Book: Казанова. Правдивая история несчастного любовника



Казанова. Правдивая история несчастного любовника

Сергей Нечаев

Казанова. Правдивая история несчастного любовника

Купить книгу "Казанова. Правдивая история несчастного любовника" Нечаев Сергей

Предисловие

Я рассказываю обо всем этом, потому что оно удивительно, и притом — чистая правда.

Джакомо Казанова

«Ни один человек в истории не оставил, возможно, столь искреннего документа о своей жизни… Никто не раскрыл правду о себе и своей эпохе так глубоко, как сделал он. В то время как другие надевают маску… он говорит нам все, или почти все. Этот беспрецедентный подход оказался нестерпимым для мира, который привык обманывать».


«Почти все сказанное этим курьезным человеком было потом оспорено. Некоторые критики называли его самым бесстыдным лжецом мировой литературы. Его существование отрицали. Его воспоминания объявляли наглой фальшивкой».


«Он никогда не отрицал, что он авантюрист; напротив, он, надув щеки, хвастался, что всегда предпочитал ловить дураков и не оставаться в дураках, стричь овец и не давать обстричь себя в этом мире, который, как знали уже римляне, всегда хочет быть обманутым».


«Если он изредка и дурачил простаков, выманивал деньги у мужчин и женщин, то делал это, дабы составить счастье близких ему людей. В беспутствах бурной юности, в похождениях весьма сомнительных выказывал он себя человеком порядочным, утонченным и отважным».


«Его не привлекает надолго ни хорошо оплачиваемая должность заведующего лотереями его христианнейшего величества, ни профессия фабриканта, ни скрипача, ни писаки… Он чувствует, что его истинная профессия — не иметь никакой профессии, слегка коснуться всех ремесел и наук и снова, подобно актеру, менять костюмы и роли. Зачем же прочно устраиваться: ведь он не хочет что-нибудь иметь и хранить, кем-то прослыть или чем-то владеть, ибо он хочет прожить не одну жизнь, а вместить в своем существовании сотню жизней, — этого требует его бешеная страстность».


«Вокруг него роились влюбленные мужчины и влюбленные женщины».


«Был ли он энциклопедистом чувственной любви? Сексуальным атлетом? Были ли уловки и хитрости его техники соблазнения столь неотразимы? Или у него были совершенно новые идеи в той области, где неустанный исследовательский дух человечества так плачевно пасует?»


«Он был неутомимым любителем, но не профессиональным любовником или соблазнителем. Он не так экстравагантен, как Сафо или некоторые друзья Сократа. Его методы не столь ударны, как у маркиза де Сада. Он менее утончен, чем Шодерло де Лакло в романе „Опасные связи“. Несмотря на мгновенно возникающие и быстро высыхающие слезы, которые он проливает в своих мемуарах по каждому поводу, состязаясь с литературными потоками слез своих подруг и друзей, он менее чувствителен, чем Жан-Жак Руссо. Вероятно, типичным делает его как раз та взволнованная банальность, с которой он понимает и проводит любовь. Как упрямый спортсмен, он настойчиво занимается, если так можно выразиться, голым повторением одного и того же акта с постоянно меняющимся объектом».


«Перед современниками и потомками, его читателями, он представал как человек воистину разносторонний, энциклопедически образованный: поэт, прозаик, драматург, переводчик, филолог, химик, математик, историк, финансист, юрист, дипломат, музыкант. А еще картежник, распутник, дуэлянт, тайный агент, розенкрейцер, алхимик, проникший в тайну философского камня, умеющий изготовлять золото, врачевать, предсказывать будущее, советоваться с духами стихий».


«Он во всем почти: поэт — но не совсем, вор — и все же не профессионал. Он почти достигает духовных вершин и недалек от каторги; ни одного дарования, ни одного призвания он не развивает до совершенства. Как самый законченный, самый универсальный дилетант, он знает много во всех отраслях искусства и науки, даже непостижимо много, и лишь немногого ему недостает для подлинной продуктивности: воли, решимости и терпения. Год, проведенный за книгами, сделал бы его необыкновенным юристом, гениальным историком: он мог бы стать профессором любой науки, так ясно и быстро работает этот великолепный мозг; но он никогда не думает о том, чтобы сделать что-нибудь основательно, его натуре игрока претит всякая серьезность и его опьянению жизнью — всякая сухая объективность. Он не хочет быть кем-нибудь и предпочитает казаться всем: кажущееся — обманывает, а обманывать — для него приятнейшее занятие. Он знает, что искусство надувания глупцов не требует глубокой учености; если он обладает в какой-нибудь области хотя бы крупицей знания, к нему сейчас же подскакивает великолепный помощник — его колоссальная наглость, его бесстыдная, мошенническая храбрость».


«Он обладал удивительным телом, он подчинялся ему, вслушивался в него, расточал его, обдумывал. По сути, именно это и ставит ему в вину неувядаемый дух ханжества».


«Он был бы очень хорош, если бы не был так безобразен».


«Он был более деятельным, более живым, чем дюжина обывателей. Он был любителем с сотней интересов, дилетант в пятидесяти областях».


«Так что же, он — шарлатан? Если угодно, да, когда приходится, но шарлатан, признающийся в своем шарлатанстве, чего не случалось ни до, ни после него, и при этом каждый раз уточняющий истинную — сексуальную — причину всех суеверий. По сути, он похож на Фрейда, но с добавлением комизма».


«Неудивительно, что при таком основательном аппетите и неутомимом потреблении качество женщин не всегда на высоте. Когда чувственность обладает таким верблюжьим желудком, приходится быть не изысканным гастрономом, а обыкновенным обжорой».


«Женщины, его соратницы, часто как бы волею случая связаны между собой узами родства или близости — это сестры, подруги или даже мать с дочерью. Протрем глаза и прочтем: „Мой дух и моя плоть — единая субстанция“… Благодаря этой субстанции и благодаря неотъемлемому от нее презрению к рабству и смерти, стены раздвигаются, враги исчезают, счастливые случаи множатся, выход из тюрьмы становится возможным, игра оборачивается выигрышем, самоубийство откладывается, из побежденного безумия извлекается польза, и разум (во всяком случае, некий высший разум) торжествует победу».


«Его система состояла в том, чтобы не иметь никакой системы. Его причудой была попытка продлить сладострастие».


«Свои приключения он немедленно обращал в увлекательные истории, которыми занимал общество».


«Своей безудержной откровенностью и безмерной самовлюбленностью он из авантюрной жизни очаровательного плута создал сюрреально громадную историю о неотразимом соблазнителе. Так он стал легендой».


«Что истинно в мифе, который он творил о самом себе?»


«Его превратили в циркового медведя. Ожесточенно искажают его образ… представили его куклой, любовной машиной, более или менее старческой или смешной марионеткой».


«Он был естественным сыном жизнерадостного восемнадцатого века, венецианским бастардом и космополитом. Везде он любил и везде был любим».


«Он вторгался всюду и не принадлежал никому, король паразитов, вечный жених, вечно налегке».


«Он с быстротой молнии перелетает от княжеской трапезы к тюрьме, от мотовства к ломбарду, от роли соблазнителя женщин к роли сводника и, собрав все силы, направляет их в единый поток и вновь подымается на поверхность, высокомерный в счастье, спокойный в несчастье, всегда и всюду полный мужества и уверенности. Ибо мужество — это подлинное зерно его жизненного искусства, его основное дарование: он не бережет своей жизни, он рискует ею; он единственный из многих и осторожных решается рисковать, рисковать всем — собой, каждым шансом и случаем».


«Он пришел из ничего и хотел иметь все, всем наслаждаться и быть любимцем богов и людей. Он так сильно прославлял свои успехи, как если бы сам в них сомневался. Он постоянно жаждал новых приключений, знакомств с новыми людьми и овладения новыми женщинами. У него всегда было лишь одно побуждение — духовное и чувственное удовольствие, по любой цене, без раскаянья или моральных сомнений. Самый светлый герой рококо, желающий лишь развлекать себя и других, не оставлял после себя груды жертв, как древние соблазнители, но напротив — радостных счастливиц, которым он богато отплатил равным наслаждением. Вместо того чтобы рушить сердца и клятвы, красть девственность и приданое, обманывать супругов и женихов и вводить в отчаянье целые семейства, он почти всегда делал своих возлюбленных счастливыми, как мы слышим из его собственных уст и читаем в сохранившихся и опубликованных подлинных письмах его подруг. Многие женщины продолжали любить его, хотя он давно их покинул. С ним они побывали в волшебной стране счастья».


«Он всегда алчет новой добычи, его вожделения непрерывно стремятся навстречу неизвестному. Город без приключений для него не город, мир без женщин — не мир; так же, как в кислороде, сне и движении, это мужское тело постоянно нуждается в нежносладострастной ночной пище, это чувство — в мелькающем напряжении авантюры. Месяц, неделю, вряд ли даже один день, нигде и никогда не может он хорошо чувствовать себя без женщин. В его словаре слово „воздержание“ значит тупость и скука».


«Способный в один день со свежим пылом влюбиться сразу во многих, он всегда верил новому, верил, что на этот раз он будет любить как никогда прежде, и заражал возлюбленную трогательной верой в чудо».


«Он устраивает себе праздник из каждого мгновения, он не знает длительных помех, ничто его не гнетет, его развлекают и занимают даже собственные болезни и неудачи; и, конечно, всегда и всюду неожиданно возникают женщины, вовлекаемые в его магнетическую круговерть».


«Старый соблазнитель видел в каждом свежем соблазнении наслаждение для себя и для своей жертвы».


«Возвышенное чувство и плотская страсть, искренние порывы и денежные расчеты связаны у него воедино».


«Тонкий эгоист, знавший бесчисленные технические приемы и трюки, как добиться женщины, был, как он уверяет, в блаженстве, когда делал ее счастливой. Его главным прекрасным и сильным оружием были мотовство и счастье. Он растрачивал колоссально много и особенно свое время».


«Он хочет только свободы, так как деньги, удовольствия и женщины ему нужны лишь на ближайший час. Так как он не нуждается в длительности и постоянстве, он может, смеясь, проходить мимо домашнего очага и собственности, всегда связывающей».


«Легендарный герой массовой любви, любовник целого полка женщин, называл себя их жертвой, la dupe des femmes. Это дитя театра жило всегда как бы на сцене. Он всегда хотел быть первым героем. Он всегда хотел играть: в карты, чужой судьбой, собственным счастьем. Он хотел играть сотни ролей и выступать в сотнях масок».


«Экстраверт без тайны и застенчивости, претенциозный, педантичный, громоздкий. Громоздкий, как лошадь в доме. У него лошадиное здоровье, это жеребец… Он объехал весь свет, а словно никогда и не выходил из своей спальни».


«Изрядно пустой, без душевного содержания, абсолютное безвоздушное пространство, он должен, чтобы не попасть в лапы внутренней гибели, постоянно и беспрерывно пополнять себя внешними событиями; чтобы не умереть с голоду, ему необходим кислород авантюр; вот причина этой горячей, судорожной жажды всего небывалого и нового, вот откуда неутомимо ищущее, пламенными взорами высматривающее любопытство этого вечно алчущего событий человека».


«Он любил в любом месте: в постели, в карете, на лестнице, в бане, на природе. Он ухитрялся любить во всех положениях: стоя, сидя, лежа, с одной женщиной, с двумя, двое мужчин с одной женщиной, с мнимым евнухом, со своей племянницей, со своей собственной дочерью, со старыми подругами, встреченными тридцать лет спустя, с десятилетней, с семидесятилетней, одновременно с матерью и дочерью, с проститутками и девственницами, которых он же и лишал их девственности. Он любил со смехом, он любил со слезами, он любил с клятвами и с фальшивыми обещаниями, с искренними обетами и с правдивыми словесными каскадами, на свету и в темноте, с деньгами, без денег, для денег, а когда он не любил, он говорил о любви, и вспоминал о любви, и желал любви, и был полон любовью, полон единственной в своем роде и по-настоящему земной священной песнью любви, звучным гимном всему женскому роду».


«Вечно изменчивый, он остается неизменным в своей страсти к женщинам».


«Главная задача Дон Жуана, цель его обольщения — сдернуть с женщины лживый покров невинности, доказать ей самой, что под ним — одно сладострастие, одна жажда греха. И, завоевывая женщину и разоблачая ее похоть, Дон Жуан повергает ее в отчаяние и раскаяние. А он — это совсем другое. Это приглашение к галантному приключению, к плотской радости: „Четыре пятых наслаждения заключались для меня в том, чтобы дать счастье женщине“. Он может с полным правом повторить слова принца Филиппа Орлеанского: „Запрещено все, что мешает наслаждению!“»


«Лишь самые яркие герои истории и легенды — Нерон и Наполеон, Фауст и Дон Жуан — получали такую поразительно широкую славу».


Подобный калейдоскоп мнений можно было бы продолжать до бесконечности. Но самое потрясающее заключается в том, что все это — мнения об одном и том же человеке. О Джакомо Казанове.

Так кто же он? Величайший любовник всех времен и народов или совокупляющаяся марионетка? Галантный первый герой, вовлекавший в свою магнетическую круговерть сотни женщин, или одинокий, страшно закомплексованный мужчина, чувствующий, что никому, по сути, не нужен? Человек-праздник или шарлатан? Дитя фортуны или неудачник, так ничего в жизни и не добившийся? Неповторимый любимец женщин или их жертва? Выдающаяся личность или мыльный пузырь?..

Ответов на эти и многие другие вопросы столько же, сколько и людей, пытающихся на них ответить. Единственное, что является бесспорным, — это то, что Казанова был и есть фигура неоднозначная и противоречивая, достойная внимания именно благодаря этой своей неординарности.

В своих «Мемуарах» Казанова утверждает, что за свою жизнь обладал несколькими сотнями женщин. Естественно, не всех он смог упомянуть. Исследователь жизни Казановы испанец Хуанчо Крус называет цифру 132. Среди них было восемнадцать аристократок, двадцать четыре служанки, семь актрис, шесть танцовщиц, три монахини и множество проституток.

Французская исследовательница Сюзанна Рот насчитала примерно столько же — 144 женщины, из которых итальянок было сорок семь, француженок — девятнадцать, немок — восемь, англичанок — пять, две испанки и т. д.

Герман Кестен утверждает, что за сорок лет, описанных в «Мемуарах» Казановы, он называет имена всего 116 своих любовниц. Это в среднем по три женщины в год, что не так уж и много «для холостяка, непрестанно разъезжающего по Европе, знающего тысячи и знакомого тысячам людей всех классов и национальностей, сознающего себя рожденным для прекрасного пола».

Некоторый разнобой в цифрах связан с разными принципами подсчета, но это не меняет сути дела. А суть состоит в том, что «величайший соблазнитель всех времен» очень многих женщин увлекал, как следует из его же рассказов, лишь с огромными усилиями, что он был малоразборчив и не останавливался ни перед возрастом, ни перед положением, ни перед приносимыми ради этого жертвами. Суть состоит в том, что очень многих женщин Казанова банально покупал за деньги, причем не за свои, а за деньги, взятые у других людей (в том числе и у других женщин), многих — особенно совсем юных и неопытных — взял дерзкими уловками или отработанным годами искусством осады, многих — изощренно-точными психологическими приемчиками старого труженика секса. Но вот многих ли он любил на самом деле? И была ли среди всех этих женщин хоть одна, которая по-настоящему любила его?

Настоящая книга представляет собой попытку показать Казанову без прикрас, таким, каким он был, со всеми его недостатками, слабостями и комплексами. В конце концов, он был живым человеком, а человек, как известно, изначально ничего собой не представляет и становится таким, каким создал себя сам. У каждого читателя есть право самому судить о том, что он в результате увидит.



Глава первая

Приказ — заключить в тюрьму Пьомби

Венецианские государственные инквизиторы, движимые побуждениями истинными и мудрыми, заключили меня в тюрьму Пьомби.

Джакомо Казанова

В пять часов утра, 25 июля 1755 года, Джакомо Казанова был разбужен громкими ударами в дверь.

«Черт возьми! И кого это там принесло в такую рань…» — недовольно подумал он, досадуя на то, что его сладкий сон прервали так не вовремя и так беспардонно. Вчера он пришел домой поздно, и сегодня в его планы не входил столь ранний подъем.

«Да пошел бы он, кто бы это ни был, куда подальше…»

Однако удары становились все громче и все настойчивее, и стало ясно, что открывать все же придется. Казанова поднялся и, как был в нижнем белье, поплелся к двери…

Через минуту в его квартиру ворвались солдаты. Их было очень много, а во главе этой «армии» стоял сам шеф венецианских жандармов Маттео Варутти. «Какая честь!» — успел подумать удивленный Казанова. Вслух же он попытался съязвить:

— Неужели, моя скромная особа достойна такого количества людей? Мне кажется, чтобы разбудить меня, довольно было бы и двоих…

Шеф жандармов не дал Казанове закончить мысль, грубо толкнул его и приказал, во-первых, заткнуться, во-вторых, быстро одеться и, в-третьих, беспрекословно следовать за ним.

— Но позвольте мне хотя бы поинтересоваться, по чьему приказу это происходит? — все же решился спросить Казанова.

Он был абсолютно уверен, что это какая-то нелепая ошибка, однако представитель власти снова толкнул его. Потом, немного подумав, он соизволил ответить, и его слова повергли Казанову в ужас:

— По приказу Трибунала.


Казанову посадили в большую гондолу. Вместе с ним в нее сели Маттео Варутти и четверо самых свирепых на вид солдат. Но до этого в квартире Казановы успели все перевернуть вверх дном, внимательно просмотрели его бумаги и личные вещи, связали в стопки все показавшиеся подозрительными книги.

Вскоре арестованного доставили в канцелярию шефа жандармов. Там Казанове предложили кофе, но он отказался. А зря, ведь просидеть ему пришлось четыре часа, а он не только не завтракал, но и накануне вечером не ужинал.

Канцелярия господина Варутти, куда доставили Казанову, располагалась на северо-востоке Венеции, на набережной Фондаменте Нуове. Через четыре часа изрядно измученного ожиданием арестованного вновь посадили в гондолу и по сети малых каналов довезли до Большого канала, потом высадили на Ривадельи-Скьявони, далее провели по нескольким лестницам и через мост Вздохов доставили в здание тюрьмы Пьомби.


Так называемая тюрьма Пьомби — это, как ни странно, не отдельно стоящее здание, не крепость и не подземелье, а верхние этажи великолепного венецианского Дворца дожей, который вместе с собором Святого Марка и площадью Сан-Марко образует сейчас главный архитектурный ансамбль города.

Только оказавшись в тюрьме, Казанова узнал, что он приговорен к пяти годам заключения. Но за что? Среди причин ему назвали его распущенный образ жизни, занятия оккультизмом и публичное оскорбление Святой Религии. По крайней мере, таков был официальный мотив этого достаточно сурового приговора.

Сам Казанова, немало поломав голову, связал все с доносами осведомителя, некоего господина Мануцци. Он был тем еще мерзавцем, и его доносы, кстати, потом действительно нашлись. В них упоминалось об общении нашего героя с иностранцами, о его занятиях магией, а также о жалобах некой аристократки на то, что молодой человек развращает ее сыновей, давая им читать безбожные книги (конкретно — сочинения французских вольнодумцев Вольтера и Руссо). Не забыл доносчик упомянуть и о принадлежности Казановы к масонскому братству.

Никакого суда Казанова так и не дождался. Его просто встретил секретарь инквизиции Доменико Кавалли, поговорил с ним минут десять, а потом передал его в руки тюремщика. После этого Казанову провели по каким-то бесконечным коридорам, тюремщик громадным ключом отпер малозаметную низкую (чуть больше метра), окованную железом дверь и велел Казанове войти. Как только Казанова прошел в дверь, тюремщик захлопнул ее и запер на ключ. Казанова оказался в мрачной зловонной камере, один на один со стаей огромных крыс.


Это и была тюрьма Пьомби. Она, как мы уже знаем, располагалась в самом Дворце дожей. Сейчас это выглядит удивительно, но в те времена содержать преступников в непосредственной близости к самому сердцу государства считалось идеологически правильным. Тюрьма находилась прямо под дворцовой крышей, крытой листовым свинцом (отсюда и ее название: слово piombi переводится с итальянского как «свинцовые листы»).

Многие авторы, писавшие об этой тюрьме, называют ее страшной и бесчеловечной. Ее камеры были наихудшим из того, что инквизиция могла предложить своим жертвам. В них содержали особых заключенных, о которых никто не должен был знать, и к их числу был причислен Казанова.

Помимо камер наверху, были еще и так называемые «колодцы», мрачные помещения внизу, по колено заполненные соленой водой, в которые не проникал солнечный свет. Они были похожи на гранитные гробы, где человек мог дышать, но не имел достаточно пространства, чтобы от отчаяния размозжить себе голову об стену.

Конечно, Пьомби и «колодцы», находившиеся внизу, — это не одно и то же. Камеры не были так ужасны, как «колодцы». Там хватало света, а воздух был чистым. Зимой или в начале весны камеры были вполне пригодны для жилья, но вот летом, когда свинцовая крыша прогревалась солнцем, температура в них превышала температуру человеческой крови. Комары проникали туда тысячами, и их невыносимый писк и укусы не давали покоя несчастным заключенным.

Безусловно, Казанове повезло, что он не попал в «колодцы». Но и в Пьомби положение казалось ему кошмарным. Его камера была всего полтора метра высотой, так что взрослому человеку невозможно было стоять, выпрямившись во весь рост. Забранное железной решеткой окно было чуть больше полуметра диаметре, однако достаточного освещения оно практически не давало, так как перед самым окном торчал конец громадной деревянной балки, выходившей из стены здания и не пропускавшей свет.

Казанова оказался в Пьомби в конце июля, и из-за свинцовой кровли в его камере стояла невыносимая жара. Ни кровати, ни стола, ни стула, естественно, не было. Имелись лишь грязный горшок на полу для отправления естественных нужд да небольшая деревянная лавка у стены.

А еще в Пьомби было полно крыс, и они были жирные, как кролики. Эти мерзкие животные, один вид которых не может не вызывать отвращения, при виде человека не выказывали ни малейшего страха. Наглые и бесцеремонные, они пристально смотрели на Казанову своими красными глазками, будто только и ждали, когда он перестанет шевелиться, чтобы тотчас сделать его своей добычей.

Особенно много крыс было на чердаке, где кучами сваливались отбросы. На чердак из камеры вела дверь, но к ней противно было даже приближаться.

О Казанове, похоже, забыли. Прошел целый день, но он ни с кем не виделся. Ему не принесли ни пищи, ни питья, ни постели. Простояв согнувшись несколько часов у окна, он настолько измучился, что, в конце концов, упал на лавку и заснул, и это вряд ли был сон праведника.

Долго поспать не получилось. От зловонной жары есть не хотелось, зато он буквально взмок от пота, и по всей коже пошел неприятный зуд, который спустя некоторое время сделался просто невыносимым.

Поначалу Казанова решительно не желал мириться со своим положением. Он был убежден, что произошла ошибка и его скоро освободят — через несколько недель, в худшем случае, через два-три месяца. Каждый раз он засыпал с мыслью о том, что дверь вот-вот откроется и он отправится домой. Но время шло, ничего не происходило. И тогда Казанова впервые задумался о побеге.


Пол его камеры находился над потолком Зала инквизиторов. Казанова это знал точно. И вообще он прекрасно представлял, как все расположено во Дворце дожей, а потому, поразмыслив, решил, что единственный путь к спасению — проделать дыру в полу. Но для этого нужны были инструменты, а их не было. Не было у него и денег, чтобы попытаться подкупить стражника…

Глава вторая

Сирота при живых родителях

Матушка произвела меня на свет в Венеции, апреля 2 числа, на Пасху 1725 года. Накануне донельзя захотелось ей раков. Я до них большой охотник.

Джакомо Казанова

Казанову охватило отчаяние. Проходил день за днем, а в его положении ничего не менялось. Периодически ему приносили немного воды и хлеба, и это был его единственный контакт с внешним миром.

Конечно, лучше думать о будущем, чем сетовать о прошлом, но будущего у Казановы, похоже, не было. По крайней мере, на ближайшие годы. А посему, чтобы не сойти с ума, он принялся вспоминать свою жизнь, пытаясь понять, когда его угораздило ступить на дорогу, приведшую в эти проклятые Пьомби.


Он появился на свет тридцать лет назад, 2 апреля 1725 года, в районе Сан-Марко, самом прославленном районе Венеции.

Между площадью Санто-Стефано и церковью Сан-Самуэле находится улица делла Комедиа (ныне это улица Малипьеро). На ней справа, если идти от площади, и располагался его дом.

Мать Джакомо Казановы звали Мария-Джованна Фарусси, и она была дочерью простого сапожника, выбившейся в актрисы театра Сан-Самуэле, принадлежавшего богатому семейству Гримани. Она родилась в Венеции в 1707 году. Поступив на работу в театр, взяла себе псевдоним Дзанетта Фарусси.

Ее мужа звали Гаэтано Казанова. Он родился в Парме в 1697 году и, приехав в Венецию в 1723 году, тоже поступил в театр Сан-Самуэле на должность танцора.

Как видим, Казанова и его родители были, что называется, «из простых». Впрочем, есть и иные мнения, которые, однако, не имеют под собой никакой серьезной доказательной базы.

В те далекие годы район театра Сан-Самуэле был скромным и достаточно непримечательным местом. Впрочем, это не мешало театру быть одним из главных в городе. Для его труппы писал живший по соседству знаменитый автор «Трактирщицы» и «Слуги двух господ» Карло Гольдони, родившийся в Венеции 25 ноября 1707 года. В своих «Мемуарах» он достаточно лестно отзывается о Дзанетте Фарусси:

«В этой труппе было две актрисы для интермедий. Одна была вдовой, очень красивой и талантливой, ее звали Дзанетта Казанова, и она играла молодых любовниц в комедиях; вторая не была комедианткой, но обладала прекрасным голосом. Ее звали мадам Аньес Амюра, я ее использовал в Венеции для исполнения серенад. Эти две женщины не знали ни одной ноты, но они имели вкус, четкий слух, отличную выучку, и публика была довольна».

С другой стороны, принц Шарль-Жозеф де Линь, выходец из знатного бельгийского рода и австрийский фельдмаршал, хорошо знавший Казанову, называет его сыном «плохенькой комедиантки из Венеции».

Конечно, принято говорить, что о вкусах не спорят и каждый имеет право на свое собственное мнение, но на основе таких вот частных мнений и формируется так называемое общественное, и нет мнения зловреднее, чем оно. Между определениями «талантливая» и «плохенькая» — пропасть. По всей видимости, и в этом вопросе, как и во всех иных, истина лежит где-то посередине.


Венчание актрисы театра Сан-Самуэле Дзанетты Фарусси и танцора того же театра Гаэтано Казановы состоялось 24 февраля 1724 года в церкви Сан-Самуэле в присутствии епископа Пьетро Барбариго. А Джакомо родился через тринадцать месяцев после этого, и его крестили в той же самой церкви.

Уже через два года после рождения Джакомо мать бросила его и уехала на гастроли в Лондон. Там она стала любовницей принца Уэльского и родила еще одного ребенка. На этом основании некоторые биографы предполагают, что один из братьев Казановы, а именно Франческо, является незаконнорожденным сыном короля Англии Георга II из династии Ганноверов, правившего в 1727–1760 годах. Конечно, вероятность этого практически равна нулю, но, как говорится, блажен, кто верует…

Следует отметить, что Дзанетта Фарусси очень ловко, почти до девяти месяцев, скрывала, что вынашивает первенца, причем она не посвящала в это даже своего законного супруга. Объяснить подобное несложно: особого актерского таланта в ней, похоже, не наблюдалось, зато все остальное было очень большим и очень убедительным. В результате, добрейшая Дзанетта не могла отказать никому, поэтому, если бы был объявлен конкурс на право зваться отцом ее ребенка, между немалым числом претендентов завязалась бы самая нешуточная борьба.

Впрочем, справедливости ради следует отметить, что и Гаэтано Казанова выделялся своими нравами в гораздо большей степени, чем актерскими и какими-либо другими талантами.


Всего у Дзанетты Фарусси было шестеро детей: помимо Джакомо это были Джованни, Фаустина-Магдалена, Мария-Магдалена-Антония, Гаэтано и Франческо.

Фаустина-Магдалена скоропостижно умерла, когда ей было всего пять лет. Джованни стал художником, директором Академии художеств в Дрездене; Гаэтано — священником; Мария-Магдалена-Антония — танцовщицей Дрезденского оперного театра.

Франческо Казанова родился 1 июня 1727 года в Лондоне, куда Дзанетта Фарусси отправилась играть в итальянской комедии. Он был учеником Франческо Симонини и Джованни-Антонио Гварди, обучался живописи в Париже и стал известным художником-баталистом. В 1761 году его избрали в члены Французской королевской академии. Это ему Екатерина Великая заказала картины, посвященные русским победам над турками, одна из которых хранится в Эрмитаже.

Помимо баталий Франческо Казанова рисовал также пейзажи, животных и жанровые сцены во вкусе старинных голландцев. Его произведения, встречающиеся в галереях Парижа, Вены, Лондона и других столиц мира, полны жизни и весьма эффектны. В русском Эрмитаже можно увидеть его работы «Корова на пастбище», «Бык на пастбище» и «Стадо, перешедшее через ручей».

В конце жизни Франческо Казанова переселился в Вену, где и умер 8 июля 1803 года.

Заметим, что в свое время Франческо Казанова был очень знаменит. Кстати, до самой смерти Джакомо Казанову называли «братом того самого Франческо Казановы». Зато в наши дни никто и не помнит имени такого художника, как Франческо Казанова, зато все знают о похождениях его старшего брата…


Некоторые биографы Казановы не без оснований полагают, что его подлинным отцом был венецианский дворянин Микеле Гримани. Например, Геман Кестен пишет, что «Джакомо был дитя театра», что его мать «поспешно вышла за актера Гаэтано Казанову, который жил напротив» и что «она изменила ему с директором своего театра, аристократом Микеле Гримани». Для театра подобное — обычное дело. Да и просто в жизни «за честным мужем и жена сама становится честна», а вот за не очень честным… И можно еще очень долго рассуждать на эту тему. В любом случае, это не изменит мнения тех, кто считает, что Джакомо родился именно от связи его матери с Микеле Гримани, и случилось это через тринадцать месяцев после ее свадьбы с Гаэтано Казановой. Не изменит это и мнения тех, кто считает, что это все — полная ерунда.

Итак, Микеле Гримани (1697–1775). Этому человеку в год рождения Казановы было двадцать восемь лет. Он происходил из очень обеспеченной и благородной венецианской семьи, а в 1748 году его избрали сенатором. Помимо этого он, как мы уже знаем, был владельцем театра Сан-Самуэле, где работали Дзанетта Фарусси и Гаэтано Казанова.

Был ли Микеле Гримани отцом Казановы? Точно этого не знает никто. А вот биограф Казановы Фелисьен Марсо вообще предполагает, что эту версию «запустил» сам Казанова, отличавшийся чрезвычайной живостью фантазии. Он якобы вполне мог, «будучи убежден в том, кто именно был отцом его брата, распространить отцовство Гримани и на самого себя».

Как бы то ни было, семейство Гримани сыграло очень важную роль в судьбе Казановы, и к этому мы еще вернемся.


Первые годы своей жизни Джакомо Казанова — сирота при живых родителях — жил у своей бабушки Марции Фарусси. Рос он слабеньким и болезненным, и вспоминать об этом периоде своей жизни никогда не любил.

Дом бабушки находился на улице Монахинь (ныне эта улица называется Калле-делле-Мунеге, и она проходит параллельно площади Сан-Стефано, в двух шагах от улицы Малипьеро).

Гаэтано Казанова умер, когда Джакомо было восемь лет. Дедушка, сапожник Джироламо Фарусси, умер еще до замужества дочери. Получается, что фактически бабушка заменила Джакомо и мать, и отца, и всех прочих родственников.

Марция Фарусси примирилась с замужеством дочери, которое она не одобряла, узнав об обещании Гаэтано Казановы не понуждать свою супругу подниматься на сцену. Такие обещания всегда дают вступающие в брак актеры, но они никогда их не выполняют, в том числе и потому, что их жены сами не настаивают на верности данному слову. Впрочем, Дзанетта Фарусси вполне могла быть довольна своей судьбой, сделавшей ее актрисой: она была очень востребована, постоянно гастролировала, в том числе и в Санкт-Петербурге, ведя при этом весьма беспорядочный образ жизни и рожая детей.



Добрая бабушка любила внука и заботилась о нем, но мальчик не был счастлив. Его детство было молчаливым и одиноким. У него не было друзей и он почти не появлялся на улице. Дело в том, что, будучи очень болезненным от рождения, он страдал частыми кровотечениями из носа, которые лишали его сил.

Соседи жалели маленького Джакомо, но никто вокруг не старался его развивать, полагая, что он все равно скоро умрет.

Если вдуматься, это была ужасная жизнь, какую едва бы вынес кто-то другой. Но Казанова был не «кто-то» — он с детства ощущал свою незаурядность и был уверен, что его ждет самое необыкновенное будущее.


Когда Джакомо исполнилось восемь с половиной лет, бабушка отвезла его на остров Мурано.

Этот остров, который иногда называют «малой Венецией», состоял из ряда островков, разделенных каналами и соединенных мостами.

Дело было промозглым октябрьским утром 1733 года. В узкой черной гондоле бабушка и внук пересекали широкий канал, отделявший Венецию от Мурано. Было видно, что мальчику очень страшно очутиться за пределами родной Венеции. Да что там Венеции — он и за пределами своего района Сан-Марко никогда не бывал. Бабушка гладила сжавшегося в комок внука по голове и нежно шептала ему на ухо:

— Не бойся, мой милый Джакомо! Главное — не бойся! Тебя вылечат, я в этом уверена.

Гондола наконец подошла к острову, окутанному серой дымкой, и пристала к берегу рядом с великолепной старинной церковью Санта-Мария-э-Донато.

— Подождите нас! — приказала бабушка двум гондольерам. — Мы можем задержаться!

После этого она повела Казанову в жилище одной известной на всю Венецию колдуньи, и та, приказав ребенку перестать дрожать, заперла его в огромный деревянный сундук.

Малыш Джакомо, запертый в темном сундуке, чуть не умер от ужаса и стал тихо ждать самого худшего. Но ничего «такого» не произошло, если не считать оглушительного шума, в котором смешались пение, крики, мяуканье, топот ног, звон тамбурина, плач и даже хохот. Мальчик стал лихорадочно вспоминать слова молитв, он был уверен, что попал в ад…

Тем временем колдунья достала его из сундука, раздела и положила на кровать. Потом она стала жечь вокруг него какие-то корешки и бормотать заклинания. Закончив обряд, она дала Казанове пять сахарных облаток и приказала под страхом смерти молчать обо всем увиденном и услышанном.

За все это колдунья получила от бабушки Казановы серебряный дукат. Она сказала, что кровотечения теперь прекратятся. А еще предупредила Казанову, что следующей ночью его посетит одна прекрасная дама. Джакомо хотел спросить, что это будет за дама, но не решился. С этим бабушка и внук возвратились домой.

Едва очутившись в своей постели, Джакомо сразу же заснул, но через несколько часов что-то разбудило его. О том, что произошло дальше, сам Казанова пишет следующее:

«Я увидел — или вообразил, что вижу — спускающуюся от каминной трубы ослепительную женщину в великолепном, на широком панье платье. Корона на ее голове была усеяна камнями, рассыпавшими, как показалось мне, огненные искры. Величаво, медленно поплыла она к моей кровати и присела на нее. Что-то приговаривая, она извлекла из складок своего одеяния маленькие коробочки и высыпала их содержимое мне на голову. Из ее долгой речи я не понял ни слова. Наконец она нежно поцеловала меня и исчезла тем же путем, каким и явилась. И я сразу снова уснул».

Назавтра бабушка вновь стала говорить ему о молчании, которое он обязательно должен хранить о событиях прошедшей ночи. Она была единственным существом, которому мальчик безгранично верил и чьи приказания он слепо исполнял. Что же касается тех, кто произвел его на свет, то они никогда толком и не разговаривали с ним, так что хранить молчание было совсем несложно.

Как ни странно, после той поездки на остров Мурано и ночного «визита феи» кровотечения Казановы стали уменьшаться день ото дня, и так же быстро стало пробуждаться его сознание.

Воспоминания об этом чудесном исцелении никогда не покидали Казанову. Более того, он на всю жизнь усвоил, что женщина — могущественна и способна творить настоящие чудеса.


Для обучения Джакомо бабушка выбрала в наставники человека по имени Баффо. К несчастью, ее выбор пал на весьма игривого поэта, чьи на редкость непристойные сочинения рекомендовались далеко не всем. В результате Казанова под его руководством выучился не только читать и писать, но заодно усвоил и основы «более причудливых наук», получив на всю жизнь склонность к магии, оккультизму, игре, вину… и женщинам.

А в 1734 году, когда Казанове исполнилось девять, его отправили в Падую (в самой Венеции образовательных учреждений, включая начальные школы, не было вообще). Произошло это, благодаря следующим обстоятельствам.

За два дня до смерти, чувствуя приближающуюся кончину, Гаэтано Казанова пригласил к себе господ Гримани, чтобы попросить их не оставить его семью своим покровительством. Братья Гримани поклялись ему в этом. И это именно они взяли на себя миссию подыскать для Джакомо хороший пансион в Падуе.

За несколько дней пансион был найден, и 2 апреля 1734 года Казанова и аббат Гримани погрузились на лодку и отплыли в Падую. Там мальчика поселили в пансионе доктора Гоцци, который и дал ему хорошее среднее образование, а заодно выучил играть на скрипке.

На этом закончился первый венецианский этап жизни Джакомо Казановы.

Глава третья

Первые успехи и первые неудачи

Меня отвезли в Падую, где мой ум исцелили, так что я взялся за учение и к шестнадцати годам получил степень доктора и был посвящен в сан.

Джакомо Казанова

С 1734 по 1740 год Казановы не было в Венеции. За это время он успел стать первым учеником у доктора Гоцци, которому он помогал исправлять работы своих тридцати одноклассников.

Новая жизнь и воздух Падуи окончательно вылечили Казанову и сделали его весьма пронырливым юношей. От своих нерадивых товарищей, исправляя в их работах грубые ошибки, он получал жареных цыплят и деньги. А еще он пытался шантажировать хороших учеников, но вскоре был выдан, разоблачен и отстранен от «хлебной» должности помощника доктора Гоцци.

Тем не менее, он был лучшим, изучил логику Аристотеля, небесную систему Птолемея, выучил латынь и немного греческий, прекрасно освоил игру на скрипке.

Сестра господина Гоцци, Беттина, тринадцати лет, насмешница из насмешниц и заядлая читательница романов, сразу же понравилась юному Джакомо. Она бросила, как говорил сам Казанова, в его сердце первые искры той страсти, которая впоследствии завладела им полностью.

Считается, что она была первой в огромной галерее его возлюбленных, хотя он и «не сорвал ее цветка», как написали бы на языке старомодных романов, так обожаемых Беттиной. Он был влюблен, и она представлялась ему чудесной, как героини этих романов. И все же это первое любовное приключение ранней молодости не могло стать для Казановы «хорошей школой», хотя он сам утверждает обратное.


В 1737 году Казанова поступил в Падуанский университет, где стал готовиться к получению степени доктора прав.

На пасху в Падую из Санкт-Петербурга приехала мать Казановы, но ненадолго, вскоре она вновь уехала на гастроли в Дрезден (ее контракт с театром был пожизненным). И Джакомо довольно равнодушно распрощался с этой, по сути, чужой для него женщиной.

В университете Казанова завел дружбу со всеми не самым благопристойным образом известными студентами: игроками, пьяницами, драчунами и развратниками. В их обществе он быстро научился держаться легко и свободно. Вскоре он сам начал играть и наделал кучу долгов.

Узнав об этом, его бабушка приехала в Падую и забрала Джакомо назад в Венецию.


Так в пятнадцать лет Казанова вновь увидел родную Венецию, этот рай влюбленных и авантюристов.

Вернувшись, он принял постриг и поступил на службу в уже известную нам церковь Сан-Самуэле. Произошло это следующим образом: настоятель прихода Сан-Самуэле отец Тозелло представил его монсеньеру Корреру, патриарху Венеции, и тот тонзуровал его, то есть приобщил к духовенству самой младшей степени. Радость бабушки Казановы была неописуема: ее внуку не было и шестнадцати, а он не только стал священнослужителем, но и в декабре 1740 года даже самостоятельно прочитал в церкви Сан-Самуэле проповедь.

Джакомо произнес эту проповедь, взяв за основу одну из строф Горация. Что больше понравилось прихожанам, сама проповедь или молодой проповедник, — неизвестно, но церковный служка нашел в чаше для подношений аж пятьдесят цехинов. Гордый собой, Казанова уже собирался стать властелином кафедры, и для этого он каждый день ходил к священнику, но кончилось все тем, что он… влюбился в его прекрасную племянницу Анджелу.

К сожалению (для Казановы, конечно), чересчур разумная девушка не ответила ему взаимностью. Пылкий же Джакомо хотел получить свое сейчас же, а посему, не добившись этого, посчитал себя «жертвой коварных женщин». В качестве моральной, и не только моральной, компенсации он возбудил интерес подруги Анджелы, шестнадцатилетней Нанетты, а потом и ее пятнадцатилетней сестры Мартины. Они обе были сиротами, приемными дочерьми графа Саворгана, в доме которого жил Казанова.

Что же касается едва начавшейся карьеры молодого священника, то она, увы, разрушилась уже во время второй проповеди. Виной тому послужил сытный обед с обильным принятием внутрь доброго красного вина. Казанова поднялся на кафедру с багровым лицом и принялся что-то горячо доказывать прихожанам, но вскоре упал в пьяный обморок и покорно дал вынести себя из храма.


Служа в церкви Сан-Самуэле, Казанова жил в доме, где скончался его отец. Его сестра и младшие братья остались жить с бабушкой, которая проживала в своем доме и намеревалась там и умереть, чтобы встретить смерть в том же месте, где ее встретил муж.

Хотя главным покровителем Казановы считался господин Гримани, они довольно редко виделись. Но отец Тозелло представил юношу господину Альвизо-Гаспаро Мальпиеро.

Господину Мальпиеро было шестьдесят два года. Он был сенатором, удалившимся от государственных забот, и счастливо жил в своем прекрасном палаццо. Он любил и умел хорошо поесть, часто собирал по вечерам изысканное общество, которое составляли в основном дамы, сумевшие отлично попользоваться своими лучшими годами, и мужчины, наделенные тонким умом и прекрасно осведомленные обо всем, что происходило в городе.

Знакомство с таким человеком можно было считать большой удачей.

К несчастью, этого богатого холостяка по нескольку раз в году настигали жесточайшие приступы подагры. Но голова, легкие и желудок бывшего сенатора при этом оставались вполне здоровыми. Красавец, гурман и сластена, он обладал великолепным знанием жизни и типично венецианским остроумием.

Казанова стал бывать на его вечерних собраниях, и там господин Малипьеро объяснил юноше, что в этом обществе многоопытных дам и мудрых стариков он может почерпнуть гораздо больше, чем из всех философских книг вместе взятых. Он изложил Казанове правила, необходимые для того, чтобы, несмотря на его столь неподходящий возраст, быть принятым в этом обществе. Правила эти заключались в следующем: молодой человек должен был только отвечать на вопросы и особенно не высказывать своего мнения ни на какой предмет, потому что в его годы собственного мнения нет и быть не может.

Следуя указаниям господина Малипьеро, Казанова неукоснительно соблюдал эти правила, и очень скоро ему удалось не только заслужить уважение бывшего сенатора, но и стать любимчиком всех дам, посещавших его вечера.

Таким образом, неудавшийся аббат переключил свое внимание на светские радости. Вскоре ему удалось так очаровать господина Малипьеро, что тот сделал Казанову своим официальным фаворитом.

Во дворце господина Малипьеро часто проходили великолепные балы, именно это и было нужно молодому авантюристу.

Постоянно бывая в палаццо Малипьеро, бывший аббат Джакомо Казанова быстро стал вхож в дела дам разного возраста и положения, которые доверяли ему секреты, посвящали в свои женские интриги или просили сопровождать в поездках. Вскоре Казанова стал бывать в лучших аристократических домах Венеции. Но его, прежде всего, интересовали женщины, ведь он был еще так молод.

Сам Казанова впоследствии писал:

«Знакомство с дамами, которых принято называть comme Il faut, побудило меня еще больше обращать внимание на свою внешность и заботиться об элегантности моего наряда, чем настоятель и моя бабушка были очень недовольны. Однажды, отозвав меня в сторону, настоятель со сладкой улыбкой сказал мне, что в пути, который я себе выбрал, больше заботятся о том, чтобы Богу нравилась душа, а не миру — внешность».

К сожалению, остановиться Казанова уже не мог. В результате запах духов и пудры, шелест платьев и чарующие взгляды пленили юношу и определили всю его дальнейшую жизнь.

Начались первые успехи, он ощутил сосредоточенное на нем любопытство женщин, и это сделало его еще смелее.


У господина Малипьеро были две любимицы. Первую звали Августа, она была пятнадцатилетней дочерью гондольера Гардела. Безумно красивая, она позволяла старику учить себя танцам. Вторую звали Тереза. Это была прелестная семнадцатилетняя девушка, дочь директора театра и любовника Дзанетты Казановы. Ее мать, старая актриса, ежедневно утром вела ее к мессе, а после полудня — к господину Малипьеро. Однажды при матери и Казанове бывший сенатор попросил Терезу о поцелуе. Но она отказала ему, так как утром приняла причастие и Господь, наверное, еще не покинул ее тела. И практически каждый день Казанова был свидетелем подобных сцен…

Однако вскоре случилось то, что и должно было случиться: молодой Казанова попал в немилость у своего покровителя. Он излишне сблизился с одной из фавориток старого сенатора и был застигнут врасплох.

До этого Казанова никогда и не пытался ухаживать за Терезой, но тут в обоих неожиданно проснулся непреодолимый естественный интерес к различным частям тела обоих полов, и они витали как раз между тихим разглядыванием и ощупывающим исследованием, когда резкий удар палкой в спину Джакомо прервал эти пикантные поиски истины. Накричавшись вдоволь, господин Малипьеро закрыл для Казановы свою дверь.

Напоследок молодой нахал крикнул ему:

— Вы избили меня, разгневавшись, и потому вы не можете похвастаться тем, что преподали мне урок. Поэтому я не желаю у вас ничему учиться. Я могу простить вас, если только забуду, что вы мудры, но этого я никогда не забуду…

Светскую карьеру Казановы в Венеции на этом можно было считать законченной.


После этого Казанова оказался в семинарии доминиканского монастыря Сан-Киприано, которая находилась на острове Мурано.

В семинарию Казанова прибыл в марте 1743 года, и попал он туда не без содействия Микеле Гримани.

Вероятно, у господина Гримани были наилучшие намерения. Но даже в старости Казанова с яростью замечал, что он до сих пор не знает, был ли его опекун Гримани тогда «добр по глупости или глуп по доброте». В самом деле, нельзя нанести остроумному и полному амбициозных планов молодому человеку более мрачного удара, чем сделать его зависимым от дураков.

Остров Мурано был ссылкой. Где теперь молодому и горячему Казанове искать настоящей любви? Но, как ни странно, он нашел ее и в монастырской семинарии. Она не замедлила появиться в лице молоденького семинариста, с которым Казанова повадился вместе читать Горация и Петрарку. Видимо, днем для чтения времени не хватало, и усердные семинаристы продолжали изучать поэзию ночью, лежа в одной постели. Естественно, их вскоре «застукали».

Утром «любители поэзии» предстали перед ректором семинарии и получили по семь ударов розгами.

Казанова тогда поклялся перед распятием, что ни в чем не повинен и что будет жаловаться патриарху. Его заперли в келье, а на четвертый день священник Тозелло привез его обратно в Венецию, где и бросил, объявив, что господин Гримани приказал вышвырнуть развратника, если он появится.

Теперь у Казановы не было ничего, кроме аббатского облачения, чрезмерных амбиций и собственного тела.


А в апреле 1743 года Казанова оказался в заточении в форте Сант-Андреа-ди-Лидо, построенном в XVI веке на островке Виньоле с целью охраны главного входа в венецианскую лагуну.

Двое полицейских доставили Казанову в эту крепость, куда в Венеции имели обыкновение отправлять чересчур дерзких юношей.

В данном случае вина Казановы заключалась в кое-каком имуществе господина Гримани, которое молодой нахал умудрился продать без согласия на то хозяина.

На самом деле все произошло так. 18 марта 1743 года умерла любимая бабушка Казановы. Эта удивительная женщина не смогла оставить внуку ничего, ибо все, что могла, она отдала ему при жизни. Через месяц после ее смерти Казанова получил письмо от матери. Она писала, что, не планируя возвращаться в Венецию, решила отказаться от найма дома. О своем решении она известила господина Гримани, и теперь Казанова должен был сообразовывать свое поведение с его указаниями. Сам же господин Гримани мог распоряжаться недвижимостью по своему усмотрению, а Джакомо, его братьев и сестру он должен был поместить в хороший пансион.

Но дом был оплачен до конца года. Зная, что к тому времени он останется без жилья, а вся обстановка будет распродана, Казанова пустился во все тяжкие: он продал постельное белье, ковры, фарфор, потом приступил к зеркалам, мебели и т. д. Прекрасно понимая, что это не вызовет одобрения окружающих, Казанова считал, что все это досталось ему в наследство от отца, а следовательно, его мать не имеет на это никакого права.

Господин Гримани, естественно, имел на все происходящее совершенно иную точку зрения.

Арест произошел следующим образом: ничего не подозревавший Казанова пошел в библиотеку при соборе Святого Марка, а на выходе был остановлен солдатом и силой затащен в гондолу. В гондоле уже находились Антонио Рацетта, доверенное лицо господина Гримани, и офицер.

Через полчаса гондола пристала к форту Сант-Андреа-ди-Лидо. Комендант форта майор Пелодоро выделил Казанове комнату на первом этаже с видом на море и Венецию и три с половиной лиры — недельное жалование солдата. Впервые в жизни Казанова стал заключенным.

Однако внутри крепости он был свободен. Комендант даже приглашал его к ужину. К местному обществу принадлежали также красивая невестка коменданта и ее муж, знаменитый певец и органист в соборе Святого Марка, который, ревнуя свою жену, заставил ее жить в крепости.

В форте Казанова занимался тем, что помогал местным гражданам писать различные прошения. И вот однажды к нему пришла красивая гречанка с прошением военному министру.

Казанова пообещал написать прошение, а так как она была очень бедна, то заплатила ему «маленькой любезностью», а потом еще раз, когда получила готовое прошение, и еще раз вечером. Через три дня испуганный Казанова заметил печальные последствия.

Все когда-то случается в первый раз — и любовь, и венерическая болезнь. В то время с последней неизбежно сталкивался каждый распутник, ведь надежных способов предохранения не существовало. В случае с Казановой доктор не смог определить название этой болезни (термин «гонорея» появился лишь в 1879 году), но прописал ему шесть недель строгого поста и холодные ртутные примочки. Шесть недель лечения и диеты, как уверяет сам Казанова, восстановили его. Как говорится, пронесло, хотя полтора месяца лечения — это не самый эквивалентный обмен за несколько минут сомнительного удовольствия.

Поправившись, Казанова решил отомстить Антонио Рацетте, которого считал виновником не только своего заточения, но и вообще всех своих проблем.

Для этого он договорился с лодочником, привозившим в форт провиант, и тот с наступлением ночи тайно отвез его на Рива-дельи-Скьявони, то есть на большую набережную канала Сан-Марко, идущую от Дворца дожей до Арсенала. Оттуда Казанова в плаще лодочника пошел к церкви Сан-Сальваторе, что находится рядом с мостом Риальто, и попросил содержателя кофейни показать ему дом Рацетты.

На следующую ночь Казанова взял с собой палку и стал ждать в подворотне между домом Рацетты и близлежащим каналом.

В четверть двенадцатого, степенно шагая, появился Рацетта. Первый удар Джакомо нанес по голове, второй — по руке, а третьим свалил его в канал…

А ровно в полночь Казанова уже был у себя в комнате в форте Сент-Андреа. Он быстро лег в постель и принялся орать как резаный, хватаясь за живот. Не услышать было невозможно. Часовой побежал за доктором, тот пришел и прописал лечение. Таким вот нехитрым образом Казанова обеспечил себе алиби: он якобы был болен и никак не мог в это время находиться в Венеции.

Тем временем пришедший в себя Рацетта, у которого был сломан нос, раздроблена рука и выбито три зуба, пожаловался на Казанову военному министру. Через три дня в форт прибыл судебный комиссар, но доктор, солдат и многие другие совершенно искренне поклялись, что видели Казанову в форте до полуночи. Рацетте было отказано в иске, и он вынужден был оплатить судебные издержки, что он и сделал, поклявшись обязательно отомстить.

После этого самым разумным для Казановы было покинуть Венецию.

Свою последнюю ночь там он провел в обществе двух своих подруг Нанетты и Мартины. Позже он жаловался, что они не научили его в жизни ничему, что они были слишком бескорыстны по отношению к нему и слишком счастливы. По всей видимости, корысть и несчастье он считал лучшими учителями.

Утром он вышел на Пьяццетту и в лодке венецианского посланника Андреа да Лецци, который по просьбе господина Гримани взял его на борт, отправился в путь до Анконы.

Глава четвертая

Неаполитанско-римское приключение

Взаимная любовь уравняла вину нашу.

Джакомо Казанова

А 16 сентября 1743 года Казанова уже был в Неаполе. Там он остановился в доме господина Дженнаро Поло, которому Казанову представили как талантливого молодого поэта, и этот человек был просто счастлив, так как его собственный сын тоже был поэтом.

В Неаполе вроде бы наметилась удача: хозяину дома он очень понравился, тот слушал Казанову, раскрыв рот, а его четырнадцатилетний сын Паоло был потрясен «талантами» венецианца, помогавшего ему писать сонеты. При этом Казанова не упустил случая заявить, что он является правнуком знаменитого поэта Маркантонио Казановы, умершего в 1528 году в Риме.

У Дженнаро Поло Казанова познакомился с маркизой Галиани, сестрой аббата Галиани, а у герцогини де Бовино — с доном Лелио Караффа, предложившим ему стать воспитателем своего племянника, десятилетнего герцога де Маддалони.

Казанова был уверен, что Неаполь создан именно для него, но судьба позвала его в Рим. Он попросил у дона Караффы рекомендательное письмо и получил его: оно было адресовано кардиналу Трояно-Франсиско Аквавива, тамошнему послу Неаполя и Испании.


В почтовой карете, направлявшейся в Рим, Казанова нашел господина лет сорока-пятидесяти, оживленно болтавшего с двумя очень красивыми молодыми дамами, отвечавшими ему на местном диалекте.

Сначала Казанова молчал пять часов подряд. В Капуе всем четверым удалось получить лишь одну комнату с двумя постелями. Неаполитанец тут же сказал, что готов спать в одной постели с Казановой. Дамы переглянулись и залились таким громким смехом, что Казанова увидел в этом хороший знак. Но вот к чему?

Он уже знал, что этот господин адвокат и его зовут Кастелли, а едет он со своей женой и ее сестрой.

В Террачине они получили уже три постели, и жена адвоката легла спать вместе со своей сестрой, которая опять очень смеялась по этому поводу. Ночью, когда Казанова отважился сунуться к ним в постель, жена встала и перелегла к мужу. На следующий день Казанова, изображая страшную ревность, демонстративно дулся на нее, и женщины опять много смеялись.

В Сермонетте, идя к обеду, жена Костелли взяла Казанову под руку. Адвокат и ее сестра следовали в некотором отдалении.

В Велетри они получили отдельную комнату с альковом для дам, и когда адвокат мирно захрапел, Казанова направился «в гости». Но тут вдруг раздались ружейные выстрелы и крики на улице, и в дверь застучали. Адвокат испуганно заголосил:

— Безобразие! Что это такое?

В суматохе Казанова уже было начал использовать удобный случай, встретив у жены адвоката, которую звали Лукрецией, лишь слабое сопротивление, но тут вдруг от тройной тяжести постель развалилась.

Когда потом господин Кастелли попытался выяснить причину беспорядка, оказалось, что одни солдаты напали на других, что и привело к перестрелке. Так ничего и не понявший адвокат поблагодарил Казанову за хладнокровие и помощь «перепугавшимся» женщинам.

За завтраком уже дулась сестра Лукреции, которую звали Анжелика. Она хоть и ехала в Рим, чтобы выйти там замуж за служащего одного банка, наверное, посчитала себя несправедливо обойденной.


В Риме Казанова остановился в гостинице на площади Испании. Ему было восемнадцать, он был свободен, хорошо снабжен одеждой и деньгами и не без оснований полагал, что сможет быстро построить свое счастье. Более того, он чувствовал себя способным к самым великим делам, ведь перед ним был Вечный город, в котором каждый из ничего мог достичь всего.

1 октября 1743 года Казанова впервые в жизни побрился. Кардинал Аквавива по-доброму встретил его и отправил к аббату Гама, веселому сорокалетнему португальцу, который, в свою очередь, сказал Казанове, что он будет жить во дворце кардинала и столоваться вместе с двенадцатью аббатами, работавшими секретарями.

В первое же воскресенье Казанова повел «свою» Лукрецию с семейством на прогулку в какой-то большой сад. Адвокат сопровождал мать жениха, Анжелика — жениха, а Лукреция взяла под руку Казанову.

Гуляя, он вдруг признался:

— Ты первая женщина, которую я люблю.

— В самом деле? — засмеялась красавица Лукреция.

— О, какое же это будет несчастье, если ты меня покинешь!

Они сели на траву, и она поцелуями стала стирать его слезы. Он спросил, не подозревает ли кто об их любви? Глупый муж, конечно же, ни о чем не догадывается, а вот Анжелика знает все с тех пор, как постель развалилась под ними, но она жалеет ее.

Потом Лукреция призналась, что никогда прежде не знала настоящей любви. К мужу она чувствовала лишь признательность, к которой обязывали ее супружеские узы.

Они в сотый раз повторяли друг другу, как велика их любовь. После обеда они вновь пошли гулять парами по зеленым лабиринтам виллы Альдобрандини.

Казанова потом написал: «Бессознательное желание привело нас в уединенное место». Посреди широкой лужайки за густыми кустами трава росла так высоко, что в ней легко было спрятаться. Они укрылись в траве и безмолвно освободили друг друга от всех покровов. И они любили друг друга два часа подряд.

— Ты думаешь, твой муж не догадается, где ты? — спросил Казанова.

— Если он сразу ни о чем не догадался, то почему догадается сегодня?

— Мне кажется, что здесь нам ничто не угрожает…

Их тела были влажными и расслабленными. Они лежали рядом и говорили о вещах, важных для них обоих: о детстве, которое Лекреция провела в Неаполе, а Казанова — в Венеции, о том, каким ненужным он всегда чувствовал себя дома, как многого он хотел бы добиться в этой жизни.

Он любил ее, это происходило в Риме, в вечной зелени садов Людовизи и Альдобрандини. «О, какие нежные воспоминания соединены для меня с этими местами!» — писал потом Казанова.

— Посмотри, посмотри! — воскликнула вдруг Лукреция. — Разве не говорила я тебе, что наши добрые гении оберегают нас? Ах, как она на нас глядит! Ее взгляд хочет нас успокоить. Посмотри, это самое таинственное, что есть в природе. Полюбуйся же на нее, наверное, это твой или мой добрый гений.

Сначала Казанове показалось, что она бредит.

— О чем ты говоришь, я тебя не понимаю, на что я должен посмотреть?

— Разве ты не видишь эту красивую змейку с блестящей кожей?

Казанова взглянул туда, куда она показывала, и увидел большую змею длиною в локоть, которая в упор смотрела на них, готовая, в случае чего, к смертельному броску.

Они тихо встали, оделись и, стараясь не делать резких движений, ретировались. Потом, уже отойдя от змеи на почтительное расстояние, они долго смеялись, понимая, что на этот раз их ангелы-хранители про них не забыли. В том, что они испытывали друг к другу в этот момент — как физически, так и эмоционально, — было что-то очень трогательное. Несмотря на довольно необычную возможность насладиться друг другом сполна, они чувствовали себя вправе воспользоваться этой ситуацией, и все произошедшее с ними выглядело в их глазах восхитительно романтично.

Домой они вернулись, как потом написал Казанова, «немного уставшими».


На следующий день по совету кардинала Аквавивы Казанова поехал в Монте-Кавальо, летнюю резиденцию папы. Там его проводили в комнату, где в одиночестве сидел Бенедикт XIV — в миру Просперо-Лоренцо Ламбертини, уроженец Болоньи и большой друг литературы.

— Кто ты? — спросил Римский папа.

Казанова представился.

— Я слышал о тебе от кардинала Аквавивы. Как ты попал в дом такого высокопоставленного человека?

И Казанова принялся рассказывать свою историю, и посреди этого рассказа у папы от смеха выступили слезы, а Казанова все рассказывал и рассказывал одну историю за другой, да так живо, что понтифик попросил его прийти еще раз.

Во второй раз Казанова увидел папу на вилле Медичи. Бенедикт XIV подозвал его и вновь с удовольствием послушал остроумные рассказы, за что любезно освободил (правда, лишь устно) от запрета есть мясо, яйца и молочные продукты во все постные дни.


В конце ноября 1743 года дон Франческо, жених Анжелики, пригласил всю семью и Казанову в свой дом в Тиволи. Лукреция ухитрилась устроить все так, что вместе с сестрой они провели ночь в комнате рядом со спальней Казановы. Адвокат спал отдельно. Дон Франческо, взяв свечу, проводил Казанову в его спальню и торжественно пожелал ему доброй ночи.

Это было похоже на комедию. Анжелика якобы не знала, что Казанова был их соседом, а его первым порывом было поглядеть на женщин через замочную скважину. Он увидел жениха, который зажег ночник, пожелал дамам спокойной ночи и ушел. После этого обе красавицы приступили к вечернему туалету.

Лукреция велела сестре лечь у окна, и обнаженная девушка прошла через всю комнату так, что Казанова смог в полной мере насладиться ее прекрасной фигурой. Потом Лукреция погасила свет, и Казанова тут же разделся. После этого он осторожно приоткрыл дверь и бросился «в бой». Она прошептала, обращаясь к сестре:

— Это мой ангел… Спи, Анжелика…

Казанова встал на колени, а Лукреция лежала на кровати. В темноте его руки оказались под простыней, лаская ее грудь. Лукреция слабо застонала и уже через мгновение сама потянулась к нему, заставив его лечь рядом.

Их поцелуи становились все более и более страстными, тела переплелись, запутавшись в простыне. Они долго лежали рядом, покрывая друг друга поцелуями и забыв обо всем на свете. Казанова чувствовал, что хочет впитать ее в себя, поглотить, пока она не станет его частью, чтобы быть с ним всегда.

— Джакомо… — прошептала она, и он прижал ее к себе и принялся целовать с еще большей жадностью. Лукреция прильнула к нему, задыхаясь от желания…

Через час пара уснула, чтобы с рассветом «ринуться в новую битву», после которой Казанова вспомнил о невольной свидетельнице их «подвигов» и спросил Лукрецию, может ли он взглянуть на нее. А, кстати, не могла ли Анжелика увидеть то, что ей, наверное, не следовало видеть? Но Лукреция была уверена в сестре. Когда та открыла глаза, она сказала:

— Посмотри, какое счастье ожидает тебя, когда ты впервые полюбишь.

Семнадцатилетняя девушка, достаточно натерпевшаяся ночью (она измучилась делать вид, что спит и ничего не слышит), обняла сестру и среди множества поцелуев заверила ее, что не сердится. Лукреция сказала Казанове:

— Обними ее, милый друг…

После этого она толкнула его к Анжелике, и та замерла в его объятиях. Казанова не хотел причинять боль Лукреции, и он дал ей новое доказательство своего пыла, возбудившись от Анжелики. Девушка, похоже, впервые видела взрослую любовную борьбу. Изнемогая от страсти, Лукреция умоляла его быстрее закончить, но Казанова был неумолим. И тогда она оттолкнула его в сторону сестры. В тот же миг он обнял Анжелику, давно готовую принести богине любви Венере свою первую жертву. Лукреция продолжала целовать любовника. Одновременно она целовала и сестру, которая тем временем трижды успела обессилеть в умелых руках Казановы.

Сам Казанова потом утверждал, что Анжелика была столь же счастлива, как и ее старшая сестра. В очередной раз, глубоко вздохнув, она привалилась к нему поближе. Потом они все трое долго молчали, просто лежа в объятиях друг друга, благодарные судьбе за каждое мгновение, которое провели вместе.

Было уже совсем светло, когда Казанова ускользнул в свою комнату. Вскоре он услышал жизнерадостный голос ничего не подозревавшего адвоката, который смеялся над сестрами-сонями, способными проспать все на свете. Он постучал и в дверь Казановы и весело пригрозил, что в следующий раз прикажет стрелять из пушки, чтобы разбудить всех.

После завтрака Казанова ласково упрекнул Лукрецию: не надо, наверное, было вовлекать во все ее сестру, ведь теперь ту ждут большие свадебные разочарования, неизбежные при таком сравнении.

— Да уж, ты сегодня был очень хорош, — сказала она, счастливо улыбаясь. Лукреция явно гордилась им.

— Что я буду без тебя делать? — Это был вопрос, который она задавала себе уже давно.

— То же, что и всегда, — тихо ответил Казанова.

Он вовсе не собирался разрушать ее брак или поощрять какие-либо размышления на эту тему. На это у него не было никакого права, что бы там ни происходило между ним и Лукрецией.

— Что значит, «то же, что и всегда»? — разочарованным голосом спросила она. — Я уже ничего не помню. Все, что осталось в прошлом, кажется мне теперь таким нереальным.

Похоже, только теперь она начала догадываться о том, насколько же была несчастной со своим адвокатом.

— Кто знает, возможно, тебе не стоит задавать себе эти вопросы, — мудро сказал Казанова. — Мы должны радоваться тому, что имеем… Наши воспоминания об этом дне останутся с нами навсегда. Мне, по крайней мере, этого хватит надолго.

— Что я буду делать без тебя? — жалобно повторила Лукреция, прижимая его к себе. Она уже не могла представить свою жизнь без общения с ним. Каким-то образом ей удавалось столько лет обходиться без него, а теперь она вдруг поняла, что не переживет ни одного мгновения разлуки с этим мужчиной.

— Не думай об этом, — сказал Казанова и нежно поцеловал ее.


После ее отъезда он занялся своими делами. Однако мысли о прекрасной Лукреции не оставляли его очень долго. Конечно, он не был высокоморальным человеком. В самом деле, для восемнадцатилетнего юноши подобное поведение выглядит не совсем обычным. Но он и в пятьдесят останется таким же. Это будет его неизменным правилом: когда он желает женщину (а это случалось весьма часто), он действует так, будто на земле есть только он и эта женщина, будто есть только его чувство и нет ничего другого, что могло бы помешать завоеванию. Физическая любовь для него будет исключительно делом двух индивидуумов, эдаким эгоизмом вдвоем, страстью, которая реализуется и проходит, когда исполнит свое назначение.


Много лет спустя, в январе 1761 года, Казанова вновь окажется в Неаполе. Там его примет герцог де Маталоне и познакомит со своей любовницей Леонильдой, девушкой великолепной, но любовницей чисто формальной для человека, который уже не способен заниматься любовью.

Леонильда, удивительно красивая, со светло-русыми волосами и черными глазами, будет настолько мила, что Казанова мгновенно влюбится в нее и даже подумает о женитьбе. Не проблема, старый герцог не станет возражать. И даже будет составлен брачный договор, и Леонильда пригласит приехать свою мать…

А матерью Леонильды окажется та самая Лукреция. Неужели Леонильда — его дочь? О, небо! Вот так зигзаг судьбы! Настоящий удар молнии прямо в темечко!

Биограф Казановы Ален Бюизин не может удержаться от иронии:

«Леонильде остается лишь почтительно поцеловать в лоб отца, за которого она собиралась выйти замуж. Вместо брачной ночи — семейная встреча, и Казанова отнюдь не обрадован резкому переходу от вожделенной плотской любви к любви отцовской. Могу себе представить физиономию несчастного Джакомо, когда на следующий день Леонильда бросилась ему на шею, назвав дорогим папочкой. Просто кошмар!»


Фактически Казанова едва разминулся с инцестом, хотя, вполне возможно, он и был для него желаемым.

Странно, но Казанова после этого не отказался от мысли о браке, и раз он не мог жениться на дочери (своей собственной дочери), то предложил связать свою судьбу с матерью, то есть Лукрецией. Может быть, он к тому времени уже настолько устал, что действительно захотел упорядочить свою жизнь? Однако Лукреция ответила, что согласится, только если он решит поселиться с ней в Неаполе. Но оседлое существование было не для Казановы, и он тотчас отказался от брака. К тому же, Лукреция была намного его старше.

А потом, как ни удивительно, все закончится семейной сценой, но не скандалом, а трио в постели, в котором принимали участие отец, мать и дочь. Казанова будет любить мать под строгим присмотром дочери, которая будет активно подбадривать их. Иначе говоря, кровосмешения удалось избежать, и нравственность вроде бы не пострадала. Почти не пострадала.

В любом случае, с Неаполем было покончено, и в конце января 1761 года Казанова оттуда уехал.

Глава пятая

Досадное недоразумение

В Риме покровитель мой, кардинал Аквавива, дал мне отставку, и причиной тому стала дочь моего учителя французского языка.

Джакомо Казанова

А в 1744 году Казанова вынужден был покинуть Рим, который уже успел так полюбить. Как говорится, по дороге к счастью он упал в пропасть. И что же стало тогда его главной ошибкой? Наверное, слишком большая любезность.

Однажды после мессы Казанова познакомился с молодым человеком, который, как оказалось, вместе с ним брал уроки французского у адвоката Далаккуа и ухаживал за его красивой дочерью Барбарой, часто заменявшей отца.

Молодой человек рассказал, что уже полгода любит Барбару, но пять дней назад Далаккуа застал их в постели, после чего его выгнал, а свою дочь запер. Теперь ситуация выглядела безвыходной: написать ей он не имеет возможности, к мессе она не ходит, а официально к ней посвататься он не может, так как у него нет доходов и у нее тоже нет ничего. Молодому человеку был нужен совет, и Казанова, подумав, сказал, что лучше всего будет постараться забыть Барбару, ведь вокруг так много девушек хороших и так много ласковых имен.

На следующий день Казанова увидел Барбару, и она вдруг обронила письмо, многозначительно посмотрев на него. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кому оно предназначалось.

Казанова, даже не подозревая о том, чем это все может для него закончиться, подобрал оброненное письмо и передал его полному отчаяния любовнику. Тот в восторге стал целовать то драгоценное послание, то Казанову, а потом попросил передать ответ. Так Казанова, сам того не желая, стал почтальоном их любви. А потом он узнал, что Барбара уже носит под сердцем ребенка.

— Теперь вы просто обязаны на ней жениться, — с видом опытного в подобных делах человека объявил Казанова.

После этого любовник снял квартиру, примыкающую к дому Барбары, и стал по ночам пробираться к ней через чердачный люк.

А еще через неделю он заявился в жилище Казановы с каким-то незнакомым аббатом, которым оказалась переодетая Барбара.

— Что вы хотите? — спросил Казанова.

— Аббат и я… Мы проведем ночь вместе…

— Желаю счастья! Но отсюда, пожалуйста, уходите!

Непрошеные гости удалились, а еще через несколько дней, уже около полуночи, в дверь Казановы ввалился «аббат» и бездыханно упал в кресло. Понятное дело, это была Барбара, и Казанова, начиная заводиться, резко упрекнул ее и потребовал, чтобы она немедленно ушла. Но она со слезами бросилась к его ногам.

Судя по ее сбивчивому рассказу, час назад она со своей служанкой вышла из дома через чердачный люк. Служанка прошла вперед, а Барбара чуть задержалась, завязывая распустившийся шнурок, и вдруг увидела, как на служанку набросилось несколько мужчин в плащах и масках, которые бросили ее в крытую коляску и умчались. Понимая, что похитить должны были ее, Барбара испугалась и решила спрятаться у Казановы. А потом последовал такой поток слез, что сердце Казановы не выдержало.

— Моя бедная девочка, — пробормотал он.

Она была так беспомощна, что он раздел ее и отнес в постель. Сам он лег спать рядом, прямо в одежде, а на рассвете разбудил ее и посоветовал обратиться за помощью к кардиналу, сказав, что надо пасть перед ним на колени и откровенно все рассказать. Впрочем, не все. Не нужно было рассказывать, что она провела ночь в постели Казановы. И, конечно же, добрый кардинал убережет ее от позора и соединит с любимым…

А на другой день пришел аббат Гама и заявил, что кардиналу все известно, что соблазнитель Барбары — друг Казановы, а также что все теперь убеждены, будто девушка провела ночь в его постели, и возмущены его, Казановы, нескромным поведением. И напрасно венецианец уверял, что ему совершенно безразлична эта Барбара и что ему смешна даже мысль о том, что он мог бы переспать с ней.

— Тем не менее, эта некрасивая история вам очень повредила, — сказал аббат Гама.

Вечером Казанова пошел к кардиналу Аквавива и узнал от него, что Барбара отправлена в монастырь, а ее история уже стала главной темой пересудов в Риме, и Казанове в этой истории приписывается едва ли не главная роль. Естественно, Казанова вновь принялся все отрицать, но кардинал жестко оборвал его и сказал, что пустая болтовня его не трогает, но и полностью игнорировать общественное мнение он не может, а посему Казанова должен немедленно покинуть Рим, желательно под каким-нибудь благовидным предлогом.

— Уходите, — сказал он, — и не показывайте мне своего отчаянья.

Два часа бродил потом Казанова по Риму, пытаясь найти выход из сложившегося положения, но все было напрасно. В кои-то веки он сказал чистую правду, но ему не поверили. В кои-то веки он совершенно бескорыстно сделал доброе дело, и сам стал крайним.

Правильно говорят, что правда необычайнее вымысла, ведь вымысел должен придерживаться правдоподобия, а правда в этом не нуждается. Правильно говорят, что всякая правда, стоит ее высказать, теряет свою несомненность и приближается ко лжи, а любое доброе дело — наказуемо.

Глава шестая

Пригожий юноша, или все-таки девушка?

Ежели существует удовольствие и ежели насладиться им можно только при жизни, то, следовательно, жизнь — счастье.

Джакомо Казанова

На пути из Рима в Анконе Казанова остановился в лучшей гостинице. За ужином он увидел за соседним столом пожилую женщину, двух девушек и картинно-красивого мальчика, который, как оказалось, был певцом-кастратом, оперной примадонной примерно семнадцати лет.

Семейство это было из Болоньи, и кастрат, которого звали Беллино, по просьбе окружающих сел к клавиру и стал петь. Голос его был чарующе красив, и Казанова, глядя на него, мог поклясться, что перед ним женщина в мужском платье.

Чтобы разрешить эту загадку, Казанова решил отложить свой отъезд, стал приглашать это странное семейство на кофе и на обед, но, тем не менее, ему никак не удавалось вызвать у Беллино хоть какой-то отклик. Зато ему быстро удалось добиться благосклонности обеих девушек, которых звали Марина и Чечилия. Но вот Беллино, когда Казанова как бы случайно дотронулся до его кружевного жабо и попытался запечатлеть на его груди поцелуй, вскочил и убежал.

Когда перед сном Казанова запирал свою дверь, пришла Чечилия, уже наполовину раздетая, и спросила, не хочет ли он взять ее с собой. Возможно, и хочет, но он сначала должен получить ответ на волнующий его вопрос. Чечилия убежала, но скоро вернулась.

— Беллино уже в постели, но завтра он выполнит ваше желание, благородный господин, однако при условии, что вы проведете ночь со мной.

Не успел Казанова дать ответ, как Чечилия заперла дверь и бросилась в его объятия. Утром он дал ей три дублона.

На следующий день Казанова ужинал вместе со странным семейством из Болоньи, и Чечилия с Беллино пели замечательные неаполитанские песни. Ближе к полуночи Казанова попросил Беллино объясниться, но тот снова вырвался. Зато пришла Марина, и утром Казанове пришлось и ей дать три дублона за услуги.

На следующий день они опять ужинали все вместе, и Казанова предпринял новую атаку на Беллино, но с тем же отсутствием результата, что уже начало раздражать венецианца. Тогда Казанова решил действовать уже без всяких церемоний:

— Признайся, что ты — женщина, — сказал он.

Беллино расплакался и хотел снова убежать. Но Казанова силой удержал его, заставив лечь рядом с собой. Беллино прильнул к нему, не говоря ни слова. Их губы слились, и вскоре Казанова оказался на вершине наслаждения…

Впрочем, как и Беллино, который, как Казанова и думал, оказался молодой женщиной.

— Ты рад? — спросила она, когда все закончилось.

— Я не ошибся. Какая же ты прелесть.

— Меня зовут Тереза…


Оказалось, что у ее отца, бедного чиновника в Болонье, жил кастрат-сопрано Феликс Салимбени, родившийся и дебютировавший в Милане, а потом певший в венской придворной капелле и в берлинской итальянской опере.

В то время кастраты были очень популярны в Италии, и ими назывались мужчины, оскопленные таким способом, чтобы голос был похож на женский или на детский. Ангелы для одних и чудовища для других, кастраты на протяжении XVII и XVIII веков являли собой совершенно беспрецедентный для Европы музыкальный, социальный и культурный феномен. Самыми знаменитыми из кастратов были такие мастера вокала, как Фаринелли, Каффарелли и Салимбени.

Молодой и красивый, Феликс Салимбени обучал двенадцатилетнюю Терезу. Целый год она аккомпанировала ему на клавире и… в постели. Целый год она была его возлюбленной, а потом умер ее отец, и Салимбени вдруг сообщил, что должен ее покинуть. Она зарыдала, и Салимбени сказал, что отправит ее в Римини, в пансион одного знакомого учителя музыки, где уже живет мальчик по имени Беллино. Этот Беллино был в возрасте Терезы, и его специально изувечил многодетный больной отец, чтобы после его смерти мальчик содержал других детей своим певческим искусством.

Однако уже в Римини Салимбени узнал, что мальчик Беллино незадолго до этого умер. Тогда Салимбени и пришла в голову мысль отдать Терезу под видом кастрата в пансион, чтобы она там выучилась петь и через четыре года (опять же под видом кастрата) приехала к нему в Дрезден, где он собирался выступать в королевской опере.

Так Тереза надела одежду мальчика, поклявшись ни в чьем присутствии не раздеваться и называться только именем Беллино. Когда развилась грудь, это приписали нанесенному увечью. С помощью маленькой «штучки», которую дал ей Салимбени, она создавала иллюзию того, что она мальчик, и эта хитрость несколько раз срабатывала при поверхностном ощупывании, которому ее подвергали.

За год до того, как она узнала Казанову, Салимбени умер, и она стала петь в театре Анконы.

А еще Тереза призналась, что отдавалась Салимбени лишь из благодарности, что Казанова первым превратил ее в настоящую женщину и именно он является ее первым настоящим возлюбленным. Ради него она хотела бы снять фальшивую одежду, сменить фальшивый пол, фальшивое имя и начать зарабатывать свой хлеб как певица. Она сказала, что сыта по горло приставаниями мужчин, которые подозревают в ней женщину, и тех, которые ищут экзотического удовлетворения с кастратом. Короче говоря, Казанова теперь просто обязан ее спасти. Она хочет жить с ним, жить благонравно и хранить верность ему и только ему.

Казанова даже заплакал, услышав ее историю, и его слезы смешались с ее слезами. Он пообещал, что никогда не покинет ее.

— Но как ты могла допустить, чтобы я спал с твоими сестрами? — спросил он.

— Вспомни нашу бедность! И разве я не видела, что ты ветреный мужчина, мой любимый.

Он попросил, чтобы в Венецию она поехала с ним в женском костюме. Она была готова ко всему. Он сказал, что готов жениться на ней, что ее талант является золотым источником. А потом он решил устроить ей испытание и заявил, что в этом мире у него самого нет никого и ничего, что у него нет ни денег, ни таланта, ни места, ни родителей, ни друзей, но зато он независим и не знает страха перед судьбой.

— Прекрасная Тереза! — воскликнул он. — Так выглядит твой будущий муж. Что ты теперь скажешь?

К его удивлению, Тереза сразу поверила всему, что он сказал, хотя могла бы хотя бы из вежливости немного посомневаться. Она же призналась, что сразу поняла, что так оно и есть.

— Если ты беден, то не пренебрежешь моим подарком, то есть мною самой и моим талантом. Я хочу заботиться о тебе. Беллино больше нет. Есть лишь твоя Тереза, и ее таланта хватит на обоих и в Венеции, и везде, где захочешь.

— Завтра я поведу тебя к алтарю, — заверил ее Казанова.

На следующий день они сидели за завтраком. Вдруг подошел какой-то унтер-офицер с двумя солдатами и потребовал, чтобы Казанова предъявил документы. Казанова не нашел своего паспорта, и его тут же доставили к главнокомандующему испанской армии в Италии во время войны за австрийское наследство.


Эта война началась в 1740 году, когда Людовик XV поддержал Пруссию и Баварию. Дело в том, что в тот год умер австрийский император Карл VI, оставив после себя лишь одну дочь Марию-Терезию. Пока император был жив, ее права все признавали, но как только он умер, все тут же начали предъявлять права на освободившийся престол. Больше всех усердствовал баварский курфюрст Карл, женатый на дочери брата отошедшего в мир иной императора.

А прусский король Фридрих Великий никаких претензий на австрийский престол не выдвигал, он просто взял и без всякого объявления войны ввел свои войска в Силезию, заявив, что она принадлежит ему.

Летом 1741 года французская армия перешла Рейн и в ноябре захватила Прагу, однако через год она была там блокирована, потерпела поражение и отступила.

Одновременно с этим испанско-неаполитанские войска напали на австрийские владения в Италии, а Мария-Терезия обратилась к венграм, которые поддержали ее в обмен на гарантии их самостоятельности.

Короче говоря, в то время шла настоящая мировая война европейского масштаба, и практически везде кто-то с кем-то воевал, так что передвигаться без паспорта никому не рекомендовалось.


Испанский генерал, к которому доставили Казанову, сказал, что из милосердия не расстреляет его, а только временно задержит, пока из Рима не придет новый паспорт. А еще он сказал, что только дезертиры теряют паспорта во время войны.

Казанова послал письмо кардиналу Аквавиве с просьбой прислать новый паспорт, дал Терезе сто цехинов и пообещал, что через десять дней будет с ней в Римини.

Потом его доставили на гауптвахту в Санта-Мария и бросили там на солому вместе с арестованными каталонскими солдатами.

Казанова прождал паспорта девять или десять дней, но он так и не пришел. И вот однажды утром, около шести часов, он отошел за сто шагов от часового, чтобы справить большую нужду в густых кустах. В это время какой-то офицер спрыгнул с лошади, чтобы, наверное, сделать то же самое.

Казанова импульсивно схватил уздечку лошади, спокойно ждавшей своего хозяина, сунул ногу в стремя и неожиданно сел в седло. Он сам удивился ловкости, с которой это у него получилось, ведь он сделал это первый раз в жизни. Однако лошадь вдруг рванулась как сумасшедшая, и Казанова вынужден был вцепиться в нее руками и ногами.

На оклик часового он при всем желании не мог бы ответить ничего членораздельного. Раздались выстрелы, и несколько пуль просвистели у Казановы возле самого уха. В конце концов, он остановился у первого форпоста австрийцев и поблагодарил Господа, когда смог спуститься на землю.

— Куда это вы так? — спросил его какой-то гусарский офицер с огромными усами.

— Я скажу это только князю Лобковицу, — вдруг выпалил Казанова, даже не успев подумать, что же он скажет генералу, командовавшему австрийской армией в Италии.

Два австрийских гусара подхватили Казанову и галопом поскакали в Римини, к их генералу.

Там Казанова рассказал всю свою историю. Генерал и его штабные офицеры долго хохотали, но рассказ показался всем не очень правдоподобным. Тем не менее, Казанову приказано было отпустить с условием, что он не будет больше появляться в районе Римини без документов.


Чтобы не бросаться в глаза, Казанова перебрался в Болонью и поселился там в скромнейшей гостинице. Он долго думал, что ему теперь делать, и ему вдруг пришла в голову одна странная идея. Он решил вырядиться офицером, и для этого портной по имени Морте изготовил ему роскошный мундир несуществующей армии. Этот мундир был белым с голубыми отворотами и с золотыми аксельбантами. К нему Казанова купил длинную шпагу, длинную искусственную косу и треуголку с пестрой кокардой. После этого он начал прогуливаться по улицам Болоньи и с удивлением обнаружил, что все вокруг смотрят на него — кто с уважением, а кто и с восхищением. Тогда он переехал в лучшую гостиницу, сел на террасе кафе, взял газету и стал тайком наблюдать, как реагируют на него посторонние.

Он был совершенно счастлив до тех пор, пока не прочитал в газете следующую заметку:

«Господин Казанова, офицер королевского полка, дезертировал, после того как на дуэли убил капитана. Никто не знает точных обстоятельств, известно лишь, что этот офицер прискакал в Римини на лошади другого офицера, который остался лежать мертвым».

Это был какой-то бред, какое-то наваждение. На какой дуэли? Какого капитана? Он страшно перепугался, что его опять арестуют, но потом выяснилось, что это был совсем другой человек по имени Казанова. И тогда наш Казанова решил воспользоваться этим. Он подумал, что это газетное сообщение наверняка уже дошло до Венеции, и поспешил поехать туда, чтобы насладиться триумфом в качестве счастливого дуэлянта и жениться на Терезе.


От нее, кстати, он получил толстое письмо. Герцог Кастропиньяно, пятидесятилетний неаполитанский генерал, услышал ее пение и тотчас предложил очень выгодный годичный контракт в театре Сан-Карло. Она попросила на раздумья восемь дней. К письму был приложен контракт, который она обещала подписать только при согласии Казановы, так как ее желанием было служение ему и только ему.

Кроме того, Тереза предлагала Казанове приехать к ней в Неаполь, а если он не захочет, она готова была порвать предложенный контракт и поехать с ним, куда ему будет угодно.

Наверное, первый раз в жизни Казанова тщательно обдумывал свое решение. Он попросил курьера прийти за ответом только на следующий день. Он колебался. Стоило ли Терезе терять такой шанс? Может ли он вернуться в Неаполь, чтобы жить как жиголо при певице? Нужно ли ему закабалять себя браком в двадцать лет?

Вопросов было много, и вариантов ответов на них — не меньше. Чтобы выиграть время, он написал Терезе, что закончит свои дела и обязательно разыщет ее в Неаполе. Пока же он посоветовал ей жить так, чтобы он не краснел за нее. А еще он написал, что, благодаря своей красоте и таланту, она может сделать блестящую карьеру, однако, если что, он не станет играть роль терпеливого супруга или услужливого любовника.

На это Тереза ответила ему покорно и печально: она будет ждать, пока он будет ей писать. А 2 апреля 1745 года Казанова прибыл в Венецию. Это был его день рождения.

Глава седьмая

Игра в военного

Восемнадцати лет вступил я, дабы принести пользу отечеству, в военную службу.

Джакомо Казанова

В военном министерстве Венеции Казанова встретился с майором Пелодоро, и тот сказал ему, что один лейтенант хочет продать свой офицерский патент за сто цехинов и Казанова может попытаться получить его. Кроме того, ему было предложено поехать в Константинополь в качестве сопровождающего при венецианском посланнике Франческо Венье.

В результате, Казанова поступил на службу в качестве фенриха (это звание не считалось офицерским и присваивалось кандидатам на первое обер-офицерское звание). Он был причислен к полку, который стоял на острове Корфу.

5 мая 1745 года с пятьюстами цехинами в кармане Казанова поднялся на борт корабля. Прежние проблемы были забыты, перед ним открывалась завидная карьера, которая, возможно, лет через десять-пятнадцать приведет его к чину генерала. В красивом мундире и с такой суммой денег Казанова не сомневался, что скоро ему будет принадлежать полмира.

На Корфу Казанова целый месяц ждал прибытия посланника Венье. Все это время он днем и ночью сидел в кофейне, играя в фараон, и деньги закончились. Деньги вообще имеют одно удивительное свойство: им конкретный человек нужен гораздо меньше, чем они нужны конкретному человеку.

Короче говоря, этот месяц на Корфу стал для Казановы настоящей пыткой. Потом, уже оставшись совсем без средств, он попытался соблазнить некую Адриану Фоскарини, урожденную Лонго, которая была на пять лет старше его. Красавица (она, кстати, была замужем) не уступила, и Казанова так и не добился своей цели. В конечном итоге, горе-офицер и горе-любовник покинул Корфу решительно и без всякого сожаления.

Глава восьмая

Имя удачи — сенатор Брагадин

В возрасте двадцати одного года один из первых венецианских синьоров сделал меня приемным сыном.

Джакомо Казанова

14 октября 1745 года, решив для себя, что военный — это не профессия, Казанова вновь приехал в родную Венецию.

К своему удивлению, никого из бывших друзей и покровителей он не нашел. Его бывшие подруги все повыходили замуж и не желали его больше видеть. Сестра Казановы уехала к матери в Дрезден, а брат Франческо находился в форте Сант-Андреа, где копировал батальные картины по заказу одного майора, закадычного друга Антонио Рацетты.

Казанова поселился у своего брата Франческо в меблированной комнате. Подумав немного, чем бы заняться, он решил взяться за профессию игрока в карты и… через неделю проиграл все, что было у его брата.

И что было делать? Казанова вдруг вспомнил о том, что доктор Гоцци неплохо обучил его игре на скрипке, и он подумал, что вполне мог бы пиликать в каком-нибудь театральном оркестре.

Таким образом, Казанова стал второсортным оркестрантом в театре Сан-Самуэле, где работали раньше его отец и мать. Там ему платили один экю в день, и это позволяло как-то жить в ожидании лучших времен. По сути, это было падение… в оркестровую яму. Казанова храбрился, заявляя, что зарабатывает вполне достаточно. В глубине же души он чувствовал себя пристыженным и униженным. А что происходит со слабым человеком, когда он понимает, что не имеет права на уважение окружающих? Правильно, он опускает руки, плывет по течению и превращается в откровенного бездельника.

Каждый раз после спектакля Казанова шел в кабак или в бордель. Его любимым развлечением было подраться с кем-нибудь из таких же бессмысленных гуляк, отвязать чужую гондолу у берега или свалить на землю какой-нибудь памятник…

Спас Казанову от неизбежного печального конца счастливый случай.


В апреле 1746 года сеньор Джироламо Корнаро, старший сын в семействе Корнаро-делла-Реньо, сочетался браком с девицей из семейства Соранцо на площади Сан-Поло, и Казанова имел честь присутствовать на этом торжестве. Он играл роль деревенского скрипача, находясь среди многочисленных оркестрантов, игравших на балах, которые давались в течение трех дней в палаццо Соранцо.

Фактически, это была не просто игра на скрипке на чьей-то свадьбе. Это сама удача дала Казанове знак. Имя этой удачи — Маттео-Джованни Брагадин.

Их случайная встреча круто повернула ход жизни Казановы в Венеции. Произошла она сразу после выступления в палаццо Соранцо, когда на третий день, к концу праздника, за час до рассвета усталый до изнеможения Казанова бросил свое место в оркестре и отправился домой.

Спускаясь по лестнице, Казанова увидел человека, судя по красной мантии, сенатора, намеревающегося сесть в гондолу. Вынимая из кармана платок, этот человек незаметно для себя обронил какое-то письмо. Казанова поспешил подобрать его и вручил сенатору находку. Тот поблагодарил его, спросил, где он живет, и предложил место в своей гондоле. Предложение это было как нельзя кстати, ведь Казанова страшно устал. Он поклонился и был посажен на скамью слева от сенатора. Едва они отчалили, как сенатор попросил Казанову встряхнуть его левую руку: он сказал, что совсем перестал ее чувствовать. Казанова дернул его за руку, но тут сенатор еле слышным голосом сказал, что теперь онемела вся левая половина его тела и он умирает. Тогда Казанова крикнул гондольерам, чтобы они немедленно высадили его, надо было найти хирурга и сделать сенатору кровопускание. Едва гондола успела коснуться набережной, как Казанова выскочил из нее, кинулся в ближайшее кафе, и там ему указали адрес хирурга. Чуть не разбив ударами кулака дверь дома, он разбудил его и потащил, не дав даже времени снять ночной халат, к умирающему.

В то время как полусонный хирург делал свое дело, Казанова разорвал на компрессы и бинты свою рубашку. Приказав лодочникам налечь на весла, он через несколько минут доставил сенатора к его дому на Санта-Марина. С помощью проснувшихся слуг он вынес его из гондолы, перенес в дом и положил на кровать в спальне.

Сенатор почти не подавал признаков жизни. Взяв на себя роль распорядителя, Казанова послал слугу привести как можно быстрее еще одного врача. Явившийся доктор одобрил принятые до этого меры и произвел второе кровопускание.

После этого, считая себя вправе остаться возле больного, Казанова расположился рядом с его постелью в ожидании, когда потребуется новая помощь. Через час, один за другим, появились еще два сенатора, хорошие друзья больного. Оба они были очень встревожены и, узнав от гондольеров о роли Казановы в оказании помощи их несчастному товарищу, подступили к нему с расспросами.

Казанова рассказал им обо всем случившемся, а больной в это время был абсолютно недвижим, и только дыхание указывало, что он еще жив. Ему сделали припарки и послали за священником, который, казалось, был необходим в подобном положении. По настоянию Казановы все другие посещения были запрещены, и он вместе с двумя друзьями сенатора остался в комнате умирающего до утра. Там же в полдень им подали довольно вкусный обед, который они и съели, не отходя от кровати.

Вечером старший из двух сенаторов сказал Казанове, что, если у него есть дела, он может идти, ибо они собираются остаться на всю ночь.

— И я, господа, — ответил Казанова твердым голосом, — проведу всю ночь в том же кресле, потому что, если я отойду от больного, он непременно умрет. Я знаю, что пока я рядом с ним, жизнь его в безопасности.

Это решительное заявление заставило их не только с удивлением, но и с уважением посмотреть на Казанову. Они поужинали, и после ужина Казанова узнал от этих господ, что их друг-сенатор является младшим братом прокурора Брагадина и носит ту же фамилию.


Этого человека звали Маттео-Джованни Брагадин. Он родился в Венеции в 1689 году и был в городе знаменитым человеком, принадлежавшим к одному из самых старинных венецианских семейств. Его старший брат Даниэле действительно был прокурором, а сам Маттео-Джованни был сенатором Республики и членом Малого Совета.

Судьбоносная встреча Казановы с 57-летним сенатором Брагадином произошла 29 апреля 1746 года.

Сам Казанова описывает сенатора так: «Наш сенатор был знаменитый человек в Венеции. Он славился как своим красноречием и большим талантом в государственных делах, так и галантными приключениями в молодости. Много безумств совершил он ради женщин, да и они тоже натворили немало ради его красоты, элегантности и обходительности. Он много играл и много проигрывал и имел в лице своего брата злейшего врага, который даже обвинял его перед Советом Десяти в попытке отравления. Дело это слушалось несколько раз и было прекращено ввиду полной невиновности младшего брата. Однако столь страшное обвинение подействовало на недавнего жизнелюбца: он стал философом и как философ искал утешения в дружбе».


Упомянутыми выше друзьями больного сенатора Брагадина были некие Марко Барбаро и Марко Дандоло, оба честные и добропорядочные люди. А вот доктор Людовико Ферро избрал довольно странный метод лечения: он утверждал, что для спасения пациента нужно применить ртутные компрессы на грудь. Это сейчас любому мало-мальски образованному человеку ясно, что ртуть — это не лекарство, а, скорее, яд. А вот в середине XVIII века ртутью «лечили». Однако Казанова уже тогда не доверял результатам действия предписанного «лекарства», но доктор упрямо стоял на своем, утверждая, что ртуть дает нужный эффект, оживляя во всем организме циркулирующие в нем флюиды.

К полуночи больной уже буквально горел. Казанова наклонился к нему и услышал тяжелое прерывистое дыхание, говорившее о том, что дело — дрянь. Тогда Казанова разбудил его задремавших друзей и объявил, что их друг непременно умрет, если немедленно не приостановить действие злосчастного лекарства. В ту же минуту, не дожидаясь их ответа, он снял с его груди ртутный компресс, тщательно протер теплой водой грудную клетку, и уже через три минуты все услышали, как дыхание стало успокаиваться. Очень скоро больной погрузился в глубокий сон. И тогда, наконец, находившиеся при нем тоже смогли уснуть, обрадованные случившимся на их глазах улучшением состояния своего подопечного.

Пришедший рано утром доктор Ферро несказанно обрадовался, увидев своего пациента в хорошем состоянии. Но когда господин Дандоло сообщил ему о принятых ночью мерах, он пришел в страшный гнев, говоря, что пренебрежение ртутью погубит больного, и поинтересовался, по чьему распоряжению были отменены его рецепты.

И тут вдруг заговорил сам господин Брагадин.

— Доктор, — прошептал он, — тот, кто освободил меня от этих ужасных ртутных компрессов, по-видимому, гораздо более сведущ в медицине, чем вы.

И он дрожащей от слабости рукой указал на Казанову. Трудно сказать, кто выглядел более удивленным в этот момент — доктор, увидевший перед собой совершенно незнакомого молодого человека, которого он, естественно, должен был принять за шарлатана, или сам Казанова, которого только что провозгласили светилом медицины.

Казанова постарался держаться скромно, хотя ему очень хотелось рассмеяться, глядя на доктора Ферро, смотревшего на него со смешанным чувством замешательства и досады. Конечно же, уважаемый доктор считал его наглым самозванцем, дерзнувшим захватить его законное место. Он весь налился кровью от возмущения и заявил больному, что, раз так… он отказывается продолжать лечение. После этого он ушел, предоставив Казанове превратиться в личного медика одного из самых знаменитых людей Венеции.

Как ни странно, Казанову это ничуть не испугало: твердым голосом он сказал больному, что надо только строго придерживаться режима, а там крепкая натура и приближающаяся благодатная пора быстро поставят его на ноги.

По сути, так и произошло. Больному день ото дня становилось все лучше и лучше, а когда один из его родственников спросил, как же он не побоялся довериться в своем лечении какому-то театральному скрипачу, господин Брагадин резко прервал его, заявив, что познания этого скрипача не менее обширны, чем у всех медиков Венеции вместе взятых.

Позднее Казанова вспоминал об этом так:

«Этот сеньор прислушивался ко мне, как к своему оракулу, и его друзья относились ко мне с тем же уважением. Это очень воодушевляло меня, и я с видом заправского знатока рассуждал о физических свойствах, поучал, цитировал никогда не читанных мною авторов».


Таким образом, в апреле 1746 года Казанова случайно встретил сенатора Брагадина, помог ему добраться до дома после внезапного сердечного приступа (а это был именно он, хотя в те времена любая непонятная медикам болезнь называлась апоплексическим ударом) и, попав в его дом, фактически спас его от смерти.

Господин Брагадин имел пристрастие ко всему таинственному и мистическому, и ему показалось, что Казанова обладает удивительно глубокими для своего возраста (ему был всего двадцать один год) знаниями, и, очевидно, дело тут не обошлось без помощи сверхъестественных сил. Он попросил Казанову не таиться и рассказать ему всю правду. Казанова же, поняв, что это его шанс, не стал объяснять, что сенатор ошибается, а заявил, что он действительно связан с таинственными силами и владеет особой числовой таблицей, с помощью которой может узнавать то, что неизвестно никому на свете.

Это произвело на знатного сеньора неизгладимое впечатление, и благодарный Брагадин поселил Казанову в своем роскошном палаццо, назначил ему неплохую ренту и окружил почти отцовской заботой. Почти? Да нет, не почти. Старый холостяк Брагадин нарек Казанову своим сыном и стал относиться к нему, как к сыну. Так жалкий скрипач без всяких надежд на будущее в один миг стал настоящим сеньором.

В самом деле, случайно подвернувшуюся ему возможность Казанова использовал на все сто процентов.

Стефан Цвейг в книге «Три певца своей жизни» пишет: «Судьба любит отважных, бросающих ей вызов, ибо игра — ее стихия. Она дает наглым больше, чем прилежным, грубым охотнее, чем терпеливым, и потому одному, не знающему меры, она уделяет больше, чем целому поколению».

К сожалению, это так и есть. В споре не всегда побеждает истина, а удача улыбается, но не всегда тому, кому надо. Короче говоря, не всякий знак судьбы — восклицательный, а судьбу выбрать несложно, сложно из нее потом выкарабкиваться.

Надо сказать, что наш «любитель бросать вызов» быстро утвердился в новой для себя, но такой перспективной роли специалиста по оккультным наукам, совершенно не отдавая себе отчета в том, что на дворе XVIII век и государственная инквизиция вполне может обвинить его в богохульстве и чернокнижии. Тот же Стефан Цвейг называет Казанову «придворным шутом старого Брагадина, лгуном, негодяем и авантюристом». Но думал ли обладатель подобных эпитетов тогда, что выступает в качестве самого обычного шарлатана? Скорее всего, такая мысль ему даже в голову не приходила.

А зря. В те далекие годы в Венеции с оккультными науками все-таки связываться не стоило. Прошло совсем немного времени, и пасть каменного льва, служившая почтовым ящиком для тайных доносов, адресованных Совету Десяти, проглотила несколько ядовитых писем от «доброжелателей», и тайная полиция дала этим бумагам ход. К счастью для Казановы, у сенатора Брагадина имелись немалые связи, и он вовремя узнал о том, что готовится, а узнав, тут же предупредил своего приемного сына.

— Ты должен уехать, Джакомо! — взволнованно сказал он. — Сегодня же ночью моя гондола отвезет тебя на материк. У меня сердце обливается кровью при мысли о разлуке с тобой, но лучше тебе уехать, потому что твоя жизнь в опасности.

Старик был искренне расстроен, да и сам Казанова, поняв, что заигрался, был совсем не прочь уехать. К тому же, он еще не успел утолить свою страсть к путешествиям. А еще сенатор Брагадин, проявив просто невиданную щедрость, вручил ему на дорогу кошелек, туго набитый монетами.

Но куда направиться?

Вот, например, хороший город Милан, но там Казанова, проведя ночь с некоей Мариной, был арестован патрулем за нарушение комендантского часа. Заключение оказалось развеселым: в караульном участке он вместе с дежурными офицерами несколько часов забавлялся с двумя шлюхами самой отталкивающей наружности. Результат? Опять пришлось лечиться полтора месяца, соблюдая режим и скучая. Сам Казанова об этом пишет так: «Из-за дурной погоды я был вынужден провести шесть недель в своей комнате».

Отметим, кстати, что подобная «дурная погода» случалась в жизни Казановы как минимум семь раз, что было неизбежно в условиях напряженного сексуального конвейера, в которые он сам себя загонял, стремясь компенсировать недостаток настоящей любви тривиальными совокуплениями за деньги. И каждый раз за этим следовали шесть недель не самого приятного лечения. А ведь это почти год жизни, который можно было бы прожить так, чтобы не было мучительно стыдно… Чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое… Ну, и так далее.

Вылечившись в очередной раз, Казанова решил начать новую жизнь… во Франции. Прямо скажем, странное решение. Ведь Франция — это не просто страна. Это — сама любовь. Недаром же французов всегда считали особо страстными и неутомимыми в любовных утехах. Недаром же именно французский язык стал интернациональным языком любви. А француженки?.. Нет, мы даже не будем продолжать эту тему, тут и так всем все ясно. Желая начать новую жизнь, Казанова определенно сделал неправильный выбор.

Глава девятая

Первый приезд в Париж

Нет в мире человека, который сумел бы все познать, но всякий человек должен стремиться к тому, чтобы познать все.

Джакомо Казанова

В июне 1750 года Казанова приехал в Турин и там познакомился с неким Антонио-Стефано Баллетти. Этот человек был на год старше Казановы и очень быстро стал его ближайшим и полезнейшим другом.

Антонио-Стефано Баллетти был сыном знаменитых актеров. Его мать, Дзанетта-Роза-Джованна Беноцци, по мужу Баллетти, блистала в Париже под сценическим псевдонимом Сильвия. А еще, что немаловажно, Антонио-Стефано прекрасно владел французским.

Вместе они выехали из Турина и на пятый день прибыли в Лион, где провели неделю. Там, уже на территории Франции, Казанова повстречал самую знаменитую из венецианских куртизанок, которую звали Анчилла. Она была необычайно красива, и всякий, глядя на нее, обязательно желал насладиться этой красотой, а она не умела никому отказать (при условии, конечно, что мужчина мог заплатить). Анчилла работала танцовщицей, и в Лионе Казанова застал ее вместе с мужем, с которым она возвращалась из Англии, где снискала успех в Хеймаркетском театре.

В Лионе же Казанова стал «вольным каменщиком». Он был введен в ложу господином, с которым познакомился у коменданта города генерал-лейтенанта Франсуа де Ларошфуко, маркиза де Рошбарона, брата кардинала Фредерика де Ларошфуко.

Потом, уже в Париже, он поднимется на вторую ступень, а затем и на третью, то есть получит звание «мастера». Однако он всегда будет относиться к этому с некоторой иронией, говоря, что все эти титулы — это всего лишь приятные выдумки, которые имеют символический смысл.

Кстати сказать, некоторые биографы утверждают, что именно масонство станет одной из причин его ареста в Венеции и что он будет после побега выступать в Париже в роли масонского мученика. Возможно, это и так. Вполне возможно и то, что Казанова станет секретным агентом Великой Ложи и будет заниматься международными связями лож. Во всяком случае, эта версия объясняет многие его неожиданные и ничем другим не объяснимые путешествия по Европе. Кстати, это объясняет и немалые суммы денег, которые вдруг стали появляться у Казановы, происхождение их он сам никак не объяснял. Впрочем, это лишь версия, так как все, связанное с масонством, покрыто такой тайной, что отличить правду от лжи порой вообще невозможно.


Из Лиона Казанова и Антонио-Стефано Баллетти отправились в Париж. Пять дней они ехали в почтовом дилижансе, и все пять дней Казанова не уставал восхищаться всем французским: улицами, манерами, официантами и кухней. Это и понятно, Франция всегда была родиной для любых иностранцев.

За пару километров до Парижа их встретила мать Антонио-Стефано, знаменитая в Париже актриса Сильвия.

— Надеюсь, сударь, — сказала она, — друг моего сына не откажется прийти к нам нынче вечером на ужин.

В то время итальянские комедианты были очень популярны в Париже, и многие из них располагались в Отель де Бургонь, ставшем знаменитым после того, как там пожил великий Мольер. Актер Лодовико-Андреа Риккобони, известный под именем Лелио, получил поручение составить труппу Итальянской комедии в Париже. Риккобони был женат на сестре Джузеппе-Антонио Баллетти, известного под именем Марио. Так вот Лелио и Марио стали играть любовников, а их жены, Фламиния и Сильвия, — соответственно любовниц. С 1750 года они играли все что угодно: итальянские и французские комедии, особенно Марио и Гольдони, трагедии, оперы, пародии, пантомимы и балеты. И во всем им сопутствовал громкий успех.

Что же касается личной жизни, то тут дела обстояли не так блестяще: после тринадцатилетнего брака с Марио Сильвия начала раздел имущества, так как вино — неизменный спутник успеха у актеров всех времен и народов — ввергло его в большие долги. Их дети — Луиджи-Джузеппе Баллетти, известный танцовщик, и Мария-Магдалина Баллетти, прозванная Манон (ей было всего десять лет), — как водится, разрывались между отцом и матерью.

Все Баллетти жили рядом с театром, а Казанова поселился в Отель де Бургонь, где располагались итальянские комедианты.

Следует сказать, что сорокадевятилетняя prima amorosa Сильвия не осталась одна. Она блистала в комедиях своего друга Пьера де Мариво, который именно из-за нее предпочитал Итальянскую комедию французскому театру. Она была настоящим идолом Парижа. Говорят, что между Мариво и Сильвией имелась многолетняя и не только «плодотворная творческая» связь.

Казанова, ставший добрым другом Сильвии, дает нам ее восторженный портрет. Он пишет:

«Весь ужин я самым пристальным образом изучал Сильвию: слава ее тогда была непревзойденной. Мне представилась она лучше, нежели все, что говорили о ней. Пятидесяти лет, с изящной фигурой, благородной осанкой и манерами, она держалась непринужденно, приветливо, весело, говорила умно, была обходительна со всеми и полна остроумия, но без малейшего признака жеманства. Лицо ее было загадкой: оно влекло, оно нравилось всем, и все же при внимательном рассмотрении его нельзя было назвать красивым; но никто и никогда не дерзнул объявить его также и некрасивым. Нельзя было сказать, хороша она или безобразна, ибо первым бросался в глаза и привлекал к ней ее нрав. Какова же была она? Красавица; но законы и пропорции ее красоты, неведомые для всех, открывались лишь тем, кто, влекомый магической силой любви, имел отвагу изучить ее…

Актрисе этой поклонялась вся Франция, дар ее служил опорой всех комедий, что писали для нее величайшие сочинители, и первый Мариво. Без нее комедии эти остались бы неизвестны потомкам. Ни разу не случилось еще найти актрисы, способной ее заменить, и никогда не найдется такой, чтобы соединила в себе все те составные части сложнейшего театрального искусства, какими наделена была Сильвия: умение двигаться, голос, выражение лица, ум, манеру держаться и знание человеческого сердца. Все в ней было естественно, как сама природа…

Все единодушно считали Сильвию женщиной, что стоит выше своего положения в обществе».

За два года до ее смерти (а она умерла в 1758 году в возрасте пятидесяти семи лет) Казанова видел Сильвию в роли Марианны из пьесы Мариво, и, несмотря на возраст и болезни, она создавала полную иллюзию юной девушки.

Говорят, что и Казанова не удержался и пал к ногам Сильвии. Во всяком случае, он явно ценил ее не только как актрису и мать прекрасной Манон. Доказательством этому служат рапорты парижского полицейского комиссара Мезнье. В одном из них, датированном 17 июля 1753 года, написано: «Девица Сильвия живет с Казановой, итальянцем, о котором говорят, что он сын актрисы. Она содержит его».


Как мы уже говорили, Сильвия и Марио разделили имущество (что касается официального развода, это дело было разрешено во Франции лишь после Великой французской революции). Впрочем, разделом это назвать трудно, ведь никакого имущества у Марио и не было. Он был приговорен вернуть жене приданое в 15 000 ливров, но и денег у него тоже не было. Более того, они продолжили жить под одной крышей в доме богатой вдовы Жанны Камю де Понкарре, маркизы д’Юрфе (эта женщина еще сыграет немаловажную роль в жизни Казановы, но о ней мы расскажем чуть позже).

Сильвия пригласила Казанову ежедневно обедать в ее доме, и Казанова не заставил себя долго уговаривать. Там-то он и познакомился с Лодовико-Андреа Риккобони (сценическое имя Лелио) и с Элен Риккобони, урожденной Баллетти (сценическое имя Фламиния).

Там же он впервые увидел и Карло Веронезе (сценическое имя Панталоне), богатейшего итальянского комедианта в Париже, который был автором тридцати семи пьес и отцом двух прекрасных дочерей-актрис: Анны-Марии (сценическое имя Коралина) и Джакомы-Антонии (сценическое имя Камилла).

Казанова был в восхищении от обеих дочерей Карло Веронезе. Он нашел Коралину красивее, но Камиллу — жизнерадостнее. У обеих любовниками тогда состояли люди весьма благородные. Казанова, «человек незначительный», как он сам себя называл, временами, когда Коралина мечтала в задумчивости, ухаживал за ней. Когда же появлялся любовник, маркиз де Силли, ее будущий муж, он уходил. Но иногда его просили остаться, чтобы прогнать скуку этой «сладкой парочки».


Когда двор выехал в Фонтенбло, Казанова поехал туда как гость Сильвии, так как театр последовал за двором. Впрочем, и все иностранные послы тоже. Благодаря этому, Казанове посчастливилось познакомиться со многими интересными людьми, в том числе и с представителем Венеции Франческо-Лоренцо Морозини.

И вот однажды Казанова получил право сопровождать своего соотечественника в оперу. Так уж получилось, что там он оказался прямо напротив ложи маркизы де Помпадур, но в тот момент он не знал, кто она такая.

В первом акте на сцену вышел небольшого роста тенор и начал с такой сильной трели, что Казанова невольно рассмеялся. Солидный мужчина с голубой орденской лентой, сидевший рядом с маркизой де Помпадур (а это был Луи-Франсуа-Арман де Винеро дю Плесси, герцог де Ришельё, маршал Франции и член Французской академии, чего Казанова, конечно, тоже не знал), сухо спросил, из какой страны он приехал.

Казанова непринужденно ответил:

— Из Венеции.

— Я был там, — сказал герцог, — и тоже очень смеялся над речитативом ваших опер.

— Я думаю, месье, — быстро среагировал Казанова, — и даже уверен, что там не нашлось людей, которые препятствовали бы вашему смеху.

Этот дерзкий ответ заставил маркизу де Помпадур, не любившую герцога де Ришельё, усмехнуться. А потом она спросила, в самом ли деле он приехал из Италии?

— Совершенно верно, мадам.

Герцог де Ришельё заявил, что бывал в Италии и видел там много красивых женщин.

— А какая из наших актрис нравится вам больше других? — спросила маркиза де Помпадур.

Казанова показал на одну из девушек.

— Но у нее же некрасивые ноги! — удивился герцог де Ришельё.

— Это ничего не значит, месье, — возразил ему Казанова. — Кроме того, когда я пытаюсь проверить красоту женщины, то ноги — это первое, что я отбрасываю в стороны.

Тут, давясь от смеха, маркиза де Помпадур спросила посланника Морозини, кто этот остроумный молодой человек в его свите, и тот представил ей Казанову.


Это была сама маркиза де Помпадур! Казанова много слышал о ней и сейчас с удивлением обнаружил, что это удивительно привлекательная женщина, и ничто в ее облике не могло навести на мысль о ее простом происхождении.

А ведь ее настоящее имя было Жанна-Антуанетта Пуассон, родилась она в Париже 29 декабря 1721 года, и была она дочерью Франсуа Пуассона — то ли мясника, то ли торговца скотом, связанного со снабжением армии. Мать ее тоже была личностью достаточно специфической. О ней говорили много всякого, но ведь соседи всегда такие: сначала злословят, а уж потом разбираются, был ли повод для злословия. Короче говоря, будущая маркиза де Помпадур при рождении не имела ни «голубой крови», ни внушительной, уходящей в века родословной — короче, ничего, что могло бы позволить предположить, что вскоре она станет одной из самых знаменитых женщин Франции.

Сейчас она выглядела именно так, как должна была выглядеть могущественная фаворитка короля, вращавшаяся в самом высшем свете. Все в ней подчеркивало ее власть и значительность, но при этом она была обаятельна, мягка и добра, что не так-то легко встретить в сильных мира сего.

Казалось, его притягивает к ней магнитом, и ему было совершенно очевидно, что в этой женщине есть нечто волшебное. Теперь он понимал, почему она превратилась в своего рода живую легенду. Более того, она была загадочна. Людей такого типа никогда не знаешь до конца, хотя и очень хочешь узнать.

Она очень ему понравилась, красивая и сказочная, но отмеченная какой-то едва заметной тенью одиночества. Казанова не мог понять, что именно заставляло его думать о маркизе де Помпадур именно так: то, что он слышал о ней, или то, что успел заметить в ее полных тайны бархатных глазах.

Молодой итальянец ей тоже очень понравился…


В пятилетнем возрасте Жанну-Антуанетту отдали в монастырь в Пуасси, и там она сильно заболела, но ее образование получило недостающую ему системность.

Оставила монастырь Жанна-Антуанетта через три года. К этому времени она стала совершенно прелестным ребенком. Прекрасное личико, идеальная фигурка, изумительный цвет кожи, умные и блестящие глаза — о чем еще мечтать будущей женщине? Уже в девять лет она очаровывала всех вокруг. Не хватало лишь одного — крепкого здоровья.

Когда девочка вернулась домой, мадам Пуассон, восхищенная ее красотой, всплеснула руками и воскликнула:

— Ну и лакомый же ты кусочек!

После того как дочери исполнилось девять, мать отвела ее к Жанне Лебон, одной из самых знаменитых в то время гадалок, и та, внимательно посмотрев на хрупкую девочку, вдруг сказала:

— Эта малютка в один прекрасный день станет царствовать в сердце короля.

Мысль о сказанном гадалкой не оставляла Жанну-Антуанетту, и она стала жить мечтами о любовном романе с монархом. Со временем мечты эти становились все конкретнее и конкретнее.

Вы скажете, какая маленькая девочка не мечтает о сказочном принце? Все мечтают, но у всех это так и остается на уровне девичьих перешептываний и записей в тайном дневнике. Довольствоваться же подавляющему большинству, в конечном итоге, приходится далеко не принцами. Жанна-Антуанетта была не такая. Она не просто мечтала о принце, она мечтала о сердце самого короля, ведь именно об этом говорила гадалка, и эту свою мечту она постепенно превратила в уверенность, сделав ее реализацию своей главной задачей. Главной жизненной целью. И это несмотря на то, что место любовницы короля было уже занято.

Когда Жанне-Антуанетте исполнилось девятнадцать, стало ясно, что пора выходить замуж. Таковы были неписаные правила, но никто не торопился взять в жены дочь проворовавшегося торговца и женщины сомнительной репутации. Ни красота Жанны-Антуанетты, ни ее веселый нрав не играли здесь никакой роли. Репутация ее была подмочена, причем самым бесповоротным образом, и рассчитывать на приличный брак ей было очень трудно.

И все же ей повезло, и 9 марта 1741 года она все же стала замужней женщиной. «Счастливчиком» оказался Шарль Ле Норман д’Этиоль, сын генерального казначея монетного двора. Так девица Пуассон рассталась со своей незавидной фамилией и стала именоваться мадам д’Этиоль.

Понятно, что это не была женитьба по любви, но Жанна-Антуанетта поначалу очень старалась сделать свой вынужденный брак счастливым. Двух недель «медового месяца» ей оказалось достаточно, чтобы забеременеть, и она родила мужу мальчика, но тот, к несчастью, не прожил и нескольких недель. После этого 10 августа 1744 года она родила девочку, которую нарекли Александриной.

И все же она ни на минуту не забывала о предсказании гадалки. Однако для того чтобы стать любовницей короля, нужно было для начала, чтобы король ее увидел, а чтобы он ее увидел, нужно было, как минимум, появиться в Версальском дворце. Понимая это, Жанна-Антуанетта начала пристально следить за Версалем — ведь там была ее судьба, там находился обещанный ей монарх. Кроме того, она стала регулярно ездить в Сенарский лес, где имел обыкновение охотиться король (в этом лесу на счастье и был расположен замок Этиоль).

Экстравагантно одетая, она неторопливо прогуливалась по аллеям, где обычно проезжал Людовик XV. Королевские егеря называли ее фаэтон «опереточным»: он был светло-бирюзового цвета, а платье Жанны-Антуанетты было розовым.

Казалось бы, что за безвкусный маскарад? Но Жанна-Антуанетта все рассчитала верно: ее «розово-бирюзовое явление» просто не могло не обратить на себя внимания посреди зеленой листвы и серо-коричневых стволов деревьев.

Жанна-Антуанетта рассуждала так: вдруг случится чудо, и проезжающий мимо король заметит ее. Но ее хорошо продуманные и точно просчитанные прогулки долгое время ни к чему не приводили. Хуже того, попасться на глаза ей довелось не королю, а амбициозной герцогине де Шатору, тогдашней любовнице короля, быстро раскусившей цель ее лесных прогулок.

Но и здесь будущей маркизе де Помпадур повезло: 8 декабря 1744 года герцогиня де Шатору умерла от пневмонии. Место в сердце Людовика XV стало вакантным, и мадам д’Этиоль восприняла это как сигнал к действию.

И вот вечером 25 февраля 1745 года в Версальском дворце имел место шикарный бал-маскарад, посвященный женитьбе дофина, сына Людовика XV.

И что же король? Его душевная рана уже не кровоточила, и в два часа ночи он обратился с комплиментами к некоей юной красавице в одеянии Дианы-охотницы. Его Величество был не прочь познакомиться. Прекрасная Диана в ответ на предложение снять маску вдруг начала дразнить короля, маня его за собой, но маски не снимая. Сильно заинтригованный, Людовик XV стал пробираться за ней следом. Продолжая кокетничать и громко смеяться, Диана все время терялась в толпе. Таинственная незнакомка, похоже, прекрасно знала слабое место короля: паническую боязнь скуки. Погоня за ускользающей Дианой — это было новое приключение, слишком хорошая приманка, чтобы Людовик XV пренебрег ею.

В руке у Дианы был платок. То, что произошло дальше, описывает собиратель пикантных историй о маркизе де Помпадур Жан-Луи Сулави:

«В руке у нее был платок, и то ли случайно, то ли специально она его обронила. Людовик XV торопливо поднял платок, но он не мог пробраться к его владелице и со всей учтивостью, на какую был способен, бросил ей этот изящный комочек».

В зале раздался смущенный, переходящий из уст в уста шепот:

— Платок брошен… Платок брошен… Платок брошен…

Диана ловко поймала платок. Она победила. Всем остальным соискательницам освободившегося места в сердце короля стало ясно: у монарха зарождается новый любовный роман и «ловить» им в прямом и переносном смысле этого слова больше нечего.

Молодая женщина, которую при всех выбрал король, — а это оказалась Жанна-Антуанетта д’Этиоль, — была необыкновенно хороша собой.

На следующий день ей не пришлось долго ждать. Людовик XV приказал своему камердинеру Бинэ доставить ее в Версаль. Жанна-Антуанетта не заставила себя уговаривать и переехала к королю 31 марта 1745 года. Через два месяца она оформила развод с Шарлем д’Этиолем, а уже 7 июля 1745 года влюбленный король купил для нее титул маркизы де Помпадур и земли в Оверне с двенадцатью тысячами ливров дохода.


Вот с такой удивительной женщиной посчастливилось познакомиться Казанове. А еще он был представлен лорд-маршалу Шотландии Джорджу Кейту, послу короля Пруссии. Но больше всего ему повезло, когда он случайно увидел самого Людовика XV и всю королевскую семью. Впрочем, увидел — это громко сказано. Короля он случайно заметил в галерее, когда тот о чем-то оживленно говорил с несколькими блестящими офицерами, опираясь рукой на плечо военного министра графа д’Аржансона. И он вдруг обернулся, посмотрев в сторону опешившего Казановы. А может быть, он просто обернулся, и не думая смотреть на какого-то случайно оказавшегося поблизости итальянца.

В любом случае, король Франции был очень хорош собой. По словам самого Казановы, «ни одному искусному художнику не удалось изобразить поворот головы этого монарха, когда он оборачивался к кому-нибудь. Всякий, кто видел его, в тот же миг чувствовал, что не в силах его не любить».

А вот королева Мария Лещинская, дочь польского короля Станислава, напротив, Казанове совсем не понравилась. На вид она была, как «набожная старушка». А чего стоил ее огромный, страшный-престрашный чепец…


А потом Казанова увлекся племянницей художника Сансона. Сам он написал: «Она понравилась мне беспредельно. Я был в добром расположении духа, непрестанно ее смешил и сумел расположить к себе».

Однажды Казанова пил у себя в комнате кофе и мечтал о ней, как вдруг к нему заявился с визитом один молодой человек. Казанова явно не знал его, но тот сказал, что имел честь ужинать с ним у художника Сансона.

— Да, да, месье, — сказал Казанова, сделав вид, что вспомнил, — простите, что не признал вас сразу.

— Это и немудрено, за столом вы глядели лишь на мадемуазель Сансон.

— Это точно, но, согласитесь, что она очаровательна.

— Охотно соглашусь, — со вздохом сказал молодой человек. — К несчастью своему, я слишком хорошо это знаю.

— То есть вы хотите сказать, что вы влюблены в нее?

— Увы, да. И у меня уже появилась было надежда, но тут явились вы и отняли ее.

— Кто? Я?

— Вы.

— Весьма сожалею, — сказал Казанова, — однако же я решительно не понимаю, чем могу вам помочь.

— Ну, вы могли бы, например, впредь никогда не появляться в ее доме.

— И вы действительно полагаете, что тогда она вас полюбит?

— О, месье! Это уже мое дело. Прошу вас, пока не ходите туда, а об остальном я позабочусь сам.

В ответ на это Казанова признался, что ему весьма странно слышать подобное и он удивлен, что молодой человек на это рассчитывал.

— Рассчитывал, месье. Я признал в вас человека умного, а потому был уверен, что для вас не составит труда вообразить себя на моем месте. Я был уверен, что, взвесив все, вы не пожелаете биться со мною не на жизнь, а на смерть из-за дамы, на которой, как я полагаю, не имеете намерения жениться.

— А если бы я тоже хотел просить ее руки?

— Тогда бы мы оба были достойны жалости, и я — в большей степени, чем вы, ибо покуда я жив, мадемуазель Сансон не станет женой другого.

Молодой человек был бледен, серьезен и холоден, как лед. От такого можно было ждать чего угодно, а посему его слова заставили Казанову задуматься. Он прикинул, какой из поступков сделает его достойнее собственного уважения, и понял, что лучше сделать так, чтобы представить себя в глазах соперника человеком более мудрым, нежели он сам.

— Что станете вы думать обо мне, месье, — спросил он с решительным видом, — если я впредь откажусь бывать у мадемуазель Сансон?

— Я буду думать, что вы сжалились над несчастным, который вечно будет вам признателен и готов пролить за вас свою кровь до последней капли.

— А кто вы?

— Меня зовут Гарнье. Я — единственный сын Гарнье, виноторговца с улицы Сены.

— Что же, господин Гарнье, я не стану бывать у мадемуазель Сансон. Останемся друзьями.

— По гроб жизни. Прощайте, месье, и спасибо вам…


В один из первых дней своего пребывания в Париже Казанова посетил знаменитый дворец Пале-Руаяль, резиденцию герцогов Орлеанских, рядом с которым самые разные люди, начиная от графов и графинь и кончая жрицами любви и карманными ворами, имели обыкновение прогуливаться, завтракать и читать газеты. Там Казанова познакомился с одним прелюбопытным человеком, который сам заговорил с ним, представился и оказался неплохим знатоком итальянской литературы. Казанова обратился к нему по-итальянски, и он ответил ему на языке времен Бокаччо. Через четверть часа они были друзьями.

Это был Клод-Пьер Патю, адвокат Парижского парламента, родившийся в Париже в октябре 1729 года. А еще он был поэтом, сочинял комедии и первым перевел на французский язык великого Шекспира.

Патю оказался весьма активным молодым человеком, и он быстро познакомил Казанову со всеми сколько-нибудь известными парижскими девицами. Он любил прекрасный пол не менее Казановы, но, к несчастью своему, не был наделен его отменным здоровьем (он умрет в возрасте всего тридцати лет).

Однажды Патю пригласил Казанову отобедать в обществе одной актрисы парижской Комической оперы. Ее звали Виктуар О’Морфи, и она была ирландкой по происхождению. Казанова не находил никакой прелести в этой женщине, но как же откажешь другу…

Поздно вечером Патю заявил, что проведет ночь в постели актрисы. У Казановы же не было желания возвращаться одному, и он объявил, что поспит в соседней комнате на канапе. Но канапе оказался маленьким и неудобным, и тогда сестра О’Морфи, девчонка тринадцати или четырнадцати лет, предложила ему за экю, то есть за шесть ливров, свою постель. Казанова с радостью согласился, и тогда девчонка (ее звали Луизон) привела его к мешку соломы, лежащему на четырех досках.

— И это ты называешь постелью? — удивился Казанова.

— У меня нет другой, месье.

— Но я такую не хочу, и не будет тебе обещанного экю.

— А вы что, хотели раздеться? — удивилась в свою очередь девчонка.

— Конечно, а как же иначе.

— Что за причуда! У нас даже нет простыней.

— А что, ты спишь одетая?

— Вовсе нет.

— Ладно. Ступай тогда ложись сама и получишь свой экю. Я хочу на тебя посмотреть.

— Хорошо. Только вы не станете ничего со мною делать?

— Ровным счетом…

После этого короткого диалога Луизон разделась и легла на мешок с соломой. Увидев ее голую, Казанова сразу понял, что перед ним безупречнейшая красавица.

За шесть ливров она по желанию Казановы принимала разные позы.

В ней не было ни одного изъяна, кроме грязи, и еще за шесть ливров Казанова собственными руками вымыл ее с ног до головы.

Малышка была уступчива во всем, кроме одного, отговариваясь тем, что ее старшая сестра говорила, что «это» стоит двадцать пять луидоров. Один луидор равнялся двадцати четырем ливрам, то есть сумма была названа огромная, и Казанова сказал, что они поговорят о цене ее «сокровища» в другой раз…

Утром Луизон отнесла выручку сестре. Та долго смеялась и заявила Казанове, что у нее он может получить гораздо большее и гораздо дешевле.

Казанова же настаивал на своем: за шесть ливров он будет приходить каждый вечер и рассматривать малышку в ее каморке, а об остальном он подумает.

Через некоторое время Казанова пришел не один, а со своим знакомым художником, который за шесть луидоров написал портрет Луизон, на котором она лежала на животе, опираясь рукой и грудью на подушку и показывая свой пухлый задик. Последняя часть тела была написана художником с таким искусством и правдоподобностью, что лучшего нельзя было и пожелать. Под портретом Казанова велел написать: O-Morphi. Слово это, конечно, не из Гомера, но оно показалось ему вполне греческим.

Клод-Пьер Патю заказал себе копию этой картины. А художник, которого вскоре вызвали в Версаль, выставил там кроме всего прочего и оригинал, а паж короля Сен-Кентен, известный сводник, показал его Людовику XV.

Любвеобильный король пришел в полный восторг и тут же пожелал увидеть модель. Привести Луизон приказали художнику, а он обратился к Казанове. Тот пошел к старшей сестре, а она, узнав, о чем идет речь, заголосила:

— О Боже! Король! Но он же на тридцать лет ее старше…

Когда же первое потрясение прошло, она призадумалась. Потом, хорошенько пошевелив мозгами, она стала благодарить Провидение, и было за что: Людовик XV, как объяснил ей Казанова, осчастливит и озолотит ее сестренку.

И он оказался прав: почти каждый вечер король осыпал малышку Луизон драгоценностями и подарками. Дождавшись, когда она налюбуется своим отражением во всех зеркалах, он ее раздевал, укладывал на огромную кровать и обучал восхитительным играм, правила и изысканность которых она постигала с удивительной прилежностью.

Информированная своей личной полицией, маркиза де Помпадур знала все об этих галантных вечерах, и ее все это вполне устраивало. Пока король развлекался, сама она могла свободно заниматься тем, что ей нравилось гораздо больше, чем плотские утехи.

Связь Людовика XV с Луизон О’Морфи длилась два года, но однажды, решив, что теперь она может все, глупышка неосторожно спросила Его Величество:

— В каких отношениях вы теперь со старой дамой?

Король посмотрел на девушку ледяным взором. Он терпеть не мог неуважительного отношения к маркизе де Помпадур.

— Кто надоумил вас задать подобный вопрос? — лишь спросил он.

А через три дня Луизон получила четыреста тысяч франков приданого и овернского офицера Жака де Бофранше в придачу, от которого в ноябре 1757 года родила сына.

Много лет спустя Казанова встретил в Фонтенбло красивого молодого человека, сына от этого брака — точную копию матери. Его звали Луи-Шарль-Антуан де Бофранше. Этот молодой человек, сражавшийся при Вальми, бросился в объятия Великой французской революции, а в 1793 году этот сын любовницы Людовика XV дал барабанщикам приказ заглушить голос короля Людовика XVI, который перед казнью хотел обратиться к народу. Позднее он стал депутатом от Пюи-де-Дом и генерал-инспектором наполеоновских конюшен. Он умер в Виши 2 июля 1812 года, а сама бывшая Луизон О’Морфи, успевшая трижды побывать замужем, умерла двумя годами позже.


Король Франции был удивительно любвеобилен, и маркизе де Помпадур, в конце концов, пришлось смириться с тем, что он ускользает из ее рук, ведь тягаться с чужой молодостью и красотой было решительно невозможно.

Королю было чуть за сорок, и его все время тянуло к молоденьким, сексуально активным девушкам. Да маркиза и сама понимала, что ее давняя болезнь легких неотвратимо делает свое разрушительное дело. Бессонные ночи и бесконечные интриги не могли пройти бесследно, ее былая красота начала понемногу блекнуть, и бороться с этим процессом становилось все труднее и труднее.

К счастью для себя, маркиза поняла одну важную вещь. Она была нужна королю, и пока у него и в мыслях не было расставаться с ней. Но при этом он любил женщин и не видел ничего дурного в том, что и они платили ему той же монетой. К фаворитке это не имело никакого отношения. Как говорится, «ничего личного». Просто такова была его физиология, потребность его могучего мужского организма. Короче говоря, Людовик XV совершенно безболезненно мог разделять духовную и физическую стороны своего бытия. В его душе безраздельно царствовала маркиза де Помпадур, и никто другой ему в этом плане и не был нужен. Зато в области физиологической одной маркизы ему уже давно было мало, но наличие других женщин совершенно не умаляло его любви к фаворитке.

Сейчас 1751 год признан всеми историками годом завершения физической близости маркизы де Помпадур с королем. В те времена охлаждение августейшей особы означало безвозвратный уход бывшей фаворитки в тень и, в лучшем случае, забвение, а в худшем — опалу и ссылку «куда подальше» по принципу «с глаз долой — из сердца вон».

Конечно, король продолжал по-своему любить маркизу. Но это уже была не та любовь, которая налетает, словно шквал, сметая все на своем пути. Эта любовь больше стала похожа на привязанность, порожденную долгим приятным общением и привычкой. Но привычка — привычкой, а от физической близости король отказываться не собирался, и если маркиза де Помпадур ему в этом не всегда могла быть полезной, то он не считал для себя зазорным получать недостающее «на стороне».

Тайные агенты маркизы и многочисленные «доброжелатели», конечно же, сообщили ей о постепенно набиравших обороты королевских шалостях. Оценив опасность, она решила удержать Людовика XV возле себя во что бы то ни стало.


Кстати сказать, невольно посодействовать ей в решении этой задачи довелось именно Казанове, хотя он, фактически подложив под короля малышку О’Морфи, даже и не подозревал об этом.

Казалось бы, Казанова стал источником появления при дворе соперницы маркизы де Помпадур, и она должна была бы ненавидеть его за это. Но получилось все как раз наоборот. Мудрая женщина, она не была бы маркизой де Помпадур, если бы не нашла из подобного, почти безнадежного положения свой собственный, мало кому доступный выход. Она сказала сама себе, что надо перестать даже и пытаться соперничать с молодыми и здоровыми девушками. Все равно это бессмысленно и выглядит нелепо. А решив так, она откровенно заявила своему возлюбленному, что предпочитает лучше остаться его хорошим другом, чем всеми силами пытаться продолжать быть плохой любовницей. Подобное заявление далось ей непросто, но она сама выбрала для себя эту маску, и теперь следовало ей соответствовать.

Возможно, короля подобное заявление удивило. Но наверняка не слишком: ведь именно так поступила и его законная супруга, когда поняла, что их сексуальные темпераменты друг другу больше не соответствуют. Людовику XV определенно везло на умных и рассудительных женщин.

С этого момента маркиза де Помпадур предоставила королю свободу, но, как очень скоро выяснилось, свободу контролируемую. Холодный рассудок маркизы и ее железная воля подсказали ей единственно верный выход из положения. В тишине ничем не примечательного особнячка в Версале она оборудовала пять комнат. Этот домик, скрытый от посторонних глаз густой кроной деревьев и получивший название «Олений парк», стал местом свиданий короля с молоденькими дамами, приглашенными и выбранными для него… самой маркизой де Помпадур.

Осознание того, что у короля любовь душевная и любовь физическая — это две совершенно разные вещи, стало переломным моментом в отношении к нему маркизы де Помапдур: оказалось, что ей и не надо цепляться за место в его постели, да и поводов к ревности не было никаких. Главное заключалось лишь в том, чтобы дирижировать этим процессом и не подпускать к королю настоящих соперниц, то есть женщин, способных претендовать на нечто большее, чем просто увлекательная краткосрочная интрижка.


Впоследствии об «Оленьем парке» чего только ни рассказывали. Большинство историков утверждали, что там был своего рода гарем, в котором Людовик XV устраивал свои чудовищные оргии. Некоторые даже утверждали, что это было огромное строение в восточном стиле с большим ухоженным садом, цветущими полянами, сказочными павильонами и стадом пугливых ланей, которых так любил преследовать похотливый монарх.

На самом деле все обстояло совершенно иначе. «Олений парк» — это старое название Версальского квартала, построенного во времена Людовика XIV на месте дикого парка времен Людовика XIII.

Вот что пишет в своих «Исторических достопримечательностях» Жозеф Ле Руа, который в 1864 году был служащим версальской библиотеки и провел собственные исследования, касающиеся этого квартала:

«Людовик XIII купил версальские владения и заказал строительство небольшого замка, чтобы оказаться среди лесов, окружавших это место, и спокойно предаться любимому развлечению — охоте. Прежде всего, он позаботился о разведении недалеко от своего жилища зверей для этих потех. Среди лесов он выбрал место, куда были приведены олени, лани и другие дикие животные. По его приказу там возвели стены, несколько сторожевых павильонов, и это место получило название „Олений парк“.

„Олений парк“ включал все пространство между улицами Сатори, Росиньоль и Святого Мартина (то есть между сегодняшними улицами Сатори, авеню де Со, улицей Эдуарда Шартона и маршала Жоффра).

При Людовике XIV „Олений парк“ вначале был сохранен, а город состоял из Старого Версаля и нового города, образуя один Нотр-Дамский приход.

Прожив несколько лет в Версале, Людовик XIV к 1694 году увидел, с какой быстротой разрастался созданный им город. Пришлось пожертвовать „Оленьим парком“. Людовик XIV приказал снести стены, вырубить деревья, разрушить сторожевые постройки, выровнять почву. Проложили улицы, разбили новые площади. Участки здесь получили в основном выходцы из королевского дома. Но в царствование Людовика XIV на новой территории были возведены лишь отдельные строения».

После смерти Людовика XIV Версаль в течение нескольких лет оставался в запустении — здесь ничего нового не строили. Но когда сюда переселился Людовик XV, а с ним вернулся и многолюдный двор, со всех сторон стали прибывать новые жители. Население Версаля, в котором после смерти Людовика XIV жили лишь двадцать четыре тысячи человек, в первые пятнадцать лет правления Людовика XV почти удвоилось. С неимоверной быстротой возводились дома и в «Оленьем парке». Население этого квартала стало таким многочисленным, что назрела необходимость разделить приход на две равные части и создать новый, образующий сегодня квартал, или приход, Сен-Луи.

Действительно, многочисленные любовницы короля отбирались теперь в «Оленьем парке» под личным руководством маркизы. Предпочтение отдавалось тем, кто и не пытался вообразить, будто может рассчитывать на нечто большее, чем просто увлекательная интрижка. Маркиза ревностно следила за тем, чтобы женщины, появлявшиеся в жизни короля, исчезали прежде, чем они успеют запустить свои коготки в его сердце. Да и сам Людовик XV был вполне согласен с такой постановкой вопроса: от других женщин ему нужна была только постель, и заблуждаться на этот счет никому не следовало. Что же касается области серьезных чувств, то это была прерогатива его фаворитки, и всем остальным дорога туда была заказана.


Итак, все находилось под полным контролем маркизы де Помпадур, и ни одна из любовниц ничего не требовала и не задерживалась в домике слишком долго.

Некоторые французские биографы Людовика XV делят его любовниц на два ранга — большие и малые. Последние, часто сменяясь, никак не нарушали влияния настоящих фавориток. Но маркиза де Помпадур пошла дальше: она, приняв на себя заведование увеселениями короля, сама регулировала отбор и поставку своему повелителю молодых, а нередко и просто малолетних любовниц. Причем подбирала она их по строгим критериям: они должны были быть красивыми, глупенькими и не иметь влиятельных мужей, которые могли бы устроить скандал. Скандалов Людовик XV не любил.

Король появлялся в «Оленьем парке» инкогнито, и девушки принимали его за некоего важного господина, возможно, за родственника королевы из Польши. Впрочем, он не просто спал с этими девушками — он ухаживал за ними, поил лучшими винами, угощал изысканными обедами… А потом неожиданно бросал, стараясь сделать расставание как можно менее болезненным для обеих сторон. После того как мимолетная страсть короля к очередной красотке улетучивалась и оставалась без последствий, девушку, снабдив при этом приданым, выдавали замуж, и ей оставалось лишь хранить воспоминания о бурном, хотя и краткосрочном романе с высокопоставленным вельможей, обратившим на нее внимание. Если же дело кончалось появлением ребенка, то после его рождения младенец вместе с матерью получал весьма значительную ренту.


От семей, желавших пристроить своих дочерей в столь перспективное «учебное заведение», как «Олений парк» (после его окончания иногда выдавалось до ста тысяч ливров), не было отбоя, так что предварительный отбор многочисленных претенденток вскоре пришлось вверить заботам дотошного начальника полиции Беррье.

Король был очень доволен, теперь он мог менять партнерш, когда ему вздумается, и были они на любой вкус: маленькие и высокие, пухленькие и худющие, молчаливые и болтливые, блондинки и брюнетки… А мудрая учредительница «Оленьего парка» осталась самым влиятельным и добрым его другом. Так маркиза де Помпадур сумела сохранить место официальной фаворитки Его Величества.

За развитием этой интриги наблюдал весь Париж. Многие считали, что дни маркизы де Помпадур сочтены. Завистники шептались:

— По всей видимости, наша главная султанша скоро потеряет свое привилегированное положение.

Но они ошибались. Людовик XV оставил своей фаворитке все ее привилегии.

Итак, роль женщины и любовницы короля маркиза де Помпадур играла почти шесть лет. Ее новая роль сохранится еще тринадцать лет — до самой ее смерти. И пока она оставалась жива, у Людовика XV не было постоянной возлюбленной, то есть женщины, которой бы удалось удержать его привязанность на более или менее продолжительное время. Король просто не хотел второй маркизы де Помпадур. Она у него уже была, он привык к ней, она его во всех отношениях устраивала. Короче говоря, он любил ее, но любовью достаточно специфической. Хотя почему специфической, ведь многие мужчины поступают со своими любимыми подобным образом? Это, конечно, так, но очень немногие делают это настолько открыто, можно сказать, искренне, не испытывая ни малейших моральных неудобств и угрызений совести.


Луизон О’Морфи, так понравившуюся Казанове, в «Оленьем парке» очень скоро заменила ее двадцатилетняя сестра Брижитт. Король вообще любил иметь в любовницах родных сестер, любил менять одну сестру на другую, особенно если они были похожи друг на друга внешне. Позже в его постели побывали мадемуазель Робер, мадемуазель Фуке и еще несколько сотен подобных девчонок, имен которых история для нас и не сохранила. Да и к чему нам эти имена; все они были похожи одна на другую, как две капли воды: красивенькие (чтобы нравились королю) и глупенькие (чтобы не задавали лишних вопросов и не претендовали на многое).

Обычно Людовик XV не удовлетворялся содержанием одной любовницы. Боясь заразиться некоторыми, как он считал, смертельными болезнями, типа золотухи, он забирал у родителей совсем еще юных девочек и формировал из них некий «резерв наложниц». В основном это были девочки в возрасте от девяти до двенадцати лет. Сначала их красота должна была привлечь внимание специальных агентов начальника полиции Беррье, которые выкупали девочек у родителей и переселяли их в Версаль. Там Людовик XV проводил с ними долгие часы. Ему нравилось раздевать их, мыть в ванной, наряжать. Он сам заботился о преподавании им основ религии, обучал их чтению, письму и молитвам. Увлекая их затем в пучину плотских удовольствий, он сам молился, встав рядом с ними на колени.

Девочки-подростки находились в разных местах. Для их размещения король купил в районе «Оленьего парка» еще несколько домов, остававшихся незанятыми. Известно, например, что именно для этих целей им были приобретены дома на месте нынешних дома № 78 по улице д’Анжу и № 14 по улице Сен-Луи, а также третий — по авеню Сен-Клу.

Один из этих маленьких домиков, названный Эрмитажем, принадлежал мадам де Помпадур, ставшей, как уже было сказано, наперсницей короля. Чего только не сделаешь, если любишь, и уж тем более, если хочешь сохранить свое высокое положение и политическое влияние…


Таков был знаменитый «Олений парк» — несколько домиков, разбросанных в Версальском квартале, и в каждом из них обитала одна или две юные красотки.

Существует одно стойкое заблуждение, в котором повинны некоторые историки. Оно заключается во взгляде на «Олений парк» как на одну из основных причин развала финансов французского королевства. Утверждается, например, что счета на содержание «Оленьего парка» всегда оплачивались наличными, что счета эти исчислялись миллионами, а в некоторых источниках речь идет даже о миллиарде. В действительности же, и это сейчас подтверждено документально, траты на содержание маленьких домиков составили за шестнадцать лет лишь несколько сот тысяч ливров. Это пустяк по сравнению с тридцатью шестью миллионами ливров (примерно четыре миллиарда старых франков), в которые маркиза де Помпадур обошлась Франции за девятнадцать лет своего пребывания при Людовике XV.

Воистину, целая россыпь молоденьких девушек для утех порой обходится намного дешевле одной высокопоставленной дамы, занявшей прочные позиции в сердце…


— У нашего правителя тяга ко всему прекрасному… — судачили о короле придворные. И тут же добавляли: —…и ко всему новому.

Очевидно, что страсть короля к девственницам стала известна во всем королевстве. И многие тщеславные родители начали особенно заботиться о добродетели своих наследниц, чтобы услужить потом Его Величеству. Те, кто желал своим дочкам дорогих подарков и денег, готовы были идти на любые низости, лишь бы Людовик XV стал их тайным зятем. Установилась жестокая конкуренция за кратковременное пребывание в его постели. Некоторые даже делали королю вполне деловые предложения. Вот, к примеру, письмо одного отца семейства:

«Ведомый горячей любовью к священной королевской персоне, я имею счастье быть отцом очаровательной девушки, настоящего чуда свежести, красоты, молодости и здоровья. Я был бы счастлив, если бы Его Величество соблаговолил нарушить ее девственность. Подобная милость была бы для меня ценнейшим вознаграждением за мою долгую и верную службу в армии короля».

К этому необычному своей циничностью письму было приложено медицинское свидетельство, подтверждающее девственность юной особы. Как следствие, через несколько дней «чудо свежести» уже жило в «Оленьем парке».

Подобная предупредительность подданных была по душе Людовику XV, у которого таким образом появилась возможность буквально каждый вечер наслаждаться новой прелестницей. И что удивительно, подобное не только никого не шокировало, но и даже считалось чем-то само собой разумеющимся. Впрочем, светская жизнь при дворе Людовика XV и не подразумевала ничего иного, кроме праздности и удовольствий.

Казанова характеризует французского короля следующим образом:

«Людовик XV был велик во всем и не имел бы вовсе изъянов, когда бы льстецы не принудили его их приобрести. Как мог он знать, что поступает дурно, если все в один голос твердили, что он лучший из королей?»

Среди дворцовой суеты и блеска царила поразительная сердечная пустота. По всей видимости, даже понятия о греховности того или иного поступка в те времена были совершенно особенными. Да и весь образ мыслей был таков, что любовь сделалась столь нескромной и доступной, что отношения между мужчиной и женщиной завязывались часто даже без всякой нежности друг к другу, а просто из удобства и физиологической потребности. При этом возмущало всех лишь поведение маркизы де Помпадур. Это и понятно, ведь она была во дворце инородным телом в прямом и переносном смысле этого слова, а, как известно, «что позволено Юпитеру, то не позволено…» Каждый мог продолжить эту фразу в зависимости от своего местоположения по отношению к этому самому Юпитеру.


И в эту страну Казанова приехал, чтобы начать новую жизнь! Определенно он сделал не самый правильный выбор…

Кстати сказать, находясь в Париже, Казанова оказался еще раз замешан в историю взаимоотношений Людовика XV с его многочисленными женщинами. Но сначала он совершенно случайно повстречался с венецианской певицей по имени Джульетта, с которой раньше был знаком. В Париже она находилась под именем мадам Кверини. Казанова был изумлен, увидев ее, и она изумилась не менее. Она была под руку с маркизом де Сен-Симоном, адъютантом принца де Конти.

— Вы здесь? — удивился Казанова.

— Да, и я приехала, чтобы увидеть короля. Он меня не знает, но завтра наш посланник представит меня.

Пока они тихо разговаривали, вдруг появился король в сопровождении герцога де Ришельё. Он прошел мимо, но, заметив пресловутую мадам Кверини, навел на нее лорнет и сказал так, что Казанова услышал его слова:

— У нас здесь есть и покрасивее.

Потом Казанова отправился к венецианскому посланнику и нашел у него большое общество, и там опять он увидел Джульетту, которая сидела рядом с хозяином дома. Завидев Казанову, она стала осыпать его любезностями, что было удивительно, ведь особо любить его у нее не было никаких резонов.

Как выяснилось, она и тут представилась всем госпожой Кверини, то есть женой венецианского патриция Стефано Кверини.

— Я и не знал об этом, — сказал венецианский посланник.

— Однако же тому уже два года, — уверенно ответила Джульетта.

— Это правда, — подтвердил Казанова. — Во всяком случае, два года назад генерал Бонифацио Спада представил госпожу Кверини под этим самым именем всему дворянству Чезены, и я имел честь при этом находиться.

Когда Казанова уже собирался уходить, венецианский посланник под каким-то предлогом отвел его в другую комнату и спросил, что говорят в Венеции об этом браке. Казанова ответил, что лично он о нем ничего не знает. Более того, он слышал, будто бы старший из семейства Кверини собирается жениться на Марине Гримани.

— Завтра же напишу в Венецию, — сказал Казанова, — и расскажу о том, что Джульетта представляется здесь всем как мадам Кверини.

— А разве это не так?

— Не знаю, но вы же именно так будете представлять ее завтра самому Людовику XV…

— А кто вам сказал, что я ее буду представлять?

— Она сама.

— Странно, я ничего об этом не слышал. Должно быть, она имела это в виду, но потом передумала.

Тогда Казанова передал ему в точности слова, которые он услышал из уст короля, и посланнику стало ясно, отчего у их соотечественницы пропала всякая охота быть представленной.

А потом появился господин де Сен-Кентен, тайный министр короля по особым поручениям, и рассказал, что у короля Франции «дурной вкус», ибо он нашел венецианку не красивей других придворных дам.

На следующий день рано утром Джульетта покинула Фонтенбло. При этом она со смехом сказала, что пошутила, назвавшись госпожой Кверини, и просила впредь называть ее «настоящим» именем — графиня Преати.

Как потом выяснилось, не имела она отношения и к семейству Преати, а в Париж приехала, чтобы попасть «в обойму» короля. Для этого она начала усиленно плести интриги. Сначала свела с ума Антонио Дзанки, секретаря венецианского посольства, человека учтивого и благородного. Она влюбила его в себя, и он изъявил готовность на ней жениться, но она обошлась с ним столь жестоко, что бедняга лишился рассудка и вскорости умер. Женщиной она была видной и нравилась многим, но свой выбор остановила на маркизе де Сен-Симоне. Она хотела выйти за него замуж, и он бы женился, если бы она не дала ему ложных адресов, когда он захотел справиться о ее происхождении.

Веронский род Преати, к которому она себя причисляла, тоже ее отверг, и господин де Сен-Симон, сохранивший, несмотря на любовь, здравый смысл, нашел в себе силы расстаться с нею.

Больше этой авантюристки Казанова никогда не видел.


Находясь в Париже, Казанова быстро завоевал себе репутацию большого специалиста в области Каббалы, и вот однажды граф де Мельфор, в то время полковник Орлеанского полка, через дочь Карло Веронезе Камиллу попросил Казанову разъяснить «для одной важной персоны» несколько вопросов с помощью этого мистического искусства.

На следующий день Казанову пригласили в Пале-Руаяль и повели куда-то по маленькой лестнице. Так Казанова оказался в покоях герцогини Луизы-Генриетты Шартрской, дочери принца де Бурбон-Конти.

Через четверть часа пришла и сама герцогиня. Это была женщина, в облике которой оказалось что-то такое, что сразу притянуло Казанову. В том, как она двигалась и смотрела, были отзвуки всего того, что он о ней слышал. Она показалась Казанове очень гордой, очень уверенной в себе, спокойной и замкнутой.

Глядя на нее, Казанова понял, что хочет подойти к ней, дотронуться до нее, узнать, что она чувствует. Он хотел знать, какая она, хотя и понимал, что этого никогда не произойдет, и они обречены на то, чтобы остаться чужими людьми.

У Казановы перехватывало дыхание от одного того, что герцогиня была рядом. Он чувствовал аромат ее духов, на расстоянии ощущал мягкость ее кожи. А она тем временем сказала Казанове, что хотела бы получить его толкование по волнующим ее проблемам. На это Казанова возразил, что Каббалу можно лишь спрашивать, но никак не толковать. Более того, он предупредил, что если герцогиня хочет задавать вопросы, то каждый вопрос можно ставить лишь один раз, что ответ последует лишь один и переспросить что-то потом уже будет нельзя. Тогда герцогиня написала ему восемь вопросов и просила держать их в секрете.

На работу Казанова попросил три часа, после чего герцогиня заперла его и удалилась. Через три часа он отдал ей запечатанные в конверт ответы и ушел.

Герцогине Шартрской было двадцать шесть лет. Как написал потом Казанова, «ум ее был такого свойства, какой делает всех наделенных им женщин восхитительными». При этом она была дама пылкая, лишенная каких-либо предрассудков, веселая и остроумная, любившая удовольствия и не гнушавшаяся ничем ради их получения от жизни. А как она была красива! Единственным ее изъяном, досаждавшим ей и портившим прекрасное лицо, были прыщи, причиной которых, как полагали, был какой-то порок крови.

На самом деле прыщи герцогини имели другую первопричину: она подхватила сифилис от одного заезжего арфиста, а потом передала его своему любовнику графу де Мельфору.

Естественно, главным вопросом, обращенным герцогиней к каббалисту Казанове, был вопрос о ее пренеприятной болезни. И без всякой Каббалы Казанова прекрасно разбирался в этом, так как ему доводилось «терпеть те же неудобства» и он знал, что такую болезнь нельзя вылечить быстро. Чтобы полностью исцелить герцогиню, нужно было очень долго сидеть на строжайшей диете, а чтобы убрать с лица пресловутые прыщи, требовалось, как минимум, восемь дней. Однако просто сказать об этом Казанова не мог, ведь ему нужно было укреплять свою репутацию каббалиста. В результате, он разыграл перед герцогиней целый масонско-эзотерический спектакль, та согласилась последовать «советам каббалы», и через восемь дней прыщи с ее лица сошли.

Конечно же, дело было не в магии, не в понимании Торы и не в мистической космологии, а в диете, во втирании специальной ртутной мази, в умывании раствором чемерицы и в регулярных клизмах. Тем не менее, результат есть результат, и Казанова был в высшей степени горд своим успехом. Совершенно счастлива была и герцогиня Шартрская. На девятый день она позвала Казанову и приняла его в своей ванной рядом с будуаром…

Так Казанова стал весьма модным в Париже человеком, якобы обладающим огромными познаниями и приобщенным к секретам Каббалы. Он всегда любил славу, но она не отвечала ему взаимностью. Теперь же это был настоящий триумф, и очень скоро… прыщи на лице герцогини появились вновь. Как оказалось, она грубо нарушила диету, банально наевшись столь обожаемой ею ветчины. Понятное дело, по каббалистической репутации Казановы был нанесен сокрушительный удар.

Герцогиня умерла 9 февраля 1759 года, не дожив и до тридцати трех лет. Казанова, как он сам писал, «был влюблен в нее до безумия, но никогда ничем не показал своей страсти». Он лишь тихо и безнадежно вздыхал, боясь, что ее гордость унизит его. А зря. У нее совсем не было предрассудков, и это давало ему вполне реальные шансы. Уже в старости он и сам понял это, заявив как-то, что из-за глупой боязни, скорее всего, упустил свое счастье.


Брат Казановы Франческо прибыл в Париж весной 1751 года и начал с успехом работать по частным заказам. Но главной его задачей было написать картину, которую можно было бы отдать на суд Французской академии.

Казанова представил брата маркизу Абелю де Мариньи (Пуассону, младшему брату мадам де Помпадур), который пообещал ему свое покровительство. Окрыленный надеждой Франческо выставил одну из своих картин в Лувре и стал ожидать появления маркиза. Это была картина в духе Бургиньона, художника-баталиста XVII века.

Между тем, первый из придворных, кто увидел картину, назвал ее убогой халтурой. Двое других долго смеялись, объявив ее мазней ленивого ученика. Франческо Казанова был готов расплакаться от обиды, благодаря Бога, что его никто не знает в лицо. Не дождавшись маркиза де Мариньи, он убежал домой, потом прислал слугу, приказав ему, чтобы тот принес картину, а потом порезал ее ножом на множество кусков.

После всего этого он заявил, что покидает «этот несносный Париж» и едет заниматься искусством где-нибудь в другом месте, где его способны будут оценить по достоинству.

Глава десятая

Любовные похождения в Дрездене, Вене и Венеции

Без любви это великое дело — просто безобразие.

Джакомо Казанова

Подумав, братья решили отправиться в Дрезден.

Стоял август 1752 года, и они через Мец и Франкфурт прибыли в столицу Саксонии, где сразу же повидались с матерью, которая, радуясь, что встретила двух своих сыновей, которых не надеялась уже и увидеть, приняла их весьма нежно.

Чтобы сделать приятное своей матери, служившей актрисой придворного театра курфюрста Саксонского, Казанова написал трагикомическую пьесу, задуманную как пародия на известную трагедию «Братья-враги» Расина. Все смеялся над комическими местами получившейся пьесы, а граф фон Брюль даже подарил ему золотую табакерку, доверху наполненную дукатами.

А еще в первые три месяца своего пребывания в Дрездене Казанова перезнакомился буквально со всеми местными красотками из той категории женщин, получить настоящее удовольствие от общения с которыми можно лишь при наличии времени, денег и близорукости. Он нашел, что по части пышности форм они превосходят тех же итальянок и француженок, однако сильно уступают им в манерах, остроумии и искусстве нравиться, которое должно было состоять в том, чтобы профессионально изображать влюбленность во всякого, кто им хорошо заплатит.

Остановило Казанову в его «набегах» лишь очередное недомогание интимного свойства, о котором ему сообщила одна красавица-венгерка из заведения госпожи Крепс. После этого последовали полтора месяца необходимого лечения. Об этом досадном обстоятельстве Казанова потом написал так: «Болезнь эта, именуемая у нас французской, не сводит раньше времени в могилу, если умело ее лечить; от нее остаются только шрамы, но этому легко утешаешься при мысли, что добыты они благодаря удовольствию: так солдатам нравится глядеть на свои раны, что являют всем их доблесть и служат к их славе».


Потом Казанова прибыл в Вену. Единственное рекомендательное письмо, которое у него было, адресовалось знаменитому либреттисту Пьетро-Антонио Трапасси, известному под псевдонимом Метастазио. Этот человек создал несколько десятков опер, и все они имели огромную славу, так как музыку к ним писали такие великие композиторы, как Моцарт, Сальери, Вивальди, Гендель и Глюк.

Казанова просто жаждал этого престижного знакомства. На второй день своего пребывания в Вене он пошел к поэту и пробыл у него целый час. Он нашел Метастазио весьма скромным господином, совсем не испорченным свалившимся на него успехом. Скорее напротив, маэстро был весьма радушен к соотечественнику, с готовностью читал Казанове свои стихи, которые тот совершенно искренне называл «чистой музыкой».

Короче говоря, Казанова был восхищен Веной, а особенно местными «фройнляйнс». Кроме того, он познакомился с одной танцовщицей из Милана, которая была и мила, и очень умна. А у нее он был представлен графу Эрдеди и князю фон Кински…

Все шло прекрасно и по нарастающей, если бы не одна ложка дегтя, которая, к сожалению, всегда найдется на любую бочку меда. Совсем ошалевший от успехов, Казанова вдруг несчастливо влюбился в одну танцовщицу по имени Фольяцци, позднее жену известного балетмейстера из Флоренции Доменико-Гаспаро Анджолини, в которого она тогда была влюблена. Красавице явно было не до Казановы, но он принялся за ней ухаживать, а она в ответ стала его дразнить.

Целый вечер Казанова добивался хотя бы одного поцелуя, но она каждый раз говорила ему, что ей кажется, будто она совершает что-то запретное.

Наутро Казанова встал, чувствуя себя совершенно разбитым. Он сумел ненадолго забыться сном лишь перед самым рассветом. Теперь ему отчаянно хотелось спать. А вечером опять началась старая песня: его любимая заявила, что она почти решила, что ей не нужны лишние сложности и что самым разумным в их отношениях было бы вернуться к обычной дружбе. При этом она, потупив взор, добавила, что не знает, правильно ли ее решение.

На третий день Казанова вновь попытался ее поцеловать, но она опять сказала, что еще не готова.

— Ведь мы не станем торопиться? — спросила она, томно глядя на несчастного Казанову. — В конце концов, это не скачки. Никто же не вынуждает нас как можно скорее прийти к чему-то. Я предпочитаю, чтобы все развивалось естественным путем.

— Я понимаю, — покорно ответил ей Казанова.

Про таких женщин он потом написал, что они — как «крепость, в которую невозможно проникнуть иначе, чем по мосту из золота». Но Казанова не отчаивался, ведь она любила бывать в его обществе. Во всяком случае, ему так казалось, но это было так же далеко от истины, как и то, что все эти графы и князья, с которыми он познакомился за последнее время, так же гордились знакомством с ним, как он гордился знакомством с ними.

Наконец, Фольяцци и Анджолини утомились от «наскоков» Казановы и дали ему понять, что его общество им надоело. Получив окончательный и весьма решительный отказ, обиженный Казанова сел в почтовую карету и отправился в Венецию, куда он прибыл в мае 1753 года.


Более четырех лет Казановы не было в Венеции. Однако этот ни на что не похожий город с его притягательностью, с его игорными домами и его куртизанками был слишком дорог сердцу нашего героя, и он ни за что не согласился бы расстаться с ним на более долгий срок. Именно поэтому, когда улеглись первые восторги, вызванные Дрезденом и Веной, он решил, что венецианская dolce vita подходит ему гораздо больше.

За четыре дня он добрался до Триеста, а на пятый уже был в Венеции. По его собственным словам, это произошло в канун праздника Вознесения, то есть 29 мая 1753 года.

Казанове было двадцать восемь лет, у него не было денег, но зато имелись три старых покровителя. К тому же, он получил определенный жизненный опыт, знал законы чести и вежливости и ощущал себя готовым к тому, чтобы все начать с начала, будучи при этом более предусмотрительным.


На юге Венецианской лагуны находится живописная река Брента, по берегам которой когда-то располагались старинные виллы итальянских аристократов, дожей и вельмож, поражавшие своим великолепием.

С XVI века эти совсем не бедные люди любили кататься по Бренте на некоем подобии баржи, которая называлась Буркьелло. Впрочем, баржа — это не то слово. Это был очаровательный корабль, в каютах которого не было нехватки в зеркалах, скульптурах и картинах. А в движение он приводился двумя лошадьми, которые шли по берегу и тащили ее за собой, продвигаясь со скоростью не больше мили в час. На Буркьелло имелись все удобства, там можно было не только прекрасно поесть и выпить, но и отлично выспаться.

Вернувшись в Венецию, Казанова однажды гулял вдоль Бренты, любуясь Буркьелло и завидуя тем, кто может себе позволить на ней покататься. Вдруг он заметил, что совсем близко от реки перевернулся кабриолет, и какая-то женщина заскользила по крутому склону берега. Еще секунда, и она упала бы в воду…

Надо сказать, что ситуация эта была достаточно типична для Венеции тех времен. Улочки города были узкими, а их каменное покрытие было таким скользким, что многие поскальзывались и падали, иногда прямо в воду, и нередко последствия падения бывали весьма серьезны. Мало кому удавалось избежать падений. Кто-то ломал себе руку или ногу, кто-то даже тонул. Особенно страдали от этого непривычные чужестранцы. Относительно них в Венеции даже существовало такое поверье: если чужестранец упал в воду и смог выбраться, значит, он получил «крещение» и стал настоящим венецианцем.

Казанова был настоящим венецианцем. Когда в воду стала падать незнакомая ему женщина, он не растерялся и сумел предотвратить несчастный случай. При этом он исхитрился заодно и полюбоваться «всеми чудесными тайнами», пока красавица не одернула задравшиеся юбки.

Да, он действительно случайно увидел то, что порядочная женщина никогда не показывает неизвестному. Потом, стыдливо сидя в траве, неизвестная назвала Казанову своим ангелом-спасителем. Ее спутник, офицер в австрийской форме, тоже горячо поблагодарил Казанову. Слуги тем временем поставили кабриолет на колеса, и участники этой сцены разъехались в разные стороны.


На следующий день Казанова надел маску и пошел на праздник Бучинторо. Так называлась церемониальная галера, примерная длина которой составляла тридцать метров, а ширина — шесть. Эта галера была официальным кораблем дожей Венеции. Суть же старинного праздника заключалась в том, что, начиная с XII века, в День Вознесения (сороковой день после Пасхи) дож выходил на этой галере, чтобы совершить торжественную церемонию Обручения с Адриатическим морем.

На палубе под красным балдахином устанавливали трон, который по своему великолепию вполне мог соперничать с королевским. Сидя на этом троне, окруженный сенаторами и прочими важными персонами, дож совершал плавание по лагуне. Возле Сан-Никколо-делль-Лидо дож бросал в волны кольцо, благословленное патриархом, и, обращаясь к морю, произносил: «Мы обручаемся с тобой в знак истинной и вечной власти». Таким образом, он якобы напоминал морю о священных и славных узах, скреплявших Венецию с главным источником ее величия.

После великолепного праздника, сняв маску, Казанова присел попить кофе в кофейне на площади Сан-Марко. Он сидел и неторопливо пил свой кофе, как вдруг кто-то легко ударил его по плечу веером. Это была женщина в красивой маске.

— Почему вы сделали это? — удивленно спросил Казанова.

— Чтобы наказать спасителя, который меня не узнал.

В самом деле, это оказалась та самая дама, которую Казанова спас накануне на берегу Бренты.

Офицер, вновь сопровождавший ее, пригласил Казанову на обед.

В «Мемуарах» Казановы офицер этот обозначен инициалами П.К., а посему некоторые биографы Казановы посчитали, что это был некий Пьетро Кампана, весело проводивший время с женой одного венецианского маклера, так же порвавшей со своим мужем, как и он сам порвал со своим отцом.

Якобы этот Пьетро Кампана носил форму австрийского капитана, но в армии не служил, а занимался поставками скота в Венецию. Якобы этот Пьетро Кампана пригласил Казанову посетить его и дал адрес отца, с которым он был в ссоре и в чьем доме жил без позволения.

На следующий день якобы «злой дух» потащил Казанову в дом Кампаны, где тот познакомил его со своей матерью и сестрой, которая обозначена в «Мемуарах» Казановы таинственными инициалами К.К.

Версия вполне складная, за исключением, как говорится, пустяка. Какого? Давно доказано, что фамилия К.К. — не Кампана, а Капретта.

Биограф Казановы Ален Бюизин по этому поводу пишет:

«Кто же была эта пресловутая К.К., заставившая казановистов затупить столько перьев в попытках установить ее личность? Сначала думали, что это некая Катерина Кампана, а затем решили, что на самом деле это была Катерина Капретта, родившаяся 3 декабря 1738 года, чьим братом был Пьетро-Антонио Капретта и которая позднее, 2 февраля 1758 года, вышла замуж за Себастьяно Марсили. На самом деле личность ее не важна, поскольку она ничего не меняет в деле, во всяком случае, не проливает на него свет. Важно то, что Казанова очень скоро воспылал к ней страстью».

И все же, как нам кажется, настоящее имя девушки небезынтересно. Конечно, не имя делает человека, а человек — имя. Но все же, если человека назвали чужим именем, то он начинает жить чужой жизнью, а это неправильно. Посему всегда были и будут псевдонимы, которые надевают маску, и псевдонимы, которые снимают ее.

Еще один известный биограф Казановы — Филипп Соллерс абсолютно уверен в том, что пишет: «Сегодня мы знаем, что ее звали Катерина Капретта».

И пусть так оно и будет. Потом окажется, что Пьетро-Антонио Капретта был личностью с очень сомнительной репутацией, хотя и обладавший весьма обольстительной наружностью. Он был весь в долгах и, увидев Казанову, почему-то подумал, что из любителя «чудесных тайн» можно извлечь выгоду. В самом деле, Казанове было двадцать восемь лет (самый возраст для жениховства), а у Пьетро-Антонио была сестра, которую он задумал выгодно пристроить.

План удался. Мать «офицера» выглядела очень респектабельно, а ее дочь была олицетворением самой красоты. Мать через какое-то время деликатно удалилась. А еще через каких-то полчаса дочь совершенно пленила Казанову.


Четырнадцатилетняя Катерина Капретта очаровала Казанову, и он принялся за ней ухаживать.

Сначала он увез свою новую знакомую в сад, расположенный на острове Джудекка. Погода стояла ясная и солнечная, обычная для июня, и сад весь переливался разными красками, что было удивительно для такого в общем-то серого города, как Венеция. Он был восхитителен, этот сад, и Казанова со своей К.К. принялся бегать по траве наперегонки, а выигравшему доставались ласки, но вполне невинные, ведь она же — еще сущий ребенок. Потом они гуляли в тени деревьев и разговаривали обо всем на свете.

Девушка выглядела по-ангельски невинной, и Казанова все никак не мог решиться насладиться «своим сокровищем», как сделал бы на его месте любой циничный распутник. Он еще и не подозревал, что ввязался в очень серьезное приключение, не будь которого, все в его жизни могло бы сложиться совсем по-другому.

Милые прогулки, любезная болтовня, состязания в беге с очаровательными призами, столики в кафе, изысканные блюда — все это продолжалось примерно неделю. Надо сказать, это была счастливая и беззаботная неделя, но, увы, она пролетела как одно мгновение. Желание Казановы росло, и он, совершенно обезумев от любви, вдруг предложил К.К. сочетаться браком, но не тем, что проходит через канцелярии и церковные ритуалы, а перед Богом как единственным свидетелем.

Казанова решил жениться? А почему бы и нет? Но вот только предложение его было странным, ведь он объявил, что свидетелем их брака станет только Господь. И он стал свидетелем. Но вот только чего?

Казанова привлек К.К. к себе и поцеловал. Лицо его при этом было таким, что девушка даже не подумала о сопротивлении. В первую секунду, правда, она слегка опешила, но потом справилась с растерянностью и неловко ответила на его поцелуй.

Когда они выпустили друг друга из объятий, лицо К.К. стало грустным. Казанова встревоженно спросил:

— Что с тобой? Я не хотел тебя обидеть, но если ты…

— Все в порядке, — ответила она неуверенно. — Просто я не ожидала.

— Я тоже ничего подобного от себя не ожидал. Это просто случилось, и все.

Потом он поцеловал ее снова, и К.К. ответила ему с уже гораздо большим пылом.

— Господи, что мы делаем?! — задыхаясь, пробормотала она.

— По-моему, мы целуемся.

Они оба чувствовали, что за этим всем стоит нечто большее. Это было непреодолимо. Находясь в экстазе от обуявшего его восторга, Казанова осыпал свою К.К. все новыми и новыми пламенными поцелуями, перебегая, как он сам потом выразился, «от одного места к другому, не в силах задержаться ни на одном от жадного желания быть сразу повсюду». При этом он страшно сожалел о том, что его губы не в силах угнаться за его глазами.

Короче говоря, все закончилось у него в постели. Как видим, Казанова, в конечном итоге, поступил, как банальное животное, как ненасытный хищник, и это дает нам право судить, насколько ошибочен классический тезис о том, что он всегда был всего лишь «игрушкой женских желаний».

В своих «Мемуарах» Казанова пишет:

«К.К. героически стала моей женой, как и подобает каждой влюбленной девушке, потому что в наслаждении, когда осуществляется твое желание, упоительно все, даже боль. Целых два часа я не расставался с нею. Она изнемогала снова и снова, а я причащался бессмертию».

Конечно, можно назвать произошедшее «причащением бессмертию», а можно — обманом и даже изнасилованием несовершеннолетней. Тут все зависит от того, с какой стороны посмотреть. Впрочем, у родителей четырнадцатилетних девочек, попавших в руки вдвое старших по возрасту мужчин, мнение по этому поводу всегда однозначно.


Наступило 11 июня, и период года, когда в Венеции все ходят в масках, подошел к концу. Отныне открытые встречи влюбленных, такие веселые и беззаботные еще пару дней назад, стали бы опасными, так как семейство К.К. рано или поздно обо всем бы узнало. Но Казанова, еще не привыкший проигрывать и не разуверившийся в том, что его поиски могут когда-нибудь увенчаться успехом, не хотел терять ее.

Он вернулся к себе домой и лег, но сон не шел. Укрывшись до подбородка простыней, он думал о К.К. и о той одинокой жизни, которую он вел. Ну, не может же так продолжаться вечно! Под утро решение созрело окончательно и бесповоротно: он хотел устроить с ней уже законный брак. С этой целью он сумел убедить господина Брагадина встретиться с отцом К.К. для официального сватовства. Но отец девушки, вернее, еще совсем девочки, наотрез отказался даже слушать об этом. Его доводы были просты и непробиваемы:

— Моей дочери всего четырнадцать лет, и она еще слишком молода для брака.

Более того, он хотел, чтобы его будущий зять выглядел солидно, а это совсем не относилось к Казанове, вертопраху, доходы которого полностью зависели от чьей-то помощи или от удачи в игре. А сказав так, суровый отец К.К. распорядился отправить ее в монастырь Санта-Мария-дельи-Анджели, что на острове Мурано, да еще на долгих четыре года.

Вот уж незадача, в кои-то веки Казанова имел серьезные намерения, но ему дали от ворот поворот. Впрочем, отец К.К. предоставил ему небольшой шанс, сказав, что, если за четыре года, что его дочь проведет в монастыре, он сумеет получить солидную профессию, то он подумает и, скорее всего, согласится. Таким решением Казанова был убит на месте.


Против обычаев, а тем более против закона в те времена, как, собственно, и в наши, идти было трудно. Практически невозможно. А согласно закону и каноническому праву, основой брачного союза должно было быть не только свободное согласие сторон, но и родительское дозволение, дабы «не выказывать неуважения к родителям», а также для того, чтобы молодые не рисковали остаться без имущества, что вполне могло произойти, если брак будет заключен против воли завещателя. Любой брак, заключенный без родительского согласия, становился причиной огромных проблем в отношениях между родителями и детьми, а законодательство, трактовавшее вопросы приданого, решало эти проблемы совсем не в пользу детей.

Можно еще долго рассуждать на эту тему, но зачем. Все и так было предельно ясно. Видеться с К.К. Казанове было больше нельзя, а посему они начали писать друг другу тайные письма, которые передавались через специального посыльного. Этим посыльным была женщина по имени Лаура, одна из семи прислуживающих монахиням монастыря Санта-Мария-дельи-Анджели. Каждая из них в свой день недели ездила по делам в Венецию. Лауриным днем была среда. Механизм был такой: она привозила с Мурано письмо и через семь дней доставляла ответ на письмо, которое ей передавал Казанова. Лаура была неразговорчивой и делала все лишь за хлеб и специально оговоренную плату, так как была бедной вдовой с восьмилетним мальчиком и тремя красивыми девочками на руках, причем старшей из ее дочерей не было и шестнадцати. На Мурано они жили рядом с монастырем, сразу за садом.

Похитить К.К. из монастыря было практически невозможно. Не менее тяжело оказалось и семь дней ждать ответа.


Женский монастырь, куда господин Капретта отдал на перевоспитание свою дочь, когда узнал, что после знакомства с Казановой она перестала быть девственницей, стоит на острове Мурано, расположенном в Венецианской лагуне на северо-востоке от самой Венеции. Остров этот напоминает Венецию в миниатюре.

Основой благосостояния его жителей издавна было стекольное производство. Уже в XV веке изделия муранских стеклодувов завоевали известность во всем мире. Венецианский Сенат пожаловал Мурано многочисленные привилегии, однако мастерам под страхом смерти запрещалось покидать остров и работать в другом месте.

А еще никто в мире не мог делать таких волшебных зеркал. Кстати сказать, именно под предлогом опасности ртутных испарений зеркальщиков Венеции в свое время выселили на остров Мурано. На самом же деле это сделали корысти ради — Венеция не желала потерять монополию на производство зеркал, и мастера фактически находились в изоляции на тщательно охраняемом острове. Они жили, как в резервации, не имея права покидать Мурано. При этом они пользовались огромными привилегиями, в том числе могли рассчитывать на снисхождение суда, какое бы преступление ни совершили. Напротив, стеклодув, покинувший остров, считался подлым предателем, и его, как правило, находили и убивали. В любом случае, жители острова были людьми специфическими, и гулять по ночам по острову было небезопасно для жизни.


В одном из писем из монастыря К.К. сообщила Казанове, что в его стенах она обрела замечательную подругу.

Подруга эта была самой красивой из монахинь, самой богатой и щедрой. Ей было двадцать два года. Дважды в неделю она давала юной К.К. уроки французского языка, а когда они оставались одни, так нежно целовала ее, что Казанова мог бы ревновать, если бы монахиня не была женщиной.

Появление этой подруги и то, как о ней писала К.К., насторожило Казанову, ведь он был прекрасно осведомлен о нравах, царивших в то время в венецианских женских монастырях.

Биограф Казановы Филипп Соллерс пишет:

«Венецианские женские монастыри той эпохи — прославленный садок галантных похождений. Множество девушек, отнюдь не монахинь, „ждут там своего часа“. Хотя за ними установлен надзор, при наличии денег и связей они по ночам могут украдкой покидать стены монастыря. Обязательно в маске. И вернуться надо засветло, для чего есть пособники. Гондольеры в курсе дела, государственные инквизиторы тоже. Следует только соблюдать меру: никаких скандалов, никакого шума. Когда в Венецию, например, прибывает папский нунций, три монастыря соревнуются друг с другом, чтобы поставить ему любовницу. Воздух полнится разведданными, это подогревает соперничество. Монахиню выбирают, как выбирают высокого полета куртизанку, роскошную гейшу».

В самом деле, в те времена приемные венецианских монастырей больше напоминали элегантные светские гостиные, где вели веселые беседы или судачили, обсуждая в мельчайших деталях последние городские слухи, большей частью скандальные, где пили и закусывали, где устраивали балы, давали банкеты, маскарады и концерты. Порой там даже играли в азартные игры.

Как утверждают очевидцы, в XVIII веке приемные в монастырях являлись местом, весьма удобным для ведения не только чинных бесед, но и для того, чтобы закрутить любовную интрижку. Иногда свидания в монастырских приемных использовались в политических целях — например, одна знакомая Казановы, графиня Коронини, живя в монастыре, продолжала весьма успешно плести политические интриги.


Итак, у возлюбленной Казановы в монастыре Санта-Мария-дельи-Анджели появилась близкая подруга. Расклад карт в этой его партии явно поменялся, вот только в чью пользу? Это мы очень скоро узнаем, а пока до Казановы дошла еще одна важная информация с острова Мурано.

Его К.К. оказалась беременна. У нее был выкидыш, сопровождавшийся жуткими кровотечениями, пропитавшими кровью десятки полотенец, некоторые из которых показали ошеломленному Джакомо.

При виде бесформенного кома белья, смешанного с кровью, Казанова содрогнулся. Лаура сообщила, что несчастная девочка слабеет на глазах. В какой-то момент всем даже стало казаться, что ей не выжить. Но потом кровотечение прекратилось, и его К.К. кое-как выкарабкалась.

Не увидеть ее в таком положении Казанова не мог. Для этого он решил воспользоваться церемонией пострига, проводившейся в монастыре. Сделать это будет несложно: в помещении для свиданий будет множество незнакомых людей, и он сможет смешаться с толпой, оставшись незамеченным.

Переодевшись в монахиню, Казанова вместе с другими богомолками вошел в монастырь и встал в четырех шагах от К.К. Он нашел, что она выросла и, несмотря на проблемы со здоровьем, похорошела. Они лишь обменялись взглядами. Он отстоял всю церемонию и ушел последним.

В тот же день он написал ей, что останется на Мурано до тех пор, пока она не будет полностью вне опасности. Поселился он в жилище Лауры, которая смогла предоставить ему лишь маленькую бедную комнатку с земляным полом.

Несмотря на убогость жилища, это было очень правильное решение, ведь частые плавания на остров Мурано были связаны с определенными опасностями. Дело в том, что юго-западная оконечность острова находится более чем в километре от северо-восточной части Венеции (ровно посередине находится остров-кладбище Сан-Микеле), а плавание на гондоле по водам лагуны — это не плавание по венецианским тихим каналам. В любой момент мог подняться ветер, и тогда — жди беды.

Вот, например, как описывает одно из таких плаваний сам Казанова:

«Мы без труда добрались до острова Сан-Микеле, но едва миновали его, как ветер вдруг начинает дуть с такой яростью, что я понимаю: плыть дальше — верная гибель; хоть пловцом я был изрядным, но не был уверен ни в своих силах, ни в том, что сумею одолеть течение. Я велю гондольерам пристать к острову, но они отвечают, что я имею дело не с какими-нибудь трусами и бояться мне нечего. Зная нрав наших гондольеров, я почитаю за лучшее промолчать; но порывы ветра обрушивались на нас с удвоенной силой, пенистые волны перехлестывали через борт, и гребцы мои, хоть и были мощны их руки, не могли продвинуть гондолу ни на шаг.

Когда мы находились всего лишь в сотне шагов от устья канала Иезуитов, яростный порыв ветра сдул в воду гондольера на корме; ухватившись за борт, он легко взобрался обратно. Весло было потеряно; он берет другое — но гондолу уже развернуло боком к ветру и в минуту снесло на двести шагов влево. Нельзя было терять ни секунды. Я кричу, чтобы бросали felce, каютку, в море, и швыряю на ковер на дне гондолы пригоршню серебра. Оба молодца мои немедля повиновались и, гребя во всю мощь, показали Эолу, что могут потягаться с ним силой. Не прошло и четырех минут, как мы уже плыли по каналу Нищенствующих братьев; похвалив гондольеров, я велел высадить меня на причал палаццо Брагадин, что у церкви Санта-Марина. Едва войдя, я немедля улегся в постель и хорошенько укрылся, дабы согреться до нормальной своей температуры; сладкий сон мог бы восстановить мои силы, но я никак не засыпал».


Итак, Казанова перебрался на остров Мурано, и вскоре он получил таинственное письмо от одной монахини, заметившей его в церкви и пригласившей увидеться с ней…

Она даже сообщила ему, что может приехать в Венецию, когда захочет, чтобы поужинать с ним. Казанова тотчас заподозрил, что это написала новая подруга К.К., но решился он не сразу, боясь какого-нибудь подвоха или ловушки. Для начала он еще раз пришел в монастырь и провел там разведку, результатом которой стала информация о том, что таинственную незнакомку зовут М.М.

В данном случае в очередной раз биографы Казановы развернули бурную деятельность, пытаясь установить личность этой самой М.М., которую наш герой в черновике своей рукописи порой называл Матильдой, впоследствии старательно вымарав это имя.

Сначала ее определили как некую Марию-Маддалену Пазини из монастыря Сан-Джакомо-ди-Галлисия, но та была безвестной девушкой, дочерью простых мещан, что не имело никакого отношения к благородному происхождению.

Например, Герман Кестен пишет:

«В соответствии с актом патриаршего архива от 10 октября 1766 года, монастырь Сан-Джакомоди-Галлисия на Мурано насчитывал тогда шестнадцать монахинь, из которой двенадцатой была Мария-Маддалена Пазини, родившаяся 8 января 1731 года, то есть в ноябре 1753 года ей было двадцать два, почти двадцать три года, как и говорит Казанова. В 1785 году она стала аббатисой монастыря. Впрочем, Казанова в воспоминаниях неожиданно называет имя Матильды в тот момент, когда рассказывает о своем аресте „Великим господином“».

Затем таинственную М.М. признали в Марине-Марии Морозини (в монашестве — сестра Мария-Контарина), поступившей в монастырь Санта-Мария-дельи-Анджели в сентябре 1739 года.

Вот, например, фраза Филиппа Соллерса из книги «Казанова Великолепный»:

«Это та пресловутая К.К., которая с не менее известной М.М. (Мариной-Марией Морозини) станет одной из солисток великой оперы под названием „История моей жизни“».

А вот еще один вариант: М.М. — это, возможно, Мария-Элеонора Микели (или Микиель), дочь венецианского сенатора Антонио Микели.

Ален Бюизин, в частности, утверждает:

«Мария-Элеонора Микиель — М.М., которая на Мурано удовлетворяла с Казановой страсть к вуайеризму аббата де Берни, — стала настоятельницей (да-да! В Светлейшей все бывает!) своего монастыря Сан-Джакомо-ди-Галлисия».

Полный смысл этой фразы станет нам понятен чуть позднее, а пока же скажем, что мнений о том, как в реальности звали эту самую таинственную М.М., существует множество. Как бы то ни было, Казанова назначил ей встречу возле конной статуи кондотьера Бартоломео Коллеони, которую и сегодня можно увидеть на площади Санти-Джованни-э-Паоло, неподалеку от входа в собор Санти-Джованни-э-Паоло, в один из самых больших и известных соборов Венеции.


В день Богоявления вечером Казанова отправился к подножью прекрасной статуи, которую воздвигли герою, состоявшему в XV веке на службе то у Венеции против Милана, то у Милана против Венеции.

Ровно в два часа из гондолы вышла М.М. в светском платье и плотной маске. Они отправились в оперу на остров Сан-Самуэле, а потом — в ridotto (так назывался игорный дом). Там она с величайшим удовольствием разглядывала аристократок, которым их титулы давали привилегию сидеть без маски. Посмотрев немного на игру, они зашли в комнату, где находились главные банкометы. М.М. остановилась перед банком сеньора Момоло Мочениго, который в те времена был самым красивым из всех молодых игроков. Игры у него тогда не было, и он, расслабившись, восседал перед горой монет (там было около двух тысяч цехинов). Склонившись к уху какой-то дамы в маске, сидевшей возле него, он что-то шептал ей, и они оба периодически заливались беззаботным смехом победителей.


А потом была вторая встреча, также назначенная возле памятника бравому вояке Коллеони, так до конца и не определившемуся, за кого же он выступает. После нее они уже отправились в квартиру, которую к тому времени успел снять Казанова. Квартира эта находилась в роскошном доме, стоявшем на улице Бароцци, в ста шагах от церкви Святого Моисея, и она была вся украшена огромными зеркалами.

Там она сняла маску и принялась рассматривать себя в зеркалах. На ней был костюм из розового шелка с золотым шитьем, модный тогда жилет с очень богатой отделкой, черные атласные брючки до колен, пряжки с бриллиантами на туфлях, очень крупный бриллиант на мизинце и кольцо на другой руке.

Она позволила Казанове рассматривать себя, и он не мог оторвать от нее взгляда. Когда она разделась, он незаметно изучил ее карманы и нашел там золотую табакерку, украшенную перламутром, роскошный лорнет, батистовый платок, часы с алмазами, брелок и… маленький английский пистолет из красивой полированной стали.

Тем временем в соседней комнате она уже распустила корсет и волосы, достигавшие колен. Они уселись к огню. Более всего Казанову поразили ее груди. Более красивых он никогда не видел и не касался…

Он весь пылал от желания. Она тоже выглядела готовой ко всему. Взгляды их встретились, и встретились надолго. Скрытые ото всех посторонних глаз, они вдруг поняли, что нужны друг другу — настолько, насколько возможно, насколько у них самих хватит смелости. Опершись на локоть, Казанова разглядывал ее и думал, что никогда не испытывал ничего подобного, что никогда не знал женщину, хоть немного похожую на М.М. А еще он вдруг почувствовал, что не может думать ни о ком и ни о чем, кроме нее.

— Я хочу быть с вами, — тихо повторял он, гладя пальцами ее лицо и губы. — Что со мной происходит? Все как будто в первый раз.

Он действительно не понимал, что с ним происходит, но это было такое сладостное, такое неповторимое ощущение.

— Я испытываю что-то подобное, — просто сказала она.

Казанова наклонился, обнял ее и поцеловал. А потом они долго лежали в объятиях друг друга, и поцелуи М.М. были столь же горячими, как и его, и было видно, что ее душа тоже истосковалась по нежности. Прошло довольно много времени, прежде чем они вспомнили, где находятся, и заставили себя оторваться друг от друга.

— Я вас люблю, — тихо сказал Казанова. — Вам это может показаться диким, потому что мы знакомы всего два дня, но у меня такое чувство, что я знаю вас всю жизнь…


Казанова чувствовал себя покоренным непревзойденным физическим совершенством М.М. Он и вправду был влюблен. С другой стороны, он отдавал себе отчет, что все это, как назло, произошло именно тогда, когда он вступил в самый добродетельный период своей жизни. И тут вдруг — на тебе… Такая красивая женщина, ростом выше среднего, с белоснежной кожей, голубыми глазами и чувственными губами… Она просто не могла не понравиться нашему герою, да еще в собственной квартире, где потолок, стены и пол были весьма эротично покрыты зеркалами.

Сам Казанова описывает М.М. следующим образом:

«Это была совершенная красавица, высокая, белолицая, с видом благородным и решительным, но в то же время сдержанным и робким, с большими голубыми глазами; нежное и улыбчивое лицо, красивые влажные губы, приоткрывающие великолепные зубки; монашеское покрывало не давало разглядеть волосы, но были ли они у нее или нет, их цвет должен был быть светло-русым; ее брови уверили меня в этом; но чудеснее и удивительнее всего показалась мне ее рука, которая была видна до локтя: трудно вообразить себе нечто более совершенное. Вен не видно, а вместо мускулов — только ямочки».


Короче говоря, наш обольститель попался на крючок. Охотник на этот раз превратился в дичь, совершенно забыв о том, что главное в охоте — это не стать трофеем. Зато он, наверное, впервые задумался над тем, как многогранны порой бывают любовные треугольники.

Ко всему прочему, Казанова был чрезвычайно удивлен той свободой, какой пользовались в Венеции «святые девственницы». Он был восхищен смелостью М.М., которая и в самом деле шла на очень большой риск…

Как же хорошо иметь собственную квартиру в Венеции! Впрочем, ее хорошо иметь не только в Венеции и не только для любовных встреч. И тут следует заметить, что Казанова снял квартиру не только для встреч с прекрасной М.М., но и для игры в карты. «Он снял казино и вместе с партнером держал там банк фараона», — утверждает один из его биографов.

Казанова открыл свое казино. Язык так и хочет позабавиться — Казано, Казинова и т. д.

Дом, где снял квартиру Казанова, располагается очень удобно. Совсем рядом — площадь Сан-Марко, центр Венеции. Квартира эта издавна имела совершенно определенную репутацию. Сначала она служила местным патрициям, желавшим уединения, потом ее стали снимать приезжие гости, наконец она стала салоном тайного игрока.

Надо сказать, что в Венеции даже женщины владели такими импровизированными казино. С 1704 года инквизиция вела войну против «игорного бизнеса», однако ни в одном другом городе игра в карты не была столь распространена, причем столь повсеместно и бесстыдно, как в Венеции.

Глава одиннадцатая

Знакомство с господином Де Берни

Нам уже не забыть друг друга. Таинства, к которым мы приобщены, связывают нас крепкими узами; мы станем близкими друзьями.

Джакомо Казанова

Во время третьего свидания М.М. вдруг сообщила удивленному Казанове, что у нее есть другой любовник. Он якобы очень богат, осыпает ее щедротами, является ее полновластным хозяином и она от него ничего не скрывает.

Короче говоря, сюрпризы продолжились. Не успели Казанова и М.М. стать любовниками, как он вдруг узнал, что у нее есть еще один человек, с которым она имеет интимную связь.

М.М. заявила, что этот ее любовник очень нежен и добр, но связь с ним оставляет ее сердце пустым. Она призналась, что любит его, но лишь по-дружески, из любезности и в благодарность. Истинное же чувство, которое должно быть между мужчиной и женщиной, отсутствует.

Казанова был ошарашен и буквально отправлен этой новостью в глубокий нокаут. Права, получается, народная мудрость, которая гласит: «Если женщина идет с опущенной головой — у нее есть любовник. Если женщина идет с гордо поднятой головой — у нее есть любовник. Если женщина держит голову прямо — у нее есть любовник. И вообще — если у женщины есть голова, то у нее есть любовник». У М.М. явно была голова на плечах. К тому же, другая не менее народная мудрость утверждает, что «иметь любовника можно, а богатого любовника — нужно».

Вот оказывается, в какой «многогранный любовный треугольник» оказался втянут Казанова. Совсем не в тот, о котором поначалу подумал он сам. Но и на этом сюрпризы для него не закончились. Его М.М. немного замялась, а потом начала довольно странный разговор, смысл которого Казанова сначала даже не понял.

— Дорогой друг, — сказала она, — я хочу взять с тебя слово чести, что ты доставишь мне удовольствие и исполнишь одну мою просьбу.

Казанова ответил ей:

— Что за труд может быть для меня в том, чтобы доставить тебе любое удовольствие, какое ты попросишь, если только это в моих силах и не противно чести моей — теперь, когда между нами нет более никаких тайн? Говори, моя дорогая, и рассчитывай на мою любовь, а значит, и на мою снисходительность во всем, что может доставить тебе удовольствие.

— Прекрасно! — продолжила М.М. — Я прошу тебя прийти на ужин в указанный мною дом. Но я приду туда не одна, а со своим другом.

— С тем самым?

— Да.

— А твой друг уже знает, кто я такой?

— Я полагала, что должна ему это сказать.

— Однако и ему самому не удастся сохранить инкогнито.

— Настанет время, и я тебе его представлю…

Произошедшее дальше поразило даже такого человека, как Казанова.

Во-первых, оказалось, что у М.М. теперь есть свой дом для свиданий, снятый соперником Казановы на острове Мурано.

Во-вторых, когда она назначила Казанове новое свидание в этом доме на Мурано, она предупредила его в письме, которое он должен был прочитать, лишь придя к себе домой, что обстановка на сей раз будет особенной. В каком смысле? А вот в каком: ее любовник будет присутствовать при их любовных утехах, спрятавшись в потайном кабинете.

«Ты не увидишь его, он увидит все», — написала М.М. По меньшей мере, удивленный, Казанова долго думал над подобным предложением, но все же согласился. Однако он не мог не задаться вопросом: если допустить, что подобное зрелище может доставить неизвестному любовнику удовольствие, как он, Казанова, поступит, если в разгар возбуждения этому человеку сильно потребуется его М.М.?


Продумав целый день, Казанова все же отправился в указанный ему дом на острове Мурано. Было около двух часов ночи, и он надеялся найти там свою М.М., однако он увидел там… К.К., одетую монахиней.

Сначала он не поверил своим глазам и застыл как вкопанный. К.К. явно была удивлена ничуть не меньше нашего героя. Она, остолбенев, не могла вымолвить ни слова. Право слово, нелепейшая ситуация! Рухнув в кресло, Казанова попытался прийти в себя и хоть как-то собраться с мыслями.

Позднее в своих «Мемуарах» Казанова написал:

«Это М.М. сыграла надо мной такую шутку, — сказал я себе, — но как она узнала, что я любовник К.К.? Она выдала мою тайну. Но, выдав меня, как смеет она явиться мне на глаза? Если М.М. меня любит, как она могла лишить себя удовольствия меня видеть и прислать ко мне свою соперницу? Это не может быть простой снисходительностью, ибо в сем чувстве не заходят столь далеко. Это знак острого и оскорбительного презрения».

Понять Казанову несложно. Он явился сюда ради М.М. Но и К.К., как мы помним, была ему отнюдь не безразлична. Более того, ее он любил, вернее, тоже любил, но в тот момент он собирался обладать совсем не ею.

Разум Казановы никак не мог примириться с подобным надругательством над своими собственными чувствами. А о сердце и говорить нечего — оно просто разрывалось на части.

К.К. стала уверять Казанову, что ни в чем не виновата, что она лишь следовала указаниям своей подруги. Той самой подруги, с которой она состояла в нежной связи. Кстати, эта подруга заверила ее, что она не застанет в доме никого. Но, увидев Казанову, она якобы догадалась о его связи со своей подругой. В общем, и в этом надо было отдавать себе отчет, они оба попались в ловушку и были одурачены М.М. Да, да, это она и только она ведет эту странную игру.

Казанова в ответ заявил, что видит во всем этом неслыханный, двусмысленный и даже неуместный поступок, если не сказать — кровное оскорбление, которое нельзя будет простить. Его самолюбию был нанесен жестокий удар, и напрасно юная К.К. защищала свою дорогую подругу, видя в ее поступке лишь «проявление великодушия и благородства, доказывавшего, что она не ревнует и хочет доставить удовольствие одновременно своему любовнику и любовнице, соединив их». Казанове все эти доводы показались чуждыми, не соответствующими действительности, и он понял, что очень сильно раздражен.

Так, разговаривая, они просидели у камина почти до самого рассвета. Потом Казанова поцеловал К.К., отдал ей ключ от дома, попросив передать его М.М., и удалился.


Через несколько дней, 4 февраля 1754 года, он вновь встретился с М.М. на Мурано.

Об этой встрече он рассказывает так:

«Я вновь предстал перед моим прекрасным ангелом. Она была в монашеском облачении. Взаимная любовь уравняла вину нашу, и в один и тот же миг бросились мы друг перед другом на колени. Оба мы дурно обошлись с нашей любовью… Прощение, что должны были мы испрашивать друг у друга, неизъяснимо было словами и излилось потоком даримых и возвращенных поцелуев, отдававшихся в сердцах наших, а те, исполненные любви, радовались, что не надобен им другой язык для изъявления желаний своих и восторга».

Далее последовали трогательные доказательства любви, завершившиеся визитом в потайной кабинет, во время которого М.М. ему призналась, что была здесь со своим любовником в ту ночь, когда прислала К.К. вместо себя.

Этот потайной кабинет выглядел следующим образом. В комнате стоял большой шкаф, в котором отодвигались доски задней стенки, а за ними открывалась дверь, через которую можно было войти в кабинет. В этом кабинете имелось все для того, чтобы человек мог незаметно провести там много часов подряд. В нем были и софа, и стол, и кресла, и секретер, и свечи — иными словами, в потайном кабинете было все, что могло «потребоваться любопытному сладострастнику, для которого главное удовольствие состояло в том, чтобы стать незримым свидетелем чужих наслаждений».

М.М. рассказала Казанове, что ее любовник был пленен увиденным и услышанным, что он преисполнился к Казанове дружеских чувств и вполне одобряет ее страсть к такому благородному человеку.

После этого она попросила Казанову отужинать втроем.

— Поужинав, ты уйдешь с ним? — спросил Казанова.

— Ты же понимаешь, что так надо, — ответила М.М.

Итак, предстоял ужин на троих. Хотя это не совсем так. К несчастью, это должен был быть ужин на двоих плюс один: с одной стороны — пара М.М. и ее любовник, а с другой — Казанова, третий лишний. Только не тот третий лишний, который мечется между двумя женщинами, а настоящий — то есть тот, о котором говорят, когда речь идет об отношениях между двумя людьми.

Нашему герою все это очень не нравилось, но уклониться было невозможно: он прослыл бы ревнивцем, а это был бы худший упрек для распутника, достойного имени Джакомо Казановы.


И вот настал день этой довольно странной встречи.

Казанова увидел усиленно, но довольно неуклюже замаскированного человека примерно лет сорока, выходившего из гондолы. Но длинный плащ и маска в данном случае были бесполезны: управлял гондолой лодочник, который, как Казанова точно знал, состоял на службе у французского посла. А посему сомнений быть не могло — любовником был не кто иной, как господин де Берни, в то время бывший послом Франции в Венеции.

На самом деле, это была весьма примечательная личность. Его звали Франсуа-Жоакен де Пьерр де Берни. Он родился 22 мая 1715 года и, следовательно, был на десять лет старше Казановы. Он был младшим сыном в очень родовитой, но небогатой семье. Как это было тогда принято, ему было уготовлено церковное поприще, он воспитывался у иезуитов в коллеже Людовика Великого, потом поступил в семинарию Святого Сульпиция.

Однако, даже блестяще закончив учебу и став аббатом, де Берни предпочел сделаться завсегдатаем парижских салонов. Ведя веселую салонную жизнь, он публиковал труды на различные темы и в 1744 году, в возрасте двадцать девяти лет, стал самым молодым французским академиком. Но удача улыбнулась ему по-настоящему, когда бывшая Жанна-Антуанетта Пуассон, ставшая сперва госпожой д’Этиоль, благодаря своему браку, а затем фавориткой короля, известной как мадам де Помпадур, пригласила его к себе на ужин и заявила, что хочет, чтобы он стал ей другом. В результате, опираясь на твердую поддержку маркизы де Помпадур, которой король ни в чем не мог отказать, де Берни получил (для начала) квартиру в Лувре и пост посла в Венеции. В сентябре 1752 года он покинул Париж.

Приехав в Венецию, де Берни хотел показать себя человеком строгим и недоступным для соблазнов. Он произвел благоприятное впечатление на венецианских аристократов, уже давно уставших от не совсем адекватных послов, прибывавших к ним из Франции.

В самом деле, все думали, что это будет очередной любитель галантных похождений, однако де Берни выглядел стойким к очарованию женщин.


Одни биографы господина де Берни считают, что весь эпизод с М.М. — это вымысел. Другие верят Казанове. Например, Стендаль в своих «Прогулках по Риму» пишет: «Мемуары Мармонтеля и Дюкло скажут вам, что было сутью кардинала де Берни, а воспоминания Казановы — чем он занимался в Италии. Кардинал де Берни ужинал с Казановой в Венеции и на курьезный манер соблазнил его своей метрессой».

Если эта встреча действительно имела место, то для Казановы она стала ловушкой. С одной стороны, он познакомился с очень влиятельным человеком, но, с другой, его явно использовали: де Берни обещал ему продвижение по социальной лестнице в Париже, вот только в обмен на что?

Позже, когда де Берни станет министром иностранных дел Франции, выяснится, что Казанова был нужен ему для выполнения секретных поручений, и наш герой согласится на это. Пока же ему было ясно лишь одно: хитрый француз вел какую-то игру через посредство М.М., державшей под контролем и его самого, и глупенькую К.К.


На назначенную встречу М.М. явилась с К.К., крайне удивившейся при виде Казановы в обществе иностранного посла. Казанова ободрил ее, хоть и скрепя сердце, ведь он смотрел на К.К. как на создание, которое должно было принадлежать лично ему. Естественно, он вовсе не горел желанием, чтобы де Берни в нее влюбился, но и показывать себя ревнивцем он тоже не хотел. В результате, Казанова начал действовать против самого себя, расхваливая послу К.К., бывшую в восторге от такой чести (она, возможно, также надеялась на кое-какое продвижение в обществе). Под конец ужина господин де Берни сказал:

— С этой минуты мы связаны самыми крепкими узами и станем близкими друзьями.

После этого они расстались.

Однако сюрпризы для Казановы на этом не закончились: на следующий ужин француз не явился.

Придя на свидание, он обнаружил, что в уже разобранной постели его ждет… обнаженная К.К.

— Моя подруга присоединится к нам чуть позже, — с улыбкой объяснила она своему опешившему любовнику.

И в самом деле, прошло несколько минут, и М.М. присоединилась к ним и вплелась в их объятия.

Сам Казанова потом написал:

«Опьяненные все трое сладострастием и самозабвением, отдавшись во власть нашему жару, мы не пощадили ничего, что природа дала нам видимого и ощутимого, вдоволь упиваясь всем, что видели, став все трое одного пола в тех трио, которые мы исполняли. За полчаса до рассвета мы расстались с истощенными силами, усталые, насытившиеся и униженные тем, что должны были это признать, хоть и без отвращения».

Хотя Казанова и получил огромное удовольствие от этой встречи, в глубине души он не одобрял эти буйства, явно подстроенные М.М. Он совершенно справедливо подозревал в этом какую-то ловушку. Более того, он был уверен, что отсутствие французского посла было предусмотрено. На самом деле, так оно и оказалось. Как утверждает биограф Казановы Филипп Соллерс, «будущий кардинал де Берни остался очень доволен просмотром порнофильма live, который показали ему персонально».


Потом были и другие встречи втроем и вчетвером. Они виделись каждую ночь, пировали и совместно предавались любовным играм. Господин де Берни знал, что вскоре ему предстоит вернуться в Париж, и старался успеть все, что можно, устраивая один праздник за другим.

Естественно, с К.К. после всего этого для Казановы было покончено. Он чувствовал, что больше не сможет ее любить и уж наверняка не вернется к мысли о женитьбе на ней. И он стал искать предлог, чтобы больше не возвращаться в домик на Мурано.

Все завершилось в последний день карнавала за очередным ужином вчетвером. Раздел был произведен раз и навсегда: де Берни забрал себе К.К., а Казанова сохранил М.М. Но К.К. оказалась запертой в монастыре, и де Берни ее потерял.


Так в чем же был тайный смысл всего происходившего? Ответ на этот вопрос не так уж и сложен. Вся эта театральная интрига завязалась с того момента, как у К.К. случился выкидыш в монастыре. М.М. об этом узнала, соблазнила девицу, вступила в энергичное соперничество с Казановой, а потом разожгла любопытство де Берни, выманивая у него все более и более ценные подарки. Наверное, она даже хотела забеременеть от него. Ну а глупенькая К.К.? Поняв, что Казанова для нее потерян, она стала мечтать занять престижное место при французском после.

А как же мужчины? Они что, оказались в дураках? В общем-то нет. И женщины тоже нет. Одно не подлежит сомнению: все четверо получали наслаждение, и немалое.

Дальше идти было некуда, и развязка наступила сама собой: де Берни ждали новые обязанности в Париже, и он должен был уехать. К.К., когда ее отец умер, забрали из монастыря и стали готовить к свадьбе с неким адвокатом. Она оставила М.М. письмо к Казанове, в котором говорила, что если ему снова угодно будет обещать ей жениться, то она станет ждать и твердо отказывать всякому претенденту на ее руку. Без всяких околичностей Казанова ответил ей, что не занимает никакого положения в обществе, а посему дает ей свободу и даже советует не отвергать возможного жениха, если, по ее мнению, он способен составить ее счастье. Несмотря на эту явную отставку, К.К. вышла замуж за Себастьяно Марсили лишь после бегства Казановы из тюрьмы Пьомби, когда уже никто не верил, что он сможет когда-нибудь возвратиться в Венецию.

Уезжая, де Берни предоставил Казанове право свободно распоряжаться своей холостяцкой квартирой на Мурано.

— Только делайте это осторожно, — посоветовал он. — О наших делах стало известно государственным инквизиторам, которые из политических соображений пока закрывают на это глаза.

Несмотря на настойчивые советы мудрого де Берни, Казанова и М.М. продолжили встречаться. Какая неосторожность!

Через некоторое время де Берни сообщил, что больше никогда не вернется в Венецию. Он велел продать все, что находилось в его жилище.

Для Казановы это была катастрофа. На мечтах о карьере в Венеции, а может быть, и в Париже, можно было ставить точку.

Сказать, что Казанова был расстроен, значит, ничего не сказать. Чуть не плача, всю ночь с 24 на 25 июля 1755 он бродил по Венеции, горюя об упущенных шансах и неиспользованных возможностях.

Глава двенадцатая

Побег из тюрьмы Пьомби

Это государственная тюрьма, из которой прежде никому еще не удавалось бежать; однако же я, с помощью Божией, по прошествии года и трех месяцев бежал оттуда.

Джакомо Казанова

Погуляв примерно полчаса в районе Эрберии и поразмышляв о превратностях жизни, Казанова вернулся к себе и с удивлением обнаружил, что дверь открыта, а замок сломан. По словам хозяйки, лично шеф венецианских жандармов Маттео Варутти с целой армией своих подчиненных ворвался в дом и перевернул все вверх дном, утверждая, что ищет контрабанду — чемодан, полный соли[1].

Ему якобы донесли, что накануне этот чемодан внесли сюда.

Хозяйка объяснила, что действительно накануне был выгружен с лодки какой-то чемодан, но в нем была одна лишь одежда. Шеф жандармов осмотрел предоставленный ему чемодан и, не сказав ни слова, удалился.

Возмущенный Казанова тут же побежал к господину Брагадину, чтобы рассказать ему о произошедшем, а тот, внимательно выслушав своего протеже, сказал:

— Чемодан с солью — всего лишь предлог. Приходили за тобой и искали тебя. Ангел-хранитель уберег тебя, теперь же спасайся. Мне довелось восемь месяцев быть государственным инквизитором, и я знаю, каким образом совершаются предписанные Трибуналом аресты. Поверь мне, сын мой, лучше будет, если ты немедленно отправишься в Фузину, а оттуда, на почтовых лошадях и без остановки, — во Флоренцию. Оставайся там, пока я не напишу тебе, что все обошлось и ты можешь вернуться. Бери мою четырехвесельную гондолу и срочно отправляйся.

Но гордый Казанова не послушал своего умудренного опытом покровителя. Он заявил, что не чувствует за собой вины, а посему никакой Трибунал ему не страшен. Говорить подобное — глупость, а проявлять гордыню в подобном вопросе — это все равно, что гордиться тем, что тебя обгадила птица высокого полета. Но, к сожалению, тогда Казанова этого еще не понимал.

Господин Брагадин, давно считавший его своим сыном, возразил:

— Государственные инквизиторы могут признать человека виновным даже в неизвестных ему самому преступлениях.

На это Казанова ответил:

— В их власти арестовать меня, но бояться мне нечего.

Он был уверен, что ни в чем не повинен, а если теперь сбежит, то этим постыдным поступком лишь убедит всех в своей виновности…


Как же он был наивен! 25 июля 1755 года его бросили в тюрьму Пьомби, и очень скоро он понял, что все обстоит очень серьезно и срок его заключения истечет очень не скоро. С этого момента Казанова не мог думать ни о чем, кроме побега.

Но это легко сказать — думать о побеге. Но вот как осуществить это на практике? Дело в том, что побеги из венецианской тюрьмы, в то время одной из самых надежных в мире, были величайшей редкостью. Практически это были исключительные случаи, число которых можно было сосчитать по пальцам одной руки. Самое же удивительное заключалось в том, что власти не проявляли особой строгости к беглецам, самое большее приговаривая их к дополнительному заключению на срок от одного до пяти лет при условии, что при побеге не было совершено иных преступлений.

Реальный план побега созрел у Казановы лишь через несколько месяцев. План этот заключался в следующем: надо было пробить пол своей камеры, чтобы попасть в Зал инквизиторов. Но как пробить? Тут, как это обычно бывает, помог случай. В январе 1756 года Казанова нашел длинный засов, забытый кем-то на полу. Это была довольно тяжелая железяка, которую он обточил о камень и превратил в отличный инструмент, отдаленно напоминавший саблю. С середины февраля он начал пробивать этой железякой пол. В последних числах августа дыра была готова, и долгожданный побег был намечен на 27-е число. Однако 25-го тюремщик Лоренцо Басадонна вдруг сообщил Казанове «замечательную» новость: его переводят в более удобную камеру, новую и светлую, где можно будет даже стоять во весь рост. Вот так новость! Да что там новость — настоящая катастрофа! С таким трудом подготовленный побег был сорван.


Единственным утешением было то, что ему удалось сохранить его «саблю». И пусть новая камера была намного лучше первой, Казанова не мог не понимать, что она может стать для него промежуточным этапом падения в мрачные «колодцы» Дворца дожей, как только будет обнаружена дыра, проделанная им в полу. К счастью, ловкий шантаж спас Казанову: он пригрозил тюремщику, что донесет на него как на своего сообщника, и тот предпочел промолчать. Но Казанова не отказался от побега, и вскоре им был разработан новый план. На сей раз он попытается бежать через крышу.

В новой камере Казанове удалось установить контакт с неким Марино Бальби, занимавшим соседнюю темницу и попавшим в тюрьму не столько за то, что породил трех внебрачных детей от трех девственниц, сколько потому, что имел наглость их окрестить.

Другим товарищем по несчастью оказался граф Андреа Асквини. Это был семидесятилетний старец, и с ним Казанова обсудил свой новый план побега. Однако граф с важностью, приличествующей его годам, стал уверять, что самое разумное — это остаться в камере и ждать освобождения. Его доводы были просты и, на первый взгляд, очевидны.

— Скажите, с какой стороны вы станете спускаться? — спросил он. — Со стороны площади нельзя — вас заметят. Со стороны базилики Сан-Марко нельзя — вы окажетесь заперты. Со стороны дворцового двора тоже нельзя — гвардейцы беспрестанно совершают там обход. Значит, спуститься можно только со стороны канала. Но у вас нет ни гондолы, ни лодки, которая бы вас поджидала, значит, вам придется броситься в воду и плыть до монастыря Сант-Аполлония. Доберетесь вы туда в плачевном виде и не будете знать, куда податься дальше. Не забудьте также, что на свинцовых плитах крыши скользко, а если вы упадете в канал, то непременно погибнете, даже если и умеете плавать, ведь высота дворца столь велика, а канал столь неглубок. В лучшем случае, вы переломаете себе руки или ноги.

Очевидно, что формально граф Асквини был совершенно прав, но Казанова был не тем человеком, который прислушивается к чьим-то мнениям.

За ним следили, но он сумел убедить отца Бальби помочь ему проделать дыру в потолке, а потом бежать вместе с ним.


Оставалось назначить время побега. После недолгих споров была выбрана ночь на 31 октября, потому что к этому времени инквизиторы обычно уезжали в свои поместья на материке, чтобы встретить там праздник Всех Святых, а тюремщики, пользуясь их отсутствием, основательно напивались.

31 октября 1756 года отец Бальби помог пробить потолок камеры Казановы, позволив ему таким образом подняться на чердак Дворца дожей. Там они проделали отверстие и в крыше: старые доски быстро поддались, а потом они сдвинули свинцовые листы. Была поздняя ночь. К тому же густой туман прикрывал их бегство. Сообщники вылезли на крышу.

Казанова потом описывал это так:

«Одолев пятнадцать или шестнадцать плит, оказался я на гребне крыши и, раздвинув ноги, уселся удобно на коньке. Монах тоже уселся позади меня. За спиной у нас находился островок Сан-Джорджо, а напротив, в двухстах шагах — множество куполов собора Святого Марка, что входит в состав Дворца дожей».

С крыши по веревке, сделанной из располосованных матрасов, беглецы спустились в помещение архива Дворца дожей. Оттуда они легко попали на лестницу Гигантов, ведшую от апартаментов дожа к выходу из дворца.


Выбравшись из тюрьмы, Казанова и его спутник быстро сбежали по лестнице Гигантов, украшенной монументальными статуями Марса и Нептуна. Отец Бальби, задыхаясь от быстрого движения, все время испуганно шептал:

— К церкви, нам надо к церкви…

Однако Казанова объяснил ему, что церкви в Венеции не дают убежища преступникам.

Но отец Бальби продолжал упрямо твердить свое, и тогда Казанова не выдержал и крикнул:

— Почему бы вам не пойти туда одному, если вы считаете это место таким безопасным?

Испугавшись, что Казанова его бросит, отец Бальби виновато улыбнулся и пробормотал:

— Я не так жесток, чтобы сейчас бросить вас одного.

В результате беглецы побежали прямо к Портаделла-Карта, то есть к большим воротам, служившим выходом из дворца.

Далее им повезло. Никого не увидев и сами никем не замеченные, они пересекли Пьяццетту с ее двумя колоннами из красного мрамора, на одной из которых испокон веков стоял бронзовый крылатый лев, символ Святого Марка, запрыгнули в первую попавшуюся гондолу и приказали немедленно отплывать. Гладко выбритый гондольер, не задавая лишних вопросов (за деньги любой из них и сейчас готов плыть хоть в Англию), помчал клиентов по каналу Джудекка в сторону Фузины — континентального пригорода Венеции.

Фузина находится на западе от канала Джудекка, примерно в шести километрах от площади Сан-Марко.

— На месте мы будем через три четверти часа! — крикнул гондольер. — Вода и ветер помогают нам!

Описать чувства Казановы в этот момент лучше, чем он сам, не сможет, наверное, никто:

«Я оглянулся назад, на прекрасный канал и, не заметив на нем ни единой лодки, восхитился замечательнейшим из дней, какой только можно пожелать, первыми лучами дивного солнца, что поднималось из-за горизонта… А еще я подумал о том, какую провел страшную ночь, и о том, где находился накануне, и душа моя преисполнилась любви и вознеслась к милосердному Богу. Я был настолько потрясен силой своей благодарности и умиления, что внезапно сердце мое, задыхаясь от избытка счастья, нашло себе путь к облегчению в обильных слезах. Я рыдал, я плакал, как дитя».

Вскоре беглецы были в Фузине, а оттуда легко добрались до Местре. На почтовой станции лошадей не оказалось, однако в трактире делла Кампана не было недостатка в извозчиках. Казанова быстро договорился с одним из них, дал ему столько, сколько тот запросил, и велел через час быть в Тревизо, городе, находившемся в двадцати километрах к северу от Местре.

Так в тридцать один год Джакомо Казанова снова стал свободным человеком, но уже со скандально-привлекательной репутацией политического эмигранта. Он просидел в тюрьме с 25 июля 1755 года по 1 ноября 1756 года. Больше пятнадцати месяцев в настоящем аду! И побег его был равносилен чуду. А ведь ничто не поражает людей так, как чудо, — разве только наивность, с которой его принимают на веру. В любом случае, о побеге Казановы тут же пошли разговоры, стали множиться слухи, а они, как известно, летят со скоростью света, и, в конечном итоге, побег этот наделал много шума не только в Венеции, но и во всей Европе, принеся Казанове самую широкую известность.

Глава тринадцатая

Три года в Париже

В Париже дела мои пошли столь хорошо, что я в два года разбогател и стал обладателем целого миллиона, и все же разорился опять.

Джакомо Казанова

В начале января 1757 года Казанова вновь прибыл в Париж, в котором в свое время он провел два года, исключительно наслаждаясь жизнью. На этот раз, и Казанова это прекрасно понимал, чтобы преуспеть, нужно было кланяться всем, кому улыбнулась слепая Фортуна. Нужно было избегать все «плохие компании» и отказаться от старых привычек, которые могли характеризовать его как несолидного человека. Нужно было поставить на кон все свои дарования и свести знакомство с влиятельными людьми. Для этого нужно было быть хорошо одетым и найти себе приличное жилье, а для этого требовалась известная сумма, которой у Казановы не было. Впрочем, не было у него ни порядочного костюма, ни рубашек, ни чистого белья.

Но с чего-то надо было начинать, и Казанова начал с того, что разыскал в Париже своего друга Антонио-Стефано Баллетти и расположился у него на улице Пти-Лион-Сен-Совёр.

Все семейство Баллетти приняло его с распростертыми объятиями. Казанова расцеловал Сильвию, а потом со смесью удивления и восхищения уставился на ее дочь Манон, которую в последний раз видел совсем ребенком и которая была теперь красивым молодым созданием семнадцати лет, полным парижского шарма и грации. Воспитанная как девушка из знатной семьи в монастыре урсулинок в Сен-Дени, она теперь была начитанной, но при этом еще и восхитительно танцевала, пела, а также владела несколькими музыкальными инструментами.

Заняв денег у Антонио-Стефано Баллетти, Казанова снял себе жилье неподалеку от него, обустроился и принялся разыскивать Франсуа де Берни.


Надо сказать, что судьба этого человека, с которым Казанова познакомился в Венеции, сложилась самым удивительным образом.

В 1756 году он провел переговоры и заключил договор с Австрией, направленный против Пруссии, а потом, в январе 1757 года, его назначили в Вену посланником для того, чтобы официально скрепить этот договор подписью.

Потом, когда все благополучно завершилось, он возвратился в Париж и 28 июня 1757 года был сделан министром иностранных дел Франции. Чуть позже двум таким мощным католическим державам, как Франция и Австрия, уже нетрудно было получить для де Берни в Ватикане кардинальское назначение.

Помимо этого, де Берни был назначен еще и командором ордена Святого Духа, а также получил титул графа, который ему лично пожаловал король с целью решить все материальные проблемы новоявленного кардинала. С этой же целью король назначил бывшему аббату пенсион из собственной казны, прибавив к этому еще несколько аббатств со всем их имуществом и доходами.

Позднее, уже поднявшись так высоко, Франсуа де Берни вдруг сочтет, что союз с Австрией представляет собой дело достаточно сомнительное и разорительное для Франции. Поняв это, он начнет вести переговоры с врагами своей страны, подразумевая в глубине души, что для заключения мира можно будет пойти даже на нарушение союза с Австрией.

Узнав об этом, маркиза де Помпадур перестанет считать де Берни своим союзником и начнет рассматривать его как человека, которого неплохо было бы сбросить с той высоты величия, на которую она сама же его и вознесла.

В конечном итоге, она найдет нового фаворита — графа Этьенна-Франсуа де Стенвилля. Кардинал де Берни, будучи человеком весьма дальновидным, поймет, что у него нет никакой возможности бороться против влиятельной маркизы де Помпадур, и подаст прошение об увольнении по собственному желанию. Прошение об отставке будет принято, а граф де Стенвилль, став герцогом де Шуазелем, 3 декабря 1758 года займет его место.


Но все это, понятное дело, будет позднее. Пока же было лето 1757 года, и Франсуа де Берни стал одним из самых влиятельных людей Франции. Узнав об этом, Казанова незамедлительно отправился в Бурбонский дворец. Он заранее знал, что привратник не пропустит его, сказав, что господин министр очень занят, а посему прихватил с собой короткое письмо, которое оставил внизу. В нем он извещал о своем приезде и называл свой адрес. Впрочем, большего он сделать и не мог.

Теперь Казанове оставалось лишь надеяться на то, что взлетевший так высоко де Берни не забыл о его существовании. Как ни странно, ответ доставили очень скоро. Господин де Берни писал, что будет свободен в два часа пополудни и готов его принять.

В назначенное время Казанова был на месте. Франсуа де Берни принял его весьма любезно, дал денег и показал письмо из Венеции от М.М. с подробностями об аресте, заключении и побеге Казановы. При этом он сказал, что рад видеть «героя» и сразу догадался, что тот направится в Париж и именно ему нанесет первый визит.

Через несколько дней де Берни вновь вызвал Казанову к себе. Оказалось, что он уже пересказал историю его побега маркизе де Помпадур, она же заявила, что помнит его и теперь хочет с ним побеседовать. Заодно де Берни планировал познакомить Казанову с графом де Стенвиллем (будущим герцогом де Шуазелем), любимцем мадам де Помпадур, и с Жаном-Батистом де Булонем, генеральным контролером финансов, с помощью которых, при условии проявления некоторой сообразительности, тот сумеет кое-чего добиться.

— Граф де Стенвилль — очень влиятельный человек, — многозначительно сказал де Берни, — и вы увидите, что здесь кого слушают, того и жалуют. Постарайтесь изобрести что-нибудь полезное для государственной казны, только не слишком сложное и реально исполнимое.

Как выяснилось, де Берни, чтобы обеспечить Казанове благосклонный прием, представил его опытным финансистом. В противном случае он якобы не был бы принят в высшем свете. Казанова выразил свою признательность, но при этом был весьма озадачен, ведь о государственных финансах он не имел ни малейшего представления. Сколько он ни ломал себе голову, придумать ничего не удалось.

Настало время аудиенции, а Казанову так и не осенило. Впрочем, разговор сначала пошел о его «знаменитом побеге».

— Расскажите, как вам удалось бежать, — предложил граф де Стенвилль.

— На это понадобится два часа, — сказал Казанова и учтиво поклонился. — А Ваше Превосходительство, как мне кажется, не располагает таким временем.

— Тогда расскажите коротко.

— Но два часа понадобится, если все сократить.

— Подробности расскажете в другой раз.

— Без подробностей любая история теряет всякий интерес.

— Отнюдь нет. Укоротить можно что угодно и как угодно.

— Отлично. Тогда слушайте: инквизиторы посадили меня в Пьомби, через год с небольшим я продырявил крышу, выбрался на площадь, сел в гондолу, прибыл в Париж и теперь имею честь засвидетельствовать вам свое почтение.

— Но… что такое Пьомби?

— На объяснения нужно четверть часа.

— Как вы сумели продырявить крышу?

— На это — полчаса.

— Ваша правда — весь смысл в подробностях, — заявил граф де Стенвилль. — Однако мне пора ехать в Версаль. Буду рад при случае еще раз увидеть вас. Подумайте, чем я могу быть вам полезен.

Потом наступила очередь господина де Булоня. Тот заметил, что наслышан о финансовых познаниях Казановы и ждет от него устных или письменных предложений по пополнению государственной казны. После этого он познакомил Казанову с Жозефом Пари-Дюверне.


Братья Пари, а их было четверо, в те времена считались весьма влиятельными людьми. Старший брат, Антуан Пари, служил государственным советником по финансовым вопросам и главным сборщиком податей в Гренобле; другой брат, Клод Пари, — военным казначеем и секретарем короля; третий брат, Жан Пари, более известный как Пари де Монмартель, — советником короля и хранителем королевской казны. Он, кстати сказать, был крестным отцом девочки, которая потом стала маркизой де Помпадур. А ее крестной матерью согласилась стать дочь четвертого из братьев, Жозефа Пари-Дюверне, тоже государственного советника, а также хранителя казны королевы и генерального управляющего по продовольственному снабжению.

Контролируя государственные финансы и продовольственные поставки для армии, братья Пари пользовались практически неограниченной властью. Перед ними трепетали полководцы и политики, и даже сам король иногда занимал у них крупные суммы денег. Они слыли знатоками искусства, были известными во Франции меценатами и коллекционерами. Братья практически ни перед кем не отчитывались, а к официальным министерским постам не стремились. Их и так все вполне устраивало, ведь ни одна сколько-нибудь значительная финансовая операция без них все равно не обходилась.


А еще Жозеф Пари-Дюверне был первым интендантом знаменитой Ecole Militaire (Военной школы), основанной по инициативе маркизы де Помпадур в 1751 году, в которой воспитывались для армии пятьсот юных аристократов. К сожалению, столь полезное для государства предприятие давало больше расходов, чем прибыли, и сейчас господину Пари-Дюверне срочно были нужны двадцать миллионов.

— И их следует изыскать, не прикасаясь к и без того скудной королевской казне, — с важным видом подчеркнул господин де Булонь.

— Один Господь Бог может творить из ничего, — попытался возразить Казанова.

— И все же?

Казанова понял, что ему не отвертеться, и от отчаяния вдруг заявил, что в голове у него есть одна идейка, которая может принести казне как минимум сто миллионов.

Когда Казанова ляпнул про сто миллионов, он даже сам испугался своей наглости, но, как говорится, слово не воробей и отступать уже было невозможно.

— А во что эта ваша идейка станет королю? — заинтересованно спросил господин Пари-Дюверне.

— Ну-у-у…

Казанова не знал, что сказать, а посему попытался потянуть время, однако господин Пари-Дюверне повторил свой вопрос.

— Ну-у-у… Видите ли… Да практически…

— Стало быть, вы хотите сказать, что эти средства народ доставит сам?

— Да… Но, как бы вам объяснить…

Казанова совершенно не представлял, о чем будет говорить дальше, но его спас сам господин Пари-Дюверне. Он вдруг хлопнул в ладоши, расплылся в улыбке и радостно воскликнул:

— О, хитрец, я знаю, что вы задумали!

Казанова ничего пока не понял, но на всякий случай придал лицу самое глубокомысленное выражение, на какое он был способен:

— Я в восхищении, сударь, от вашей проницательности, но я ведь мыслями своими пока ни с кем не делился…

— Приходите ко мне на обед, и я покажу вам проект. Он красив, и мы с вами обсудим его детали. Вы придете?

— Почту за честь.

Сам Жозеф Пари-Дюверне пригласил его к себе на обед! Это было лихо, но о том, какие детали ему придется обсуждать, Казанова не имел ни малейшего представления.

Когда господин Пари-Дюверне удалился, Жан-Батист де Булонь, генеральный контролер финансов, начал хвалить его великое рвение и честность. Он был братом знаменитого Жана Пари де Монмартеля, а того молва втайне считала отцом самой мадам де Помпадур. Правда это или нет, неизвестно, но ее крестным отцом он был точно, а посему отобедать с братом такого человека — это была настоящая причуда Фортуны.

Когда аудиенция закончилась, Казанова пошел прогуляться в Тюильри, чтобы обдумать свое положение. Ему надо было найти двадцать миллионов, а он похвастался, что может сотворить им сто, сам не зная как, и вдруг искушенный в подобных делах человек пригласил его на обед, чтобы убедить, что его «план» ему известен. Бред какой-то…


Когда Казанова пришел к господину Пари-Дюверне, тот представил ему нескольких своих советников. За столом шел весьма оживленный разговор, но Казанова весь вечер многозначительно молчал. Если честно, он не понимал и половины того, о чем говорилось.

После десерта господин Пари-Дюверне провел Казанову в соседнюю комнату, протянул ему какую-то папку и с гордостью сказал:

— Господин Казанова, это и есть ваш проект!

На папке было написано: «Лотерея в девяносто номеров, из которых при ежемесячных тиражах выигрывают не более пяти».

Казанова решил не возражать и, важно кивнув головой, сказал:

— Да, это, похоже, как раз и есть то, что я имел в виду.

Конечно, еще за секунду до этого он ни о чем подобном и не помышлял, но делать было нечего. Как говорится, взялся за гуж…

— Этот проект, — продолжил господин Пари-Дюверне, — нам представил господин Раньери Кальцабиджи из Ливорно, и он перед вами.

— Очень рад, — поклонился Казанова, — но могу ли я узнать, по какой причине проект был отвергнут?

— Против него было выдвинуто множество весьма серьезных доводов, и ясных возражений на них…

— Господа, — воскликнул Казанова, — есть только один серьезный довод на свете — это мнение Его Величества!

Казанова понял, о чем идет речь. Он перехватил инициативу, и теперь его было не остановить.

— Успех лотереи обеспечен! — кричал он, расхаживая по комнате и размахивая руками. — Пять из девяноста! Перед всеми математиками Европы, да что там Европы — всего мира, я вам докажу, что единственно воля Господня может помешать королю получить на этой лотерее верный выигрыш!

— И вы готовы выступить перед Государственным советом?

— С удовольствием.

— И ответить на все возражения?

— На все до единого…

Казанову несло все дальше и дальше. Теперь он чувствовал себя в своей тарелке и вел дискуссию с наглостью профессионального игрока, оказавшегося в компании жалких новичков. Да, он полностью включился в игру и, в конце концов, убедил всех, зарядив своей кипучей энергией даже тех, кто поначалу был категорически против.


Очень скоро господин де Булонь заверил Казанову, что специальный декрет о лотерее должен вскоре появиться, и пообещал выпросить для него большие финансовые поблажки.

А еще через пару дней господин де Берни представил Казанову маркизе де Помпадур и государственному министру принцу Шарлю де Субизу.

Маркиза вспомнила, что уже была знакома с Казановой и, улыбнувшись, сказала, что с большим интересом прочитала историю его побега из тюрьмы. Потом она спросила:

— Надеюсь, теперь вы решите обосноваться у нас?

— Я могу только мечтать о таком счастье, — галантно поклонился Казанова, — но мне нужно покровительство. В вашей стране, я знаю, его оказывают только людям даровитым, и это приводит меня в уныние.

— Думаю, тревожиться вам не о чем, — заверила его первая женщина Франции. — У вас есть добрые друзья. Я и сама буду рада при случае оказаться вам полезной.


Дома Казанова нашел письмо от господина Пари-Дюверне, в котором его приглашали на следующий день в одиннадцать часов прийти в Военную школу. А еще господин Кальцабиджи прислал большой лист с полными расчетами по лотерее.

Полное имя этого Кальцабиджи было Рантери-Симоне-Франческо-Мария. Он был тосканцем и родился в 1714 году. Несколько лет он работал либреттистом в Неаполе, а в 1750 году приехал в Париж (позднее он станет соавтором знаменитого композитора Глюка, вместе с которым они создадут несколько великолепных опер).

Подробные расчеты Кальцабиджи стали для Казановы очень своевременным подспорьем в его авантюре: он пошел в Военную школу, уже вооруженный цифрами. Когда там началась конференция, председательствовать попросили самого Жана д’Аламбера, великого французского математика, одного из авторов знаменитой «Энциклопедии».

Конференция продолжалась три часа, из которых почти час говорил Казанова. Все остальное время он с легкостью опровергал любые возражения, которых оказалось немало. Восемь дней спустя появился декрет, учреждавший лотерею.

Казанове дали шесть лотерейных бюро с годовым содержанием в четыре тысячи ливров, которые выделялись из дохода лотереи. Казанова тотчас же продал пять бюро по две тысячи ливров.

Назначили день первого тиража и объявили, что выигрыш будет выплачен через восемь дней. Естественно, Казанова хотел привлечь людей в свое роскошно обставленное бюро на улице Сен-Дени, и он объявил, что все выигрышные билеты, подписанные его рукой, будут оплачены у него через двадцать четыре часа после тиража. Эффект не заставил себя ждать: все стали ломиться в его бюро, пренебрегая другими. Это дало ему массу клиентов и умножило его доходы (он получал шесть процентов с выручки). Таким образом, его первый заработок составил сорок тысяч ливров.

Общий же сбор от лотереи равнялся двум миллионам, из которых доход составил шестьсот тысяч. После этого слава Казановы в Париже начала множиться.

Страсти вокруг первой лотереи разгорались, и Казанова с Кальцабиджи решили, что второй тираж даст двойной сбор. Так оно и произошло.

Казанова носил лотерейные билеты в карманах, а так как он был вхож «в лучшие дома», он мог распространять их среди самых богатых людей. В результате, как Казанова сам рассказывает, он «возвращался домой с карманами, полными золота». Другие же получатели доходов с лотереи не входили в высшее общество и не ездили в богатых каретах, а посему равных с Казановой возможностей не имели.

Второй тираж принес Казанове шестьдесят тысяч ливров.


С 15 сентября 1758 года и в течение всего 1759 года многочисленные документы характеризуют Казанову как «директора бюро лотереи королевской Военной школы».

Казанова потом честно написал: «В Париже всегда встречали, встречают и теперь по одежке, и нет на свете другого места, где было бы так просто морочить людей».

Как говорится, дело было в шляпе. Получая свои шесть процентов с доходов, Казанова, не имевший еще вчера ни гроша в кармане, стал обогащаться с головокружительной быстротой.

При этом финансовое состояние Военной школы, ради которой, собственно, и была затеяна лотерея, продолжало оставаться в ужасающем состоянии.

Братья Кальцабиджи, прекрасно знакомые с принципом лотерей, уже давно практиковавшихся в Генуе, Риме, Неаполе и Венеции, также неплохо зарабатывали.

Биограф Казановы Шарль Самаран описывает лотерею так:

«В „колесо Фортуны“ помещали девяносто шаров одинакового размера и цвета, в каждом из которых был номер. В день публичного тиража, в присутствии членов Совета Военной школы, номера, прежде чем поместить их в шары, последовательно предъявляли присутствующим — полезная предосторожность, чтобы избегнуть обвинений в плутовстве со стороны неудачливых игроков. Затем шары перемешивали и, по обычаю, какому-нибудь ребенку поручали сыграть роль Его Величества Случая. Публика была вольна ставить на каждый из девяноста номеров либо 12, либо 24, либо 36 су, всегда увеличивая на двенадцать. Можно было также сделать ставку тремя различными способами: на один номер, на два, на три. Игроки, у которых совпадал один, два, три, четыре или пять номеров, получали лоты, пропорциональные уровню совпадения и сумме ставок. Билеты выдавались на один номер, и там сумма доходила до шести тысяч ливров, на два номера — по 300 ливров, на три номера — по 150 ливров. За один номер выплачивали ставку в 15-кратном размере, за два связанных номера — в 270-кратном, за три связанных номера — в 2500-кратном. Разумеется, каждый мог попытать счастья, сделав ставку на один, два или три номера в совокупности на шесть, семь, восемь или девять номеров: риск возрастал соответственно, но и шансы тоже».

Не очень понятно, но факт остается фактом: поначалу все шло прекрасно и лотерея приобрела огромную популярность, однако очень скоро дела стали идти хуже. Братья Кальцабиджи считали себя обделенными и требовали все большего вознаграждения. Более того, вскоре стало известно, что младший из братьев прибегал к услугам игроков и шулеров. А старший брат заболел и на время перестал интересоваться делами лотереи.

В глазах Совета Военной школы это были недопустимые проступки, и братьев Кальцабиджи отстранили от дел 11 июня 1759 года.

Безусловно, братья были главными идеологами лотереи, и Казанова, без сомнения, очень хотел занять их место. Для этого он приписывал себе роль, которой на самом деле у него не было. Когда же дела пошли плохо, он постарался все свалить на них, и это ему удалось.


Казанова пробыл в Париже совсем немного времени, как к нему приехал его брат Франческо, который четыре года копировал в знаменитой галерее Дрездена батальные полотна великих голландцев.

На этот раз Франческо имел в Париже потрясающий успех. Сам Дени Дидро написал о нем: «Воистину, у этого человека много огня, много отваги, великолепный цвет… Этот Казанова — великий художник!»

Королевская академия, отклонившая его совсем недавно, теперь купила одно из его батальных полотен и приняла его в свои члены. Это была настоящая слава, и за последующие годы Франческо Казанова заработал миллионы.

Джакомо побывал с братом у всех своих парижских друзей и покровителей. Но Франческо внезапно влюбился в Камиллу, дочь комедианта Панталоне (Карло Веронезе). И он с готовностью женился бы на ней, если бы красавица была ему верна. Тогда ей назло он женился на Мари-Жанне Жоливе, балерине из Итальянской комедии.

Брак этот окажется несчастливым. Через два года после ее смерти, в 1775 году, «любимый художник короля» женится на Жанне-Катерине Делашо, двадцатишестилетней женщине «с двумя детьми и очень большим приданным от графа де Монбари, ее любовника в течение восьми лет». Но и этот брак окажется несчастливым.

К этому времени Франческо уже будет иметь международный успех. В 1767 году он произведет сенсацию в Лондоне своим «Ганнибалом в Альпах». Потом императрица Екатерина II закажет ему картину о победе русских над турками для своего дворца в Санкт-Петербурге.

В 1783 году Франческо поселится в Вене, где найдет покровителя в лице Венцеля-Антона фон Кауница, известного австрийского дипломата и политического деятеля. Умрет Франческо Казанова в своем поместье в Мёдлинге 8 июля 1803 года.


Но вернемся к нашему Казанове. Как-то раз один из приятелей привел его к одной весьма привлекательной даме, которая звалась Анжеликой Ламбертини и всем рассказывала, что она «вдова племянника папы».

Впрочем, Казанова быстро выяснил, что никакая она не вдова, и к папе не имеет ни малейшего отношения. Она была прекрасно известна полиции и обладала привлекательностью опытной авантюристки для крупных вельмож с туго набитыми кошельками.

Они благополучно поужинали. После ужина пришла толстая Мария-Арманда Пари де Монмартель (урожденная де Бетюн), супруга Жана Пари де Монмартеля, хранителя королевской казны и крестного отца маркизы де Помпадур. Вместе с ней пришла ее цветущая семнадцатилетняя племянница Тереза.

Пока остальные играли в карты, Казанова с девушкой уселся в углу зала у камина и принялся, пламенно целуя ей руки, рассказывать всякие истории, от которых малышка покраснела и заявила, что чувствует к нему отвращение.

Однако через несколько дней Казанова получил от нее следующее письмо:

«Моя тетушка набожна, любит игру в карты, богата и несправедлива. Так как я не хочу носить покров монахини, она обещала меня богатому купцу из Дюнкерка, которого вы не знаете. Если вы не презираете меня за то, что случилось между нами, я предлагаю вам свое сердце и руку и семьдесят пять тысяч франков, вместе с такой же суммой после смерти тети. Отвечайте мне в воскресенье через мадам Ламбертини. У вас будет четыре дня на раздумье. Что касается меня, не знаю, люблю ли я вас; знаю, однако, что по собственной воле предпочитаю вас другому мужчине. Если мое предложение вам не нравится, я прошу вас избегать тех мест, где мы можем встретиться. Вы должны понять, что я могу стать счастливой, либо забыв вас, либо став вашей супругой. Будьте счастливы. Я уверена, что увижу вас в воскресенье».

Письмо девушки взволновало Казанову. Он пожалел, что почти соблазнил ее, и подумал, что станет причиной смерти, отвергнув ее. И обещанное приданое тоже было видным. Но он вздрагивал от одной мысли о браке.

А потом была еще одна встреча с графиней де Монмартель и Терезой у мадам Ламбертини. При виде Казановы девушка опять покраснела. Она была так хороша, что Казанова отбросил свои колебания.

Графиня тем временем рассказала, что купец из Дюнкерка приедет в самое ближайшее время.

Когда все опять сели играть в карты, Казанова устроился с Терезой у камина и сказал, что она непременно будет его женой, но вначале ему надо обставить дом, а посему она должна спокойно дать отставку своему купцу, а потом он избавит ее от несчастья.

28 марта 1757 года они опять встретились.

Казанова был голоден, и она накрыла маленький столик на двоих с рокфором, ветчиной и двумя бокалами Шамбертена, одного из замечательнейших красных вин Бургундии. Через два с половиной часа Казанова попросил у Терезы одеяло, чтобы заснуть на канапе, но вначале он выразил женание посмотреть ее постель. Она показала ему свою комнату, а он сказал, что ее постель чересчур мала. Чтобы показать, как ей уютно в ней, наивная Тереза прилегла. Для Казановы это был сигнал к атаке…

— Мой друг, — прошептала она, — я не могу защищаться, но ведь потом вы не будете меня любить.

— Буду! Всю свою жизнь! — пообещал он и поцеловал ее в губы.

А потом он стал говорить, что сходит с ума от любви. В это время его глаза искали ее глаза, а руки стремились к ней.

— Я люблю тебя… Дорогая, как я тебя люблю…

В самом деле, просто до безумия, каждой частицей тела и души, он хотел ее.

— Тереза, любимая, — ласково прошептал он, но вдруг оторвался от нее и заглянул ей в глаза. — Я хочу, чтобы ты сказала мне одну вещь, только честно. У тебя уже был мужчина?

Она медленно покачала головой и улыбнулась.

— Не было. Но это не имеет никакого значения.

— Ты не боишься? А вот я боюсь.

Она подняла на него широко раскрытые зеленые глаза.

— Почему?

— Потому что не хочу причинить тебе боль.

— Этого не будет…

Он кивнул и начал медленно ее раздевать. Снимая с нее одежду, он ласкал ее тело, потом, видя, что она уже содрогается от желания, он крепко обнял ее и быстро овладел ею, чувствуя, как она трепещет в его объятиях, впившись ногтями в его спину.

— Я люблю тебя, дорогая моя Тереза… Как же я люблю тебя…

Она попыталась улыбнуться, но по щекам у нее полились слезы.


На следующий день, едва Казанова лег в постель, как появилась его возлюбленная. Эта ночь получилась лучше первой, так как удовольствие уже не смешивалось с невинностью неопытной девушки.

Через несколько дней Казанова вновь был приглашен на обед к графине де Монмартель, и там он увидел того самого купца из Дюнкерка. Его ввел банкир Корнеман, и он оказался красивым, элегантным мужчиной примерно сорока лет. После еды графиня с двумя мужчинами закрылась у себя в комнате для переговоров.

Когда вечером Казанова лег в постель, пришла Тереза.

— Я разденусь, — сказала она, — как только мы поговорим. Скажи мне прямо, я должна соглашаться на этот брак?

— А как он тебе?

— Скажем так, он мне не противен.

— Тогда выходи за него.

— Вот как? Ладно же, этого достаточно. Прощай. В это мгновение кончается наша любовь. Спи, а я пойду спать к себе.

— Ну, хоть один поцелуй, — попробовал настоять на своем Казанова.

— Нет.

— Ты плачешь?

— Нет. Бога ради, дай мне уйти.

— Сердце мое, ты будешь плакать у себя. Я в отчаянии. Останься. Я женюсь на тебе.

— Нет, теперь я уже не согласна.

С этими словами она вырвалась из его рук и убежала, оставив Казанову сгорать со стыда. Всю ночь он не смог сомкнуть глаз. Он был сам себе отвратителен, не зная, чем провинился больше — тем, что соблазнил девушку, или тем, что оставил ее другому.

На следующий день Тереза не сказала ему ни слова, не удостоила ни единым взглядом. После ужина графиня де Монмартель с племянницей и купцом вновь уединились, а через час графиня вошла к Казанове и весело объявила, что их всех можно поздравить: через восемь дней, уже после свадьбы, Тереза уедет с мужем в Дюнкерк, а завтра будет подписан брачный контракт.

Казанова чуть не свалился прямо на месте. Он вдруг понял, что испытывает адские муки ревности. Ему непременно захотелось помешать этой свадьбе или умереть. Он взял перо и написал Терезе пламенное письмо. Через час он получил ее ответ:

«Поздно, милый друг. Вы решили мою судьбу. Я не могу отступить… Наша любовь слишком рано познала счастье. Она останется только в нашей памяти. Я умоляю вас не писать мне больше».

Много лет спустя Казанова напишет в своих «Мемуарах»:

«Я испил чашу до дна. Решительный отказ и жестокое повеление не писать более привели меня в бешенство. Я решил, будто изменница влюбилась в купца, и, вообразив это, задумал убить его. Сотни способов исполнить гнусный мой замысел, один чернее другого, теснились в душе моей, раздираемой любовью и ревностью, замутненной гневом, стыдом и досадой. Сей ангел представлялся мне чудовищем, достойным ненависти, ветреницей, достойной наказания. Мне пришел на ум один верный способ отомстить, и я, хотя и почел его бесчестным, без колебаний решился прибегнуть к нему. Я замыслил отыскать супруга ее, каковой остановился у Корнемана, открыть ему все, что было между барышней и мною, и если этого окажется недостаточно, дабы отвратить его от намерения жениться, объявить, что один из нас должен умереть, наконец, если он презрит мой вызов, убить его».

На рассвете Казанова быстро оделся, сунул в карманы два заряженных пистолета и пошел к дому, где остановился его соперник. Купец, естественно, еще спал. Казанова стал ждать, с каждой минутой лишь укрепляясь в своем безумном решении. Вдруг купец вышел и с распростертыми объятиями двинулся к Казанове. Искренним дружеским тоном он сказал, что ждал его визита, ведь он друг его невесты, и он сам, конечно же, хочет стать его другом и т. д. и т. п.

Таким образом, кризис миновал, и Казанова удалился. С одной стороны, он был рад дружескому разрешению проблемы, с другой — он бы унижен тем, что должен благодарить лишь случай, что не стал убийцей.


Бесцельно шатаясь по улицам, Казанова случайно встретил брата, и это окончательно успокоило его. На обед они оба пошли к Сильвии, а потом остались в ее доме почти до полуночи. Там Казанова быстро понял, что юная Манон Баллетти не особенно заморачивает себе голову его «неверностью».

Да, Казанова был без ума от Терезы, но и Манон Баллетти, с которой он пока имел лишь удовольствие обедать в семейном кругу, он тоже любил, и это раздвоение личности сильно напрягало его.

Дочь Сильвии тоже любила его, но не спешила признаваться в этом, потому что знала свое непостоянство.

Это выглядит удивительно, но такой человек, как Казанова, любил Манон чисто платонически, «как школьник». Сейчас даже невозможно себе представить, что он при этом чувствовал. Возможно, ему мешало уважение, которое он питал к ее семейству. Возможно, что-то другое. Биограф Казановы Ален Бюизин называет это «целомудренной страстью». Да, с одной стороны, все в ней пленяло: и лицо, и манеры, и чудесные глаза… Такие нежные и мечтательные… С другой стороны, и речи не могло идти о том, чтобы соблазнить ее.

Совершенно необъяснимый случай в бурной жизни Казановы: ему хватило терпения ухаживать за ней два долгих года. Ухаживать нежно, по-мальчишески, ничего не прося взамен. А ведь он не просто любил ее, он все сильнее и сильнее влюблялся, но при этом сам не знал, чего он, собственно, хочет.

Но если бы только это, можно было бы сказать, что Казанова просто сошел с ума, впал в детство или еще что-нибудь в таком роде. Но все обстояло гораздо сложнее. Несмотря на чистую и вполне искреннюю любовь к Манон, он еще любил и «девушек с тротуара», а также вообще всех талантливых женщин — певиц, танцовщиц и актрис. Наверное, именно это в психологии называется «синдромом патологической влюбленности».

Впрочем, это было совсем нетрудно — иметь их за деньги. Да и вообще, если подходить к этому вопросу непредвзято, то положение той же проститутки ничем не отличается от положения добропорядочной замужней женщины. Просто одни продаются непосредственно за деньги и не скрывают этого, а другие продаются способом замужества, и разница здесь только в цене и длительности заключенного соглашения. И еще — проститутка защищена множеством мужчин от тирании одного-единственного, а замужнюю женщину один-единственный мужчина, ее муж, защищает от всех остальных.


В этом смысле Казанова не был оригинальным: «девушек с тротуара» он просто покупал. А вот чтобы завоевать «талантливую женщину», ему порой приходилось вначале «входить в дружбу» с ее официальным любовником.

«Талантливые женщины», как правило, окруженные поклонниками и поклонницами, в свою очередь знакомили Казанову с нужными людьми. Так, например, его старая любовь еще с первого посещения Парижа, актриса и танцовщица Камилла, дочь Карло Веронезе, свела его со своими покровительницами графиней Констанс дю Рюмен и Жанной Камю де Понкарре, маркизой д’Юрфе.

В данный момент Камилла владела уютным домиком практически в пригороде, где она жила со своим любовником графом Николя д’Эгревиллем, а он был братом графини дю Рюмен. Но при этом Камилла никогда не позволяла отчаиваться другим своим обожателям, и одним из них был граф де Ля Тур д’Овернь, полковник и племянник маркизы д’Юрфе.

Племянник этот был не очень богат, не очень удачлив, а теперь и вообще лежал больной. У него был ишиас, или, другими словами, воспаление седалищного нерва. Кто знает, болезнь эта самая пренеприятная, дающая страшную боль в спине, отдающую в нижние конечности. Граф де Ля Тур д’Овернь лежал в постели и тихо страдал, как и подобает полковнику, привыкшему стойко переносить тяготы и лишения воинской службы. Увидев его, Казанова с самым серьезным видом заявил, что может излечить графа оккультными заклинаниями. Тот лишь криво усмехнулся, но согласился.

Чтобы не выглядеть совсем уж шарлатаном, Казанова пошел в соседнюю аптеку и купил там кисть, селитру, серную мазь и ртуть. Потом он взял у графа немного мочи, тщательно смешал все это и попросил Камиллу растирать «чудесным снадобьем» бедра и спину несчастного.

Камилла выполнила все весьма профессионально, а Казанова в это время бормотал «заклинания» на несуществующем языке. Главное заключалось в том, чтобы она оставалась серьезной. Зато потом парочка вдоволь насмеялась. Особенно над тем, как Казанова с важным видом обмакнул кисть в «снадобье» и одним движением начертил пятиконечную звезду, так называемый знак Соломона, на пятой точке у полковника. После этого он велел ему лежать, не двигаясь, двадцать четыре часа, в результате чего он якобы излечится.

Было действительно очень смешно, но каково же было удивление Казановы, когда через несколько дней, совершенно забыв о своей шутке, он вдруг услышал, что возле его дверей остановилась карета, а оттуда вышел сияющий граф де Ля Тур д’Овернь. Он был абсолютно здоров. Совершенно очевидно, что помогли ему не заклинания и не знак Соломона, а то, что сейчас подразумевается под термином «массаж». Ну, да, при лечении ишиаса лучше всего помогает интенсивный массаж с применением каких-нибудь острых мазей, например смеси нашатырного спирта и растительного масла. Также очевидно, что Казанова ничего этого не знал и знать не мог. Впрочем, какая разница. Раз свершилось чудо — значит, свершилось чудо…

Считая себя излеченным именно Казановой, граф де Ля Тур д’Овернь долго рассыпался в благодарностях, а в завершение объявил:

— Моя тетушка — признанный знаток оккультных наук, великий химик, женщина умная и весьма богатая. Знакомство с ней ничего, кроме пользы, принести не может, а она просто сгорает от желания видеть вас. Она заклинала меня привести вас к ней на обед. Надеюсь, вы противиться не станете. Ее имя — маркиза д’Юрфе.

Казанова не был с ней знаком, но имя д’Юрфе произвело на него впечатление. Как говорится, ему было сделано предложение, от которого не отказываются.


Жанна Камю де Понкарре родилась в 1705 году и была дочерью первого президента Парламента Руана. В девятнадцать лет она вышла замуж за маркиза д’Юрфе де Ларошфуко, а через десять лет тот умер.

Став богатой вдовой, Жанна очень быстро превратилась в женщину, знаменитую на весь Париж своей экстравагантностью, увлеченную алхимией. От мужа, помимо титула и денег, у нее остались трое детей: две дочери и сын — Александр-Франсуа де Ланжак.

Ей было всего пятьдесят два года, но все вокруг называли ее «безумной старухой». По сути, так оно и было, ведь возраст женщины определяется не числом прожитых лет, а их продолжительностью. Короче говоря, для безродных авантюристов типа Казановы, вечно нуждающихся в деньгах, она была первосортной дичью.

Маркиза д’Юрфе жила в великолепном особняке на набережной де Театен, и вот туда-то и направился Казанова. Маркиза некогда была очень красива, но сейчас черты ее успели поблекнуть, а злоупотребление румянами и белилами и вовсе губило последние остатки былой привлекательности. Она приняла Казанову весьма радушно.

После десерта граф де Ля Тур д’Овернь ушел, и мадам д’Юрфе дала волю своему красноречию. Она начала говорить о химии и о магии, то есть о том, что и составляло суть ее безумства. Потом она повела Казанову в свою библиотеку, собранную, конечно же, не ею и знаменитую на весь Париж. Врач и алхимик XVI века Парацельс был ее любимым автором. Казанова толком и не слышал о таком, но многозначительно покивал головой и поцокал языком, выражая свое восхищение увиденными рукописями. Потом маркиза показала ему свою лабораторию, в которой она уже много лет пыталась произвести некий «порошок превращения», при помощи которого можно будет за минуту превратить любой металл в чистое золото.

Казанова понравился маркизе, а маркиза — Казанове. Их встречи стали регулярными. Она бесконечно болтала, злословила обо всем на свете, употребляя всегда не к месту малопонятные термины типа «кармическое тело», «чакра» или «энергетический пробой». Казанова покорно слушал ее, стараясь во всем потакать ее вкусам и не умничать попусту. При этом она казалась ему занудой и престарелой кокеткой, но он терпел все ради того, что сейчас принято называть «повышением социального статуса».

Как-то раз у маркизы д’Юрфе Казанова познакомился с графом де Сен-Жерменом, таким же, как и он, безродным авантюристом и, по большому счету, прохиндеем.


Этот человек был намного старше Казановы, и о том, кто он был такой, никто толком ничего не знал. Не были известны ни его настоящее имя, ни дата его рождения. Зато он владел почти всеми европейскими языками, обладал обширными познаниями в области истории и химии, а также выполнял отдельные дипломатические миссии, пользуясь одно время доверием даже самого короля Людовика XV.

До 1746 года он жил в Вене, где его лучшим другом был премьер-министр императора Франца I. Там он познакомился с маршалом Шарлем-Луи де Бель-Илем, французским посланником при Венском дворе. А тот уже пригласил графа де Сен-Жермена посетить Париж.

Этот человек был обворожителен и полон тайн. При этом он показался Казанове одним из красноречивейших говорунов всех времен и народов.

А говорить граф де Сен-Жермен умел. Это, как говорится, факт исторический. А вот то, что он говорил, к фактам имело весьма отдаленное отношение. Его главным козырем была приятная наружность, которая позволяла ему быть виртуозом игры с женщинами. Для подкрепления своих «аргументов» он каждый раз давал очередной даме некий «чудесный элексир», с помощью которого она могла «оставаться в том же возрасте, который уже достигла». Проверить правдивость слов графа де Сен-Жермена могло только время, а пока же его популярность в Париже была просто сумасшедшей.

А еще граф де Сен-Жермен утверждал, что ему триста лет, что у него есть средства от всех болезней, что он знает тайну расплавления алмазов и т. д. и т. п.

Казанове все это очень нравилось. Он находил в графе де Сен-Жермене супершарлатана, фантастического мошенника, каковым он и сам мечтал бы быть. В самом деле, у этого человека было чему поучиться, и Казанова попросил мадам д’Юрфе приглашать его каждый раз, когда у нее за столом будет граф де Сен-Жермен.

Казанова хотел поподробнее изучить его, чтобы обойти в конкурентной борьбе, ведь они, по сути, работали на одном поле, предъявляли одинаковые притязания, использовали похожие средства, дурачили одни и те же жертвы… Просто граф де Сен-Жермен был гораздо сильнее и удачливее Казановы, и это не давало последнему покоя.


Но вернемся к маркизе д’Юрфе. Казанова увлек ее душу, ее сердце, ее дух и все, что еще оставалось здравого в ее разуме. Про нездравое и говорить не приходится — оно все буквально зациклилось на Казанове. Он почти ежедневно обедал с ней наедине, и слуги вскоре стали считать его ее супругом или, как минимум, любовником.

Мадам д’Юрфе искренне считала Казанову богатым. Она думала, что он стал управляющим лотереи, чтобы лучше сохранять инкогнито. Казалось бы, какая тут связь? Впрочем, у всякого безумия, наверное, есть своя логика. Также она верила, что Казанова обладает неким «камнем мудрости», а также силой, способной общаться с духами.

Конечно, Казанова теоретически хотел бы излечить маркизу от помешательства, но он считал ее болезнь неизлечимой, а посему лишь укреплял ее в безумии, чтобы извлекать из него выгоду.

К тому же тот факт, что такая женщина считает его могущественнейшим из смертных, банально льстил ему (понятно, что все ненавидят лесть, но зато как все обожают, когда их хвалят). У маркизы было восемьдесят тысяч ливров ренты со всех ее имений и домов, а также еще больший доход от акций. И она ни в чем не могла ему отказать. Во всяком случае, она много раз говорила Казанове, что отдаст ему все свое состояние, если он сделает из нее… мужчину. Короче говоря, как весьма метко отметил биограф Казановы Ален Бюизин, она «попалась в сети собственного бреда, и Казанова взял на себя руководство ее душой».

«Руководство душой» вылилось в тот факт, что Казанова, по самым скромным подсчетам, умудрился за время общения с «безумной старухой» (а она умерла 13 ноября 1775 года) выудить из нее около миллиона ливров. Право же, это было как-то не очень похоже на поведение «великого любовника, о галантных похождениях которого ходили легенды».


В сентябре 1758 года Казанова по распоряжению графа де Берни поехал в Голландию. Он вез с собой рекомендательное письмо к Луи д’Аффри, французскому послу в Гааге, и его задачей было заключение ряда финансовых сделок в пользу французского правительства. В частности, он должен был обменять королевские векселя в двадцать миллионов франков на бумаги какой-либо иной державы, чтобы их потом можно было выгодно реализовать.

В Голландии Казанова пробыл до декабря, а потом господин де Булонь призвал его вернуться обратно в Париж.


В Париже Казанова сразу же направился к Сильвии и был встречен с огромной радостью, как настоящий родственник. Он подарил ей бриллиантовые сережки за пятнадцать тысяч, которые Сильвия сразу же передарила своей дочери Манон. Марио он вручил золотую трубку, а своему другу Антонио-Стефано Баллетти — табакерку с эмалью.

В очередной раз увидев прекрасную Манон, Казанова задрожал всем телом, и волнение его стало так сильно, что он едва совладел с ним. Он не мог ни взглянуть на нее, ни произнести хоть слово в ее адрес.

Удивительно, но чувство к Манон Баллетти по-прежнему не могло удержать Казанову от увлечений другими женщинами. Сам он потом признался: «В сердце соблазнителя любовь умирает, если не получает питания; это разновидность чахотки». Возможно, это и так, не зря же говорят, что любовь, как огонь, без пищи гаснет.


За сто луидоров в год Казанова снял себе дом, называвшийся Petite Pologne (Маленькая Польша). Он стоял на небольшом холме в предместье Сент-Оноре, позади садов герцога де Граммона. Там были большой сад, три огромных комнаты, конюшня, прекрасный подвал, баня и кухня.

Владелец «Маленькой Польши» считался «королем масла». Впрочем, он именно так и подписывался, и происходило это лишь потому, что Людовик XV однажды случайно остановился у него и невзначай при свидетелях похвалил его масло.

Он оставил Казанове кухарку, которую звали мадам Сен-Жан. А еще Казанова приобрел кучера, две красивые коляски, пятерку лошадей, конюха и двух лакеев.

Примерно в это же время Казанова познакомился с графиней Констанс дю Рюмен, супругой генерал-майора Шарля дю Рюмена.

Она была скорее мила, чем красива, но все любили ее за кротость нрава, искренность и доброе отношение к людям. Она тоже увлекалась каббалой и обращалась по этому поводу к Казанове не реже самой мадам д’Юрфе. Казанова полюбил ее, но никак не мог отважиться на объяснение. Дело в том, что его занимал проект совсем иного рода: он хотел ради разнообразия вложить собственные деньги в какое-нибудь производство. В качестве объекта для вложения была выбрана фабрика, которая должна была наносить цветной рисунок на шелковую материю, которую Казанова собирался получать из Лиона. Желая достичь предпринимательского успеха, Казанова обратился к принцу де Конти, обладавшему юрисдикцией над кварталом Тампль, и с его помощью открыл мануфактуру, работать на которой он нанял двадцать очень милых девушек, которые и должны были красить материю.

Все счета по закупке тканей и красок Казанова оплатил наличными, рассчитав, что ему придется израсходовать около трехсот тысяч, но уже за первый год его доход составит как минимум двести тысяч.

С удовольствием обходил Казанова свой гарем: двадцать отборных фабричных работниц, зарабатывавших в день по двадцать четыре су. Кстати сказать, Манон Баллетти из-за этого очень серьезно обижалась на него, хотя он и клялся ей, что ни одна из девушек не ночует в его доме.

Казанова — фабрикант! Это звучало великолепно. И вообще эта фабрика поначалу здорово повысила уровень его чувства собственного достоинства, ведь в это время он вел в Париже прямо-таки княжескую жизнь.

К сожалению, долго так продолжаться не могло. Полное отсутствие опыта управления и расточительство ежедневно приносили Казанове все новые и новые проблемы. К тому же, его фабрика не могла не страдать от всеобщего недостатка денег в стране, связанного с неудачно развивавшейся Семилетней войной.

В результате, четыреста покрашенных кусков ткани так и остались лежать на складе. Казанове стало грозить банкротство. Конечно же, он предпринял кое-какие попытки спасения, но все было тщетно. Да и как можно было сохранить предприятие, если, при всех проблемах производства и сбыта, его хозяин каждый день устраивал в «Маленькой Польше» пышные пиры для своих работниц. Скорее всего, именно они и разорили его. Он любил их всех сразу, и эти двадцать соблазнительных парижанок стали для него тем самым подводным камнем, о который разбился его бизнес. Он хотел каждую из них и вынужден был слишком дорого платить каждой за ее благосклонность. Первая требовала одну сумму, он давал ее, но следующая требовала еще больше. Каждая такая «любовь» длилась не более трех-четырех дней. А следующая всегда казалась еще лучше, еще привлекательней. Бедный глупый Казанова…


Манон Баллетти изводила Казанову своей ревностью. Она полюбила его, и Шарль-Франсуа Клеман, клавесинист и композитор, который был на двадцать лет старше ее и с которым она была помолвлена, хотя ее мнения и не спрашивали, получил безапелляционный отказ. Теперь официальным женихом считался Казанова, и девушка никак не могла понять, почему он говорит ей, что любит, но постоянно оттягивает женитьбу. В конце концов, она стала обвинять его в обмане.

Ее мать Сильвия умерла летом 1758 года от свинки прямо на руках у Казановы. За десять минут до ухода в мир иной она указала ему на Манон, и он совершенно искренне пообещал, что женится на ней.

Но, как говорится, судьба решила все иначе.

В начале ноября 1758 года Казанова продал часть своей фабрики за пятьдесят тысяч ливров некоему Жану Гарнье, который за это обязался взять часть покрашенного материала. Однако выяснилось, что ткань кто-то уже успел украсть со склада, и покупатель через суд потребовал вернуть свои пятьдесят тысяч, объявив договор расторгнутым.

По решению суда этому Жану Гарнье через конфискацию отошел весь склад Казановы, а также «Маленькая Польша», лошади, коляски и прочее имущество.

Казанова уволил слуг и, конечно же, работниц, а потом нанятый адвокат предал его, не опротестовав вовремя очередной денежный иск, так что Казанова кончил тем, что его арестовали.


В восемь часов утра 23 августа 1759 года Казанова был арестован прямо на улице Сен-Дени. Один полицейский подошел к нему спереди, другой — сбоку, третий — сзади, и он был немедленно доставлен в тюрьму Фор-л’Эвек, находившуюся на углу улиц Сен-Жермен-л’Оксерруа и Бертена Пуаре.

Оказаться в тюрьме — это было совсем не то, о чем мечтал Казанова, и через два дня он уже вышел на свободу. Что этому способствовало? То ли он сам успокоил своих кредиторов, то ли за него заплатила графиня дю Рюмен… А может быть, это сделала маркиза д’Юрфе? Точно известно, что Манон Баллетти прислала Казанове свои алмазные сережки.

Как бы то ни было, 25 августа Казанову освободили. После этого он вернул Манон ее сережки, отобедал у маркизы д’Юрфе, сходил во Французский театр и в Итальянскую комедию, поужинал с Манон, которая была счастлива дать ему еще одно доказательство ее любви.


И все же арест окончательно испортил Казанове удовольствие от Парижа. В результате, он принял решение начать совершенно новую жизнь. На сей раз он хотел честно работать над созданием состояния, чтобы потом жениться на Манон. Манон, узнав об этом, обрадовалась, но предложила несколько поменять порядок, то есть сначала жениться, а потом начать новую жизнь. Казанова был готов к этому всем сердцем, но в голове у него оказалось немало доводов против.

Конечно же, Казанова отказался от «Маленькой Польши» и своего поста устроителя лотереи, получив с Военной школы свой залог в восемьдесят тысяч за бюро на улице Сен-Дени. Потом он продал все, что у него оставалось, в том числе и всю мебель. После этого он распрощался с Манон. Она горько плакала, хотя он клялся, что женится на ней скоро… очень скоро…

И, надо сказать, она действительно очень скоро вышла замуж, но не за Казанову, а за королевского архитектора Жака-Франсуа Блонделя, родившегося в Руане в 1705 году.


Уже после смерти Казановы будут найдены письма его дорогой Манон, которые он сохранил. Их было сорок два, и все они были написаны в период с апреля 1757 года по январь 1760 года. Это же надо! Всю оставшуюся жизнь Казанова возил их с собой, переезжая с места на место, гонимый по всей Европе, но он так и не расстался с этим воспоминанием о своей целомудренной любви. Это ли не доказательство самого нежного чувства и истинной привязанности? Удивительно, но даже такой человек, как Казанова, мог иногда быть сентиментальным.

Вот одно из этих писем к ее дорогому Джакометто, как она его ласково называла:

«Ваш отъезд причиняет мне боль, какую я не могу вам описать; я удручена и совершенно без сил. Я не могу свыкнуться с печальной мыслью о том, что вы далеко от меня, что я целых два месяца вас не увижу и даже не смогу получать от вас вестей. Эти грустные мысли удручают меня, наполняя сердце болью».

Однако Манон, какой бы простушкой она ни выглядела, не доверяла Казанове в такой же степени, в какой любила. Она быстро поняла, что этот мужчина, которого желают все женщины, импозантный и уверенный в себе, обладающий связями при дворе, не создан для того, чтобы стать верным мужем.

Вот еще одно ее письмо:

«Вы начинаете сильно преувеличивать вашу любовь, я верю в ее искренность, мне это лестно, и я не желаю ничего другого, только чтобы она длилась всегда. Но продлится ли она? Я прекрасно знаю, что вас возмутят мои сомнения, но, мой дорогой друг, от вас ли зависит перестать меня любить? Или любить по-прежнему?»

Письма Казановы к Манон так и не нашли. Однако содержание их можно себе представить. Как пишет биограф Казановы Ален Бюизин, «я представляю себе короткие записки, начерканные наспех в редкую минуту досуга среди многочисленных занятий, дел лотереи, игры в карты, приемов в высшем обществе, каббалистической чепухи и секса».

Наверняка любовь Манон весьма льстила Казанове — такая чистая и трогательная, однако оценить ее по достоинству он не мог. В конце концов, бедная Манон постепенно поняла, что Казанова никогда на ней не женится. В середине февраля 1760 года она написала ему последнее письмо:

«Будьте благоразумны и примите хладнокровно новость, которую я вам сообщу. В этом свертке все ваши письма. Если вы храните мои письма, то сожгите их. Я рассчитываю на вашу порядочность. Не помышляйте более обо мне. Со своей стороны, я сделаю все возможное, чтобы позабыть вас. Завтра я стану женой господина Блонделя, королевского архитектора и члена королевской Академии. Вы меня очень обяжете, если по возвращении в Париж притворитесь, будто не узнали меня повсюду, где меня встретите».

А 29 июля 1760 года было подписано свидетельство о браке между Манон Баллетти и Жаком-Франсуа Блонделем, вдовцом пятидесяти пяти лет, профессором Художественного училища и членом Академии архитектуры. Очевидно, что Манон, разочарованная своей несчастной любовью, дала согласие первому же серьезному жениху, попросившему ее руки.

Глава четырнадцатая

Беседы с Вольтером

Вольтер меня поразил… Он рассуждал как истинно великий человек.

Джакомо Казанова

В конце 1759 года Казанова уехал в Голландию и там попытался завязать хоть какую-нибудь любовную связь. Ничего не вышло. Поняв, что дела решительно не ладятся, Казанова переехал в Германию.

Там дела пошли чуть лучше, и в Кёльне, в разгар карнавала, он имел краткую связь с Марией фон Грот, юной супругой местного бургомистра.

В свой тридцать пятый день рождения, 2 апреля 1760 года, Казанова приехал в Штутгарт, а потом перебрался в Швейцарию, где в то время жил знаменитый Вольтер, познакомиться с которым он давно мечтал.


Судьба Вольтера сложилась непросто, и выглядит она, даже написанная самыми крупными мазками, весьма поучительно. Дело в том, что Франсуа-Мари Аруэ (он же Вольтер) долгое время был на особом счету у маркизы де Помпадур, так как она воспитывалась на его произведениях и даже считала себя его ученицей. Именно при ее содействии Вольтер обрел подлинную славу, а также вожделенное место академика и главного королевского историографа, получив к тому же еще и звание офицера двора Его Величества с двадцатью пятью тысячами ливров жалованья. Всевозможные милости были так велики, что Вольтеру даже стало казаться, что еще немного — и он получит министерский портфель. Благодаря влиятельной маркизе, философ жил в Версале, сытый и почитаемый, и вполне мог считать свою жизнь удавшейся.

Вольтер был любимым автором маркизы де Помпадур, и она про него говорила:

— У нас есть тысяча разных авторов, но лишь один поэт. Это Вольтер. Если он не верит в Бога, как говорят, очень жаль. Но это не мешает ему быть великим человеком.

Однако, поднимаясь по ступеням карьеры, Вольтер постепенно начал обращаться к маркизе все более и более фамильярно, отвечая на ее вопросы полушутя-полуснисходительно. Поначалу маркиза списывала это на разницу в возрасте, составлявшую почти тридцать лет. В самом деле, так язвительно вполне мог разговаривать отец с дочерью. Настоящее же похолодание в их отношениях наступило после того, как Вольтер написал о маркизе несколько достаточно бестактных строк. Этим он, как говорится, подпилил сук, на котором сидел, и одновременно плюнул в известный колодец, совершенно забыв, почивая на лаврах, о насущной необходимости «воды напиться».

Короче говоря, в одном из стихотворений он написал, что король «летит в ее объятья, позабыв про победу». И как подобное следовало понимать? От этих строк король и его семья пришли в неописуемую ярость. Что себе позволяет этот бумагомаратель? Уж не думает ли он, что прилично ставить на одну доску великие победы короля во Фландрии и покорение его собственной особы фавориткой? Атмосфера в Версале накалилась до такой степени, что вольнодумцу пришлось убираться подобру-поздорову.

Вольтер уехал в Люневилль, где прожил весь 1748 год и половину 1749 года при дворе Станислава Лещинского, бывшего польского короля и отца королевы Франции, доживавшего свой век в Лотарингии почти без всякой власти.

Оказавшись отлученным от французского двора, Вольтер, как ни странно, обвинил во всем свою недавнюю благодетельницу. Не умея скрывать свои эмоции и всегда готовый сорваться в какую-нибудь крайность, он написал про маркизу, что она «создана для гарема, как для оперы», и что «любовь готовой ко всему рукой подложила ее под одеяло монарха». Это уже была последняя капля. После этого маркиза не разговаривала с ним несколько лет, но даже в эти годы Вольтер продолжал получать пенсию, что свидетельствует о ее великодушии по отношению к людям, которые когда-то были ей дороги.

После этого положение Вольтера во Франции стало совсем тяжелым: повсюду — и при дворе, и в театре — торжествовали его враги. А прусский король Фридрих II все настойчивее и настойчивее звал его к себе. В результате, в июне 1750 года Вольтер покинул родину, не подозревая, что вернуться сможет лишь за три месяца до смерти.

После отъезда Вольтера маркиза де Помпадур облегченно вздохнула. Ее бывшего фаворита при дворе не любили, и это ее покровительство лишь создавало ей дополнительные проблемы. А проблем у нее и так было предостаточно.


Фридрих Великий много лет находился в переписке с Вольтером, и в 1751 году тот по его приглашению поселился в Потсдаме, но уже через два года поссорился с королем и был вынужден покинуть Пруссию. После этого Вольтер поселился в Швейцарии, где он купил себе имение около Женевы, переименовав его в Delices (Отрадное).

К Вольтеру устроили паломничество. Казанове, как всегда, повезло, и французский офицер Шарль-Бартелеми де Виллар-Шандьё познакомил его с Вольтером, и у них состоялся продолжительный разговор. Это была встреча всемирной славы со славой скандальной, встреча француза и итальянца, поэта и авантюриста, встреча двух людей, представлявших два совершенно разных мира.

Вольтер принял Казанову не как блестящего «человека моды», а как некий курьез, и Казанова быстро понял, что можно завоевать расположение этого великого человека, но понял он и цену, которую нужно было бы за это заплатить.

Итак, Казанова был представлен Вольтеру 21 августа 1760 года. Он был не обычным гостем, какие приезжали едва ли не каждый день. Его побег из тюрьмы Пьомби сделал его известной личностью, а посему он повел себя у Вольтера с большими претензиями.


С самого начала их разговор пошел плохо для Казановы, и у него сразу ухудшилось настроение: Вольтер испортил ему его первый же заготовленный заранее комплимент.

— Сегодня, — сказал Казанова, — самый счастливый момент в моей жизни. Наконец я вижу вас, дорогой учитель. Вот уже двенадцать лет, как я ваш ученик.

— Сделайте одолжение, оставайтесь им и впредь, — усмехнулся Вольтер, — но лет через двадцать не забудьте принести мне мой гонорар.

Смех окружающих одобрил эту вольтерову остроту, а у Казановы с тех пор в голове сидела только одна мысль — как не показать слабость перед подобными выпадами «противника».

А тем временем Вольтер ехидно спросил:

— Вы прибыли сюда, чтобы сказать мне что-то или чтобы я вам что-то сказал?

Казанова ответил:

— Чтобы поговорить с вами и выслушать вас.

— Тогда оставайтесь еще дня на три, приходите ежедневно к обеду, и у нас будет прекрасная возможность поговорить.

После этого несколько раз Казанова приезжал в швейцарское имение Вольтера и имел с ним несколько весьма долгих разговоров, в течение которых изгнанник Вольтер пытался выжать из Казановы все интересное. Казанова же, как всегда, хотел только блистать и наблюдать.

Однажды Вольтер заметил:

— Будучи венецианцем, вы должны знать графа Франческо Альгаротти.

Конечно, Казанова знал этого человека, камергера короля Пруссии и автора нескольких книг. Но он, чтобы позлить хозяина дома, выбрал язвительную форму ответа:

— Я знаю его, но не как венецианец, ибо семь из восьми моих дорогих соотечественников и не ведают о его существовании.

— Я должен был сказать, знаете ли вы его как литератор.

— Я знаю его, поскольку мы провели с ним два месяца в Падуе, семь лет назад, и я, увидя в нем вашего почитателя, проникся к нему почтением.

— Мы с ним добрые друзья, но ему, чтобы заслужить всеобщее уважение, нет нужды быть чьим-либо почитателем. Если встретите его, не сочтите за труд передать, что я жду его новую книгу. Кстати, мне говорили, что итальянцам не нравится его язык.

— Еще бы. Он пишет не на итальянском, а на каком-то изобретенном им самим языке, зараженном галлицизмами. Жалкое зрелище.

— Но разве французские обороты не украшают ваш язык?

— Они делают его невыносимым, таким, каким был бы французский язык, если бы его нашпиговали итальянскими словечками.

— Вы правы, надо блюсти чистоту языка.

Как видим, Казанова, хуля в доме Вольтера его друга Альгаротти, вел себя довольно нагло, но он не мог удержаться. А тем временем Вольтер задал следующий вопрос:

— Могу ли я спросить, к какому жанру литературы вы относите себя?

Казанова решил сыграть роль благородного дилетанта.

— Путешествуя, я для своего удовольствия изучаю людей. Моим путеводителем является Гораций, которого я знаю наизусть.

— Вы любите поэзию?

— Это моя страсть.

После этого Вольтер, враг сонета, расставил ему западню.

— Вы написали много сонетов?

— Две-три тысячи, — похвастался Казанова, — и из них десять-двенадцать я особенно ценю.

На это Вольтер сухо заметил:

— В Италии имеет место настоящее сонетное помешательство.

Потом он спросил:

— Кого из итальянских поэтов вы более всего любите?

— Людовико Ариосто, но я не могу сказать, что люблю его более других, ибо люблю его одного. Но читал я всех. Когда я прочел пятнадцать лет назад, как дурно вы о нем отзываетесь, сразу подумал, что вы откажетесь от своих слов, как только его прочтете.

— Спасибо, что решили, будто я его не читал. Конечно, я его читал, но был молод, дурно знал ваш язык и имел несчастье напечатать суждение, которое тогда искренне почитал своим. Но сейчас это не так. Я обожаю Ариосто.

— Я вздыхаю с облегчением. Так предайте огню книгу, где вы выставили его на посмешище.

Как видим, чтобы показать себе цену, Казанова начал острую полемику, пытаясь разоблачить «заблуждения» Вольтера, обвиняя его даже в том, чего и не было, и все — чтобы посрамить великого человека. Но Вольтер как будто не обращал внимания на неподобающий тон гостя.

После этого Вольтер спросил, знает ли Казанова наизусть что-нибудь из Ариосто. Казанова заверил, что с шестнадцати лет ежегодно два-три раза перечитывает Ариосто и невольно выучил его наизусть.

Потом Казанова стал цитировать Горация, и Вольтер похвалил его за подобное знание стихов.

— А что вы скажете о Гольдони?

— Это наш Мольер.

За десертом Вольтер начал критиковать правительство Венеции, но Казанова стал ему доказывать, что на земле нет страны, где можно наслаждаться большей свободой.

Вольтер сказал, что он любит человечество и хочет видеть его свободным и счастливым, как он сам. Потом он спросил:

— Суеверие несовместимо со свободой. Или вы находите, что неволя может составить счастье народное?

— Так вы хотите, чтобы народ был господином? — ответил вопросом на вопрос заводившийся все больше и больше Казанова.

— Боже сохрани. Править должен один.

— Тогда суеверие необходимо, ибо без него народ не будет повиноваться государю.

— Никаких государей, ибо это слово напоминает о деспотии, которую я ненавижу точно так же, как рабство.

— Чего тогда вы хотите? Если вам хочется, чтобы правил один, он не может быть никем иным, как государем.

— Я хочу, чтобы он повелевал свободным народом, чтобы он был его главой, но не государем.

— Подобного правителя нет в природе. Из двух зол надо выбирать меньшее. Без суеверия народ станет философом, а философы не желают повиноваться. Счастлив единственно народ угнетенный, задавленный, посаженный на цепь.

— Если бы вы читали мои сочинения, — усмехнулся Вольтер, — то обнаружили бы доказательства того, что суеверие — враг королей.

— Читал ли я вас? Читал и перечитывал, и особенно когда держался противоположного мнения. Ваша главная страсть — любовь к человечеству. Но любовь ослепляет вас. Любите человечество, но умейте любить его таким, каково оно есть. Оно не способно принять благодеяния, коими вы желаете его осыпать.

После обеда философ взял гостя под руку и повел его гулять в сад с великолепным видом на Монблан. Во время прогулки Вольтер выразил сожаление по поводу того, что Казанова столь дурно думает о человечестве. А кстати, был ли он свободен в своей Венеции?

— Насколько это возможно при аристократическом образе правления. Мы пользуемся меньшей свободой, чем англичане, но мы довольны. Мое заключение, к примеру, было самым откровенным произволом, но я знаю, что сам злоупотреблял свободой. Мне временами даже кажется, что они были правы, отправив меня в тюрьму без должных формальностей.

— Вот потому-то никто в Венеции и не свободен.

— Возможно, но согласитесь, чтобы быть свободным, достаточно чувствовать себя таковым.

— Однако же вы совершили побег! — засмеялся Вольтер.

На это Казанова возразил, что он лишь воспользовался своим правом, равно как другие — своим.


В конечном итоге, Казанова и Вольтер расстались недовольными друг другом, ведь оба они претендовали на универсальную компетенцию, играли роли специалистов в любой области, о чем бы ни заходила речь, выносили безапелляционные приговоры истории и политикам. Короче говоря, оба они были весьма упрямы, словно забыв, что упрямство имеет лишь форму характера, но никак не его содержание, что с того, кто не снимает шляпу, могут легко снять и голову.

Вольтер, без всякого сомнения, был дитя своего скептического века. Жизнь его получилась суматошной и яркой, и он завоевал себе репутацию опасного острослова и автора язвительнейших эпиграмм. Его реакция была молниеносна, ирония — безошибочна и неотразима. В одном из писем он написал: «В зависимости от того, как предстают предо мною явления, я бываю то Гераклитом, то Демокритом; то я смеюсь, то у меня встают волосы дыбом на голове. Это вполне в порядке вещей, ибо имеешь дело то с тиграми, то с обезьянами». Даже Пушкин, человек, как известно, не самого добропорядочного нрава, как-то назвал Вольтера «злым крикуном», имея в виду его саркастичность. В самом деле, он не всегда был справедлив, но неизменно — остроумен и блестящ. Его обожали, им восхищались, но его, помимо этого, боялись и ненавидели.

Казанова был личностью совершенно иного масштаба. Он соединял преимущество приятного ума с обольстительной внешностью. Он был повесой, очаровательным наглецом и любителем внешних эффектов. Но в своей жажде блистать и привлекать к себе внимание он очень часто перегибал палку.

Мудрый Вольтер при встрече воспринял его как забавный курьез, как какого-то клоуна, а Казанова никак не мог смириться с этим и вел себя как человек, уже заслуживший вечную репутацию. Вот только какую? Как говорится, репутация репутации рознь. Поврежденную репутацию можно, конечно, попробовать склеить, но люди все равно будут коситься на трещины. Вся беда Казановы состояла в том, что он считал себя намного лучше своей репутации, не понимая, что дурная слава изнашивается гораздо медленнее, чем добрая.

Глава пятнадцатая

Роман с прекрасной Генриеттой

Что за ночь! Что за женщина эта Генриетта, которую я так любил! Которая дала мне такое счастье!

Джакомо Казанова

В августе 1760 года Казанова находился в Женеве и остановился в гостинице «Весы». Это была та же гостиница, в которой он уже жил много лет назад.

Фасад этой гостиницы был на удивление скромным, однако «Весы» никогда не разочаровывали Казанову. Он считал эту гостиницу подобной красивой женщине, которую посещаешь лишь время от времени, но которая всякий раз ждет тебя с распростертыми объятиями. Казанова любил «Весы» почти так же, как и саму Женеву. Гостиница была частью волшебства и очарования этого города.

Удивительно, но он получил именно тот номер, в каком жил раньше.

Послушаем теперь рассказ самого Казановы:

«Подойдя к окну, я случайно взглянул на стекло и увидел надпись, сделанную острием алмаза: „Ты забудешь и Генриетту“. Я тотчас вспомнил миг, когда она начертала эти слова, и волосы мои встали дыбом. Мы останавливались именно в этой комнате, когда она покинула меня, чтобы вернуться во Францию. Я бросился в кресло и отдался нахлынувшим воспоминаниям. Ах! Любезная Генриетта! Благородная нежная Генриетта, я так тебя любил, где ты? Никогда более не слыхал я о тебе и никого не расспрашивал. Сравнивая себя теперешнего с тем, каким был прежде, я видел, что еще менее достоин обладать ею. Я умел еще любить, но не было во мне ни былого пыла, ни чувствительности, оправдывающей сердечные заблуждения, ни мягкого нрава, ни известной честности; и, что пугало меня, я не чувствовал прежней силы. Но мне показалось, что одно воспоминание о Генриетте возвратило ее. Покинутый моей милой, испытал я вдруг такое воодушевление, что, не раздумывая, кинулся бы к ней, если бы знал, где ее искать».


Генриетта. Это была женщина, которую Казанова когда-то любил, причем так, как не любил потом никогда в жизни. Познакомился он с ней осенью 1749 года, когда находился в Чезене.

Жил он в гостинице, и вот однажды утром его разбудил страшный шум. Оказалось, что это нагрянули полицейские, которые желали удостовериться, что венгерский офицер, живший в соседнем номере, действительно является мужем женщины, спавшей в его постели.

В принципе, какое полиции было до этого дело? Но заварилась вся эта каша лишь потому, что на дворе была первая половина XVIII века, а спутница офицера была одета в мужской костюм, за что во времена более дикие вообще отправляли на костер. Дикие времена прошли, а вот дикие люди остались, и кто-то из них выступил в роли пресловутого «доброжелателя», вызвав полицию. В результате, ничего не понимающему венгру пригрозили тюрьмой, а Казанова решил вмешаться, чтобы положить конец этому грубому посягательству на чью-то частную жизнь.

Конечно же, ему не было никакого дела до какого-то венгерского офицера, не понимавшего ни слова по-итальянски. Просто ему понравилась женщина «со свежим смеющимся личиком», столь соблазнительным, что Казанова влюбился.

Многие биографы Казановы утверждают, что это была любовь с первого взгляда. В частности, Ален Бюизин пишет: «Единственный раз он влюбился — событие исключительное, которое никогда больше не повторится».

Женщина эта оказалась француженкой, и говорила она только по-французски. Назвалась она Генриеттой. Когда полиция удалилась и венгерский офицер вместе с нею поехал в Парму, Казанова отправился вслед за ними. Оказалось, что шестидесятилетний венгр и не знал ее толком. Он подобрал ее на дороге, и теперь она лишь создавала ему ненужные проблемы.

— Скажите мне, мадам, — спросил Казанова, — кем приходится вам этот капитан — женихом или отцом?

— Ни тем, ни другим.

Подобный ответ удовлетворил Казанову, и он прямо предложил Генриетте себя вместо ее предыдущего спутника.

Очень скоро им обоим стало ясно, что все происходящее с ними — более чем серьезно. Было совершенно очевидно, что он влюбился в нее по уши, а она отвечала ему взаимностью, хотя и не спешила признаться в этом. Ей вообще было труднее, чем ему: она не знала, что ей делать с этим свалившимся на нее чувством.

Уже в Реджио она спала вместе с ним. Казанова купил ей несколько женских платьев и был поражен ее преображением. Перед ним стояла настоящая графиня. Собственно, таковой она и была.

В тот вечер она переоделась к ужину в темно-лиловое платье, и Казанова нашел ее обворожительной. Выпив вина, которое им принесли, они долго сидели и разговаривали. Было уже совсем поздно, когда, спокойные и умиротворенные, они вернулись в гостинцу. Едва они переступили порог комнаты, как Казанова поцеловал ее, и это яснее всяких слов сказало Генриетте, что она для него значит и как он к ней относится. А уже в следующее мгновение ураган страсти захлестнул их обоих.

В комнате было полутемно. В камине горел неяркий огонь, и Казанова начал медленно снимать с нее платье. Какое же это восхитительное чувство — остаться вдвоем и знать, что никто не помешает делать все, что захочется. И они целиком отдались этому чудесному ощущению. Потом Казанова зажег свечи и торжественно повел ее к широкой кровати. Он снял с нее остатки одежды. Его пальцы двигались томительно медленно, и Генриетта вдруг поняла, что буквально сгорает от нетерпения. Но и ей тоже не хотелось торопиться, поэтому, когда они наконец скользнули под белоснежные простыни, она долго лежала неподвижно, наслаждаясь близостью его жаркого тела.

— Я очень люблю тебя, — шепнул он.

— Я тоже тебя люблю, — тоже шепотом ответила она.

После этого все вдруг стало легким и естественным, и они без оглядки отдались на волю сжигавшей их страсти…

Потом они долго лежали, утомленные, но счастливые. Говорить о чем-то не было сил. Однако в ее глазах Казанова вдруг заметил что-то ностальгически-печальное и сразу понял: прошлое все еще владеет ею. Иначе и быть не могло.

— С тобой все в порядке? — тихо спросил он.

— Да, со мной все в порядке, — ответила она, — ты сделал меня счастливой.

Историки еще долго будут спорить по поводу того, каково было настоящее имя этой таинственной женщины. Скорее всего, ее подлинное имя было Жанна-Мария д’Альбер де Сент-Ипполит. В 1744 году она вышла замуж за Жана-Батиста Буайе де Фонколомба, и у них было двое детей, а потом она вдруг покинула мужа, и теперь ее разыскивали. Как утверждает сам Казанова, причиной побега был ее свекр, который хотел отправить Генриетту (мы будем называть ее именно так) в монастырь.


Казанова и его возлюбленная потом жили в Парме, родном городе его отца. Она обожала музыку, и они ходили в оперу. Он обучал ее итальянскому языку. От любви Казанова совсем потерял голову. «Что это за сокровище, — писал он, — владельцем которого я стал? Мне казалось невозможным быть счастливым смертным, обладающим ею». А еще он сам признался: «Я был очень счастлив с Генриеттой». Каждый раз, когда он спал с ней, ему казалось, что это происходит с ним впервые…

К сожалению, все закончилось через три месяца. На их беду Генриетту узнал некий господин д’Антуан, друг ее семьи, и он принудил ее вернуться домой. В феврале 1750 года расстроенный Казанова проводил Генриетту до Женевы. Там они остановились в гостинице «Весы». Специально приехавший из Франции господин Троншен вручил ей тысячу луидоров, из которых половину она тут же отдала Казанове, а потом они расстались.

Горе Казановы не поддается описанию. Оставшись один, он еще долго потом бродил по улицам, размышляя о несправедливости судьбы. Когда же он вернулся в гостиничный номер, на оконном стекле он обнаружил те самые слова: «Ты позабудешь и Генриетту». Это она нацарапала бриллиантом кольца, которое он ей подарил.

Легко сказать, позабудешь… Казанова так и не смог забыть ее. Его рана так и не зарубцевалась, и он потом всю оставшуюся жизнь вспоминал о ней, и эти воспоминания были бальзамом для его израненной души.

Тогда, в далеком 1750 году, вернувшись в Парму, Казанова получил от Герниетты письмо. Вот оно:

«Я должна была тебя покинуть, мой единственный друг. Не растравляй же свою боль, думая о моей. Давай представим, будто нам снится чудный сон, и не будем жаловаться на судьбу, ведь такие сны не длятся долго. Порадуемся тому, что мы сумели быть совершенно счастливыми три месяца подряд. Мало смертных смогут сказать о себе то же. Не забудем же друг друга никогда и станем часто вспоминать о нашей любви, чтобы возродить ее в наших душах, которые, хоть и разлучены, возрадуются ей еще с большей живостью.

Не старайся ничего обо мне разузнать. Знай, мой дорогой, что я хорошо распорядилась своими делами и всю оставшуюся жизнь буду так счастлива, как это возможно без тебя. У меня больше не будет любовников, но я желаю, чтобы ты не думал поступать так же. Я хочу, чтобы ты любил еще и еще, чтобы ты нашел себе другую Генриетту».


В «Мемуарах» Казановы о Генриетте речь зайдет еще раз в связи с событиями 1769 года. В то время он жил в Экс-ан-Провансе и непрестанно думал о ней. Он уже знал ее настоящее имя. Знал он и то, что ее замок находится поблизости. Много раз он слышал, как разные люди произносили при нем ее имя, но он упорно воздерживался от расспросов, чтобы не выдать их давнее знакомство. И все же Казанова решил напомнить ей о себе. Он подготовил письмо, в котором говорилось о том, что он в Эксе, и направился к ее замку с целью передать это письмо и ждать в карете, какова будет ее воля.

Когда Казанова прибыл на место, он протянул свое письмо слуге, вышедшему спросить, что ему будет угодно, и тот ответил, что обязательно передаст его, как только представится случай.

— А что, госпожи нет здесь? — спросил Казанова.

— Нет, месье. Она в Эксе.

— Давно ли?

— Да уже с полгода.

— А где она там живет?

— В своем доме. А сюда она приедет, как обычно, на лето, то есть недели через три.

— Не пустите ли меня внутрь, я напишу ей еще одно письмо?

— Соблаговолите войти…

Выйдя из кареты, Казанова вдруг увидел ту самую служанку, которая совсем недавно выхаживала его, когда он тяжело болел.

— Вы здесь живете? — удивленно спросил он.

— Да, месье.

— И давно?

— Десять лет.

— А у меня-то вы как оказались?

На этот вопрос служанка рассказала, что это ее госпожа велела ей отправляться туда, где Казанову свалила болезнь. Там ей надлежало поселиться в его комнате и ухаживать за ним, как за ней самой.

— Больше мне нечего рассказывать, — сказала она. — А все-таки странно, что вы с госпожой не встретились в Эксе.

— Да она, верно, никого не принимает.

— Так-то оно так, но сама-то она выезжает.

— Уму непостижимо. Я, скорее всего, видел ее, но как могло случиться, что я ее не узнал? Вы говорите, что уже десять лет при ней состоите. Сильно ли она переменилась?

— Совсем не переменилась.

Служанка удалилась, а Казанова, ошеломленный невероятным приключением, стал раздумывать, должен ли он немедленно ехать в Экс. Она у себя, докучливых гостей нет, почему бы ей не принять его? Раз она послала к нему сиделку, значит, она не забыла его, значит, она по-прежнему его любит… Что было делать?

Казанова решил написать, что будет ждать от нее ответа в Марселе до востребования. Он вручил это письмо своей сиделке, дал ей денег и отправился в Марсель.

На другой день он получил ответ Генриетты:

«Мой давний друг, ни в каком романе не встретишь истории, подобной нашей. Мы оба постарели. Поверите ли, что хотя я люблю вас по-прежнему, я рада, что вы не узнали меня? Нет, я не подурнела, но полнота изменила мой облик. Я вдова, я счастлива, богата и спешу уведомить, что, если банкиры откажут вам в деньгах, кошелек Генриетты всегда для вас открыт. Не стоит ради меня возвращаться в Экс, сейчас ваш приезд возбудит толки, а вот если вы повремените, мы сможем вновь увидеться, хоть и не на правах старых знакомых. Я счастлива, когда думаю, что, быть может, уберегла вашу жизнь, поместив к вам ту женщину, зная ее преданность и доброе сердце. Коль вы пожелаете продолжить нашу переписку, я в меру своих сил буду поддерживать ее. Мне до крайности любопытно было бы узнать, что сталось с вами после побега из Пьомби. Теперь, когда вы доказали, что умеете хранить тайны, я могу открыть вам, как случилось, что мы повстречались в Чезене, почему я воротилась на родину. Об этом не знает никто, только господин д’Антуан отчасти посвящен в эту историю. Я благодарна вам, что вы не стали здесь никого расспрашивать обо мне. Прощайте».

Письмо это убедило Казанову, что Генриетта образумилась и прежний пыл в ней угас, да и в нем самом тоже. Она была счастлива, а он — нет. Если бы он ради нее вернулся в Экс, то люди догадались бы о том, о чем им ведать не положено. И что ему было делать? Стать ей обузой? Он ответил ей длинным посланием, в котором предлагал продолжить переписку. В общих чертах он поведал ей свои злоключения, а она в подробностях пересказала ему свою жизнь. Всего она написала ему тридцать или сорок писем, но больше они так и не увиделись.

Глава шестнадцатая

Метод кнута и пряника от коварной Шарпийон

Девица эта, по собственному ее признанию, замыслила против меня худое еще прежде, чем свела со мною знакомство.

Джакомо Казанова

В июне 1763 года Казанова приехал в Лондон. Там он некоторое время жил на широкую ногу (спасибо маркизе д’Юрфе), сняв себе квартиру в самом элегантном районе города, был даже представлен королю Георгу III и королеве, но одна роковая женщина все испортила, сумела посадить его в тюрьму и чуть не довела до самоубийства.

Произошло это следующим образом. Через шесть месяцев своего нахождения в Лондоне Казанова начал сильно скучать, так как все это время у него не было возлюбленной. «Такого со мной еще не было, и причина оставалась мне неясной», — честно написал он по этому поводу. С мужчинами так иногда случается — ну никто вокруг не нравится. Кто-то в таких случаях начинает пить, кто-то с головой уходит в работу… Казанова нашел иное решение. Он дал объявление: «Сдам меблированную квартиру на втором этаже и приглашаю одинокую и независимую девушку, говорящую по-английски и по-французски, которая не станет принимать визитеров как днем, так и ночью. Владелец квартиры ищет не выгоды, а общения».

Это довольно откровенное объявление произвело сенсацию, и он стал принимать десятки молодых женщин, но всех их, в конце концов, отослал прочь. Все было не то. На двенадцатый день к нему пришла очень красивая девушка, назвавшаяся именем Шарпийон. Как выяснилось, это была не первая их встреча. Первая случилась гораздо раньше — четыре года назад, в Париже. Находясь в ювелирной лавке, Казанова тогда заметил хорошенькую девочку, которая упрашивала сопровождавшую ее женщину купить ей серьги, цена которых, по мнению этой женщины, была слишком высока. В тот момент Казанова был вполне обеспечен, и лишние три луидора не могли отразиться на состоянии его кошелька. К тому же ему всегда нравилось делать широкие жесты, и он, недолго думая, купил девочке серьги, совершенно не подозревая, какую зловещую роль она еще сыграет в его жизни.

Казанова вскоре забыл об этой встрече, но девочка запомнила его и теперь решила не упускать: ведь если господин тогда был так щедр «просто так», то сколько же можно было поиметь с него сейчас, если взяться за дело с умом…

Ей было семнадцать лет. Ее бабушка Катарина Бруннер, дочь пастора, была родом из Берна и взяла себе фамилию своего любовника, от которого имела четырех дочерей. Так она стала Катариной Аугшпургер, ее дочь — Розой-Элизабет Аугшпургер, а внучка, то есть девушка, о которой идет речь, — Марианной Аугшпургер по прозвищу Шарпийон. В 1759 году она приехала в Лондон и стала кормить себя и всю семью своими прелестями.

Надо сказать, что она обладала поистине ангельской внешностью. Волосы у нее были русые, глаза — голубые, а кожа — белоснежная. Грудь ее, хотя и небольшая по размерам, отличалась совершенством формы, а походка была уверенная и исполненная достоинства. Любой, кто видел ее впервые, был уверен, что перед ними сама чистота и невинность. Но впечатление это было обманчивым.

Едва увидев Казанову, она воскликнула:

— Как, вы в Лондоне уже давно, и мы смогли увидеться только сейчас!

После этого она пригласила его на обед в свой дом. Там он сразу узнал ее мать (бывшую куртизанку, а проще говоря — ту еще потаскуху). Скоро пришли бабушка Катарина, тетки и некий тип по имени Анж Гудар, которого Казанова знал по Парижу. Официально он считался писателем, но на самом деле был бессовестным авантюристом, готовым на все, лишь бы раздобыть денег.

Компания показалась Казанове дурной, но он не смог удалиться. А два дня спустя Шарпийон пришла к нему, чтобы поговорить, как она выразилась, «о деле». Казанова должен занять ее тетке сто золотых гиней на шесть лет, чтобы та могла изготовить и наладить продажу разработанного ею «эликсира жизни».

Вечером Казанова сказал прекрасной Шарпийон, что сто гиней для ее тетки готовы, а потом попытался овладеть ей, но напрасно. Она оттолкнула его и со смехом сказала:

— Вы никогда не сможете взять меня ни деньгами, ни силой.

Казанова не особенно и расстроился. Подумаешь, недотрога… Он был уверен, что через пару недель и не вспомнит о ней. Однако рано утром к нему пришла за обещанной сотней гиней тетка Шарпийон и заявила:

— Моя племянница — всего лишь ребенок, но у нее нежное сердце. Она вас любит. Она сама мне об этом сказала, но она боится, что ваше чувство — это всего лишь каприз.

— И вы можете доказать мне, что это правда? — спросил удивленный Казанова.

— Конечно. Я провожу вас к ней, и, поверьте, вы не вернетесь домой неудовлетворенным.

Эти слова заставили Казанову вскочить. А вот следующие слова вообще разожгли в его душе пламя.

— Моя племянница сейчас принимает ванну. Я про вожу вас до ее комнаты, и она сама скажет, что она хочет.

— В комнате, где она принимает ванну? — взволнованно переспросил Казанова. — Вы не обманываете меня?

— Нет, конечно, следуйте за мной.

Потом она привела его домой и буквально втолкнула в комнату, где сидела в ванне обнаженная Шарпийон. Она гневно закричала, чтобы он вышел. Но он стал пожирать ее взглядами и не подчинился. Зрелище, надо сказать, было великолепное…


Как-то раз к Казанове зашел Анж Гудар. Шесть месяцев тому назад он представил Шарпийон Франческо Морозини, послу из Венеции, и тот нанял ей меблированный дом, платил пятьдесят гиней в месяц, а когда проводил с ней ночь, еще и оплачивал ужин. В награду Анж Гудар получил от ее матери расписку о том, что после отъезда Морозини Шарпийон подарит ему ночь. Рассказав все это, Анж Гудар показал Казанове эту расписку.

После этого Казанова попросил передать Розе-Элизабет Аугшпургер, что он готов дать сто гиней за ночь с ее дочерью. На следующее утро прибежала возмущенная Шарпийон и обрушила на Казанову страшные упреки, которые, по сути, сводились к одному — он принимает ее за проститутку…

Казанова же сказал, что любит ее. Он и в самом деле совершенно потерял голову от желания, и это было видно невооруженным взглядом. В ответ Шарпийон заявила, что тоже может полюбить его, но для этого он должен четырнадцать дней подряд ухаживать за ней и приходить каждый день.

Напрасно Казанова умолял ее хотя бы об одном поцелуе, четырнадцать дней подряд осыпая предмет своей безумной страсти дорогими подарками. Шарпийон просто издевалась над ним, играя с ним в кошки-мышки. Она буквально изводила влюбленного в нее Казанову, то распаляя его, то удаляясь. Наконец, она пригласила его к себе, и в ее комнате он увидел постель, устроенную прямо на полу. Мать пожелала ему доброй ночи и спросила, не хочет ли он оплатить обещанные сто гиней вперед.

Когда мать ушла, Шарпийон разделась и потушила свечи. Он обнял ее, но она лежала, скрестив руки и ноги, склонив голову к груди и замотавшись в ночную рубашку. Казанова умолял ее, проклинал, пытался бороться, катал ее, как мешок, разорвал ее ночную рубашку, но так ничего и не добился. «Она сопротивлялась мне целых три часа», — написал он впоследствии, и это была чистая правда. Разъяренный и возмущенный Казанова ушел домой, дав себе слово немедленно забыть неприступную и вероломную красавицу. Впрочем, нетрудно догадаться, что этого не произошло, и наш герой, словно завороженный, был и дальше готов плясать под дудку распутной девчонки, стоило той лишь наиграть на ней первые несколько нот «чарующей мелодии любви».


Несколько дней потом Казанова лежал больным. Шарпийон писала ему, что она тоже больна и что он должен встретиться с ней еще раз. Пришел сводник Анж Гудар и рассказал, что вся семья ломает голову над тем, как Казанове подступиться к Шарпийон снова.

Наконец, пришла и она сама, в первый раз подставила ему щеку для поцелуя, но он этим гордо пренебрег. Тогда она обнажила себя до пояса, будто показывая следы его дурного обращения. Она была так хороша, что Казанова вмиг забыл обо всех своих решениях, а когда он распалился и потянулся к ней, она резко прикрылась и сказала, что очень виновата перед ним.

Казанова назвал ее подлым дьявольским созданием и велел ей уйти, но она просила выслушать ее. Смысл того, что она ему после этого выдала, сводился к тому, что она готова принадлежать ему на тех же условиях, что и с господином Морозини.

Каким же дураком показал себя тогда Казанова! Возможно, любовь и делает кого-то весьма ловким, но вот умных она порой делает совершенными глупцами. Он нашел дом в Челси, снял его, заплатил матери Шарпийон сто гиней. Они даже провели одну ночь вместе, но она вновь отказала ему, сославшись на временные физиологические причины. Все его усилия так и не смогли сломить ее сопротивления, и лишь под утро он понял, что она вновь его обманула. Вне себя от ярости, он дал ей пощечину и пнул ногой, после чего она упала на пол. Из носа у нее потекла кровь. На шум прибежал хозяин дома, и она стала что-то говорить ему по-английски…

Казанова пошел к себе домой и двадцать четыре часа пролежал в постели. Он презирал самого себя и никого не желал видеть. Немного придя в себя, он написал Шарпийон письмо, в котором в изысканных, но достаточно жестких выражениях потребовал вернуть ему его деньги. Вместо ответа к нему прибыл Анж Гудар и заявил, что девушка готова на все, но лишь в том случае, если он лично явится к ней и попросит…

Так могло продолжаться до бесконечности, и Казанова прекрасно понимал это. Но он ничего не мог поделать. Эта злосчастная любовь на тридцать восьмом году жизни сделала его форменным идиотом, лишенным последних остатков самолюбия.


Через пару дней Казанова решил как-то развеяться и имел неосторожность пригласить большую компанию на загородную прогулку в Ричмондский парк, уточнив, что восемь человек как раз разместятся в двух имеющихся у него экипажах. Шарпийон, естественно, в число приглашенных не входила. Но ее это не смутило.

— Вас восемь, — заявила она, — а я буду девятой.

Казанова побелел от гнева, но промолчал, сделав вид, что ничего не произошло. Когда все благополучно прибыли на место, Казанова стал осыпать Шарпийон ругательствами. Но она повсюду следовала за ним, а потом, едва они чуть-чуть отстали от остальных гуляющих, усадила его на траву и атаковала такими страстными словами и ласками, что Казанова не выдержал.

— А как же та ночь? — спросил он.

— Ах, я не виновата, просто я дала обет не отдаваться никому вне дома.

— Зачем же тогда ты пришла?

— Это маменька все устроила…

От нежного щебета Шарпийон у Казановы закружилась голова. С огромным трудом он все же взял себя в руки и потребовал вернуть ему деньги.

— Они лежат у меня дома, приходите, и вы их получите, — ответила она.

Казанова был совершенно растерян и замолчал. Инициатива вновь перешла к Шарпийон. Уступая ее ласкам, он обнял ее и хотел было поцеловать, но тут она вдруг оттолкнула его, вскочила и с наглой усмешкой направилась по тропинке к выходу из парка. Не выдержав подобного издевательства, Казанова догнал ее, выхватил кинжал и приставил его к ее груди.

Наблюдавшая за этим компания украдкой посмеивалась, посчитав, что «милые бранятся — только тешатся». Казанова отчетливо понимал, что он пропащий человек, и был готов провалиться сквозь землю…


Несколько дней спустя, возле дверей ее дома он случайно наткнулся на молоденького парикмахера, приходившего каждый четверг завивать волосы Шарпийон. Мучимый ревностью, Казанова спрятался за угол дома и стал наблюдать. Вскоре из дома вышла мать Шарпийон. А вот парикмахер, похоже, уходить не собирался. «Тем лучше, — подумал Казанова, — некому будет поднимать шум». Когда его терпение окончательно лопнуло, он позвонил в дверь. Когда она отворилась, он ворвался в гостиную и подобно разъяренному быку налетел на несчастного парикмахера. Тот оказался парнем ловким и сумел убежать, зато Шаприйон получила по полной программе. Но и ей удалось вырваться через какое-то время и бежать на улицу. Догонять ее Казанова не стал.

Как только она исчезла в темноте, его гнев мгновенно прошел, но тут появилась мать Шарпийон и, быстро сообразив, что произошло, начала громко кричать:

— Моя бедная дочь! Она погибла! Ночью в Лондоне!

Казанова испугался. Ему стало безумно жалко избитую им Шарпийон, но еще больше он жалел себя, ибо теперь английский суд наверняка приговорит его к серьезному наказанию. Старая мегера Аугшпургер уж точно найдет необходимых свидетелей, подаст жалобу, и он кончит свои дни в тюрьме.

Он попросил мать Шарпийон немедленно сообщить ему, когда ее дочь вернется, и пообещал возместить все расходы. Он вернулся домой, когда уже было два часа ночи.

В восемь утра пришла служанка и сказала, что мисс Шарпийон вернулась домой очень больной. Казанова тут же побежал к ней, но его не впустили. Мать Шарпийон и ее тетки заголосили на всю улицу:

— Пришел Казанова, наш палач, спасите нас!

На следующий день он снова был у ее дома, и ему сказали, что Шарпийон лежит в смертельных конвульсиях. Она якобы уже получила последнее причастие и не проживет и часа. Казанова почувствовал, как что-то ледяное больно сжало его сердце. Он пошел домой, твердо решив покончить с собой…


Дома преисполненный горьких мыслей Казанова положил часы, остатки драгоценностей и кошелек в шкатулку, которую запер в письменный стол, и написал венецианскому послу, что после его смерти его имущество должно отойти к господину Брагадину.

После этого он взял пистолет и пошел к Вестминстерскому мосту, чтобы утопиться в Темзе. По пути он купил полные карманы свинцовых пуль, так как решил выстрелить на мосту себе в висок, чтобы тело его упало в воду и тотчас камнем пошло ко дну. Он не хотел оставлять себе ни единого шанса. Его совесть запрещала ему пережить смерть Шарпийон.

Однако на мосту он встретил шевалье Эгарда — одного из своих приятелей-англичан.

— Почему вы так мрачны? — спросил тот.

Потом он заметил рукоятку пистолета в кармане Казановы.

— Вы идете на дуэль?

Несмотря на все попытки Казановы пройти мимо, шевалье Эгард не уступал ему дорогу. Тогда Казанова сказал себе, что от одного дня уже нечего не зависит, и пошел с ним.

Они вошли в заведение «Канон Кофе Хауз», где две очаровательные англичанки станцевали для них обнаженными под аккомпанемент оркестра слепых музыкантов. Теперь Казанова был уже не так подавлен, как еще час назад. К нему вернулась способность думать, и он рассказал обо всем своему приятелю. Выслушав его, молодой англичанин заплатил за все, а потом, посоветовав махнуть рукой на проблемы, повел Казанову в знаменитый на весь Лондон танцзал, чтобы вкусить там продажной любви. К своему удивлению, Казанова увидел в этом танцзале… свою Шарпийон — живую и здоровую!

Казанова не мог поверить своим глазам. Разве Шарпийон не умерла? Сердце Казановы забилось так сильно, что он не смог и пошевелиться, ведь он уже похоронил ее и оплакал! Ведь он только что из-за нее чуть не покончил с собой! Да что же это такое! Да ведь это… И только через несколько минут он, наконец, с необычайной ясностью осознал, что мерзавка и на этот раз обманула его.

Придя в себя, он сказал шевалье Эгарду, что обязан ему жизнью, а тот заверил его, что за такие вещи он может посадить Шарпийон и ее мать в тюрьму.


Казанова был настолько зол, что и в самом деле подал на мамашу и ее отвратительную дочь в суд, обвинив их в обмане и вымогательстве. Женщин арестовали, но те, в свою очередь, обвинили Казанову в насилии, привели свидетелей, и, в конечном итоге, в тюрьму посадили не их, а Казанову.

— Господин Казанова из Венеции, — объявил толстый судья по имени Джон Филдинг, — вы приговариваетесь к пожизненному заключению.

— Но за что? — возмутился Казанова. — Что я такого сделал?

— Вы правы, — спокойно ответил ему судья, — мы находимся в стране, где не наказывают людей, не объяснив им, за что. Вы приговорены на основании показаний двух свидетелей за то, что совершили насилие над молодой девушкой.

— Но это ложь! Эта девушка — настоящее чудовище!

— Но ведь есть два свидетеля.

— Два лжесвидетеля, господин судья!

— Вы имеете полное право подать протест на вынесенное решение…

Поняв, что дальнейшие препирательства бесполезны, Казанова обратился к судебному исполнителю, и тот пояснил ему, что для освобождения требуется залог в двадцать гиней.

Необходимый залог был найден, Казанову освободили, и он пошел домой, как он сам потом выразился, «смеясь над своими неудачами».


Понимая, что он уже ничего не изменит в этом продажном городе, Казанова купил попугая и научил его произносить фразу: «Шарпийон — еще большая шлюха, чем ее мамаша». После этого он поручил своему слуге несколько раз в день гулять с птицей по самым людным местам Лондона, и очень скоро над словами попугая уже смеялась вся английская столица.

Шарпийон со своей матерью пригрозили снова подать на него в суд, но выяснилось, что попугая нельзя осудить за оскорбление личности, а чтобы привлечь ее хозяина, нужны были два свидетеля, которые подтвердили бы, что это именно он научил птицу таким словам. Как мы уже поняли, лжесвидетелей в Лондоне было хоть отбавляй, но всем им надо было платить, а на это ни у Шарпийон, ни у ее мамаши уже не было средств.

В середине марта 1764 года Казанова покинул Лондон. Он потом еще долго переживал историю с Шарпийон. Конечно, женщины нередко отказывали ему, но никто и никогда не издевался над ним так жестоко и в такой изощренной форме.

На континент Казанова прибыл в самом жалком состоянии: без денег, с уязвленным самолюбием и с потерянной верой в свою неотразимость. По сути, он превратился в жалкое подобие самого себя годичной давности.

«Я закончил жить и начал умирать», — написал потом Казанова. Сказано, пожалуй, излишне драматично, но с тех пор Фортуна и в самом деле перестала одаривать его своей лучезарной улыбкой. Факт исторический: Казанове после унижения от Шарпийон уже не удавалось проворачивать такие грандиозные авантюры, как организация лотереи во Франции или «перерождение» престарелой маркизы д’Юрфе.

Глава семнадцатая

Встреча с Фридрихом Великим

Король предложил мне место наставника в кадетском корпусе для дворянских недорослей из Померании, недавно им учрежденном.

Джакомо Казанова

Летом 1764 года через Ганновер и Брауншвейг Казанова прибыл в Берлин и остановился на постоялом дворе «У трех линий», что на Постштрассе. Это заведение, бывшее тогда в большой моде, содержалось одной француженкой, которую звали мадам Рюфен.

Свой первый визит Казанова нанес Джованни-Антонио Кальцабиджи, который был младшим братом того, с которым Казанова в 1757 году основал в Париже лотерею. Он устраивал лотерею в Брюсселе, но разорился и был объявлен банкротом. Принужденный бежать, он приехал в Берлин с женой, которую все называли генеральшей де Ламот, так как до него она была женой генерала Антуана Дюрю де Ламота.

В Берлине Джованни-Антонио Кальцабиджи был представлен Фридриху Великому, как раз искавшему человека «с идеями», чтобы поправить государственные финансы, разоренные Семилетней войной. Королю понравился проект Кальцабиджи, он учредил лотерею в целом государстве и сделал итальянца государственным секретарем. Кальцабиджи обещал королю ежегодный доход в двести тысяч талеров, а сам должен был получать десять процентов от сбора. Первый тираж состоялся 31 августа 1763 года, и все шло хорошо в течение двух лет. Кальцабиджи был счастлив в тиражах, но король, предполагавший, что несчастливый тираж весьма возможен и рано или поздно наступит, вдруг объявил, что оставляет лотерею.

Кальцабиджи узнал об этом в тот самый день, когда к нему пришел Казанова.

— Я в большом затруднении, — сказал он. — Его Величество требует, чтобы я известил публику о том, что им было решено, а это значит — объявить о моем разорении.

— А вы не можете продолжать лотерею без королевской поддержки? — поинтересовался Казанова.

— Для этого необходимо найти два миллиона талеров.

— Это трудное дело, почти невозможное. А что если король возьмет назад свое решение?

— Я знаю вашу ловкость, господин Казанова, и хочу спросить, не возьметесь ли вы за это трудное дело?

— Я понимаю, как это трудно, и не надеюсь на успех.

— А я, наоборот, рассчитываю на успех, помня ваши прежние подвиги. Не вы ли сумели убедить всех в Париже?

— Я предпочел бы убеждать двадцать французов, чем одного короля Пруссии. И к тому же, что отвечать королю, который говорит, что боится? Все затруднение в этом.

— Если вы справитесь с этим затруднением, я обещаю вам две тысячи талеров в год.

Предложение было весьма заманчиво, и Казанова пообещал Кальцабиджи заняться этим делом. Последний королевский тираж был назначен на следующий день, и венецианец рассчитывал воспользоваться результатом тиража как аргументом в пользу продолжения лотереи. Но, к сожелению, именно в этом тираже устроители лотереи потеряли двадцать тысяч талеров. Казанова узнал, что король, услышав эту новость, сказал, что считает себя счастливым правителем, ибо потеря была ничтожна по сравнению с тем, какой она могла бы быть.

Казанова, найдя несчастного Кальцабиджи в полном отчаянии, постарался приободрить его, и для этого сказал, что лорд Кейт, любимец короля, «милорд маршал», как его называли, обещал принять его вечером.


Лорд-маршал Шотландии Джордж Кейт, с которым Казанова познакомился в свое время в Париже, принял его с распростертыми объятиями и спросил, намеревается ли он поселиться в Берлине.

Этот человек родился в 1693 году и был шотландским дворянином, имевшим наследственное право на маршальский жезл в Шотландии. Он служил под начальством герцога Мальборо, но после смерти в 1714 году королевы Анны из династии Стюартов, когда на трон вступил Георг I из Ганноверской династии, он высказался за претендента из Стюартов, был подвергнут опале и заочно приговорен к смерти. После этого он бежал на материк, жил в Испании и Венеции, а с 1747 года — в Берлине, где стал близким другом Фридриха Великого.

— Моим величайшим счастьем было бы, — сказал Казанова, — служить столь великому монарху, и в этом деле я рассчитываю на вашу поддержку.

— Моя поддержка, — усмехнулся лорд Кейт, — может быть, будет не столько полезна, сколько вредна. Его Величество никому не доверяет. Он хочет все видеть сам и обо всем судить сам. Случается даже, что он находит удивительные качества у лиц, к которым общественное мнение относится весьма строго. Напишите просто королю, что имеете честь просить у него аудиенции. При этом, если хотите, скажите ему, что я вас знаю. Его Величество, конечно, станет меня спрашивать о вас, но вы же не сомневаетесь в моей дружбе?

— И в вашей благосклонности тоже, милорд, — учтиво поклонился Казанова. — Но подумайте только, как могу осмелиться я, лицо совершенно ему неизвестное, просить аудиенции у самого короля? Это дерзко и даже бесстыдно, и мне, в лучшем случае, просто не ответят.

— Его Величество всегда отвечает всем, даже последнему из своих подданных. Делайте, что я вам говорю. Король живет теперь в Сан-Суси.

Фридрих II, известный как Фридрих Великий, король Пруссии с 1740 по 1786 год и один из основоположников германской государственности, действительно жил в Сан-Суси, одном из самых известных дворцов Гогенцоллернов, расположенном в восточной части одноименного парка в Потсдаме.

Казанова последовал совету Джорджа Кейта, сочинил просьбу об аудиенции и подписал ее, прибавив слово «венецианец». На следующий день он получил записку, подписанную просто: «Фридрих». В записке говорилось, что король будет находиться в четыре часа в садах Сан-Суси и что там можно будет ему представиться.


Прибыв на место в назначенный час, Казанова увидел в конце аллеи двух мужчин: один был в партикулярном платье, другой — в военной форме и в ботфортах, но без эполет. Это и был король.

Знаменитый Фридрих Великий играл с маленькой левреткой. Как только он увидел Казанову, он двинулся навстречу и воскликнул:

— Вы господин Казанова. Что вам от меня нужно?

Сконфуженный таким приемом, венецианец не знал, что и сказать.

— Ну, что же вы молчите? Ведь это вы написали мне?

— Да, Ваше Величество. Извините мое замешательство. Милорд маршал уверил меня…

— Ах, вот как! Он вас знает? Прекрасно, тогда прогуляемся.

Казанова постарался прийти в себя и уже хотел было приступить к предмету своей просьбы, как вдруг, сняв шляпу, Фридрих Великий сказал ему, показывая направо и налево:

— Нравится вам этот сад?

— Нравится.

— Вы льстец. Версальские сады намного лучше.

— Действительно, но благодаря своим фонтанам.

— Конечно, я бесполезно потратил три тысячи талеров на проведение воды.

— И ни одного фонтана? Это невероятно.

— Господин Казанова, уж не инженер ли вы?

Удивленный этим вопросом, венецианец опустил голову, не говоря ни да, ни нет. В прежние времена он не стал бы долго думать, чтобы не упустить подвернувшуюся возможность, но тут он просто не мог угнаться за резкими сменами тем, которые предлагал Фридрих Великий.

— Вы, наверное, служили также в моряках? — спросил тем временем король. — И сколько же у вашей республики военных кораблей?

— Двадцать.

— А действующей армии?

— Около семидесяти тысяч человек.

— Это ложь. Вы это говорите, чтобы меня рассмешить. Кстати, не финансист ли вы?

Внезапность вопросов короля, его возражения, появлявшиеся раньше ответов, все эти причуды его языка лишь увеличивали замешательство Казановы. Он чувствовал, что выглядит смешным. Он прекрасно знал, что актер, которого чаще всего освистывают, — это тот, кто конфузится, поэтому, приняв серьезный вид опытного финансиста, он ответил Его Величеству, что готов отвечать на его вопросы по теории налогов.

— Ну, что же, — засмеялся король, — тогда начинайте.

— Ваше Величество, — сказал Казанова, — я различаю три сорта налогов: первый — решительно вредный, второй — к несчастью, необходимый, и третий — превосходный.

— Начало хорошее. Продолжайте.

— Вредный налог — это тот, который собирается непосредственно королем. Необходимый налог — это тот, который платится армии, а вот превосходный налог — это тот, который взимается в пользу народа.

— Это что-то новое.

— Угодно ли будет Вашему Величеству, чтобы я объяснился?

— Извольте.

— Налог, предназначенный королю, наполняет его личную шкатулку.

— И этот налог вреден?

— Без всякого сомнения, потому что он приостанавливает денежное движение, то есть душу торговли, настоящую пружину государства.

— Однако вы считаете необходимым налог в пользу армии?

— К несчастью, ибо война — это несчастье.

— Может быть. Ну, а налог в пользу народа?

— А вот он полезен. Король одной рукой получает со своих подданных то, что возвращает им другой.

— Вы, может быть, знакомы с господином Кальцабиджи?

— Да, Ваше Величество.

— И что вы скажете о его налоге, ведь лотерея — это тот же налог?

— Налог почтенный, когда он направлен на полезные дела.

— И даже тогда, когда в результате — потеря?

— Один шанс из десяти не есть даже шанс.

— Вы ошибаетесь, — возразил Фридрих Великий.

— Значит, ошибаюсь не я, а арифметика.

— Вам, конечно, известно, что дня три тому назад я потерял двадцать тысяч талеров?

— Вы потеряли раз в два года. Я не знаю точной цифры выигрышей, но цифра потери говорит мне, что выигрыши должны были быть очень значительны в предшествующие тиражи.

— Серьезные люди считают это дело вредным.

— Мы не заботимся о добродетели, когда говорим о политике. У короля всегда есть девять шансов выиграть против одного шанса проиграть.

— Но вообще-то все эти ваши итальянские лотереи считаются надувательством.

Король, это было видно, начинал раздражаться. Возможно, происходило это потому, что он чувствовал, что Казанова прав. И венецианец решил больше не возражать.

Сделав еще несколько шагов, Фридрих остановился и вдруг заявил:

— Вы красивый мужчина, господин Казанова. Я взял бы вас гренадером в свой элитный полк.

Пока Казанова соображал, что это должно значить, король резко повернулся к нему спиной и слегка приподнял край шляпы. Это означало, что аудиенция окончена. Казанове ничего не оставалось, как удалиться, и он был убежден, что не понравился Фридриху Великому. Тем не менее, через пару дней Джордж Кейт вызвал его и сказал:

— Король мне говорил о вас. Он намеревается дать вам здесь место.

— Буду ждать повелений Его Величества, — поклонился Казанова.


И Кальцабиджи вдруг получил от Фридриха Великого позволение восстановить лотерею. Он снова открыл свои бюро и к концу месяца получил прибыль в сто тысяч талеров. Потом он выпустил тысячу акций, каждая ценою в тысячу талеров. Вначале никто не хотел их брать, но потом, видя поддержку короля, дельцы набежали толпой. Так шло несколько лет, а потом все вдруг рухнуло по вине зарвавшегося управляющего (потом Казанова узнал, что Кальцабиджи бежал в Италию и там умер).

Сам же Казанова получил от Фридриха Великого предложение стать наставником в новом кадетском корпусе для благородных померанцев. Но до этого венецианец, осматривая Потсдам, успел увидеть смотр королевской гвардии. Солдаты были великолепны. А еще ему показали простую железную кровать, на которой любил спать король. Недалеко от кровати находился стол, заваленный книгами и бумагами.

Кадетов, за которых должен был отвечать Казанова, было пятнадцать человек, и жалование ему было предложено в пятьсот талеров плюс питание и служебная квартира. Но само заведение оказалось позади конюшен, и оно состояло из нескольких помещений без всякой мебели, но с такими же кроватями, как и у самого короля.

Скромность обстановки поразила Казанову, но еще больше его поразила сцена, свидетелем которой он стал. В кадетский корпус вдруг приехал король и принялся осматривать его. Вдруг его глаза гневно заблестели, он поднял палку и ударил ею по одной из кадетских коек, под которой был замечен ночной горшок.

— Где наставник? — закричал король.

Несчастный вытянулся перед ним, и король осыпал его отборной бранью за беспорядок в казарме. Понятно, что после этого испуганный Казанова отказался от предложенного ему места. Когда он увидел Джорджа Кейта, тот посоветовал:

— По крайней мере, не уезжайте, не увидав короля и не поговорив с ним.

Казанова последовал совету и нашел Фридриха Великого во дворе дворца, посреди множества офицеров, шляпы которых были украшены перьями и золотыми галунами. На Фридрихе был, как и в первый раз, когда Казанова увидел его, простой мундир без эполет и высокие ботфорты.

Что касается одежды, король был слишком велик, чтобы обращать на нее хоть какое-то внимание. Кстати, и его армия до самой его смерти ходила в таком же платье, в каком была при его восшествии на престол. Сам же Фридрих фанатично любил порядок и пренебрегал даже самыми нужными переменами, причем исключительно потому, что это были перемены. Следуя такому образу мыслей, его слуги и в 1785 году имели того же покроя платье, как и сорок лет назад. Постоянство короля в подобных мелочах соответствовало твердости его характера и мыслей. Это-то и стало истинной причиной того, что Казанова испугался его предложения и предпочел не становиться винтиком в этой мощной, но не самой презентабельной машине.

Король делал смотр. Увидев Казанову, он резко спросил:

— Ну, когда вы отправляетесь?

— Дня через четыре, если Ваше Величество позволит.

— С удовольствием. Прощайте.

Так бесславно закончилась попытка нашего героя обосноваться в Пруссии. С надеждами на эту страну теперь было покончено. А жаль, Берлин так понравился Казанове. Что было делать дальше, он не знал, а посему был разочарован и до крайней степени удручен.

Глава восемнадцатая

Сомнительные похождения в России

Напрасно искал я счастья в Берлине и в Петербурге.

Джакомо Казанова

Что делают все иностранные «звезды», понимающие, что их славе пришел конец? Они едут в Россию. К сожалению, так было, есть и будет всегда. Вот и Казанова осенью 1764 года, основательно нагрузившись рекомендательными письмами, отправился в Россию. Он ехал в эту далекую и холодную страну, чтобы поправить свои дела, ведь предыдущий год был одним из самых скверных в его жизни. В ту пору (да и не только в ту) Россия в представлении просвещенных европейцев находилась за пределами цивилизованного мира, но все были уверены, что, несмотря на ужасный климат и дикие нравы, там можно сделать стремительную карьеру, потому что там все пьют водку, а людей образованных и предприимчивых просто нет.

Казанова сначала прибыл в Ригу и пробыл там до 15 декабря, а затем отправился в Санкт-Петербург, имея цель очаровать, ни много ни мало, саму русскую императрицу, чтобы стать ее фаворитом.

В Санкт-Петербурге Казанова снял себе отличную квартиру из двух просторных комнат с кухней и комнатой для прислуги на Миллионной улице.

Город поразил Казанову своим странным видом. «Мне казалось, — написал потом он, — что я вижу колонию дикарей среди европейского города. Улицы длинные и широкие, площади огромные, дома громадные. Все ново и грязно. Его архитекторы подражали постройкам европейских городов. Тем не менее, в этом городе чувствуется близость пустыни Ледовитого океана. Нева не столько река, сколько озеро. Легкость, с которой штутгартский немец — хозяин гостиницы, где я остановился, объяснялся со всеми русскими, удивила бы меня, если бы я не знал, что немецкий язык очень распространен в этой стране. Одни лишь простые люди говорят на местном наречии».

Особые надежды Казанова возлагал на конфиденциальные письма масонов к своим российским собратьям. И не зря. Именно эти рекомендации помогли ему завязать дружеские отношения со многими высокопоставленными военными и вельможами. Вскоре его принимали приближенные императрицы: камергер Семен Кириллович Нарышкин, глава русских масонов Иван Перфильевич Елагин и другие. Умнейшая княгиня Екатерина Романовна Дашкова, долго жившая за границей и водившая дружбу с Адамом Смитом, Вольтером и Дидро, также пожелала познакомиться с Казановой и пригласила его в свое загородное имение. К тому времени ее уже удалили от двора, и она жила в трех верстах от Санкт-Петербурга (она помогла императрице взойти на престол, рассчитывая править вместе с ней, но Екатерина умерила ее честолюбие). Княгиня свела Казанову с графом Никитой Ивановичем Паниным, государственным канцлером и воспитателем Павла Петровича (сына императрицы и будущего императора Павла I).

Благодаря содействию графа Панина, Казанова получил, наконец, возможность увидеться с Екатериной Великой.

Произошло это при следующих обстоятельствах: граф известил Казанову, чтобы он приходил в Летний сад, где императрица любила совершать утренний моцион. То есть была запланирована не аудиенция, а встреча в саду, и Казанова был немного разочарован, но он не мог отказаться.

В назначенный час Казанова прогуливался среди мраморных скульптур и фонтанов сада, волнуясь, словно ему предстояло первое свидание. Наконец появилась императрица, а впереди нее важно вышагивал Григорий Григорьевич Орлов, ее фаворит. Рядом с Екатериной шел граф Панин. Поравнявшись с Казановой, он остановился. Остановилась и императрица. Граф Панин что-то прошептал ей на ухо, и она, поприветствовав Казанову ободряющей улыбкой, спросила:

— Нравится ли вам здесь?

Казанова рассыпался в похвалах мудрости Петра Первого, велевшего заложить столь прекрасный парк, и он потом еще с полчаса толковал обо всем, что мог припомнить достойного в России, к досаде мрачного фаворита Орлова и к тайному удовольствию графа Панина, который был уверен, что сплел отличную паутину и императрица в нее угодила.

Свои впечатления от русской императрицы Казанова потом описывал так: «Государыня, роста невысокого, но прекрасно сложенная, с царственной осанкой, обладала искусством пробуждать любовь всех, кто искал знакомства с нею. Красавицей она не была, но умела понравиться обходительностью, ласкою и умом, избегая казаться высокомерной».

Лишь через полчаса Казанова осмелился заикнуться о своих грандиозных проектах в России. Учитывая проницательный ум Екатерины и ее склонность к новинкам, он хотел подарить ей две идеи: уничтожить разницу в календарях (Россия жила по юлианскому календарю) и ввести у русских денежную лотерею. Однако Екатерина даже не позволила ему толком начать и, тяжело вздохнув, сказала:

— Вы пишете на бумаге, которая все стерпит, я же, бедная императрица, имею дело с людьми.

Практически это был ясный ответ «нет», и даже не начавшийся разговор был окончен. Лишь о лотерее императрица вскользь заметила:

— Меня хотели убедить, чтобы я допустила ее в моем государстве. И я согласилась бы, но только при условии, что наименьшая ставка будет в один рубль, дабы помешать играть беднякам.

Казанова быстро прикинул: рубль в России — это очень большие деньги, а посему число участников лотереи резко сузилось бы и все предприятие стало бы гарантированно невыгодным для его устроителей. Это был не вариант. Но он и не думал сдаваться. Воспользовавшись тем, что день выдался пасмурным, он сказал, что погода в России не совпадает с истинным календарем, по которому живет вся Европа.

— Это верно, — согласилась императрица. — Ваш календарь, введенный папой Григорием XIII, отличается от нашего на одиннадцать дней.

— А не было бы принятие григорианского календаря деянием, достойным Вашего Величества?

На это Екатерина с ласковой улыбкой ответила, что России больше подходит традиционный юлианский календарь.

— Но к концу века, — попробовал возразить Казанова, — разница вырастет до двенадцати дней!

— Все уже предусмотрено, — ответила на это Екатерина, — последний год нынешнего столетия, который по григорианской реформе не будет високосным, таким же будет и в России. А посему никакого увеличения разницы, по сути, между нами не выйдет.

— Но…

Императрица жестом повелела Казанове замолчать и, рассмеявшись, сказала:

— Господин венецианец, я просто не имею права нанести подданным моим великую обиду, убавив на одиннадцать дней календарь и тем самым лишив дней рождения или именин почти три миллиона душ. А то скажут потом, что это я по своему неслыханному тиранству убавила всем жизнь на одиннадцать дней. Скажут, непременно скажут, шельмы, что я и в Бога не верую…

После этого Казанове оставалось лишь почтительно склонить голову, а императрица величественно удалилась. Удалился и граф Панин, даже не удостоив Казанову каким-нибудь ободрительным жестом. Это было полное поражение, и оно надолго осталось занозой в сердце нашего просвещенного европейца.


И, конечно же, в России Казанова попытался, по обыкновению своему, завести роман, но у него все как-то не получалось, и он сам себя утешал: мол, не за этим приехал.

Ничего не вышло и в Москве, которая, в принципе, понравилась Казанове больше Санкт-Петербурга. «Тот, кто не видел Москвы, — написал он потом, — не видел России, а кто знает русских только по Петербургу, не знает в действительности русских. В Москве жителей города на Неве считают иностранцами. Особенно любезны московские дамы: они ввели обычай, который следовало бы распространить и на другие страны — достаточно поцеловать им руку, чтобы они поцеловали вас в щеку».

А вот еще одно впечатление Казановы: «Москва — единственный в мире город, где богатые люди действительно держат открытый стол; и не нужно быть приглашенным, чтобы попасть в дом. В Москве целый день готовят пищу, там повара в частных домах так же заняты, как и в ресторанах в Париже… Русский народ самый обжорливый и самый суеверный в мире».

Трудно себе представить, сколько ручек пришлось перецеловать Казанове и в скольких домах он умудрился поесть и попить, не будучи приглашенным. В плане амурном все было безрезультатно.

Однажды он даже пошел за одной дамой, которую просто увидел на улице. Она шла очень уверенно, размашистым шагом, так что Казанова поспевал за ней с определенным усилием. При этом он и понятия не имел, что скажет ей, если она остановится, обернется и спросит, зачем он за ней идет. Да он и сам не знал, зачем он это делает. Он просто шел, словно подчиняясь чьему-то неслышному приказу.

И она остановилась. И она спросила. Казанова замялся и пробормотал по-французски:

— Мне просто хотелось знать, что вы… Сейчас уже поздно… Вы не должны ходить одна — это опасно…

Дама смерила Казанову презрительным взглядом, пожала плечами и снова спросила, перейдя на французский:

— Почему вы шли именно за мной?

— Я не знаю, — честно сказал Казанова. — Любопытство… Восхищение… Глупость…

— И часто вы это делаете? Я имею в виду — преследуете женщин?

Казанова покраснел и покачал головой:

— Я никогда раньше ничего подобного себе не позволял, и я до сих пор не понимаю, зачем я это сделал.

То, что он Джакомо Казанова, венецианец, по склонностям — ученый, а по привычкам — независимый человек, путешествующий для удовольствия, уже никого не интересовало. Дама лишь хмыкнула в ответ на его слова и пошла себе дальше.


Вернувшись в Санкт-Петербург, Казанова был приглашен в гости к одному гамбуржцу по имени Бомбах, которого он знавал в Англии, куда тот бежал, наделав долгов. Теперь он переехал в Россию, где ему посчастливилось поступить на военную службу, завести себе дом и прислугу. Этот человек, как и Казанова, любил женщин, хороший стол и азартную игру. А теперь он усердно волочился за француженкой Ля Ривьер, приехавшей в Россию со своим любовником, а та охотно принимала его ухаживания. Эта парочка была в центре всеобщего внимания, так как все знали, что эта француженка зарабатывает тем, чем ее наградил Бог. А Бог наградил ее весьма щедро, и она прекрасно отдавала себе в этом отчет, говоря со смехом, что все свои деньги хранит в карманах окружающих ее мужчин.

Пирушка вышла веселая. Господин Бомбах не сводил глаз с понравившейся ему искательницы приключений. Рядом с Казановой сидели братья Лунины, в ту пору простые поручики. Об этом нам рассказывает в своих «Мемуарах» сам Казанова, и по ряду признаков нетрудно предположить, что это были сыновья тайного советника Михаила Киприяновича Лунина. Одного из них звали Александром Михайловичем. Он был на двадцать лет моложе Казановы (позже он станет генерал-майором и губернатором Полоцка). Его брата звали Петром Михайловичем, и он был еще на четырнадцать лет младше (позже он станет генерал-лейтенантом). Кстати сказать, был у них еще один брат — Сергей Михайлович, сын которого — Михаил Лунин — станет потом известным декабристом и будет сослан в Сибирь.

Белокурый красавчик Петр Лунин был любимцем одного знатного вельможи — статс-секретаря императрицы Григория Николаевича Теплова. Как утверждает Казанова, он был «умным малым», который «не только плевал на предрассудки, но и поставил себе за правило добиваться ласками любви и уважения всех порядочных людей, с коими встречался». Проще говоря, он не только ставил себя выше всяких предрассудков, но и не стеснялся гордиться тем, что своими ласками мог пленить любого мужчину.

Предположив в гамбуржце Бомбахе те же наклонности, что и в господине Теплове, он решил, что унизит Казанову, если не отнесется к нему соответствующим образом. В результате, он сел за стол рядом с ним и принялся так усиленно кокетничать, что венецианец даже сначала совершенно чистосердечно принял его за девицу, переодетую в мужскую одежду.

После обеда, расположившись у огня рядом с ним, Казанова сообщил ему о своих подозрениях. В ответ Петр Лунин, дороживший своей принадлежностью к сильному полу, тотчас же выставил напоказ убедительное доказательство ошибки Казановы. А потом, желая проверить, сможет ли гость остаться равнодушным к его красоте, он приступил к решительным действиям. Грубо говоря, он придвинулся к Казанове и, убедившись, что привел его в восторг, занял позицию, необходимую, как он сказал, «для обоюдного блаженства».

И «обоюдное блаженство» неминуемо бы свершилось, если бы француженка Ля Ривьер, оскорбленная тем, что какой-то юноша в ее присутствии покушается на ее законные права, не вцепилась в него, вынудив отложить этот сомнительный подвиг до другого времени.

Дальнейшее сам Казанова описывает следующим образом:

«Их стычка изрядно меня посмешила, но поскольку я не был тут безучастным свидетелем, то почел долгом вмешаться. Я спросил у девки, по какому праву лезет она в наши дела, а Лунин принял это за изъявление моего к нему расположения. Он выставил напоказ свои прелести, обнажил красивую белую грудь и подзадорил девку сделать то же, от чего она отказалась, обозвав нас мужеложниками, на что в ответ мы именовали ее б…, и она нас покинула. Мы с юным россиянином явили друг другу доказательства самой нежной дружбы и поклялись хранить ее вечно».

То, что они «явили друг другу», уединившись в соседней комнате, мы оставим на их совести. Скажем лишь, что вернулись они в общую залу нескоро.

Ближе к ночи началась настоящая оргия: француженка Ля Ривьер неутомимо услаждала нескольких мужчин, включая Лунина-старшего и Бомбаха.

И только Петр Лунин с Казановой, пресыщенные, сидели у огня.

«Мы напоминали двух добродетельных старцев, кои снисходительно взирают на безумства буйной молодости», — вспоминал потом Казанова.

Что это было? Люди говорят, что любовь слепа. Но не до такой же степени, чтобы быть слепой и в отношении пола… Конечно же, при всем своем сластолюбии Казанова никогда не был гомосексуалистом. Да, он презирал женскую сущность, но он любил только женскую натуру.

Удивительно, но в России нормальные галантные похождения почему-то явно не занимали основного места в жизни Казановы. Его «обоюдное блаженство» с молодым Луниным, будущим дядей декабриста Михаила Лунина, выглядит двусмысленным. Очевидно, что известный бабник до этого не был поклонником подобных отношений, но, как говорится, никогда не стоит терять надежды: гомосексуальность может настигнуть мужчину в любой момент и в любом возрасте.

Мы никого не собираемся осуждать, ни Казанову, ни Петра Лунина, ни многих других известных и вполне уважаемых людей. В конце концов, кто-то любит человека в себе, кто-то себя в человеке, а некоторые — и то и другое. Каждый делает что хочет, и если «это» не сопряжено с насилием, не нарушает прав никакого другого человека, то оно и не может быть предметом осуждения или преследования.


А вот дальше Казанову, что называется, понесло. Как-то раз, прогуливаясь в Екатерингофе со своим новым другом Степаном Степановичем Зиновьевым, будущим послом России в Испании, он увидел крестьянку изумительной красоты. Она испугалась прилично одетых незнакомцев и убежала в избу. Мужчины вошли за ней следом. В темной горнице находились отец, мать и дочь.

Девушка была как раз во вкусе Казановы: «Грудь ее еще наливалась, ей было всего тринадцать лет, и не было приметно явственных следов созревания. Бела, как снег, а черные волосы еще пущий блеск придавали белизне».

Казанова переговорил с Зиновьевым, а тот перевел отцу: барин-иностранец хочет взять его дочь в услужение, с исполнением супружеских обязанностей.

Отец почесал в затылке и ответил:

— Сто рублев.

— Почему так дорого?

— За девство.

Цена действительно была высока, но учитывая, что в дальнейшем никакого жалования наложнице не полагалось, нужно было только кормить и одевать, то сделка выходила фантастически выгодной.

Вся эта сцена удивила, рассмешила и озадачила Казанову. Он был просвещенным европейцем, демократом и поклонником Вольтера, и вдруг он в самом прямом смысле этого слова покупал себе девушку, словно та бессловесное животное. Между тем, девушка нисколько не возражала против такого торга, наоборот, явно желала переменить свою участь.

— Могу ли я с ней спать? Могу ли я отослать ее обратно, если она мне надоест?

На все вопросы Казанова получил твердое «да». Только увезти ее с собой за границу он не имел права, а еще он обязан был отпускать ее в баню по субботам и в церковь по воскресеньям.

— А если она не захочет спать со мной?

— Такого быть не может. Вы барин — велите ее высечь.

И Казанова сдался:

— Держите сто рублей.

После этого Казанова усадил рабыню в карету и увез ее в свое жилище на Миллионной.

На правах настоящего рабовладельца он дал ей знойное имя Заира (так звали наложницу султана в одноименной трагедии Вольтера).

Потом он одел свою Заиру на французский манер («красиво, но без роскоши»), научил немного говорить по-итальянски («прескверно, но довольно, чтобы изъяснить, чего ей надобно»). Они если и не полюбили друг друга, то чувствовали взаимную привязанность. Заира ревновала, когда друг-хозяин загуливал.

В конце концов, Казанова стал ее поколачивать. Вначале, как истинный демократ, он старался воздействовать на Заиру только ласковым убеждением, но вскоре согласился, что правы его русские друзья, говорившие ему: «Слова тут силы не имеют, убеждает только плеть. Слуга, рабская душа, почешет в затылке после порки и решит: „Барин меня не гонит, раз бьет, значит, любит, я должен верно ему служить“».

Один раз Казанова вернулся домой уже на рассвете и едва успел увернуться от брошенной в него бутылки — Заира была в бешенстве от ревности. Казанова потом вспоминал:

«Я являюсь домой, вхожу в комнату и по чистой случайности увертываюсь от бутылки, которою Заира запустила мне в голову; она бы меня убила, попав в висок. Она задела мне лицо. Безумица в бешенстве бросается оземь, колотится головой об пол; я бегу к ней, насильно хватаю, спрашиваю, что с ней, и, решив, что она лишилась разума, думаю кликать людей. Она утихомиривается, но разражается потоком слез, называя меня предателем и душегубцем. Чтобы уличить меня в преступлении, она показывает мне каре из двадцати пяти карт и читает по ним, что гульба задержала меня на всю ночь. Она показывает мне непотребную девицу, постель, поединки, все, вплоть до моих противоестественных забав. Я ничего такого не вижу, но она воображает, что видит все.

Дав ей вволю наговориться, дабы утешить бешеную ревность, я швырнул в огонь ее треклятую ворожбу и, глядя в глаза, чтобы она почувствовала и гнев мой и жалость, растолковал ей, что она чуть меня не прикончила, и объявил, что завтра же мы навсегда расстанемся. Я говорю, что и впрямь провел ночь у Бомбаха, где была девка, но открещиваюсь, как то и было, ото всех распутств, что она мне вменяла. После чего, нуждаясь в отдыхе, я раздеваюсь, ложусь и засыпаю, чтобы она там ни делала, легши рядом, чтобы заслужить прощение и уверить в своем раскаянии.

Спустя пять или шесть часов я просыпаюсь, и видя, что она дремлет, одеваюсь, раздумывая, как избавиться от девицы, которая очень даже может прикончить меня в приступе гнева».

В мае 1765 года, когда Казанова должен был ехать в Москву, он решил взять Заиру с собой. Она была ему так благодарна! Ну, как не любить такого барина: он всегда сажал ее с собою за стол, а иногда и с гостями; он возил ее повидаться с родителями и всегда оставлял ее отцу аж целый рубль! Между ними не было нежных признаний, только однажды Казанова заметил:

— По крайней мере, я в тебе уверен.

В ответ Заира с гордостью сказала:

— Это потому, что я не шлюха какая-нибудь.

Да уж. Как говорится, блажен, кто верует. Впрочем, в известном смысле каждый человек есть именно то, что он сам о себе думает, и если он сам ценит себя невысоко, то и мир не предложит ему ни на грош больше.

В своих «Мемуарах» Казанова пишет:

«Русские в большинстве своем суевернее прочих христиан. Я приметил, что особливо почитают они Николу-угодника. Они молят Бога только через посредство сего святого, образ коего непременно находится в углу комнаты, где хозяин принимает гостей. Вошедший первый поклон кладет образу, второй хозяину; ежели там образа не случится, русский, оглядев комнату, замирает, не зная, что и сказать, и вовсе теряет голову».

Короче говоря, дикий народ, дикие нравы…

Еще больше Казанова убедился в этом, когда однажды Заира уговорила его пойти с нею в русскую баню. Войдя в просторную мыльню, венецианец увидел, что мужики и бабы моются вместе, поливая друг друга водой из шаек. Удивительно, но в такой «жаркой атмосфере» он не испытал ни малейшего возбуждения. Однако его задело, что ни один мужчина не оценил прелестей его Заиры.

А тем временем настала пора возвращаться в Санкт-Петербург, и Заира загрустила. Она бы и вовсе не уезжала из Москвы — так ей там все нравилось. Казанова тоже был невесел: он уже думал о том, что очень скоро ему придется расстаться с Заирой. Дело в том, что ему, в отличие от наивной девчонки, совместная жизнь уже порядком поднадоела.

Как видим, Казанова в очередной раз убедился в том, что он не в состоянии долго быть с женщиной — ни в качестве мужа, ни в качестве преданного любовника. Он вообще считал, что верность в любви — это лишь промежуток между двумя изменами или обыкновенная лень.

Но нужно было куда-то пристроить Заиру. Впрочем, это не было проблемой, так как к ней уже давно приглядывался земляк Казановы — знаменитый архитектор Антонио Ринальди, уже много лет работавший в России. Правда, ему уже было под шестьдесят, но он слыл добрейшим человеком. С жалостью в сердце Казанова объяснился с Заирой. Она долго плакала, а успокоившись — согласилась. Что касается Ринальди, то он был в восторге. Так Заира была продана во второй раз, а «просвещенный европеец» Казанова покинул Санкт-Петербург.


Подводя итоги пребывания Казановы в России, можно сказать, что он вел активную светскую жизнь, посещал парады и смотры, которые почитались в высшем свете наилучшим развлечением, а после этого всегда следовал грандиозный банкет.

Он докучал императрице своими проектами. Но все безрезультатно, и связано это было с тем, что он совершил множество ошибок, связанных с полным незнанием российского менталитета.

Во-первых, он приехал в Россию незваным гостем, а русские этого не любят. Екатерина II в начале своего царствования пригласила в страну иностранных колонистов для заселения Поволжья и юга страны, предоставив им весьма щедрые льготы. Но этот «массовый призыв» себя не оправдал: только трудолюбивые немцы закрепились в Поволжье, зато огромное количество всякого сомнительного сброда осело в обеих столицах, превратившись, в лучшем случае, в парикмахеров и домашних учителей. В результате, ко времени приезда Казановы ставка была сделана на индивидуальные вызовы иностранцев, которых императрица приглашала лично. Речь шла преимущественно об ученых.

Если бы Казанова знал об этом, он мог бы подготовить почву для своего приглашения, и тогда все сложилось бы совершенно иначе. Однако его подвело незнание и, в который уже раз, излишняя самонадеянность.

Во-вторых, все «теплые места» при Екатерине уже были заняты людьми, доказавшими ей свою личную преданность, и стать еще одним фаворитом было крайне сложно, так как личные качества в этой системе не имели решающего значения.

В результате, Казанове могло чудом перепасть лишь место какой-нибудь «шестерки», а это его никак не устраивало.

Ставка на масонские связи также себя не оправдала, так как Екатерина весьма настороженно относилась к тайным ложам, считая их опасной «эпидемией».

Ввела в заблуждение Казанову и обманчивая ласковость императрицы. Внешне она была очень любезна со всеми, на деле же Екатерина была настоящий кремень, и склонить ее к чему-то, что ей не нравилось, не удавалось никому.

Хорошо еще, что он не попытался соблазнить императрицу алхимией, каббалой и прочими своими фокусами — Екатерина все это строго порицала.

Короче говоря, если хочешь достичь успеха, мало верить в самого себя. Надо к этому основательно подготовиться и не идти против течения. Скорее — наоборот… И желательно по головам.

Глава девятнадцатая

Дуэль с графом Браницким

Я имел дуэль на пистолетах с генералом Браницким. Я продырявил ему живот, но он в три месяца поправился, и я тому рад.

Джакомо Казанова

Казанова уехал из России 15 сентября 1765 года. Теперь он направился в Польшу, и 10 октября его уже видели гуляющим по улицам Варшавы.

Там все пошло по заранее отработанному в Европе сценарию: сначала всех безумно интересовал его рассказ о побеге из тюрьмы Пьомби, и в гостях у князя Адама Чарторыйского он даже встретился с последним польским королем Станиславом-Августом Понятовским. Однако очень скоро одна и та же история, рассказанная, наверное, уже тысячу раз, стала надоедать, и Казанова стал подумывать об отъезде, как вдруг ему предоставился шанс пополнить свой репертуар еще одним «героическим повествованием».

В то время в Варшаве с успехом танцевали две итальянки: Анна Бинетти и Тереза Касаччи. Их ожесточенное соперничество на сцене раскололо польское общество. Казанова был знаком с Анной Бинетти и ничего не имел против нее, но в данном случае принял сторону Терезы Касаччи. Как говорится, ничего личного, просто она нравилась ему чуть больше. Уязвленная Бинетти решила публично унизить своего бывшего поклонника (во всяком случае, она его таковым считала) и подбила на это своего польского любовника графа Ксаверия Браницкого, генерал-адъютанта короля.

Однажды после спектакля граф Браницкий пришел в гримерку Анны Бинетти, и в тот момент Казанова как раз был у нее. Ну, был — это слишком громко сказано. Он просто остановился у гримерки Бинетти, дверь которой была открыта, и даже не успел обменяться с ней и парой слов. Увидев Браницкого, Казанова вежливо поклонился и собрался уже пойти в гримерку Терезы Касаччи, куда он, собственно, и направлялся, но тут граф нарочито громко сказал:

— Сознайтесь, господин Казанова, что я явился некстати. Вы ухаживаете за этой дамой?

— А что, разве она недостаточно обаятельна для этого? — спросил его Казанова.

— Она до такой степени обаятельна, что я объявляю вам, что влюблен в нее и не потерплю рядом соперника.

— В таком случае, — миролюбиво сказал Казанова, — я скромно удаляюсь.

Однако граф, окинув его презрительным взглядом, все так же громко объявил:

— Я считаю трусом всякого, кто оставляет занятую позицию при первой же угрозе.

Казанова еле сдержался. Собрав всю волю в кулак, он в ответ лишь пожал плечами и пошел по коридору. Не успел он сделать и четырех шагов, как вслед ему донеслось:

— Жалкий венецианский трус!

Оставлять подобное без ответа было нельзя, и Казанова крикнул:

— Граф Браницкий, я вам докажу, где и когда вам будет угодно, что венецианский трус и не думает бояться польского вельможи.


Дело, конечно же, завершилось дуэлью, на которую Ксаверий Браницкий, как и положено, прибыл в сопровождении своих адъютантов. У Казановы никаких секундантов не было.

— Вы были когда-нибудь военным, господин Казанова? — спросил граф.

— Да, был, но зачем этот вопрос?

— Просто так, чтобы поддержать разговор.

Браницкий был настолько уверен в себе, что все время смеялся, Казанова же предпочитал молчать, и это еще больше распаляло его противника, который принимал это молчание за страх. Когда прибыли на предназначенное для дуэли место, граф предложил Казанове выбрать пистолет. Казанова ткнул наугад в один из пистолетов, а Браницкий, взяв другой, насмешливо бросил:

— Вижу, господин Казанова, что вы отлично разбираетесь в оружии. Ваш пистолет превосходен.

Резкий ответ Казановы несколько отрезвил его:

— Я проверю это на вашем черепе.

Дуэлянты разошлись на двенадцать шагов. Казанова предложил поляку стрелять первым. Тот стал целиться, но делал он это так долго, что Казанова, не считая себя обязанным ждать еще дольше, выстрелил сам. В результате два выстрела прозвучали практически одновременно, но первым на долю секунды все же был венецианец. Браницкий покачнулся и упал. Казанова был ранен в руку. Дела его противника обстояли гораздо хуже. Пуля вошла в него с правой стороны возле седьмого ребра и вышла слева, так что он оказался прострелен насквозь.

Если рассуждать непредвзято, Казанова, уступив право первого выстрела Браницкому, поступил нехорошо — он не имел права стрелять до него. Почему же он сделал это? Скорее всего, у него просто не выдержали нервы, ибо все его спокойствие, конечно же, было напускным. Как бы то ни было, офицеры, секундировавшие Браницкому, от справедливого возмущения чуть не разорвали Казанову на части, и спас его, как ни странно, их начальник, приказавший им оставить штатского в покое.

После этого истекающего кровью графа понесли на постоялый двор, находившийся в ста шагах от места дуэли. Раненый же Казанова остался один на дороге, покрытой снегом и совершенно ему неизвестной. На свое счастье он встретил какого-то крестьянина с телегой и крикнул ему:

— Эй, Варшава, пожалуйста, Варшава!

Ноль внимания. Тогда Казанова достал золотой дукат, и этот язык общения, понятный в любой стране мира, дал мгновенный результат: крестьянин посадил Казанову на телегу и доставил его в столицу. Там Казанова бросился к князю Адаму Чарторыйскому, но никого не застал, и после этого предпочел укрыться в одном францисканском монастыре.

Вызванные польские врачи, осмотрев его, заявили, что будут ампутировать ему кисть, а потом и всю руку, так как налицо была, как они сказали, угроза гангрены. Рана и в самом деле была серьезна: пуля раздробила Казанове указательный палец, вошла в руку, где и застряла, причиняя ему нестерпимую боль.

Но Казанова на свой страх и риск прогнал врачей и тем самым, как потом выяснилось, спас себе руку.

Он потом очень долго с гордостью носил эту руку на перевязи, ходил из одного салона в другой, всем показывая этот свой новый «пропуск в высший свет» и рассказывая уже новую «героическую историю», с успехом заменившую историю его бегства из тюрьмы Пьомби. Естественно, тот факт, что он нарушил правила и выстрелил первым, опускался. В результате, два месяца Казанова был любимчиком польского провинциального общества. Да и в Европе эта дуэль, тут же обросшая самыми невероятными подробностями, была воспринята как сенсация, и сообщения о ней были напечатаны во многих газетах. Тем не менее, когда Казанова вновь появился в Варшаве после своего «польского турне», король, ненавидевший дуэли, приказал ему под угрозой ареста покинуть город в течение восьми дней.

Глава двадцатая

Провалы в Испании, Турине и Триесте

Я прибыл в Испанию, и там случились со мной великие несчастья. В конце 1768 года заключили меня в Барселоне в подземелье башни, оттуда вышел я полтора месяца спустя и был выслан из Испании.

Джакомо Казанова

Дуэль с графом Браницким происходила 5 марта 1766 года, и после нее Казанова был фактически выслан из Польши. А потом для него началась целая полоса неудач: в ноябре 1767 года он был в двадцать четыре часа выслан из Парижа (так было угодно Его Величеству) и направился в Испанию.

Как пишет сам Казанова, «Европа становилась тесной» для него. Он нигде никому не был нужен, потерял все свои источники получения денег и даже в собственных глазах выглядел господином определенно пожилым. А ведь ему был всего сорок один год. Казалось бы, что за возраст? Но Казанова почему-то утверждает, что «в этом возрасте уже мало думают о счастье, а о женщинах и того меньше».

Как видим, жизнь потрепала его основательно. Впрочем, кризис, делящий жизнь пополам, у многих мужчин наступает примерно в сорок лет, и переживается он обычно очень болезненно. Уже в тридцать лет многим приходится существенно корректировать свои жизненные планы, отказываться от завышенных притязаний, свойственных молодости, и опускаться на грешную землю. В сорок же происходит примерно то же самое, но гораздо сложнее и глубже. Можно сказать, глобальнее. И в это время кому-то может показаться, что жизнь почти проиграна, что она прошла мимо и совсем не так, как хотелось бы.

Короче говоря, минуя сорокалетний рубеж, некоторые мужчины начинают переживать такой серьезный кризис, что становятся непредсказуемыми даже для самих себя.

Но вот говорить, что в этом возрасте мужчина уже почти совсем не думает о женщинах, это, пожалуй, перебор. Скорее, более справедливо другое утверждение о так называемом кризисе среднего возраста: живу с одной, сплю с другой, а хочу третью.


19 ноября 1767 года Казанова отправился в путь, и очень скоро он уже был в Бордо. Потом были Памплона, Агреда, Гвадалахара и, наконец, он прибыл в столицу Испании.

Перед самым Мадридом таможенники конфисковали у него две его книги: «Илиаду» Гомера и Горация. Граф Педро д’Аранда, глава Государственного совета Кастилии и самый влиятельный человек в стране после короля, принял Казанову весьма холодно.

— Что вам надо в Испании? — без всяких предисловий спросил он.

Без всякого сомнения, он навел справки и уже знал, что приехал авантюрист, «прославившийся» на всю Европу, от которого можно было ждать любой пакости.

Казанова предложил ему свои услуги, но они были решительно отвергнуты. Более того, граф заявил, что если Казанова хочет заработать денег, то ему лучше будет обратиться к послу Венецианской республики, а не к испанским властям. Фактически это означало, что Казанову в Испании никто не ждал и ему лучше убираться отсюда подобру-поздорову либо жить по принципу «тише воды и ниже травы».

Бродя потом по городу, Казанова долго думал, чем бы заняться. Однако ничего путного в голову не пришло, а посему он решил коротать время за изучением фанданго, «сладострастнейшего танца мира», исполнявшегося под пение в сопровождении гитары и кастаньет. Танец этот был в то время очень популярен в Испании и Португалии и считался перпендикулярным выражением самых горизонтальных желаний.

Но для того, чтобы брать уроки, нужна была партнерша, ведь без партнерши танцевать фанданго невозможно. Но где ее найти? Да где угодно. Казанова, например, вошел в церковь и увидел там красивую девушку. Она ему сразу понравилась, а он — ей. Ее звали доньей Игнасией, и она была дочерью башмачника. Не Бог весть что, конечно, но как партнерша по танцу вполне сойдет. Да и просто как женщина — тоже.

Оказалось, что для любви нет никаких препятствий, так как ее жених, дон Франсиско де Рамос, был человеком некрасивым и плохо сложенным. К тому же, решающим фактором стали сто золотых дублонов, которые Казанова предложил ей за ее благосклонность.

Как видим, морально постаревший распутник уже не мог придумать ничего нового, а просто купить себе женщину за деньги — это, согласитесь, невеликий подвиг.

Ну, да. Имел место очередной роман. Но это было нечто жалкое, о чем и вспомнить-то особо нечего. Просто так, очередная закрашенная клеточка в таблице. А сколько на это было потрачено времени? Тут уж Казанова в полной мере подтвердил правдивость известной поговорки: если вы пригласили девушку на танец и она согласилась, не радуйтесь: вначале вам все-таки придется потанцевать.


А потом фанданго и донья Игнасия надоели Казанове, и он переключился на «прекрасную соседку», которая нежно обняла его и пустила в постель… где Казанова обнаружил труп ее неверного любовника, которого она только что убила. В залог будущей «большой и светлой любви» венецианец должен помочь ей избавиться от этого трупа.

Закончилась вся эта история для Казановы весьма печально. На его след вышли полицейские чиновники, которые ночью вытащили его из дома дворцового художника Рафаэля Менгса, с которым он был знаком еще по Риму, и 20 февраля 1768 года Казанова был брошен в гнусную тюрьму Буэн-Ретиро, куда обычно помещали только галерных каторжников.

Казанова написал графу Педро д’Аранда и некоторым другим грандам королевства огненные письма о помощи и через два дня был выпущен.


А потом, уже в Валенсии, Казанова встретил танцовщицу из Венеции, которую звали Нина Бергонци. Она была «красивая, как Венера, и испорченная, как Сатана», и содержал ее граф де Рикла, генерал-капитан Барселоны.

В самом деле, характер у этой Нины был преотвратный. Однажды она, например, во время ужина с Казановой пригласила своего шута, маленького уродца с большой головой, напоила его и заставила раздеться. Потом она разделась сама и предложила Казанове овладеть ею прямо на глазах у пьяного дурня. Казанова, естественно, отказался, и тогда она отдалась своему шуту прямо на столе перед ним. Позднее Казанова, сам далеко не юноша бледный со взором горящим, напишет: «Я знавал и других в таком роде, но никогда равной ей».

Нина и в самом деле была женщиной, рожденной словно в наказание тем, кто имел несчастье в нее влюбиться. В глубине души Казанова понимал это, но он был как будто загипнотизированный, и когда она пригласила его в Барселону, он с готовностью помчался вслед за ней.

В Барселоне он приходил к ней каждый вечер после десяти, когда уходил ее официальный любовник. 14 ноября 1768 года Казанова в очередной раз пришел к Нине, но нашел ее в компании какого-то мужчины, пытавшегося продать ей несколько довольно примитивно выполненных миниатюр. Как выяснилось, это был генуэзский художник Джакомо Пассано. Вернее, это был человек, представлявший себя художником, а на самом деле такой же авантюрист, как и сам Казанова. Возмущенный венецианец, не рассчитывавший встретить у Нины посторонних, велел ему немедленно убираться, на что Пассано со злобой прошипел:

— Ты еще пожалеешь об этом.

Как оказалось, он не шутил. Когда на следующий вечер около полуночи Казанова в очередной раз выходил от Нины, на него в темноте напали двое.

В таких ситуациях немалую роль играет Его Величество Случай. Даже опытнейшим фехтовальщикам прошлых веков доводилось проигрывать совсем зеленым новичкам, которым просто везло. Расслабляться не стоит даже с самым слабым противником, а этих двоих назвать слабаками было никак нельзя.

Казанова неплохо владел шпагой, и, слава богу, она у него оказалась под рукой. Укол, еще один. Самый здоровый из нападавших оказался проткнутым, словно вертелом, до самой рукоятки. Клинок прошел сквозь ребра, как по маслу. Противник захрипел и осел на каменную мостовую. Казанова выдернул лезвие и толкнул неизвестного ногой.

Второй нападавший, явно не ожидавший такого поворота, не стал испытывать судьбу и поспешил скрыться. Казанова посмотрел на оставшегося: он лежал на спине и смотрел в небо остекленевшими глазами.

Понимая, что попал в пренеприятную историю, Казанова быстро огляделся по сторонам и, убедившись, что никого поблизости нет, тоже поспешил ретироваться. Как говорится, от греха подальше.

Но в таких городах, как Барселона, даже стены имеют уши, глаза и язык, и уже на рассвете следующего дня Казанова был арестован и доставлен под конвоем в местную цитадель. Через четыре дня его перевели оттуда в какую-то подземную тюрьму, настоящую нору, где он не получал ни бумаги с карандашом, ни лампы, ни приличной еды. Кормили там лишь хлебом и водой, причем и эта хлебно-водяная диета имела один существенный недостаток: воду давали в неограниченном количестве, а вот хлеба не хватало. С другой стороны, у воды было одно положительное качество — она была горячая. По утрам заключенные именовали ее «кофе», в полдень — «супом», а вечером — «чаем».

В этих ужасных условиях Казанове пришлось пробыть сорок два дня. Лишь 28 декабря 1768 года он был освобожден с приказом в течение трех дней в обязательном порядке покинуть Испанию.


В 1769–1771 годах Казанова находился в Турине, столице Савойского королевства, полный решимости вести образ жизни, отличный от того, какому он следовал до того. Но, как известно, горбатого может исправить только могила. Результат — последние месяцы он находился под надзором полиции и в декабре 1771 года был выслан из Турина во Флоренцию.

На любовном фронте дела Казановы обстояли не лучше. Короче говоря, «ловкий авантюрист» и «герой-любовник» нигде и никому не был нужен. Ему было всего «за сорок», а ведь это возраст, в котором многие только начинают осознавать, что детство кончилось и все только начинается. Для Казановы же, похоже, все уже было кончено. Во всяком случае, ничего хорошего его уже не ждало.

В ноябре 1772 года, помотавшись по Италии, Казанова остановился в Триесте, городе, принадлежавшем в то время Австрии. В Триесте он жил экономно, так как у него совсем не было денег, и венецианский консул господин Марко ди Монти, как мог, поддерживал его. Наконец, измученный ностальгией Казанова получил охранное письмо, датированное 3 сентября 1774 года, которое разрешало ему свободное возвращение в родной город.

Глава двадцать первая

Жалкий стукач инквизиции

Утомившись кружить по Европе, решился я испросить помилования у венецианских государственных инквизиторов.

Джакомо Казанова

14 сентября 1774 года Казанова уже был в Венеции, и это, как он сам потом признается, доставило ему наслаждение и стало прекраснейшей минутой его жизни.

Прошло уже почти девятнадцать лет со времени его побега из тюрьмы Пьомби. Ему было под пятьдесят, он чувствовал себя бесконечно уставшим и мечтал лишь об одном — осесть, отдохнуть и получить, наконец, возможность свободно гулять по родному городу.

Первый визит в Венеции он, разумеется, нанес Марко Дандоло, который был, как мы помним, одним из друзей сенатора Брагадина, с которым судьба случайно свела Казанову в далеком апреле 1746 года. Маттео-Джованни Брагадин и Марко Барбаро давно умерли, а Марко Дандоло был старым холостяком и жил в своем дворце, выходящем на Большой канал, в трехстах метрах от площади Сан-Марко.

Как оказалось, в Венеции все очень сильно изменилось. Конечно, Марко Дандоло немного помог Казанове деньгами, но это, как говорится, было лишь каплей в море. Конечно, с голода Казанова не умирал, но для человека, привыкшего к роскоши, к игре по-крупному, к женщинам и высшему обществу, две-три сотни ливров в месяц выглядели настоящей нищетой. Это был страшный удар по самому больному его месту — по самолюбию. Надо было срочно что-то предпринимать.


И Казанова предпринял. В ноябре 1776 года он стал… платным доносчиком инквизиции. Кстати сказать, в этом же месяце, 29-го числа, в Дрездене умерла его мать, а с учетом того, что 18 декабря 1733 года умер и Гаэтано Казанова, это означало, что теперь наш герой стал круглым сиротой.

Говорят, что родители, постоянно балующие своих детей, обрекают их на несчастье. Может быть, это и так. Но родители, вообще наплевавшие на своих детей, тоже явно не делают их счастливыми. Жизнь Джакомо Казановы — тому наглядное подтверждение. Ему уже за пятьдесят, и кто он? Жалкий платный осведомитель, презираемый всеми, в том числе и теми, на кого он работал.

Казанова начал этот новый для себя вид деятельности под псевдонимом Анджело Пратолини. Признаем, статус профессионального стукача довольно необычен для распутного авантюриста, изрядно пострадавшего от тюремного заточения и бесчисленных высылок. По всей видимости, дело тут было не только в деньгах…

В Италии оплотами инквизиции всегда были Рим и Флоренция. Венеция поначалу отказалась учредить у себя инквизицию, и туда стали стекаться беглецы из других государств. Вскоре Римский папа потребовал покончить с этим, и власти Венеции сочли за благо не идти на конфликт.

В Венеции инквизиция возникла в XIV веке, однако, в отличие от той же испанской, она следила лишь за политической ситуацией в республике, но не за распространением ереси в широком смысле этого слова. В Венеции инквизиция подчинялась городским законам, а конфискованное имущество поступало в городскую казну. Возглавлял венецианскую инквизицию Высший трибунал, который состоял из трех инквизиторов. Во времена Казановы этими тремя инквизиторами были сенаторы Франческо Гримани, Франческо-Джованни Сагредо и Аоло Бембо.

Если честно, рвение Казановы на этом новом поприще поражает. Казанова-доносчик все пускал в ход, лишь бы его донесения удовлетворяли его новых хозяев. Простая история супружеской измены у него превращалась в «запутанную ситуацию, могущую иметь самые серьезные последствия», любой затор на улице, вызванный компанией, беззаботно усевшейся в кружок, — в «центр темных и возмутительнейших слухов».

Казанова служил инквизиции за пятнадцать дукатов в месяц. Но он оказался никчемным шпионом, так и не раскрывшим ничего существенного. В результате, инквизиторы (не полные же дураки там трудились), видя полное отсутствие какой-либо эффективности, лишили его жалованья. Они так и заявили ему:

— Отныне, господин Казанова, вы будете получать оплату сдельно, в соответствии со значимостью каждого из ваших донесений.

Грязная работа тут же потеряла для Казановы экономический смысл. Ирония судьбы: последнее шпионское донесение Казановы помечено 31 октября 1782 года — это была годовщина его побега из Пьомби.


Жить стало совсем тяжело. Денег практически не было, с игрой и с шумными любовными историями было покончено. Похоже, звезда Казановы окончательно закатилась.

В 1779 году умер Марко Дандоло, последний покровитель Казановы, и наш герой лишился средств к существованию. В результате, ему пришлось перебраться жить в район попроще, далекий от пощади Сан-Марко, темный и неприветливый. Там он повстречал некую Франческу Бускини, скромную девушку из народа, жившую со сварливой матерью, младшей сестрой и юным братом в сущей трущобе. Она была белошвейкой, и ей было всего пятнадцать лет.

Франческа выглядела совсем непрезентабельно, но она заботилась о Казанове, приводила в порядок его одежду, следила за его бельем и хорошо умела готовить его любимое лакомство — горячий шоколад.

Как видим, наш «герой неисчислимых любовных битв», наш «божественный наглец», как привыкли называть Казанову его биографы, превратился в пожилого человека, совершенно сломленного жизнью и ничего уже не ждущего от нее. Фактически, он стал паразитом на шее у несчастной Франчески Бускини.


А потом произошло и вовсе непоправимое: Казанова сильно поссорился с неким офицером по имени Карлетти и написал в отместку злой памфлет. Сенатор Карло Гримани, сын Микеле Гримани, бывшего в прошлом любовником матери и покровителем самого Казановы, встал на сторону Карлетти, пребывавшего в Венеции в качестве его гостя. В ответ Казанова в запале стал нападать и на Гримани, а заодно и на других сенаторов. Итогом стал еще один язвительный памфлет, направленный на этот раз против всей венецианской аристократии. Он носил название «Ни любви, ни женщин, или Очищенные конюшни».

Это сочинение получило в Венеции неслыханный резонанс, и Казанова вскоре понял, что сделал непоправимую глупость.

Подумать только, этот жалкий тип, совершивший в жизни столько неблагонравных поступков, вдруг решил создать назидательное произведение! По меньшей мере, лицемерно выглядело его предисловие:

«Эта книга, читатели, — сатира на величайший из всех пороков: гордыню. Целью этой брошюры является показать, как следовать добродетели, которая всегда зависит от уничтожения порока, ибо совершенно уверен, что человек рождается порочным. Гордыня, надменность, безудержное самолюбие, неискренность, низость, трусливое хвастовство — вот пороки, которые я намерен разоблачить. Я представляю их в самом гнусном виде, чтобы влить ненависть к ним в сердца людей; я описываю их яркими красками, чтобы все их возненавидели и бежали от них; я высмеиваю их, чтобы зараженные ими устыдились, постарались от них отделаться и краснели бы, если медлили с их изгнанием из себя. Добродетели, которые я хочу поставить на место этих отвратительных пороков, — невозмутимость, смирение, стремление к истинным достоинствам, справедливость, благочестивая верность соблюдению честных обязательств, доблесть и великодушная умеренность».

В принципе, все это звучит вполне справедливо, но, как говорится, чья бы корова мычала…

Конечно, Казанова потом написал большое письмо, в котором он буквально рассыпался в извинениях, но было уже слишком поздно. Имел место грандиозный скандал, Казанова в очередной раз был вынужден бежать, и ворота Венеции вновь захлопнулись у него за спиной.

«Одно из двух: или я не создан для Венеции, или же она не создана для меня!» — так, стараясь скрыть огорчение и тоску, философствовал потом Казанова.

Глава двадцать вторая

Библиотекарь из замка Дукс

В Теплице задержал меня граф Вальдштайн и отвез в Дукс, где я пребываю поныне и где, должно быть, умру.

Джакомо Казанова

Стоял холодный январь 1783 года, и теперь с любимой Венецией, похоже, было покончено окончательно и бесповоротно. Да, Казанова родился в Венеции, он был неотделим от великого мифа этого удивительного города, но умереть ему придется вдали от него, в Дуксе (ныне Духцов), что в далекой Богемии, неподалеку от Теплице.

Но сначала из Венеции Казанова приехал в Вену. К этому моменту он был беден как церковная мышь и имел не самую лучшую репутацию. Вернее, репутация у него была — хуже некуда. В австрийской столице он помыкался какое-то время, пока не устроился секретарем к венецианскому послу Виченцо Фоскарини, который просто пожалел своего оказавшегося на дне соотечественника. Добрейшей души человек! Благодаря ему жизнь Казановы, казалось, вновь стала налаживаться, ведь он снова начал ходить на балы и появляться в приличном обществе. Однако благородный господин Фоскарини вскоре умер от подагры, и Казанова вновь остался не у дел. И вот тогда-то о его существовании и узнал некий молодой и очень богатый граф. Это был ЙозефКарл-Иммануил фон Вальдштайн, конюший короля.

Граф посочувствовал «герою вчерашних дней» и предложил Казанове… Впрочем, а что он еще мог предложить такому человеку? Это было не Бог весть что — пост обычного библиотекаря в богемском замке графа, который тогда назывался Дукс. Зато с окладом в тысячу гульденов в год, коляской и обслуживанием.

Произошло это в сентябре 1785 года, когда Казанове уже было шестьдесят. По нынешним меркам, не возраст, но в XVIII веке он уже считался стариком, к тому же — изрядно потрепанным жизнью.

Казанова, оставшийся совсем без денег и не имевший никаких других вариантов, не мог не согласиться с этим не самым завидным предложением. Так он стал библиотекарем, и в этом качестве он и провел в заброшенном в далекой провинции замке Дукс четырнадцать последних лет своего пребывания на этом свете.

Впрочем, библиотека была достойна уважения. Она насчитывала сорок тысяч томов, да и сам замок Дукс был по-настоящему роскошен. Но шестидесятилетний Казанова, проживший десяток жизней, лихой авантюрист и романтик с придворными манерами, явно не подходил к этой своей новой должности.

Биограф Казановы Герман Кестен пишет:

«Он был похож на заколдованное существо из сказки, на того воскресшего героя, который раз в неделю, в месяц, в год становится принцем, но выглядит чудовищем. Колдовство начиналось, когда Вальдштайн был в замке, тогда для пиров, охоты и салонных разговоров в замок собирались князья, графы, музыканты, литераторы, иностранцы. Тогда старый авантюрист блистал, почти шести футов ростом, костистый итальянец с широкими жестами, длинной шпагой, поддельными украшениями, элегантными манерами Тальми, навсегда пропавшей в мире любезностью и французской придворной речью, в одеждах с истлевшей элегантностью, с умом, лучащимся, как и у большинства посетителей, с остроумием, равным остроумию лучших гостей, например, дяди Вальдштайна, блистательного князя Шарля де Линя, который принадлежал к умнейшим людям и писателям этого остроумного столетия».


В отсутствие графа все в Дуксе было невыносимо: слишком холодный для итальянца климат, немецкая речь местного населения, да и сами местные жители. Они были отвратительны — ленивые, толстые, вороватые, эдакие глупые ротозеи, машины по поглощению сосисок и пива, которые никогда и носа не высовывали за пределы своей грязной деревни. Настоящие скоты, с точки зрения дворянина, каковым себя почему-то считал Казанова. Во время отсутствия графа все обитатели замка третировали Казанову, постоянно перечили ему и старались унизить его всеми возможными и невозможными способами. Да и было за что, ведь для них Казанова был лишь бедным заносчивым стариком, клоуном, представителем совершенно иного, чопорного мира, да к тому же — итальяшкой.

— Да за кого он себя принимает? — шептались по углам.

— По какому праву он смотрит на всех с таким важным видом?

— Послушайте, в конце концов, он такой же слуга, как и все мы.

Говоривших так людей можно понять. Без сомнения, к тому времени характер Казановы совершенно испортился. Он стал раздражителен, мелочен и брезглив. Он жаловался графу на все подряд, а посему был постоянной мишенью для насмешек и недобрых выходок. В конечном итоге, ссоры обострились до такой степени, что отношения Казановы с окружающими превратились в скрытую войну одного против всех.


Ну, а как же женщины? Неужели Казанова совсем забыл об их существовании? Нет, не забыл. Не мог забыть. Одиночество и скука, конечно же, возродили в нем потребность в женщине, и все в замке заметили, что он дает волю рукам на улицах Дукса, при каждом удобном случае прижимаясь к юным созданиям, годившимся ему во внучки. Правда, без какого-либо успеха. Местные женщины лишь прикрывали рот рукой, чтобы сдержать смех, который вызывал у них этот старый подагрик, похожий в своем старомодном камзоле и с длинной нелепой шпагой на циркового клоуна и вечно шепчущий что-то на своем непонятном языке.

У консьержа замка была дочь, которую звали Анна-Доротея Клеер. Она была совсем не красавица, но девушка вполне приятная и любезная. Ей только что исполнилось девятнадцать, когда Казанова приехал в Дукс. А через несколько месяцев после того, как он поселился в замке, Анна-Доротея вдруг оказалась беременна, но упорно отказывалась назвать имя отца будущего ребенка. Конечно же, все стали показывать пальцем на Казанову.

Скорее всего, это была клевета. Почти наверняка. Но вот в одном письме к графу Максу фон Ламбергу, своему другу, с которым они познакомились в Париже в 1757 году, Казанова почему-то пишет, что Анна-Доротея ежедневно приходила к нему в комнату. Более того, он рассказывает о своем предложении «совету чести», состоявшему из отца девушки, местного кюре и двух свидетелей: если Анна-Доротея сама назовет его отцом будущего ребенка, он примет на себя отцовство. Но прошло совсем немного времени, и будущая мамаша, рыдая, назвала имя «коварного обольстителя» — некоего Франца-Ксаверия Шетнера, местного художника, который во всем повинился и женился на ней в январе 1787 года.

И что это было? Не правда ли, немного напоминает какую-то дешевую постановку со слабым сценарием и плохой режиссурой. Поведение Казановы, по меньшей мере, двусмысленно, и выглядит все так, будто он — неисправимый — избавился от ненужного отцовства и неизбежно вытекающего из этого брака за несколько десятков флоринов, просто купив глупенькой Анне-Доротее мужа.


Положение сильно ухудшилось, когда летом 1787 года граф фон Вальдштайн нанял дворецким некоего Георга Фельткиршнера, старого обер-лейтенанта австрийской армии, вышедшего в отставку после окончания Семилетней войны.

Это был человек тупой и агрессивный. Он сменил (не добровольно, а по возрасту) погоны на домашний халат, но от армейских замашек избавиться так и не сумел. Имея теперь массу свободного времени, он организовал настоящую травлю несчастного Казановы. Не понимая, что он уже не в армии, он подмял под себя все службы и всю обслугу замка, от всех требовал рабской покорности, проводил бесконечные построения и инструктажи. Терпеть подобное Казанова был не намерен, и их взаимная неприязнь очень скоро превратилась в открытую войну, на которую все окружающие, одинаково не любившие ни того, ни другого, смотрели с нескрываемым интересом.

Биограф Казановы Ален Бюизин по этому поводу пишет:

«Злоба накапливалась с обеих сторон. Нападки дворецкого становились все яростнее. Теперь в Теплице ходил по рукам злой и клеветнический памфлет на Джакомо, если и не написанный, то вдохновленный Фельткиршнером. Затем от слов перешли к делу. Казанова навесил крепкий замок на дверь библиотеки, потому что боялся, что его враги раскрадут книги, а ответственность за их исчезновение, естественно, ляжет на него. Дворецкий не преминул сорвать замок, Казанова повесил его на место. Однажды Казанова обнаружил свой портрет, приклеенный экскрементами в нужнике замка и сопровожденный ругательной надписью. Какое унижение! Должно быть, все обитатели замка видели, что его смешали с дерьмом!»

Казанова знал, что это сделали Георг Фельткиршнер и его помощник Карл Видерхольт, настоящий подручный палача — и тот и другой «ослы, пинки которых он вынужден был терпеть».

А 11 декабря 1791 года вообще произошла вспышка насилия. Это Фельткиршнер приказал Видерхольту побить Казанову палкой, когда тот гулял по улицам Дукса. Это уже был явный перебор, и вскоре граф фон Вальдштайн, приехавший в замок и узнавший обо всем, уволил своего дворецкого.

Победа Казановы была бы совершенно блестящей, если бы и Видерхольта тоже наказали и уволили. Однако его граф почему-то решил пощадить.


К концу 1793 года шестидесятивосьмилетний Казанова был настолько подавлен своими неприятностями, что даже подумывал наложить на себя руки. 13 декабря он написал:

«Моя жизнь сплошная мука. Какая метафизическая сущность запрещает мне убить себя? Природа. Какова другая сущность, приказывающая мне избавиться от груза жизни, радости которой я могу испытывать не вполне, тогда как выношу на себе все ее страдания в полной мере? Разум. Природа труслива, ее закон состоит в самосохранении, и она требует от меня пожертвовать всем, лишь бы жить. Но разум является той способностью, что приказывает мне попрать ногами инстинкт и учит выбирать лучшее, тщательно взвесив все аргументы… Разум убеждает меня, что власть убить себя — это привилегия, дарованная Богом, чтобы позволить понять, что я выше всех остальных живых тварей, созданных Им на этой земле… Разум властно повелевает мне убить себя… Аминь!»

Разумеется, все это так и осталось словами, и он ничего с собой не сделал. Но зато это «Размышление о самоубийстве» наглядно показывает, как плохо было Казанове в Дуксе.

С другой стороны, полный сострадания к самому себе и тоски по безвозвратно ушедшей молодости, полный подозрения к наступающему XIX веку и вспыхнувшей буржуазной революции, полный злобы на свое здоровье, разрушенное временем, и ненависти к смерти, именно в Дуксе Казанова начал по-настоящему писать. Именно поэтому мы и знаем его историю в стольких подробностях. Он вел обширную переписку, принимал своих друзей и посетителей графа фон Вальдштайна, к которым среди прочих принадлежали Шиллер и Гёте.

Эти письма и эти встречи были единственной отдушиной в его беспросветном существовании, ставшем финалом прожитой им жизни. Логичным или не логичным финалом — это пусть каждый решит для себя сам.


Казанова давно страдал от подагры, а в конце 1797 года он вдобавок получил и воспаление простаты — типичную болезнь стариков. Конец приближался, и он сам уже чувствовал это. Однажды он даже заявил: «Я жил как философ и умираю как Христос». Надо сказать, неплохая фраза для человека, который умер через несколько недель…

Джакомо Казанова умер 4 июня 1798 года. Вероятно, он был похоронен на кладбище в Дуксе, рядом с церковью Святой Барбары, но его могила исчезла, и никто точно не знает, где именно она находилась.

Это может показаться странным, но на родине Казановы, в Венеции, к нему до сих пор относятся с некоторым пренебрежением — если не хуже. Так, по крайней мере, полагают многие известные специалисты по Казанове.

Например, Орацио Баньяско пишет:

«По отношению к Казанове Венеция поступает некрасиво. Это всегда было так. Нет ни улицы, ни площади Казановы. Коренные венецианцы все еще считают его блудным сыном, обливавшим свою родину грязью. Тогда как он, добиваясь прощения, всю жизнь писал о Венеции в самых положительных тонах. Своим побегом из Пьомби он разрушил миф о том, что из этой венецианской тюрьмы убежать нельзя. И вот даже по случаю двухсотлетия со дня смерти Казановы Венеция не устроила ни одной выставки. Выставки проходят в Дрездене, в чешском Дуксе, везде, но только не в Венеции».

В самом деле, улицы Казановы (via Casanova) есть в Монце (Ломбардия), в Чепагатти (Пескара), в Генуе и ряде других итальянских городов. В Неаполе, на площади Гарибальди, стоит отель «Казанова». В начале лета 1998 года — 4 июня — в день двухсотлетия со дня смерти Казановы в богемском городе Духцов казановисты со всего мира собрались на конференцию. В костеле при замке графа фон Вальдштайна, где Казанова провел последние годы своей жизни, была отслужена католическая месса за упокой души знаменитого венецианца.

В Духцове есть музей Казановы, который даже присуждает медаль Казановы, но не за сексуальные подвиги, а исключительно за литературные. В этом городе традиционно проводится Праздник Казановы, сопровождающийся выставками и фейерверками. Здесь можно увидеть и кресло, в котором, как считается, скончался Казанова, и обстановку его спальной комнаты, и его восковую фигуру за письменным столом. И переночевать здесь можно в уютном пансионе «Казанова», расположенном рядом с замком Вальдштайнов.

В Венеции, как ни странно, ничего этого нет[2]. Как говорится, что имеем — не храним…

Впрочем, это характерно не только для Венеции. Этим грешат все избалованные своей богатой историей города мира. Кто, например, в той же Москве сейчас вспомнит графа Дмитрия Петровича Бутурлина? Или Николая и Анатолия Демидовых? А ведь в Италии, где они умерли, им поставлены памятники…

Основные даты, связанные с жизнью Джакомо Казановы

1724, 24 февраля. Бракосочетание Гаэтано Казановы и Дзанетты Фарусси.

1725, 28 января. Смерть Петра Великого, первого императора всероссийского.

1725, 2 апреля. Рождение в Венеции Джакомо Казановы.

1725–1734. Казанова живет в Венеции у своей бабушки.

1727. Театральный дебют матери Казановы в Лондоне.

1727, 1 июня. Лондон. Рождение Франческо Казановы, брата Джакомо Казановы.

1729, 2 мая. Родилась будущая императрица Екатерина II Великая.

1732. Рождение Джованни Казановы, брата Джакомо Казановы.

1733. Смерть отца Казановы.

1733–1735. Война за польское наследство между Россией, Австрией и Саксонией, с одной стороны, и Францией — с другой.

1734–1737. Казанова живет в Падуе, в пансионе у доктора Гоцци.

1737–1741. Казанова учится в Падуанском университете.

1739. Мать Казановы становится актрисой придворного театра курфюрста Саксонского.

1740. Начало правления прусского короля Фридриха II Великого.

1740–1748. Война за австрийское наследство между Францией, Испанией, Баварией, Пруссией и Саксонией, с одной стороны, и Австрией — с другой.

1742, июнь. Казанова защищает в Падуе диссертацию по юриспруденции.

1743, 18 марта. Смерть бабушки Казановы.

1743, апрель. Заточение Казановы в форте Сант-Андреа-ди-Лидо.

1743, сентябрь. Казанова уезжает из Венеции.

1744, январь. Рим. Служба Казановы у кардинала Аквавивы.

1746, апрель. Знакомство Казановы с Маттео-Джованни Брагадином, ставшим его покровителем.

1749, январь. Казанова вынужден бежать из Венеции.

1750–1752. Любовные приключения с француженкой Генриеттой.

1752–1753. Путешествие Казановы по Германии и Австрии.

1753–1754. Венеция. Любовные приключения Казановы с К.К. и М.М. Знакомство с господином де Берни.

1755, 26 июля. Арест Казановы.

1756–1763. Семилетняя война между Пруссией и Англией, с одной стороны, и Австрией, Францией, Швецией, Россией и Саксонией — с другой.

1756, 1 ноября. Побег Казановы из тюрьмы Пьомби.

1757, 5 января. Приезд Казановы в Париж.

1757, 5 января. Покушение Робера-Франсуа Дамьена на короля Людовика XV.

1757, 28 марта. Казнь Робера-Франсуа Дамьена.

1758, 18 апреля. Первый тираж лотереи, организованной Казановой и братьями Кальцабиджи.

1759, Создание красильной мануфактуры. Банкротство и арест Казановы. Отъезд в Голландию.

1760, Швейцария. Встреча Казановы с Вольтером.

1761, Путешествие Казановы по Италии.

1762, 22 сентября. Коронация Екатерины Великой, императрицы всероссийской.

1763, июнь. Лондон. Драматическая любовная история Казановы и куртизанки Шарпийон.

1764, март. Казанова, обвиненный в мошенничестве, вынужден спасаться бегством из Англии.

1764, 15 апреля. Смерть маркизы де Помпадур.

1764, август. Встреча Казановы с королем Пруссии Фридрихом II.

1764, декабрь. Приезд Казановы в Санкт-Петербург.

1765, Встреча Казановы с императрицей Екатериной II.

1766, 5 марта. Дуэль Казановы с графом Браницким.

1766, июль. Казанову высылают из Польши.

1767, январь. Казанову за шулерство высылают из Вены.

1767, октябрь. Смерть сенатора Брагадина.

1767, ноябрь. Казанову высылают из Парижа.

1768, Испания. Мадрид. Барселона, арест Казановы.

1769, 15 августа. На Корсике родился Наполеон Бонапарт, будущий император французов.

1771, декабрь. Казанову высылают из Флоренции.

1772–1774. Казанова живет в Триесте и занимается литературным трудом.

1774, 10 мая. Смерть короля Франции Людовика XV.

1774, 22 сентября. Смерть Римского папы Климента XIV.

1775, 11 июня. Коронация Людовика XVI.

1775, 13 ноября. Смерть маркизы д’Юрфе.

1778, 30 мая. Смерть Вольтера.

1778, 2 июля. Смерть Жана-Жака Руссо.

1776, ноябрь. В Дрездене умерла мать Казановы.

1778–1779. Война за Баварское наследство Австрии против Пруссии и Саксонии.

1780–1781. Казанова работает штатным осведомителем венецианской инквизиции под псевдонимом Антонио Пратолини.

1783, январь. Казанова окончательно покидает Венецию.

1783, 24 апреля. Смерть графа Григория Орлова, фаворита Екатерины II.

1783, 11 октября. Учреждение Российской академии, президентом которой была назначена княгиня Екатерина Дашкова.

1784, февраль. Казанова поступил на службу секретарем к послу Венеции в Вене Виченцо Фоскарини.

1785, апрель. Смерть посла Виченцо Фоскарини. Казанова вновь остался не у дел.

1785, сентябрь. Казанова принял предложение графа фон Вальдштайна и стал библиотекарем в замке Дукс.

1786. Казанова анонимно печатает трактат «Разговор мыслителя с самим собой», в котором нападает на графа де Сен-Жермена и Калиостро.

1786, 17 августа. Смерть короля Пруссии Фридриха Великого.

1788. Казанова публикует в Праге фантастический роман «Икозамерон».

1789. Казанова начал писать свои «Мемуары».

1789, 14 июля. Взятие Бастилии. Начало Великой французской революции.

1789, 26 августа. Принятие во Франции «Декларации прав человека и гражданина».

1792, 25 апреля. Во Франции была впервые применена гильотина.

1793, 21 января. Казнь короля Франции Людовика XVI.

1794, 28 июля. Казнь Максимилиана Робеспьера. Конец якобинской диктатуры.

1794, 3 ноября. Смерть кардинала де Берни.

1794, 27–28 июля. Принц де Линь читает «Мемуары» Казановы и убеждает его издать их.

1795, 27 октября. Начало правления Директории во Франции.

1795, 8 декабря. Смерть Джованни Казановы, брата Джакомо Казановы.

1796, 5 августа. Победа Наполеона Бонапарта при Кастильоне.

1796, 6 ноября. Смерть Екатерины Великой, императрицы всероссийской.

1796, 17 ноября. Победа Наполеона Бонапарта при Арколе.

1797, 5 апреля. Коронация императора Павла I в Москве.

1798, 5 февраля. Создание Римской республики (Папская область).

1798, 12 февраля. Смерть Станислава-Августа Понятовского, последнего короля польского.

1798, 12 апреля. Провозглашение Гельветической республики в Швейцарии.

1798, 4 июня. Смерть Джакомо Казановы.

Литература

БЕНЦОНИ Жюльетта. Три господина ночи (пер. с франц. А. Василькова). М., 1978.

БЮИЗИН Ален. Казанова (пер. с франц. Е. Колодочкиной). М., 2007.

КЕСТЕН Герман. Казанова (пер. с нем. Е. Гужова). М., 1991.

СОЛЛЕРС Филипп. Казанова Великолепный (пер. с франц. Н. Мавлевич и Ю. Яхниной). М., 2007.

СТЕНДАЛЬ. Прогулки по Риму (пер. с французского). Собр. соч. в 15 т. Том 10. М., 1959.

ЦВЕЙГ Стефан. Три певца своей жизни (пер. с нем. П. Бернштейн и В. Зоргенфрея). М., 1992.

ANDRIEUX Maurice. Venise au temps de Casanova. Paris, 1969.

BAGNASCO Orazio. La apuesta de Casanova. Barcelona, 2000.

BARTOLINI Elio. Le Crépuscule de Casanova. Paris, 1995.

BENZONI Juliette. Seigneurs de la nuit. Paris, 1978.

CASANOVA Jacques de Seingalt. Histoire de Ma Vie. Edition Intégrale. Wiesbaden, 1960–1962. — 6 volumes.

CHILDS James Rives. Casanova, a new perspective. New York, 1988.

LE ROI Joseph-Adrien. Curieusitées historiques sur Louis XIII, Louis XIV, Louis XV, madame de Maintenon, madame de Pomparour, madame du Barry etc. Paris, 1864.

LIGNE Charles-Joseph de. Mélanges historiques et litteraires. Tome IV. Paris, 1828.

MARCEAU Félicien. Une Insolente liberté. Les aventures de Casanova. Paris, 1983.

PARKER Derek. Casanova. London, 2002.

POLLIO Joseph. Bibliographie anecdotique et critique des œvres de Jacques Casanova. Paris, 1926.

ROUART Jean-Marie. Bernis, le cardinal des plaisirs. Paris, 1998.

SAMARAN Charles. Jacques Casanova, vénitien. Une vie d’aventurier au XVIIIe siècle. Paris, 1914.

VAILLOT René. Le cardinal de Bernis. La vie extraordinaire d’un honnête homme. Paris, 1985.

VALERY (PASQUIN Antoine-Claude). Voyages historiques et litteraires en Italie, pendant les années 1826, 1827 et 1828. Bruxelles, 1835.

VINCENT Jean-Didier. Casanova. La contagion du plaisir. Paris, 1990.

Примечания

1

С давних времен в Венеции добывание соли имело экспортное значение. Еще римлянин Магн Аврелий Кассиодор писал, что соль заменяла жителям лагуны деньги. Правительство во все времена существования Венецианской Республики ревниво охраняло эту отрасль, стремясь создать для нее в Адриатике и ближайших регионах монопольное положение.

2

Следует, правда, отметить, что в 1998 году Венеция все же получила памятник Казановы работы Михаила Шемякина. Русский скульптор показал городским властям эскиз памятника, а 14 февраля под гром оркестра и вопли многочисленных зрителей было сдернуто покрывало, и народу предстала бронзовая группа на гранитном пьедестале: Казанова галантно склонился к механической кукле, а по бокам стоят шестигрудые сфинксы.

Смысл композиции в следующем. Сам великий авантюрист Казанова в длинном плаще. Это понятно. Идея заводной куклы — некий достаточно парадоксальный идеал женщины. Сфинксы — гибрид венецианского льва Святого Марка с мифологическими зверями из Петербурга.

Памятник был установлен на самом почетном месте — на набережной Венецианской лагуны, рядом с Дворцом дожей. Лучше места и придумать было невозможно. Именно здесь Казанова нанял гондолу, сбежав из тюрьмы Пьомби.

Памятник просто идеально вписался в ансамбль знаменитой Пьяццетты. Казалось бы, наконец, Казанова окончательно возвратился в свою родную Венецию…

К сожалению, через год памятник демонтировали.

Объяснение этому может быть лишь одно. Вокруг памятника вечно толпились туристы. Что они только с ним не вытворяли! Самые скромные забирались на него и позировали между Казановой и его возлюбленной куклой, более раскрепощенные обнимались с шестигрудыми сфинксами или водружали на головы Казановы и его спутницы свои головные уборы. Многие даже пытались вскарабкаться на них, и все это выглядело сущим варварством.


Купить книгу "Казанова. Правдивая история несчастного любовника" Нечаев Сергей

home | my bookshelf | | Казанова. Правдивая история несчастного любовника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу