Book: Двенадцать секунд до полуночи



Двенадцать секунд до полуночи

Двенадцать секунд до полуночи

Мими Каррера

Двенадцать секунд до полуночи


***

Женские руки с тонкими запястьями аккуратно опустились на клавиши.

Руки музыканта всегда обладают особой грацией и элегантностью. Тесная связь, что рождается между руками и музыкальным инструментом во время исполнения, словно закручивается в тугую спираль, позволяя окутать все, что есть вокруг безумной энергетикой…

Пианино расцветало под ее руками. И сейчас, когда Ева играла, бегло касаясь клавишей, создавалось ощущение, что мелодия, вылетала из изящных пальцев пианистки, которая погрузилась в «Мелодию сердца». Девушку переполняли эмоции, обогащающие ее внутренний мир. Игра на пианино приносила ей колоссальное удовольствие. Ее охватывала эйфория. Она будто парила над землей. И все, что ей в этот момент было важно – это мелодия, которую она играла. Которая пробуждала в ней все  воздушное, прекрасное и возвышенное… чувство, которое хотелось дарить не только музыкальному инструменту, но и любимому мужчине – любовь.

Закончив играть, Ева плавно, убрала руки с пианино и посмотрела в окно, за которым была настоящая сказка.

Город чем-то напоминал Еве статного и исполненного величия мужчину, не обделенного чинными манерами. Но сейчас он вовсе не казался гордым, скорее наоборот – завороженным очарованием белокурой красавицы, настоящей зимы. Ее сапфирового цвета глаза готовы заморозить все живое одним лишь взглядом. А ее бледная аристократичность придавала шарма ее холодному великолепию.

«Мужчина» подал руку «женщине» – Снежной Королеве. И как только их «ладони» соприкоснулись друг друга, сердце Киева покрылось инеем, пока постепенно в нем не поселился холод и мороз. «Сердце Кая» сможет отогреть только Весна, но это, совершенно другая «женщина» и сейчас не ее время повелевать…

Зима улыбнулась, кокетливо подмигнув Киеву, и игриво приподняв подол платья, пустилась в пляс. Увидев, как его Королева танцует с Ветром, Киев понуро опустил голову и тот час же поежился от ревностного порыва, а Ветер и его спутница все кружили в Вальсе над городом, покрывая унылый серый асфальт белоснежным ковром и превращая все в снежное царство…

В этом году Зима на славу веселилась, показав свой строгий нрав. Ведь у нее на все свои каноны. Но нельзя не согласиться, что какой бы свирепой она порой ни была, ее красе может позавидовать любое время года. И как бы ни сердились на нее за коварство, она всегда оставалась прекрасной… удивительной… волшебной…

– Ева, дорогая, думаю, на сегодня хватит, – обратилась к ней Евгения Александровна, отвлекая девушку от созерцания пейзажа за окном. Ева обернулась на голос преподавателя, и та успела уловить романтический отблеск в голубых глазах.

 Евгения Александровна подошла ближе к пианино и облокотилась о него ладонями. Женщина боготворила игру на этом инструменте. Своему делу отдавалась всем сердцем, считая, что иначе, музыка будет звучать неправильно или вовсе – ее звук не затронет струны души. Ева полностью разделяла это мнение. Наверное, умение сосредотачиваться на игре, «перекатываясь» волной по клавишам, иногда, даже не глядя на них, передалось Еве от нее.

– Я заигралась, Евгения Александровна. Музыка унесла меня далеко отсюда, –  смущенно улыбнувшись, Ева поднялась с вертящегося по кругу стульчика и подошла к вешалке. Зимой Любимовой нравилось носить теплое пальто до колен, но посмотрев в окно и, увидев, как ветер гнет деревья, будто норовя их прогнуть под свою волю, Ева невольно обхватила себя руками, думая, что сегодня стоило надеть шубу. Конец декабря выдался очень холодным, но, вспомнив, что скоро ее любимый праздник, она улыбнулась, решив, что никакая погода ее не испугает и сегодня же она отправится за подарками. Ведь до наступления Нового Года осталось двенадцать дней!

– Ничего страшного, Ева. Мне нравится твое мастерство. У тебя талант, деточка. Думаю, из тебя получится замечательная пианистка. Ты будешь собирать огромные концертные залы.

– Ну что вы, Евгения Александровна! – девушка по-доброму рассмеялась, застегивая пуговицы. – Вы преувеличиваете.

– Ничего я не преувеличиваю! – делано обиженно воскликнула женщина, пройдясь туда-сюда. – Ты талантлива, я тебе не раз это говорила. Я считаю, что у тебя большое будущее. Ты думаешь, великими музыкантами становятся? – Евгения Александровна вопросительно посмотрела на свою ученицу и села за пианино, добавив: – Ими рождаются, Ева. – И в следующую секунду, она продемонстрировала свою виртуозную игру, исполняя фрагмент Паганини «Каприз №24».

Пальцы Евы замерли на последней пуговице пальто. Улыбнувшись  учительнице, девушка так и стояла на одном месте, продолжая заслушиваться ее мастерством.

Закончив играть, женщина снова повернулась к Еве лицом, подарив добродушную, но меж тем, грустную улыбку.

– Тебе осталось всего полгода до окончания консерватории.

Еве самой стало грустно. Она провела в этих стенах почти пять лет. Многому научилась и продолжала учиться.

– До завтра, Ева!

– До завтра, Евгения Александровна.

Выйдя из здания, Ева потеплее закуталась в шарф, попутно делая маленькие шажочки, чтобы не упасть.

«Вот почему на дорогах обязательно должно быть скользко?!» – возмущалась Ева про себя, то и дело, боясь упасть, спускаясь по ступенькам.


***

– Здорова! Я сейчас за рулем, так что давай покороче. Ты знаешь, как мне не нравится разговаривать по телефону, когда кручу баранку. – Светловолосый мужчина в дорогом бежевом пальто, внимательно следил за дорогой, одновременно держа одной рукой руль, другой – прижимая к уху телефон. Он лениво бросал взгляды по сторонам, когда останавливался на светофорах, и нервно постукивал пальцами по рулю, желая скорее добраться до офиса. Дел перед новогодними праздниками было навалом. И вся эта канитель его жутко раздражала.

– Леха, ты чего такой нервный? – спросил на том конце провода друг Алексея Илья.

– Да ничего. Просто я напряжен. Полно работы. – Он устало потер переносицу, когда поток машин остановился на светофоре.

– Девушка тебе нужна, и напряжения не будет, – хохотнул Илья.

– Да уж, – Алексей его чувства юмора не разделял. Девушку он, конечно, хотел, только не временную, как у него обычно бывало, а постоянную.

После Марии, Алексея еще никто не вдохновлял настолько, чтобы он решился на серьезные отношения. А тем более про свадьбу он и думать не хотел. Обиду на своего друга Сергея и его жену Марию, он не держал, прекрасно понимая, что с этой девушкой он бы счастлив не был. А все потому, что ее сердце занято другим. Влюбленность, которую он испытывал к ней, уже прошла, будто ее никогда и не было, а вот осадок от осознания, что он одинок – остался.

– Лех, ты еще на связи? – голос Ильи вывел Алексея из задумчивости, как и зеленый свет, сменивший красный.

– Да, –  коротко ответил Алексей.

– Короче, мы собираемся праздновать Новый Год в ресторане ***** и ты будешь с нами. Компашку нашу ты знаешь. К тому же, у моей Дианки классная подружка, тебе понравится.

– Даже так? – ухмыльнулся Алексей.

– Ага. Ей так же, как и моей Диане двадцать пять. Молоденькая, красивая – то, что надо тридцати пяти летнему бизнесмену, то бишь – тебе.

- Ладно, посмотрим.

Распрощавшись с Ильей, Алексей задумался: а надо ли ему это знакомство? Мужчине очень не нравилось, когда девушки были готовы повиснуть на его шее или выполняли «работу» охотника, делая из потенциального партнера жертву, когда должно быть наоборот. А становиться жертвой, Алексей себе не позволял, как и девушкам, пытающимся обратить его внимание на себя. Иногда, Савельев позволял прекрасной половине женского пола брать инициативу в свои руки и первыми начинать знакомство, заигрывание, но обычно это не продолжалось дольше нескольких дней. Такие дамы ему быстро наскучивали. А может, он просто еще не встретил ту самую, которая сотрет из памяти предательство его бывшей жены, и полюбит его так, как не смогла полюбить Мария.

Проезжая мимо консерватории, Алексей случайно зацепился взглядом за хрупкую невысокую женскую фигурку. Девушка неспешно спускалась по ступенькам. Лица ее он не видел. Брюнетка смотрела себе под ноги, боясь поскользнуться и упасть. Алексей почувствовал острое желание помочь ей, спуститься вниз, чтобы она не упала. И прежде чем успел подумать, стоит ли это делать или нет,  уже заглушил двигатель у обочины и направлялся к ней, вовремя успев подхватить ее, когда она преодолела последнюю ступеньку, поскользнувшись.

– Ой! – только и успела вымолвить незнакомка, когда Алексей ухватил ее за талию и прижал к себе.

– Осторожно! – негромко сказал Алексей и чуть наклонился к ней, почувствовав аромат ее волос. Что-то среднее между цитрусовыми и цветами, скорее всего розами. Его голос был приятным и ласкающим слух, что и отметила про себя Ева. А еще в его голосе слышались заботливые нотки.

Медленно подняв голову, Ева столкнулась с лазурными глазами, которые внимательно смотрели в ее – голубые. Они удерживали взгляд, не давая отвести его в сторону. Хотелось смотреть, смотреть, смотреть…

– Спасибо, – тихо проговорила Ева, упершись ладонями в его широкую грудь.

– Не за что, – также тихо было ей ответом. – Все хорошо? Вы не подвернули ногу?

– Нет, – она попыталась от него отстраниться и между тем, делать этого не хотелось. Его близость была ей приятна. От него исходила сила, которую Ева чувствовала каждой клеточкой своего тела. Ее это на момент испугало, и в последующие секунды – безумно понравилось.

Ева была его противоположностью – одухотворенная, романтичная творческая личность, тогда, как Алексей таковым не являлся. Его романтичность давно испарилась, а творческим человеком, он никак не был.

– Еще раз спасибо, – пролепетала Ева и все же отстранилась, когда в кармане пальто Алексея зазвонил телефон, и он протянул к нему руку, отвечая на звонок, все еще глядя на девушку.

Улыбнувшись ему, Ева поспешила скрыться от его, прожигающих насквозь глаз. Зато Алексей остался стоять на месте и смотреть вслед девушке, имя которой, он так и не узнал.


                                                                                                      Канун Нового Года

Несмотря на то, что на улице звенела вьюга, а холодный ветер подгонял прохожих, люди не страшились выходить из дома.

По утру, казалось, что зима в канун Нового Года взяла себе выходной, решив поспать подольше и не будить город пургой. Но уже к обеду стало ясно, что красавица с платиновыми волосами отнюдь не забыла о своем любимом Киеве. И сейчас она царственно восседала на троне и с ленцой в глазах-льдинках любовалась пируэтами метели, в руках которой красовалось снежное панно. Она то и дело бросала белые мазки-снежинки и вместе с ними, весело смеясь, кружилась в хороводе.

Наблюдать за подобной зимней красотой особенно интересно за чашкой горячего какао, что и делали некоторые посетили кафе, сидя за круглыми столиками. Само кафе напоминало стеклянный купол с огромными прозрачными стенами-окнами. В нем было уютно и тепло. Дизайн кофейни был выполнен в белых и коричневых тонах. Атмосфера в кафе еще больше напоминала о том, что Новый Год вот-вот постучится в дверь. О празднике говорили всевозможные новогодние убранства, а также небольшая елочка, одетая в разноцветные игрушки и гирлянды. Играла красивая классическая музыка, что придавало еще больше ощущения волшебного и сказочного.

За одним из столиков сидели двое мужчин. От них исходила какая-то особенная энергетика. Если представить, что прикасаешься ладонью к одному из них, казалось, ударит током или сразу наэлектризуешься. Хотя с виду оба выглядели очень расслабленными и непринужденно разговаривали. Что светловолосый, что темноволосый были одеты в деловые костюмы, а на руках сверкал циферблат дорогих часов.

– Жаль, что не можешь встретить Новый Год с нами. Мы с Марией были бы очень рады, – Сергей откинулся на спинку кресла, с улыбкой глядя на друга.

– Возможно, если бы уже не был приглашен, то принял бы твое предложение. – Алексей протянул пачку сигарет Сергею и тот угостился. Оба закурили.

– Я рад, что ты на меня не держишь обиды. И на Машу тоже. – Сергей стряхнул пепел в пепельницу.

– Все обиды в прошлом. Ты мой друг и навсегда им останешься.

– Как и ты для меня. – Орлов крепко затянулся, чуть запрокинув голову, и выпустил струйку дыма, которая растворилась в свете гирлянд. Алексей тихонько хохотнул и Сергей с вопросом посмотрел на него.

Савельев кивнул в сторону двух миловидных светловолосых девушек, смущенно поглядывающих на него и Орлова.

– Хорошенькие, да?

Сергей бросил в их сторону короткий взгляд и снова посмотрел на Алексея.

– Мне все равно. Единственная женщина, которая волнует меня, и по которой я схожу с ума, сейчас в Москве, к тому же на пятом месяце беременности.

– Поздравляю, Серега! Машу обязательно тоже поздравь от меня, –  Алексей открыто улыбнулся. Он был рад за друга.

– Спасибо! Если бы не Маша, я бы ни за что на свете не поехал бы в эту командировку. Но она настояла. Знала, что это важно для моей работы. К тому же, она захотела киевский торт. Эта первая причина, по которой я согласился на уговоры жены.

Сергей и Алексей дружно рассмеялись, потому что оба знали, как Мария любит сладкое.

– Как она переносит беременность? – поинтересовался Алексей, сделав глоток чая.

– Ты бы лучше спросил, как я переношу, – на реплику Сергея, Савельев снова хохотнул. – Мне кажется, я переживаю больше, чем она. Еще и злится на меня, когда я не разрешаю ей самой выходить из дома. А как ее в такую погоду одну отпустить? Вдруг поскользнется и упадет? Нет, исключено!

Сергей выглядел сейчас забавно: много жестикулировал и нервничал. Жену свою он любил до безумия, от того и переживал, особенно, когда она не рядом. Звонил ей, чуть ли не каждые полчаса.

– А с кем она сейчас дома?

– Я отвез ее и Любашу к родителям. Там и мои, и ее не дадут скучать, и мне спокойней.

– Кого ждете?

– Мальчика, – с гордостью ответил Сергей и в его глазах снова вспыхнул радостный отблеск. – Любонька всегда с ней рядом, ждет появление братика. – И снова улыбка на его губах. Алексей тоже не мог не улыбнуться.

Они снова замолчали, каждый погружаясь в свои мысли. Сергей, конечно же, думал о своих любимых девочках – Марии и Любаше. Дочку он любил также сильно, как и Марию. Орлов был поистине счастливым человеком. Ведь у него было все, о чем может только мечтать мужчина.

А вот Алексей, напротив, вспоминал свою мимолетную встречу с незнакомкой возле консерватории.

«Что она там делала? Может, училась?»

В этот момент, неожиданно для самого себя, ему захотелось оказаться у стен консерватории, чтобы увидеть ее  – ту самую, о которой он вспоминал с момента их встречи. А романтическая музыка, которая играла в кафе, только усиливала это желание.

– Леха, мне пора. Самолет скоро, – Сергей встал из-за стола, чем отвлек от дум Алексея. Савельев тоже встал и по-приятельски обнял Сергея.

– Маше передавай привет и Любашу поцелуй за меня. Рад, что у вас будет пополнение в семье.

– Спасибо! Приезжай, наш дом для тебя всегда открыт. – Еще раз улыбнувшись, Сергей оставил на столе несколько купюр и, пожав руку Алексея, вышел из кафе.

Алексей опустился обратно в кресло и уставился в окно. Снег не переставал идти, и, наверное, будет идти до самого вечера, если не всю ночь. На душе стало как-то грустно и тоскливо. И только классика сейчас успокаивала. Временами казалось, будто ангелы летают вокруг и сам гениальный Моцарт грустит вместе с ним.

Опустив голову и уткнувшись взглядом в свою почти опустевшую чашку, Алексей снова поднял глаза на окно, с удивлением и некой радостью заметив ту самую незнакомку, которую видел у консерватории. Она шла, смотря себе по ноги, засунув руки в карманы. На плечах болталась красная сумка в тон перчаткам, что укрывали музыкальные руки пианистки от морозных «поцелуев» зимы. На девушке была надета белая шубка, с виду казавшаяся из натурального меха, но это лишь обман зрения. Темные джинсы заправлены в красные сапожки на невысоком каблуке, а на голове – милая шапочка, из-под которой выглядывали длинные пряди волос, в которых запутались снежинки.

Снежная Королева не могла соперничать с красотой Евы. И как бы она ни старалась, девушка продолжала выглядеть прекрасно.

Шла она быстро, и поэтому, когда Алексей, пораженный очарованием девушки, спешно расплатился и выбежал из кафе, она уже исчезла из его поля зрения.

Он смотрел в разные стороны, пытаясь поймать взглядом хрупкую фигуру незнакомки, но все было тщетно. Она словно испарилась. На момент стало не просто грустно, а тоскливо и даже пусто в душе Савельева. Показалось, что он упустил что-то важное. С другой стороны, он задавался вопросом, зачем ему вообще понадобилась эта девушка? Познакомиться? Может, она этого совершенно не хотела, а может, у нее уже кто-то был и она спешила к нему. От этой мысли в груди Алексея стало неприятно, и он сразу отбросил ее в сторону. В конце концов, если он чего-то хочет, значит, он это получит.



Сев в автомобиль, он и сам не заметил, как быстро добрался до консерватории и просидел возле нее в теплом салоне, наверное, больше часа, продолжая думать о своей жизни, девушке, которой не дал упасть и счастливой семье Сергея. Алексей вспоминал взгляд счастливых глаз друга, которого он не видел целый год, не считая сегодняшней встречи. Ему было приятно узнать, что у четы Орловых все хорошо и Мария во второй раз готовиться стать матерью. Савельев попытался на мгновение представить рядом с собой любимую женщину, которая носит под сердцем их малыша, но в сознании всплыл образ незнакомки, которую он видел сегодня второй раз. От этой мысли в сочетании с образом той, словно неземной девушки, Алексей улыбнулся, почувствовав, как тепло «побежало» по телу, отдаваясь в кончиках пальцев. И сейчас, ему как никогда захотелось почувствовать то, что чувствует Сергей, зная, что он вернется, а дома его ждет любимая жена и дети.

Алексей долго ждал Еву возле консерватории, но, не дождавшись, уехал.

***

Ева старалась все делать вовремя, а не оставлять на потом. В том числе и покупать подарки. К слову, дарить подарки ей нравилось даже больше, чем получать их, а уж к Новому году нужно было особенно подготовиться. Предпраздничная суета ей всегда доставляла удовольствие.

Не одна Ева ждала Нового года. Ее подруга Диана, тоже то и дело щебетала о предстоящем празднике. Ева слушала ее и улыбалась. Они дружили с детства, но в отличие от Евы, Диана творческой личностью не была, предпочтя «мир Пифагора».

– Ева, ты уже подумала, что наденешь в ресторан? – Диана откинула копну русых волос за плечо, глядя как подруга упаковывала подарочки, приготовленные для своих близких.

Сперва Ева собиралась поужинать с родителями, и только после этого отправиться отмечать Новый Год в компании друзей. Хотя, по большей части, это были друзья Дианы и ее парня Ильи. Ева мало кого знала, но решила не отказываться от приглашения подруги.

– Пока не решила, – ответила Ева, продолжая заниматься подарками.

– Как это не решила?! Ты должна выглядеть сногсшибательно! Знаешь, сколько там будет парней? К тому же, придет друг Ильи, а он завидный жених, между прочим.

Ева с теплой улыбкой посмотрела на подругу и покачала головой.

– Ты все о своем. Я иду в ресторан просто отпраздновать Новый Год, а не искать себе жениха.

– А что плохого в том, чтобы отпраздновать Новый Год и познакомиться, возможно, со своим будущим мужем? – Диана соскочила с кровати и прошлась по комнате.

Комната Евы отражала ее романтичную и музыкальную натуру. Ева любила не только комфорт и удобство, но и изящество. Потому «минимализм», выраженный в четких линиях мебели и чистых цветах «разбавлялся» столом в виде виолончели, а на одной из белых глянцевых стен, символизирующих идею чистого листа, где закладывалось начало творческой мысли, - был изображен нотный стан - фрагмент из балета Прокофьева «Ромео и Джульетта».

– Ничего, просто я не стану наряжаться только для того, чтобы на меня обратили внимание.

– Ты права. На тебя в любом случае обратят внимание. – Диана улыбнулась Еве и та пригласила ее к чаепитию.

Подруги долго беседовали, смеялись, обсуждали последние новости за прошедшую неделю, которую не виделись, и Диана призналась, что Илья сделал ей предложение.

– Поздравляю, Дианка, я так рада за тебя! – Ева обняла подругу, искренне порадовавшись за нее.

– Спасибо, милая! Я так счастлива!

Еще немного поговорив, Диана засобиралась уходить. За ней заехал Илья и она, буквально выпорхнула на улицу, сказав напоследок, чтобы Ева не опаздывала в ресторан.

Проводив Диану, Ева подошла к окну. Вечером город тонул не только в снежном царстве, но и в освещении фонарей, всевозможных вывесок, витрин магазинов и заведений, что источали искусственный свет, благодаря которому, снег окрашивался в разные цвета.

                                                                                                        31 Декабря, вечер

За моим окном снежинки

Беспорядочно кружатся,

На ветвях деревьев льдинки

В свете фонарей искрятся.


Волшебством укутан город...

Грудь надеждами теснится,

Верю, не сумеет холод,

Помешать желаниям сбыться...


Ведь не зря трепещет сердце,

Словно ждет прихода сказки,

Отворив души все дверцы

Для любви, добра и ласки...


Чувствую, что где-то рядом,

Тот, кого всю жизнь искала...

Мне его судьба в подарок

В этот новый год послала... (1)

Сборы на любимый праздник – самое приятное для девушек. Ведь каждая представительница прекрасного пола желает выглядеть великолепно, сразить своим взглядом наповал тайных воздыхателей, смотрящих им вслед.

Ева не была исключением. Она любила красивые наряды, но только внимание мужчин не было для нее на первом месте. Очаровать эту красавицу довольно сложно. Несмотря на то, что Ева добрая, мягкая и творческая личность, она довольно требовательна в своих предпочтениях.  Но тот незнакомец, с броскими чертами лица, который не позволил ей упасть возле консерватории, часто возвращался к ней в воспоминаниях. Ева сразу отметила, что он видный мужчина. Также, она предположила, что он старше нее лет на восемь-десять.

Посидев с родителями и гостями за столом, Ева, поздравив присутствующих, и извинившись, откланялась. А перед тем как уйти подложила под елочку подарки.

Стрелки на часах приближались к двенадцати, когда такси ехало по направлению к ресторану. Ева, боясь опоздать, поторапливала водителя, сжимая в руках маленькую сумочку и нервно прикусывая нижнюю губу. Сердце, казалось, вот-вот было готово выскочить из груди. Будто чего-то ждало, какого-то чуда.

За окном проплывали зимние картинки. И ночью Киев казался еще более волшебным и загадочным. Особенно, когда мчишься на встречу Нового Года. Но Еве казалось иначе – будто она не на праздник торопилась, а на свидание. И Новый Год тоже. Они, словно спешили друг другу навстречу. А может, на «свидание» спешила только Ева, а Новый Год был лишь свидетелем, представлявшимся мужчиной в дорогом смокинге, какие надевают музыканты на свой концерт.

Только Ева хотела взглянуть на время, как зазвонил телефон. Это была Диана.

– Где тебя носит? Новый Год через двенадцать минут!

– Я скоро буду! – Услышав, что через двенадцать минут начнется отсчет последних секунд, Ева еще больше занервничала. Она не любила опаздывать, но сегодня, словно все из рук валилось.

– Ева, постарайся приехать вовремя. Еще нужно желание загадать!

Поздоровавшись со швейцаром и показав свой пригласительный, Ева оставила верхнюю одежду в вестибюле и поспешила на второй этаж, где и собрались гости. Она так спешила, что слышала стук своего сердца. Остановившись у дверей зала, Ева дала себе несколько секунд, чтобы перевести дыхание, так как оно сбилось, пока она бежала вверх по лестнице. Но услышав бой курантов, которые начали отсчет, Ева переступила порог и замерла в дверях. Все весело считали секунды.

– Двенадцать!

Ева сделала только шаг, как ее взгляд «коснулся» голубых проникновенных глаз.

– Одиннадцать!

Еще один шаг и незнакомец, которого она встретила возле консерватории, сейчас смотрел только на нее, держа бокал шампанского.

– Десять!

Ева заворожено подходила к столу. Диана и Илья улыбнулись ей, но этого Ева не заметила. Она продолжала дарить свой взгляд светловолосому мужчине, который сегодня был чертовски хорош! Его костюм в тон платья Евы смотрелся великолепно, рисуя рельефы высокой и крепкой фигуры. Алексей в свою очередь тоже успел обглядеть девушку с ног до головы. Белое длинное платье изумительно смотрелось на девушке, подчеркивая изгибы тонкой талии. Верхняя часть с красивым глубоким, но не вульгарным декольте была украшена стразами, а нижняя - немного расклешенная, доходящая до самого пола. А при ходьбе, благодаря разрезу с левой стороны, он мог видеть  стройные ножки Евы.

– Девять!

Официант услужливо подал Еве бокал с золотистой искрящейся жидкостью, пузырьки которой, как маленькие салютики «взлетали» к верху хрусталя, мгновенно исчезая.

– Восемь!

Еще шаг и Ева уже стояла возле собравшихся гостей, неотрывно глядя в глаза незнакомца.

– Семь!

Он был удивлен и поражен, когда увидел ее посередине зала.

– Шесть!

Алексей чуть подался вперед и сделал первый шаг к Еве, которая остановилась недалеко от него, будто решая, подходить к нему или нет.

– Пять!

Обоюдный шаг друг к другу. Сердца созвучно стучали все сильнее. Глаза согревали и ласкали взглядом.

– Четыре!

Затем последовал еще один шаг. Расстояние сокращалось по острому обоюдному желанию.

– Три!

Всего три шага разделяли их.

– Два!

Пора загадывать желание.

– Один!

Успели? Наверняка!

– С Новым Годом! – Ева и Алексей одновременно сказали друг другу, стоя почти вплотную. Их бокалы со звоном соприкоснулись в знак приветствия нового, сокрушительного, нежного, всепоглощающего и прекрасного чувства, что вспыхнуло между обладателями одинакового цвета глаз. В унисон друг другу они медленно улыбнулись, а за окном послышался салют, который отчаянно взрывался, окрашивая небо в разноцветные и такие яркие цвета.

Новый Год, так спешил поскорее ворваться в город, что время будто подгоняло стрелки на часах, а сейчас, оно словно остановилось. Ведь для влюбленных, время замирает.

– Ступеньки перед входом в ресторан, ведь скользкие, да? – В глазах Алексея читались добрые смешинки, которым хотелось подыграть, впрочем, в глазах Евы отражалось то же самое.

– Очень. – Ева продолжала улыбаться, а про себя подумала, что ее желание точно исполнится.

– Тогда, спускаться по ним придется под руку со мной, – продолжал Алексей.

– Думаете, у вас появится еще одна возможность меня вовремя подхватить? – Улыбка Евы стала лукавой, и Алексею это нравилось.

Он ответил незамедлительно:

– Я на это надеюсь.

Они на несколько секунд замолчали, продолжая стоять рядом.

– Алексей, –  представился он и подал девушке руку.

– Ева, – она вложила свою маленькую ладонь в его, и он поднес ее к своим губам, почти невесомо касаясь. Но от этого легкого прикосновения Ева незаметно встрепенулась, и в ней будто зародилось что-то такое приятное, отчего можно поначалу испугаться, а потом податься и раствориться.

– О, вы уже познакомились! – Диана и Илья нарушили их идиллию. Илья незаметно для девушек подмигнул Алексею, намекая на то, что это и была подруга Дианы, с которой он хотел его познакомить.

– С Новым Годом, Ева!

– С Новым Годом, Диана!

– С Новым Годом! – подключился Илья.

Подруги принялись поздравлять друг друга. После чего Диана увела Еву к столу, и Алексей последовал за ними, услышав слова друга:

– Вижу, я не ошибся в том, что она тебе понравится.

Ева села напротив Алексея между двух парней, один из которых пришел со своей спутницей, а другой – один. Он тут же попытался завладеть вниманием Евы, которая понравилась ему.

Если первое время она равнодушно глядела на соседа, то вскоре, своим пристальным вниманием он начал ее раздражать. К слову, он также раздражал и Алексея, который был недоволен тем, что рядом с Евой сидел не он сам, а этот самодовольный тип.

– Ева, а чем вы увлекаетесь? – задал свой вопрос все тот же настырный поклонник.

– Ева – пианистка, - ответила за нее Диана.

– Правда? Как здорово! – послышалось со всех сторон.

Ева смутилась, что показалось Алексею очень милым, и он улыбнулся краешком губ.

– Может, вы нам что-нибудь сыграете? – попросила девушка, сидящая рядом с Алексеем. Она весь вечер пыталась обратить его внимание на себя, но должного результата не последовало.

– Навряд ли, это возможно, – ответила Ева, хотя, с удовольствием сыграла бы.

– Почему же? – вмешался в разговор Илья. – В Новый Год, возможно все.

Ева бросила мимолетный взгляд на Алексея, который безмолвно присоединился к просьбе, и она согласилась.

Поднявшись на круглый подиум, где находился красного цвета рояль, Ева медленно подошла и опустилась на сиденье. Как ни странно, она волновалась, будто собиралась играть впервые. Но, как только ее пальцы прикоснулись к клавишам, весь страх исчез. Мелодия Брикмана, что с самого утра крутилась в голове, воспроизвелась мгновенно. В выборе не было сомнений, потому что «симфония сердца» - это состояние ее души.

Алексей неотрывно следил за игрой Евы. Любовался ее красотой и восхищался талантом. Она так упоительно играла, что все слушали молча. Наблюдая за ней, Алексей понял, что ничего прекраснее, красивее и сексуальнее никогда не видел.

Ева закончила играть и медленно опустила руки. Зал разразили аплодисменты. Ее игра понравилась всем без исключения. Почувствовав смущение под внимательным взглядом Алексея, пианистка присоединилась к гостям. А немного позднее, все присутствующие в зале поднялись на крышу ресторана, что летом служила террасой.

Диана и Илья выдали гостям воздушные фонарики в виде сердца.

– Встаньте парами! – скомандовала Диана.

К Еве, практически одновременно подошли Алексей и Дмитрий, который сидел рядом с Евой за столом. Но он отступил, а Ева обрадовалась, что не придется запускать в небо сердечко вместе с ним. Она это сделает с Алексеем. И душа ее еще больше заликовала.

Когда все было готово, на счет «три» сердечки выпустили из рук. На секунду, Алексей случайно коснулся пальцами руки Евы и посмотрел на нее. Ева взгляда не отвела, показывая, что, как бы он на нее ни смотрел, она не сдастся его чарам так быстро. И Савельев это понял. Ему это понравилось еще больше. Интерес к этой девушке рос с неимоверной скоростью, собственно, как и у Евы к нему. Но показывать она ему этого не собиралась.

Когда воздушные фонарики-сердечки, отдаляясь все дальше и дальше, уже казались маленькими звездочками, усыпанными на ночном полотне, гости вернулись в зал.

Оказавшись в тепле ресторана, Алексей решил не упускать из виду Еву, с которой заговорил, как только они вошли в зал. Все оставшееся время Алексей и Ева были поглощены друг другом, едва замечая посторонних. Они разговаривали обо всем и ни о чем. Алексей ловил каждое слово, произнесенное Евой, тогда как та, смотрела на него зачаровано. В тоне сквозил флирт, а глаза глядели с поволокой. Алексей и Ева никогда не влюблялись с первого взгляда. Но сейчас, с ними происходило именно это. Они оба были будто загипнотизированы друг другом. Алексею в Еве нравилось все, начиная с тембра голоса, заканчивая ее сегодняшним нарядом. Впрочем, как и Еве импонировал Алексей, который не мог дождаться медленного танца, так ему хотелось к ней прикоснуться… почувствовать ее тепло… И когда, наконец, заиграла медленная музыка, Алексей пригласил Еву на танец. Не терпелось прижать ее к себе, вдохнуть аромат ее волос, снова почувствовать запах цитрусовых вперемешку с розами, как и тогда, когда он встретил ее впервые. Но сегодня Ева пахла не только уже знакомым ему запахом. В воздухе вокруг нее витал аромат ванили и пряности, создавая впечатление еще большего погружения в ауру этой прекрасной девушки, которую безумно хотелось обнять.

– Я думал, что больше тебя не увижу, – прошептал на ухо Алексей Еве.

– Значит, ты думал обо мне.

– Я не делаю из этого секрета, – на сей раз, он сказал ей это в глаза, удерживая его взгляд. Она была ниже его почти на голову, от того смотрела снизу вверх.

Ева лишь легонько прикусила нижнюю губу, но ничего не ответила.

– Вчера я видел тебя, когда сидел в кафе, а потом упустил из виду.

– Тебя это расстроило? – в голосе Евы читались кокетливые нотки. Она абсолютно не пыталась выглядеть жеманно, и ей это удавалось.

– Расстроило. Но сегодня я понял одну вещь.

– Какую?

– Больше я тебя не упущу.

Уверенность Алексея Еве не то, что льстила, она интриговала. И хотелось видеть эту уверенность в нем и дальше. Почему-то, она не сомневалась в его словах.

– Ты будешь меня преследовать? – ее тон стал более вкрадчивым.

– Если будешь от меня ускользать – придется, –  тихонько посмеиваясь, ответил он.

Песня закончилась, но разрывать объятия не хотелось. Ева, все же отстранилась первая.

– Мне пора, – сказала она, посмотрев на часы, стрелка которых приближалась к раннему утру. Еще раз, взглянув на Алексея, улыбнувшись, она подошла к Диане и попрощалась с ней. Спустившись в вестибюль, и надев коротенькую шубку поверх платья, она стала дожидаться такси. Быстрым шагом, Алексей спустился по лестнице и остановился возле нее.

– Первая попытка ускользнуть уже в действии? – хитро улыбнувшись, поинтересовался он. Ева лишь ответила ему той же улыбкой. – Попробуй, – будто разрешил он ей «убежать».



Прежде чем Ева села в машину, Алексей, глядя ей в глаза, взял ее за руку и притянул к себе, нежно касаясь губами ее пальцев.

– До встречи! – мягко проговорил он, получив в ответ не менее мягкий взгляд.

А после, он еще немного оставался на месте, смотря вслед удаляющемуся такси.

***

Она в красивом подвенечном платье с развивающейся на ветру длинной прозрачной фатой бежала по снежному берегу, а искусственные пушистые «волны» замерли, у босых ног, будто затаив дыхание. Все кругом застыло в немом восторге, который захватил все живое. И не было вокруг ничего кроме снега… и их – Евы и Алексея…

– Стой! – крикнул ей вслед мужчина в ослепительно белом костюме, догоняя, на что она лишь громче и задорнее рассмеялась, продолжая бежать. – Я ведь на тебя рассержусь, а догнав – накажу.

Предостережение Алексея не пугало, наоборот, распалило.

– Попалась! – Алексей крепко сжал Еву в своих объятиях и повалил на снег, который обжигал холодом.

– Чем наказывать будешь? – Ева хитро прищурилась, а в глазах так и плясали смешинки.

– Поцелуем, – чуть тише ответил муж, приближаясь к ее, таким любимым ему губам.

Прикоснувшись к ним, Алексей, казалось, улетел ввысь, но рук своих, так крепко сжимающих Еву – не разомкнул... Ведь она его, а он – ее.

– Алексей… – прошептала Ева, открывая глаза.

Сон прервал звук мелодии телефона, который никак не хотел замолкать. Кто-то очень настырно пытался услышать голос пианистки. Ева лениво потянулась и, нащупав на тумбочке сотовый, даже не посмотрев на дисплей, ответила на звонок сонным голосом.

– Алло!

На том конце молчание продолжалось всего пару секунд, после чего Ева услышала глубокий бархатный мужской голос, принадлежащий главному герою ее сна.

– Привет, –  также негромко сказал Алексей.

На мгновение, она растерялась, а потом и вовсе окончательно проснулась.

– Привет, – она закусила губу и обрадовалась тому, что собеседник не видит ее лица, на котором расползлась счастливая улыбка.

– Проснулась? – Алексей явно улыбался в ответ. Он так же, как и она был рад услышать ее голос, который показался ему очень милым и нежным, таким, как и его обладательница. Савельев с нетерпением ждал, когда стрелки на часах придвинутся к полудню, и он сможет, наконец, набрать заветные цифры и позвонить девушке, которая не покидала его мысли, и вряд ли уже покинет.

Как только Ева покинула ресторан, Алексей попрощался с друзьями и тоже уехал домой. Ему больше никто не был интересен. С уходом Евы, будто ушел весь праздничный настрой, а в груди поселилась приятная тоска. Он долго не мог уснуть, все думая о ней, желая поскорее провалиться в сон и проснуться. Чтобы позвонить Еве.

– Да, а ты? Выспался? – встав из кровати, Ева прошлась пальцами по волосам.

– Более чем…

«Более чем» выражало многое, особенно то, что Алексей попал… даже более чем… Впрочем, как и Ева, которая приняла приглашение Савельева на прогулку по городу. Пешую прогулку. Алексей в свиданиях был оригинален и не любил повторяться. Кому нужен этот ресторан?

Они также беззаботно разговаривали и продолжали узнавать друг друга. Со стороны они походили на людей, которые знакомы давно. Оба шли, спрятав руки в карманы, скрывая смущение под искренней улыбкой и веселым смехом. Алексей умел заставить девушку не только улыбнуться, но и рассмеяться. Ведь, если девушка смеется – половина ее сердца завоевана.

В тот день они гуляли допоздна, не заметив, как быстро пролетело время.

Желание видеть друг друга превращалось в потребность, необходимость. И их встречи стали более частыми. Алексей и не помнил, когда он так сильно в кого-то влюблялся. Ева его притягивала неимоверно. Хотелось ее видеть постоянно, как и слышать. И пусть оба были готовы к большему, чем просто страстный поцелуй, спешить не хотелось. Самое прекрасное в отношениях, когда ты знакомишься с человеком последовательно. Узнавать внутренний мир друг друга – увлекательно для обоих.

Первые недели после праздников были такими же волшебными и незабываемыми, как и сам Новый Год. Потом Алексей уехал в командировку на несколько дней и их встречи прервались. Ева грустила по нему, с теплотой и нежностью отвечая на его звонки, даже поздно ночью. А вернувшись из Москвы, Савельев первым делом подъехал к консерватории. И хоть он знал, что занятие у Евы закончится через час, остался ждать в салоне автомобиля вместе с огромным букетом белых роз, предназначенных для девушки, чье имя заставляло трепетать сердце.

Когда Ева показалась в дверях консерватории, Алексей двинулся в ее сторону. Розы были укутаны праздничной оберткой с белой лентой вокруг. Но им – цветам, все равно было холодно, несмотря на то, что они были в руках Алексея. Они «ждали», пока к ним прикоснется Ева, наклонится к лепесткам, вдохнет аромат и подарит свою улыбку.

Ева второпях покидала любимую консерваторию, зная, что ее будет ждать Алексей. На этот раз он ее предупредил. Ведь еще до командировки он приехал без предупреждения. Она была приятно удивлена, потому что в тот день не отвечала на его звонки. Но это не отпугнуло Савельева, наоборот – подстегнуло интерес еще больше. А сейчас, она почти бежала, норовя быстрее преодолеть последние ступеньки, но поскользнулась, как и тогда.

– Тебе так и хочется, чтобы я ловил тебя у ступенек, – тихо рассмеялся Алексей, придерживая ее за талию. Ева перевела взгляд с цветов на Алексея и обратно. Она бережно перехватила букет двумя руками и смущенно спрятала лицо в розах, наслаждаясь ароматом любимых цветов. Потом подняла глаза и искренне поблагодарила.

– Спасибо, – она удерживала взгляд Алексея так легко, даже не прилагая усилий. Савельев и сам рад утопать в «сапфировом море».

– Ты почему так плохо застегнута? – Алексей с легким нравоучением чуть «поругал» Еву и застегнул последние пуговицы на шубке девушки. Она лишь улыбнулась, сказав:

– Спешила к тебе.

Ей нравилась его забота, внимание, которое он проявлял. Алексей был настойчив, продолжая добиваться девушки, даже, когда получал отказ на свидание. И делал это очень красиво и ненавязчиво.

Он наклонился к ее лицу, не прерывая зрительного контакта, заметив, как несколько снежинок упали на длинные ресницы Евы и тут же начали таять. Ему так давно хотелось поцеловать ее. Наверное, еще с той самой новогодней ночи. Ее губы были созданы для поцелуев – эта мысль крутилась в его голове, когда, он наконец коснулся их губами. Сначала невесомо, словно перышко, обхватившее нижнюю губу, затем верхнюю. А потом горячий влажный язык встретился с языком Евы, сплетаясь в медленное танго, где каждый из них хотел показать свою пылкую страсть, которая сменила нежность и неторопливость. Губы Евы отнюдь не были покорны. Они отвечали с тем же напором, что и губы Алексея. Савельев, поняв, что целовать девушку не очень удобно из-за цветов, что она держала в руках, неожиданно разорвал поцелуй и обошел Еву вокруг. Встав сзади нее, левой рукой он теснее прижал ее к себе, а правой, несильно сжал пальцами шею, повернул ее голову к себе и  поцеловал с новой силой, с еще большей страстью и напористостью, вызвав в Еве интимный стон, отчего это еще больше вскружило обоим голову. И было все равно, что их могли увидеть, что на улице холодно и шел снег. Все равно, потому что влюбленным жарко, потому что им хорошо…

Через месяц, в течение которого, отношения Алексея и Евы вышли на новый уровень, Савельев повез свою девушку в горы на выходные. Ева на лыжах не каталась, хоть и Алексей заверял ее, что научит и это не так страшно. И она согласилась, только успехом это не увенчалось.

Но несмотря на все свои падения, Ева получила колоссальное удовольствие от самого ощущения, что она в горах с любимым человеком, который учил правильно стоять на лыжах, а потом падал в снег вместе с ней. А уже вечером они уставшие, но такие довольные, возвращались в гостиницу, похожую на загородный деревянный дом, вид из которого простирался на могучие древние горы, покрытые снегом.

Алексей и Ева, буквально ввалились в номер, мокрые и уставшие. Сбрасывая вещи на ходу, Ева поспешила скрыться в ванной, как Алексей нагнал ее и прижал к стене, припадая в жарком поцелуе. Эта девушка, тело которой так ярко реагировало на его прикосновения, сегодня дразнила его весь день. Это заводило Алексея не на шутку, который желал свою пианистку, как не желал никогда ни одну женщину.

– Далеко собралась? – его горячее дыхание опалило ей шею, и она запрокинула голову назад, позволяя Савельеву больше простора для поцелуев.

– М-м-м… всего лишь в ванную… а что, хочешь со мной? – игриво поинтересовалась Ева, хитро взглянув ему прямо в глаза. А затем, увернулась от очередного поцелуя и выпорхнула из его рук. Хихикнув, она сделала несколько шагов назад, когда он сделала то же самое, только вперед, по направлению к ней.

– Хочу… – многозначительно ответил Алексей и также хитро улыбнулся.

Ева повернулась к нему спиной и медленно стянула с себя свитер – единственная деталь, оставшаяся на ней, помимо нижнего белья. Снова встав лицом к своему мужчине, она также медленно пятилась к ванной комнате, в которую Алексей внес ее, придерживая за ягодицы. Оттянув ткань ее красных трусиков, он порвал их на две части и с жадностью впился в губы Евы…

– Ты сводишь меня с ума… – шептал он ей горячо в губы, когда они уже лежали на кровати, соревнуясь друг с другом – кто будет сверху.

Ева лишь томно выдохнула и комнату начали заполнять сладостные стоны двух влюбленных сердец… Ни Алексей, ни Ева, никогда доселе не были настолько близки душой и сердцем до встречи друг с другом. Алексей уже наверняка знал, что Ева полностью его женщина. Его воздух, без которого он просто не сможет. Без которого он уже не будет собой. Как и Ева без него. И сейчас, встретив друг друга, они поняли, что вот оно – настоящее счастье – в их руках. Счастье, которое шептало их имена…

Эпилог

Два года спустя…

Канун Нового года в России выдался более холодным, чем в предыдущие года. Зима Москву любила так же, как и другие города, в которых она временно гостила. Снежной красавице нравилось наряжать все, что есть вокруг в зимнее одеяние.

В эту ночь метель продолжала кружиться в танце, не давая спать деревьям, что качались из стороны в сторону, обдуваемые ветром. Ей хотелось намести как можно больше снега перед приходом главного виновника зимы – Нового Года.

Такой красотой хорошо любоваться через окно, когда укутанный в плед, находишься в тепле и пьешь вкусный горячий чай. Но ночью люди предпочитают спать или… не спать…

Проснувшись посреди ночи, темноволосый мужчина первым делом посмотрел на спящую рядом любимую жену, каштановые волосы которой разметались на подушке. Ее грудь мирно вздымалась, а сама девушка чему-то улыбалась во сне. Сергей любил наблюдать за тем, как спит его любимая, Мария.

Орлов любовно оглядел Марию, скользнув по ее фигуре, охватывая жадным взглядом стройные ножки, которые виднелись из-под одеяла, затем скользнул вверх, задержав внимание на пышной груди, соски которой просвечивались через тонкую белую ткань пеньюара. Шумно вдохнув и выдохнув, Сергей немного отодвинулся от Марии, ибо желание превышало настолько, что он был готов разбудить жену и не дать ей спать до самого утра. Он уважал сон жены, тем более, что сегодня она уснула поздно, укачивая их двухлетнего сына, который ни в какую не хотел засыпать.

Аккуратно поднявшись из кровати, чтобы не разбудить Марию, Сергей вышел из спальни и зашел в детскую. Он подошел к кроватке, в которой спал их маленький сын Андрюша. Он, как и мама улыбался во сне, и, казалось, ничто не могло ему помешать смотреть свои сказочные сны о его маленькой принцессе, на которой он непременно женится, когда вырастит и возмужает, как и его отец, с которого стоило брать пример. Сергей подарил теплый взгляд, в котором читалась такая же гордость, когда он смотрел на свою пятилетнюю дочку Любашу. Он любил их одинаково и очень сильно. Повернувшись в другую сторону, он также мягко улыбнулся дочке, которая даже и не думала просыпаться. Наверняка, ей тоже снилось что-то приятное. Например, принц на белом коне, о котором принято мечтать маленьким девочкам. А Любаша сказки любила, особенно, когда их читал папа. Сергей всегда перед сном заходил в детскую вместе с Марией и они оба укладывали детей спать. Создавалось впечатление, что в этом доме царило любовь и счастье. И это так и было. Орлов оберегал свою семью, любил и заботился. И, несмотря на то, что у него довольно сложный характер, Мария знала к этому мужчине подход. Ведь это ее мужчина. Ее любимый и самый лучший на свете.

Вернувшись обратно в спальню, Сергей, словно завороженный застыл возле постели, на которой, будто кошка подтянулась Мария, продолжая пребывать в царстве Морфея. Одеяло практически сползло к ногам, открывая весьма откровенный вид, и Сергей понял, что больше сдерживаться не намерен. Собственно, он никогда и не сдерживался. Всегда брал то, что считал нужным. А Мария ему была нужна. Всегда. Он и не знал, что можно так сильно любить, желать до скрежета зубов, скучать, когда не рядом. И не просто скучать, а тосковать, готовым выть волком, когда любимая далеко. Орлов был жутким собственником и большим ревнивцем. Он терпеть не мог, когда кто-то хотел завладеть вниманием его женщины. А таких желающих было немало. И Сергей знал, что Мария пользуется популярностью у противоположного пола. Ему с одной стороны это льстило, с другой – вызывало ярость и гордость одновременно. Его чувства – это гремучая смесь. Он никогда не будет равнодушен к этой прекрасной и восхитительной женщине, что сейчас так сладко спала.

Откинув одеяло в сторону, Сергей лег вплотную к Марии, крепко обхватив своей сильной рукой ее тонкую талию, и прижал к себе спиной, упершись своим весомым «аргументом» – спать он ей больше не даст. Мария тихонько застонала, когда ее муж погладил горячими пальцами ее живот, предварительно задрав пеньюар по самое «не балуй». Вызвав табун, жаждущих страсти мурашек, он заскользил рукой выше и обхватил левую грудь, легонько ее сжав и снова вызвав стон в своей любимой, которая перевернулась на спину. А когда его губы обхватили правый набухший сосок, Мария закусила нижнюю губу, стараясь не стонать так громко. Ласки Сергея всегда будили в ней ненасытную волчицу, которая жаждет поцелуев и телесных прикосновений своего волка. Рядом с Марией, Сергей действительно превращался в зверя, только в ласкового и нежного, но всегда очень страстного и властного. Он подчинял с одного лишь взгляда, заставляющего стучать пульс с бешеной скоростью, в предвкушении сладостной муки, которую он так любил дарить своей любимой женщине.

– М-м-м… не спится? – томно и с лукавой улыбкой спросила Мария, посмотрев в затуманенные страстью глаза Сергея.

– Нет… – хрипло ответил Сергей, укусив за мочку уха Марию. – И тебе не дам…

– Бессовестный… – выдохнула Мария, когда он навис над ней, снимая через голову единственную одежду, что была на ней.

– Очень… – Сергей припал к ее шее, покрывая поцелуями; ладонями он скользил по ее икрам и выше, заставляя каждый раз вздрагивать от его прикосновений, в которых чувствовался сильный характер Орлова.

После глубокого страстного поцелуя, в котором в унисон слились постанывания обоих, тяжело дыша, Сергей оторвался от губ жены и с хитринками в глазах пострел на нее.

– Я смотрю, ты все чаще спишь без нижнего белья… так зачем удивляться тому, что я бужу тебя практически каждую ночь?

Мария тихонько рассмеялась и опустила ладошки на ягодицы мужа и слегка надавила на них, призывая к действиям.

– Это чтобы ты не тратил время на то, чтобы их снять с меня.

– Умница, – улыбнувшись, он несильно прикусил нижнюю губу Марии и тут же «погладил» ее влажным языком.

Так же, как и всегда, Сергей выпустил наружу всю свою любовь, желая показать это чувство Марии, может, снова подчинить, уязвить, каждый раз, как только их тела сплетались, переплетались. Но и Мария особую покорность не предъявляла. И каким бы властолюбивым Сергей не был, перед Марией он терялся. Он был с ней настоящим, таким, каким его не увидит никто другой. Перед ней он снимал маску, склонял голову и неустанно восхищался своей любимой женой, его Марией.

***

Полдень тридцать первого декабря обычно всегда проходит в суете, но не в доме Орловых. Их детки, пообедав, уже вовсю носились по гостиной, играя с дедушкой и бабушкой, а также прабабушкой Ларисой, которая, как и ее сын Валентин и его жена Тамара не могли нарадоваться, весело смеющимся маленьким сорванцам. Сами же родители своих чад не спешили спускаться вниз. Мария, продолжая крутиться у зеркала меряя то или иное платье на новогодний вечер, то и дело отвлекала внимание Сергея от ноутбука, за которым он доделывал какой-то важный отчет. Мария немного злилась на него и ворчала, желая полностью завладеть вниманием мужа и чтобы тот, наконец, отставил работу в сторону.

– Маш, ты не могла бы не крутиться у меня перед носом? Мне осталось всего немного, чтобы закончить работу, - быстро печатая, выдал Сергей, стараясь иной раз не посмотреть на жену, которая в это время переодевала уже третье платье, демонстрируя соблазнительные изгибы фигуры.

– А что, мешаю сконцентрироваться? – хихикнув, спросила Мария, бросив кокетливый взгляд на мужа. Тот коварно улыбнулся, печатая еще быстрее.

- Дразнишься? – в голосе Орлова зазвучали игривые нотки, под стать его и Марии настроению.

– А что нельзя? – Мария начала к нему медленно подходить. В ее походке всегда присутствовала грация, которая так нравилась Сергею.

– Подожди, я сейчас закончу с отчетом и накажу тебя за то, что отвлекаешь, – посмеиваясь, Сергей желал, как можно скорее заключить в объятия Марию.

– Ну, попробуй, – гордо вздернув подбородок, она стянула с себя платье, которое «обласкав» тело, легло к ее ногам. Сергей, отвлекся от экрана монитора, медленно поднял на Марию глаза и отложил ноутбук в сторону. Мария сделала шаг к Сергею и он тут же заскользил горячими ладонями по ее бедрам, притягивая к себе. Мария, расстегнув застежку на бюстгальтере, отбросила ненужную деталь одежды на пол и села на колени Сергея, руки которого начали хаотично блуждать по ее телу.

– Скоро приедет Алексей с женой, – попыталась напомнить Мария, запрокинув голову назад, когда Сергей припал к ее шее с поцелуями.

– Мы успеем, – опрокинув на кровать жену и нависнув над ней сверху, он жарко поцеловал в сладкие губы Марию. Но Мария сдаваться не стала, перевернув их, она села сверху.

– Все, ты обезоружен! Надеюсь, ты успел закончить свой отчет, потому что, больше я тебя сегодня к нему и близко не подпущу.

Сергей засмеялся, продолжая сжимать аппетитную попку Марии, затем погладил ее обнаженную спинку и притянул ее за шею к себе, чтобы снова почувствовать вкус ее губ.

– Как пожелает моя Королева, – произнес Орлов, перед тем, как поцеловать Марию.

***

– Сереж, они приехали! – радостно прощебетала Мария, выглянув в окно, в котором увидела Алексея, выходящего из машины вместе со своей женой.

– Кто приехал? – тут же поинтересовалась Любаша, которая сидела на руках у дедушки.

– Гости приехали, – ответил ей Валентин Дмитриевич.

Тамара, жена Валентина, тем временем покрывала стол скатертью, за которым сидела бабушка Марии.

– Ну, наконец-то! Давно хотела увидеть Алексея женатым. Что-то он припозднился с этим делом.

– С этим делом лучше не спешить, – ответил Сергей Ларисе Елисеевне.

– Ну да, знаю я вас, кобелей таких! Вам бы только быстрее в кровать затащить, а как жениться – так потом, – причитала бабушка Марии, вызвав у присутствующих веселый смешок.

Новый год было решено встречать в доме отца Марии, куда и приехали Алексей с Евой, а чуть позже, должны подойти и родители Сергея.

– Добрый вечер! С Наступающим! – сразу же поприветствовал всех Алексей, как только поздоровался с Сергеем, открывшим гостям двери.

– С Наступающим! – в тон мужу сказала Ева и засмущалась.

К гостям подошла Мария и поцеловала в щеку, как и Алексея, так и его жену, а потом увела Еву знакомиться со своими домочадцами.

– Поздравляю, друг! – искренне поздравил Сергей Алексея, но не с Новым Годом, а с женитьбой. Они не виделись два года с их последней встречи в Киеве. Но о том, что Савельев женился год назад, он знал. Тот его и Марию приглашал на свадьбу, но у Орловых тогда не было возможности приехать. У Сергея была очередная командировка, а без Мужа, Мария не приехала бы сама поздравлять молодоженов.

– Спасибо, Серега! Как поживаете?

– Отлично, как видишь, а вы?

Алексей с нежностью посмотрел на Еву, которая уже успела познакомиться с хозяевами дома и детками Орловых. Любаша улыбалась пианистке, обнимая маму, а Андрюша уже сидел на руках Евы, с интересом разглядывая красивое лицо девушки. Ева улыбалась, при этом с удовольствием ведя беседу с Марией и ее бабушкой.

Савельеву настолько понравилось наблюдать за Евой, которая возится с детьми Марии и Сергея, что ему так сильно захотелось, чтобы и у них с Евой были свои дети. Он знал, что Ева будет замечательной матерью, всегда любящей и внимательной.

Сергей улыбнулся, проследив взгляд друга, и похлопал его по плечу, сказав:

– Скоро и вы станете родителями.

– А вот и еще гости пожаловали! – произнес Валентин Дмитриевич, открывая двери родителям Сергея – Евгению Николаевичу и Людмиле Андреевне.

– С Наступающим всех! – Людмила Андреевна, как всегда весело улыбалась, целуя сына и Марию, а затем и Валентина. То же самое проделал и отец Сергея, после чего присел на корточки и расправил руки, готовый обнять своих внуков, которые уже наперегонки бежали к нему.

– Ну-ка, кто хочет на руки, чтобы я покружил? – Он крепко обнял Любашу и Андрюшу, закружив их на месте. Те смеялись и обнимали дедушку.

– Жень, дай и мне их подержать! – запричитала Людмила Андреевна, вызвав дружный смех.

Алексей посмотрел на Еву, у которой на глаза навернулись слезы счастья. Он подошел к ней и обнял, почти невесомо поцеловав в губы. Ева обняла его, уткнувшись носиком в шею, с улыбкой глядя на чету Орловых, которые, также обнявшись, стояли и смотрели, как дедушки и бабушки возятся с Андрюшей и Любашей.

За два года, Алексей полностью изучил Еву, как и она его. Но эта девушка все равно не перестала удивлять своего мужчину, оставаясь для него не до конца прочитанной книгой.

Ближе к полуночи, прекрасная половина начала накрывать на стол, весело переговариваясь между собой. Любаша, как истинная хозяюшка помогала маме носить небольшие блюда на стол, а Андрюша, как настоящий мужчина приобщился в компанию мужчин, которые разговаривали в основном о бизнесе, да и вообще о жизни, не переставая поглядывать на своих любимых женщин, хлопочущих над столом.

Алексей не переставал любоваться Евой, как и Сергей – Марией. Эти двое мужчин, с виду таких сильных и, казалось, непоколебимых, покорно смотрели на своих любимых жен, неустанно восхищаясь ими, ловя каждое слово, улыбку, движение губ, глаз…

– Сделайте чуть громче телевизор, я хочу послушать речь президента, – попросила Лариса Елисеевна, когда уже все собрались за столом. Сергей разливал по высоким бокалам шампанское, Мария и Ева над чем-то тихо хихикали, Алексей разговаривал с родителями Марии и Сергея, а Любаша и Андрюша жевали мандаринки.

– Сейчас будут бить куранты, загадываем желание! – весело сказала Тамара, обнимая Валентина. Муж ей ласково улыбнулся и с радостью обвел глазами стол, за которым собрались его семья и друзья. Тот восторг, что переполняли его, наверно, невозможно передать словами, его просто нужно ощущать. И он его ощущал всем своим естеством, глядя, как с любовью в глазах друг на друга смотрит на мужа его дочь Мария; как трепетно выражают свою любовь взглядами Алексей и Ева, его друг Евгений и его жена Людмила; как внуки сидят на руках прабабушки, которая прослезилась от такой теплой семейной идиллии.

Тем временем, стрелки на часах приближались к двенадцати.

– Ну что ж, начнем считать? – спросил Евгений Николаевич, и Любаша с Андрюшей хором крикнула «да».

– Один! – хором начали все!

– Два! – Валентин и Тамара вспоминали свою первую встречу.

– Три! – Родители Сергея вспоминали свою молодость.

– Четыре! – Лариса Елисеевна просто загадывала желание, чтобы все были счастливы.

– Пять! – Андрюша смотрел на своих родителей, украдкой улыбаясь.

– Шесть! – Любаша мечтала о том, чтобы, когда она вырастит, встретила такого классного мужчину, как и ее папа или как Алексей.

– Семь! – Ева, глядя на своего мужа, предвкушала то, как она сообщит Алексею, что он станет скоро папой.

– Восемь! – Алексей вспоминал, как точно также два года назад считал секунды, когда в зале ресторана появилась Ева.

 –Девять! – Мария потерлась кончиком носа о нос Сергея, обоюдно улыбаясь друг другу.

– Десять! – Сергей еще крепче обнял свою жену.

– Одиннадцать! – Все подняли бокалы вверх в предвкушении соприкосновения.

– Двенадцать! – Желание загадано и обязательно исполнится.

– С Новым Годом! – Поздравления заполнили всю гостиную под радостный смех и веселье.

– Я хочу пожелать всем счастья! Чтобы то о чем мечтается, сбывалось! Давайте, будем счастливыми всегда, как сегодня. С Новым Годом! – Тост Алексея был бурно подхвачен и снова послышался звон хрусталя.

А позже, когда детки наигрались и уснули на диване в гостиной, бабушки и дедушки решили забрать внуков и переместиться в дом родителей Сергея. Бабушка Марии поддержала идею Евгения Николаевича и ушла вместе с ними. Просто старшее поколение решили дать отдохнуть молодым, дабы не забывали романтику. Правда, романтикой далее совсем не пахло, скорее детским ребячеством. Чета Орловых и Савельевых, словно малые дети выбежали во двор и начали играть в снежки, забрасывая ими друг друга, и заваливая в снег, катаясь по нему и весело смеясь.

– Получай, Орлов! – Мария рассмеялась, попав снежком Сергею в лицо. Тот, конечно, деланно рассердился и уверенно направился в ее сторону. – Это тебе за мои почти двенадцать лет ожидания тебя – любимого упрямца! – Она бросилась наутек, но далеко убежать не смогла: перехваченная Сергеем, она была повалена на снег, на котором оба начали валяться, перекатываясь друг на друга.

– Все подкалываешь, да? – Сергей укусил жену за губу и сразу же поцеловал, желая подчинить ее под напором своего умелого языка. Мария исхитрилась, укусив его за язык, и оттолкнула от себя. Быстро вскочив на ноги и взяв снежок в ладошки, она бросила его в Сергея напоследок и побежала в дом, не переставая хохотать.

– Догони меня, Орлов!

– Я сейчас тебя так догоню, что мало не покажется! – побежал за ней Сергей.

Алексей и Ева наблюдали за ними и смеялись.

– Ну а ты, Савельев, – обратилась Ева к мужу. – Быстро бегаешь?

Ее голос приобрел более интимные нотки, а когда она сделала пару шагов назад по направлению к дверям дома, Алексей двинулся к ней.

– Хочешь проверить? – игриво спросил Алексей и тут же побежал за Евой, которая не стала ему отвечать на вопрос.

Алексей нагнал Еву, как только за ними закрылась входная дверь. Взяв ее на руки, понес на второй этаж в комнату для гостей, в которой они навряд ли сегодня уснут.

Скидывая с себя вещи, они поскорее желали остаться без единой одежды, чтобы почувствовать тепло друг друга и такие обжигающие, словно огонь прикосновения.

– Леш, подожди. – Ева с трудом отстранилась от губ Алексея, которые с упоением целовали ее. – Подожди, – прошептала она, обхватывая ладошками его лицо. Он внимательно посмотрел на нее возбужденным взглядом. – Я хочу тебе кое-что сказать. Вернее, у меня для тебя подарок.

Алексей улыбнулся и будто промурлыкал ей на ушко:

– И где он?

– Здесь, – ответила Ева и приложила его ладонь к своему еще плоскому животику.

Савельев немного отстранился от Евы, но ладонь свою не отнял, продолжая чувствовать тепло ее тела.

– Ты… – начал он, а глаза удерживали ее взгляд.

– Да, – закивала она.

– Это ведь точно, правда? Правда, милая? – Его улыбка становилась шире.

– Да, правда. – Ева радостно засмеялась, когда Алексей поднял ее на руки и закружил, а потом опустил на кровать и накрыл собой, сливаясь в полном любви и нежности поцелуе.

– Я так люблю тебя, Ева, – произнес он, оторвавшись от ее губ, глядя в глаза. – Очень люблю.

– А я тебя люблю.

– Любимая… – шептал он, не переставая целовать ее.

 –Любимый…

Зима улыбнулась и обратно села на свой ледяной трон. Она сонно посмотрела на своего верного друга – Ветра и решила, что завтра навестит город, подаривший счастье Алексею и Еве. Ведь  Киев, наверняка заждался свою Королеву.

Конец

Примечание

(1) Автор стихотворения – Елена Миронова


home | my bookshelf | | Двенадцать секунд до полуночи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу