Book: Огнеда



Сказочница Ева


Огнеда





Огнеда.



Аннотация.

Это история не о войне или космических сражениях, это история о любви. Стремление помочь родному человеку иногда приводит тебя к мысли, что любые средства хороши, но так ли это? В поисках надежды на будущее, пусть не светлое и даже не особо радостное, обыденное, на первый взгляд, направление на прохождение практики по окончании Космической военной академии оказывается именно тем неожиданно счастливым билетом, который подарит то, о чем ты даже не смела мечтать: новое назначение, дружбу внеземного "монстрика" и... Любовь.


Глава 1.




Наш выпуск кадетов от Космической Военной Академии должны были сразу по завершении семилетнего срока обучения направить на прохождение первой самостоятельной практики на военную базу в системе АраДун, которая занимала один из трех спутников планеты Кхелон с труднопроизносимым для человека названием - первый спутник Кхе-ЗроСъероне. Военная база занимала треть территории спутника под кодовым названием "Грозный", при этом вся его поверхность была покрыта толстым слоем льда, как впрочем, и остальные два, что кружили по своему радиусу возле самой холодной планеты системы АраДун. И нам, кадетам огненного курса, не стал бы завидовать никто из владеющих огненной силой, но скрипнул бы от досады тот, кто нес бы в себе холод арктических льдов Земли, ибо им там было бы раздолье.

Коварство высших военных чиновников, которые проводили отбор для предоставления самых лакомых местечек на лестнице военно-карьерного роста из выпуска "огневиков", заключалось в естественном отсеве сломавшихся в условиях "абсолютного холода". Если данный термин в принципе можно было бы применить к тому, кто сам как огонь, чье тело в состоянии боевой трансформации может гореть пламенем, причиняющий максимально возможный вред при ближнем бое. Среди особо одаренных наблюдалось такое явление, как накопление и выброс в космическое пространство преобразованной телом плазмы, способной уничтожить вражеских флагман за пару секунд.

По прибытии на базу кадетов, коих было направлено в количестве двенадцати единиц живой боевой силы, встречал начальник базы, полноватый, седовласый комендант Им Кавинау и куратор практики, внешне почти не отличающийся о представителей человеческой расы, но... вот это "но" и стало камнем преткновения в развитии всех последующих событий. Построение проходило в стыковочном отсеке станции, точнее в узком рукаве коридора, выходившем в зал распределения прибывающих на базу. Выстроившись вдоль стены, кадеты вытянулись по струнке, глядя строго перед собой, пытаясь скрыть усталость в глазах и слабость в мышцах после анабиозного сна.

- Кадеты, - как-то невесело произнес начальник базы, - рад приветствовать вас на "Грозном". Вам отведен в пользование седьмой жилой отсек с тремя блоками. Как распределяться решайте сами. Но имейте в виду, что не уставные отношения не приветствуются.

Я мысленно хмыкнула, понимая куда он клонит: пять девушек и семь парней, а в каждом блоке по четыре "посадочных" места. Одной из нас придется тесниться с парнями...

- Сейчас представлю вам куратора вашей группы, относитесь к нему как к родному отцу,.. - и совсем грустно добавил, - шутка. В общем, вам слово, сигурн Эр-Гро.

Я чуть скосила взгляд, ибо любопытно же... Куратор проходил вдоль строя, останавливаясь напротив каждого кадета. Сигурн Эр-Гро фигурой казался выше среднестатистического землянина, шире в плечах, вполне возможно за счет необычного темно-фиолетового двубортного кителя, прямого кроя брюк и военных ботинок. В тот момент, когда решила удовлетворить любопытство, куратор повернулся в мою сторону. С трудом не выдала нервную дрожь, что пронеслась вдоль позвоночника, едва он остановился напротив меня. Надо отметить, осмотр кадетов проходил в полной тишине, куратор не произнес ни одного слова одобрения или осуждения, и его странное молчание вкупе с тем, что вместо обычного человеческого лица на меня взирало нечто мрачное, некое пятно чернильно-фиолетового мерцания, заставило распахнуть шире глаза и нервно облизнуть вмиг пересохшие губы.

- Имя? - голос куратора показался глухим, почти замогильным.

- Чье имя? - подскочил ближе начальник базы.

Затем сверился с данными на планшетнике, более уверенно произнес:

- Кадет Огнеда Рассветная.

Что высматривал сигурн в моем лице, не знаю, но вот когда что-то полыхнуло за темной маской, я едва не отшатнулась Затем рука, затянутая в кожаную черную перчатку вдруг потянулась ко мне.

- Сигурн Эр-Гро?! - подал голос начальник базы, явно шокированный действиями куратора.

Рука замерла и опустилась, как и мое нарастающее возмущение, не успев вылиться в нечто чреватое для меня.

Сигурн прошел дальше, оставив без объяснений свои действия, и по завершении осмотра, в течение которого он не удостоил ни одну из кадеток своим странным вниманием, тем же глухим, безликим голосом произнес:

- Все свободны. Сбор через два часа в тренировочном отсеке. Планы подготовки и прохождения практики будут разосланы на личные планшеты.

Ребята немного расслабились, я же с опаской следила за тем, как куратор наклонился к лицу коменданта, что-то явно произнес, так как Кавинау отрицательно мотнул головой, словно не соглашаясь, но в итоге плечи опустил и что-то ответил, кивая головой. Получив разрешение следовать к месту расквартирования, строевым шагом в том же порядке, что и были построены до этого, наша огненная дюжина промаршировала к лифту. Уже оказавшись на своем этаже без присмотра, парни стали тянуть жребий, кто с кем селится. Девушки молчали, бросая на парней ироничные взгляды, так как те включили в жребий и своих боевых сокурсниц.

- Вот, Огнеда, - хлопнул меня по плечу Джей Стенли, уроженец Американского альянса, - тебе выпала честь селиться с нами.

- С кем это? - буркнула я, понимая, что девочки со спокойной совестью избавятся от головной боли по заселению, ибо уроженки элитных семейств со мною не старались заводить дружеских отношений из-за моего низкого происхождения.

- Я, Курт и... Лим, - последний бросил в мою сторону тяжелый взгляд, обещающий "сладкую" жизнь.

Это именно его, Лима, я послала в Туманность Андромеды, будучи на пятом курсе, когда в мои девятнадцать лет парень решил развлечься за мой счет. Скрипнула зубами, а что тут скажешь? Джей что-то уже вносил в систему допуска, прикрепленную к входу блока, затем парни поочередно приложились рукой к пластине идентификации, и двери открылись.

- Ну же, чего ждешь? - усмехнулся Курт. - Не съедим мы тебя... ты ж наша боевая ... подр-р-руга теперь. А мы своих не обижаем.

- Да уж, не хотела быть с одним, - вставил Лим ядовито, почти прошипев мне на ухо, - придется с тремя теперь... уживаться.

Пиликнул входящим сообщением мой планшетник. Отойдя на пару шагов от парней в сторону, заметила, что девчонок уже и след простыл, как впрочем не стали меня дожидаться и "горе-сожители"... буэ-э-э... слово какое отвратительное - сожители. Вынула из нагрудного кармана свой любимый гаджет, и удивленно почесала переносицу. Это шутка такая?

"Явиться через тридцать минут по земному времени в личный отсек коменданта". И все. Ознакомившись с адресом отправителя, удивилась еще больше. Я же не могла успеть натворить ничего такого, за что меня мог бы отчитать лично комендант или могла? Но что?!

Вздохнула, тоскливо посмотрела в сторону жилого блока, который уже закрыл свои двери, подошла и тоже приложила руку. Селиться все же придется, а вот буду я тут жить или нет - еще вопрос. Не собираюсь воевать со своими же парнями, можно, наверное, и договориться. Только Лим проявлял за последние два года ко мне нездоровый интерес. У двух других в отношении моей персоны никогда не наблюдалась мужская агрессия или внимание. Войдя внутрь, поняла, что не просто попала, а по-крупному - две двери, и каждая вела в отдельную двухместную комнату. Мрак!

- Ребят, а давайте жить дружно, а? - кисло протянула, открыв ту, что слева, ибо за нею обнаружила расположившихся на своих лежаках Джея и Курта. Это же означало, что мне отвели комнату с Лимом.

- Огнеда, ты чего? Лим - отличный парень, вы с ним поладите, - сделал наивно-свинские глаза Курт. Чем ему-то я насолила?

- Это подло! - тихо произнесла в ответ и закрыла дверь.

Прошла к той, за которой меня явно ждали. Что ж, война - так война. Резко открыла правую дверь и вошла. Лим видимо занял душевую, которая, между прочим, так же, как и туалет, была одна на двоих. Бросила свой ранец на свободную кровать, осмотрелась. Небольшая комната, но довольно сносная в цветовом решении. Спокойный бежевый оттенок стен, между кроватями мягкая скамья со столом из прозрачного органического стекла, над скамьей панорамное чит-окно с изображением зеленого луга, убегающей вдаль кромкой леса и блестящей извивающейся лентой реки... Все двигалось, шевелилось, словно и правда смотришь в окно из родного дома, ощущаешь дуновение ветра и легкую трель птиц.

Оторвалась от созерцания природы и нашла в стене встроенный шкаф. То, что у каждого жильца этого полубокса должен быть собственный шкафчик и так понятно, но вот приятно удивило еще и зеркало внутри него, а так же наличие нэс-бука с выходом во внешнюю сеть. Надеюсь, можно будет с Землей связаться. Разложила вещи из рюкзака и присела на край кровати напротив зеркала. Взгляд скользнул на себя, любимую... Опять лицо обветрилось и волосы выгорели... Вместо огненно-рыжих прядей, собранных в строгий пучок, в зеркале отразились почти бледно-золотистые локоны, которые хлынули водопадом на спину и плечи, едва лишились зажимов. Устала уже от этого пучка, корни волос даже чесаться начинали каждый раз, как прятала их от чужих взглядов.

Правда тут же вспомнила, что теперь не одна буду жить, а с этим... будь он неладен. Лим! Он конечно красавец, светловолосый, синеглазый, высокий, стройный и мускулистый, из тех мужских особей человеческой расы, что заставляют быстрее биться сердца прекрасной половины, но ... не мой. Уж я почувствовала, что значит его привлекательность вкупе с жестокой, ранящей душу язвительностью, почти на грани болезни ревностью и излишней наглостью. Не успела собрать волосы обратно в пучок, только подняла руки вверх, невольно обтягивая и подчеркивая грудь кадетской формой, как сбоку раздался хриплый голос:

- Огнеда, милая, ты меня дразнить вздумала?

Замерла с напряженной спиной, почти осознавая на уровне женских инстинктов, что рассыпавшиеся волосы, приподнятые руки и узкие брюки, которые обтягивали мою пятую точку, не будут восприняты равнодушно сексуально-озабоченным мужчиной. Не оглядываясь и не отвечая, руки опустила, но волосы все же начала заплетать в косу.

- Думаю, нам пора поговорить, - не отставал Лим.

Чуть скосила взгляд и снова отвернулась. Парень был в одном набедренном полотенце, совершенно не стесняясь своей наготы.

- Не о чем говорить, - дернула плечом и откинула за спину косу. - Наговорились уже...

И неожиданно оказалась прижата спиной к кровати, а надо мною навис с обнаженным торсом Лим. Сузившимися зрачками от злости впился взглядом в мои глаза, завел вспорхнувшие в намерении оттолкнуть руки за голову и прорычал мне в лицо:

- Ты не поняла еще, милая, что я не стану делиться тем, что считаю своим! А ты, Огнеда, моя... Да-да, не мотай головой, и парни это уже давно уяснили. Думаешь, почему никто к тебе не подкатывал последние два года? Я охраняю свою территорию.

- Слезь с меня... ты... задница! - зашипела я не хуже кошки.

- Нет. Пока не выслушаешь все, что у меня накопилось к тебе. Я так рад, что смог заплатить за прохождение практики в одной группе с тобой, а это было не дешево, уж поверь. Так что минимум - ты должна меня выслушать, а в остальном, - его взгляд полыхнул каким-то недобрым блеском, и опустился в область декольте, где так не вовремя разъехался замок на груди, обнажая больше, чем следовало бы в данной ситуации. - В остальном... у нас столько ночей впереди, совместных... я от одной только мысли об этом готов на стену лезть. Так что лежи и молча слушай... Я понятно выразился?!

- Д-да...

И самое страшное в этой ситуации было то, что я отчетливо прочувствовала бедром причину его "сумасшествия", о-очень убедительно прочувствовала.

- Мы с тобой одной стихии, идеальное сочетание, - пробормотал парень, переведя взгляд на мои губы. - Настолько идеальное, что даже генетики моей семьи, которые проводили тесты с твоей и моей кровью, в полном офигее.

- Что? - прошептала я недоверчиво, ибо изъятие генной карты любого кадета без высочайшего дозволения Службы безопасности Академии было преступлением, а такое дозволение могло стоить опять же огромных денег, либо санкционировано едва ли не Военным министерством Евразийского альянса, или я вообще не понимаю, как применяется на практике закон о защите генных и персональных данных наших граждан.

- А то, Огнеда, огненная моя девочка, считай, что эта практика для тебя как конфетно-букетный период... ухаживать буду.

- З-зачем? - лежу, не шевелюсь, и думать даже боюсь на тему мужского психоза.

- Не зачем, а за кем... за тобой. Усиленно и быстро. Сегодня по плану после тренировок прогулка по базе, знакомство поближе...

- С чем знакомство? - может у него жар, посоветовать в лазарет обратиться.

- С твоими прелестями. Хотя, рано, наверное. С моими ты уже ознакомилась, - Лим снова скалился, удерживая одной рукой мои запястья, провел вдоль тела жаркой ладонью, и опустил руку на одну из грудей - мою, между прочим.

- Убер-р-ри! - зашипела я, поморщившись, когда вместо ожидаемого, парень чуть сжал руку.

- Привыкай. Завтра будет свидание и ужин при свечах.

- У тебя проблемы со здоровьем? - решила уточнить.

- В смысле? - озадачился Лим, и даже руку убрал.

- Свечи... говорят, они от жара помогают. Только сам себе их ставь. Я не медсестра.

Поджал в ответ губы, затем хмыкнул и поднялся. Схватив с соседней койки одежду, посмотрел на меня уже спокойнее.

- Просто прими к сведению, Огни, я от своего не отступлю, и может в прошлом был где-то не прав в отношении тебя, но повторно ошибок не сделаю.

Сердито сощурилась в ответ, ибо ненавижу, когда сокращают мое имя. Проводив взглядом скрывшегося в ванной парня, решила не благодарить, что не стал при мне переодеваться, подскочила, схватила с покрывала оброненный планшетник и выскочила из блока в коридор. До назначенного времени для явки пред ясные очи коменданта осталось минут десять, а мне еще нужно выяснить местонахождение его кабинета. Направляясь в сторону лифта, еще раз открыла сообщение от начальника базы и довольно хмыкнула, так как пропустила прикрепленный файл, в котором имелась развернутая карта "Грозного" с нанесенными метками о том, где и что находится. Отлично.

Поднялась на несколько уровней, вышла в коридор и удивленно замерла, так как в отличие от уровня, на котором располагался наш жилой отсек, где стояла непривычная тишина, и было заметно отсутствие суеты, на этом уровне наблюдалась повышенная активность обслуживающего базу персонала, мелькали как военные шевроны, так и нашивки технических служб.

Кабинет коменданта обнаружился в конце коридора, дверь была открыта, а за нею - комнатка для администратора. Молодой подтянутый офицер подскочил из-за стола и, велев "ждать", скрылся за дверью кабинета начальника, а когда через пару секунд появился, то пропустил к коменданту.

Начальник базы выглядел еще более грузным и печальным, восседая за большим столом из дорогой породы дерева того самого бордово-винного оттенка, что на Земле стоило почти состояние. Вытянулась перед ним по струнке, хотела было отрапортовать первая о своем прибытии, только комендант махнул рукой и изрек:

- Проходите, кадет Рассветная. Можно пока без церемоний. Присаживайтесь.

Что собственно и настораживает. Ибо слово "без церемоний" для военного кадета все равно, что отступление от Устава.

- Что же вы стоите? - удивление немного сгладило морщинку, пролегшую между его бровями на лбу.

- По Уставу не положено сидеть в присутствии офицера, комендант Кавинау.

- Ясно все с вами. Кадет Рассветная, я приказываю вам сесть.

Голос приобрел стальные нотки, что позволило прочувствовать мне, ничтожной букашке, всю глупость своего поведения. Прочувствовала, осознала, но стоять не перестала. И вообще, может это проверка такая - на стойкость. Так что стоим дальше.

- Слушаюсь, господин коменданта. Однако сесть не имею возможности.

- Почему? - вскинул брови, откинувшись на спинку своего великолепного кожаного кресла.

- По Уставу не положено!

- М-да, с вами не соскучишься. Ладно, хотите стоять - стойте. У меня к вам два распоряжения будет.

Молчу, внимаю. Начальник базы задумчиво изучает меня с легким прищуром. И тоже молчит. Хорошо молчим.

- Итак, - вздохнул комендант, я же вся во внимании. - Первое распоряжение. Вы назначаетесь ....

И снова молчит. Да что же это? Только не говорите, что я старшая в группе, ибо мне тогда просто конец. Девчонки сожрут, мужики, напротив, поржут, а мне придется всех их строить? Только не это.



- Господин комендант, - быстро обратилась я, щелкнув пятками об пол, - позвольте обратиться?

- Что еще? Дайте мне договорить, кадет. С мысли сбили. Вы назначаетесь...

- Я против! - Сам же просил без церемоний, верно?

- Против чего? - не понял Кавинау. Уголки его губ дрогнули, что дало мне надежду на понимание.

- Назначения.

- Интересно... А можно узнать почему? - подался вперед, сложил руки на стол и начал отбивать дробь пальцами по столешнице.

Что тут скажешь? Потому молчу.

- Нет, ну мне правда интересно, если вы, кадет, решили, что вас представили к назначению... да хотя бы "старшим группы", правильно я понял? - неуверенно кивнула, а вдруг я ошиблась. - Тогда почему сразу против? Вы не пользуетесь авторитетом среди одногруппников?

Тяжело признать, но что если и так. Я же меньше ростом даже той же Линдси и даже Саши, которая тоже родом и моих краев. И вообще, меня мелкой считают для кадета, поступила в Академию и то не по физическим показателям, а по уровню интеллекта. А уж парни на полторы-две головы выше и в плечах шире. Куратору вот опять же почти в грудь дышала, то есть смотрела.

- Странно, что вы так считаете... Что ж, - пауза, затем тяжкий вздох, и какое-то обреченное и в то же время с некой долей досады, - кадет Рассветная, учту ваше "я против", если вдруг поступит от вашего куратора подобное распоряжение, но все же вернемся к тому, с чего начали.

И пока я не успела опомниться, решил добить, видимо для профилактики, чтоб в дальнейшем не лезла со своим мнением.

- Вы назначаетесь на должность личного помощника куратора вашей группы.

- Что? - сказать что я была в шоке, значит, ничего не сказать.

- У вас плохо не только с самооценкой, но и со слухом, кадет? - припечатал сарказмом недовольный комендант.

- Никак нет, - снова вытянулась в струнку.

- Да вольно уже. Что вы как ... э-э-э..., - махнул рукой в мою сторону и продолжил. - Второе распоряжение, кадет Рассветная, вы приступаете к выполнению своих новых обязанностей ровно в восемь часов с завтрашнего утра. Инструкции о порядке взаимодействия, ведении дел и документооборота получите заранее. Прошу отнестись к изучению данного документа со всей ответственностью. Свободны.

Пребывая в ступоре от услышанного, не сразу сдвинулась с места, пока начальник базы не рыкнул на меня, что у него еще работы полно, выметайтесь. Уже у двери меня догнало следующее, заставив покраснеть:

- Кстати, кадет, советую привести себя в порядок, не мне вас учить, как следует выглядеть на этой должности.

Выскочила из кабинета, даже не попрощалась с помощником коменданта, и понеслась в сторону лифта. Возмущение накатывало волнами, как и злость на судьбу-злодейку. Какого черта происходит, а? Что вообще это за должность такая - личный помощник куратора?! А когда я вообще буду заниматься практикой и боевой подготовкой? У меня итак физические показатели на пограничном, почти критическом уровне, так еще и времени не будет подтягивать свою форму до нормативов. А последнее пожелание - это вообще что было?! Привести себя в порядок - это что означает? Надо Устав перечитать, опять же Инструкцию внимательно изучить, и может тогда будет понятно, что от меня ждет куратор? Кстати, не этот ли вопрос они тогда обсуждали после смотра нашей дюжины, и почему тогда комендант не в восторге от этой затеи, а то, что это так, даже мне понятно.

Идти в свой жилой блок не было никакого желания, но все же - душ я не принимала уже более двух суток, так что вполне возможно от меня идет такое амбре, что вызвало даже недовольство начальства. Вошла в свою комнату, проигнорировав появившегося следом из соседнего полубокса Лима, взяла смену кадетской формы и вошла в ванную, закрыв дверь на чип-код прямо перед носом недовольного парня. Надо сразу границу устанавливать, иначе, зная его природную наглость, потом не то, что выгнать из ванной не смогу и помыться спокойно в одиночестве, но и моим полотенцем начнет пользоваться.

Пока намыливала голову, пенила тело вихоткой, радовалась, что на "Грозном" имеется настоящая вода, благо здесь ледниковых запасов океан. Мысли плавно перетекли на тему "секретарской работы", заставляя сомневаться в умственных способностях куратора, который вместо крепкого и сильного кадета мужского пола решился на заведомо более слабую кандидатуру. Так, с этим разберемся после ознакомления с так называемой Инструкцией, а вот что делать с Лимом? Допустим обед, тренировка и ужин - все будет на глазах остальных одногруппников, а вот ночью? Замерла на мгновение, подставляя лицо и голову под струи воды, затем стала отплевываться и протирать глаза от пены. О чем это я? Да, ночью придется спать либо в ванной, либо в одном с ним помещении. И вот второй вариант напрягал, если честно. Не было уверенности, что мое четкое "нет" будет понято и воспринято верно.

Вылезла из душевой, обтерлась полотенцем, взятым из хозяйственного встроенного шкафчика, затем сложила его и грязную форму в контейнер, из которого грязное белье автоматически перемещалось в прачечную, а после чистки - возвращалось в хозяйственный шкафчик. Высушила феном волосы, заплела в косу, затем оделась. Осмотрела себя в большое во всю стену зеркало, не понимая, что не понравилось в моем внешнем виде коменданту.

Кадетская форма темно-синего цвета из особо прочного материала, который одновременно и защищал от огня, холода, но и обогревал и охлаждал тело при необходимости. Масса удобных кармашков и дополнительных застежек позволяли менять форму под любую фигуру и приспосабливать под навесное, прикрепляемое снаряжение и оружие. Хотя вот вид сзади... повернулась, да самые выступающие части тела, как впрочем, и не только сзади конечно выглядели излишне обтягивающими. Может комендант имел в виду, что надо поменьше выставлять напоказ свою женственность. Только как ее спрятать? Перестегнула кое-какие застежки и молнии, переместила карманы и накладные клапаны... увы, все равно и попа и грудь - все выступает. Ну и ладно. Не в балахон же одеваться?!

Выходя из ванны, столкнулась с широкой грудью Лима, который так и дожидался меня у самого входа.

- Куда ходила? - ухватил за талию и прижал к себе довольно крепко.

Не смотря на попытки вывернуться или оттолкнуть, захват не ослабил, тогда я попыталась локтем дать под дых, но... перехват и я уже спиной прижата к его груди, а низкий, чуть вибрирующий голос действует на нервы:

- Я просто спросил, куда ходила? Тебя не было минут пятнадцать, вернулась вся красная, сразу в ванную... и вот вопрос... с кем встречалась?!

- Не твое дело! - Прежние обиды, оказывается, все еще давали о себе знать. Говорить с ним спокойно не могла, и это тоже было плохо.

- Мое, Огни, мое.

И болезненный поцелуй в шею, явно оставляющий засос.

- Ты! Не смей!! - снова попытка вырваться. - Отпус-с-сти!

- Ответишь - отпущу.

- К коменданту ходила, - буркнула в ответ, и пошевелила запястьями - захват у Лима крепкий, не то слово.

- Жаловалась? - сделал предположение и отпустил.

Отошла от него, схватила подушку и села на кровать с ногами, обуваться в ванной не стала, босиком тоже иногда надо ходить.

- Нет. Не жаловалась, - быстро ответила, заметив его движение в мою сторону. - Сам вызывал.

Лим сел на край моей койки, оперся локтями в колени и искоса стал меня разглядывать.

- Зачем вызывал?

-Что за допрос?! - возмутилась было, и тут же умолкла. Честно говоря, взгляд парня пугал своей пристальностью и какой-то мрачностью. Что это у него на уме?

- Допрос? Нет, милая, это не допрос... но могу продемонстрировать, и будь уверена, мне понравится, тебе ... вряд ли.

В двери кто-то пару раз стукнул и голосом Джея оповестил об общем сборе в тренировочном отсеке.

- Лим, ты это... смотри, не переусердствуй..., - добавил вдруг Джей, помолчал, явно ожидая ответа, не дождался. - Куратор время сбора изменил. Не опаздывать.

- Джей - старший группы, верно? - догадалась я.

- Да. И все же ты не ответила мне.

- Лим! Открой двери! - рыкнули с той стороны.

А-а-а, двери были заперты? З-зачем?! Лим поднялся, нажал на чип-код и двери открылись, явив перед нами рассерженного Джея, который вытянул шею из-за плеча своего одногруппника и, заметив меня, улыбнулся.

- Огнеда, обувайся. Построение в коридоре, - глянул на замершего в дверном проеме парня, хлопнул того по плечу, и прошипел: - Не заставляй меня, Лим, я могу изменить свое решение.

О чем это он? Я не стала долго мешкать, поднялась и зашла в ванную, обулась и вскоре готова была к выходу. Только вот проход все так же загораживал собой Лим, хмуро глядя на меня. Довольное выражение на моем лице, что избежала допроса, сменилось вскоре кислой гримасой.

- Лим, ты вынуждаешь меня обратиться напрямую либо к куратору, либо к коменданту... Твое поведение переходит все границы.

- Поверь, я еще даже не начинал их пересекать. И кто их устанавливал? Мои проходят намного дальше, Огни... намного.

Тем не менее он прошел на выход, я следом, борясь с желанием врезать посильнее ему по спине, а то и пониже, что б не смел быть таким самоуверенным.



Глава 2.



В коридоре выстроились остальные кадеты нашей группы. Джей бросил внимательный взгляд на меня и Лима и велел встать в строй. Так, по двое, мы и промаршировали к лифту, который вместил нас всех, правда я оказалась задвинута на самые задки и почти вплотную прижата, да что за напасть такая, опять к Лиму. Тот словно отгородил меня от других парней, бросающих в него ироничные взгляды, явно потешаясь над его ревностью.

На этот раз лифт опускался на нижние ярусы, в отсек, где был не только расположен тренировочный зал для боевых спаррингов, но и зал симуляторов для боевых действий. На выходе из лифта мне снова пришлось дожидаться, когда Лим пройдет вперед, удерживаясь уже от просто раздирающего желания не стукнуть, не-е-ет, подпнуть того под зад. Стиснула зубы покрепче, сжала кулачки посильнее и последовала за группой.

В тренировочном зале было очень просторно. Здесь полеты можно устраивать, не то что спарринги. Потолочный свод настолько высоко был расположен, а металлические балки с какими-то креплениями в виде тросов, свисающих вниз, наводили на мысль, что с них нас вообще могут запросто сбрасывать, так сказать, для проверки, как мы станет приземляться на своих двоих.

- Стройся. - Раздался зычный голос Джея. - Группа огневого быстрого реагирования на построение прибыла, сигурн Эр-Гро.

- Вольно. Можете обращаться ко мне сиг Куратор.

Вольно-то вольно, но расслабляться не стоит, да и выучка у нашей группы такова, что вольно - это только для проформы.

Куратор все с тем же странным мерцающим пятном вместо лица прошелся вдоль строя, опять задерживаясь возле каждого из нас, давя своим мрачным молчанием и пугая до дрожи в коленях. И вот только сейчас до меня дошло, что я буду вынуждена лицезреть это каждый день и не по одному часу... Мама! Да кто он вообще такой?! Не человек? Стала рыться в своем багаже знаний о других расах, которые поддерживают дипломатические, политические и иного плана отношения. А ведь тех, что были бы гуманоидного типа почти раз-два и ... всё. Остальные напрямую никогда не стали бы внедрять своих представителей в гражданскую сферу, а уж в военную тем более. Новый вид? Или...

- Кадет Рассветная, - рявкнул вдруг Джей совсем рядом, заставив вздрогнуть и оторваться от размышлений. - Выйти из строя.

На автомате шаг вперед и ...ой! - натыкаюсь на куратора. Я задерживаю дыхание, заставляя себя стоять на месте. Сигурн Эр-Гро сместился чуть в сторону и замер возле меня. Растерянно смотрю на Джея, тот мне подает какие-то мимические сигналы, я ему - мол, что? Он снова едва не подмигивает, затем вздыхает и сам же произносит:

- Сиг Куратор, приношу извинения за кадета Рассветную, побочный эффект от перелета в анабиозных капсулах у всех людей разный. Должно быть, у некоторых пропадает слух.

- Я заметил. - Проскрипел голос, пятно замерцало сильнее.

Поняла, что опять уставилась широко раскрытыми глазами на куратора, вздрогнула от ощущения пристальности встречного внимания и опустила глаза.

- Исправлюсь, сиг Куратор, - пообещала я, мысленно давая себе подзатыльник. Вот еще причина ночью как следует отоспаться - рассеянность надо ликвидировать. Так что Лим однозначно в пролете.

- Такое рвение радует, кадет... Огнеда.

Зачем он меня по имени назвал? Лим рядом что-то зашипел, но тут же умолк под тяжелым взглядом куратора.

- Объясните мне, старший группы Джей Стенли, - не ослабляя внимания к Лиму, обратился этот Громадина. - В каких случаях у вас принято ставить такие отметки, как на шее кадета Огнеды.

- Где, простите? - уточнил Джей, явно удивленный обращением куратора ко мне по имени.

И что странно, перед моим именем данный индивид иной расы, словно смакуя, задерживал дыхание.

- Не где, а на ком. И судя по всему, проблемы после разморозки более распространены среди людей, чем мне докладывали.

Странный звук, похожий на шипение, сопровождал речь куратора, который вдруг поднял руку и опустил на то самое местечко, где Лим поставил засос. Болезненный холод, почти как иглы, впились в кожу, заставив меня дрогнуть и отступить. Пальцы руки, затянутые в кожаную перчатку, сжались крепче, удерживая меня на месте еще пару секунд. Не обращая внимания на мое нежелание чужого прикосновения и гримасу испуга на лице, сигурн Эр-Гро опустил руку и снова обратил свое страшное лицо к Джею.

- Кадет Стенли, если я задаю вопрос, то вы должны незамедлительно на него ответить. Время ответа не может превышать пару секунд по земному времяисчислению. Вы нарушили это требование. В личное дело будет занесено замечание.

Джей тут же отрапортовал без запинки.

- Нанесение вреда кадету группы другим кадетом не допускается, что является нарушением Устава Академии, сиг Куратор.

- Какое следует наказание за нарушение, кадет Стенли? - глухой, мрачный тон, должно быть, вызвал нервный трепет не только у меня, но и у всех членов нашей группы.

Джей хмуро произнес:

- Гауптвахта с занесением в личное дело сведений о допущенном нарушении, сиг Куратор.

- И теперь вопрос, кадеты, - прозвучало следом довольно жестко, - кто это сделал?!

С трудом удержалась от желания оглянуться на Лима, чтоб увидеть его реакцию, прикусила нижнюю губу и опустила взгляд.

- Сиг Куратор, - раздалось вдруг за спиной, и рядом на пару шагов выступил виновник моего позора, - виновен, готов понести наказание.

Бросила искоса взгляд на Лима - предельно собран, подтянут и совершенно не раскаявшийся.

Сигурн Эр-Гро остановился напротив него и с высоты своего роста, чуть склонив голову на бок, обратил все свое внимание на кадета. Надо отдать должное, Лим даже не дрогнул ни одним мускулом.

- Ночная гауптвахта, - прошелестел голос того, кто отныне будет ассоциироваться у группы с неотвратимостью наказания за любой проступок.

- Слушаюсь, сиг Куратор. - Браво щелкнул каблуками явно наглеющий кадет.

Куратор двинулся дальше вдоль шеренги, словно утратив интерес к теме разбора полетов.

- Кадет Рассветная, кадет Блейк, встать в строй, - Джей явно был рад, что проблема исчерпана.

- Озвучьте отчет о заселении, кадет Стенли? - вдруг раздался вопрос куратора, я же отметила, как Лим сжал кулаки и напряг спину.

Джей начал перечислять фамилии тех, кто разместился совместно. И едва произнес в паре мою и Лима, куратор резко повернулся, обдав ближайшую к нему Александру Рогову резким порывом ветра, взметнувшим ее челку вверх, и произнес еще более убийственным тоном:

- Это не приемлемо.

- Но... сиг Куратор, у нас нет больше отдельных полубоксов,.. - растерялся Джей.

В ответ гнетущая тишина и какое-то негодующее мерцание красных всполохов на странной маске куратора.

- Кадет ... Р-р-рассветная.

Пришлось сделать снова шаг из строя.

- Вас ознакомили с распоряжением о назначении?

- Д-да, - грустно ответила, печально вздыхая.

- Вас что-то не устраивает? - вопрос прозвучал подозрительно мягко.

- Да... а можно высказать мнение?

- Нельзя. - Тут же получила отпор.

- Но все же...

- Вы намерены обсуждать распоряжения руководства? - вот опять холод и металл в голосе куратора.

- Никак нет. Но позвольте все же...

- Я выслушаю вас через пять минут в моем кабинете, кадет, - прорычал куратор, и тут же равнодушно Джею: - Всем изучить план подготовки на ближайшие двое суток. Прием пищи по расписанию. На личные планшетники сброшена вся необходимая информация о базе "Грозный". На сегодня тренировки отменяются, всем кадетам без исключения после приема пищи явиться в медотсек для прохождения медосмотра. Кадет Блейк заступает на гауптвахту ровно в двадцать один час и подлежит освобождению в восемь часов утра по земному времени. Исполнять.

После ухода куратора, все загомонили, разбились на группки и вскоре двинулись обратно в коридор. Девчонки затараторили что-то на счет "пробежимся по бутикам", я немного даже опешила - неужели на военной базе есть магазины, а парни пошли осматривать боевые симуляторы. До обеда оставалось еще около часа, так что времени на ознакомление с местными достопримечательностями было достаточно. Я попыталась незаметно выскользнуть в коридор, только бы с Лимом не пересекаться, и даже обрадовалась, что Джей задержал парня для разговора, как в коридоре столкнулась с Куртом. Тот ухватил меня за руку:



- Подожди... Лим хотел с тобой что-то перетереть.

- Эй, меня куратор ждет.

Дернулась было, как вдруг заметила удаляющегося по коридору Джея, и услышала позади одновременно с прикосновением к моей талии, которую тут же крепко обняли:

- Спасибо. Дальше я сам.

Курт подмигнул мне и, насвистывая, последовал за старшим группы. Лим резко прижал меня спиной к себе, и тихо, чуть хрипловато произнес почти у самого ушка:

- И что же это за назначение такое, а?

Промолчала, пытаясь пальцами отцепить от себя клешни наглого типа, который все никак не хотел унять свои амбиции на мой счет.

- Не хочешь говорить? А придется, милая. Ты не смотри, что ночь мы проведем врозь, впереди будут и другие ночи... да и до гауптвахты еще времени предостаточно, так что совместная прогулка по базе не отменяется.

- Я с тобой не собираюсь прогуливаться, - прорычала в ответ, вцепилась короткими ногтями в руку, да только насмешила.

- Коготки еще не отрасли, сладенькая, - тихо посмеялся Лим и лизнул мою шейку. - Не шипи... Хм, странно.

- Что? - дернулась. - Не делай так.

- Как?

- Держи свой язык за зубами.

Снова лизнул...

- Возбуждает?

- Неприятно!

- У тебя с другой стороны шея вся покраснела... Я вроде не мог так повредить кожу, ставя свою метку.

- Засос, ты хотел сказать? - процедила сквозь зубы сердито.

- Ну, пусть будет засос. Пошли, провожу к сигу Куратору. И не думай сбежать от меня. Сегодня ты на весь день моя, понятно?

- Нет! Отпусти уже! - обида и сильная досада раздирали мое сердце.

Ну почему я не могу с ним физически справиться? Какой из меня вообще кадет военной Академии... Меня не отпустили, нет. Только дали вздохнуть немного и сжали в огромной ручище мою маленькую ручку, да так, что и не вырваться. Лим потащил меня за собой по коридору, втолкнул в лифт и как только двери закрылись, отрезая нас от возможных свидетелей, прижал к стене лифта, заведя обе мои руки надо мною.

- Еще раз спрашиваю, о каком назначении шла речь? - отрывисто и резко произнес Лим.

Подняла глаза на Блейка, упрямо сжав губы, и снова не ответила.

- Так значит, да? - явная, неприкрытая угроза в голосе, и быстро перехватывает в одну руку обе мои кисти, а вторая ложится на грудь и болезненно сжимает ее. - Я жду ответа, Огни. И я не шучу.

- Ты забываешься, - не выдержала и все-таки зарычала в ответ. - Руку убрал! Тебе напомнить, как долго провалялся в лазарете два года назад?

- Так это когда было? - усмехнулся, но руку убрал и вообще отпустил меня. - Ладно. Не хочешь говорить - не надо, все равно об этой новости нам вскоре объявят.

Не успела вздохнуть свободно, заметив, что лифт остановился, как Лим заставил замереть на месте.

- И к твоему сведению, твой огонь теперь не может причинить мне вреда. Генетики поработали. Можешь радоваться.

Вышел первым, руки за спиной, а на лице такая довольная-предовольная ухмылка - явно счастлив от моего возмущения. Не удостоив парня и взглядом, прошла по коридору, сверяясь с картой базы в планшетнике. Определившись с направлением, двинула влево через раздвижные двери. За нею оказался караульный, не пропустивший Лима следом за мною. Тот пожал плечами и остался ждать.

Остановилась перед кабинетом куратора, глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями. Не получалось, увы. Это что же выходит? Я едва не сгорела от своего огня, защищаясь от насилия, которое пытался совершить Лим в мои девятнадцать, а этот ... эта сволочь одним словом, оклемался и вместо того, чтобы забыть обо мне, обратился к специалистам в области генетики семейства Блейков. Да он одержим, не иначе. И это очень-очень плохо... для меня. Судя по всему, семья дала ему добро на выбранную им пару, на ту, что должна воспроизвести им потомство. Ужас. Я его не люблю и он мне неприятен, только видимо для него, как и для его семьи, это не имеет значения. Мою задумчивость, как и меня, прижавшуюся к стене спиной, вспугнуло угрюмое и раздраженное:

- И долго еще будете тут прохлаждаться, кадет?

Подняла взгляд от своих ботинок, и сглотнула. В открывшемся дверном просвете возвышался куратор, плечом подпирая косяк и сложив руки в замок на груди.

- Заходите, у меня мало времени,- выдохнул глухо куратор и круто развернувшись, вошел внутрь.

Сбросив с себя оцепенение, неуверенно вошла в кабинет и ошеломленно остановилась, разглядывая необычную картину. Справа во всю стену высился аквариум с точечной подсветкой. Невиданные мною за всю мою короткую жизнь существа, отдаленно напоминающие рыб и крабов, больше похожие на мутантов. Перевела удивленый взгляд на куратора, который молча опирался о стол пятой точкой, сложив руки на груди. А за его спиной, от пола до потолка находилось окно, открывающее вид на суровый и в тоже время прекрасный мир ледяной пустоши с ее белоснежными барханами и острыми хрустальными пиками, переливающимися в свете звезды АраДун - красного карлика. Синий полудиск планеты Кхелон удивительно гармонировал с окружающим базу льдом.

- Итак, - голос куратора вернул меня из грез, - что вы имеете против вашего назначения, кадет?

А я вот вообще забыла, что хотела возразить. Почесала шею, которая начала вдруг жечь в том месте, где Лим поставил засос.

- Я... я... э-э-э, - стыдно, но чесотка на шее стала навязчивой, просто раздражающе неприятной. - Простите... Я не совсем понимаю значение должности "личного помощника", сиг Куратор. Мне бы с инструкцией ознакомиться...

Мужчина опустил руки и оттолкнулся от крышки стола, каким-то плавным движением, словно и не ступая ногами по полу, переместился ко мне и замер на расстоянии вытянутой руки, наклонил голову набок. Вот опять показалось, что вижу его глаза стального оттенка все с тем же прищуром.

- Инструкция у вас будет, подготовлю.

В смысле подготовлю - ее что ли до сих пор не было?

- Вам будет выделено денежное вознаграждение, - обычно холодный голос приобрел настораживающие вкрадчивые оттенки. - Отдельный жилой бокс.

- Неужели?

Зуд мешал сосредоточиться, приходилось бороться с настойчивым желанием почесать шею, и одновременно выискивать подвох в предложении куратора.

- Индивидуальная подготовка и улучшенное питание...

Хотела было выразить сомнение насчет подготовки, как заметила медленное движение его руки и... мои волосы откинуты с плеча, рука в перчатке прикасается к шее, успокаивая жжение, охлаждая...

Я поднимаю глаза на сигурна Эр-Гро, и все слова замирают на устах, как и мое дыхание, а сердце сбивается с ритма. Меня затягивает в омут цвета мерцающего серебра, язык немеет и перед глазами кружится вихрем снежный рой. Меня нет, есть только звезды и снег и... боль в висках, острая, пронзительная, кровь в венах кипит, мой внутренний огонь рвет вуаль забвения.

Со стоном открываю глаза, обнаруживая себя на диване, который, должно быть, стоял за нишей. Села, заметила куратора за рабочим столом, что-то печатавшего в своем нэс-буке с удивительной быстротой.

- А-а, вы пришли в себя, кадет Огнеда? - оторвался от своего занятия сигурн Эр-Гро, поднялся и подошел к дивану, все так же пряча свое лицо за тенью. - Я определенно советую вам посетить медотсек. Обмороки не могут быть нормой для человеческого организма.

- У меня нет склонности к обморокам, - хрипло возразила и попыталась встать.

- Это обнадеживает. Вы пропустили обед.

Удивленно посмотрела на возвышающегося надо мною сигурна Эр-Гро, отметив про себя, что мужчина успел переодеться в другой китель, а руки... руки-то его были без перчаток. Обычные человеческие руки на первый взгляд, на левой руке на среднем пальце сверкнул синий камень в кольце.

- И сколько я была без сознания? - тихо спросила, отчего-то робея в его присутствии.

Наклонил голову вперед, словно изучая на руке свое кольцо, затем пожал плечами в таком чисто человеческом жесте и ответил напряженным тоном:

- Час. Может полтора... я распорядился принести обед в свой кабинет. Пообедаете со мною?

- Нет! - подскочила на ноги, отдергивая комбинезон на талии. - Разрешите идти, сиг Куратор.

Опять возникло почти осязаемое ощущение его недовольства, затем мужчина развернулся и прошел в сторону аквариума. Не мешкая, двинулась к выходу, но остановилась, заметив, что куратор садится за размещенный возле аквариума столик на двоих, уставленный едой, которую вряд ли можно увидеть в общей столовой военной базы. И запах такой умопомрачительный, что желудок ясно выразил протест моему "нет".

- Огнеда, вы можете идти, в столовой скорее всего что-нибудь осталось, если только вы не желаете отведать деликатесов с моей родной планеты, - спокойно произнес мужчина, раскладывая на две тарелки запеченное филе рыбы необычного ярко-розового цвета, затем полил сверху белоснежным соусом, посыпал зеленью.

- С вашей планеты? - любопытство разгорелось с той же силой, что и ярое требование желудка при виде салата из каких-то овощей, зелени, поливаемого уверенной рукой куратора жидкостью из синей бутылочки, по консистенции похожей на оливковое масло.

- Кстати, за обедом я хотел бы обсудить с вами план работы на ближайшую неделю. Инструкцию я уже выслал на ваш планшетник...

Подняла руку к нагрудному карману, где обычно, держу свой гаджет - пусто.

- А где...? - стала хлопать ладонями по всем кармашкам, испугалась, если честно, что потеряла планшетник. У меня же не будет столько денег купить новый.

Куратор указала рукой в сторону рабочего стола и будничным тоном произнес:

- На столе посмотрите.

Кинулась к столу, и не нашла свой, при этом взгляд отыскал только какой-то серебристый, с россыпью страз и явно дорогой гаджет.

- Да-да, это ваш. Берите.

Повернулась резко и выдохнула.

- Нет. Это не мой. Где мой планшетник?!

- Сломался.

- Что?

- Знаете. Технику стали делать какую-то излишне хрупкую. Я сожалею... видимо выпал у вас из кармана и не пережил жесткой встречи с полом.

Смотрю на мужчину, который наливает в бокалы рубиновую жидкость, как ни в чем не бывало, и приходит понимание - издевается.

- Верните мне мой планшетник.

- Сломанный? Хотите вина? Очень нервы успокаивает...

- Да.

- Тогда садитесь уже за стол.

- Мое "да" относилось к первому вопросу, - начинаю нервничать. Разве начальники обедают со своими подчиненными, да еще в военной среде, и это предложение выпить вина...

Тяжко вздохнул, поднялся и подошел ко мне.

- Если я вам отдам труп безвременно почившего гаджета, вы со мною пообедаете?

- Это шантаж? - моему удивлению не было предела.

- Нет. Предложение.

- Тогда нет.

- А-а, вы предпочитаете шантаж?

- Нет! - возмущенно восклицаю и отступаю к столу. Зря. Куратор делает два шага, и я оказываюсь зажатой между ним и столом.

- Это радует. Знаете ли, человек, допускающий в отношении себя шантаж или иное давление, достоин презрения, а мой личный помощник должен уметь постоять за себя.

Молчу, пытаясь осмыслить сказанное. Ему претит слабость духа? Или это одобрение стойкости и ...понаглеть, что ли? Подставляю ладонь и сухо произношу:

- Планшет отдайте.

- Возьмите. - Наклоняется, едва не касаясь меня, протягивает руку мне за спину, и кладет на мою ладонь тот гаджет, что со стразиками.

- Не этот!

Снова внимательно смотрит на мое лицо, затем качает головой.

- Упрямство тоже не является достоинством.

- А меня устраивает мой характер. Если вам что-то не нравится, увольте.

- Хм. - Неопределенно хмыкнул, обошел стол и вынул из тумбочки мой бедненький убитенький планшетик.

Получив в свои руки несчастное тельце, ахнула.

- Это называется выпал из кармана? - вскрикнула и возмущенно уставилась на куратора. Вернее на его спину. Он отвернулся и прошел к обеденному столику.

- Я же говорю - хрупкое изобретение.

- Вы... что? Вы издеваетесь? Его явно чем-то тяжелым раздавили! Военным ботинками, например.

- Да он сам мне под ноги закатился. Да и вообще, я вас от падения спасал. Его не заметил.

Все. Я в ауте. Хмуро смотрю на мужчину, надеясь, вдруг все же совесть проснется, и он хотя бы извинится, потом понимаю - бесполезно. Спрятала сломанный аппарат в набедренном кармане, затем в нагрудный кармашек поместила новенький планшетник. Без него я буду, как без рук, ничего не поделаешь - придется брать.

- Отбросьте свою мелочность, кадет, - приказным тоном рыкнул куратор, отодвигая второй стул. - Немедленно сядьте за стол!

И что странно, вроде и в мыслях не было разделить обед с сигурном Эр-Гро, а ноги сами подошли к столу. Села молча, удивленно внимания повеселевшему голосу разместившегося напротив куратора.

- Новый планшетник имеет больший объем памяти, независимый выход во внешнюю сеть, что, заметьте, в условиях удаленности базы "Грозный" от центрального сервера является преимуществом, соединен напрямую с моим планшетом, что тоже плюс при вашей должности, надежно защищен от взлома извне. И потом, вам стразики не нравятся? Думаю, что нравятся. Итак, приступайте к приему пищи, Огнеда... то есть... кадет Рассветная.

- Почему вы по имени меня зовете, сиг Куратор? - решилась на прямой вопрос, а руки тем временем взяли столовые приборы.

Рука, подносившая насаженный на вилку кусочек рыбы, замерла, на меня сверкнули черными без белков глазами. Глюки?! После обеда сразу в медотсек, не нравятся мне эти галлюцинации.

- А чем вас ваше имя не устраивает? - перебросил встречный вопрос, продолжив есть.

Маска на его лице стала почти прозрачной, что позволила мне разглядеть его лицо. Как он это делает? Или я все же брежу? А внешность куратора, надо отметить, была интересной, я бы даже сказала, что почти идеальной. Если бы не одно "но". Он не человек и это факт. Не бывает у людей настолько красивых лиц с таким чертами, что будь это правда, любая женщина должна была бы упасть в обморок. Ой, а ведь я уже там была... в обмороке!

Меж тем попробовала рыбу и едва не застонала от восторга, замерла на мгновение, смакуя, проглотила и с небольшой задержкой ответила:

-М-м-м... а что это за рыба?

- Рыба? - Эр-Гро улыбнулся, не замечая сбившегося дыхания собеседницы, а мне вот прямо так сильно воздуха стало не хватать.

- Нет, Огнеда, это не рыба, это ...хм-м... как бы вам объяснить, - он задумался, улыбаться перестал, я же вспомнила, как дышать. - Нет, лучше не надо, а то, зная как люди слабы на желудок... Попробуйте салат. В него добавляют масло сайшеновых плодов, выращенных на крутых склонах острова Ямирай. Между прочим, улучшает ясность ума.

- Ямирай? И где же находится этот чудный остров? - взяла чистую тарелочку и поднесла к изящной салатнице. Куратор положил ложечку салата, затем посыпал какими-то орешками и сверху добавил синюю ягодку, размером с маслину.

- Там, откуда я родом. Оцените, - тихо произнес он и, не отрывая от меня взгляда, взял бокал с вином, а мне пододвинул по столу другой наполненный до краев, чуть касаясь ножки бокала. - Советую совместить с этим восхитительным напитком. Вкус раскрывается более полнее.

- Какой смысл затуманивать вином только что прояснившийся ум? - сморщила носик, вспоминая, что еще хотелось уточнить у куратора про новую должность. Потому едим салат, и без вина.

- Это вы зря. Такой легкий напиток, почти и не вино даже... впрочем, - и мужчина поднес свой бокал ко рту и начал пить маленькими глотками, следя за мною.

Доев блюдо, приготовленное из "не-рыбы", поднесла ко рту наколотые на вилку дольки непривычных овощей (ну не бывает у нас овощей подобной расцветки) и замерла.

- А это блюдо точно для меня безвредно?

Мужчина хмыкнул, отставил бокал и откинулся на спинку стула, сложив руки на груди.

- Вы боитесь экспериментов? - ответил он со странным вызовом. - Не верю.

- Почему? - и я опустила вилку, удивленно глядя на куратора.

Вдруг лицо его снова подернулось тенью, я моргнула, опустила руки под стол. Ущипнула себя, проверяя, а вдруг я все еще сплю... в обмороке. Нет, не сплю. Тогда точно галлюцинации.

- Почему не верю? Да хотя бы потому, что глупо утверждать подобное в отношении девушки, которая соглашается на правительственный эксперимент по программе подготовки офицеров из социально-незащищенных слоев населения, для последующего ее использования в самых горячих точках в качестве едва ли не пушечного мяса... и даже пусть ради денег, но цель-то оправдывает, верно. Или быть может вы согласились на эксперимент ради более благородной цели?

Я побледнела, вцепилась пальцами в колени, напряженно следя за развитием яркой картинки, рисуемой мужчиной, но возражать не спешила.

- И в чем же главное условие для получения денег? Выдержать и пройти до конца по заданному вектору, что бы доказать всем верхам, что люди с низким происхождением готовы на все ради денег или быть может ради своих близких. Не так ли?

У него только предположения, фактов он знать не может. Откуда у него засекреченная информация? Нечеловеческие способности или... мой планшетник не просто так сломался. Мне нужно остаться одной, чтобы все разобрать по полочкам и сделать какие-то выводы.

- М-м-м, какая у вас богатая фантазия, - заставила себя улыбнуться, и взять в руки вилку. Поднесла ко рту, не поднимая взгляда, прожевала, не чувствуя вкуса.

- Фантазия? - великолепно изобразил искреннее удивление, и пододвинул ко мне вазочку с сахарным печеньем и сладостями. - Вполне возможно... она та еще проказница.

- Сиг Куратор, это же сладкое, - возмутилась я, отодвигая сладости подальше.

- И что? Все девушки любят сладкое, - поучительно возразил мужчина.

- Спасибо, но нет.

- Опять нет?

Надо его отвлечь, чего он зациклился на сладостях.

- Могу я уточнить насчет отдельного жилья?

- Ваше право.

Хм, обиделся что ли?

- Так что вы имели в виду, когда говорили про отдельное для меня жилье и... еще вопрос, что это за индивидуальная подготовка такая? Хотя, я, наверное, смогу это узнать из инструкции.

Похлопала я ладонью по нагрудному карману, где прятался новый планшетник. Куратор вдруг поднялся и прошел к столу, не ответив. Активировал голографический экран и начал что-то печатать.

- Сиг Куратор? - повернулась к нему всем корпусом, не дождавшись ответа.

- Инструкцию я удалил. Она будет переделана. Я не учел некоторые особенности вашего характера, опять же эти ваши "нет"... Ваши вещи уже перемещены в отдельный жилой блок на том же уровне, на котором будет расположено ваше место работы.

Открыла было рот, намереваясь уточнить насчет того, что он имел в виду, когда говорил про мои "нет", но не стала. Насколько мне не изменяет память, на карте базы этот уровень обозначен как вип-уровень, то есть на нем проживает высший офицерский состав.

- Не поняла... почему на пятом? Наша группа размещается на другом уровне.

- Что не понятного в озвученной информации. Вам просто нужно принять ее к сведению, это не обсуждается. И кстати, вы больше не числитесь в боевой группе. Практику вы будет проходить в другом качестве. И можете не волноваться, она будет вам зачтена на полные сто баллов.

Медленно поднялась с места, держась рукой за стол, и сузив глаза, с нарастающим гневом спросила:

- И в каком же качестве я смогу получить столь высокий бал?


Глава 3.




Куратор поднял голову и посмотрел на меня. В возникшей паузе взаимного молчания, наполненной странным напряжением, хрипловатый, с некой пугающей поволокой мужской голос едва не заставил меня испуганно сесть.

- И какие же мысли на этот счет посетили вашу очаровательную головку, кадет Огнеда?

Мне стало неловко, почти стыдно. Пожала плечами, как можно равнодушнее ответила:

- А мне не первый раз делают предложения интимного характера за высокий бал, сиг Куратор. И не моя в том вина, что невольно приходят в голову подобные сравнения.

Эр-Гро поднялся, оперся руками о столешницу и глухо произнес:

- Что ж... думаю, кадет Огнеда, обед закончен. План работы обсудим утром. На сегодня вы свободны. Советую посетить медотсек, а после вернуться в свой блок. Не думаю, что вам стоит встречаться со своими бывшими одногруппниками.

Непроизвольно потерев переносицу, нерешительно спросила:

- Позвольте еще кое-что уточнить, сиг Куратор?

- Что именно? - Эр-Гро выпрямился, одной рукой начал набивать по столешнице разраженную дробь.

- Почему вы выбрали меня на эту должность?

- Вам не пора, нет? - сразил наповал, если честно.

- И все же мне бы хотелось знать причину.

Вскинул руку, словно рисуя круги, и решил видимо поставить зарвавшуюся кадетку на место.

- Вас не должны в данный момент интересовать мои мотивы. Лучше уделите больше внимания изучению своих обязанностей. Можете идти, кадет Огнеда, капитан Фомин вас проводит до вашего жилого бокса.

- Отлично. И раз уж сегодня у меня выходной, проведу его весело. И не надо меня никуда провожать, у меня другие планы.

Мрачное мерцание вместо хмурого ответа было мне бальзамом.

- Всего доброго, сиг Куратор.

Развернулась и вышла из кабинета. Не хочет отвечать на мои вопросы, его право. Но и указывать мне, что делать в мое законное время отдыха, не позволю. Удивилась, когда до меня дошло, что я еду в лифте и без Лима. Надеюсь, ему надоело меня ждать, и он отправился по своим делам. Вот бы еще не пересечься с ним случайно нигде. В медотсеке было тихо, ребят поблизости не наблюдалось и это радовало.

Состоящий из пяти блоков: приемного покоя, диагностического кабинета, операционной, лабораторного кабинета и лазарета, медотсек занимал треть площади уровня, отмеченного как "свободно посещаемая зона". В приемной находилась приятная на вид медсестра лет сорока в белом брючном костюме, с собранными в пучок черными волосами и внимательным взглядом синих глаз.

- А вот и последняя из новичков. Кадет Огнеда Рассветная, полагаю? - улыбнулась она и представилась. - Можете звать меня месса Ризванна.

- Да. Наши уже все прошли? - уточнила я, здороваясь с нею за руку.

- Я же говорю, вы последняя. Проходите в диагностический кабинет.

- Эти процедуры надолго? - после того, как пришлось посещать медиков почти ежедневно, белоснежные стены медицинских учреждений стали нервировать и давить на психику.

- На час, не больше.

- Так долго? - удивилась я. - А что вы собираетесь диагностировать?

- Не волнуйтесь. Всё будет проводиться по протоколу медосмотра.

Войдя в кабинет диагностики, я поежилась, напуганная количеством оборудования.

- Вам сюда, - произнесла другая женщина-медик, появившаяся из-за ширмы. Она надевала медицинские перчатки с таким решительным видов, что я едва не дала деру. Ладони сразу стали более горячими, реагирую на страх. Пришлось заставить себя сделать пару глубоких вдохов-выдохов, задавив панику на ее подступах.

Меня пригласили лечь в какую-то большую капсулу, больше похожую, о ужас, на гроб с крышкой, велели не шевелиться и дышать ровно.

- Долго мне в этой штук лежать? - сипло спросила у той, что была с перчатками на руках.

- Десять-пятнадцать минут. Не больше. Потом проведем отбор ваших биологических показателей для анализов. Кстати, я включу релаксирующую музыку, можете закрыть глаза и слушать.

Крышка закрылась автоматически и в ушах полилась незнакомая, но приятная мелодия. "Релакс, - фыркнула я мысленно, - какое к черту расслабление в гробу... хотя... чем еще в гробу заниматься?"

Пятнадцать минут и правда пробежали быстро, видимо музыка настолько повлияла на меня, что я едва не уснула. Когда выбралась из "гроба", заметила, что в кабинете появился еще один медик мужского пола.

- О, позвольте представиться, доктор Семенов... Антон Семенов, если быть точнее. Вы можете пока присесть вот здесь, - указал на кушетку, стоящую у стеночки, - как я закончу с разбором и описанием ваших данных, месса Ризванна проводит вас в лабораторный кабинет.

Молча села в отведенное для меня место, бросая любопытные взгляды на доктора Семенова, который что-то тихо говорил врачу-диагносту, набирающей текст на нэс-буке под диктовку. Затем оба вдруг замерли, уставившись на листы, которые лежали перед ними на столе. Должно быть, то были мои выходные данные из "гроба". Затем доктор Семенов посмотрел на меня, явно намереваясь что-то спросить.

- Вы употребляли в пищу за последние двадцать четыре часа иноземные продукты?

"Обед у куратора...", - промелькнула мысль, заставив меня отчего-то занервничать.

- Да. А что не так с моим организмом, доктор? - напряженно спросила и поднялась с места.

- Сидите-сидите, ничего страшного, я думаю... Организм прекрасно справится, вреда никакого нет, просто...

- Что?!

- Мне нужно уточнить кое-что, думаю, добавлю вам пару анализов, вот и все. Не стоит волноваться. А можно еще кое-что уточнить у вас, кадет Рассветная?

Присела снова на скамью, стараясь унять странную аритмию в груди.

- Что именно вас интересует? - а мысли возвращаются к обеду, вернее к куратору. Я же спрашивала у него о вреде для моего организма незнакомой пищи, на что он ответил: "Вы боитесь экспериментов?" Что ж, придется ему все-таки ответить на заданный мною вопрос.

- Только поймите меня правильно, я все же врач, не воспринимайте меня в другом качестве.

- Хорошо, - кивнула, чуть улыбнувшись.

- Вам около двадцати одного, правильно?

- Вы сомневаетесь в моем возрасте? - подняла брови выше, выражая недоумение.

- Так. Вы учились в смешанной военной академии с четырнадцати лет. Итого почти семь лет... следите за моей мыслью?

- Доктор, вы издеваетесь? Мы арифметикой будем заниматься? - фыркнула, скрестила руки на груди, не понимая, к чему эти странные вопросы.

- Терпение... Итак, семь лет обучения в смешанной военной академии. Смешанная по половому признаку. Мальчики и девочки. Зачастую в одной группе. Совместные ночевки на практических заданиях вне стен академии...

Я сейчас рычать начну. Он - ненормальный?

- И что?!

- Это я должен спросить, почему? Почему кадет Огнеда Рассветная, вы до сих пор девушка?

Откинулась спиной к стене, чертыхнулась и выпалила:

- А вам-то какое дело?

- Меня интересует этот вопрос чисто с медицинской точки зрения. Или даже психологической. У вас непринятие физических контактов? Или вы страдаете какими-то психическими расстройствами? По вашей медкарте картинка идеальная, вы здоровы настолько, насколько вообще может быть здоров человеческий организм в двадцать лет в наше время. Ну да, есть кое-что странное в связи с тем, что вы съели за последнее время, но это все решаемо... Но вот ваша девственность?! Это просто прошлый век, кадет Рассветная. - Да вы ненормальный! - подскочила, сжимая руки в кулаки.

- Нет, я нормальный. Только вы поймите правильно, вы же служить будете среди мужчин, а чем дольше вы тянете с посещением медицинской процедуры, тем болезненней будет для вас первый раз. Есть риск излишней потери крови. Как вы обошли требование, выдвигаемое Министерством здравоохранения Евразийского альянса, что среди поступивших в военные образовательные учреждения по достижении восемнадцати лет все девушки проходят необходимую медпроцедуру?

И вот под пронзительным, возмущенным взглядом мужчины, пусть и врача, я стремительно начинаю краснеть, ладони жжет неимоверно, скоро огнем начнут плеваться.

- Вы успокойтесь... Вы вся красная..., - заволновался вдруг доктор, до него похоже дошло, что нельзя выводить из себя кадета, владеющего внутренним огнем. - Кадет Рассветная, идите и умойтесь. Санузел в приемной. Буду ждать в лаборатории. Пока закроем этот вопрос...

Рванула к выходу, а когда двери отъехали в стороны, обостренным слухом услышала последние фразы доктора, обращенные к медсестре тихим голосом:

"Сбрось все данные сигурну Эр-Гро..."

"А про обнаруженный недостаток тоже?"

"Нет, пока попридержи. Сам доложу. Лично. Анализы тоже потом переправишь".

Все, это меня добило. За каким хр... в общем, зачем куратору знать о моей девственности?! Ужас! Прямиком, пока месса Ризванна вышла куда-то, я понеслась на выход из медотсека. С меня на сегодня хватит, и пусть нарушение дисциплины вносят в личное дело... пусть! Мне нужно успокоиться. Открыла карту и нашла глазами сектор "Развлечения, рестораны, бутики". Это то, что мне сейчас нужно.

Перемещение в заданный сектор, согласно карте, было возможно только по ветке скоростного транспорта, а чтобы попасть на платформу, необходимо было пройти через сектор для тренировок. Потому из лифта я вышла почти крадущимся шагом. Остановилась в закутке и внимательно присмотрелась к спешащим по своим делам военным в камуфляжных костюмах, в кадетской форме и ... В общем, народу здесь много. Можно и затеряться. Выпростала из потайного отделения на вороте капюшон и натянула на голову, чтобы рыжими волосами не отсвечивать, и спокойным шагом пошла в сторону перехода на платформу. На выходе с этого уровня обнаружился контрольно-пропускной пункт с установкой считывания личного кода. Замерла на мгновение, наблюдая, как проходившие через устройство кадеты прикладывают ладони к неоновой поверхности установки. Подошла в очередь, поглядывая, нет ли где своих из группы. Лица все незнакомые и равнодушные. Отлично.

Приложила руку и роботизированное устройство выдала пластиковую карточку, на которой светилась следующая информация: "Кадет Рассветная. Пропуск разрешен. Удачного отдыха".

Лим будет в бешенстве, что улизнула от него. Мстительно посмеиваясь, остановилась на платформе, среди толчеи, и решила обдумать, что нужно купить на ближайшее время. Не думаю, что куратор предоставит еще выходные в перспективе, чувствую, что даже сегодня я избежала работы только потому, что некоторые решили пофантазировать с инструкцией. Лишь бы не переборщил со своими фантазиями, а то, как он сказал, они у него такие проказницы.

Определенно, что-то со мною странное творится. Все время то слишком остро реагирую агрессией на чужие слова, то смеяться тянет по глупым причинам. Раньше за мною такое не наблюдалось. Тут толпа внесла меня практически под ручки в прибывший скоростной состав, дверцы которого с тихим шипением закрылись. Состав тронулся, слегка тряхнув и прижав к полу, благо успела пришвартоваться возле надежного пирса, то есть вцепиться покрепче в вертикальный поручень у оконца. Посмотрела на табло, до моей остановки ехать пару минут.

И тут завибрировал планшетник - тот, что новый. Пришлось брать его в руки, щекотно же, и едва прочла сообщение, опять невольно хихикнула: "Огнеда, вам следует завершить медкомиссию" и без подписи. Но судя по надписи на вызове, куратор собственной персоной набирал сие сообщение.

Спрятала обратно супергаджет, предварительно его отключив, а нечего мне мешать отдыхать, и, едва состав остановился, вышла опять с толпою на станцию. Судя по направлению, все приезжающие двигались в одну сторону под названием "Убейся, но оторвись по полной". Шутка! Лыбясь, топала по коридору, который вывел в... ваууу... задрала голову, восхищенно взирая на многоэтажное великолепие, уносящееся вверх. Вот как выглядит Рай!

Первый этаж изобиловал небольшими магазинчиками, торгующими предметами первой необходимости, при этом сам холл был небольшой, изогнутой формы и сквозной, переходящий в последующие этажи. А вот уже выше второго этажа торговый комплекс словно расширялся в форме перевернутого конуса, плавные парапеты с перилами поражали невероятным буйством зелени, цветов с разных уголков Вселенной. Несколько прозрачных кабин лифтов пронзали свободное пространство холла, перемещая посетителей довольно быстро то вверх, то вниз. Я прошла в один из лифтов и выбрала этаж бутиков и кафе-ресторанов.

Просто ходить и рассматривать одежду, а потом ее же мерить - нет, это было немного не в моем стиле. Обычно я подходила к консультанту и называла что из одежды и для чего нужно. Опять же, когда это было в последний раз? Так сразу и не вспомнишь. Потому задумчиво уселась на одну из скамеек, щедро рассыпанных по всему этажу напротив бутиков, и стала осматриваться. Слова начальника базы никак не шли из головы. Что же он имел в виду, когда велел одеться в соответствии с новой должностью? Жаль, инструкция так и не пришла... Хотя, может уже выслали. Быстро включила планшетник и едва не ахнула. Пять сообщений и все от... вот нелегкая, от сига Куратора, два: с требованием вернуться на медкомиссию, потом с требованием вернуться к нему в кабинет, потом...э-э-э.., наконец, провести заселение в жилой блок. А вот последнее просто шокировало, если честно.

"Огнеда, ваш допуск к уровням торгового комплекса ограничен пятым этажом. Вас ожидают в секциях...".

Дальше шли номера бутиков, и ни одного кафе или ресторана! Между прочим, все увеселительные места, в том числе бары, танцполы, спа-салоны и прочие приятные места размещались на этажах выше пятого. И мне был ограничен доступ к ним? М-да, судя по всему, сиг Куратор способен отследить мое перемещение по базе в легкую. Ну конечно, засветилась при выходе на платформу. Другой вопрос: какое ему дело до того, как я провожу свой выходной? Передернула плечами и поднялась. Что ж пройдемся по тем секциям, что указаны в сообщении, а после... там посмотрим, я все еще хочу попасть в бар и на танцпол.

Входя в первый магазинчик, ничего приятного почему-то не ожидала. Тем более что две девушки-консультантки окинули меня равнодушным взглядом и отвернулись. Я подошла к ним и кашлянула в кулачок. Одна повернулась, вскинув брови, и протянула странным высоким звуком: "Да-а-а?"

- Девушки, пожалуйста, подберите мне одежду, которая соответствовала бы должности личного помощника сигурна Эр-Гро, - спокойно, не реагируя на высокомерие, произнесла в ответ, и едва не засмеялась. Лица девиц вытянулись, они окинули меня недоуменным взглядом, и переглянулись.

- П-простите, - запнулась первая, - вы это серьезно?

- Нет, я пошутила, - фыркнула в ответ и отошла от них.

Сама себе одежду выберу. Бесят! Сердито скинула с головы капюшон и пошла вдоль стеллажей с одеждой, затем, услышав позади почти визг "Это она!", пошла быстрее. Позади раздался стройный цокот каблучков и взволнованное: "Форма кадетская, зеленые глаза и рыжая!" - удостоилась оценки от первой, а вторая затараторила быстро: "Девушка... кадет... постойте! Мы все вам сейчас подберем".

Обернулась и отпрянула, столько фанатизма в глазах и ручки уже тянутся ко мне. Чур меня! А дальше не было релакса, не было удовольствия, ибо были пытки. Эти две су... на обе головы стукнутые, пытались меня нарядить так, будто я должна была состоять на службе не у куратора военных кадетов, а у мадам, заведующей салонами интимных услуг на верхних этажах.

- Послушайте, вы уверены, что это микро... дважды микро платье будет одобрено моим шефом? - с сомнением в голосе и скепсисом на лице я рассматривала свое отражение в зеркальной поверхности примерочной.

Что вообще подумает Эр-Гро, явись я к нему в том, что можно спутать с нижней сорочкой, приоткрывающей мои ноги и чуток поп... в общем выставляет напоказ больше, чем следует. А верх? Там вообще все вываливается! Не то чтобы у меня там было слишком много, но даже мой размерчик явно следовало бы прикрыть.

- Да вы понимаете, кадет, как вам повезло?! Это же сам сигурн Эр-Гро!

- И что?

- Как что? Да почти все дамы с базы вздыхают по нему. Мужчина-загадка с умопомрачительным голосом, высокий, статный, и....

- Что "и"?

- И самое главное, милочка, он же свободен! Ну не то чтобы это точно известно,.. но все же, на всей базе у него нет подружки, понимаете?

- А может он... того... не по женской части? - неудачно пошутила, не скрою. Что-то не вяжется образ куратора с теми, кто не традиционной ориентации. М-да.

- Глупая, конечно, он нормальный! Да от него за версту брутальностью тянет, как впрочем, и все что внизу живота у женщин находится.

Девушки-консультантки захихикали, томно обмахиваясь ладошками, затем успокоились и посмотрели на меня, как на дуру.

- В общем так, девушка, вы и так полчаса все платья бракуете! С таким подходом дольше недели в помощницах не продержитесь!

Надо отметить, что обе были настолько похожи в своей униформе, одинакового роста, цвета волос, и даже фигуры один в один, что я без конца путалась в их именах, потому и плюнула на идею обращаться к ним " Мими" и "Лили".

- Так вы бы и предложили приличную одежду, а не этот разврат! И вообще, у меня по списку еще три бутика, - проворчала, стягивая очередной шедевр под названием "Да вы в нем просто ми-ми-ми-секси".

- Все... спасибо, - натянула свою форму и удивленно уставилась на их несчастные лица. - Ну, ладно, возьму вот это последнее ... и только!

И зачем пошла на поводу, куда я его надевать стану? Прикладывая руку к чит-коду на кассе, услышала сдвоенный вздох и заглянула в галлоэкран. Вау! Откуда у меня столько денег?

- А можно мне распечатку баланса? - попросила у девушек, те развели руками - "мы же не банкомат".

Распрощавшись, взяла в руки фирменный пакетик с покупкой, и пошла к следующему бутику. Постояла возле стеклянной перегородки, вглядываясь в ярко освещенные вешалки с одеждой, повздыхала... Опять только платья, но уже длинные. Конечно красивые, изящные, с великолепным кружевом, что стоит просто баснословных средств. И кстати, возвращаясь к денежному вопросу, найти бы банкомат. Посмотрела на карту базы в планшетнике, порадовавшись отсутствию сообщений, и, обнаружив искомое, двинулась в ту же сторону, где располагались остальные два бутика.

Заходить в рекомендованные не стала. Особенно после того, как распечатала баланс. Нашла уединенное местечко, села в тенечке под раскидистым карликовым деревцем, постукивая планшетником по колену. Вот не пойму, что такое в этой должности, если сумма аванса могла покрыть три месяца поддержания жизненных сил моей маме. Это просто огромные деньги! Это пугает. Но с другой стороны, если месячный заработок будет равен хотя бы двойной сумме аванса, то ... вот именно, я согласна выполнять обязанности, не отступая от всех пунктов долгожданной инструкции.

Закрыла глаза, чуть откинувшись на спинку скамьи, и с легкой тоской вспомнила образ мамы. Такой светлый, родной, теплый, который при отсутствии препаратов, оплачиваемых с кредитного счета, превратится в изъеденное язвами, кровяными подтеками и слезающей кожей умирающее любимое существо. Слеза невольно покатилась по щеке, заставив меня вздрогнуть. Я так давно не плакала, не позволяла себе этого. И сейчас не время! Спрятала планшетник, поднялась и решительно пошла в другую сторону. Прочь от этих глупых магазинчиков. Туда, где я смогу подобрать для себя удобную, прочную и более долговечную одежду, чем эти стразики, рюшечки и кружева. В какой-то момент в голове мелькнула больная мысль, а вдруг куратор не зря меня сюда отправил? Может такое быть, что я должна одеваться именно в подобные платья, блузки и юбки?

Потрясла головой, нет - это бред. Зачем ему это? Кто он и кто я? Чушь - успокоила себя, а в душе закрался червячок сомнения. Ладно, буду просто настороже, внимательнее рядом с ним. И надо же было в тот момент, когда я так сильно умудрилась себя накрутить, что перестала обращать внимания на окружающих, столкнуться с девчонками из моей группы.

- О, Огнеда, и ты здесь?! - воскликнула Линда.

- А тебя Лим обыскался, - радостно ошарашила Сашка.

- И где он сейчас? - осторожно уточнила я, начиная нервно озираться. Сходила по магазинам, называется.

- Да где-то тут крутился,.. - Сашка вдруг уцепилась за мой локоть и потянула за собой. - Пошли с нами, вон в том бутике отличные духи продаются.

- Да не нужны мне духи, - застонала я, заметив ехидное выражение на лице девушки.

- Как это не надо? Мужчинам нравятся приятные запахи от своих женщин... пошли-пошли.

Попытка вырваться вдруг превратилась почти в схватку, так как одногруппницы повели себя довольно жестко.

- Девочки, отпустите, чего вы пристали? - возмущенно пыхтела, пытаясь отцепить от себя обеих.

- Нельзя так, Огнеда, с парнями... Лим, он же классный! Ты в курсе кому дорогу перебежала?! А Марисса готова порвать тебя, так что если тебя тут заметит, Лим потом нам спасибо не скажет, что не уберегли.

- Довольно! - рыкнула и ударила Сашку локтем в живот, затем рывок телом и, выйдя с линии нападения, подставила подножку, повалив девчонок друг на друга, чтобы тут же рвануть в сторону лифта.

Слева от лифта дальше по рукаву этажа заметила движение, повернулась и едва не вскрикнула от испуга. Стремительно сокращая расстояние в мою сторону, бежал Лим. Посмотрела на двери лифта с мольбой "быстрее-быстрее". Затем снова на Лима, а то он уже вот-вот добежит. Легкое шипение от дверей, я успеваю влететь в прозрачную кабину, нажать верхний этаж наугад, и отскочить к задней стенке из стекла. Двери захлопнулись прямо перед носом Лима, который последние метры практически проехался на пятках. Подскочила к двери, следя за его уменьшающимся силуэтом, и поняла, что он зашел в соседнюю кабинку лифта, и устроил погоню. Только как он отследит этаж, на котором я выйду. Вот именно, у меня есть фора во времени.

Перевела взгляд на руки, те дрожали, а на сгибе локтя висело то самое единственное платье, которое мне посчастливилось-таки купить. "У-у-у, врагини, - мысленно простонала я, проводя ладонью по лицу, - сорвали мне весь шопинг. Никакого тебе отдыха не будет, Огнеда. Хотя почему не будет?"

А как же танцпол с его приватной темнотой? Да и платье есть подходящее! Осталось с внешним видом сделать такое, чтоб не узнал никто и отдых спасен! Заглянула в пакет и удивленно присвистнула! Мне даже туфельки в цвет положили в пакет, ой, и нижнее белье? С ума сойти, вот это сервис.

Лифт остановился на пятом этаже. Вышла, осмотрелась, и подскочила от восторга. Бинго! Удача на моей стороне. Это же этаж креативных, супермодных дизайнерских салонов красоты. Рванула подальше от лифта, пробежалась вдоль ярких, красивых и зазывающих клиентов витрин, притормозив возле одной. Вся витрина была черная, мерцающая, и в звездах. Подняла взгляд на вывеску "Красота внутри нас. Мы поможем воплотить мечты в реальность. Салон Элен"

Очень завораживает. Я шагнула в двери, которые за моей спиной плавно закрылись, отрезая меня от иной реальности. В холле царил полумрак, но не давящий, напротив, приятный и успокаивающий. Маленькие светлячки, встроенные в потолок, пол, стены словно перемигивались, устраивали танцы и заигрывали.

- Добро пожаловать в салон Элен, - раздалось чуть левее.

Повернулась и удивленно воззрилась на хозяйку салона. То, что я не ошиблась со статусом обратившейся ко мне женщины, говорил бейдж на ее пышной груди. Полнотелая, но очень красивая дама, со смуглой кожей, черными прямыми волосами в стильной прическе, в темно-синем свободном длинном платье, выглядела удивительно гармонично. Элен пригласила меня жестом следовать за нею в соседнюю комнату, отличающуюся от первой цветовой гаммой удачным сочетанием персикового и розового, с более насыщенной подсветкой. Усадила в мягкое бархатное сиреневое кресло, сама присела напротив в такое же.

Ее взгляд плавно скользил по мне, не создавая неприятных ощущений, а голос низкий, грудной задавал наводящие вопросы о том, что как я желаю выглядеть, для какой цели и под какой наряд. Я вкратце обрисовала планы на отдых, особо сделав акцент на необходимость остаться неузнаваемой.

- Вы намерены сохранить сегодняшний образ? - улыбнулась Элен, наклонив голову чуть набок.

- Нет. Только не надо менять все настолько кардинальным образом, что не восстановить потом, - вдруг испугалась я, понимая, что подобные эксперименты могут не то, чтобы жизнь мне сломать, но осложнить - однозначно.

Опять это слово "эксперименты", будь неладен этот Эр-Гро! Еще чего доброго подумает, что его заслуга.

- Хорошо, значит, краска будет смываемая. Примите душ, и снова станете рыже-золотистой. А вот с личиком поработать будет очень интересно. Оно у вас с такой живой мимикой. Чудненько.

Поднялась следом за хозяйкой и отправилась на преображение.



Глава 4.




Выходя из салона мадам Элен, надела на глаза затемненные очки, запахнула подол полупрозрачного плащика, прикрывающего ножки, тряхнула гривой темно-каштановых волос, и довольная пошла в сторону лифта. Удивительно, как пара идей со стороны могли решить все мои проблемы с одеждой: первое, что делать с моей униформой, и второе, чем временно прикрыть мое платье.

Униформу отправили в мой жилой блок посредством прачечной, а сверху я накинула новый плащик с пояском, удачно сочетающийся с туфельками на каблучке.

Мадам забраковала те туфли, что мне положили в пакетик, как и само платье. Потому наряд выбирали мы с ней по электронным каталогам, что оказалось вполне удачной идеей. Элен же и помогла с подбором остального моего гардероба для работы.

В ожидании лифта решила ознакомиться с картой торгового центра на планшетнике, чтобы при нажатии кнопки в лифте не ошибиться, и удивленно прочла еще одно сообщение от куратора:

"Огнеда, на ваш нэс-бук сброшена Инструкция по вашим обязанностям. Ровно в восемь утра жду в своем кабинете. Не опаздывать. И кстати, салон мадам Элен - удачный выбор"

Войдя внутрь прозрачной скоростной кабинки лифта, с силой вжала кнопку нужного мне этажа, крепко сцепив при этом зубы от вибрирующего в груди недовольства. Он следит за мною? Зачем? И ведь прекрасно понимаю, что не смогу отказаться от этой должности, не теперь, когда Лим сошел с ума, девочки меня ненавидят еще больше после драки, и после того, как отправила уже деньги на транзитный счет для мамы. С утра надо будет уточнить, за какой период работы был переведен тот аванс, от которого уже почти не осталось средств. Возможно, так он и отследил мои передвижения, по оплатам по безналичному расчету. Неужели куратор имеет доступ к моей чит-карте, встроенной в ладонь правой руки. Может ли быть такое, что пока я была в обмороке, куратор взломал мою систему защиты?

Опять вопрос - зачем ему это нужно?! Я должна разобраться, следовательно, ночью изучаем Инструкцию. Тогда пить алкоголь не стоит, голова с утра будет как чугунная. Скривила кислую мину, отвечая на свои мысли. В этот момент лифт открыл двери, пришлось выходить, чтобы тут же примерзнуть к полу. Снаружи ждал неприятный сюрприз - фейс-контроль, в лице двух брутальных мужиков в черных обтягивающих футболках и прямого кроя черных брюках и почему-то лысых. Не добавляли им шарма и страшные татуировки на лицах, как и черные очки на глазах. Присмотрелась и поняла, что это не очки, а сканеры, какие спецслужбы используют. Почему неприятный сюрприз? Так в чит-коде на руке, коли куратор запретил появляться на верхних этажах сферы развлечений, стоит код "на вылет автоматом". У-у-у!!!

Свернула в сторону туалетов, не дойдя до этих амбалов и юркнула в дверь со знаком треугольника, смотрящего уголком вверх. А там Сашка и Линда возле зеркала губы красят. Замерла на мгновение, невольно привлекая внимание к себе. Но равнодушные взгляды придали бодрости походке и прямоту спинке. Итак, сижу в кабинке отдельной и мозгую... а стоит оно того?! Если Сашка и Линда здесь обретаются, то и Лим со своего командой поддержки неподалеку. Наверное, нет...

Очки сняла, привычно потянулась к глазам, желая потереть их, едва не испортив свой макияж, да вовремя замерла, прислушиваясь к разговору у зеркала.

- Саш, а чего Лим так с ума сошел, не вижу я в ней ничего такого? - голос Линды казался действительно удивленным.

- Так ты ничего не знаешь?

- А что?!

"Да-да, расскажи и мне", - радостно развесила ушки подслушивающая виновница чужого недоумения.

- Еще два года назад он с Джеем поспорил на нее, что затащит в постель в два счета, а вон как вышло... точнее ничего у него не вышло. Девочка оказалась с норовом и та-а-аким огнем, что мы рядом даже не стояли.

- Да ты что? Хочешь сказать, что ее резерв мощнее, чем у Мариссы?

- Не то слово.

"Поспорил? На меня?" - губы задрожали, еле сдержала слезы.

- Так он после лазарета просто зациклился, Джей и так, и этак уговаривал, брось ты эту затею. Даже отказался от пари, а Лим послал старшего подальше, и сказал, что дело не в пари уже...

- А в чем?

- Не знаю. Я тот разговор случайно подслушала и то не весь. Мы же с Лимом из одной группы были, это вас к нам уже потом зачислили всех, на последнем курсе. Ты хоть знаешь, что наша группы вообще экспериментальная?

- Как это?

- А так. Куратор-то наш из тех, кого зовут "тёмными"...

- Ну, допустим это я знаю. А кто они такие?

- Говорят, что эти "темные" ...

Девочки умолкли, а я даже плакать расхотела, так важно стало услышать, кто такой куратор. Однако хлопнувшая дверь вслед за внезапной тишиной заставила меня почти застонать от досады. Выглянула в щелочку и поняла, что девушки ушли. Зараза!

Ладно, даже того, что услышала, для меня на сегодня с лихвой достаточно. Пари, значит, да?! Устрою я тебе пари! И ты, Джей, тоже заплатишь! Кста-а-ати, помнится Джей черноволосых все больше любит, рыжие-то не в его вкусе. Злобненько подхихикивая, подошла к зеркалу и, осмотрев свою красотулю, оторвала брошку от платья. Что ж... чит-код можно немного подправить или... немного поломать. Замерла на мгновение, подумав, смогу ли потом его исправить? Но непривычный шум в ушах и обида застила глаза, а в венах кипящая лавой кровь заставила поднять руку повыше и воткнуть иглу аккурат в то место на ладони, где он и располагался. Вдавив посильнее, стараясь не прокусить насквозь зажатую зубами нижнюю губу и не взвыть от боли, почувствовала легкий разряд тока, пронесшийся по руке вверх. Затем приколола брошь на место, то есть в центр декольте. Смыла кровь с ладони, побрызгала дезинфектором на подрагивающие руки, который имелся в каждом туалете на военной базе, и приложила к ране бумажные салфетки.

Дождавшись остановки крови, вышла в коридор и уверенной походкой от бедра продефилировала в сторону пропускного контроля на танцпол. Ну, парни, сегодня у меня выходной, держитесь! Охранники увидели перед собой стройную шатенку невысокого роста на каблуках, чуть выше среднего, и в облегающем коротком платье из сверкающей струящейся ткани, вышитой бриллиантовыми пайетками. Коричневые линзы меняли цвет глаз, а глубокий, насыщенный макияж делал их основным акцентом на лице. В левой руке - легкий плащик, в правой - очки.

Подхожу и протягиваю руку над роботом, считывающим допуски, переложив плащ на сгиб другой руки, при этом бросаю лукавый взгляд на одного из охранников.

- Как вам должно быть жарко,.. в черном? - томно произношу фразу, глупее не придумаешь, и удивленно реагирую на желтый сигнал считывающего устройства - "Неисправность"

Тот, к кому обращалась, хмуро пожал плечами, и ответил:

- Нормально. Не жарко. Проходите.

- Правда-правда? - не поверила я, но через черту допуска прошла.

- Э-э-э... девушка, вы это... в сервис обратитесь. У вас чит-код ...того...

- Чего того?

- Сломался.

- Конечно-конечно.

"Еще бы он не сломался...", - пронеслась я вдоль темного коридора, внимания звукам музыки, которые с каждым моим шагом становились все громче и громче. Едва я вышла на открытую площадку, погруженную в ту самую атмосферу разнузданности и порока, куда мне был воспрещен вход, целенаправленно двинулась в сторону ярко освещенной стойки бара. Заняла свободное место на высоком стульчике, изящно сложила ногу на ногу, бросив на стойку плащ и очки, оперлась одним локтем о столешницу, и окинула внимательным взглядом публику. У стойки все парни уже были с парами, причем большинство одеты в военную униформу разных подразделений. Но самое примечательное зрелище представлял собой сам танцпол, вернее будет сказать: те, кто на нем дергался, махал всеми конечностями, изображая танцы. Прищурилась, пытаясь понять ритм движений, но, увы, видимо, я просто давно не была в подобных заведениях, если не смогла уловить не то, что ритм, но и не впечатлилась самой музыкой с ее ударными и резкими звуками. Нет, под такое сопровождение танцевать не смогу.

В какой-то момент на площадке, которая до этого пугала своей дикостью, произошла некая метаморфоза, и пол сменил цвета, пронеслись по нему радужные блики, отражаясь от стен, и в нескольких местах поднялись подиумы. В центре каждого выплыло по шесту, высотой аж до потолка. А это на глазок метров шесть-семь будет. Ого, а это уже интересно. Я, конечно, лично не занималась такими танцами, но видеть - видела. На Земле этот древний вид танцевального спорта возродили не так давно, всего-то лет двадцать, и то, на нем успели помешаться большинство. Этакое сочетание элементов хореографии, спортивной гимнастики и чистой акробатики, выполняемое на шестах или иначе пилонах. Кстати, мужская часть заметно оживилась у барной стойки. Улыбнулась, переводя взгляд обратно в зал, как рядом раздался низкий мужской голос:

- Позвольте вас угостить, прекрасная незнакомка?

Чуть обернулась, не меняя положения тела спиной к стойке, и окинула взглядом образчик самоуверенного в себе... хм, и чьи же у нас шевроны? А, ну, конечно, звездный десант.

- Валяй, - улыбнулась.

Тот подозвал к себе бармена, и вопросительно взглянул в мои томные (ну, я думаю, что у меня должен был получиться именно такой взгляд в полумраке).

- Безалкогольный мохито, - произнесла, разворачиваясь к явно удивленному парню, и кокетливо стрельнув в него глазками, представилась. - Серена.

А десантник-то высокий, широкоплечий, с короткой стрижкой на темных волосах, с тяжелым подбородком и орлиным носом. Хорош, нечего сказать, да глаза такие синие, как небо в родном краю. Меж тем парень прищурился, хмыкнул и усмехнулся:

- Неожиданно. Серена, значит, а меня зовут...

В этот момент случилось сразу несколько явлений, что помешало мне расслышать его имя. За спиной бравого десантника вдруг заметила Лима, Джея и Курта, которые явно кого-то высматривали вокруг. Грянула очередная композиция, на танцполе вспыхнули разноцветные неоновые подсветки, а на подиумы повыскакивали в черных боди Саша, Линда и Марисса. Тут видимость мне заслонили и, перекрикивая музыку, мой новый знакомый склонился почти к самому моему уху:

- Говорю, слишком громко тут... не желаешь отойти вон к тем столикам?

Посмотрела в ту сторону, куда он указывал рукой, и тут же отрицательно замотала головой. Вот еще, стану я с ним уединяться в почти изолированном уголке.

- Спасибо за мохито, - схватила со стойки высокий запотевший ото льда стакан с забавной трубочкой в виде спирали и подняла в знаке признания.

- Я ненадолго отойду.

'Да иди, куда пожелаешь', - хотела было ответить, а рядом уже освободилось местечко. Не успела облегченно выдохнуть и присосаться к трубочке, как во все глаза уставилась на Джея, занявшего место рядом со мною. Я быстро повернулась к нему спиной, отпивая мятно-лимонный освежающий нектар, и едва не подавилась, расслышав позади рычащий тембр Лима.

- Ее нет нигде!

- Успокойся. - Всегда рассудительный Джей казался излишне раздраженным. - Может она в своем новом блоке уже, и спит, а не шляется по танцам и барам? В конце концов, не станет же наша умненькая девочка перед первым рабочим днем срывать весь режим.

'Неужели? Вот удивил... умненькая, значит?! Ну да, пари устраивают такие идиоты, как вы с Лимом. Умненькая!'

Чувствуя, что опять начинаю закипать, выпила залпом мохито и резко поставила стакан на барную столешницу.

- Иди уже... найди себе на вечер кого-нибудь. И смирись, Лим. Куратор обломал все твои планы на сегодня. Тебе осталось погулять до гауптвахты чуть меньше двух часов.

Лим скинул с плеча руку друга и что-то резко ответил, затем мазнув по мне взглядом, сидевшей к ним уже вполоборота, отвернулся и хмуро уставился на девочек, которые выписывали такие трюки на пилоне, что я тоже не удержалась и засмотрелась на них. И только чей-то настырный взгляд мешал мне полностью сосредоточиться на танцах одногруппниц. Скосила взгляд в сторону. Точно Джей - этот наглый любитель пари оперся о стойку одним локтем, повернувшись ко мне всем корпусом, и разглядывал мое лицо. И самое неприятное - он улыбался, почти так, как должно быть улыбается земной кот сметане - с предвкушением.

- Что уставился? - понизив голос на тон, недовольно фыркнула в его сторону.

- Девушка, а мы с вами случайно нигде не встречались? Что-то ваш профиль мне кажется знакомым.

- Я случайно ни с кем не встречаюсь, - передернула плечом, и поджала губы.

Только не выдать себя ничем!

- А если не случайно? Вы сегодня одна и такая аппети... то есть обворожительная. Джей, - улыбнулся мне шире, думая, что клюну.

- Сочувствую.

- Почему? - вскинул брови.

Чуть наклонилась, поманила его пальчиком и прокричала ему в ухо:

- Так мою собаку звали... пришлось пристрелить кабелюку. Взбесился.

Резко отпрянул, сложил руки на груди и вдруг рассмеялся.

- У вас напиток закончился, заказать еще? - проявил он галантность.

- Нет.

Отвернулась, следя за Мариссой. Да, девочка-огонь, верно, да еще какой! Мне с ней не тягаться, однозначно. Пока физподготовку не подтяну - держусь подальше.

- Почему нет? - не отставал Джей, и вдруг нахально провел рукой вдоль моей спины, спустившись ниже и... эй, кто ему позволил так хватать за мягкое место? Не успела отпихнуться, как оказалась выдернута со стульчика и тесно прижата к крепкому торсу старшего группы.

- Эй, кадет, ты бы оставил Серену в покое! - грозный окрик показался мне райской песней.

Меня осторожно посадили на место и даже платье одернули, затем хмуро взглянули на десантника, увы, имя не расслышала.

- Не расслышал. Это вы мне сейчас что-то там вякнули?! - Кажется не у одной меня со слухом плохо. Затем последовал внимательный осмотр всех нашивок и знаков отличия потенциального соперника, завершившийся: - К-кадет?

Лим встал рядом с Джеем, бросая из-под бровей свирепый взгляд в моего защитника. Затем он посмотрел на меня и словно замер, как и его дыхание. Как? Не мог он меня узнать! Главное не позволить сейчас моим ногам дать деру, а то у Лима инстинкт охотника сработает.

- Пошли - выйдем, - поиграл мышцами кадет-десантник. Затем мне бравурно. - Детка, я сейчас вернусь. Сиди и жди.

- Лим, присмотри. И, кстати, Лим - эта девочка для меня сегодня, понял? - Джей вогнал меня прямо-таки в бешеную краску, но не от смущения, а от внезапного приступа ярости.

Лим несколько напряженно кивнул, даже не глядя в сторону уже удаляющихся парней, затем подошел ко мне вплотную и наклонился совсем близко, поведя носом воздух у моей шейки.

- М-м-м, Огни, детка... что же ты запах-то не стала менять? Просчиталась с маскировкой.

Я отпрянула, во все глаза удивленно смотря на довольного Лима, и выставила перед собой руку, отгораживаясь.

- Вы обознались!

- Нет.

- Обознались! - прорычала для верности.

- Не убедительно.

Сверкнула сердитым взглядом.

- Слушай, парень, я тебя не знаю и знать не хочу.

- А вот последнее невыполнимо. Захочешь. Еще как захочешь! Пошли!

Вцепился в мой локоть и потянул на себя. В этот момент музыка смолкла, и до нас донесся взбешенный мужской крик: 'Мужики!! Там наших бьют!!!'

Народ всколыхнулся, подался в сторону выясняющих отношения. У-у-у, пора ноги уносить! Соскочила со стульчика и со всего размаху пнула вцепившегося в меня парня по ноге, тот выпалил что-то ругательское, прыгая на месте и все время норовя ухватиться за меня. Я отскочила в сторону, Лим за мною, а мне так удачно подвернулась под руку какая-то девица. Удачно для меня, не для Лима... У выхода шла драка, причем в полутьме вообще не было понятно, кто с кем сошелся в рукопашной. Женский контингент не остался в стороне, что уже было просто катастрофой. Да что они тут все пили?! Явно не мохито...

Перебежками вернулась в зал с танцполом, юркнула за стойку бара и присела, прижавшись спиной к перегородке. Рядом обнаружился бармен с бутылкой какого-то спиртного.

- Будешь? - добрый, однако.

- Неа... а есть тут черный выход?

Почесал затылок, хлебнул глоток и кивнул.

- Есть. Но я тебе не скажу-у-у...

Бармен оказался уже пьяным, оттого должно быть вдруг рассмеялся и выпалил:

- А ведь такой драки почти год не было... ик. Здорово их торкнуло.

- Почему?

- А теперь все, баста, накроют нас... а все этот Ник, добавь, да добавь...

Посмотрела на него внимательнее, похоже не столько пьян, сколько... под кайфом? С ума сойти, и такое происходит на военной базе! Какой-то видимо вид наркотика, не иначе.

- Слушай, а сейчас будет облава... всем гауп... упт... апта... вах...

И бармен заснул, свалившись в обнимку с бутылкой. Черт! Облава?! Прикусила согнутый указательный палец, мысленно помянув дурную мысль об отдыхе и развлечении. Вот и развлечение, пожалуйста, а отдых на всю оставшуюся ночь будет обеспечен ... под арестом. Пиликнул сигналом сообщения планшетник. Ох! Я же его в лифчик засунула, пришлось доставать.

И короткое сообщение -"Огнеда, вы где?!' - заставило радостно настрочить: "Я вообще мимо проходила, а тут все с ума сошли и ...в общем, на танцполе я. Под барной стойкой".

А в ответ пришло "Неожиданно. Оставайтесь на месте". И все? Ну, коли сказано ждать, что ж... а вот звуки драки уже явно переросли в другие, там, у выхода уже вовсю работал патруль. Посмотрела на храпящего в обнимку с бутылкой бармена, как вдруг услышала совсем рядом:

- И которого из них нам следует забрать с собой?

Вскинула испуганно голову и уставилась на... у меня галлюцинации прогрессируют?! Ибо те, кто стояли передо мною, не могли быть Эр-Гро, но, тем не менее, эти двое были почти точной его копией. Почему почти? Не знаю, так вроде и рост тот же, и плечи так же широки, и даже цвет формы похож, но... где-то на внутреннем ощущении - не он.

- Берем обоих? - спросил другой.

- Время. Ты берешь парня, а я... хм, надо же. Как интересно.

- Что?

- А ты приглядись к этой крошке.

Оба лица-маски уставились на меня, поднявшуюся на ноги во весь рост, уперевшую руки в бока и поджавшую губы. Не люблю, когда в моем присутствии говорят обо мне же и так, словно меня нет рядом.

- Забавно.

Один из них пожал плечами и подошел к бармену, как ту же легко вскинул того себе на плечо, за раз-два, а второй показал мне рукой следовать за ним. Подхватив свои оставленные на столешнице вещи, побрела следом обреченно, словно на казнь, понимая, что работодатель может не правильно понять всю ситуацию в целом. И зная свой упертый характер, приняла решение не сознаваться и молчать. И как-то не учла эффект неожиданности в виде моего нового облика. А зря.

Провели через потайной ход в стене, расположенный позади танцпола, вывели меня в сторону грузового лифта, и через некоторое время, весьма короткое, что бы успеть собраться с мыслями, ввели в кабинет куратора. И вот я стою возле знакомой стены-аквариума, уставившись в пол, и прислушиваюсь к разговору, который ведется на межпланетном, должно быть из вежливости по отношению ко мне.

- Это еще кто? - спросил возмущенно Эр-Гро, когда перед ним сгрузили на коврик бармена. Последний всхрапнул, почмокал губами и вдруг как выдаст:

- Котичка, ты такая эротишная, - и перевернулся на другой бочок, все так же крепко удерживая в руках бутылку.

- Та-а-ак!

И вот от закипающей яростью интонации куратора я вдруг сжалась испуганно, и начала тихонько пятиться к двери.

- Было велено вытащить ваше недоразумение из-под барной стойки танцпола, там обнаружилось два объекта, доставлены все. Какие к нам претензии, мой хэйдар?

- Да никаких к вам лично. Этого,.. - явно пытаясь справиться с гневом (а чего он так злится-то?), уже спокойнее произнес Эр-Гро, - этого в лабораторию и на допрос. Бутылку тоже отправить в лабораторию. Выяснить, кто поставлял наркотик, закрыть на профилактику все этажи развлечений.

- И интим-салоны? - вдруг подал возмущенный голос второй "темный".

- Выполнять!

Не успела моргнуть, как в кабинете остались только я и (мама, уже страшно) злой куратор. Подошел ко мне, обошел кругом, разглядывая, затем остановился напротив и сверкнул взглядом, заставив вздрогнуть от неожиданности. А ведь я уже почти поверила, что мне привиделось его лицо.

- Огнеда, как понимать ваше поведение и... ваш внешний вид?

А я боюсь рта открыть - работу жалко потерять. Нет, конечно, понимаю, что я ее могу вообще в любой момент лишиться. Так что лучше не нарываться. Потому молчу, глаза в пол, и вообще неуютно как-то, особенно от того пронзительного взгляда куратора, что гуляет по моим обнаженным плечам, открытому декольте, демонстрирующему верхнюю часть груди с ложбинкой, и открытые ноги. Тоскливо перевожу взгляд в сторону и вздыхаю.

- Отлично. Будем играть в молчанку. Так вот, должен вам заявить, кадет Рассветная, что такое поведение не приемлемо. Вижу, вы еще не приступили к изучению инструкции, и только поэтому не буду засчитывать нарушение ее пунктов. Но... я же четко приказал не появляться в секторе развлечений, что было не понятно в моем распоряжении? И это ваше... преображение, с чем оно связано? Ваши глаза стали... другими...

Рычание постепенно угасало, переходя к каким-то необычным бархатным переливам. Я с интересом наблюдателя прислушивалась, пытаясь понять, это у него такой диапазон голосовой богатый? Подняла взгляд, желая опровергнуть или подтвердить свою теорию, что куратору понравился мой эксперимент с внешностью, и ойкнула от испуга. Маска с лица сошла совершенно, теперь на меня смотрел не человек, а некий демон во плоти. Глаза горят, лицо напряженно, отчего, кажется, его черты заострились, а отливающие синевой волосы длиной до плеч словно шевелятся.

В тот момент, когда мужская рука поднялась, ухватив локон моих волос, чтобы начать растирать его в пальцах, я выпалила на одном дыхании:

- А это был эксперимент, сиг Куратор, эксперимент удался. Так что да, экспериментировать бывает интересно!

Рука опустилась, и куратор приблизился к моему лицу, почти соприкоснувшись носами. Я зажмурилась.

- Экспер-р-римент?! Должно быть и правда удался, особенно судя по результату - из-за вас соперники устроили драку!

Открыла глаза и обиженно проворчала:

- Да я вообще тут ни при чем.

- Да неужели?!

Подумала и кивнула.

- Абсолютно.

- Мне вам схронзаписи показать? - вкрадчиво произнес Эр-Гро, и снова схватился за локон волос. - Это смывается, надеюсь?

- Нет.

- Нет?! Обрею! - зарычал мужчина, ухватив сильнее за волосы.

- Что?! Не имеете право.

- Вам запрещено менять цвет волос по инструкции!

- А я ее еще не читала!

- Вот когда прочтете, тогда вас ожидает новая прическа, вернее, ее отсутствие.

- Да смывается, это временная краска, - до меня дошло, что он не правильно меня понял. - Я сказала нет о схронзаписях. Н-не надо мне их показывать...

Куратор выпрямился, отпустил мои волосы и резко развернулся на пятках. Прошел к столу, сел на кресло, сложив руки перед собою в замок, и снова напустил на лицо мрачную маску.

- Огнеда, идите уже к себе, - голос тоже показался мрачным и каким-то усталым.

- Правда, уже можно? - это на всякий случай, чтобы возвращаться на полпути не пришлось.

- Нет, нельзя, но вы... идите...

Хм, странный он. Я повернулась и двинулась в сторону двери, как позади раздалось снова грозное:

- Стоять!

Стою, спиной ощущая его тяжелый взгляд. Ох, а чего так ягодицы зажгло? Уж не от того ли, что сзади платье очень сильно облегает и спину, и все, что пониже.

- Идите же!

- Так вы сказали...

- Я знаю, что сказал. Жду вас утром в восемь, не опаздывать.

Рванула к выходу, а там меня ждал капитан Фомин, который доложил, что ему велено сопроводить кадета в жилой блок. Кивнула, делать нечего, только вот спать, наверное, еще не скоро лягу. Вспомнилось, что не ужинала. И снова стало грустно. Весь отдых поломали мне. Интересно, Лим уже наверное заступил на гауптвахту и злющий, как черт, а Джей и тот, который безымянный, не сильно покалечили друг друга. Вот когда совесть стала просыпаться, с чего бы вдруг?



Глава 5.




Первая мысль, когда я оказалась в том жилом блоке, который по словам капитана был отведен для меня, - "ошибся, с кем не бывает", потом, когда меня оставили одну, а дверь с легким шипением закрылась, и раздался автоматический голос: "Добро пожаловать, Огнеда" - был шок. Бросив плащик и очки на диван, я стала ошарашено осматриваться. Это все мне?

Многоугольная комната в светлых тонах, почти молочного оттенка, вмещала в себя белоснежный небольшой диван с ярко-красными подушечками, и маленький приставной столик из оргпластика, а в углу рядом с чит-окном, в данный момент зашторенным тюлевой занавеской, над полом парило кресло в форме яйца, молочно-белое снаружи и красное изнутри. В гостиной ощущался приятный лесной аромат, словно кондиционер работал с легкой отдушкой хвои. Напротив дивана расположился парящий в воздухе небольшой аквариум, что вызвало у меня странный смех, больше похожий на истерический. Схватившись за горло, стараясь не паниковать, подошла к матовой двери у дальней стены гостиной, и та мгновенно открыла передо мною спальню. Мама дорогая! Широкая кровать без ножек, при помощи той же невесомой технологии, словно парила над белоснежным полом, удивляя не только своими размерами (и это все для меня одной?), но и дорогим постельным бельем. Осмотр спальни оказал на меня странное впечатление, потому что я отчетливо начала понимать, что теперь не захочу потерять вместе с работой не только потраченный аванс, но и комфортное, стильное и такое, по человеческим меркам, уютное место обитание. Я не привыкла жить в роскоши - это правда, но ... вот именно "но", кто не мечтает пожить в таких условиях, не ютясь с кем-нибудь в маленькой тесной коморке? В одной стене обнаружился шкаф, отдел для грязного белья, который перемещался в прачечную, и отдел для приема чистого белья, множество полок и вешалок. Учитывая, сколько мадам Элена набрала для меня вещей, места не останутся пустыми. В другой стене прятались душ, имеющий функцию трансформации в полноценную ванную, унитаз и раковина, фен и прочее... прочее...

Прошла в гостиную, села на диван и устало откинулась на спинку. Мне это снится, не иначе. Закрыла глаза, потерла их кулачками и снова открыла. Картинка та же. Так, надо собраться, сходить в душ, а потом и думать о происходящих метаморфозах в моей жизни. Что, собственно, я и сделала с преогромным удовольствием, но прежде закрыла двери, введя в панель-ключ собственный код. Вышла из душевой с завернутыми в полотенце волосами в мягком халате, открыла шкаф, собираясь переодеться в форму. Еще в первый раз знакомства с его содержимым заметила в нем мой рюкзак с вещами, потому совсем не ожидала помимо рюкзака увидеть приобретенные по электронным каталогам вещи. Все покупки лежали в шкафу, а платья, брюки, юбки и блузки оказались на вешалках и уже отглаженные. Это как так?! Чудо-шкаф? Прошла к дверям, ведущим в коридор, проверила панель-ключ, никто не входил. Отлично. Добавим вопрос о чудо-шкафе в копилку вопросов, которых и так уже накопилось предостаточно.

Где-то должен быть обещанный нэс-бук? Покрутилась в гостиной - не нашла. Обнаружился он в спальне на тумбочке у кровати. Уселась поверх покрывала с ногами, скрестив их по-турецки, положила на колени клавиатуру и активировала галоэкран нэс-бука. Первым на рабочий стол выскочило сообщение о поступившем документе для ознакомления. Открыла папочку и почти обрадовалась. Наконец почитаю загадочную инструкцию. Почему почти? Так после ее прочтения на мои плечи лягут обязанности, с которыми я могу и не справиться, вот и боязно как-то.

Итак, читаем: "Инструкция сианы хэйдара Эр-Гро Нахим Аруба Дамьяна".

Замерла, пытаясь осмыслить только что прочтенное. Судя по тому, как обращались те двое с темными лицами к куратору - "мой хэйдар", речь идет именно о нем, и эта фамилия (если это вообще фамилия) - Эр-Гро... а вот и имя наверное, Дамьян. Оу-у, красиво. Еще бы понимать кто они, эти "темные" и что означает такое обращение "хэйдар". Ладно, отвлеклась...

"Цель разработки - помощь в адаптации "сианы", отличающейся от руководителя по половому признаку, по расовой принадлежности, по культурным, языковым и психологическим параметрам, к новым профессиональным, культурным, социально-психологическим и территориальным условиям".

Э-э-э, последнее не поняла, какие еще новые территориальные условия?! Так, ладно это может стать понятным позже.

"Субъект инструкции: сиана Огнеда Рассветная, землянка, человек, цвет - огненно-рыжий, стихия мутации - огонь, медицинские показатели согласно медицинской карте (прилагается), уровень - ступень максимальная, подуровень-первый, начальная фаза. Вероятно, прошедшая первичную инициацию"

Хм, теперь еще хуже. Да я же вообще ничего не пойму без переводчика?!

Открыла планшетник, настроила прямое соединение и выделила на галоэкране те места, которые мне были непонятны, сформировала файлик и перенастроила прямой поток информации в открытый блокнот планшетника. Так будет лучше. Утром смогу воспользоваться вопросником и уточнить все, что останется для меня загадкой. Итак...

"Личностные обязанности:

1. Исполнительность. Запрещено: саботировать, игнорировать прямые приказы, распоряжения и требования хэйдара, не зависимо от совпадения оных с принципами, мировоззрением или иными культурно-психологическими ценностями сианы.

2. Пунктуальность. Запрещено: Нарушение режима, установленного непосредственно хэйдаром; срыв, неявка проводимых по распоряжению хэйдара совещаний, встреч, завтраков, обедов, ужинов, присутствие сианы на которых является обязательным;

3. Внешний вид должен быть опрятным, одежда в спокойных, нейтральных тонах, допускается ношение свободного кроя платьев, брюк, юбок (длина до уровня пола), блузок с закрытыми руками до кистей, высоким воротом. Запрещены к ношению: обувь на высоком каблуке, декольтированный верх, украшения. Не допускается под страхом телесного наказания: смена цвета волос, обрезание волос, яркий макияж, использование губной помады, средств изменения природного запаха (таких как духи, туалетная вода, спреи и прочее)".

Оторвалась от чтения, заметила, что нижняя челюсть почти отвисла, захлопнула рот и задумалась над странностью сего документа. Это вообще что такое? Глянула на общее количество страниц и ужаснулась. Еще десять, а я только на первой застряла.

Допустим, саботировать или уклоняться от выполнения своей работы я не собираюсь, немного напрягает пункт о совместных обедах и ужинах, с другой стороны, надо будет еще прочесть девять страниц, где-то промелькнула фраза "протокол проведения совещаний, встреч и...", может там и про совместные приемы пищи что-то встречу. А сколько вообще время?

Глянула на часы, мама дорогая, уже полпервого ночи, так спать что-то захотелось и кофе под рукой нет. Так, читаем пять страниц, остальные пробегаем по-быстрому, тезисно, и баиньки, а то первым же нарушением будет непунктуальность.

И что-то такое в мыслях проскочила про одежду... ах, да, удивительно то, что вещи, которые сейчас висели в моем шкафу, соответствовали третьему пункту. Причем удивительно, мадам Элена настаивала именно на такой одежде, никаких открытых рук, декольте, и не дай боже, ноги окажутся оголенными... странно.

Возвращаемся к инструкции: "Межличностные обязанности" - а вот это вдвойне интересно:

"1. Сдержанность в общении с представителями любых рас мужского пола (под страхом телесного наказания)". Вот прямо так и первым пунктом? И жирным шрифтом - "ЗАПРЕЩЕНО: Прикосновения, слюнообмен, объятия с представителями любых рас мужского пола. Исключения: личное разрешение хэйдара". Что?! А с женщинами, значит, можно? Ах... нет. "Курсивом: Запрет распространяется и на представительниц любых рас женского и среднего пола".

Упала на кровать, уставившись в потолок... сколько же там звездочек... как понимать такое требование, а? Слюнообмен - поцелуй что ли? Объятия, прикосновения... бр-р-р. И только с его разрешения? Поднялась, еще раз перечитала, нет, не привиделось. Но почему? Я бы могла это требование понять, будь я избранницей куратора, но ведь я только помощник. Черт! Внесла и этот пункт в блокнот. Похоже, с утра вместо того, чтобы приступить к работе, буду требовать разъяснений инструкции.

Грустно и с некой опаской прочла следующее.

"2. При обращении к хэйдару сиана обязана произносить "мой хэйдар". Голос сианы должен быть спокойным, уважительным. Допускаются в тональности мягкие полутона".

Заржала как лошадь. Нет, честно, не удержалась. Как представила себе сцену, где я обращаюсь к куратору - мой хэйдар, позвольте вам облобызать ручку... У-ха-ха!

Едва не снесла с колен нэс-бук, ибо смеяться и одновременно сидеть, не шевелясь, не получалось. Вытерла слезы, выступившие на глаза, и пометила с ухмылкой на лице в блокноте. "Никогда не обращаться к куратору "Мой хэйдар". Обращение только сиг Куратор". Во-первых, он не "мой". Во-вторых, я знать не знаю что такое "Хэйдар".

"3. Сиана обязана планировать и заблаговременно доводить до хэйдара распорядок выходного дня, который объявляется сиане за одни нормосутки, при этом все выходные дни именуются адаптационными в отношении хэйдара, за исключением одного выходного дня в конце квартала, предоставляемого сиане для личного времяпрепровождения. Выход в общественные места строго с сопровождением".

М-м-м, если я правильно вообще мыслю, все мои выходные дни должны проводиться в присутствии куратора? Опять это слово "территориально" напрягает, какого черта? Это означает, что мы должны быть постоянно вместе? Да я же сорвусь! И о каком еще сопровождении идет речь?!

Поднялась, сходила в душевую, ополоснула лицо и сняла мокрое полотенце, повесив его на крючок. Взбила влажные волосы рукой, тяжко вздыхая, и показала своему отражению язык. Затем взгляд опустился на место засоса, который оставил Лим, и заметила, что покраснения как не бывало, да и пятна тоже. Пощупала пальцами, недоверчиво хмыкнув. Может в медотсеке, когда я лежала в этой штуковине, что на гроб похожа, анализатор решил, что мне засос ни к чему и убрал его. Ну да, как-то глупо звучит. Но не мог же он так быстро исчезнуть. Вспомнилось прохладные прикосновения куратора к этому месту, и мурашки пронеслись вдруг по позвоночнику. Следует ограничить не только прикосновения мужчин в общем, но и в первую очередь мурашко-вызывательного куратора, не иначе.

Вернулась на кровать, сбросила халатик, чтобы облачиться в короткую маечку и шортики, затем улеглась под шелковые простыни. Повернулась на бок, пододвинула поближе нэс-бук, подав голосом команду убрать все освещение. Итак. Пометим в блокнот: "Либо все выходные мои, либо пусть платит сверхурочные!" Посмотрела, в этом разделе еще два пункта. Что ж, дочитаем...

"4. Сиана обязана отвечать на все поступающие вызовы от хэйдара по всем средствам связи, в любое время суток. Запрещено: игнорирование вызовов, несанкционированное отключение средства связи, переключение во время текущего разговора непосредственно с хэйдаром на иные входящие вызовы.

5. Процедура ежевечернего прощания регламентируется лично хэйдаром в каждом конкретном случае. Сиана не вправе нарушать озвученный или ранее одобренный способ завершения рабочего дня".

Откинулась на спину, забросив волосы на подушку, прокручивая в голове прочитанное, и поняла, что сиг Куратор ненормален для человеческого понимания. Это факт. Четвертый пункт еще ничего, вполне приемлем, но вот на счет пятого... вот если вспомнить, как мы сегодня попрощались. Выходит, что завтра я так же могу простоять спиной к нему, пока он не отпустит. И чем ему может быть интересна моя спина? Хотя... нервно хихикнула, горела от его взгляда по ощущениям явно не она.

Закрыла глаза, пообещав себе, что полежу так пару минут, и продолжу... конечно... продолжу-у-у...

***

Странный, пронзительный звук возле уха заставил подскочить на месте. Что?! Где это я?! Осмотрелась. Свет горит ярко, я на постели и рядом нэс-бук орет. Будильник?! Глянула, а время сорок пять минут восьмого! Мамочки! Проспала и ... кошмар, инструкцию не дочитала. Только одну страницу осилила. Так, без паники, умываемся, одеваемся... А что одеть-то?! Кинулась сначала в ванную. Умылась, причесалась и почистила зубы. Бегом к шкафу. Схватила первый попавшийся наряд. Платье оливкового цвета, сидит как влитое, от бедер вниз расширяется и закрывает целиком ноги, бедра опоясывает три узких черных ремешка. Низкие туфельки черного цвета подойдут - их все равно не видно из-под подола. Подошла к зеркалу, встроенному в шкаф, покрутилась. О, но что это? Почему на спине разрез, а в нем ажурная черная вставка?! Так... переодеваться некогда, двигаться будем без резких движений, и тогда ничего никто не заметит. Да?

Подхватив планшетник, выскочила из своего блока и пошла по коридору, вспоминая в какой сектор нужно повернуть, чтобы попасть в кабинет куратора. Вошла в фойе, удивленно отметила отсутствие капитана Фомина. Постучав костяшками пальцев по двери, приготовилась ждать какого-либо сигнала с той стороны. Дверь вдруг резко открылась, и на пороге обнаружился куратор в темно-синих брюках, военном кителе и... опять с мерцающей маской на лице.

- Входите, - и он посторонился, пропуская меня внутрь. - Удивительно, но вы вовремя.

Сдержала улыбку, затем услышала, как Эр-Гро шумно выдохнул за моей спиной и с сильным стуком закрыл дверь. Я вздрогнула. Ой! Чуть развернулась, бросив из-за плеча взгляд в его сторону, затем поняла, что углу зрения что-то мешает. Рыжее. Волосы? Я не убрала их как обычно.

- Огнеда, вы прочитали Инструкцию? - голос показался каким-то вкрадчивым, да и мужчина медленно двинулся в мою сторону.

Быстро отвернулась, сделала пару шагов в сторону от него, но куратор вдруг оказался прямо передо мною, и я почти ткнулась носом в его грудь, то есть... китель. Подняла глаза, постаравшись сделать взгляд пожалостливее, и ответила:

- Сиг Куратор... понимаете...

- Что?! - прорычал непосредственный руководитель, вызвав у меня желание сбежать под стол.

- Вот-вот... и я о том же... мне вообще многое непонятно, сиг Куратор, - затараторила я невпопад, - с этими обращениями опять же. У нас как в Академии все просто было. Я - кадет, преподы ... они... в общем преподы. А вы вот... сиг Куратор.

- Огнеда! - недовольный окрик, и я еще больше захотела спрятаться... за диван что ли.

- И вот вы опять ко мне по имени, а мы, между прочим, в других с вами отношениях... то есть... их вообще нет...

Маска вдруг утончилась, и на меня посмотрели таким бешеным взглядом, что я просто закрыла от греха подальше рот.

- Я вас спрашиваю, сиана Огнеда Рассветная, вы Инструкцию прочитали? - сквозь зубы процедил тиран-руководитель.

- Да, - кивнула я и, видя, что мужчина вскинул свои густые брови, восстанавливая при этом плотность маски, решила все же уточнить. - Первые два раздела прочитала полностью.

Куратор вдруг резко развернулся, прошел к столу и оперевшись о его крышку руками, стоя ко мне спиной, глухо что-то проворчал. Не ругается - это радует, можно тогда и уточнить кое-что.

- А можно кое-что уточнить? - открыла на планшетнике блокнот и, пользуясь тем, что мужчина замер и молчит, быстро проговорила, глядя на экран. - Первое, я так и не поняла значение слова "сиана"? Второе - то же самое по отношению к "хэйдару" и почему перед этим словом должно произноситься слово "мой"... Я вообще-то должна отметить, что "мой" больше было бы уместно в обращении с близким человеком, а мы с вами не близкие, опять же... раса ваша мне не известна, так что никак не могу называть вас таким образом.

- Все сказали? - выпрямился и повернулся, сложив руки на груди.

- Нет. Не все. Третье ... что же... точно, не согласна с пунктом о необходимости вашего личного разрешения на... на...

- Да-а-а?- вопросительно и почти зло произнес куратор, заставив посмотреть на него.

- В общем, это касается пункта под номером один раздела "Межличностные обязанности". Он меня, мягко говоря, не устраивает.

- Сиана Огнеда, это мягко говоря, не обсуждается. Инструкции пишутся не для того, чтобы подчиненные дискутировали или выражали свое несогласие, а чтобы неукоснительно их исполняли. Это вам понятно? - тихо, почти с неуловимой обычному человеческому слуху, но не моему, угрозой в голосе, произнес сигурн Эр-Гро.

- П-понятно.

- Итак. Выделяю вам после завтрака ровно час на ознакомление с остальными девяносто процентами информации, заложенной в инструкции. Вопросы на обсуждение выносить не советую. Все что от вас требуется, заучите этот документ, и мы с вами сработаемся. - А... знаете что? - ущипнула себя за ухо, нервничая.

В ответ молчаливое внимание.

- Как я смогу исполнять свою работу, если не буду понимать смысла обязанностей?

- Когда прочтете, тогда все вопросы сами отпадут.

- Тогда последнее.

- Надеюсь, это на счет завтрака? - хмуро сыронизировал куратор.

- Вообще-то я про пункт... совместного проведения выходных. Это не справедливо. Это же мои выходные, мне думается, что для работы и общения с вами вполне достаточно рабочих дней... и...

Ой, да что я опять такого сказала?! Куратор резко оттолкнулся от стола и стремительно направился в мою сторону, я же, действуя на инстинктах, понеслась к двери, вспомнила, что та закрыта, развернулась, чтобы оказаться почти прижатой к этой самой двери телом куратора.

- Огнеда, вы это специально делаете? - выдохнул мне в лицо мужчина возмущенно и наклонился, уперевшись одной рукой в дверь, а другой, закрывая пути отступления, прижав ее к моей талии.

- Что делаю? - пискнула я, испуганно косясь на ту руку, что прикоснулась ко мне.

- Провоцируете.

- Нет. А что вы имеете в виду? - тихо прошептала и подняла глаза.

Мир вдруг стремительно покачнулся, едва маска слетела с мужского лица, а куратор впился потемневшим взглядом в мои губы.

- Вам продемонстрировать? - прохрипел он, еще ниже склоняя лицо.

- Нет. Спасибо. Я согласна на совместные выходные за сверхурочные.

Замер, выпрямился и резко выдохнул:

- Что?!

Руки убрал и вообще сделал пару шагов от меня, взирая сверху вниз возмущенно.

- И кстати, а почему вы мне не предложили одновременно с инструкцией подписать трудовой договор? Там обязательно должен быть пункт, что работа в выходные и праздничные дни оплачивается по двойному тарифу... или даже тройному.

- Та-а-ак,.. - глубокий вдох-выдох, сжимание кулаков и мерцающая маска на лицо меня озадачили, но уже не так пугали, как тесный контакт. - Значит так. Сейчас мы завтракаем, более на голодный желудок я с вами разговаривать не намерен. Затем вы молча дочитываете Инструкцию и после того, как вы подпишите ее, мы поговорим и о ваших правах, Огнеда, и о трудовом договоре. А сейчас прошу...

Куратор подошел к стене, соседней с аквариумом, та отъехала в сторону, и перед нами открылся настоящий сад, утопающий в зелени, цветах и ярком свете. А вот посреди этого цветущего великолепия оказался сервированный столик на двоих.

Я застыла в проходе, пребывая в странном оцепенении, ибо до меня банально дошло, что не только инструкция странная, но и вся ситуация в целом.

- И долго вы там стоять намерены? - недовольно произнес куратор, замерев возле одного из стульев, при этом чуть выдвинув его.

Заставила себя пройти и сесть, причем молча. Следя за тем, как куратор садится, раскладывает тосты с какими-то вкусно пахнущими паштетами и пастами, совершенно не глядя в мою сторону, наливает кофе в чашечки (о Боже, он пьет кофе?!), вижу уверенные, отточенные движения, при которых не расходуется лишняя энергия, и сам мужчина кажется каким-то излишне собранным, появляется ощущение нереальности происходящего. Я завтракаю с куратором иной расы в интимной обстановке чудесного сада, при этом вся такая нарядная, и выглядит это со стороны так по-семейному... мама дорогая! Звякнула от переживаний ложечкой по чашке, уронила салфетку и, не решившись наклониться за ней, задвинула носком туфли дальше под стол, пока Эр-Гро не заметил. Затем приняла в дрожащие руки тарелочку с тостами и нервно прикусила внутреннюю сторону щеки. Я не смогу проглотить ни кусочка.

- Сиана, род... хм, Огнеда, - прочистил горло куратор, а я уставилась на него широко открытыми глазами, не веря, что он едва не назвал меня "родная", - успокойтесь и приступайте к завтраку. Я предпочитаю принимать пищу не в забегаловках, где бывает много народа, и на нас смотрят как на диковинку. Да и потом, вы же хотите успеть закончить с ознакомлением с должностными обязанностями.

- Д-да, спасибо, - спрятала глаза под ресницами и потянула к губам чашечку с кофе.

Какой божественный вкус, я такой кофе вообще никогда не пила. Закрыла на миг глаза, невольно исторгнув из груди стон удовольствия, и проглотила. Открыла глаза, потянувшись за тостом, как вдруг наткнулась взглядом на глаза Эр-Гро. Он был совершенно без маски, отчего сердце вдруг понеслось вскачь, в ушах застучало, но вот взгляд, которым одарил меня куратор, охладил вмиг. Столько в нем было яростного возмущения и пугающего своей неприкрытостью дикого голода, что рука дрогнула и чашка опрокинулась мне на платье. Немного горячего кофе попало на прикрытую тканью грудь и колени.

Подскочила, схватила чужую салфетку и стала нервно тереть пятна. Куратор поднялся, забрал у меня из рук салфетку и ...

- Что вы д-делаете? - с легким заиканием в голосе удивилась я, глядя возмущенно на его прикосновения зажатой в руке салфеткой к моей груди.

- Вы трёте совершенно не в том месте и так только еще больше увеличите пятно, - хрипло ответил мужчина, спрятавшись снова за маской.

Его действия были осторожными, почти нежными, как если бы он не пытался вытирать, а скорее ласкал. Отпихнула его руку от себя, и села на место.

- Не нужно. Я потом переоденусь, - произнесла деланно спокойным голосом, стараясь задавить нарастающую панику. Ох, не нравится мне его поведение.

Куратор остался стоять, глядя на салфетку потемневшим лицом, затем сложил ее вчетверо и засунул в нагрудный карман кителя. Завтрак продолжался после этого в полном молчании, без происшествий еще минут двадцать. Затем мне разрешили посетить свой жилой блок для переодевания, но выделили на это не более десяти минут. Выбрав широкие брюки, топик и пиджак с длинным рукавом насыщенного синего цвета, уже на стадии застегивания всех декоративных ремешков на запястьях, вспомнила в какой цвет был одет куратор с утра. Черт! Тот же глубокий синий. Вздохнула, что повторно переодеться времени уже не хватит. Подхватила свой нэс-бук, и отправилась в кабинет куратора, где обнаружился второй стол, которого раньше я не заметила. За этим столом мне и было разрешено разместиться. Удивленно проследила за тем, как Эр-Гро уселся на свое кресло и принялся что-то набирать на своем нэс-буке, бросив мне коротко "время пошло". Мы что, так и будем работать в одном кабинете?

Ладно, не стоит раньше времени заводиться, вот прочту эту долб... в общем, инструкцию и тогда видно будет. Открыла вторую страницу, пытаясь не отвлекаться на куратора, и понять то, что читаю.

Вторая страница начиналась.. нет, не описанием моих прямых обязанностей, а вводной лекцией на тему "традиции и устои, следование которым является обязательным лицам, проходящим процедуру адаптации".

Хм, вот кто-нибудь что-нибудь понял? Бросила недовольный взгляд в куратора, который делал вид занятого руководителя. Вздохнула, открыла планшетник и приготовилась делать пометки.

Итак. Суть примерно сводилась к следующему.

Совместное сотрудничество (иначе трактуемое как союз, объединение) представителей двух разных разумных рас гуманоидного типа, одна из которой относится к человеческой расе с планеты Земля, вторая - к дерадмиинам (высшие) с планеты Иридия из созвездия Темного Пса, возможно в двух случаях.

Первый - начальная фаза адаптации возможна только в связке дерадмиин-ведущий и землянка-ведомая. Имеет существенное значение трактовка слова "подчинение сианы". Традиционно оно означает полное и безоговорочное согласие на условия, установленные хэйдаром для адаптации сианы. Завершающая фаза: полное и безоговорочное подчинение сианы.

Второй: Адаптация мгновенная, требующая энергетических, умственных и метафизических затрат несоизмеримо в большем объеме, чем в первом варианте, но позволяющая перейти непосредственно к завершающей фазе в кратчайшие сроки. Побочные эффекты для представителей расы дерадмиинов не обнаружены, но не исключены варианты; побочные эффекты для человеческой женской особи - большой энерго, био и психо-эмоциональный расход. Допускается только в крайних военных условиях, либо в случае полного и безоговорочного согласия на совместное сотрудничество при первой ознакомительной беседе.

Потрясла головой, пытаясь понять, что мне не нравится в тексте, а то, что смысл какой-то двоякий во всем изложенном, так сказать с двойным дном, это-то я уловила, но... На мой взгляд, все это полный... идиотизм.

Далее пошли странные описания традиций совместных завтраков, обедов, ужинов, и, судя по всему, сегодня я нарушила, как минимум, три основных требования к сиане: молчать во время приема пищи, не отвлекать мужчину от пищи и... хм, как странно, не пользоваться мужскими аксессуарами (что, видимо, и салфеток касается), посудой и столовыми приборами. Невольно фыркнула, зажав себе рот рукой.

Затем следовало довольно утомительное описание протокола ведение переговоров, совещаний, встреч, бесед как в сфере взаимодействия с представителями всех структур военной базы "Грозный", так и сферы обслуживания и сервиса.

Вся моя работа сводилась к тому, оказывается, что бы обеспечивать личный комфорт непосредственно "шефа", а именно, к решению таких вопросов, как создание приятной атмосферы во время поедания пищи; выбор одежды, ее покупка; организация протокольных встреч с чиновниками, военными других подразделений, уровней и рас. При этом планирование рабочего процесса куратор организовывал сам, а я должна была взять на себя роль "напоминалки", и все это сопровождать словами "мой хэйдар", "мой господин" - вот что означало это слово. Какой к черту "мой", да еще и "господин"?!

Скорчила смешную рожицу, передразнивая, на мгновение забывшись, что не одна в кабинете. Почесала кончик носа и тряхнула головой, прочитав, что я, оказывается, должна буду организовывать отдых и сопровождать "его высочество" в любую точку Вселенной, не зависимо от собственных планов и чаяний, вот тебе и "территориальность" в совместные выходные.

"Традиционное обращение к подчиненной на языке дерадмиинов звучит "сиана", что должно восприниматься объектом обращения с восторгом, благоговением. Запрещено к сиане прямое обращение представителем мужского пола любой расы. Прикосновения, объятия, совершенные в отношении сианы, как с ее согласия, так и без оного, представителем мужского пола любой расы расцениваются, как личное оскорбление хэйдара. Наказание может определяться хэйдаром в отношении сианы самостоятельно, вплоть до телесных, в отношении нарушителя - изолирование и применение всех имеющихся средств воздействия на уровне дипломатических и полномочных средств".

Черт! Вот опять, что же я такая не внимательная-то? Телесные наказания, они же где-то мелькали у меня перед глазами. Сейчас... найдем.

"Не допускается под страхом телесного наказания: смена цвета волос, обрезание волос, яркий макияж, использование губной помады, средств изменения природного запаха (таких как духи, туалетная вода, спреи и прочее)" и вот еще: "Сдержанность в общении с представителями любых рас мужского пола (под страхом телесного наказания). ЗАПРЕЩЕНО: Прикосновения, слюнообмен, объятия с представителями любых рас мужского пола. Исключения: личное разрешение непосредственного руководителя".

Ну, это... это слишком! Я - кадет Космической Военной Академии, носитель гена огненной энергии, и ко мне применять телесные наказания?!

С тихим рыком откинулась на спинку кресла и злобно уставилась на куратора, который, оказывается, пристально наблюдал за мною, оперевшись подбородком о ладонь правой руки, согнутой в локте с упором в подлокотник, а второй выстукивал одному ему известный мотив по столешнице. Его лицо снова было без маски.

А ведь правда красивый, зараза! Высоко поднятые брови в ответ на мой взгляд и дрогнувшие в сдерживаемой улыбке губы заставили что-то задрожать в животе, словно бабочка запорхала, щекотя своими крылышками. Только мой праведный гнев не позволил провести анализ своим чувствам, заставляя едва не кипеть.

- Сиана, что вас так ...озадачило? - вкрадчиво поинтересовался мужчина, прекратив стучать пальцами.

- Это не Инструкция, сиг Куратор! - выпалила я, не сдержавшись.

- И что же это за документ по твоему, Огни, милая, - промурлыкал мужчина, заставив заскрежетать зубами.

Вот тут и правда меня слегка понесло, ибо подскочила с места, быстрым шагом пронеслась к столу и, уперевшись руками о столешницу, наклонилась чуть вперед и тихим, но очень злым голосом произнесла:

- Не смейте, слышите, не смейте так ко мне обращаться. Я вам не милая и не Огни, сокращенно меня могут звать только близкие люди!

А взгляд куратора как-то неожиданно полыхнул то ли гневом, то ли возмущением, что бы тут же опуститься в область моего декольте. Я невольно проследила за его взглядом и заскрежетала зубами. Полы пиджачка распахнулись, явив перед очами куратора обтянутые тонкой тканью топа полукружия груди. Выпрямилась, одернула пиджак и, сложив руки на груди в замок, недовольно буркнула:

- И хватит так на меня смотреть!


Глава 6.




Мужчина медленно поднялся из-за стола, обошел его и остановился напротив меня, спрятав руки в карманы брюк.

- Огнеда, хочу донести до вас одну простую мысль. Инструкция создана именно для вас. Я учел все ваши психологические, эмоциональные и физические особенности. Правда, я еще не видел вашей медицинской карты... Как только закончите изучать сей документ, который вы так неоднозначно воспринимаете, то отправитесь на медосмотр и завершите его. А после вы должны будете его подписать.

Мама! Медкомиссия - девственность - лишение оной!!! А-а-а!

- Нет! - сквозь зубы отрезала я, обняв себя за плечи.

- Что "нет"? - поднял левую бровь в вопросе.

- Я отказываюсь идти к этим извергам. Нет, - помотала головой, отодвигаясь на пару шагов в сторону выхода.

- Почему? У вас обнаружено какое-то заболевание?

- Нет... да...

Да что же меня так трясет-то?!

- Та-а-ак,.. я не совсем понял. На медосмотр идти отказываетесь, а подписать Инструкцию не отказываетесь? - вкрадчиво уточнил куратор, делая в мою сторону небольшой шаг.

- Отказываюсь... от медкомиссии... и насчет Инструкции... тоже.

- Хм. Почему?

- Я не понимаю такие условия работы. Это не работа... это знаете вообще на что похоже?!

- На что?

Подняла глаза и внимательно всмотрелась в его удивительные глаза, словно черные омуты, кстати, а белков-то совсем нет. Задумалась, а на что вообще это похоже, и не обратила внимания, что куратор вынул из карманчика кителя свой планшетник и вызвал кого-то по нему.

- Так на что похож документ, который, по-вашему, совсем не Инструкция? - вернул он меня к теме.

- Мне, честно говоря, неловко это произносить, но уж если вы просите... то я скажу, - замялась, чуть краснея. - Это вообще брачный договор какой-то.

- Неужели? - и улыбается так доверительно. - А вы много видели брачных договоров, совсем не милая и даже не Огни?

- Что? Нет... я не видела, - меня с толку сбили его последние слова. Он издевается?

- Тогда почему вы так в этом уверены?

"Да, Огни, тебе еще учиться и учиться таким вот вывертам, что сейчас проделывает куратор", - дала себе мысленный подзатыльник, и скривила личико, словно лимона объелась.

- Не уверена - я вижу. И правильно. Потому что брачный договор, как институт семейного права, в законодательстве дерадмиинов отсутствует.

- Почему? То есть... а что тогда есть? - удивилась я.

- Сядьте. - Меня взяли за локоток, проводили к столу куратора и усадили на стульчик для посетителей. - Этот вопрос мы с вами еще обсудим... позже... в смысле законодательную тему.

Тут в двери постучали. Хотела было обернуться, как рука куратора легла на мое запястье, сжав довольно крепко. Встав передо мною, как бы прикрыв собой, руку выдернуть не позволил, велев не шевелиться. Я замерла, внезапно испытав холод в том месте, где он прикоснулся.

- Вы вызывали, сигурн Эр-Гро? - раздалось от двери.

- Пройдите, - сухо произнес куратор. - Довольно. Стойте там, где стоите, доктор.

Вздрогнула, мысленно застонав. Зачем он его вызвал?

- Что вы вчера так стремились сообщить о кадете Рассветной?

- Ах... да. Может лучше в письменном виде?

- Нет. Говорите здесь и сейчас.

Неужели доктор будет говорить обо мне и в моем присутствии? Только не это! Хотела было возразить, как поняла, что не могу и слова произнести, что за...?!

- Хорошо, слушаюсь. Как вы знаете, Министерство здравоохранение Евразийского альянса Земли радеет за здоровье граждан, и в частности кадетов Военной космической Академии. Имеются определенные программы и требования, которые выдвигаются при приеме, обучении и выпуске кадетов.

- Ближе к делу, - оборвал рассуждения доктора Эр-Гро, продолжая удерживать меня за руку.

Неужели доктор меня не видит?!

- Так я и стараюсь... Суть в том, что все кадеты женского пола проходят искусственную, медицинскую дефлорацию. Вы знаете этот термин?

Куратор чуть крепче сжал мое запястье и прорычал:

- Я в курсе этого варварского метода. Говорите конкретнее!

- Отлично. Ну, варварский или нет...в общем... ладно. Дело в том, что кадет Рассветная каким-то непостижимым для меня образом уклонилась от этой процедуры, я не знаю, как это могло произойти и почему, но зная требования Министерства здравоохранения и Министерства обороны... кхм-кхм... как бы это... в общем, я считаю необходимым принудительно осуществить эту процедуру в отношении кадета Рассветной. Вы поймите, из-за прихоти одной девчонки весь руководящий медперсонал базы, как и руководство Академии, понесут дисциплинарные и материальные наказания. Этого нельзя допустить... никак нельзя.

- Понятно. - Голос куратора вдруг стал холоднее, чем лед за стенами базы.

Через какое-то время, словно осмысливая информацию, он уверенно произнес:

- Я приму это к сведению. Оставьте ваш отчет. Данная информация будет подвергнута грифу "Особо секретно". Распространение информации о состоянии здоровья, как впрочем, и любых медицинских данных, будет приравнено к служебному преступлению. Ставлю вас в известность о вступлении кадета Рассветной в должность "сианы" хэйдара Эр-Гро Нахим Аруба Дамьян, принадлежащего к правящей династии Аруба Дерадмиина на Иридии.

- Невероятно! - воскликнул доктор. - Но я подчиняюсь.

- И, кроме того, требую передать так же все биологические и генные образцы сианы в мое полное распоряжение. Отныне данные образцы являются собственностью династии Аруба.

- Слушаюсь. В течение двадцати минут все будет выполнено. А позвольте уточнить? - ох и не понравился мне елейный голос докторишки. Молчание явилось одобрением его любопытства. - Насколько я знаю традиции вашего великого рода, сиана должна подписать некий документ... он уже ею подписан? Вы не подумайте, что лезу не в свое дело, просто я должен соблюсти все формальности прежде чем передать ее образцы вам.

- Но вы, тем не менее, этим и занимаетесь, - отрезал куратор. - Вы свободны.

- Что ж... хорошо... я удаляюсь.

Двери закрылись, прикосновения оголенной холодной руки прекратилось, и я почувствовала, что могу не только говорить, но и двигаться. Отбежала к дивану, отгородившись им от мужчины, который следил за мною пристально, словно охотник за жертвой. Мои щеки полыхали, пришлось схватиться ладошками за них, безмолвно и испуганно следя за куратором. Тот перевел взгляд на мой нэс-бук, прошелся из стороны в сторону, и вдруг спросил:

- Этот светловолосый кадет... Лим... у вас с ним не было связи или, как у вас землян говорят, интимных отношений?

- Что?! - у меня тут шок, а он на счет Лима интересуется?

- Ответ понятен.. хм, - потер шею рукой, расстегнул верхние пуговицы кителя, затем махнул рукой в сторону нэс-бука. - Огнеда, вам нужно поставить электронную подпись. Ключ подписи введен в нэс-бук, так что от вас больше ничего не требуется.

Я кивнула и не двинулась с места, только руками обхватила себя за плечи. Эр-Гро посмотрел на меня, снова затенив свое лицо. Неужели боится, что я что-то по нему смогу прочесть - это он зря. Я сейчас вообще в состоянии стресса нахожусь.

- Сиг Куратор, а можно мне отлучиться?

- Куда? - выпалил резко мужчина.

- Мне надо подумать... пожалуйста.

- Что тут думать?! Огнеда, вы получили аванс и уже его растратили, это первое... второе, приняли жилой блок, он заведен уже на вашу биометрику, и третье, теперь я точно не приму отказа. Ни в каком виде не приму, это вам понятно?

Невольно слезы покатились по щекам, удивив не столько меня, сколько куратора.

- Вы плачете? - сипло произнес, и тут же замолчал.

Потом резко прошел к дверям, ведущим в сад, открыл их и прорычал:

- У вас пятнадцать минут на "подумать" и без глупостей.

- А можно мне к себе? - робко уточнила, шмыгая уже носом.

- Нет!

Понурив голову, прошла в указанную дверь и, едва та отрезала меня от куратора, утерла слезы, затем с досадой ударила рукой о ладошку другой руки. Вот засада! Так, соберись, Огни, девочка! Почему куратор так настаивает на моей подписи именно в этом документе? Если бы знать все подводные камни...

Прошлась по дорожке, выложенной из мозаики и усыпанной лепестками цветов, и остановилась возле куста в кадке, очень похожего на земную розу. Лепестки на бутонах были ярко-оранжевые, словно яркий лучик восходящего солнца спрятался в них. А где мой планшетник, кстати? Испугалась, что оставила в кабинете куратора, но нет, нащупала его в кармане пиджака. Кому бы позвонить и посоветоваться. В списке контактов оказалось всего три номера. Эх, остальные же были в сломанном. Маму беспокоить нельзя, да и вряд ли смогу пробиться к ней, а вот мадам Элен близко. К тому же она сама просила звонить, если возникнут проблемы с новой должностью.

- Слушаю вас, Огнеда, - тут же отозвалась эта необычная женщина.

И я не удержалась, выложила той все мои сомнения, отвечая на вопросы Элен смогла более связно изложить требования злосчастной инструкции.

Ответ был следующий:

- Огнеда, подписывайте, но имейте в виду, у вас есть право вносить поправки.

- Сигурн Эр-Гро запрещает мне не то, что поправки вносить, дискуссию вообще не собирается со мною на эту тему вести, - от расстройства едва не разрыдалась.

- Даже так? Все интереснее становится. Скажите, Огнеда, а он... касался вас...

- В смысле?

- В прямом. Были с его стороны прикосновения или нет?

- А, ну как-то... пару раз прикоснулся к шее, потом к плечу... и за талию схватил, а что? - под конец мой голос вообще осип от волнения.

- О! - тишина в ответ немного напугала.

- Что значит это ваше "о"?

- Так, ладно. Пусть все идет, как идет, не волнуйся. И ничего ужасного с тобой не случится, если ты все-таки попытаешься настоять на своем и внести коррективы. Слушай, что ты можешь изменить...

Когда разговор закончился, я была готова к бою и потому решительно прошла к дверям и открыла их прикосновением к пластине на стене. Однако в кабинете куратор был не один. Перед ним на вытяжку стояли те двое дерадмиинов, которые вывели меня из оцепленного патрулем танцпола.

- Будет исполнено, мой хэйдар, - поклонился вдруг один из них, и тут же резко развернулся и покинул кабинет.

- Ожидаемый груз прибыл, - произнес второй.

Куратор вскинул руку в некоем незнакомом мне жесте, и говоривший дерадмиин умолк. Затем они оба вдруг как-то замерли, маски стали почти черными на лицах. Я тихонечко прошла к своему нэс-буку, села на кресло, и принялась набирать текст своих поправок, изредка бросая недоумевающие взгляды на двух мужчин, которые, как истуканы, стояли друг против друга и молчали.

Может они так общаются? А почему и нет, этакий своеобразный мыслеобмен. Но... не будем отвлекаться. Я почти закончила, временно забыв про две статуи в центре кабинета, и неожиданно раздавшийся голос куратора заставил вздрогнуть.

- Отлично. План действий утверждаю. Коррективы вносить по ходу процедуры. Особенно усилить внимание в отношении уже упомянутых объектов. Исполняйте.

Второй сопровождающий так же стремительно исчез из кабинета, что и первый. И только после того, как нас оставили одних, сигурн Эр-Гро обратился ко мне.

- Сиана Огнеда, вижу, вы взяли под контроль свои эмоции. Похвально.

- Спасибо. Я готова обсудить с вами мои поправки в документ, который должно быть ошибочно был назван инструкцией, - произнося эту фразу, я боялась, что он заметит мое волнение и внутреннюю неуверенность.

- Ошибочно? Поправки?! - холодно переспросил куратор, добавляя в голос нотки металла.

- Должно быть, вы подобрали более понятное для меня слово. Как я узнала, у вас используется другой термин, а именно "клятва ХэйдарАгэш"...

- Кто вам это рассказал?! - взбешенно зарычал мужчина и быстро подошел ко мне, поднял за руку, чтобы тут же выхватить у меня планшетник. И не успела я возмутиться, как имя Элены высветилось на экране.

- Элена! - прошипел мужчина и уже поднял планшетник вверх, словно замахиваясь, но посмотрел в этот момент на меня.

Я стояла, как громом пораженная, испуганно следя за его рукой, сжав свои руки у груди, и больно закусив нижнюю губу. Должно быть, на моем лице был написан настоящий страх, так как куратор резко выдохнул воздух, опустил руку и положил на столик мой планшетник. Затем вообще отошел к аквариуму, повернувшись к нему лицом, а ко мне спиной. Сцепив руки позади, сквозь зубы произнес:

- Озвучьте ваши поправки.

Сглотнула, ухватившись одной рукой за горло, другую опустила вдоль тела, расслабляя мышцы. Эти странные вспышки гнева не то, что пугают, они меня просто из равновесия выводят. Надо успокоиться... Кашлянула в кулак, прочищая горло, и тихо, но твердо произнесла:

- Поправки касаются в основном первых двух разделов.

Мужчина развернулся и уставился на меня мерцающим ликом, при этом выглядя довольно мрачно.

- Первое... Исключить из документа любые упоминания возможности применения иной системы наказания, нежели дисциплинарной.

- Хм.

- Не "хм", я требую исключить "телесные наказания"! Это, знаете ли, нарушает мои права!

- Хорошо, я согласен. Это все?

- Нет. - Удивилась, что он даже не стал возражать, но быстро выпалила следом: - Еще что касается выходных, либо они должны состояться и без сопровождения, либо оплата за эти дни по тройному тарифу.

- Согласен на оплату в тройном тарифе. Хотя вы могли просить и больше.

- Могла? - опешила я.

- Уже не можете. Требование озвучено, я его принял, хронозапись зафиксировала. Дальше.

Черт! Откуда мне было знать! Э-э-э, он сказал, что разговор записывается?! Надо быть внимательнее.

- Э-эм... мне не совсем понятны еще некоторые моменты, - произнесла чуть медленнее, выйдя из-за своего стола и пройдясь по центру кабинета. - Итак. Что значит в вашем понимании 'территориальная адаптация', почему запрещена любая личная инициатива в отношениях с мужчинами... и пункт о процедуре ежевечернего прощания, по-моему, вообще глупость какая-то.

Куратор молчал, продолжая сверлить меня взглядом, заставляя нервничать. Он это специально, я уверена!

- Сиг Куратор...

- Огни... Огнеда, прошу не обращаться ко мне более в этой форме.

- Но ...

Подошел ко мне, взял за руку и поднес мою кисть к своей груди. Положил осторожно поверх кителя, прижав своей рукой, затянутой в перчатку, и хрипло произнес, не убирая маску:

- Территориальная адаптация сложный в понимании термин, пока он для вас не имеет смысла.

Попыталась убрать руку, не позволил.

- Уберем последний пункт из второго раздела. Что касается отношений с другими мужчинами... это исключено.

- Я правильно поняла - вы сказали с другими?

- Я так сказал? - словно он и, правда, удивился.

Кивнула, снова попытавшись освободить плененную руку, мужчина только еще крепче прижал ее к себе.

- Сигурн Эр-Гро!

- Что?

- Что вы делаете?

Куратор улыбнулся, сверкнув взглядом. Я опустила глаза, посмотрев на его воротник-стойку, смутившись.

- Огнеда, посмотрите на меня и скажите, что вы видите? - вдруг мягко произнес куратор, и прикоснулся свободной рукой моего подбородка. Чуть подняв его вверх, заставил взглянуть в свои черные глаза без белков.

- Что вы видите? - еще раз переспросил, полностью открывшись.

- А как вы это делаете? - от его взгляда у меня не то, что мысли все умные разбежались, ноги вот-вот держать перестанут.

- Что именно? - сузил глаза, а согнутыми пальцами руки вдруг провел линию от подбородка к ушку, отвел волосы в сторону, оголив бешено бьющуюся жилку на шее.

- Ваша маска... она все время то появляется, то исчезает... это так странно, - почти прошептала, и замерла, ибо не ожидала промелькнувшее на его лице радостно-довольного выражения.

- Это, моя сиана, начался процесс адаптации, - произнес куратор вкрадчиво и так нежно, что я дрогнула и отступила на шаг.

Внезапно мужчина отпустил меня, вернул маску на лицо, и спокойно, с легким юмором в голосе произнес:

- Предоставьте мне в электронном виде ваши поправки, я внесу их в так называемую инструкцию, за исключением последней темы, которую вы затронули. Никаких мужчин или женщин рядом с вами быть не должно. Это не обсуждается. И еще, Огнеда, если вы сами вдруг проявите какой-либо интерес в этом вопросе по отношению к лицам, не участвующим в качестве стороны данного документа, последуют санкции, которые вы не успели дочитать.

Провела рукой по волосам, собираясь с мыслями. Верно, у меня осталась не прочтенной последняя страница. Только хотела произнести вопрос, как была прервана строгим, не терпящим возражений голосом куратора:

- Нет. Санкции не будут изменены ни под каким предлогом. И можете быть спокойны. Я никогда бы не применил к вам телесного наказания.

- Тогда почему вы это включили?

Ответом было многозначительное молчание. Неужели отвлекающий маневр?

- У меня еще есть вопросы.

- Даже не сомневался, - пробурчал он в ответ, отойдя к столу.

- Как еще я могу к вам обращаться? Еще интересует сумма моего вознаграждения и на какой срок вы берете меня на должность сианы? - обратив внимание на крепко сжатые кулаки сразу после вопроса о сроке, уже менее увереннее закончила: - Я планировала по окончании практики вернуться на Землю.

Не знаю, собирался ли куратор что-то мне ответить, только раздался звук вызова, идущий от его нэс-бука, и Эр-Гро мгновенно сел за стол. Жестом руки заставил меня оставаться на месте, не разрешая подойти ближе, тем самым не позволяя заглянуть в экран.

- Огнеда, вы идете со мною. - Резко бросил он мне, подорвавшись с места, и быстрым шагом направился на выход. Я метнулась за планшетником, затем следом за удаляющимся куратором.

Ни в лифте, ни в узком рукаве коридора я не посмела спрашивать, что случилось, и только когда увидела, что движемся мы к тренировочному корпусу, подумала: а не случилось ли что с кем-либо из одногруппников?


***


Меньше всего входя в зал для боевой тренировки, ожидала увидеть следующую картину. Парни из моей группы в полном боевом облачении массированно поливают шквальным огнем окруживших их, надеюсь условных, противников. Выглядывая из-за могучей спины куратора, успела насчитать пять дерадмиинов в длинных черных мантиях, все с теми же непроницаемыми масками на лицах. И что самое удивительное, они все стояли, сложив руки на груди, не шелохнувшись. Меж тем огненные сгустки словно поглощались ими, не причиняя ни малейшего вреда.

- Кадеты! - вдруг громко и отрывисто произнес сиг Куратор, обращаясь к группе землян. - Что за жалкое зрелище?!

Парни опустили руки, хмуро и почти с негодованием воззрились на него.

- Сиг Куратор, - подал голос Джей, - не мы первые напали... У нас по графику должна быть отработка ближнего боя, а эти... да кто они вообще такие?!

- Лучшие из лучших дерадмиинов с планеты Иридии в созвездии Темного Пса, - хмыкнул куратор и прошел на середину зала, я же осталась у входа. - Ваша группа участвует в совместном экспериментальном проекте, разработанном Космическим Военным комитетом под руководством высших военных чинов всех заинтересованных сторон.

Ребята стали переглядываться меж собой и только Лим сверлил меня взглядом, заставляя нервничать. Едва куратор отвернулся от него, парень показал мне жест, характерный для трактовки "тебя ждет расправа!", проведя большим пальцем руки от уха до уха.

- И, к сожалению должен отметить, что первичную проверку на способность действовать слаженно, обдуманно и эффективно против более сильного противника вы с успехом... провалили, с чем вас и поздравляю.

- Сиг Куратор! - Снова попытался возмущенно возразить старший группы.

- Я вам не давал еще слово, кадет Стенли, - рыкнул, как отрезал Эр-Гро. - С сегодняшнего дня вашим условным противником является ... вот эта пятерка дерадмиинов. Ваша задача, кадет Стенли, выявить слабые и сильные места противника, отработать тактику и технику, как нападения, так и обороны. Результат должен быть не менее сорока процентов от возможного.

Затем один из "темных" покинул свой строй, прошел в сторону выхода и замер подле меня. Я опасливо скосила взгляд, отодвинулась на пару шагов в сторону от пугающего своей мрачностью незнакомца. Тот повернул ко мне голову, молча оценил расстояние между нами и ...сделал столько же шагов в мою сторону. Цыкнув недовольно языком, прошла еще дальше, а этот цербер не отставал. Да что такое-то?! Я возмущенно отвернулась, и заметила пылающие бешенством глаза Лима, прожигающего меня ими в упор.

- Совместные тренировки будут длиться в течение всей вашей практики.

- Разрешите обратиться, сиг Куратор, - снова подал голос Джей, получив прежде тычок в спину от Лима.

Эр-Гро медленно повернул к нему свое пугающее чернотой лицо.

- Слушаю.

- По какой причине наша группа лишилась одной боевой единицы силы? И почему группы разделена по половому признаку?

- Кадет Стенли и кадет Лим Блейк, вынужден внести в ваши личные дела сведения о повторном нарушении Устава Академии. Решения, принятые вашим непосредственным куратором практики, как и любые перемещения личного состава группы не подлежат обсуждению и не требуют дачи объяснений. Предупреждаю, еще одно занесение в личное дело и вынужден буду поставить вопрос перед руководством КВА о вашей замене в группе.

Стенли потупился, а Лим чуть побледнел, бросив в мою сторону мрачный взгляд, и отвернулся.

- Итак, на сегодня время тренировки четыре часа. После обед и сбор для анализа ошибок. Работайте.

Резко развернулся и, чеканя шаг, двинулся в сторону выхода. Я бросила последний задумчивый взор на провожающих нас с хмурыми и почти враждебными лицами ребят, и вышла следом, а тот цербер снова пристроился позади меня на расстоянии пяти шагов.


Глава 7.




Остро ощущая идущие от куратора эмоции раздражения, я так же молча вернулась с ним в кабинет, понимая, что наш с ним разговор еще не окончен. Куратор прошел к столу, сел и ввел какой-то текст, затем посмотрел на меня, спрятавшуюся за галоэкраном своего нэс-бук. А что? Мне же надо и инструкцию дочитать, и правки переслать. Так что я сейчас такая занята-а-ая...

- Выжмите из них все, что сможете, - обратился куратор к церберу. - К концу практики каждый должен отработать на восемьдесят процентов.

- Это затруднительно, мой хэйдар.

- И все же возможно. Время на исходе, цер Джеграм-Зул. Сделайте все, что требуется. Особое внимание уделите эффекту шоковой заморозки. Реакция группы должна дойти до автоматизма.

- Слушаюсь, мой хэйдар.

- Идите.

Цер Джеграм-Зул? Это что - имя такое? Как я верно кликуху ему придумала - Цербер. Пока делала пометки в блокноте на нэс-буке, перенося то, что ранее набирала на планшетнике, проморгала исчезновение соплеменника куратора. Подняв глаза, натолкнулась на излишне пристальный и какой-то потемневший взгляд мужчины. Маски уже не было, лишь легкая тень на лице, да поза несколько напряженная. В одной руке куратор крутил стилус от своего планшетника, а другой рукой обхватил подлокотник кресла.

- Огнеда, вам настолько сильно не нравится этот документ, что вы готовы и дальше тянуть время с его подписанием? - задал он прямой вопрос, практически выведя меня на чистую воду.

- Так вы же сами согласились на поправки и ..., - поджала губы, заметив, как стилус был зажат в руке, словно его сейчас сломают, - и вынуждена снова вернуться к последним вопросам. Я могу напомнить...

- Довольно! - поднял он руку с подлокотника, при этом бросая стилус на поверхность стола. - Я на память не жалуюсь. Можете обращаться ко мне ..., - задумался, разглядывая свою руку в перчатке, и уже спокойнее произнес: - Варианты есть. Выбирайте: мой хэйдар или ...Дамьян.

- Вы шутите? - теперь раздражение начало появляться и у меня. - Я не могу к вам обращаться по имени... я правильно понимаю, что вы назвали мне свое имя?

- Почему нет?

- Это нарушение Устава Академии.

- Он на вас уже не распространяется, - пожал мужчина плечами, огорошив.

- Как это? - я даже поднялась от удивления.

- Вы теперь сиана... моя сиана. Формально я еще вас оставил в качестве кадета ВМА, но ...

Пронеслась возмущенной лавиной от своего места до стола куратора, уперлась руками в столешницу и, наклонившись вперед, выпалила с запалом:

- Да что означает это ваше "сиана"? И... и я не подписывала никаких документов, и согласия на перевод из группы кадетов-практикантов не давала! К тому же не стану я подписывать никакой документ, в котором о моих правах ни слова нет.

Глаза сигурна Эр-Гро медленно, словно смакуя то, что они видят, опустились с моего лица на губы, затем ниже, пока не застряли в области моего декольте.

- Ну, так подпишите, и тогда получите все привилегии и права, что полагаются вам как моей наре... как моей сиане.

Посмотрела вниз и невольно покраснела. Ворот пиджака разошелся, выставив на обозрение жадного взора куратора открывшуюся верхнюю часть груди с глубокой ложбинкой, выглядывающей из-за края топика.

Резко выпрямилась, поправляя пиджак. Куратор вдруг поднялся и мгновенно оказался рядом.

- Вы соглашаетесь на обращение ко мне по имени, одеваете вот эту безделушку и ничего подписывать уже будет не нужно, - в его руке перед моим лицом сверкнул кулон с огромный синим камнем на черной цепочке, а вкрадчивый голос продолжил, - или подписываете инструкцию, обращаетесь "мой хэйдар", и я тогда стану вашим личным инструктором и партнером по тренингу. Гарантирую, к концу практики вы станете выносливее, быстрее и... сила ваша окрепнет.

Я заворожено следила за покачивающейся из стороны в сторону драгоценной безделушкой, пытаясь понять в чем подвох. Только мелькающий перед глазами кулон мешал сосредоточиться. Зажмурилась, отступив на шаг, как почувствовала прикосновение к талии мужской руки.

- Довольно упрямиться, - услышала я хриплый голос возле ушка.

Открыла глаза и сердито глянула на куратора.

- А сроки? И еще сумма вознаграждения... это не праздное любопытство, сиг Куратор, - прошептала в ответ, нервничая от того, что мужчина придвинул меня почти вплотную к своему телу.

- Сроки... да что такое сроки? Это не столь существенно. А вот сумма вознаграждения...

И куратор вдруг снова склонился ко мне и произнес такую сумму, что я едва не рухнула тут же на пол, да только сильная мужская рука удерживала крепко на месте. Да объявленной суммы вполне может хватить на излечение моей мамы, и еще останется на реабилитацию. Сглотнула, потом облизнула вмиг пересохшие губы. Рука на талии дрогнула, и я оказалась вплотную прижата к куратору. Инстинктивно уперевшись ладонями в грудь мужчины, удивленно спросила:

- Что вы делаете?

- Пока ничего, - улыбнулся и склонился к моему лицу.

- А теперь?!

Замер, прищурился и сквозь зубы:

- И теперь ничего.

Движение ко мне продолжилось, ощутив дыхание куратора почти у своих губ, еще более возмущено выпалила:

- Нет! Вы что собираетесь сделать?!

- А вы умеете задавать вопросы, Огни... дорогая.

Выпрямился, убрал руки от меня и вернул маску на лицо.

- Долго мне еще ждать вашего решения?

Тряхнула головой, приводя свои мысли в порядок. Это что сейчас было вообще? Он меня пытался поцеловать?!

- Решения? Эм... что-то у меня так голова разболелась, мой хэйдар. Ой! - закрыла рот ладошкой от шока. Это что я сейчас ляпнула?!

- Отлично. Тогда я жду ваших поправок, сумму вознаграждения пропишу в разделе права, и, кстати, думаю, вы не будете возражать, Огнеда, если я так же укажу каждодневные тренировки... совместные. У вас есть пятнадцать минут. Затем по графику встреча с комендантом Кавинау, и обед.

Я стояла, как громом оглушенная, от понимания, что попала. А всему виной баснословное вознаграждение и ... эти странные манипуляции со стороны куратора.

-Огни, работаем! Пятнадцать минут.

И куратор взял и вышел из кабинета... совсем вышел.

Кинулась к своему столу с мыслью "срочно... Элена!". А планшетника нет! Куда он подевался? Обыскала все вокруг - под креслом, под столом, все карманы перетряхнула, ну нет его! Прикусив губу, вдруг вспомнила, что он оставался на столике, перед тем как... и этот кулон со странным мерцающим синим камнем тоже всплыл в памяти. Неужели мой гаджет прихватил с собой куратор? Зачем?! Полезла в нэс-бук, вышла в инфосеть и набрала в поисковике "дерадмиин, Иридия в созвездии Темного Пса".

Пока ждала формирования списка ответов, открыла инструкцию и пробежалась по последнему разделу "Ответственность".

"Каждый проступок, совершенный сианой, равно как и выявленное намерение на его совершение, подлежат анализу, квалификации и наказанию соразмерно степени вины (умысел или по неосторожности). Единственным лицом, обладающим правом установления причинно-следственной связи, наличие вины, а так же удостоверения факта совершения проступка, является хэйдар и никто иной. В каждом конкретном случае от степени тяжести проступков хэйдар вправе избрать ту меру наказания, которая отвечает его внутреннему убеждению, уровню раскаяния сианы (должно быть выражено в той степени и качестве, чтобы степень раскаяния была явно выражена, приветствуется раскаяние в озвученной хэйдаром форме) и физической подготовке сианы".

Замерла, чувствуя, как перехватывает горло, и спазм переходит в нехватку воздуха. Глубоко вздохнув, мысленно выругалась: "Какого потухшего файера? Это не инструкция, это... это ужас какой-то!" Я не стану это подписывать. Да я боюсь его уже, этого странного и хитрого куратора! Учтивая, что для выбора наказания имеет значение моя физическая подготовка, невольно мысль закрадывается о каких-то физических... телесных наказаниях. Но он же сказал, что не стал бы применять их ко мне в любом случае, и при этом отказался убирать этот раздел.

Закрыла глаза. Надо успокоиться и постараться найти как можно больше информации. Страшно дальше читать, если честно. Пробежалась глазами, чувствуя, что волосы дыбом встают... О, столько возможностей совершить проступки: опоздание, игнорирование вызова или ответ на сигнал после второй секунды, не правильно выбранный цвет его или моей одежды, неудачная сервировка стола и подбор блюд, нарушение этикета, нарушение ... нарушение... по перечню только пятьдесят четыре насчитала. И внизу жирным шрифтом: никогда не перечить, не спорить и не высказывать свое мнение, если оно отличается от одобренного хэйдаром!

Ну все, это меня добило! Плюнула уже на инструкцию, вернулась к поисковику и там облом "Запрашиваемая информация с данного адреса запрещена к открытию. Обратитесь за допуском к администратору".

А-а-а! Подскочила, пылая уже не столько от страха, сколько от негодования и пронеслась на выход. А там, вот засада - Цербер! Нет, этот меня не остановит. Мне срочно к Элен надо!

Мгновенная активация энергии с подпиткой из окружающего пространства, гаснет весь свет, как позади в кабинете, так и по коридору. Резкий вдох-выдох и выброс огненной стены в сторону цербера, который от явной неожиданности нападения только и успевает поставить ледяной щит, и видимо, понимая, что этого мало, замораживается сам.

Подошла к ледяной статуе, постучала пальцем по морозной поверхности и вздохнула растроенно.

- Вот на что вы меня толкаете, а? - произнесла вслух.

Цербер за ледяной коркой скосил на меня глаза, полыхая злостью, а я не удержалась и показала мужику язык. Затем вышла в темный коридор и пошла в сторону лифта. Как ни странно, но лифт работал, должно быть на резервном питании. Уже возле пропускного пункта на платформу сверхскоростного транспортника вспомнила, что сама же вчера повредила свой чит-код. И что теперь делать? Связаться с Элен, как и попасть к ней не получится, старый планшетник "мертв" и восстановлению не подлежит. Посоветоваться теперь не с кем... и подписывать такой документ нет никакого желания, но и деньги вернуть тоже не смогу. Чувствуя, то слезы вот-вот хлынут из глаз, вернулась к лифту, поднялась на свой этаж и прошла в свой жилой блок. Закрылась, не особо надеясь на надежность кодов, которые, если куратору вздумается, скорее всего будут без усилий взломаны, и решила попробовать самостоятельно починить свой чит-код. Взяла из шкафа свой рюкзак и вынула медицинский бокс. Лучше чем-то нужным сейчас заняться, лишь бы не думать, что со мною сделает куратор, обнаружив сюрприз в холле кабинета.

Нашла скальпель, причем походного образца, маленький, и отложила на столик в гостиной. Сняла пиджак, чтоб не запачкать, затем сходила в ванную, помыла руки, обработав их так же и дезинфектором. Вернулась в гостиную, сбрызнула острие скальпеля из той же бутылочки с дезраствором и приготовилась сделать надрез на ладони. Потом вспомнила об обезболивании, порылась в медбоксе, и нашла блистер с капсулами. Эх, это же не просто анальгетик, это еще и сильнейший антидепрессант. Решив, что мне в моей ситуации вполне даже подойдет такое сочетания, закинула капсулу в рот. Дожидаясь появления состояния "пофигизма", повторила процедуру с обеззараживанием и равнодушно сделала маленький надрез на ладони возле большого пальца. Пинцетом вынула чит-код, который печально свесил свои контактные усики, и поместила его в маленький контейнер. Не обращая внимания на кровь, вытекающую из раны и залившую руку по локоть, потянулась к приготовленному скобосшивателю, и в этот момент раздался звук от двери, словно взвыла сирена, но тут же заглохла, захлебнувшись. Двери резко открылись и ко мне пожаловали гости. А точнее куратор, собственной разгневанной персоной в обсидиановой маске и "верный" Цербер.

Мужчины замерли на пороге, явно шокированные увиденным, как вдруг оба сорвались с места и в считанные мгновения, я даже моргнуть не успела, оказались подле меня. Цербер ухватился за мои ноги, закинул их на диван, а Эр-Гро сцапал окровавленную руку, подняв ее вверх. Резкий, почти болезненный холод сковал кисть, поднимаясь к локтю, и выше, заставляя кровь останавливаться, почти замерзая.

- Зачем?! - зарычал вдруг мне в лицо куратор.

А мой страж в этом время подушечку под голову подкладывает, старательно отворачивая от меня свою голову. Куда он все время смотрит? Проследила за его взглядом - в стену.

Тут меня тряхнули за плечи и снова грозно прорычали, не прекращая прикосновений к голым плечам:

- Ответь мне, Огни, зачем ты это сделала?!

Подумала, отвечать или нет...

- Что именно? - решила все же уточнить, хотя мне-то все равно... или нет?

- Вот это! Попытка суицида! Огни, тебе так отвратительна мысль быть в подчинении у меня? - маска-лицо все время меняла цвет, то становясь черной, то мерцающе серебристой, а то вдруг злые глаза впивались в меня.

- Угу, подчиняться неприятно... и не трогайте меня своими руками.

- Что? - зашипел куратор.

Передернула плечами.

- Неприятно.

- Огни!

- И имя мое не сокращайте!

- Что, тоже не приятно? - огрызнулся мужчина, но руки от плеч убрал. - Принеси воды, чего ты стоишь как истукан, - рявкнул он на цербера, а мне за него обидно стало.

- Не кричите на Цербера! Это ... неприятно.

- Кому? - рыкнул куратор, подскочив с места.

- Ему неприятно. Мне-то все равно.

- Что с тобой? Ты какая-то странная!

- А мы с вами на "ты" не переходили еще. И из одного бокала тоже не пили, - проворчала я, устраивая руку поудобнее. Потом вдруг зевнула, и добавила: - И не шумите здесь, не дома.

- Сиана, вы забываетесь! - гневно и несколько обескуражено произнес куратор, а мой страж отмороженный скрылся в ванной.

- Я тоже на память не жалуюсь, - позевывая, возразила из вредности. - Хотя могу забыть, что брала у вас деньги. И это будет приятно-о-оууу...

Прикрывая здоровой ладошкой рот, наблюдала за вытянувшимся лицом куратора.

- Что вы принимали? - вдруг спросил мужчина и подсел ко мне, потянувшись к моему лицу.

- О, только не надо снова меня трогать, - недовольно скривилась в ответ.

- Я еще и не начинал, - фыркнул в ответ куратор, и приложил руку в перчатке к моему лбу.

- Это правильно, и не надо... начинать, - глаза стали сами собой закрываться, и только упорная мысль стучала в висках, требуя быть озвученной. - И кстати, эта ваша инструкция... э-э-э... она... шедевр идиотизма.

Звук рычания, наполненного блаженными нотами чужого возмущения, убаюкали меня и я заснула.

А потом был сон... или нет. Не сон? И все же, наверное, такое могло только присниться. Кровь с моей руки смывал лично куратор, а рядом стоящий Цер, упорно сверля стену взглядом, все время лил воду, причем мимо, не попадая в подставленную емкость у дивана. Видимо его хэйдару не понравилось, что очередная порция воды досталась его кителю, и тихим рыком расстроенный Цер был отправлен на тренировку с огневиками отрабатывать реакцию на защиту.

Эр-Гро скинул китель, оставшись в темной рубашке, закатал рукава. Маски на лице как не бывало. Наклонился надо мною и вдруг подхватил на руки, направившись в спальню. Уложив поверх покрывала на постель, убрал волосы с моего лица, и склонился, коснувшись дыханием моей щеки.

- Огни, девочка, что ты со мною делаешь? - хриплый стон и холодные, чуть жесткие губы прикасаются к моим губам. И болезненный жар покидает мое тело, блаженная, приятная прохлада растекается по венам, расслабляя.

Поцелуй был осторожным, недолгим, однако мужчина как-то тяжело задышал. Уперевшись руками по обе стороны от моей головы, уперся головой в верхнюю декольтированную часть груди, словно успокаиваясь, и я вздрогнула от неожиданности, когда его губы прочертили дорожку чуть выше топика.

- Какой странный сон, - пробормотала я вслух, отталкивая мужчину от себя. Он резко вскинул голову, всматриваясь в мои закрытые глаза. Затем поднялся, вышел из спальни, но ненадолго. Вернулся и сел рядом. Взял мою руку и начал ее разглядывать. Что уж он там рассмотрел и понял, я уже не видела, только слышала его гневное:

- Ты удалила свой чит-код?! Зачем?!! Хотя...

Оздоровительный сон свалил меня в неподходящий момент, не позволив дослушать то, что бубнил мужчина после многозначительного "хотя".


***



Очнулась из-за какого-то навязчивого сладко-приторного запаха, который раздражал, заставлял морщиться и просто вынуждал открыть глаза, чтобы узнать, что это за гадость так воняет. Приоткрыла веки, осмотрелась, вроде бы у себя, в смысле - в своем жилблоке. Чуть повернула голову и обнаружила на тумбочке огромный букет необычных цветов - фиолетовых, с волнистыми краями и вытянутыми в форме капли, а на каждом вытянутом усике сверкало по маленькой белоснежной жемчужинке! Очень красивый букет, но с таким навязчивым запахом, от которого начало щекотать в носу и першить в горле. Приподнялась, опираясь на одну руку, чуть откинула одеяло в сторону и удивленно воззрилась на то, что было на мне надето, а именно на нечто тонкое и шелковое, длиной до колен и на узких лямках. Странно...

Я не помню, чтобы перед тем как лечь в постель, переодевалась, да и само действие по укладыванию себя спать тоже не помню. Прикоснулась к тончайшей ткани, ощущая ее приятную гладкость, как вдруг задела другой рукой одеяло. Поморщилась от боли и не менее удивленно стала разглядывать больную кисть. Вся ладонь была словно в каком-то клее измазана, потрогала другой рукой - похоже на что-то мягкое, упругое. Это такая повязка, что ли? И кто мне ее накладывал? У меня в медбоксе нет такого средства...

Итак, букет, сорочка, перевязка - перечисляла я, пытаясь спустить ноги с постели и уговорить себя доползти то санузла. Голова отчего-то сильно кружилась, неужели обезболивающее такое сильное оказалось, что свалило меня с ног? До того момента, как его приняла и порезала себе ладонь, помню, а дальше - словно вата, туман в голове какой-то. Почему-то мелькнул образ куратора... И в этот момент от двери раздалось легкое покашливание, привлекающее внимание.

Перевела взгляд со своих оголенных ног и удивилась вполне искренне:

- Сиг Куратор, а что вы делаете в моей спальне?!

- У меня встречный вопрос, Огнеда, куда-то собрались?

- Д-да, - из-за внезапности появления куратора, даже забыла прикрыться.

Мужчина быстро преодолел расстояние между нами, остановился почти вплотную у моих колен, смотря сверху вниз темной маской. Внезапно наклонился и легко, словно пушинку подхватил меня на руки. Охнула, испуганно дернувшись от него, но тут же замерла, так как его руки без перчаток прикасались так крепко, что стало почти больно. Широко раскрыла глаза, глядя куда-то в область подбородка мужчины, и тихо прохрипела:

- В туалет... надо... мне. Пустите...

Куратор молча сдвинулся с места и пронес меня в душевую, осторожно поставил у стеночки и, выходя, произнес:

- У вас пять минут, потом я войду... двери не запирать!

Медленно опустилась вниз, соображая, что это все значит. Решив свои личные дела, умылась и посмотрела на себя в зеркало. Ого! Волосы растрепанные, под глазами синяки, а вот губы... а что с моими губами, а? Словно они припухли слегка, и подбородок, шея и даже декольте с какими-то покраснениями. Провела рукой, озадаченно ощущая легкое ноющее раздражение в местах покраснения кожи. Может аллергия на цветы? Но у меня никогда не было аллергии, тем более на запахи. А вот такое пятно, которое вдруг обнаружила немного выше от розовой вершинки на груди, очень напомнил тот засос, что оставил не так давно Лим на шее. Не-е-ет... не может быть. Я, наверное, ошибаюсь, да и кому сейчас пришло бы в голову это сделать? Если только ... куратор? Мамочки! И эти цветы тоже от него? Потрясенно пригладила волосы здоровой рукой. И едва услышала осторожный стук в двери, инстинктивно прижала ко рту кулак, сдерживая вскрик.

В проеме появился куратор, окинул меня быстрым взглядом, все так же прячась за маской, чтобы тут же, не особо церемонясь, подхватить на руки. Словно не замечая моего испуга, уложил снова на постель и накрыл сверху одеялом.

- Э-э-э... спасибо, - промямлила тихо, поерзав на месте. - А можно спросить у вас....

- Спрашивайте, - кратко ответил, и прошел к изножью кровати, сложив при этом руки на груди. Маска подернулась. Я смогла разглядеть сосредоточенность на его лице и какую-то мрачную решимость в крепко сжатых губах. Ох, и зачем же он так на мою психику давит?

- А можно убрать этот букет? - первое, что пришло на ум.

- Чем вам цветы не угодили?! - глухо, с нарастающим недовольством возразил куратор.

- Я не понимаю... зачем они здесь?

- Не понимаете?! - сверкнул сердито взглядом, чуть поддавшись в мою сторону, опуская руки вниз.

- А у меня аллергия... вот, видите?! - запальчиво и несколько сбивчиво попыталась объясниться, а в качестве доказательства своих слов отодвинула вниз одеяло и продемонстрировала покрасневшие участки на шее и верхней части груди. - Вот, видите, крапивница уже началась!

- Аллергия?! Крапивница?! - возмущенно повторил он, повышая голос. - Значит цветов вам не надо, да?!

Эко его заклинило... и лицо при этом такое стало, что появилось желание спрятаться под одеяло с головой. Обошел кровать, и так быстро, что я не успела сбежать, как вдруг Эр-Гро наклонился надо мною и прорычал мне в лицо:

- А если эти цветы от меня?!

- От вас? - сипло переспросила, втягивая голову в плечи. - А з-зачем?

- Зачем?! А вы не догадываетесь? - прищурился он недоверчиво.

А я... черт, я покраснела, чувствуя, что кровь внезапно прилила к щекам.

- Вы,.. - замерла, так как меня вдруг осенило, - вы, наверное, чувствуете свою вину, да?

- За что? - теперь он довольно искренне изобразил возмущение.

- Нет? Не чувствуете? - поджала губы, расстроившись, что такое удачное оправдание не поддержал. - Да за то, что вы испортили мне практику!

Зря я это сказала. Вот совсем еще голова плохо соображает... у-у-у, как же куратор взбеленился.

- Что?! - с рыком мужчина схватил букет прямо с вазочкой и вынес из спальни.

Затем в гостиной что-то бабахнуло, послышался звон стекла, а следом наступила подозрительная тишина. Так, может мне одеться пока? Спустила опять ноги на теплый ворсистый ковер, поднялась и, пошатываясь, двинулась к шкафу. Только отодвинула в сторону створку, как двери со стороны гостиной открылись, явив пред мои очи сигурна Эр-Гро. "Опять?" - мысленно застонала от смущения, что я вынуждена стоять перед ним в одной сорочке, и потому, должно быть действуя из желания спрятаться, шагнула внутрь шкафа и закрыла дверцы. Зажегся свет, позволив мне разглядеть, куда можно присесть. С той стороны послышалось возмущенно:

- Огни! - затем ко мне постучались.

Я промолчала, прижав кулачок здоровой руки ко рту. А куратор уже спокойнее:

- Одевайся и выходи. В гостиной тебя ждет ужин.

Ужин? Так я еще и не обедала вроде. Проспала значит. Быстро натянула широкие брюки сливового оттенка и свободную тунику к ним, с рукавами до запястья. Надела мягкие балетки и вынырнула из шкафа. Волосы быстро собрала в пучок, заколов шпильками. Затем подошла к двери, замерла, собираясь с духом, ибо предстояло объясниться с куратором на счет этой работы. Я собиралась добиться поправок во весь текст инструкции, и сделать из нее трудовой контракт с взаимными правами и обязанности.

Открыла дверь и вошла в гостиную, как тут же замерла на месте от легкой оторопи. Картинка, что предстала моим глазам, была явно не для слабонервных девушек. Столик заставлен деликатесами и красиво сервирован, а по середине столика - ваза на высокой ножке с какими-то неизвестными мне фруктами. Куратор обнаружился в резном кресле, весь в черном и с мрачным выражением на лице, при этом в одной руке у него был бокал с красным вином, а в другой некий предмет, на который в данный момент и был обращен его хмурый взгляд. Однако заметив меня, мужчина тут же весь подобрался и спрятал эту вещицу в кармане кителя. Кивнул мне, и поманил рукой к дивану.

Философски подумав, что не съест же меня сигурн Эр-Гро, прошла к столу, не отрывая взгляда от его лица. А ведь я до этого момента не могла четко собрать образ куратора воедино, все время выхватывая что-то одно, то глаза - глубокие, черные, без белков, такие странные, пугающие и завораживающие одновременно, то густые брови, иногда нахмуренно сведенные у переносицы, иногда иронично приподнятые вверх, то вдруг красивой формы четко очерченные губы, упрямо сжатые или раздвинутые в легкой усмешке, а вот сейчас... Я заворожено разглядывала это мужественное лицо и замечала уже другие тонкости, которые указывали на нечто непривычное и чуждое глазу землянки. Он был красив, чрезвычайно, с темно-синими волосами, собранными в хвост, широким лбом и мужественными скулами и красивой формы подбородком, а еще его совершенно преображал прямой нос с небольшой горбинкой, создавая образ опасного, хищного воина.

Вздрогнула, осознав что сижу и просто пялюсь на него, а он внимательно и без единой доли досады следит за моим выражением лица, все так же держа на весу бокал вина. Спокоен, выдержан и сосредоточен, так я бы описала его взгляд, если бы не одно "но". Ножка бокала была сжата слишком сильно, да и брови чуть насуплены.

- Можно спросить, Огнеда, - низким, задумчивым голосом произнес Эр-Гро, отставляя бокал на столик, и обхватывая пальцами подлокотники кресла. - Зачем ты извлекла свой идентификатор?

- Он сломался, - тихо ответила и опустила взгляд на руку с повязкой.

- И когда это случилось?

Посмотрела неуверенно на мужчину и снова спрятала взгляд за ресницами. Ну не рассказывать же ему о том, что сама сглупила. Эх, лучше бы и правда, отсиделась в этом замечательном блоке, и ничего не было бы, поэтому пожала плечами и попыталась выкрутиться:

- Как-то не обратила внимания,.. - и словно молния сверкнула, когда до меня дошло, что не помню, куда положила емкость с чит-кодом. - Ох, а где?..

- Что-то потеряла? - и так мне его тон не понравился, с этакой иронией.

Посмотрела в его глаза и поняла, кто присвоил мой идентификатор. Точно. Но зачем он ему?

- Мой идентификатор,.. - ну точно, он что-то знает, вот и глаза сощурил, - вы... он у вас?

- Зачем он тебе, Огнеда, да еще и сломанный? - парировал куратор мой вопрос и вдруг потянулся к столу за красным маленьким фруктом. - Попробуй лучше мардрэссу. Повышает аппетит. К тому же ужин остынет...

Поднял крышку большого блюда и я почувствовала, что и правда голодна.

- Его починить можно. Мне новый выдадут только по окончании практики. Так он у вас? - озабоченно спросила и протянула руку ладонью вверх, давая понять, что хочу получить его обратно.

- Увы. Это невозможно? - без эмоций возразил куратор и вдруг перехватил мою ладонь, крепко сжав в своей руке без перчатки.

Легкий разряд, похожий на электрический, пронесся вдоль руки, по плечу, и вздыбил волосы на затылке. Выдернула руку из крепкой хватки и бросила пораженный взгляд на мужчину.

- П-почему... не возможно? - запинаясь, не понимая, что происходит, попыталась вернуться к теме разговора.

- Он не подлежит восстановлению. Сожалею.

Заморгала, глядя на него, пытаясь осмыслить масштаб создавшейся катастрофы.

- А что мне теперь делать? - прикусила нижнюю губу, расстроено переведя взгляд на столик.

- Ну, для начала поесть. Ты потеряла много крови, проспала больше суток и надо восстановить силы. Потом уже и поговорим о том, что можно сделать в этой ситуации, - произнес бодро и я бы даже, наверное, осмелилась предположить, что в голосе куратора проскользнули нотки удовлетворения, если бы не была так выведена из равновесия.

- Советую попробовать вот это блюдо, - словно игнорируя мою потерянность, продолжил Эр-Гро, накладывая кухонными щипцами красно-черное мясо с зеленью на мою тарелку. - Это мясо тапии, кстати, относится к семейству полосатых глубинных рыб Иридии. Считается деликатесом. К нему обычно подают соус из морских шариков со специями.

Выложив на тарелке предложенное блюдо, взял пузатый с узким горлом бутыль и наполнил мой бокал жидкостью красного цвета. Я с опаской наблюдала за куратором, удивляясь его стремлению меня накормить очередным деликатесом с его планеты и, судя по всему, еще и напоить.

- Послушайте, сиг Куратор...

Мужчина поморщился, затем откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза рукой.

- Хм. Огнеда, давай договоримся, - миролюбиво, на первый взгляд, прервал меня Эр-Гро, не глядя на меня, - когда мы наедине, обращайся ко мне иначе.

- Что? - у меня видимо до сих пор реакция заторможенная, что-то не по себе от его слов стало.

Убрал руку и глянул на меня своими необычными глазами, так что сразу желание уточнять пропало.

- Назови меня по имени, - произнес он уверенно.

- А может не ...

- По имени! - тихо, но довольно требовательно повторил, и наклонился в мою сторону, не мигая, впился в меня взглядом.

- Зачем? - почувствовав, что вдруг пропал голос от волнения, закашлялась.

Мужчина тут же подал мне бокал, который до этого наполнил до краев, и со словами "выпей", подтолкнул мою руку. Я помотала головой, а в ответ сердитое и непреклонное: "Сделай глоток... ну же!"

И тут мой желудок издал звук протеста, и я решительно отодвинулась от куратора и отставила в сторону бокал. Взяла молча в руку вилку, некультурно отломила ребром вилки кусочек рыбы и под недовольным взглядом странного в своих поступках куратора попробовала не менее странную пищу. Прожевав и проглотив, наколола другой кусочек и решилась высказаться.

- Мы можем с вами договориться, это правда. Но... я хочу сказать, что мне не ясна ситуация в целом. Я - кадет, землянка, должна проходить последнюю практику перед распределением. И вдруг лишаюсь этой практики. Ну, допустим, что вам действительно понадобился личный помощник. Но почему я? И почему я должна вообще подписывать какую-то инструкцию, которая вообще не отвечает требованиям законодательства моей планеты, а я вдруг почему-то оказываюсь под юрисдикцией законов, которые устанавливаются на Иридии, родной планете моего куратора, да еще и обязана с вами соглашаться и вашими странными "давай договоримся".

Проглотила еще кусочек, а дальше меня почему-то вообще уже было не остановить, как в еде, так и ...

- Так вот, хочу вам заявить, что Инструкцию вашу я подписывать не стану, и только трудовой контракт, заключенный на срок не более шести месяцев, на взаимовыгодных условиях, с полным перечнем прав, и понятных для меня обязанностей.

Покрутила вилкой в воздухе, чувствуя странный жар в теле. Ох, и пить так сильно хочется.

- А почему к ужину даже воды не подали, а? - возмутилась я, ощущая, что шпильки впиваются в голову, отчего волосы начинают болеть у корней.

Надо отметить, что куратор даже не прерывал меня, с каким-то живым интересом наблюдая и слушая, только чуть наклонился вперед, склонив голову набок.

- Огни, тебе нравится это блюдо? - вдруг вкрадчиво спросил Эр-Гро, улыбнувшись при этом, а я замерла, глядя на его губы.

- Д-да,.. - невольно потянулась к бокалу, чувствуя сильную жажду. - Только вот... от нее пить очень хочется.

Ой, зачем это я ко рту тяну бокал? Нет! Я же не собиралась пить не пойми что.

- А что это? - посмотрела внимательно на жидкость, что плескалась в бокале, и снова отставила его на стол.

Куратор вздохнул и отвел от меня взгляд.

- Легкое , как у вас говорят, столовое красное вино. Имеет приятный ягодный вкус. От него не пьянеют.

- Да? Совсем? - не поверила ему на слово.

Меж тем мужчина потянулся, взял щипцы и положил на мою тарелку нечто рассыпчатое зеленого цвета, похожее на проросшие зерна, и полил сверху тем же соусом, что до этого добавлял к рыбе.

- Такие вина обычно пьют в приятной компании. И с особым деликатесом. Это сердца маленьких ... в общем, думаю лучше просто попробовать.

Подал мне узкую ложку, а я замерла в нерешительности. Уж очень меня напрягает его манера уходить от прямого разговора.

- Сигурн Эр-Гро, - произнесла я, использовав другую форму обращения, решительно отложив ложку рядом с бокалом. - Верните мне мой идентификатор. И планшетник... новый.

- Это еще хуже, - откликнулся он, подперев подбородок рукой.

- Что хуже?

- Это обращение. Ужасно звучит.

-Но...

- Назови меня - Дамьян. И я не настаиваю на подписании этого ... "шедевра идиотизма". Честно.

И вот такое чувство появилось, что этот эпитет был произнесен сначала мною, но когда - не помню.

- Я не понимаю, - закрыла глаза, потирая шею, затем постаралась ослабить узел на затылке.

И зачем только волосы так сильно стянула?

- А ты подумай, Огни, вот над чем.

Голос куратора приобрел несколько жесткие нотки, я открыла глаза и напряженно замерла.

- Новый чит-код ты сможешь получить самое меньшее месяца через два. Пока твой запрос на него дойдет до руководства КВА, пока его рассмотрят и запрограммируют новый, а потом отправят на "Грозный"... и все это время ты не будешь иметь возможность не то, что в группе числиться, но и в столовой поесть не дадут. Здесь на базе без идентификатора никуда. И следовало прежде ознакомиться с правилами пребывания на военном объекте, и только потом неосторожно обращаться с чит-кодом. На работу я теперь тебя тоже не могу взять... Ты же отказываешься от условий инструкции. К тому же подписать ее без чит-кода почти не возможно.

По мере его речи, которая заставила меня шире открыть глаза, появилась еще более сильная жажда и в горле все пересохло. Безвыходность ситуации, в которую я попала по собственной глупости, становилась все более явной и оттого более пугающей.

- Почти? - выхватила я луч надежды из его слов.

- Нет. Я неверно выразился. Эта инструкция уже не актуальна с учетом озвученного обстоятельства, - и куратор бросил на мою больную руку многозначительный взгляд. - Есть другой вариант. Я выдам временный идентификатор "моей сианы", что в принципе в моих полномочиях, только нужно соблюсти некоторые формальности... в традициях Иридии.

На этом он умолк, поднялся и прошелся по комнате, затем зашел мне за спину, и я почувствовала легкие прикосновения к волосам. От неожиданности и испуга подскочила и, едва не снеся еду вместе со столиком, спряталась за креслом, в котором сидел до этого куратор. Мужчина хмыкнул и поднял руку со сжатым кулаком на уровне груди и потом раскрыл ладонь, и на сиденье диванчика посыпались мои шпильки. Я быстро провела рукой, удивленно посмотрев на рыжие локоны, которые свободно спадали на плечи и спину.

- Зачем вы это сделали? - прошептала я, нервно облизнув губы.

- Огнеда-Огнеда, - покачал он головой, сложив руки на груди, - я не сделал ничего такого, чего бы ты сама не хотела. Тебе мешали эти... ужасные орудия пыток, я избавил тебя от них. Итак, вернемся к традициям Иридии.

- Подождите, - подняла руку и потерла переносицу, ощущая, что у меня голова уже идет кругом от его странностей. - Объясните мне, наконец, зачем вы вообще все это делаете? Что вам от меня нужно?!

Эр-Гро умолк, а выражение его лица словно окаменело, и взгляд при этом, если б мог, превратил бы меня в ледяную глыбу. Он смотрел на меня почти с ненавистью и какой-то затаенной яростью, затем закрыл глаза, глубоко вдохнул и... вернул маску на лицо.

- Огнеда, с вами правда тяжело вести переговоры.

- Переговоры? - выдохнула я от удивления.

- Вот именно, - прошипел он и снова замолчал, все так же глядя на меня сквозь свою мерцающую тень на лице.

Не дождавшись продолжения, прикусила нижнюю губу и нервно потеребила ворот туники. И долго он собирается молчать?

- Э-э-эм,.. - начала я сама, страшась его вообще как-то называть, ну ведь не по имени к нему обращаться в самом деле. - Почему вы молчите?

Мужчина вдруг сдвинулся с места, направляясь в мою сторону в обход стола, я на инстинктах тоже сделала несколько шагов в противоположную сторону - позади дивана. Куратор остановился. Сложил руки на груди в замок и наклонил голову, словно рассматривая меня. Жаль, не видно его лица, так и не поймешь, что у него на уме.

- Ты боишься меня? - вдруг спросил куратор низким, чуть хрипловатым голосом.

- Н-не знаю, - смутилась я, и все же еще сделала пару шагов от него, отгородившись спинкой дивана.

- Что ж... хор-р-рошо! - процедил мужчина сквозь зубы и сед на свое кресло. - Садись... твой ужин остывает.

- А я ... как бы уже наелась, - прошептала в ответ, и не сдвинулась с места. - А можно воды?

Эр-Гро поднял руку и проговорил что-то на незнакомом языке в переговорник, встроенный в его нарукавник, и ответил мне:

- Сейчас принесут. Присаживайся.



Глава 8.




И именно в этот момент мне так захотелось остаться одной, да и усталость все больше давила на плечи, и чувствую, что нервы тоже начали сдавать. Столько неопределенности и совершенное осознание той глупости, что я совершила, при этом столь не свойственной мне.

- П-простите, я могу вас просить перенести ... хм... переговоры на утро. Не подумайте, что я не благодарна вам за ...заботу. Очень благодарна, - посмотрела на куратора, тот снова принял позу внимания, наклонив голову в сторону.

- Огни, мне не нужна твоя благодарность, - вдруг грустно произнес куратор. - Просто произнеси мое имя.

Упрямо поджала губы и сложила руки на груди, копируя его излюбленную позу.

- Ну, хоть разочек, - с легкой иронией настаивал мужчина. - Нет? Если ты и правда так благодарна, как говоришь, то сможешь это сделать?

Мотнула сердито головой в ответ, ибо моя интуиция просто вопила не соглашаться.

- Что ж,.. - вздохнул мужчина и поднялся. - Сегодня можешь отдыхать. С утра мы вернемся к разговору. Воду доставят через хозяйственный отсек. Двери я заблокирую. Если тебе что-то еще может понадобиться, сообщи мне по сети со своего нэс-бука.

Встрепенулась, удивленная, что я вдруг окажусь запертой, и выпалила:

- Почему заблокируете?! Разве я не имею право выйти?

- Нет. До тех пор, пока мы с тобой не договоримся, отсюда ты не выйдешь, - как отрезал, произнося это холодным голосом.

- Что?! Так не честно!

- Не честно?! - вдруг вспылил Эр-Гро и метнулся ко мне.

Я не успела даже пискнуть, как оказалась зажата в руках куратора, прижавшего меня к себе так сильно, что показалось - кости захрустели.

- Не честно другое, Огни - делать вид, что ты ничего не понимаешь, игнорировать мои просьбы и требования! А теперь следи за моей мыслью: я приказал не посещать танцпол - ты нарушила и сломала идентификатор, затем спровоцировала драку, за которую кадеты рискуют вылететь с практики. Но этого было мало, да?!

Я уже задыхалась, так как мужчина поднял меня за талию повыше, и уставился своими черными разъяренными глазами в мои, такие напуганные и полные слез.

- Инсценировала суицид и окончательно уничтожила идентификатор и, спрашивается, для чего? Лишь бы не подписываться документ, который позволил бы тебе не оказаться в той мясорубке, в которую в ближайшие недели направят всю вашу группу! И когда я пытаюсь решить твою проблему, Огни, ты отказываешь мне в том, что в принципе для тебя не трудно! Всего лишь и надо обратиться ко мне по имени, - прорычал мне в лицо куратор и маска окончательно исчезла с его лица, а на меня смотрел истинно демон, и глаза уже не черные, а .....мама, почему они у него вдруг стали алыми?!

Я зажмурилась и сквозь слезы и боль от его рук произнесла:

- Хорошо... Дамьян, только отпустите меня... пожалуйста.

И в ту же секунду мужчина успокоился, выдохнул и удобнее перехватил меня на руках, направившись в спальню. Я уже готова была зарыдать, когда меня осторожно опустили на постель и тихо произнесли возле самого уха:

- И совсем не сложно это было сделать, верно? А теперь отдыхай, Огни, утром... все разговоры будут утром. А двери я все равно буду вынужден заблокировать. Мне бы не хотелось снова разбираться в последствиях твоих... необдуманных действий. Спокойной ночи...моя сиана.

И меня, с трудом удерживающую истерику, оставили наконец одну. Едва услышала характерный звук блокировки входной двери, поднялась и прошла в ванную. Умылась холодной водой, почистила зубы и заполучила, наконец-то, воду в пластиковой многооборотной бутылке. О, минеральная даже. Это вообще редкость. Напившись вдоволь, присела на кровать и задумалась. Истерить расхотелось - это первое, и способность думать вернулась, едва куратор исчез с поля зрения - это второе. В совокупности выходит, что он плохо влияет на мои мыслительные процессы, как впрочем, и на мои нервы. И это-то странно. Ибо я в принципе редко теряю способность мыслить, а нервы... а что нервы, с ними мы тоже как-то привыкли договариваться. Но, похоже, не в этом случае.

Нет, ситуация просто непонятная для меня. Я вообще теперь кто? Кадет или нет? И что нужно конкретно куратору от меня? То, что я могла привлечь его в качестве возможной любовницы, в голове не укладывалось... Это невозможно. Кто он и кто я? Мы настолько чуждые друг другу, что и речи быть не может. Да и на мое предположение, когда я намекнула, что и раньше приходилось отстаивать свою честь, он, кажется, даже разозлился. Ведь разозлился, правда? Значит, ему была неприятна эта мысль. И что же получается? Да ничего не получается, я для чего-то ему нужна, но он все ходит вокруг да около, инструкцией голову заморочил, а теперь вообще заявил, что она не актуальна....

Схватилась за голову, застонав от непонимания и бессилия, затем устало поднялась и медленно побрела в гостиную. Еда со столика оказалась убрана, за исключением фруктов, бутылки вина и бокала, не выпитого мною... О, то есть это все для меня оставлено и предполагается, что я должна все это съесть и выпить? Подошла и села на диванчик, гипнотизируя бокал с красно-кровавой жидкостью в нем. Выпить и расслабиться в принципе хотелось, но ... Устав не позволяет. Постучала пальцем по подбородку, вспомнив, что куратор заявил, мол, "на тебя, Огнеда, действие Устава уже не распространяется", и это было тоже странно.

Откинулась на спинку дивана и посмотрела на потолок, такой глянцевый, весь беленький, как взгляд замер, а сердце застучало так быстро, что едва не выпрыгнула. Опустила глаза, пытаясь осмыслить - это что я сейчас заметила? Синхрозаписывающий глазок?! Какого черта? Спокойно, Огни, не надо тем, кто наблюдает, раскрывать твою осведомленность. А-а-а, и в спальной комнате может тоже есть?! И в ванной?!

Поднялась и вернулась деревянным шагов в соседнюю секцию, предназначенную для сна, и легла на постель, раскинув руки в сторону, а сама стала блуждать взглядом по потолку... Ну и где? Пролежала так минут двадцать и ничего не обнаружила, села, повертела головой, размышляя: "Может на стенах, на шкафу или ...в зеркале у туалетного столика. Нет, так я не обнаружу, но и переодеваться теперь как прикажете?"

Прошла в ванную и там все перепроверила, но не обнаружила ничего хотя бы приблизительно похожего на "глазок". Что ж... будем надеяться, что в санузле нет камер слежения. Досадно и это правда. Однако не конец света, так что подыграем. В конце концов, не зря же оставили этот бокал для меня, да еще и следят при этом. Ну-ну... будет вам спектакль.

Во-первых, я заперта, верно? Угумс... Во-вторых, совершенно одна и не подозреваю, что за мною следят, верно? Дважды угумс... И, в-третьих, а как проверить куратора на его интерес ко мне и тем самым понять его мотивы? Как-как... А вот так! Подхватила нэс-бук с тумбочки, прошла в гостиную и разместила его на столике. Залезла на диван с ногами, затем включила экран. Посмотрим, что он вообще может? Выход во внешнюю сеть - отсутствует?! Эх! Тогда в запасниках может есть что-то?

Когда обнаружила музыкальный альбом с названием "Сангро-атарин", удивилась было, так как ни группу такую, ни песни в подобном альбоме не слышала и не видела. Включила на полную громкость, чтобы восторженно заслушалась. Это звучали барабаны - энергично, зажигательно. Сдвинула столик в сторону, а диван к стене, затем сбросила верхнюю тунику, оставшись в кружевном лифе и штанах-шароварах, которые приспустила пониже на бедра, и встала по центру. Закрыла глаза, слушая ритм, руки развела в стороны, одну ножку выставила вперед, упор на носок и... волна бедром... мелкая тряска и снова волна. Я никогда не посещала занятий по танцам и на тех же пилонах не училась, но вот танцы живота была моя слабость. Потому занималась ими сама в свободные минуты, когда никто не видит, и только под музыку в наушниках с планшетника, который вместе со всей моей коллекцией музыки был уничтожен куратором. И за это он тоже будет в ответе!

Не обращая внимания уже ни на что, в том числе и на знание, что за мною могут наблюдать, я вошла в особое состояние танца - некий транс, когда поет твое тело, и движения оказываются настолько ритмичными, что важным становится не упустить свой внутренний огонь вовне, не спалить все вокруг. Я - огонь и ртуть, я ветер в пустыне и морская волна...

Волосы взлетают в такт движениям, руками завожу их то в одну, то в другую сторону, поднимаю вверх и снова бросаю вниз красной лавой, а мне уже и места мало... мне бы в большой зал для тренировок. Там и огонь можно было бы задействовать. О-о-оу... душа разворачивается от музыки. И плечи и спина заходятся волнами, а бедра выбивают свой ритм, совершая тут же волны восьмеркой, и я чувствую снова жажду. Стресс и депрессия отходят в сторону и мне так хорошо! О как же мне хорошо сейчас. И все трудности и проблемы такие мелкие, незначительные, главное - ощущать себя живой, живым огнем... он пылает во мне и вокруг, он везде... мне жарко!

В какой-то момент танца схватила бокал и, о, что я сделала? Я выпила то вино, которое в принципе не собиралась пить! Удивленно уставилась на бокал и вдруг ощутила странную вибрацию, словно ритм барабанов забурлил в крови, меня начало слегка потряхивать. Выронила из рук бокал и отошла в сторону, обхватив себя руками. Что со мною? Он меня отравить хотел? Трясти стало сильнее и в этот момент двери открылись, и ко мне ворвался куратор и еще кто-то... я уже не видела, заваливаясь на пол под звуки барабанной дроби. И голос куратора, словно через барьер, рычит:

- Гаси огонь! Немедленно! Я ее забираю! - меня подхватывают на руки, а я проваливаюсь в темноту. Последняя мысль бьется дурманом: "Вот это я зажгла... мне конец!"



***




В этот раз я очнулась благодаря приятным запахам. Потянула носом воздух, м-м-м, так пахнет кофе, а еще присутствует аромат булочек с корицей и... ванилью. Открыла глаза, чтобы тут же в удивлении подскочить и завертеть головой. Где это я?

Моему взору предстали серые, почти холодного оттенка стены, высокий потолок и огромное во всю стену окно-иллюминатор, из которого открывается тот же вид, что я наблюдала из кабинета куратора - льды, снежная долина и пики белоснежных гор, холодный, равнодушный мир спутника планеты Кхелона - Кхе-ЗроСъероне.

Я сидела укрытая меховым одеялом на широкой кровати, застланной белоснежной, приятной на ощупь простыней, тут же лежали пара узких и довольно жестких подушек, а вокруг - противный неоновый серый свет, льющийся откуда-то из стен. Яркий луч света выбивался из-за приоткрытой двери в соседнюю комнату. Откинула одеяло и охнула... Да я же почти раздета. Какая-то легкая сорочка из шелка - опять?! Да кто носит в наше время шелк? Дверь открылась, и я по инерции спряталась под одеяло с головой.

- Огнеда, поднимайся. Одежда на скамье, ванна за прозрачной дверью в нише и... кофе остынет.

Голос куратора был спокоен, на первый взгляд, однако я уловила странные напряженные нотки. Поморщилась, осознав, что сигурн Эр-Гро злится и довольно сильно. Однако главным вопросом этого утра, если сейчас и правда утро, заключался в другом - что я делаю в жилом боксе моего куратора, а точнее в его постели?!

Приведя себя в порядок, одевшись в странного покроя платье - длинное в пол из незнакомого материала бледно-голубого оттенка, довольно плотного и жесткого, отчего фигуру скрывает полностью, с узорами по низу черного цвета, воротничок-стойка и длинные рукава. Посмотрела на себя в отражении двери в ванную - строгость и аскетизм. Хм, ну и вкус у куратора. Скромный образ завершили туфли без каблуков - почти балетки, и лента для волос, которой переплела косу и закрепила концы волос. Самое радостное для меня оказалось, что рука уже без повязки и полностью восстановилась. Интересно, за счет чего произошла такая ускоренная регенерация? Может дело в той самой странной резиново-тягучей повязке? А вот самое неприятное оказалось то, что я помнила вчерашние свои чудачества, особенно после одного бокала вина, а вот потом ... неужели провалы в памяти имеют свойство повторяться.

Вышла в соседнюю комнату и поняла, что нахожусь в том самом райском уголке - розарий и небольшой садик, в котором я уже завтракала двое суток назад. За тем же столиком сидел мрачный куратор, в смысле с мрачной маской на лице, и барабанил пальцами по столешнице.

Обратил на меня внимание и тут же поднялся.

- Как себя чувствуешь? - хрипловато спросил и прочистил горло.

Хм, а ведь кто-то же меня переодевал... снова? И так пожалела, что он спрятал выражение глаз, любопытно же, понравился ему мой танец или нет, и как он на него подействовал?

- Спасибо. Нормально. В смысле, как убитая, - пробормотала в ответ, и сделал маленький шажок в его сторону.

- Ничего не болит? - снова озабоченность в голосе.

- Н-нет, а что?

- Кофе? - вдруг переменил тему, отодвигая для меня стул. - Тебе очень идет наш национальный наряд.

- Да? А что это? Платье?

- Рукра... да, платье. Хм, - запнулся вдруг, и замер с отодвинутым стулом. - Садись.

Я послушно присела на стул. Мужчина остался стоять за моей спиной, как неожиданно положил руку в перчатке на мое плечо, сжав его слегка, произнес:

- Огнеда, я должен объясниться... может, надо было сделать это сразу. Но... мы мало времени знакомы, ты могла и не понять.

- А мы и сегодня знакомы... мало, - вставила я.

Мне не нравилось, что он так близко стоит и трогает меня. Или меня это скорее беспокоит? Волнует?!

- Конечно, ты права.

Наконец-то отошел и сел напротив.

- Кстати, - решилась я, - а почему я ... хм, почему я оказалась не у себя?

- Ты не помнишь? Хотя, наверное, нет. Я тебя принес к себе... Нельзя было, чтобы кто-то вообще узнал. Ты сожгла свою гостиную. Мы еле пробились к тебе. Если честно, не ожидал, что ритуальный напиток так подействует на твой огонь.

- К-какой ритуальный напиток? В том бокале?

- Хм, - промычал что-то неразборчиво, почти виновато, и снял маску с лица... как будто тень слетела.

Налил мне кофе из кофейника, и придвинул чашечку с тарелочкой поближе.

- Пей. Потом поговорим.

И тоже взял свою чашку, отхлебнул, не спуская взгляда, который словно ощупывал мое лицо, касался мягкими мазками, неощутимо, но краской я все же вспыхнула. Его взгляд настораживал, ибо казалось, что мои глаза, щеки, лоб, нос и губы горят от ментальной ласки, почти намека на нее.

Кофе пили в полном молчании, я же елозила на месте от нетерпения. Любопытно было до одури. Как-то на второй план отошли все моменты, связанные с практикой. Сейчас больше всего волновал вопрос - что за ритуал и почему именно я была избрана для этого действа?

Как только я допила кофе и вытерла рот салфеткой, куратор поднялся, затем пригласил следовать за ним в его кабинет. Понимая, что не в моих силах в данный момент изменить ситуацию или как-то повлиять на нее, взяла себя в руки, вздохнула глубже и прошла следом. Стол мой исчез, наведя на одну мысль - я лишилась работы. Опустившись на диван, сцепила пальцы рук на коленях в замок и опустила на них взгляд. Настроение стремительно летело в темноту, ибо если нет работы, а денег все еще должна... то страшно становится, как отдавать-то? Куратор тоже молчал, усевшись напротив в высокое кожаное кресло, маску правда на лицо не вернул, но при этом казался предельно собранным.

Не выдержав напряжения из-за затянувшейся паузы, подняла глаза и вздрогнула. В его взгляде было что-то хищное, нечто такое, отчего инстинктивно хочется сбежать или спрятаться.

- Огнеда, ответь предельно откровенно на мои вопросы, - вдруг заговорил Эр-Гро, едва я снова спрятала взгляд под ресницами.

Пришлось молча кивнуть. У меня мурашки от его взглядов забегали, и что-то такое под ложечкой засосало, что предчувствие свернулось в спиральку и вот-вот развернется каким-то ужасным открытием.

- Итак. Пять выпусков кадетов с Земли еТы родилась обычным человеком или огненный ген

Откуда он знает?! Вскинулась, хотела было отрицать сей факт, но легкий прищур его глаз подействовал отрезвляюще. Не стоит врать. Он почувствует и тогда не сдобровать. Откуда я это поняла? Не знаю... и я кивнула.

- Хм... должно быть и эксперимент с твоим зачислением в КВА не обошелся простым подписанием бумаг и обсуждением вознаграждения. Ты согласилась на вмешательства в свой геном? И это касалось не только биологических изменений?

Сглотнула, прижала руку ко рту и с трудом расслабила мышцы шеи, которые вдруг одеревенели, и снова кивнула. Голос пропал, зато понимание надвигающейся катастрофы захлестнуло с головой.

- Та-а-ак! - и произнес это короткое слово таким тоном, словно я лично совершила некое преступление.

Мужчина вдруг поднялся, прошелся из стороны в сторону, и вернулся к своему креслу. Но садиться не стал, а оперся сложенными руками на спинку сиденья и снова начал сверлить меня взглядом. Я смотрела на него со страхом и смешанным чувством надежды. А вдруг... вдруг эта информация сломает его планы в отношения меня, какими бы они ни были, и он отпустит ... да хотя бы обратно в группу.

- И вот что странно, - снова произнес он, понизив голос, - почему тогда твой внутренний огонь оказался сильнее любого кадета из твоей группы, как если бы не они, рожденные с этим даром, а именно ты обладаешь невероятной наследственностью... примерно в восемь поколений владевших огненным даром?

- Что? - моргнула от удивления, не поняв о чем он говорит.

- Простым языком, который должен быть тебе понятен, я сказал, что тебе только чуть скорректировали твой дар, почти ничего не привнеся нового... и ты так и думаешь, что до поступления в академию была обычным человеком... это странно.

- Послушайте, - встрепенулась я, выпадая из странного оцепенения, - причем здесь вообще моя наследственность, и все что касается моего прошлого? Вы обещали мне объяснить, что за ритуал провели со мною? И ...и меня беспокоит не прошлое, а мое будущее... Я прошу вас, сиг Куратор, - запнулась на обращении к Эр-Гро, так как глаза мужчины снова полыхнули огнем, заставив прикусить язык.

- Дамьян! Мое имя Дамьян и мы это уже проходили, Огни. Не советую испытывать мое терпение.

Черт! Вот именно! Черт ты, а не Дамьян! Но я только молча проглотила свое негодование, еще крепче сцепив пальцы меж собой... вздохнула, выдохнула.

- Твое прошлое имеет для меня значение, Огни, но пока довольно об этом. - Помолчал, обдумывая что-то, потом недовольно мотнул головой, и чуть резковато добавил: - Ритуал мгновенной адаптации сианы довольно сложен, но более эффективен, чем второй вариант, который ты изучила по инструкции. Как я уже раньше говорил, второй вариант для меня утратил интерес и свою актуальность. Слишком долгий процесс... и потом...

Умолк, отвел от меня взгляд и хмуро продолжил:

- Инструкция действительно не является тем документом, который принято так называть. Я пытался подобрать для тебя более близкое по значению слово. Но я не учел одного, что клятва ХэйдарАгэш для землянки... для человека с твоим даром... в целом это оказалось бы неприемлемо.

Неужели? Но я молчу и не прерываю, разве только руки перекладываю в замок на груди и начинаю вжиматься в спинку дивана.

- Да и сама клятва используется в отношении иридийской сианы, а они другие... другой жизненный уклад, принципы, характер и ... одним словом "другие". Холодные, обжигающе холодные...

Мужчина замолчал, крепко сжимая губы и недовольно хмурясь. Я мысленно повторила последние слова "обжигающе холодные" и попыталась представить этаких ледяных красавиц. Почему именно красавиц? А может женщины дерадмиинов вообще страшные, вот мужики от них и прячут лица, чтобы не обидеть гримасой отвращения. Капелька юмора позволила мне сбросить внутренне напряжение, а голос куратора вернул к разговору.

- Ты спрашивала, что означает слово "сиана".

Хмыкнула, а мужчина улыбнулся и загадочно произнес:

- Я скажу тебе, но готова ли ты в ответ на небольшую плату?

- Плату? - удивленно и несколько с опаской переспросила, затем чуть возмущенно. - И что это за плата, позвольте узнать?

- Позволяю, - фыркнул он в ответ и вдруг усмехнулся. - Озвучить или показать?

- Что показать? - ох и не нравится мне внезапное радостное выражение на его красивом лице.

- Вот это. - Вынул из нагрудного кармана кителя тот самый кулон с темным камнем, и подвесил его на руке. - Надев его на твою шейку, я вынужден буду ответить на любой твой вопрос.

- А что это?

- Пропуск.

- В смысле? - удивил, если честно.

- В прямом. Это Саггирад, так камень именуется в подвеске. Так вот, с Саггирадом тебе открыт выход. И даже тренировки сможешь посещать.

- То есть... вы хотите сказать, что без него мне не выйти из вашего кабинета? - возмущение пронеслось волной, зашевелив даже волосы на затылке.

А в ответ только взгляд исподлобья и упрямо сжатые губы.

- Да что вы себе позволяете?! - вскипела и поднялась, сцепив кулаки. - Да сколько можно?! Сначала, Огнеда, вы больше не в группе, подписывайте инструкцию, которая и не инструкция вовсе, а черте какая клятва, потом пичкаете меня какой-то едой, отравленной к тому же, что даже доктор в шоке, потом какие-то недомолвки, намеки непонятные, еще эти цветы... и вино! Что, черт возьми, вам от меня надо?! - под конец своей экспрессивной речи я сорвалась и перешла на крик.

- Что ж,.. - вздохнул как-то обреченно, сжал кулон в руке, затем мрачно, почти с иронией изрек: - В моем роду все наследники трона проходят инициацию по достижению двадцати лет, первая ступень - выбор стихии, или ты выбираешь, или она тебя. Мне повезло... почти. Я выбрал лед и воду, а меня выбрал огонь. Сначала он был слаб настолько, что казалось, спит или дремлет. Однако с каждым прожитым годом приходило осознание, что огонь не дремлет, он конфликтует исподтишка с основной стихией. Он мешал мне, превращая в пар все, что создавалось. И Оракул Дерадмиина озвучил свое пророчество, что по достижении определенного возраста я смогу примирить обе стихии, но для этого следует искать недостающее звено в цепи... вторую половину. Единственную. Ту, что я смогу назвать сианой. Моей сианой, моей нареченной.

Гнев и раздражение проходили по мере его рассказа, а глаза становились на моем лице все шире, и рот почти приоткрылся от удивления. Да только когда он глянул на меня так, что озноб прошиб и щеки вспыхнули краской, рот захлопнула и бухнулась на диван.

- То есть... вы хотите сказать,.. - растерянно переводя взгляд от темнеющих глаз куратора на его руку, с запинкой и с недоверием проговорила, - что вы... что я... о, нет!

Закрыла лицо руками, и замолчала, кусая до боли губы от досады и внутреннего яркого ощущения, что я в западе. А еще появился страх, что мне не дадут вернуться домой, к маме. Я не услышала, или не захотела услышать голос, который что-то пытался объяснить мне. И только резкое и почти злое - "Огни, почему "нет"?" - отрезвило и заставило спрятать паническое желание сбежать.

Вскинула голову и сквозь слезы сипло переспросила:

- П-почему н-нет что?

Спинка кресла, в которую вцепились сильные пальцы мужчины, покрылась инеем. Куратор резко оттолкнулся от него и сделал пару шагов в мою сторону. Я невольно сжалась и даже ноги поджала под себя, забравшись с ними на диван и пытаясь отклониться от мужчины подальше.

- Огни!! - еще более возмутился куратор и полыхнул алым взором.

- А вы... вы не давите на меня авторитетом! - задыхаясь, произнесла быстро.

- Да и не собирался, - сдержанно ответил и лишь соприкоснулся с диваном, намереваясь сесть, как я с визгом вскочила и отбежала за рабочий стол куратора, в панике наблюдая, как диван покрывается изморозью, а кожаный материал трещит, леденея.

Эр-Гро резко отдернул руку от глыбы льда, в которую превратился диван, и удивленно посмотрел на меня.

- М-да. - Почесал подбородок, бросая в мою сторону хмурый взгляд, затем вдруг поднял руку и вызвал кого-то по передатчику.

Все так же не спуская с меня взгляда, спрятал кулон в кителе, и тихо, словно стараясь меня не пугать, произнес, не пряча лица за маской, и даже попытался улыбнуться.

- Должно быть, это ты так на меня влияешь... одно твое присутствие усмиряет мой внутренний огонь, и он уступает первенство моей родной стихии, а та давно ждала своего шанса... Это все довольно необычно. И видимо мне придется провести несколько сеансов медитации в твоем присутствии.

- Верните меня в группу, - тихо и как-то жалобно простонав, обхватила себя руками.

- Огнеда, я уже говорил, что это не обсуждается, - улыбка сошла с его лица, сменившись каменным выражением. - И придется что-то решать насчет твоего пребывания на базе. До первого боевого крещения группы огневиков осталось две-три недели по вашему земному времени, после прошедшие испытания будут направлены на следующую военную базу...

- А я? И как группа без меня справится? - попыталась воззвать к разуму явно сошедшего с ума куратора. - Послушайте... черт, - запнулась, опять не зная, как к нему обращаться, если назову опять Дамьяном, это же почти капитуляция, разве нет?

- Так меня еще не звали, - вдруг фыркнул Эр-Гро и двинулся ко мне, а я от него. Да что же это такое?!

- Не подходите! - воскликнула, хватая со стола планшетник куратора. Замахнулась, и процедила: - Я не давала вам повода! Никакого! Оставьте меня в покое... верните в группу! Я кадет Космической военной Академии и гражданка Евразийского Альянса Земли! У вас нет прав на меня... никаких!

- Огни, милая, успокойся, - остановился, наклонил голову набок, рассматривая как забавную зверушку, и поднял руку в примиряющем жесте, - положи планшетник... он тоже хрупкий.

- Вы же мой не пожалели?! - рассердилась я, и снова замахнулась. - И я не ваша милая! И...

Глянула в сторону двери, услышав, как та открывается, и едва не проморгала движение куратора в мою сторону. Отбежала за диван, который уже начал подтаивать, и зарычала, чувствуя, что сейчас сорвусь:

- Пусть ваш цербер отойдет от двери!

Тот, о ком я говорила, замер в дверном проеме, приготовившись уже отразить или смягчить удар, помня полученный от меня урок, однако с места даже и не подумал сдвинуться.

- Мой хэйдар, - обратился он несколько озадаченно к куратору, - а что происходит?

- Это мое личное дело. - Огрызнулся Эр-Гро, и уже ко мне. - Огнеда, не глупи. Я не сделаю тебе ничего плохого. Подойди ко мне.

- Нет! - помотала усердно головой, борясь не столько с истерикой, сколько с диким желанием грохнуть этот злосчастный планшетник об стену или пол.

- Мой хэйдар, - снова подал голос Цербер, - девушка на грани срыва. Позвольте мне...

- Нет, - рыкнул куратор, складывая руки на груди, и более не делая выпадов в мою сторону. - Отправь сообщение домой... Проект сворачиваем.

- Но..

- Позже обсудим. Иди.

Бросив в мою сторону безликий взгляд, Цербер вышел и, о нет, двери заблокировал на кодовый замок.

- Мы можем обсудить все спокойно? - мягко обратился ко мне Эр-Гро, продолжая оставаться у стола. - Я уверен, что мы найдем компромисс. И учебе я не стану мешать. Индивидуальной. И тренировки тоже будешь посещать.

-Индивидуально? - попыталась сыронизировать.

- Конечно. Давай попробуем договориться? - снова смягчил интонацию и криво улыбнулся.

Я вздохнула, закусив нижнюю губу зубами, и мотнула головой.

- О чем?

- Как это у вас землян говорят, о взаимовыгодности.

Вдох-выдох, надо успокоиться, а то вон уже и диван лужу пустил, скоро все вокруг в воде будет или... пар пойдет. Да, похоже, температура в кабинете зашкаливает.

- Хо-ро-шо, - сквозь зубы процедила, сердито глядя на этого, аж до зубовного скрежета хитрого красавца. - Вы ответите уже на мой вопрос: что вам от меня нужно?! И не вздумайте мне тут врать, что воспылали ко мне любовью! Не поверю!

Мужчина хмыкнул, и вдруг взял и вот так просто уселся на стол одним бедром, свесив ногу и оперевшись о колено локтем, опустил голову, разглядывая кольцо-печатку.

- Согласен. Врать не стану. Любовь... это довольно земное понятие, верно?

- Вам виднее, - огрызнулась, заметно успокаиваясь.

- Нет, земной любовью к тебе я не пылаю, Огни. Совершенно.

- Хм, - недоверчиво промычала что-то, ибо чувствуя какой-то скрытый смысл или подвох в его словах, все же не смогла видимо из-за стресса уловить, что именно насторожило интуицию. - Тогда что вы имели в виду, когда сказали, что видите во мне ... как там... нареченную.

- Это всего лишь оборот такой, - пробормотал мужчина, все так же не поднимая на меня взгляд и продолжая буравить глазами свое кольцо. - Не бери в голову. Сиана - это... скажем более понятно... друг, помощник, партнер... Да, вот именно. Партнер.

- Что? - я даже позволила себе слегка улыбнуться. - Судя по инструкции, это что-то явно другое означает.

- Не хочешь пройти в оранжерею? - спросил мужчина, поднимаясь, и все так же глядя мимо меня.



Глава 9.




Положив на поверхность рабочего стола планшетник куратора, пожала плечами, чувствуя смутное и какое-то тревожное сомнение по поводу сказанного куратором, но пройти в оранжерею правда захотелось. В кабинете меня просто замораживал вид из огромного окна - эти ледяные пики и горные снежные склоны вгоняли в тоску, отчего появлялось чувство безысходности. Молчание, которое сопровождало нас, идущих медленно по небольшой и ухоженной тропке среди буйной растительности, позволило мне собраться с мыслями и силами. А они мне сейчас действительно были необходимы. Вспыльчивость, которая всегда подавлялась мною довольно категорично, настойчиво проявляла себя в присутствии Эр-Гро, и тем сильнее, чем больше он пытался на меня надавить.

- А что вы про группу говорили? - прервала наконец я какую-то хмурую задумчивость куратора.

Он вскинул вопросительно брови.

- Что это за опасные испытания через две недели? - я ведь и, правда, за них беспокоюсь.

Эр-Гро внимательно посмотрел на меня, словно удивившись моему волнению, затем прочистил горло и мягко, словно с ребенком разговаривая, произнес:

- Ничего такого, что может закончиться летальным исходом... Да и не об этом я хотел с тобой поговорить, Огнеда. Ты готова выслушать меня? - последовала многозначительная пауза.

Я промолчала, скрестив руки на груди.

- Что ж... Как я уже сказал, для меня очень важно провести несколько сеансов медитаций... совместных.

- Где? И в чем заключается эта ваша медитация? - тут же произнесла, поеживаясь.

- Хм... боюсь, что ничего более удобного я не представляю, чем...

И умолк, отвернулся, а я заметила, как сжались его руки в кулаки, затем медленно расслабился и тихо произнес:

- Нет. Это не подойдет. Придется этот вопрос еще продумать.

Повернулся ко мне лицом и несколько напряженно улыбнулся. Сердце вдруг споткнулось, и я выпалила прежде, чем успела обдумать:

- А вы можете не использовать свои улыбки в общении со мною?

- Что?!

- Н-ничего, - буркнула от недовольства собою, и отвела взгляд.

Мужчина замер, словно пытаясь осмыслить мою просьбу, затем потер подбородок рукой, с интересом разглядывая мою недовольную мину, и снова позволил себе коварно улыбнуться:

- Медитация, милая Огнеда, заключается в слиянии...

Я напряглась.

- Слияние, скажем, в неком метафизическом плане и обязательно энергетическом... в процессе слияния происходит энергообмен, фактически взаимодействуют стихии, родственные по своей сути и структуре. При этом чем ближе друг к другу находятся физические тела медитирующих...

Покраснела и бросила неуверенный взгляд на куратора. Его глаза как-то странно блестели, и улыбка эта... она меня-то и заставила еще сильнее затаить дыхание.

- Тем больше шансов, что медитация пройдет успешно. Почему сеансов должно быть несколько? Только в целях закрепления достигнутых результатов. Ну и вполне возможно, что тебе это тоже понравится.

Я просто онемела от такой самоуверенности. Щеки мои пылали, а этот бессовестный тип еще и улыбается, да глазищами своими черными сверкает.

- И кстати, совместные медитации помогут дисциплинировать твой дар, Огни, и установить его максимально возможный предел. По поводу тренировок...

Отвернулась, пытаясь сбросить с себя странное будоражащее впечатление от его слов, потянулась рукой к зеленому острому листу маленького карликового деревца. Поняв, что мужчина не собирается продолжать, бросила в его сторону осторожный взгляд из-за плеча. Куратор внимательно слушал другого собеседника, прижав указательный палец к уху, затем ответил отрывисто, все так же, не спуская с меня излишне горячего взгляда:

- Отлично. Через десять эргов... то есть минут, да... Нет. Пусть все присутствуют. И через два часа тренировочный зал должен быть свободен на час. Сам решай, куда остальных девать. И что?! Используй воображение.

Потом фыркнул, словно сдержав смешок, и вкрадчиво, все так же опаляя меня своим взором, добавил:

- Нет. Кадетки для вас неприкосновенны. А вот остальные... особенно прошу обратить внимание на ... да, ты правильно меня понял. Этих двоих можешь не жалеть. Все. Отбой.

Опустил руку, затем вдруг шагнул ко мне ближе, и отвел в сторону за ухо рыжий локон, выпавший из косы. Провел костяшками пальцем по линии скулы, отчего я просто окаменела, испуганно следя за его темными омутами глаз, затягивающими в свои пучины.

- А что по поводу тренировок? - выдохнула я, скосив взгляд на его руку, которая вдруг прикоснулась к моей нижней губе большим пальцем. Чуть надавив, почти заставив губы приоткрыться, мужчина низким голосом ответил:

- Тренировки будут каждодневно по часу до обеда и после... но при условии...

- К-каком условии? - невольно стала отодвигаться, пытаясь оказаться на расстоянии от куратора.

Мужчина вздохнул и отвернулся, затем и вообще на несколько шагов отошел.

- Вон под той аркой с розами подвешены небольшие качели. Иди за мною.

И решительно двинулся в указанном направлении. Испытывая странную растерянность, быстро догнала его удаляющуюся по тропинке фигуру, и едва увидела резные качели, удивленно ахнула.

- Нравится? - повернулся и пригласил жестом присесть на подвешенные цепями качели.

- Да. А можно?

- Смелее.

И я тут же присела, и как в детстве, чуть оттолкнулась ногами от пола, полетела, зажмурившись.

- Тренировки, - меж тем продолжил куратор, не мешая мне качаться, - возможны при условии совмещения с медитациями.

И замолчал, следя за моими движениями, а я постаралась сделать вид, что отвлеклась от тяжких дум, и даже позволила себе легкую полуулыбку, которая возможно отдавала грустью. Неожиданно мужчина резко остановил качели, и я оказалась зажата между спинкой качели и его ногами. Я ахнула, когда сильные руки приподняли цепи и меня вместе с сиденьем. Едва оказавшись лицом к лицу, Дамьян склонился ко мне и хрипло, тяжело произнес:

- Огни, первая медитация состоится сегодня... сейчас...

- Что? - сглотнула с трудом, пытаясь не паниковать, как вдруг сильные руки подхватили меня, чуть подняли и еще раз перехватили. Оказавшись в крепких объятиях, занервничала и уперлась руками в его грудь:

- Что вы делаете? Отпустите! Я не кукла, чтобы хватать и таскать меня как вам вздумается...

- Да, не кукла, ты настоящая, как живой огонь, - согласился он, игнорируя мои попытки отбиться. - Однако в первый раз решение все же лучше принять мне.

Полыхнул алым и вовсе напугал своим взглядом. Почти одержимый... так уже однажды на меня смотрел Лим. В тот раз, когда мне пришлось бороться до последней капли силы, почти до полного выгорания. Да что я такого сейчас сделала, чтобы вызвать вдруг к себе столь сильные чувства?

- Вы меня обманули, верно? - простонала я, ощущая боль от его рук, и когда куратор сдвинулся с места, неся меня вдоль тропки в сторону двери в спальню, стала еще отчаяннее бороться.

- Ничего страшного не произойдет, моя девочка. Успокойся, - не обращая внимания на мои кулаки, выдохнул он в ответ, и что-то такое произошло со мною, что я перестала сопротивляться, не чувствуя своего тела. И это выражение "моя девочка"... мамочки! Двери тихо закрылись, едва куратор вошел со мною в спальню. Затем он положил меня на постель, и отошел, чтобы начать медленно расстегивать китель, задумчиво изучая мое лицо, пылающее возмущением, и глаза, кричащие от страха.

- Огнеда, скажу прямо, ты сейчас не о том подумала, - сбросив с себя верх и оставшись в белоснежной рубашке, присел рядом со мною. - У нас мало времени. И пока я настраиваюсь, ты можешь вот о чем подумать, милая Огни.

Замычала, недовольно сопя к тому же, что нечего меня звать "милой", как получила легкий поцелуй в нос.

- Не пыхти. Что я могу поделать, если ты и, правда весьма милая девочка, - и снова улыбнулся, почти тепло, вот только взгляд... очень похож на взгляд Лима.

- Тебе страшно? - склонился надо мною, вглядываясь в мои широко открытые глаза. - В первый раз это может и правда пугать. Так о чем я говорил? Да, подумай вот о чем. Огни, ты сейчас на военной базе за много миллионов световых лет от Земли и без своего чит-кода, так называемого идентификатора, причем по собственному желанию. Никто тебя не заставлял. Чуть раньше я исключил твое имя из боевой практик-группы, оформление твоего нового назначения было делом решенным...

Я смогла фыркнуть, недовольно скривив губы. Эр-Гро тут же сощурил глаза.

- Между прочим, инструкцию я переписывал три раза. И учитывая это, клятва уже стала не клятвой... это фарс какой-то. Мне и самому уже стало казаться, что занимаюсь глупым и бесперспективным делом. Но! Увидев твой танец с огнем... это было твоей ошибкой, Огни. До него я еще собирался дать тебе время, правда. И не смотря на выпитый тобою бокал ритуального напитка, я смог бы сдерживать себя.

Закрыл глаза, чуть отстранившись, тяжело дыша. Маска, словно темная туча, набежала на его лицо, скрывая эмоции и чувства, затем мужчина снова склонился надо мною и глухо произнес:

- И знаешь, что самое значимое в этой ситуации, моя сиана? Ты все же ею стала. Вот что важно. Сколько бы я не искал других слов, ты - моя единственная. Я тебя ждал по вашим земным меркам все мои шестьдесят земных лет. Да, не смотри так... у нас время течет медленнее... Поиск велся уже давно. На всех известных нам планетах. И ничего. Разведка не приносила результатов, пока в разработку не попали земляне, вернее группа землян на небольшой звездолете... Они называли себя "открывателями Миров". Забавно, что сначала никто из высших чинов не обратил внимание на женщин, их было две или три на борту.

Я обратилась вся во внимание, забывшись на какое-то миг, жадно слушая куратора, и вспомнила свою маму. Она ведь тоже летала в такие экспедиции.

- После близкого общения с землянами было принято решение начать совместные проекты с Землей. Так появился факультет "огневиков" в вашей Космической военной академии. Как ты, наверное, знаешь, последние десять лет ваши группы направляются на практику, условия прохождения которой сопряжены с холодом и льдом, таким же, каким покрыта большая часть Иридии, и не все справляются... Да, вначале был несколько иной интерес. В основном он касался землянок, но мужская часть группы неоднократно доказывала нам, что от них есть определенная польза для Дерадмиина. Впрочем, и объяснять цель совместных учений в данный момент я не намерен...

Чувствуя, что начал чесаться нос, и именно в том самом месте, куда давеча пришелся его поцелуй, я захныкала, пытаясь донести до этого бесчувственного чурбана, что мне нужно хотя бы руки освободить.

- Нет, ты не вернешься в группу и не надейся. Пусть ты и не подписала клятву, но все формальности соблюдены, за исключением правда последней.

Замолчал, уставившись на меня непроницаемой мерцающей маской, словно что-то высматривая на моем лице, и снова тяжко вздохнул:

- Но мы и с последней формальностью тоже, думаю, тянуть долго не станем... вот как только медитации завершим...

Что?! О чем это он?! О, как носик чешется... ы-ы-ы. Ну почешите мне уже его. Закрыла глаза и пустила жалостливую слезу.

- Огни! - зарычал вдруг куратор, и стер рукой каплю влаги на моем лице. - Не дави на жалость! Твой организм принял пищу дерадмиинов, причем даже уже подстроился под нее, и выкуп ты приняла, - открыла глаза, потом тут же сердито сощурилась. - Да-да. Ты думала это аванс, а это ритуальный выкуп, который хэйдар платит семье сианы. Ты же приняла эти деньги и даже на счета для своей родительницы перевела. И кстати, - он вдруг потянулся и взял китель, пошарил в карманах и вынул кулон. - Как только я надену Саггирад на твою шейку, то не я буду твоим господином...

А мне так плохо! У меня весь нос чешется уже. Я даже не могу толком понять, что говорит мой мучитель. Опять застонала и скосила глаза на переносицу. Ну почеши уже!

Мужчина замер, маска слетела, и на меня посмотрели испуганным взглядом.

- Что?! У тебя глаза болят?

Чувствуя, что закипаю, выпустила воздух, недовольно фыркая. И видимо до него дошло, что пора бы мне речь вернуть. Прикоснулся рукой к моему лбу, как я тут же взмолилась:

- Нос почешите! Или дайте мне самой... сил нет терпеть. За что вы так мучаете меня? Изверг!

Мужчина тут же прикоснулся к тому месту, где уже горело огнем. Блаженный холодок слегка защипал, прекращая зуд, а я выдохнула, расплываясь в лужицу:

- Нет, вы не изверг... вы хуже!

- Та-а-ак! - повысив голос, куратор помрачнел и вдруг стал снимать перчатки.

Затем прикоснулся голыми пальцами к вороту платья и рванул ткань по шву. Оголив шею и верхнюю часть груди, наклонился, не спуская пристального взгляда с меня, напрягшуюся и внутренне сжавшуюся от испуга, и...

Я думала, что тело не должно что-то чувствовать. Однако поцелуи, которыми осыпал меня мой мучитель, были обжигающими, жалящими, как укусы пчел. Он - изверг! Он - маньяк!

- Прекратите! - застонала я, повернув голову в сторону от него. - Не мучайте меня, пожалуйста.

И тут же все прекратилось: и касания рук в тех же местах, куда и поцелуи пришлись, и жжение прекратилось.

- Как скверно, - прохрипел надо мною куратор, отодвигаясь. - Прости, родная, я должен был увидеть и убедиться. Вот значит что за крапивница у тебя...

Я повернулась и вспомнила, как проснулась вчера, как разглядывала следы на шее, груди... это он сделал?!

- Однозначно без медитаций даже нечего думать о завершении ритуала. И я пока не стану тебе надевать Саггирад. Мне нужна свобода действий.

Поднялся, взял китель и оделся. Застегивая пуговки, не смотрел на меня, и как только привел себя в порядок, подошел и одним прикосновением снял онемение в моем теле. Я кое-как поднялась, обхватила ноги руками и посмотрела на своего мучителя, вздрагивая от нервного напряжения. Размазывая злые слезы по щекам, прерывающимся голосом прохрипела:

- Я требую... с-слышите, требую встречи с к-комендантом ... Кавинау.

А в ответ отрицательное покачивание головы и глухое молчание.

- Вы не имеете на меня прав! Я верну вам все деньги! Выпустите меня! - ударив ладонями по покрывалу, подскочила на колени.

- Нет! Огнеда, без моего разрешения ты не выйдешь из этой спальни. И кроме того, за каждого кадета, направленного на практику ко мне, правительством Дерадмиина уплачено вашей Академии неприлично много, как и за тебя. До окончания практики у меня есть все права решать твою судьбу, Огни. Подумай об этом.

-Что? - села на пятки, испуганно глядя на бывшего куратора. Теперь он уже не куратор, нет, а мой тюремщик.

- Все твои документы у меня, в том числе и твои медицинские данные. Можешь считать, что ты более не кадет Космической военной Академии. Деинсталляция чит-кода подтвердила твое согласие на перевод в новом качестве, моя сиана. Не хотел тебе говорить, но вынужден. Обратного пути нет и не будет. Сожалею.

- Врете! Вы все время лжете! - слезы потекли по моим щекам. - Я же вам поверила... вы говорили, что можно договориться... о чем?! О чем с вами договариваться?! Вы все решили за меня! - запнулась на мгновение, потом вскинула голову и выдохнула. - Вам моего тела захотелось?!

Рассмеялась, зло и отрывисто, и рванула платье на груди, оголяя грудь. Мужчина дернулся в мою сторону, но замер на полпути, только руки в кулаки сжал, да зубами заскрипел.

- Ну же, возьмите... попробуйте. Что?! Не можете?! Или страшно?! У меня на вас аллергия, господин куратор! Меня тошнит от вас! Ясно вам?!

И отвернулась, улеглась на кровать и ноги подтянула. Не глядя больше на этого обманщика, прикусила руку до боли и тихо, навзрыд заплакала.

- Огни, - глухо отозвался Дамьян, затем шумно выдохнул. - Я отлучусь на построение. Надеюсь, ты немного успокоишься, и мы сможем все же провести первую медитацию.

Я не ответила, замерла, мысленно моля оставить меня в покое. Когда через какое-то время тишина стала угнетающей, медленно повернулась, чтобы убедиться, что он ушел. Никого. Вытерла слезы руками, затем поднялась и прошла в ванную. Чувствовала я себя, прямо скажем, скверно. Навалилась какая-то внезапная усталость, ощущение разбитости и повышенной сопливости, да к тому же голова начала просто раскалываться. И потому, разглядывая свое отражение в зеркале, хмурилась, отмечая, что и нос покраснел после слез, и глаза болят, а вот следов от непрошенных поцелуев не осталось. Провела рукой по шее, вспомнив, что почти такая же реакция была и после засоса, который мне Лим поставил. Вздрогнула от мысли, что со мною и правда происходит нечто странное. У меня аллергия вообще на всех мужчина, что ли? Или только на этих двух?

Отвлекающая мысль от своих бед, что неплохо бы попробовать с парой-тройкой человек, развеселила. Хмыкнула и тут же скривилась. Если меня застукают за подобными экспериментами, боюсь - не выживу. Куратор уже заявил, что не собирается терпеть других мужчин подле меня. Эх, что же мне делать-то? И где мои вещи? Сполоснула лицо холодной водой и вернулась в спальню. Поиск не дал результатов. Мне так и ходить в этом платье с разодранным лифом? Черт!

Сердито ругнулась и прошла к двери. Та открылась передо мною, вызвав легкое удивление. Как это... мне можно пройти в оранжерею? Мышкой юркнула, пока все выходы не перекрыли, и понеслась в сторону кабинета. А вот тут облом-с... м-да. Двери оказались заблокированы. В сердцах стукнула ладошкой об косяк. Не собираюсь я дожидаться в спальне своего тюремщика. Но и сбежать из тюрьмы тоже не могу, по крайней мере, без чужой помощи.

Вернулась к качелям, села и чуть оттолкнулась, хмуря брови. Вероятно, эти странные медитации являются прямой угрозой моей неприкосновенности. Значит, следует их каким-то образом притормозить. Очень мало информации про этих дерадмиинов. Где бы узнать о них? Элен! Она проявила свою осведомленность относительно традиций таинственных "темных", и даже советовала подписать инструкцию с поправками. Видимо, знала, что если откажусь, то меня ждет укороченный ритуал. Черт! Так я и не поняла, что за фокусы с этими ритуалами, и какие права они мне дают в отличие от тех же обязанностей.

Необходимо как-то связаться с Элен, а для этого мне нужно выйти отсюда. А выйти я смогу в случае, если, как я понимаю, соглашусь на ожидания Эр-Гро? Что он говорил по этому поводу? Остановила качели, задумавшись. Выйти можно допустим на тренировку, но тогда не избежать медитации.

Почесала бровь, затем подпнула маленький камушек, который полетел по дорожке, присоединяясь к остальным. Хм, одна медитация, а дальше выход в тренировочный зал, и попытка сбежать? Но куда? Впрочем, думаю, что если я проявлю некоторую покладистость, Эр-Гро подобреет, и тогда вернет мне планшетник.

Ох, голова просто раскалывается от всех этих "если", "может"...

Одно очевидно, что чем больше я выказываю сопротивление, тем больше будет возведено в отношении меня ограничений. Но почему все это происходит со мною? Я же не старалась привлечь внимание наследника какой-то там династии на незнакомой планете. Я не любезничала, не строила ему глазки, не флиртовала...

Обхватила руками голову, боль стала пульсирующей, острой и почти невыносимой. Придется вернуться в спальню и прилечь, иначе сейчас в обморок тут свалюсь. Кое-как доползла до кровати и рухнула на живот, закрыв голову подушкой. Так вроде полегче... О нет, опять стучит кровь в ушах. У меня вообще редко бывают головные боли, но если случаются, то смело можно обращаться в медотсек - без помощи от нее было не избавиться.

Вот именно! Бинго! Как же я сразу не поняла, что организм на моей стороне. Главное убедить Эр-Гро, что мне нужно в лазарет. И что его странные методы лечения не помогают при мигренях. Ну, где же он так долго ходит?

Мне даже изображать ничего не пришлось, так как появившись в спальне Эр-Гро быстро подошел ко мне, приложил руку ко лбу, что-то пробормотал про странную бледность и мутность взгляда. Присел рядом, ухватив мое запястье, а я позволила себе страдальческий, полупридушенный стон.

- Что с тобой, Огни? Ведь когда я уходил, ты была здорова... Девочка, ты что-нибудь съела в оранжерее?

Посмотрела на него, сморщив носик, и с трудом помотала головой.

- Точно? - не поверил мне мужчина, затем прикоснулся к голове пальцами, обхватил ее и едва не заморозил. Я даже стучать зубами начала от леденящих ощущений.

- Да что же... Так, - поднялся, поднес руку к губам и (нет, только не это) вызвал доктора в свои покои. Нет-нет... мне же надо в лазарет! Подала еще более жалостливый стон, пустила слезу (мне, наверное, следовало в актрисы податься):

- Дамьян, я умру? Мне так плохо еще никогда не было...

Мужчина дико зарычал, подхватил меня на руки и, наконец-то, двинулся в сторону выхода. Ура! Выходил он из кабинета, открывая двери почти пинком, следом тут же понесся Цербер, и откуда только взялся, под дверью что ли сидел, а на полпути к лифту столкнулись с доктором Семеновым. Тот быстро осмотрел мои глаза, рот, пощупал пульс, и все это время я возлежала на руках куратора, как умирающий лебедь, с трудом удерживаясь от ехидной усмешки. Сигурн Эр-Гро был в своей непроницаемой маске, Цербер тоже, так что их эмоции, увы, оставались тайной. Если бы не беспокойное рычание от куратора, которое сопровождало каждое действие доктора, можно было бы подумать, что ему все равно.

- Диагностировать в таких походных условиях я вряд ли что-то смогу. Прошу следовать за мною в медотсек, - пробормотал смущенный доктор, вздрагивая от звуков утробного рычания от грозного дерадмиина.

Сквозь чуть приоткрытые ресницы приметила, что док метнул обеспокоенный взгляд за плечо начальства, где должно быть находился с той же мрачной маской Цербер, и махнул рукой. Я подала еще один тяжелый, протяжный стон и сделала вид, что впадаю в беспамятство. В принципе, головная боль не уменьшалась, так что диагностика не повредит. Странный приступ, если не сказать больше, ибо подобное состояние у меня было последний раз года два назад. Точно, как раз после нападения Лима.

Лифт донес нас до нужного этажа, а вот на выходе произошла непредвиденная встреча. Мне по самочувствию и избранной роли следовало, конечно, лежать на руках, не шевелясь, однако услышав резкий окрик, полный беспокойства и какой-то затаенной ярости, вздрогнула.

- Огни! Какого черта?! - прорычал было Лим, но видимо быстро взял себя в руки, и с явной угрозой в голосе потребовал: - Сиг Куратор, что вы делаете?.. Что с ней?!

- Посторонитесь, кадет, - произнес доктор недовольным голосом. - Я вас куда отправил? В столовую. Вот и идите. Вас совершенно не касается состояние кадета... эм, то есть сианы сигурна Эр-Гро.

- Что? Какой еще сианы?

- Довольно, - не терпящим возражений голосом отрезал куратор. - Доктор Семенов, следуйте за мной. А вам, кадет Блейк, советую впредь, не задерживаясь, идти туда, куда собственно вас и послали.

Ну все, я не сдержалась, фыркнула, с трудом подавляя желание рассмеяться, как вдруг почувствовала, что мускулы рук, удерживающие меня, напряглись. Причем глаза я так и не открывала, но почему-то ощутила пристальное внимание мужчины, движущегося со мною на руках. Пришлось затихнуть, и даже руку, которая до этого была закинута на мощную шею, уронить безвольно. Вскоре меня уложили на что-то жесткое, и куратор довольно резко велел всем отойти на пару шагов. Интересно, зачем? Ощутив несколько аккуратных касаний в области груди, вспомнила, что на мне все то же платье, которое куратор разорвал по швам. Видимо, Дамьян не желал, чтобы посторонние разглядели следы его мужской агрессии. Я полежала какое-то время, не двигаясь, и только услышав уже знакомую мелодию, распахнула глаза пошире. Зараза! Опять этот гроб с музыкой!

И пока слушала музыку, не заметила, как спала головная боль, да и в сон клонить стало. Едва начала зевать, как крышка откинулась, и на меня уставились строгие черные глаза, которые буквально прожгли насквозь. Я удивленно охнула, когда Эр-Гро, снова спрятавшись за маской, подхватил меня на руки и, все так же крепко прижимая к себе, перенес на кушетку, а сам встал рядом. В помещении оказались мы одни, что заставило меня несколько занервничать.

- А где доктор? - шепотом спросила я.

- То есть сам факт нахождения в медотсеке тебя не удивляет? - ехидно переспросил куратор, сложив руки на груди.

- Хм, - пожала плечами, удерживая лиф рукой, - так я сообразительная.

- Огни, - он еще больше посуровел, - как часто у тебя бывают такие сильные головные боли?

То есть он в принципе мне поверил. Тяжко вздохнула, и постаралась ответить как можно спокойнее.

- Последний раз был подобный приступ два года назад. Думаю, что в медицинском личном деле сей факт отражен, - последнее уточнение я внесла в целях, чтобы не выглядеть голословной. - А еще раньше,... - потерла переносицу, размышляя, говорить или нет.

- Что раньше? - подался он немного вперед, продолжая хмуро мерцать маской на лице.

- Ну... в общем, раньше было чаще.

- С какого возраста?

- Да зачем вам это? - не удержалась я от встречного вопроса, ибо странно, что его интересуют такие подробности.

- Если спрашиваю, значит нужно. С какого возраста?! - с нажимом в голосе снова потребовал ответа.

Если скажу, что с того дня, как получила первую генетико-экспериментальную инъекцию по подписанному контракту с Минздравом и Минобороной Альянса, это можно расценивать как разглашение? И станет ли информация о разглашении доступна контролирующему органу? Хотя его же просто возраст беспокоит, верно?

- Огни! - недовольный моим молчанием, не вытерпел куратор.

- Так это... ну, как только четырнадцать лет исполнилось.

- До поступления в КВА или после?

Закрыла глаза, испытывая досаду из-за его настойчивости, и выдохнула, глядя на мужчину:

- После.

Воцарилась тишина, в которой раздавшиеся звуки шагов со стороны административного кабинета прозвучали словно грохот.

- Все интереснее, - протянул сквозь зубы куратор, и повернулся к доктору Семенову.

- Результаты обследования готовы. Озвучить здесь? Или...

- Нет. Мне в виде отчета. По сети не сбрасывать. Только в руки. И вся информация не подлежит разглашению.

- Хм, ну... хорошо. А как же анализы?

- Завтра прибудет мой личный врач. Он проведет все необходимые анализы.

- Что?! - одновременно с доктором воскликнула и я.

Мужчина в белом халате несколько обиженно поджал губы, затем бросил в мою сторону взгляд.

- Но ... я все понимаю, кадет Огнеда Рассветная, насколько я знаю, подписала какие-то документы, которые позволяют ей не участвовать в практических занятиях группы. Тем не менее, даже будучи вашей... сианой, чтобы это не означало, она является подданной нашего земного Альянса. И на нее распространяется Декларация обязательного медицинского контроля, утвержденная Министерствами здравоохранения и обороны.

- Вы все сказали? - дерадмиин довольно холодно отреагировал на всю патетику землянина в белом халате.

- Вы понимаете, сигурн Эр-Гро, что я буду вынужден доложить...

Реакция куратора обескуражила, и честно говоря, просто напугала до дрожи в коленях. Я во все глаза наблюдала странную картину, как более мощный по телосложению и выше ростом сигурн Эр-Гро плавным, смазанным движением переместился к доктору, навис над ним горой, затем прикоснулся обеими руками к голове бедолаги. Изморозь покрыла волосы эскулапа, медленно, пугающе медленно перебралась на лицо и закрыла его черной, непроницаемой маской. Мужчина зашатался, но устоял, удерживаемый руками дерадмиина, а я от страха просто онемела. Боясь обратить на себя внимание, осторожно, шаг за шагом, пользуясь тем, что куратор находится ко мне спиной, стала отходить в сторону выхода. И почти уже на выходе, когда я повернулась к двери лицом, услышала пугающе злое:

- Куда-то собралась?

Судорожно ухватилась за горло одной рукой, второй пытаясь удержать на месте оторванный кусок лифа, и, затаив дыхание, повернулась к нему лицом.

- Н-не х-хотела м-мешать, - заикаясь, пролепетала и отвела взгляд от его полыхающего алым взора.

- В глаза мне смотри! - рявкнул мужчина.

Вздрогнула и подняла взгляд на разгневанного по непонятной для меня причине куратора.

- Вот так лучше. А теперь слушай меня внимательно. Ты ничего не видела. Повтори.

- Я...я не видела... да, совсем ничего. А что это было?

Эр-Гро сложил руки на груди в замок, поднял бровь и собрался было что-то ответить, как позади него раздался удивленный возглас.

- Ох, что-то у меня голова так заболела,.. - доктор Семенов словно отмерз, двинулся неуверенно в сторону лаборатории, затем снова остановился, начал хлопать руками по карманам, бормоча себе под нос медицинские термины.

Затем он вдруг заметил мощную фигуру куратора и замер.

- Вы что-то хотели, сигурн Эр-Гро? - вежливо спросил и перевел на меня взгляд. - О, и кадет Огнеда здесь. Кстати, вы вовремя, между прочим...

Договорить ему не дали. Снова заморозили. Этого уже стерпеть я не могла, пулей вылетела в холл, а там - Цербер. Затормозила практически возле него, едва не впечатавшись в его торс. Невольно выставила руки перед собой, чтобы уберечь свой нос от удара. Лиф платья отвалился, оголив больше, чем следовало, Цербер вздрогнул и довольно резко дернул головой, явно стараясь не смотреть на меня. А у меня стресс и вообще рефлекс уже выработался на него. Потянула на себя энергию из окружающего пространства и выкинула из руки струю огня... целенаправленную, а именно в область ног. Мужик вспыхнул, удивленно воззрился на свои ноги, и вдруг оказался в водном коконе, снаружи которого неистовствовал огонь.

Злобный рык позади подхлестнул мое стремление сбежать. Потому не оборачиваясь, чтобы выяснить, кто рычал (подозреваю - куратор) выскочила в коридор и понеслась по его длинному рукаву. Топот ног, который вскоре уловила позади, подстегнул прибавить скорости, а дальше... нет, не лифт, там делать нечего без чит-кода, а обыкновенная аварийная лестница. Задержавшись на площадке, заметалась мысленно... вверх или вниз? Нет, вниз нельзя. Там же уровни тренировочных отсеков, жилые отсеки практикантов и персонала, а вот наверху можно затеряться.

Пронеслась на одном дыхании этажей пять, и только потом стала немного задыхаться. Э-э-э, девонька, да ты совсем форму теряешь. Еще этажей так через пять остановилась, прислушиваясь. Вроде тихо. Не может быть - сбежать дали? Прислонилась к стене, пытаясь отдышаться, как вдруг услышала странный звук, легкий, почти незаметный, если бы не мой улучшенный генетическими изменениями слух. И вот он то и возопил - беги! И я снова рванула было вверх, как оказался сметена, схвачена в чьи-то железные объятия, а тихий, знакомый голос резанул по ушам, так словно на меня кричали:

- Огни, успокойся, это я, Лим.

- Ох, фу-у-у,.. - подняла я в панике взгляд и увидела улыбающегося, довольного собой парня. - Отпусти. Напугал, ненормальный.

Тихо, стараясь не шуметь, оттолкнула Лима, да не успела прикрыться.

- Это как понимать?! - зашипел блондин, хватая меня за руки и разводя их в стороны. Его огненный, прожигающий насквозь яростью взгляд блуждал в области моей обнажившейся груди, при этом с силой удерживая меня. - Кто посссмел?!

- Да отпусти уже!

Наконец вырвалась, а может отпустил. Но вот взгляд мне его совершенно не понравился. Злой, жадный и нездоровый.

- Я тебе вопрос задал!

- Какая тебе разница? И вообще, мне некогда с тобой тут болтать... пропусти.

Попыталась его обойти. Не вышло. Снова сжал в объятиях и припечатал к своему каменному торсу. Я поморщилась, так как руки оказались заведены за спину. И горячее дыхание парня коснулось моего лица.

- Ты убежала от куратора? Это он, да? Я сразу заприметил его интерес к тебе. И скажу тебе, меня это бесит. Основательно.

- Твои проблемы. Отцепись уже от меня.

- Нет. Ты пойдешь со мною. Я знаю одно место, где он тебя не найдет. Пошли. Я тебя спрячу, а потом решим, что делать с этой ситуацией.

Что? Он хочет помочь мне? Да вот расплату я знаю какую потребует... Ну уж нет. Хотела было возразить, только и слово пискнуть не успела, как неожиданно меня развернули в сторону лестницы и зажали рот рукой.

- Тихо. Ты в курсе, что он прочесывает всю базу? И кстати, мы сейчас стоим в таком месте, которое не охвачено схронкамерами. Усекла? Нас они не видят. В данный момент. А вот этажом выше уже явно больше камер будет. Там начинается уровень развлекательных и торговых точек.

Я не дергалась, стояла спокойно, и может поэтому парень немного ослабил хватку, убрал руку от моих губ и чуть хрипло произнес, задышав мне в ухо:

- Огни... я тебя не обижу. Обещаю. И потом... я ведь свой, рыжик мой яростный, мы же с тобой так подходим друг другу, а он - чужак, инопланетный урод. Ты не представляешь, что они вытворяют с нами на тренировках... это даже не тренировки, это бойня какая-то. Мы все уже не по разу в лазареты обращались, чтобы кости быстрее срослись. И самое странное, Огнеда, это то, что от нас отделили всех девчонок. Их вообще изолировали. Правда мы видимся в столовой, и только...

Помолчал, словно давая время усвоить информацию, и потом выдохнул, сместив вверх одну руку, причем я тут же ощутила, как его пальцы сжали одну грудь, и горячие губы прикоснулись к шее. Дернулась, зашипев что-то гневное, а Лим хрипло зашептал:

- Огнеда, я не могу без тебя. Ты мне так нужна... Я - дурак, обидел тебя тогда, потом места себе не находил, а ты волком на меня смотреть стала... Прости.

- Дурак, - согласилась, и вцепилась в его пальцы. - Убери... не смей меня лапать.

- Хорошо. Я сейчас уберу руку ,а ты не делай глупости, договорились?

Я кивнула. Мою грудь освободили, но за талию все же удержали, не позволив отойти в сторону.

- Молодец. И вот еще что... как только ты появишься на любом из уровней базы, тебя засекут не только схронкамеры, но и его гончие псы. Ты их видела в зале тренировок. А так же вся служба безопасности поднята на ноги. Я слышал, как он отдавал команды по ручному передатчику. Так что если желаешь укрыться, то только я смогу помочь.

Вздохнула, понимая, что скорее всего он прав, и возвращаться в "тюрьму", к куратору, который нагнал на меня еще больше страха, чем раньше, не было желания. Но как отразится мой поступок на группе? И эти его медитации... если со мною и правда что-то происходит, то не наврежу ли я сама себе, сбежав. Ну да, я действовала импульсивно, под влиянием сиюминутного ужаса и желания спрятаться, но ведь меня учили другому. Встречать страх с открытыми глазами, а к врагу не поворачиваться спиной. Кто я, трусливая и безответственная девчонка, или кадет военной академии Земли. Нет, я никто... без чит-кода, увы, мне никуда даже не вылететь с базы. Разве только зайцем и то во сне.

- Лим... отпусти, - тихо попросила, боясь своих мыслей.

- Что ты надумала? - вдруг заволновался парень, не выпуская меня из объятий.

- Я должна вернуться.

- Что?! Ты... почему?! Нет, я не позволю...

Я рассердилась, и ткнула Лима пяткой в голень, и выскользнула из его рук, пока он шипел, потирая больное место рукой.

- Прости... я не буду тебе ничего объяснять, - и двинулась к дверям, ведущим с площадки в коридор этого уровня.

- Огни, стой! - рыкнул Лим, и собрался было снова ухватиться за меня, как вдруг воздух возле него пошел рябью и за его спиной появился... Дамьян! Выше, сильнее и агрессивнее, чем парень, который его не видел. Мамочки! Он был все это время здесь... рядом? И все слышал и видел?!

Я только и успела издать судорожный вздох, как Лим обернулся, чтобы тут же оказаться вздернутым над уровнем пола сильной рукой куратора, схватившего парня за шею. Лим захрипел, закатывая глаза, а Дамьян смотрел прямо на меня своими алыми от гнева глазами.

И только мое почти неслышное "пожалуйста... не надо" заставило Эр-Гро разжать пальцы и, переступив через рухнувшего на пол парня, сделать всего несколько шагов в мою сторону. Мужчина наклонился, подхватил меня на руки и вышел в двери, оставив позади кашлявшего, поверженного соперника.



Глава 10.




Все последующие события, а точнее их странное отсутствие, заставили меня призадуматься о том, что вообще происходит? Куратор вернул меня не в свой жилой блок, а в мой уже восстановленный в первоначальном виде. При этом в центре гостиной обнаружился накрытый для обеда стол. Причем накрыт он был на одну персону и вполне привычной для меня едой. Все время пока Эр-Гро нес меня на руках, как впрочем, в самом жилом блоке, он не проронил ни слова и даже маску не снял. Правда, едва сгрузил меня на диван в моей гостиной, задержался буквально на пару минут.

- Можешь отдыхать. До завтрашнего осмотра моим личным врачом я тебя не побеспокою. Рекомендую прочесть информацию, которая закачена в твой нэс-бук.

Кивнула, все так же сжимая платье на груди.

- И, Огнеда, - добавил чуть тише, - прости, что так напугал. Постараюсь впредь подобного не допускать. И можешь не волноваться, камер слежения больше нет.

Затем оставил меня одну, чем несказанно обрадовал. Может от стресса, а может и правда проголодалась, но буквально все блюда смела: бульон с лапшой, рыбные котлетки с пюре... и даже компот, который вызвал просто слезы на глазах от ностальгии по маминым компотикам. На столе в центре стояла какая-то небольшая бархатная коробочка, которая так и притягивала мой взгляд. Что это такое интересно? Для меня? Уже потянулась взять в руки, как сама себя отдернула.

Нет, вдруг это тоже что-то ритуальное. Довольно уже меня за дурочку держать, да еще и без разъяснений. Поднялась, размышляя, а куда посуду девать? Потом собрала все в горку на столе и прошла к двери, проверить возможность выйти. Хм, все так же заблокировано. Увы, без чит-кода не выйти. Ну и ладно. Учитывая, что не помешало бы переодеться, сходила в душ и сменила наряд на брючный спортивный комплект, а на ноги - мягкие мокасины. Что там про нэс-бук говорилось?

Поиски снова привели в спальню, все к той же тумбочке. Но когда вернулась с ним в гостиную, то успела заметить, как в небольшом проеме стены исчезает робот-уборщик с грязной посудой. Вот значит, кто обо мне заботится. Интересно, это персональный сервис или такие роботы-уборщики работают по всей базе?. Хотя о чем я думаю? Присела за очищенный стол, на котором сиротливо лежала бархатная коробочка. Пытаясь игнорировать ее, разместила нэс-бук и активировала галоэкран. Первое, что заметила, оказался значок выхода во внешнюю сеть базы. Не может быть?! С недоверием подвела мерцающий курсор к значку. Тут же последовало мгновенное соединение, затем активация и у меня уже создан собственный аккаунт в сети. И в следующее мгновение выскочило окошко с предупреждением следующего содержания.


"Огнеда, считаю правильным предупредить, что данная линия не является конфиденциальной. Выполнение простых правил пользования предотвратит риск ее отключения.

1. Не выходить на контакт с кадетами практик-группы.

2. Не заказывать покупки с доставкой в жилой блок (Он издевается? У меня же денег нет и чит-кода тоже!).

3. Выход в сеть возможен только после ознакомления с текстами из перечня литературы по истории и традициям Иридии, а так же с графиком медитаций и индивидуальных тренировок.

Приятного вечера. Дамьян."


Откинулась на спинку дивана, хмуро разглядывая странную коробочку. Вот зачем он так, а? Мне уже показалось, что он предоставил мне возможность уединиться, потому что услышал мое решение вернуться, поверил мне, что я тоже хочу разобраться со свои даром и здоровьем. Но зачем же ограничивать мое право общаться с однокурсниками, устанавливать запреты, которые в принципе не имеют значения без наличия чит-кода. Насчет последнего пункта я вообще ничего против не имею, может после прочтения предложенной литературы вообще большинство вопросов отпадут, но... Вот именно! Неужели он боится, что я стану общаться с Лимом? Как это понимать? Ревность? Только какой смысл ревновать, если он уже знает, что я сама отвергла помощь Лима? Куча вопросов, а ответов никто не даст.

Потянулась задумчиво к коробочке и взяла ее в руки. Если я посмотрю, что там и тут же положу на место, это же не будет преступлением? Медленно, затаив дыхание приоткрыла крышечку и замерла, ибо то, что видели мои глаза, могло быть не чем иным, как самообманом. С возгласом радости вытащила наружу небольшое кольцо, в центре которого был впаян предмет, удивительным образом похожий на чит-код, но более совершенный как в инженерном плане, так и в эстетическом. Его не надо было вживлять в тело. И маленькая записка выпала следом на поверхность стола. Развернула бумажку и прочла: "Огни, это мой маленький дар тебе в знак доверия и уважения. Надеюсь на твое благоразумие. Дамьян".

Вернула колечко обратно в коробочку и, ощущая странный озноб, отодвинулась вглубь дивана. О, у меня уже фобия просто - боязнь подарков. Посмаковала мысленно выражение "дар в знак доверия и уважения... надеюсь на благоразумие..." Черт! Как же меня все раздражает! Особенно эти странные его замашки, что он единственный вправе распоряжаться моим временем, моей судьбой и свободой. Опять же говоря о доверии, не забыл выразить сомнение, что я сама смогу правильно распорядиться обретенной свободой в перемещении по базе. Или все-таки есть ограничения? А если я все же решусь использовать чит-код по собственному усмотрению? Хм, вот теперь понятно, что означает его очередная мини-инструкция: с сокурсниками не общаться, в том числе значит и личные встречи запрещены (можно подумать, что я горю таким желанием), и что еще... верно, не заказывать товары в жилой блок. Стоп!

Уж не означает ли это, что на мой счет снова зачислены деньги, а это колечко - ключ к ним? Нет, вообще никогда больше не возьму у него денег. С теми, что успела потратить, надо еще разобраться. Возвращать, однозначно, нужно, причем полностью, придумаю вот только, как и где их заработать, так сразу и верну. И надевать кольцо тоже не стану. Ну, хотя бы пока не разберусь с этим личным врачом куратора. Надо же выяснить ситуацию с головными болями. Кстати, вот и план действий: встреча с эскулапом, еще важно повидаться с мадам Элен, вдруг она сможет помочь обратиться за помощью к руководству Академии.

Не верится, если честно, что Эр-Гро заплатил за меня какие-то деньги, а Академия просто взяла и вычеркнула кадета из своего эксперимента. Нет, скорее это блеф. Так, что дальше? Вернуться на Землю я не имею права, по крайней мере, до окончания практики. И в группу вернуться сложно, да что там - вообще не реально, учитывая настрой куратора. Такое ощущения, что я оказалась в западне.

Мрачнея с каждой мыслью, которые загоняли меня в тоску, открыла папку под названием "Прочитать", и еще больше загрустила. Столько прочесть за полдня? И на каком языке вся эта познавательная литература? Файлы оказались пронумерованы, потому открыла первым то, что и числилось под этим номером.

Странно, вроде на моем, родном...это когда же куратор успел все перевести? Словно весь этот перечень был переведен заранее. Задумалась, как вдруг некая тревожная мысль... или напоминание, царапнула и скрылась. И те слова, сказанные куратором кому-то по ручному средству связи "кадетки для вас неприкосновенны". Ведь речь шла о боевом тренинге, разве нет? И Лим что-то такое сказал, будто кадетки нашей группы изолированы от парней. Хм, а теперь вот такой объем информации о планете Иридии, ее истории, традициях и законах и все на нашем, земном языке. Для кого эти "темные" так старались?

Тьфу, что за глупости мне в голову лезут. Вполне возможно готовился этот материал для всей группы, а не только для девушек. Лучше почитаем. Итак.

Под первым номером оказалось описание климатических, географических и ресурсных характеристик Иридии, находившейся на расстоянии более чем за одну тысячу световых лет от Солнечной системы в созвездии Темного Пса. При этом судя по показателям, размеры Иридии превышают размеры Земли на десять процентов, а один полный оборот вокруг звезды, именуемой Марава, что в переводе - мрачная, планета Иридия делает за сто семьдесят пять дней, и внешний край обитаемой зоны получает недостаточно тепла, в результате поверхность планеты с каждым годом замерзает все больше.

Иридия - это планета вечной мерзлоты, и только в районе экватора за счет более плотной атмосферы планета поглощает энергию своей звезды более эффективно, избегая замерзания. Отличительной особенностью иридийского экватора - гористые вулканические рельефы, резко переходящие в пустыни, в которых уровень температуры превышает семьдесят градусов по Цельсию (по земному измерению).

Отличительной чертой чужой планеты оказалось удивительное содержание в ее недрах огромных запасов почти всех исчезающих на Земле полезных ископаемых, а так же ранее нам не известных, которые успешно можно было бы применить как в области вооружения, так и космических путешествий на дальние расстояния, исключающих необходимость использования креокапсул.

Особенность воздуха планеты такова, что человек с Земли не сможет свободно дышать, не используя кислородную маску. Сами иридийцы, особенно жители тех территорий, которые покрыты ледяной коркой, так называемые дерадмиины (в переводе на земной "темные"), дышать земным воздухом могли при условии использования биомаски, которая становится то непроницаемой, то прозрачной по команде ее носителя, а так же способна срастаться с кожей на лице ее хозяина.

Так вот оказывается для чего ему нужна эта маска? Он благодаря ей в состоянии дышать тем воздухом, который используется на военной базе "Грозный". Все верно, ведь состав базы на восемьдесят процентов состоит из землян.

Тема оказалась и правда интересной, и я перешла ко второму файлу "Народы, сословия и религии Иридии".

Первым по значимости упоминалось, что Иридия содержит в себе три крупных государства, остальные, более мелкие, выступают скорее в качестве сателлитов северного государства. Итак, одно государство, занимающее огромную территорию в северной части полушария, с ее вечной мерзлотой и частично гористой местностью, а за нею простиравшейся Гиблой пустошью, называется... а вот так называется - Дерадмиин.

Обратила внимание, что к текстовому файлу оказался прикреплен еще и видеофайл. Быстро запустила приложение, включила звук и оказалась в другом мире. Голос вещал на адаптированном для землян языке:

"Границы каждого государства Иридии, именуемые Сиграэш, Доргхам и Дерадмиин, разделены тремя океанами - Эру (тишайший), Эзру (спокойный) и Загру (буйный).

Сиграэш - это государство, занимающее второе место по части площади его территорий, но менее населенное. Оно расположено в южной части полушария Иридии, при этом в силу того, что суша покрыта полностью вечной мерзлотой, коренное население - сиграэши (сокращенно - сигры) отличаются морозостойкостью, диким укладом жизни, склонны к излишней агрессии и неконтролируемым приступам ярости. Жилье устраивают глубоко под уровнем верхнего слоя мерзлоты, низкорослы, светловолосы и светлокожи. Не идут на контакт, как в части установления экономических отношений, так и в части военных и (или) брачных союзов. Культура, уровень развития и религия мало изучена.

Государство Доргхам, третье по размерам, отличается тем, что территория, почти не пригодная для жизни, все же заселена на четверть - ровно столько занимает пустыня Смерти (Ушараг). Расположен Доргхам между северным и южным полушарием в районе экватора Иридии, омывается со всех сторон океанами. В силу географических и климатических особенностей (в разгар лета температура на поверхности достигает семьдесят градусов по Цельсию, а в зимнее время - опускается только до пятидесяти градусов по Цельсию) коренное население - доргхийцы, ведут в основном ночной образ жизни. То есть активное время для выхода на поверхность - ночь. Население отличается темной кожей, белым цветом глаз, которые прекрасно видят в темноте. Дневное время доргхийцы проводят в своих убежищах, устроенных в "подземных" городах. Они придерживаются культа жертвоприношений, чаще за счет иноплеменных пленников, которые попадают к ним из Сиграэша, либо из Гиблой пустоши Дерадмиина. Владеют стихией огня, однако в условиях вечной мерзлоты дар пропадает в следующем поколении от союза с представителями дерадмиинов. Такое явление называется вымораживание дара.

В силу того, что культ кровавых жертвоприношений и образ жизни говорит об отсталом развитии доргхов, экономические и иные союзы с ними в Дерадмиине запрещены".

Оторвалась от картинки, которая демонстрировала визуализацию этих самых зверских жертвоприношений, и ужаснулась. Бр-р-р, какое варварство! Удивительно, что на этой планете проживают более развитые народы... те же самые, дерадмиины. Или они тоже дикие?!

Вспомнилось, какие жуткие и необъяснимые по своей природе способности не раз демонстрировал мне куратор. Наморщила лобик, припоминая, что он может довести до обморока - раз, сделать человека невидимым для другого, да и сам тоже способен становиться невидимым - два, зачистка памяти - три... Ой! Подскочила и забегала испуганным зайцем по гостиной. Подождите, а тот обморок... нет, не может быть. Зачем бы ему мне память стирать, и я вроде все помню или... Выдохнула сквозь зубы, обхватив себя руками, и замерла. А ведь были кратковременные провалы в памяти, были! Зараза!!

Стукнула кулаком по ладони другой руки и, шипя, вернулась к нэс-буку. Надо как можно больше узнать об этих дерадмиинов.

Итак, "Дерадмиин - государство в северной части планеты, превосходящее остальные страны как по части занимаемой площади, так и по уровню развития". Неужели? Судя по тому же Эр-Гро... Тьфу, да что же я на нем зациклилась-то? Смотрим дальше.

Суровая планета развернулась на экране белоснежным севером и приблизилась, показывая удивительные картины. Под кристально-прозрачным куполом, аккумулирующим свет звезды, росли города, величественные, с удивительной растительностью разных оттенков и цветов, с водоемами, лесами и полями, налитыми своими зерновыми культурами. Под этим куполом на огромной территории раскинулся просто таки рай в понимании землянина. Удивительно. Красиво. И так похоже на нашу планету, и пусть трава не зеленая, а какая-то бурая, и даже вода не голубая или аквамариновая, а скорее нежно-сиреневого оттенка, но... вот именно, что "но". Я была глубоко поражена, что понятие красоты и гармонии настолько совпадали с нашими, земными, что даже открыла рот от удивления. Поставив на паузу картинку, открыла файл с информацией и продолжила читать о дерадмиинах.

"Дерадмиин - государство с абсолютной монархией (монарх именуется "великий джерг", схоже с земным - император, ваше величество; его "сиана" именуется "достойнейшая джергши", схожее с земным - императрица, ваше величество; наследуется власть по силе дара; самый сильный именуется "сигурн", наследник, схожее с земным "ваше высочество", обращение "мой хэйдар", схожее с земным - "мой повелитель, допускается только в кругу доверия, в который входит личная охрана ("церы"), личный лекарь и избранная "сиана", схожее с земным "нареченная, невеста, единственная").

Общество разделено на сословия: военное дворянство, почетные горожане (граждане, "радмии"), фермеры ("рэмгалы"), легализованные жители окраин и пустоши, которые именуются - "инеды". Все остальные - бесправны".

Хм, то есть сиана и, правда, невеста, нареченная? Это что же получается? Растеряно посмотрела на свои руки, которые слегка подрагивали, и закусила нижнюю губу. Ловко, без учета моего мнения и даже не спросив согласия, куратор взял вот так просто и заявил, что я теперь его эта... сиана - невеста?!

Ох, но ведь это же катастрофа! Испуганно посмотрела на колечко с чит-кодом, заподозрив, что не спроста его мне подарил, с каким-то умыслом. А вдруг, если я его надену, позарившись на относительную свободу и может даже деньги, тем самым опять совершу некое ритуальное действо, схожее с земной помолвкой?

Так, надо собраться и изучить как можно больше об этих "темных". Только вот не верится в то, что вся информация преподносится без купюр.

Третий файл затрагивал традиции и обычаи, в частности по теме создания союзов, как среди дерадмиинов, так между дерадмиинаим и представителями иных планет. Что вызвало усмешку, так это строгий запрет вступать в семейные узы с не гуманоидными расами. Бр-р, я бы тоже замуж за лягушку не пошла бы. Хотя, если бы этот лягух после поцелуя превратился в прекрасного принца, как знать. Фыркнула, сдерживая смех, и продолжила чтение.

И вот что мне бросилось в глаза. В силу холодности натуры, характеров, а может и воспитания, девушки, избранные сианами, не вправе были не то, что возразить против выбора, но и прямо были обязаны подписать пожизненное согласие на покровительство и передачу своей жизни в собственность своего хэйдара. В отношениях с инопланетными сианами следовало проводить длительную адаптацию под условия жизни на Иридии, осторожно и бережно подстраивая организм инопланетянки, в какой-то степени даже меняя его.

Что?! Жизнь на Иридии?! Нет! Подскочила, нервно забегала по гостиной, потом в спальне пронеслась ураганом, и снова в гостиной. Что делать? Что?! Остановилась, пытаясь успокоиться.

Нет! Я не желаю становиться ничьей сианой. Я ничего не подписывала, и как можно вести такие разговоры, ведь я даже не люблю его. Дамьян - странный, непостижимый, такой опасный, и... вздох, удивительно похожий на стон, - он такой красивый, что даже страшно становится, когда видишь его лицо. Страшно, потому что понимаешь, в таком мужчине есть риск раствориться, потерять свое "я", перестать быть личностью, но превратиться в его тень, с ума сходить от ревности и ... попрощаться со всеми мечтаниями, устремлениями, но самое страшное, что тогда станет с моей мамой?

"Не-е-ет", - не удержалась, закричала, сжимая руки на груди, тупо глядя в одну точку в пространстве. "Нет", - отвергала я уже шепотом такой исход. "Бежать?" - спросило подсознание. "Да", - ответила сама себе. И может потому я заставляю себя не замечать его мужской красоты, подсознательно готовя себя к расставанию... к побегу?

Больше читать очередную инструкцию желания не было. Как впрочем и смотреть на Иридию тоже. Закрыла все файлы и вышла в сеть контактов. Где же ты, Элен?

А мадам Элен в сети не было... странно. Вот реклама странички всех бутиков и салонов на том самом уровне, где был размещен и ее салон. Но странички ее салона в сети тоже не оказалось.

Расстроено выдохнула, потерла переносицу, чувствуя, что меня все же загоняют в силки. Либо Элен каким-то удивительным образом испарилась вместе со своим салоном с базы, либо просто эти данные удалены конкретно с этого нэс-бука. Черт! Не успела я разочарованно выдохнуть, как вдруг на экране появилось окно сообщения.

"Огнеда, рекомендую закончить с изучением предложенных файлов, и не отвлекаться. Дамьян".

А-а-а! Отключила нэс-бук, сжалась на диване в комочек, готовая заорать во всю глотку. Да что это такое?!! Ну, все... Ну он меня достал!! Следишь, значит, контррролируешь?!

Поднялась, свирепо озираясь по сторонам... Так значит, да?! Речи уже не шло о том, чтобы успокоиться, но я все же сделала пару глубоких вдохов-выдохов, закрыв глаза. Все! Иду спать! И читать больше ничего не стану. Не сейчас... а то у меня срыв снова будет.

Прошла в спальню, разделась до нижнего белья, и залезла в кровать. Главное сейчас ни о чем не думать. Обычно такая тактика мне помогала засыпать без тяжелых дум, тогда решение всегда приходит во сне. Я спокойна, абсолютно не волнуюсь... сплю я.


***



Утро началось с зарядки, а что еще прикажете делать, если форму поддерживать надо, а в тренажерный зал уже который день не допускают. Потом душ, процедуры личной гигиены и выбор одежды. А в голове все время крутятся обрывки сна. Кто бы сомневался, что снился мне ни кто иной, как сиг Куратор. Причем мы были вместе в том самом отсеке для тренировок, где в последний раз я видела всю группу кадетов в сборе.

Почему-то мужчина восседал на троне, а я... что я вытворяла, стыдно вспомнить. Танцевала, играла с огнем, и самое невероятное во всем этом было то, что мне нравилось танцевать для него. И что это был за танец - соблазнительный, фееричный и фантастически прекрасный. Странно. Я бы даже сказала, слишком странно даже для сна.

Нет, дело даже не в том, что я бы так не смогла, наверное, смогла бы в том состоянии транса, в который иногда можно впасть под соответствующую музыку и настрой. Странно было другое, что я танцевала во сне для него. И столько страсти было в моем огне, столько коварства, что в какой-то момент Дамьян поднялся с кресла и метнулся в мою сторону. Но не смог ко мне прикоснуться. А я насмешливо смеялась, завлекала и подчиняла себе. Мужчина рычал, смотрел на меня безумным взглядом, пытался поймать и даже приказывал что-то... А еще помню, что куратор упал на колени, жадно следя за мною, и низким вибрирующим голосом попросил одеть этот его необычный кулон, заявив, что отныне он мой раб навеки. Хм, какая интересная мысль, однако.

Приняв позу для растяжки у стены, головой вниз, закрыла глаза, восстанавливая дыхание, очищая застоявшуюся кровь, услышала как кто-то вошел в гостиную, затем короткий стук в двери спальной и голос куратора:

- Огни, ты проснулась?

- Угумс, - пропыхтела в ответ, не собираясь прерываться.

- Ты одета? - вот пристал.

- Угумс.

Двери открылись, и с той стороны даже не поинтересовались, можно входить или нет. Дамьян уставился на меня явно в шоке, что вообще-то не сложно было понять, даже стоя на голове и видя его вверх ногами.

- Э-эм... что ты делаешь? - тихо произнес мужчина, присаживаясь напротив меня на корточки и поворачивая голову так, чтобы правильно видеть мои глаза.

- Это называется йога. Особый комплекс упражнений, который приводит весь организм в тонус, очищает кровь и освобождает место в голове для правильных, нужных идей, - пробухтела я, и улыбнулась. - Доброе утро, Дамьян.

Куратор покачнулся на пятках и едва не рухнул на пятую точку.

- Утро? Доброе?

- А что... не утро? Или не доброе? - пропыхтела и вернулась в исходное положение, то есть на ноги.

Мужчина тоже поднялся, возвышаясь надо мною почти на две головы, его губы невольно растянулись в странной улыбке, словно его явно одолевало удивление, затем мягко произнес:

- Огни, позавтракаешь со мною?

- Хм, надеюсь, это будет что-то привычное для меня?

- Кофе, круассаны и ... может каша?

- О, - теперь уже я не удержалась от удивления. - Вы знаете это блюдо?

- Представь себе. Знаю. Только не понимаю, как вы, земляне, ее едите.

- Очень просто едим, - отошла от него в сторону душевой, поглядывая из-за плеча, и удивляясь своему настроению. Бодрое, какое-то приподнятое, словно в ожидании чего-то важного. - А тренировки сегодня будут?

- Тренировки? - заторможено переспросил мужчина, все так же рассматривая меня с легкой долей недоумения.

Похоже, мое новое поведение его сбивает с толку, а это хорошо. Пусть помучается над мыслью, что это я задумала. А ведь сон верный путь мне указал. Такого хищника криками и истериками не приручишь, не заставишь себя слышать, видимо, следует проявлять больше спокойствия, выдержки и может чуть больше женской хитрости, а где-то возможно и приласкать... ой, мама, тьфу-тьфу. Потом точно огребу по полной, его приласкаешь и на всю жизнь рабыней станешь. Нет, надо усыпить его бдительность, ослабить контроль, и когда появится возможность - сбежать.

- Хм, тренировки... после завтрака у тебя встреча с доверенным врачом семьи Аруба, я вынужден буду оставить тебя с ним наедине... группа сдает зачетный бой-спарринг,.. - словно нехотя поделился он информацией, и вроде бы даже был чем-то недоволен, - а после по плану медитация и...

- А можно мне посмотреть на бой? - я быстро подошла к нему ближе, сложив умоляюще руки у груди и сделав просящее личико.

- Что?

- Очень-очень интересно... правда, ну пожалу-у-уйста, - заканючила, и сама себе удивилась. Что это со мною? На кой мне смотреть этот бой, если там парней калечить явно будут? Хотя... может что полезное увижу и пойму, что они за люди... то есть нелюди... нет, люди, суперчеловеки такие.

- Огни! - повысил голос Дамьян, сверкнув глазами. - Я же запретил приближаться к группе.

- Так я и не собираюсь к ним близко подходить, я даже могу сидеть где-нибудь в таком месте, чтоб не видно было... ну что вам, жалко, что ли? А хотите я вам за это станцую, а?

- Что? Станцуешь? Правда?! - брови мужчины взлетели вверх, а взгляд метнулся к моим губам, затем вдруг потемнел, хотя куда еще темнее, итак черные, и при этом как-то странно полыхнули явным интересом.

- Правда-правда... вот прямо после медитации и станцую. Вам понравится.

Куратор вдруг прочистил горло, отвел взгляд и задумался. Затем снова посмотрел на меня, и что это был за взгляд. Оценивающий, заинтересованный и я бы даже сказала, что озаренный внутренней радостью. И вдруг он резко развернулся, направившись к выходу.

- Огни, переодевайся, я жду тебя в гостиной и... не одевай брюки.

- А что насчет..., - хотела было уточнить, как вдруг Дамьян замер, выдохнул шумно и словно сквозь зубы произнес:

- Хорошо. Я сам определю место, откуда ты сможешь смотреть. И да, танец за тобой, так что постарайся меня не разочаровать.

И вышел. Я же стояла ошеломленная от услышанного и напуганная своей дерзостью. С другой стороны, ничего же страшного не произошло, верно? Оказывается, с ним даже очень можно договориться... если что-то взамен предложить. Хм, стоило, наверное, еще что-нибудь попросить, ну да ладно, для первого раза все равно не плохо.

По-быстрому приняла душ второй раз за утро, заплела волосы в косу, уложила ее на затылке, и облачилась в длинное, насыщенного изумрудного цвета платье с широким подолом, который при ходьбе приятно шелестел складками, а в талии было заужено, красиво облегая мою девичью фигуру. Платье подходило под предъявляемые куратором стандарты даже в отсутствии декольте, так как высокий ворот прикрывал шею, и длинные рукава плотно прилегали к рукам, прикрывая пальчики ажурными кружевами черного цвета. Такое же кружево спускалось от горловины до самого низа, расходясь внизу лучами. Красивое платье... такое женственное и непривычное для меня. Я вдруг вспомнила тот наряд, который был на мне в тот вечер на танцполе, и как отреагировал Дамьян на него. Судя по всему, на Иридии женщины не носят ничего открытого, вызывающего. Хотя я бы не сказала, что вот это платье выглядит менее сексуальным, просто оно словно позволяет пофантазировать.

Переобувшись в зеленые лодочки, вышла в гостиную. Ожидавший меня куратор, словно дыхание затаил, затем хрипло произнес:

- Ты прекрасно выглядишь, Огни.

Помолчал какое-то время, внимательно и с каким-то затаенным напряжением во взгляде, прочертил чувственную линию глазами, исследуя мой стан снизу вверх, заставляя смущенно краснеть меня.

- Огни, почему я не вижу у тебя на руке мой подарок? - вкрадчиво, чуть нахмурившись, поинтересовался Дамьян.

- Хм, какой подарок? - опустила глаза в пол, сцепив опущенные вниз руки перед собой.

Какой-то шелест, раздавшийся рядом, заставил вскинуть голову. Куратор стоял совсем близко, держа в руках ту самую коробочку. Жаль, я не спрятала ее вчера.

- О, нет, спасибо, я кольца не ношу, - помотала головой, пряча руки уже за спину.

- Это не кольцо... в смысле конечно похоже, но это твой пропуск для передвижения по базе. Вот, посмотри, - и он открыл коробочку, вынул колечко и попытался ухватить меня за кисть, нависнув надо мною.

Я сделала пару шагов назад, Дамьян замер, недовольно насупив брови.

- Огни, в чем дело?

- Так это..., - прочистила горло, спешно придумывая, что сказать, и выпалила, несколько неуверенно, - сиг Ку... то есть... Дамьян, дело в том, что у нас землян мужчина дарит кольцо девушке при... п-помолвке...

- Что такое помолвка?

- Это... вы не знаете? - удивилась теперь уже я. - Хотя, наверное, и правда не знаете. Это когда мужчина делает предложение, а девушка соглашается выйти замуж за любимого мужчину.

Внимательный, изучающий взгляд Дамьяна окончательно вогнал меня в краску.

- Любимого мужчину? Хм, - пробормотал неопределенно и посмотрел поверх моей головы, словно осмысливая сказанное. - Я не знаю ваших всех традиций, признаю, это мое упущение... И что же, ваши девушки всегда выходят замуж только по любви?

Ух ты, вот это шанс! Я тут же закивала, но заметив напряженный взгляд, который словно пытался прочитать мои мысли, чуть улыбнулась и ответила:

- А зачем же тогда выходить замуж, если не по любви?

Лицо мужчины словно окаменело, глаза полыхнули алым и потухли... рука сжала коробочку и та вдруг крошками осыпалась на пол. Я испуганно ахнула.

- Что по-твоему означает эта ваша земная любовь, Огнеда? - напряженно спросил меня Дамьян, крутя в пальцах, затянутых в черную перчатку, кольцо со встроенным чит-кодом.

- Я... н-не знаю... не влюблялась еще.

И опустила глаза вниз, чуть ковырнув ножкой пол. Как же стыдно признаваться, что до своего возраста еще ни разу ни в кого не влюбилась. И это в Академии, где меня окружали мужчины, парни... а ведь и правда. Как странно.

- Я рад... то есть... давай считать это не кольцом, а именно пропуском.

Схватил меня за руку и тут же надел кольцо на безымянный палец правой руки. Мама дорогая!

- И не вздумай его снимать.

Я же, открыв рот, смотрела на странное мерцание оправы, которая переливалась то синим, то черным, то вдруг вспыхнуло фиолетовым и словно примерзло к пальцу.

- Ой! А это нормально? - спросила, протягивая руку к куратору.

- А-а-а, - протянул он, скупо улыбнулся, словно пытался спрятать улыбку, и не получилось. - Не обращай внимания. Это идентификация носителя. Чит-код будет работать только на твоей руке.

Хм, и почему мне кажется, что он не все рассказал мне о кольце.

- Итак, план действий ты знаешь. Прошу следователь за мною. Нас дожидается завтрак.

Прошли к выходу, потом по коридору, где мимо иногда проходили какие-то люди в униформе, пронеслись парочка роботов-уборщиков, и неожиданно я поняла, что вижу коменданта, идущего нам на встречу, рядом с таким же высоким, с темной маской на лице, дерадмиином, что и куратор.

Последний, между прочим, что-то недовольно прошипел, ухватил меня под локоток и потащил мимо них.

- Дамьян, - вдруг окликнул его незнакомец, при этом в голосе было столько иронии, что я невольно улыбнулась. - А я тебя повсюду ищу.

И вдруг поняла, что этот мужчина если не друг, то уж родственник точно. Никто на "Грозном" не обращался к куратору по имени, только от меня он требовал такого обращения.

Сигурн Эр-Гро выпустил мою руку, встав так, что загородил меня собой, и напряженным голосом ответил:

- И тебе больше светлого времени жизни, брат мой. Что ты делаешь на военной базе "Грозный"?

- С дипмиссией, что же еще? Ты же дипломатией не страдаешь, - тихо парировал собеседник, мрачно мерцая тенью вместо лица.

О, это он в точку попал!

- Благодарю вас, господин комендант, что проводили, - прижав руку к груди, брат куратора поклонился, и повернулся к нам, явно уставившись на меня, выглядывающую из-за спины Дамьяна.

- Хм, может ты все-таки проявишь чудеса дипломатии и представишь мне свою... кадетку, верно? - низким, со странной обволакивающей хрипотцой произнес этот не менее странный мужчина, наклонив голову немного набок.

- Что ж... раздели с нами трапезу, брат мой, - сухо ответил Дамьян, проигнорировав вопрос.

Ой, а мне же с комендантом надо было поговорить! Я посмотрела на господина Кавинау, который почему-то не сводил с меня взгляда. И едва он понял, что мое внимание переключилось на него, быстро откланялся и ... да он же сбежал!

Обиженно поджала губы, отпуская мысленно в адрес Кавинау нелестные эпитеты, и вздрогнула от неожиданности, когда куратор нетерпящим возражения тоном потребовал идти следом за ним. Возражать не стала, понимая, что это глупо делать в присутствии его родственника, который более не проронил ни одного слова до самого кабинета сигурна Эр-Гро. И только сидя уже за столом в зеленом райском уголке, я услышала насмешливый вопрос, который снова вогнал меня в смущенную краску:

- Дамьян, и с каких пор ты завтракаешь с кадетками?

Куратор молча поднялся, подошел к стене и набрал что-то на панели, которую раньше я и не видела, как тут же выкатился робот-подавальщик (я от удивления моргнула, ибо мне еще не приходилось видеть ничего подобного) и тот довольно быстро организовал третий стул, столовые приборы и тарелки, а так же вкатил небольшой столик на колесиках, уставленный незнакомыми мне яствами. Мои же каша, кофе и круассаны были поданы так же в полной тишине, причем брат Дамьяна проявлял удивительное терпение, не требуя немедленного ответа, чего нельзя было бы сказать в отношении самого Дамьяна.

Когда все расселись, приступили к еде, гость вдруг отложил вилку и нож и возмущенно произнес: - Да что с тобой?! Я тебя не узнаю..., - как вдруг перешел на незнакомый язык.

- Акьяхатте син гаоджа? - спросил незнакомый дерадмиин. - Шушнаскьер биш?!

- Сарградэ нэс, - рыкнул недовольно в ответ Дамьян, старательно не глядя в мою сторону.

Я только глаза переводила с одного на другого, затем пожала плечами и принялась за кашу. Есть то все равно надо.

Мужчины вдруг начали спорить, так показалось, но гость внезапно рассмеялся, сложив руки на груди, и повернулся в мою сторону темное лицо.

- Сиджанэ? - спросил, чуть наклонившись вперед. Я просто таки ощутила, как меня обожгли взглядом.

- Никха! Сианэ! - снова прорычал свирепо Дамьян и сжал руку, в которой была вилка, в кулак и вдруг воткнул ее в стейк на своей тарелке.

Я уставилась во все глаза на проткнутое мясо, замерев с ложкой у рта, затем осторожно отложила ее.

- Имя.

Более брат не шутил, не смеялся, и голос его показался мне каким-то строгим, собранным, полным арктического холода и ноткой металла. Страшный голос.

- Может в другой раз поговорим? - постарался теперь уже мягче произнести Дамьян.

- Имя! - не пошел на уступки гость. - Я все равно узнаю.

Куратор пробарабанил по столу пальцами, вздохнул и заявил:

- Я скажу, но больше, ни слова. Все остальное позже.

- Согласен.

И как понимать этот странный диалог? Я продолжала не вмешиваться, ибо стало уже совсем не по себе. Даже страшно чуточку. Черт, да этот брат меня даже сильнее пугает, чем Дамьян. К нему я уже немного привыкла, что ли.

- Позволь тебе представить мою сиану, Огнеда Рассветная.

- Что?! - мужчина резко поднялся, стукнул по столу кулаком и повернул полыхающую алыми всплесками маску к куратору.

- Выйдем, - поднялся куратор и резко бросил на стол салфетку, которой успел вытереть уголки рта.

Мужчины тут же оставили меня одну, скрывшись в кабинете. Вот и отлично, хоть поем спокойно, а то устроили тут ... не пойми что. А каша и, правда, вкусная, из нескольких круп, ароматная. Я быстро доела, и взяла в руки чашку с кофе, задумавшись. Что же такое обсуждали эти двое? Кого они обсуждают и так понятно, меня, такую беззащитную (ха, мстительно сощурила глаза) и такую одинокую (дважды "ха", еще и губы поджала), вот не стыдно им, а? Нет, судя по всему, эти господа стыдом и совестью не страдают. А жаль. Поднялась, едва кофе закончился, и прошла к качелям. Из-за кустов расслышала шаги, и появился Дамьян. Один и уже без маски. Подошел ко мне, остановил качели и ухватил за талию, чтобы тут же рывком прижать к себе. Черные глаза смотрели прямо в мои, не мигая, затем он глухо произнес:

- Мой брат привез доверенного врача нашей семьи, если ты закончила с завтраком, он сможет провести все необходимые обследования в моем кабинете.

- А ваш брат... не знаю, как обращаться к нему... он ушел? - сглотнула, стараясь не дрожать в его крепких объятиях.

- Да. У него еще много дел. И, Огни, не вздумай обращаться к нему по имени, - сердито сверкнул взглядом.

И как у него получается сие проделывать, глаза то черные?

- Так я и не знаю...

- Думаю, он сам пожелает себя назвать. Однако можешь обращаться к нему джерг Нахим и никак иначе. Надеюсь, я понятно выразился?

- Д-да, - кивнула в ответ и нерешительно пошевелилась, пытаясь высвободиться. - А вы может уже отпустите меня?

Куратор тут же выпустил меня из медвежьей хватки, и даже спрятал свои руки за спиной. Я пробормотала слова благодарности и обошла застывшего на месте мужчину, который словно окаменел от моей просьбы. Да что я такого страшного попросила? Всего лишь отпустить и не держать так крепко. И даже сделала уже несколько шагов в сторону двери, ведущей в кабинет, как была остановлена вопросом, заданным злым, с металлической ноткой голосом:

- Неужели мои прикосновения так отвратительны тебе, Огнеда?

Замерла, бросив удивленный взгляд на куратора. Он снова вернул на лицо маску, злится... точно злится. А в душе шевельнулось какое-то чувство, похожее на неловкость или сожаление. Опустила глаза, разглядывая выглядывающий из-под подола платья мысок туфли, и пожала плечами.

- Что?! - рыкнул мужчина и быстро преодолел расстояние между нами, но остановившись рядом, даже не стал касаться, а только чуть повысил голос. - Это правда? Я тебе кажусь неприятным... отвратительным?!

Подняла быстро взгляд, немного опасаясь странного настроения куратора, и обхватила себя руками.

- Я...вообще-то не особо привыкла, чтобы меня хватали... то есть... на тренировках, конечно, всякое бывало, но..., - поежилась, чувствуя, что Дамьян реально злится, но не понимаю от чего.

- Что "но"?

- Ну..., - закусила губу, снова опустив взгляд, и решилась ответить. - А что вы хотите? Я вас знаю всего несколько суток, и вы наш куратор... и вообще вы не землянин и я вас боюсь. Вот.

- Боишьсссся, значит?! - прошипел, сжав кулаки, затем горько рассмеялся. - Сссам виноват.

- Это да... вы меня постоянно пугаете, что-то требуете и заставляете делать то, что я в принципе не желаю делать. И... я не соглашалась быть вашей сианой!

- Мы уже это проходили. Верно?

- Нет! Я не понимаю, как вообще можно так себя вести! Вы даже не землянин, что бы иметь какие-либо права в отношении меня. Вы даже не желаете понять и принять, что у меня есть права.

- И какие же, могу поинтересоваться? - ехидно, с долей сарказма спросил, складывая руки на груди.

- Право на свободу выбора. Я - человек, а не зверушка!

Повисло тяжелое молчание, а мы так и стояли против друг друга, я с алеющими щеками и ярко горящим взглядом, а Дамьян мрачный, злой и замкнувшийся.

- Я понял тебя, - вдруг глухо произнес мужчина, и обошел меня. - Тебя ждут в кабинете.

- Постойте! - встрепенулась, побежала следом, пытаясь понять его поведение. - Почему вы так себя ведете?!

- Как?!

Резко остановился, двери отъехали в сторону, а я налетела на него и тут же отскочила в сторону, как ужаленная.

- Вы ... невыносимы, - буркнула в ответ, и хотела было протиснуться мимо куратора, но тот загородил проход рукой, упершись ее в противоположный косяк.

- Да, земные девушки очень отличаются от наших. Признаю, что ошибался, выстраивая свое поведение по другим стандартам. Я подумаю над твоими словами, - тихо произнес, втягивая носом воздух, словно смакуя мой запах.

Я резко вскинула голову, гневно посмотрев на него, и увидела, что мужчина улыбается, таинственно и предвкушающее глядя на меня.

- Через час я вернусь, чтобы отвести тебя в зал для тренировок. После просмотра боя нас с тобой ждет медитация. И да, я невыносим, но ты, моя огненная девочка, можешь все изменить... это в твоих силах.

Более не сказав мне ни слова, куратор оставил меня в кабинете одну. И как понимать его слова?



Глава 11.




Огляделась. И правда - одна. Бросила быстрый взгляд в сторону двери, за которой, скорее всего, находился Цербер. Затем не долго раздумывая, подбежала к столу с нэс-буком куратора, но трогать его не стала. Глупо было бы надеяться, что я смогу понять инопланетный язык, который, скорее всего, использовался Дамьяном в работе, а вот заглянуть в ящички стола было любопытно.

И даже в голову почему-то не пришло, что в кабинете тоже могут быть схронкамеры. А жаль...

Выдвинув верхний ящик, удивленно замерла, не веря своему счастью... мой новый планшетник со стразиками. И куда бы его спрятать? Черт! А вдруг доктор, врач... или как его там, осматривать меня станет... Оглядела кабинет в надежде, что можно перепрятать гаджет. Закусив губу, поняла, что веду себя как ребенок, какой смысл прятать его, если нет гарантий, что смогу после забрать незаметно. Планшетник вдруг пиликнул сообщением, я на автомате открыла его и прочла: "Сотри, как прочтешь. Приходи как можно скорее. Разговор срочный. В том же салоне. Э."

Что? Номер незнакомый, но упоминание салона и это "Э." вместо подписи. Элен? Она хочет со мною переговорить! Едва я успела удалить сообщение и вернуть планшетник на место, дверь открылась и в кабинет вошел. Ох, кто это? Я во все глаза уставилась на существо маленького роста, а точнее не более метра от пола. Большая лысая голова с бледной кожей и совершенно белыми глазами казалась уродливой, непропорциональной телу, одетому в балахон темно-синего цвета. При этом внешне все же визитер имел определенно сходство с человеком, так же два глаза, нос, рот, уши... но внушал при этом странное отталкивающее впечатление.

Я замерла, подобралась внутренне, словно готовясь к отражению нападения, и удивленно услышала приятный баритон:

- Позвольте представиться, сиятельная госпожа?

- П-позволяю, - запнулась было, ибо странно, что ко мне обратились на моем родном языке, при этом совершено без акцента.

- Терри.

-Что?

- Мое имя Терри... и я личный лекарь династической семьи Аруба.

- Вы не похожи на них, - наконец обрела способность говорить, немного прочистив горло. - А к вам можно обращаться просто по имени?

- Да. Сиана Эр-Гро, прошу вас пройти к дивану.

- Как вы меня назвали? - вскинула я брови, едва не повысив голос.

- Простите. Вы предпочитаете другое обращение?

- Да. Меня зовут Огнеда.

- Спасибо. Это величайшая честь для меня, - и странный лекарь поклонился, улыбнувшись.

Едва присев в указанном месте, меня попросили устроиться поудобнее, а точнее прилечь.

- Я владею бесконтактным даром диагноста, потому прикасаться к вам не стану. Думаю, эта информация вас должна успокоить. И, кроме того, мне уже приходилось проводить диагностику женщин с Земли, так что можете не волноваться, что работа будет выполнена не профессионально.

Вскинув руки надо мною, Терри пристально посмотрел мне в глаза.

- Прошу не отворачиваться, смотреть прямо на меня... и не бойтесь. Это не больно.

Поежилась, ощущая странное тепло, идущее от его вытянутых надо мною шестипалых рук... Все-таки инопланетянин! И что означает его фраза о женщинах с Земли?

- Простите, - снова запнулась, удивленно глядя в его белесые глаза, которые словно засветились синим цветом, - что вы имели в виду, говоря о женщинах с моей планеты? Где вы могли с ними работать?

- Не разговаривайте! - с легким упреком в голосе заставил меня замолчать этот странный лекарь и вдруг захрипел.

Я закричала бы, едва увидела, что руки Терри оказались объяты пламенем, но тот сквозь боль яростно зашипел:

- Не мешать... нельзя!

И кричать желание отпало, но зато осталось какое-то нездоровое любопытство. Руки лекаря полыхали, его рожу корежило, то ли от боли, то ли от негодования, но вскоре огонь вообще перекинулся на плечи... и уже его голова вспыхнула как факел. Я попыталась подняться, но на меня нарычали "лежать!". Что ж...

Лежу, смотрю на горящего лекаря, который хрипит, но водит руками надо мною, тоже горящие, и при этом удивляюсь, а почему паленым не пахнет. Странно. И даже глаза в глаза уже не смотрит, закатил за веки, продолжая строить страшные рожицы... и вдруг Терри рухнул на пол. Я подскочила, собравшись бежать за помощью, как услышала хриплый, скрипучий смех у своих ног.

- Кхе-кхе... м-да, это ж надо такое чудо найти... кхе-кхе, вот Шайгран попутал меня... дурень старый. Думал, как те... другие, слабенькие будут... ну-ну. Но хэйдар мой каков, а? - рассмеялся снова хрипло и поднялся, уставившись на меня, чуть склонив голову вбок. - Звезда Огненного рассвета, как же вас долго ждали!

- Что?!

- И ведь проблем-то сколько теперь будет... Как себя чувствуем? - вот вроде и ласково задал вопрос, но у меня мурашки от недоброго предчувствия пробежались по позвоночнику.

- Н-нормально.

- Да, это пока нормально, насколько вообще в вашем случае можно так говорить.

- Что вы имеете в виду? - насторожилась я.

- Совесть не мучает? - фыркнул Терри, и проковылял (он еще и хромой?!) к креслу. Разместился в нем, укоризненно покачал головой. - Зачем вы меня подпалили, а?

- Я?

- Нет, я, - снова издал звук, похожий на хрип или фырканье, и задумался, глядя на свои руки. - Кстати, головные боли у вас появились после того, как вам что-то там вкололи, верно? Надо внимательно изучить этот вопрос... боюсь, что медкарта сильно искажена.

- Не понимаю... какое вообще имеет отношение в данном случае вмешательство в геном человека?

- Человека? - нахмурился, затем кивнул и улыбнулся. - Ну, вмешательство в геном человека конечно имеет отношение ко многим изменениям, в том числе и возможным всплескам энергии, но ответьте мне предельно честно на вопрос: все ли кадеты вашего факультета отнимают энергию для огня у всего подряд, в том числе даже энергию иного порядка, нежели тепловая?

Я задумалась, пытаясь проанализировать то, что услышала и то, что ранее знала. Нет, не замечала я за другими, что те отключают все ближайшие электроприборы, агрегаты, установки, и даже те, что работают на ином типе энергии, активируя внезапный выброс огня. Потерла лицо ладонями, стараясь согнать внезапную усталость.

- Вот и я тоже думаю, что нет, - услышала бормотание Терри, и бросила на него нерешительный взгляд.

- Почему вы так странно меня назвали - Звездой Огненного рассвета?

- Кто - я?

Посмотрела на него сердито.

- Хм, так это я так... образно... Что ж..., - слез с кресла и прошел в сторону выхода, задержавшись на миг. - Будем считать, что знакомство состоялось. Но я не прощаюсь... мне нужно проверить кое-что, а вот позже мы еще с вами пообщаемся.

- Стойте! - выпалила, поднявшись. - Скажите, эти медитации мне не могут навредить?

- Меди... что?- удивился теперь уже искренне.

- Медитации... Дам... то есть сигурн Эр-Гро сказал, что мне они необходимы как средство от аллергии на его прикосновения.

- Да? - развернулся, сложил руки на груди, затем одной рукой почесал затылок. - Ну, если он так сказал...

- То есть вы с ним не согласны? Что вообще такое эти медитации?

- Может вы тогда у уважаемого хэйдара узнаете, а? - отвел взгляд, затем вообще потупился, тяжко вздохнув. - Вообще это не по моей части, знаете ли. Да, вот именно... все эти романтические дела не про меня. Долгих вам светлых дней жизни, звездочка.

И уже выходя из кабинета, пробормотал, явно не рассчитывая, что я услышу: "Надо же, медитации, тоже мне выдумщик... не знал, что это теперь так называется... кхе-кхе".

О, а что не так с этими медитациями? Почесала ушко, затем встряхнулась и собралась было тоже выйти из кабинета, как в дверях показался... Цербер. Окинул меня сумрачным взглядом, прячась за своей маской, и поманил меня пальцем. Ничего себе!

Поджала губы, сложив руки на груди, и угрюмо уставилась на него исподлобья. Тот скопировал мою позу. И все это молча.

-Что?! - спросила недовольно, не понимая его поведения.

Тот изящно, насколько позволяли его рост и комплекция, отошел от двери и показал рукой жест, словно пропуская меня вперед. А, это я должна идти видимо с ним. Бой! Точно, мне же было разрешено посетить спарринг моих одногруппников с дерадмиинами.

Прошла вперед, а следом двинулся Цербер. Я покосилась на его молчаливую фигуру, и решила кое-что уточнить, остановившись у лифта.

- Послушайте, почему вы все время молчите? Обиделись?

Мужчина чуть наклонил голову вбок, словно изучая мое лицо, затем фыркнул и отвернулся.

- Ну не злитесь на меня, я не хотела... то есть хотела, наверное, - Цербер снова посмотрел на меня, я же почувствовала прожигающий насквозь взгляд возмущения, - вообще-то вы сами виноваты... Вот именно!

Сложил руки на груди, сопроводив еще и звуком какого-то странного рычания.

- Ну, хорошо, я прошу прощения, - покаянно вздохнула, и протянула ему ладошку. - Давайте мириться. Мир?

Мужчина наклонил голову, словно разглядывая мою руку, мне даже показалось, что он удивлен.

- Вы не знаете этого жеста? - догадалась я. - Пожмите мне руку и скажите 'Мир'. И мы станем друзьями.

Сильный, опасный мужчина-хищник дернулся, словно испугался меня маленькую и совсем-совсем не опасную. Тогда я нетерпеливо схватила его за руку, затянутую в перчатку и потрясла его ладонь своими руками, которые могли запросто утонуть в одной мощной мужской лапище.

Цербер словно окаменел, боясь шелохнуться, сжать мою руку пальцами, пришлось самой все делать.

- Вот, видите, и вовсе это не больно. Такой большой дядя... ай-яй-яй и такой пугливый. Ну, все, обещаю больше не подпаливать вас. А вы не кидайтесь в меня своими морозными шарами и струями, или чем там вы еще способны бросаться. Кстати, а не хотите тоже со мною тренироваться?

Дернулся в сторону, как ошпаренный, и мигом влетел в лифт, едва тот открыл перед нами двери, забился в угол, словно желая слиться с его стеной.

Я мысленно пожала плечами и вошла следом.

- И все же не пойму, почему вы все время молчите?

Двери лифта плавно закрылись за моей спиной, я же все стояла перед Цербером, задумчиво его разглядывая.

- Интересно, как вы выглядите? - вдруг не удержалась, произнесла свои мысли вслух. - Вы похожи на вашего хэйдара?

Мужчина выпрямился, спрятал руки в карманы кителя.

- У вас тоже синие волосы и черные глаза?

Он мотнул головой в ответ и вдруг фыркнул.

- А, черные волосы и синие глаза? - рассмеялась, и вдруг умолкла, так как мужчина замахал руками передо мною. - Что? Вообще нет волос и глаза белые как у Терри?

Хлопнул себя по груди рукой, затем словно возмущенно рыкнул и показал мне руками, что пора выметаться из лифта - прибыли.

Я повернулась и вышла, за мною проследовал Цербер. Прямой, как палка, собранный и словно сердитый. На меня?

- Ну ладно, я пошутила, - тихо прошипела ему в спину, и мстительно добавила. - Если так и будете молчать, словно вам тошно со мною говорить, буду вас представлять ... вот именно, лысым и одноглазым.

Цер сбился с четкого шага, посмотрел на меня через плечо и снова рыкнул.

- И не рычите на меня!

Топнула ногой сердито, так как мужчина, проигнорировав мое возмущение, продолжил движение. Как вдруг на руке у него мигнул браслет, и Цербер глубоким баритоном заговорил на своем языке, отвечая видимо на чей-то вопрос. Вот хам! Я точно знаю, что он мой язык понимает и тоже может ответить. Хотя... вдруг пришла в голову мысль, может ему запрещено со мною говорить? Бред, конечно, но зная уже немного Дамьяна, можно было бы предположить, что подобное требование вполне в его духе.

В зал для тренировочных боев мы прошли через какие-то второстепенные коридоры, затем протиснулись в небольшую дверцу и оказались под самым потолком секции. Пройдя по металлическим конструкциям, пересекающим верхнюю часть зала, Цербер указал мне на площадку, оборудованную под смотровую. За стеклянной перегородкой оказалось плетеное кресло с подушечками, столик с напитками и ... выпала, если честно, в осадок, ибо рядом с кувшином стояло блюдо с разнообразными пирожными.

- Это что? - перевела я ошеломленный взгляд на Цербера.

Тот стоял в проходе, не двигаясь, и не реагируя на мой вопрос. Ах так, значит?!

- Тогда я с вами делиться не стану, - обиженно заявила и села на отведенное для меня место.

Перевела взгляд вперед, и едва не подскочила. Весь зал был как на ладони. Стеклянная перегородка оказалась вообще не перегородкой, а огромным экраном, должно быть на него проецировалась запись схронкамеры, подвешенной прямо над тренировочной секцией. В середине зала уже находились кадеты с моей группы, но только мужского пола... а девчонки, интересно, где? Семь парней с Земли были в каких-то необычных черных обтягивающих спецкостюмах со светящимися огненными змейками-вставками, в очках, закрывающих половину лица, на голове шлемы, тоже черного цвета, и тяжелые, армейские ботинки... только странные какие-то: на широкой толстой подошве, голенище выше обычного, почти до колена.

Причем двое... я узнала их, это были Лим и Джей, в качестве спарринг-противников получили троих дерадмиинов каждый, остальные ребята по одному. Все рассредоточились по периметру, в свою очередь Лим и старший группы заняли центральное место, расположившись спинами друг к другу, прикрывая тылы. Их противники заняли круговую позицию вокруг кадетов.

Странно, судя по тому, что я помню, с нашей группой должны были заниматься десять инопланетных бойцов. Кто же одиннадцатый, учитывая, что Цер караулит меня? Присмотрелась повнимательнее к тем, кто замерли напротив Лима, как вдруг зычный голос расположенного посередине тройки, прозвучавший как команда к бою, заставил меня вздрогнуть. Это же куратор собственной персоной. Ладони вмиг вспотели, и сердце застучало... что со мною? Должно быть, испугалась за парней, хотя чего за них бояться-то? Ведь не убьют же их?

Кинула в сторону Цербера нервный взгляд и увидела, как тот спокойно сложил руки на груди, следя за группой. Ему, конечно, глубоко фиолетово, что сейчас будет.

Перевела снова взгляд на центр зала, закусив губу, удивленно отметила, что Лим выстроил огромную стену между ним и нападающими. Причем его "огонь" словно слился воедино с небольшим пламенем Стенли, который явно берег силы. У него запас энергии, насколько я понимаю, должен быть не меньше, чем у любого члена группы, как у старшего звена. Почему же они только обороняться решили, даже не пытаются напасть? Остальные создали собственные защитные огненные стены, которые, словно костры, взвивались ввысь, издавая треск и шипение. И вдруг в напряженной тишине, прерываемой только звуками огненной стихии, раздался хлопок... или резкий звук. Я, честно говоря, не поняла, на что это было похоже. Все, как один, дерадмиины развели руки в стороны и резко, словно создавая завихрения, выбросили вперед шквал ледяных игл, которые вмиг обледенели еще больше, превратившись в полете в нечто смертоносное, острое и длинное...

Только цель этих ледяных пик были не защитные сферы огневиков, ибо, не долетев до них, рассыпались в мелкий снег и стали опадать вниз, следом летели уже следующие острые иглы, и все повторилось. Картинка была настолько быстрой, что вмиг снежинки налипли друг на друга, образовав тонкую корку, окружившую "огневиков". Ребята переглянулись, и расширили линию обороны, явно пытаясь растопить закрывавшую обзор белоснежную стену. И огонь растопил преграду, чтобы вдруг погаснуть... Это было неожиданно. Этакий "пшик", резкое шипение, которое сопровождалось потоком воды, гасившим пламя. Кадеты спешно возводили очередную защиту, а в них уже летели ледяные сети...

Лим и Джей успели, сети опали, трое отдельно стоящих парней, Курт, Фабио и Рид, тоже возвели огненный щит, правда видно было, как им в одиночку тяжело справляться, а вот оставшиеся двое оказались в ледяном мешке. Ужас! Причем те два дерадмиина, которые сотворили с парнями свое "черное дело", преспокойно занялись уже Куртом, Фабио и Ридом.

Я обратила внимание на то, что куратор чуть отошел назад, образовав с двумя другими "ледяниками" треугольник, и развел руки в стороны, словно показывая, что не защищен. Но нет, я не правильно поняла, должно быть это был сигнал, потому как все участники боя словно ожили, внеся в свои действия и движения серьезную динамику. И что это был за танец? Я не могла усидеть на месте, подошла к самому краю стеклянной стены и коснулась ее рукой, как в тот же миг, изображение с камер исчезло, и я смогла видеть бой сверху...в живую.

Огненные ребята успевали отражать не только ледяные иглы и снежные вихри, летящие в них с разных сторон, но и не позволяли условному врагу оттеснить их друг от друга, удерживаясь на достаточном расстоянии от водных струй и пара, которые появлялись от соприкосновения чуждых стихий. Я же в свою очередь старалась в основном следить не за своими одногрупниками, а за куратором. Уж очень странно он себя вел. В бой не лез, все так же стоя чуть в стороне, выделывая какие-то необычные движения руками. И может от того, что "огневики" были слишком заняты ближайшим противником, они не заметили как над их головами, на расстоянии трех метров над полом, формируется нечто жуткое, нечто, похожее на снежную тучу, темно-синего, почти черного цвета, разрастаясь все больше и больше.

Такой тренировки я в жизни не видела. Все, для чего нас готовили, это суметь в ближнем бое уничтожить огнем противника до того, как тот выстрелит в тебя, причем, чем больше понесет противник урона, тем лучше. При этом мы не должны были заменять тяжелую боевую технику, нет. Против той же бронированной тяжелой огнестрельной единицы техники "огневиков" бы не выставили, так как нас готовили в качестве диверсионно-разведывательного отряда. Не более. И вот то, что я сейчас наблюдаю, это совершенно немыслимо. Так как земляне не встречались с таким противником, который способен был бы управлять водой и льдом, как впрочем, и "огневики" для Земли скорее были исключением. Этаким экспериментом, который длился уже несколько поколений, и только в стенах одной единственной академии. Нашей. У нас не было потенциально сильного врага, более сильного, если быть точнее.

И убедиться в своих опасениях я смогла через считанные минуты, когда сверху на ребят полился не просто дождь, а с градом, снежными иглами и... на этом бой закончился. Огонь погас, ребята оказались побитые градом, исцарапанные, мокрые, а руки и ноги - в ледяном плене...

- Что ж, - вдруг громко произнес сиг Куратор, наблюдая, как пар поднимается вверх, истончается, испаряясь, - бой провалили. Снова! Придется повторять. Через час. Всем разойтись на отдых. Перед началом следующей тренировки жду от вас, кадет Стенли, подробный разбор ошибок и предложений.

Я грустно покачала головой, вернулась к креслу и села, подперев рукой голову. Эта тренировка не прошла и больше десяти минут... все закончилось слишком быстро. Полным разгромом. Теперь понимаю, почему девчонок не пригласили, те, наверное, еще после первой тренировки оказались в списках аутсайдеров. Мда-а-а... Как же можно вообще победить эти ледяные глыбы? И зачем вообще решено было проводить обучение ведению боя с участием дерадмиинов? Нас что, ждет война с ними? Или у нас появился один общий враг? Глянула в сторону входа, и тут же отвернулась. Цербер уступил место Дамьяну, который вошел почти неслышно, и только внутренним чутьем я ощутила его присутствие. Хмуро посмотрела на пирожное, почти с ненавистью разглядывая его воздушный крем и розочки из сахарной глазури.

- Огнеда, - позвал меня куратор от двери. - Я помню, что ты не любишь сладкое... прости. Это была не моя инициатива.

Поднялась, все так же не глядя на мужчину, кивнула.

- Посмотри на меня! - рыкнул вдруг Дамьян сердито. - В чем дело?

Пожала плечами, упорствуя в своем молчании. Мне нечего было ему сказать. Да и как объяснить те волны негодования и отчаяния, которые накрыли меня от увиденного. Мы же вообще против них младенцы. Нас уничтожить - раз плюнуть.

- Ты расстроена из-за тренировки? - догадался он.

Быстро посмотрела на него, и снова опустила взгляд. Блин, и откуда только слезы берутся? Причем злые слезы... жгучие.

- Та-а-ак! - глухо протянул мужчина и подошел ко мне, встал рядом. Заставил поднять голову, прикоснувшись рукой к подбородку, и хмыкнул.

- Досада, гнев... или злость, обида? Нет, скорее всего злость... Странно. И все же досады больше. Огни, - голос его смягчился, чем несказанно удивил, - это всего лишь второй день тренировок... У нас в запасе еще есть время. Ребята уже лучше справляются. Поверь. В первый раз им было еще хуже.

- З-зачем вы так? - тихо спросила, с трудом проглотив застрявший ком в горле.

- Как?

- К чему все эти учения? - отвела лицо от его руки, и чуть отодвинулась в сторону. - Разве Земля подписала с Иридией соглашение о военном сотрудничестве? Для чего нужны эти совместные учения... вернее, против кого вы нас готовите?

- Хм, - чуть потемнел лицом, но вдруг тряхнул головой и улыбнулся.

И зачем так улыбаться, у меня же сердце слабое, просто человеческое сердце. И почему оно замерло, словно от его улыбки забыло, как стучать, пришлось прикусить губу, чтоб напомнить себе, он - чужой для меня... и его мужская красота - не для меня. Очень опасные мысли, надо отметить... бр-р-р.

- Кстати, Огни, милая, - мурлыкающие, довольные нотки в голосе опасного хищника реально заставили сердце дрогнуть, забиться в конвульсиях. - Пришло время для медитаций. И я думаю, что можно совместить.

-Что? - прочистила горло, испуганно смотря во все глаза на куратора. Мамочки, почему у него так глаза заблестели? - Что совместить?

- Как это у вас... землян, говорится... приятное с полезным? Вот именно. Прошу, следуй за мной.

- К-куда? - прохрипела, стараясь не поддаваться панике.

Схватилась за горло и помотала головой.

- Огни, - стараясь не улыбаться, что ему явно с трудом удавалось, деланно грозно рыкнул: - Довольно дрожать... еще рано.

- Да? - невольно фыркнула. - А когда можно будет?

Куратор усмехнулся, схватил меня за локоть и вывел со смотровой площадки. Провел в полном молчании по коридорам, и, выйдя к лифту, затормозил. У лифта обнаружился Лим. Один. Хмурый, собранный и ...злой.

Я вздохнула, едва куратор обратил внимание на парня. Жаль, не видела лица Дамьяна, но эмоции, как ни странно, уловила. Это не было похоже на ненависть или гнев в чистом виде, но вот раздражение смешивалось с чем-то таким... словно Лим посягал даже на воздух, которым я дышу, а Дамьяна это бесило... точно, куратор был взбешен. Уже одним только присутствием огневика. Ужас.

- Вы заблудились, кадет? - и от куратора повеяло таким холодом, что я поежилась.

- Нет, - Лим поджал губы, не поддаваясь давлению. Не менее холодно, произнес: - Считаю необходимым уведомить вас, сиг Куратор, что вы не имеете права удерживать членов группы в изоляции, какого бы пола они не были.

И при этом так на меня посмотрел, что я покраснела... честно. Лим, зачем же ты так свои чувства демонстрируешь явно? Специально хочет позлить или...

- Это все? - сарказм неприкрытый и даже уничижительный отозвался в моих ушах погребальной мелодией Лиму.

- Нет. Я известил руководство Академии о вашем самоуправстве. У меня есть свои способы выхода во внешнюю сеть, и о том, что вы всех нас ограничили в правах на общение с Землей, тоже уведомил.

Куратор сложил руки на груди, а я едва не ойкнула, так как за спиной Лима прямо из воздуха появился Цербер и встал совсем близко.

- О-очень интересно, - чуть мягче, но все же прохладно произнес Дамьян, сверля парня взглядом. - Скажите мне, кадет. Неужели вы думаете, что отдав вашу группу в мое распоряжение, под мое руководство, ваша Академия не наделила меня подобными полномочиями? И как вы думаете, как ваш непосредственный руководитель практики, неужели я не обладаю достаточными возможностями пресекать любые ваши необдуманные действия? Советую в следующий раз, прежде чем заниматься доносительством, внимательно изучить адрес получателя. Ваше сообщение будет лично мною обработано и вам будет направлен подробный ответ, о том какие правила действуют на базе "Грозный". А еще лучше, я лично вам инструкцию подготовлю. И будьте уверены, она будет сделана персонально под вас.

Вот теперь уже и меня прошибло. Зная, какие он может составлять инструкции, мне уже жаль Лима заранее. Очень жаль. Очень хотелось предостеречь его, но у меня словно рот онемел. Попыталась издать хоть звук, только воздух вышел. Что за...?! Вспомнилось вдруг, как Дамьян одним прикосновением заставил меня сделаться невидимой и немой. Ох, да ведь мужчина до этого меня за локоть держал. Закрыла глаза и мысленно обожгла контуры своего тела, действуя инстинктивно, словно желая уничтожить следы его прикосновения. И тут же ощутила, что могу говорить.

Открыла было рот, как Дамьян шагнул в мою сторону, практически одновременно с Лимом. Огневик только и успел, что сжать мою ладонь пальцами, что-то вкладывая в нее, как вдруг Дамьян резким бесконтактным ударом в солнечное сплетение отбросил парня от меня. Я вскрикнула, сжав руками бумажку. Надо ее спрятать... куда? Запихнула под узкий рукав, во все глаза следя за тем, как Цербер оттесняет Лима, нависнув мрачной скалой, а затем уводит парня прочь. Лим больше не выказывал сопротивления, и в мою сторону даже не взглянул. Куратор остался стоять возле открытых дверей лифта. Я же в свою очередь одарила Дамьяна таким суровым взглядом, на какой вообще была способна, и не сдвинулась с места.

Сигурн Эр-Гро сквозь зубы выпустил воздух, и устало, с каким-то раздражением, произнес:

- Ничего с ним не сделаю. Успокойся. Мне все кадеты нужны в работоспособном состоянии. Огни, время!

Я вошла следом, чувствуя, что из-за странного поведения мужчин мои нервы на пределе.


Глава 12.




И скажите вот мне, почему я все-таки была права, когда думала, что медитации будут проходить в спальне... не моей, а куратора?! Я очень разозлилась, честно, но старалась пока виду не подавать. Спрятавшись в душевой под предлогом, что "мне, ну очень, надо", прочла записку, затем сожгла ее и смыла в унитаз. Глядя на себя в зеркало, мысленно пыталась осознать информацию от Лима.

"Огни, ты должна выбраться сегодня к Э. после семи вечера. У нас есть план действий. Прошу, доверься мне. Л.".

Как он узнал об Элен, и что за план действий. Лим! Можно подумать, что я горю желанием получить твою помощь, заранее зная, чем придется расплачиваться. Жаль, только что Элен с ним заодно. Как они вообще друг о друге узнали?! Ох, не нравится мне все это.

Умылась, поправила косу и вышла. Куратор обнаружился у окна, без кителя, в одной белоснежной рубашке, темных брюках и все в тех же военных ботинках. Волосы распущены, образуя этакий темно-синий водопад до талии... аж мурашки по коже пронеслись. Мужчина с длинными волосами! Это зрелище не для слабонервных.

Обернулся, услышав меня, и сложив руки на груди, тихо произнес.

- Распусти волосы.

А у меня мурашки по спине пронеслись от его голоса, низкого, хриплого, и какого-то завораживающего. Молча потянулась к концу косы и, высвободив волосы, пробежалась пальцами вдоль нее, расплетая.

- А теперь переоденься.

Я проследила за движением его руки и увидела на постели разложенный пеньюар. Посмотрела немного испуганно на мужчину, который казался предельно собранным.

- Тебе будет в этом удобнее, - пояснил он, не меняя интонации.

Вздохнула, понимая, что деваться некуда, и я всегда смогу применить весь свой арсенал, если куратор позволит себе лишнего, подошла и взяла в руки шелковое чудо. Не глядя на мужчину, вернулась в душевую. Переодевшись, посмотрела на свое отражение в зеркале. Беззащитна - вот какое впечатление создавалось у меня, и даже та бравада, что витала в мыслях, не поможет в моем случае. Дамьян способен был не только лишить меня способности двигаться, но и рот заткнуть, если понадобится.

Под пеньюаром осталось только нижнее белье, и теперь его кружево выделялось сквозь шелковую ткань. Чувствуя неловкость, вышла в комнату, готовясь увидеть в постели раздетого куратора... почему именно этот образ застрял в голове? - не знаю. Но уверенность в том, что эти медитации будут проходить именно в горизонтальной плоскости, почему-то выросла, едва услышала его слова о переодевании. Однако куратор был одет, стоял посреди спальни со сложенными на груди руками, без маски и задумчиво изучал меня пристальным взглядом.

- Подойди ко мне.

Я сделала несколько шагов, остановившись возле него на расстоянии вытянутой руки, с беспокойством вглядываясь в его глаза, которые мерцали и затягивали в свои черные глубины, как черная дыра.

- А теперь слушай меня внимательно. Я объясню, что мы будем сейчас делать. Вижу, ты уже что-то надумала себе, и должен отметить, что страх в твоих глазах может, в какой-то степени, оправдан, но... Медитации - это не физический акт, которого ты боишься.

Я сглотнула, опустила глаза, чувствуя, что начинаю дрожать. Почему я не верю ему? Потому что Лим тоже так говорил, что он хочет просто полежать рядом, а когда руки его полезли в мои брюки, так вообще сказал, что только потрогает и все...

- Во мне две силы существуют, две стихии, огонь и вода, перерождаемая в лед, и до твоего появления они находились в конфронтации, редко получалось заставить водную стихию работать так, как ты сегодня видела.

Удивленно вскинула голову, сцепив пальцы вытянутых рук перед собой, внимательно слушая куратора.

- Для меня подобный опыт тоже первый. Мой внутренний огонь готов уступить первенство, если ты рядом... это странно и в тоже время опасно. Я не могу все время держать тебя рядом для его усмирения, особенно если окажусь на передовой, где тебе не место. Поэтому мы попытаемся дать им возможность пообщаться... в неком духовном, что ли, плане... мне сложно подобрать понятные для тебя фразы, в вашем языке нет перевода для них. Поэтому все, что от тебя требуется, закрыть глаза, дышать ровно и свободно, и не отвлекаться ни на что...ни на мои слова, ни на мои действия, и если я тебя буду касаться, - тут вдруг его рука прикоснулась к моей кисти, и я ощутила что мужчина без перчаток, - не вздрагивать, как ты сделала только что...и не кричи, если тебе вдруг станет страшно, можешь просто сильнее сжать мою руку... а теперь закрой глаза.

Я опустила веки, стараясь не дрожать, и удерживая себя от желания сбежать в душевую.

- Молодец. А теперь выровняй дыхание, еще... спокойнее...

- Постаралась дышать свободнее, но какой тут... если тебя касаются уже где-то в области шеи, потом проводят, надеюсь пальцами, по скуле, лбу... а от прикосновений к волосам вообще какой-то треск слышится.

- Что... что вы делаете? - выдохнула я, едва ощутила как чем-то горячим и влажным прикоснулись к моим губам. От неожиданности распахнула глаза и замерла, смотря как кролик удаву, в пугающие темные глаза, которые оказались на одном уровне с моими, и поняла, что меня сейчас просто целуют.

Дамьян выпрямился, прочистил горло и тихо произнес: 'Прости... не удержался'.

Я нахмурилась, облизнула губы, которые вмиг пересохли, и услышала хриплое: 'Не делай так... Продолжим. Закрой глаза, дыши ровно...'

Ага, дыши ровно, когда к тебе тут пристают?! И что значит это его 'не удержался'. А вдруг он не удержится и бросится на меня прямо посреди спальни? Открыла глаза, намереваясь высказать ему свои сомнения, как слова застряли в глотке. Глаза куратора были красные, прямо таки полыхали, уставившись на меня. Я ойкнула и закрыла глаза, страааашнооо!

- Умничка... сообразительная, - коварно произнес мужчина, смущая своим низким бархатным голосом. - Мне нужен небольшой контакт... я сейчас коснусь тебя, стой спокойно.

Как тут стоять спокойно, когда я едва не рухнула, стоило ему положить свою руку между моими грудями, причем предварительно раздвинув ворот пеньюара?

- Сними это!

- Что?! - не открывая глаз, боясь смотреть на его полыхающие огнем глаза, замерла, не веря своим ушам.

- Сними это странное сооружение у тебя на груди... мешает.

Это он о бюстгальтере? Но... что ж. Тяжко вздохнув, попросила его отвернуться и, когда избавилась от верхней части белья, закинула бюстик в душевую, и тут же вернулась к куратору. Стыдно было, если честно, стоять вот так перед ним, с выступающими из-под шелка сосками, да еще и с закрытыми глазами.

- Так лучше.

Закусила губу, стараясь не зашипеть от досады. Что ему лучше, видно лучше что ли?! И снова вздрогнула, едва ощутила горячую ладонь на прежнем месте, между своими грудями. Сильнее прикусила губу, боясь, что не удержусь и выкрикну какую-нибудь гадость.

- Нежная..., - пробормотал Дамьян.

- Что?

- Стой спокойно, - шикнул в ответ. - И хватит дрожать!

Теперь уже и он видимо утратил свое хваленое спокойствие. Ибо я четко ощутила странную волну дрожи, которая тряхнула его руку, отчего та слегка сдвинулась в сторону. И левая грудь вдруг оказалась в плену его пальцев. Невольно ойкнула, и открыла глаза, возмущение застряло на губах. Мужчина стоял, как скала, но с закрытыми глазами, на лице странное выражение блуждало, словно ...он блаженствует? Перевела взгляд на его руку, которая прицепилась к моей груди, затем мысленно хмыкнула, удивляясь подобному поведению. Сиг Куратор явно тащится от того, что держит меня за грудь. М-да?! Я бы почесала затылок от недоумения, но решила повременить с выводами. Может он так настраивается на медитацию?

Тоже закрыла глаза, прислушиваясь к ощущениям. Неприязни не было, как ни странно. Ну, завис мужик, все еще не отпускает... ох, теперь еще и слегка сжимать начал... нет, разжал, опять сжимает... и что-то такое горячее в груди стало рождаться, словно кровь нагрелась.

- Боюсь, что так ничего не выйдет, - вдруг проговорил Дамьян, и я открыла глаза.

-Что? - едва успела произнести, как меня подхватили под колени и подняли на руки.

Не обращая внимания на мой вскрик, мужчина пронес меня до кровати и осторожно уложил поверх покрывала. Мамочки!! Затем вынул из кармана кителя черную ленту и наклонился ко мне с таким решительным лицом, что я, честно, перепугалась и отползла подальше.

- Огни! Вернись назад, - требовательно рыкнул мужчина, расстегивая китель и снимая его.

- Вы! Что вы делаете?! Это уже не медитация!

Он остановился, выгнув бровь, посмотрел внимательно на меня, затем вдруг улыбнулся, заставив снова дрожать, и тихо промурлыкал:

- И на что это по-твоему похоже?

- Это ...это ... слишком! Мы так не договаривались! Я... вы..., - у меня не хватало слов, чтобы выразить всю степень своего возмущения.

- Огни, радость моя, успокойся. Все что от тебя требуется, просто лежать спокойно, и коли ты все время игнорируешь мое требование не открывать глаза, я решил просто завязать тебе их вот этой лентой. А на постели можно расслабиться быстрее, чем стоя... хотя стоя тоже можно было бы попробовать, но ты еще не готова к такому.

Потрясла головой, чувствуя, что закипаю.

- Вы же говорили, что медитация - это не физический акт... помните?!

- Конечно, - и вдруг одним резким движением скинул с себя рубашку, и все слова возражения просто онемели...

Губы мои задрожали, на глаза навернулись слезы, и я вдруг выпалила:

- Бедненький, это же, наверное, было очень больно!

- Что? - Дамьян замер на полпути ко мне. Посмотрел на свой торс, который светился легкой синевой, а вот кубики пресса, грудь и шея оплеталась красными полосками, образуя странный рисунок. Все вместе выглядело так, словно над телом долго и упорно измывались сумасшедшие художники, выжигая орнамент.

- А-а-а... это... ничего страшного. Не бери в голову, - возразил мужчина, и крадущейся походкой двинулся вокруг кровати, все ближе и ближе ко мне. Я же, как завороженная, изучала странные рисунки, немного отвлеклась от куратора, и потому должно быть его быстрый бросок в мою сторону оказался для меня неожиданным. Взвизгнув, попыталась оттолкнуть его мощное тело, но вынуждена была замереть, так как от его телодвижений халат слетел с меня, повиснув на талии. Оказавшись прижатой оголенной грудью к его телу, затаила дыхание, зажмурилась и...

- Огни, не бойся меня. Я не причиню тебе боли. Но для медитации лучше будет, если наши тела будут соприкасаться..., - приоткрыла чуточку глазки, что бы увидеть, как на лицо опускает черная лента.

- И эта часть одежды тебе сейчас тоже не нужна.

С этими словами с меня сняли пеньюар, оставив практически в одних плавочках. Мама! Я быстро сложила руки на груди, прикрываясь ладошками, и застучала зубами.

- Кто тебя так напугал, милая? Ты же училась среди парней... странно, - прошептал на ушко мужчина, и отодвинулся. Я услышала, как он зашелестел одеждой, и поняла, что снимает с себя брюки, затем услышала, как его ботинки упали на пол.

Промолчала, не желая еще больше настраивать куратора против Лима, только зубы сжала крепче.

- Сейчас мы просто с тобой рядом полежим, - и меня сграбастали сильные руки, прижали к теплому телу спиной, а его руки легли поверх моих и замерли.

- Слушай мой голос...

- И все же, не думаю, что ваше поведение правильное, - рискнула возразить, и постаралась отодвинуться. - И вообще, я против. И у вас через час тренировка... вернее, уже меньше, чем через час. А я есть хочу. Правда.

- Тихо, - шикнули мне в макушку, крепче сжимая руки. - Ты меня сбиваешь.

- У нас медитации проходят несколько иначе. И вообще, все это выглядит, знаете как?

Мне было стыдно, но в то же время, больше пугало другое, а именно, то что в его объятиях сейчас чувствовала себя как ...в родных руках, словно мне тепло, уютно и с каждой секундой ощущения становились приятнее. Просто лежать в его объятиях, при этом Дамьян не предпринимал никаких поползновений, не лапал, не лез с поцелуями, как это делал в свое время Лим, и даже не шевелился.

- И как это выглядит, по-твоему? - хрипло, напряженно спросил мужчина, утыкаясь носом в мои волосы. Я это очень отчетливо ощутила, так как он еще и вдохнул воздух в себя.

- Хм, больше похоже на совращение, - пробурчала, и прикусила язык.

- Огни, - еще более хрипло прошептал мне на ушко Дамьян, - ты меня просто искушаешь - показать тебе разницу между совращением и обычным объятием.

А я что? Я молчу...

- Правильно, молчи. И слушай мой голос. Тебе тепло и спокойно, дыхание ровное, ты в безопасности... ихеро-раху, сан гори-ино сандрашэсс...

Мужской голос перешел на незнакомый язык, меняя окрас и тембр, как горная речка меняет свое звучание, перекатываясь то по камушкам, то срываясь с порогов и бурля, опережая ветер, то вдруг замедляясь, успокаиваясь... Язык был действительно красивым и даже не важно, что я ничего не понимала, только вот стало в сон клонить, и тепло медленно, уверенно распространялось от его рук к моим, вдоль всего тела...

Легкая вспышка перед глазами, и я вижу себя, объятой пламенем, родным, не жгучим, послушным, а рядом, почти вплотную подкрался огромный дракон... почему дракон? не успеваю я найти ответа на этот вопрос, как он превращается в огненный сгусток, чужеродный и цвет его пламени не красный, а почти черный.

"Я голоден", - рычит дракон, выдыхая черные клубы дыма.

"Кто ты?" - спрашиваю его, во мне нет страха, есть любопытство.

"Очень голодный... я", - грустно ответили мне и пустили уже серую струйку, вместо черного дыма.

"Значит ты это очень голодный я... то есть ты... и все же кто ты?"

"Какая разница?" - возмутился дракон, и облизнулся.

"И то верно, какая разница".

Когтистая лапа потянулась к моим язычкам племени, чуть коснулась их и тут же была отдернута, одновременно я вспыхнула ярким огнем и опалила бы наглеца, если бы он не успел спрятать свою конечность. "Хм, вкусссссно..."

Ох, этот странный дракон сказал "вкусно" про мой огонь? Ужас.

- Тише, Огни, не бойся, тише... спокойно, слушай мой голос, я не причиню тебе боли, только попробую... совсем чуточку... расслабься... ориэро, сан гори-ино сандрашэсс... лиамо... лиамо...

С легким шипением пламя уменьшилось, но все еще было настороже, когда дракон предпринял вторую попытку прикоснуться к нему. Мягко, осторожно, при этом капая слюной (черной) вниз, странное чудище потянулось в мою сторону, погрузило лапу в мой огненный ореол и блаженно вздохнуло.

"М-м-м... нектар... сладкий... ещщщщеееее", - урчал дракон, втягивая в себя огненные крохи. "Мояяя... моёёё... рыыыы..."

Потом появилось приятное ощущение эйфории, словно тот избыток огня, что рвал иногда меня на части, вгрызался головной болью и поражал внезапными вспышками гнева, злости, стал истончаться... уменьшаться, и мне становилось легко, спокойно. Я закрыла глаза, раскачиваясь, не видя ничего вокруг, а когда услышала, что рядом уже не причмокивают и не урчать, открыла очи и вздрогнула. Дракон смотрел на меня с каким-то вожделением, причем так, что сейчас проглотит и не подавится.

Я дернулась, разрывая зрительный контакт, и посмотрела на свои руки, потому что с ними творилось что-то непонятное... сонм мурашек, больше похожих на искорки, пронесся по пальцам, выше, легкая дрожь промаршировала к плечам и перебралась на шею... Я зажмурилась, подняла руку и наткнулась на что-то теплое. Пальцы тут же оказались в плену, как и кисть руки, которую мягко, но твердо удерживали, не позволяя отстраниться. Каждый пальчик, а точнее чувствительные подушечки пальцев опалило поцелуем, жарким и таким приятным, продлевая невольное удовольствие и перемещая чьи-то губы к ладошке, потом по запястью, чертя дорожку к внутреннему изгибу локтевого сустава.

Удивленно выдохнула и перевела взгляд на дракона, а его и след простыл... Осмотрелась, пытаясь понять, куда он подевался, и заметила, что вокруг меня появились мерцающие кольца, переливающиеся то морозной синевой, то темно-бурым оттенком, похожим на спекшуюся кровь. Потерла глаза. Руки словно на что-то наткнулись, что-то мешало прикоснуться к векам. Рядом раздался голос. Знакомый.

"Потанцуй для меня", - и отвел мои руки в стороны. Попыталась разглядеть говорившего, но никого не увидела. А голос шепчет "потанцуй... обещала".

И кольца замерцали еще ярче, раздвинулись, освобождая пространство, а в ушах музыка зазвучала. Волосы взметнулись от внезапного порыва ветра в стороны, опали на плечи и спину, меня закрутило вихрем, обдавая жаром, и когда все вокруг вертеться перестало, передо мною снова был дракон, не такой большой, как до этого. Ростом метра три, не более, и он мне улыбался. Оу-у, и такая улыбка знакомая. "Кто же ты?" Откуда мне знаком прищур черных глаз? Дракон уселся на задние лапы, пустил струйку черного дыма одной ноздрей, которая вдруг вспорхнула красной искрой вверх и осыпала меня искорками поменьше. Ненавязчивая, печальная музыка сопровождала его действия фоном, о чем-то прося и плача.

"Открой мне свой внутренний огонь... не обижу, не причиню боли... подари мне частичку себя... Я искал тебя так долго. И увидев, сразу узнал. Понял. Ты моя, моя недостающая половинка. Не отталкивай... Потанцуй для меня".

Мягкие, нежные касания к затылку, игра с волосами, и странное, жаркое дыхание совсем рядом, и музыка, сменившая жалобные звуки струн на глухие удары барабанов, словно вдали раздающиеся предгрозовые раскаты - обворожили, заставили задрожать, как и волна, пронесшаяся вниз по спине, вызвавшая приятный трепет. И я качнула бедром, сначала в одну сторону, затем в другую, вскинула руки над головой, закрыла глаза и выгнулась волной, вплетая в свои движения силу пламени. Мой внутренний огонь души взвился ввысь, и сквозь бой барабанов и шума полыхающего пламени вокруг меня услышала мужской голос, который торжествовал. "Смелее, еще! Ты мой свет во тьме!"

Я не знаю, каким был мой танец, не помню, и даже не задумывалась, откуда появился-вплелся в мое пламя чужой, более темный и густой огонь, но когда музыка умолкла, со странным чувством какого-то внутреннего, душевного удовлетворения, появилось спокойствие и умиротворение. Повязка слетела с лица, я заморгала, привыкая к полумраку, и вдруг ощутила всем телом, каждой его клеточкой, что лежу на кураторе, обвив руками и ногами его торс, как лиана ствол дерева. Охнула, тут же начала высвобождаться, как неожиданно горячие губы накрыли мои, опалив жаром, заставив замереть и, что более всего оказалось непонятным, так это собственная реакция. Я невольно застонала и прижалась к Дамьяну крепче, голова пошла кругом, и когда воздух в груди закончился, открыла рот, чтобы вдохнуть его.

Чужой язык проник тут же внутрь, захватив мой в плен, и я пропала... Понимаю, что нужно его остановить, что у меня же аллергия на его поцелуи, но сил нет, совсем. И сердце дрожит, и ноги с руками словно ватные стали, и даже в голове шум какой-то, но поцелуй, глубокий, затягивающий, показался удивительно сладким. Меня так еще никогда не целовали.

Поцелуй прервал Дамьян, тяжело дыша, уперся лбом в мою ключицу и с трудом произнес срывающимся голосом:

- Огни... прости... этого больше не повторится... без твоего разрешения.

Все еще находясь в полуобморочном, но блаженном состоянии, пробормотала, не открывая глаз:

- М-м-м... разрешаю.

- Что?

Открыла глаза. Куратор был изумлен, озадачен и при этом в его черных глазах появился опасный огонек.

- Огни, ты поняла, что сейчас сказала?

- Хм, я что-то сказала? - удивилась я, как и тому, что все еще крепко обнимаю мужчину руками за шею.

Охнула, руки отняла, и ноги тоже скинула с его тела. Попыталась завернуться в покрывало, но оказалась схвачена, хоть и нежно, но крепко за кисти рук, которые тут же развели по обе стороны от головы.

- Повторим? - улыбнулся и наклонился ближе.

- Это тоже часть медитации?

Думаю, что было бы не лишне уточнить сей щекотливый момент. Дамьян замер у самых моих губ, фыркнул что-то неразборчивое и просто чмокнул меня в щеку. Затем резко оторвался от меня, высвобождая из своих объятий, и так же стремительно начал одеваться, стоя к кровати спиной. Неужели обиделся? Не может быть!

- Мне нужно обдумать кое-что, Огни, а тебе лучше отдохнуть. Я вернусь через пару часов после тренировки. Не выходи никуда. И да, я помню, что ты голодна, но все же дождись меня. Нас ждет незабываемый обед в ресторации "Звездная пыль".

Все это он произнес резко, отрывисто, словно приказы отдавал на плацу, но когда повернулся, то взгляд его был теплым, насколько вообще можно было бы сказать о его глазах подобное, и улыбнулся он мне как-то светло.

Оставшись в жилом блоке куратора в полном одиночестве, свернулась калачиком и задумалась о своем поведении. Немыслимо! Возмутительно! Но... мне понравилось. Правда. И я бы очень хотела снова увидеть это чудовище - Дракона. Именно с большой буквы. Это так интригующе, необычно, восхитительно. Это явно не какая-то обычная медитация, это было нечто другое. В моем теле забурлил очищенный огонь и легкость необычайная появилась.

Хм, интересно, можно ли сравнить подобные ощущения с кровопусканием. Я когда-то читала, что в темные времена люди пускали себе "черную" или "гнилую" кровь, чтобы улучшить ту, что еще оставалась в венах. Можно ли сравнить сброс излишков моей силы с тем дремучим ритуалом? Может и не сравнить. Но мне и правда хотелось сейчас ... ох, а чего мне хочется?! Прислушалась к себе, села на постели, скрестив ноги, и поняла, что во мне бурлит необузданное желание действовать.

Подскочила и бегом стала одеваться. Влезла в изумрудное с черной кружевной отделкой платье, расчесала волосы чужой расческой и убрала пару рыжих волос, которые застряли между зубцами, обулась в туфельки и вышла в розарий. Энергия, такая странная своей свежестью, била ключом и требовала найти ей выход. Что же я могу сделать в условиях ограниченного пространства и не спалить все вокруг? А-а-а, точно, может стоит попытать счастье в кабинете куратора? Его же не должно сейчас там быть.

Прошла к дверям и выглянула в образовавшийся проем. Цербера не наблюдалось, хотя он мог быть и в приемной. Отлично! Метнулась к столу и дернула на себя верхний ящик стола. Выдернула полностью вещь ящик и уронила на пол. Охнув, попыталась вернуть его на место, но он почему-то ни в какую не желал вставать обратно. Черт! И планшетника нет! Ага, зато есть нэс-бук куратора! Чувствуя странное опьянение, словно и правда напилась, прыснула в кулак и села на кресло, покрутилась, затем придвинулась ближе к столу. И как его запустить?! Допустим галоэкран я смогла активировать, но дальше нужен был графический пароль. Вот засада!

Нет, я так и не играю. Выдохнула, недовольно поджав губы и окинула взглядом кабинет. О, аквариум, я же его так и не изучила толком. Подошла ближе, приложила руки к стеклу и уткнулась лбом в холодную поверхность, рассматривая рыб-мутантов. Вот одна мне совершенно не понравилась. Мерзкая и злобная, сразу видно, хищник с отвратительным характером. Огромная туша подплыла и остановилась точно напротив меня, оскалив свои ужасно кривые и отвратительно желтые зубища.

"Чего уставилась, морда?" - мысленно спросила ее, опасливо изучая пять рядов зубов.

"Ты кого назвала мордой, мелочь?" - неожиданно раздался голос в моей голове.

Я замерла, невоспитанно открыв от удивления рот. Галлюцинации слуховые, не иначе.

"Ох,совсем уже крыша едет, - поморщилась, недовольно взирая на красноглазого зубастика. - Нет, ну вот реально такой мордяхой только врагов пугать. Бр-р-р...срам какой-то"

"По мне так ты вообще мелочь, потому молчи!" - снова кто-то рявкнул, сбивая меня с мыслей.

"Что?! Это кто сейчас тут вякает?!" - и возмущенно посмотрела на хищницу-мутантку.

"Вякать может мелочь. Так что не вякай сама!"

Отшатнулась от аквариума, недоуменно взирая на рыбину, которая вдруг меланхолично зевнула и отвернулась, махнув напоследок острым, как длинный шип, хвостом. Мама! Мне нужен врач! Терри!

Выбежала в приемную, а там и правда Цербер сидит на диванчике, прохлаждается. Я тут же вцепилась в него руками, вернее попыталась вцепиться в его рукав, но мужчина увернулся, легко перепрыгнув диванчик и загородившись от меня им же.

- Цер, миленький, а позовите, пожалуйста, Терри, - с дрожью в голосе попросила я, немного обидевшись на то, что меня некоторые воспринимают хуже, чем ... чем... чуму.

- Вы ведь поняли меня, да? - прижала к груди руки, умоляюще глядя на охранника.

Тот молча склонил голову набок, словно изучающе меня разглядывая. Не выдержав его странного поведения, строго произнесла:

- Я кому говоррррю! Терри позовите. Срочно!

Цербер поднес руку к лицу и что-то произнес на своем языке в передатчик, затем кивнул и махнул мне рукой в сторону двери кабинета.

- Отлично! - задрала я подбородок повыше. - Я буду ждать его, надеюсь, вы именно Терри позвали? Верно?

Мужчина вздохнул, затем опять показал рукой в сторону двери. Делать нечего, придется ждать. На пороге я бросила на него обиженный взгляд и печально произнесла:

- Ну и вредина вы, однако.

Помолчала, ожидая хоть какой-то реакции, затем вздохнула еще тяжелее и поманила его пальцем к себе.

- А там ящик из стола вывалился. Может сделаете его?

Подобрался весь, кивнул и пошел в мою сторону. Ого! Я посторонилась, пропуская его вперед, и когда он проходил мимо, прошептала:

- Нет, вы не просто вредина, вы отзывчивая вредина.

Цербер влетел пулей в кабинет, пронесся, как ураган, грохнул ящиком, вставляя его на законное место, и вылетел в приемную, закрыв за собою тихо двери. Что ж, пока ждем своего психиатра, попробуем пообщаться еще раз с глюками, так сказать для убедительности будущего диагноза.



Глава 13.




Опасливо подошла к застекольным обитателям инопланетных водных глубин и постучала костяшками по холодной поверхности.

"Эй, морда глюченная", - позвала мысленно, облизнув пересохшие губы.

"Мелочь такая мелкая, но наглая!" - раздалось в ответ меланхолично-возмущенное.

"О, все-таки это ты говоришь у меня в голове. Странно".

Прислушалась - тишина. Рыба острохвостая появилась и лениво, словно нехотя проплыла передо мною, сверкнув красным глазом, затем замерла, разглядывая меня все тем же ужасным взором.

"Съел бы", - вдруг задумчиво прошелестел чужой голос.

"Неа, на вид ты не вкусное... нечто... тьфу-тьфу", - проплевалась я, понимая, что веду себя неадекватно.

"Да что со мною?" - почесала переносицу. Появился какой-то озноб, руки слегка тряслись и прилечь захотелось.

"Я бы съел... не даст. Этот чешуйчатых жадныыыый... не поделится. Все сам сожрет. Эх".

"Чегось?" - повернулась, пытаясь понять смысл странных высказываний, но ... вот именно но. Где-то тут диванчик был, мне бы прилечь.

Не помню, как вырубилась на диване в кабинете, но пришла в себя неожиданно резко под звук голоса, не моего точно.

- Не могу я его вызвать, у него тренировка... Я вас позвал, вы же одной крови, вот и помогайте, - Терри был сердит, и даже вроде бы расстроен.

- Сколько времени прошло с момента попадания биоматериала Дамьяна в организм землянки? - а вот этот голос я бы не спутала ни с кем. Зачем Терри вызвал брата куратора?

- Не больше... чем половины агро.

"Полчаса" - словно щелкнуло в голове.

- Это происходит слишком быстро, не находите? - родственник куратора тоже был явно зол или недоволен. - Он ее кормил нашей пищей?! Упрямый собственник!! Что еще? Был физический контакт?

- Вас интересует в плане интимных отношений между ними? - язвительно поинтересовался Терри.

- Вы меня и так поняли, - прорычал визитер.

- Нет. Только употребление адаптационной пищи, прикосновения без одежды и... слюнообмен.

- Щенок! - снова рычит брат Дамьяна.

Да ему-то какое дело? Все, пора дать им знать, что я очнулась. Попыталась открыть глаза, не вышло. Что за...?

- Тише-тише, пока не торопитесь, Огни. Я вам повязку на глаза сделал, чтобы не было больно глазкам.

- А что со мною, Терри? - голос тоже какой-то хриплый получился.

- Ничего страшного. Немного перестарались с медитацией, - это было сказано на моем родном языке.

- Меди...что? Что за чушь?! - я невольно повернула голову в сторону гневного голоса. - Терри, вы же понимаете, что он не должен был этого делать. У меня тоже есть определенные права.

"К-какие еще права?" - чуть не спросила возмущенно, но прикусила губу, ибо до меня вдруг дошло, что мужчины-то говорят на своем... и я их понимаю.

- Великий джерг, я понимаю ваше возмущение, но сигурн ваш наследник и он вправе предпринимать те меры, которые считает необходимыми в данной ситуации. Я согласен, что он совершил ошибку, не вручив сначала свой Саггирад. Это могло бы облегчить адаптацию сианы, но есть и свои препятствия для этого.

- Вы же понимаете, Терри, что вопрос наследования отложен до закрепления его доминирующей стихии. И потом, то предсказание касалось нас обоих.

Навострила ушки, решив позже разобраться со странным феноменом понимания инопланетного языка. Похоже эти двое даже не подозревают, что все сказанное ими для меня теперь не тайна. И это обращение "великий джерг", я уже где-то встречала его. О, император?! Брат Дамьяна - император?! Но... наследник вроде бы должен быть его сын тогда, а не брат. Так. Ничего не понимаю.

- Терри, а что с моими глазами. И кто это с вами? - прошептала я, пытаясь подняться.

- Лежите-лежите... вам пока нельзя вставать. Глазки минут через пятнадцать можно будет открывать. Вас пришел навестить...

- Меня зовут джерг Дар-гэш, прекрасная Огни. И мы уже с вами встречались.

Тут моих волос ощутимо коснулись, проведя рукой в перчатке (что я определили по легкому скрипу плотной ткани) по голове, затем почувствовала прикосновение к щеке, словно меня погладили по ней большим пальцем, и к губам, контуры которых были осторожно обведены.

- Что вы...?! Не делайте этого! - зашипел Терри недовольно. - Он же почувствует... вы хотите конфликта?

- Он первый вступил на его тропу. Я не прощу ему подобного самоуправства, - холодные нотки в голосе венценосного брата могли бы заморозить любого, а я не сдержалась, вздрогнула.

- Отдыхайте, Огнеда, - джерг произнес на понятном для меня языке мое имя с тем же придыханием, что я слышала раньше и от куратора, и чуть хрипло добавил. - Обед в ресторации обещает быть... интересным.

Последнее слово он произнес с какой-то мстительной ноткой. Нет, мне совершенно неприятен этот ...джерг. И потом, к Дамьяну я уже словно привыкать начала. Особенно приятно было вспомнить про дракончика. Мечтательно вздохнула, и едва Терри буркнул себе под нос "два упрямца", я тут же спросила его:

- Терри, у меня были галлюцинации... Это серьезно?

- К-какие галлюцинации? - запнулся чудо-врач и прикоснулся вдруг к моему лбу рукой.

- Ой, она у тебя ледяная просто, - мороз пронесся по телу, снимая боль в глазах.

И тут же повязка оказалась снята, и я удивленно посмотрела на хитро улыбающегося Терри. Страшненький он, но ... мне нравился, определенно.

- А как же пятнадцать минут? - подняла вопросительно брови.

- Подумаешь, ошибся... с кем не бывает, - подмигнул мне этот странный инопланетянин и поднялся.

Осмотрелась. О, так я лазарете. Пару коек рядом с моей были свободны, комнатка маленькая, но чистая и светлая.

- Мне показалось, что со мною та рыба-монстр говорит. Ну и характер у нее, я вам скажу, - пробормотала, наблюдая за врачом, который вдруг начал готовить странные инструменты.

- А что это? - мой голос от испуга задрожал, едва я узнала шприц-дозатор для забора крови.

- Огнеда, могу я взять у тебя кровь на анализ? - подошел ко мне ближе, смотря своими жуткими глазами, но при этом столько тепла от него ощущалось, словно Терри хотел передать мне свои чувства. - Ты можешь доверять мне. Я хочу понять, что с тобой происходит.

- Это, - мотнула головой на шприц, сморщив личико, - приказ сигурна Эр-Гро?

Помолчал, глядя прямо на меня и мотнул отрицательно головой.

- Моя собственная инициатива. Огнеда, я должен быть уверен, что у тебя нет никаких серьезных сбоев в организме.

- А есть основание так думать? - осторожно поднялась, не спуская взгляда с Терри, при этом чуть хмуря брови.

- Давай подумаем, - врач отложил шприц и сел рядом сел рядом со мною, смешно запрыгнув на кушетку. - Первое. Ты ела чужую пищу. Не сдохла.

Я вздрогнула, возмущенно уставившись на юмориста.

- Второе. Ты пила кровь Рагхая. Не сдохла.

- Чью к-кровь? - мне стало дурно.

- Э-эм... вино пила... вино, - быстро оговорился Терри, хрюкнув, и добавил, - которое ритуальное. Вот. Не сдохла.

- Повторяешься.

- Твоя правда. Обмен слюной с дерадмиином. И...

- Не сдохла, - закончила за него.

-Ого. А ты догадливая, - поддел меня этот бесстыжий тип. - Четвертое. А что у нас четвертое. Ах, да, эта меди... в общем, то, чем вы там занимались в спальне с куратором меня, конечно, не касается, но... науки ради, признавайся. Что вы там делали?

И столько живейшего интереса, научного надо полагать, светилось в его белесых глазах, что я невольно поддалась на провокацию и прошептала, склонившись ближе к его большому, оттопыренному уху.

- Медитировали, - на полном серьезе ответила, и для убедительности головой покивала.

- Правда? - не поверили мне.

- Так вы же сами сказали, что интима не было, - теперь настала моя очередь удивляться.

- Так я же не оракул, чтобы видеть все насквозь. А нашему джергу Дар-гэшу сказал так, потому что это ваше с сигурном дело.

- Вот именно. Наше личное дело, - так же тихо ответила и отстранилась, поправляя волосы, которые оказались рассыпанными по плечам и спине.

Тяжко вздохнул и соскочил с кушетки, ворча что-то себе под нос про вредных землянок.

- И кстати, пятое, - он повернулся от столика снова со шприцем. - Это не рыба-монстр. Это ...

Не успел он договорить, как открылась дверь и в мою палату стремительно ворвался Дамьян, свирепо прорычал:

- Что происходит?!

Надо отметить, что Терри тут же спрятал шприц, и вообще сделал вид, что он не при делах.

- В смысле что происходит? - рассердилась уже я. - Меня больше беспокоит то, что я уже раза четыре должна была сдохнуть от ваших экспериментов!

- Что?! - выдохнул возмущенно Дамьян и уставился на Терри.

- Да что я-то?! Огни, ну пошутил я... прости. Все нормально. Подумаешь, - пожал плечами семейный врач инопланетных самоубийц, ибо лечиться у такого шутника может только ненормальный.

- Терри! Пошутил?! Да ты... знаешь кто ты после этого?! - не сказать, что я обиделась, но было неприятно.

- Кто? - а ему действительно интересно, как погляжу.

- Ты... ты...

- Терри, ты свободен. Кровь и прочие биоматериалы конкретно этой землянки брать запрещаю без особого моего распоряжения, - отчеканил холодно сиг Куратор и практически выгнал врача из палаты.

- Как это... почему? - закричал из соседней комнаты наглый тип.

Двери закрылись бесшумно, и мы остались наедине.

- Не злись на него, - вздохнул мужчина и подошел ко мне ближе, протянул ко мне руку и коснулся подбородка, заставив смотреть в его черные внимательные глаза. Маска исчезла в тот же миг, как двери закрылись за врачом-шутником.

- Да уж, неправильный он какой-то врач. У нас врачи так себя не ведут.

- Скажем, у него свои методы лечения и диагностики, к тому же его весьма занимает предмет психологии других рас. Вот он иногда и превышает рамки дозволенного, чтобы изучить, так сказать, естественные реакции на его слова, действия...

- Понятно, - произнесла задумчиво и отстранилась от руки куратора. - Почему вы запретили ему брать у меня кровь на анализы?

- Это ни к чему. После медитации многое и так стало понятно.

- Да? И что же? - вскинула брови, складывая руки в замок на груди. - Я же тоже имею право знать, что со мною происходит.

- Позже, Огни, я объясню все позже.

- Когда?

- После второй медитации.

Я умолкла, недоверчиво созерцая его лицо, которое могло бы вогнать своей красотой любую землянку в экстаз. Но вот у меня почему-то даже дыхание не сперло, хотя смотреть на него было определенно приятно.

- Хм, - хмуро посмотрела на него. - А если я не соглашусь на второй сеанс?

- Это не желательно, - потемнел он ликом и поджал губы. Задумчиво провел рукой по своему подбородку, затем прошелся из стороны в сторону, заложив руки за спину, и мягко произнес:

- Огни, как себя чувствуешь? У тебя что-нибудь сейчас болит?

Я насупилась, понимая, что разговор пытаются увести в сторону, но сейчас и правда не было желания с ним говорить на любые темы. Чувствовала я себя отлично, но при этом испытывала внутреннее недовольство ситуацией в целом. Закрыла глаза, сделав глубокий вдох, и ответила как можно спокойнее:

- Нормально себя чувствую. И да, скорее всего не сдохну.

Мужчина поморщился, но кивнул, принимая ответ.

- У меня еще тренировка, до окончания осталось около часа, поэтому прошу вернуться в ...

- Я вернусь в свой жилой блок, если можно, - также спокойно и даже несколько равнодушно вставила я свое слово, и прошла к дверям.

- Да, отлично. Можешь заодно приготовиться к обеду в ресторации.

- Могу я узнать , что за повод для похода в ресторан? - уже на выходе из палаты все же решила спросить.

- Повод? - вроде бы удивился куратор, затем подозвал жестом Цербера и велел тому сопроводить меня. - Ах, повод... что ж, думаю повод найдется. Тем более, что нас своим присутствием за обедом почтит уважаемый дж... в общем будет почетный гость базы "Грозный", то есть мой старший брат. Это можно рассматривать как деловой ужин. К сожалению.

Я сбилась с шага, и неуверенно посмотрела на потемневшего из-за маски ликом Дамьяна.

- Почему к сожалению?

Сиг Куратор вдруг, не испытывая стеснения из-за присутствия посторонних рядом, притянул меня за руку и крепко прижал к своему торсу, склонившись к самому лицу.

- Потому что у меня были другие планы, которые некоторые гости имеют свойство разрушать. И меня это, мягко говоря, выводит из себя.

- Почему? Ведь это ваш родственник, - отпрянула чуть в сторону, упершись ладошками в его стальную грудь.

- Он может претендовать на то, что принадлежит мне, - прошипел свирепо в ответ мужчина, явно не владея собой.

- И что же это? - губы вдруг пересохли, я же упорно старалась их не облизывать, помня, что в прошлый раз, когда я так сделала, Дамьян просил так не делать.

Повисло напряженное молчание, за маской я не могла разглядеть выражения его лица, но руками чувствовала, как сильно бьется его сердце.

- Прости, время!

Меня осторожно отстранили, освободив от мужских рук и куратор мгновенно покинул лазарет.

Вот... слов хороших не найти! Отвратительный характер у этого... дерадмиина. Они похоже все отличаются подобной скрытностью и таинственностью. Следуя за своим молчаливым провожатым, вспоминала подслушанный разговор между Терри и их величеством, джергом Дар-Гэш. И понимание того, что речь скорее всего шла именно обо мне, испугало не на шутку, хотя...

Находясь уже в своей гостиной, совершенно одна, заметалась из стороны в сторону, пытаясь осознать, что можно сделать в этой ситуации. С одной стороны, Дамьян, который видимо именно меня назвал чуть ли не своей собственностью, с другой стороны, его братец, который тоже должно быть имеет какое-то мифическое право претендовать на мое внимание, и все это только потому, что какой-то там оракул что-то предрек. Очень странно и необычно. Значит, первостепенное значение имеет выяснение сути этого предречения. И кстати, что-то незнакомое есть и пить я больше не стану. И... целоваться с Дамьяном тоже нельзя, а то от его поцелуев у меня не то, что плывет все перед глазами, так и сердце замирает, а иногда и вообще вскачь несется. Это опасно. Очень.

Остановилась, обхватив себя руками, и вдруг подумала: "А что если и правда через поцелуй он каким-то образом внедрил в мой организм свой... как это там говорилось - биоматериал. О! У меня что ли из-за этого какие-то изменения будут происходить? Или уже начали происходить? Не зря же тот монстр, который почему-то и не рыба вовсе, вдруг со мною общаться начал. Мама!"

И что будет после второй медитации? Вернее во время нее? Первая вот поцелуями завершилась, а следующая... лишением девственности?! Черт! Поэтому он ушел от разговора? Сбежал просто. Села на диван, угрюмо разглядывая свои дрожащие пальцы, и вздохнула. Что делать? Хочу домой! И с мамой пообщаться хочу. И в баню сходить, попариться, а потом квасу попить, и бегом по лугу зеленому пронестись, и не думать ни о чем. Но вернуться на Землю нет возможности.

Взгляд переместился на кольцо с чит-кодом. Это не пропуск на звездолет. Вот именно! И мне можно ходить по базе свободно. Та-а-ак!

Поднялась, прошла в спальню и сменила одежду на кадетскую форму. Заплела косу и завязала узлом на затылке. На выходе меня встретил Цербер, но я даже не глянула на него, уверенно двинувшись в сторону лифта. Где мне уверено преградили путь.

- Отойдите! - прошипела я возмущенно, взирая на монолитную фигуру Цербера. - У меня есть пропуск.

И подняла сжатую в кулак руку с кольцом-печаткой. Цер вздохнул и отступил. Успев втиснуться следом за мною в кабину лифта, стал давить своим присутствием на психику, не хуже самого куратора. Я же только сцепив зубы покрепче, вышла из лифта и прошла в направление кабинета коменданта Кавинау. Цербер и там попытался мне помешать, загородив собою проход, грозно возвышаясь надо мною.

- Подпалю! С доррроги! - прорычала я свирепо, поднимая руки со сгустком плазмы.

Цербер похоже мужик был умный, вот нервно и дернулся в сторону, затем, когда я уже входила в кабинет, услышала, как он кому-то что-то громко докладывает. Вот же... сторож на мою голову!

Преодолев секретаря коменданта, который от удивления вытаращил на меня глаза, и молча пропустил к начальству, открыла дверь, чуть постучав костяшками пальцем по ней, и услышал "В-войдите", и правда вошла, удивляясь странной интонации Кавинау. Что это было? Очень похоже на испуг.

- Комендант Кавинау, разрешите обратиться? - вытянулась я возле его стола по струнки, стараясь не удивляться слишком открыто его виду.

А вид был странный, если честно. Цвет лица багровый, глаза тоже покрасневшие и вообще какой-то весь вспотевший, почти взмокший.

- Комендант... хм, вы в порядке? - уже тише поинтересовалась и подошла ближе.

Как мужик вдруг захрипел и ... мама дорогая, повалился на бок, потом на пол и все это с таким грохотом. Что за...? Тут же в комнату влетел секретарь и рванулся к начальнику. Следом появился Цербер, вызывая экстренную помощь для "пациента расы человеческой". Вроде бы он так пробубнил что-то по наручнику своему.

- Кадет Рассветная! - услышала я хриплое от задыхающегося коменданта.

Так он еще жив?! Я быстро подскочила к нему и бухнулась рядом на колени.

- Опасность..., - проскрипел мужчина, закатывая зрачки.

-Что?

- Беги...

Издав последний вздох, Кавинау обвис и тут же затих.



Глава 14.




То, что произошло после, как-то смазалось в сознании, осталось только странное, необъяснимое чувство неправильности происходящего, а еще запомнилось, как у меня волосы зашевелились на затылке, когда из моих рук Цербер забирал тело коменданта. Я отчетливо почувствовала, что кто-то или что-то находился за моей спиной, дыша мне практически в шею, словно позади склонился чужак и... вдыхал мой аромат. Ужас! Я даже не обратила внимание, что мягко, но настойчиво верный страж сопроводил меня в кабинет куратора, и только оставшись наедине с собой, сбросила странное оцепенение. Да что это со мною? Словно я никогда не видела умершего человека? Хотя... прямо на моих руках еще никто не умирал. Скорее всего меня шокировала та цепочка событий и слов, которые перемешались в столь пугающий клубок. Сначала комендант багровеет, так словно испытывает удушье, а затем "Опасность и беги" произносит лично для меня.

Очнулась возле аквариума, моргнула от неожиданности, когда поняла, что уже некоторое время играю в гляделки с "монстром", замершим по ту сторону стекла.

"Не боишься меня... мелочь?" - поинтересовалось чудище.

"А должна?" - отозвалась я вяло.

"Печально. Меня уже мелочь не боится", - явно загрустил монстрик.

"Как тебя зовут?" - решила быть вежливой на этот раз.

"А зачем тебе?" - видимо собеседник решил повредничать.

"Да так... могу и сама тебя назвать".

"Да? И как?" - повеселело вдруг чудище морское.

Я отвернулась, потерла лицо руками, боясь, что схожу с ума, коли продолжаю говорить с этой не-рыбой. Вздохнула, заправила прядь волос за ухо и задумчиво постучала рукой по губам.

"Учитывая твой внешний вид, комплекцию и среду обитания... кстати, ты мальчик или девочка?"

"А ты что предпочитаешь? Мальчиков или девочек?" - надо же какой вопрос с подвохом.

"Хм, в каком смысле?" - осторожность не помешает.

"Для персональных глюков... так ты меня в прошлый раз называла?"

"А, тогда мальчик... наверное".

И снова молчание, с пристальным разглядыванием на предмет выявления половых отличительных признаков.

"Да, я мальчик... а ты?"

"Я?"

"Понятно. Девочка. Понятно-понятно", - гнусаво и как-то противно протянул этот ихтиозавр, размашисто шевеля своим острым хвостом.

"Что тебе понятно?"

"Так не зря в голове у мальчиков на двух ластах такие мысли на твой счет".

"Какие мысли? И ... ты о ком?" - заинтересовалась я, испытывая дикое желание именно сейчас выпить чего-нибудь сильно алкогольное.

"Ты не против, если я присяду... а то мне что-то нехорошо".

В ответ ни слова. Пожав плечами, прошла к дивану, присела, откинувшись на спинку и закрыла глаза.

"Мне часто бывает скучно. Мой хэйдар привез меня с собой и не спросил моего мнения. А мне может не уютно в этом... отвратное слово - аквариум. Он не желает общаться. И только мысли посетителей его интересуют. Ты - первая из этих... кто дышит пустотой... заговорила сама. Странная".

Я выпрямилась, уставившись на монстрика. Дамьян узнает чужие мысли от него? И мои тоже?

"Нет. Твои не спрашивал. Моя задача - только мысли мужских особей".

"Фу-у-у... это успокаивает".

"Прячься... живо!"

Он вдруг вильнул хвостом и спрятался за высокие, густые водоросли, а в кабинет стремительно вошел Дамьян в сопровождении Цербера, а вот за ними следом появились...

Я тут же подскочила, вытянулась по струнке, так как следом за Дамьяном в кабинет вошел не кто иной, как военный в звании полковника, землянин, на вид - сорока лет, с цепким, холодным взглядом, которым он тут же впился в мое лицо. Вторым визитером оказался джерг Дар-Гэш с темной обсидиановой маской на лице. И все четверо встали напротив меня, причем ближе всех ко мне оказался Дамьян. Посмотрела на него вопросительно, и увидела, как он чуть склонил голову набок, сложив руки на груди.

- Сигурн Эр-Гро, - низкий голос с напряженными нотками послышался со стороны полковника, и Дамьян повернул голову в его сторону. - Я понимаю, что вы против допроса, но вынужден все же настаивать на нескольких вопросах. Судя по внешнему виду, это не ваша сиана. А вы утверждали, что последний, кто видел живым коменданта Кавинау - сиана Эр-Гро. Как мы видим, перед нами кадет КВА, землянка должен так же отметить... Насколько мне известно, ни один союз между землянкой и дерадмиином не был зарегистрирован за последнюю неделю на базе "Грозный", посему...

- И все же я настаиваю, что именно эта девушка, которая столь неосмотрительно решила примерить чужую форму, находится под моим личным покровительством и не попадает под вашу юрисдикцию.

"Чужую форму? Под личным покровительством?!" - меня аж захлестнуло возмущением, и я даже рот открыла возразить, как некто особо вредный прорычал в моей голове: "Ни слова, мелочь!"

"Что?! Да он... да я...", - волнение видимо отразилось на моем лице, так как полковник снова внимательно посмотрел на меня и поднял брови.

- Ну-с, кадет, ваше имя?

"Мой хэйдар передает тебе - молчать, мелочь!"

"Сам ты... Лохнесс", - одарила я имечком морское чудище.

- Сиана дерадмиина не смеет разговаривать в присутствии других мужчин, если на то не получит позволения, - вдруг вставил джерг и отошел за спину брата.

- Какого еще позволения? - военный был явно раздосадован вмешательством правителя дерадмиинов.

- Своего хэйдара, надо полагать, - ответил джерг Дар-Гэш с сарказмом. - Полковник Велесов, вам лучше просмотреть схронзаписи, а не создавать дипломатический конфликт.

- Это я и так сделаю. Спасибо, конечно, за ваш совет, уважаемый джерг, но все же мне не понятно, почему землянка в кадетской форме вдруг стала сианой сигурна Эр-Гро. Я вынужден запросить сведения с Земли, было ли дано согласие на подобный союз руководством КВА. Ведь вы же понимаете, что до окончания академии любой кадет является почти ее собственностью.

- Ваше право, полковник. И потому, - Дамьян казался предельно вежлив, но вот сталь в голосе казалась холоднее льда, - до получения вами информации с Земли, я не могу дать позволения вести какой-либо допрос моей сианы. Прошу вас, займитесь непосредственно вашими прямыми обязанностями.

- Как вы смеете мне указывать, что я должен делать? - вспылил землянин, причем неосмотрительно шагнул в мою сторону.

Сиг Куратор плавно сместился так, что я оказалась за его спиной, а затем меня оттеснил и Цербер, причем когда я поняла, куда меня вообще теснят, было поздно совершать ответные маневры. Я оказалась по другую сторону двери розария, обиженно размышляя, что меня просто выставили вон.

"Какая тебе разница?"

"Эй, ты теперь всегда будешь в моей голове обретаться?" - возмутилась я, но в то же время обрадовалась. Вот у кого можно все вызнать.

"Нет"

"Э-эм, не поняла... это ты к чему?"

"Нет. Ничего не скажу."

"Да больно надо-о-о..."

"Боль любишь, да? - прошипел странным предвкушающим голосом Лохнесс. - Это интересссно..."

"Нет! Сдурел?"

Я быстрым шагом двинулась в сторону качелей, но не нашла их. Ой, и куда это делись мои качели? Хотя почему мои-то?

"Вот именно... не твои. И потом, их наш общий хэйдар сломал"

"Зачем? Когда успел?" - возмутилась я, и пошла в сторону спальной комнаты.

"А, так он не может уже смотреть на эти качели спокойно, после того как ты на них покачалась... и мысли у него такие были..."

"К-какие?" - остановилась как вкопанная возле куста синих роз.

"Фриволь... то есть... тебе незачем это знать. И я бы не советовал тебе покидать это место".

Почему это? Прошла к двери, светящейся на фоне каменной стены, открыла двери и остановилась, в шоке озираясь по сторонам.

"Вот поэтому".

Вся спальня была... засыпана цветами, просто ковер многоцветный, и вазы... вазы тоже полные цветов всевозможных расцветок... А кровать так вообще вся в лепестках. Мама! Выскочила в розарий, и понеслась как ошпаренная в сторону двери в кабинет. Уж лучше побуду там, в кабинете, чем видеть такое. Это... это Дамьян так ко второй медитации готовился? Или... вспомнилось, что он сказал о несколько иных планах насчет обеда в ресторации. Ужас!

"Да не паникуй так".

"Отвали, Лох", - рыкнула я мысленно, и приложила руку к кодовой панели на стене. Дверь в кабинет открылась и ко мне повернулись Дамьян и Цербер. Больше никого в кабинете не наблюдалось.

- А там сидеть не на чем, - нерешительно произнесла и вошла внутрь. - И мне с вами нужно поговорить... сиг Ку-ку...

- Кто? - хмуро переспросил Дамьян и отпустил кивком моего охранника.

Тот довольно быстро ретировался, даже не глянув более в мою сторону.

- Э-эм... знаете, мне как-то неудобно обращаться к вам по имени при посторонних, - промямлила, пряча глаза, потому как и смотреть на него тоже было неловко. Особенно после увиденного в спальне.

- Хм, то есть... я для тебя не посторонний? - явно обрадовался куратор и подошел ко мне.

Прикоснулся рукой, затянутой в перчатку к моему подбородку, вынуждая поднять на него взгляд, и чуть понизив голос, произнес:

- Меня это безмерно радует, Огни. Можешь обращаться - мой хэйдар, или... сигурн...да, просто сигурн, этого вполне достаточно.

- Правда? - удивилась и тоже вдруг обрадовалась, потому как уж лучше обращаться к нему так, чем как рабыня к своему господину.

- А теперь рассказывай. Что произошло в кабинете у коменданта и не забудь объяснить, почему ты там оказалась, когда я просил тебя находиться в своем жилом отсеке? - вот теперь голос куратора прозвучал обманчиво мягко, причем настолько обманчиво, что я ощутила так же и металл с его острыми гранями.

Я чуть отодвинулась, опустила глаза и прикусила нижнюю губу, боясь признаться, что хотела обратиться к Кавинау за помощью.

- Так я это... кое-что хотела спросить у него... а он вот вдруг взял и... умер. Ужас, правда? - и посмотрела на него так жалобно, может отстанет, а?

- Вот так взял и умер? - сверкнул взглядом и чуть улыбнулся.

- Вам смешно? Между прочим он мой земляк. И мне его правда жалко.

- Мне не смешно, Огни, - мужчина перестал улыбаться и жестко, почти замораживающе прошипел: - Мне даже не весело, милая моя Огни. Особенно не было смешно, когда посреди тренировки мне сообщают, что моя сиана угрозами проникла в кабинет коменданта военной базы в состоянии странного нервного возбуждения, а дальше еще интереснее... мою сиану обнаруживают над умирающим комендантом, в такой интимной близости к нему, что можно подумать... знаешь что можно было подумать, увидев хладный труп землянина в твоих руках, Огни?

- Н-нет... а что? - прошептала я онемевшими губами от волнения.

- Что либо ты его сама и при... в общем, что ты посодействовала его кончине, или... напротив, с удивительной чуткостью к постороннему тебе человеку проводила его в последний путь, столь нежно сжимая в своих объятиях.

- Вы это серьезно?! - мои глаза значительно округлились и рот даже немного приоткрылся, так как я совершенно не знала, как отнестись к его черному юмору. Или он не шутил?

- Как ни странно, я абсолютно серьезно тебя спрашиваю - что ты делала у коменданта? - с ноткой раздражения прорычал мужчина, и вдруг сжал мои плечи своими сильными руками.

- То есть вас в принципе интересует только это? А не то, как и почему человек умер?

- Вот именно. Ответ на второй вопрос у меня уже имеется. Итак? - сжал крепче, и глаза отчего-то полыхнули снова красным отблеском.

- А... вы мне скажите, что с ним случилось? Сердечный приступ, да?

Повела плечами, пытаясь освободиться, да только вместо желаемого результата, меня не отпустили, а напротив, прижали к мужскому торсу так, что аж кости затрещали.

- Огни, не зли меня, - глухо, с дребезжанием в голосе, произнес мне в макушку Дамьян.

- Ну, хорошо! Только не надо меня так сжимать, дышать не могу.

И тут же оказалась на свободе. Только пристальный взгляд и плотно сжатые губы мужчины не позволили бы расслабиться - только проявишь слабость, так тут же и поплатишься.

"Да скажи как есть...чего мучаешься, мелочь? - я от неожиданности даже замерла, пытаясь справиться со своей мимикой, а Лохнесс продолжил. - Мол, так и так, боюсь вас жутко, особенно ваших странных фантазий. Можешь еще про качели напомнить. Ломал он их отменно. И кстати, лепестки с цветков тоже лично обрывал. А вот насчет побега - дохлый симгарол. Не отпустит. И потом..."

"Да что ж такое?! Умолкнешь ты или нет?!!"

Обхватила себя руками, клацнув от злости зубами.

- Огни. У меня мало времени. Уважаемый джерг, конечно, сможет все уладить с военным следователем, однако у меня все еще идет тренировка с группой, которая снова прервана... и по чьей вине, спрашивается?

"Ты, мелочь, правда не зли хэйдара. Он когда злится, то обычно мебель потом менять приходится".

- Я просто хотела подать заявку на восстановление чит-кода, - не выдержала я и выпалила, лишь бы оба замолчали.

- Та-а-ак! - тихо, мрачно, покачиваясь с носка на пятку, протянул Дамьян.

'Мелочь, ты это... думай, что говоришь'.

'Так ты сам советовал - говори как есть'.

'Кто...я?'

'Ну ты... Лох, однако'

Куратор отошел от меня в сторону аквариума, сложив руки за спину, уставился на рыбок, удивительно синхронно рассекающих водное пространство за стеклом.

- Значит вот что я скажу тебе, Огни, - произнес Дамьян сердито, потом умолк на какое-то время.

Я подошла ближе, тоже обратив внимание на странные движения аквариумных обитателей.

- Комендант был уведомлен о поломке твоего чит-кода, так же он знал, что новый тебе уже не понадобится.

- Что? - не поверила я своим ушам. - Как это... почему не понадобится?

- Потому, Огни, что ты являешься моей сианой, а значит на тебя распространяется несколько иной порядок идентификации. Я надеюсь, ты не планируешь ничего столь глупого, как побег?

- Почему это глупого? - произнесла возмущенно и тут же зажала рот ладошками.

'Мелочь... ну ты даешь. Знаешь такую поговорку? Молчание - золото'.

'Слушай, а на каком языке ты со мною говоришь, а? Откуда ты вообще знаешь поговорки моего народа?'

- Значит... все же думала, верно? - мужчина повернулся и посмотрел на меня тяжелым, пристальным взглядом, сложив руки на груди.

'Ох, мелочь, слышала бы ты его мысли сейчас... Спроси его о чем-нибудь постороннем... и советую поторопиться'.

- Ну, было дело, не скрою. На самом деле, я хотела узнать у коменданта, можно ли мне связаться с Землей по его личной сети... вот.

Дамьян вдруг расслабился, тьма рассеялась с его лица, которое вдруг приобрела озадаченное выражение.

- Зачем?

- Я по маме соскучилась, - опустила глаза, прикоснувшись рукой к горлу. - Вы должны понять... я ради нее пошла в академию... и на этот эксперимент тоже ради нее решилась. Я должна убедиться, что деньги до нее дошли, и что... что ей лучше. Это вы можете понять?

Не заметила, как больно прикусила нижнюю губу, удерживая слезы в глазах, и посмотрела на Дамьяна.

- Ты так привязана к той, что тебя родила. Это... это действительно похвально. И мне кажется подобная привязанность странной, но я понимаю, что ты не такая, как наши женщины. Так деньги нужны были именно для твоей мамы. Верно?

- Да.

- Хорошо. После ресторации ты поговоришь с нею. Только ты должна будешь мне все рассказать и о ней, и о том, на каких условиях ты поступила в КВА. И не советую, что-либо забыть или приукрасить. Мне нужна полная информация. Ты меня понимаешь, Огни? - мягким, проникновенным голосом он почти убедил меня в том, что надо все рассказать, как вдруг Лохнесс фыркнул.

'Мелочь, а ты умеешь зубы заговаривать, вы просто идеальная пара'.

- Я подумаю, - ушла от прямого обещания, переведя взгляд в сторону аквариума.

"Лохнесс, ты чудовище, но... все равно спасибо"

"Ага, я полезный. И да, я - чудовище. Эх, только вот корыто это как-то статусу не соответствует. Ты поговори с хэйдаром, а? Может уже переведет меня в условия покомфортнее".

"Чего?"

- Огни, пойдем, я провожу тебя в твой жилой отсек. Приведешь себя в порядок, пока я закончу тренировку, а потом приду за тобой и мы отправимся на обед.

- А может вы с братом без меня ... э-э-э..., - запнулась, заметив как сверкнули глаза Дамьяна, брови его нахмурились и вообще, что-то вдруг так под ложечкой засосало. - Что-то с этим обедом серьезное связано?

- Да. И поверь, будет лучше, если ты его не пропустишь, - прорычал, как отрезал, и схватил меня за руку.

"Тиран! Он мне отказал, уже в который раз... Мелочь, ну не будь ты мелочной, а я тебе кое-что интересного поведаю... потом. Договорились?"

Потащив в сторону выхода, мужчина вернул маску на лицо, и бросил вдруг в сторону аквариума странную фразу:

- Закрою канал. Последнее предупреждение.

- Что? - не поняла я, что означает данная угроза.

- Ничего, мысли вслух, - тихо буркнул в ответ и повел меня уже по коридору.

Проводив в полном молчании меня в мои "апартаменты", Дамьян без лишних церемоний заблокировал мою дверь и так зыркнул на меня, едва я только руки сложила на груди сердито, что захотелось тут же в спальне спрятаться. Надо же... нервный какой?!

Уже и спросить ничего нельзя. Интересно, а последняя фраза случайно не Лоху была адресована? Может сигурн понял, что я с монстриком общаюсь и его это не устраивает? Очень интересненько!

Ох, какая жалость, что отсюда я не смогу пообщаться с Лохом и выяснить, что же с этим рестораном не так... Сколько у меня времени вообще для сборов? Вот ведь... даже не сказал, сколько его ждать!

***

Задумчиво перебирая наряды, остановилась на одном платье. Это когда ж я его купила? Никак мадам Элен сама проявила инициативу. Кстати, судя по времени, уже скоро будет пять после полудня, а Дамьяна все нет. И между прочим, я все еще есть хочу, причем теперь уже точно от ресторана не откажусь, ибо голод - не тетка.

Повертела платье, разглядывая, задумалась о записке Лима. Идти или нет? И главное - если идти, то получится ли улизнуть? Или даже не это главное, скорее другое - верить ему или нет? Если бы не Элен... откуда они вообще знакомы оказались. Может Лим как-то вычислил, где я покупки делала? Встретился с мадам и вызнал... а что он мог у нее узнать? Может то, что меня пытались заставить подписать какой-то документ, который вполне возможно и заставляет меня находиться подле куратора. Весьма вероятно, что его выводы сложились из этой логической цепочки.

Взяла платье и прошла к большому зеркалу, приложила наряд к себе и покачала головой с сомнением. Надеть такое для встречи с Дамьяном и его братом - это... это слишком дерзко для сианы. Насколько я успела разобраться, в стиле женщин дерадмиинов больше присутствуют спокойные тона, простые ткани и полное отсутствие кружев. Но ведь я-то не уроженка Иридии, верно? Я рождена и выросла на Земле, у меня иные принципы, взгляды и традиции, привычки, в конце концов, свои. Так что, имею право. Вдруг стало как-то грустно и тоскливо, ибо понимание того, что меня очень сильно хотят всего этого лишить, не вызывало особой радости.

С другой стороны... у меня сегодня день просто каких-то переговоров с моим внутренним я, ужасть. Так вот, с другой стороны, Дамьян пока ничего такого критичного от меня не требует. С инструкцией отстал, признав, что она для меня не подходит, и на том спасибо. Выдал пропуск, разрешив перемещаться по базе, правда при этом прилагается сопровождающий - вредина Цербер. Кроме всего прочего, кормит, заботится о здоровье, тренировку вот позволил посмотреть, а после медитации так вообще как-то легко стало, словно и правда лишнюю энергию сбросила.

Нахмурилась, удивившись вдруг своим мыслям - неужели я сейчас занимаюсь тем, что обеляю куратора в своих глазах? Какого черта! Так, если только мне не навязали их извне. И кто же мог бы так постараться? Лохнесс? Вряд ли, он не общается со мною за пределами кабинета куратора, может Дамьян? Не понятно. Или все-таки мне он стал немного симпатичнее. Странное пощипывание на руке заставило обратить внимание на колечко с чит-кодом, которое стало отчего-то ярче мерцать. Ой! Кольцо! Попыталась снять - не вышло. Что за...?! Оно не снимается, вообще!

Огорченно вздохнула и поняла, что платье не надену. Ни это, ни другое. Потому что это будет фатальной ошибкой. Стать соблазнительной, сногсшибательной только для того, чтобы Дамьян испытал немедленное желание запереть меня в своей спальне, в которой... в общем в том кавардаке из цветов, и довести все свои фривольные фантазии, как сказал Лох, до логического завершения... нет! Я же домой хочу вернуться. К маме!

И задача соблазнить для меня в отношении куратора не стоит. К тому же в ресторане будет его брат, который говорил странные вещи, словно и он претендует на мое внимание. Это вообще катастрофа! И данный факт до меня же только дошел. Вот я тормоз. Да я вообще должна быть незаметной, невзрачной, такой, чтобы ни один из дерадмиинов не смог взглянуть на меня без отвращения. Вот до чего додумалась. Поднялась и забегала по спальне, кусая губы. Я скоро рехнусь от всей этой ситуации. Думала, что практика пройдет спокойнее, меня даже присутствие Лима так не напрягало, как неожиданное явление сигурна Эр-Гро на первом построении.

И что надеть? В ресторан идти в кадетской форме тоже не хотелось, да и кто знает, вдруг эти дерадмиины посчитают это оскорблением. Тогда можно наряд выбрать из тех, что не кричащие, но при этом более соответствуют вкусу землянки. Вынула из шкафа синий костюм, состоящий из пиджака и широких брюк, который уже однажды надевала, только вместо топика пригодилась белоснежная блуза с пышным кружевным жабо на груди. Туфли тоже синие, на небольшом каблуке, а вместо косы из волос соорудила крупный пучок на затылке.

Строго, со вкусом и в то же время точно не в традициях Иридии. И даже наносить макияж не стану, хотя можно чуток лицо отбелить и губы сделать менее выразительные. Жаль, никуда не деть длинные ресницы и ярко-зеленые глаза. Ну с этим уже ничего не сделаешь.



Глава 15.




Дамьян появился почти сразу, как только я закончила с приготовлениями. Не убирая с лица маску, явно осмотрел мой наряд и, как ни странно, даже ни слова не сказал против. Одобрил, что ли? До ресторации нас сопровождал "почетный эскорт", заставивший меня таки нервно озираться. Куратор не стал прилюдно хватать меня за руки, чтобы я подержала его за локоток, только велел Церберу и еще одному сопровождающему дирадмиину следовать позади. В лифт тоже вошли вчетвером, а когда вышли на этаже, где располагалась ресторация, народ, что прогуливался по длинному рукаву коридора, шарахнулся в стороны, тут же очистив проход. Самое забавное, было то, что Дамьян оказался в кителе тоже темно-синего цвета, так неудачно гармонировавшем с цветом моего костюма. Почему неудачно? Так мы выглядели теперь как ... семейная пара. Я готова была ругать себя за неосмотрительность, но приходилось делать вид, что мне все равно.

Ресторация оказалась впечатляющей. Так и знала, что это не просто ресторация, а имено ресторан. И хорошо, что не стала выделываться и не выбрала кадетскую форму, вот был бы скандал - Сиг Куратор привел в ресторан своего кадета женского пола. А так, вроде гражданское лицо, потому никто на меня даже не смотрел, все официанты, метрдотель и даже шеф-повар кланялись Дамьяну и его соплеменникам, лебезили перед ним и вообще вели себя странно. А уж когда нас подвели к столику, то я поняла почему они так себя вели.

За столом уже расположился Его величество, причем за его спиной возвышались не знакомые мне дерадмиины. Собственная служба безопасности? Э-эм... а это точно неофициальный обед? Я старалась не слишком разевать рот и пялиться на джерга Дар-гэша, который был одет во все черное. Причем вдоль борта его кителя шла очень красивая строчная вышивка серебром, а на груди висел необычный кулон, чем-то напоминающий тот, что в свое время мне предлагал одеть Дамьян. При нашем появлении джерг, как это ни странно, поднялся, и только после того, как я и куратор сели, тоже опустился в свое кресло. Причем вышло так, что меня усадили между двумя представителями правящей династии Аруба. Честно говоря, чувствовала я себя, как не в своей тарелке.

Мужчины поприветствовали друг друга какими невообразимо длинными предложениями, которые больше были похожи на принятые у них церемонии, и только после этого джерг повернул в мою сторону безликое лицо с обсидиановой маской и низким, бархатным голосом произнес:

- Счастлив, что вы, прекрасная Огнеда, почтили сей скромный обед своим присутствием. Вы согрели мой взор и ...

- Джерг, - глухо и почти с угрозой в голосе произнес Дамьян, откидываясь на спинку кресла, при этом схватив со стола салфетку. Тряхнул ею, и резкими движениями бросил к себе на колени.

- Что, мой дорогой брат? - ехидно переспросил Дар-Гэш, не переводя на него своего взгляда. Затемненное лицо джерга все так же было обращено в мою сторону.

Я опустила взгляд, спрятав руки под столом и вцепившись ими в коленки. Мама дорогая, что-то мне не по себе от внимания Его величества. Дамьян промолчал, и подозвал официанта, который, приняв заказ от сига Куратора и джерга Дар-Гэша, тут же убежал его передать шеф-повару. Меж тем охрана рассеялась по залу, став почти незаметной, а джерг откинулся на спинку кресла и уже спокойнее обратился к Дамьяну.

- Как продвигаются тренировки?

- С переменным успехом, - таким же выдержанным тоном ответил Дамьян.

- Мне бы хотелось посмотреть, чему твои подопечные уже успели научиться.

- Хм, думаю, это преждевременно.

Невольно прислушиваясь к их беседе, я все же позволила себе чуточку расслабиться и осмотреться. За счет куполообразного потолка, который был достаточно высок, огромная люстра, увешанная какими-то кристаллами, не создавала ощущения подавленности своим расположением по центру. Потолок был красиво декорирован в виде голубого неба с белоснежными облаками. При взгляде вверх становилось понятно, что владелец ресторана скорее всего землянин. Приятно, что Дамьян выбрал именно это место для обеда, зная, как я скучаю по дому. Среди этой щемящей нежности лазоревого цвета позолота на стенах и отделочных элементов зала скорее украшала его, чем утяжеляла. Круглые столики с белоснежными скатертями были расставлены в шахматном порядке, а кресла удивляли высокими спинками и позолоченными подлокотниками. Причем в центре зала имелся ограждающий парапет в форме круга, внутри которого располагалась чуть утопленная в пол конструкция из камней и спадающих вниз струй воды. До меня отчетливо доносились журчащие звуки искусственного водопада.

- Что ж... учитывая, что задержусь на базе еще на неопределенное время, - голос джерга показался мне каким-то вкрадчивым, провоцирующим, - успею еще посмотреть. И кстати, когда уже начнутся тренировки нашей милой звездочки?

О, мне тоже интересно. Я посмотрела на куратора, и удивилась, что вижу его мрачный взгляд в сторону брата и сердито сжатые губы, и потом уже дошло, как позволил себе джерг назвать меня. "Наша милая звездочка!" - что значит "наша"?

А джерг Дар-Гэш продолжил:

- И я очень надеюсь, Дамьян, что ты не станешь нарушать и дальше наши традиции. Я хочу поставить тебя перед фактом, что на тренировках намерен присутствовать обязательно. И не просто наблюдателем...

- Это исключено, - холодно отрезал куратор, и вдруг потянулся в мою сторону и ухватился за мою руку, на которой красовалось колечко. Продемонстрировав брату сие украшение, опустил мою кисть на стол, накрыв своей рукой в перчатке.

Появившаяся пара официантов прервала разговор, а мне так захотелось встать и уйти, ибо не люблю, когда в моем присутствии обо мне же говорят так, словно и нет меня. Сцепив сердито зубы, хмуро наблюдала за расстановкой блюд, при этом вспоминая, что меня сегодня ждут в салоне Элен. Встретиться с мадам я была бы не против, особенно теперь, когда эти двое предъявляют какие-то личные претензии друг к другу. Но вот присутствие Лима не устраивало. Абсолютно. Жаль, что все же не решилась забрать планшетник из стола куратора. Очень жаль. Вздохнула тяжко, а куратор тихо мне сказал:

- Огни, извини, что мы вынуждены общаться на незнакомом для тебя языке, но есть вещи, которые тебе лучше не знать.

Вот так номер! Я распахнула пошире глаза, глядя на взволнованное лицо Дамьяна, и сглотнула, нервно кивнув. Это что же получается, они все это время общались на своем языке? Так вот почему они так себя ведут, словно думают, что я их не должна понимать в принципе. Да это же просто супер здорово! Почувствовала себя шпионом во вражеском стане.

Официанты исчезли, и Дамьян наклонился над столом в сторону джерга. Напряженным, вибрирующим голосом он произнес:

- Мои решения и действия вас не касаются, великий джерг. Вы прибыли на базу со своей миссией, я со своей. Вот и занимайтесь своими задачами, а мои оставьте мне. Как и решение вопросов относительно времяпрепровождения моей сианы.

- Эта девочка..., - начал было старшенький, полыхнув алыми искрами на маске, причем не хуже, чем это умеет делать младшенький брат.

- Довольно. Эта девочка, как ты изволил ее назвать, - моя сиана, адаптация идет успешно. Не лезь в мои дела.

Джерг отклонился назад, взирая на брата своей устрашающей маской, затем ответил с сожалением в голосе:

- Не могу, Дамьян. Это вопрос выживания всего нашего народа. Ты можешь не справиться. Во мне тоже есть огонь. И он рвет меня на части, особенно когда она рядом.

Дамьян зашипел и посмотрел на меня. Я тут же опустила глаза, обратив свое внимание на блюдо, так как поняла, что вот-вот выдам себя и знание их языка.. Ух-ты, да это же суп... Взяла ложку, зачерпнула и поднесла к носу... понюхала. Вроде пахнет овощным супчиком, а может и нет. Попробовала, и желудок радостно заурчал, заставив махнуть ручкой на спорящих мужчин и предаться чревоугодию. Пусть спорят, сколько им влезет, мне даже очень интересно послушать. Распробовав вкус, увлеклась едой и не заметила, что мужчины ничего не едят. Не поняла, так это все мне одной?

Глянула вопросительно на куратора, затем снова на расставленные на столе яства.

- Огнеда, приятного аппетита, - произнес мягко Дамьян и наклонился в мою сторону.

Вытирая уголки рта салфеткой, удивленно слушала его пояснение:

- Мы не едим на глазах у людей. Все это только для тебя. И не беспокойся, я поем... позже у себя.

Вот еще, буду за него переживать. Но в ответ ничего не сказала, только плечами пожала, мол, ваше дело, куратор.

- Огнеда, услада моего взора, могу я поинтересоваться у тебя? - вдруг произнес джерг, глядя в мою сторону.

Я перевела взгляд на него, и тут же опустила глаза. Неприятно почему-то говорить с тем, чье лицо не видишь.

- Посмотри на меня! - рыкнул мужчина, я вздрогнула и подняла взгляд. - Так лучше. Так вот, звезда моя, что ты делала в кабинете коменданта?

И этот туда же? Снова пожала плечами, переставила пустую из под супа тарелку на край, взяла другую с чем-то ароматным и рассыпчатым, а сверху - такие миленькие овощные цветочки, и промолчала. Дамьяну я и так уже объяснила, вот пусть у него и спрашивает.

- Не пойму, ты ей говорить запретил что ли? - спросил джерг раздраженно у куратора.

- А ты не рычи. Где же твое хваленное дипломатическое искусство? - поддел его чем-то довольный Дамьян. - И потом, если ты желаешь узнать ответ на этот вопрос, обращайся ко мне, а не к моей сиане.

- Пока не увижу Саггирад не ее шейке - не сиана!

И вот не пойму, когда они говорят на своем, а когда на моем языке. Отправила в рот кусочки овощей, наколотые на вилку, и, быстро прожевав, с трудом проглотила. Надо полагать, что последнее было произнесено не для моих ушей. Но что это была за информация!! Врет Дамьян! Жулик!

Еле удержалась от желания бросить возмущенный взгляд на него, продолжая есть. Обдумаю все позже, а пока еще послушаем.

- Ошибаешься. Помолвка состоялась, кольцо активировано, Саггирад уже чистая формальность.

- Хорошо устроился, да? - зло бросил в ответ Джерг и поднялся. - Прошу меня простить, милая Огни, - я поморщилась от такого обращения, - вынужден вас оставить. Однако мы еще не раз увидимся и даже пообщаемся. И ты, Дамьян, не вправе мне препятствовать.

Откланялся, и двинулся в сторону выхода. Спина напряжена, а эмоциональный фон так и пышет гневом. Проводив его взглядом, обратила внимания, что оказывается в ресторации, кроме нас троих и охраны, больше никого не было. Интересно, это дерадмиины так постарались?

- А что вы обсуждали? - решила я сыграть дурочку. - Почему сиг Нахим так зол?

- Не бери в голову, свет моей жизни, - хрипло ответил Дамьян, и провел рукой по моей руке вверх от предплечья, затем погладил шею и коснулся мочки уха.

Я едва не подавилась, отложила вилку и замерла, не зная как сейчас реагировать на его действия. Дамьян вдруг придвинулся, ухватился руками за мое кресло и сдвинул к себе поближе. Приблизил свое лицо, которое оказалось уже без маски, и тихо прошептал, касаясь моей шеи горячими губами:

- Спасибо, что оделась в мои цвета, темно-синий и белый. И благодарю, что не стала говорить с джергом. Ты умничка.

Чего? Он думает, что я для него тут расстаралась?! Фыркнула возмущенно и отстранилась.

- Когда я смогу поговорить с мамой?

- Как только закончишь с обедом.

Я тут же схватила стакан с водой, стараясь не обращать внимания на уткнувшийся нос куратора в мою шею, который вдыхал мой аромат, словно наркотик, выпила залпом и поставила на стол уже пустым.

- Я закончила.

- Ты наелась? Уже? - удивился отчего-то мужчина.

- Ну да, а что?

- Я думал, что ты голодна.

- Теперь уже нет.

Поднялась, вздохнула, сожалея, что столько еды зря пропадает, и посмотрела на Дамьяна.

- Отлично. Тогда думаю, можно идти.

- Правда? - обрадовалась я, и подумала, что как-то странно прошел обед. Зря я боялась.

С сожалением простилась с рестораном, ибо жалко, что все так быстро закончилось, опять же не все блюда распробовала, но Дамьян, словно мысли прочел и заверил, что заказанный обед принесут в ... мой жилой блок.

- З-зачем? - удивилась я, следуя за мужчиной по коридорам в сторону лифта.

- Мне бы хотелось продолжить приятный вечер в твоем обществе, и потом, - входя в лифт, куратор даже не обратил внимание на втиснувшихся следом за нами охранников, - я намерен с тобой кое-что сегодня обсудить.

- Что обсудить? - недовольно спросила и тут же спрятала взгляд, так как Дамьян выгнул бровь и вообще казался каким-то излишне напряженным.

- Позже узнаешь. Поговорить с мамой сможешь из моего кабинета. У меня защищенная линия связи, и если ты захочешь, я выйду на время разговора.

- Д-да, спасибо, - кивнула, молча радуюсь предстоящему общению с родным человеком.

***


Я уже пару минут сидела и ждала, когда в окошке на рабочей панели появится мамино лицо, пусть страшное и измученное, но родное. Только соединение все шло и шло, что я даже начала нервно елозить на кресле. Дамьян и правда вышел сразу, как только все настроил и объяснил, что делать. И вот я сижу и жду, а рука-то сама взяла и открыла верхний ящик тумбочки стола. Ого! Он все еще лежит на том же месте - мой новый планшетник. Воровато глянула в сторону двери, и убедившись, что планшетник выключен, тут же запихнула его за пазуху, поближе к телу.

"Это ты зря!" - рявкнул недовольно Лох, едва не вынудив меня закричать от испуга.

"Почему? Он же мой и не зря тут лежит... Сигурн Эр-Гро наверное специально его сюда положил, чтобы я взяла"

"Наивная. Конечно, специально. Ты возьмешь, начнешь общаться, а он все узнает... кому и когда ты звонила, о чем говорила. Глупая, ты, мелочь".

Я зашипела от досады, но возвращать планшетник была не намерена. Разберусь с ним сама как-нибудь.

В этот момент экран моргнул и на меня посмотрела... не мама, а какая-то усталая женщина в белом колпаке. Медсестра?

- Доброго вам времени суток, - с волнением в голосе начала я говорить, - мне бы поговорить с мамой, Риванной Рассветной. Позовите ее, будьте добры.

- Вы кто? - удивилась женщина.

- Я? Так Огнеда, дочь вашей пациентки. Где мама? - и почему вдруг так сердце болезненно сжалось?

- Дочь, - глухо отозвалась медсестра и опустила взгляд. - Спит она. Ночь у нас. А вы тут названиваете.

- А, понятно. Можно я позже соединюсь? - голос дрожал, а я пыталась взять себя в руки.

Медсестра подняла глаза и тут же их отвела в сторону.

- Не звоните. Не надо, - вдруг буркнула недовольно, и вздохнула.

И такой это был тяжкий вздох...что я побледнела, не иначе.

- Что? Что с мамой? - вцепилась я руками в столешницу, наклоняясь все ближе к экрану.

- Мне очень жаль. Мы не ждали вашего звонка, Огнеда. Простите, что не представилась, - женщина вдруг посмотрела на меня строгим, немного грустным взглядом, - я была лечащим врачем вашей мамы. Меня зовут...

- Что значит была? - горло перехватило внезапно и я замерла от предчувствия беды.

- Ну, да... какая разница, как меня зовут, верно? Вашей маме стало хуже, еще неделю назад. Тех денег, что оставалось на счету, не хватило на введение очередной дозы лекарства... и ваш последний платеж пришел только сегодня утром. Мне очень жаль. Ваша мама скончалась вчера вечером. Простите, что сразу не сообщила. Простите.

И врач с сочувствием (каким-то профессионально холодным) покивала, и хотела было отключиться, как добавила напоследок.

- Ваши деньги мы вернем, за вычетом непредвиденных расходов на погребение и задолженность за последние две недели, возврат будет произведен по тем же реквизитам, с которых поступали денежные средства.

Я не заметила, как в кабинете появился Дамьян, и даже не обратила внимания на то, что мужчина отключил соединение с клиникой на Земле. Последнее, что я запомнила, перед тем как банально упасть в обморок от потрясения, были его крепкие объятия и успокаивающий голос Лохнесса. "Огни, все будет хорошо. Ты не одна... у тебя есть мы, я и хэйдар".


***


Пришла в себя в своей спальне, осмотрелась... никого. И вот тогда-то и нахлынули эмоции и чувства, вспомнила последние события. Плакать не получалось, вот совсем не могла зареветь. Только лицо корчила от боли. Сжалась в комочек, и застонала. Мама! Мамочка!

Страшно осознавать себя одиноким человеком. Отца я не знала, может и живет где-то на Земле. Ни дедушки, ни бабушки... с ними вообще тайна какая-то была связана. Вроде как мама в свое время из-за меня разругалась с родителями и ушла из отчего дома. А со стороны отца тоже ноль информации. Через боль от душевных терзаний все же призналась себе, что где-то глубоко в подсознании была готова уже к такому повороту событий. А в последнее время так вообще перестала ждать чуда. Нет чудес на свете. Есть цели и есть мотивы... есть средства достижения этих целей и куча оправданий в их использовании. Но не чудес, ни сказок... нет их.

Поднялась и прошла в ванную. Надо умыться, привести себя в порядок и решить, что делать дальше. Я всегда отличалась перепадами то настроений, то эмоций, но сойти с ума не позволяла мысль о своей нужности и незаменимости для единственного родного человека.

А ее теперь нет. Есть только пустота в сердце.

Выходя из смежной со спальной ванной комнатки, вздрогнула, едва увидела Дамьяна, который стоял в проходе из гостиной, упершись плечом в косяк и сложив руки на груди в замок. Смотрел на меня пристальным, излишне внимательным взглядом и хмурился.

- Как ты, милая? - спросил он чуть хрипло, и выпрямился.

- Нормально, - бесцветным голосом просипела в ответ, и отвела взгляд.

- Может тебе успокоительное какое принять?

Мотнула отрицательно головой, и прошла к кровати, села поверх покрывала, рассматривая свои руки.

- Хочешь поговорить о... ней?

Искоса посмотрела на мужчину, не понимая, чего он пристал.

- Нет, - буркнула я мрачно и снова принялась разглядывать свои руки.

- Хм, - неопределенно проворчал что-то куратор, и вдруг прошел ко мне, сел рядом и обнял одной рукой так крепко, что я поморщилась.

- Знаешь, у нас на Иридии матери оставляют своих детей, особенно мальчиков, сразу после рождения, не дарят тепло и любовь. О нас заботится наш наставник, назначенный Военным Советом. Женщина воспринимается только как... как та, что тебя произвела на свет. Другое дело девочки. Они воспитываются на женской половине. Я не знаю, как их воспитывают, но вырастают они такие же холодные и сдержанные, как другие женщины. Мальчики же с того возраста, когда начинают ходить, видят только мужское воспитание. Военное. Жесткое.

Я подняла взгляд, удивляясь, как это с таким отношением у них в роду, этот мужчина еще умеет сопереживать. А его чувства я сейчас отчетливо ощущала. Он меня жалел и не просто жалел, а сопереживал.

- Мне очень жаль, - тихо произнесла, - у нас немного иначе, но... у меня не было отца, чтобы понять, может ли мужчина быть добрым и отзывчивым. Только мама. Она меня очень любила, называла своей маленькой девочкой и принцессой. Огонек, так она меня звала.

- Огонек, - повторил Дамьян эхом, словно смакуя. - Мне нравится. Очень.

- Как давно она заболела? - тем же тихим, участливым голосом спросил куратор, не выпуская меня из крепких объятий.

- Восемь лет назад. Она была открывателем Миров. Летала в дальние экспедиции. Часто ей разрешали брать меня с собой. Она работал в частной разведывательной компании, потому и правила были менее строгие. На борту звездолета всегда была няня, которая занималась детьми членов команды. Нас было всего трое. Я и два мальчика. Последний раз мама взяла меня с собой, когда мне было семь лет, а потом отдала в частную закрытую школу при Военной академии... в четырнадцать мне стало известно, что мама уже год как не в экспедиции, а в закрытой клинике. У нее обнаружили необычное онкозаболевание...

Я не заметила, как начала говорить, а потом уже не могла остановиться, говорила-говорила, словно боялась, что куратор сейчас остановит и не даст все высказать. Но Дамьян сидел молча, застыв как истукан, только руку не опускал, все так же крепко сжимая мое плечо.

- И оно было не известно нашей медицине,.. они не могли ее вылечить. Мама умирала... каждый день, каждый час и минуту умирала. Когда у нас в школе началась вербовка в Академию, ко мне пришли из комиссии и предложили участие в эксперименте. А взамен гарантировали, что мою маму будут поддерживать очень дорогими лекарствами и процедурами за счет Академии... Я тогда не особо вдавалась в тонкости эксперимента, и была согласна на все, лишь бы мама выздоровела. Они мне обещали, что по-прошествии курса лечения, лет через пять мама поднимется и снова станет прежней. Я поверила,.. ведь я была тогда ребенком. Два года назад глава комиссии сообщил, что в связи с моим срывом они снимают ее с оплаты, и если я не восстановлю резерв и не пройду практику,.. да, именно эту... на базе "Грозный", Академия не сможет платить за маму.

- Какой срыв? - низким, вибрирующим голосом уточнил Дамьян.

Я посмотрела на него и увидела, как желваки на его лице сжались, а взгляд стал жестче, холоднее.

- Хм,.. я бы не хотела об этом говорить сейчас, - ушла от прямого ответа, вспоминать про поступок Лима было больно.

- Кто же эти два года платил клинике? - сделал уступку куратор.

- Академия выдала мне кредит, который, как писалось в договоре, станет безвозмездной ссудой, если практика завершится с отметкой "отлично" и комиссия останется довольной ее результатами. Кредит выплачивался в клинику помесячно авансом, и видимо, за этот месяц Академия решила не платить... видимо, они узнали, что я... что вы... они сделали вывод... наверное... что я отказалась от практики... вы назвали меня сианой...

- Погоди,.. - Дамьян развернул меня к себе лицом, впившись чернильно-огненным взором в мои расстроенные глаза, - ты хочешь сказать, что Академия не заплатила за лечение, потому что ты стала моей сианой? То есть кто-то из комиссии решил, что ты выбрала другой путь...

- Да. До меня только сейчас это дошло, - прикусила губу и застонала от безысходности. - Информация о том, что кадет Академии отстранен от практики, равнозначна моему отказу от нее... нарушение кредитного договора... нарушение Устава. О Боже!

Я вырвалась из его рук и уткнулась лицом в ладони, до крови кусая губы. Мама! Прости! Я должна была понять это раньше! Я виновата.

- Но я не отстранял тебя от практики. Ты не исключена из списка кадетов... только группу разделил и перевел тебя в женскую. У нас не принято тренировать женщин и мужчин в одной связке. Я разберусь с этим!

- Поздно, - прошептала я, поднимая глаза, и вытирая кровь, которая капала из прокушенной губы. - Маму уже не вернуть. И те деньги, что я перевела на ее счет в клинике... они тоже пришли с запозданием... я не учла время ведения банковских операций... я много что не учла. Это ужасно!

- Огни,... родная, - взгляд мужчины потускнел, и он поднялся. - Понимаю. Все понимаю. И в том, что случилось, видимо есть и моя вина. Но ты могла бы все рассказать, объяснить. Я бы был осторожнее.

- Какая теперь разница, - тяжело вздохнула.

Глядя в стену, тихо добавила:

- Сиг Куратор, пожалуйста, оставьте меня одну. Мне нужно побыть одной. Пожалуйста.

- Хорошо. Я уйду сейчас. Только, Огни, - запнулся он на миг, но даже ни слова не сказал, что обратилась к нему в неприятной для него форме, - дверь я заблокирую. Ты сейчас не адекватна. Можешь наделать глупости. Да и с этим убийством... то есть со смертью Кавинау не все ясно.

- У меня нет желания куда-либо сегодня идти, - буркнула я мрачно, и тут до меня дошло, что сказал Дамьян. - Убийство? Его убили? Не сердечный приступ?!

Куратор рыкнул, словно был недоволен тем, что проговорился, затем выдохнул:

- Потом расскажу. Огни, давай я тебя усыплю сейчас. Выспишься, успокоишься.

- Нет! - воскликнула я возмущенно. - Не надо!

И отошла от него подальше, в сторону в ванной, в случае чего готовясь там и спрятаться.

- Не стану тебя принуждать. Не волнуйся. Сегодня тренировка и медитация отменяется. И, Огни, - замер он вполоборота уже у бесшумно открывшейся двери, - ужин у тебя на столе в гостиной. Поешь. Я тебя сегодня больше не побеспокою. Увидимся за завтраком.

Кивнула и пошла за ним в гостиную. Следя за тем, как мужчина выходит из моего жилого блока, вспомнила, что у меня на груди спрятан планшетник. Так что будет, чем вечерком заняться. Надо будет покопаться в нем, уничтожая все следящие устройства. И не думать... не думать о маме. Не сейчас. Когда так больно. Немного пройдет времени и я смогу спокойно все вспомнить и принять какое-нибудь решение.



Глава 16




Есть совершенно не хотелось, а вот попить... На столе обнаружила кувшин с напитком с запахом мяты. Налив чуть зеленоватую жидкость в высокий стакан, отхлебнула немного и поняла, что по вкусу очень на мохито похоже. Выпив залпом, отставила и присела на диван, меланхолично разглядывая планшетник, который вертела в руках. Думать было страшно, потому что мысли все время норовили вернуться к двухнедельной давности. В тот день я говорила с мамой по старому планшетнику и обещала, что вернусь с практики и мы с ней отправимся к морю. Мама улыбалась потрескавшимися губами и смотрела на меня любящим взором, при этом говорила странные слова: "Твоя жизнь, огонек, скоро изменится. Не трать свои силы зря. Не рви себе сердечко. Я рада тебя видеть сейчас... а что будет потом, одному Богу известно. И не горюй... обещай мне, что не станешь горевать там, где меня не будет рядом с тобой".

Я обещала ей то, что она хотела услышать, думала, что мама ошибается и все у нас еще будет отлично. Но... могла ли она предвидеть, что ее скоро не станет из-за чьей-то жадности в комиссии или ошибки оператора в банке. Жаль, я не имею возможности все узнать. Я ведь точно знала, что успеваю с оплатой, что у меня в запасе еще пару недель, ведь сейчас только конец месяца, аванс в любом случае должен был успеть дойти. Кто распорядился не давать маме лекарства? Почему? Не могло же быть причиной такой жестокости просочившаяся каким-то образом информация, что я вдруг отказалась от практики и стала сианой Дамьяна? Он же сказал, что не исключал меня из группы... Что-то не сходится! Если бы я подписала инструкцию... Нет, даже подписывая этот странный документ, я не теряла своего гражданства, своего статуса кадета... или теряла бы? А может я сама виновата? Когда уничтожила свой чит-код, стерла данные о себе, ведь они автоматически уничтожаются в базе Академии или нет?

Ужас! Мне и правда стало очень страшно от осознания, что могла сама, своими руками подписать маме смертный приговор. Нее-е-ет!

Вот тут меня прорвала, я завыла как сирена, и бросилась на диван ничком. Ревела долго, пока не обессилила, а потом вообще мысли разбежались и только одна билась в голове - мама умерла вчера вечером, деньги пришли утром, а лекарство должны были давать один раз в неделю, то есть прошло от назначенного срока только пять дней. Два дня назад до вылета на базу у меня был странный разговор с моим руководителем группы в Академии.

Села, наморщившись и почувствовав, что все лицо опухло от слез. Вспоминай, Огни, что он тебе тогда сказал.

"Огни, я надеюсь, что твоя практика завершится успешно и ты вернешься все такой же свежей и... невинной", - говорил этот неприятный на вид, и такой же противный своими домогательствами человек. Он преследовал меня уже год, как только появился в Академии. Именно его домогательства я умудрялась избегать, когда за каждую оценку приходилось бороться в буквальном смысле слова. Никто не знал. Совершенно никто. Правда, однажды Лим встретился мне в коридоре, когда я шла на дополнительный семинар к другому преподавателю. Парень вылетел из кабинета руководителя Эмингема, весь пылая ненавистью, а следом появился сам майор Эмингем. Лицо его было разбито в кровь, глаз заплыл и вообще выглядел так, словно его хорошо отделали несколько парней.

Лим тогда рыкнул на меня, чтоб валила поскорее отсюда, схватил за руку и потащил по коридору, а я все никак не могла нарадоваться на распухшую, окровавленную морду этого майора.

Откуда этот человек знал, что у меня... что я ни с кем и никогда... наверное, с медкартой знакомился. Гад! И если предположить, что до него могла дойти информация о моем новом статусе "невесты", как утверждал Дамьян, то мог ли этот человек отомстить мне, задействовав свои связи и ресурсы. Почему же я тогда не поняла его угрозы. "Ты вернешься, Огнеда, ко мне. После окончания Академии кадеты становятся перед выбором, где служить. Ты пойдешь на мой военный корабль. Моим личным помощником. И учти, вариантов других у тебя нет и не будет".

И добавил, когда я только молча сжала кулаки, зная, что не соглашусь на его требования ни за что на свете: "И ты согласишься, моя прелесть. Иначе... уж, поверь, мне хватит сил и средств тебе навредить. Не нарывайся".

Ох, если это и правда он виноват, я его уничтожу. Только кто ему мог сообщить? Лим? Нет, его сообщение перехватил куратор. Комендант Кавинау? Он мог... скорее всего именно он и сообщил. И что же получается?

Поднялась и пошла в спальню, разделась, захватила с собой полотенце и вошла в душевую. Подставляя лицо под струи воды, снова спросила себя: "Что же получается, Огни?"

А получается - ничего хорошего не получается, вот. Мамы не стало в результате ужасной цепочки случайностей. Куратор, который не землянин, вдруг выбирает меня себе в невесты, не интересуясь моим мнением и планами, кто-то сообщает об этом факте на Землю, возможно непосредственно моему руководителю и он, от злобы и ревности, каким-то образом дает указание в клинике не лечить самого моего близкого человека.

Неужели именно он курировал вопрос перечислений? Нет. Ему по статусу не положено. Значит у него были связи. Вот и объяснение. Хотя по дням если посчитать, что-то опять не сходится. Маме должны были дать лекарство пять дней назад. Я появилась на базе дня три, нет четыре назад (позже уточню!!!!) ... Выходит, что не могла эта информация повлиять на смерть мамы. Никак не могла. Ей должны были ввести лекарство, когда я еще была в анабиозной камере. Значит, что-то или кто-то повлиял на события еще до знакомства с куратором и повреждением чит-кода собственно мною.

Надо понять, кому это было выгодно, кому вообще мешала моя мама. Находясь на космической базе, за миллион световых лет от Земли, я не смогу узнать ничего. Абсолютно. Если только снова не пообщаться с маминым лечащим врачом. Ох, я же даже не знаю как ее зовут. Вытерлась полотенцем, накинула легкий халатик прямо на голое тело и прошла в гостиную, где уселась на диван. Снова выпила напиток по вкусу напоминающий мохито, и подтянув под себя ноги, взяла в руки планшетник. Не успела его включить, как вздрогнула от звука, который тот издал.

Сообщение? Еще одно? Открыла и фыркнула, как только поняла, что меня засекли. "Огни, ты меня удивляешь... маленькая воришка. Я снял ограничения, внешняя сеть доступна. Рекомендую отдохнуть".

Это я - воришка? Это он у меня все украл: и планшетник мой старый сломал, а то, что это именно он сломал, у меня сомнений нет, и мой нэс-бук присвоил и даже все мое личное пространство и время заполнил собой. И после этого, я - воришка?! Возмущенно посопев, плюнула на рекомендации и набрала номер мадам Элен.

Экран засветился и прямо передо мною появился голографический образ знойно красивой женщины.

- Огнеда, я уже и не ждала твоего звонка. Что у тебя происходит? Ты под арестом?

- Почему? - удивилась я в ответ.

- Так твой одногруппник сказал. Что тебя заперли и не выпускают.

- Лим? А он... сейчас у вас?

- Нет... но сказал, что придет... где-то через полчаса. Странный он.

- Есть немного. А что еще он говорил?

- Огни, у тебя все в порядке? Сигурн Эр-Гро... он тебя не обижает?

- Нет-нет. Все хорошо. Спасибо, - но вздох тяжелый не смогла удержать, грустно потупив взгляд.

- Что-то не похоже.

- У меня... мама... умерла. Вчера. На Земле.

Элен закусила губу, чуть хмурясь, произнесла:

- Сочувствую тебе, девочка. Это ... действительно ужасно.

- Давайте не будем об этом сейчас. Лучше скажите, что вы хотели мне сообщить? - посмотрела на нее с ожиданием.

- Э-э-э...Огни, а ты уверена, что нас не прослушивают?

Замерла, размышляя. Лохнесс вроде бы утверждал, что прослушка стоит. Жаль.

- Не уверена.

- Ты действительно под арестом?

- Не совсем. Не под официальным. Это скорее всего мания куратора.

- Мания? - изящные черные брови поползли вверх, и Элен вдруг смачно выразилась, что у меня аж уши покраснели. - Упрямый самец, - добавила она сквозь зубы. - Слушай, Огнеда, ты подписала инструкцию или нет?

- Нет, - выдохнула я и поправила рукой локон, который вывалился из-за ушка на лицо.

- А что это у тебя на пальце?! - вдруг зашипела Элен.

- Это? Кольцо с чит-кодом, - удивилась я ее реакции.

- Ты хочешь сказать, что ... то есть ты уверенна, что это просто кольцо и все? - казалось Элен сейчас начнет просто огнем плеваться.

Что это с ней?

- А разве нет? - и мне вспомнилось, как Дамьян демонстрировал мою руку с этим колечком джергу, и тот тоже так же злился.

Элен вдруг запнулась и ее изображение пошло рябью.

- Прости... не могу говорить. Ко мне пришли...

- Это Лим? - вдруг заволновалась я, сама не знаю почему.

- Н-нет... О, Боже, НЕТ!!!

И изображение пропало. Я подскочила, испуганно глядя на планшетник, который выпал у меня из рук прямо на стол. Что у нее там случилось? Снова стала набирать, нервно бормоча под нос "пожалуйста... пожалуйста... ответь". В ответ звучало "Абонент временно не доступен..."

Выбора не было, пришлось звонить куратору. Ответ пришел в виде звука, без изображения.

- Огни, я, конечно, весьма рад, что ты решила пообщаться со мною перед сном, - голос Дамьяна звучал странно, словно он бежал или занимался какими-то физическими упражнениями, ибо слышалось его тяжелое дыхание и странные фоновые звуки какого-то шипения. - Но я понимаю, что просто так ты звонить не стала бы? Что случилось?

- Я ... я говорила только что с мадам Элен...

- О, ты решила сознаться в том, что нарушила мой очередной запрет. Ты меня удивляешь. Нет, поражаешь, честно.

- Да послушайте, вы! На нее кто-то напал... прямо во время разговора со мною. Пожалуйста, вы же можете узнать, что случилось с нею? Может к ней пришел тот же убийца, что и коменданта... того... этого.

Ироничные нотки исчезли мгновенно из голоса Дамьяна, и даже дыхание выровнялось, когда он отрывисто произнес:

- Понял. Разберемся. А ты... срочно отдыхать! - рявкнул мне напоследок и отключился.

Я откинулась на спинку дивана и закрыла глаза рукой. Что происходит на этой базе? Ведь это военная база. Как вообще здесь могут происходить такие вещи, как убийства?! Беспокойство за Элен не утихло, но уверенность в Дамьяне, что он разберется, все же заставила немного расслабиться. Что за кошмарный день сегодня... то одно, то другое... Планшетник снова о себе дал знать, увидев незнакомый номер, напряглась и нерешительно ответила:

- С-слушаю...

- Неужели? Мне наверное надо молитву вознести, что ты наконец меня слушаешь, а, Огни? - голос Лима дрожал от еле сдерживаемой злости, и я не стала бы сомневаться, что он просто зол, ибо знала все его интонации, но что-то было не так.

- Лим, что тебе нужно... и как ты этот номер узнал? - осторожно поинтересовалась, страшно представить, что сделает куратор, если узнает об этом разговоре.

- Как, как... какая разница?! Слушай сюда. Не знаю, что там у вас с куратором, но я этого так не оставлю, поняла? Ты моя, и у него нет никаких прав на тебя. Это первое. Второе...

Парень замялся, а я чуть скривилась от его менторского тона, показав ему язык. Жаль, что он не видел.

- Боюсь, Огни, с побегом не выйдет... я хотел с тобой улизнуть с базы... сегодня отходит грузовой транспорт до Земли... я уже договорился с кэпом, но ты не пришла и потом... с Элен что-то случилось... она не выходит на связь.

- А причем тут Элен?

- Так она помогала мне с кэпом грузовика договориться. У нее какие-то связи есть с земным военным ведомством.

У Элен? Связи с Землей?!

- Лим, эта линия прослушивается...

- Не бойся, я ученый уже. Ничего он не услышит, только шипение, а номер я потом сразу сменю и регился я не на себя. Так что можно свободно поговорить.

- Уф-ф-ф, - выдохнула я непроизвольно, ибо новость была обнадеживающей.

- Интересно, что означает твой вздох? Ты действительно под арестом? Что натворить успела?!

- Ничего я не натворила, - буркнула я возмущенно.

- Ладно. Не перебивай и слушай внимательно. Ситуация - дрянь. Я выяснил, где девчонок наших держат. Они на нижних уровнях базы. Туда вообще доступ закрыт. И кто с ними там занимается и тренируют их вообще или нет, не известно. Только Элен мне сказала, что уже не впервой кадеток с Земли забирают себе дердамиины, причем проводят какой-то отбор, и лучшие не возвращаются. С парнями та же история. Вот такие дела. Так что нас всех скоро отправят на Иридию, так, по крайней мере, нам объяснили, для дальнейшего прохождения практики в боевых условиях... У них там война, Огни, а мы как пушечное мясо для них.

- Не-е-ет, - простонала, чувствуя что руки стынут от полученной информации.

- Ты это своему куратору говори, когда он к тебе подкатывать станет. И, Огни, судя по всему ты полетишь тоже на Иридию, в каком качестве - вот это вопрос.

А мне уже и спрашивать ничего не надо, и так понятно. Дамьян решил для себя оставить, не иначе. Мама! Ужас! Не заметила, как отгрызла ноготь, сплюнула и спросила в трубку:

- Лим, а мы правда теперь не сможем улететь?

- Я работаю над этим. Все рейсы приостановлены. Что за бедствие там в стыковочном, не знаю... В общем, попробую назавтра договориться. Ты держи планшетник при себе. Не допусти, что бы снова его отобрали. И вот еще тебе мыслишка для раздумий, дорогая, к нам на базу вылетел руководитель твоей выпускной группы... напомнить тебе, кто у вас руководитель?

- М-майор Эмингем? - от этой новости мне стало плохо вдвойне.

- Вот именно. Похоже, это комендант на тебя настучал... ну, что тебе какой-то там статус предоставили эти дерадмиины. Так что бежать надо однозначно и черт с ней... с этой практикой. Майор появится где-то дня через два. А нам еще на базе тусоваться до отлета на передовую Иридии больше недели. Так что думай, Огни, со мною тебе все же лучше будет.

- С тобой? Лучше? Мне?! - у меня истерика, не иначе.

- Да. Со мною. Я тебя лю..., - кашлянул и умолк. Затем снова продолжил: - В общем, Огни, мне пора отключаться. Думай, но недолго. Позвоню утром завтра. Отбой. И... целую.

И Лим, правда, отключился.

Чего? Что он не договорил? Он меня лю... любит что ли? С ума сойти! Нет, в это я не могу поверить. Нет... не хочу даже думать об этом. Мне есть сейчас о чем поразмышлять. Боль немного притупилась, хотя душа плакала по маме. Но мама всегда требовала от меня, что если ее не станет, я не должна предаваться унынию и страданиям. И как, скажите, как можно справиться и не плакать от потери близкого человека. Я так давно ее не обнимала. Теперь уже и не обниму... никогда.

Закрыла лицо руками, чувствуя странную вибрацию в них. Похоже огонь заструился по венам, и ведь на этот раз это протекает очень болезненно. Что же со мною? Отняла руки от лица и уставилась на ладони. Они словно мерцали, но не алым, а синим оттенком. Ой! Сжала пальцы, разжала... свечение не пропало. Что за...?

Поднялась и прошла в спальню, где скинула халат и подошла к напольному зеркалу. Странные мерцающие синевой змейки носились по моему телу, как сумасшедшие, выстраиваясь в какие странные узоры и символы. С-страшно-то как? Подбежала к шкафу, вынула кадетскую форму и бегом влезла в нее, одела ботинки и снова вернулась к зеркалу. На лице узоров не было, только вот кисти рук все так же странно подсвечивались. И при этом каждая змейка словно вгрызалась в тело, причиняя неприятные, почти болезненные ощущения.

Попыталась взять в руки планшетник, но от внезапной боли в ладонях выронила на пол. Как же вызвать сюда Дамьяна или Терри? Мне нужно, наверное, выйти... может снаружи меня караулит Цербер? Подошла к двери, кольцо-печатка сработало как ключ, но механический голос вдруг ответил: "Код доступа временно заблокирован".

Не-е-ет... только не это. С дверью я точно не смогу справиться. Обреченно посмотрела на валяющийся на полу планшетник и снова попыталась взять его в руки. Не вышло. Пришлось тыкать пальцем в экран, не поднимая аппарат с пола, и когда с той стороны раздался усталый голос куратора, я только и смогла что выкрикнуть: "Дамьян... помогите!" В этот миг голова пошла кругом и я свалилась рядом с планшетником, из которого раздался звук какого-то грохота и шипение.


***


Похоже у меня входит в норму терять сознание и приходить в себя в медотсеке. Открыла глаза, уставившись в белоснежный потолок. Чуть скосила взгляд и наткнулась на... куратора, который спал в кресле. Голова была немного откинута на спинку, маски на нем не было и я отчетливо видела его лицо. Красивый, мужественный и... опасный до дрожи в коленях. Но почему-то дрожь пронеслась совершенно в другой части тела, вернее вдоль всего тела. Таким умиротворенным куратора никогда не видела. Отметила вдруг, что над правой бровью у него есть небольшое пятнышко... родимое что ли? Как интересно. Затем взгляд зацепился за губы. Я невольно сглотнула, вспомнив, что он меня ими целовал. Кажется на первый взгляд твердые, почти жесткие, но на деле оказались мягкими и нежными.

Чуть пошевелилась, пытаясь снять ощущение онемения в шее и затылке, и что-то пиликнуло по другую сторону от меня. Повернула голову и удивленно обозрела странное оборудование, от которого к моей руке тянулись разноцветные проводки... Испуганно охнув, попыталась их отцепить от себя, как неожиданно кисти моих рук оказались перехвачены, и голос Дамьяна, сонный, хриплый произнес:

- Тише-тише, Огни, милая... не бойся, это всего лишь капельница. Сейчас все уберу. Не надо рвать вены.

Я перевела взгляд на наклонившегося надо мною мужчину, и зацепилась взором за его губы, которые чуть подрагивали, словно он пытался не улыбаться.

- Рад, что ты наконец пришла в себя. Ну и напугала ты нас.

- Кого вас? - просипела я, удивляясь, куда подевался голос.

- Меня, Терри... и джерга, не стану скрывать, что и мой брат волновался.

- А что со мною было?

- Моя вина, Огни, не принял во внимание твое эмоциональное состояние... Не должен был тебя оставлять одну, - Дамьян сел на свое кресло и опустил голову, тяжело вздохнув. - Твой организм не справился со стрессом, а тут еще адаптация... в общем надо было проводить вторую медитацию в тот же вечер, я не решился,.. а зря.

"Ничего не поняла". Закрыла глаза, почти с силой зажмурилась и выдохнула.

- Сколько я без сознания была? - с трудом открыла глаза и посмотрела на мужчину, который следил за мной напряженным взглядом.

- Двое суток.

-Что? - хриплым голосом выразила свое удивление. - Объясните мне... только понятными терминами, что со мною?

- Объясню... но позже. Сейчас тебе нужно отдохнуть и ...

- Нет! Сейчас объясните. Я устала быть объектом экспериментов. Устала! Слышите?! Имею право знать, что со мною происходит!!

Сорвалась, да, не скрою... но, правда, сколько можно?

- Прости, - тихо произнес куратор и поднялся. Встал возле моей койки и вдруг сдвинул меня в сторону и сам улегся рядом.

- Что? ... Что вы делаете? - возмутилась я, предчувствуя страшное.

- Я должен быть к тебе как можно ближе...

- З-зачем? - мои глаза округлились вдвое, так как мужчина вдруг начал развязывать на мне завязки больничного балахона. Я попыталась откинуть его руки от себя, но силы оказались неравными.

- Успокойся. Я не сделаю тебе ничего плохого. Огни!

Окрик, сопровождаемый алым всплеском в черных глазах, вынудил меня замереть испуганным истуканом, а Дамьян быстро оголил мои плечи, грудь и живот, оставив прикрытым все, что было ниже. Я же, красная как свекла, боялась пошевелиться, и даже когда его горячие ладони прошлись по грудной клетке от шеи до пупка, не вздрогнула, только зубы сцепила крепче.

- Огни, посмотри на меня.

Перевела злой взгляд и нахмурилась. Чего это мужчина так радостно улыбается, словно малину ему среди зимы предложили?

- Адаптация прошла успешно, милая моя девочка. На тебе мои символы, твой организм подстроился полностью под мой, и вторая медитация прошла тоже успешно. Ты ее не помнишь, или не хочешь помнить, но я должен был ее провести, иначе ты могла бы умереть. Теперь мы с тобой как одно целое... почти.

Я отвернулась, чувствуя, что слезы потекли по щекам, закрыла глаза и не сдержала дрожь, когда его рука нежно накрыла сначала одну грудь, затем мягко переместилась на другую.

- Ты прекрасная, Огни. Ты просто чудо. И ты - мое чудо. Никому не отдам.

Сквозь зубы, с нарастающей истерикой, прохрипела:

- Не-на-ви-жу!

Руки тут же исчезли, больничную одежду поправили и даже завязки завязали, потом этот кто-то наглый сжал меня в своих крепких объятиях, и положив мне на плечо подбородок с грустью в голосе произнес:

- Я готов терпеть твою... ненависть. Даже злость и грубость, но подумай вот о чем. Ты осталась совсем одна, у тебя больше нет никого на Земле. Совсем никого. И ты тот лакомый кусочек, который был выставлен твоей Академией на аукцион. Ты могла не знать, я допускаю, но... эксперимент по вживлению в некоторых кадетов генна "огня" - это совместный проект наших правительств, Огни. Мы - инвесторы и заказчики, ваша Академия - исполнители, и если бы не я, то это был бы кто-то другой, возможно землянин... кстати, прибыл тут один, тоже на тебя претендует, так вот...

По мере его слов мне становилось все страшнее, я даже голову боялась повернуть и посмотреть на него, так как действительно страшно... очень страшно осознать, что он может говорить правду.

- Эксперимент... и сколько он длится уже? Сколько групп выпустили? - шепотом, потому что голос пропал почти совсем, уточнила, закрывая глаза.

- Много... для дерадмиинов время не имеет значение, главное был результат.

- Какой результат?

- Ты, - и объятия стали еще крепче, затем наконец меня выпустили из стальной хватки и Дамьян поднялся почти бесшумно. - Я сейчас отсоединю все датчики, проводки, и отнесу тебя в свою спальню. Там мы сможем спокойно побеседовать, хотя - нет.

Я открыла глаза и глянула настороженно в его сторону. Задумчивый взгляд и чуть сжатые губы говорили о том, что куратор принимает несколько иное решение, чем только что озвучил.

- Да, ко мне не стоит. Отнесу тебя в твой жилой блок.

Конечно, в его-то спальне я могу еще и с Лохом пообщаться. Куратор быстро освободил меня от всяких присосок и трубочек, и подхватил, как пушинку, на руки, я только пискнуть успела, затем шепнул мне: "Нас никто не увидит. Можешь не смущаться, что в таком виде" и вышел со мною на руках из медотсека.

Да плевать мне было на мой вид, я чувствовала, что злюсь и довольно сильно. Не меланхолия, не грусть мучила меня, а какая-то здоровая злость.

"Аукцион, значит?! Заказчики-инвесторы, да?! А Академия - исполнитель, фабрика по производству "генноизмененного пушечного мяса" для инопланетян?! Так Лим прав был. Ой, я же пропустила два дня...". Вмиг в голове родилось столько вопросов, что даже пыхтеть от злости немного перестала, посмотрела на Дамьяна, который снова оказался в темной обсидиановой маске, и вздохнула.

"Огни, уже немного осталось", - шепнул мне мужчина, чуть склонив голову, и вдруг вздрогнул, уставившись куда-то перед собой. Я посмотрела в ту же сторону, никого...

Только Дамьян внезапно замер и вообще отошел к стеночке, остановился так, что закрыл меня между собой и стеной, отгородил от коридора спиной, и рыкнул мне: "Не шуми".

Вскоре из-за поворота я разглядела двоих: один - высокий, широкоплечий в темном мундире дерадмиинов, с мерцающей маской на лице - джерг Нахим, его я узнала, как ни странно сразу, а вот второй,.. я бы тут же в обморок снова грохнулась, ну или на крайний случай попыталась скрыться из этого коридора, так как вторым был майор Эмингем. Чуть ниже ростом, меньше в плечах, но тоже в темном офицерском мундире, с короткой стрижкой, уже с усами и ... ого, так и сверкает от гнева глазами. Уж я этот взгляд на всю жизнь запомнила! И куда, интересно, они такие деловые направляются? В медотсек?! И вдвоем?

- При всем моем уважении, - проходя мимо нас, едва не шипел майор, явно стараясь сдерживаться, - ваше величество...

- Можно великий джерг Нахим, - снисходительно поправил того правитель дерадмиинов.

- Да, спасибо, - нахмурился еще больше землянин, и остановился прямо возле нас, - так вот... джерг Нахим, я прибыл с четкими указаниями о приостановке прохождения практики моей группы и немедленном возвращении на Землю... еще раз хочу обратить внимание на то, что я озвучил пару минут назад. Группа должна вернуться в полном составе...

- К чему такая спешка, уважаемый майор? Сиг Куратор только сегодня рапортовал об успешном прохождении подготовительного этапа, даже женская часть группы делает успехи.

- Почему разделили группу на две части? Я не давал согласия на подобное разделение.

- По данному вопросу я вынужден напомнить пункт Соглашения, что группы должны быть разделены по половому признаку. Ваших кадеток тренируют по другой программе, вы же знаете об этом.

- Тогда я бы хотел узнать, как так получилось, что одна из них уже вторые сутки находится в медотсеке? Каковы причины подобного состояния кадета Рассветной?

- Ничего страшного, поверьте, - в голосе джерга появились почти давящие нотки, но похоже майор их не особо ощутил. - И я настаиваю, что ваше посещение кадета в данный момент не желательно. Я рекомендовал бы вам пройти со мною в кабинет коменданта и обсудить все вопросы там.

Краем сознания отметила, что джерг говорит теперь совсем без акцента, словно его голосовые связки прекрасно адаптировались к нашему языку. Невероятно.

Дамьян вдруг прижал мою голову к своей груди рукой, заметив, что я с любопытством выглядываю из-за его плеча, а другой рукой чуть сжал открытый участок тела под моими коленями. Я снова замерла, мечтая наконец оказаться одна и в своей спальне.

Что уж там делал старший брат куратора, не знаю, но майор вдруг зарычал и громко выпалил:

- Не смейте применять ко мне свои штучки! У меня стоит ментальный блок. Пропустите. Я должен увидеть ее. Немедленно.

Судя по всему, майор рванул по коридору в медотсек, а чуть задержавшийся джерг неожиданно хлопнул Дамьян по плечу, отчего я вздрогнула, и яростным шепотом велел проваливать и поскорее.

- Я с ним разберусь, - и потом добавил напоследок с легкой иронией, - рад, что ты очнулась, лучезарная звезда моего сердца.

И отправился следом за майором. Куратор тоже сорвался с места и почти бегом понесся по коридору, заставляя удивленно оборачиваться проходивших мимо нас людей. Легкий ветерок взъерошил им волосы и разметал их одежду.



Глава 17.




Уже когда меня опустили на собственную кровать, укрыли сверху одеялом и сделали освещение помягче, я решилась на вопросы. Но только открыла рот, чтобы их задать, как Дамьян, сбросив маску, наклонился надо мною и глядя пристально в мои глаза, низким, завораживающим голосом произнес:

- Огни, милая, давай, ты сначала поешь, потом сходишь в душ, а потом мы поговорим. Обещаю, что постараюсь ответить на все твои вопросы. Но... сначала еда, гигиена... нет, не так, сначала в душ, а потом еда...

И вдруг стремительно прижался к моим губам своими, опалил их жаром и слегка лизнул языком, заставив отчего-то мое сердце ухнуть вниз и подскочить обратно. Мама, что со мною? Моя рука сама потянулась, чтобы прикоснуться к его волосам, которые были заплетены в косу, свесившуюся прямо передо мною. Пройдясь пальцами по плетению, ухватила самый кончик. При этом Дамьян все еще удерживал меня поцелуем, словно смакуя мои губы, а я в это время накрутила его косу на руку и вцепилась в волосы на затылке, с усилием отодвигая мужчину от себя.

- Огни? - удивился он моему кровожадному взгляду, и тут же перевел взгляд на мои губы, которые я невольно облизала язычком. - Огни, - голос мужчины приобрел хрипотцу и бархатность.

Снова попытался склониться, но я не позволила, удерживая его голову на расстоянии.

- Интересссно, - прошипела я мстительно, - джерг всех женщин так красиво называет?

- Джерг? - глаза куратора потемнели еще сильнее, хотя куда уж больше, и свирепо сощурились, полыхнув алыми искрами. - Тебе нравится его слащавые обращения?

- Может да, а может и нет, я вопрос задала, - и попыталась оттолкнуть его от себя, отбросив мужскую косу прочь, как змею.

Мужчина отстранился, выпрямился и отошел от кровати, сложив руки на груди. Хмурый взгляд буравил меня на расстоянии.

- Что ж... не на все вопросы, видимо, вы готовы ответить, сигурн, - проворчала я недовольно, - сама его об это спрошу. Могу я остаться одна в своей спальне? Это ведь еще пока моя спальня, верно?

Дамьян опустил руки и, не произнеся ни слова, вышел из комнаты, двери за ним плавно закрылись, а затем я вздрогнула, услышав странный треск и грохот за закрытыми дверями. Ого! А чего это - мою мебель там ломают? Опять?!

Пошатываясь, села, спустила ноги вниз и кое-как, словно пьяная, прошлепала босыми ногами в сторону душа. Глянула на себя в зеркало - мама дорогая, краше только в гроб кладут, который с музыкой. Ужас. Волосы все всклоченные, лицо бледное, с синяками под глазами и губы потрескавшиеся, что это со мною? Скинула с себя больничную одежду и осмотрелась свое тело. Странно, никаких знаков или рисунков не увидела, словно и не было на теле ничего. Залезла в душ, включила воду и запретила себе сейчас о чем-либо думать. Надо успокоиться, взять себя в руки, сосредоточиться... Вопросов много, но учитывая, что сигурн Эр-Гро сегодня явно не в себе, придется подбирать их осторожно. Надеюсь, в гостиной хоть будет на чем сидеть, а то нет желания впускать куратора в свою спальню и, вообще, следует озвучить Дамьяну строгий запрет на ее посещение без моего разрешения.

Пока тугие струи воды успокаивали мое тело, я прислушивалась к себе, пытаясь понять, изменилось во мне что-то или нет. На поверхности эмоций бурлила... да, та самая злость или гнев, не находя возможности выплеснуться. А если копнуть глубже, то появилось нечто такое... хм, словно во мне стержень какой-то образовался. Уверенность, собранность и цельность, что ли?

Вышла из душевой кабины, завернулась в полотенце, и снова посмотрела на себя в зеркало. Большие зеленые глаза, казалось, стали темнее, огненные волосы мокрыми прядями обрамляли похудевшее лицо, на которое после водных процедур вернулся румянец. Попыталась себе улыбнуться, мол, "ничего, держись, детка, все будет хорошо", но получилось как-то неубедительно. Вздохнула и начала сушить волосы феном, размышляя теперь уже о том, как себя вести не столько с куратором, сколько с майором Эмингемем. То, что столкнуться с ним скорее всего еще придется, я не сомневалась, но вот его агрессия и жестокость продолжала пугать, если честно. Вспомнила, как джерг Нахим ему зубы заговаривал и невольно улыбнулась. Знал бы он, как выручил меня, что не позволил руководителю моей группы пообщаться со мною.

Волосы высохли быстро и я прошла к шкафу в спальне, выбирая одежду на сегодня. Надела мягкие спортивные широкие брюки и футболку с коротким рукавом черного цвета, затем подвязала волосы черной лентой - имею право, у меня траур. Обувшись в черные балетки, вышла из спальни, приготовившись обозреть погром. Но была вынуждена удивленно посмотреть на куратора, как ни в чем не бывало восседавшего в своем излюбленном кресле с высокой спинкой, которое каждый раз словно по волшебству то появлялось в моей гостиной, то исчезало, и все мебель стояла как и раньше, целая и невредимая, а на столике дожидался обед.

- Садись, Огни, - позвал меня Дамьян, поднявшись со своего места.

Я молча прошла и села на диван, стараясь не смотреть на мужчину и следить за выражением своего лица, но не сдержалась, когда увидела что подано к обеду. Аппетитные в зеленых листьях шашлычки, овощной салат, кувшин с каким-то напитком, и ... торт со свечами. Я замерла, даже дыхание затаила, мысленно подсчитала и поняла, что тортик-то для меня... Надо же, со всеми своими проблемами и маминой смертью забыла о своем дне рождении. Робко посмотрела на Дамьяна, изучающего меня все тем же внимательным взглядом, и спросила растеряно:

- Откуда вы... хм, ну конечно, личное дело читали... и все же... почему? 

Да, вопрос выглядел нелепым, но и я не ожидала ничего подобного от куратора. Закрыла лицо руками, испытывая странную волну эмоций, которые вот-вот выплеснутся слезами.

- Огнеда, - произнес напряженным голосом мужчина, - я изучил традиции землян... Вы как-то особенно отмечаете тот день, в который появляетесь на свет. Это ... довольно необычно для меня, не скрою. Тебе не нравится?

Отняла ладони от лица и посмотрела на него.

- Спасибо. Торт ... он замечательный. Такой весь ... сладкий, в креме.

- Но ты не любишь сладкое, да? - чуть нахмурился, затем посмотрел на предмет обсуждения. - Тогда тебе должен понравиться другой подарок.

- П-подарок? Еще? - откинулась на спинку дивана. - Постойте, вы сказали, что изучали наши традиции, но зачем?

- Я хочу лучше тебя понимать, - буркнул он в ответ, и провел рукой по волосам, словно снимая внутренне напряжение. - Ешь, Огни, тебе надо набираться сил. А подарок я позже покажу и даже, - тут он улыбнулся одним уголком губ, - подарю тебе его.

Перевела взгляд на стол, сглотнула, ибо и правда есть захотелось, а потом махнула на все рукой и принялась за шашлычок. Хм, а мясо-то какое нежное! И так увлеклась, что перестала смотреть на Дамьяна. Когда потянулась к кувшину, чтобы налить в бокал напиток, то пальцы наткнулись на руку куратора, который первым потянулся к тому же кувшину. Вскинула взгляд и замерла. На меня сейчас смотрели такие бездонные омуты, черные и опасные, излишне внимательные... бр-р-р, мурашки побежали по коже. Звук наливаемого напитка помог сбросить оцепенение, и я потянулась к бокалу. Залпом осушила и только потом удивленно посмотрела на дно.

- Ой, а что это было, ик? - икнула, смущенно прикрылась ладошкой, и снова посмотрела на Дамьяна.

- Это... особый напиток, который придает силы организму.

- По вкусу вино напоминает, - проворчала, но к добавке потянулась. Мне еще налили, я выпила и снова икнула.

- Не вино. Но тебе хватит.

- Хм, а это что? - показала на морепродукты в каком-то разноцветно-соусном великолепии.

- Деликатес. Попробуй.

И Дамьян вдруг пересел из своего кресла рядом со мною, заставив потесниться. Затем взял в руки, надо отметить, что был он без перчаток, маленькую ложечку, зачерпнул немного из раковины так называемый деликатес, и поднес к моему рту, обратив на него все свое внимание. Ложка застыла совсем рядом с губами, едва не коснувшись их, а я смотрела и не могла оторваться от мерцания черных ониксов в его глазах, которые в данный момент постепенно все более темнели и сужались.

- Огни, - низким, каким-то чувственным голосом произнес, и слегка улыбнулся.

- Что?

- Открой ротик, милая.

- З-зачем?

- Вкусненького дам, - и так улыбнулся, коварный, что я невольно перевела взгляд на его улыбку... губы, которые вдруг захотелось потрогать кончиками пальцев, убедиться, что они настоящие, такие красивые, мужественные, сильные.

- Огни-и, - хрипло прошептал он.

- А-а? - отозвалась я вместе с моим женским началом и с трудом подняла взгляд, невольно открыв ротик на гласном звуке.

- Вот и молодец.

И мне в рот положили нечто очень вкусное, терпкое. Дамьян тут же пальцами прошелся по моему подбородку, чуть приподнял его, закрывая мой рот, затем легкими касаниями пробежался вдоль скулы, потом откинул прядь волос, выбившуюся из хвоста, и убрал руку.

Я же боролась с дикими мурашками, которые носились вдоль позвоночника из-за этих необычных прикосновений, и, наконец вспомнила, что неплохо было бы прожевать то, что оказалось во рту. Нежный деликатес практически растаял на языке, оставив после себя необычайное послевкусие. Закрыв глаза, смакуя, невольно издала стон удовольствия, идущий из глубин грудной клетки, затем поняла, что подобный звук так же повторяется как бы со стороны. Взмах ресницами, сердце пропускает удар, тело замирает, ибо на меня смотрит явно не человек, и даже не Дамьян, а некто... с глазами голодного дракона, который того и гляди, кинется и разорвет на маленькие кусочки.

- Ик! - отреагировала я неожиданно.

Дамьян моргнул, потряс головой, словно отгоняя наваждение, и тут ожил его наручный переговорник, и за левым ухом засветился наушник. Мужчина скривил забавно лицо, что-то буркнул возмущенно и поднялся.

- Слушаю. Где ты стоишь? И не подумаю, - куратор говорил холодно, отрывисто, чуть раздраженно, затем взгляд в мою сторону, и снова ответил своему собеседнику. - Не надо на меня давить. Да, я помню все наши традиции...

Сделав вид, что не слушаю, а продолжаю интересоваться деликатесами, взяла ложечку и уже сама увлеклась поеданием необычных на вкус блюд из морепродуктов, а может и не море..., но продуктов однозначно. "Ням-ням"

- Огнеда, - оторвал меня от увлекательного исследования куратор, заставив посмотреть на него. - Боюсь, что не так просто избавиться от некоторых... стоящих у тебя под дверью. Если ты не против, мой брат желает поздравить тебя с днем рождения... и у него есть к тебе несколько вопросов.

Я бросила ложку, вытерла салфеткой губы и поднялась. Затем кивнула, стараясь не улыбаться. Вид недовольного, я бы даже сказала, возмущенного куратора поступками брата позабавил и стал бальзамом для моей женской души. Хм, интересно, неужели он и правда ревнует?

Джерг вошел и сразу в гостиной стало отчего-то так тесно. Я от вида огромного букета на двух ногах плюхнулась обратно на диван. Дамьян что-то зашипел и тут же умолк, едва ему всучили явно тяжелый букет черных роз. П-почему черных-то?

- Ой, - выдала я удивленно, наблюдая за гневным выражением лица куратора, который тут же постарался впихнуть в руки брата "недоразумение".

Джерг проигнорировал возмущение Дамьяна и стремительно преодолел расстояние между дверью и креслом, уселся в него, держа прямо спину, и потому не видел, как куратор открыл двери и выкинул букет в коридор. Двери бесшумно закрылись, а мужчина, как ни в чем не бывало, сложил руки на груди и оперся плечом в стену, пристально и мрачно наблюдая за братом.

- Огнеда, прими эти цветы, как знак признания твоей несравненной красоты и беспримерной скромности, - наклонив немного в сторону лицо в маске, джерг Нахим произнес всю фразу воодушевленным голосом практически на одном дыхании и в одной тональности.

Однако меня вот взяли отчего-то дикие сомнения, как можно сравнивать красоту землянки с черными розами... они же черные! Потом посмотрела на свой траурный наряд, и таки да... может джерг посчитал кощунством дарить мне яркие, веселые цветы. Может он уже знает, что я в трауре по близкому человеку?

- Какие цветы? - сделала широкие глаза и перевела взгляд на Дамьяна.

Тот вдруг отлепился от стены и встал уже в позу "руки в боки" и возмущенно уставился на меня. Джерг развернулся, понял, что никаких цветов уже нет, хмыкнул довольно громко, затем повернулся и выдал:

- Да и правильно. Зачем цветы самой восхитительной девушке, она сама как яркий, ароматный цветок.

Ого, где это он так научился? Дамьян покачал головой и холодно произнес:

- Довольно. Задавай свои вопросы и ... проваливай.

- Дамьян, что ты жадничаешь. И может уже прекратим говорить на языке, который девочка не понимает. У землян это не принято.

Опустила взгляд, скрывая усмешку, и сложила скромно ручки на коленях.

- Огнеда, я знаю, как у вас относятся к таким праздникам, как дни рождения, и потому я позволил себе кое-что принести для тебя.

- Еще цветы? - иронично произнес за его спиной Дамьян, следя за братом, как ястреб за недругом.

- Позволь преподнести тебе мой подарок, маленький огонек, - понизив голос, джерг Нахим вынул из внутреннего кармана бархатную коробочку.

Дамьян заметно напрягся, сжав пальцами высокую спинку кресла. Я же с любопытством посмотрела на подарок, затем скользнула взглядом по лицу куратора, который выражал странную смесь неверия и гнева.

Коробочку ловко открыли и вынули кулон на длинной черной цепочке. Та-а-ак... мысленно застонав, откинулась чуть назад, и закусила нижнюю губу. Кулон очень был похож на тот, что не так давно хотел подарить мне Дамьян, только камень был не синего, а красного цвета, почти огненного.

- Ты с ума сошел! - зашипел Дамьян, темнея ликом, при этом глаза начали наливаться таким же красным цветом, что и камень на кулоне. - Уберри...

- Минуточку, милая Огнеда, прости что мы вынуждены будем сейчас говорить на своем языке.

Джерг резко поднялся, держа в руках кулон, и свирепо прорычал в ответ Дамьяну:

- Если ты, Дамьян, не смог подарить до сих пор свой Саггирад, то у меня есть все права сделать этот шаг. И только так девочка будет иметь ту защиту, в которой она сейчас нуждается.

- Ты вмешиваешься не в свое дело, брат, - тихо, с угрозой в голосе прошипел куратор. - Адаптация завершена, и тебе лучше отступить.

- Третий этап... вы его тоже прошли?

Я удивленно переводила взгляд с одного мужчины на другого, размышляя, успею ли укрыться в спальне до того, как между ними произойдет взрыв.

- Отвечай, Дамьян, да или нет?! - джерг значительно повысил голос.

Куратор молчал какое-то время, затем посмотрел на меня и что-то такое мелькнуло в его взгляде, словно он на что-то решился.

- Нет. Но это дело времени.

- Времени у тебя почти не осталось. Ты со своей принципиальностью в этом вопросе всех погубишь. Либо ты оденешь на нее свой Саггирад и у вас уже все наконец произойдет, а то что это случится сразу же, я не сомневаюсь, либо не мешай мне исполнять свой долг и свое желание.

- Ты... ты понимаешь, Грэм, на что меня толкаешь? Да, я привык к жестокости и насилию, но... с Огнедой таким быть не желаю, слышишь?! Она нежная и ранимая девушка, насилие в данном случае не допустимо. Ты намеренно пытаешься всучить ей в качестве подарка, то, что следует принимать без возражений. Грэм, то, что ты пытаешься сейчас сделать, низко. У землян не принято отказываться от подарков на день рождение... я не позволю тебе...

- А теперь ты меня послушай!

Мне что-то вдруг расхотелось их слушать, да и джерг вдруг перестал казаться приятным собеседником.

- Простите, а вы еще долго тут будете выяснять отношения? - недовольно выпалила и поднялась во весь рост. - Уважаемый джерг Нахим, я не могу принять ваш подарок.

- Почему это? - опешил "его величество", полыхнув возмущенным алым цветом на маске.

- Я не люблю украшений, не люблю сладкого и мне не нравится, когда дарят черные цветы. Можете подарить музыкальную открытку, поставлю ее на тумбочку и буду слушать от нечего делать.

После моих слов мужчины словно замерли, затаили дыхание и вообще странно себя повели.

- Открытку? - выдохнул наконец джерг, и вдруг натянуто рассмеялся. - Серьезно?

Дамьян издал странный звук, очень похожий на мое фырканье, только со сдерживаемым смешком.

- Ты же слышал... иди и раздобудь открытку... музыкальную.

- Огнеда, милая, - начал было возмущенно Грэм, но его перебил младший брат.

- Довольно. Моя сиана не приняла твое подношение. Отказ озвучен довольно четко и ясно. Задавай свои вопросы по расследованию.

Джерг крепко сжал в руке кулон, что-то прошипев в адрес Дамьяна, и резко развернулся, подошел к креслу и снова уселся в него. Молчал он долго, видимо дожидаясь, когда я сяду и приготовлюсь его слушать. Куратор садиться не стал, все так же подпирая стенку у выхода и не спуская с меня пронзительного взгляда.

- Хм, Огнеда, я немного обескуражен, извини..., - вздохнул наконец старший братец и немного ослабил ворот, расстегнув одну пуговку. Затем пробарабанил пальцами, затянутыми в перчатку, по подлокотнику кресла и выдохнул.

- Это вы меня извините, - решила я все же извиниться за свою резкость, - я не привыкла к подаркам и уж тем более... к таким. Да и дни рождения свои уже давно не отмечаю.

- Почему? - вопрос был задан уже спокойным голосом, причем явно с использованием человеческих интонаций.

- Не с кем было. Что вы хотели у меня узнать?

- Не с кем? Странно...

В ответ промолчала.

- Я уже проинформирован относительно причины твоего присутствия в кабинете коменданта в тот момент, когда он ... скончался.

А я молчу, ибо не было же вопроса? Только почему такое чувство, словно джерг ждет от меня определенной реакции, но какой?

- И смерть его, должен отметить, не была обусловлена состоянием здоровья.

- Его убили?

- Да, - ответил вдруг вместо джерга Дамьян и, оттолкнувшись от стены, обошел диван и занял место на диване рядом со мною. - Я смотрю, джерг Нахим, вы никак не можете решиться на свой вопрос. Потому спрошу я, - заявил куратор, осторожно взяв меня за руку.

Я же ощутила странную дрожь, которая пронеслась по моим пальцам к локтю, стоило ему прикоснуться голой рукой к моей коже.

- Огни, опиши, что ты ощущала в тот момент?

- К-какой?

- Когда держала умирающего Кавинау в своих нежных объятиях, - пояснил Дамьян, не глядя на меня, при этом рисуя странные узоры на моей ладони.

- Вы издеваетесь?

- И все же...

Переводя взгляд от одного мужчины к другому, озадаченно свела брови к переносице. Должна ли я рассказать о тех пугающе странных ощущениях чужого присутствия за спиной?

- Хм, не знаю, как вы воспримите то, что я скажу... можете считать, что у меня паранойя, но ... у меня было в тот момент такое чувство, слово за моей спиной кто-то был, кто-то живой, потому что он дышал прямо мне в затылок, и ...

Надо отдать должное, мужчины не стали смеяться над моими словами, напротив, они словно след взяли, а джерг так вообще в мою сторону подался, олицетворяя внимательного слушателя.

- Что и? - не вытерпел "его величество".

- Мне кажется, - осторожно начала я, - хотя нет, не кажется, я уверена, что этот кто-то... он словно нюхал меня.

- Шер-гард! - вдруг зарычал Дамьян и подскочил. - Ты почему мне сразу не сказала?! Джерг! Ты кого привез на своем "АирМихране"?

- Этого быть не может, - "его величество" тоже был явно встревожен. - Ты ведь знаешь, моя личная служба безопасности такого не пропустила бы.

- У тебя завелся предатель, брат, - голос куратора казался спокойным, но вот появившаяся маска на лице меня очень напугала.

- Что происходит?

- Огнеда, мы вынуждены сейчас покинуть тебя..., - Дамьян подал знак брату, но тот сидел на кресле, словно застыв. - Джерг!

- Да-да, - очнулся тот. - Мы вернемся...

- Нет. Я вернусь еще, а ты... Грэм, у меня нет слов, как ты мог такое допустить? Привез на базу этого... хищника. А если у него приказ убить... ее убить?!

- Дамьян! Мне кажется она нас понимает, - вдруг тихо произнес джерг, глядя прямо на меня.

Я не видела его лица, но вот то, что себя выдала, поняла мгновенно. Куратор повернулся ко мне, и оба уставились на меня, как на диковинку.

- Этого быть не может, - прошептал Дамьян в сторону брата, не поворачиваясь к нему.

- Мимика... взгляд... я заметил. Спроси у нее, - резко выдохнул джерг Нахим, а я уставилась на свои руки, ругая себя за тот румянец, который появился на щеках.

- Огни! - строго произнес совсем близко голос Дамьяна.

Я подняла взгляд и утонула в его глазах, которые смотрели на меня пристально, проникновенно, и не было сил отвести взора.

- Ты знаешь наш язык? Скажи правду, - строгий вопрос и легкая поощрительная улыбка не вязались меж собой. - Не бойся, я не стану сердиться, что ты скрывала. Пожалуйста, ответь только правду.

- Д-да, - ответила прежде, чем сообразила, что мне будет за это.

- Давно? - явно сдерживаясь, мужчина ухватил снова меня за руку и потянул на себя, вынуждая подняться.

Затем я оказалась в крепких объятиях куратора, который что-то высматривал в моих глазах.

- Нет... недавно, можно сказать вот только что стала понимать.

Блин, зачем я соврала? Дамьян прищурился, затем отпустил меня и усмехнулся одним уголком губ. Ой, похоже меня подловили на обмане.

- Грэм, ты слышал ответ. Идем.

- Подожди-ка, - возмутился таким самоуправством "его величество". - У меня еще есть вопросы.

- Пока довольно. У нас есть более срочные дела. Ты забыл о шер-гарде?

- А кто это? - спросила я, не удержавшись.

- Никто, - в унисон ответили мужчины и дружно направились на выход.

- Так нечестно, я желаю знать, что происходит, - возмутилась я от всего сердца. - Мне угрожает какая-то опасность?

Джерг вышел, бросив напоследок в мою сторону взгляд из-за маски, жаль, я не могла понять, что он означал, а Дамьян чуть задержался.

- Огни, попробуй торт, мне обещали, что он будет с невероятным вкусом. Я вернусь... и мы с тобой еще поговорим обо всем. И потом, думаю, что мой подарок сейчас будет как никогда актуален. Я заблокирую двери на вход и выход. Ради твоей же безопасности.

Дверь бесшумно закрылась, панель доступа мигнула красным и погасла, а я без сил опустилась на диван, переведя отрешенный взгляд на тортик, на котором весело горели свечи. Странно, когда это Дамьян успел их зажечь?



Глава 18.




Тортик я есть не стала, да и настроения не было. Было странное чувство грусти и печали, словно не день рождения, а поминки... хотя почему "словно", так и есть. Поковыряла ложечкой в деликатесах, допила странный напиток, по вкусу похожий на вино, и ушла в спальню. Там легла на кровать, свернулась клубочком и закрыла глаза. В голове была какая-то путаница, особенно в отношении Дамьяна. Он меня сегодня просто поразил своими словами, которые произнес вполне искренне, не рассчитывая на то, что я услышу и пойму.

Он единственный, кто не захотел применять ко мне насилия, кто вообще пожелал меня услышать и понять. Необычный теплый комочек от осознания его благородства разрастался в моей груди, грел мою израненную душу. С мыслями о Дамьяне я незаметно провалилась в сон, сморенная ощущением сытости и напитком со вкусом персикового вина.

И мне приснился странный сон, а может не сон, а воспоминание, так как все казалось как бы наяву. Словно сижу я на облаке, мягком пушистом и оглядываюсь, недоумевая, как я вообще здесь очутилась. И где это - здесь? Вокруг все лазорево-синее, необъятное, с кучевыми облаками... на одном из которых сидит девица с огненно-рыжими волосами, пышным буйством разбросанными по спине и груди... и обнаженная. Ой!

Осмотрела себя, смущенно покраснев, и подумала, что хорошо волосы длинные, грудь закрывают, а вот нижняя часть тела вообще утонула в пуховой перине облака. Сижу. Любуюсь красотой. А что я вообще тут делаю? Подхватила маленький пушок и сдула его с ладони вниз. Красиво летит.

- Гм, привет, - раздалось рядом урчащее, хриплое и знакомым голосом.

Я резко развернулась, прикрыв руками грудь, и ахнула. Рядом в воздухе парил знакомый дракон, ехидно ухмыляющийся, а между зубов капала слюна, тягучая, вязкая. Дракон облизнулся, взглядом следую по контурам моего тела, задержавшись на скрещенных на груди руках.

- Ты?! - пискнула я, и вздрогнула, когда из ноздрей монстрика вылетела струя черного дыма, обволокла меня, заставив закашляться.

- Я-я-я-я, - радостно осклабился и вдруг передними лапами потянул на себя мое облако, причем вместе со мною.

-А-а-а!!- была реакция на подобные поползновения.

- Ну что ты так кричишь? - поморщился дракон, продолжая подтягивать облако к себе. - Я тебя не съем, так, немного полакомлюсь и все... Тебе жалко, что ли?

- Убери от меня свои лапы!

- Эх, жестокИя, - выдохнул Дракон и уткнулся своим страшным носом в мою... эм, область сердца.

Причем мои руки оказались отведены в стороны, а шершавый горячий язык вдруг прошелся снизу вверх, оставляя мокрую дорожку от живота до шеи. Я задрожала, но не от испуга, а скорее от какого странного возбуждения.

-Что... что ты делаешь?

- Ничего, - фыркнул монстрик.

И облизал, о, боже, мою левую грудь.

- Не надо... что ты делаешь?! Что...

- Пока тоже ничего, - рыкнул Дракон, и облизал мою правую грудь.

А тело реагировало, само, заставляя соски напрячься, а груди вдруг странно заныли.

- Отстань, чудовище, - уперлась я в его морду и попробовала отстранить от себя.

Дракон вздохнул и отодвинулся, совсем маленько, затем его морда стала меняться.

- Ты сладкая, девочка, - пророкотал изменяющийся дракон, как вдруг на облако шагнул обнаженный мужчина, провалившись тоже до талии.

Я уставилась на него во все глаза, чуть не задохнувшись от удивления.

- Д-дамьян?!

- Теперь я могу менять форму, это радует, - улыбнулся довольный мужчина, и протянул ко мне свои руки. - Иди ко мне.

-Что значит менять форму? - снова спрятала грудь руками, и невольно улыбнулась в ответ, так заразительно светился Дамьян, счастливо улыбаясь.

- Иди... ко мне, огонь моей души.

Ухватил за талию, и рывком, дерзко, уверенно притянул к себе, отводя в сторону мои руки, страстно, сбиваясь с дыхания, зашептал на ушко.

- Я ждал тебя всю жизнь. Искал и не находил... и сердце мое, и душа моя, спали, прозябая в черной пучине космических дыр. Ты - мой свет во тьме, моя путеводная звезда, я не обижу тебя... скорее руки себе оторву, но не обижу... Сладость твоих объятий и поцелуев будет моей наградой за терпение страдающего дракона...

Голова кружилась, и пространство вокруг менялось, бурлило космическими потоками вихрей, разрывалось яркими вспышками, звезды неслись со скоростью света, или это мы летели сквозь космические просторы.

- Я стану твоей опорой, твоей защитой от бед и невзгод, я подарю тебе жизнь и дыхание, только прими меня таким, какой я есть... прими дар моей души... откройся мне.

Откинулась назад, волосы парили в невесомости, а мужчина удерживал меня на руках и укачивал, склоняясь все ниже и ниже, опаляя жарким дыханием обнаженную грудь, прочерчивая языком, словно выжигая узоры на коже, и тут же охлаждая дуновениями, заставляющими дрожать все мое тело от неясных, незнакомых желаний.

- Обними меня..., - выдохнул мне в губы, завел мои руки себе на шею, как вдруг горячие, сильные мужские ладони прикоснулись к мои ягодицам, приподняли вверх и помогли моим ногам оплести его торс, как ветви оплетают ствол дерева.

Голова все еще кружилась, я закрыла глаза, надеясь, что все, что происходит со мною сейчас, это всего лишь сон.

Дамьян, паря со мною в невесомости, прижал мою голову к своему плечу одной рукой, другой продолжал поддерживать под... мягкое место, при этом поглаживая его, сжимая и снова поглаживая.

- Огни, милая, ты примешь меня? - вдруг прошептали его губы в мои, дразня легкими прикосновениями, а пальцы уже порхали вдоль спины, вызывая море мурашек. - Без тебя моя жизнь станет пустой, с тобой наполнится смыслом и гармонией. Я хочу... я так хочу... боюсь, сказать, чего я хочу... Но, Огни, я положу к твоим ногам весь мир, всего себя...

Я улыбалась, откинув голову назад и закрыв глаза, плотно прижимаясь грудью к его стальной груди, в которой неистово билось живое, страстное сердце.

- Ты улыбаешься... пусть это не та реальность, в которой я хотел бы быть с тобой, но ты улыбаешься... Знаешь, что это значит?

Я качнула головой из стороны в сторону, не совсем улавливая смысл его слов, ибо было так тепло и уютно, так хорошо рядом с ним, что в данный момент вообще не помнила наших разногласий, ссор и недомолвок, вот просто хорошо и все тут.

- Твое подсознание уже приняло меня, осталось решить вопрос с реальностью... сознательной реальностью. Скажи "да"... произнеси это сейчас.

"Скажи, скажи...", - кто-то нашептывал мне яростно, почти страстно, словно это "да" рвалось из моей груди, желая кричать на всю Вселенную.

- Что сказать? - переспросила, едва ощутила нечто необычное, как будто там, в интимном месте, кто-то или что-то осторожно касается меня... гладит, или... Резко распахнула глаза, уставившись в черные без белков с красными всполохами очи Дамьяна, и выдохнула:

- Что это?

- Где? - изогнул он удивленно одну бровь.

- Там... что это меня там трогает?! - выдохнула и попробовала приподняться повыше, словно желая избежать этих прикосновений в интимной зоне.

- Что трогает? - вторая бровь вверх вскинута, и дрожащие губы от сдерживаемой улыбки.

- Там!

- Ах, та-а-ам, ... - многозначительно, с хитринкой в глазах, честно ответил. - Уже ничего.


Резко, словно от толчка, вынырнула из сновидения, открыла широко глаза и замерла, чувствуя во всем теле какое-то онемение. Что это было сейчас? Сон или... нет? Глянула на электронные часы, встроенные с зеркальную поверхность шкафа. Надо же, спала всего тридцать минут, а тело затекло так, словно пролежала в таком положении не меньше суток.

Еле поднялась, потрясла головой, смутно припоминая, что так же начиналась первая медитация, в смысле, с появления Дракона. Так может быть это воспоминание было, например, о той, второй медитации, которая почему-то затерлась в памяти. Провела рукой по волосам, отметив, что лента где-то затерялась и хвост рассыпался. Потерла руками лицо, сгоняя сонливость, и поднялась, чувствуя, что мне нужно заняться собственной гигиеной.

Выходя из душа, замерла на мгновение, прислушиваясь к странному звуку... "Та-да-да... та-да-да...", словно какой-то сигнал вызова прорывался сквозь преграду. Пошла на звук, покружила по спальне, и остановилась возле... тумбочки. Прикусив нижнюю губу, задумчиво потянула на себя дверцу, и не поверила своим глазам. Внутри обнаружился мой нэс-бук, тот самый, под музыку с которого я танцевала в гостиной и спалила ее.

Схватила в руки и ринулась с ним на кровать. Усевшись удобно, положила его на колени и активировала рабочий экран. Вызов шел по сети базы, иконка мигала вопросом. Незнакомый номер... странно. Отвечать или нет? И кто мог узнать мой ник, собственно говоря. Его знает только Дамьян. Но его ник "куратор" в данный момент молчал.

Лим? Нет, он не стал бы так явно подставляться... хотя, два дня не виделись, мог и узнать, как он говорил, по своим каналам. Если не отвечу, то и не узнаю кто пытается со мною пообщаться и о чем. Нажала "ответить" и на экране появилась стена. Серая, какая-то смутно знакомая... Затем изображение удалилось и я разглядела уже и потолок, и пол, а вот на полу лежало чье-то тело. Я замерла, напряженно вглядываясь в очертания, и вдруг осознала страшное, это было женское тело. И одежда, в которую была она одета, оказалась кадетской. Черные длинные волосы рассыпались по полу, закрывая лицо, но ... внутренний голос уже кричал от ужаса - Марисса! Что с ней? Она жива?

Оказывается последние вопросы я произнесла вслух, и услышала неприятный, пугающий шелест, больше похожий на хрип. И глазам не поверила, когда увидела, как тело Мариссы само поднимается, причем руки все так же свисают плетями вниз, и голова запрокидывается открывая мертвенную бледность ее лица. Покачивающимися движениями из стороны в сторону некто невидимый словно играл телом девушки, и хрипло смеялся при этом.

Я быстро нажала на отбой вызова, пытаясь унять нервную дрожь, и прижала руки к губам, не отрывая ошарашено испуганного взгляда от экрана. Ужас! Кто это сделал? Трясущимися пальцами с трудом набрала ник куратора, и послала сигнал вызова. Ответа долго не было, и я уже подумала, что Дамьян может ответить только в том случае, если находится в своем кабинете, но ... он ответил. Глядя на его лицо в маске, я не могла произнести ни слова.

- Что случилось, Огни? Я сейчас немного занят..., - затем он замолчал, склонив голову чуть вбок, и произнес уже другим тоном, более обеспокоенным. - Ты бледная... глаза напуганы, и губы дрожат... что случилось, девочка, скажи?

Кто-то обратился к нему, я не видела, он ответил - "занят", все так же не отрывая взгляда от меня.

- Скажите, сигурн, - запнулась на обращении, сделала судорожный вдох и прижала руку к горлу,- где Марисса? Скажите, она ... с другими кадетками или... она пропала?

- Как ты узнала? - голос его вдруг приобрел стальные нотки, на мгновение сквозь обсидиановую маску я разглядела его прищуренные глаза. - Та-а-ак... Я сейчас буду.

Он отключился, а я невидяще уставилась в экран, вспоминая, почему стена показалась знакомой. Дамьян появился довольно быстро, прошел в спальню и, расстегнув верхнюю пуговку на кителе, взлохматив волосы, вдруг присел рядом со мною и напряженно спросил:

- Рассказывай.

- Мне кто-то позвонил на нэс-бук, я ответила, а там ... Марисса... мертвая, кажется, и шевелится, а еще кто-то смеялся... Дамьян, скажи, что с ней все в порядке, и она с другими девочками, - от волнения не заметила как перешла на "ты" с куратором.

Тот грустно улыбнулся, взял меня за руку, провел по ладони затянутыми в черную кожу пальцами и покачал головой.

- Она действительно пропала, причем из под надежной охраны. То место, где ты ее видела, опиши его.

Я, как могла, описала и стены, и пол, и потолок, а потом в голове щелкнуло, и быстро выпалила:

- Я знаю... знаю, где это... та самая смотровая площадка, над залом для тренировок.

Дамьян тут же связался с Цербером по наручному передатчику, приказав осмотреть и тренировочный зал и смотровую комнату, затем взял в руки нэс-бук и что-то нажал на нем, как тут же та картинка, которую я видела, появилась на экране. Я отвернулась, не желая снова видеть жуткое послание, и только рычание куратора заставило посмотреть на него.

На его лице снова была маска, полыхающая красными пятнами, а от него самого шла волна такого сильного гнева, что я невольно отшатнулась в сторону. Он заметил мою реакцию и тут же взял себя в руки. Потер подбородок свободной рукой, и решительно произнес:

- Я тебе сейчас расскажу о них. О твоих соплеменницах. Джерг прилетел не просто доставать меня, у него есть определенная миссия на "Грозном". Он должен был провести отбор кадетов женского пола с вашей планеты и с каждой заключить соглашение о прохождении практики с последующим приемом на постоянную службу в качестве телохранителей для тех сиан, хэйдары которых занимают высокие посты в Дерадмиине.

- Невероятно, - прошептала я, смотря на мужчину широко открытыми глазами и качая головой. - Но зачем им землянки в качестве телохранителей? Я думала...

- Ты думала, что все будут сианами? Нет, - категорично заявил Дамьян, тряхнув почему-то сердито головой. - Их показатели идеально подходят именно для выполнения этих задач.

- Нет? А почему тогда я..., - запнулась, бросив неуверенный взгляд на застывшего куратора, который закончил за меня:

- Ну, договаривай: почему тогда ты была выбрана мною в качестве сианы?

- Из-за моей генной карты, надо полагать, - деланно равнодушно пожала плечами, сама же ответила на свой вопрос.

- А ты... Огни, почему ты исключаешь тот вариант, что при первом взгляде на тебя, такую усталую, с легкой бледностью на лице, яркими, как звездная вспышка, волосами... ростом, уступающим всем девушкам в группе, от того такую хрупкую с виду, и с искрами любопытства в умных, живых глазах, я не мог забыть как дышать, не мог поверить, что ты мне не привиделась. Я в тот момент испытал просто дикое желание удостовериться, что ты не видение, коснуться тебя, ощутить твое тепло. А потом ... Огни, - голос мужчины вдруг стал более низким, чуть хриплым, а руки он спрятал в замок, словно не доверял им, и заметался по комнате из стороны в сторону, продолжая свою речь. - Потом я совершил одну большую ошибку... Я посчитал, что ты с радостью примешь ту модель поведения, которая выстроена на моей планете, на моей родине... модель поведения девушки, названной хэйдаром в качестве его единственной сианы.

Затаила дыхание, удивляясь, что при этом сердце стучит как ненормальное, грозясь выпрыгнуть из груди. А еще так не кстати вспомнился недавний сон или воспоминание, и я смутилась, опустила взгляд на свои руки, молча кусая губы. В данный момент у меня просто в голове не укладывалось, что Дамьян делает какие-то признания в то время, как по базе разгуливает некто, убивающий людей.

- Посмотри на меня, - раздалось рядом, и я быстро подняла глаза.

Под пристальным взглядом черных глаз куратора стушевалась, ибо странно себя чувствовала в данный момент, в том числе из-за его слов.

- Ты меня сейчас не готова услышать, верно? - прищурился, затем присел возле меня, не прикасаясь. - Да и момент не лучший для объяснений личного характера... я понимаю.

Мужчина отвел взгляд, сложил руки на груди и откинулся на спинку дивана, о чем-то задумавшись. Но при этом он не выглядел рассерженным или обиженным, напротив, словно в данный момент он решал какую-то серьезную дилемму. И тут я вспомнила, что так хотела еще спросить у него. Поерзала на месте, почесала нос и искоса посмотрела на куратора. Он сидел ко мне в профиль, и я в который раз отметила, что высшие силы отметили этого дерадмиина прекрасными внешними данными. Профиль был просто загляденье, причем настолько, что невольно издала какой-то странный звук, больше похожий на полустон.

Дамьян тут же повернул ко мне голову, чуть хмуря брови, затем хмурое выражение слетело с его лица и он вдруг улыбнулся мне. Причем улыбка сопровождалась каким-то довольным "хмыканьем".

- А могу я у вас кое-что спросить? - тихо произнесла, справившись с неловкостью от своей реакции на его внешность.

- Можешь. Спрашивай.

А сам поднялся, прошелся по гостиной, и повернулся, опалив мои щеки горячим взглядом. Да что же это такое? У меня было такое чувство, словно нахожусь рядом с горячим гейзером, который вот-вот выдаст на поверхность горячий пар. То он был задумчив, и вдруг едва ли не ест поедом взглядом. Хотелось бы мне знать, о чем он только размышлял и какое решение принял, если выглядит таким... самоуверенным? Нет... такое довольное и хитрое выражением его лица говорило скорее в пользу того, что он принял какое-то решение, а вот горячий взгляд больше указывал на то, что это решение касается непосредственно моей персоны.

- Кхм,- прочистила горло, и спросила, - я совсем забыла спросить про мадам Элен. Надеюсь, она в порядке? И еще вопрос: что делает майор Эмингем на базе? И зачем вам парни из группы "огневиков", вы правда хотите их отправить на какую-то свою войну, используя землян, как пушечное мясо?

- Ого, да тут не один вопрос! - воскликнул сигурн Эр-Гро, останавливаясь возле кресла.

- Да... не один... у меня их много накопилось. Вот взять к примеру, этого таинственного убийцу... кто он и зачем он убил Мариссу? И коменданта тоже он убил? Зачем?

- Огни! - выражение на лице куратора изменилось на возмущенно-недовольное.

- Нет, подождите, - упрямо возразила, поднимаясь во весь рост, и ставя руки в боки. - Вы думаете, что этот некто охотится на кого-то конкретного? Вы думаете, что он не просто так пугает меня в который раз?! Этот кто-то прибыл вместе с вашим братом, может и тайно, но вы должны знать кто он и зачем это делает? И будут еще жертвы, верно?

Дамьян снова сложил руки на груди в замок, в упор разглядывая мое взволнованное лицо. Причем взгляд его лишился того тепла и огня, который не так давно вводил меня в краску. И коли он молчит, значит я могу еще кое-что спросить.

- И последнее, что было на второй медитации? Почему я не помню этого события?

- Огнеда, ты меня поражаешь, честное слово, - выдохнул мужчина, и потер рукой подбородок.

Он обвел раздраженным взглядом гостиную, помрачнел и снова прошелся из стороны в сторону, бросая на меня хмурые взгляды. И наконец остановился, что-то буркнул себе под нос и выпалил довольно эмоционально:

- Все, я не могу так больше. Ты идешь со мною.

- К-куда? Я никуда не пойду с вами, пока вы не ответите на мои вопросы.

И вот так обидно стало, правда, что мне опять не отвечают, что я даже готова была зарычать на него.

- Огнеда, - вдох-выдох, и снова вспышка алого в темных глазах, - я не могу сейчас тебе ответить ни на один вопрос.

- Почему?! Что я такого спросила криминального? - затем быстро вскинула руки, добавила: - Ладно, не хотите говорить про расследование, ваше право. Но про Элен-то хоть скажите. Она жива? И что такого страшного в моем вопросе про руководителя моей группы?

В этот момент куратор вдруг схватился за ухо, и я поняла, что к нему поступил чей-то вызов. Молча выслушав собеседника, не отводя от меня пронизывающего взгляда, Дамьян произнес в наручный переговорник:

- Понял. Задержи его еще на какое-то время. Нет, без меня не начинать... Я против. Ах, у него полномо-о-о-чия... пусть он их знаешь куда денет?! Я сссспокоен! - последнее вообще прорычал, так словно готов порвать собеседника голыми руками. - Хоррррошо... мы придем вдвоем. Предупреди старших обеих групп... Да, вылет завтра.

И вот тут я просто плюхнулась на диван от удивления и странной дрожи в коленях. К-какой вылет? Куда?!

Отключившись, Дамьян спрятал руки за спину, буравя меня взглядом, затем издал какой-то звук - то ли раздражения, то ли недовольства, и глухо произнес:

- Элен мертва. Ее убили. К сожалению, не могу точно утверждать, что убийство коменданта, мадам Элен и Мариссы - дело одного и того же лица. У первых двух все признаки внезапной остановки сердца, а вот у кадета... полное обескровливание.

- Что? - мой голос охрип, и я невольно схватилась рукой за горло. - К-как это?

- К сожалению я тоже пока не владею этой информацией. Терри взялся за проведение всех необходимых исследований, думаю, что отчитается в ближайший час. На счет этого типа - майора Эмингема.

Замолчал, явственно так скрипнул зубами, и требовательно спросил:

- Что произошло между вами?

Молча смотрю на куратора, который буравит меня мрачным взглядом, и не знаю, что ему ответить. Опустила взгляд, тихонько вздохнув, и пожала плечами.

- Не знаю, о чем вы говорите.

- Не знаешь? Или не желаешь говорить? - выдержав паузу, словно давая мне время для признания, и не дождавшись ответа, усмехнулся. - Что ж... спрошу у него самого, коли так. Тем более что майор и сам горит желанием со мною пообщаться. Ты будешь присутствовать при разговоре.

Я подскочила на месте.

- Зачем?

- Так надо. И потом, если майор вдруг соврет, то по твоей реакции я смогу определить это быстрее... Хотя...

Поднял руку ко рту и вызвал Цербера, не спуская с меня взора.

- Да... идем уже. Место совещания должно быть изменено. Нет, не конференц-зале, ко мне в кабинет всех. Не волнуйся, места всем хватит. Старших группы попридержи, джерг Нахима поставь в известность, и вот еще что... Терри после совещания должен быть с отчетом. Поторопи его.

Ого, да куратор решил использовать способности Лоха, чтобы выявить все скрытые мотивы участников совещания. Чем может обернуться для меня осознание куратором того факта, что майор Эмингем испытывает по отношению ко мне извращенное влечение, я затрудняюсь даже предположить. С другой стороны, сама я вряд ли справилась бы с этой ситуацией без применения с моей стороны запрещенной физической силы. Майор прекрасно знает, что в случае причинения ему физического вреда кадетом, последний (то есть я) сможет познать все "прелести" военной тюрьмы, а может и еще хуже... Последний раз, когда состоялся подобный трибунал над кадетом, виновника в потере преподавателем одной руки отдали на расправу потерпевшему, причем все это на вполне законных основаниях.

- Огнеда, можешь переодеться... у тебя еще есть время, - ровным голосом обратился ко мне куратор, продолжая следить за мною.

Надо сказать про майора... Из-за поступков же самого Дамьяна прилетел на базу тот, кого я меньше всего хотела бы видеть, вот пусть и оградит меня от его домогательств. Но как стыдно... кто бы знал? Стыдно признаться, что не могу сама уладить свои проблемы, что вынуждена искать у него защиту. Вот именно, признание своей беспомощности и зависимости от того, кто фактически насильно заставил меняться и изменил всю мою жизнь, это болезненно.

Обошла диван и встала так, что отгородилась им от куратора, прикрыла рукой глаза и горько произнесла, чуть дрогнувшим голосом:

- Я скажу... м-майор Эмингем... он, - тяжело вздохнула и посмотрела на мужчину, - он имеет некоторые виды на меня.

- Какие? - нахмурился Дамьян, и внезапно оказался подле меня. - Огнеда, скажи понятнее.

- Личные виды... он домогается моего тела.

Ухватил меня за плечи, всматриваясь в мои глаза, словно не верил.

- Давно? - стиснув зубы, сверкнул алыми всполохами в глазах.

- Достаточно... давно.

- Та-а-ак!! - сощурил глаза и прошипел что-то сквозь зубы непонятное. - Понятно. Почему ты не хотела сразу сказать мне?

Прикрыла глаза веками, уставившись на воротничок-стойку на его кителе, чувствуя, как щеки заалели.

- Тебе было не приятно об это говорить, верно? - хрипло произнес Дамьян и вдруг прижал меня к своей груди. - Огни, милая, доверься мне. Я все решу с этим майором. И с любым другим тоже смогу разобраться... ты моя, Огни, только моя. Никому не позволю обидеть тебя, запомни это.

"Угу, можно подумать, что меня спрашивали, хочу я вообще чье-то там сианой быть", - недовольно проворчала я мысленно, однако стук сердца в сильной мужской груди заглушил вспыхнувшее недовольство, а внутренне тепло и какое-то странное ощущение удовлетворения успокоили.

Чуть отстранив от себя, Дамьян посмотрел на меня с легким прищуром и иронично произнес:

- Признайся, много у тебя еще таких поклонников?

- Что? - заморгала я от удивления.

- Ну как же... Лим, майор... джерг не в счет.

- Вы издеваетесь? - попыталась освободиться из его рук.

- Отнюдь. Хочу заранее подготовиться... морально.

- Да ну вас..., - огрызнулась и оказалась на свободе. - Я переодеваться иду.

Быстро прошла к двери, ведущей в спальню, и задержалась на мгновение, желая стереть ухмылку с его лица, выпалила, не подумав:

- Между прочим еще не известно, сколько у вас осталось поклонниц на Иридии. Может это кто-то из них отправил убийцу для той, что вы решили сделать своей сианой?

Куратор вдруг перестал ухмыляться, нахмурился и вообще вроде как побледнел. Присмотрелась, нет, это не бледность, это странная синева разлилась по его лицу. Покачала головой, удивляясь такой реакции, и хотела было спросить, что с ним, как мужчина хрипло произнес, глядя словно сквозь меня:

- Иди... переоденься... в тот синий костюм с пиджаком...

Затем он резко отвернулся, и направился к выходу из гостиной в коридор.

- Я тебя снаружи жду. Поторопись.



Глава 19.




Больше всего, кого я была рада услышать, войдя в кабинет куратора сигурна Эр-Гро, был Лохнесс, а его первые слова в моей голове заставили невольно улыбнуться.

"Мелочь... я скучал".

Дамьян что-то набрал на панели у входа, и стены кабинета стали раздвигаться, а из центральной части пола поднялся широкий длинный стол, мягкие стулья с высокими спинками, стол куратора исчез в полу, а на его месте появился галоэкран высотой от пола до потолка. В момент преобразования кабинета я успела перекинуться с Лохнессом приветствиями, объяснения о моем самочувствии и выслушать ехидные замечания на тему входящих на собрание мужчин. Джерг Нахим появился вместе с полковником Велесовым, причем если первый дал понять кивком головы, что заметил меня, то второй явно проигнорировал мое присутствие, прошел к столу и занял одно из мест. Дамьян взял меня за локоть и тихим голосом велел разместиться в дальней части комнаты, где располагался удобный диванчик.

"Мелкая, слушай... а ты что... уже официально приняла Саггирад?"

Вопрос душевного монстрика из аквариума прилетел, когда я присаживалась в отведенном для меня местечке. Невольно вскинув голову, заметила внимательный взгляд не только Дамьяна, прохаживающегося мимо аквариума, но и входящего в этот момент майора Эмингема в сопровождении Цербера. Лицо майора как-то вдруг окаменело, глаза стали колючими, злыми. Сжалась, спрятала взгляд, и услышала возмущенное:

"Ты меня вообще слышала? Эй, мелочь, не будь врединой. Признавайся, что там у вас с хэйдаром произошло?"

"Н-ничего... и не принимала я никакого Саггирада. С чего ты взял?"

"А что ты тогда делаешь на этом сборище достойнейших и не очень достойных мужей?"

"Чьих мужей?" - не поняла я вопроса.

"И то верно. Пока ничьих. Увы. Вот полковник, вроде мужик что надо, и даже мысли все такие правильные, пресные, но не женат еще. Джерг наш многоуважаемый... тоже в поиске, этот майор... фу-у... ты вообще знаешь, что он о тебе думает? Ого, - воскликнул громко Лох, заставив меня вздрогнуть. - Какая у него богатая фантазия! Не-е, думаю ты так не сможешь..."

"Что не смогу?"

"Так он тебя в таких позах представляет, вот я смотрю и думаю... не сможешь наверное так... Мелочь, да он просто болен тобою. Мне уже страшно дальше его мысли читать"

- Итак, думаю, что все в сборе, - вдруг раздался голос сигурна Эр-Гро, и он тоже занял свое место за столом.

"Лошик, миленький, а покопайся еще у майора в голове, узнай, зачем он прилетел на базу?" - просительно подумала, искоса поглядывая на мужчин.

- Да, конечно, позвольте мне все же кое-что уточнить перед началом совещания, - подал голос полковник. - Сигурн Эр-Гро, поясните необходимость присутствия на закрытом совещании постороннего лица.

"А что мне за это будет? - подал голос Лох, явно польщенный уменьшительно-ласкательным обращением к нему. - И это... хм, Лошик, очень мило, спасибо"

"А что ты хочешь?"

- Сиана обязана присутствовать на всех встречах своего хэйдара, - Дамьян произнес коротко, как отрезал, причем тоном, не терпящим возражений.

- А вот об этом хотелось бы услышать подробнее, сиг Куратор, - скрипучим голосом, полным негодования и злости, выпалил майор и поднялся.

"А чего тут копаться, еще испачкаюсь... у него там столько грязи и ненависти. Я должен предупредить хэйдара, мне его мысли о-очень не нравятся. Подожди".

- Повестка совещания не касается моих личных дел, майор, - отбрил соперника Дамьян, и замолчал Я заметила как его взгляд метнулся к аквариуму.

Темные обсидиановые маски на лицах дерадмиинов не позволяли землянам читать эмоции их носителей. И если бы майор видел то, что видела я, наверное, поостерегся бы выплескивать свою плохо скрываемую ревность и ненависть на куратора. Ибо таким взглядом можно было бы не просто заморозить, но и убить... наверное. Внутри меня растеклось какое-то странное чувство, больше похожее на спокойствие, или уверенность, сдобренное удивительным теплом по отношению к моему защитнику. Я опустила взгляд, боясь выдать свои чувства посторонним мужчинам, и вообще, как-то было неуютно сидеть тут и слушать их речи.

- Какие могут быть личные дела между кадетом-практикантом... к тому же землянкой и инопланетным куратором группы? - зло, с плохо скрываемым сарказмом выпалил майор. - Вы, сигурн Куратор, не имеете право ...

- Майор Эмингем, - вдруг раздался спокойный голос джерга, который сделал странный пас рукой, вынудивший разъяренного землянина умолкнуть. - Вы забываетесь. Повестка совещания, как верно отметил сигурн Эр-Гро, не имеет отношение к его личным делам. Потому прошу не тратить ни мое, ни ваше время, и не заставлять слушать ваши личные претензии к куратору группы всех присутствующих здесь официальных лиц как с Земли, так и с Иридии. А теперь сядьте!

"Лошик, - позвала я мысленно чудо-монстрика, - ну расскажи, зачем он тут?"

"Хм, этот извращенец? Так а чего гадать, и так ясно... игрушки лишили, хочет вернуть ее. Ничего, куратор уже в курсе. Я не стану такое умалчивать. Ибо сиана моего хэйдара неприкосновенна. И мне очень жаль, что твоя мама умерла".

Внезапный переход на тему смерти моей матушки заставил меня удивленно посмотрел сквозь стол и присутствующих за ним мужчин, словно в надежде увидеть Лохнесса.

"С-спасибо за сочувствие".

"Я не просто так это сказал. Боюсь, что сведения из головы майора тебя не обрадуют".

"Что?"

Из-за беседы я отвлеклась на некоторое время от разговоров за столом, к тому же между мужчинами беседа шла уже в спокойных тонах, в основном говорил теперь полковник Велесов, отчитываясь о результатах расследования.

"Я тебе позже объясню... сначала нужно с хэйдаром переговорить, но он сейчас занят, да и меня подтянул для участия... все позже".

- Что мы имеем, - меж тем говорил полковник, перебирая какие-то записи в своем планшетнике, - три эпизода... то есть три смерти, три жертвы: первая- комендант Кавинау, вторая - некая мадам Элен Иссао, владелица модного салона красоты на базе, и, как ни печально - кадет практикующей группы с Земли. Все три жертвы, на первый взгляд, не имеют ничего общего между собой... хотя, при допросе адъютанта коменданта удалось выявить факт знакомства первой жертвы со второй. Причем знакомство носило довольно личный характер.

- Поясните, что вы имеете в виду? - подал голос сигурн Эр-Гро.

- Они встречались... то есть были близкими... э-э-э... друзьями, - с трудом произнес полковник, потирая затылок рукой. - Понимаю, подобные отношения были нарушением Устава военной базы "Грозный", но ...что было, то было. Так вот, третья жертва не была знакома лично ни с первой, ни со второй личностью. Кроме того, согласно заключению медэксперта смерть коменданта наступила в результате острой сердечной недостаточности.

Я мысленно охнула, ибо узнать, что комендант и Элен были не то, что просто знакомы, и оказались уличены в любовной связи, было неожиданным. То есть получается, что комендант был в курсе моих сложностей с куратором - Элен скорее всего не смогла бы ни проболтаться своему любовнику, ведь такая сенсация - куратор и кадетка.

"Кхе, мужик не договаривает, - вдруг проворчал Лох. - Знаешь, что меня напрягает в этих двух, майоре и полковнике? Они очень хорошо знакомы. Интересная картинка получается... весьма".

И Лохнесс умолк, заставив меня нервничать и ждать продолжения. Но более пояснять что-то он отказался.

- Причина смерти мадам Иссао, как это ни странно, та же... острая сердечная недостаточность. Учитывая, что на последнем медосмотре по результатам кардиоисследований мадам Иссао находилась в прединфарктном состоянии, я не удивлен. Так что первые два дела я вынужден закрыть за отсутствием состава преступления.

- Гм, - недоверчиво хмыкнул в ответ сигурн Эр-Гро, - изложите, будьте любезны, свою точку зрения по третьему эпизоду.

- Третьему? - воззрился полковник на куратора, затем что-то набрал на своем планшетнике, и крякнул. - Кхе-кхе... кадет Марисса Сальвадос... очень странный случай, должен отметить. Насколько я знаю, группа кадетов была вами разделена по половому признаку, верно?

Куратор промолчал, постукивая пальцами по столешнице.

- И местонахождение кадетов женского пола было определено вами на нижних уровнях, причем в отношении них была применена беспрецедентная охрана. Я не вправе вмешиваться в процесс ведения практики кадетов КВА, потому и не стану спрашивать, в каких целях были предприняты вами, как куратором группы, подобные действия. Но... майор Эмингем, руководитель этой самой группы, заверил меня, что данные меры были излишними. Они не согласованы с руководством Академии, и как ни странно, даже майор не был в курсе ваших нововведений в отношении последней группы практикантов.

- Какое это имеет отношение к расследованию убийства кадета Сальвадос? - подал голос джерг Нахим.

- Может и никакое, а может даже очень... в смысле, меня удивил тот факт, что кадет находилась в отсеке для тренировок, в то время как остальные кадеты... то есть кадетки в другом. Я хочу сказать, что если с вашей стороны, сиг Куратор, было сделано все возможное для их охраны, как так получилось, что одна из-под охраны все же сбежала? Или ее выманили... тогда кто? Либо у вас было назначено какое-то индивидуальное занятие с погибшей?

- Нет, - кратко ответил Дамьян, и сжал кулак, затем спрятал руку под стол. - Я понял, куда вы клоните. С кадетками индивидуальных занятий я не проводил, кадет Сальвадос покинула место дислокации самовольно. Я склонен думать, что у нее была назначена личная встреча, что так же подтверждают данные, полученные с ее планшетника, от других кадеток, а так же из содержания схронзаписей.

- И с кем она должна была встретиться? - наклонился немного вперед майор, почти приподнявшись над поверхностью стола.

"Лошик, о чем он сейчас думает?" - мне вдруг на миг показалось, что майор что-то знает и боится. Но чего?

"Мелкая, подожди... у меня тут хэйдар третирует вопросами".

- А знаете, мне вот тоже интересно, с кем? - голос Дамьяна вдруг стал каким-то угрожающим, не смотря на расслабленную позу: руки на подлокотниках, нога на ногу и легкий наклон головы. - Может с вами, майор?

Эмингем словно дернулся, подскочил и, опираясь на руки, навис над столом, с ненавистью глядя на куратора.

- А может с вами, сиг Куратор. Это же у вас склонность к земным кадеткам обнаружилась!

Я от такой наглости едва не вспылила, но тихий, довольный смех, который вдруг раздался со стороны его соперника, заставил меня остаться в своем укромном уголке и слушать.

- Как погляжу не только у меня..., - парировал Дамьян, и уже более жестко произнес. - Сядьте на место майор! Меня не интересует цель ваших уединенных встреч конкретно с кадетом Сальвадос. Меня интересует другой момент... где вы были в зафиксированное время смерти третьей жертвы? И кто может подтвердить ваше алиби? Так кажется это называется у вас на Земле?

- Ч-что?! - у майора вдруг нервно дернулась голова и побагровел от гнева. - Да как вы.... с-смеете?! Вы меня подозреваете в смерти моего кадета?

- Алиби! И место нахождения! - холодно отрезал куратор и махнул рукой Церберу. - В карцер его... до опровержения причастности.

- Что вы себе позволяете?! - подскочил теперь уже полковник, бледный и взволнованный. - Майор - не убийца, у вас нет достаточных оснований и улик для подобных умозаключений. И...и... кроме того, это в моей компетенции кого-либо задерживать или арестовывать на этой военной базе!

- Так выполняйте же свои обязанности в таком случае, - рявкнул на него джерг Нахим.

- Но... но у вас нет доказательств против майора, чтобы вот так просто взять и посадить его в карцер! Я протестую!

- Что ж, - выдохнул сквозь зубы сигурн Эр-Гро, и подал знак Церберу сесть на место, - давайте выслушаем майора. Дадим ему еще один шанс.

Эмингем с силой сжимал и разжимал кулаки, полыхая гневом, явно не справляясь со своими эмоциями.

"Представляешь, его бесит, что все это происходит на твоих глазах, - голос Лоха лучился довольством, словно он смаковал эмоции майора как изысканное лакомство. - Его прямо-таки выворачивает... ого, вот это фантазии. Слушай, Мелкая, ты у него проходишь как успокоительное средство, не иначе. Вот представил тебя всю такую в белых кружевных полосочках и ...ой... молчу".

Майор и правда вдруг успокоился, провел рукой по волосам, приглаживая шевелюру и выпрямился.

- В интересующий вас, сиг Куратор, момент я находился в компании полковника Велесова.

- Неужели? - ехидно усомнился Дамьян в честности допрашиваемого и повернул голову в сторону того, кто должен был подтвердить алиби майора. - Полковник... что вы на это скажете?

- Я... ну, конечно. Подтверждаю, кхм, - кашлянул тот в кулак, бросая сумрачный взгляд в сторону майора.

Вот и попался майор, так как и ежу понятно, что полковник растерялся от такой наглости. А я была уверена, что майор не убивал, нет. Но встречу назначил, однозначно. Что же ему нужно было от Мариссы?

В кабинете вдруг воцарилась какая-то гнетущая тишина. Дерадмиины молчали, не шевелились и вообще словно уснули, а майор и полковник только переглядывались, хмурые и недовольные поворотом совещания.

Затем полковник кашлянул еще раз в кулак и наконец прервал тишину.

- Если мы уладили это недоразумение, то господа... то есть... я хотел, сказать, давайте вернемся к повестке совещания. У нас еще несколько вопросов на обсуждение обозначены. Итак...

- У меня еще вопрос к вам, полковник Велесов, - шевельнулся джерг Нахим, останавливая фальшивый энтузиазм собеседника. - Точнее, вернемся к теме о причине смерти коменданта и мадам Иссао.

- Разве мы не закрыли ее? - голос полковника приобрел более агрессивные, нервные нотки, и он вдруг полез во внутренний карман кителя. Вынул белоснежный платок и вытер им пот с лица.

Майор сел на свое место, пребывая в сумрачном настроении, что отражалось на выражении его лица.

- Я должен вас поставить в известность, полковник, что имеются другие данные, - сухо ответил джерг Нахим. - Причина смерти в первом и втором случае заключается в медицинском вмешательстве. А точнее, коменданту был введен некий препарат, который вызывает остановку сердца. Почему в ваших отчетах данная информация умалчивается?

- Откуда вы... то есть я хотел сказать, что наши медэксперты зафиксировали совершенно другое, - голос полковника дрогнул.

- Посмотрите внимательнее на выводы в заключении, сделанном нашим экспертом. Вам эти данные были переданы полчаса назад. Вы должны были уже успеть с ними ознакомиться. Между прочим данный медицинский препарат производится только в одном месте. и должен заметить, что данная закрытая лаборатория размещена здесь, на военной базе "Грозный".

- Нет, вы ошибаетесь, - возразил Велесов растерянно.

- В чем именно? - голос джерга Нахима прозвучал с легкой иронией. - В том, что на базе есть секретная лаборатория? Причем данная информация является секретной, в том числе от наших спецслужб? Или в том, что данная лаборатория выпускает запрещенные медицинские препараты? Или быть может я ошибаюсь в том, по какой причине наступила смерть землянина, не подготовленного к введению ему запрещенного препарата?

"Ого, слушай, а ведь он прав. Так вот где изготавливают этот злосчастный комбинированный ген "огня", который запрограммирован на подчинение только землянам?"

"Ты о чем? Разве ген "огня" не внедрен со стороны дерадмиинов в землян, для того чтобы использовать землян с вновь приобретенными способностями в совместных проектах?"

"Ну, какое-то время так и было... Однако, последний раз, когда ген, изобретенный в лабораториях дерадмиинов, реально вводился было ... хм, где-то лет этак... семь назад. Больше дерадмиины не передавали генетический материал..."

"Семь лет назад? Так это наша группа... А последующие? Или мы последние?"

"Вначале так и было, генный материал от дерадмиинов, а взамен живая сила в лице кадетов... очень дорогая сила. Но вы последняя группа, которая должна была проходить практику на базе под кураторством хэйдара".

- Вы ошибаетесь! - жестко, на этот раз довольно уверенно произнес полковник. - У вас нет доказательств.

- А они нужны? Вы не отрицаете мои слова, а только требуете доказательства? Очень интересно.

Ничего не понимаю. Я закрыла лицо руками, ибо стало правда жутко. Что вообще происходит? Что?

"Ты не поняла, верно? В ближайшие два дня должна была состояться медкомиссия в отношении вашей группы. Куратор был не в курсе, но теперь-то он все знает... Так вот, во время медосмотра вам собирались ввели этот модифицированный состав. Дальнейшая практика пошла бы в целях проверки эффективности изменений. Сейчас дерадмиины сильнее, быстрее, выносливее, и даже могут подавить любого из вас фактически голыми руками, но ваше правительство, военные и даже руководство Академии решило, что ваша группа отличается от других... Вы должны были стать подопытными образцами, но теперь уже не в качестве эксперимента взаимодействия человеческого организма с геномом инопланетян, а как первоиспытатели модифицированного, видоизмененного гена "огня", у которого должен быть другой источник силы и подавления, не дерадмиин... новый хозяин".

"Кто? Кто должен был стать наших... хозяином?" - я с трудом выговорила мысленно это отвратительное слово, и удивленно прислушалась к странной тишине в кабинете. Подняла взгляд и едва не вскрикнула. Земляне оказались в глубокой заморозке, а дерадмиины о чем-то вели тихую беседу.

"А-а-а, пропустила такой момент... Ладно, вот и цель визита майора... хотя он не майор, а повыше рангом... выше подполковника вроде бы, не совсем понял, если честно".

"Эмингем? Не-е-ет", - паника накрыла, да и руки затряслись. То есть этот майор теперь сможет не просто командовать нашей группой, но принуждать наши организмы выполнять его требования и желания?!

"Эй, мелочь, без истерик. Видишь, он сейчас вообще ничего не может. Замерз, бедолага".

- Ты рискуешь, - равнодушно отозвался на какой-то вопрос Дамьяна джерг, и пожал плечами. - Но это твое право. Вся эта ситуация давно требовала вмешательства. Пора закрывать этот проект. Контракты подписываем сегодня же, завтра отлет... и, Дамьян, реши уже свои личные дела. Я уважаю твое право, и не стану мешать... пока мы на "Грозном". Имей это в виду.

Куратор посмотрел в мою сторону, и наткнувшись на мой внимательный взгляд, помрачнел, лицо его стало затягиваться серой маской.

- Плохая была идея привести тебя на собрание, - вдруг произнес куратор.

Я подскочила с места, и вздернула подбородок.

- Пока вы не скажите о каком отлете идет речь, и каким образом это затрагивает меня и группу, не сдвинусь с места!

Дерадмиины дружно уставились на меня, причем все с мерцающими масками, без единого намека на понимание моих страхов.

- Дамьян, - подал голос джерг Нахим, и хлопнул брата по плечу, - вот что скажу. Не тяни. Реши все вопросы сегодня. И отлет организуй, как можно быстрее. Я останусь. Подчищу память этим тва..., то есть этим замороженным. С лабораторией тоже разберусь. Пора закрывать эту лавочку, как говорят земляне. И кстати, СиГр-гайярда тоже забирай. Действуй.

- Подожди, - задержал его Дамьян. - Может лучше мне решить эти вопросы с лабораторией? Ты уверен, что хищник не отправится следом? Кто им вообще управляет?

- Не здесь..., - и снова вдвоем посмотрели в мою сторону, а я подошла ближе, возмущенно прожигая дыру в маске на лице Дамьяна, и едва не пыхчу, как ежик. - Хм, и потом, у тебя сейчас есть другие задачи. Вот их и решай. Все. Время. А, кстати... чуть не забыл...

Джерг Нахим вдруг подошел ко мне, протянул руку к моему лицу и провел кончиками пальцев, не сняв своих перчаток, по подбородку, затем скользнул вдоль скулы и ухватился за затылок, придвинув меня к себе ближе. Вторая рука нагло разместилась на моей спине и подтолкнула к мужчине, а я невольно скосила взгляд на куратора, удивляясь его спокойствию.

- Что вы делаете? - сиплым, испуганным голосом спросила, и попыталась высвободиться.

- Тихо. Не бойся, - удерживая мое тело в своих крепких объятиях, джерг вдруг наклонил голову ниже, испугав черной маской похлеще, чем в свое время испугал меня сиг Куратор.

Удивившись, что Дамьяна практически уже не боюсь, в отличие от его старшего брата, пропустила момент, когда маска с лица джерга исчезла.

- Мама! - выдохнула я ошарашено, уставившись во все глаза на самого красивого мужчину, после... сига Куратора.

Сиреневые глаза, не черные, как у Дамьяна, оказались с невероятно длинными ресницами, а прямой нос и красивой формы губы придавали джергу несколько слащавый вид, но вот широкие брови и квадратной формы скулы говорили скорее о мужском темпераменте. Красив, нечего сказать, да и волосы странного цвета, то ли фиолетовые, то ли сиреневые, как его глаза, казались необычными.

- Довольно! - Рыкнул вдруг совсем рядом Дамьян.

- Я - не мама... смотри на меня, Огни.

А я взяла и зажмурилась. Очень не хотелось падать в обморок, совсем не хотелось.

- Грэм! - голос того, кто являлся в мои сны в образе дракона, вдруг приобрел свирепое, почти угрожающее звучание.

- Дамьян! Не мешай. Ты знаешь... так надо.

- Но это не означает, что я одобряю!

- Огни, солнечный лучик во тьме, открой глазки, - проворковал тот, кто в принципе не должен был ко мне прикасаться.

Я отрицательно помотала головой, снова попытавшись вырваться из хватки наглого братца куратора.

- Понятно, - прошипел тот, и вдруг ослабил объятия, почти выпустив из рук. - Отпущу... как только посмотришь на меня.

Я открыла один глаз, удерживая второй прищуренным, и взглянула в хмурое, недовольное, но не менее прекрасное лицо мужчины. Затем выдохнула, чувствуя, что голова не кружится и падать в обморок вроде не собираюсь, и открыла второй глаз.

- Ну?! Смотрю... и...?

- Джерг Нахим, вы зря тратите свое время, - вдруг раздался совсем рядом какой-то веселый, я бы даже сказала - с легкой издевкой, голос Дамьяна. - Ваши чары не действуют.

Чары?! Так он пытался проверить на мне свои чары?!

- Посмотр-р-рим, - сиреневые глаза внезапно сузились, и мужчина вдруг притянул мое лицо к себе так близком, что я внезапно ощутила как горячие, жадные губы накрыли мои, дрожащие и напуганные.

Я попыталась оттолкнуть джерга, выпучив от шока глаза, замычала, подавая сигнал бедствия Дамьяну.

"Огни, мелкая, ты это... расслабься. Хэйдар сейчас не вправе вмешаться. Хотя и бесится... сильно", - Лохнесс вторгся в мои сумбурные, полные негодования мысли, заставив замереть на месте, и перестать сопротивляться.

"Как это не станет вмешиваться?! Почему?!"

"Э-э-э... традиции... что б их".

Ах так?! Традиции?! Но для меня их традиции пустое место!

Разозлившись, да так, что искры вот-вот посыпятся из глаз, к тому же и воздух уже на нуле, не открывать же рот, чтоб вдохнуть, ибо этот... ненормальный тут же своим языком сунется, я мгновенно потянула на себя всю энергию из окружающих приборов и резко, без предупреждения прижала ладони к... мягкому месту на теле джерга. Надо отметить, что к груди мужчины я не рискнула прикасаться, а то вдруг сердечко не выдержит, а его зад... то есть мягкое место оказалось как раз на уровне моих ладоней... он же высокий, наклонился так удачно, что невольно выпятил свое седалище назад. Вот я и обхватила мужика руками, фактически воспламенив ему его зад.

- Что за...?!! - заорал не своим голосом джерг и отскочил от меня, произнеся вслух такие эпитеты, что я невольно заслушалась.

Дамьян взорвался смехом, причем таким, что у меня невольно глаз задергался. Затем он попытался помочь брату потушить пламя, которое почему-то не хотело затухать еще какое-то время. В итоге джерг Нахим, вернув на лицо черную маску, с прожженными штанами на филейной части тела, покинул наше общество, прорычав напоследок, что разговор со мною еще не закончен.

Едва двери за разгневанным мужчиной закрылись, я посмотрела на все еще посмеивающегося Дамьяна, и фыркнула:

- И что... теперь каждый дерадмиин полезет ко мне со своими проверками чар и отвратительными поцелуями?!

- Отвратительными, значит? - куратор довольно осклабился и подошел ко мне ближе, бросив через плечо застывшему истуканом Церберу. - Уведи этих двоих ... в карцер. Только так, чтобы никто их не видел.

Я удивленно наблюдала, как земляне послушно поднялись со своих мест и пошли, словно безвольные куклы, в сторону выхода, сопровождаемые Цербером. Перевела взгляд на Дамьяна, который стоял совсем рядом со мною и, не касаясь меня, с легким прищуром изучал мое лицо.

- Меня несказанно радует твоя реакция на моего брата, - вдруг низким, чуть вибрирующим голосом произнес мужчина и протянул руку, касаясь моего подбородка точно так же, как до этого делал джерг Нахим.

- Или ее отсутствие? - попыталась отвлечь себя от странной дрожи, которая пробежала вдоль позвоночника, едва пальцы куратора прочертили линию вдоль моей щеки.

- Верно. Однако я до сих пор не знаю, как бы ты отреагировала на мой поцелуй. Проверим?

Легкая полуулыбка, промелькнувшая на его губах, и чуть затуманенный взгляд черных глаз приковал к себе, как и горячая ладонь, прижатая к затылку. Пальцы свободной руки мужчины прошлись вдруг по плечу, спустились вдоль руки и перебрались на спину, обжигая сквозь одежду легкими, но таким волнующим касаниями. Я невольно облизнула пересохшие вмиг губы, и замерла, едва Дамьян склонился ниже и его губы оказались в опасной близости от моих. И в этот момент я осознала, что не хочу отталкивать его, и что мне тоже нужно знать, будет ли его поцелуй так же неприятен, как те, что навязывали мне другие мужчины. Всматриваясь в странные, неземные глаза без белков, черные, как цвет космических далей, чувствуя, что слабею, колени вот-вот подогнутся, потянулась рукой к его плечу, чтоб удержаться на ногах... И Дамьян со странным стоном, словно ему невыносимо больно, притянул меня к себе и прижался горячими, вмиг опалившими жаром, губами, но не властно, а осторожно, будто спрашивая о чем-то...

Я закрыла глаза, не размыкая губ, позволяя продолжить поцелуй. Мягко, осторожно мужская рука чуть изменила положение моей головы, наклонив немного вбок, чем отвлекла мое внимание от прикосновений к губам. Вздохнув, невольно приоткрыла рот, и нижняя губа оказалась в плену зубов куратора, слегка прикусивших ее. Не успела я испугаться, как вместо зубов нижнюю губу стал ласкать, поглаживать язык, горячий, чувственный, скользнувший внутрь, коснувшийся внутренней стороны щеки...

Услышав чей-то стон, который раздался после прикосновения к моему языку мужским, поняла, что это я издаю такие странные звуки. Не дав мне опомниться, Дамьян освободил мой рот и осыпал обжигающими поцелуями чувствительные места за ушком, шею, подбородок, затем досталось немного жара и щекам, носу... Не помню, когда он успел подхватить меня под колени, поднимая на руки, снова опаляя страстью своих губ мои, вздрагивающие, ставшими вдруг необычайно жадными до волнительных и приятны ощущений...

Немного пришла в себя только когда ощутила легкую прохладу в области груди, открыла глаза и поняла, что оказалась без верха, то есть без пиджака, блузки и вообще ... без всего, лежу на спине на чем-то прохладном - шелковые простыни? Вздрагивая от страстных поцелуев, которые опаляли верхнюю часть груди, спускаясь ниже, и снова возвращались к моему лицу, губам, заставляя забыться и закрыть глаза...

Ощутив, как широкая мужская ладонь властно накрыла сначала одну грудь, затем скользнула к другой, охнула и открыла глаза.

- Что? Что вы ... делаете? Остановитесь!

- Нет! - рыкнул мужчина, чуть приподнявшись надо мною, удерживая на месте силой своего полыхающего красным взгляда, как внезапно начал срывать одной рукой одежду с себя. - Нет, Огни, не проси... Я дошел до предела.

Оставшись в одних брюках, как впрочем и я, Дамьян снова склонился и прижался обнаженной кожей к моей груди, подкладывая одну руку под мою голову и приподнимая ее, затем судорожно выдохнул и уперся лбом между моими грудями, которые, о бесстыжие, требовали... просто таки горели, желая его внимания.

Должно быть, мое лицо полыхало, как майские цветы, сердце стучало уже где-то в горле.

- Огни, ты, словно живой огонь, вошла в мою плоть и кровь. Ты захватила все мои мысли, сны и мечты в свою пленительную сеть, я не могу долго находиться вдали от тебя, не видеть, не касаться. Мое тело, мои губы и руки, весь я горю в огненной боли, которая скручивает и не дает расслабиться, я на пределе... Огни, что же ты со мною сделала? Я не могу так больше... Прошу, позволь мне любить тебя, твое тело...

Дрожащей рукой попыталась то ли оттолкнуть его голову от себя, чувствуя, как дрожь сотрясает его тело, передаваясь и мне, или, быть может, хотела только успокоить, погладить по синим волосам, заплетенным в замысловатую косу, но стоило коснуться, как пальцы зарылись в его волосы. Дамьян замолчал, замер, словно не веря, что я посмела сама прикоснуться к нему.

- Мне... понравился... ваш поцелуй, Дамьян, - тихо, с хриплым придыханием промолвила и вздрогнула едва в мои растерянные, напуганные глаза посмотрел синеволосый, с красными глазами демон.

- Огни, - выдохнул он и уголки его губ дрогнули, силясь удержать улыбку, - я... счастлив это слышать.

Вот глупая, кто же признается в таком, когда мужчина мечтает о большем. Обхватив мою голову руками, Дамьян склонился снова ко мне и с какой-то мрачной решимостью вдруг произнес:

- Огни, ты - моя, и я не намерен более терпеть внимание других мужчин к тебе. И останавливаться сейчас тоже не намерен.

Более сказать что-либо в возражение относительно его намерений, мне просто не позволили. Обрушившись на меня, словно ураган, сметая любое сопротивление таким напором и такой страстью, что я боялась одного, как бы не забыть дышать. Решительный, сильный рывок, и я совершенно обнажена, руки заведены за голову вверх, удерживаемые сильными пальцами правой руки мужчины, который тяжело дыша, ласкает мое тело другой рукой... О, Боже, что он делает?

- Не бойся,.. - хриплые, тяжелые слова вырываются из его рта, который сминает розовые вершины, прикусывая их и снова впиваясь, словно желая проглотить их. - Я буду... нежным... ты особенная... страстная, горячая... волнительная и сводящая с ума, как настоящий огонь... Доверься мне.

Свободная рука, которая не удерживает меня, накрывает мой живот, судорожно втягивающийся внутрь, затем нежными прикосновениями оглаживает бедра, спускаясь ниже, повторяя контуры тела, и перемещаясь на внутреннюю сторону сведенных вместе ног.

Внезапное прикосновения к запретному, и судорожное, опаляющее шею:

- Позволь мне... я чувствую твой жар... твой запах сводит с ума.

И с усилием, преодолевая мое природное упрямство и сопротивление, выпустив при этом руки из захвата, попытался раздвинуть мои ноги в стороны. Так как голова уже не кружилась от поцелуев, до сознания достучалась отрезвляющая мысль - он не собирается останавливаться! Мама!

То ли мужчина почувствовал, что мое тело напряглось, то ли волны паники ощутил, но он остановился, приподнялся и посмотрел на меня свирепым, почти злым взглядом.

- Огни, не вздумай сейчас мне отказать! - зарычал Дамьян, явно пребывая не в себе. Ого, глаза то темнели, то алели, и судорога боли пронеслась по лицу... Я непроизвольно всхлипнула, прикусив нижнюю губу и съежилась. Попытку отползти пресекли, удержав рукой за ноги, да еще и подтянув меня к этой горе мускулов поближе.

- Стоять! - рычит неудовлетворенный "демон". - Лежать! Не сопротивляться!! - вторит ему разозленный куратор. - Сейчас все будет!!! - обещает Дамьян, и снова наклоняется надо мною, пытаясь отвлечь поцелуями и нежными прикосновениями рук.

Но я-то уже пришла в себя. Да, от поцелуя почти потеряла себя, голова пошла кругом... но, блин, я же еще девушка и мне страшно! Зачем еще и рычать на меня!

- Нет, не будет! - выпалила и испуганно заткнулась, ибо меня тут же распяли, руки в разные стороны от головы, ноги вдруг резко развели, вклинившись мужским торсом. - А-а-а!

Дамьян поморщился, затем рыкнул и со стоном уперся лбом снова в мою грудь.

- Огни! Ты сведешь меня с ума окончательно. Не ори...

"Эх, а счастье было так близко", - вздохнул кто-то обреченно в моей голове.

"Лошик! Спаси!"

"Кого? Хэйдара надо от тебя спасать, мелочь вредная. Довела мужика до предела, а потом "нет, не будет". И вообще, я может только настроился, позу удобную принял,.. а вы... Эх!"

Мужчина вдруг перекатился через меня, прижал к себе крепко и спрятал лицо в моих волосах. Лежим в обнимку, молчим... я губы себе все искусала, а он только дышит глубоко, равномерно. Успокаивается что ли?

- Д-дамьян? - позвала неуверенно.

- Хм, - отозвался, зарываясь глубже в мои волосы лицом.

- Я ... просто... и-испугалась.

- Угумс... я понял.

И снова молчим.

"Лошик... что с ним?"

"Тьфу на тебя. Мучительница. Коварная. Вредная..."

Вздохнула, скосила взгляд на куратора, который оказывается все еще был в брюках, и мне стало стыдно за свое поведение. Нет, не за то, что испытывала или лежала сейчас обнаженная, за другое... что испугалась и причинила страдания тому единственному мужчине, чьи поцелуи сметали все разумные мысли в моей голове, и сердце заставляли выпрыгивать из груди.

"Сказать ему, что передумала?" - вклинился ехидный монстрик.

"Нет! Не смей".

- Огни, - вдруг очнулся куратор и посмотрел на меня уже вменяемыми черными глазами. - Скажи, есть ли вообще хоть какой-то шанс, что ты пусть не сейчас, но может позже, примешь меня? Со всеми моими командирскими замашками?

"О, видишь, он прислушивается ко мне, а ты нет", - голос Лоха показался мне уже не таким ехидным, скорее самодовольным.

Повернулась к нему всем телом, обняла за плечи, спрятав не только свою обнаженную грудь, но и шальную улыбку, тихо произнесла, прочерчивая указательным пальчиком лини, которые сверкали на его груди холодным синим сиянием:

- Ну, думаю, что шанс есть... может позже...

- И поцелуй тебе понравился, верно?

Мечтательно вздохнула и уткнулась носом в его шею, чуть потянувшись вверх. Вдохнула его запах, ощутив необычное томление внизу живота, снова вдохнула...

- М-м-м, ты вкусно пахнешь, - не осознавая, что говорю, пробормотала и вдруг лизнула в том месте, где только что был мой нос.

Не заметив, как вздрогнул мужчина, лизнула снова, и простонала:

- И на вкус... тоже... очень приятно.

- Правда? - раздался его голос, полный робкой надежды.

Меня вдруг обхватили и перевернули так, что я оказалась сверху, а Дамьян тут же руки убрал за голову, наблюдая за мною с шальной улыбкой.

- Я весь твой... можешь попробовать в любом месте.

- Что? - моргнула от удивления, выпрямилась и охнула, когда до меня дошло, что именно опалил жадным взором мужчина.

Скрестила руки на груди, прикрываясь, и тряхнула головой, рассыпав волосы впереди, создавая себе прикрытие. Опустив руки, оперлась, думая, что надо слезть с тела мужчины, но ...

Случайно, честно-честно, я не хотела, чуть потерлась местечком между ног о ткань штанов куратора и задрожала, ощутив что-то выпуклое, большое. С трудом сглотнула, замерев, и со смущением перевела взгляд на лицо Дамьяна, продолжая опираться ладошками о его грудь. Легкий прищур его темных глаз вызвал мурашки по коже, а когда его пальцы одной руки вдруг неожиданно прикоснулись к моей нежной плоти, меня тряхануло так, что невольно бедра сжала, вызвав сладостный стон у мужчины. Впилась ноготками в его кожу, оставляя следы, испытывая странное потрясение от того, что сейчас делали его пальцы. Мамочки!

Прикусила губу, не в силах его остановить, чуть выгнулась, и тут же оказалась подхвачена второй рукой мужчины, а соски снова обожгло жаром его рта. Сладостный танец пальцев, погруженных в мою сокровенную плоть, вмиг заставил забыть произнесенное "нет", а сметающий возражения поцелуй обрушился на мои дрожащие, стонущие губы. Опрокинув меня на спину, не прекращая своих диких, необузданных касаний, Дамьян словно решил все же свести и меня с ума. Его губы, руки, казалось, были повсюду, а когда мою нежную кожу между ног вдруг коснулись ртом, прошлись по влажным складочкам языком, я заметалась, вцепившись в его волосы, попыталась отодвинуть его от себя...

Но было поздно, конвульсивные сокращения, такие сладкие, страстные вознесли меня в какие-то дали, мой крик потонул в крепком, сдобренным моим собственным запахом поцелуе, и я даже почти не заметила, как Дамьян вжался в меня своим телом, проникая внутрь, разрывая девственную преграду. Боль была, но подаренное до нее наслаждение омыло ее, скрадывая ее грани, и вскоре я поймала ритм движения тела мужчины, присоединилась к нему неосознанно, на одних инстинктах. Второй экстаз настиг меня одновременно с криком удовольствия, который исторг мужчина, державший меня в своих крепких объятиях. И яростное, страстное "Моя! Только моя!" оказалось той завершающей ноткой, которая поставила все на свои места.

- Твоя... только твоя, - выдохнула ему в губы, закрывая устало глаза, и даря ему радостную улыбку, прежде чем провалиться в сон.

- Спи, мое сердце, теперь отдохни. Теперь все будет хорошо. Я обещаю.



Глава 20.




Проспала я недолго, но когда очнулась мне не позволили предаваться самобичеваниям или смущению, отнесли на руках в ванную комнату, которая располагалась рядом со спальней куратора, вымыли меня с ног до головы, затем вернули на кровать. Зацеловав меня до просьб о пощаде, велели быстро собираться под присмотром Цербера, отпустив в мой жилой блок, и поесть там же... но одной. Церберу было велено ждать снаружи, а сопровождая, не смотреть на меня и не дышать... Вроде и пошутил, однако Цер хмыкнув, исполнил все требования с точностью. Хотя смотреть на меня все же пришлось, а то как же он мою безопасность обеспечит.

На вопросы о том куда и зачем летим, мне так никто и не ответил. Вещи забрал Цер и, едва я двинулась за ним следом, как он замотал головой, затем рыкнул.

- Чего ты рычишь на меня? Говори нормально!

Попыхтел через маску что-то недовольно, но отвечать не стал, а связался с Дамьяном.

- Мой хэйдар, прошу допуск на десять слов вашей сиане.

Ого?! У него лимит слов установлен на общение со мною? Заметила, как расслабился мой страж после ответа куратора, и посмотрел на меня. Молча. Обдумывает, что такого сказать и в лимит уложиться? Помочь что ли?

Улыбнулась, поправив шарфик на шее, который шел в один темно-зеленый тон с длинным в пол прямым платьем, скрывающим очертания фигуры, и подмигнула. Цер вздрогнул и прокашлялся.

- Послушайте, вы сильно не напрягайтесь, просто скажите, куда мы полетим, почему не можем остаться на базе и... кстати, давно хотелось узнать у вас...

Мой словесный поток прервали поднятой вверх рукой с открытой ладонью и глубоким, низким голосом Цербер произнес:

- От меня не отходить!

А это два или четыре слова? Прикусила согнутый в косточке указательный палец с любопытством взирая на дерадмиина, чуть вскинув вопросительно брови.

- С другими кадетами не разговаривать!

"Так, уже пять слов сказал...".

- Почему это не разговаривать? О, так мы все летим?

Ну, конечно, не так давно на собрании об это и говорилось, потому должно быть подарил мне взгляд с упреком вместо ответа.

- Ну можно я все же спрошу? - не удержалась от провокационного взгляда, и сама себе удивилась - откуда столько игривости вдруг во мне появилось. - У вас есть сиана?

Снова молчание в ответ, и руки сложены на груди, как очередной упрек.

- Что? Неужели нет? Вы хоть кивните, если да... я пойму.

Мужчина вдруг засмеялся, причем так, словно я действительно глупость спросила.

Прокашлялся и произнес:

- Невидимость... молчание... и руку дайте.

- У вас еще одно слово осталось... так да или нет?

Он покачал головой и протянул ко мне свою большую руку, затянутую в перчатку, в которую я почему-то доверчиво вложила свою.

- Вы мне друг? - продолжая смотреть на него во все глаза, понимая, что Дамьян фактически доверил этому стражу мою жизнь и безопасность.

- Друг, - просто ответил мужчина, исчерпав свой лимит слов.

Я вздохнула.

- Можете тоже мне доверять, я не сбегу, не потеряюсь, буду молчать и слушаться. У меня нет друзей, так что я ценю вашу дружбу и очень рада... что именно вы меня охраняете, правда. И потом, мы уже прошли с вами этап испытаний на прочность, верно?

Мужчина снова покачал головой, словно удивляясь моей болтливости. Подхватив четыре огромные сумки, уместил их в открывшуюся нишу в стене, что-то набрал на панели и сумки исчезли. Затем потянул меня за руку, которую не отпускал до этого, и воздух вокруг словно пошел рябью, окутывая нас в некий плотный кокон невидимости для окружающих.

И меня такая радость обуяла, что у меня теперь есть и друг, и возлюбленный...ой! Запнулась на месте, чуть не оставшись без кисти, которую крепко держал Цербер, и снова приноровилась к шагу мужчины. А сама шла и ошалело думала, что это я такое выразила "возлюбленный!" Мама дорогая! Это Дамьяна я так назвала?!

Так и шла по коридору, затем в лифт зашла... и все думала, что со мною случилось? Неужели интимная связь с куратором так повлияла на мой настрой и поведение? Опять же радость от предложения дружбы Цербером,.. А еще странное ощущение спокойствия, умиротворения и какого-то пофигизма насчет будущего? Причем именно пофигизма, если можно так выразиться. Потрясла головой, отгоняя от себя некий звук, словно идущий фоном к моим размышлениям... а что это за звук вообще такой? Гул? Нарастающий звон в ушах?

Стартовая площадка встретила нас тем самым гулом, который я слышала. Это был звук работающих двигателей робопозрузчиков, ввозивших в грузовой отсек инопланетного звездолета огромные контейнеры, небольшие короба и какие-то иные предметы, определить название которых я затруднялась. Через трап, сияющий ярким светом, промаршировала моя группу, причем светлую макушку Лима я увидела сразу же, как мы остановились с Цербером возле трапа. Помня свое обещание молчать, я не издала ни звука, но при этом смотреть по сторонам мне никто не запрещал. Сиг Куратор и еще двое дерадмиинов сопровождали группу кадетов, замыкая шествие, и когда Дамьян проходил почти на расстоянии вытянутой руки рядом со мною, вдруг остановился и посмотрел на меня в упор. Огневики скрылись в недрах звездолета, как и их сопровождение, а Дамьян что-то произнес в сторону Цербера и снова посмотрел на меня.

- Хочешь посмотреть на старт "АирМихран?

"Что это?" - выразила я взглядом.

- Звездолет джерга Нахима, который ты видишь...

Я тут же закивала, так как очень захотелось не только увидеть взлет, но и быть как можно ближе к Дамьяну. "Ну, вот... опять эти необычные для меня желания. Что же ты со мною сделал, Дамьян?"

Кивнув кратко Церберу, куратор пропустил нас перед собой и двинулся следом по светящемуся трапу, как вдруг все вокруг пришло в движение, раздались крики со стороны входа в стартовый отсек. Я повернулась, дернув за руку Цера, и поняла, что Дамьяна рядом уже нет...

Воздух вспарывался словно изнутри, выплескивая шипящие вспышки то огненно-красного цвета, то острые шипы льда, которые разлетались хаотично, врезаясь в робопогрузчиков, то в обслуживающий персонал. Люди из обслуживающего персонал побежали к выходу, испуганно прикрывая голову, выкрикивая от боли, когда до них долетали сгустки огня и кусочки льда, врезаясь в плоть, которая тут же начинала кровоточить. Не ясно было с кем вел бой Дамьян, так как он, то появлялся, то исчезал, мелькая словно призрак... Звук аварийной сирены раздался внезапно, сливаясь в унисон со странным пронзительным, на уровне ультразвука, воем. Почему-то у меня возникла ассоциация с предсмертным криком смертельно раненного животного. А следом пошла вибрация пола... донесся оглушительный звук взрыва.

И словно в замедленном кадре я, закрыв уши от грохота, криков и звуков сирены, наблюдала, как в погрузочный зал стартовой площадки влетает джерг Нахим в сопровождении пяти дерадмиинов и что-то кричит, затем инопланетные бойцы исчезают, ныряя в тот же воздушный карман, что бы вскоре появиться потрепанными, с красными масками вместо лиц... Все бегут в грузовые отсеки, которые тут же закрываются за ними, а я во все глаза смотрю и не вижу Дамьяна и джерга... где же они?

- Цер?! Где они?! Где?!!! - кричу напряженному своему стражнику, который вдруг схватил меня в охапку.

Сирена не умолкала, даже когда люди покинули боевую зону. Как вдруг в погрузочный зал вбежали, рассредоточиваясь по огневым точкам, военные с шевронами службы безопасности "Грозного" в полном обмундировании, направив на звездолет плазменные ружья.

Не успела я понять, что делать и как действовать в этой странной ситуации, как Цербер смазанным движением забросил меня на свое широкое плечо, и решительно двинулся внутрь звездолета. Извернувшись, насколько смогла, увидела, как из воздуха, словно разрывая его грани, выскочил в разорванной, местами окровавленной одежде Дамьян, неся на своем плече чье-то тело, следом за ним появился его брат. Образовавшийся за их спинами волновой щит фактически прикрыл их спины от летящих залпов из оружия безопасников. Долго любоваться дерадмиинами не вышло, так как за ними проход звездолета затянулся мгновенно, словно съежившаяся мембрана Под гул заработавших стартовых двигателей, Цербер пробежал со мною на плече по длинному узкому коридору, затем встал в какой-то световой круг и ... мы оказались расщеплены на мелкие частички, а потом в глазах вспыхнул свет и я зажмурилась.

Глаза решилась открыть только тогда, когда почувствовала под ногами твердую, слегка вибрирующую поверхность пола. Осмотрелась и поняла, что нахожусь в рубке управления звездолетом. Оседая от потрясения на пол, повернула голову на звук команд, резко, отрывисто произносимых голосом Дамьяна. Рядом с ним увидела джерга Нахима, целого и невредимого, при этом он сидел в каком-то прозрачном коконе, к рукам тянулись ярко-белые трубки, с хаотично передвигающими в них маленькими солнечными вспышками, и явно руководил полетом своего АирМихрана. Попыталась подняться, чуть покачнулась, и вмиг оказалась в крепких, по-мужски сильных объятиях Дамьяна, который пытливо всматривался в мое лицо, затем перевел напряженный взгляд на мои губы и вздохнул.

- Огни, ты в порядке?

Я кивнула и снова посмотрела на джерга, затем поняла, что темная с яркими полосами, летящими нам навстречу, стена не часть интерьера, а это нечто вроде туннеля в космосе пространстве, в котором звездолет прокладывал себе путь.

- Что случилось? - чуть охрипшим голосом спросила, и замолчала, удивленно схватившись за свое горло. - А что с моим голосом?

- Такое иногда случается... когда кричишь очень громко, - тихо прошептал мне на ушко мужчина, мой мужчина, и подхватил на руки. - Ты видимо испугалась, да?

- Не помню... этот странный светящийся круг... жуть какая-то.

- А, это что-то вроде ваших лифтов...

- Что случилось на стартовой площадке? - повторила я свой вопрос. - И с кем вы сражались? А еще я слышала какой-то взрыв... Почему появились эс-бэшники?

- Позже. Все объясню позже.

Поцеловав меня за ушком, вызвав необычную реакцию вспыхнувшего томления и мурашек, пронесшихся по коже головы, поднес меня к мягкому, прозрачному кокону, такому же, в котором находился джерг, и сел, усадив и меня к себе на колени.

- Ты должна успокоиться. Ничего страшного не случилось.

- А кровь?! На тебе была кровь...!

- Ничего страшного не случилось, - с нажимом в голосе повторил Дамьян и сильнее сжал меня в объятиях. - Главное, что с тобой все в порядке, и ты не пострадала. А сейчас просто посиди в тишине и посмотри в ... как это назвать ... пусть будет "окно", мы сейчас выйдем из гиперпространства.

- А джерг Нахим...

И замолчала, перехватив мужскую руку, которая вдруг подобралась к груди и мягко прижалась к ней. Отлепить захватчицу от тела не удалось. Я засопела возмущенно, а Дамьян чуть повеселев, снова прошептал на ушко:

- Искушаешь, девочка моя, упоминая моего брата, находясь при этом в моих объятиях...

- Дамьян! Что ты делаешь?!

- Я чувствую себя живым, когда ты рядом, и когда мои руки могут касаться тебя...

Но тут же сам себя прервал и резко поднялся, заставив меня испуганно охнуть.

- Грэм... мы отлучимся.

- Да иди уже, - услышала я джерга и тут же покраснела, так как не ожидала, что он нас может слышать.

- Д-дамьян,.. он же слышал все! - громко зашептала я, возмущенно глядя на довольную ухмылку куратора.

- Ничего, пусть позавидует. Ему полезно.

- Я действительно все слышу, - снова отозвался джерг. - Дамьян, ты обнаглел, правда. Идите вы уже... Только вызови ко мне цера Джеграма-Зула. И не ходи в парник... там СиГр-гайярда разместили, а ты знаешь, как он любит давать наставления, особенно в том, чем ты собрался заниматься со своей сианой.

Спрятала на плече куратора полыхающее красным цветом лицо, сгорая от стыда, но когда поняла, что этим "учителем" может оказаться Лошик, шепотом спросила: "А СиГр-гайярд... это кто?"

- Ты его иначе зовешь... Лохнессом, верно?

- Проболтался, Лох, - пробурчала я себе под нос, когда меня выносили в коридор из рубки управления.

- О, он много чего наболтал, особенно о том, что ты думала обо мне и моем поведении... и об этом мы тоже с тобой поговорим.

- Он мои мысли тебе рассказывал? Убью...

- Надеюсь, ты передумаешь, когда узнаешь, что всегда и в любых спорах со мною, твой драгоценный Лошик, и так ты его назвала тоже, верно?.. Так вот, он всегда встает на твою сторону, меня вообще ни во что не ставит, впрочем как и моего брата. Чем ты его околдовала, не представляю?

- Ничего себе, - улыбнулась я, а затем тихо рассмеялась, такое странное выражение на лице было написано у куратора - смесь удивления и обиды.

- Хотя знаю, - серьезно произнося эту фразу, Дамьян вошел в просторное помещение, практически просто шагнув в стену, которая растаяла прямо перед нами и снова появилась за спиной. - Ты полна жизни... света... огня, и любой просто обречен быть тобой покоренным.

- Сигурн Эр-Гро, да вы просто ... поэт.

Рассмеялась заливисто, и продолжила хохотать, когда меня сердито сбросили на широченную, почти прозрачную, и такую мягкую, как желе, кровать, или то, что можно было бы назвать этим словом. Свет в спальне вдруг погас и потолок зажегся яркими скоплениями звезд, вспышками газовых космических облаков и проносящихся мимо планет.

- О, как красиво-о-о...

Восторг от зрелища вызвал спазмы в горле, которое снова захрипело.

- Это ты красивая...

Не договорив, мужчина вдруг склонился ко мне и начал быстро срывать с меня одежду. Причем попытку сопротивления пресекли на корню, устроив захват для запястьев из того же желе, которое окутывало сейчас мое тело.

- Дамьян! Что ты делаешь? Может... не надо? - голос в конце затих, и из груди вырвался протяжный, призывный стон.

Мужчина разделся тоже донага, и его тело в темноте засветилось светло-синими прожилками рун. Я быстро перевела взгляд на свое тело, которое переливалось теми же рисунками голубого оттенка.

- М-мама! Что это?!

- Ты меня спрашиваешь? - наклонился прямо к моим губам, опалив их жарким дыханием. - Я не ... мама... И вот сейчас ты просто обязана ответить мне, перед тем как я снова возьму тебя.

Я сглотнула, испытав необычный трепет и нетерпение, когда уже Дамьян исполнит то, что только что пообещал.

- Что? Что ты хочешь узнать? - облизала я пересохшие губы и попробовала выдернуть руки из плена, но безуспешно.

- Ты меня любишь, Огни?

Тяжело задышала, ощущая шум крови в ушах, и чувствуя, что сердце словно ухнуло вниз, затем странно задрожало. А что если те чувства, которые вызывает во мне Дамьян, не мои... вернее, мои, но возникли из-за его влияния на меня и мой организм, что если все это когда-нибудь пропадет... исчезнет?

- Я не давлю на тебя... я даже не прикасаюсь к тебе, - мужчина отстранился и руки поднял вверх. - Хотя мог бы соблазнить и вынудить сказать то, что я страстно хочу услышать. Но, милая моя, огненное мое сердечко, прислушайся к себе и просто скажи... ты меня любишь?

Закрыла глаза, стараясь унять дрожь в теле. Внезапно вспыхнуло понимание, что отныне мы связаны друг с другом, мне некуда возвращаться, ибо там, на Земле, меня ждет настоящий ад, мамы тоже нет, и кто в этом виноват, я не смогу сама узнать, и этот загадочный, невероятно притягательный мужчина дорожит мною, может даже по-своему любит. И должна признаться себе, что меня теперь пугают не он сам и те чувства, которые он будит во мне, а возможность потерять, не успев постичь его, понять его внутренний мир и силу его чувств ко мне.

- Ты знаешь ответ... Огни, ты его уже знаешь, я уверен. Ты вправе злиться на меня, обвинять в том, что я изменил тебя, что похитил и лишил тебя родной планеты... Моим оправданием может служить то, что я не смогу дышать, если ты будешь далеко от меня... Я готов снести твою ненависть, гнев, если только ты будешь рядом... Я согласен не трогать тебя, но не проси отпустить, вернуть...

- Не стану просить... не дождешься, - произнесла дрожащим голосом, позволив себе выдохнуть и расслабиться. - И я не прошу меня не трогать... и обвинять тебя тоже не хочу.

- Огни-и-и, - вмиг оказавшись рядом, прижал к себе, высвободив из плена мои руки, и прикоснулся к моим губам своими так осторожно, словно я могла рассыпаться от его напора. - Есть еще один вопрос, который должен быть разрешен именно сейчас. Ты примешь нить наших судеб, сплетя из нее единственный на века путь... для нас двоих, Огни, только для тебя и меня?

- Что это значит?

Провела руками по волосам, отливающим синевой, затем кончиками пальцев коснулась его лба, обвела брови, прочертила линию вдоль носа, и замерла на его губах. Мой указательный палец вдруг оказался зажат между зубами, а взгляд мужчины полыхнул удивительным сочетанием аметиста с рубином.

- Это значит, моя рассветная звезда, что ты принимаешь меня в качестве твоего единственного спутника в жизни, так же как и я принимаю тебя, и даю клятву верности. Ты оденешь мой Саггирад?

- Кулон? - уточнила чуть рассеяно, так как мои руки уже гладили его плечи, спускаясь по бугристым мышцам вниз по предплечью и снова поднимаясь вверх, чтобы тут же отправиться изучать светящиеся руны на мужской груди.

- Саггирад - это не просто украшение...

Дамьян вдруг улегся на бок, закинул на мое бедро одну ногу и прижал к себе, вызвав возглас удивления, когда я ощутила всю силу его желания. Я смутилась, руки замерли на рисунке, расположенном на области сердца, и шепотом спросила, не поднимая взгляда и надеясь, что не потеряю нить разговора:

- А что же это тогда такое? И ... что произойдет, если я его надену?

Мужские пальцы нежно прикоснулись к моим впадинкам возле ключиц, затем пробежались по грудной клетке вниз до пупка, где вся ладонь прижалась к нижней части живота. Дамьян перевел взгляд с моего тела на мое лицо, напряженно и с какой-то необъяснимой надеждой произнес хриплым голосом:

- Принятие Саггирада - это завершение ритуала соединения мужчины и женщины в союз...

- Как заключение брака на Земле? - Облизнула губы, которые внезапно пересохли, и стараясь не обращать внимание на бешенный ритм его сердца под моими пальцами.

- Д-да... но... не совсем. В нем заложен больший смысл. Ношение Саггирада способствует зачатию, сохраняет беременность сианы, оберегая ее.

- Что?! - сиплым от волнения голосом выдохнула, и чуть дернулась в сторону. - Но... я не хочу ... нет, дети? Какие дети?

- Тише... ну что ты испугалась, - шикнул мне за ушко Дамьян и переместил горячую ладонь с живота ниже. - Тебе сейчас просто достаточно принять его, повторив некоторые фразы...

- Не надевая? - задрожала я от действия его пальцев в сокровенном местечке на моем теле.

- Хотя... одеть все-таки нужно, а уж я тебе обещаю, что ты не забеременеешь от меня до тех пор, пока сама к тому не окажешься готова. Я не хочу тебя принуждать,.. - мужчина тяжело задышал, прижавшись губами к моей шейке, - но, милая, нужно решить этот вопрос быстрее... до того, как мое тело победит разум...

Мое же тело меня однозначно предавало, выгнувшись навстречу горячему мужскому торсу, заставляя обхватить широкие плечи руками и застонать от наслаждения и яркой вспышки радости. Чему я радовалась? Не помню, но ощущение странной эйфории и неги, последовавшей после разрядки, вдруг сделали меня более сговорчивой. Сквозь шум в собственных ушах, я расслышала совсем рядом тяжелое дыхание своего мужчины.

- Огни, да или нет?

Поразительно, как легко с моих губ сорвался полушепот из двух букв "Да". Дамьян сквозь зубы выпустил воздух, крепко прижал меня к себе, и вдруг приподнялся, удерживаясь на локтях, чтоб не придавить меня, и одним движением раздвинул мои ноги своими в стороны и...


Сквозь полудрему, укрытая одеялом, пребывая в блаженной неге и крепких объятиях, поглаживала пальцами все-таки одетый на меня Саггирад, и вздыхала. Мучил меня один вопрос, и даже не один, а множество...

- А что будет, когда мы прилетим на твою планету? Что будет с моими земляками? И что произошло на Грозном, когда мы улетали, почему военные из службы безопасности в нас стреляли... и с кем ты дрался? А еще... что с майором? И кто убил Мариссу? И..

- Спи, чудо мое, после все расскажу... и даже подарок подарю, - Дамьян улыбнулся и поцеловал меня в макушку.

- Какой подарок?

- Обещанный мною на твой день рождения. Спи.

Засыпая, я улыбалась, что Дамьян не стал из меня вытрясать признаний в любви... а я решила, что прежде чем заявить о ней, о любви, следует поверить свои чувства, впрочем как и узнать у моего страстного синеволосого супруга... а любит ли он меня? Уткнувшись в подмышку мужчине... своему мужчине, боясь выдать себя, еще раз мысленно повторила "мой супруг"... "мой муж"... и мой куратор - одно и то же лицо... Невероятно!



Глава 21.




Пробуждение было ... странным. Ибо я еще никогда не встречала новый день в объятиях мужчины, как впрочем и ночи привыкла проводить в гордом одиночестве. Боясь разбудить, осторожно вынула из-под Дамьяна свою руку, которая уже затекла и почти не ощущалась. Затем устроилась поудобнее, не отрывая взгляд от лица моего... мужа. Закусила губу, спрятав за ресницами внезапное смущение, но тут же не удержалась и снова посмотрела на такие притягательные мужские черты. Дамьян спал на животе, подложив под голову небольшую подушку, а другой рукой, должно быть действуя на чисто мужских инстинктах, крепко сжимал мою талию. Однако сон его был настолько безмятежным, что мужское лицо выглядело моложе, более расслабленным, чем обычно. Появилось шальная мысль откинуть одеяло и взглянуть на его обнаженный торс, полюбоваться светом рун и рисунков на его теле, но... нет, не могла я себе этого позволить.

Должно быть все для меня слишком быстро произошло: сначала я - кадет, а он - куратор, и все предельно просто. Вдруг этот мужчина решает, что я его женщина, и он предпринимает странные на мой взгляд шаги, чтобы приблизиться ко мне. Устраивает меня на какую-то мифическую должность "сианы", заставляет меня знакомиться с той идиотской инструкцией, которая выводит из себя, заставляя совершать необдуманные, где-то детские поступки. И кормить меня начал в первый же день знакомства своими блюдами, которые оказывается должны были запустить в моем организме странные процессы... необратимые. А еще изолирует меня от потенциального соперника - Лима, и проявляет прямо таки диктаторские замашки, которые, оказывается, были обусловленные либо ревностью, либо собственническими инстинктами. А эти медитации? Что это вообще такое было, если не приручение как моего страха, так и собственного "дракона"? И довольно симпатичного... такого обаятельного, милого ... дракончика.

Закрыла глаза, мысленно вызвав образ второго "я" Дамьяна, и вдруг провалилась в черную дыру... Тьма! Полный мрак! И маленький светлячок, маячком порхающих где-то впереди... Я лечу на него, стремясь всей душой выбраться из черной дыры.


Мы гуляли... я и Дракон. И местом прогулки был зеленый луг, который то менял оттенок на розовый, то вдруг вскидывал странные соцветия в воздух, меняя их формы на разлетающихся в разные стороны бабочек. Я была с распущенными волосами в легкой белоснежной тунике, в золотистых сандалиях и с сачком для бабочек в руке. Дракон ... ну он был в своей толстой, словно броня, черной коже, возвышался надо мною на два метра, и говорил... говорил, что-то - я не могла разобрать. Как вдруг резкий хлопок и звук летящей стрелы и тишина спала, а я уже смеюсь и спрашиваю своего спутника:

- Ты правда видел меня в том пророчестве?

А сама думаю, о чем это я?

- Видел и знал... что встречу тебя только в условиях удаленности от дома, что ты не будешь похожа на меня... и что ты - землянка. Ты явилась не только мне, было еще одно пророчество... это для моего брата.

- Хм, как странно... ты хочешь сказать, что я могу быть одновременно и с тобой и с твоим братом... эээ... то есть быть вашей сианой на двоих?

- Нет! - прорычал гневно Дракон и снес одним ударом хвоста целый рой бабочек. - В его пророчестве ты открываешь ему глаза на его истинную избранницу, а он переврал... перевернул, как ему хотелось. Он мечтал всегда, что его сиана будет обладать огненными волосами. Для меня же не имели бы значение ни цвет волос, ни черты лица... хотя, смотреть на тебя мне безмерно приятно, но в моем случае пророчество говорило, что, увидев тебя в первый раз, я почувствую себя... безоружным, утрачу свою хладнокровность и возненавижу всех мужчин вокруг. Так и случилось...

- А имя... ты спросил про имя...

- Хм, имя... ну, твое имя в пророчестве звучало "рассветный огонь" или "рассветная огненная звезда"...

- Дамьян, зачем ты ходишь в облике Дракона?

- Милая, - вдруг мурлыкнул довольный собеседник, - а ты хочешь увидеть меня именно в качестве Дамьяна? Ты готова к этому?

- Э-э-э... ну да. А что?

- Для этого ты должна поцеловать меня...

- Тебя? В драконьей шкуре?

- Угумс, - вытянул он вперед морду, и сложил губы трубочкой. Как у него это получилось, ума не приложу.

С сомнением глядя на ожидающего поцелуя дракона, который даже глаза закрыл, и только хвост выдавал его нетерпение, срезая под корень траву по обе стороны от него острыми шипами, подумала: "Ну, если это мой сон, то можно и рискнуть, верно?"

Фыркнув, кивнула своим мыслям.

Поцелуй был осторожным, почти невесомым, но в тот же миг меня снесло мощным потоком воздуха, что-то огромное, черное схватило меня в охапку, и ... так я оказалась по грудь в том самом облаке, воспоминания о котором снова нахлынули... и я очнулась.


Рядом со мною лежал Дамьян, внимательно наблюдая за мною своими черными глазами без белков, и вдруг выдохнул, улыбнулся и потянулся в мою сторону. Обнял, крепко-крепко, и зашептал на ушко:

- Я боялся, что ты вспомнишь всю медитацию и возненавидишь меня...

"Эм, то есть я еще не все вспомнила, надо полагать?"

- А чего больше боялся? - постаралась не выдать я своей неосведомленности.

- А что ты вспомнила? - проявил удивительную интуицию мужчина и намотал на палец рыжий локон.

- Все... и вот хотелось бы знать, чего именно ты боялся?

Дамьян помрачнел, выпустил мои волосы из рук, и вдруг отодвинулся, сел, свесив ноги с кровати, ко мне спиной, и тяжело вздохнул.

- Что узнал о твоем отце через медитацию и не сказал тебе о нем.

- Моем... о ком? - прошептала я ошарашено.

Куратор резко развернулся и посмотрел на меня сузившимися глазами. Он явно злился.

- Ты не все вспомнила, верно?

Я смотрела на него растерянно, и в то же время с надеждой.

- Ты знаешь... ты... должен мне рассказать о нем. Прямо сейчас! И я возможно прощу тебя за молчание. Дамьян!

Мужчина обреченно вздохнул, вернулся ко мне под одеяло и обнял меня крепко, затем с сочувствием в голосе произнес:

- Твой отец... он из наших. Он тоже дерадмиин и он виноват в болезни, поразившей твою маму.

- Что? - я замерла, не веря или страшась поверить.

- Я сам не понимаю, как такое может быть... но твоя мама... она же была открывателем миров, ты сама как-то говорила. Возможно, они все же где-то пересеклись и твой отец повел себя как настоящий дерадмиин. Сделал твою маму своей сианой и мне было бы весьма интересно узнать, как кантор ирс ДиГрэвз мог допустить, чтобы его беременная сиана оказалась вдали от него и без его Саггирада.

И в этот момент словно вспышка, некое воспоминание из детства... Мама какое-то время разрешала мне играть с одним из ее украшений, даже одевала мне его на шейку, когда я сильно болела, и мне становилось лучше. Неужели это был ее Саггирад?

- У нее он был, - тихо произнесла в ответ, не открывая глаз. - Точно был... но я не помню, что с этим кулоном потом стало.

Объятия стали крепче, а Дамьян даже замер, но не дождавшись продолжения моих воспоминаний, тихо шепнул в мою макушку:

- Значит, когда пропал у твоей мамы Саггирад, тогда она и заболела.

Открыла глаза, прикусив губу и нерешительно спросила:

- А кто он... мой отец?

- Кантор ирс ДиГрэвз это адмирал нашего военно-космического флота. Один из пяти адмиралов. Высший чин. Истинный дерадмиин. Один из моих наставников, - задумчиво, можно сказать несколько напряженно ответил и вдруг усмехнулся. - Да, думаю, его ждет настоящий шок, когда тебя увидит.

Ужас!

- А мы... встретимся? - в горле вдруг пересохло, и волна гнева, направленная на отца, всколыхнула мои эмоции, что даже дернулась в руках мужа.

- Тише, не бойся... если ты не хочешь с ним встречаться, я что-нибудь придумаю. И потом, он же даже не знает о тебе.

- Почему ты так думаешь? Может он и отказался от мамы из-за меня?

- Нет, - жестко возразил мужчина, и добавил уже мягче. - У нас не принято отказываться от детей. Скорее всего ты воспитывалась бы на женской половине.

- А что было бы с мамой? - спросила и затаила дыхание, понимая, что ответ на этот вопрос может иметь и ко мне отношение.

- Хм, - промычал что-то неопределенное Дамьян, и вдруг поднялся, выпустив меня из объятий и схватил лежавшую на кушетке одежду, начал одеваться. - Я вдруг подумал, Огнеда, что для твоей мамы, как и для тебя... в общем, наше социальное и бытовое устройство для вас было бы... несколько шокирующим, может даже невыносимым.

- Мама сбежала от него, верно? Из-за меня сбежала, побоялась, что отберут у нее ребенка и воспитают то, к чему вы привыкли, верно, сигурн Эр-Гро? - прорычала я, чувствуя странную тупую боль в груди. - Холодную, бездушную, безвольную куклу!

Дамьян стоял ко мне спиной и последние слова словно заморозили его, он замер на месте, продолжая держать руки на весу, словно застегивался, а потом строго произнес:

- Огнеда, ты другая... я это понимаю и не собираюсь тебя ломать или менять. Потому нет смысла злиться и выливать свой гнев на женщин-иридиек. И я допускаю, что твой отец ... он истинное звено военной касты, и я был таким же, но... ты изменила меня.

Повернулся, глядя на меня своими бездонными черными глазами, и вздохнул.

- Ты думаешь, что только ты изменилась? Так вот, ты ошибаешься. Твои изменения связаны с чистой физиологией, а мои... они коснулись моих мировоззрений и ценностей. Ты теперь самая большая ценность для меня. И только твое благополучие и желание завоевать и удержать твою любовь, имеет для меня значение.

Подошел ко мне, оперевшись коленом в матрас, протянул руку и позвал взглядом.

Непроизвольно ответила, рванула в его объятия и, чувствуя всю силу его объятий, стала успокаиваться.

- Я не поступлю с тобой и нашими детьми, которые, надеюсь, у нас появятся, так как того требуют традиции дерадмиинов. И гарантирую, что никто не посмеет запереть ни тебя, ни малышей, будь то девочки или мальчики, и... вообще, давно пора что-то менять в нашей жизни. Мы закостенели, и отношения между мужчиной и женщиной... они потеряли свою искру, остался голый расчет. Это невыносимо.

Я слушала его и не могла поверить, что могла каким-то образом изменить этого несгибаемого на первый взгляд мужчину. И вот в этот момент, именно в этот, наконец смогла честно сказать себе, что таким его очень... очень люблю. Сжала его за торс руками, словно стараясь слиться с ним воедино, и услышала:

- Что? Почему ты дрожишь? Огни?

Потрясла головой, борясь с диким желанием признаться в ответных чувствах, но что-то не позволяло мне рта открыть. Какое-то смутное тревожное чувство или ощущение надвигающейся беды...

- Любимая, послушай, мы можем вообще появляться на Иридии только для определенных церемоний, и вообще.... у меня есть свой собственный крейсер, и в моем непосредственном подчинении боевая тридцатка сильнейших дерадмиинов. Плюс ... я заключил контракты с каждым, слышишь, с каждым кадетом из твоей группы...

Вскинула голову, удивленно глядя на него.

- Да-да, и даже этот несносный мальчишка Лим подписал. Правда он на испытательном сроке. И если еще раз попытается устроить нечто подобное, вроде побега, да еще и тебя захочет прихватить, ему же хуже.

- Ты знал?!

- Что он был в сговоре с Элен? Знал. Но не думай, что это я ее...

- Нет, я так не думаю. Хотя мне бы очень хотелось понять, кто так поступил с нею и комендантом и за что.

- Я тебе расскажу... пока одеваюсь. И милая, оденься тоже, нам пора на обед, который устраивается в нашу честь.

- Обед? Это обязательно? - и вдруг игриво улыбнулась, шаловливо пройдясь пальчиками по его животу, забравшись под рубашку и пощекотав кубики пресса.

Дамьян рассмеялся и перехватил мои руки, одарил ладошки жаркими поцелуями и повалил меня на кровать, нависнув сверху. Всполохи настоящих, сильных чувств отразился в мужском взгляде и протяжный стон сквозь поцелуй был подтверждением, что совершенно другие желания в данный момент заявляли о себе.

- Всего несколько часов, и мы снова останемся наедине, - выдохнул муж, утыкаясь в ложбинку на моей груди лбом. - Я не выдержу-у...

- Выдержишь, я уверена, - сделала серьезное лицо и добавила. - И кроме того, думаю, что ты мне еще кое-что должен будешь рассказать...

- Что? - глухо буркнул, целуя верхнюю часть моей груди.

- Кого ты прихватил с собой с базы, что за взрыв был во время старта и ...

- Огнеда, - рыкнул мужчина и посмотрел на меня. - Одевайся, а не то я за себя не отвечаю.


То, что я узнала от Дамьяна, несколько смазалось впечатлениями, пока пыталась одеться под его пламенным взглядом, все время роняя на пол то одну часть одежды, то другую, даря мужу смущенную, но счастливую улыбку. Но следуя за ним по коридорам крейсера в кают-компанию, где устраивали обед, переварила информацию и даже успела ужаснуться.

Вот уж чего я не ожидала, так это того, что все ниточки могли привести к... майору Эмингему. Именно он оказался тем лицом, которое было остро заинтересовано помешать мне сбежать с базы до его прилета, причем ни комендант, ни Лим не сообщали на Землю о том, что мой статус несколько видоизменился. Может быть они и желали бы это сделать, но... сообщение Лима было перехвачено куратором, а начальник, после некоторых раздумий, видимо передумал, не без влияния со стороны собственно опять же Дамьяна.

Элен имела некоторый зуб к куратору, по крайней мере, как он думал, все дело было в том, что когда-то эта дама была одной из наложниц кого-то из военных дерадмиинов, но не удержалась надолго на этом месте и была отправлена на базу под присмотр сигурна Эр-Гро. Вообще, вся история Элен была покрыта вуалью тайны, и смысла познавать ее секреты я не видела, потому речь перевела на Эмингема.

Эта свол... в общем, майор каким-то образом был замешан в создании той самой лаборатории, в которой земляне пытались вывести свой собственный модифицированный геном дерадмиинов, выраженный в "огненности" его носителя. Между тем факт передачи генома и сама формула "генной вакцины" были строго засекречены, и сколько ученые с Земли не проводили опытов по его воспроизводству, ничего не выходило, пока некоторые особо сообразительные не решили, что если не получается воссоздать нечто подобное, то следует приручить его носителя, чтобы тот стал послушным оружием в руках его новых хозяев. И этим умником был никто иной, как Эмингем. Руководство над нашей группой он перенаправил в свои руки, чтобы быть ближе собственно к объектам экспериментов. И надо отметить, что звание майора было прикрытием, на самом деле он был выше даже по званию полковника Велесова. То-то последний такие перед ним реверансы разводил.

Лохнесс, порывшись в его голове, многое смог выяснить, в том числе, что я вызвала в нем не просто физический или научный эксперимент, хотя влечение все же преобладало, но кроме того, ему было интересно вывести новый вид "детей" от меня, которым по наследству передался бы подконтрольный ему "огненный" ген.

Знал он или нет, кто был моим отцом? Похоже - да. И что бы мы делали без Лошика? Он же и вытащил страшную для меня по своей жестокости тайну Эмингема. Именно его ведомство, которое он когда-то возглавлял, выдавало разрешение на открытие миров... именно он в свое время познакомился с моей матерью, когда та только заболела, задолго до этого потерявшей свой Саггирад, и случаем необычной болезни заинтересовалось не только ведомство Эмингема, но и Министерство здравоохранения...

Через что пришлось пройти моей маме, никто в полной мере не знал, как впрочем и я сама вряд ли узнаю когда-нибудь, но до отлета моей группы на "Грозный" майор посетил ее в частной клинике. Оказывается, он выкупил мой кредит, который я брала для оплаты маминого лечения, и предъявил ей все цифры, как и требование на полную и безоговорочную передачу ему всех прав на ... меня, человека, в связи с выкупом кадета у Академии! То есть он уплатил и мой кредит, и... даже меня купил? Но как?!

- Этого не может быть! - воскликнула я, кусая губы от расстройства и едва не плача. - Какая купчая? Я что ли вещь какая-то?

- В Уставе вашей КВА указано, что любой кадет, который подписал контракт, переходит в ее полную собственность, с правом владения, пользования и распоряжения. Остался один только небольшой нюанс... до окончания Академии ты считаешься несовершеннолетней по вашим земным законам, и учитывая, что ты не сирота, то и в приоритете до совершеннолетия ребенка были права родителя, то есть твоей мамы... А вот если б ты оказалась совсем без родителей, тогда приоритеты изменились бы...

- Что? - произнесла я как в тумане. - Так мама... маму уб... убили?

- Зря я не повременил с рассказом... Огнеда, милая, он уже наказан, поверь мне. Жестоко наказан.

- Она не отказалась от меня и за это ее убили, верно? - голос совсем осип, и я закрыла глаза, чувствуя тошноту.

- Девочка моя, прости... я не хотел причинить тебе такую боль, - расстроено выдохнул Дамьян и притянул меня в свои объятия. - Тише... успокойся, Огни, любимая... успокойся.

Сквозь шум в ушах я не сразу поняла, как он меня назвал, а когда сердце немного перестало болеть, то переспросила:

- Любимая?

Дамьян замер, удерживая меня за талию, впился взглядом в мои глаза, будто хотел что-то в них прочесть, затем поднял руку и провел пальцами по моим губам, скользнул к подбородку и приподнял его вверх.

- Да, и мне не стыдно еще раз повторить. И пусть все традиции Дерадмиина катятся в черную дыру, я действительно тебя люблю, - чуть грустно улыбнулся и поцеловал меня.


Подходя к кают-компании, бросила быстрый взгляд на задумчивого и такого красивого мужчину, и вспомнила, как он ответил на мое удивленное: "причем тут традиции". Оказывается, любовь для его соплеменников считалась излишней роскошью, и мужчины редко испытывали что-то большее, чем страсть, к своим женщинам. И только та, которая становилась единственной - "сианой", владела мыслями и сердцем своего хэйдара.

Моя натура не была мстительной, но то, как был наказан Эмингем, согрело мое сердце и облегчило его боль. Он подвергся мощному ментальному воздействию от трех сильнейших дерадмиинов - джерга, Дамьяна и Цера, в результате которого Эмингем самолично подорвал лабораторию на базе "Грозный", признался в убийствах коменданта и Элен, а так же сознался в сексуальной связи с кадеткой Мариссой Сальвадос, которую, оказывается, заставлял за мною следить и докладывать обо всем, что со мною происходило. А вот кто Мариссу убил, так Дамьян мне и не объяснил, сказав, что все остальные разговоры откладываются до окончания торжественного обеда.





Глава 22.





В кают-компанию вошли вместе, причем Дамьян буквально вцепился в мою талию, прижал к себе и шикнул, стоило мне смущенно попытаться высвободиться. И только поэтому не успела оценить количество присутствующих здесь лиц, как и удивиться нотке иронии в голосе сига Нахима, встречающего нас с бокалом вина.

- Дамьян, вот скажи, - не позволяя себе снять маску, джерг однако был достаточно фамильярен, - неужели ты правда думал, что я для себя старался, а? - вино было подано мне, причем его цвет был... зеленым. Хм, может это и не вино вовсе?

- Что? - замер Дамьян, но руку с моей талии не убрал. - А это как понимать? - и тут же перехватил бокал, поднес его к лицу и вдохнул в себя его аромат.

Джерг снова съехидничал:

- Да это просто напиток, успокойся. Повышает тонус и... аппетит.

Дамьян бокал мне не вернул, отставив тот на столик у стены, и, не ответив на вопрос правителя Дерадмиина, провел меня к остальным четырем дерадмиинам, которые стояли возле небольшого экрана на стене.

- Позволь представить тебе приближенных и доверенных ... как это по земному... ах, да! Это наши с братом друзья.

Хлопнув одного из молчаливой четверки по плечу, отметил:

- Сиг Ардерис, возглавляет корпус личной охраны нашей семьи.

Представленный мужчина поклонился, но лица не показал. Я потянула к себе Дамьяна за лацкан кителя и, когда тот склонился ко мне, прошептала на ухо:

- Очень трудно различать остальных... хм, в общем обязательно им всем носить эти маски на лицах?

Но вместо моего мужа ответил все так же с иронией джерг Нахим.

- Так это Дамьян им запрещает. Мне тоже не позволил, представляешь, милая моя... с-сестра, - на что виновник страданий моего деверя только фыркнул.

- Почему? - удивилась, но тут же умолкла, заметив тяжелый взгляд супруга в мою сторону. О, нежели ревнует?

Надо отметить, что подобная мысль не была мне неприятной, но все же следует срочно разобраться с таким недоверием.

- Снимите вашу маску, сиг Ардерис... пожалуйста, - посмотрела доброжелательно на мужчину, который словно перестал дышать, замерев без движения.

Дамьян переместил руку на мое плечо и крепко его сжал. Я поморщилась, но взгляда от его друга не отвела.

- Мне бы очень не хотелось, - медленно произнося слова, попыталась вложить в них как можно больше ноток убеждения, - чтобы в будущем между мною и вашим хэйдаром возникали проблемы из-за его необоснованной ревности.

- Это не ревность! - возмутился Дамьян, но тут же умолк, едва джерг тихо засмеялся у него за спиной. - Ну... хоррошо! Сними джургаш с лица.

Сиг Ардерис выдохнул, отмер и... посмотрел на меня невероятными синими глазами... нет, это не совсем синий цвет, это цвет серого тумана над рекой. Я улыбнулась и кивнула.

- Спасибо.

- Я же говорил тебе! - хохотнул рядом в удивительно приподнятом настроении правитель дерадмиинов. - Саггирад все решит...

- Я не был уверен, - немного смутился мой ревнивец, и перестал чересчур сильно сжимать мое плечо. - Огнеда, позволь тебе представить остальных...

Дальше дело пошло проще и веселее, мужчины немного расслабились, и после произнесения их имен делали легкий полупоклон и снимали свои маски, которые оказывается назывались "джургаш", что в переводе означало "тень". Сиг Минард Хо и сиг Минард Вэй... оказались братьями-близнецами, с удивительным цветом как глаз, так и волос - темно-рубиновые, при том, что было очень необычно для близких родственников среди дерадмиинов, один из них, по-моему первый, владел водной стихией, а второй - жидким огнем.

Четвертым оказался... кто бы сомневался?

- Сиг Джеграм-Зул, - произнес мой супруг. - С ним ты уже знакома.

- О да! - и мстительно сощурила свои глаза, слега оскалившись. - Знакома, еще бы... совести у него нет!

И такая тишина образовалась после моей вспышки, которая была всего лишь отголоском того страха, что я испытала от посещения вместе с этим бессовестным "другом" незабываемого лифта на этом самом звездолете.

- П-почему совести нет? - подал голос Цербер, не посмев открыть лицо.

- У вас спросить надо. Вы зачем меня на атомы распылили, а? Я между прочим голос из-за вас сорвала...

- А я слух едва не потерял, - дрогнул мужчина и отступил на шаг.

Позади раздался громкий шепот джерга:

- Ты что-нибудь понимаешь?

- Нет, - так же тихо буркнул в ответ Дамьян, и вдруг притянул меня к себе, погладил по голове и ласково так произнес: - Огнеда, радость моя, прости ты его, неразумного... что бы мой друг Церб... эм, - запнулся, хмыкнул и продолжил, - что бы он не натворил.

- Ладно, прощаю, - и протянула с улыбкой свою лапку, которую тут же схватил Цербер и затряс что было сил.

- А ты что, ему прикасаться к ней разрешал? - снова раздался громкий шепот из-за спины, заставивший замереть Цербера, затем резко спрятать свои руки за спиной.

- Та-а-ак... я чего-то не знаю, верно? - обманчиво мягко произнес Дамьян, и встал напротив того, кто согласился быть моим другом.

- Вы наделили меня определенными полномочиями,... - начал было оправдываться мой охранник, но Дамьян хмыкнул и махнул рукой.

- Не бери в голову. Спасибо за отличную работу, Цер. Я знаю, что в трудную минуту могу доверить тебе самую дорогую для меня и единственную, мою сиану. А ты, брат, - повернулся он к джергу, который тоже снял маску и смотрел на нас хитрым взглядом, даже не стараясь спрятать ухмылку, - ну ты...

Умолк, вдох-выдох, и недовольно буркнул:

- С тобой все ясно. Мы сегодня обедать будем или нет?


Обед проходил в соседней каюте, довольно просторной и светлой. Стол оказался круглым, что было довольно необычно, но удобно. Его столешница выполнена была из какого-то единого цельного куска камня, отполированного так, что поверхность светилась. Форма стола позволяла всем видеть друг друга и свободно общаться между собой. Блюда отличались необычайным разнообразием, и что интересно, оказались для меня абсолютно новым впечатлением о традиционной кухне дерадмиинов.

Пока я пыталась понять, что выбрать из мясного, мужчины уже смело наложили в свои тарелки как можно больше еды. Дамьян впрочем не стал долго ждать моего решения, и тоже сложил на большое блюдо, что выполняло роль тарелки, понемногу и в то же время всего-всего.

- Я столько не съем, - в ужасе воскликнула, алчно взирая на пищу. - А может... и съем. Ужас.

Мужчины с интересом следили за мною, причем все, не забывая утолять свой голод пищей, немного смущая меня своим вниманием.

И вот когда я отрезала ножом небольшой кусок какого-то яркого мяса, по запаху напоминающее хорошо прожаренный стейк, кто-то из близнецов вдруг спросил у Дамьяна:

- Мой хэйдар, могу я у вас просить разрешение на ... двадцать слов к вашей сиане?

В ожидании ответа моего супруга, я закинула в рот мясной кусочек и начала... таять. Невероятно! Это... да за такое мясо я готова ...м-м-м... чего я только бы не сделала. Закрыла глаза и тщательно, стараясь не потерять ни одной нотки вкуса, прожевала, проглотила и открыла глаза, чтобы тут же ойкнуть. На меня смотрели шесть пар глаз, причем те, что были чаще всего черными, сейчас вдруг стали краснеть, а те... в общем остальные, они светиться начали. Мама! На нервах, я схватила столовые приборы и начала яростно пилить следующие кусочки, причем много... Блин, я так не могу! Со стуком положила вилку и нож по обе стороны от тарелища, глядя прямо в глаза Дамьяну,.

- Приятного аппетита, - обвела всех тоже строгим взглядом и добавила, - всем!

Мужчины наконец перестали пялиться на меня, а Дамьян расслабился и улыбнулся так тепло и любяще, что я тоже перестала хмуриться и улыбнулась.

Надо отметить, что все расселись таким образом, что по обе стороны от меня оказались пустые места, а мой муж находился прямо напротив меня, справа от него джерг, слева Цербер, а остальные... собственно уже не важно. Я не стала допытываться, отчего соседние стулья свободны, подумав, что так может у них принято. Вернувшись к еде, едва не подавилась, когда Дамьян ответил на ранее заданный вопрос:

- Десять.

- Но это мало! Я же хотел расспросить о землянках.

- Прояви изобретательность... десять! - как отрезал, бросив в меня очередной теплый взгляд с хитринкой.

Дерадмиин задумался, и более не произнес ни слова, вернувшись к еде. Зато остальные, ну кроме джерга и Цербера, тоже стали требовать право на разговор, причем явно наглея, ибо начали с тридцати слов, а в итоге ...

- Хорошо, - рассмеялся вдруг Дамьян, откидываясь на спинку стула. - Задавайте уже свои вопросы, но... по два каждый, не больше, - и тут же уточнил. - Сейчас задавайте.

Деверь покачал головой, вздохнул и что-то прошептал мужу на ухо, отчего тот вдруг замер, затем бросил в мою сторону внимательный взгляд и поднялся.

- Я сейчас вернусь. А вы,... - окинул взором своих словоохотливых и любопытных друзей, - ешьте... молча.

Проследив взглядом за выходившим Дамьяном, я чуть сдвинула озабочено брови к переносице, и перевела вопросительный взор на джерга Нахима, который в данный момент раздирал пальцами какие-то щупальца... эээ... На вид гадость, конечно, но восторженное выражение его лица заставило меня усомниться в правильности собственных кулинарных пристрастий. И что еще заметила, так это явное нежелание смотреть на меня. Прокашлялась, привлекая внимание. Джерг только бровью дернул, но от еды не оторвался. Та-а-ак... заговор? Посмотрела на остальных, те с такой же увлеченностью занимались своими деликатесами. Что ж... коли так, то можно и по-другому. Схватила более привлекательный, на мой взгляд, фрукт, такой пушистенький, желтенького цвета, похожий на наше киви, повертела в руке, и взялась очищать кожицу ножом. Схватила более привлекательный, на мой взгляд, фрукт, такой пушистенький, желтенького цвета, похожий на наше киви, повертела в руке, и взялась очищать кожицу ножом. Разрезав на маленькие дольки, отправила одну в рот, и сок просто брызнул по языку и горлу, едва надкусила его. Немного сока вытекло из уголка губ, я медленно слизнула капельки сока, затем прикрыв ресницами глаза, так чтобы видеть окружающих, тихо вздохнула и протяжно произнесла звук "м-м-м-м...". Все, внимание есть. Ого, с каким нездоровым интересом мужики-то на меня уставились, пришлось схватить салфетку и промокнуть губы, чтобы скрыть ухмылку. Неужели это я их так спровоцировала, что они даже жевать перестали и вытаращились на меня, как на восьмое чудо света. Бросила искоса взгляд на джерга и едва не поперхнулась, ибо тот явно веселился. И кто мне говорил, что все дерадмиины суровые брутальные мужики? Мужчина поднял бокал с каким-то напитком и отсалютовал имв мою сторону, словно давая понять, что видит меня насквозь.

Так значит, да? Пошарила глазами по блюдам на столе и выудила... банан? Обыкновенный, желтого цвета, наш, земной банан. Ну держитесь теперь! Не знаю, что за вожжа мне под хвост попала, но в тот момент я почему-то даже не подумала, как отреагирует Дамьян на мои шалости за столом в присутствии его друзей. За неимением опыта... воспользуемся фантазией.

Мягкими, неторопливыми движениями очистила половинку верхней шкурки, затем поднесла сей фрукт к губам, контролируя чисто женской интуицией внимание дерадмиинов, ибо смотрела во все глаза (надеюсь жадно-страстные, а не как у взбесившейся...э-э-э... ладно, уточнять не будем) на объект внезапного вожделения. Приоткрыв ротик, обхватила верхнюю часть нежной мякоти губами и чувственно, почти эротишненько присосалась собственно с банану. Тот таять начал сразу, стоило только чуть придавить язык к нёбу, а громкий вздох со стороны едва весь мой номер не испортил. Стрельнула сквозь ресницы осторожным взором на мужчин и... вот если бы я могла смеяться, то сейчас просто прыснула бы со смеху, а так только позволила себе продвинуть банан немного вглубь. Верхняя-то часть уже растаяла. Слишком спелый оказался банан, но вкусный. Издав очередной звук экстаза "м-м-м...", расслышала, как кто-то уронил что-то на пол, затем послышались странные звуки, словно заскрипели ножки стула и ... быстрые, громкие шаги. Распахнула глаза, и поняла, что в нашем отряде потери. Джерг сбежал! Зато остальные застыли истуканами с красными лицами, красными глазами и... брошенными на стол вилками, ножами, просто разломанными сильными руками пополам.

Так, пора закругляться, ибо пришла дельная мысль, что правитель дерадмиинов не просто так умчался, а скорее всего притащит сейчас задержавшегося неизвестно где Дамьяна. Выпрямилась, банан прекратила мучить и отложила его на стол, затем передумала и, спрятав его в кожуру, вложила в живописную группу из фруктов. Затем улыбнулась ошарашенным мужчинам, и посмотрела на Цербера.

- Да ладно, расслабьтесь... зато теперь можно спокойно поговорить, пока мы в такой милой компании, верно?

Цер поднял брови, поставил руку на стол и закрыл лицо ладонью, покачав головой.

- Что? - смутилась я. - Ну, миленький, ну, цербер...ой, я хотела сказать... миленький мой друг, неужели нельзя немного добавить веселья в застолье, а?

Тут вдруг отмер сиг Ардерис.

- Цер, они все такие?

Сиг Джеграм-Зул раздвинул два пальца и посмотрел сквозь них на говорившего.

- Какие? - решил уточнить, словно прочтя мои мысли. - Необычные? Эмоциональные?

- Да, а еще... такие...такие, - мужчина явно не мог подобрать слово.

Тогда я не удержалась и, наклонившись немного вперед, посмотрела прямо в эти невероятные синие глаза и серьезно произнесла:

- Мы живые... мы настоящие, и мы умеем любить, - затем кокетливо поправила рыжие свои локоны и томно добавила, - а еще все землянки... ну или большинство, просто умопомрачительно любят... бананы.

Цербер, зараза, фыркнул, затем губы его дрогнули, в явной попытке удержать смех. О, надо будет как-нибудь и его расшевелить на нормальные эмоции.

- А знаете, что больше всего отличает землянок от кого бы то ни было?

Горящие вопросом взоры трех дерадмиинов были мне бальзамом на душу.

- У нас на счет всего на свете есть собственное, пусть иногда ошибочное, но собственное мнение.

- Э-э-э, Цер, а у сианы нашего хэйдара нет случайно сестры, а? - восторженно глядя на меня, сиг Ардерис отчего-то все же обратился к Церберу.

- Это вряд ли... сиана Огнеда единственная и неповторимая, так что довольно разговоров.

- Согласен... но после обеда ты выделишь нам не меньше, чем три нормочаса. Разговор есть.

И в тот момент, когда разговор затих, в кают-компанию вошли сигурн Эр-Гро, несший в руках нечто, накрытое большой салфеткой, а следом ввалился джерг, странно покашливая и издавая звуки, похожие на икоту.

- Грэм, какого... что ты в коридоре ржал как иргарэш после дойки?

Закрыла рот руками, едва не засмеявшись от столь странного сравнения, и снова расслышала фырканье со стороны Цербера. Дамьян тут же перевел взгляд на друга и сдвинул брови к переносице.

- Чем это вы тут занимались, что джерг Нахим живот свой надорвал?

И уставился на меня, прищурил взгляд, а я быстро руки под стол спрятала и сделала самое милое выражение лица. Мой синеволосый дерадмиин дернул головой, отбрасывая выпавшую челку из хвоста, и хмыкнул, явно не поверив моей игре.

- Ладно, с этим позже разберемся... Огнеда, свет мой лучезарный, подойди, - бархатным низким голосом проворковал мой супруг, чем вызвал шквал очередного шока со стороны близнецов и сига Ардериса.

Цербер, в отличии от них, вообще не шелохнулся, а вот эта троица едва шеи не посворачивала, уставившись во все глаза на Дамьяна. А меня словно подбросила, я мигом оказалась подле своего любимого куратора, и с любопытством посмотрела на его ношу.

Салфетка была скинута и на меня с любопытством воззрились огромные, на половину мордочки, глазки желтого цвета с вертикальным черным зрачком. Желтовато-зеленое в крапинку тельце больше напоминало строение ящерицы, но... ведь земные ящерицы не умеют сидеть на задних лапках так, как это делают земные лягушки. А это странное существо еще и ушко чесало задней лапкой, дергая длинным хвостиком, обвитым в данный момент вокруг мужского запястья. И если бы не внезапно раздавшийся позади звук резко отодвигаемых стульев, я бы наверное так и смотрела удивленно на это чудо молча.

- А это ... кто? - спросила, и тут заметила, как дерадмиины с масками на лицах крадутся вдоль стеночки, явно намереваясь покинуть наше общество незаметными.

- Это? - хмыкнул Дамьян. -А это мой тебе подарок на день рождения. Давно собирался подарить, да все что-то никак момента не мог подобрать.

- А-а-а... а что мне с этим делать?

- Стоять! - рявкнул неожиданно куратор, заметив, что его друзья уже у дверей толпятся.

- Да пусть идут, Дамьян, потом свои подношения сделают твоей сиане. Да и думаю, что достаточно для них... открытий на сегодня.

Джерг Нахим был на удивление доброжелателен и снисходителен, следя внимательно за выражением моего лица, словно для него мои эмоции стали отдельным объектом для изучения. Сигурн Эр-Гро кивнул Церберу, и дерадмиинов как ветром сдуло из кают-компании, а я протянула руку, намереваясь погладить свой подарочек между ушками.

- И все же... это кто? - тихо переспросила, прикоснувшись пальцами к ушку, как неожиданно в моей голове раздалось ехидное: "Мелочь, а мне поедание банана продемонстрируешь?"

"Что?.. Лошик?!"

- Это же... не может быть, - помотала я головой, перевела ошарашенный взгляд на Дамьяна и одними губами произнесла - это Лошик?

- Э-эм, ну, собственно говоря, да, - почесал затылок озадаченный куратор.

- Подожди, а та рыбина-монстр в аквариуме...

Джерг засмеялся и хлопнул брата по спине.

- Ладно, вы тут разбирайтесь, а мне на мостик пора. Благодарю вас, звезда моя, за ваше незабываемое представ ... то есть за вашу компанию за обедом. Ваш образ надолго запечатлился в моей памяти.

Не скрывая сардоническую ухмылку, капитан звездолета, джерг Нахим, откланялся, послав напоследок в мою сторону воздушный поцелуй. Дамьян же наблюдал всю эту сцену с потемневшим лицом и крепко сжатыми губами, как вдруг сердито что-то прорычал малышу на своей ладони и тут же решительно сбросил того на мое плечо.

- В общем так, теперь кормление, развлечение и... уход за этим чудовищем - твоя забота.

"Фи, какой обидчивый. Слышь, мелочь, что ты сделала с моим каменным, невозмутимым и непрошибаемым хэйдаром? Чуть подденешь, так ерепенится... прямо конец света".

"Лошик, чудовище ты... длиннохвостое, - ласково подумала и снова потянулась рукой к малышу, возмущенно сопевшему у меня на плече. Почесала брюшко, добавив про себя: "Я рада, что ты - не та мутантка из семейства рыбьих... знаешь почему?"

- Огнеда, не желаешь еще что-нибудь отведать? - спросил Дамьян и, заметив, что я отрицательно покачала головой, вздохнул. - Тогда посидишь со мною?

- Да, конечно.

"И почему же?" - снова подал голос Лох, мазнув меня по лицу своим хвостиком.

"Потому что теперь я могу звать тебя мелочью, вот почему".

Лошик зашипел, вцепился хвостом в мои волосы и дернул... слегка. "Ладно-ладно... значит так, да? Тогда ты... ты... "  Дальше этот мелкий интриган со мною отказался общаться, явно уйдя во внутренние мыслительные процессы на тему, какое бы мне придумать прозвище. А я составила Дамьяну компанию за столом, зна