходила мимо, но я сделала вид, что не замечаю произведенной мною реакции. Высокая стройная хостесс поприветствовала нас, и вот мы устроились за своим столиком, который был удачно скрыт от чужих глаз за декоративными растениями в больших горшках.

Я взяла в руки меню. Ванильный чизкейк, клубничные маффины, банановый штрудель… Ох, я бы заказала абсолютно все десерты! Поверх меню я глянула на Остина. Его светлые волосы падали на глаза, голубые, как небо, и он, как обычно, выглядел, словно только что сошел с обложки какого-нибудь журнала.

- О чем задумалась, Бёрк? – спросил он, не поднимая головы, и я покраснела. Снова он поймал меня уставившейся на него.

- Ни о чем, - пожала я плечами. – Просто очень рада видеть вас всех. Эта неделя была ну очень длинной без вас!

Как только закончились «Милые убийцы», у меня появилась долгожданная возможность насладиться летним отдыхом – чем мы и занимались, проводя кучу времени вместе с Остином, Лиз и Джошем. Но на последней неделе августа начались съемки нового сезона «Дел семейных», а в сентябре мои друзья вернулись в школу, так что теперь там удавалось собраться вместе лишь изредка, на выходных и на пару часов.

Улыбка Лиз плавно перетекла в зевок.

- Мы тоже по тебе соскучились, - сказала она, прикрыв рот рукой. – Особенно сильно скучали, когда сидели на истории и мисс Уотсон что-то талдычила о том, что нам придется выучить пять миллиардов страниц текста к экзамену.

- На следующий урок надо лишь вторую главу прочитать, - заметил Остин. – Хотя это дурацкое эссе по восемнадцатому веку… Хотелось бы мне вернуться в счастливые летние деньки и жить в бассейне!

- И мне, - Лиз сонно склонила голову Джошу на плечо. – Надеюсь, учеба не добьет меня окончательно, и я снова смогу быть твоей ассистенткой.

- Спасибо, - насмешливо протянула я. Этим летом Лиз уже пыталась быть моей ассистенткой на съемках «Милых убийц». Эта благородная попытка закончилась бесконечной руганью с моей бессменной помощницей Надин и бегством Лиз в режиссерскую, где ей были рады. Зато теперь подруга точно знает, чего хочет от жизни – режиссерское кресло и взгляд на жизнь через объектив камеры.

Джош рассмеялся.

- Не уверен, что она понимает, о чем говорит, Кейтлин. Вот начнется у тебя подготовка к итоговым экзаменам, - обратился он к подруге, - вот тогда посмотрим, что ты скажешь.

- Не порти мне вечер, - буркнула та. – Уже началась. Пятым уроком каждый день.

- Кстати, да, - кивнул Остин. – Статистика и математический анализ – страшные вещи. Мы с Лиз в одном классе, - пояснил он нам с Джошем.

- Повезло вам, - нахмурился Джош. – А я вот хожу по субботам, потому что на неделе школа этим не занимается. А ты, Кейтс? – он посмотрел на меня. – Тоже готовишься к экзаменам?

Я покраснела. Не думаю, что я к чему-то вообще готовлюсь. Моя учительница, Моника, разумеется, задает мне домашние задания, и я пишу у нее тесты, но она всегда говорила, что мне, в принципе, не имеет смысла убиваться из-за итоговой аттестации, ведь в «Делах семейных» я буду жить лет до пятидесяти. Смешно, но, если задуматься, ничего слишком уж веселого в этом нет. Что, если сериал вдруг закроют? Или произойдет что-нибудь ужасное, и меня уволят? Если у меня будут плохие результаты экзаменов, я не смогу поступить в хороший колледж, а значит, у меня не будет ни хорошей карьеры, ни каких-либо перспектив. А деньги? Заработанные мною сбережения нашей семьи не вечны – но мне ни в коем случае не хотелось бы, чтобы нам с мамой, папой и Мэтти пришлось ютиться где-нибудь на углу в коробках из-под холодильников.

Ну, на крайний случай остаются «Танцы со звездами». Хотя, конечно, бр-р!

- Замерзла? – заботливо спросил Остин. Я покачала головой. – От этих экзаменов еще не так передернет. Тренировок по лакроссу не будет до весны, так что у меня нет ни единой причины, чтобы послать книги и тесты к черту! С другой стороны, надо получить побольше баллов, тогда я смогу побороться за место в Нотр-Дамском колледже или в Бостонском, например.

Минутку. Остин хочет переехать в Бостон? Эта мысль пригвоздила меня к стулу, точно мне на плечи обрушилась тонна кирпичей. Лиз и Остин пойдут в колледж через два года и, вероятнее всего, выберут крутые учебные заведения – а потом переедут туда в общежития. Это все совершенно нормально, но до этого момента я никогда не задумывалась о нашем будущем, и теперь у меня внутри все сжалось. Стоит только представить, что ни Лиз, ни Остина нет рядом, что они разъехались в другие города и завели там новых знакомых… От этой картины мне захотелось плакать.



Выходит, будущее Остина и Лиз уже более-менее распланировано, но что же тогда остается мне? Я пойду в колледж? А надо ли мне вообще туда поступать? Надин вот считает, что да: по ее словам, «колледж – это очень важная ступень становления личности и взросления», у нее есть даже целый список знаменитостей, которые пошли учиться, сделав перерыв в карьере. Вот только Натали Портман и Джулия Стайлс к тому времени уже снялись в хитовых шоу своего времени, а лишь потом пошли в колледж. Однако, теоретически, я, разумеется, могу пойти учиться, если захочу. И если не завалю экзамены. Пожалуй, надо поговорить с Моникой, ведь это ее работа – подготовить меня к жизни в колледже и научить всему необходимому, так? Результаты моей промежуточной аттестации вполне себе ничего, но звезд с неба я не хватаю. Итоговую аттестацию надо сдать лучше, просто на всякий случай.

- Значит, хочешь поехать на Восточное побережье? – уточнила я у Остина, стараясь, чтобы мой голос не звучал обеспокоенно и расстроено.

- Ну нет, я больше склоняюсь к Калифорнийскому университету, но и Восточное побережье рассматривается. Как запасной вариант, конечно.

Слава богу.

- А я хочу в Нью-Йорк, - поделилась Лиз. – Всегда сходила с ума по их кино-колледжу. Да и вообще в Нью-Йорке жить очень круто.

- Я буду по тебе очень-очень скучать, - с грустью сказала я, - но да, ты права. Это идеальное место для тебя.

Нью-Йорк – это город возможностей. Приезжая туда на очередное ток-шоу, я каждый раз влюбляюсь в него заново. В Нью-Йорке никто не замечает знаменитостей – это правда. Там нет папарацци, которые подкарауливают тебя на улице, нет людей с камерами, которые выпрыгивают на тебя из кустов и поджидают, пока ты измажешься мороженым, чтобы потом продать эти снимки какой-нибудь желтой газетенке. Хотелось бы мне жить в этом городе. Вот только бесконечные гудки такси свели бы меня с ума.

А вот Лиз там придется по душе. Представляю, как она будет заглядывать в Pinkberry за замороженным йогуртом, кататься на скейте в Центральном парке, нести покупки из магазинов. Если бы мы с ней были соседками… О, как здорово, наверное, было бы жить за три тысячи миль от дома и все равно оставаться рядом с лучшей подругой! Конечно, я могла бы ездить на съемки, а в конце рабочего дня возвращаться домой и болтать обо всем на свете с Лиз. Никаких родителей, никаких правил, никаких ограничений! Есть, чему позавидовать.

- Лишь бы только справиться с этой горой дел, - посетовала Лиз. – Еще только середина сентября, а моя голова уже готова взорваться. У меня не нашлось даже часика на то, чтобы «Анатомию страсти» посмотреть!

- Кстати, еще же и курсы вождения, - глаза Остина блеснулию

- Точно! – воскликнула я, радуясь смене темы. – Скорей бы вы, ребята, получили права! Тогда я смогу просить вас подвозить меня. Родни будет в ярости, правда, - пошутила я. – Остин, тебе семнадцать исполняется раньше нас всех, значит, найму тебя.

День рождения Остина – 26 октября, он на два месяца старше меня. Мне-то семнадцать будет 11 декабря.

- Да, семнадцать, - мечтательно протянул он. – Даже не верится.

- Добро пожаловать в клуб, чувак, - Джош похлопал его по плечу. Друг Лиз недавно получил права, но родители все еще неохотно давали ему машину.

- Какие пожелания к подарку на День рождения, Мейерс? – поинтересовалась я.

Остин пожал плечами.

- Да никаких особо. Хочу только, чтобы у тебя был выходной, - он поцеловал меня в щеку.

- А мне еще до марта ждать, - заныла Лиз. – Зато хоть на курсы записаться удалось!

- Так, стоп-машина, - воскликнул вдруг Джош. – Кейтс, что значит «тогда я смогу просить вас подвозить меня»? Разве ты сама не получаешь права?

Я прикусила губу.

- Ну… Я об этом еще не думала, - пробормотала я в ответ, чувствуя себя маленькой и глупой. Разговор-то становится все хуже и хуже.

- Тебе определенно нужно сдать на права! – Остин откинул со лба волосы. – Не хочешь же ты, чтобы Родни возил тебя везде до конца твоих дней, правильно?

Это логично. Права – это, по сути, билет на свободу. Я могу сесть в машину и поехать туда, куда мне нужно, сама. Одна. Никто не будет сидеть в машине и коротать время в ожидании меня, а мне не придется вести неловкие разговоры, если вдруг мне понадобится держать свою поездку в секрете. А обучение? Можно ходить на курсы вместе с друзьями, так мы хотя бы где-то сможем провести время вместе! Но… Вернемся к реальности: с моей удачей я, скорее всего, врежусь в дерево на первом же практическом занятии, а потом набегут журналисты, и весь город будет смеяться над неумехой Кейтлин Бёрк.

Конечно, я не жалуюсь на свою жизнь ни в коем случае, ведь встречи с Президентом и Опрой Уинфри – это дорогого стоит. Но иногда, когда тебе хочется пожить обычной жизнью, это не удается. Вообще ни в коем виде. А мне бы так хотелось пойти на собственный выпускной в школе, водить машину, ходить на танцы с друзьями и иметь маленькую уютную комнатку. Иногда мне кажется, что жизнь проходит мимо меня, и я какой-то неправильный подросток. А ведь мне еще нет и семнадцати!

Остин подмигнул мне.

- Ты же можешь позволить себе личного учителя вождения, - заметил он, будто прочитав мои мысли.

- И то правда, - рассеянно согласилась я, удивленная тем, как ему снова удалось узнать, о чем я думаю.

-КЕЙТЛИН БЁРК! Что ты тут делаешь?

Я едва ли не подскочила от неожиданности, но быстро взяла себя в руки. Мой менеджер-публицист Лейни Питерс постоянно возвещает о своем присутствии громкими (иногда чересчур громкими) восклицаниями. Я отодвинула стул и встала ей навстречу. Она обняла меня, ласково потрепав по плечу.

- Как ты, солнышко?

Солнышко? Это совсем не похоже на Лейни! Я окинула менеджера взглядом, чтобы убедиться, что все хорошо. В принципе, она выглядела также стильно и молодо, как и обычно, да и в целом, кажется, ничего не изменилось. Что же тогда вызвало такие перемены? А, может быть…

- Это Хейди Колдвел, - Лейни приветливо улыбнулась высокой красивой женщине, стоявшей возле нее. – Редактор журнала Men`s Matters, - я кивнула новой знакомой. Она разглядывала меня дружелюбно и сияла улыбкой, ее длинные черные волосы были уложены в идеальные локоны, а макияж был безупречен. Ей, должно быть, было около сорока, но издалека можно было бы дать лишь двадцать, такой подтянутой и стройной была ее фигура.

Хейди протянула мне руку, и мы обменялись рукопожатием. Видно, Лейни что-то задумала, раз я внезапно стала для нее «солнышком».

- Мы как раз идем с концерта Келли, - менеджер улыбнулась, называя имя еще одной своей клиентки.

- И как вам? – вежливо поинтересовалась я.

- Отменно. Да и выглядит Келли потрясающе, вполне могла бы украсить обложку нового выпуска Man`s Matters, - подмигнула она Хейди. Та тоже улыбнулась.

- Это правда. Многие хотят стать лицом нашего выпуска, Алексис Холден будет в нашем следующем номере, - заметила она мне. – Думаю, пару месяцев надо будет подождать, но затем мы очень хотим увидеть тебя под нашим заголовком.

- Алексис? – если бы я могла позеленеть от зависти, я бы непременно сделала это. Странно, ведь я вообще никогда не стремилась попасть на обложку мужского журнала!

- Ваш рейтинг улетит в космос, если на обложке появится Кейтлин, - вкрадчиво промулыкала Лейни. – Алексис в сериале всего на пару эпизодов, вы же знаете.

Мило со стороны Лейни встать на мою сторону и подчеркнуть мою исключительность, но, боюсь, Хейди раскусила ее замысел.

- Алексис со временем станет одной из самых ярких звезд, - вежливо отметила она. Я выдавила улыбку. – О ней сейчас все говорят, ее приглашают на вечеринки, она интересна.

У меня засосало под ложечкой. Как? Алексис пока появилась лишь в двух эпизодах ДС! Теперь я понимаю, что чувствовала Скай, когда из нас двоих на премию Teen Queen номинировали именно меня.

- Было бы интересно встретиться с Алексис, - задумчиво проговорила Лейни. – Кажется, у нее еще нет менеджера? Звякни мне, когда у нее появится свободная минутка, Кейтлин, и мы пригласим ее на чай. Хорошо?

- Разумеется, - выдала я сквозь сжатые зубы.

- Ладно, хорошего вечера вам, - Лейни поцеловала меня в щеку и помахала рукой моим друзьям. Те тоже махнули в ответ в недоумении. Я попрощалась с Хейди и вернулась к своему столику.

- Что-то случилось? – поинтересовался Остин. – Что за Алексис, про которую вы так распинались?

- Мне больше интересно, почему до нас донеслось название тупого мужского журнала, - буркнула Лиз. – Только идиоты будут читать такое.

Остин и Джош обменялись взглядами. Похоже, им есть, что возразить.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №2: причина, по которой известные актрисы, модели и певицы снимаются для обложек мужских журналов, проста – это отличный пиар-ход. В Голливуде прекрасно знают, что большая часть билетов на кинопремьеры, концерты и так далее покупается именно молодежью. Девушка пойдет в кино, если там снимается ее любимая актриса и сюжет фильма интересен. Парень – если увидит актрису в нижнее белье на обложке журнала. Ну, или его потащит с собой девушка. Но здесь есть и свои минусы: вы видели позы и одежду (точнее, ее практически полное отсутствие) девушек на обложках? То-то и оно. Неужели после такого начала читателю будет интересно читать в интервью о любимом цвете модели? Нет, конечно же. А вот мне как-то не слишком хочется рассказывать всему миру о своей девственности. Я даже со своим парнем сейчас об этом не заговорила бы, что уж тут думать про тысячную аудиторию журнала!

Лейни, может, и не в восторге от того, что Men`s Matters пригласили на съемку не меня, а Алексис, но на самом деле и она сама не хотела бы, чтобы я снялась в такой фотосессии. По ее мнению, все эти мужские журналы – жалкая копия Playboy, и на их обложках чаще всего фотографируются третьесортные артистки, чтобы хоть как-то приблизиться к званию второсортных. Хм, выходит, Алексис у нас пока что третьесортная. Хе-хе.

Так, стоп, нет. Это грубо. Да что со мной такое?

Я немного ввела друзей в курс дела, рассказав им об Алексис и Колби. Затем официантка принесла наш заказ, и на какое-то время рыжеволосая звезда с будущей обложки мужского журнала была забыта.

- М-м-м, эти равиоли просто восхитительны! – проговорила Лиз с набитым ртом. – Хотя на фотографии в меню они выглядели претенциозно.

Джош, Остин и я обменялись недоуменными взглядами.

- Ну, вычурными, - пояснила Лиз. – Слишком уж напыщенными, я не знаю. Хотя применимо ли слово «напыщенный» к равиолям…

- Все, хорош, мы тебя поняли, - Джош поднял вилку и указал ею на Лиз. – Мы тоже учим слова для экзамена, так что хватит тут помпезничать.

- Чего? – подруга похлопала глазами. Остин хохотнул.

- Выпендриваться, Лиз, выпендриваться.

- Ладно, ладно, мистер Знание, я тебя поняла, - буркнула подруга. – Тогда что ты скажешь мне насчет…

Я поймала себя на том, что не слушаю разговор друзей, а вместо этого смотрю в сторону столика, за которым сидят Лейни и Хейди. Вот Хейди достает что-то из своей папки и показывает Лейни, подняв перед собой. Это… Алексис? В шортах и верхе от купальника она выглядит замечательно, насколько я могу судить издалека. Даже не хочу видеть этот снимок вблизи.

Я повернулась к друзьям, которые все еще гоняли друг друга по словарным словам. Вздохнув, я махнула рукой, подзывая официантку со счетом.

Словарные слова, колледж, курсы вождения… Мои главнейшие проблемы – это проснуться в четыре утра, чтобы быть на съемках в пять, журналы, которые распространяют обо мне сплетни, и количество строчек в сценарии новой серии! Глядя на Остина, Лиз и Джоша, которые хохотали друг над другом, я вдруг почувствовала себя невероятно одинокой.

Ну-ка, какое там есть словарное слово, которое будет обозначать, что ты за бортом?

ПЯТНИЦА, 13 СЕНТЯБРЯ

Спросить у Моники про экзамены

Попросить Надин поискать курсы вождения

Придумать, что подарить Остину на День рождения!!!

Глава 3

Наряд для успеха

Не говорите журналистам, что я это сказала, но у меня есть заявление: я терпеть не могу голливудские вечеринки и приемы, которые проводятся в воскресенье вечером. Нет, я не асоциальная личность и, хотелось бы верить, не скучная зануда, но мне не нравится оставаться где-то допоздна, зная, что на следующее утро нужно рано вставать и ехать на съемки. Вдруг я просплю и опоздаю? Поверьте, меньше всего на свете мне хочется задерживать всю съемочную группу и тормозить рабочий процесс.

Мне уже есть шестнадцать, а это значит, что мой рабочий день может начинаться в пять утра и заканчиваться где-нибудь в восемь-девять вечера (разумеется, включая все интервью, фотосессии, встречи и учебу). Иногда это слишком много, но меня никто не спрашивает – и поэтому я влезла в новые туфли от Маноло и отправилась вместе с родителями, Мэтти и Надин на очередной прием. Хотелось бы, конечно, остаться дома, завернуться в одеяло и смотреть «Дурнушку», потягивая какао, но мечтать не вредно.

Сегодняшняя вылазка в свет была посвящена показу мод, который проводила известная дизайнер Марго Прайс. Ее новая коллекция «Priceless» (*«Бесценный» - созвучно с фамилией дизайнера «Price» - прим.пер.) выходила как раз сегодня, и этот показ был одним из самых обсуждаемых событий последнего месяца. Здесь будут все сливки общества.

- Ну, разве не замечательно? – пропела мама, когда мы все погрузились в машину и заехали за Остином (ура-ура, жалкая смерть в одиночестве на показе мне не грозит!). – Марго лично подписала для тебя приглашение! Надин тебе говорила?

- Да, это очень круто, - согласилась я, подавив зевок. Я хочу спать – а мама может подумать, что мне наплевать на внимание ее любимого дизайнера. Я устала… После третьего эпизода «Дел», вышедшего на прошлых выходных, рейтинги снова побили рекорд, так что сегодня мы закончили съемку пораньше и отпраздновали это дело. Том поднял бокал за шоу и сказал тост, в котором поблагодарил всех нас и Алексис лично за создание запоминающегося и яркого персонажа. Я ничего не могла поделать с растущим внутри меня чувством зависти. В конце концов, это ведь я произнесла душещипательный монолог у постели мамы в конце второй серии! Когда мы снимали эту сцену, Том едва ли не прослезился и сказал, что этот момент достоин премии «Эмми».

После этого Алексис тоже поблагодарила нас всех за оказанный ей теплый прием, а Скай в этот момент чувствительно отдавила мне ногу своим каблуком. Алексис продолжала что-то говорить, а Скай прошипела мне на ухо: «Врет и не краснеет!». Ну, я тоже завидую, но ведь Алексис и впрямь была хорошо принята всеми нами (кроме Скай), так что ничего такого в ее словах нет.

Хотя мне понятны причины злости Скай. Мэтти сказал, что сегодня ее сцену задержали из-за того, что никак не могли закончить снимать Алексис. Меня на съемочной площадке в тот момент не было, но, говорят, девушка устроила чуть ли не скандал из-за освещения и без конца спорила со всей съемочной группой, пока, наконец, лампы не были переустановлены. Ну ничего себе, я никогда так не болела душой за новую серию. Мне стало стыдно за себя.

- Мы очень гордимся, Кейти-Кэт, - сказал папа. – Марго всегда была маминым любимым модельером, а теперь вот мы увидим ее вживую. И все благодаря тебе.

- Это просто невероятно, Кейтс! – мама обняла меня и поцеловала в щеку. Вот это да – впервые вижу, как мама ведет себя, словно… Да, точно, словно фанатка! Я отвернулась, чтобы скрыть улыбку.

- Там же будут толпы народу! – с предвкушением произнес Мэтти. Знаю я, к чему он клонит. Алексис сегодня задержала Скай, а Мэтти и вообще не удалось сняться из-за ее разборок со светом, но после этого она долго извинялась перед ним, и мой братишка был околдован. Он влюбился в нее с первого взгляда, судя по всему, хотя сам еще не осознавал. – Интересно, а из ДС еще кто-нибудь приглашен?

Я хихикнула. Остин тоже издал приглушенный смешок, но Мэтти ничего не заметил. Мама осуждающе покачала головой.

- Мэтт прав – гостей будет много. Надеюсь, нам все же удастся встретить с Марго. Как же все-таки хорошо, что ты надела это платье!

Как будто я могла надеть что-то другое, а не наряд от Марго Прайс – черное платье длиной чуть выше колена с пером на плече. Я даже заколола волосы под Одри Хепберн – и мне даже самой понравилось.

Наконец, мы подъехали к залу, где проводился показ. Родни галантно открыл дверь, и к нам тут же подлетела Лейни.

- Привет, ну наконец-то вы приехали! – она одернула юбку белого платья от Марго Прайс, которое выгодно подчеркивало загар. – Не забудь, - обратилась она уже лично ко мне, - ты должна упомянуть, что любишь ее одежду. Очень любишь – понятно? – она достала телефон и пару раз провела пальцами по экрану. – Так, еще раз…

И мы в очередной раз прошлись по списку вещей о которых я сегодня должна говорить: Priceless, «Дела семейные», новый сезон, «Милые убийцы», премьера следующей весной – и так далее.

После показа настало время общения. Репортеры, выстроившись в ряд вдоль красной дорожки, допросили меня именно по тому списку, который мы повторили с Лейни, так что мне даже не пришлось выходить за рамки и импровизировать. Ответив на сотню вопросов, я вдруг поняла, что уже не чувствую себя такой усталой, как до этого. Голливуд придает новые силы!

- До сих пор поверить не могу, что ты знаешь их всех, - пробормотал Остин, когда мы попрощались с Дэвидом и Викторией и кивнули Тому и Кэти. – Неужели тут и правда все друг с другом знакомы?

- Ну да, - я широко улыбнулась, зная, что камеры все еще направлены на меня.

- Кейтлин, ты замечательно выглядишь! – рядом с нами выросла смуглая темноволосая девушка – Мария Мидоу, репортер из Access Hollywood. – Это платье тебе очень к лицу, ты сама его выбирала?

- Разумеется, я обожаю одежду от Марго! – рассмеялась я. – Вы знаете, между нами говоря, я не знаю, во что бы одевалась, если бы… - тут до меня донесся обрывок другого разговора, и я невольно прислушалась.

-…так что «Дела» для меня – это исполнившаяся мечта, Гэри, хотя быть новенькой здесь подчас нелегко, - печальный вздох прервал восторженное щебетание. Алексис? Не знала, что она будет здесь. Хм. И вот эта ее фраза… Мне показалось, или она сказала, что быть новенькой в ДС нелегко?

- Я слышал, Скай и Кейтлин очень дружелюбны, - заметил репортер. – Вы же все одного возраста, правильно?

- Они и правда очень милые, Гэри, но у них же есть и свои дела! Откуда им взять время, чтобы показать мне все вокруг?

Что? О чем она говорит? Я лично провела для Алексис экскурсию по студии в первый же день ее появления! И я же приглашала ее присоединиться ко мне за ланчем не один раз, вот только она все время отказывалась! Что-то тут не сходится.

- Кейтлин? – окликнула меня Мария. Остин ткнул меня в бок.

- Ой, извините, пожалуйста, - я покраснела. – Так о чем мы? Ах, да. Именно это платье мне прислала сама Марго, и я все ждала момента, чтобы…

- …но, как бы там ни было, сегодня весь мир говорит о тебе, Алексис!

- Гэри, перестань! Я еще никогда так не краснела.

- Я вполне серьезен. Благодаря тебе «Дела семейные» вернули былой шарм. Ты показалась всего в трех сериях – и мы уже без памяти влюблены. Колби прекрасный персонаж, роль которого играет прекрасная актриса.

- Спасибо, Гэри, от всей души спасибо! Очень надеюсь, что я хотя бы наполовину так хороша, как вы говорите. Но мне есть, на кого равняться – мои коллеги не росли в бедности в отличие от меня, у них всегда было больше возможностей. Встать на один уровень с ними – это очень большая честь для меня. Все говорят, что благодарны мне за что-то, но на самом деле это я должна быть благодарна, ведь мне дали работу! Говорят, что «Дела семейные» возглавили все рейтинги сериалов, а я имею к этому самое прямое отношение, но это совсем не так, ведь там и раньше все был замечательно, а я попала на съемки лишь по воле случая.

Она, что, шутит? Что это за монолог в духе матери Терезы? Что это за самоуничижение? Алексис постоянно привлекает к себе внимание, зачем она сейчас выставляет себя этакой застенчивой девочкой? Застенчивые девочки не скандалят со съемочной группой из-за света на площадке!

Остин прокашлялся.

- Мария, я снова извиняюсь! Итак, какой следующий вопрос? – я залилась краской.

Журналистка лишь молча посмотрела на меня.

- Это твоя коллега Алексис Холден, если я не ошибаюсь? – поинтересовалась она. Я вздрогнула.

- Да, я… Я просто хотела привлечь ее внимание, - нервно хихикнув, пояснила я. – Но ничего страшного, мы с ней потом еще увидимся, - я беспечно махнула рукой. – Давайте начнем заново.

На этот раз диалог пошел лучше, но я все время следила за ходом своих мыслей, не давая им приближаться к Алексис.

- Бёрк, с тобой все хорошо? – спросил Остин, когда репортер отошла. – Выглядишь не очень.

- Просто задумалась о работе, ерунда, - я пожала плечами. Остин недоверчиво прищурился. – Денек выдался тяжелый.

Уж поверьте, после летней истории с Дрю я твердо запомнила: если человек хочет знать, что происходит в твоей жизни, значит, он действительно хочет знать. А попытки скрыть что-то ни к чему хорошему не приводят. Точка. Вот только прямо сейчас нет смысла рассказывать о чем-то, если ты и сам толком не знаешь, что происходит.

- Эти съемки достанут кого угодно. Отвлеки меня от работы, - попросила я. – Как у тебя день прошел?

- Неплохо, - кивнул друг. – Мы с Лиз вот на второй урок вождения пошли. Надо было это видеть – она дважды пересекла сплошную двойную линию, а я сбил знак, запрещающий парковку, и припарковался.

- Ну, так со многими бывает, наверное, - подбодрила его я. – А что, если такие знаки?

- М-да, Бёрк, - усмехнулся Остин, - тебе надо хотя бы теорию на досуге почитать.

- Согласна, - кивнула я. Надо будет записать это в заметки в мобильнике.

- А еще мы сорок пять минут убивались над экзаменационными заданиями. Я чуть с ума не сошел. Мы с Робом проверяли словарные слова, так что если я увижу еще хотя бы одно, то точно взорвусь от злости.

- Ты справишься, - я взяла его за руку. – Может, ты просто перезанимался? Когда я учу текст слишком долго, то голова потом тоже работать отказывается.

- Да, ты, наверное, права, - кивнул он. Мимо нас прошли Джордж и Брэд, помахав мне руками. Остин вытаращил глаза. – Но первые тесты только в ноябре, так что мне даже в свой День рождения учить этот ужас придется, - потряс он головой.

- К слову о Дне рождения! – оживилась я. – Не подскажешь ли, какой классный подарок можно выбрать для парня? Что мальчики любят?

- Понятия не имею, - заулыбался Остин. – Но, может, ты поможешь мне? У моей девушки тоже скоро День рождения, и я понятия не имею, что ей дарить.

- Так вышло, что я знакома с твоей девушкой, - я притворно задумчиво нахмурилась, - и знаю точно: она терпеть не может вечеринки. Серьезно.

Остин приподнял брови.

- Правда, - я кивнула. – Мама и Лейни постоянно устраивают на мой День рождения прием, приглашают туда толпы народу, а я в итоге чувствую лишь… Не знаю, усталость. И скуку, - я махнула рукой.

- Семнадцать лет! – возопил Остин. – Как это – ты ненавидишь вечеринки? Просто надо устроить нормальный праздник, и…

- Давай лучше отпразднуем твои семнадцать, - прервала его я. – Что ты хочешь в подарок? Play Station 4000?

- Я хочу, чтобы ты была со мной. И ты это прекрасно знаешь.

Я покраснела. Теперь моя очередь сказать что-нибудь романтичное. Что-нибудь, чтобы запечатлеть момент, например…

- Кей! – Скай налетела на меня справа, схватила за талию и стиснула в объятиях изо всех сил, оттащив от Остина. – Улыбайся, там фотограф Celeb Insider, - прошипела она мне на ухо. Три вспышки фотоаппаратов ослепили нас, и Скай поцеловала меня в щеку. Я тоже обняла ее, и мы заулыбались, как лучшие подруги. Когда журналисты отошли, я вырвалась из ее объятий.

- Что это сейчас было?

- Попытка отвлечь общественность от этой рыжеволосой дивы, которая после трех серий возомнила, что снялась в тридцати трех фильмах.

Я закатила глаза. Зависть Скай – дело известное, но зачем уж так-то.

- Алексис вовсе не так плоха, - заметила я, однако мысленно снова вернулась к подслушанному мною интервью. Дива, значит?.. Возможно.

Скай фыркнула.

- Остин, лапочка, подари своей подружке мозги на День рождения, хорошо? Смотрит на мир через розовые очки, и все у нее миленькие. Аж противно. А ты, - она посмотрела на меня, - должна бы уже давным-давно объединить силы со мной против Алексис.

- Объединить силы с тобой? – переспросила я. – Да пребудет с нами сила? Предлагаешь мне перейти на темную сторону? (*Кейтлин - большая поклонница «Звездных войн» , а потому не может не пошутить в духе известной саги – прим.пер)

Остин закашлялся, пытаясь скрыть смешок. Глядя на него, я и сама захихикала, так что разгневанной Скай пришлось круто развернуться на каблуках и умчаться прочь.

- Да-а, девушки, - покачал Остин головой, все еще посмеиваясь. – Ваш мир безумен.

- Не то слово, - подыграла я. – Ладно, пошли раздобудем чего-нибудь пожевать, - и я потащила его в сторону мини-бара. Впрочем, далеко уйти мы не успели.

- О, Кейтлин, - Лейни выросла прямо передо мной из ниоткуда. – Как прошло интервью? Здравствуй, Остин. Ты говорила о фильме? О ДС? О коллекции? Что сказали о платье? – забросала она меня вопросами. Я терпеливо улыбнулась.

- Да, Лейни, все прошло хорошо.

- Славно, славно, - пропела она, оглядываясь по сторонам. – А Алексис сегодня не здесь? О ней все говорят! Ну, - она взглянула на меня, – и о тебе, безусловно.

- Благодарю, - откликнулась я. – Да, она была где-то неподалеку.

- Мне кто-то сказал, что она появлялась буквально на всех мероприятиях за эти три недели, - Лейни привстала на цыпочки, разглядывая собравшихся. – Да, целеустремленная девочка.

Я с силой прикусила нижнюю губу, чтобы не завопить. Никогда не ставила себе цели быть в центре внимания до конца своих дней, но, знаете ли, обидно, когда тебя забывают вот так быстро. Всего три серии. Три! Наплевав на то, что меня может услышать кто угодно, я напомнила Лейни о ГОЛЛИВУДСКОМ СЕКРЕТЕ № 3.

Хотите узнать, насколько популярен тот или иной артист? Посчитайте количество красных дорожек, на которых он или она появляется. Чем более желанной считается знаменитость, тем реже она выходит в свет, если, конечно, не нужно продвигать фильм или альбом. Когда дело в том, чтобы представить всем свою новую работу, конечно, ты будешь появляться на людях семь вечеров в неделю. Но в «спокойное время» уважающие себя звезды не бегают на каждую первую выставку и любую подвернувшуюся вечеринку. Думаете, почему Джонни Депп по большей части сидит дома на диване за 5000$, а не мелькает в светских хрониках? У него и так дела идут прекрасно.

Лейни окинула меня скептическим взглядом.

- Иногда прийти куда-либо не будет лишним, - хмыкнула она. – Везде могут быть интересные люди, с которыми полезно пообщаться. Кстати, об этом. Пойдем-ка… Остин, ты же позволишь украсть твою спутницу?

- Конечно, - улыбнулся Остин. – Я пока найду нам столик.

Мы с Лейни прошлись по залу, она познакомила меня с двумя продюсерами, крутым сценаристом и режиссером одного из известных телешоу. По дороге к Остину я встретила Кирстен и Скарлетт и попросила у них автографы для друзей. Должно быть, прошло не менее получаса. Бедный Остин, я снова заставила его умирать от скуки! О, вот и они с моим братишкой. Остин сидел за столиком, рядом с ним – Мэтти, а напротив них… Я так и замерла на месте. Кто это?

Вот девушка откинула за спину длинные рыжие волосы, и мой желудок перевернулся. Она что-то сказала, и все трое громко засмеялись. Нежданная гостья положила свою руку поверх руки Остина, затем убрала. Никто не считает, конечно, но почему, когда это произошло в пятый раз, Остин по-прежнему не отреагировал?!

Я прошагала прямо к столику, и вот до меня уже доносятся обрывки фраз.

- Остин, ты и правда очень милый, - певучим голосом говорила Алексис. – Наверное, самый настоящий и реальный из всех парней, что здесь собрались.

- Я тоже вполне реальный! – заметил Мэтти.

- Разумеется, - серьезно кивнула Алексис. – Вы оба просто чудо! Еще раз спасибо за компанию для одинокой девушки, - она чуть опустила голову. – Ладно, мне пора, но, Остин, ты помни, что если вдруг захочешь поговорить об этом чокнутом мире, то мой номерок у тебя есть. Позвони как-нибудь, хорошо?

- Я вернулась, - громко и бодро объявила я. Остин и Мэтти вздрогнули, Алексис расцвела улыбкой.

- Кейтлин, привет!

Слишком уж счастливая у тебя улыбка что-то, Колби, захотелось сказать мне, но я напомнила себе, что я не Сара. И даже не Сэм.

- Ну, как вы тут ребята? – поинтересовалась я.

- Да вот, болтаем, - жизнерадостно отозвалась Алексис. – Я говорила тебе, что твой парень просто прелесть? – прошептала она мне на ухо.

- Нет, но я в курсе, спасибо, - я тоже широко заулыбалась. – Мне повезло, да?

- И еще как! – согласилась она. – Смотри в оба, - она подмигнула. – Ладненько, я все же пойду, - она игриво помахала нам пальчиками и отошла. Я продолжала улыбаться. Боюсь, если открою рот и скажу что-нибудь, мне придется об этом пожалеть.

- Алексис рассказывала нам с Остином, как будет проще вписаться в мир кино, - проговорил Мэтти, обалдело глядя вслед удаляющейся фигуре девушки.

- М-да? Зачем, интересно? – прищурилась я. – Остин не актер, если кто забыл.

- Понятия не имею, - пожал плечами друг. – Я пытался ей сообщить, что учусь в школе и не имею никакого отношения ко всему этому, но она все говорила, что они с Мэтти новенькие в этом бизнесе и так далее, и так далее. Ты что, расстроилась? – он взглянул на меня с удивлением.

- Ни капли, - покачала я головой. Разумеется, я расстроилась, Остин!

Алексис же только что флиртовала с моим парнем – кто уж тут не расстроится?! И она знала, что он мой парень! Я пару раз представляла их друг другу, когда они случайно сталкивались на съемках. Зачем она так себя ведет? Поверить не могу, что она могла бы… Нет, разумеется, нет. Она просто не понимает.

- Вот и хорошо, - Остин поцеловал меня в щеку. Мэтти что-то говорил о подарках и двадцатипроцентной скидке в магазинах Марго Прайс, но я могла думать лишь об Алексис.

Когда Остин и Мэтти отлучились в уборную, я осталась за столиком, невидящим взглядом уставившись в стакан с напитком.

- Ведешь себя, как дура, - раздался шепот за спиной. - Алексис заигрывала с твоим парнем, и мы обе это видели. Ты и теперь будешь ее выгораживать? Теперь, когда она посягнула на то, что твое по праву?

Даже оборачиваться не стану. Я и без этого знаю, что это Скай – и что она права.

ВТОРНИК, 17 СЕНТЯБРЯ

Напомнить Надин поискать курсы вождения

В среду быть на съемках в 7 утра

В четверг быть на съемках в 6:15

В пятницу быть на съемках в 8 утра

Суббота – свидание с Остином

Воскресенье – фотосессия для Cosmo Girl

Закончить заметку для Cosmo Girl и дать Надин прочитать

След.вторник – интервью для Access во время ланча

Суббота, 5 октября – сауна с Лиз

НАЙТИ ПОДАРОК ДЛЯ ОСТИНА!!!

HOLLYWOOD NATION

ДАЙДЖЕСТ

Лиза Джигли: “Болтаем о том, о сем со звездой сериала «Дела семейные» АЛЕКСИС ХОЛДЕН!»

HN: Мы уже поговорили о том, о сем с Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи, так что теперь твоя очередь!

Алексис (смеется): Не думаю, что отвечу так же хорошо, как они, но все равно – задавайте вопросы!

HN: Отлично. Какое твое любимое блюда?

Алексис: Думаю, стейк. У меня не часто была возможность полакомиться им, когда я росла. Именно поэтому я сейчас работаю волонтером на благотворительной кухне. Мы все должны помогать друг другу по мере своих возможностей.

HN: Ого, ты умница.

Алексис: Ох, вы меня перехвалите.

HN: А какая твоя любимая книга?

Алексис: Мое сердце всегда принадлежало и будет принадлежать Hollywood Nation!

HN: Хороший ответ! Наши сердца тоже принадлежат тебе. А кто из съемочной группы «Дел» тебе больше всех нравится?

Алексис: О, нет. Мне не выбрать. Они все очень, очень хорошие люди! Нельзя забыть никого – ни нашего костюмера, Рени, ни потрясающего декоратора Пита, ни великолепных сценаристов. О чем вы, какой выбор!

HN: Лучшее ТВ-шоу всех времен и народов?

Алексис: «Дела семейные», конечно. Особенно, с тех пор, как там появилась я. Шучу-шучу!

HN: Как ты любишь проводить время в выходные?

Алексис: Волонтерство или общение с друзьями.

HN: С каким известным человеком ты хотела бы встретиться?

Алексис: Определенно с Ганди! Он – воплощенное вдохновение (* индийский политический и общественный деятель, один из руководителей и идеологов движения за независимость

 Индии

 от Великобритании

– прим.пер)

HN: Какой ты видишь себя через десять лет?

Алексис: Надеюсь, с любимым мужем и любимой работой, конечно же. Если я все еще буду по душе публике.

HN: Будешь, несомненно, будешь! И последний вопрос: кто победил бы, если бы между тобой, Кейтлин и Скай завязалась драка?

Алексис: Определенно не я. Обе девушки тверды, как скала, и, думаю, я никого не удивлю, если скажу, что они не всегда хорошо ладят. Надо просто видеть, как они иногда выводят друг друга из себя. Разумеется, я бы не хотела никакой драки в студии, ведь я люблю их обеих!

Глава 4

Красный свет

- Нет. Нет, нет и еще раз нет. Даже на двадцать секунд – НЕТ. Хотя… Хм, а вот это вроде ничего. Как вариант…

Скай бормотала себе под нос, шагая вдоль длинной стойки с дорогущими платьями красного цвета. Прошла неделя с показа Priceless, и все это время Скай была так занята своей ненавистью к Алексис, что на козни мне у нее просто не оставалось времени. Хе-хе.

- Но набор Кейтлин мне все равно нравится больше! – заныла она в четвертый раз, снова повернувшись к нашему костюмеру, Рени. Та лишь воздела руки над головой – в зубах она держала булавки и в данный момент была занята подгонкой наряда, так что закричать на Скай не могла.

Я перевела взгляд на стойку с платьями, приготовленными для меня. Сегодня мы снимаемся в фотосессии, и Том, наш продюсер, решил, что участницы должны быть одеты в красное. Как правило, посреди сезона фотосессии проводятся редко, по крайней мере, в «Делах семейных», но в этот раз наши рейтинги зашкаливали, и продюсеры решили, что публике будет приятно увидеть своих любимцев не только в новых сериях. Вот только каким образом среди «любимцев» вдруг появилась Алексис? Она всего-то четыре эпизода на экране была!

Так. Стоп, Кейтлин. Это слишком грубо. Ты не Скай.

Хотя я же не говорила этого вслух. Так что ладно.

Сегодня у нас не так много времени на фотосессию, мы проводим ее буквально за какие-то двадцать минут. Этого времени должно хватить, чтобы освежить макияж, всем мужчинам переодеться в элегантные костюмы, а девушкам – во что-то красное. Гардеробная уже была забита людьми под завязку, так что стойки с платьями, из которых нужно было выбирать, костюмеры вынесли в коридор. Мне повезло – выбор был огромен, и каждое платье оказалось по-своему красивым.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 4: Я сколько угодно могу мечтать о том, чтобы надеть вот это платье от Лулу Лейм (V-образный вырез, пояс на талии, красная сатиновая юбка) на свидание с Остином, но это никогда не случится. Вопреки расхожему мифу знаменитостям не так уж часто удается забрать с собой вещи, в которых они щеголяли на фотосессиях и в рекламных роликах. Вся эта одежда была взята на какое-то время у дизайнера, а иногда и вовсе еще не была представлена в коллекции. Не говоря уж о том, сколько стоят эти вещи.

Конечно, договориться с дизайнером можно, в этом нет ничего слишком уж сложного…

- Рени! – я схватила за локоть пробегавшую мимо костюмершу. – Сколько стоит это платье? – я указала на шедевр Лулу Лейм. Рени нахмурилась.

- Думаю, что-то около тысячи долларов. А что? Ты хочешь купить?

Я покачала головой.

- Нет, просто интересно.

Вот видите – ничего сложного нет, но обойдется это недешево.

Зато хотя бы полчаса его поношу.

Скай наконец-то прекратила жаловаться, что платья, подобранные для меня, нравятся ей больше, и теперь терпеливо стояла перед зеркалом, пока помощница Рени подгоняла наряд ей по фигуре. Люк, Бреден, Хейли и Ава (ребята, которые играют одноклассников Сэм и Сары) тоже маячили неподалеку, уже полностью готовые к съемке. Алексис нигде не было видно, и Мэтти, весь такой элегантный в белой рубашке и черном костюме от Ральфа Лорена, стоял, понурив голову. А вот и Тревис. Он исполняет роль Райана, парня моей Саманты, а в реальной жизни ему досталась роль бойфренда Скай. Не завидую я этой его партии. Летом Скай бросила его ради Дрю Томаса, нашего коллеги по «Милым убийцам», и Тревис в расстроенных чувствах уехал домой, в Айдахо.

- Привет, Трев, - помахала я рукой. – Как дела?

- Скай едва пару слов мне сказала с тех пор, как я вернулся, - отозвался он печально.

Я хотела сказать, что на самом деле ему очень повезло, но в его голубых глазах плескалась такая грусть, что я промолчала. Нашел, из-за чего переживать! С его-то внешностью, светлыми волосами, загаром и внушительными мышцами на руках, ему будет легче легкого найти себе достойную подругу.

- Я думал, - продолжал он тем временем, - она предложила сделать паузу, но теперь сказала мне, чтобы я к ней больше не лез.

- Мне жаль, - посочувствовала я. – Люди не всегда ценят то, что имеют, но очень многие хотели бы быть на месте Скай, честное слово, - я повернула Тревиса лицом к зеркалу. – Ну? Посмотри на себя!

К нам подошла Рени и увела Тревиса подбирать одежду. Я вернулась к своей стойке и твердой рукой достала платье от Лулу Лейм. Рядом тут же материализовалась Скай в обтягивающем красном платье из лайкры с достаточно смелым вырезом.

- Не помню, чтобы среди моего была Лулу Лейм, - протянула она. – Хотя я бы и под страхом смерти такое не надела, но все же… - цепкие пальчики потянулись к сатиновой юбке, но я отвела руку с вешалкой в сторону.

- Вот и славно. Тогда надену я.

- Так, - Рени хлопнула в ладоши. – Основные персонажи. Скай, оба Бёрка, Тревис… Кого не хватает? Алексис, - ответила она сама себе. – Ну, эта, пожалуй, где-нибудь в темном углу с одним из сценаристов.

Мы со Скай переглянулись.

- И как это понимать? – поинтересовалась Скай. Рени моргнула и замерла с таким выражением, точно проглотила иголку.

- Никак, - быстро отозвалась она. – Просто шутка. Так, так, - она снова хлопнула в ладоши, - собираемся. Кейтлин, в кабинку и переодевайся. Я пойду искать Алексис.

Пару минут спустя, когда я стояла за ширмой и застегивала свое платье, до меня донеслись голоса. Сначала они были тихими, но затем, судя по всему, их обладатели подошли ближе, и весь разговор звучал точно у меня над ухом.

- Я не буду надевать этот кошмар для гномов, Рени! – протестовала Алексис. – Ты же знаешь, мой рост – пять футов девять дюймов! (*~176 см) Я в этом платье буду выглядеть, как в стрингах!

Ого. Кто-то забыл выпить кофе с утра.

- Алексис, - терпеливо заговорила Рени, - я отложила для тебя почти тридцать платьев, и только два из них были короткими. Вот, взгляни на это, оно от Питера Сома, а это что-то да значит. Рейчел МакАдамс хотела надеть его на свою премьеру, но я выбила его для каста «Дел семейных». Ну, разве оно не подчеркнет твою фигуру наилучшим образом?

Отличный ход, Рени. Уж кто-кто, а наш костюмер всегда может описать даже картофельный мешок так, что вы наденете его на бал и будете чувствовать себя звездой вечера.

- Оно отвратительно, - буркнула Алексис. – Мне вообще ничего здесь не нравится. Ничего! Выбирать не из чего!

- Ну, хорошо, а что насчет тех, что были для Кейтлин и Скай? – миролюбиво предложила Рени. Алексис кашлянула.

- Ага, буду я надевать эти уродливые тряпки, как же.

ЧТО?! Нет, она не могла этого сказать. Что с ней такое?

- Я хочу что-нибудь оригинальное, - Алексис процокала каблуками куда-то в сторону, затее вернулась назад. – Я хочу выделяться. Пусть мое платье будет не красного цвета!

Ну и ну. Кажется, чье-то эго и впрямь раздувается, как на дрожжах. Ладно, мое платье готово, можно выбираться отсюда и идти на съемку. Ой!

- Что ты тут делаешь? – прошептала я в сторону Скай, которая невесть откуда появилась за моей ширмой. Нет, я знаю, конечно, что ширмы стоят со стороны дверей в швейный отдел, но чтобы оттуда вылезала Скай… Такого еще не было.

- Подслушиваю, - честно отозвалась та. – Да расслабься, - фыркнула она, заметив выражение моего лица, - я туфли поменять пришла и услышала этот сладкий голосок, - она кивнула в направлении Рени и Алексис. – Так, пойдем, - она взяла меня за локоть и потащила за собой. Мы выбрались из-за ширмы и спрятались за одной из стоек с одеждой.

- Пара недель в шоу, а она уже строит из себя обладательницу Оскара, - возмущалась себе под нос Рени. Судя по всему, Алексис была неподалеку, потому что затем костюмер добавила: - Все девушки одеты в красное, это распоряжение продюсера. Даже Скай надела красное платье, а уж она-то большая любительница поскандалить.

- Я не хочу быть как все, - заявила Алексис. – И я не примадонна Скай Маккензи, - я покосилась на Скай, которая зло сощурила глаза. – И не собираюсь выглядеть, как клон нашей маленькой Мисс Милашки Бёрк, у которой ступни размером с лыжи.

Скай сдавленно хихикнула. Я потрясла головой. Мне это все кажется, правда же?

- Я еще не успела набить оскомину зрителям, мелькая на экране сто с лишним серий, - продолжала Алексис, - так что заслуживаю того, чтобы выделяться. Ты же слышала о рейтингах, «Дела» на вершине только благодаря мне.

- Я прибью эту дрянь, - прошипела Скай. – ПРИБЬЮ. Вот попляшет она у меня, когда мой контракт продлят…

- Она – беззвестная двуличная стерва, воровка сцен и двуличная дешевка, вот, кто она такая, - оборвала я Скай. – Она флиртовала с моим парнем, обливала нас грязью перед журналистами, а теперь что? Прикидывается самой милой девушкой в Америке? Ну уж нет, это ей с рук не сойдет!

Осознав, что я только что сказала, я закрыла рот рукой, но Скай уже улыбалась.

- Так-то лучше, Бёрк.

- Рени! Где Скай, Алексис и Кейтлин? – громко поинтересовался Том, со стуком распахнув дверь в гардеробную. – Они нужны мне прямо сейчас. Точнее, десять минут назад.

- Скай и Кейтлин уже давно ушли, - удивленно отозвалась Рени. Ой-ой. – Но вот с Алексис у нас возникли разногласия. Ей не нравится ни одно из платьев. Ей вообще не нравится идея одеться в красное.

Повисло молчание. Скай и я уставились друг на друга. Том обычно спокойный человек, но сейчас он, наверное, сорвется на нахалку…

- Рени! Я не говорила ничего подобного! – Алексис нервно рассмеялась. – Том, я только сказала, что все эти платья великолепны, но ни одно из них… Хм, не выражает меня, мою сущность, понимаешь?

ОБМАНЩИЦА.

- Ты ведь сам говорил, - продолжала она, - Колби нравится зрителям! Она – новое лицо, плохая девчонка, она уникальна. Почему бы не выделить ее и на фотографиях тоже? Разве одинаковые со всеми наряды не лишат ее этой отличности от других?

Рация на поясе Тома ожила.

- ТОМ! Где ты? Где девушки? Фотограф не будет ждать бесплатно! Чтобы через пять минут были перед камерой!

- Через десять, Рик, - отозвался Том. – Хорошо, Алексис, я тебя понял. Но мне хочется, чтобы все девушки были в красном.

Ха. Подавись, Алексис.

- Пожалуйста! – взмолилась девушка. – Прошу, сделай исключение хотя бы разок, я уверена, зрителям это понравится. Я ведь хочу, как лучше, Том! – в ее голосе зазвенели слёзы.

- ТОМ! Никаких десяти минут! СЕЙЧАС ЖЕ, - снова завопила рация, и продюсер раздраженно вздохнул.

- ИДУ, - рявкнул он. – Рени, найди ей хоть что-нибудь и подбери аксессуары красного цвета. Алексис, чтобы через пять минут была на площадке, ясно?

- Том, ты просто прелесть! – девушка захлопала в ладоши. – Клянусь, ты не пожалеешь!

Скай медленно выдохнула сквозь сжатые зубы.

Что это только было? Том… Том СДАЛСЯ? Он уступил Алексис?!

- Он никогда не позволял тебе себя так вести, - пробормотала я в сторону Скай.

- Вот именно, - ошарашенно подтвердила она.

-Рени, мне нужно что-нибудь обтягивающее, длинное и приковывающее взгляд, - скомандовала звезда, как только Том вышел из гардеробной. Рени молча прошагала к шкафу, а вместе с ней и Алексис. Тем временем мы со Скай выбрались из-за ширмы и на цыпочках пробежали к выходу.

- Где это вы были? – подозрительно поинтересовался Мэтти, когда мы со Скай, рука об руку, влетели в павильон, где уже собрались все актеры сериала. Да, тут было чему удивиться – обычно мы с ней держались на расстоянии двадцати метров, если только не предстояла совместная сцена.

- Задержались в гардеробной, - пояснила я. Господи. Поверить не могу в то, что только что услышала! Алексис! Она же такая милая девушка… Или, по крайней мере, казалась такой.

- Понятненько, - Мэтти огляделся. – А Алексис ты не видела?

- Ее высочество не желает надевать красный, как все ее остальные верные слуги, - вклинилась Скай. Мэтти нахмурился.

- Ну… Я просто спросил, - смутился Мэтти. – Сразу после фотосессии у меня съемка, и…

- Не переживай, в следующее сцене у тебя все равно две строчки, без которых и так можно обойтись.

- Эй! Я понимаю, что тебя бесит случившееся, но ты не могла бы не плеваться ядом в моего брата? - возмутилась я.

- Понятия не имею, о чем ты говоришь, - холодно отозвалась девушка, скрестив руки на груди. – У меня все прекрасно.

М-да.

Я не успела ничего сказать, потому что в павильон ворвался Том. Его лысина блестела от пота, а на лице было очень странное выражение, из которого, впрочем, было понятно, что рот лишний раз лучше не открывать.

- Все готовы, начинаем съемку, - объявил он.

Вслед за ним вплыла Алексис. На ней было длинное обтягивающее зеленое платье от Дианы фон Ферштенберг, красные серьги и массивный красный браслет. Среди собравшихся раздались шепотки, стоило всем увидеть, во что она одета.

- Прямо сейчас мы делаем фотографии, затем снимаем сцену в школе, - металлическим голосом произнес Том. – После нее у вас будет пятнадцать минут, чтобы переодеться, и мы снимаем следующий фрагмент. Ланч в три часа, если, конечно успеем. Спасибо, Алексис.

Виновница этой речи сделала вид, что ничего не замечает, и проскользнула в толпу.

- Потрясающее платье, Кейтлин! Уверена, Остину бы очень понравилось, - сказала она, пожав мне ладонь.

ЧЕГО?

- Хм, спасибо, - конечно, она же и не подозревает, что я услышала ее пламенный монолог в гардеробной. Может, у нее биполярное расстройство?

- Как насчет перехватить салатика вместе за ланчем? – поинтересовалась она. – Мы уже сто лет не болтали вот так вот!

Минутку. Эта девица только что обозвала меня Мисс Милашкой Бёрк со ступнями размером с лыжи – а теперь хочет быть моей лучшей подругой?

- Разумеется. Сегодня все в спешке, - мило улыбнулась я, - как насчет завтра?

- Заметано, - подмигнула она. Я кивнула.

Не знаю, что она замышляет, но пока что лучше ей подыграть.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 23 СЕНТЯБРЯ

Начало съемок во вторник – 7 утра

Среда – пятница: съемки в Малибу с 5 утра

Найти школу вождения!

ПОДАРОК ДЛЯ ОСТИНА!!!

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Эпизод «Карусель»

ПЕЙДЖ ВСЕ ЕЩЕ НАХОДИТСЯ В БОЛЬНИЦЕ

ПЕЙДЖ, САРА, СЭМ И КОЛБИ В ПАЛАТЕ, ДЕВУШКИ СТОЯТ ВОЗЛЕ ПОСТЕЛИ ПЕЙДЖ

ПЕЙДЖ

(слабым голосом)

Я хотела поговорить с вами обеими… Точнее, с вами троими.

СЭМ

Мам, что произошло?

ПЕЙДЖ

Я очень люблю вас, девочки, вас всех. И сейчас мне гораздо лучше – благодаря Колби.

КОЛБИ

Не нужно благодарить меня снова и снова, я не сделала ничего особенного!

САРА

Да, мам, правда. Мы уже поселили ее в отеле, дали чистую одежду и еду, и сейчас не Рождество. Тебе надо волноваться о других вещах, о том, чтобы поскорее поправиться, например!

ПЕЙДЖ

Я никогда не смогу отблагодарить тебя в полной мере, Колби, милая. Ты спасла меня и всю нашу семью. Ты вернула меня к мужу и дочерям. Я обязана тебе жизнью.

СЭМ

Мам, ты сказала, что хочешь поговорить с нами о чем-то. Доктора что-то сказали о твоем состоянии?

ПЕЙДЖ СМОТРИТ НА КОЛБИ И ПРОТЯГИВАЕТ ЕЙ РУКУ. ОНИ БЕРУТСЯ ЗА РУКИ И УЛЫБАЮТСЯ ДРУГ ДРУГУ.

ПЕЙДЖ

Девочки, все будет в порядке. Я хотела поговорить с вами о Колби. Я знаю, что вы слышали слухи и сплетни, но теперь настало время узнать правду.

САРА (ОБРАЩАЕТСЯ К СЭМ)

Почему она держит ее за руку?

ПЕЙДЖ

Сара, послушай, пожалуйста, это важно. Вам обеим нужно знать. То, что кровь Колби идеально подошла мне – не просто совпадение.

СЭМ

Это просто чудо, мама, мы знаем.

ПЕЙДЖ

Нет. Это больше, чем чудо – это судьба. Вы не знаете то, что Колби рассказала моему лечащему врачу. Она – моя дочь. Мы провели тест на ДНК, чтобы точно убедиться, но сердце уже говорит мне, что это правда.

СЭМ

Что?! Нет, этого не может быть! Ты бы никогда не изменила папе! Ты же любишь его!

ПЕЙДЖ

Девочки, это было еще до того, как мы с вашим папой встретились. Дедушка был так сердит, что я… (НАЧИНАЕТ ПЛАКАТЬ) Я вынуждена была отдать свою первую дочь в приемную семью, чтобы никогда больше ее не увидеть. Колби и я поговорили, сопоставили факты – и теперь я уверена: она и есть моя дочь. (ВСХЛИПЫВАЕТ) Колби, мне так жаль, что я предала тебя!

КОЛБИ

Я все понимаю, не переживай, прошу тебя! Тебе нужно восстановить силы, мама.

САРА

«Мама»?! Это безумие! Складная история и одна группа крови еще ничего не доказывают!

ПЕЙДЖ

Колби и моя дочь родились в один и тот же день. И появились на свет в одной и той же больнице. Может быть, Колби и не похожа на кого-то из семьи Бьюкенен, но она совершенно точно одна из нас.

СЭМ (ШОКИРОВАННО)

Мам, ты уверена?

ПЕЙДЖ

Абсолютно.

КОЛБИ

Можно, я кое-что скажу? Я знаю, это звучит совершенно неправдоподобно, но я очень-очень надеюсь, что мы сможем начать все заново! Мы ведь уже почти друзья, значит, однажды сможем стать и сестрами!

ПЕЙДЖ

Разумеется, милая. Ты должна переехать к нам и…

САРА

Что?! Ну уж нет, результаты теста на ДНК еще не пришли, так что пусть живет в гостинице!

КОЛБИ

Это очень великодушное предложение, но я не могу его принять. Мне не хотелось бы создавать проблемы.

САРА

Мам, а ты уверена, что ты хорошо все это обдумала? И что ты вообще сейчас можешь ясно мыслить?

ПЕЙДЖ

Достаточно, Сара. Колби спасла мне жизнь, и одно это уже делает ее членом семьи. Я хочу, чтобы вы вели себя достойно и оказали ей теплый прием. Вы обе – умные девочки, я очень надеюсь, что вы не подведете меня.

САРА

Но…

СЭМ

Сара, ты слышала, что сказала мама. Мы хотим, чтобы ей стало лучше, а закатывание истерик этому не способствует. Колби, двери нашего дома всегда открыты для тебя, и ты можешь чувствовать себя одной из нас.

КОЛБИ

Ох, я уже чувствую.

СЭМ И САРА ОБНИМАЮТ ПЕЙДЖ.

КОЛБИ НАБЛЮДАЕТ ЗА НИМИ С ЛЕГКОЙ УЛЫБКОЙ.

Глава 5

Обожаю Алексис

- И… МОТОР! – сказал Том в мегафон.

Все сто (ну, или почти сто) человек, находившихся в данный момент на площадке, замерли и притихли. Все внимание было приковано к Скай, Алексис и мне. Мы стояли возле кровати, на которой лежала Мелли. Том прищурился, глядя в монитор, куда выводился «вид» с камеры. За его спиной, как обычно, стоял один из сценаристов, готовый переписать нескладные строчки.

- Мам, а ты уверена, что ты хорошо все это обдумала? И что ты вообще сейчас можешь ясно мыслить? – поинтересовалась Сара.

Мелли слабо кивнула. Чтобы сделать ее похожей на человека, который только что вышел из комы, гримеры добавили в пудру муки, которая давала отличный желтоватый оттенок в свете прожекторов.

- Достаточно, Сара. Колби спасла мне жизнь, и одно это уже делает ее членом семьи. Я хочу, чтобы вы вели себя достойно и оказали ей теплый прием, - она строго посмотрела на Скай, затем, с надеждой, на меня. - Вы обе – умные девочки, я очень надеюсь, что вы не подведете меня, - проговорив это, Мелли опустила голову на подушку и прикрыла глаза, точно ее покинули последние силы.

- Но… - запротестовала Скай, и я взяла за руку ее, а другой рукой взяла ладонь Мелли.

- Сара, ты слышала, что сказала мама. Мы хотим, чтобы ей стало лучше, а закатывание истерик этому не способствует. Колби, - я перевела взгляд на Алексис, - двери нашего дома всегда открыты для тебя, и ты можешь чувствовать себя одной из нас.

- Ох, я уже чувствую, - улыбнулась та.

Мы со Скай обняли Мелли, и замерли в ожидании фразы «СТОП, СНЯТО!». Алексис не стала утруждать себя тем, чтобы не «бросать» своего персонажа до конца съемки, и милая улыбка разом съехала с ее лица.

- Фу, как будто дурочка какая говорила, - буркнула она. – Уверена, Колби смотрится невероятно странно в этой сцене. Аж противно, – она передернула плечами.

- СНЯТО! – крикнул режиссер, затем встал со своего кресла и подошел к Тому. Они о чем-то вполголоса поговорили, после чего подозвали сценаристов. Мелли села на кровати и потерла шею. Скай закатила глаза. Я прикусила нижнюю губу. Второй раз за это утро Алексис придирается к своим репликам.

Прошла неделя с той памятной фотосессии, и Алексис, похоже, стала еще противнее, чем была до этого. Да, журналисты и большая часть съемочной группы по-прежнему ставили ее на пьедестал почета, но каждая дива должна знать меру, в конце концов! Вот только Алексис, видимо, считала себя выше этого. НИКТО не прерывал съемку, критикуя свой текст – а она прерывала. НИКТО не придирался к тому, как Мелли лежит на кровати – а она придиралась. Господи, Мелли на этом шоу с самого первого дня, она для «Дел семейных» как мать родная! Но Алексис все нипочем.

- Том, я отойду на пять минут? – Мелли начала подниматься с кровати. – Я обещала позвонить детям во время перерыва, боюсь, такими темпами я забуду об этом.

- Мел, прошу тебя, пару мгновении! – умоляюще откликнулся Том. Мелли вздохнула.

- Ладно, схожу за мобильником. И за кофе! – она все же встала и вышла из павильона. Я смотрела ей вслед, раздумывая – а не стоит ли мне пойти за ней и спросить, что она думает обо всех этих выкрутасах Алексис? Мелли для меня, словно вторая мама, и я знаю, что могу поделиться с ней всем. Но сейчас она явно не в настроении анализировать ситуации, так что я осталась стоять, где стояла.

Тем временем в павильон пришли еще несколько сценаристов. У нас их человек двадцать, но не надо думать, что все они вынуждены ютиться в какой-нибудь каморке. Студия, на которой снимаются «Дела семейные» огромна, правда. Здесь есть несколько постоянных декораций, которые никогда не разбираются – кухня в доме Бьюкененов (у нас тут стоит настоящий гарнитур, а из крана течет совершенно обыкновенная вода), гостиная, спальня Пейдж и Денниса, комната Сэм и Сары (раньше под нее использовали спальню, но пару сезонов назад у нас, наконец, появился свой уголок) и довольно большой зал для приемов, где стоит стол на двадцать человек. Очень удобно снимать какую-нибудь грандиозную семейную ссору, ха-ха. А из непостоянных декораций у нас есть комнаты тети Кристал, гостиная и спальня в доме Пенелопы, кафе «Ужин в Саммервилле», коридор поликлиники, школьный коридор и несколько классов школы, где учатся Сэм и Сара. Если в данный момент не требуется, скажем, коридор больницы, туда приносят шкафчики, развешивают по стенам плакаты – и вуаля, добро пожаловать в старшую школу Саммервилля!

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №5: как и в любом другом телесериале, в «Делах семейных» не используются настоящие дома или комнаты. Если вы видите на экране реально существующий дом – значит, создатели сериала, скорее всего, заплатили его владельцу за то, чтобы снять пару сцен поблизости. Обычные жилые комнаты с четырьмя стенами слишком малы для того, чтобы разместить в них все оборудование, декорации, всех актеров, съемочную группу, а потом еще и двигаться по ним, изображая жизнь. Не говоря уж о том, как «удобно» бесконечно вносить и выносить декорации для разных сцен. Поэтому для съемок используются «комнаты-углы» (две стены) либо комнаты в три стены, а на месте четвертой располагается камера, микрофоны, осветительные приборы и бог знает что еще.

- Здравствуйте, девушки, - поприветствовал вас недавно присоединившийся к сценаристам парень по имени Макс Уэлш. Красавчик, ничего не скажешь: карие глаза задорно блестят, широкая улыбка согревает, как солнышко, а короткие темно-русые волосы всегда взъерошены, потому что он без конца проводит по ним рукой. Не поймите меня неправильно – я люблю Остина, но и красоту Макса нельзя не заметить. Это же не измена, правда? – Могу я вам чем-то помочь?

- Мне не хотелось бы причинять такие неудобства, - прощебетала Алексис с нескончаемым чувством вины в голосе. Она выглядела (и разговаривала), как десятилетка, которая принесла из школы первую двойку по математике и теперь старалась задобрить строгих родителей. – Но Колби… Я подумала, может, можно добавить про нее какую-нибудь историю, которая бы объясняла, почему она так настойчиво втирается в доверие к Бьюкененам? - Алексис похлопала глазами, а затем перевела взгляд на других сценаристов. – Бекки, какая великолепная кофточка! О, привет, Роджер! Забьем сегодня пару кегель, да?

Питер, один из самых опытных сценаристов, тоже бывший в шоу с первого дня, нахмурился.

-Алексис, но Колби хочет обвести Бьюкененов вокруг пальца. Мы пока что можем только намекнуть зрителю о том, что будет дальше.

- Я понимаю, честное слово, но, может, здесь можно как-то побольше развернуться? – Алексис состроила глазки кота из «Шрэка». – Ведь вам это ничего не стоит, с вашими-то умениями, а зритель будет только рад узнать, так сказать, предысторию! Что, если Колби останется в Саммервилле и будет создавать проблемы всем и каждому? Вы же сами, - она повернулась в сторону Тома, - говорили, что Колби – плохая девчонка в этом городе!

- Есть тут уже одна такая, - прошипела Скай, - это я. Вакансия занята, ты свободна.

Алексис проигнорировала ее.

- С Колби можно сделать еще очень-очень многое, - продолжала она с надеждой. – Вы создали невероятно яркий образ, неужели вам не жалко результата собственных трудов?!

- Алексис, мы уже говорили об этом, - предупредил девушку Том, и ее глаза наполнились слезами, как два огромных бездонных озера.

Ничего необычного в том, что сценаристы присутствовали на съемочной площадке, не было: переписать неудачную шутку или добавить какой-нибудь диалог – это одно дело, но изменить линию персонажа – вопрос совершенно иной. У меня в голове не укладывается, что у нее хватило наглости оспаривать замысел авторов шоу, благодаря которому она вообще стала известна! Не говоря уж о том, что после всех ее речей о нас со Скай она продолжала прикидываться нашей лучшей подругой.

То интервью, в котором она заявила, что мы со Скай любим доводить друг друга до белого каления, вышло и, разумеется, породило кучу сплетен. Алексис прислала мне цветы и записку о том, что все ее слова были «выдернуты из контекста». Ну, конечно, так я и купилась на это.

- Ты права насчет зрителей, Алексис, - задумчиво произнес Том. – Но история твоей героини была продумана от и до задолго до твоего появления здесь. В скором времени Колби покажет свою истинную сущность, попытавшись прислать письмо, якобы подтверждающее результаты теста на ДНК, но Сэм и Сара вовремя раскроют ее план. Впоследствии окажется, что матерью Колби была соседка Пейдж в общежитии в колледже, и она знала все подробности рождения внебрачного ребенка. Позже мать девушки погибла, и Колби решила устроить свои дела с помощью семьи Бьюкененов. И тринадцатый эпизод поставит точку в ее истории.

- Не могу дождаться, - съязвила Скай. Алексис бросила на нее недовольный взгляд.

- Я все понимаю, - снова повторила она, - но сейчас дела идут так хорошо, что, может, вы поменяете свое решение? Прошу! Я только хочу, как… Как лучше! – последние слова вырвались с рыданием, и один из сценаристов даже положил руку на плечо девушки. Я огляделась. Все смотрели на либо на Алексис – с грустью, либо на сценаристов и Тома – осуждающе.

Люди, хотелось закричать мне, очнитесь! Как вы не понимаете! Она превращается в ходячий фонтан всякий раз, когда собирается получить то, что ей не хотят давать просто так! Почему вы купились на этот дешевый трюк?

- У меня есть мысль, - вдруг сказал Макс. Проведя всего лишь месяц на съемках, он уже зарекомендовал себя как креативного человека с интересными идеями, так что к нему прислушивались. – Том, мы можем пока что отложить коварные замысли Колби и поставить на их место что-нибудь попроще. А там и до предательства дойдем.

Он ведь шутит, правда?

- В этом есть смысл, - согласилась Сара, еще одна сценаристка, бывшая в «Делах семейных» с самого начала. – У нас и так было достаточно напряжения в предыдущих эпизодах, можно дать возможность передохнуть публике. К тому же, это всего лишь один персонаж.

Нет! Нееееет! Это не «всего лишь один персонаж»! Она хочет стать главной героиней сериала, почему этого никто не замечает? Том, прошу, не слушай их, не слу…

- Верно, - кивнул Том. – Тогда так и сделаем.

ЧЕРТ.

- Но, - он строго посмотрел на рыжеволосую бестию, - если у тебя будут еще предложения по поводу своей героини, высказывай их, пожалуйста, до или после съемки, а не во время.

Алексис закивала.

- Вообще-то должен признать, что эта мысль – та, что ты высказала – уже посещала меня, - Том почесал затылок, - но все же мне больше нравится решать что-то, основательно обдумав все варианты, а не вот так вот, - он развел руками, показывая на собравшихся. – Ты меня поняла?

- Да, - твердо сказала девушка. – Абсолютно.

- Хорошо. Так, а теперь я пошел за Мелли, и мы попробуем переснять сцену. На этот раз без комментариев со стороны плохих девчонок, - он многозначительно взглянул на Алексис.

Макс помахал своей распечаткой сценария.

- Давайте придумаем, что можно сказать, - все согласно закивали и стали листать свои записи. – «Спасибо, Сэм»? «Не могу дождаться»? О, - он вскинул голову, - «Спасибо! Спасибо всем вам!» - и Колби будет казаться святой!

Я прикусила губу, чтобы не завопить.

- Спасибо! Спасибо вам всем! – запрыгала Алексис. Макс расхохотался, а она повисла на нем, крепко обхватив руками. – Вы – лучшие сценаристы в Голливуде!

Скай отвернулась, но я успела разглядеть отвращение, написанное на ее лице.

- Откуда тебе-то знать? – буркнула она. – Раньше ты чем занималась? Жареную курицу рекламировала?

Я хихикнула. Скай покосилась на меня, а я на нее, и мы обе рассмеялись. Впервые за все время мы были по одну сторону баррикад.

Двадцать минут спустя, когда нам-таки удалось снять сцену, я шла в сторону гримерки. Меня остановила Надин.

- Вы снимали целую вечность! Что произошло? – поинтересовалась она. С самого утра она сидела в моей гримерке и составляла расписание на следующую неделю.

- Я слишком устала, чтобы расписывать это в красках, - тяжело вздохнула я.

- Денек, видимо, тот еще, - посочувствовала Надин. Я плюхнулась на любимый стул и покрутила на запястье браслет. – У меня есть для тебя пара новостей. Начать с хорошей или плохой?

Что опять не так? Я встревоженно взглянула на нее.

- Мама узнала о курсах вождения?

Вчера я попыталась поговорить с родителями о том, чтобы пойти в автомобильную школу, как Остин и Лиз. Энтузиазм друзей оказался так заразителен, что мне не терпелось поделиться этой идеей с родными – вот только мама, услышав это, спала с лица.

- Зачем тебе это нужно? – пораженно спросила она. – У тебя ведь есть личный водитель, Кейтлин!

Мои попытки возразить оказались недолгими – и так понятно, что мама не смотрит на этот вопрос с масштабной точки зрения. Тогда я попыталась воззвать к папе, который раньше занимался продажей машин и знает все о вождении.

- Не уверен, что ты готова, Кейти-Кэт, - произнес он в ответ. – Если не знаешь, что делать, можно разбить машину в хлам.

Но ведь для этого и существуют курсы! Чтобы не разбиваться в хлам на дороге!

Тогда я попыталась перевести разговор на свою карьеру актрисы, приведя аргумент о том, что навыки вождения могут понадобиться мне для роли, которая (кто знает!) способна принести Оскар. Однако мама лишь рассмеялась.

- В фильмах редко водят машины, Кейти-Кэт, очень редко. Да и снимать проще, если все происходит в студии, и автомобиль – лишь реквизит.

После этого я пулей вылетела из комнаты и, чувствуя в себе небывалые силы, сделала кое-что, на что раньше никогда не пошла бы: без ведома мамы заставила Надин записать меня на курсы вождения. Она сделала это, после чего взяла с меня обещание, что я обо всем расскажу маме.

Разумеется, расскажу!

После того, как сдам на права.

- Нет, она ничего не знает про курсы. Но ты обязана ей рассказать, - напомнила Надин, а я с облегчением выдохнула. – А насчет плохих новостей… Тут вышел новый номер Hollywood Nation, - она помахала в воздухе ярким изданием в глянцевой обложке, - и в статье о тебе говорится, что ты сорвала съемку из-за плохого самочувствия.

- Что?! Я никогда не пропускала съемки, даже если была больна! – возмутилась я.

- Я знаю. И все, чье мнение хоть сколько-нибудь важно, тоже в курсе, – заверила меня Надин, но я уже завелась.

- Это все Скай никак не угомонится, правда?

- Ну, если это была Скай, то смеялась над статьей она недолго. Там и по ней проехались, - Надин протянула мне журнал.

«СКАЙ МАККЕНЗИ БОРЕТСЯ С БУЛИМИЕЙ»

Я всегда подозревала, что Скай распространяет обо мне грязные сплетни, чтобы всякую ерунду не печатали о ней самой. Лично я никогда этого не делала, но знаю некоторых любителей порассказывать разные из пальца высосанные истории про других. Голливуд – это сплошная конкуренция, каждый сам за себя. Но, если HN и впрямь написали обо мне с подачи Скай, ей это тоже вышло боком: в статье говорилось, что своей стройной фигурой она обязана вовсе не спорту и правильному питанию, а старому как мир способу «два пальца в рот». В качестве «доказательства» были приведены два снимка – один новый, а другой прошлогодний, когда она, якобы, была полнее. Но, по-моему, дело здесь в одежде: на старом снимке Скай одета в неудачное платье с горизонтальной полосой, а на новом девушка щеголяет обтягивающим спортивным костюмом из спандекса.

- Сама не верю в то, что защищаю Скай, но я не думаю, что она и впрямь вызывает у себя рвоту каждый раз после еды, - сказала я, глядя на Надин поверх журнала. – Даже она не настолько чокнутая, - перелистнув страницу, я наткнулась на другой заголовок: «КЕЙТЛИН БЁРК СРЫВАЕТ СЪЕМКИ».

- Пора нам стать повнимательнее и присмотреться к людям, - буркнула Надин.

- Точно, - согласилась я. Даже не хочу читать написанное, мне и так плохо.

- Ладно, готова услышать хорошую новость? – Надин блеснула глазами. – Угадай-ка, кто ждет не дождется встречи с тобой?

Я пожала плечами.

- Ну же, Кейтлин! Он высокий, симпатичный, обожает тебя так же, как и ты его, и…

- Остин здесь? – я вскочила со стула. – Журнал ведь может подождать?

Надин кивнула, и я поспешила к дверям.

- А я пока позвоню Лейни, - добавила она, доставая из кармана мобильник.

Но далеко уйти мне не удалось, так как буквально под дверью гримерки меня поджидала Скай.

- Ну, берегись теперь, - рявкнула она.

- Тебе-то от меня что нужно? – поинтересовалась я, скрещивая руки на груди.

- Ты, конечно, такая миленькая и сладенькая, но я не позволю тебе клеветать на меня в журналах! Хотя ты, наверное, довольна тем, что получилось - такая славная статья, «СКАЙ МАККЕНЗИ БОРЕТСЯ С БУЛИМИЕЙ»! – выпалила она на одном дыхании, яростно сверкая глазами и размахивая невесть откуда взявшимся журналом. Ого.

- Скай. Спокойно. Зачем мне наговаривать на нас обеих журналистам? Или ты считаешь, что вот это, - я отобрала у нее журнал и ткнула в заголовок о себе, - тоже придумала я?

Девушка удивленно покосилась на страницу.

- Ну, уж всяко не я, - отозвалась она уже гораздо более мирным тоном.

В глубине души я уже знала, что это не происки Скай, но вслух, естественно, говорить этого не стала, просто пожав плечами.

- Значит, раз ты не присылала им историю про меня, а я не делала того же с тобой – кто тогда распространяет этот мусор? – задумчиво протянула она.

Честно говоря, зная, что меня ждет Остин, мне не хотелось разбираться в подоплеке статьи и строить догадки на пару со Скай.

- Извини, у меня нет времени, - я протиснулась мимо нее, - я спешу.

- Да? Ну и пожалуйста! – фыркнула Скай мне вслед.

Остина я встретила в кафетерии, он сидел за столиком, а возле него – Мэтти. Правда, брата я заметила лишь после того, как упала в объятия друга и поцеловала его. Ой.

Мы направились ко мне в гримерку, и даже Мэтти пошел за нами. Когда мы оказались внутри, Надин уже куда-то ушла, и брат занял ее стул, беспокойно ерзая на нем и поглядывая на Остина.

- Что случилось? – спросила я. – Что-то не так с расписанием?

- Да нет, - промямлил он, не глядя на меня.

- Ничего страшного, Кейтс, - успокоил меня Остин. – Мы просто поговорили с ним об одной проблеме, вот и все.

- Проблеме? – всполошилась я. – Мэтти, ты устал? Слишком много всего навалилось? Давай…

- Тебе обязательно нужно было ей говорить? – буркнул Мэтти в сторону Остина.

- Ладно тебе, - примирительно покачал головой тот. – Скажи сам!

Братишка залился краской. Остин улыбался. Я приподняла брови.

- Это девушка, - прошептал друг.

Я выдохнула с облегчением. О-о-о, мой братишка влюбился! Как же это мило!!! Ему еще только тринадцать с половиной, но, думаю, уже самое время. Первая любовь!!!

- Мэтти, это же замечательно! – воскликнула я, обнимая его. – Как ее зовут? Ты хочешь пригласить ее на свидание?

Остин весело закивал.

- Извини, просто я не мог тебе рассказать, - уши Мэтти все еще пылали. – Ты же моя сестра. Как можно говорить про девчонок с сестрой! Ты не сердишься?

- Конечно же, нет! – я улыбалась во весь рот. – Но мне очень интересно узнать о ней!

- Не уверен, что тебе понравится.

Я взяла его за руку.

- О чем это ты? Мне понравится любая девочка, которая нравится тебе! – я взглянула на Остина. – Это же просто восхитительно, мы могли бы даже ходить куда-то все вместе!

- Правда? – оживился Мэтти. – То есть, мы могли бы пойти все вместе на первое свидание? Я… Я просто боюсь. Я хотел позвать ее погулять по городу.

Я покачала головой.

- Слишком много народу вокруг, для первого свидания это не то. Ну ничего, я найду интересное местечко. Ты как ее зовут? Я ее знаю?

- Да, знаешь, - Мэтти отвел взгляд.

Та-ак… Сердце заколотилось у меня в груди.

- Пожалуйста, - предупреждающе начала я, - только не говори, что ты влюбился в Скай.

- ДА НИ ЗА ЧТО В ЖИЗНИ! – возмущенно завопил Мэтти. – Я бы никогда не поступил так с тобой!

- Фух, - я расслабилась. – Тогда о ком речь?

Мэтти посмотрел на Остина. Остин посмотрел на меня. Я посмотрела на Мэтти. Остин и Мэтти уставились на меня.

- Алексис, - прошептал братишка. – Мне нравится Алексис.

- АЛЕКСИС?! – завизжала я, и оба молодых человека подпрыгнули. – НЕТ! Ты НЕ МОГ влюбиться в АЛЕКСИС!

- Я так и знал, что ты скажешь что-нибудь в этом духе, - простонал Мэтти. – Остин, я же тебе говорил!..

- Что ты имеешь в виду? – переспросила я.

- Ты же ей завидуешь, - пожал плечами Мэтти.

- Я ЕЙ НЕ ЗАВИДУЮ! – заорала я, чувствуя, как краснеет мое лицо.

- Это очевидно, - теперь Мэтти начал злиться. – Сложно, конечно, вдруг перестать находиться в центре всеобщего внимания, но нужно уметь проигрывать, Кейтс. Алексис сейчас на вершине, но это не значит, что все резко должны разлюбить тебя.

- Я… Я знаю, но… - начала запинаться я. Не могу дышать. Серьезно, я не могу дышать! Кто-то, должно быть, выпустил весь воздух из комнаты.

- Правда, что ли? – скептически переспросил брат. – Ты в последнее время только и делаешь, что жалуешься на Алексис. По дороге на работу ты рассказываешь Надин и Родни, что все ее обожают. Дома ты произносишь ее имя с таким видом, как будто тебя тошнит от одного его звука. Тебе вообще стыдно должно быть, она ничего тебе плохого никогда не сделала!

Я открыла рот, чтобы возразить на эту тираду, но тут же снова закрыла. Что я могу сказать? Что Алексис – двуличная манипуляторша? Мэтти все равно ослеплен ею, так что он даже не станет меня слушать, не говоря уж о том, чтобы поверить. А доказательства? Разве у меня есть какие-то доказательства? Подслушанный мною разговор в гардеробной и зацепленное краем уха интервью – не слишком-то правдиво выглядящие аргументы.

- Я не завидую и не ненавижу ее, - сказала, наконец, я в ответ. – Просто мне кажется, что она слишком взрослая для тебя.

- Ну, так вот ты ошибаешься, - бросил брат. – И я тебе это докажу. Спасибо большое, Остин, - с этими словами он вышел из гримерки, захлопнув за собой дверь.

- Остин, ты же попытался вразумить его, правда? – я, наверное, сейчас разговариваю, словно двухлетний избалованный ребенок, но мне все равно. – Она ему не подходит! Она просто разобьет его сердце, но, что еще более важно, она – не так, за кого себя выдает! Алексис – ОБМАНЩИЦА! Я не хочу, чтобы эта хищница вонзила свои зубы в моего брата!

Вместо ответа Остин обнял меня, и я спрятала лицо у него на груди.

- Успокойся, тигренок, - мягко сказал он. – Я поговорю с ним еще раз, даю слово. Но, знаешь, когда в кого-то влюбляешься, далеко не всегда прислушиваешься ко всяким там советчикам. Даже, если тебе говорят, что глупо надеяться на взаимность со стороны Саманты Бьюкенен.

Я покраснела.

- Понимаю, - я потянулась, чтобы поцеловать его.

- Зато у него хороший вкус, ведь Алексис – красотка, - улыбнулся Остин. Я отстранилась.

- Красотка?

Наверное, Остин моментально прочитал в моих глазах одно из самых важных правил любых отношений: никогда не говори о других девушках в присутствии своей подруги. Он закашлялся, и это было так забавно, что я рассмеялась. Ладно, чего уж там. Правда же.

ВТОРНИК, 1 ОКТЯБРЯ

НАЙТИ ШКОЛУ ВОЖДЕНИЯ!!!

Среда – начало съемок в 8:15

Четверг, пятница – начало съемок в 5:15

Четверг - примерка новых костюмов

Пятница – свидание с Остином в 7 :)

Суббота – день спа с Лиз и мамой.

Глава 6

Выходной не удался

Лиз вздохнула.

- Напомни мне еще раз, почему мы не выбираемся сюда чаще? – ее голос был приглушен, так как мы обе лежали, опустив головы в отверстия на массажных столах, а мастера в это время растирали нам спины ароматическими маслами. Массаж в четыре руки – это настоящий рай, скажу я вам.

- Нам надо поселиться здесь на недельку-другую, - ох, как же хорошо! – Интересно, мне удастся зарезервировать для нас местечко?

- Если что, я попрошу папу, - массажистка постукивала по спине Лиз, и ее голос прерывался. – Еще раз спасибо твоей маме за эту идею!

- Обязательно передам.

Приятно было вот так вот полежать и расслабиться во время сеанса массажа, а не носиться из угла в угол, думая то о Hollywood Nation, то о Скай, то об Алексис. Кстати, к слову о ней: мы с Надин обсудили и пришли к выводу, что, возможно, именно она стояла за той статьей. К сожалению, доказательств пока что нет, но Надин обещала поработать над этим, так что пока я лишь тешу себя надеждой. Хотя мотивы Алексис мне не до конца понятны: о ней не пишут ничего плохого, так зачем она организует сплетни о нас?

- Мама с Надин даже отменили мои интервью сегодня, - поделилась я, - потому что мне нужен выходной.

- Первый за сотню лет, - хихикнула подруга. Да, Лиз права, таких выходных у меня не было давно – да еще чтобы запланированные дела отменялись. Надин, наверное, не в восторге от того, что мама не записала на спа и ее тоже, но в любом случае она сегодня отдыхает от Лейни, что тоже плюс.

- Вот и все, Кейтлин, Лиз, - сказали массажистки. – Отдыхайте. Маникюр и педикюр – через полчаса.

- Спасибо большое, - я потянулась. – Это было восхитительно.

Мы сегодня записались на несколько процедур: массаж, маникюр и педикюр, обертывания и, конечно, сауну. Как же хорошо, когда никуда не надо спешить!.. Мы вышли в небольшую комнатку отдыха, и я с наслаждением вытянулась на кресле, поглубже вдохнув витавший в воздухе аромат масел – апельсин, ваниль, корица, шоколад, кокос – ммм!..

- Им определенно нужно ввести специальное предложение для выпускников, чтобы те отдохнули от учебы, - заметила Лиз. – Серьезно, я все время учусь, учусь, учусь… С ума сойти можно! Хорошо хоть, остается время на работу над «Милыми убийцами» с Даниеллой. Кстати, - оживилась она, - ты бы видела те сцены драк, Кейтс! Ты там просто супергероиня! Анджелина Джоли уже может начинать опасаться за свои денежки.

- Вряд ли, конечно, - рассмеялась я, - но спасибо. Я тебе рассказывала, что Моника нашла мне подготовительные тесты для экзаменов? Они довольно сложные, но, думаю, это даже хорошо. Не знаю еще, буду ли я подавать документы в колледж, но зато баллы неплохие наберу. Будет больше возможностей.

- Это умно, - согласилась Лиз.

- Ой, и еще я наконец-то придумала подарок для Остина! – я не смогла удержаться от широкой улыбки. – Ты же знаешь, ему нравится все, что связано с NASCAR (*Национальная Ассоциация гонок серийных автомобилей)? Так вот, Родни сказал, что в Лас-Вегасе сейчас как раз подготавливают новую трассу! Мы могли бы полететь с Остином в Вегас, чтобы увидеть все своими глазами. А потом поужинать где-нибудь, и лететь назад. Как думаешь?

Лиз прищурилась.

- Тебе не нравится моя мысль? Да? – забеспокоилась я. – Но почему? Думаешь, это чересчур? Понимаешь, я посчитала, что раз Остин не любит дорогие подарки, то мы можем просто поехать куда-нибудь за впечатлениями! Или семья будет против, по-твоему? Хм, а ведь верно, я об этом не подумала. Может, мои или его родители не захотят, чтобы мы улетали в другой город на свидание!

- Кейтс, - рассмеялась Лиз, - успокойся! Я ничего такого не говорила и, уверена, Остину понравится твоя мысль. Но есть одна проблема.

- Какая?

- День рождения Остина в этом году выпадает на школьные Осенние танцы. В этом нет ничего страшного, но по этому случаю будет игра, - Лиз сделала паузу. – А это значит, что ему нужно будет присутствовать на ней как члену команды, даже если сам он не играет. Технически, ему, конечно, не обязательно идти на танцы, так что днем он вполне может рвануть с тобой в Вегас, но не было еще такого случая, чтобы номинант на звание Короля бала уехал с танцев в Лас-Вегас. Хотя, возможно, он откажется от титула, - пожала плечами подруга.

Я покачала головой.

- Нет, это глупо. Лучше уж тогда перенести поездку.

- Если получится – то, конечно, лучше.

- Интересно, почему Остин ничего не сказал о том, что его выдвинули в качестве Короля бала? – спросила я. – Мы вчера виделись, но он ни словом не обмолвился!

- Да ты же знаешь парней, - фыркнула Лиз. – Мне он тоже ничего не сказал, я узнала от Джоша. Джош передал, что Остин догадывается о сюрпризе, который ты планируешь, так что не хотел бы разочаровать тебя. Тогда Джош, - понизила она голос, - предложил ему позвать тебя на танцы, но Остин считает, что ты не захочешь там появляться после того, что произошло той весной.

Да уж – тогда папарацци (не без помощи Скай!) заявились на костюмированный бал и рассекретили меня перед всей школой, а заодно и по телевидению. Веселый выдался денек.

- Вопрос не в том, хочу ли я там появиться, а в том, что меня оттуда точно выгонят, памятуя о том, как в прошлый раз за мной туда пришла толпа людей с камерами.

С минуту мы молчали.

- Если они не будут знать, где ты, они туда и не придут, - произнесла Лиз.

- Каким-то образом да узнают, - грустно покачала головой я.

- Нет, если никто не будет в курсе, что ты собираешься там появиться, - в глаз Лиз блеснул огонек. – Я знаю, что надо сделать: ты скажешь Остину, что аккурат в его День рождения у тебя вдруг нарисовалась незапланированная пересъемка сцен из фильма, так что ты, сожалея и рыдая, отправляешься туда, а с ним отпразднуешь в воскресенье. Остин так и так придет на танцы, потому что больше у него занятий не найдется, а у журналистов не появится никакого интереса к школе и вечеру вообще. Тем временем ты, красивая и нарядная, появишься в последнюю минуту на балу, как Золушка, и будет уже слишком поздно, чтобы звонить папарацци. Вот и получится сюрприз для Остина!

- Лиз, ты просто гений! – я подбежала к подруге и обняла ее. – Мы съездим в Вегас в воскресенье, а на танцы я приду так, чтобы он об этом узнал только в момент нашей встречи. Два подарка на День рождения!

- Это точно сработает, - просияла подруга. – А билет на танцы я тебе куплю на неделе так, чтобы Остин не знал.

- Отлично!

Дверь к нам в комнатку открылась.

- Доброе утро, девочки, - к нам зашла мама. На ней была новая кофточка с V-образным вырезом и классическая юбка с оригинальными вставками от Марго Прайс. – Ну как вы тут, отдыхаете?

- Да, миссис Бёрк, здесь просто великолепно, - пропела Лиз.

- Точно. Спасибо огромное, мам, я теперь понимаю, почему тебе так нравится это место! Тебе обязательно нужно записаться на массаж здесь, это прекрасно!

- Ароматические масла? Вот это запах! – раздался восхищенный голос.

КТО. ЭТО. СКАЗАЛ?!

Вслед за мамой в комнату отдыха, где мы с Лиз уютно сидели до настоящего момента, вплыла Алексис. Лучезарная улыбка до ушей, обтягивающие бедра брендовые джинсы и замшевый зеленый топ подчеркивали стройную фигуру, а длинные рыжие волосы на концах чуть завились, но все равно выглядели восхитительно, как будто она делала укладку на вчерашнюю вечеринку, но с тех пор так и не переделывала прическу.

А за ней к нам вошла Лейни, мрачно поглядывая на Алексис.

Кхм.

- Привет, Алексис, - собравшись с духом, я улыбнулась. – Не знала, что ты тоже придешь!

- Мы зашли на пару минут, чтобы обсудить дела «Бёрк Менеджмент» и поговорить о карьере, - с улыбкой пояснила мама.

Что?

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!

Это же мой выходной!

А что еще хуже, я не успела рассказать ни маме, ни Лейни о своих подозрениях насчет Алексис и ее поведении на съемках и фотосессии. Но, судя по выражению лица Лейни, Надин уже ввела ее в курс дела. Вот только мама до сих пор пребывает в неведении.

- Понятия не имела, что она придет, - пробормотала Лейни мне на ухо, опускаясь рядом, - пока не увидела ее копну волос, пылающую, точно огонь на сигнальном маяке. Твоя мама сама предложила ей прийти сюда, но я, Кейтлин, не в этой лодке, - заверила она меня. – У меня уже и так есть самая яркая звездочка «Дел семейных», и прихлебательницы, появившиеся здесь без году неделю назад мне не нужны.

Я была так тронута ее словами, что обняла бы Лейни изо всех сил – вот только мне прекрасно известно, как она ненавидит, когда ее тщательно отглаженную одежду мнут и вообще трогают. Вместо этого я улыбнулась с благодарностью. Лейни поймет.

- Надин мне рассказала, что произошло во вторник и как Алексис заставила расширить линию своего персонажа, - продолжала тем временем Лейни, - но я уже и раньше слышала о ней то тут, то там. Эта девица не несет нам ничего хорошего, я ей не доверяю. Будь аккуратна, Кейтлин, серьезно.

- Обязательно, - пообещала я, чувствуя облегчение. Лейни только что подтвердила то, что крутилось у меня в голове неделями, и теперь мне стало на сто тонн легче.

- А твоей маме я помогу снять эту лапшу с ушей, - она смотрела на маму, которая знакомила Алексис с Лиз. – Уж поверь мне.

Когда мама с Алексис устроились напротив нас, я улыбнулась и уставилась на маму. Та поджала губы.

- Не смотри на меня так, Кейтс, - она нахмурилась. – Мы знаем, что у тебя выходной, но было бы замечательно обсудить дела в такой вот непринужденной обстановке, так что я пригласила Алексис.

- А разве спа сегодня работает не для Кейтлин и Лиз? – невинно поинтересовалась Лейни. Я тоже сжала губы, прямо как мама, вот только я старалась скрыть улыбку. А ведь и в самом деле.

- Все равно, - с нажимом произнесла мама, - нам всем нужно пообщаться.

- Я так рада, что миссис Бёрк пригласила меня! – прощебетала Алексис. – Мы ведь редко видимся вне студии, Кейтс, - с сожалением покачала она головой.

- А она милая, - заметила мне на ухо Лиз.

- Так ты пришла, чтобы провести время с Кейтлин? – сладко улыбнулась Лейни. – Это так мило с твоей стороны, Алексис!

Так ее, Лейни! Хорошо, что хоть кто-то кроме меня и Скай видит, что за человек эта приятная на первый взгляд девушка.

- Конечно! - просияла та. – Мне интересно все, что связано с Кейтлин! Как она живет, как любит проводить выходные... А ее друзья – наверное, потрясающие люди, - она перевела восхищенный взгляд на Лиз.

- Ну, ничего особенного в выходные я не делаю, - медленно проговорила я. – А живу, в принципе, так же, как и остальные.

- Ты слишком скромная, - рассмеялась Алексис. – Твоя жизнь похожа на сказку, и это так здорово! Но, должна признать, я хотела прийти не только поэтому.

Я задержала дыхание. А почему же, Алексис?

- Когда миссис Бёрк пригласила меня, я согласилась, не раздумывая, ведь это такой шанс, чтобы с ней пообщаться! А потом еще оказалось, что здесь будет и сногсшибательная Лейни Питерс, - она снова широко заулыбалась. – Вы же просто команда супергероев пиара в Голливуде, вас невозможно остановить!

Теперь заулыбалась мама. Улыбается она, улыбается Алексис… А скулы сводит почему-то у меня.

- Я никогда не думала, что мне нужна помощь пиар-агента, но этот город такой громадный, - девушка понурилась. – Одной мне не справиться.

Так вот оно что.

- Ну, не каждый создан для Голливуда, - легко отозвалась Лейни.

В дверь постучали, и вошла работница спа, неся в руках чемоданчик с принадлежностями для маникюра и педикюра.

- О, маникюр, замечательно, - удовлетворенно улыбнулась мама. – Так, Алексис, милая, в чем же дело? Люди плохо обходятся с тобой?

- У меня… У меня проблемы с контрактом, - в глазах Алексис встали слезы. Ого, да она еще большая любительница надавить на жалость, чем Скай.

- Я даже не понимала, что, когда я подписывала контракт, я согласилась на то, что моя Колби исчезнет через полсезона, - простонала она. – Но Колби могла бы сделать еще столько всего! А они не могут оставить ее…

Услышав это, я едва ли не расхохоталась. Она, что, и правда считает, что я, моя мама и Лейни можем повлиять на решение продюсеров? Ха, да это просто смешно! Даже человек, который никакого отношения к Голливуду не имеет, и то понял бы, что актеры ничего не решают на студии.

- Это же телевидение, - пожала плечами Лейни. – Ты подписала контракт, в котором говорилось, что тебя нанимают на половину сезона. Люди обычно читают то, что подписывают, правда же?

Алексис бросила на нее раздраженный взгляд и снова уставилась на мою маму, захлопав глазами.

- Наверное, мы все же можем как-то помочь, - задумчиво проговорила мама. – Думаю, каким-то образом можно убедить их передумать… Что именно мы можем для тебя сделать?

Алексис заметно расслабилась.

- Может быть, чем больше людей будут работать со мной, тем лучше? – как бы размышляла она вслух. – ДС – это настоящая семья на телевидении, и мне бы так хотелось стать ее частью! Но для этого нужно заводить знакомства, а я совсем не умею это делать. Я ведь не такая искушенная, как Кейтлин, и не знаю, как вести себя с папарацци, да и лоска Голливуда у меня нет, - грустно вздохнула она, затее взглянула на маникюршу. – После этого у меня скраб, орагническое обертывание и, если останется время, массаж в четыре руки.

- Ничуть не искушенная, - фыркнула Лиз мне на ухо.

В сумке, стоявшей в шкафчике на другом конце комнаты отдыха, пиликнул телефон. В любое другое время я подождала бы с прочтением сообщения, но компания Алексис меня раздражала, поэтому я прошагала к шкафу и вынула телефон.

ВУКИРУЛЯТ: Как дела у моей девочки? С момента нашей встречи не прошло и 12 часов, а я уже скучаю.

Улыбаясь, я вернулась на свое место, и мастер занялась моими ногами. Алексис бросила несколько взглядов в сторону телефона.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Ты просто меня спасаешь. Я в спа-аду.

ВУКИРУЛЯТ: Это то место, куда отправляются супермодели?

Не удержавшись, я рассмеялась.

- Кто тебе пишет? – поинтересовалась Алексис.

- Вероятнее всего, ее парень, - отозвалась мама с ноткой раздражения. Я молча уставилась на нее. Обязательно было это говорить?

Алексис улыбнулась.

- Он невероятный. Мы поговорили с ним и Мэтти пару минут на том приеме в честь Priceless. Ты, Кейтлин, смотри в оба, вдруг его кто-нибудь захочет похитить.

Слова слетели с губ прежде, чем я успела сообразить, что говорю.

- Он и правда невероятный. Но, что еще более важно, он считает невероятной меня. Впрочем, как и большая часть людей в Голливуде.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Я потом тебе объясню. Но я очень по тебе скучаю.

ВУКИРУЛЯТ: Ты говорила маме про уроки вождения, кстати?

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Шшш! Я хочу сперва насладиться выходным днем.

ВУКИРУЛЯТ: Ну-ну. Удачи. Напишу позже, если ты еще будешь жива :)

Смешно.

Я захлопнула крышечку телефона и отложила его в сторону. Надеюсь, Алексис ничего не скажет об Остине, или я точно не выдержу и тресну ее по голове тазиком с водой.

- Да, он не из нас, - говорила тем временем мама. – Кейтлин познакомилась с ним, когда пошла в эту ужасную школу в том году.

- Ужасную школу? – переспросила Алексис.

- Я дойду до дамской комнаты, - прощебетала Лиз и, завернувшись получше в полотенце, выскользнула за дверь. Лейни прокашлялась.

- Не уверена, Алексис, что мы можем тебе помочь, - заговорила она, так и не дав маме возможности рассказать историю о моем школьном приключении. – Кейтлин – звезда немалого масштаба, так что у нас не слишком много времени, чтобы заниматься делами другого актера из того же шоу. Получится конфликт интересов.

Алексис поморгала. Она явно не ожидала такого ответа.

- Но, - продолжала Лейни, - я могла бы дать тебе пару номеров других агентов. Думаю, этого будет достаточно. Жаль, что ты потратила время, придя сюда, но ты все равно можешь остаться тут с нашей Кейтлин.

Мама явно собиралась что-то сказать, но Лейни заставила ее передумать одним взглядом. Да, уж что-то, а взгляды у Лейни всегда были красноречивы.

- Спасибо вам большое, - с признательностью кивнула Алексис. – Я очень ценю то, что вы потратили на меня свое время. Обидно, конечно, что так вышло, ведь с Кейтлин вы все организовываете как нельзя лучше, а потому мне бы очень хотелось с вами работать.

- Это приятно слышать, - сладко улыбнулась Лейни.

- Но, даже если мой контракт будет расторгнут, мне очень приятно увидеть свое имя на экране во время заставки, - улыбнулась Алексис.

- Ты шутишь! – задохнулась я. – В смысле, это же великолепно.

Вот теперь мне точно хочется ее ударить. Да, знаю, это грубо с моей стороны, и даже мысли о таком характеризуют меня не слишком-то хорошо, но ничего поделать с этим я не могла. Пора признать: я завидую. Я завидую Алексис Холден. Мне прекрасно известно, что она в «Делах» не насовсем, но мне бы очень хотелось, чтобы ее вообще никогда не было. Так что ее контракт, рассчитанный лишь на несколько эпизодов – это большой плюс. Еще пару месяцев, и все мы будем от нее свободны.

На лице мамы появилось весьма напряженное выражение. Хм…

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №6: Большинство сериалов, а зачастую и фильмов, начинаются с «представления актеров» - под основную музыкальную тему на экране появляются имена исполнителей ролей. Но появляются они там далеко не в алфавитном порядке. Первое и последнее имя – это, как правило, наиболее яркие звезды сериала или кино. Например, у нас в ДС на первом месте стоит Мелли (Пейдж). Далее, если актеры равносильны по своим ролям и «величине» своей «звездности», нас записывают в зависимости от количества других проектов. Поэтому после Мелли иду я со своими пятью другими фильмами, затем Скай и Спенсер, который играет нашего отца.

Но есть еще так называемый «статус И». Замечали, наверное, как в конце заставки на экране появляется: «…и» - а за ним имя актера. Так вот это самое «и» - самый важный показатель. Если ваше имя получило «статус И», то можете не волноваться за свое будущее. Во всяком случае, в этом проекте.

Боже.

А если Алексис как раз и получит «статус И»?! Ведь пока что у нас нет такого актера, так что местечко свободно… О, нет. Это точно раздует ее эго до невероятных размеров!

- Ты, должно быть, на седьмом небе. Поздравляю, - вежливо сказала мама. Похоже, она наконец-то увидела, что происходит на самом деле. Алексис Холден стала всеобщей любимицей, и возможно, другой любимице, теперь уже бывшей, придется потесниться.

- Разумеется! Спасибо, - поблагодарила Алексис. – Лейни, вы очень мне поможете, если подкинете пару номеров. У меня сейчас обертывание, - она поднялась с кушетки, - но, думаю, мы еще увидимся позже.

Еще раз одарив всех ослепительной улыбкой, девушка выплыла за дверь.

- Кейтлин, похоже, меня обвели вокруг пальца, - сказала мама, когда дверь закрылась. – Я понятия не имела, что она хочет перетянуть все шоу на себя. Не могу же я быть агентом для нее и для своей крошки! Разумеется, для меня ты всегда на первом месте, и я добьюсь, чтобы в ДС думали точно так же, - она обняла меня.

Ее порыв так меня удивил, что я застыла на месте. Мама поняла. Наверное, впервые в жизни мама действительно поняла то, что для меня было важно!

- Лейни, ты тоже прости меня.

- Тебя бы следовало отлучить от кондитерских за это, - пошутила та. – Но в следующий раз не приводи потенциальных клиентов, не предупредив меня. Я хотела тебе рассказать о ней, но ты меня опередила. Эта девчонка – ходячая проблема.

Я закивала головой и посвятила маму в подробности двуличного поведения Алексис на съемках. Милая и приветливая с теми, от кого зависит ее карьера, и сущий дьявол с теми, кем можно помыкать.

- В общем, классическая звездная болезнь, - подвела итог Лейни. – Я все думала, что какая-то уж она чересчур милая. Эта невинная с виду овечка точно знает, чего хочет, и как будет этого добиваться. Кейтлин, - повернулась она ко мне, - я совершенно серьезно сказала, что ты должна быть осторожна. Это пока что она ведет себя, как твоя подружка, но на самом деле она не перед чем не остановится, лишь бы стать главной звездой сериала.

Я вздохнула.

- Да, ты права. Но что я могу сделать?

Ни мама, ни Лейни не успели ответить на мой вопрос, потому что в комнату влетела Лиз.

- Вы ни за что не поверите, что я только что услышала! – практически завопила она. – Я шла обратно, и вдруг услышала Алексис! Она сидела в другой комнате отдыха, ждала мастера и болтала по телефону. И знаете, что? Алексис орала в трубку, что маленькая Мисс Совершенство и ее служанки оказались умнее, чем ей казалось, и она потратила время впустую. Кейтлин, она говорила о тебе!

- Хм. Меня это не удивляет, - я скрестила руки на груди. – Было уже нечто подобное. Именно об этом, - я посмотрела на маму, - и шла речь. Нам надо разоблачить ее!

- О, не волнуйся, - рявкнула Лейни. – Значит, служанки? Ну, так я устрою заговор в ее королевстве! Теперь я уверена: это она распространяет сплетни в газетах.

- Мне всегда казалось, что этим занимается Скай, - неуверенно протянула мама.

- Мне тоже. Но в последнее время пресса проезжается и по ней самой, - пояснила я. – Наверное, Скай ненавидит Алексис даже больше, чем меня. Нет, это точно она. Надо рассказать обо всем Надин.

- Прости, что испортила тебе выходной, - с грустью сказала мама. – Мне так стыдно, что я пригласила эту ужасную девицу к вам! Как я могу загладить свою вину, солнышко?

Не медля ни секунды, я выпалила:

- Ты отпустишь меня на уроки вождения.

Лиз расхохоталась.

Мама заморгала.

- Но у тебя нет совершенно никаких знаний! Ты должна знать хотя бы теорию!

- Ну… Уже знаю,– пробормотала я.

- Что? Как?!

- Я нашла школу вождения, выучила теорию и сдала ее, - гордо отозвалась я. – Теперь дело за практикой. Вдруг да следующего кастинга мне надо будет показаться, что я умею что-то делать за рулем? И что я скажу? «Ой, извините, мне никак»?

- В этом есть смысл, - заметила Лейни. Мама все еще смотрела на меня с отсутствующим выражением на лице.

- Мам, все подростки моего возраста уже учатся водить, - я кивнула на Лиз. – Почему я не могу иметь каких-то навыков, которые, к тому же, могут пригодиться в жизни?

- Хорошо, - мама сдалась. – Ты будешь водить. Папа тебя научит, и…

- Чтобы получить полноценные права, надо заниматься с инструктором, - теперь я чувствовала себя увереннее. – Мне нужны шесть часов вождения по улице города и пятьдесят часов в машине со взрослым человеком, имеющим права и старше двадцати пяти. Я уже нашла одну школу вождения, она недалеко от студии.

- Ну уж нет. Мы наймем тебе первоклассного учителя, - тоном, не терпящим возражений, заговорила мама, - и ты будешь заниматься во время перерывов в съемках. Я не хочу, чтобы ты ходила в общественную школу.

- Папарацци возьмут эту твою школу в кольцо, - согласилась с ней Лейни. Я открыла рот, но она лишь повысила голос. – И никаких «но», Кейтлин. Ты можешь учиться вождению, раз твоя мама не против, но то, каким образом это будет происходить, решать ей.

- Но это ведь Лос-Анджелес! – возмутилась я. – Все артисты ходят в магазины, в парк, с собаками гуляют, и их никто не смущает! Чем уроки вождения отличаются от всего остального? Ну да, несколько снимков могут появиться в прессе, но от этого же только лучше будет самой школе.

- Кстати, да, - Лиз подняла указательный палец. – Знаменитость в числе учеников – шикарная реклама, так что все снимки только на руку.

- Видите? – обратилась я к маме с Лейни. – Не хочу я заниматься с личным учителем, у меня и так в жизни все отдельное и на порядок лучше, даже когда мне этого не хочется. Почему я не могу хотя бы раз в жизни быть как все и учиться у мужчины средних лет, который будет кричать на меня за то, что я сбила знак запрещения парковки? Разве это так много?

- Да! – воскликнула мама. – Да, Кейтлин, это много! И, я уверена, твой папа меня поддержит. Ты не можешь быть, как все, потому что ты НЕ КАК ВСЕ. Бог знает, что там произойдет в этой общественной школе. Ты будешь учиться так, как мы тебе скажем – и точка.

- Но…

- Никаких пререканий, - твердо сказала мама. – Разговор об этом закончен. Лучше поговорим о машине. Когда ты можешь сесть за руль, тебе, конечно, нужен будет свой автомобиль. Ты уже думала об этом? Какой бы ты хотела? Может, Приус? (*Toyota Prius — среднеразмерный автомобиль, имеющий низкий уровень загрязнения)

- О! – Лейни засияла. – Можно же взять не просто автомобиль, не загрязняющий воздух, а электромобиль! Я как раз знаю дилера, который уступит машину для Кейтлин меньше, чем за сто тысяч долларов.

- Поздравляю, - улыбнулась Лиз, пока мама и Лейни хором выбирали мне машину.

Поздравляю?

Хм, погодите, Лиз права. Может, они и не согласились с моей идеей учебы в обычной школе вождения, но зато мне хотя бы позволили учиться! Раз я добилась этого, значит, еще немного – и им понравится та небольшая школа, которую я уже присмотрела (тс-с!). Мне ведь разрешили учиться, так? Так. Значит, я могу позвонить туда прямо сегодня и записаться на пару уроков практики, а потом выйду к родителям и покажу им, чему научилась. Они будут так гордиться мной, что даже не обратят внимания на то, что я чуть-чуть привала.

Наверное.

Надин еще не в курсе, что я сама нашла себе школу, но она ведь не будет злиться, правильно?

Да?

СУББОТА, 5 ОКТЯБРЯ

Рассказать Остину про уроки вождения, попросить, чтобы не говорил Надин и Родни

Первая практика за рулем – 11 октября (пятница) в 7 утра

Пятница – начало съемок в 10 утра (Я ВСЕ УСПЕЮ, УРА!)

Подготовить все к поезде в Вегас, взять у мамы разрешение

Найти платье на школьные танцы!

Глава 7

Уровень прогресса

Три.

Два.

Один.

И…

- Да, я обещала, что не стану этого говорить, но мне уже наплевать, - с жаром возмущалась Надин. – У меня в голове не укладывается, что ты это сделала! Поверить не могу!

Ну, возможно, я недооценила Надин и степень ее гнева. Наверное, я впрямь поступила не слишком разумно, записавшись на уроки вождения без ее ведома.

Ой.

- Ты же умная девушка, Кейтлин! Как ты могла? – клокотала Надин. Такими темпами она и на Ральфа, нашего инструктора, накричит, едва тот появится. Еще только семь утра, а я, Родни, Надин и Остин уже стояли перед небольшим зданием на окраине города. Это светлое одноэтажное строение – и есть та самая школа «Авто-помощник», в которую я так хотела пойти, чтобы научиться водить. Мы договорились встретиться ровно в семь, но Ральф опаздывал на десять минут. Хотя, может и не опаздывал – будь я на его месте, тоже бы спряталась где-нибудь в кустах поблизости и переждала, пока Надин не успокоится.

Это и впрямь было пугающе, голос Надин звучал в точности как голос Лейни. Разгневанной Лейни. Или очень сердитой мамы. Или даже Мелли, когда ее выводит из себя Скай.

- Мне казалось, ты будешь гордиться мной, что я сама нашла школу, - шмыгнула я носом. Наверное, простыла – насморк, голос чуть с хрипотцей, и вообще меня трясет. Пытаясь согреться, я сунула руки в карманы толстовки и свела плечи. Брр.

Надин лишь смерила меня взглядом и поддернула молнию на своем худи, не сказав ни слова.

Ну вот, теперь я чувствую себя предательницей.

- Надин, пожалуйста, не смотри на меня так! – взмолилась я. – Я все тебе рассказываю, абсолютно все, ты ведь знаешь. Мне хотелось хотя бы однажды сделать что-нибудь самой, - я помолчала. – И не подставлять тебя перед мамой и Лейни. Поэтому я и решила держать все в секрете.

Я изо всех сил пыталась переманить Надин на свою сторону, но она упорно поддерживала родителей и Лейни, так что, если бы я не взяла дело в свои руки, пришлось бы мне учиться вождению исключительно во время обеденного перерыва и слушать нескончаемые похвалы в свой адрес от учителя вождения, который работал с Мишей, Хиллари, Линдси и так далее. Откуда я знаю, что он будет меня хвалить? Так делают все преподаватели чего-либо, которые когда-либо работали с кем-либо, имеющим отношение к шоу-бизнесу. Если не все, то большинство. Быть персональным учителем почетно, и никто не хочет потерять теплое местечко из-за того, что критикуешь звездного ученика слишком уж сильно.

В общем, идея о том, чтобы учиться с личным учителем, мне претила. Нет уж, хочу научиться водить как следует! И поэтому я ничего никому не стала говорить, а просто взяла и позвонила Ральфу. Вот так.

- Но мы же всегда вместе разбираемся со всеми сложностями, Кейтлин, - уже спокойнее заговорила Надин. – Разве я хоть когда-то подвела тебя?

Да, это правда – Надин я доверяю как себе самой, а может, даже и больше. Она ни разу не сделала ничего, что навредило бы мне, на ее решения всегда можно положиться. А теперь я поставила ее добросовестность под сомнение.

Не зная, что сказать, я лишь опустила голову. Мне-то казалось, что визит в школу ранним утром, да еще и специально найденное мною скрытое от глаз папарацци место – это предмет для гордости, но нет, все это лишь рассердило Надин еще больше. Слава богу, хоть Остин поддерживает меня и теперь стоит рядом, готовый в любой момент оказать мне моральную поддержку. Родни, кстати, тоже воспринял новость об утренних планах нормально, лишь одна Надин злилась.

Почему, ну, почему она не может понять: я лишь пытаюсь получить тот же опыт, что и все остальные подростки шестнадцати лет, и притом сделать это сама. Школа вождения – по сути, единственное мое самостоятельное решение, не считая того побега в Кларк-Холл, а я хочу иметь за спиной что-то, о чем можно было бы вспоминать с улыбкой и гордостью. Нельзя же всю жизнь прикрываться статусом знаменитости и позволять другим людям делать за меня дела. Это удобно лишь до определенной поры, а в какой-то момент за тебя начинают не только делать что-то, но и принимать важные решения.

- Я не только не вразумила тебя, - вновь мрачно произнесла Надин, - я еще и позволила тебе впутаться в эту авантюру. Меня точно уволят! Твоя мама и Лейни разорвут меня на клочки в ту же минуту, как узнают, что я наделала.

Еще немного, и я достану из сумки бумажный пакет и протяну его ей со словами: «Дыши ровнее, вдо-ох, вы-ыдох». Но я сдержалась.

- Мы скажем им правду: ты ведь понятия не имела о том, что я задумала.

Это Надин не успокоило.

- Ты лучше вот о чем подумай, - подал голос Родни, - она хотя бы не одна сюда пришла, - он говорил с набитым ртом, жуя сэндвич с яйцом и сыром. Вот, кто не терял ни аппетита, ни спокойствия, что бы ни происходило вокруг.

- Надин, я все-все… - А-АПЧХИ! – продумала, - заверила я ее. – Школа совсем недавно открылась, а ней почти никто и не знает. Ральф, инструктор, сказал, что ему все равно – актриса я, певица или космонавт.

- Будь я на его месте, сказала бы то же самое, - фыркнула Надин. – Пятнадцать минут – и все небо над этой твоей школой будет забито вертолетами с папарацци.

- Ральф сказал, что, безусловно, подпишет конфиденциальное соглашение, - гнула свою линию я. – Вот он приедет, и… - кхм-кхм-КХМ! Да что же такое. Голос садится, как аккумулятор у мобильника, когда я пишу много сообщений Остину и Лиз.

- Будучи твоим ассистентом уже долгое время, - чопорно возразила Надин, - позволю себе заметить, что конфиденциальные соглашения надо подписывать до подобных мероприятий. Потому что приехать-то он приедет, вот только вполне возможно, что репортеры из Hollywood Nation приедут вместе с ним. И тогда метаться будет поздно.

Хм. Об этом я не подумала.

- Но Ральфу можно доверять! Мы несколько раз обсудили с ним все вопросы.

Надин закатила глаза.

- Остин, будь добр, вразуми ее, а? Напомни, сколько человек пострадали от того, что считали, будто кому-то «можно доверять».

- Нет уж, я в это дело не вмешиваюсь, - Остин поднял руки ладонями вверх, и Надин поджала губы. – Но, - тактично обратился он ко мне, - Надин говорит дельные вещи.

Толкнула бы его его локтем в бок, но на это нет никаких сил. Я обливаюсь потом и трясусь от холода одновременно – разве это вообще возможно? Слава богу, Остин обнял меня за плечи. Он такой милый, пропускает первые два урока, чтобы поддержать меня. Не очень умный поступок, зато невероятно приятный.

- Серьезно, все, с кем ты об этом говорила, против. Может, Надин все же права? – мягко проговорил он. Я потрясла головой. Не для того мы все сюда пришли, ждем Ральфа, спорим, разбираемся со всеми недомолвками, чтобы теперь вдруг все бросить и уйти лишь потому, что «все, с кем я говорила, против». Абсолютно уверена, что Ральф… Что Ральф… Что…

АП-АП-АП- ЧХИ-И!!!

- Будь здорова! Слушай, Бёрк, я на твоей стороне, не смотря ни на что, - сказал Остин, - но считаю своим долгом предупредить тебя, что ты, возможно, совершаешь серьезную ошибку.

Может, и совершаю. Или нет. Последствия, возможно, будут серьезны, но, может, их и не будет. В любом случае, это уж моя проблема. Я все продумываю, каждый свой шаг! Каждый день на съемках – это огромная работа. Особенно, теперь.

Вчера, например, Том хвалил меня и возносил до небес за удачно снятую сцену, Скай не шипела в мою сторону, а Алексис, ради разнообразия, вела себя вполне пристойно. Рейтинги «Дел» на высоте, аудитория в восторге – и я часть этого всего! Невозможно даже представить меня вдали от ДС, кому нужен колледж, когда есть такая работа, где чувствуешь себя, как дома?

Но десять минут спустя противный голосок где-то в душе заговорил: «А что, если сериал свернут? Что, если твоя карьера полетит к чертям в один прекрасный день? Хочешь рекламировать бижутерию на общественном телевидении? Иди в колледж, как Остин и Лиз, получи нормальную специальность и прекрати трястись от страха за свое будущее». А затем в разговор включился другой голос: «Если ты бросишь съемки ради колледжа, твоя карьера точно полетит к чертям».

Так что не могу я больше думать и переживать. Иначе с ума сойду, хватит с меня! Я приняла решение – и буду держаться его.

- Слушай, Мейер, - взяла я его тон, - я уже увязла во всем этом, так что поздно рвать когти. Прямо как тебе со школьными танцами, - поддразнила я. Вот уже несколько дней как я упоминала танцы то тут, то там, намекая, что меня на них не будет, чтобы у Остина не осталось подозрений.

- Да плевать мне на эти танцы, - буркнул он. – Глупая традиция. Я вообще не просил, чтобы меня номинировали. Лучше бы пришел на парад, а потом сбежал к тебе.

По сравнению со многими моими знакомыми, которые хвастаются налево и направо каждой своей номинацией, Остин – просто скромняга. Впрочем, он и безо всяких сравнений именно такой. И очень милый! Лиз сказала, он даже порывался защищать меня от папарацци, лишь бы я пришла на танцы, но подруга сказала ему, что делать этого не придется, ведь я буду в это время «на съемках». Правда, минус в этом тоже есть: он, наверное, будет танцевать с Лори, своей бывшей девушкой. Она тоже номинирована, борется за звание Королевы школы. Фу.

Надин прокашлялась.

- Я бы посоветовала тебе, если мое мнение имеет какое-то значение, конечно, - язвительно добавила она, - сказать Родни, чтобы он проверил окрестности. Мало ли, кого они тут попрятать успели.

Родни невозмутимо откусил от сэндвича еще кусок.

- Надин. Школу недавно выстроили, о ней никто не знает, кроме строителей и этого Ральфа. Ты слишком много времени тусуешься с Лейни, она плохо на тебя влияет.

Я рассмеялась, но тут же снова зашмыгала носом.

- Бёрк, ты заболеваешь, по-моему, - заметил Остин, прикладывая руку мне ко лбу. – И, кажется, у тебя температура.

- Я себя отлично чувствую, - соврала я. На самом деле мне было и жарко, и холодно, но мне казалось, что это из-за волнения. К тому же, у меня нет времени на болезнь. Актеры вообще редко болеют.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №7: знаменитости не болеют. По крайней мере, они не говорят об этом всему миру, если, конечно, не случилось чего-то действительно серьезного, и им не нужна срочная госпитализация или пара месяцев в каком-нибудь санатории (Скай уже «боролась со стрессом» там дважды). Слышали фразу «Шоу должно продолжаться»? Это про нас. Наше шоу продолжается с кашлем, насморком, головной болью и температурой (просто на площадке дежурит врач, а сцены переписываются соответствующим образом). Разумеется, в случае недомогания, никто не станет держать вас на площадке весь день, но снять несколько сцен вполне возможно. А вот если уж совсем плохо, и вы покрываетесь сыпью размером с горох, тут уж, конечно, съемка отменяется. Не всегда продюсеры принимают именно такое решение, но в противном случае это обходится им дороже – как, например, в случае с моей подругой Джиной, когда она заболела и на съемках заразила еще двух коллег.

Что же касается меня, я еще никогда не брала отгул по причине болезни. Могла бы, конечно, но, стоит мне чихнуть, как мама тут же напоминает, что Опра Уинфри за двадцать лет ни разу не отменяла свое шоу из-за насморка.

- Ты кашляешь и дышишь через рот уже два дня, Кейтлин, - нахмурилась Надин. – Ты пила то противовирусное?

- Говорю же, я отлично себя чувствую! И, к тому же, - пошутила я, - нельзя водить, если употребляешь какие-то препараты.

- ОТЛИЧНО, - рявкнула Надин. – Болей. И пусть тебя поймает Hollywood Nation. Ты, видимо, стремишься к этому.

Я обняла ее.

- Этого не случится, - Надин фыркнула. – Но спасибо за заботу, - стоило мне это сказать, как на площадку перед школой въехал старый седан с надписью «Авто-помощник» на капоте. – Вот и он! – воскликнула я, снова чихнув.

Родни скрестил руки на груди и внимательно уставился на автомобиль. Когда машина поравнялась с нами, я увидела за рулем Ральфа, который пытался одновременно припарковаться и удержать падающие с приборной панели листы бумаги. Наконец, он справился с обеими задачами, и вылез из машины. Он оказался мужчиной средних лет, с небольшой проседью в волосах и большими глазами навыкате. Одет он был в потертые джинсы и не менее потертую рубашку. В кармане джинсов лежали ручка и карандаш, в рука была папка.

- Привет, я Ральф – «Авто-помощник», и я буду рад вам помочь, - произнес он с заученной улыбкой. Стоило ему заметить меня, как его и без того огромные глаза стали еще шире. – А ты, должно быть, Кейтлин, - он с чувством потряс мою руку и рассмеялся чему-то.

- Привет, - отозвалась я, - рада вас встретить, Ральф! И спасибо, что согласились встретиться в такую рань.

- Ну что ты, Кейтлин, не стоит благодарности! Я хорошо храню секреты. Кейтлин Бёрк, - проговорил он, не сводя глаз с моего лица и улыбаясь. – Это круто. Никогда раньше не встречал звезд.

Надин снова прокашлялась.

- Ральф, вы привезли соглашение о конфиденциальности, которое вы с Кейтлин условились подписать?

- Конечно, конечно, - он покрутил в руках папку, - оно здесь, - и снова уставился на меня. – Сейчас, сейчас.

Надин прищурилась.

- Итак, Ральф. Пока вы ищете соглашение, позвольте уточнить детали…

- Мы занимаемся до девяти тридцати, правильно? – перебила ее я, не желая, чтобы Надин напугала учителя голосом мамы и взглядом Лейни. Но Ральф, похоже, меня не слышал.

- Кейтлин Бёрк. Сама Кейтлин Бёрк! Поверить не могу, что она со мной разговаривает, - он с восторгом посмотрел на Остина.

- Сама Кейтлин Бёрк, - передразнила Надин, - сказала, что вам все равно, кто она. Не так ли?

Ральф оскорбленно пожал губы.

- Разумеется, так, она может быть, кем угодно. Но это же круто, разве нет? У меня секрет с самой Кейтлин Бёрк! В голове не укладывается, что ты пришла на мои занятия, Кейтлин Бёрк!

Интересно, долго он еще будет произносить мое имя с таким восторгом? Я отвела взгляд, чтобы не встречаться глазами с Надин.

- Зовите меня Кейтлин, Ральф.

- Хорошо, Кейтлин, - он вынул из кармана ручку и защелкал ею. – Давай начнем, - щелк-щелк. – Садись, - он открыл дверь седана. Щелк-щелк. – А остальные? – поинтересовался он, оглянувшись на Родни, Надин и Лиз.

- Нет, учусь только я, - пояснила я, - они пришли поддержать меня.

- Прежде, чем вы начнете учиться, - громко сказала Надин, - нам нужно подписать соглашение.

Ральф поморгал и достал из папки листок, бросил его на приборную панель и нацарапал подпись.

- Вот.

- Спасибо, - холодно произнесла Надин, забирая лист. – Вот теперь учитесь.

Мы сели в машину, и я расслабилась, несмотря на то, что меня все еще трясло. Самое страшное позади. В салоне пахло лавандой, а сам он был очень мило отделан под дерево. Я пристегнула свой ремень безопасности и провела пальцами по приборной панели. Циферблат скорости, радио, тумблеры… Ого. Водительское сиденье. КРУТО!

И в этот момент у меня в кармане ожил мобильник.

Лейни.

Черт, ну за что?! Если не отвечу, она так и будет названивать. Вздохнув, я послала Ральфу извиняющийся взгляд и нажала на кнопку.

- Не могу сейчас говорить, - прошептала я.

- ЧТО? – крикнула, как обычно, Лейни. Боже, ну почему она так рано встала? – Я ЕДУ НА ФИТНЕС, ТЫ ГДЕ? НА СЪЕМКАХ?

Ральф, который, безусловно, слышал каждое ее слово, посмотрел на меня.

- Я занята, - промямлила я. – Извини, нужно идти.

- ЧТО ТЫ ЗАДУМАЛА? – мгновенно напряглась Лейни.

О нет.

Ральф снова начал щелкать своей ручкой и постукивать ею по приборной панели, выражая нетерпение.

- Ничего, честное слово! Я просто занята!

- ЛАДНО, НЕВАЖНО. Я ЗВОНЮ, ЧТОБЫ СКАЗАТЬ, ЧТО HOLLYWOOD NATION УЖЕ ПЕЧАТАЕТ ОПРОВЕРЖЕНИЕ МУСОРА, КОТОРЫЙ ОНИ НАПИСАЛИ В ПРОШЛЫЙ РАЗ. Я ПОЗВОНИЛА ИМ И СКАЗАЛА, ЧТО КЕЙТЛИН БЁРК – СУПЕРЗВЕЗДА, И ОНИ НЕ ИМЕЮТ НИКАКОГО ПРАВА ТАК С ТОБОЙ ОБРАЩАТЬСЯ. НЕ БЛАГОДАРИ.

- Все равно спасибо, - сказала я. – Лейни, я спешу на съемки, давай поговорим позже? – и, не дожидаясь ответа, я отключила телефон.

- На съемки? – переспросил Ральф. – Кто-то не в курсе, что ты сейчас здесь?

- Мой менеджер, - вынуждена была признаться я. – И родители. Они были против того, чтобы я училась водить в специальной школе, и хотели нанять инструктора.

Ральф кивнул.

- Гиперопека, понимаю. Многие родители такие, - щелк-щелк, - в этом нет ничего удивительного. Я читал, что твоя мама может быть настоящей акулой, как в бизнесе, так и в жизни, - он придвинулся чуть ближе, точно желая поделиться со мной сокровенной тайной. Я отодвинулась.

- Мама… Она, как и все другие мамы, волнуется за меня. Она… А-АПЧХИ!

- Ты не устаешь от папарацци, Кейтлин? – продолжал расспрашивать Ральф. Его глаза сияли. – Ты можешь рассказать мне все, что захочешь, я никому не скажу. Весь этот шоу-бизнес – это такой стресс, да?

Что? О чем он? Я взглянула в зеркало заднего вида и увидела, что Родни, Остин и Надин поглощены каким-то разговором. Надин указывала на листок бумаги, взятый у Ральфа, и, похоже, кричала. Вот она достает телефон и начинает набирать номер, вот подносит мобильник к уху. Остин что-то говорит ей, но она отмахивается.

Я снова посмотрела на Ральфа. В его глазах горел настоящий огонь, какой я видела у фанатов. Ну и что? Можно подумать, я раньше таких людей не встречала.

- Завести машину? – подсказала я ему, игнорируя вопросы.

- Эээ… Да, - чуть разочарованно сказал он.

Я повернула ключ зажигания, и машина зарычала, точно проснувшись ото сна. Я ждала инструкций.

- Теперь убери ногу с тормоза и поставь ее на газ. Это педаль справа, - сказал Ральф. – Сегодня мы не поедем по дороге, останемся на парковке. Нужно, чтобы ты привыкла ко всему этому, - он обвел рукой салон.

- А разве других указаний и советов не будет? – удивленно поинтересовалась я, когда он в очередной раз стал разглядывать меня, точно не находился в моей компании последние двадцать минут.

- Да, точно, - спохватился он, - забыл. Ну, ты умная девушка. В конце концов, звезда фильма, все же. Сериала, то есть. Сериала. Уверен, ты уже все знаешь. Я скажу, если ты сделаешь что-то неправильно, ладно? Можешь ехать, - он вновь заулыбался. Ну и чудик. Должно быть, нервничает не меньше меня.

Кивнув, я нажала на газ – и автомобиль рванул вперед. Ральф почти приложился лбом к приборной панели и завопил, что было сил:

- ТОРМОЗ! ТОРМОЗ!!

Когда я остановилась (так же резко, как и поехала), он вздохнул.

- Так. Давай еще раз, только не дави на педаль со всей силы, хорошо?

Я сделала, как он велел, и стрелка скорости указала на двадцать пять. Нормально же, да? Не сводя глаз с дороги перед собой, я осторожно выкручивала руль, поворачивая и нарезая круги. Спустя минут десять мне стало казаться, что я приноравливаюсь. Вот это да, я – за рулем! Я вожу!

Краем глаза я заметила, что Ральф опять смотрит на меня.

- Я все хотел спросить, - забормотал он, - правда ли, что вы со Скай Маккензи плохо ладите?

Только-только я начала более-менее разбираться в происходящем, как он снова стал меня отвлекать.

- Ральф, я-то думала, вы ничего не знаете о знаменитостях, - отшутилась я. – Откуда этот неожиданный, - А-АПЧХИ! – интерес?

Кажется, мне нужен носовой платок.

Ральф нервно хихикнул.

- После твоего звонка на той неделе я заинтересовался и стал почитывать статьи, - пояснил он. – Хотелось узнать о тебе побольше, чтобы было, о чем поговорить.

Логично. Почему я сама до этого не додумалась? Новости о нас со Скай появляются тут и там едва ли не три раза в день, так что… А-АПЧХИ! Лоб покрылся испариной, и я передернула плечами от холода.

- Так она тебе нравится, как человек? – настаивал Ральф.

- Может, вы научите меня парковаться? – попросила я. Наматывать круги по парковке, конечно, хорошо, но остановиться мне бы тоже хотелось. Что-то мне совсем поплохело, думаю, стоит закончить на сегодня занятия.

- Через минуту, - отмахнулся инструктор. – Так что там? Вы друзья теперь, да? Мне нужно знать. Тебе нравится Скай? Что ты о ней думаешь?

Чего он привязался ко мне со своим интервью? Я раздраженно взглянула на него, и вдруг заметила, что карман на его рубашке оттопыривается как-то слишком сильно. Приглядевшись, я поняла, что это – карманный диктофон.

О БОЖЕ.

- Что это такое? – рявкнула я, не сводя взгляд с его кармана.

- Ничего, - глаза Ральфа забегали из стороны в сторону, - просто коробочка. Она ведь не издает никаких звуков, НЕ ТАК ЛИ?!

Стоп. А почему он кричит? Тут, что, еще кто-то есть? Я бы заметила, будь тут еще кто-нибудь, но… Так, что это там?

В зеркале заднего вида отражалась Надин, размахивающая руками. Липкое чувство нависших надо мной неприятностей затопило меня с головой. Тут точно что-то не то.

- СТОЙТЕ! – а вот это уже Остин – несется прямо за машиной.

Кейтлин, держи себя в руках. Все хорошо. Все хорошо. Сейчас все прояснится.

- Ральф, - я с достоинством посмотрела на него. – я не слишком хорошо себя чувствую, поэтому предлагаю закончить занятие на сегодня.

- Что? Нет! Прошло лишь десять минут! – запротестовал он. – Еще очень много вещей, о которых я должен спросить… В смысле, которым я должен тебя научить.

- В другой раз, - твердо сказала я и каким-то образом остановила машину.

- КЕЙТЛИН! – вот и голос Надин.

- Еще пять минут! – Ральф вцепился в моей ремень безопасности, не давая мне двинуться с месте. – Я еще ничего не узнал о истории Тома Пуллмана!

Что?

Господи, все еще хуже, чем я думала! Почему, ну, почему я не послушала Надин и родителей? Почему я никак не могу запомнить, что нельзя доверять всем и каждому?

- Извините, - я отвела его руку и отстегнула ремень. – Занятие закончено, а я не хочу обсуждать своих коллег, - мое лицо горело, когда я выбиралась из машины. Черт, как же стыдно перед Надин и остальными!

- НЕТ. Подожди! – Ральф схватил меня за руку. А вот это уже плохо. Я толкнула его в грудь изо всех сил и отскочила в сторону, немедленно оказавшись в объятиях Остина.

ЩЕЛК. ЩЕЛК. ЩЕЛК.

Вновь взглянув на машину, я увидела, как из-под пассажирского сиденья выбирается Мачо Марк, фотограф одного из самых популярных сайтов сплетен в Лос-Анджелесе. В его руках камера, и он делает один снимок за другим.

- Привет, Кейтс, - промурлыкал он, опуская стекло со своей стороны.

Имя «Мачо Марк» придумано нами по одной очень простой причине – фотограф выглядит и ведет себя, как мачо. Короткие каштановые волосы, манящий взгляд карих глаз, накачанные руки, подтянутая фигура… Зачастую можно просто заглядеться и не успеть убежать от его камеры.

Но не сейчас.

- Я так и знала! – закричала я на Ральфа, снова заглядывая в салон. – Ты продал меня! Как ты мог?

- Ты хоть знаешь, сколько мне платят в этой забегаловке? – ледяным тоном отозвался он. – Это никакая даже не школа, здесь никого нет, пусто, - он развел руками. – Я просто должен был позвонить журналистам. Марк предложил выгодную сделку, а пара твоих снимков в газете обеспечит меня суммой, которую я бы за год не заработал.

- Ты отвратителен, - покачала я головой. – Поверить не могу, что я повелаcь на это! Дай сюда, - я потянулась за камерой Марка.

- Нет! – Ральф снова схватил меня за руку и затащил в салон. Не успев сообразить, что к чему, я вцепилась в дверь, которая, как только я оказалась внутри, успешно за мной захлопнулась. Тогда я, недолго думая, изо всех сил нажала на газ. Автомобиль понесся по площадке на бешеной скорости, Остин едва успел отпрыгнуть в сторону. Я выкручивала руль, что было сил, Ральф скрипел зубами, а журналист на заднем сиденье чертыхался.

- Чувак, ты чего творишь? – крикнул Марк. – Скажи ей остановиться!

- Даю тебе еще пару минут, чтобы сделать фото, - отозвался тот.

Когда я услышала очередной «Щелк», внутри меня что-то словно взорвалось, и я нажала на тормоз. Автомобиль замер на месте, но перед этим мы услышали оглушительный треск.

Что это было?

По лбу Ральфа стекла струйка пота, Марк выглянул из-за своей камеры в ужасе, мне захотелось зажмуриться.

Седан инструктора припечатался капотом прямо в бампер нашей машины. О, нет. Родни, отразившийся в зеркале заднего вида, стоял, глядя на свой автомобиль с потерянным видом. Господи! Машина Родни! Что я натворила! В панике я начала крутить головой по сторонам, но Марк и Ральф выглядели еще более шокированными, чем, наверное, была я.

- Кейтлин! Кейтлин! – Остин, Надин и, кажется, Родни, подбежали к седану и открыли дверь с моей стороны. – Ты как? Не пострадала?

- Ты идиот! – Мачо Марк отошел от шока и теперь орал на Ральфа. – Последняя бестолочь! Кто же так делает? Она может в суд на тебя подать, тупица!

Остин помог мне выбраться из машины. Марк покачал головой и тоже вышел, продолжая щелкать камерой. Путь ему преградил Родни, грозно возвысившись перед фотографом, заслоняя меня.

Ох, как же Надин была права!

- Я не только ужасно вожу, я еще и разгромила две машины! – всхлипнула я и шмыгнула носом.

- Все, довольно! Мы уезжаем отсюда немедленно! – Надин сверкнула глазами на Ральфа. – Вы, уважаемый, перешли все границы, мы на вас в суд подадим!

- Пожалуйста, - Ральф вышел из разбитого автомобиля и скрестил руки на груди. – У меня уже есть кое-что, что будет интересно журналистам. И не только это, - он постучал по разбитому капоту.

ЗАЧЕМ Я В ЭТО ВВЯЗАЛАСЬ?

Наверное, надо что-то сказать. Например… А-АПЧХИ!

Остин покачал головой и подтолкнул меня в сторону машины Родни. Мачо Марк продолжал снимать, но у меня не было сил, чтобы возмутиться или закричать на него, хоть мне и хотелось. Ральф что-то вопил, сокрушаясь на тему разбитой машины, но Надин посоветовала ему закрыть рот.

- Кейтс, - обеспокоенно заговорила она, когда мы все погрузились в пострадавший автомобиль Родни и поехали прочь, - я знала, что так выйдет, честное слово! Знала с той самой секунды, как пригляделась к соглашению. Вот, посмотри, что он тут накорябал, - она протянула мне листок. Сперва подпись Ральфа показалась мне нормальной, но, посмотрев на нее дольше трех секунд, я поняла, что там написано «Микки Маус». – Я махала руками, но ты не видела, а позвонить я не могла, потому что телефон у тебя был выключен, - добавила Надин.

Из глаз у меня потекли слезы. Дура! Какая же я дура! Как я могла быть такой легкомысленной и безответственной? Правы были все, прав был Остин, когда говорил, что неспроста большинство близких не одобряют эту мою идею со школой.

- Надин, - прохлюпала я, хватая воздух ртом, - мне так стыдно. Остин, Родни, - А-АПЧХИ! – простите меня, пожалуйста. Я, - А-АП-АПЧХИ! – не хотела, чтобы так вышло, я…

- Хватит, - неожиданно твердо произнес Остин. – Родни, поезжай, пожалуйста, к дому. Кейтс, ты совсем разболеешься, если явишься сегодня на съемки.

- Родни, клянусь, я заплачу за ремонт, - прошмыгала я, - ты даже не беспокойся…

- Нет, Кейтлин, - мягко произнес он, - это ты не беспокойся. Все хорошо.

Мне очень хотелось ему возразить, но у меня не было на это никаких сил. Я опустила голову на грудь Остина и закрыла глаза. Может, когда я проснусь, все это окажется просто очень-очень пло… - А-АПЧХИ! – плохим сном.

ПЯТНИЦА, 12 ОКТЯБРЯ

Возместить Родни стоимость ремонта

Попросить у папы разрешения на учебу вождению

Глава 8

38,3. Вот, что показал термометр, когда Анита забрала его у меня из-под мышки. Остин помог мне устроиться в кровати и уехал, а обеспокоенная мама бегала вокруг (и причитала: «Она заболела? Вы уверены? Она совершенно не выглядит больной!). Анита, наша домработница, принесла мне градусник, тайленол (*противовирусное средство), имбирный чай и телефон, чтобы я могла позвонить врачу. Правда, у меня уже успело разболеться горло, так что звонить Аните пришлось самой. Мама («Сейчас нельзя болеть, сейчас время важных съемок!»), папа («Так куда вы в такую рань подорвались?»), Надин («Это все инфекция, черт бы ее побрал!») и Остин («Выздоравливай, Бёрк») крутились рядом и мешали ей разговаривать с доктором, так что в итоге она выставила всех из моей спальни. Стало тихо. На сорок пять минут.

- ЧТО ЗНАЧИТ, «КЕЙТЛИН ЗАПИСАЛАСЬ В ШКОЛУ ВОЖДЕНИЯ ЗА ТВОЕЙ СПИНОЙ»?! – громоподобным голосом проговорила мама. – НАДИН, ТЫ ХОЧЕШЬ СКАЗАТЬ, ЧТО ЗНАЛА ОБО ВСЕМ, НО НЕ ОСТАНОВИЛА ЕЕ?

Надин что-то пробормотала в ответ, но ее слов я не разобрала. Наверное, они сейчас внизу, и я могла бы выйти из комнаты и встать на лестнице, чтобы услышать их разговор. Да-а, если мама так рассердилась из-за уроков вождения, то что же будет, когда она узнает, что…

- МАЧО МАРК ПОДКАРАУЛИЛ ЕЕ В МАШИНЕ? КАКИМ ЭТО ОБРАЗОМ НИКТО НЕ ПОНЯЛ, ЧТО ОН СИДЕЛ ТАМ?! – да, мама, не могла бы ты говорить еще громче? На Аляске тебя еще не слышали, кажется. – НАДИН, ТЫ ЧТО, НЕ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО НАМ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ НУЖНЫ НОВЫЕ СПЛЕТНИ ОТ ЖЕЛТЫХ ГАЗЕТЕНОК? ДАЙ МНЕ ТЕЛЕФОН! ДАЙ МНЕ ТЕЛЕФОН, Я ЗВОНЮ ЛЕЙНИ!

Ой. Я поспешно села на кровати и схватилась за голову. Ох, добраться бы до двери хотя бы.

Держась за стену, я сползла с матраса и кое-как встала на ноги. Пошатываясь, добрела до двери, открыла ее и вцепилась в ручку, чтобы не упасть. Вот, теперь стало слышно чуть лучше, теперь до меня доносятся обрывки фраз: «Кейтлин… водила… автомобиль… врезалась…»

О-о-о…

-КЕЙТЛИН РАЗБИЛА НАШУ МАШИНУ?!

- А на чем она ехала? – это уже папа. Кстати, он, кажется, ничуть не опечален, наоборот – заинтересован. Конечно, это же его любимая тема: вождения и машины. – Ты не помнишь марку?

- Мам? Пап? – попыталась окликнуть их я, но вместо нормального голоса из горла вырвался лишь хриплый шепот. Ноги обмякли, и я крепче ухватилась за дверь. Впрочем, руки тоже скоро ослабли, и я плавно опустилась на пол в коридоре, прямо напротив двери в комнату Мэтти. – Мэтти? Надин? Анита?

- Ого, - братишка распахнул дверь, видно, услышав мой сип, - Надин не шутила, ты и впрямь выглядишь, как призрак.

- Почему ты дома? – хрипло спросила я. Уж он-то точно должен быть на съемках.

- Том сказал, что я сегодня свободен, - вздохнул Мэтти. – Когда все узнали, что ты заболела, некоторые люди стали говорить, что я тоже, наверное, заразился, и принес инфекцию в студию. Так что пришлось идти домой, скоро придет Моника, будем заниматься, - он помолчал. – Кстати, почему ты валяешься на полу, позволь спросить?

- Там внизу казнят Надин, - пояснила я шепотом, - я хотела ее защитить. Что ты имеешь в виду, говоря «некоторые люди»?

Мэтти стушевался.

- Ну… Никого конкретного не имею в виду. Просто. Так уж сказал.

Хм. Если бы это была Скай, он бы сообщил. Она бы была в восторге, что я заболела, но уж точно не стала бы отправлять Мэтти домой – ей было бы просто наплевать.

- Кто боится заболеть? – повторила я.

Братишка что-то промямлил себе под нос, не глядя на меня.

- Кто?

Он снова забормотал, и я нетерпеливо дернула его за штанину.

- Я не слышу, что ты говоришь, Мэтти!

- Алексис, - выдал он, наконец.

- АЛЕКСИС? – невзирая на больное горло, мне удалось завизжать фальцетом. – Алексис отправила тебя домой? – голос снова сел. – Она просто невероятна! Как она может тебе нравится? Пожалуйста, перестань так к ней относиться, в ней нет ничего хо… А-АПЧХИ!

- Прикрывай рот, когда чихаешь, пожалуйста, - вежливо попросил брат. – Я не хочу по-настоящему заболеть завтра.

- Извини, - покачала я головой. – Так что Алексис, говоришь, сказала?

- Ничего плохого! – теперь Мэтти явно встал на ее защиту. – Она уточнила адрес, чтобы послать тебе цветы и все время сокрушалась, что тебя сегодня нет, потому что сниматься без тебя – это совсем не то.

- Заткнулась бы она уже, - пробормотала я тихо.

- КАК ОНА УМУДРИЛАСЬ ЗАПИСАТЬСЯ НА КУРСЫ, И НИКТО ОБ ЭТОМ НЕ УЗНАЛ? – о, а это снова мама.

- Что там вообще происходит? – Мэтти опасливо отошел от лестницы. – Это правда, что ты разбила машину Родни?

- Помоги мне спуститься вниз, - попросила я. Брат помотал головой.

- Нет уж. Вставай, я помогу тебе вернуться в постель, - он потянул меня вверх. Надо же, не ожидала, что Мэтти уже такой сильный! Мне хотелось бы поспорить с его решением, но сил снова не было.

- Но Надин… - сделала попытку я.

- Она справится сама, - успокоил меня брат, ведя к кровати. – Тебе еще что-нибудь нужно?

Я обвела взглядом комнату. Любимый письменный стол, удобный стул, телефон, красивый шкаф, милые занавески, удобнейшая кровать и мягкие, такие мягкие подушки! На них так и хочется прилечь, закрыть глаза, укрыться теплым одеялом…

- Нет, спасибо, - пробормотала я, заворачиваясь в одеяло. – Спасибо, Мэтти. Ты только, пожалуйста, разбуди меня через десять минут, чтобы я поговорила с Надин и… И мне надо… Мне…

- Кейтлин? Вставай, - Мэтти аккуратно потряс меня за плечо.

- А? Что? - я подскочила. – Уже прошло десять минут?

- Больше восьми часов, - улыбнулся брат.

- Как? Как – восемь часов?

- Анита была против того, чтобы будить тебя, но тут все названивают. Остин звонил трижды, Лиз два раза, Том и даже, хм, Скай.

- Скай? – погодите, я еще сплю, наверное. – Звонила Скай?

Дверь в комнату открылась, и вошла Лейни – как всегда, с прической, макияжем, на каблуках и в элегантном брючном костюме.

- Уверена, Скай звонила насчет этого, - сказала она, видимо, услышав мой вопрос. Еще даже толком не зная, о чем «этом» она говорит, я мысленно собралась, чтобы выслушать лекцию насчет моего поведения. Но вместо этого Лейни взяла пульт от телевизора и нажала на кнопку. Да, видно, дела еще хуже, чем я думала – обо мне уже сняли репортаж. Какой кошмар! У Надин неприятности, машина Родни разбита, Мачо Марк сделал кучу снимков, а родители (и весь город) все узнают из новостей. Да еще и я заболела. Отлично, Кейтлин, молодец.

- Звезда «Дел семейных» скрывает свой возраст? Можно ли верить Скай Маккензи в том, что ей шестнадцать? Теперь нет – ведь у нас есть доказательства ее лжи. Не переключайтесь, чтобы увидеть все собственными глазами.

Что? Я взглянула на экран. Симпатичная телеведущая Celebrity Insider стояла в студии, а за ее спиной на экран было выведено фото Скай и Алексис – одна из сцен последних серий.

Так вот, о чем Лейни говорила! Не о моем провале, а о…

- Когда это они успели побывать на съемках? – перебил Мэтти мои мысли. – Я не знал, что они приходили.

- Наверное, это было после того, как заботливая Алексис сплавила тебя со съемок, - хмыкнула только что вошедшая Надин.

Черт! Точно! Ведь сегодня на съемку должны были прийти журналисты из Celeb Insider, а интервью у нас хотела брать Мэгги Свенсон – моя любимая ведущая.

- Сегодня мы должны были рассказать вам о съемочном дне популярнейшого шоу, но, - Мэгги улыбнулась с экрана, - у нас есть кое-что более вкусное. Я, побывав на студии, застала Скай Маккензи, она же Сара, и Алексис Холден, она же Колби. Девушки поговорили со мной, но интересно даже не это… Смотрите на экран!

Мэгги исчезла, и мы увидели запись сегодняшнего интервью. Скай и Алексис стояли в коридоре, где вывешены портреты актеров, снимающихся в сериале, а Мэгги сияла улыбкой.

- Расскажи о своей жизни в «Делах семейных», Алексис.

- «Дела семейные» - не просто название для меня, все эти люди, - она приобняла Скай, - уже стали мне семьей! Кстати, - распахнула она глаза, - Мэгги, очень красивый топ, где ты его нашла?

Ведущая посмотрела на свой симпатичный бежевый замшевый топ.

- Большое спасибо, мне тоже он нравится. Купила в «Интуиции», но, думаю, у вас в гардеробной и не такое найдется.

- Это точно, наши костюмеры – просто волшебники! – воскликнула Алексис. – Кстати, у меня есть несколько новостей о Колби, которые вы, наверное, захотите услышать.

- Очень хотим, - подтвердила Мэгги, пододвинув микрофон ближе к Алексис.

- Сначала история моей героини должна была развернуться всего за несколько эпизодов, но наши зрители, - она благодарно улыбнулась в камеру, - так привязались к Колби, что было решено оставить мою линию насовсем.

- ЧТО?! – я попыталась закричать, но получился лишь кашель. Насовсем? Я же с ума сойду, я не смогу работать с ней бесконечно! Что это все должно значить? Как ей удалось пробраться в постоянный состав, да еще и так быстро?

Мэтти заулыбался до ушей, но поспешно отвернулся, чтобы я не успела заметить. Поздно, братишка, я все видела. Предатель.

- Какие замечательные новости! – пропела тем временем Мэгги на экране. - Алексис остается в ДС, и вы, - она тоже повернулась к камере, - узнали об этом первыми! – На заднем плане Скай широко улыбалась фальшивой улыбкой. Нет-нет, не подумайте лишнего, улыбка выглядела вполне себе обычной, искренней, но уж мне-то известно, как правдоподобно изобразить на лице радость. Сама иногда этим грешу. – А что скажешь нам ты, Скай?

- Что же я могу сказать, Мэгги? – заулыбалась та еще шире.

- Ну как же, твоя коллега остается в сериале насовсем, - подсказала ведущая.

- Это такой волнительный день для всех нас! – вклинилась Алексис. – Но это все ерунда, ведь у Скай сегодня День рождения! – она обняла Скай за плечи.

- Неправда, - просипела я в сторону телевизора. – День рождения Скай в январе, и она никому и никогда позволит об этом забыть.

Тем временем Скай на экране рассмеялась.

- Алексис, мне исполнится семнадцать только через несколько месяцев, - напомнила она. Я почти на месяц младше Кейтлин Бёрк.

Камера «взглянула» на Алексис, которая в ответ на слова Скай стала рыться в своей сумочке.

- Вот, Скай, - она достала какую-то карточку, и при ближайшем рассмотрении стало ясно, что это водительские права. С фотографией Скай. Оператор приблизил изображение. – С математикой у меня не очень, но разве дата рождения не сегодня? – она развернула карточку к камере. – Тебе сегодня восемнадцать!

- О. Боже. Мой, - пробормотала Надин. – Скай врала о своем возрасте!

- В Голливуде каждый год – на вес золота, - пояснила Лейни. – Может, ее родители беспокоились, что она не получит роль в «Делах», если на студии узнают, что она не подходит по возрасту. Хотя год – это важно, если требуются именно четырехлетние актрисы.

Мэтти нервно хихикнул, да так и сел на мою кровать. Я же была в таком замешательстве, что не знала даже, что и подумать.

- Ну, это хорошо, - наконец, произнесла Лейни. – Может, тогда журналисты переключатся на Скай и ее вранье и забудут про тебя. И твои навыки вождения, - она окинула меня взглядом, который мог бы испепелить на месте.

Ну как же. Слишком интересная сплетня. Кейтлин Бёрк разбила машину! М-да.

- Ты плохо себя чувствуешь, поэтому, так и быть, не стану тебя четвертовать, - смилостивилась Лейни, - но это было глупо. Мне пришлось нелегко, когда я пыталась объяснить ситуацию журналистам, обрывавшим телефон.

Мама посмотрела на меня, многозначительно подняв брови.

- Мне очень стыдно, - прошептала я, - но, можно, мы поговорим об этом не сейчас?

- Кейтлин, ты очень нас разочаровала, я… - начала было мама, но Мэтти перебил ее.

- Хватит! – сердито воскликнул он. – Дайте ей в себя прийти. С этим всем можно и потом разобраться.

Я с благодарностью взглянула на брата. Если он захочет, он может быть очень добрым ко мне.

- Выпуск еще не закончился, - напомнила Надин и перемотала видео чуть назад. – Смотрите!

- Где ты это взяла? – Скай обращалась к Алексис и тянулась за своими правами. Алексис отскочила назад, но не удержалась на каблуках и упала на пол. Мэгги помогла ей подняться. – Ты залезла в мою гримерку, не так ли? Пошарилась в моей сумке и стащила права, так?

- Нет, конечно! – оскорбилась Алексис. – Я нашла их на полу!

- Да, точно, - буркнула я.

- Я же не знала, что ты расстроишься, если я скажу про твой День рождения,– рыжеволосая ведьма умоляюще посмотрела на Мэгги. – Мне казалось, это будет хорошим сюрпризом!

Оператор вновь направил камеру на Скай.

- Ты – двуличная наглая стерва, - прошипела она сквозь зубы. – И ты мне за это заплатишь, - она развернулась и зашагала прочь. Алексис немедленно ударилась в слезы.

- Я… Я понятия не имела, что все так выйдет! Я хотела устроить для Скай праздник, - она покачала головой, - хотела, чтобы все поздравили ее, и она была рада, - ее голос стих за плачем, и Мэгги отвела ее.

- Похоже, Скай Маккензи есть, о чем поговорить с нами, - пошутил из-за камеры оператор.

То, что сделала Алексис – ужасно. Поверить не могу, что это говорю, но мне искренне жаль Скай. Мама и Лейни тут же стали бурно обсуждать произошедшее, но Надин призвала их к молчанию и снова указала на экран. Там вновь появилась студия, и Мэгги стояла уже на фоне моей фотографии.

- Но, вы, наверное, задаетесь вопросом – куда же делась Кейтлин Бёрк? – заговорила она. – Продюсер «Дел», Том Пуллман, сообщил нам, что она заболела, но все не так просто. Наши камеры настигли ее, когда она была отнюдь не в постели, а… Где бы вы думали? За рулем! Да-да, Кейтлин Бёрк учится водить машину.

О НЕТ. Мэгги, я думала, я тебе нравлюсь!

- Но я же и в самом деле болею, - прохрипела я, хватая мишку, сидящего на тумбочке у кровати. – Занятие было раньше, чем стало ясно, что мне плохо.

- Они уже умудрились состряпать из этого репортаж? – побагровела Лейни. – Если я правильно поняла, там не было камер, а, Надин?

- Не вини ее, - попросила я, - Надин вообще не при чем, это все я.

- Там не было никаких операторов, - скрестила руки на груди Надин. – Был только инструктор, Ральф, и Мачо Марк со своим фотоаппаратом.

Впрочем, ведущим из Celeb Insider и не нужно было видео со мной – им хватило Ральфа. На экране появился он, стоящий на фоне своей разбитой машины.

-…сегодня утром. Это был ее первый урок вождения, и Ральф Эйберсем, преподаватель школы «Авто-помощник», стал инструктором Кейтлин, - тем временем говорила Мэгги. Ну и ну, как она умудрилась успеть и на студию, и в школу, а потом еще и вести выпуск?

- Надеюсь, ты договорилась с этим парнем о возмещении ущерба, - простонала Лейни.

- Еще не успели, - хмыкнула Надин.

- Расскажите нам о Кейтлин, Ральф, - попросила ведущая, и тот улыбнулся.

- Вы имеете в виду, рассказать о ней еще что-нибудь кроме того, что она не умеет водить? – он указал на свой разбитый капот.

О-о-о! Я закрыла лицо руками. Но напрасно: это не спасло меня от голоса Ральфа, который говорил о том, как я звонила ему, как пришла на занятие рано утром, чтобы об этом не знали мои родители, и о том, как кошмарно я держусь за рулем. Затем были показаны снимки, которые сделал Мачо Марк в тот момент, когда я поняла, что он тоже в машине. На них я сижу вполоборота, гляжу в объектив и… Если честно, выгляжу, как пациентка психиатрической клиники: глаза распахнуты, волосы взъерошены, рот открыт в крике.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕРЕТ №8: по-настоящему авторитетные издания нечасто печатают фотографии, на которых знаменитости выглядят… Ну, скажем так, не очень. Во-первых, далеко не всем читателям нравится идея того, что их любимцы тоже могут быть обычными людьми – некрасиво кричать, плакать, смеяться или зевать. Во-вторых, такие снимки всегда вызывают вопросы к фотографам («Что, он не может сделать нормальную фотографию?»). Ну и в-третьих, скандалы с известными людьми тоже никому не нужны.

А вот желтые издания этим не гнушаются.

И новости шоу-бизнеса, видимо, тоже.

Что можно сказать обо мне? Единственный плюс здесь в том, что я хотя бы не орала ни на кого непечатными выражениями и не бросалась на людей. Но в любом случае к концу недели эти снимки окажутся во всех пятистраничных газетах, которые продают по десять центов на каждом углу. Я поплотнее завернулась в одеяло, мечтая исчезнуть.

Зазвонил телефон.

- Не отвечай! – сказала мама, но Мэтти уже взял трубку.

- Алло? О, здравствуй, Том, - братишка посерьезнел. – Да, ей получше. Конечно, сейчас, - он протянул мне телефон.

- Да? – проговорила я в трубку.

- Ну как ты там, чемпионка? – весело спросил Том. Весело-то весело, но мне прекрасно известно, как себя ведет Том Пуллман, когда случается что-нибудь из ряда вон выходящее. – Не хочу тебя задерживать, голос у тебя не очень, но мне нужно тебе кое-что сообщить.

- Я рада твоему звонку, - прохрипела я, - как раз собиралась звонить тебе. Том, я не врала насчет болезни, мама рядом, она может подтвердить это! – мама закашлялась. – Но и на уроках вождения я тоже сегодня была. Клянусь, я никого не обманывала, я только…

Том не дал мне договорить:

- Не переживай, Кейтс. Я тебе верю, но звоню не поэтому. Хотел предупредить, что Алексис давала сегодня интервью журналистам из Celeb Insider.

- Мы уже видели репортаж, - я скривилась, вспомнив программу.

- Извини, что тебе пришлось узнать это не от меня, а из новостей.

- Спасибо, Том, - мне хотелось сказать ему очень-очень много, но времени (и сил) не было.

- Она была не совсем честна, ты же знаешь, что мы никогда не говорим, что такой-то персонаж останется в ДС навсегда. Просто в данный момент в том, чтобы оставить ее линию в сериале, есть смысл. И, - он помолчал, - между нами, у многих контракты датированы этим годом, но продлевать мы их будем не для всех. Поэтому взять Алексис в постоянный состав – неплохая мысль.

«Продлевать будем не для всех»? Как это нужно понимать? У меня тоже контракт истекает в этом году, стоит ли воспринять это как знак того, что мне нужно беспокоиться?

- Я, конечно, поговорю с ней о том, как она себя повела со Скай, - продолжал Том. – Боюсь, она просто еще не до конца понимает, как нужно вести себя с прессой. Надеюсь, - он вздохнул, - скоро она разберется. Ей понадобится наша помощь, Кейтлин.

«Скоро она разберется»? «Не до конца понимает»? Да-а, уж она-то точно «не до конца понимает», что делает, когда подставляет всех и каждого. Помощь ей, видите ли, понадобится…

- Никаких проблем, - пообещала я. – Чем смогу – помогу.

- Прекрасно! – теперь уже гораздо более спокойно отозвался том. – Значит, ты не будешь против того, чтобы поехать вместе в путешествие.

- Извини, что? – у меня внутри что-то оборвалось.

- На студии все так рады рейтингам, что решили премировать основной состав поездкой в Вегас, - пояснил Том. – Мелли и Спенсер не смогут поехать, у них дети, но вас-то, наверное, эта проблема не держит? – он рассмеялся своей шутке. – Разве не здорово? Сможете познакомиться поближе.

- Познакомиться поближе, - повторила я. Что тут можно сказать? Если я буду говорить о своем недоверии к Алексис, это будет звучать, как сплетни завистницы, вот и все. – Отличная идея, - похвалила я. – Но ты же понимаешь, что нам еще нельзя играть в азартные игры?

- О, не волнуйся, у вас там будет спа, море вкусной еды и разные развлечения, так что вы даже не вспомните про казино. Кстати, Мэтти тоже приглашен. Я позвоню на днях и обговорю все детали. Мы уже заказали билеты на вторник, а в отеле у каждого из вас будет своя комната. Наверное, будет неплохо, если каждый сможет уединиться, когда пожелает, правильно?

- Очень даже неплохо, - вот уж с чем не поспоришь.

- Ну все, а теперь иди отдыхать, - посоветовал Том. – И да, забудь про эту дурацкую машину. Я трижды не мог сдать на права, но сдал же.

- Спасибо, - поблагодарила я, и мы попрощались. – Том говорит, что весь основной состав, не считая Мелли и Спенсера, приглашен в Вегас.

- Занятно, - мама приподняла бровь. – А я вот как раз собиралась запретить тебе ехать туда с Остином.

- Но, мам, это же его День рождения, - запротестовала я.

- Ты обманула нас, Кейтлин, – строго посмотрела на меня мама. – Даже не надейся, что мы будем поддерживать такие поступки.

- Но причем тут Остин? Ведь это мой подарок для него!

- На поездку в Вегас с коллегами я согласиться могу, - мама взглянула на папу, - но еще одно путешествие для развлечения… Нет уж. Никаких поездок, пока я не увижу, что ты стала вести себя как подобает.

У меня пропало всякое желание спорить. Я все испортила. Все, что могла, испортила. И даже чуть больше.

- А я могу поехать? – Мэтти прямо-таки подпрыгивал от нетерпения.

- Давайте обсудим Вегас позже, - Лейни повысила голос. – Тут кое-что интересное, - она забрала у Надин пульт и снова отмотала назад. На экране появился Ральф.

- Кейтлин, если ты смотришь это, - он развел руками, - то я хотел бы извиниться. Я поступил и впрямь не очень красиво. Надеюсь, ты сможешь меня простить, и мы повторим попытку научить тебя водить. Следующий урок я дам тебе бесплатно. Что ты на это скажешь?

- Да ни за что на свете, - фыркнула я.

- Ну что же, это все, конечно, плохо, но не настолько, насколько могло бы быть, - подытожила Лейни, выключая телевизор. – Скандал с возрастом Скай пока что отвлечет внимание от тебя, а еще можно сыграть на твоей болезни и сказать, что ты не вполне понимала, что делаешь.

- О! – оживилась мама. – Может, Кейтс стоит остаться дома и в понедельник?..

Они вышли из комнаты, продолжая обсуждать планы на меня, а я взяла Надин за руку.

- Мне так жаль, - сокрушенно проговорила я. – Ни в коем случае не хотела навлечь на тебя неприятности!

- Все нормально, - улыбнулась Надин. – Это и моя вина. Надо было схватить тебя в охапку и утащить оттуда, вот и все.

- Ты бы все равно этого не сделала.

Мы рассмеялись, а в комнату вошла Анита со стаканом чая, тайленолом и градусником.

- Доктор придет завтра утром, а твоей маме и Лейни я сказала, чтобы они не беспокоили тебя. Ты должна отдохнуть.

Я проглотила тайленол и благодарно улыбнулась. Затем откинулась на подушку. Сон – лучшее лекарство.

ПЯТНИЦА, 11 ОКТЯБРЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ

СПАААААААТЬ


TV Tome Online

Только свежие новости о звездной галактике в режиме 24/7

14 октября

Скай Маккензи лгала о своем возрасте, а Кейтлин Бёрк выходит из игры?

- Кристи Леммон

Как и любая другая семья, каст «Дел семейных», топового телевизионного шоу, может спорить, ругаться и решать какие-то размоловки. Иногда ссоры звучат тише, иногда громче. Но что делать, когда член семьи тебя обманывает? А если это делают сразу двое?

Источник, пожелавший остаться неизвестным, сообщил корреспондентам TV Tome, что в этом году контракты многих актеров, исполняющих ключевые роли в сериале, заканчиваются – но вот вопрос: кто может начинать опасаться за свое будущее? Студия продлит не все контракты, сообщил источник, поэтому, возможно, кому-то стоило бы задуматься…

Питер Хеннингс, исполняющий роль доктора Брейдена, не слишком переживает за свой выход из сериала, потому что собственная роль не видится ему слишком уж значительной. Что же, может, и так, но под вопросом сейчас не только его судьба.

Скай Маккензи и Кейтлин Бёрк недавно устроили настоящую феерию, жаль только, что в плохом смысле этого слова. Как это ни печально, их договоры тоже нуждаются в подтверждении в этом году, несмотря на то, что они снимаются в «Делах» с четырехлетнего возраста.

Вы спросите, почему же они должны беспокоиться, если были в сериале с самого начала? У TV Tome есть ответ: в последние несколько недель девушки давали немало поводов для сомнений в их желании продолжать работать в ДС. Скай, как нам недавно стало известно, скрывала свой настоящий возраст, а Кейтлин сказалась больной и не пришла на съемку, но вместо того, чтобы лежать дома она появилась на занятии в школе вождения «Авто-помощник». Хм-м… Не вызывает ли это вопросов? Команда TV Tome уверена – вызывает.

Чтобы прояснить ситуацию, наши журналисты попытались связаться с обеими девушками или их представителями. Ни Скай Маккензи, ни ее менеджер не ответили на звонки, а менеджер Кейтлин Бёрк, бессменная Лейни Питерс заявила: «Вы, как обычно, печатаете непроверенные факты и наглую ложь. Правда состоит в том, что студия обожает Кейтлин, и ее работа ни в коем случае не может быть под вопросом».

Не переключайтесь…

Глава 9

Делай как Алексис

Наша невероятно дорогая поездка в Лас-Вегас оказалась отличной возможностью вырваться из серых будней. Пятизвездочный отель, обслуживание на высшем уровне, вкусная еда, билеты на Цирк Дю Солей, пропуски в самые фешенебельные клубы города и закрытый бассейн, работающий лишь для нас одних – за всем этим я забыла и о фиаско за рулем, и о наказании, которое способно испортить мою сюрприз для Остина. Мне очень повезло оказаться, что называется, в нужное время в нужном месте. Вегас вообще излюбленное местечко для жителей Голливуда, а теперь вот и мне удалось погреться под этим солнышком.

Надеюсь только, Алексис не получит здесь солнечный удар, чтобы потом обвинить в этом меня или Скай.

Прошло всего несколько дней с того памятного занятия в школе вождения, так что я еще переживаю предательство Ральфа, а заодно и размышляю о том, что же задумала Алексис. Все вокруг – студия, продюсеры, актерский состав, даже мой младший брат! – обожают ее, исключение составляем лишь мы со Скай. Вот поэтому-то я и задаюсь вопросом: а не вышло ли так, что она – прекрасный человек, а я подозреваю ее в чем-то лишь потому, что завидую? Может, она просто была дружелюбна с Остином на приеме Priceless, а сплетни о том, что наши со Скай контракты висят на волоске, могли быть распущены кем угодно.

И в итоге, промаявшись с сомнениями два дня, я позвонила Лиззи. Уж она-то точно скажет, паранойя у меня или нет.

Разговор я начала с описания нашей поездки, а еще рассказала ей о сувенире для Остина (на концерте, посвященном группе The Beatles я приобрела для него книгу о легендарной четверке). И поделилась историей о том, как он прислал мне домой два огромных букета роз с записками: «Ты можешь водить мою машину (когда она у меня будет) в любое время!» и «Выше нос, Бёрк!». Ох, хоть бы мама смилостивилась и отменила свое наказание. Пожалуйста!

- У тебя самый потрясающий парень на всем белом свете, - признала Лиз. – Ну, не считая моего, разумеется.

- Разумеется, - со смехом подтвердила я. – А ты – самая потрясающая подруга. Поэтому дай мне совет…

- Кстати! У меня же тоже есть отличные новости! – подруга не услышала меня. – Угадай, где я буду на следующих выходных? В Нью-Йорке, - выпалила она, не дожидаясь ответа. – Папа предложил сгонять туда и посмотреть на их университет!

- Лиз, это же великолепно, - обрадовалась я.

- Я все говорила ему об их режиссерской программе, ну и так далее, и он согласился, что для меня это было бы идеально. Представь только: я – и в Нью-Йорке! Как думаешь, я вписалась бы в атмосферу Большого яблока? А ты приедешь сюда на съемки, и мы будем тусоваться вместе, только подумай!

- Да, - согласилась я, - невероятно.

Хорошо бы, Лиз туда не поступила. Тогда она не уедет из Лос-Анджелеса и не будет вдалеке от меня…

СТОП! Кейтлин, ты что? Это же твоя лучшая подруга! Разумеется, ты хочешь, чтобы она поступила в университет, который придется ей по душе, и была счастлива. И чтобы она жила той жизнью, о которой всегда мечтала. И чтобы никогда не покидала тебя…

КЕЙТЛИН!

Устыдившись собственных подлых мыслей, я что-то промямлила про плохое самочувствие и повесила трубку. Почему я такая эгоистка? Почему не могу просто радоваться за других? Подавленная, я упала на кровать. Неужели я так и не научусь быть по-настоящему хорошей подругой?

Про Алексис я в тот день так и не спросила.

На следующее утро я в спортивном костюме от Gap пришла в спа-центр, где по совместительству располагался еще и фитнес-зал. Сегодня мы собирались провести время на тренировке, а потом пойти в спа и в салон, так что Алексис не могла бы это пропустить.

Долго искать ее не пришлось. Алексис уже стояла в зале, где проводились занятия по аэробике, а рядом с ней были Том, Мэтти и Тревор. Хм, Мэтти, должно быть, снова смотрит на нее во все глаза, точно хочет, чтобы ее светлый образ отпечатался у него на сетчатке глаза. Подойдя ближе, я поняла, что так оно и было. Любовь зла.

- Привет, Кейтс, - махнул рукой Тревор. На нем была белая футболка, подчеркивающая загар и рельефные мышцы на руках. Парень выглядел, как модель с обложки Man`s Health, и сиял улыбкой. Хоть тут было очень хорошо, Тревор, похоже, проводил время лучше нас всех. История со Скай уже была забыта, что не могло меня не радовать. Тревор всегда заслуживал лучшего окружения. – Готова зажечь на тренировке?

- Ага, - кивнула я. – Кстати, ты не мог бы взять и мне коврик? – попросила я, видя, что он собирается идти за инвентарем. – Мне надо кое о чем поговорить с Алексис.

- Без проблем, - согласился он. Том тоже отошел, и мы с Алексис остались вдвоем. Она сперва странно на меня посмотрела, но затем широко улыбнулась.

- Привет! – пропела я. – ну как ты? Веселишься? Я тебя целую вечность не видела уже.

- Ой, Кейтс, привет! – Алексис просияла. – Я тоже тебя так давно не видела! Господи, - ее лицо омрачилось, и она схватила меня за руку, - надеюсь, это не потому, что я раскрыла всем секрет Скай? Ты не сердишься на меня? Я ведь и понятия не имела, что могу натворить! – затараторила она.

- Все в порядке, - я аккуратно высвободила руку, - кстати, откуда у тебя ее права? – прикинулась ничего не знающей дурочкой я. – Скай обычно не носит кошелек с собой по студии, а они у нее лежат именно так.

Алексис уставилась на меня испепеляющим взглядом, от былой радости не осталось и следа.

- Я ведь сказала, они лежали на полу, - повторила она. – Понятия не имею, как они там оказались, - она улыбнулась, но улыбка вышла троечная. В другой раз, Алексис.

- Вот вы где! – Мэтти подскочил к нам (и вновь с обожанием уставился на Алексис. Да что же такое-то!). – Вы идете на тренировку?

- Конечно, - девушка потрепала его по голове, как ребенка. Или как щеночка. – Мэтти, дай только нам пару секундочек, мы с Кейти поговорим о своем, о девичьем.

Мэтти закивал, преданно глядя на нее, а затем отошел в сторонку. «Кейти»? Ну и ну, она, что считает себя моей лучшей подружкой?

Но, как оказалось, не считает. Стоило нам вновь остаться вдвоем, как приветливое выражение слетело с лица Алексис.

- Так что случилось, Кейтс? – поинтересовалась она, скрещивая руки на груди. – Ты, кажется, меня избегаешь?

Слова вырвались, прежде чем я сумела остановиться.

- Ну, вроде того.

- Почему же? Я ничего тебе не сделала, - Алексис прищурилась. – И всегда очень хорошо к тебе относилась.

- Просто… Не уверена, что смогу это объяснить… - эх, была - не была! – Я слышала, как ты говорила обо мне и о Скай. И это были не те слова, которые говорил бы человек, что «хорошо ко мне относится».

На мгновение в глазах Алексис промелькнула тень вызова.

- Быть того не может, - расхохоталась она. – Кто тебе это сказал? – не дожидаясь моего ответа, она махнула рукой. – Даже неважно. Кто бы это ни был, он или она, этот человек тебе соврал! – она снова взяла меня за руку. – Я обожаю тебя, Кейтлин. Мне очень хотелось бы быть такой, как ты.

Я вгляделась в ее лицо. Милое. Доброе. Счастливое. Лучистые глаза, очаровательная улыбка. Как она может быть плохим человеком – эта девушка, что стоит передо мной?

- Быть такой, как я? – уж простите мне эту слабость, но это звучит и впрямь очень приятно. Лестно такое слышать!

- Конечно, - она пожала мою ладонь. – У тебя именно такая карьера, какую я хочу… В смысле, мечтаю иметь. Поэтому мне и хочется остаться в ДС, чтобы учиться у настоящих профессионалов, в первую очередь – у тебя!

Серьезно?

- И я бы никогда и ни за что не сказала ничего плохого о тебе, - добавила она, глядя на меня с такой же преданностью, с какой мой брат смотрит на нее саму.

Никогда бы не сказала, значит? Но ты именно это и сделала, а теперь и вовсе врешь мне в лицо.

- Но ты говорила, - заметила я. – Может, ты имела в виду что-то другое, может, я тебя неправильно поняла, но я слышала все своими собственными ушами, - ее глаза расширились, в них мелькнула искорка испуга. – Ты тогда разговаривала с Рени, помнишь, в гардеробной? Скай тоже все это слышала. А в субботу, когда мы все были в спа, до Лиз донесся твой разговор по телефону.

- Ты ослышалась, - твердо сказала Алексис. – И твоя подруга. А что до Скай, то ты же ее знаешь, - она закатила глаза. – Слушай, - она внезапно посерьезнела, - мне казалось, что ты хорошо ко мне относишься! Что мы сдружились! Почему ты мне не веришь?

Вот как хотите, но теперь это звучало не жалобно, а воинственно. И угрожающе.

- Алексис, - примирительно заговорила я, - ничего страшного, мы все иногда выходим из себя, и это нормально. Но эти статьи в газетах… Не знаю, - я покачала головой, - просто не могу понять, кому можно доверять, вот и все.

- Хочешь сказать, это я была тем «источником»? – голос Алексис взлетел до фальцета, лицо скривилось, но в следующую секунду она успокоилась. Это произошло так внезапно, что я даже не поверила своим глазам в первые мгновения, а потому не знала, что ответить. Помолчав, девушка заговорила совершенно будничным тоном. – Ну да. Притворяться больше нет смысла. Ты меня поймала.

- Что? – переспросила я, не поверив своим ушам.

- Ты мне не нравишься, Кейтлин, - равнодушно бросила Алексис. – И никогда не нравилась, - она быстро огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что никто кроме меня не услышит ее слов. – Как и Скай, кстати, вот только она умнее тебя и сразу поняла, в чем тут дело. А с тобой я любезничала, потому что все тебя обожают, и мне казалось, что звание подруги Кейтлин Бёрк быстро принесет мне славу. Но я ошиблась, - она пожала плечами, - кто же не ошибается. Честно говоря, теперь будет даже проще, раз ты все знаешь. Больше не придется притворяться. Да и вообще, - она хихикнула, - я не любительница заводить подружек. Слишком много зависти и духа соревнований.

Наверное, если бы я была мультяшкой, моя челюсть уже покоилась бы где-нибудь на полу. Но нет, мы были не в мультфильме, так что я просто таращилась на Алексис, открыв рот.

- Ты же завидуешь мне, Кейтлин, - она развела руками. – Я с первого дня это видела, так что расслабься, ты не умеешь скрывать эмоции.

- Неправда, я не завидую! – возмутилась я. Ага, ври больше, Кейтлин.

- Да ладно, - рассмеялась Алексис. – Тебя бесит, что я покусилась на твое насиженное местечко в студии. Но, - она помахала наманикюренным пальчиком у меня перед носом, - люди достаточно смотрели на тебя, пора уступить сцену тем, кому зрители будут рады. В том числе, и мне.

- О чем ты вообще говоришь? – мрачно поинтересовалась я. Эти разговоры, больше напоминающие дешевую телевизионную драму, уже поднадоели, если честно.

Алексис снова заулыбалась.

- Представь себе, я прекрасно вижу, как Том и все остальные любят тебя, носятся с тобой, как с писаной торбой, и боготворят за каждый шаг. А эта скандалистка, Скай? Ее тоже обожают, молиться на нее готовы, - она скривила губы. – Вас любят, и вы это знаете. Вот поэтому-то я и решила подружиться с вами, ведь вы могли бы замолвить за меня словечко перед Томом и Мелли, которые далеко не последние люди в «Делах». Но вы оказались более мнительными, чем я планировала, - она прищурилась. – Тогда я пошла другим путем и очаровала всю студию. Выпечка, пара строчек текста, приветливые разговорчики… Это все казалось незаметным, но в итоге я получила то, что хотела. Знаешь, что мне сначала сказал зануда Том? – она фыркнула. – «Я не уверен, что у нас есть место для еще одной девушки, ведь Скай и Кейтлин – любимицы публики». А вот теперь и меня любят не меньше, а моя сюжетная линия продлена. Хотя вы все еще любимицы, это правда…

Она окинула меня оценивающим взглядом.

- Но вкусы могут и поменяться. Если для троих нет места, одной из нас придется уйти. И это буду не я. А потом выпихну и другую, вот и все, - она вскинула подбородок. – Скай слишком быстро раскусила меня, так что мне пришлось порыться в ее собственных шкафах и выудить оттуда парочку скелетов. Например, скелет ее возраста, - Алексис самодовольно улыбнулась. – А вот что делать с тобой, я никак не могла решить, но и ты уже больше не проблема. Ты, Кейтлин, сама роешь себе яму своими поездками за рулем и болезнями, уж не знаю, настоящие они у тебя или нет. Мне оставалось лишь правильно передать это журналистам. Но знаешь, что мне больше всего нравится в этой истории? – ее глаза сверкнули. – Я очень мила со всеми, и никто не заподозрит меня в разрушении твоей репутации. А даже если и заподозрит, другие его быстро переубедят, - она снова рассмеялась.

Я ЗНАЛА! Черт подери, мы со Скай были правы насчет Алексис! Она и в самом деле не остановится ни перед чем на пути к славе. Она чокнутая!

- Это не сойдет тебе с рук, - проговорила я, наконец. Больше всего мне хотелось ударить ее по лицу, но я прекрасно понимала, что это лишь навредит мне еще больше. А Алексис, пожалуй, будет только счастлива. – Том никогда не уволит нас со Скай из-за газетных сплетен, - выплюнула я, но тут же осеклась. На самом деле, все мои слова – чистой воды бравада. Алексис вполне может остаться безнаказанной, а все потому, что есть еще один голливудский секрет, и сейчас я вам о нем расскажу.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №9: знаете, как журналисты выходят сухими из воды, если их уличают в публикации ложной информации? Они потрясающе жонглируют словами. Отец Лиз – мой адвокат, и, по его словам, чтобы засудить журналиста, написавшего о вас клевету, вам нужно доказать, что это и в самом деле клевета. То есть, если кто-то напишет на обложке журнала: «Кейтлин Бёрк беременна!», а на самом деле это не так, мне нужно будет предъявить доказательства (да, тест на беременность или заключение врача), которые будут опровергать эту информацию. Далеко не каждый станет вот так вот заморачиваться над сплетнями, а если и станет, в редакции могут спокойно сказать, что на тот момент, когда к ним поступили такие сведения, были основания в них верить. А сейчас их нет. На нет – и суда нет. Хитро, верно?

- Ты сейчас на вершине, - хладнокровно сказала я Алексис, - но не ты одна вытянула сериал на вершину, так что перестань вести себя так, словно мы все должны благодарить тебя, точно Жанну Д`Арк. Рейтинги, чтобы ты знала, складываются не только из твоего личика, за успехом «Дел» стоит грандиозная работа.

- Ты идиотка, - хмыкнула Алексис. – Как до тебя еще не дошло, что мне плевать на рейтинги и вашу грандиозную работу? Сейчас важно другое: ваши со Скай карьеры покатились под горочку, и будут скатываться все быстрее и быстрее. Тебе не удастся доказать, что в журналах печатают вранье, а Скай уже и так опозорена, - она тонко улыбнулась. – В принципе, вы уже можете собирать вещи, разваленные в гримерках. У Скай там, кстати, такой бардак.

Ох, как же мне хочется ее ударить… Вот тресну ее – и все закончится. Правда, тогда и для меня тоже все закончится.

- Мечтай, - прошипела я в ответ. Алексис прищурилась.

- Именно так все и произойдет, будь уверена. И, кстати, не думай, что, если расскажешь кому-нибудь обо всем этом, это тебе поможет. Тебе никто не поверит, - она склонила голову на бок и похлопала ресницами. – Как милая, приветливая девушка может строить кому-то козни? – она самодовольно ухмыльнулась и, круто развернувшись, прошагала в сторону зала. Ее рыжие волосы, собранные в высокий хвост, взметнулись прямо перед моим лицом, и я уже почти было схватила их, но…

- Да пусть проваливает.

Я обернулась. Скай стояла за моей спиной и смотрела вслед Алексис, приподняв бровь.

- Ты слышала, что она сейчас говорила? – поинтересовалась я сердито. – У меня в голове не укладывается!

- Нет, но я видела твое выражение лица. Ты даже на меня так не злилась, - заметила она. – А ведь я говорила, кто она такая.

- Да, ты была права, - согласилась я. – Алексис вышла на тропу войны, это точно.

- Кому ты это говоришь, - грустно улыбнулась Скай. – Эта история с Днем рождения… Нет, не то что бы я переживала, - поспешно добавила она, - менеджер сказал, что эта ерунда вообще никого не волнует.

- Кто знает, на что еще способна эта девица, - пробормотала я. – Она и до меня добраться успела, ты же знаешь.

Скай слабо улыбнулась, и я заметила, что ее глаза чуточку припухли.

- Да, но ты всегда упоминаешься походя, а источник «желает остаться неназванным», а мой скандал показали в новостях шоу-бизнеса.

- Скай, какое кому дело, сколько тебе лет? – покачала я головой. – Ты справляешься со своей ролью несколько лет – вот, что на самом деле важно! Хотя мне не очень понятно, как это тебе удалось выдать себя за четырехлетнюю, когда тебе было пять. Но, в любом случае, Алексис поступила слишком жестоко.

- Спасибо, - благодарно отозвалась Скай. Наверное, это был первый случай на моей памяти, когда она без сарказма и иронии сказала мне «Спасибо». – Ну, ничего, - она встряхнула волосами, - мы что-нибудь придумаем. Хотя эта дрянь меня выводит из себя каждый раз, как я ее вижу, - она мрачно посмотрела в сторону зала, где скрылась Алексис.

- Может, не пойдем на аэробику, а сходим лучше на тай-бо? – предложила я.

- Неплохая мысль, Кейтс. Не раскисать же теперь из-за этой… - тут Скай употребила достаточно крепкое выражение, которое я, пожалуй, опущу. – Да и вообще, враг, которого знаешь, лучше, чем тот, о котором не догадываешься.

ПЯТНИЦА, 18 ОКТЯБРЯ

ПОГОВОРИТЬ С НАДИН И ЛЕЙНИ!!!

Глава 10

Что произошло в Вегасе, не всегда остается в Вегасе

Пару часов спустя, когда мы со Скай успешно выпустили пар на тренировке по тай-бо и я вернулась в свой номер, заползла в душ, вышла оттуда и вытянулась на кровати, у меня в голове вновь начал прокручиваться диалог со Скай. Удивительно, впервые за все время, что мы работаем вместе, мы разговаривали друг с другом не как врагини, а как… Союзники. Алексис своим появлением и своими интригами заставила нас встать по одну сторону баррикад, и теперь мы с давней соперницей и впрямь стали почти что подругами. Ну а как еще нам справиться с этой хитрой пронырой, если мы не будем держаться вместе?

Вечером мы отправлялись на ужин в ресторанчик «Вьентьян», и я, выбрав симпатичное платье от Марго Прайс (что-то их стало слишком много в последнее время), спустилась в фойе отеля, где уже ждал Мэтти.

- Тебе точно там понравится, - заверила я его. – Там лучшие суши во всем городе, как мне говорили.

- Надеюсь, ты не будешь потом хвастаться этим походом за лучшими суши? – поинтересовался он. Я удивленно посмотрела на него.

- Мэтти, нет, конечно, ты чего?

- Извини, - братишка покачал головой. – Просто… Алексис со мной не разговаривает после вашей ссоры.

Я замерла на месте.

- Погоди, а откуда ты знаешь, что мы поссорились?

- Ну, вы поговорили, а потом она пришла в зал вся в слезах и говорила, что ты хочешь добиться ее увольнения, потому что она тебя бесит.

Ого. А она времени зря не теряет.

- Мэтти, ты и правда считаешь, что я могла бы сказать что-то подобное? – я посмотрела ему в глаза. Брат покачал головой и отвел взгляд. – Тогда почему, по-твоему, она рассказала такую историю? Послушай. Дело в том, что это она хочет добиться моего увольнения. Точнее, моего и Скай. Алексис хочет выжить нас обеих и занять наше место.

По выражению лица Мэтти было ясно – он мне не верит. Но продолжить разговор не удалось, потому что Скай,Тревор, Брейден, Хейли, Ава и Люк, другие ребята из команды «Дел семейных» выходят из лифтов и направляются к нам. Алексис нет, а Ава мрачно смотрит на меня. Хм-м…

- Том чуть задержится, - сказал Тревор, - он еще на какой-то там процедуре.

- Алексис тоже еще в спа? – с надеждой спросил Мэтти.

- Она… Э-э-э… Ну да, тоже опоздает, - спохватился Тревор, но было поздно. Несколько человек с осуждением посмотрели на меня. – Тем не менее, мы можем начать без них, они, наверное, не будут против! К тому же, нам есть, что отпраздновать, - он положил руку на плечо Хейли, и та покраснела.

- Мне звонила менеджер, - смущенно улыбнулась она, - и сказала, что меня приглашают в новый проект ABC (*популярный канал молодежных шоу в США).

- Как здорово, поздравляю! – завопила я и обняла ее. Хейли очень хотела попасть в их сериал, и вот, наконец, ее мечта свершилась. Правда, теперь нам, скорее всего, придется с ней расстаться.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №10: знаете, как понять, что вашему любимому персонажу из сериала скоро крышка? Поглядывайте на новости об актере, исполняющем его роль. Если вдруг заметите, что он или она прошли пробы в другое шоу или были приглашены туда – можете быть уверены на 90%, что скоро предыдущая линия свернется. Очень часто артисты и сами не могут работать, как говорится, на два фронта, а иногда не позволяют и режиссеры. Конечно, бывает и так, что новое предложение отклоняется, но чаще всего выбор делается не в пользу прошлого места работы. Оно уже вроде как пройденный этап.

- Прекрасно, ребятки, но, может, мы все же пойдем уже, наконец? – поинтересовалась Скай, раздраженно постукивая носком туфельки по полу. Я многозначительно посмотрела на нее, и она отвела глаза.

Когда мы пришли в ресторан, молоденькая девушка- хостесс пригласила нас за наш столик. Она говорила, запинаясь и путаясь в словах, отчего Скай недобро уставилась на нее.

- Почему вы так нервничаете? Мы так вас напугали? – поинтересовалась она.

- Скай! – шутливо одернула ее Ава. – Поставь себя на место девушки!

- Надеюсь, не придется, - Скай смерила хостесс взглядом.

- Так-так, девчонки, - вмешался Тревор, - держите себя в руках. Мы же отдыхаем, забыли? Давайте хотя бы сейчас не будем ссориться!

Оказавшись за столиком, я огляделась по сторонам. А что, очень милое местечко – на стенах авторские картины в духе авангарда, в центре зала небольшой фонтанчик, летняя веранда, в кадках стоят деревца бонсай, интересная отделка стен под камень и дерево, на окнах красиво задрапированные занавески из бархата. Народу не так чтобы очень много, в основном, это пары или молодежь, хотя вот вижу и несколько фотографов на улице. Так, погодите, их не «несколько», их гораздо больше! И все они щелкают камерами, но смотрят не на нас, а на…

- А ВОТ И АЛЕКСИС! – рявкнула Скай, вскакивая со своего стула и отталкивая его назад. – И ПРЕССУ С СОБОЙ ПРИТАЩИЛА, ВОТ МОЛОДЕЦ,– она схватила за руку не успевшую отойти хостесс. – ТЫ БЫЛА В КУРСЕ, НЕ ТАК ЛИ?

Девушка потупила глаза.

- Она заплатила заранее и пришла, сказав, что у нее запланировано интервью.

- Как? – севшим голосом переспросила Ава. – Она ведь говорила, что мы должны давать интервью все вместе! И Том сказал, что мы должны выступать перед прессой командой. Почему она?..

- Потому что она двуличная манипуляторша, - отрезала Скай. – Ну все, с меня хватит, - она решительно направилась в сторону толпы журналистов. Я поспешила за ней.

- Стой! Помнишь, о чем мы говорили? Нельзя делать ничего компрометирующего. Она, должно быть, именно на это и рассчитывает, - предупредила я.

- Сейчас она узнает, на что рассчитываю я, - рыкнула Скай.

- Скай, не надо, - начала я, но она лишь мрачно покосилась на меня.

- Надо.

Журналисты с микрофонами, операторы с камерами, репортеры с фотоаппаратами – все они стояли на летней веранде, окружив одного человека. Алексис Холден.

- А вот и они! – Алексис увидела нас и замахала рукой. – Мои коллеги! Мы уже переживали, что вы не придете на интервью, - она расстроено покачала головой. – Неужели никто не сказал вам, что встреча с прессой в шесть, а не в семь?

Журналисты повернулись к нам, вспышки замерцали у нас перед глазами.

- Забавно. Ты сама позвонила мне и напомнила, что интервью в семь, - Ава выступила вперед, рассерженно глядя на Алексис.

- И мне! – подтвердила Хейли. Журналисты еще более ожесточенно стали щелкать затворами. Вот так. Попалась.

- Хел, Ава, я все перепутала! – взмолилась Алексис. – Мне очень жаль, простите. Это я их подвела, - обратилась она к прессе. – Но теперь все хорошо, и мы все в сборе, так давайте начинать!

К счастью, ни Ава, ни Хейли не купились на этот дешевый трюк – а мы со Скай и подавно.

- Так, значит, она позвонила, чтобы «напомнить» про время интервью? – вкрадчиво поинтересовалась Скай. – Занятно, подружка, - с нажимом произнесла она последнее слово. – Мне-то казалось, ты и впрямь хочешь для нас только лучшего. А ты, оказывается, та еще стерва.

- Тихо! – я дернула ее за локоть. Если она сейчас заведется, то кто знает, кто произойдет дальше.

Алексис нервно рассмеялась.

- Разумеется, я хочу для вас лучшего! – поспешно защебетала она. – Но, ребята, - она посмотрела на репортеров, - вы так меня любите, что девочки, наверное, завидуют, и поэтому Скай и Кейтлин…

Внутри меня что-то лопнуло. Наверное, это было терпение. Давно пора.

- Ты неплохо подыгрываешь журналистам, Алексис, браво! – ядовито проговорила я. – Особенно, если учесть количество источников, которые «пожелали остаться неизвестными». Все они почему-то говорят плохо лишь о нас, а тебе лишь поют дифирамбы. Странное совпадение, не находишь? – я повернулась к камерам. – Что ж, мы тоже можем поиграть в эту игру. Например, можно рассказать историю о том, как Алексис ведет себя с коллегами вдали от фотоаппаратов и микрофонов.

- Не верьте, прошу вас! – вскрикнула девушка. – Почему Кейтлин вдруг оказалась на стороне Скай? Они никогда не ладили, вы же знаете! А теперь вдруг объединились – и причина этому может быть лишь одна: они хотят, чтобы все забыли о том, что Кейтлин не умеет водить, а старушка Скай покрылась пылью!

- Достаточно.

С этими словами, точнее, словом, Скай неторопливо шагнула вперед… И вцепилась в волосы Алексис.

ЩЕЛК, ЩЕЛК, ЩЕЛК. Фейерверк из вспышек буквально ослепил всех присутствующих.

Алексис завизжала, обернулась и начала царапаться и толкать Скай в сторону. Скай не растерялась, и подставила ей подножку, не разжимая пальцев. Алексис пошатнулась, и они со Скай наткнулись на Тревора. Он и Мэтти немедленно кинулись растаскивать их, но Алексис заехала локтем в лицо Тревору, и тот отскочил в сторону, зажимая нос.

ЩЕЛК, ЩЕЛК, ЩЕЛК.

Брейден и Мэтти снова ринулись в бой, хватая Алексис, которая все пыталась дотянуться о головы Скай. Та же, в свою очередь, все вопила, что Алексис – двуличная лживая дрянь, и таскала ее за волосы. Тревор пытался остановить кровь, идущую из разбитого носа, а камеры все щелкали, щелкали, щелкали…

- О боже, - произнес кто-то за моей спиной. Ноги у меня приросли к полу, стоило мне осознать, что это Том. Он обещал присоединиться к нашему интервью в ресторане чуть позже – и вот, что он увидел, когда пришел.

Обернувшись, я увидела, как он подтягивает к себе ближайший стул и падает на него, закрыв лицо руками.

ЩЕЛК. ЩЕЛК. ЩЕЛК.

ПЯТНИЦА, 18 ОКТЯБРЯ

Позвонить Надин и Лейни

Спросить, что делать дальше


HOLLYWOOD NATION

«Семейный разлад»

Хейли Ламар

Судя по всему, между Скай Маккензи, Алексис Холден и Кейтлин Бёрк, звездами сериала «Дела семейные» началась настоящая война – и дело здесь уже не в том, кто из сестер стащил из косметички новую помаду.

Стоило исполнителям главных ролей приехать на каникулы в Лас-Вегас, как юные знаменитости разбрелись по своим углам, собираясь лишь для интервью. На все вопросы, касательно последних новостей у молодых актеров, отвечали (а точнее, не отвечали) их менеджеры. В свете последних событий в ресторане «Вьентьян» вопросы, надо думать, лились на представителей актеров, как дождь, но, к сожалению…

- Без комментариев, - отвечает менеджер Кейтлин Бёрк, Лейни Питерс.

- Скай уважает своих коллег как перед камерами, так и без их присутствия, - заявила представитель Скай Маккензи (к слову, шестая за четыре года), Аманда Рейнольдс.

У Алексис Холден пока нет менеджера, к которому мы могли бы обратиться, поэтому комментариев от нее у нас нет.

Поговорив с продюсером сериала, Томом Пуллманом, мы узнали, что «На съемках теплая и позитивная обстановка, каст сериала – одна большая семья. Все актеры «Дел семейных» доверяют друг другу и поддерживают в трудные моменты. Конечно, как и в любой другой семье, у нас бывают раздоры – но мы делаем все, чтобы разрешить все разногласия» - конец цитаты.

Серьезно, Том? Судя по всему, даже если на съемках обстановка и теплая, в ресторане в Вегасе она чуть подмерзла. Иначе как объяснить объединение Кейтлин и Скай против новенькой – Алексис – и их потасовку перед журналистами во время интервью? С другой стороны, поползли также слухи о том, что Алексис Холден сама спланировала «опоздание» других коллег на встречу с прессой, сообщив им неправильное время.

Некоторые встают на защиту Алексис, ведь вся эта сцена и впрямь выглядела так, как будто Скай и Кейтлин исходят завистью к яркой звездочке, появившейся на небосводе, который они считали своим. Популярность девушки растет в геометрической прогрессии и, возможно, Бёрк и Маккензи чувствуют в ней угрозу для своего положения.

Поездка в Лас-Вегас планировалась как попытка объединить участников шоу в настоящую команду, потому что ранее между ними были небольшие разногласия. Судя по всему, попытка потерпела… Как бы это сказать помягче? Потрясающее фиаско.

И что же мы имеем в итоге?

Отвратительная (уж будем честны) драка Скай, Алексис и Кейтлин.

Крики и выяснения отношений.

Разбитый нос Тревора, пытавшегося разнять соперниц.

Сплетни и слухи о зависти девушек друг к другу.

Том Пуллман разочарован и расстроен полученным результатом: источник, пожелавший остаться неназванным, сообщил нам, что «еще один такой инцидент – и он покидает шоу» - конец цитаты.

Что же, надеемся, эта семейная драма не приведет к разводу. Не переключайтесь…

Глава 11

Танцуй так, словно никто не видит

Темно-рыжие волосы, очки от Гуччи, джинсы, светлая рубашка, закрытые балетки, а еще Родни, приглядывающий за мной на расстоянии – непременные атрибуты моей сегодняшней секретной миссии. Не возражаю, если никто не будет знать о том, что Кейтлин Бёрк, надев рыжий парик и спрятавшись за очками, отправилась на школьные танцы к своему парню. Пока что все идет по плану – Остин уверен, что я на съемках, Лиз купила мне билет втайне от него, и теперь я собираюсь увидеть друга, стоящего на сцене в пластмассовой короне Короля бала, улыбающегося и говорящего что-то в микрофон.

Неважно, что там происходит с Алексис, сегодня – день Остина. Никто не испортит мне настроения, ни она, пытающаяся вести свою двойную игру, ни Лори, бывшая Остина. Даже если она станет Королевой бала, и они будут танцевать первый танец вдвоем, я не собираюсь расстраиваться по этому поводу.

После игры (в которой Кларк проиграл со счетом 17:5), мы с Родни сели в машину и поехали к дому Остина. За нами никто не последовал, потому что кому нужна какая-то рыжеволосая девчонка из школы, которая после игры спокойно встала с трибуны и пошла на парковку? Фух, ради разнообразия все идет неплохо. Приехав к дому Мейерсов, автомобиль затормозил, и мы вылезли наружу. Так, Остин только что вернулся, и дверь еще не закрыл… Избавившись от парика, я тихонько проскользнула в двери, а вслед за мной Родни. Остин сидел на кухне.

- Бу, - шепнула я, подкравшись к нему со спины и ставя перед ним торт. – С Днём рождения тебя, с Днём… - начала петь я, но меня перебил поцелуй.

- Ребят, - недовольно протянул Родни, стоявший в дверях. – Вы милые и все такое, но не надо уж при мне-то…

Остин еле слышно фыркнул.

- Ты же сегодня на съемках? – поинтересовался он, отстранившись. – Бёрк, у тебя не будет проблем из-за этого? – он глазами указал на торт, но было видно, что он страшно рад меня видеть.

- Не будет, - заверила я его, - я тебе чуточку приврала, - наверное, улыбка растянулась до ушей. – Зато смогла прийти на игру!

- Правда? Но как? – изумился он. – Туда же пришла толпа журналистов, несмотря на то, что тебя там не было… Ну, - поправился он, - как они думали. Директор даже вышла на трибуну и сообщила им, что тебя нет среди зрителей!

Я рассказала Остину о своем секретном плане, придуманном вместе с Лиз.

- Так что теперь я могу прийти на танцы незамеченной, ведь на игре меня не было, - подвела итог я, - а Лиз сказала всем, кому можно, что я сегодня на работе. Горизонт чист, и я иду смотреть на твою коронацию!

Остин открыл рот, чтобы запротестовать, но я не дала ему заговорить.

- Лейни и родители знают, где я, так что никаких проблем ни у меня, ни у тебя не будет. А Родни прикинется тенью, но в случае чего сможет защитить от журналистов. Клянусь, - я взяла его за руку, - я исчезну в ту же секунду, как кто-нибудь меня узнает и появятся журналисты! Все пройдет тихо и незаметно для прессы. И потом, - лукаво взглянула я на Остина, - разве ты не хочешь пригласить меня на танец?

- Ты и впрямь хочешь пойти на какие-то дурацкие школьные танцы? – Остин заулыбался.

- Ну, это не просто дурацкие танцы, ведь там будешь ты! К тому же, лучше уж они, чем все, что у меня было за последние пару месяцев.

- Спорим, после своего Дня рождения ты передумаешь? Я придумал тако-ой сюрприз!.. Но пока не скажу, - он подмигнул, а затем нахмурился. – Погоди-ка, но билет у меня всего один. Как же ты пройдешь в зал?

- Не переживай, все продумано, - я вынула из кармана джинсов оранжевый билетик. – Я же говорила: мне помогает Лиз.

- Ты невероятна, - рассмеялся Остин, целуя меня под многозначительный кашель Родни.

- Приятно, что кто-то так думает, - отозвалась я, глядя в его бездонные синие глаза. – Но не расхваливай меня слишком уж сильно. Подарка на твой День рождения у меня по-прежнему нет.

Мама и Лейни были в ярости после произошедшего в Вегасе – так что какая уж тут поездка? Я даже спорить не стала, мне и самой было ужасно стыдно.

Остин прижал меня к себе.

- Это все ерунда, к тому же, я говорил тебе, что этот подарок все равно слишком дорогой. Неудобно, что ты тратишь на меня так много, - он пощекотал мой подбородок. – Зато ты придумала, как нам провести сегодняшний день вдвоем – и это самый лучший подарок, о котором только можно мечтать.

Он поцеловал меня в губы – и этот поцелуй мог бы длиться вечность, если бы в коридоре не послышались шаги.

- Ого, вы уже вернулись? – мама Остина зашла на кухню и приветливо улыбнулась мне. – Ну, как игра?

- Ты знала, что Кейтлин придет? – Остин приподнял брови, и она рассмеялась.

- Разумеется. И на столе у нас шесть приборов – два для Кейтлин и Родни. Сегодня поужинаем пораньше, чтобы вы успели на танцы. Родни, ты ведь останешься на ужин? У нас сегодня стейк, - добавила она.

- Спасибо за приглашение, как можно отказаться?! – полушутливо возмутился тот.

Ужин прошел довольно быстро, а мобильник у меня ни разу не зазвонил. Мама с Лейни, к счастью, проявили понимание и освободили меня на сегодня от всех интервью, реклам, фотосессий и всего прочего. Впрочем, вряд ли им самим это могло бы прийтись не по душе – отдых нужен всем, даже моим неутомимым помощникам. Особенно, учитывая произошедшее во время поездки…

Поскольку все мы несовершеннолетние, мы можем отказаться от комментирования новостей, что, собственно, все и сделали. Том тоже предпочитал не реагировать на слухи о том, что все мы можем быть уволены за драку (с одной стороны, он их не подтверждал, но с другой – и не опровергал, и это настораживало. Бр-р!). Обстановка была вроде бы спокойной, но вместе с тем и напряженной. Единственный плюс – Ава и Хейли, да и не только они, пристально наблюдали за Алексис, которая отчаянно строила из себя милашку-очаровашку. Девчонки были так потрясены разыгравшейся тогда в ресторане сценой, что теперь были готовы рассказать всем желающим о том, что видели собственными глазами.

Я же старательно цеплялась за идею, что Том, возможно, захочет поговорить со мной или со Скай, и мы сможем изложить ему свои версии. Однако он не назначал нам встреч – и это тоже не было слишком уж хорошим знаком.

Мелли, Спенсер и другие взрослые из каста были разочарованы тем, что случилось, а потому едва разговаривали с нами вне съемочной площадки. Представьте, что лучший друг и мудрый советник в одном лице вдруг точно перестает вас замечать – вот это и есть то, что я сейчас чувствую. И Скай, кажется, тоже, но Алексис все нипочем. Она как была веселой и улыбчивой, так такой осталась. Что же с этой девицей? Она на самом деле дьявол, или мы просто свихнулись от зависти? Мы правы, или она мастерски обвела нас вокруг пальца? Как все это понимать?

Нет, сколько бы я не размышляла о том, чтобы оставить ДС (например, пойти в колледж или принять предложение какого-нибудь режиссера, снимающего трилогию-блокбастер), быть уволенной мне хочется меньше всего. Том всегда говорил, что я – профессионал, и он рад работать со мной. Я люблю «Дела семейные» и не хочу, чтобы меня выкинули из-за не сложившихся отношений с коллегой!

- Бёрк, все нормально? – Остин пожал мою ладонь, возвращая из мрачных мыслей в праздничную реальность, когда мы ехали в школу. – Слушай, то, что произошло на весенних танцах, было не очень приятно, я понимаю, так что ничего страшного, если ты сейчас передумаешь, - он обеспокоенно посмотрел на меня.

Я вспомнила, как Скай заявилась на Весенние танцы, чтобы разоблачить меня перед всеми, а заодно привела репортеров в Кларк-холл. Тогда вечер назвали «Ночью тысячи звезд», и все должны были нарядиться в костюмы знаменитостей. Я, недолго думая, выбрала… Себя. Таким образом, я, Кейтлин Бёрк, выдавала себя за Рейчел Роджерс, которая шла на танцы в образе Кейтлин Бёрк. М-да.

После моего позорного разоблачения и выкриков журналистов типа «Кейтлин! Ты ненавидишь Голливуд и поэтому сбежала в школу?» мне было очень и очень плохо. Карьера была под угрозой, а Остин, в которого я тогда только-только влюбилась, перестал со мной разговаривать. Он больше не понимал, кто я и правда ли то, что я к нему что-то чувствую. Он не хотел быть с притворщицей и актрисой в плохом смысле этого слова – но и мне не хотелось сдаваться. Поэтому я сама приехала к нему и извинилась за свое поведение. Однажды я его чуть не потеряла, но сейчас это в прошлом.

- Не волнуйся, все хорошо, - я тоже пожала его руку. – Сегодня твой день, и я ни за что его не пропущу.

- Весенние танцы не повторятся, - заметил Родни, - я теперь владею гораздо большим числом приемчиков, которые могут отпугнуть этих журналюг.

- Да, Родни, - рассмеялся Остин, - ты отменный телохранитель!

Я застыла, не сводя взгляда с Родни. ОЙ.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №11: знаменитости никогда не относятся к тем, кто их охраняет, как к телохранителям – как бы парадоксально это не звучало. Родни и его знакомые, работающие в той же сфере, расценивают слово «телохранитель» как определение для тупоголового качка-головореза. Наверное, в этом виноваты штампы, подаренные нам фильмами и книгами, но в любом случае те, кто заслоняет вас от назойливых журналистов и беспокоится о вашей безопасности, безусловно заслуживают того, чтобы их называли так, как им захочется. Кроме того, вам и самим будет не по себе от того, что вы называете «телохранителем» того, кто рядом с вами 24 часа 7 дней в неделю. Это коробит, правда. Родни для нас уже как член семьи, так что о чем вообще речь!

К тому же, ему приходится ходить со мной везде, даже если я иду на педикюр. Но он не жалуется, ведь ему платят 200 000$ в год.

- Спасибо, - проговорил Родни, останавливая машину на знакомой парковке. Уверена, он простит Остину эту оговорку.

Никаких камер поблизости не наблюдалось, и я вздохнула с облегчением. Родни вышел из машины первый и быстро провел нас внутрь. Я оставила в машине легкое пальто и пошла в школу в выбранном специально для танцев симпатичном платье от Dolce & Gabbana. Волосы я не стала завивать, забрав их вместо этого в хвост и выпустив несколько прядей.

Мы прошагали по коридору в направлении кабинета директора. На лице Остина было написано удивление, но он ничего не сказал. Родни постучал в металлическую дверь, и нам открыли.

- Вы и директрису подговорили? – пробормотал Остин. Я кивнула.

- Как раз вовремя! Ну, проходите, проходите! – поторопила она нас.

- Спасибо вам большое, миссис Пирсон, - с чувством поблагодарила я. – Так здорово снова здесь оказаться.

- И я очень рада тебя видеть, Кейтлин! – директор внимательно посмотрела на меня. – Кстати, я вот все хотела спросить тебя про…

Нет, только не это. Я уже и забыла, что миссис Пирсон – невероятная поклонница «Дел семейных». Пожалуйста, хоть бы она не говорила «Вегас» или «Алексис», прошу! Лейни заставила меня поклясться, что я ни слова не скажу никому ни на одну из этих тем.

- Алексис Холден.

ЧЕРТ.

- А что? – я изо всех сил постаралась убрать нервные нотки из голоса.

- Терпеть ее не могу, - поджала губы миссис Пирсон. – Она ужасная актриса. Что вы вообще в ней нашли?

- Миссис Пирсон, вы просто чудо! – воскликнула я и, к удивлению Остина, кинулась ей на шею. – Спрашивайте о чем угодно! Если я знаю, что произойдет дальше – то непременно вам расскажу все-все!

Она рассмеялась и погладила меня по голове. Родни хмыкнул.

- Вы даже не представляете, как она счастлива, - кивнул он на меня, обращаясь к директрисе.

Когда спустя некоторое время мы пришли в зал, который украсили специально для танцев, я так и застыла в немом изумлении. Стены были увешаны громадными осенними листьями, задрапированы красными и оранжевыми полосками ткани, сцена сияла в окружении желтых и оранжевых гирлянд, а вдоль стен стояли столы с угощениями. Здесь был и торт «ростом», наверное, с человека, и самые разные сладости, и множество напитков. Гостям праздника придется быть осторожными, чтобы ненароком не заехать локтем во что-нибудь из этого великолепия.

- Ты пришла! Все получилось, - Лиз налетела на меня сбоку и, оттолкнув Остина, крепко обняла. На ней было короткое синее сияющее платье от Дженни Канье, которое мы недавно покупали в «The Grove”, волосы она завила и распустила по плечами, и теперь кудряшки подпрыгивали в такт музыки вместе с ней.

- Вы все сговорились и не проболтались? – Остин шутливо закатил глаза. – А еще говорят, что девчонки не умеют хранить секреты.

Кто-то закрыл мне глаза ладонями.

- Угадай, кто?

- Бет! – завопила я, оборачиваясь и обнимая подругу по школе. Рядом с ней стояла Элисон, приветливо улыбаясь. – Эли, привет! Как же я скучала по вам, - когда я пришла в Кларк-Холл, только Лиз, Бет и Элисон были дружелюбны по отношению ко мне. Они, ну и, конечно, Остин, вели себя со мной, как с подругой, а не как с пустым местом. Разве можно такое забыть?

- Знаешь, что самое лучшее в том, что ты пришла? – подмигнула Эли. – Наша королева школы позеленеет, увидев тебя, - она хихикнула, покосившись в сторону Лори, бывшей Остина, которая стояла неподалеку и глаз не сводила с меня. Рядом с ней стояла ее верная прислужница… В смысле, подружка, Джесси. Обе уставились на меня, раскрыв рты.

- Она не заслуживает трона, - фыркнула Бет. – И короны тоже, она дьявол! Что в ней все ребята находят, не понимаю. Без обид, Остин, - чуть виновато улыбнулась она.

- Какие обиды, что ты, - махнул он рукой и переключился на Роба Мюррея, своего давнего приятеля, который протянул ему руку. Девушка Роба смотрела на меня несколько мгновений, а затем дернула за руку проходившую мимо подругу и начала что-то шептать ей на ухо, поглядывая в мою сторону. Остин же либо не заметил, либо сделал вид, что ничего не видел. В любом случае, сейчас он справляется с таким вниманием куда лучше, чем я. Зато рядом нет ни единой камеры. Вот и чудесно.

Пока Остин был занят разговором, Элисон придвинулась ко мне.

- Плохо, что, если Остина и Лори выберут Королем и Королевой, они будут вместе танцевать.

- Можно пролить ей на платье что-нибудь цветное, - хихикнула Лиз.

- Лиззи, - я предупреждающе посмотрела на нее, - не надо нам тут скандалов.

Мне хотелось добавить, что не нужно портить Остину настроение в День рождения, пусть даже я и не выношу эту девицу, но я не стала. Девчонки и так поймут, это же очевидно.

- Все равно, меня бесит ее улыбка и этот взгляд, - буркнула Бет, прислушавшись к нашему разговору. – Это же просто несправедливо, что такие, как она, всегда получают все, что пожелают. А знаешь, почему? Им наплевать, кто и что о них подумает, они просто будут идти к своей цели. Даже если по головам идти придется.

Мне вспомнилась Алексис и ее двуличное поведение до ссоры в Вегасе. Да уж, точно, по головам пошла. Я взглянула на Лори, наткнулась на ее испытующий прищур и отвернулась.

- Поддержу Лиз, давайте прольем на нее имбирный чай? – предложила Элисон. – Он оранжевый, как украшения в зале.

- Все хорошо? – к нам подошел Остин, обнимая меня за плечи. От неожиданности мы все подпрыгнули.

- Ага, - наверное, сказав это в один голос, мы вызвали некоторые подозрения, но Остин лишь улыбнулся.

- Ну и отлично. Не против, если я украду вашу подругу на танец? – с этими словами он взял меня за руку и повел на танцпол. Я буквально чувствовала, как краснею под взглядами других учеников школы, с каждым из которых встречалась прошлой весной в коридоре и каждый из которых знал о моем позоре. Представив себя помидором, я невольно рассмеялась, и Остин, улыбнувшись в ответ, бережно коснулся моей щеки, точно понимая все-все, что терзало меня изнутри.

- А теперь настало время объявить Короля и Королеву Осеннего бала в Кларк-Холле! – на сцену вышла директриса Пирсон, держа в руках микрофон и два конверта. – Вы готовы узнать имена тех, за кого проголосовало абсолютное большинство учеников нашей школы?

Собравшиеся ответили аплодисментами, и она открыла первый конверт.

- И Королевой Осеннего бала становится…

Ну, конечно. А вот и она поднимается на сцену – длинные светлые волосы, уложенные в тугие локоны, обтягивающее бежевое платье от Марка Боуэра, которое блестит при каждом ее движении – а если бы не блеск, может показаться, что она обнаженная. Да уж, только такая девушка, как Лори, могла бы выбрать такое платье. Не хочу хвастаться, но такое же висит в моем шкафу уже года два, вот только мне-то его подарили, и я, кажется, по своей воле его никуда не надевала.

Мы с девчонками вежливо похлопали (хотя Бет хлопнула в ладоши два раза, а затем скривилась), и я посмотрела на Остина.

- Твоя очередь, - пошутила я, коснувшись его плеча.

- Ага, - буркнул он. – Как же.

Но я оказалась права – Королем Осеннего бала Кларк-Холла стал именно Остин Мейерс. Скорчив мне рожицу, друг поднялся на сцену, где Лори встретила его сияющей улыбкой. Из рук симпатичной девушки-помощницы он принял корону и водрузил ее на голову.

- А теперь Король и Королева ознаменуют свое провозглашение танцем! – объявила директор Пирсон, и Остин с Лори стали спускаться со сцены в зал. Мы расступились, давая им место, а с потолка полилась медленная красивая инструментальная музыка. Свет чуть приглушили, и Лори заулыбалась от уха до уха, как только ее рука оказалась в руке Остина, и победоносно посмотрела на меня. Я подавила желание закатить глаза. Нет уж, не дам ей вывести меня из себя!

- Что это еще такое? – прошептала Лиз мне на ухо. Я посмотрела на танцпол, где Остин, не обращая на музыку внимания, что-то говорил Лори, а ее улыбка таяла буквально на глазах. Пара секунд – и Остин уже стоит передо мной.

- Могу я пригласить вас на танец? – протянул он мне руку с легким поклоном.

- Но ты же должен танцевать с Лори, ведь она Королева бала, - заметила я. Мне не хотелось, чтобы Остин считал меня ревнивой девушкой, несмотря даже на то, что, вообще-то, каждая девушка хотя бы раз в жизни ревновала. – Это традиция.

Остин улыбнулся.

- Я придумал свою собственную традицию. Король имеет право сам выбрать Королеву, с которой будет танцевать.

Не знаю, что и сказать на это. Невероятно романтично! Залившись краской, я вложила свою ладонь в его и шагнула с ним в центр круга. Лиз и девчонки за моей спиной возбужденно защебетали что-то, радуясь поражению Лори и моей победе, а сама Лори мрачно взирала на меня, но я не обращала ни на что внимания, закрыв глаза и опустив голову Остину на плечо. Мы медленно двигали в такт романтичной музыке – и это был один из самых прекрасных моментов в моей жизни. Я чувствовала себя Золушкой, разница лишь в том, что в полночь я превращусь в окруженную камерами актрису, а не в служанку в доме злой мачехи.

- Великолепный вечер, - прошептала я. – Если бы у меня был подарок для тебя, все было бы просто идеально.

- Ты прекратишь уже? – улыбнулся Остин. – Я же говорю, не хочу я никаких подарков, хочу, чтобы ты была рядом. И вот!

- Ладно, - согласилась я. – Так что, - я подняла голову и взглянула ему в глаза, - нравится быть королем?

- Не поклонник монархии, - Остин показал мне язык, - но моя королева за меня рада, так что почему бы и нет. И хорошо, что никто не снимал мою коронацию, иначе тебе грозили бы заголовки «Кейтлин Бёрк встречается с принцем в пластмассовой короне!».

Я хихикнула.

- Тише, не накликай. Давай проведем хотя бы вечер, как все остальные нормальные люди, и не будем вспоминать про папарацци.

- Ты не просто какая-то нормальная девушка, Бёрк, - посерьезнел Остин. – Ты особенная. Именно это я в тебе и люблю.

ПОГОДИТЕ.

Остин только что сказал «ЛЮБЛЮ»? Это значит прямо «ЛЮБЛЮ ЛЮБЛЮ» или просто… Ну, как «Люблю яблочный пирог и котят»?

Я не могу дышать.

Серьезно, мне срочно нужен кислород. Остин вот-вот поймет, что у меня остановилось дыхание, ведь я не издаю ни звука.

О БОЖЕ, Я ВЕДЬ НИЧЕГО НЕ ГОВОРЮ! Надо что-то ответить! НО ЧТО?

Понятия не имею.

Думай, Кейтлин, думай. «Я тоже тебя люблю»? Но люблю ли я его…

Ох, секунды утекают, словно песок сквозь пальцы, и надо говорить либо прямо сейчас, либо будет поздно.

СЕЙЧАС.

Давай, Кейтлин!

Нет.

Я ничего не сказала.

Но Остин сказал, да? Он сказал, что любит меня. Кажется.

Или нет? Что происходит? Господи, почему все так запутанно!..

СУББОТА, 26 ОКТЯБРЯ

NOTE TO SELF:

Попросить Лиз прислать фотографии с танцев

Посмотреть точное определение слова «любить»

Попросить маму Остина прислать фотографии, которые она делала дома

Понедельник, вторник, среда: начало съемок – 6 утра


ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

2007

ИГРАЯ АНГЕЛА

ДОМ БЬЮКЕНЕНОВ, ПОЛДЕНЬ

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Спасибо, что согласились встретиться со мной, мне не хотелось бы обсуждать это по телефону.

ПЕЙДЖ

Конечно. Что-то случилось? Что-то с результатами теста?

ДОКТОР БРЕЙДЕН ОТКРЫВАЕТ ПОРТФЕЛЬ, ДОСТАЕТ ФАЙЛ С ДОКУМЕНТАМИ.

ДЕННИС

Прошу вас, доктор Брейден, мы уже прошли через многое, не мучьте нас больше! Что бы там ни было, мы примем это.

САРА, СЭМ И КОЛБИ СТОЯТ В ДВЕРНОМ ПРОЕМЕ, РОДИТЕЛИ И ДОКТОР ИХ НЕ ВИДЯТ

СЭМ

Что там происходит?

САРА

Это доктор Брейден. Мама говорила с ним по телефону час назад, а теперь он примчался сюда. Что-то случилось, судя по всему.

КОЛБИ

Может, не стоит подслушивать? Если бы они хотели, чтобы мы знали, нас бы позвали туда!

САРА

Как, по-твоему, мы узнаем, что случилось, Колби? Смотри и учись. Что бы ни произошло, это касается нашей семьи.

СЭМ

Мама с папой очень переживали из-за того теста, может, именно в нем и дело?

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Судя по результатам теста на ДНК, не каждая из ваших дочерей… Хм, на самом деле ваша.

ДЕННИС

Вы хотите сказать, что Колби – не дочь Пейдж?

ДОКТОР БРЕЙДЕН (ПОМОЛЧАВ)

На самом деле, наоборот. Колби – как раз-таки ее дочь…

ПЕЙДЖ (СЖИМАЕТ РУКУ МУЖА)

Я знала, милый, я знала! Я чувствовала, что она родная для меня!

ДОКТОР БРЕЙДЕН

…а вот Сара и Сэм – не факт.

ПЕЙДЖ

Что? Но это невозможно!

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Дело в том, что гены двойняшек всегда совпадают, и Сэм и Сара не исключение. Но набор их ДНК никак не соответствует вашему, что приводит нас к выводу, что, возможно, ваши дочери были перепутаны в роддоме с дочерями семьи Моксли, которые, как вы, возможно, помните, пропали во время морского путешествия.

ДЕННИС

Это вы, возможно, перепутали что-нибудь в своей лаборатории! Во время беременности и родов Пейдж находилась под постоянным наблюдением, так как все протекало тяжело, поэтому… Нет, это совершенно невозможно! Кому нужно было бы подменять детей?

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Да, вы правы, возможна и ошибка, но вероятность крайне мала. Натали Беннет, одна из акушерок, враждовала с Пейдж еще со школы…

ПЕЙДЖ

Нет, это неправда! Ничего подобного! Этого не может быть, нет, нет!

ДОКТОР БРЕЙДЕН

Мне очень жаль, Пейдж. Но, судя по тесту, девушки, которых вы растили, как своих дочерей, на самом деле не были ими.

САРА В КОРИДОРЕ ИЗДАЕТ ОГЛУШИТЕЛЬНЫЙ ВОПЛЬ, ДЕННИС БЕЖИТ К НЕЙ И БЕРЕТ ЗА РУКИ.

ДЕННИС

Не слушай, не слушай его! Он врет, это ошибка, какая-то идиотская шутка… Пойдемте, девочки, мы разберемся с этим чуть позже.

БЕРЕТ ЕЕ НА РУКИ И НЕСЕТ В КОМНАТУ, СЭМ И КОЛБИ СПЕШАТ СЛЕДОМ

СЭМ

Что происходит? Боже, надеюсь, это просто какой-то страшный сон.

КОЛБИ ПРИГЛАЖИВАЕТ ВОЛОСЫ И СТРАННО УЛЫБАЕТСЯ

КОЛБИ

Ну, знаешь, принцесса, мне кажется, ты и в самом деле проснулась в совершенно ином мире.

Глава 12

Читай и рыдай

- Так что ты думаешь? Он имел в виду, что любит меня или что любит быть со мной? – трясла я Надин. Только что я закончила рассказывать ей о танцах в школе (в очередной раз) и теперь горела желанием узнать ее мнение насчет всего этого (снова). Прошла почти неделя с того дня, как Остин сказал слово на букву «Л», а я до сих пор не понимала, как себя вести. Нет, не подумайте, я не считала дни.

Надин вздохнула. Наверное, за последние несколько дней я так достала ее, что она с трудом подавляла в себе желание сбежать от меня подальше.

- Он сказал: «Именно это я в тебе и люблю»? – уточнила она. Я кивнула. – Ну, это не совсем «Я тебя люблю», но звучит близко к этому. Ты же знаешь парней, они-то считают, что все очевидно и лишних слов не надо.

То ли плакать теперь, то ли смеяться.

- Но я не сказала ему, что люблю его, - с сожалением отозвалась я. – Может, он теперь думает, что совершил огромную ошибку, сказав… Ну, то, что он сказал, - я опустила голову на сценарий, лежащий передо мной на столе.

- А ты его любишь? – поинтересовалась Надин.

- Я так думаю, но как можно быть уверенной на все сто? – спросила я у сценария. Люблю ли я Остина? А он меня? Мы вместе всего-то полгода, но уже кажется, что гораздо больше. Почему все так сложно?!

Надин хрустнула печеньем. «Орео» - наше с ней любимое спасение от невзгод в виде нервов, опасений, тревог и Скай. Правда, с тех пор, как появилась Алексис, мы стали покупать его чаще. Теперь, наверное, придется ящиками запасаться.

В ящик для «почты», висевший на моей двери, что-то упало, и мы с Надин обернулись. Обычно таким образом присылают письма от поклонников или сценарии, но я сегодня уже вынимала оттуда несколько конвертов. Открыв ящик, я достала оттуда несколько листов формата А4, скрепленных степлеров.

- Тебе же приходил сценарий на эту неделю? – нахмурилась Надин.

- Да, и мы уже снимаем его. Наверное, опять что-нибудь поменяли, - пожала плечами я, просматривая первую страницу.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №12: работа с импульсивным Хатчем Адамсом над «Милыми убийцами» научила меня многим важным вещам, в том числе и тому, что сценарий фильма или эпизода сериала никогда не бывает окончательным. Даже после выхода фильма, вполне может появиться так называемая «режиссерская версия», которую добавят на DVD. Я уже привыкла, что сцены могут переписываться, диалоги – появляться или убираться, а порядок снимаемых событий меняться. Проще говоря, детали могут быть переиграны, но вот резкая смена сюжета…

Сценарий, полученный мной, не охватывал всю серию, лишь одну сцену. Доктор Брейден пришел к Бьюкененам, чтобы сообщить результаты теста на ДНК. Да, помню этот момент – это должен был быть последний эпизод с Алексис. Доктор Брейден говорит, что Колби на самом деле никакая не дочь Пейдж, и Алексис выкидывают из сериала. Но теперь, когда на студии решили оставить ее персонажа, диалог доктора и моих экранных родителей наверняка переписан. На что, интересно?

Хм.

Да, переписан. И еще как.

- Твоя мама и Лейни хотят, чтобы ты дала интервью E! Online, - Надин посмотрела на экран мобильника. – Ни ты, ни Скай не разговаривали с ними об истории в Вегасе, а вот Алексис уже успела напеть, что именно вы и спровоцировали ссору. Вам определенно пора поставить все точки над i.

- Хорошо, - отозвалась я рассеянно, снова вернувшись к сценарию.

«ДОКТОР БРЕЙДЕН

Мне очень жаль, Пейдж. Но, судя по тесту, девушки, которых вы растили, как своих дочерей, на самом деле не были ими»

- ЧТО? – непроизвольно вырвалось у меня. – Это что, шутка?

- Что там? – всполошилась Надин. – Кейтс, что там? – она подлетела ко мне и выхватила листы. Я взяла чашку, желая глотнуть кофе, но там уже было пусто. Вместо этого я лишь вдохнула поглубже терпкий аромат какао-бобов.

Так, значит, это официально. Я больше не остаюсь в «Делах семейных». Сценаристы вычеркнули Сэм и Сару из семьи, заменив их на Колби. Вот, выходит, как Том поступил со мной после всего, что я сделала для сериала? И он даже не мог сказать мне это лично? Они оставляют Алексис и выгоняют меня и Скай? Да как так?!

Я забрала у ошарашенной прочитанным Надин сценарий и прошагала к двери.

- Кейтлин, стой! – опомнилась она. – Надо связаться с Лейни и твоей мамой! Не делай ничего поспешного, пока я не позвоню Тому? КЕЙТС! Ты слышишь меня?

- ТОМ! – завопила я, практически летя по коридору. – ТОМ! – надо срочно его найти, и пусть объясняет, что это такое, глядя мне в глаза. Из операторской вышел один из ассистентов, и я немедленно схватила парня за футболку. – Где Том Пуллман?

- Не… Не знаю, - замямлил парень. Наверное, я его напугала, но плевать. Мне нужен Том – и сейчас же. – Он у себя, наверное, просил его не беспокоить, пока не разберется с прессой, но я могу и ошибаться…

Не дослушав, я отпустила парня и побежала в другую сторону. Если он у себя, то я его достану, и неважно, сколько у него там прессы и других дел. Он за это ответит!

- Том! – рявкнула я, сворачивая в коридор, ведущий к его кабинету.

Бум!

Ой.

Опрокинувшись на пол после столкновения с чем-то, я потрясла головой и села. Во что это я так врезалась?

А, нет, не «во что», а «в кого».

- Смотрела бы, куда прешь, ради разнообразия, - буркнула Скай, тоже сидящая на полу. Она опустила голову, но я успела заметить потеки туши на ее щеках. Рядом с ней валялись точно такие же листы, какие я сжимала в руке. Значит, это правда.

- Ты читала новый сценарий, - тихо произнесла я.

- Это не может быть правдой, - шмыгнула она носом, забыв о том, что плачет передо мной – человеком, перед которым всегда похвалялась своими железными (ага) нервами. – Как они могли выбрать ее, а не нас? Почему не продлили наши контракты?

- Понятия не имею. Неужели и Мелли была на их стороне? – сокрушенно покачала я головой, поднимаясь и протягивая руку Скай. Она не приняла ее и встала самостоятельно.

- Разумеется, нет, - отозвалась она, но ее голос звучал не очень уверенно. – Но она же не может решать за продюсеров, итог подводит Том. А сценаристы, - она помахала листами, - делают то, что им скажут. Просто все, даже твой брат, околдованы этой ведьмой Алексис, а она настраивает против нас прессу, пока нам велено молчать.

Скай была права: мама и Лейни были против того, чтобы я давала какие-либо комментарии, менеджер Скай, думаю, тоже, но вот Алексис никто не мешал излагать свою версию произошедшего, поэтому In the Know уже написали четырехстраничную статью о случившемся в Вегасе. Более того, они даже сделали рисунок предполагаемого места драки, разместили на нем нас и выстроили предположения о том, кто куда пошел и кто кого первый ударил, на что ушло еще две страницы. А на седьмой они напечатали проведенный ими опрос, и результаты, мягко говоря, не радовали.

«Не вызвала ли эта ситуация отвращение к людям, что на экране играют примерную семью?» : Вызвала – 76%. Ой.

«Должен ли быть уволен тот, кто ответственен за инцидент?»: Должен – 88%. Дважды «ой».

Ладно хоть, не спросили, кто, по мнению читателей, был «ответственен». Хотя какая уже разница…

- Вот, значит, что, - я провела рукой по волосам. – Так-то они обошлись с нами после всего? Не думала, что студия постарается выкинуть нас, как только сможет.

- Не нагнетай, Кей, - буркнула Скай. – Не знаю, как ты, а я без борьбы не сдамся. Особенно теперь, когда Алексис сделала нам такую рекламу. В любом случае, о нас говорят и пишут, значит, рейтинги поднимутся еще больше, и продюсеры должны это понимать, если они не совсем идиоты. От нас по-настоящему хочет избавиться только Алексис.

- Думаешь, этот сценарий – подделка? – с надеждой спросила я.

- Очнись, блондиночка, - Скай закатила глаза. – Даже Алексис не пошла бы на такое. Продюсеры погорячились, вот и все.

Висевший на стене динамик ожил.

- Все члены семьи Бьюкененов – на съемку через десять минут.

- Черт, новая сцена! – я задохнулась. – Что делать, Скай? Мы же не…

- Да успокойся ты, - притопнула она ногой. – Когда это сцены снимали без читки? Это просто репетиция, - она взяла меня за руку. – А мы идем к Тому.

Мне ничего не оставалось, кроме как позволить ей тащить себя по коридору. Впрочем, когда мы дошли до галереи, где висели фотографии актеров, играющих в сериале, нас ждал неприятный сюрприз. Снимок Алексис с развевающимися по ветру рыжими волосами и сияющими глазами как бы говорил: «Ну, давайте, попробуйте теперь от меня избавиться». Скай фыркнула.

- Зараза.

Взглянув в радостные глаза Алексис на фотографии, я почувствовала небывалый прилив мстительной энергии.

- Пошли, - дернула я Скай. – Том наверняка в звукозаписывающей студии, зайдем сперва туда, а потом к нему в кабинет.

Но в студии Тома не оказалось. Вместо этого там сидела Алексис в обтягивающих черных джинсах и пурпурном свитере с V-образным вырезом, и читала вслух свои реплики. Возле нее сидел Мэтти, преданно вставляя реплики других персонажей в паузы.

Братишка, ты же говорил, что после драки в Вегасе ты не желаешь иметь с ней ничего общего? Так как тогда это понимать?

- Я бы ее прибила, - прошипела Скай, шагая прямо к ним. Попытка оттащить ее назад оказалась бесполезной – Скай была сильнее, чем я думала.

- Нам надо найти Тома, забыла? – напомнила я ей на ухо. Тем временем Алексис и Мэтти заметили нас и прервали читку.

- Кейтлин, я… - на лице Мэтти появилось виноватое выражение, но я лишь покачала головой.

- Чего вам надо? – холодно поинтересовалась Алексис. – Хочешь вырвать у меня еще одну прядь на пятьсот долларов, Скай.

- Ты имеешь в виду, девяносто. Такие пряди продаются на любом рынке за девяносто баксов, и это еще дорого.

- Что вы тут делаете? – переспросила Алексис, игнорируя реплику Скай. – Разве вам не пора собирать свое шмотье из гримерок?

- О чем вы? – встревожился Мэтти.

- Твою сестру и Скай уволили, - хихикнула Алексис. – На студии решили избавиться от проблем. Очень вовремя.

- Хорошая попытка, но нет, - хмыкнула я. – Нас никто не увольнял. Помечтай еще о том, чтобы быть единственной девушкой в сериале.

- Ну, единственной дочерью-то я уже так и так оказалась, - улыбнулась она.

- Что? – прошептал Мэтти. Скай протянула ему свой сценарий.

- Любишь прикинуться королевой драмы? – поинтересовалась я. – Так это доказывает лишь то, что ты – дилетант. Только новички будут привлекать к себе внимание дешевыми выходками на публику. Неважно, какие там рейтинги, рано или поздно всем станет ясно, что ты за человек. И даже не надейся, что мы со Скай уйдем, не попрощавшись.

- Ты что, и впрямь считаешь, что мы будем сниматься в этом, - Скай забрала у Мэтти сценарий и помахала им, - не поговорив с Томом? Тогда ты просто глупа.

- Я глупа, а вас уволят, - промурлыкала Алексис. – Как считаете, журналистам понравится история о том, как вы обе мешаете съемочному процессу? Я вот считаю, что да, - она похлопала ресницами.

- Неплохо, - прокомментировала Скай. – Но у меня получается лучше. Поверь, жизнь Кейтс здесь порчу я, и не собираюсь уступать эту привилегию.

- Вот именно, - яростно подтвердила я. Так, стоп…

- А если ты хотя бы потянешься за телефоном, - продолжала Скай, - то я напишу Брайану Беннетту о твоем небольшом путешествии в Палм Спрингс на липосакцию.

- Как… Откуда?.. – поперхнулась Алексис.

- У меня свои методы, - самодовольно отозвалась Скай. Ого, а она крута. Забавно наблюдать за тем, как она размазывает кого-то по стенке, если этот кто-то, конечно, не я.

- Но Сара и Сэм – дочери Пейдж! – очнулся Мэтти. – Это все неправда! – он указал на сценарии в наших со Скай руках. – Это не может быть настоящим сценарием!

- Может, Марти, еще как, - кивнула Алексис, не сводя глаз с меня и Скай.

- Мэтти, - прищурилась я.

- Плевать. Тебя все равно здесь уже нет, так же, как и ее. От вас устали, и эти страницы только доказывают то, что вы всем надоели, - она слабо улыбнулась. – И вам подыскали замену.

Скай подступила к ней на шаг ближе, и они оказались лицом к лицу. Еще одна реплика – и кто-нибудь точно начнет выцарапывать глаза.

- Не вздумай, - предупредила я Алексис. – Двое против одного – серьезный перевес.

- Да ты и с места не сдвинешься, сладкая ты наша, - пропела она в ответ. – Ты же не можешь испортить репутацию хорошей девочки и стать, как вот эта.

- Следи за языком, - рявкнула Скай.

- Девушки? Что-то случилось? На площадке вас обыскались.

Я обернулась. В дверях студии стоял Фил Мейкер, ассистент Тома. Ох, как вовремя!

- Да, случились страницы нового сценария, - поспешно заговорила я. – Мы не будем сниматься, пока не поговорим с Томом.

Фил кивнул.

- Прекрасно понимаю, я сам только что сказал Бекки, что вся эта история с подменой девочек – какая-то ахинея, и она согласилась.

Фил на нашей стороне! Слава богу. И сценаристы, похоже, тоже считают это ерундой.

- Значит, Бекки сказала, что они не согласны с тем, что им сказали написать?

- Ну, Бекки не помнит, чтобы такой поворот обсуждался, - заметил Фил, - так что, видимо, это уже была идея кого-то сверху, - он шутливо возвел глаза к нему. – Но важно то, что Том бы не отдал сценарии вам, если бы не одобрил их. Тогда все вопросы уже к нему.

- Именно поэтому мы и хотим его найти, но понятия не имеем, где, - начала я, но тут осеклась. Если бы Том принимал такое важное решение, как уволить кого-то – да или просто поменять судьбу персонажа – он бы сообщил об этом лично. А тут мы вдруг не можем его найти… Может, дело в том, что он вовсе и не одобрял этих страниц, что мы держим в руках? Но как же тогда быть? – А если снять пока другую сцену? А эту отложить на потом?

Фил покачал головой.

- Хотелось бы, Кейтлин, но павильон уже подготовлен, а снова откладывать съемку мы не можем, бюджет и так превышен, а времени просто-напросто нет. Мне очень жаль, что так вышло, девушки.

- Ничего страшного, - улыбнулась Алексис, - мы понимаем, что это рабочий процесс, и все идет своим чередом.

- Давайте снимем другую сцену в этих декорациях, - предложила Скай, - думаю, такие найдутся. Какой смысл тратить время и деньги студии на то, что прописано так невнятно и вообще из рук вон плохо? – она постучала по сценарию.

- Ты хочешь сказать, что сценаристы работают спустя рукава? – взвилась Алексис. – Ушам своим не верю!

Скай метнула на нее мрачный взгляд, но ничего не сказала.

- Мелли сказала то же самое, Скай, - кивнул Фил. – Мы уже пытались убедить ее сняться, но ни она, ни Спенсер даже слышать об этом не хотят. Подавай им Тома – и все тут.

Я посмотрела на Скай. Может, нас удастся объединиться и прояснить ситуацию!

- Но мне нечего сказать, кроме того, что я тоже неприятно удивлен, - продолжил Фил. – Том мог бы предупредить об этом, конечно, но, видимо, закрутился со всеми делами. И вообще, этих страниц бы не было, если бы он не хотел закончить эпизод именно так, верно?

- О боже, - пробормотала я, судорожно пытаясь вдохнуть, - это все происходит на самом деле.

- Кейтлин, пожалуйста, успокойся, - Мэтти взял меня за руку.

- Скай? Кейтлин? Вы здесь, девочки? – в студию влетели Мелли и Спенсер. На Мелли был халат, который она надевала в промежутках между сценами, а Спенсер был в спортивных брюках и футболке. Ни один из них не был похож на человека, который готов пойти снимать сцену, взрывающую настоящую бомбу.

- Спокойно, девчата, - произнес Спенсер твердо, - никто ничего не снимает, пока Том не потрудится объяснить, что здесь происходит.

Фил взглянул на часы.

- Нам надо идти в павильон, - покачал он головой. – Мы всех задерживаем.

- Фил! – вскричала Мелли. – Ты, должно быть, шутишь! Как ты можешь говорить, чтобы мы пошли сниматься, когда тут все практически в слезах?!

- Ну, уж извините, - развел он руками, - но Том прибьет меня, если мы еще отложим съемку. Идемте. Девушки?

Скай лишь помотала головой. Я промолчала.

- Прошу вас, - повторил Фил, - если вы откажетесь работать, ваши контракты, - он взглянул на нас со Скай, - будут под очень большим вопросом.

Мелли внимательно посмотрела на Скай, затем на меня.

- Да, девочки. Не нужно вам никаких проблем, особенно, когда на студии решают, продлевать ли контракты. Фил прав, так что давайте поступим так: снимем сцену, а затем пойдем к Тому.

Я взглянула на Спенсера, и он кивнул, поддерживая Мелли.

- Обещаем.

Глаза Скай наполнились слезами, так же, как и мои. Что? И это все? Вот так мы должны будем попрощаться со всем, что нам было дорого?!

- Фил, звони Тому, - дрожащим голосом произнесла я. – Мы не будем сниматься, - я никогда раньше не бунтовала против Мелли, Спенсера Фила или продюсеров, но, похоже, настало самое время. – Ни одной реплики, прежде чем он сам не скажет нам встать перед камерой.

- Согласна. Я не стану играть в этой сцене, - Скай бросила сценарий на стол, - пока не услышу приказа от Тома. Лично.

- Прошу вас, - взмолилась Мелли, - подумайте о своем будущем!

- Кейтс, не глупи, - дернул меня за руку Мэтти. – С Томом можно связаться и позже, только отыграйте сцену, ладно? Представь, что мама скажет, если узнает, что ты отказалась сниматься!

- Извините, - тихо проговорила я, - но Скай права. Только Том может заставить нас отыграть это. У нас «Дела семейные», а не «Остаться в живых», где персонажей убивают без предупреждения. Мы хотим сначала услышать причины от него. Все же мы здесь большую часть своей жизни и заслуживаем уважения.

- Хватит, - жестко сказал Фил, выпрямляясь во весь рост. – У вас есть десять минут, чтобы прийти на съемочную площадку, либо я звоню продюсерам, - с этими словами он вышел из звукозаписывающей студии, а Мелли и Спенсер поспешили за ним, уговаривая его не делать этого.

- Ого, девчонки, спасибо, - промурлыкала Алексис, хранившая молчание до сих пор. – Я думала, выкинуть вас отсюда будет сложнее, а вы сами же упростили мне задачу.

- Алексис, - заговорил Мэтти с болью в голосе, - Кейтлин была права насчет тебя, ты никому не желала добра. Что она тебе сделала?

- Ну, честно сказать, ничего, - пожала плечами девушка. – Но она стоит на пути к тому, что я хочу получить. И Скай тоже. Они обе грелись в лучах славы много лет, настала моя очередь. И не надо смотреть на меня, словно ты – побитый щенок, Мэтти, - добавила она. – Это просто жалко.

- Жалко? Знаешь, что жалко? – переспросила Скай. – Вот это, - она подтолкнула к ней по столу свой сценарий. – Если хочешь солировать – снимайся в этом сама. А мы с Кейтлин возьмем передышку, - она схватила меня за запястье.

Где-то в коридоре Фил, Мелли и Спенсер ожесточенно спорили. Алексис улыбалась. Мэтти смотрел на меня так, точно никогда не видел. Помятый сценарий валялся на столе перед нами. Рука Скай крепко держала мою. И мы собирались уйти со съемок в разгар рабочего дня.

- Извини, Мэтти, но так правильнее.

- Кейтс, стой!

Но было поздно, мы со Скай уже шагали прочь.


ПЯТНИЦА, 1 НОЯБРЯ

Позвонить Надин

Предупредить Лейни

Попросить Лейни успокоить маму

Поговорить с Остином и Лиз

Сказать Надин, чтобы не разговаривала с журналистами. О нас и так напишут.

Глава 13

На распутье

- Куда мы идем? – поинтересовалась я, когда Скай вытащила меня из здания, и мы зашагали по улице. – Я думала, мы просто запремся в гримерках и откажемся сниматься. Будем ждать Тома, ну и так далее.

Скай покачала головой.

- Мелли и Спенсер найдут нас и заставят сниматься, поэтому надо убраться от студии подальше. Во всяком случае, сейчас.

Задумавшись на минутку, я поняла, что согласна с ней.

- Давай оставим Тому сообщение на автоответчик, что нам нужно с ним поговорить? – вынув телефон, я набрала номер Тома и, когда включилась голосовая почта, оставила сообщение от нас обеих, затем нажала на «Сброс». Внутри что-то перевернулось. – Может, позвоним менеджерам и тоже скажем, что происходит?

- Ты чокнулась? – возмутилась Скай. – Мой менеджер – моя же мама, как и у тебя. Она притащит меня на съемочную площадку, где бы я не была! Вряд ли твоя сделает по-другому.

Да, верно, она и тут права. Отложу-ка я звонок Лейни и маме. И телефон переведу в беззвучный режим.

Вдруг Скай остановилась и всхлипнула. В следующий миг по ее лицу заструились слезы, и я, не зная, что делать, неловко погладила ее по спине. Она снова всхлипнула, а затем хихикнула.

- Так странно, - шмыгнула она носом. – Ты – явно не тот человек, перед которым я стала бы разводить нюни, - улыбнулась она сквозь слезы.

- А я всегда считала, что, если и сбегу со съемок, то из-за тебя, а не с тобой, - добавила я. – И вот, посмотри, что происходит.

- Вижу, - Скай глубоко вздохнула. – Ладно, хватить ныть. Давай-ка уедем подальше, пока за нами не прислали погоню. У тебя есть машина? Мой водитель уехал.

- Я могу позвонить Родни, прав-то еще нет, - пожала плечами я. Скай наставила на меня указательный палец.

- Ну да, точно, я и забыла про ту твою попытку их получить. Господи, позорище-то, Кейтс, чем ты думала?

Вот. Видите, почему мы не можем быть лучшими подругами? Если бы не вся эта дикая история со сценарием, я бы ни за что не стояла рядом с ней и вообще словом бы не перемолвилась.

- Давай на минутку забудем о моем позорище и хотя бы прикинемся, что мы на одной стороне, пока не разберемся со этим безумием в ДС? Пока что перемирие – и никаких папарацци, ехидных комментариев и стекла в пудре, идет?

- Ты такая правильная, - закатила глаза Скай. Я молча пошла прочь. – ЛАДНО! – я обернулась, и увидела, что она стоит, молитвенно сложив руки перед собой. – Я веду себя хорошо, пока мы не выживем Алексис из студии. Потом я переключусь обратно на тебя.

- Кейтс! Кейтс! – раздался голос Родни. – Что здесь происходит? – он несся к нам, и вот уже он отталкивает меня и загораживает от Скай. – Она тебе навредила? Она утащила тебя из гримерки?

- Родни, погоди, - я постучала его по плечу, - Скай ничего плохого мне не сделала. Мы, хм, вроде как бунтуем. Вместе, - говорить об этом слух было еще более странно, чем думать. Это как если бы Люк Скайуокер был на стороне Дарта Вейдера. Хотя нет, стойте, было же такое, ну, тогда, в «Возвращении джедая».

- Да я уже в курсе, что ты ушла со съемок, но не знал, что с ней, - Родни покосился на Скай.

- Спокойно, грозный парень, - фыркнула она, - твоей маленькой пташке ничего не угрожает, нам только нужно уехать отсюда.

Родни подозрительно посмотрел на меня.

- Правда, Родни, очень нужно! Прошу, помоги нам выбраться отсюда.

- «Нам»? Тебе и… Ей? Кейтс, - он нахмурился и сложил руки на груди, - что происходит? Вы друг друга терпеть не можете.

- Родни, просто позволь нас сесть в машину и увези нас отсюда, - взмолилась я. – Мы все тебе объясним!

- Ладно, хорошо, - сдался Родни. – Я уже кое-что слышал краем уха – Мелли и Спенсер отказались сниматься, и Фил позвонил на студию и настучал на них тоже. Теперь никто ничего не снимает, пока не объвится Том. А Алексис говорит всем, что вы должны быть уволены.

- Вот дрянь, - еле слышно сказала Скай.

- И еще они вас ищут по всей студии, - добавил Родни.

- Вот поэтому нам и надо сбежать, - я не договорила, потому что у меня в кармане ожил мобильник. Черт, это Надин, она уже все знает, судя по всему. – Так, Родни, мы скрываемся отсюда, иначе Фил испепелит нас молниями из глаз.

- И меня заодно. Ладно уж, пошли, - мы поспешили к его машине.

Телефон у меня звонил, не замолкая. Впрочем, мобильник Скай не отставал, тоже вибрируя и пытаясь привлечь ее внимание.

- Я возьму трубку, только если позвонит Том, - заявила я, откладывая телефон в сторону в очередной раз. Скай лишь прикрыла глаза.

- Так куда мы едем? – поинтересовался Родни. Телефон у меня снова замигал, говоря, что пришло новое сообщение на голосовую почту.

- Даже не вздумай проверять, - сказала Скай, заметив, что я потянулась к мобильнику. – Там только плохие новости, ничего больше.

Но любопытство было сильнее. Набрав секретный код (1026 – День рождения Остина), я нажала на кнопку.

- КЕЙТЛИН, ТЫ ДОЛЖНА МНЕ ПЕРЕЗВОНИТЬ! ФИЛ ЗЛИТСЯ, А Я НЕ ЗНАЮ… - это Надин.

- КЕЙТЛИН БЁРК, ЛИБО ТЫ БЕРЕШЬ ТЕЛЕФОН В РУКИ И ОТВЕЧАЕШЬ НА ЗВОНОК СЕЙЧАС ЖЕ, ЛИБО… - о, Лейни.

- КЕЙТЛИН, Я НЕ ШУЧУ! ОНИ СОБИРАТСЯ УВОЛИТЬ ВАС СО СКАЙ, ТЕБЕ ЯСНО? Я ОСТАВИЛА НЕСКОЛЬКО СООБЩЕНИЙ ДЛЯ ТОМА, НО ОН НЕ ОТВЕЧАЕТ НИ НА ОДИН ЗВОНОК. ТУТ ЧТО-ТО НЕ ТАК, КЕЙТЛИН, И ВАМ СО СКАЙ НАДО СРОЧНО ВЕРНУТЬСЯ, ПОНЯТНО? ПРОДЮСЕРЫ НЕ БУДУТ ДОЛГО РАЗБИРАТЬСЯ, ЧТО К ЧЕМУ, НЕ ПОЗВОЛЯЙ АЛЕКСИС ДОСТАТЬ ТЕБЯ! БЫСТРО ВЕРНИСЬ НА СТУДИЮ, НИКТО ТЕБЯ НЕ УБЬЕТ! – я не дослушала голос Надин. «Собираются уволить»?

- Не будут они нас увольнять за то, что мы не поняли, какого черта они насочиняли в сценарии, - прокомментировала Скай. – И потом, я делала вещи гораздо хуже, но меня же не уволили.

- Надин говорила серьезно, - вздохнула я. – Дело не в том, что мы не поняли сценарий, а в том, что мы сбежали со съемок.

Скай ничего не ответила, в салоне повисла тишина. Я буду уволена за плохое поведение?

- Девушки, - Родни тем временем наматывал круги по дороге вокруг студии, - мне так и ездить здесь или отправимся еще куда-то?

- Скай, - позвала я, чуть не плача, - нам надо вернуться.

- Нам надо подумать. Подумать, - она прищурилась, глядя перед собой.

-Скай? Скай, не тяни!

- Родни, - вскинула голову она, - отвези нас в бар «У Антонио» на Беверли Драйв.

- В бар?! – переспросила я. Она, что, ненормальная? – Не думаю, что нам сейчас нужны коктейли!

- Мы едем туда не выпить.

Понятия не имею, о чем она говорит. Мне захотелось схватить Родни за шкирку и заставить его вернуться к студии. Надо думать о работе, которую мы рискует потерять!

- Кейтс, просто поверь, что так будет лучше, - сказала Скай в ответ на мой невысказанный вопрос. – Нам нужен часик на то, чтобы проветрить головы, «У Антонио» - лучшее место для этого. Дай мне час.

- Не знаю, - пробормотала я. Надеюсь, она не играет в одну из своих хитрых игр, и все это не очередной ее коварный план избавиться от меня. Откуда я знаю, может, она уже давно придумала, как спасти свою задницу, а подставить решила меня? – Откуда я знаю, - вслух спросила я, - что ты не такая же, как Алексис?

- Ты и не знаешь, - спокойно согласилась она. – Но другого выбора у тебя нет, не так ли? И потом, я не Алексис. Поверь на слово. И дай мне час.

- Кейтс, - через плечо сказал Родни, - мне тут названивают твоя мама, Надин и Лейни. Что делать?

- Вези нас в бар и игнорируй их звонки, - Скай права – другого выбора у меня нет, а голову проветрить надо. Разобраться с проблемами смогу позже.

Вскоре мы приехали к пункту назначения. Я очень редко бываю на всяких тусовках в клубах, поэтому сперва с любопытством разглядела клуб. Темные стены, серебристый танцпол и огромный диско-шар на потолке. Несколько столиков и барная стойка с высокими стульями возле нее.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 13: всегда интересовались, как знаменитости узнают про тот или иной клуб или ресторан и появляются на его открытии? Им платят. Хозяева открывающегося места, желая привлечь посетителей, связываются с агентом артиста и за определенную плату предлагают свое заведение. Иногда певцы или танцоры могут даже выступать на вечеринке или неожиданно появиться на праздновании чьего-нибудь Дня рождения. Вот только они делают это очень редко лишь по доброте душевной, гораздо более важным аргументом служат хрустящие купюры.

- Ну, мы пришли. И как это место должно помочь нам? – спросила я Скай.

- Увидишь, - отозвалась она и постучала по барной стойке. Из двери, сперва незаметной в стене, выглянул кудрявый симпатичный парень. – Привет, Коди, - поприветствовала она его. Парень заулыбался.

- Скай, любовь моя, - сказал он с легким британским акцентом. – Ты же знаешь, что мы открываемся гораздо позже.

- Знаю, - такого детского голоска у Скай я в жизни не слышала, - но у нас с, хм, подругой выдался нелегкий денек. Не поможешь, как обычно, пожалуйста?

«Как обычно»? В смысле? Мы с Родни переглянулись. Коди лишь покачал головой, его кудряшки запрыгали по плечам. Похоже, сейчас он откажет.

- Кстати, шикарная майка, - как бы между прочим заметила Скай, и парень расхохотался.

- Ладно. Но это в последний раз! И никому не говори, что я снова повелся на это, - он усмехнулся.

- Обожаю тебя, Коди, ты душка! – пропела Скай.

- Я тоже тебя люблю, лапочка, - хмыкнул Коди, возвращаясь за дверь.

- Вы… - начала я, но Скай покачала головой.

- Он считает, я слишком маленькая для него, - пожала она плечами. - Все, конец истории.

- А куда он пошел? - ответ на свой вопрос я получила буквально тут же, когда Коди появился возле пульта ди-джея. Он включил микрофоны и музыкальную систему, а экран, стоящий неподалеку, ожил и загорелся синим светом. С потолка полилась музыка, а диско-шар закрутился. На экране появилось меню, похожее на…

- Выбирай! – Скай протянула мне невесть откуда взявшийся пульт и указала на экран. – Какую песню ты хочешь спеть?

Я в недоумении посмотрела на нее.

- Это вот так ты справляешься с «тяжелыми деньками»? Поешь в караоке? – внутри заклокотала ярость. – Мы сбежали из студии, чтобы спеть в клубе песню? Что, серьезно? Скай, нас уволят! – закричала я. – Нас уволят, а ты хочешь, чтобы мы распевали песни в баре?! Ты, что, ненормальная?

- Кейтс, а от чего ты так сходишь с ума? – поинтересовалась Скай тем же детским голосом, каким разговаривала с Коди.

- Ты опять играешь, да? Подставляешь меня? – я с трудом сдерживалась, чтобы не швырнуть в нее пультом. – Я ушла с тобой со съемок, потому что думала, что ты знаешь, что делаешь! А теперь мы в баре посреди рабочего дня, и ты хочешь, чтобы я пела! Как это должно помочь, скажи мне на милость?

Скай закатила глаза.

- Ты вообще ничего обо мне не знаешь, так?

Я не ответила. Телефон в кармане джинсов снова завибрировал.

- Ну, так я тебе расскажу один секрет Скайлар Маккензи, - она скрестила руки на груди. – Когда я расстроена, я пою. Это помогает мне успокоиться, прийти в себя и привести мысли в порядок. Ты можешь вернуться на студию, если хочешь, Родни отвезет тебя туда, куда ты ему скажешь, вот только там тебя встретят с воплями и руганью, а ты и так не знаешь, что с этим делать. Поэтому тебе надо расслабиться. Просто ты этого не умеешь делать.

- Я умею расслабляться, - буркнула я, чуть успокоившись.

- Да ладно, правда, что ли? – усмехнулась Скай. – Это и есть твоя проблема, Кейтс. Ты постоянно переживаешь, кто что подумает, кто как на тебя посмотрит и какие выводы сделает. В этом-то причина всех твоих проблем.

- Ну, частенько причиной бывала и ты, - подал голос Родни.

- С чего ты это взяла? – я прищурилась.

- Тебе надо иногда жить своей жизнью, а не подстраивать ее под косые взгляды других, - пожала плечами Скай. – Думаешь, мне нравится следить за гадостями, которые про меня пишут? Или читать о том, с кем я якобы встречаюсь? Моя мама может доставать не хуже твоей, может, даже больше, вот только я не ною на этот счет.

- Ты тоже обо мне ничего не знаешь, - раздраженно отозвалась я, признавая, что она права. – И тебе плевать на меня. Так что не надо прикидываться, что вдруг резко стала заботиться обо мне.

- Успокойся же, - снова возвела глаза к небу она, - я просто предложила тебе способ отвлечься. Не надо воспринимать все в штыки. Правда, - ее тон сменился на примирительный, - пение может помочь, я пою в душе, в машине, а во вторник вечером часто прихожу сюда петь в караоке. Довольно много знакомых людей, кстати говоря, здесь бывает. На той неделе мы с Эшли и Ванессой пели втроем, хлопал весь зал. И Кирстен, кстати, тоже.

- Она и впрямь хороша, - прокричал Коди. – Скай - талантливая певица, ты даже не представляешь.

- Не слышала о том, чтобы знаменитости собирались попеть вечерком в караоке, - недоверчиво заметила я.

- Так и задумано. Однажды папарацци появились, но Коди сказал, что это просто благотворительное мероприятие, ничего особенного, и больше они не приезжали.

Говоря все это, Скай забрала у меня пульт и стала листать список песен.

- Ну, будешь солировать? – повернулась она ко мне.

- Серьезно? – насмешливо спросила я. – Ты даже песню мне даешь выбрать.

- Как будто ты выбирала, - отозвалась Скай. – Ладно, споем вместе. Слова будут на экране, так что только попробуй все испортить, - хихикнула она.

Я молча взяла микрофон с пульта ди-джея. Родни уютно устроился за барной стойкой и уже потягивал содовую. Черт, мне сейчас вырвет, наверное.

- Что поем?

- «Я выживу*», - улыбнулась Скай.


(* Я выживу) — самая знаменитая песня в творчестве американской певицы Глории Гейнор, выпущенная в октябре 1978 года)

Заиграла музыка, и Скай, пританцовывая, подтолкнула меня локтем, но я застыла на месте.

НЕ. МОГУ. ПЕТЬ. ПЕРЕД. ЛЮДЬМИ.

Впрочем, Скай, похоже, было все равно – начался куплет, и она запела. Это и впрямь звучало отлично, я даже позавидовала ее голосу и тому, как она встряхивает волосами в такт, кажется, совершенно забыв о проблемах. Она замечательно пела, а Родни и Коди хлопали в ритм, поддерживая ее.

Голос Скай напомнил мне о том, как я люблю эту песню – и в итоге я тоже позволила себе присоединиться к бывшей сопернице. Я хорошо знаю слова, мы с Лиз частенько напевали ее, когда сидели дома у кого-нибудь и дрались подушками. Тем временем мой голос становился все громче и громче, и вот Скай обернулась, и мы поем, глядя друг на друга, и улыбаемся друг другу. Не знаю, может, я просто визжу фальцетом, но Скай была права – это весело.

- Я выживу-у-у! – в унисон пропели мы вместе с финальным аккордом. Родни и Коди громко захлопали в ладоши, а Скай поклонилась. Я последовала ее примеру.

- Знаешь, это и правда здорово, - признала я.

- Ты была потрясна, - улыбнулась она.

- Серьезно, что ли? – усмехнулась я.

- Правда, - она посерьезнела. – У тебя хороший голос. Ну, как самочувствие теперь?

- Как у выжившего, - пошутила я. – Да, это круто, так весело давно не было! – Скай поджала губы. – А что я должна была сказать?

- Ну, не знаю. Что ты придумала, что нам дальше делать. И что пела я в десять раз лучше тебя, - мы обе рассмеялись.

- Ты поешь очень хорошо, Скай, и это не потому, что ты меня попросила, - я коснулась ее руки. – Это было великолепно.

Она покраснела. Ого, кто знал, что Скай умеет краснеть?

- Спасибо, - она прикусила губу. – Мне нравится все это, - она обвела глазами пустой клуб.

- Ты не думала записать альбом? – встрепетнулась я. – Думаю, не одна студия будет счастлива заполучить тебя.

- Да, мы уже говорили с разными продюсерами, - призналась она. – Но не уверена, что хочу быть очередной актрисой, которая стала петь. В конце концов, Линдси уже показала, что бывает.

- Верно, - согласилась я, - но она сама виновата. Не надо было писать песню о том, как ты ненавидишь журналистов.

- Я просто… - Скай помолчала. – Не хочу записать альбом и быть второй, понимаешь? Я играю, чтобы выиграть, а в последнее время я и так не слишком много сражений выиграла, сама знаешь.

Я опустила голову. Да, знаю. Скай не сказала, что это была именно я – но мы обе понимаем, кто оказался причиной того, что она не всегда «Номер 1». Нет, не то что бы я хотела отступиться от всего, чтобы кто-то почувствовал себя увереннее, но… Не знаю, чувство вины все же подняло голову внутри меня.

- Ну вот, теперь мне грустно, - заметила Скай. – Развесели меня, спой что-нибудь, а я посмеюсь над тобой, а?

- Вот уж нет, - рассмеялась я. – Ты и так постоянно это делаешь!

Тут мне вдруг вспомнились телефоны и то, что я давно уже не чувствовала вибрации в своем кармане.

- Родни, тебе не звонил Том? – поинтересовалась я. Родни поерзал на барном стуле.

- Ну, до меня пыталась дозвониться даже Аманда, агент Скай, а уж Лейни и твоя мама… Не сердись, но я сказал…

- Нам, наверное, надо идти, - перебила я его, почти не слушая, что он говорит. – Скай, надо возвращаться.

- Я рассказала тебе о себе больше, чем когда либо, так что ты мне должна. Пой, – она преградила мне дорогу микрофоном.

Да, тут она права.

- Ничего я тебе не должна, - пробормотала я, но все же стала листать меню. А вот и она, песня-гимн моей жизни. Никому никогда о ней не говорила, даже Остину.

- «Вырвусь» Келли Кларксон? Кейтс, я думала, ты выше этой попсы, - хихикнула Скай, но я проигнорировала ее. Это моя любимая песня, и, если Скай Маккензи так хочется услышать мое пение, значит, я буду петь то, что выберу.

Да, пение - это и правда свобода. Закрыв глаза, я пританцовывала и пела, даже не нуждаясь в подсказках в виде слов на экране. Наконец, с последней нотой я застыла на месте, не открывая глаз.

Тишина.

Ни аплодисментов, ни смеха. Надо признать, я немного разочарована, ведь я так старалась!

- Что, неужели все так плохо? – поинтересовалась я, открывая глаза.

Посреди танцпола, неподалеку от меня, стояли Лейни, Надин и мама. И они не казались счастливыми.

О БОЖЕ.

Скай стояла в стороне, а ее агент, Аманда, что-то яростно говорила ей на ухо. Поймав мой взгляд, Скай незаметно подняла вверх большой палец и одними губами произнесла «Было круто». Выражение на лице Родни сложно было разобрать, он только опустил глаза.

- Я пытался сказать тебе, Кейтс, что они звонили и спрашивали, где ты.

- Кейтлин, это было здорово, - похвалила Надин.

- Это неважно! – оборвала ее Лейни. – Хотя да, пела отлично, может…

- ЛЕЙНИ! – рявкнула мама. Она редко бывает такой сердитой, должна вам сказать. – Кейтлин, уйти со съемок – это уже просто сверх всякой меры. Все, мы идем к Тому Пуллману, сейчас же.

- Но, мам, мы уже пытались с ним связаться, он даже трубку не берет!

- Да? А вот Мелли почему-то ответил. И он в ярости.

Я опустила глаза. Все. Нам конец.

- Сценарий был ненастоящий. Кто-то подделал страницы, чтобы вы сняли не ту сцену, потратили деньги студии, и тогда были бы причины вас уволить.

Что? Я подняла голову. Неужели наши подозрения оправдались? Я перевела взгляд с Надин на Лейни.

- Ты… Ты имеешь в виду, что нас не уволили?

- Во всяком случае, - ответила за маму Лейни, - не сейчас. Но Том не в восторге от того, что вы сбежали. Конечно, это не настолько плохо, как подделать сценарий, но все же не делает вам чести. Одно цепляется за другое – и Том уже почти что вышел из себя, того и гляди, начнет разгонять съемочную группу. То, что вы находитесь здесь, а не там, никак вам не помогает.

- Да дайте же нам шанс, - возмутилась Скай, вырываясь от Аманды. – В конце концов, это нас пытались подставить!

- Объясни это остальным, - устало вздохнула Аманда. – Алексис сейчас там, она вроде как в команде, а вы двое ушли в самоволку. На чьей стороне будет публика?

- Вы обе немедленно звоните Тому и просите прощения, - сказала Лейни. – Пожалуй, лучше оставить сообщение на автоответчике, тогда есть шанс, что он сперва выслушает, а потом будет рвать и метать, а не наоборот. А потом мы приедем на студию, и вы поговорите с ним наедине. Хотя, возможно, это не случится еще до следующей недели.

- А что со сценарием? – поинтересовалась Скай. – Раз он оформлен по всем правилам, значит, кто-то из сценаристов в этом замешан!

Аманда покачала головой.

- Всех опросили, но, разумеется, все поклялись, что никакого отношения к этому сценарию не имеют. Хотя очевидно, что это был кто-то из них, потому что сценарий и в самом деле был оформлен, как полагается. Видимо, кто-то решил, что называется, сделать подкоп.

- Подкоп под вас, - уточнила Лейни. – И это хорошо, потому что никто в здравом уме не посчитает, что кто-то из вас написал этот текст.

- Что? Они думают, это мы написали?! – ошарашено спросила я.

- Никто этого не говорил, - успокоила меня Аманда, - но спрашивали всех, так что с вами тоже поговорят. Но за вас говорит еще и то, что в этом году истекают ваши контракты, и вы едва ли стали бы делать все возможное, чтобы вас убрали из сериала.

- Вот уж точно, - фыркнула Скай. Я с трудом сдержала смех – ну, правда, кто, даже желая уйти из проекта, будет писать поддельный сценарий, чтобы избавиться от… От самого себя?

- Вопросы были и к Алексис, - заметила Надин. – Несколько человек видели и слышали, как грубо она с вами обходилась, так что теперь уже многим ясно, что у нее на вас есть зуб.

- Долго же думали, - проворчала я.

- Но это не значит, что ее разлюбили, - предупредила Лейни. – Нам пока что надо понять, к чему все идет. Алексис разыграла целую сцену перед продюсерами и Томом лично, умоляя простить вас, потому что, цитирую, «все могут ошибаться, девчонки просто не выдержали давления!», конец цитаты. Неплохое представление, - скривилась она. – Увидев это, мы с Амандой, - они переглянулись, - пришли к выводу, что орать на вас или друг на друга уже нет смысла, нужно думать, как вам помочь.

- Мы со Скай решили точно так же, - согласилась я.

- Вот и отлично, - Лейни обвела глазами присутствующих. – Потому что, девушки, это будет не так-то просто. Головы уже летят с плеч, а ваши нам, как-никак, дороги.

ПЯТНИЦА, 1 НОЯБРЯ

Прислать Тому цветы от меня и Скай

Заказать молотый кофе и элитный чай на всю съемочную группу

Связаться с репортерами Celeb Insider и Hollywood Nation, чтобы прояснить ситуацию

Попросить Надин прислать Остину и Лиз завтраки перед экзаменами

TV Tome Online

Только свежие новости о звездной галактике в режиме 24/7

13 ноября

Дом вверх дном

Автор: Миана Дальтс

«Уволить члена семьи?»

Да-да, вы не ошиблись, именно эти слова так и звенят в воздухе над студией, где снимается популярнейший телевизионный сериал «Дела семейные». Слухи, сплетни, разговоры и пересуды – не волнуйтесь, сейчас мы постараемся во всем разобраться.

Не сходящие с обложек журналов звездные девушки (Кейтлин, Скай и Алексис, мы про вас!) только-только были прощены за свою недавнюю выходку в Лас-Вегасе, как над их головами снова грянул гром. На этот раз в виде поддельного сценария очередного эпизода «Дел», где выяснялось, что новенькая девушка – Колби – дочь Пейдж Бьюкенен, а Саманта и Сара, которые все это время считались членами семьи, на самом деле были перепутаны или подменены в роддоме. Фактически, этот эпизод был бы последним для Скай Маккензи и Кейтлин Бёрк – и, не выдержав этого, девушки ушли из студии прямо во время съемок. Точнее, они сорвали съемку, отказавшись играть в предложенной сцене.

Наш источник, пожелавший остаться неизвестным, сообщает, что девушки были в слезах все то злосчастное утро пятницы, 11 ноября, после чего скрылись в неизвестном направлении. Вернулись они в сопровождении своих менеджеров и ассистентов лишь через полтора-два часа. Что же происходило в это время на студии?

Фил Мейкер, ассистент Тома Пуллмана, продюсера, заявил, что полученный всеми актерами сценарий был подделкой. Сам же Том Пуллман отказался комментировать ситуацию, но источник сообщает, что, узнав о произошедшем, он «пнул штатив для камеры, отшвырнул в сторону блокнот, в котором обычно ведет записи, и начал кричать так громко, что у присутствующих едва ли не случился сердечный приступ». Так-так, похоже, кто-то в опасности. Но кто именно?

До сих пор неизвестно, кто подделал страницы сценария и с какой целью, где пропадали Кейтлин и Скай и что грозит всем виновникам неприятной ситуации. Пока люди, подстроившие это, не найдены, все ведут себя примернее некуда – но мы-то с вами знаем, что в «Делах семейных» ничего не случается просто так…

Не переключайтесь.

Глава 14

Делай или уходи

Когда мы с Надин приехали к Лиз, единственным, в чем я была уверена на все сто, оказался мой образ. Сегодня на мне были платье длиной до колена, сшитое из ткани под джинсу, талия которого была декорирована вышитым корсетом. Волосы я собрала в обыкновенный хвост, не желая заморачиваться с прической. Мой стилист, Тину Чу, уверена, что в этом образе я похожа на Одри Хепберн, умную, загадочную и уверенную. Уж она-то точно всегда готова отразить любую атаку журналистов.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №14: всем известно, что за внешний вид той или иной знаменитости, как правило, отвечает его или ее стилист. Чаще всего именно им мы доверяем выбор одежды на красную дорожку, и дело не в том, что нам лень или у нас нет времени – просто стилисты видят нас со стороны и могут подобрать то, в чем мы будем выглядеть по-настоящему выгодно (хорошо, признаю, иногда и они ошибаются). Но даже вне света софитов знаменитости частенько обращаются к своим модным гуру, и не напрасно: знаете, как здорово, когда тебе выбирают одежду, в котором ты чувствуешь себя, словно во второй коже? А если еще твоя одежда полностью соответствует твоему внутреннему миру, то это вообще великолепно. Для меня Тина подбирает невероятно красивую одежду, поэтому я рада, что могу обратиться к ней.

Сегодня я провела целый день, бесконечно давая интервью, поэтому мои фотографии будут во многих изданиях («Мне всего шестнадцать!» - говорила я, как учила меня Лейни. – «Иногда я совершаю ошибки, но знаю, как все исправить. Конечно, то, что мы со Скай ушли из студии не было решением, мы просто поддались импульсу, это были эмоции»). Словом, с нарядом, в котором я появлюсь в статьях и на обложках, Тина не прогадала.

- Ну, как ты? – осторожно поинтересовалась Надин, когда я нажала на кнопку звонка. – Ничего, что я взялась так опекать тебя?

- Я рада, что ты рядом, - заверила ее я. Лейни и мои родители были уверены, что репортерам будет недостаточно официальных интервью, и они постараются подкараулить меня где-нибудь на улице, чтобы снова расспросить о том, что происходит на студии «Дел семейных». Или кого оттуда выгнали. Зависит от того, что случится первым.

- Ты пришла! – воскликнула Лиз, открывая дверь. Сегодня у них с Остином был последний экзамен. – И этот ад,наконец, закончился!

Мы вошли внутрь, и подруга, пританцовывая, направилась в комнату.

- Я думала, Лейни привязала тебя к столику в гримерке и никуда не выпускает, - сказала она через плечо. Я развела руками. Конечно, ни Лейни, ни родители не были в восторге от того, что я закончила с интервью на сегодня и пошла к подруге, но я невероятно устала. Обычно мне нравится говорить о «Делах семейных», но сегодня все разговоры были лишь о недавних событиях (да, Вегас приплести тоже не забыли). Я справилась с этим – и была страшно собой горда. А теперь я хочу заслуженно отдохнуть. Точка.

- Она бы хотела, - усмехнулась Надин, - вот только Кейтлин умница. Держалась уверенно и спокойно со всеми репортерами, Лейни просто обязана была наградить ее отдыхом.

В огромной гостиной уже собралось человек пятьдесят моих бывших одноклассников из Кларк-Холла, кто-то танцевал, кто-то болтал друг с другом, а кто-то смотрел «Анатомию страсти», благо, огромный плазменный экран позволял не толпиться в попытках разглядеть хоть что-нибудь.

- Ты – как бальзам на душу, - услышала я голос Остина, и в следующий миг его руки обвились вокруг моей талии. Я обернулась. Потрясающе красивый Остин в рубашке и джинсах улыбался, глядя мне в глаза. Надо ли говорить, что не сразу стало на сто пятьдесят процентов лучше? – Как ты?

Ой. Погодите. Совсем забыла.

- Я, хм… Хм…

Сегодня я впервые увидела Остина за все то время, что прошло с танцев, на которых он – возможно – сказал, что любит меня. Прошла почти неделя, и мы разговаривали по телефону, но, согласитесь, глупо спрашивать у трубки: «Остин, кстати, что ты имел в виду, когда произнес то слово на «Л»?». Поэтому я ждала встречи.

Интересно, он выглядит влюбленным? А как вообще выглядят влюбленные? А что я должна сказать? «Привет, я тоже тебя люблю!» - это? Ну, так, наверное, говорят лишь тем, кому по-настоящему доверяют и с кем хотят быть рядом. Остин – тот человек? Наверное. Но нельзя же быть уверенным во всем безоговорочно, иногда…

- Бёрк, что с тобой? – рассмеялся Остин, прерывая мои сумбурные мысли. – Только не говори, что уже не в состоянии ни с кем разговаривать после всех сегодняшних интервью.

«Не в состоянии ни с кем разговаривать»! Вот оно! Сегодня я просто не буду говорить о том слове, которое начинается с «Л», лучше перекушу. Я улыбнулась. К счастью, еды здесь достаточно, чтобы мне было, чем заняться. На вечеринках у Лиз всегда отменные угощения, и неважно, по какому поводу сборище. Причем семья Мендесов может позволить себе даже личного шеф-повара, который готовит изысканные кушанья и умопомрачительные десерты. Например, сегодня здесь были даже маленькие пирожные с надписями: «Экзамены закончены!». Кстати, точно такая же надпись украшала все подарочные сумки, которые Лиз торжественно вручала гостям. Что и говорить, вечеринка у Мендесов – практически то же самое, что прием у какой-нибудь голливудской знаменитости.

- Лейни загрузила меня по самое никуда, - пояснила я Остину, потянувшись за пирожным. – Даже перерыва на обед не было. Но твои сообщения меня поддерживали, спасибо большое, - посмотреть в глаза Остину было страшно. Вдруг он опять заговорит о чем-то, что начинается с «Л», а продолжается на «Ю»? Что мне тогда делать?

ПОМОГИТЕ!

Остин улыбнулся.

- Рад это слышать. Слушай, я тут хотел поговорить о тех танцах…

О, НЕТ. О, НЕТ. О, НЕТ-НЕТ-НЕТ.

- Привет, - Элисон подошла к нам с Остином. – Как дела, Кейтлин? Бедняжка, я слышала про интервью сегодня и про эту Алексис. Ну и змея же она!

Фух, я спасена.

Погодите.

Алексис? Опять?!

- Да вроде ничего, - осторожно проговорила я. – А ты как?

К нам присоединилась Бет.

- Видела ту статью в Acces Hollywood, - она поджала губы. – Что за идиот подделал сценарий? Серьезно, это же безумие!

- Хорошо, что на Кейтс никто не думает, - теперь к нам подошли и Лиз с Джошем. Только он и я не были учениками Кларк-Холла и присутствовали здесь на правах парня и лучшей подруги хозяйки вечеринки. А не так и плохо, скажу я вам.

- Тебя же не уволят? – нахмурился Джош. Лиз ткнула его локтем в бок, и он поморщился.

- Нет, конечно, - она многозначительно посмотрела на него. – Они найдут того, кто пытался подставить Кейтлин, и уволят его. Скоро все будет хорошо, - она широко мне улыбнулась. – Кстати, папа сказал, твой контракт в безопасности как минимум до конца этого сезона.

- Ну, просто я все натыкаюсь на статьи о том, что Кейтлин и Скай в числе подозреваемых, - Джош пожал плечами. – Хотя это полная чушь, даже мне ясно. В любом случае, колледж-то никуда не денется, - он подмигнул, желая подбодрить меня. Остин чуть сжал мою ладонь.

- Кейтлин вряд ли нужен колледж, - заметил он. Джош спал с лица.

- А, ну… Ну да, это я так, - он неопределенно помахал рукой в воздухе и замолчал.

- Да все нормально, - успокоила я его. Но все уже смотрели на меня с сочувствием, словно услышав в словах Остина подтекст: «Кейтлин вряд ли поступит в колледж». И словно я уже была уволена. Собравшись с духом, я улыбнулась. – Ну, хватит обо мне, ребят. Вы празднуете окончание экзаменов, а не собрались, чтобы обсудить глупое телешоу, - я рассмеялась, стараясь, чтобы в смех не проникли коварные истеричные нотки.

- Хорошо, мы сменим тему, - согласился Остин. Я хотела его поцеловать, но тут он добавил: - Давай поговорим о твоем Дне рождения.

Еще немного – и я взвою.

- Это тоже не лучший предмет для обсуждений. Может, лучше о политике? Или погоде?

Лиз фыркнула.

- Остин, тебе никто еще не сказал? Кейтлин ненавидит свои Дни рождения, на них каждый год что-нибудь да идет не так.

- И я не в восторге, - добавила я.

- Конечно, ты не в восторге. Ты же жертва плохих вечеринок, - заметила Лиз. – Представь, Остин, в том году Лейни и ее мама закатили вечеринку, на которой мы с Кейтлин знали лишь двух человек. Двух!

- Слышал я уже эти страшилки, - отмахнулся Остин. – Просто праздник должен быть таким, каким хочешь ты. Ну-ка, Бёрк, поведай нам, чего желает твоя душа?

- Не знаю, - отозвалась я. Господи, лучше бы про задания в тестах говорили!

- Неправда, - тут же возмутился Остин, но я не дала ему развить идею.

- Кстати, как вам экзамены? Все хорошо написали?

Готово! Все начали говорить-говорить-говорить… По большей части, это был просто хор голосов, но я успела узнать, что список тем для эссе был так себе, вопросы по грамматике – куда сложнее тех, что обычно предоставлялись в книгах для подготовки, а математическая часть и вовсе оказалась страшна, как ночной кошмар.

- Запутался совсем в той задаче с лотереей, - покачал головой Джош.

- Черт подери, и я! – воскликнула Лиз. – Ответила, кажется, что 3/8.

Джош хмыкнул.

- А у меня вроде 2/9.

- Самое худшее – это ожидание, - вмешался Остин. – Результаты будут через месяц! В голове не укладывается.

- Если меня не устроят мои результаты, я пересдам, - заявил Джош. – Лучше уж еще раз пройти через это, чем набрать меньше половины возможных баллов.

- Заткнись, - посоветовал Остин.

Все рассмеялись, но тут со стороны телевизора донесся знакомый голос. Я обернулась.

- Привет, я – Брайан Беннет, и вы смотрите Celeb Insider! Первый и главный вопрос сегодняшнего дня: кто же будет изгнан из самой любимой семьи Америки – популярнейшей мыльной оперы «Дела семейные»?

- Может кто-нибудь выключить это? – закричала Лиз, но ее не услышали.

- Не обращай внимания, - посоветовала я, - это же просто сплетни.

Я изо всех сил старалась не вслушиваться в поток информации, льющийся с экрана, но это быо непросто. Очень непросто.

- Как мы все знаем, поддельный сценарий одного из эпизодов наделал много шуму в прессе и, разумеется, на площадке «Дел семейных», - вещал Брайан. – Что-то должно произойти, чья-то голова должна полететь с плеч, пусть даже продюсер шоу, Том Пуллман, и заявляет, что, цитирую, «Никто из актеров не уволен», конец цитаты.

- Я же говорил, - буркнул Джош.

- Наш источник заявляет, что, кто бы ни был ответственен за фальшивые страницы, будет немедленно уволен, но кое-кто считает, что этот поступок сойдет интригану (или интриганке, кто знает?) с рук. Некоторые полагают, что драка актрис в Лас-Вегасе и показательный уход Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи со студии – ни что иное, как пиар-акция, призванная привлечь внимание к шоу и, в особенности, к Кейтлин и Скай, контракты которых должны быть продлены – либо не продлены – в этом году. Но не обращайте внимание на меня, давайте лучше послушаем, что происходит на самом деле.

- Брайан, Брайан, Брайан, - на экране появилась улыбающаяся Скай – она сегодня давала интервью многим, как и я. В том числе, и ему. – Неужели ты считаешь, что, будь я уволена, то сейчас сидела бы здесь и рассуждала бы об этом?

- Ну, хорошо. Но даже если ты никуда не собираешься уходить, Скай, то расскажи нам о том, что творится на студии. Ни для кого не секрет, что ты никогда не ладила с Кейтлин Бёрк. Что произошло?

- Кто сказал, что я никогда с ней не ладила? Возможно, мы с Кейтлин и не неразлучные подружки, но я уважаю ее, как актрису, и с ней приятно работать.

- Ого. Сколько ты ей заплатила за эти слова? – подмигнула Лиз.

- Что же, похоже, это действительно так, потому что и Кейтлин не говорит ничего, кроме хорошего, о своей коллеге, - развел руками Брайан в студии, и на экране появилась я. Это была запись с сегодняшнего интервью.

- Говорят, Сара и Сэм больше не дочери Пейдж и Денниса. Говорят, в Вегасе вы подрались не случайно. Говорят… Да много чего говорят, Кейтлин, - Брайан на записи покачал головой. – Как у тебя дела?

- Все хорошо, спасибо, что спросил, - на экране я улыбнулась и кивнула. Несколько человек перевели взгляд с телевизора на меня, словно не веря своим глазам. – Насколько мне известно, мы со Скай никуда не уходим – а сплетни были, есть и будут всегда.

- Хорошо сказано, - прошептал мне на ухо Остин.

Брайан говорил что-то еще, но я уже не слушала. Вроде бы половину выпуска посвятили «Делам семейным» и нашим разборкам – а по факту опять никто ничего не знает. Даже мы сами.

- Пойдем, подышим воздухом? – предложил Остин, когда выпуск прервался на рекламу и все стали бурно обсуждать увиденное.

Мы вышли на балкон особняка Мендесов. Перед нами раскинулся город в огнях, а в небе уже зажглись звезды. Невероятный вид!

- Кейтс, я вот, о чем хотел поговорить… - начал Остин, но я его перебила.

- Все в порядке, не нужно ничего говорить, ты не имел в виду ничего такого, - поспешно выпалила я.

- Конечно, я не имел в виду ничего такого, - подтвердил он, приподняв бровь. – Просто я подумал, что…

- Что это все было слишком быстро, да? – закончила я за него. – Ничего страшного, я все понимаю, должно пройти время, - я взяла его за руку, но Остин лишь глядел на меня непонимающим взглядом. Затем потряс головой.

- Не совсем понимаю, что ты имеешь в виду под тем, что что-то произошло слишком быстро, но я-то хотел извиниться. Надеюсь, ты не расстроилась из-за того, что я был против подарка на свой день рождения.

ОЙ.

Ой! Так вот, о чем он хотел поговорить! Никаких слов на «Л», может, он и в самом деле меня любит!

- Ничуть, - радостно воскликнула я.

- Просто мама с Хейли считают, что я был слишком резок, - сказал он, - но я просто замечательно проводил время, и мне не нужны никакие подарки. Я думал о том, что…

А вот сейчас он точно скажет то, о чем я думала.

-… у меня самая замечательная девушка на всем белом свете. Я надеюсь, что тебя не задел этим, честное слово, я не хотел.

Пф-ф. Я, конечно, не умею читать мысли, но чтобы настолько…

- Разумеется, ты ничем меня не задел, - заверила я его. Остин взял меня за руку.

- Чувствую себя идиотом,- признался он. – Тебе и без того есть, о чем подумать, а тут еще я с этой чепухой.

- Любая чепуха лучше, чем то, что творится на работе, - хихикнула я. Остин чуть нахмурился.

- Что-то случилось?

Да, случилось. И, думаю, мне просто необходимо поделиться этим.

Я рассказала Остину обо всем: о том, как мы ушли со съемок, как Лейни и Аманда объединились, чтобы помочь нам, как толпа журналистов атаковала нас со Скай, и мы оправдывались перед десятками микрофонов, рассказываю свою версию событий. О том, как Алексис вела себя в студии звукозаписи, о том, что случилось в Вегасе и после него, о том, как Том рвал и метал…

Внутри у меня все сжалось, когда я дошла до рассказа о Томе. Что-то он сделает, когда мы снова с ним увидимся? Уволит нас со Скай? Найдет хитреца, подделавшего страницы, и накажет его? Что?

- Может, все не так плохо? Я думаю, ваш Том – здравомыслящий парень, - заметил Остин, когда я закончила говорить. – Вряд ли он будет рубить сплеча и выкидывать из студии всех, кто под руку подвернется.

- Это еще не все, - пробормотала я. – Знаешь, что еще?

- Что?

- Пообещай, что никому не скажешь, - попросила я.

- Клянусь, - Остин прижал руку к груди.

- Алексис. Во всем виновата я. И моя зависть! Если бы я не переживала так о своей популярности и о том, какая она для меня конкурентка, я бы сразу поняла, что она за человек, и знала бы, что делать. Скай раскусила ее сразу, а вот мне не хватило ума, и теперь…

- Не говори ерунды! – строго оборвал меня Остин. – Ты не могла знать того, что должно было произойти.

- Теперь моя карьера под угрозой, - всхлипнула я, роняя голову ему на плечо. – Это как наказание за то, что я завидовала всем, начиная с Алексис и заканчивая вами!

Остин непонимающе взглянул на меня.

- Да, я завидовала вам, - выдохнула я. – Тебе, Лиз, Джошу. Мне нравится блистать на красных дорожках и раздавать автографы, но Алексис получает в разы больше внимания, чем я сейчас. А вы, ребята… Вы говорите о колледжах, об экзаменах, о том, чтобы переехать в другой город и учиться там, об уроках вождения – ваша жизнь гораздо более нормальная! – теперь я чувствовала себя маленькой, жалкой и глупой. – У меня есть только телесериал, и то не факт, что надолго. Но даже если и забыть о том, что сейчас творится на студии, – я вытерла глаза тыльной стороной ладони, - я все равно не знаю, что мне делать. Может, стоит пойти в колледж – но что, если тогда моей карьере конец? И наоборот, вдруг я упущу возможность учиться, и потом мне некуда будет податься!

- Кейтлин, я и не знал, что ты чувствуешь, пока мы обсуждаем колледжи и все остальное, - сокрушенно проговорил Остин, - мы вообще понятия не имели, что ты так расстраиваешься! Честное слово, мы вовсе не…

- Я знаю, что вы не хотели, вы и не сделали ничего плохого, - заверила его я. – Это мои тараканы. Мне просто кажется, что я теряю все, что мне дорого. И всех

- Ничего ты не теряешь, Кейтс, и никого, - он взял меня за плечи и посмотрел в глаза. – Даже если я буду в трех тысячах миль отсюда, ты меня не потеряешь, Бёрк. Я буду приезжать домой на каникулах, и мы проведем вместе столько времени, сколько ты захочешь. К тому же, ты, наверное, совсем скоро сможешь позволить себе и личный самолет, и будешь сама летать ко мне на выходные, - улыбнулся он. – И, к тому же, ты совсем забыла про это, - он вынул из кармана мобильник, который я подарила ему летом. – Все будет замечательно, тебе не о чем беспокоиться, поверь. И вовсе не обязательно успевать и тут, и там, даже Кейтлин Бёрк это не под силу, - заметил Остин. – Но, если тебе интересно мое мнение, то вот что. Разберись с Алексис. Покажи ей, кто в ДС – настоящая звезда.

- Ты всегда знаешь, что сказать, Остин, - произнесла я, потянувшись, чтобы поцеловать его. Кто еще такой понимающий, сообразительный, умный, умеющий поддержать и подбодрить? Мне невероятно повезло – рядом со мной сейчас самый потрясающий человек на свете.

СУББОТА, 9 НОЯБРЯ

Позвонить Скай

Глава 15

Перемирие и последствия

Большие серебристые часы, висевшие в коридоре студии показывали 5:47 утра, но ни у меня, ни у Скай сна не было ни в одном глазу. Мы уже перекусили и сидели в креслах в общей гримерке, где наши стилисты, Пауль и Рафаэль, заканчивали колдовать над прическами.

- Ну, разве не замечательно, когда с утра кто-то такой вот веселый? – улыбнулась Рафаэль, проводя по пряди Скай выпрямителем. Обычно мы со Скай приходили к стилистам вместе, потому что наша съемка начиналась в одно время, и постоянно спорили о том, какую музыку включить. Но сегодня мы обе без препирательств согласились на Джоне Мейере, чем немало удивили стилистов.

- Да, обожаю, когда все мирные и позитивные, - согласился Пауль, завивая мне волосы. Мои светлые кудри были отличительной чертой Саманты, так же как черные прямые волосы – фишка Сары-Скай.

Пожалуй, я тоже была с ними солидарна: нет ничего лучше, чем начать утро спокойно, а не с драки, ругательств и подколок. К тому же, наше со Скай дружелюбное отношение друг другу упростило жизнь многим другим людям в студии. А вот Алексис явно не понимала, что происходит и срывалась теперь на окружающих. Например, вчера она устроила сцену из-за печенья, которое мы со Скай якобы украли. На самом деле, его просто не завезли, но сцена была преотвратная – парню, следящему за автоматом со сладостями досталось больше всех.

Кстати, говоря о сладостях. Я вынула из сумки упаковку фруктовой жвачки, сунула в рот одну пластинку и протянула упаковку Скай. Она кивнула, достала пластинку себе и вернула жвачку назад.

- Кстати, Кей, - заметила она, - я тут начала есть углеводы, как ты посоветовала, и впрямь сумела выспаться. Ты была права.

Пауль и Рафаэль закончили с нашими волосами и вышли из гримерки.

- Погоди-ка, если ты выспалась, значит, нигде не тусовалась ночью? – пошутила я.

- А ты начинаешь ладить со мной, - хмыкнула Скай. – И да, хорошо, что ты выпрямила спину, наконец. Напоминала мне Горбуна из Нотр-Дама.

Я поджала губы.

- Да уж, начинаю. Мне казалось, все будет намного хуже.

Скай прищурилась.

- Перемирие было хорошей мыслью. Так мы сможем поскорее избавиться от этой мерзкой…

Надин, сидевшая здесь же, предупреждающе кашлянула как раз в тот же миг, когда открылась дверь и вошла моя визажистка Шелли.

- Фу-ух, я буду сегодня, как зомби, - пожаловалась она, зевнув.

- Что вы тут делаете в такую рань? – следом за ней вошла Мелли в своем неизменном халате. Может, что-то и думает, что артисты любят разгуливать в одежде со съемочной площадке в перерывах между сценами – но чаще всего мы стараемся от нее избавиться, как только звучит «Стоп, снято!». Именно поэтому на мне был удобный зеленый свитер и бежевые брюки, а на Скай – жатая розовая кофточка и велюровые штаны. – Вам же к восьми сегодня? – Мелли удивленно посмотрела на нас.

- Просто хочется быть здесь в любой момент, если вдруг понадобимся кому-то, - я поприветствовала ее поцелуем в щеку.

- Приятно видеть, что мои девочки больше не ссорятся, - улыбнулась она, обнимая меня и Скай, - вам ведь нечего делить. Надеюсь, ваше перемирие затянется как можно дольше.

Я покраснела. А ведь Мелли видит нас насквозь!

Тем временем Мелли вынула из кармана своего халата конверт и достала из него несколько фотографий.

- Вот, смотрите, это моя дочурка и мальчики.

- Какие милые! – восхитилась я, глядя на двух круглолицую малышку, уютно устроившуюся на коленях у матери. Рядом с Мелли на снимке стояли два ее сына – погодки.

- Да, - с чуть печальной улыбкой вздохнула Мелли, - у меня такое чувство, что я пропускаю все важные моменты в жизни семьи.

- Но разве няня не приносит ее сюда каждый день во время твоего перерыва? – уточнила Скай. Мелли кивнула.

- Приносит, но это не то. Вы поймете, когда сами станете мамами, девочки.

Скай закатила глаза.

- Ну вот, теперь я чувствую себя взрослой. Мелли, вот зачем? Я и так старше Бёрк!

Дверь снова открылась, и я напряглась. Вот это уж точно Алексис. Именно поэтому мы со Скай и пришли так рано, желая опередить ее. Но я ошиблась. Перед нами стоял Том, а на его лице не было ни тени улыбки. Ой.

- Здравствуйте, девушки, - он посмотрел на Мелли. – Как закончите, подойди, пожалуйста, ко мне, есть, что обсудить. Я вчера два часа провел на телефоне с ты-знаешь-кем.

Мы со Скай обменялись взглядами.

- И что он сказал? – поинтересовалась Мелли.

- Ну, пытался уговорить меня передумать, но я был тверд, - пожал плечами Том. – Мы встретимся за завтраком и еще раз все обсудим, - он взглянул на нас, точно почувствовав, что мы на него смотрим во все глаза. – Хорошо, что вы обе здесь, девочки, мне нужно с вами поговорить.

Наконец-то! Теперь мы сможем рассказать Тому все!

- Есть, сэр, - отозвалась Скай. Надин кашлянула. Ее бесили попытки Скай казаться милой.

- Кто из нас пойдет сперва? – спросила я.

- Наверное, лучше, если мы поговорим все вместе, - заметил Том с непроницаемым выражением лица. Все вместе? Почему все вместе? Это недобрый знак…

Когда Том вышел, Шелли нахмурилась.

- Что это сейчас было?

- Понятия не имею, - я обхватила себя руками, но Скай немедленно ткнула меня пальцем в спину, заставляя выпрямиться.

- А ну-ка расслабься. Мел, скажи ей, чтобы она перестала горбиться. Вряд ли нам угрожает что-то страшное, ведь так?

- М-хм, - откликнулась Мелли, но по ней было видно, что мысленно она где-то в другом месте. О-ой, что-то будет, что-то будет.

Как только наш макияж был закончен, мы со Скай понеслись к автомату со сладостями. Вот как хотите, но нам просто необходима глюкоза. ЖИЗНЕННО необходима.

Съев по маффину, мы направились в кабинет Тома. У меня в горле начало пересыхать.

- Боюсь, нас уволят, - прошептала я Скай. – Что еще он может сказать нам обеим разом? Наверное, стоит позвонить Аманде и Лейни.

- И что мы им скажем? – фыркнула она. – Он просто попросил нас прийти к нему, глупо паниковать.

Скай всегда умела сделать так, чтобы я чувствовала себя чокнутой паникершей, но, возможно, в этот раз волновалась и она сама. Она слишком уж поспешно проглотила свой маффин и уже почти потянулась за другим. В последний раз она теряла контроль при виде сладкого в детском саду. С тех пор она сидела на диете.

- Но с остальными-то он разговаривал лично. Что, если с нами ему просто не о чем говорить, и он хочет поскорее с этим закончить? – предположила я. – Как думаешь, будет кто-нибудь из руководства? О, привет, Луи, - кивнула я проходящему мимо ассистенту оператора. – Нет, Скай, нам нужно быть готовыми ко всему!

- Анна-Мария, отличная юбка, - улыбнулась Скай пробегавшей мимо сценаристке. – Слушай, хватит трястись и пытаться трясти меня. Если Том хочет на нас наорать, пусть орет. Если хочет просить прощения на коленях – пусть просит. Только не нагнетай.

- Я и не нагнетаю, - возмутилась я.

- О, поверь, ты именно этим и занята! - рявкнула Скай. – Я тут, видишь ли, стараюсь держать себя в руках, а ты готова растечься лужей по полу. Ну да, ты любишь психовать и нервничать, мы это уже знаем. Может, хватит?

- Я лишь смотрю на вещи реалистично! Никто не знает, что будет дальше, но нужно продумать все варианты!

- Да? Ты кто, Бёрк, психотерапевт?

Я закатила глаза.

- Нет, я та из нас, кто пытается здраво оценить ситуацию.

- Ну, в таком случае, ты плохо пытаешься, - буркнула Скай.

- Слушай, может, чтобы успокоиться, сыграем в «Передай морковку»? – предложила я. – Тогда мы обе перестанем вести себя… Ну, в общем, будет легче.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 15: представляете, что это такое – снимать сцену несколько часов? Вот поэтому необходимо как-то взбодриться и прийти в себя. Лично мне всегда помогала игра «Передай морковку» - она заключалась в том, чтобы спрятать куда-нибудь какой-то предмет (зеркальце, печенье, морковку – ну а почему нет?), а другой человек находил бы его глазами.

- Что еще за морковка? – заинтересовалась Скай. – Ты никогда не предлагала мне сыграть в «Брось морковку».

- «Передай», - поправила я. – Да, не предлагала. Просто ты мне не слишком нравилась, чтобы предлагать тебе сыграть со мной. Мы обычно играли с Тревором, - Скай ухмыльнулась. Я улыбнулась в ответ, и мы, уже гораздо более спокойные, пошли дальше.

В коридоре, неподалеку от кабинета Тома, тусовался Макс, симпатяга-сценарист. Он нервно разглядывал стену, переминаясь с ноги на ногу.

- Привет, Макс, - промурлыкала Скай, и парень от неожиданности подпрыгнул.

- О, привет, девчонки, - сказал он, убирая руки в карманы. – Что делаете? Ну, в смысле, тут? Что вы тут делаете?

- У нас встреча с Томом, - пояснила я. Макс кивнул.

- А-а, понятно, - он снова кивнул. Странно, он, что, болен? Обычно Макс не упускает возможности покрасоваться перед девушками, а тут как-то уж совсем непривычно себя ведет.

- У тебя все в порядке? – участливо спросила я. – У сценаристов сейчас нелегкое времечко, наверное, да?

- Да-да, - поспешно выпалил он, - все отлично. Мы там, ну, с ума сходим, ха-ха, - он слабо улыбнулся. – Ну, типа того. Скоро конец сезона, ю-хуу, да?

- И нас ждут серьезные изменения? – Скай окинула его скептическим взглядом. Макс потряс головой.

- Ну, я не знаю, не уверен. Это все была шутка, просто дурацкий розыгрыш, - он пожал плечами. – А наши карьеры могут рухнуть из-за него.

- Шутка? Ты считаешь это шуткой? – я готова была заорать. – Мы со Скай чуть с ума не сошли, думая, что от наших героинь хотят избавиться! А ты говоришь – «розыгрыш»!

- Ты права, ты права, - быстро сказал Макс. – Мне очень жаль, Кейтлин, я не хотел, чтобы так получилось… Слушайте, - спохватился он, - вам лучше идти к Тому, наверное, да? – он посмотрел на дверь в его кабинет.

Мне стало жарко. Господи, неужели я только что накричала на Макса? Он всегда был так вежлив со мной и со Скай, а я сорвалась на него. Ох, как стыдно. Я открыла рот, чтобы извиниться, но тут…

- Максик? Зайка, где ты? – пропела Алексис, процокав каблучками в нашем направлении. Заметив нас, она замедлила шаг, явно неприятно удивившись. Хм, ничего нового. – А вы тут что забыли? – поинтересовалась она.

- Да вот, разговариваем с Максом, - констатировала я очевидное.

- И зачем вы разговариваете с Максом? – передразнила она, а в ее голосе проскользнуло нечто, похожее на нервные нотки.

- Не твое дело, - немедленно отозвалась Скай. – А тебе зачем Максик-зайка? – спросила она тем же тоном, что и Алексис.

- Ни за чем, - сказал Макс в тот же миг, что и Алексис произнесла: «Ни за чем». Забавно. Скай приподняла брови. – Не волнуйтесь, девчонки, - Макс улыбнулся своей знаменитой улыбкой. – Меня хватило бы на всех. А теперь я, пожалуй, пойду. Много работы, сами понимаете. Удачной встречи, - он подмигнул и, снова сунув руки в карманы, пошел прочь.

- Встречи? Какой еще встречи? – немедленно всполошилась Алексис, глядя то ему вслед, то на нас со Скай. Вот теперь она явно занервничала. Интересно, почему?

- Той, на которую тебя не звали, - проинформировала я и схватила Скай за руку, таща ее в сторону кабинета Тома. Алексис раздраженно развернулась на каблуках и пошла прочь, а Скай вдруг остановилась и не дала мне пойти дальше.

- Стой, - она буквально выдохнула эти слова так, что даже я едва расслышала.

- Что ты делаешь? – прошептала я.

- Просто подумала… - она не договорила, вместо ответа сняв туфли и взяв их в руки. А затем на цыпочках по стенке прокралась за угол, куда ушла Алексис.

- Что ты делаешь? – снова спросила я. – Алексис еще там? Скай!

Она опять не ответила, но, спустя мгновение, бешено замахала рукой, подзывая меня к себе.

- Иди сюда! Я так и знала! Макс странно себя вел!

Я тоже сняла туфли и взяла их в руки, подбежала к Скай, после чего мы остороно выглянули из-за угла. Что за?..

В коридоре Алексис и Макс вели оживленный разговор. Точнее, оживленно спорили – Алексис пыталась взять Макса за руку и все что-то ему говорила, а Макс отстранялся и возражал ей. В какой-то момент ей все же удалось схватить его ладонь, и тогда она притянула его и ПОЦЕЛОВАЛА! И ОН ПОЦЕЛОВАЛ ЕЕ В ОТВЕТ!

Но поцелуй длился недолго. Макс все же одумался, оттолкнул рыжеволосую ведьму и быстро пошел прочь. Алексис немедленно рванула за ним.

Странно, что Макс в ней нашел? Нет, в смысле, она красивая, у нее отличная фигура, но она же двуличная обманщица! Да и сам Макс – какой-то неподходящий парень для нашей милой Алексис. Он же не Зак Эфрон, не Райан Гослинг, а просто сценарист сериала на телевидении…

Сценарист сериала.

МАКС – СЦЕНАРИСТ СЕРИАЛА!

- О господи, - выдохнула я. – Макс наверняка имеет какое-то отношение к тому поддельному сценарию!

- Серьезно? – насмешливо переспросила Скай, но в глазах у нее мелькнуло одобрение. – Быстро. За ними.

Глава 16

Беги – но от себя не скроешься

- Ты можешь помедленнее? – взмолилась я. Скай буквально неслась по коридору, разве что не сметая все на своем пути, желая догнать Алексис и Макса. Я еле за ней поспевала. – Вряд ли они в коридоре, наверное, в гримерке Алексис или в кабинете сценаристов.

- Тогда пошли туда! – Скай резко затормозила и обернулась. – Нам надо поймать их за руки – и тогда у нас будут настоящие доказательства для Тома. И наши работы будут спасены.

Это, к слову сказать, отличная идея. Но, взглянув на часы, я лишь прищурилась.

- Десять минут десятого, Скай, у нас не больше двадцати минут. Не стоит заставлять Тома ждать. Мы не успеем добраться до гримерки Алексис, узнать все, что нам нужно, и вернуться обратно.

- Если мы не найдем ее и не раскроем ее грязные делишки, идти к Тому смысла нет, - отрезала Скай. – Алексис все любят, а мы – на краю пропасти, и, пока мы не столкнем туда эту рыжую ведьму, идти и точить с кем-то лясы бессмысленно.

- Раз ты в это веришь, зачем тогда вообще пришла на работу? – возразила я. – Почему даже со мной помирилась? Почему мы пришли к кабинету Тоа?

- Потому что. Я не говорю, что мне хочется, чтобы нас выгнали, заменив на нее, но это может произойти, - Скай прикусила губу. – В любом случае… - она замолчала и вновь ускорила шаг. Мы миновали открытую дверь кабинета сценаристов: никого. Должно быть, они на съемочной площадке.

- Скай, у Тома будет не так много времени на разговор с нами обеими, - напомнила я ей. – Важнее встретиться с ним, чем бегать по студии в поисках Алексис! Как мы посмотрим ему в глаза, если опоздаем?!

- Да прекрати со мной спорить, наконец, - возмутилась она. – На твои нравоучения и уходит куча времени! И не смотри на меня, как на глупого ребенка, тебе не идет этот взгляд!

- А ты не кричи на меня, - заявила я. – Ты вообще… - я остановилась на полуслове, потому что из-за угла вышел Мэтти. Увидев меня, он остановился в недоумении.

- Мэтти, что ты тут делаешь? – тихо спросила я. Мы с братом поссорились, причем это, наверное, была самая серьезная ссора между нами за все время, что мы друг друга знаем (то есть, за тринадцать лет). Пока я давала интервью, он терпеливо молчал. Когда я поехала к Лиз, он ждал. Но вот когда я вернулась домой, он начал ОРАТЬ.

Да-да, мой тринадцатилетний брат кричал на меня за то, что я не отвечала на мобильник, что ушла со студии вместе со Скай, что теперь из-за моей выходки моя же работа под вопросом – и его, возможно, тоже. И все это, конечно же, из-за того, что я почему-то перестала быть профессионалом. А почему? А потому, что я схожу с ума из-за зависти к Алексис.

В ответ на это я тоже начала кричать – что он до сих пор влюблен в Алексис, что он выбрал ее, а не свою сестру, и что она его использует. С моей стороны это был не самый лучший поступок (вообще отвратительный, на самом деле), и мне уже стыдно за это, но гордость уже не позволяла мне извиниться, а Мэтти был слишком задет моими словами и слишком зол на меня. Так что в итоге мы не разговаривали, обмениваясь лишь фразами типа «Передай хлеб, пожалуйста».

- У меня, хм, встреча, - сумрачно отозвался Мэтти, поправляя воротничок красной рубашки, идеальной отутюженный, к слову сказать. Вообще-то, у него вся одежда была выглажена, даже нижнее белье. Кажется, это я тоже ему припомнила во время ссоры, назвав чистоплюем. М-да.

- Что за встреча? – накинулась на него Скай. - А где твоя подружка? Ты ее не видел?

- Она не моя подружка, - начал злиться брат.

- Да плевать, - Скай махнула рукой, - ты ее видел сегодня?

- Нет, - сказал Мэтти, краем глаза взглянув на меня. Я не произнесла ни слова.

Скай пристально смотрела на моего брата.

- Она когда-нибудь говорила о сценариях? О Максе? Может, о мести или еще о чем-нибудь? Ну, ты же должен знать хотя бы что-то, ты же ее лакей!

- Скай, да успокойся ты, - остановила ее я. Пусть мы с Мэтти и поссорились, я не желаю видеть, как Скай проводит допрос с пристрастием. – Не знает он ничего этого.

Мэтти, кажется, собирался что-то сказать, но нет, он промолчал.

- Мне надо идти, – произнес он, наконец, и пошел прочь. Хм. Простого «Спасибо» было бы достаточно, мой вежливый братик.

Скай что-то пробормотала сквозь зубы и снова зашагала по коридору. Я какое-то время стояла, глядя то на нее, то на Мэтти, а затем все же поспешила за ней.

- Стой! Мы не… - Скай уже бежала, и я тоже перешла на бег, так что пришлось замолчать. – Мы не успеем… Скай! У нас встреча! – тьфу, черт, кто же знал, что она такая быстрая?

- Тихо, - шикнула она и указала на дверь, видневшуюся в конце коридора. Это была гримерка Алексис. Подойдя ближе, мы услышали оттуда голоса. Определенно: Алексис и Макс.

Скай встала на цыпочки и осторожно заглянула в застекленное окошко в двери. Я нетерпеливо дернула ее за локоть, но она лишь отмахнулась.

- Я умею читать по губам, - пояснила она, не отрывая взгляда от окошка. – Всегда так делала, когда ты говорила по телефону с Остином. В итоге всегда знала, когда у вас свидания, - хихикнула Скай. – Почему не напустила на вас папарцци?

- Осторожней там, - буркнула я, проигнорировав ее выпад.

- Это надо бы видеть, - хмыкнула она через пару мгновений. – Алексис рыдает, клянется, что ей жаль. Все лицо в потеках туши, она ужасно выглядит, - Скай снова захихикала, на этот раз – куда более противно.

- Что-нибудь важное говорят? – я нетерпеливо посмотрела на наручные часы. 9:22.

Скай пожала плечами.

- Она так завывает, что разобрать трудно. Погоди-ка… Погоди! Что? Кажется, она сказала «сценарий»! – Скай посмотрела на меня. – Кей, она говорит о сценарии!

- Ты уверена? – у меня внутри все сжалось.

- Все в порядке?

Мы, как ошпаренные, отскочили от двери Алексис и, обернувшись, увидели Тревора. Он приветливо нам улыбался.

- Почему вы не на съемках, девчонки? Там все заждались Тома, правда, у него какая-то встреча…

Мы со Скай переглянулись, не в силах сдвинуться с места. А что, если Алексис сейчас услышит Тревора? И выйдет? И увидит тут нас? Она слишком умна, чтобы не понять, что к чему…

Но нас спас сам же Тревор. Он нахмурился.

- Мне кажется, или кто-то плачет? – он покрутил головой. – Это не у Алексис в гримерке?

- Не знаю, - в унисон пропели мы со Скай. Тревор подошел к двери.

- Кажется, звук оттуда, - он заглянул в окошко. – Хм. А почему она целует?..

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

Что теперь делать?! В поисках поддержки я взглянула на Скай…

…и дальше все было, как в замедленной съемке. Скай уверенно шагнула к Тревору, обняла его за шею и поцеловала. Парень явно был обескуражен – но спустя секунду ответил на поцелуй. Эти двое так и стояли, склеившись ртами, а я не знала, куда деть глаза.

- Слушай, - промурлыкала Скай, - я хотела с тобой поговорить, но пока что надо закончить кое-какие дела. Загляни ко мне в гримерку во время ланча, хорошо? – она чмокнула его в щеку в ответ на его невнятное согласие, затем развернула и легонько толкнула в спину. Тревор пошел прочь, так и не оборачиваясь.

Я лишь приподняла бровь, глядя на нее.

- А что? – пожала Скай плечами. – Он симпатичный. И хорошо целуется. А эти его руки… - она вздохнула.

- А что с Коди? – в тон ей отозвалась я.

- Вариантов мало не бывает, - поучительно заметила она и подмигнула, а затем вернулась к окошку в двери Алексис. – Так. Она все еще ноет, говорит о сценарии, опять ноет, бла-бла-бла… Так. Стоп. Извиняется, говорит, что никто не должен знать. А Макс кричит, что он будет уволен по ее вине. Нет, дальше не могу разобрать. Что-то там про заставу…

- Может, это «подстава»? – предположила я. Скай покосилась на меня.

- Чего?

- Неважно, слушай, точнее, читай дальше.

- Вот, теперь все вижу, - удовлетворенно заметила она. – Алексис была его музой, но все это было просто подставой – да, ты права – и заставила его так поступить. Ну же, Макс, - она подпрыгнула от нетерпения, - скажи, как! Давай же, выложи карты на стол! ОГО! – она резко втянула воздух.

- Что там? – встревожилась я.

- Мы поймали их, Кей.

- Что? На чем? Что они говорят? – у меня сердце готово было вырваться из груди. – Скай!

- Алексис только что сказала: «Ты написал сценарий! Ты сделал это ради меня, я не стояла у тебя над душой!». А теперь она опять плачет.

На меня будто обрушился шквал эмоций.

Радость. Мы ее раскусили!

Злость. Она нас подставила.

Облегчение. У нас есть доказательства и никто не подумает, что мы все придумали.

Тревога. Наши доказательства – это наши же слова. А еще мы опоздали на встречу с Томом.

Удивление.

- Нет, я, конечно, поняла, что она нас терпеть не может, но провернуть такое, - вслух заговорила я, - это же просто карьерное самоубийство! И потом, что Максу-то мы сделали, раз он пошел на это?

- Тихо, - Скай покачала головой, - он там что-то говорит. Ага. «Я хотел написать для тебя финал сериала, как ты и просила. Ты сказала, что это порадует тебя, а больше никто не будет об этом знать. И вот, как ты отплатила мне? Размножила листы и подсунула всем в студии? Попыталась сорвать съемки за спиной у Тома? Чем ты вообще думала? Ты разрушила все наши шансы на то, чтобы остаться здесь!»

- О боже.

Вот теперь в этом есть смысл. Алексис напела Максу в уши, как она расстроена, что ее сюжетная линия скоро свернется, и попросила придумать для нее утешительный вариант. Конечно, Макс был очарован – и выполнил ее просьбу.

- Эта девица потрясна, - хмыкнула Скай почти одобрительно. – Почему я сама до этого не додумалась, чтобы выжить из студии тебя?

- Вот спасибо, - сухо отозвалась я.

Тем временем Скай нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, стоя у окошка.

- Кей, представь, что она говорит? «Если ты расскажешь эту историю, я не думаю, что тебе поверят. Ты просто влюбился в меня и написал этот сценарий, желая задержать меня подольше. А я не имею к этому никакого отношения. Как ты думаешь, чьи слова будут цениться выше?», - она покачала головой. – А Макс, похоже, в ярости. Он говорит: «Ты не сделаешь этого! Как ты можешь так поступить?» - Скай обернулась. – Пошли к Тому. Надо все ему рассказать.

Я взглянула на часы.

- Скай! Без пяти десять! Мы пропустили почти всю встречу, - и мы снова понеслись по коридорам. Только и делаем весь день, что бегаем по студии. Нам повезло, что мы еще никого не сшибли.

В дверях кабинета Тома мы наткнулись на его помощницу, которая попыталась остановить нас, но мы ее не слышали. К Тому мы влетели без стука и заговорили одновременно.

- Том, Том, выслушай нас!

- Дай нам пять минут, и мы все объясним!

Я снова открыла рот, чтобы сказать что-нибудь, но тут заметила, что Том не один. В его кресле сидела Мелли, а сам он стоял возле окна. В руках Мелли был носовой платок, она промакивала им глаза.

Боже, ну что еще случилось?!

- Вы опоздали. Где вы, позвольте узнать, были? – не оборачиваясь, холодно поинтересовался он.

Мы снова начали говорить, перебивая друг друга и дополняя, пытаясь донести все до Тома. И он слушал нас! Он слушал внимательно, каждые пару минут молча взглядывая на Мелли.

- Девушки, - строго сказал Том, наконец. Этим голосом он обычно разговаривал, когда мы со Скай начинали ссориться прямо на съемочной площадке.

- Мы можем все доказать! – снова завопила Скай. – Позови их сюда, увидишь, на что похожа сейчас Алексис! Она рыдала пять минут назад, мы видели все своими глазами!

- Скай, успокойся, - уже мягче произнес Том. – Я верю вам. Мне уже все известно.

- Правда? – изумилась я. – Но как?

Том с Мелли переглянулись.

- Твой брат подошел ко мне в пятницу и все рассказал.

Кажется, я сейчас свалюсь в обморок.

- ЧТО?! – голос Скай взлетел до небывалого фальцета.

- Мэтти все знал? Почему он ничего не сказал мне? – беспомощно вопросила я.

- Именно об этом я и хотел с вами поговорить, - пояснил Том. – Я хотел извиниться, объяснить, что на самом деле произошло. Мне следовало быть внимательнее к Алексис и ее поведению, но я был буквально ослеплен рейтингами и успехом, что совсем забыл о тех юных леди, что вывели нас на первые места, - он подошел к нам и обнял нас со Скай за плечи. – Я должен был заверить вас, что вы не будете уволены, как только поползли такие слухи, но журналисты буквально атаковали со всех сторон, и я совсем закрутился. Я очень виноват перед вами, девушки, простите меня.

- Спасибо, Том, - сказала я. – Мы все понимаем. Но почему Мэтти был в курсе всего, что задумала Алексис? Как так вышло? Я думала, знают только они с Максом!

- Алексис проговорилась, когда Мэтти был поблизости, это случилось сразу после того, как вы обе ушли из студии, - объяснил Том. – Она пыталась заплатить ему за молчание, но это не сработало, тогда она сказала, что будет встречаться с ним несколько недель, чтобы он стал популярнее. Мэтти пообещал, что подумает над этим, но потом направился прямиком ко мне и рассказал о том, что произошло. Он боялся, что, когда все откроется, Алексис сумеет убедить меня в своей невиновности, и ты, Кейтлин, будешь уволена. И Скай тоже. Твой брат переживал, что я ему не поверю, но я знаю Бёрков – они не врут,– Том улыбнулся. – Прости, Кейтлин, что держал тебя в неведении. Я совсем замотался с делами, да еще и расточал улыбки в ответ на похвалы. Я горд за Мэтта, что он пришел и поговорил со мной. Даже со стороны было видно, как важно ему расположение Алексис, но на первом месте у него все равно ты, Кейтс. Ты и твое будущее.

Значит, Мэтти встал на мою защиту – а я отплатила ему ссорой.

Какой позор.

- Поскольку о нас и так ходит достаточно слухов, - продолжал Том, - мы сообщим прессе, что тот, кто подделал сценарий, так и не был найден, Алексис уйдет, когда завершится ее сюжетная линия, а Макса уволят по сокращению.

- Значит, мы все же избавимся от нее! – радостно воскликнула Скай.

Наконец-то все закончено. Моя работа спасена! Осталось только вернуть расположение брата… Но Алексис уходит! В душе у меня все пело. Может, устроить настоящую вечеринку на День рождения? Отпраздновать окончание последних нескольких месяцев! Надо сказать Остину, Лиз,Родни, Надин и…

- Но у нас есть еще кое-что, девочки, - произнесла Мелли. Мы со Скай уже и забыли, что она здесь, но, взглянув на нее, поняли, что, что бы за «кое-что еще» это ни было, в этом нет ничего хорошего. – Том, расскажи им.

- Расскажи – что? – мой голос дрогнул, когда я обратилась к Тому. Скай нервно дернула плечом. Том покачал головой и посмотрел на Мелли. Она встала с его кресла, подошла к нам и взяла наши руки в свои.

- Я думала об этом уже очень давно, девочки, и вот, наконец, решилась. Я ухожу из сериала, - тихо сказала она. Том подошел к ней и положил руку на плечо. Я попятилась и опустилась на один из стульев, стоявших у стола Тома. Скай сделала то же самое. Похоже, наши ноги решили, что на сегодня достаточно стрессов.

- Но…

- Когда шоу началось, мне было двадцать с небольшим, - пояснила Мелли. – Я думала, что мыльная опера о чокнутой семейке будет длится лет пять, не больше, - она рассмеялась. – Но я ошиблась. Я становилась старше, вышла замуж, развелась, у меня родились дети, затем я снова вышла замуж – а сериал все продолжался, - она глубоко вздохнула. – Это место великолепно, но я не уверена, что именно здесь хочу провести следующие почти двадцать лет своей жизни.

- Мне казалось, ты любишь «Дела семейные», - убито пробормотала Скай.

- Люблю! – заверила нас Мелли. – Даже когда таблиоды писали о том, что мой первый брак распался или о том, что между нашими героями какая-то химия, я все равно чувствовала себя здесь как дома. Но, возможно, настало время переехать, - она слабо улыбнулась. – После всего, что произошло здесь в этом году… Не знаю, мне кажется, время переезда все же подошло. Я еще очень многое могла бы сделать, мне не хочется ограничиваться ролью матери двух девочек, пусть даже и таких замечательных, как вы.

- Ты не можешь нас бросить! – всхлипнула Скай. Глаза Мелли тоже наполнились слезами, да и Том, казалось, вот-вот заплечет. Я же не чувствовала ничего.

Студия перестала бы быть родной для меня, если Мелли вдруг исчезнет. Не знаю, как это пережить. Мелли – как моя вторая мама, она – одна из отцов-основателей (точнее, матерей) для этого сериала! Во что превратятся «Дела» без нее?

- Это не все, девушки, - сказал вдруг Том. – Я тоже ухожу.

- ЧТО?! – в один голос спросили мы со Скай.

- Мы с Мелли начинали вместе и договорились, что, когда один решит, что настало время уходить, мы уйдем вместе, - Том кашлянул. – Я очень люблю всех вас, но не знаю, как работать над «Делами семейными» без нее. Мелли сказала мне, что этот сезон, вероятнее всего, будет последним, в котором она примет участие, и на протяжении этих месяцев мы обсуждали ее решение. Но вся эта история с Алексис и сценарием лишь подтолкнула нас к принятию решения. Настало время двигаться дальше. Этот сезон – последний сезон «Дел семейных».

У Скай вырвался странных полу-всхлип, полу-стон. Я так и застыла. «Дела семейные» уходят из эфира? Это невозможно! Ведь этот сериал – мой дом! Что я буду делать дальше? Где я буду жить?

Нет, погодите. У меня есть дом. Но все же… Это мой второй дом!

- Пятнадцать сезонов – это невероятный успех, вы понимаете, - говорил тем временем Том. 0 Конечно, продюсеры всегда были довольны нашими рейтингами, но все нужно заканчивать вовремя, чтобы не скатываться в бесконечную череду сиквелов и приквелов с другими актерами. У нас еще есть половина сезона, чтобы подготовить аудиторию к тому, что мы вышли на финишную прямую, и снять грандиозный финал.

Скай никак не реагировала на его слова. Ее трясло от рыданий, она едва могла нормальны дышать. Том протянул ей стакан воды, она взяла его трясущейся рукой и застучала зубами по стеклу. Я же так и не двинулась с места, не в силах осознать услышанное. Это, должно быть, просто плохой сон! ДС не могут закончиться!

- Девочки, я понимаю, как это тяжело, - сказала Мелли, - но вы обе молоды и очень талантливы. Как только мы заявим о финале шоу, предложения о работе так и посыплются на вас.

- Моя жизнь закончена, - произнесла, наконец, Скай, не слыша ее. – Я больше никогда не смогу сняться в таком же сериале, как этот. Никогда!

- Я тоже не могу представить, что снимаюсь в другом шоу, - согласилась я, обретя дар речи. – Ничто не сравнится с тем, что было здесь!

- Да ладно вам, - улыбнулся Том, - любой режиссер готов будет убить конкурентов, лишь бы заполучить вас в свою ленту. Не один человек мне так говорил. Вам, наверное, уже на следующей неделе позвонят раз пятьдесят, умоляя сняться в пилотном эпизоде чего-нибудь.

- Думаешь? – Скай перестала плакать и вытерла глаза. Выражение ее лица сменилось с расстроенного на сосредоточенное. Том рассмеялся.

- Я не думаю, девочки, я знаю. Весь мир сейчас у ваших ног. А мы с Мелли свободны, как и мечтали. Все к лучшему, поверьте. Вы и сами будете рады однажды.

- Не верю, - прошептала я. – Никто не знает, когда наступит «Однажды», а вот «Сейчас» - рушится у нас на глазах.

Том погладил меня по плечу.

- Совсем скоро вы задумаетесь о том, что хотите делать дальше, будете сниматься в других сериалах или, может, фильмах. Вот увидите – будет только интереснее, жалеть будет не о чем! Когда мы объявим об окончании шоу, ваши телефоны будут разрываться от звонков, я уверен.

- Только не говорите никому до официального объявления, - попросила Мелли. Том кивнул.

- Да, никому, девочки. Ни семьям, ни агентам, ни менеджерам, ни друзьям, ни Мэтти. Никому. Всем остальным членам съемочной группы я скажу чуть позже, а пока обо всем знаем лишь мы четверо. Не нужно слухов и сплетен, пока мы все не обдумаем это, поэтому сейчас в «Делах семейных» все должно идти гладко. Никаких газетных кляуз.

Во рту у меня пересохло, и даже вода, предложенная Томом, не помогала.

- Что же, зато финал будет грандиозный, - пробормотала я и кинулась на шею Мелли, не желая ее отпускать. Никогда. Ни за что.

- Нам очень жаль, что первая половина сезона превратилась в сплошной дурдом, - сказала она, ласково перебирая мои волосы. – Но теперь все будет хорошо, обещаю.

- На следующей неделе Алексис снимается в последней серии, а потом сюжет будет повеселее, - подтвердил Том.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ №16: думаю, у меня получится справиться с тем, что с «Делами» придется расстаться. Сериалы обычно не заканчиваются просто так, сперва снимается непосредственно финал, а перед ним еще показывают разные прощальные ролики, выходят фотографии и в эфир пускаются любимые эпизоды. Нам не придется прощаться с теми, кого мы успели полюбить, еще очень долго – и это не может не радовать.

- Интересно, а эпизод, когда в машину Сары врезается тот пьяный водитель, - вслух начала рассуждать Скай, - будет показан снова? Он точно должен быть в эфире снова. Хочу, чтобы богатенькие продюсеры поняли, что я – перспективная актриса, которая может вытащить любой сценарий. Ну, не тот, конечно, где будут двойняшки. Я заслуживаю отдельной роли. Без обид, Кей.

Я с трудом удержалась от того, чтобы не закатить глаза. А вот и старая добрая Скай вернулась.

- Подумаю об этом, - усмехнулся Том. – А ты, Кейтлин, какой эпизод хотела бы пересмотреть ? – спросил он у меня.

- Можно, я потом об этом подумаю? – я направилась к двери. Мне определенно нужно побыть одной. – Спасибо.

ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 НОЯБРЯ

Разобраться, что делать со своей жизнью

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

ПРОЩАНИЕ С КОЛБИ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

АВТОБУСНАЯ СТАНЦИЯ «САММЕРВИЛЛЬ»

КОЛБИ

Тебе не стоило провожать меня, ты же знаешь.

СЭМ

Знаю, но я хотела.

КОЛБИ

После всего, что я сделала с тобой и твоей семьей? После всего, что натворила?

СЭМ (УЛЫБАЕТСЯ)

Ну, я хотела бы быть выше разборок

ДОСТАЕТ ИЗ КОШЕЛЬКА НЕСКОЛЬКО КУПЮР

Вот, возьми, этого хватит для начала, куда бы ты ни поехала.

КОЛБИ

Ты в курсе, что ты чокнутая? Почему ты все еще пытаешься помочь мне?

СЭМ

Потому что, пусть ты и не моя сестра, ты была моей подругой, хоть и не долго. И, несмотря на то, что ты пыталась вписаться в нашу семью, подделала результаты теста на ДНК и все остальное, ты спасла жизнь нашей маме. Разве это не стоит того, чтобы оплатить тебе билет на автобус?

КОЛБИ

Наверное. Прости.

СЭМ (ОБНИМАЕТ КОЛБИ)

Послушай, я простила тебя, но хочу знать – почему? Почему ты пошла на это?

КОЛБИ

Это все ты. И твоя сестра. И ваша семья. Увидев вас, я подумала: «Вот семья, у которой есть все». Я так хотела быть частью ее, так хотела, чтобы меня любили просто за то, что я есть… Но я не задумалась, каково это будет для всех остальных.

ГРОМКАЯ СВЯЗЬ НА СТАНЦИИ: «Автобус № 311 отходит через пять минут»

КОЛБИ

Ну вот, это меня. Пора идти.

СЭМ

Да. Иди.

СЭМ ОТХОДИТ В СТОРОНУ, КОЛБИ СПЕШИТ К АВТОБУСУ, САДИТСЯ У ОКНА И НА ПРОЩАНИЕ МАШЕТ СЭМ. КАМЕРА ПОКАЗЫВАЕТ ЛИЦО КОЛБИ КРУПНЫМ ПЛАНОМ. ПО ЕЕ ЛИЦЕ ТЕКУТ СЛЕЗЫ.

СЛЫШЕН ЗВУК ПРИБЛИЖАЮЩИХСЯ ШАГОВ

САРА

Так и знала, что найду тебя тут. Какого черта?

СЭМ

Я провожала Колби.

САРА

Сэмми, с тобой все хорошо? Она…

СЭМ

Я знаю, Сара. Не надо напоминать.

САРА

Что же, ей повезло, что она улизнула. Уж я бы ей сказала, что о ней думаю.

СЭМ

Всем на станции повезло, что ты пришла только сейчас и не устроила ядерный взрыв.

САРА

Ха-ха. Кстати, как ты нашла это захолустье? Не знала, что у нас есть автобусная станция.

СЭМ

Сара! Разумеется, у нас есть станция! Колби приехала сюда на автобусе и хотела уехать так же.

САРА

А она тебе ничего не сказала? Ну, например, о том, почему превратила нашу жизнь в ад?

СЭМ

Она хотела, чтобы у нее была семья. Такая, как наша.

САРА

Ха, не могу ее за это винить. Бьюкенены рулят!

СЭМ

Рулят? Кто ты, и что ты сделала с Сарой?

САРА

Если верить тесту на ДНК, я – твоя близняшка, красотка!

СЭМ

О, ну тогда я застряла с тобой.

САРА

До конца времен. Ладно, пошли домой уже.

СЭМ

«Домой» - звучит отлично.

СЭМ И САРА БЕРУТСЯ ЗА РУКИ И ИДУТ К МАШИНАМ.

ФИНАЛЬНАЯ МУЗЫКА

Глава 17

Последний ужин

Да, раньше со мной такого не случалось. Мы с родителями, Мэтти, Лейни и Надин сидели в фешенебельном ресторане, находящимся в одном из самых дорогих отелей Лос-Анджелеса. Но удивительно даже не это. В мою сторону не было отпущено ни одного замечания. Никто ни словом не обмолвился об актрисе, сидевшей за столиком неподалеку (которая, похоже, набрала несколько килограммов). А у меня в голове не было ни единой мысли о том, что дальше делать со своей карьерой.

После того, как мы с Лейни и мамой устроили мини-вечеринку по поводу того, что Саманта и Сара помахали Колби ручкой на прощание, вышел новый анонс «Дел семейных», и на экране появились несколько человек из съемочной группы. Они-то и объявили: в мае шоу покажет свои последние эпизоды и финал.

В тот момент с лица спали все: и родители, и брат, и Лейни с Надин, а я... А что я? Не вижу смысла разыгрывать удивление, меня и так достаточно огорошили в тот момент, когда я узнала обо всем сама. В этом большой минус того, чтобы быть одним из немногих, кто знал тайну до того, как ее раскрыли для остальных.

- Все будет хорошо, - попыталась я успокоить собравшихся, но никто даже не взглянул в мою сторону. Молчание повисло на добрых десять минут.

- Легко тебе говорить, - произнес, наконец, Мэтти, глядя в тарелку. – Твоя-то работа уже принесла тебе известность и популярность, ты в сериале была практически с рождения! А я там показался лишь на полсезона, никто не вспомнит, как меня звали, когда шоу будут показывать повторно.

- Поверить не могу, что ты все знала – и ничего не сказала нам! – мама явно была задета. – Ты могла бы хотя бы рассказать своей родной матери!

- Мам, Мелли и Том взяли с меня обещание, что я никому не скажу до официального объявления, - попыталась возразить ее. – У меня не было выбора, - но мама смотрела не на меня, а куда-то в сторону. – И мы все еще можем праздновать! – напомнила я. – Алексис ушла, у нас еще есть половина сезона, - я взглянула на Мэтти, - а Том сказал, что твой персонаж будет во всех оставшихся сериях! – братишка поднял голову. – Том хочет, чтобы «Дела семейные» ушли из эфира громко, так, чтобы все запомнили.

- Да, а ведь еще есть DVD, - заговорил до сих пор молчавший папа. – На них можно сделать неплохую выручку, особенно, если, скажем, последний эпизод будет выпущен отдельно. Тогда можно будет продавать диски и вместе, и по сезонам. И финал. В наши карманы… В смысле, в карманы Кейтс, польются неплохие деньги.

- А папа прав, - Мэтти воспрял духом. – И все не так плохо, я буду в последнем сезоне и запомнюсь зрителям! Можно мне десерт, пожалуйста?

- Как ты можешь думать о еде? – возмутилась мама, но к нашему столику уже спешил официант с меню.

- Ну, не знаю, как остальные, - улыбнулась Надин, - но я горжусь тобой, Кейтс. Никаких слез, никаких истерик. Ты так повзрослела!

- Спасибо, - покраснела я. – Просто задумалась о том, что делать дальше, - ЛОЖЬ! Я понятия не имею, что делать дальше – и даже думать об этом боюсь.

- Да-да, что дальше, - Лейни нахмурилась. – Нам нужно обсудить твои следующие шаги.

Мама чуть склонила голову на бок.

- Можно позвонить Сету и назначить встречу, когда мы все вместе просмотрим наиболее перспективные предложения, - она обращалась больше к Лейни, чем ко мне. – Думаю, тянуть не стоит, встретимся завтра. Фильмы, сериалы – нам есть, из чего выбирать, в конце концов.

Ого. Быстро. Я бы даже сказала, слишком быстро.

Тем временем Лейни вынула мобильник и стала ожесточенно набирать какое-то сообщение.

- Пока можно сказать, что Кейтлин выбирает, а ее новый проект будет назван совсем скоро, – заметила она маме. – Может, еще раз в сериал?

Что? Нет, я не могу решать прямо сейчас!

- Я думала… - начала я, но мама меня не услышала.

- Нет, нет и нет, - она покачала головой. – Сколько вы знаете сериалов, которые шли за популярными шоу и были так же известны?

- «Фрейзьер», - сказал папа. – Спин-офф «Веселой компании» (*американские ситкомы).

- «Джоуи», - вспомнила Надин. – В чем-то они даже переплюнули «Друзей» (*американские комедийные ситкомы).

- Кстати, да, - кивнула Лейни. – Но пока можно подумать и о фильмах. Что мы хотим? Экшн? Опять знаменитого режиссера и кучу звезд в ленте? Или что-нибудь независимое? Может, Кейтлин будет хорошо смотреться в арт-хаусах?

Это невозможно остановить. Я взглянула на экран мобильника.

ВУКИРУЛЯТ: Привет, как ты? Лиз только что услышала новости от папы.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Нормально. Извини, что не сказала сама, пообещала держать все в тайне. Сейчас с мамой и Лейни, они сходят с ума.

ВУКИРУЛЯТ: Шоковая терапия :)

ВУКИРУЛЯТ: Они свыкнутся. И ты тоже. Может, тебе и нужны были эти перемены, чтобы немного встряхнуться, понимаешь?

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Ты прав.

ВУКИРУЛЯТ: Но ты запомни – меняешь работу, меняешь школу, не меняешь парня.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Никогда! :)

ВУКИРУЛЯТ: Теперь тебе точно надо повеселиться. Отпразднуем День рождения? Пожалуйста!

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: НЕТ! Никаких планов на ДР! Ты обещал!!!

ВУКИРУЛЯТ: Я обещал подумать об этом. Тебе сейчас необходимо что-нибудь этакое. Вечеринка идеально подходит.

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Никаких вечеринок!

ВУКИРУЛЯТ: А сколько человек считается вечеринкой? :)

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: Нииииикааааакиииих вечеринок!

ВУКИРУЛЯТ: Где-то до 25, да?

ПРИНЦЕССАЛЕЙЯ25: ААААА! Придумай что-нибудь потише, а? Например: ты, я и кусок пиццы. Идет?

ВУКИРУЛЯТ: Хм-м… Неплохая мысль. Пора идти, не грусти! И да, не позволяй им решать, что тебе делать дальше!

Хороший совет, Остин.

- По-моему, отличный план, да, Кейтлин? – обратилась ко мне мама. Вовремя.

Я незаметно сунула телефон в карман, что, впрочем, не укрылось от Надин. Она приподняла бровь.

- А?

- Питер Джексон, - чуть раздраженно повторила мама. Я смутилась. Трудно рассуждать о чем-то, когда пропустил весь разговор.

- О, он великолепен. «Властелин колец» - это что-то, правда.

- А сейчас он снимает новую трилогию где-то в Новой Зеландии,– пропела мама.

- Ага, причем собирается сделать это за восемнадцать месяцев, - хмыкнула Надин, всем своим видом показывая, что считает эту затею сумасшедшей.

- ВОСЕМНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ? – вскричала я. Больше года без Остина – и вдали от дома? Я хотела перемен, но не настолько кардинальных!

Мама вздохнула.

- Ладно, Лейни, еще варианты.

Лейни посмотрела на экран мобильника.

- Вот Сет еще пишет, что есть сценарий с Клуни, съемки фильма в Румынии. Звучит неплохо. А еще есть мюзикл, в котором снимется Анджелина. Кстати, будет здесь, в Лос-Анджелесе, следующим летом. О, Тарантино тоже прислал сценарий, - она обвела нас взглядом. – Мы хотим, чтобы Кейтлин снялась в фильме ужасов?

- Хм, не думаю, - мама задумчиво взглянула на меня. – Это будет, скорее, шаг назад. Большинство актрис снимаются в ужастиках, чтобы их заметили, но Кейтлин уже известна.

- Я не хочу сниматься в фильмах ужасов! – воскликнула я, но меня никто не слушал.

- Но тогда у Кейтс откроются новые возможности, она, так сказать, вступит на территорию, где никогда еще не была. Только представь, - Лейни обращалась не ко мне, а к маме, - как здорово это будет, когда ее заметят и в новых жанрах.

- Ну и что? – заспорила мама. – Так можно и до Нила Лабута (*американский кинорежиссёр и сценарист) дойти, но он… Сама знаешь. А мне не хочется, чтобы для следующей роли Кейтлин подписалась на обнаженку.

- Может, лучше мюзикл? – встрял Мэтти. – Что-нибудь вроде «Бриолина»? Туда возьмут и меня. А Кейтлин и поет неплохо, я слышал, как она завывала в душе, - он хихикнул.

- Да, в тот раз она вполне себе хорошо солировала в караоке, - согласилась Лейни. – Пожалуй, если нанять ей учителя по вокалу, который начнет работать с ней прямо сейчас, то она вполне может попасть в экранизацию «Злой» (* «Злая» - мюзикл, основанный на романе Грегори Магвайера «Злая: Жизнь и приключения Злой Западной Ведьмы»).

Не могу сказать, что мне не нравится эта идея, но, во-первых, меня пугает мысль о том, чтобы петь перед огромной аудиторией (пусть и на экране), а во-вторых, у меня уже голова кружится. Почему они не дают мне ни минуты, чтобы опомниться? Все и так произошло слишком быстро, а то, что ДС подходят к концу, мы узнали лишь считанные минуты назад!

- «Злая» - это одна сплошная песня, - заговорила Надин. – Не уверена, что Кейтлин сможет вытянуть всю партию, скажем, Гленды.

- Я не хочу… - снова начала я, но мне опять не дали договорить.

- Да, верно, - покивала мама. – Так что там с Нилом Лабутом? Может, есть что приличное?

Я сейчас взорвусь. Они собираются выбрать мой следующий фильм – и не дать мне сказать ни слова? Ну уж нет, не могу я такого им позволить! Это мне нужно время подумать, это моя жизнь решается!

- Да у него все кругом раздеты, - возражала тем временем Лейни маме.

Что?! Я не хочу сниматься в таком артхаусе!

- Слушайте…

Мама пожала плечами.

- Ну, Скарлетт Йоханссон это не повредило. Если все будет сделано со вкусом, я не возражаю.

- Фу-у, - скривился Мэтти. – Не хочу смотреть фильм, в котором моя сестра будет голой!

- Слушайте, - снова попыталась я.

- Да, я как-то тоже не уверен, что хочу это видеть, - заметил папа. – Давайте-ка лучше выберем еще один сериал. Уж он-то точно никому еще не повредил. Может, на этот раз Кейтс хорошо будет смотреться в шоу с большим лоском, понимаете?

- А никто не хочет узнать, что я думаю? – я повысила голос, но меня не услышали. Опять.

- «Джоуи»! – снова провозгласила Надин. – Почему бы не сделать камео?

- ХВАТИТ! – заорала я, выйдя из себя. Все замолчали и с удивлением уставились на меня, даже официант. Мама выронила вилку от изумления и смотрела на меня так, словно у меня выросла вторая голова.

- Кейтлин, что случилось? – чуть запинаясь, спросила она. – Незачем так кричать.

- Извини, мам, но это был единственный способ остановить ваше милое обсуждение всей моей будущей жизни, - твердо ответила я. – Это моя карьера, это моя работа и это мое решение. Почему никто не спросил меня, чего я хочу?

- И чего же ты хочешь? – передразнила мама. Я помолчала.

- Ну, пока я еще не знаю, - призналась я. Мэтти фыркнул. – Но мне нужно время, чтобы разобраться во всем этом. А вы своими планами не помогаете, - я добавила это, глядя на маму.

- И сколько же времени тебе нужно? Неделю? До следующего понедельника ты разберешься со «всем этим»? – поинтересовалась Лейни, вынимая телефон. Ставлю на что угодно – она записывает это в календарь. Надин покачала головой.

- Нет. Не думаю, что мне хватит недели, - я сжала губы. Надо идти до конца. – Да, я согласна, что это решение очень важно, но я так долго была в «Делах семейных», что сейчас уже просто не знаю, чего еще хочу. У меня практически нет другого опыта, я не знаю, за что хвататься, - мысленно я добавила сюда еще уроки вождения и мысли о колледже. Хм. – И я уж точно не хочу спешить, делая выбор, который, возможно, определит мою дальнейшую судьбу как актрисы, да и вообще, в целом! Мне нужно обдумать все варианты.

- Кейти-Кэт, - ласково произнесла мама, - ты каждое лето снимаешься в фильме или коротком сериале, как это «у тебя нет другого опыта»?

- А вот так. Обычно вы с Лейни выбираете, в каком фильме я буду участвовать, - напомнила я ей. – Фильм Адамса был единственным, за который я ухватилась, но все остальные решения принимали вы. Вы отбирали несколько сценариев, которые нравились вам, и лишь затем показывали их мне! Я хочу иметь возможность выбора, наконец, - я взглянула на маму. – Попроси Сета прислать мне сценарии. Я выберу то, что мне нравится, а затем покажу вам, и мы обсудим это вместе. И, к тому же, - я сделала глубокий вдох, - в жизни гораздо больше возможностей, чем кажется на первый взгляд. Не только кино и сериалы, даже, если ты актер. Можно, например, пойти в колледж.

- Только не начинай снова про высшее образование, Кейтлин, - простонала мама. – Ты уже попыталась однажды ходить в школу, неужели забыла, чем это обернулась?

- Да уж, это была катастрофа, - хихикнул Мэтти, - ты точно чокнулась, если хочешь снова попытаться такое провернуть. Зачем брать перерыв в работе, если все хорошо?

- Многие артисты потом проваливались в фильмах, поскольку растеряли опыт за время перерыва, - предупредила Лейни в двадцатый раз.

- Неправда, - возмутилась Надин. – У Натали Портман все отлично!

- Да? А назови мне еще пять актрис, которые доучились и по-прежнему были на вершине? Они все либо бросили, либо не начинали, - фыркнула Лейни.

- Я не говорю, что точно собираюсь начинать, - успокоила их я. – Просто мне нужно время, чтобы подумать и взвесить все «за» и «против». И вообще, у меня День рождения через неделю…

- Точно! – Мэтти оживился. – Давайте спланируем вечеринку для Кейтс? Можно позвать прессу, это тоже будет рекламой для последнего сезона, а еще…

- Не хочу никаких больших вечеринок! – отрезала я. – И уж точно не позволю вам превращать мой праздник в рекламу сериала!

- А мне всегда нравились твои вечеринки, - разочарованно вздохнул папа. – И людям тоже.

- А мне нравится мысль о том, что мне скоро семнадцать, а через год – восемнадцать, и вы больше не будете говорить мне, что делать, - не удержалась я от ехидства. Мама с Лейни переглянулись.

- Но ты же всегда к нам прислушиваешься!

- Разумеется, прислушиваюсь. Но мне надоело, что вы решаете за меня абсолютно все. То, чего мне хотелось на самом деле – например, учебу в Кларк-Холле или съемки у Хатча Адамса – я буквально с боями вырывала у вас. Уроки вождения? Вы были против, даже слушать меня не стали, так что случившееся в школе – не только моя вина, - я приподняла брови. – На этот раз я хочу сделать шаг туда, куда сама сочту нужным, и мне не нужны поводыри!

Мама побледнела. Кажется, я высказалась чересчур резко.

- Но ты же не откажешься от участия в ДС до конца сезона? – обеспокоенно спросила Лейни. Я улыбнулась.

- Разумеется, нет. «Дела семейные» - вне обсуждений, им принадлежит мое сердце. Но все, что идет за ними – будет только моим выбором.

- Ладно. Поступай, как сочтешь нужным, - сдалась Лейни. – Только не затягивай с решением. Скоро начнутся съемки пилотных эпизодов тут и там, можно успеть отхватить хороший сценарий. К январю-то ты определишься? – с надеждой спросила она.

- Январь – звучит неплохо, - я кивнула. – Пусть сначала закончатся съемки ДС, а затем я скажу, в какую сторону хочу взглянуть.

- Хорошее решение, Кейтс, - похвалила Надин.

Мэтти, Надин, Лейни, папа и я с надеждой взглянули на маму. Несколько секунд молчания показались мне часами.

- Хорошо. Январь, - согласилась она, и все заметно расслабились.

- Ну и отлично, - я просияла. – А теперь все же отпразднуем!

- А что именно? – поинтересовался папа. – То, что Алексис покинула сериал, или то, как ты поставила нас всех на место?

Я рассмеялась.

- И то, и другое. Я только отлучусь на минутку в дамскую комнату.

- Я с тобой, - Надин тоже встала.

Мы прошагали в сторону уборной. Кто мог предположить, что быть напористой и уверенной так полезно? Конечно, мама и Лейни выкинут из головы большую часть сказанного мной еще раньше, чем мы доберемся до дома, но все же обещание взято – я имею право повременить со следующим шагом до января. Не так и плохо, а?

- Это было великолепно, – Надин словно прочитала мои мысли. – Лицо твоей мамы… Оно было просто неподражаемо, - она хихикнула. Я рассмеялась в ответ, потому что зрелище и впрямь было забавным, но смех мой оборвался, когда мы вошли в дамскую комнату. У зеркала с помадой в руках стояла Алексис Холден. Гордо выпрямившись, она обновляла макияж, когда заметила в отражении нас с Надин.

Прошла всего пара недель с тех пор, как я видела ее последний раз, а она уже успела измениться. Теперь у Алексис была короткая стрижка, а одета она была в деловой брючный костюм. Должно быть, у нее встреча по работе – настолько непривычно официально она выглядела.

- О, кажется, это любимица всей Америки, - пропела она медовым голосом. – Наверное, ты чувствуешь себя глупо, избавившись от меня, а затем узнав, что студия избавляется от всего вашего сериала. И кто теперь проиграл?

- Все еще ты, - я скрестила руки на груди. – Ты убралась – и теперь сериал снова может похвастаться достойным актерским составом.

- Ты идиотка, - прошипела Алексис. Мимо нас прошла пожилая леди, показавшаяся мне подозрительно знакомой, а когда дверь за ней закрылась, у раковин и зеркал остались лишь мы с Алексис и Надин.

- Кейтлин, не нужно слушать ее бредни, - Надин нахмурилась.

- Ну уж нет, я, пожалуй, закончу, - я прищурилась, глядя на Алексис. – Значит, я – идиотка? Спорное утверждение, особенно, если учесть, что это не я окрутила одного из сценаристов и заставила его написать поддельный сценарий, а затем попалась чуть ли не на месте преступления. Все узнали о твоей маленькой проделке, и ты поплатилась за это работой и репутацией. Так что идиотка здесь не я.

- С моей работой все прекрасно, как никогда, - фыркнула она. – У меня сейчас встреча насчет нового фильма, «Париж в огне».

- Она врет, - хмыкнула Надин. – «Париж в огне» сняли прошлой зимой.

Алексис поджала губы.

- Они разочаровались в Сиаре Конвингтон и пригласили меня, чтобы переснять наиболее яркие сцены, - отозвалась она. – Режиссер считает, что, сняв меня в своей картине, сможет претендовать на Оскар. Видишь, Кейтлин, - она вскинула голову, - многие люди любят сенсации, а я и стала сенсацией после своей, как ты сказала, «маленькой проделки». Хотя вы со Скай сделали мне одолжение, - деланно рассмеявшись, она подмигнула мне. – Вы помогли мне уйти из вашего шоу раньше, чем сами пошли ко дну. Что же, наслаждайтесь последними минутами славы, - с этими словами она процокала каблучками к выходу, но я успела схватить ее за локоть.

- Удачи на съемках, - я улыбнулась, а Алексис закатила глаза и выскочила за дверь. Я подошла к раковине, включила воду и плеснула пару раз себе в лицо.

- Почему ты позволила ей так с собой разговаривать? – Надин покачала головой.

- Карма – штука интересная, - расплылась я в улыбке, а затем рассказала Надин ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 17: «переснимание» сцен в уже готовом фильме равносильно провалу. Иногда на студии понимают, что зрителю, скажем, финал пришелся не по душе. Тогда концовку снимают иначе, а затем выпускают на DVD, назвав «режиссерской версией». Или в этой самой версии могут быть какие-то эпизоды, которые не вошли в ту версию фильма, что показывалась в кинотеатрах. Это все нормально. Но вот когда в полностью отснятом фильме вдруг решают переснять сцены с одним из главных героев, взяв на его роль другого актера… Думаете, это не будет заметно? Ха. Будет – да еще как! Возникнет не только неприятное послевкусие, появится еще и масса вопросов. Словом, не хотела бы я оказаться на месте Алексис, пусть даже она и считает, что сидит на троне.

СУББОТА, 30 НОЯБРЯ

Найти платье на День рождения

HOLLYWOOD NATION

30 ноября

Дела семейные окончены.

Анна-Мария Поло

Сериал, давший начало карьерам Мелли Ральтон, Кейтлин Бёрк и Скай Маккензи, и научивший нас барахтаться в бассейне в вечернем наряде, уходит из эфира в мае.

Уже можно плакать?

Недели слухов, дни перепалок между актерами сериала и бесконечные сплетни о грядущих увольнениях – и вот теперь студия официально объявляет: «Дела семейные» завершатся весной следующего года. Даже несмотря на рейтинги, которые побивают все рекорды, и любовь зрителей, решение принято и семья Бьюкененов скоро уйдет с наших экранов.

Говорят, одной из самых веских причин ухода знаменитого шоу из эфира стала Алексис Холден, с которой не поладили ни Кейтлин, ни Скай. Однако продюсер «Дел», Том Пуллман, уверяет, что это не так.

- Алексис – не причина того, что мы решили закончить съемки. Да, между актерами были некоторые разногласия, но в каком коллективе их не бывает? Что же касается сюжетной линии Колби, героини Алексис, то мы с самого начала знали, что она будет длиться лишь половину сезона.

Вот, что услышал наш репортер от Тома, и, кажется, оснований не верить ему нет. Но, с другой стороны, можно вспомнить о том, что Алексис была настоящим яблоком раздора, когда дело доходило до «разногласий». Например, вспомнить драку в Лас-Вегасе – так там уж точно дело не обошлось одними лишь «разногласиями», Том. Ну да ладно.

В любом случае, нас ждут считанные эпизоды «Дел семейных» - и, пожалуйста, убедитесь, что вы их не пропустите. Мимо этого нельзя пройти просто так!

Глава 18

С Днем рождения меня!

В дверь позвонили, и, распахнув ее, я увидела Остина. Он улыбался мне своей потрясающей улыбкой, а в глазах его плясали веселые огоньки. Засмотревшись на его невероятной красоты лицо, я даже не обратила внимание на его руки – а в них тем временем обнаружился розовый шелковый платок.

- Это платок Лиз? – спросила я.

- Никаких вопросов, - остановил меня Остин и, взяв меня за руку, повернул к себе спиной, а затем ловко завязал глаза.

- Что?.. Что ты делаешь? – возмутилась я, моргая. Шарфик Лиз был достаточной тонким, но я все равно могла разобрать лишь тени. Это и есть сюрприз Остина? Украсть меня? - Эй, а мои родители в курсе, что ты устраиваешь похищение? Я обещала, что сегодня вечером буду праздновать с ними.

- Тихо, - Остин рассмеялся. – Так, Родни, именинница готова, - за моей спиной раздались тяжелые шаги, и кто-то очень сильный взял меня на руки, перекинул через плечо и понес к машине. Ну, отлично. Остин и Родни подговорил! Вот ведь авантюрист… Хотя о чем я? Я слишком доверяю Остину, чтобы решить, что он собирается причинить мне вред. Так что я ждала только лучшего.

Еще накануне Лиз поинтересовалась, что я надену на День рождения, но при этом отказалась говорить, что задумал Остин – поэтому мне было нелегко выбрать. Можете смеяться, но вообще-то сложно подобрать правильный наряд, если ты понятия не имеешь, куда собираешься. Но в итоге я остановилась на бежевом коктейльном платье от Валентино, оно было длиной до колен,а талию туго стягивал коричневый пояс. Я рассудила, что оно подойдет для любого места, куда бы ни занесло мои друзей.

Тем временем меня усадили в машину и закрыли за мной дверь.

- Вы, конечно, мне не скажете, куда мы едем, - начала я, - но у меня же есть право хотя бы на один вопрос?

- Для человека, который не хотел праздновать День рождения, ты удивительно любопытна, - заметил Остин, садясь рядом со мной. Заурчал мотор машины. Родни цокнул языком.

- Я не удивлен. В последнее время нам открываются все новые и новые грани характера Кейтс.

Сочту это за комплимент.

- Один вопрос, Мейерс! – взмолилась я. - Мы ведь едем куда-то, я при всем желании не смогу помешать тебе! Мне нужно лишь кое-что узнать.

Остин хмыкнул.

- И что же? – он заботливо обвил меня ремнем безопасности, и машина тронулась с места.

- Пообещай, что все, что ты задумал, не выведет из себя ни маму, ни Лейни, - обеспокоенно сказала я. – И что журналисты не узнают о празднике, - теперь, когда «Дела семейные» вот-вот закончатся, я, Скай, Мелли и Спенсер были буквально в центре внимания, и папарацци следовали за нами по пятам. А я не хочу, чтобы сюрприз, устроенный для меня друзьями, стал достоянием всех обложек.

- Честное слово, - клятвенно заявил Остин, - мама и Лейни хотели устроить пир на весь мир и уже составили список гостей на пятьсот человек, но я отговорил их.

- Спасибо, - с подозрением проговорила я. Это все еще не говорило мне о том, что День рождения пройдет относительно спокойно.

- А еще было предложение Hollywood Nation, - фыркнул Родни.

- Да, точно. Твоя мама сказала, что они предлагали устроить тебе вечеринку, - пояснил Остин. – потому что вроде как чувствовали себя виноватыми из-за всей той муры, что печатали про тебя и Скай.

- О, ужас, - простонала я. – Хорошо, что вы отказались. Вы ведь отказались?

- А Том с Мелли, - продолжал Остин, точно не слыша меня, - сказали, что хотят заняться организацией твоего Дня рождения, потому что тебе необходимо отвлечься от всех драм в ДС.

- И? – настороженно поинтересовалась я.

- И мы сказали, что ты против каких-либо вечеринок.

- Отлично, - я расслабилась. – Впервые в жизни у меня будет День рождения, когда не надо будет позировать для журналистов и пожимать руки всем гостям, от принца Уильяма до Криса Брауна, - я усмехнулась. – Хорошо, что этот вечер мы проведем только вдвоем.

- Кто сказал, что только вдвоем? – поддразнил меня Остин. Во всяком случае, надеюсь, что поддразнил, но сложно сказать, когда у тебя завязаны глаза и ты не видишь выражения лица собеседника. – Может, там будем не только мы. Хотя кучи камер точно не будет, не переживай. Мы будем на месте через пару минут.

- Но мы уехали совсем не далеко от дома, - вслух стала рассуждать я. – Хм…

- Ты сейчас испортишь весь сюрприз, - предупредил Остин. – Давай-ка поменяем тему разговора. Как на работе дела?

- Да вроде бы неплохо, – пожала я плечами. – Всё тихо, но это хорошо. Но, с другой стороны, все немного подавленные. Вчера вот снимали последнюю сцену в столовой Бьюкененов. Вроде бы грустно, но зато больше никто не спорит до крика о том, кто заберет себе обеденный стол.

- Что? – с удивлением переспросили Остин и Родни.

Я улыбнулась. ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 18 состоит в том, что, когда сериал заканчивается, все вещи, использованные для съемок, нужно куда-то девать. Чаще всего, мебель или какие-то безделушки могут перекочевать в другое шоу, но, если сериал был известным, как, например, «Дела семейные», его наиболее узнаваемые декорации отправляются в музей при студии. Однако артисты и съемочная группы имеют право взять парочку сувениров. Если вещица скорее сентиментальная, чем ценная, вам отдадут ее бесплатно – как, например, портрет нашей «семьи», который был нарисован еще в 1996 году и с тех пор висел на стене гостиной Бьюкененов. А вот дорогие вещи придется покупать. Возможно, не за полную стоимость, но все же. Скай, например, давненько положила глаз на автомобиль, который водила Сара – и, скорее всего, она его купит. Никто и не возражает, вряд ли кому-то захочется ставить машину посреди студии, да и просто так продавать как-то глупо.

- Как думаешь, мне разрешат что-нибудь взять? – с надеждой спросил Родни.

- Конечно, уверена в этом! – отозвалась я. Надо же, не я одна готова расплакаться при мысли о том, что совсем скоро маленькие детали, создававшие атмосферу нашего сериала столько лет, станут лишь предметами интерьера и сувенирами с историей в чьих-то домах.

- Ну, хватит, - Остин явно нахмурился. – У Кейтс День рождения, нечего тут раскисать.

- Да-да, хорошо, - согласилась я, но в уголках глаз уже начали собираться слезы. Ох, надеюсь, я не запачкаю растекшейся тушью шарфик Лиз!

- Все в жизни меняется, - Остин взял меня за руку, - иногда это пугает. Но это еще и интересно!

- Говоря о переменах, - я глубоко вздохнула. – Как твои экзамены? Результаты уже пришли?

- Нет, - разочарованно буркнул он. – Я всю неделю бегал к почтовому ящику, но там пусто. Надеюсь, хотя бы на следующей неделе что-то придет. Тогда можно будет всерьез подумать о колледжах и моих шансах.

- Да, - я снова согласилась, и мне снова захотелось заплакать. Не могу думать о том, что ДС закончатся – и о том, что Остин уезжает в колледж! Может, он останется здесь, в Лос-Анджелесе, а, может, и нет. И что мы будем делать тогда? Конечно, Остин прав, думать о будущем сегодня – глупо, нужно веселиться, в конце концов, это же мой день, но…

- Мы приехали! – возвестил Родни, останавливая автомобиль. Я вздрогнула, вырванная из своих мыслей.

- Где мы? Остин, Родни, где мы? – никто не ответил, лишь Остин отстегнул мой ремень безопасности и помог выбраться из машины. Я доверяю ему, куда бы он меня ни привез, но все же имею ведь я право знать?!

Повязка на глазах все еще не позволяла мне увидеть место, в котором мы оказались, поэтому я смирилась и закрыла глаза. Воздух здесь солоноватый, так что мы не в Малибу (и у нас не будет ужина на берегу – так, одна моя мечта). К тому же, добираться до Малибу мы стали бы дольше. Так, что еще? Слышна автомобильная дорога где-то неподалеку, значит, мы в городской черте. Может, у Остина дома? Нет, тогда бы шум был сильнее. Музыка? Мы в каком-то из пляжных кафе? Я принюхалась. Нет, типичного для них запаха жареного мяса тоже не чувствую.

- Готова, Бёрк? – Остин положил руки мне на плечи.

- Почему ты устроил для меня этот сюрприз? – вырвалось у меня.

- Когда любишь кого-то, тебе постоянно хочется что-то делать для этого человека.

О. БОЖЕ. МОЙ.

Он В САМОМ ДЕЛЕ имел это в виду! «Когда ты любишь кого-то»! Он говорит не просто о ком-то, он говорит ОБО МНЕ!

Наверное.

Во рту у меня пересохло. Не могу же я сказать «Я люблю тебя», когда у меня завязаны глаза? Это было бы, как будто мы – герои какой-то дурацкой комедии. И потом, когда в ДС кто-то говорил кому-то, что любит его, они всегда смотрели друг другу в глаза! А после этого следовал поцелуй. Как я поцелую Остина, если не смогу даже его губ найти?

Я потянулась к повязке.

- Не трогай, - предупредил Остин. – Еще секунду.

- Но, Остин. Мне надо сказать тебе… - однако он меня не услышал, потому что взял меня за плечи, развернул, и я услышала звук открывающейся двери.

- С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! – в ту же секунду с моих глаз слетела повязка, и меня ослепил блеск конфетти, летящих в меня, и оглушил хор знакомых голосов.

- С Днем рождения, Кейтлин! – на шею мне бросилась Лиз, и я, крепко обняв подругу в ответ, наконец, смогла разглядеть место, где оказалась. Вокруг нас стояли мама, папа, Лейни, Мэтти, Надин, Родни, Пауль, Шелли и Джош. Оглянувшись, я увидела Тома, Мелли, Тревора, Спенсера и других ребят из съемочной группы ДС. А вот и Бет с Элисон из Кларк-Холла, и даже маленькая сестренка Остина, Хейли. С ума сойти! Мой праздник сегодня разделят все, кого люблю я – и кто любит меня!

- С Днем рождения, - ко мне подошел Антонио – владелец кафе «Райский ломоть», и я все поняла. Разумеется, мы в «Райском ломте», моей самой любимой пиццерии на свете! – Для тебя уже готова специальная Райская пицца, - с шутливым полупоклоном сказал он. От полноты чувств я обняла его, а затем бросилась к Остину.

- Это все ты? Неужели это все ты?

- Ты же сказала, что не хочешь вечеринку, на которой будут сотни людей, вот я и нашел место, куда сотня людей при всем желании не поместится, - он рассмеялся и потрепал меня по голове. – Поэтому мы тщательно отобрали всех, кого ты захочешь увидеть сегодня.

Махнув рукой на все условности, я обняла Остина и поцеловала в губы.

- Огромное тебе спасибо, - прошептала я, отстранившись. – Не верится, что ты сделал все это для меня!

- Это ерунда, - он покраснел.

- Нет. Для меня это очень много значит, - я покачала головой – и уже точно знала, что скажу дальше. Теперь мне уже не было страшно, и эти четыре слова слетели с губ так, словно они слетали с них сотни раз. – Я люблю тебя, Остин.

- Я… - Остин начал что-то говорить в ответ, но тут…

- А что, больше никто не придет? – встрял Мэтти.

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

- Оставлю вас на минутку, - улыбнулся Остин и отошел в сторонку.

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!

- А где же Ванесса Хадженс, Майли Сайрус и Эшли Тисдейл? –протянул брат. – И Зак Эфрон? Их нет?

- Извини, - я изо всех сил постаралась переключиться с раздраженного тона на спокойный. – Вряд ли они придут сегодня.

- Так это же круто! – просиял братишка. – Это же твой день! – он откусил огромный кусок откуда-то взявшейся пиццы. – Ты заслужила собственный День рождения, такой, какой хочется тебе, хотя мама не в восторге от этой затеи, - он хихикнул, и я рассмеялась. Значит, не я одна хотела праздник для себя и друзей, а не для всего мира.

- С Днём рождения, милая, - к нам подошли родители, Надин и Лейни.

- Отличное место нашел Остин, правда? – Надин улыбнулась. Мама огляделась по сторонам.

- Ну, здесь очень… Очень…

- Необычно, - Лейни приподняла бровь.

- Мы просто думали, Кейти-Кэт, - мама подмигнула, - может, мы с Лейни устроим тебе еще один праздник на следующей неделе, а? Как ты на это смотришь?

- В настоящем клубе, было бы неплохо, а? – подхватила Лейни.

- Дамы, - встрял очень вовремя подошедший папа, - это вечеринка Кейтс. И она хотела именно этого, так пусть все и будет так, как мечтала она! Нельзя же всегда выигрывать на этом рынке, - на этот раз фразочка из его лексикона продавца автомобилей пришлась очень даже к месту. Я крепко обняла папу.

- Надо было видеть, как Остин держал оборону, - прошептала Надин мне на ухо. – Твоя мама не смогла заставить его и глазом моргнуть, он все сделал так, как тебе бы хотелось!

- Он просто чудо, - согласилась я. – Представляешь, что только что произошло…

- Представляю, - улыбнулась она. – Но мы поговорим об этом позже, хорошо? Сегодня будем праздновать! И, кстати, тут пришел даже кое-кто, кого ты не ожидала бы увидеть. Хотя Остин был против.

- О ком ты? – не поняла я. Вроде бы тут нет никого, кто мне не нравится.

- Обо мне, очевидно, - раздался голос позади нас, и я, обернувшись, увидела Скай. В руках у нее был аккуратный маленький сверток в подарочной бумаге.

- Скай? – не поверила я своим глазам.

- Я не могу остаться надолго, - прищурилась она, – но мне не хотелось казаться грубой. С Днём рождения.

- Пойду-ка я, налью себе чего-нибудь, - Надин поспешно отошла в сторонку, оставив меня со Скай.

- Спасибо, - неловко поблагодарила я.

Несколько недель мы и впрямь вели себя, как друзья, но, как только Алексис была изгнана из ДС, мы со Скай вновь вернулись к прежней жизни, но не к прежней вражде, надо сказать. Теперь вместо ежедневных громких перепалок мы тихо занимались своими делами, а вне съемочной площадки игнорировали друг друга, не устраивая никаких сцен. Наверное, у нас никогда не будет достаточно общего, чтобы называться друзьями, но теперь мы уже и не враги. У нас со Скай, как сказала Надин, теперь дружеская вражда. И все хорошо.

- Это тебе, - она протянула мне сверток. – Можешь не открывать прямо сейчас, это сертификат в спа. Тебе явно не помешает пара сеансов.

- Наверное, - согласилась я, игнорируя подколку.

- Мне еще нужно успеть на другую вечеринку, - сказала Скай. – А завтра утром встреча с представителем Paramount.

- Удачи, - улыбнулась я. – Они и меня позвали к себе, встречусь с представителем на следующей неделе. Конечно, я решила пока повременить с выбором, но кто скажет «Нет» самим Paramount?

На лице Скай мелькнула тень недовольства.

- У них наверняка найдется проект и для тебя, - она пожала плечами, как бы показывая, что ей все равно, - хотя мне уже сказали, что хотят видеть только меня в паре своих картин. Их представитель тебе ведь не говорил о том, что будут снимать ремейк «Голубой лагуны»?

- Кажется, нет. Но надо уточнить, - пошутила я. Скай улыбнулась в ответ и отошла в сторону, а через мгновение скрылась из виду.

У нее все будет отлично в Голливуде.

И у меня тоже.

Я на год старше и, надеюсь, на год мудрее – и теперь мне интересно, что произойдет дальше в жизни.

- А следующая песня специально для именинницы от ее шикарного молодого человека! – возвестил диджей. Заиграла песня Стиви Уандера «She Lovely», и я улыбнулась. Мама с папой закружились на танцполе, Родни взял под руку Надин, а Мэтти ухватился за руку Лейни. Ко мне подошел Остин.

- Прекрасная именинница, могу я рассчитывать на танец с вами? – поклонился он.

- Разумеется.

И, положив свою ладонь в его, я присоединилась к танцу на празднике, который устроили для меня те, кого я люблю больше всего на свете.

ГОЛЛИВУДСКИЙ СЕКРЕТ № 19: никогда не думайте, что все закончено. Когда кажется, что все рушится – все еще можно вернуть на круги своя. Но и когда кажется, что все хорошо, не стоит расслабляться. В Городе мишуры – Голливуде – нельзя забывать о том, что все роли еще могут быть переписаны.

Не переключайтесь...


home | my bookshelf | | Дела семейные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу