Book: Греческая история



Греческая история

OCR и вычитка Ю. Н. Ш. (yu_shard@newmail.ru). Сентябрь 2006 г.

КСЕНОФОНТ

ГРЕЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Перевод с древнегреческого

и комментарии

С. Я. Лурье

Издание третье

Издательство

«Алетейя»

Санкт-Петербург

2000

Греческая история

Ксенофонт (ок. 430—354 до н. э.) — знаменитейший древнегреческий историк и писатель, ученик Сократа. Получил прекрасное образование, приобрел большой политический и военный опыт. Убежденный противник афинской демократии, идеализировал спартанский государственный строй и монархические идеалы. «Греческая история» — одно из главных произведений Ксенофонта, охватывающее период с 411 года до битвы при Мантинее в 362 году, период становления и расцвета греческой государственности. Богатство фактического материала «Греческой истории» удачно совмещается с доступностью и ясностью изложения автора — непосредственного участника многих описываемых им событий.

Настоящее издание воспроизводит русский перевод С. Я. Лурье (Ленинград, 1935), заново отредактированный Р. В. Светловым. Текст книги печатается по изданию: Ксенофонт «Греческая история», СПб., «Алетейя», 1996 г.

СОДЕРЖАНИЕ

О Ксенофонте и его «Греческой истории»,

вступ. статья Р. В. Светлова .....................................7

Книга первая .......................................................27

Книга вторая .......................................................54

Книга третья .......................................................83

Книга четвертая ....................................................111

Книга пятая ........................................................150

Книга шестая ......................................................188

Книга седьмая ......................................................226

Приложение ........................................................264

Комментарий ......................................................277

Введение ..........................................................279

к книге первой ....................................................285

к книге второй ....................................................318

к книге третьей ...................................................338

к книге четвертой .................................................365

к книге пятой .....................................................385

к книге шестой ....................................................408

к книге седьмой ...................................................430

О КСЕНОФОНТЕ И ЕГО «ГРЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ».

Один из замечательнейших авторов периода греческой классики, Ксенофонт Афинский, более чем какой-либо иной его современник беззащитен перед критическим взглядом потомков. Последовательный в привязанностях, всю жизнь остававшийся верным однажды избранным принципам, он выплеснул свою последовательность на страницы сочинений. В сочетании со стремлением к беспристрастной нравоучительности тона она создала идеальную мишень для обвинений в недобросовестности. Что уж говорить, если даже такие «мастодонты» исторической науки как Виламовиц, Гомперц, Мейер критически отзывались и о стиле Ксенофонта, и о его профессиональной честности. Нет, Ксенофонт не искажал события, но он мог умолчать о тех, что не слишком красили людей или государство, которым он симпатизировал. На рубеже веков (XIX и XX) тема Ксенофонтовых «умолчаний» вообще была одной из самых популярных у историков античности. К настоящему моменту, правда, большинство из лакун заполнено, и «историческая справедливость» восстановлена.

Однако никакие умолчания, никакая ученая критика не делает Ксенофонта менее интересным писателем. И не только ясность, определенность стиля тому причиной. Последовательность, характерная и для исторических привязанностей, и для жизни Ксенофонта, позволила ему сделать повествование красочным, образы героев выпуклыми, а самое главное, создать ощущение трагичности пути, на который ступила Греция. В те годы только такой автор как Ксенофонт — лаконофил, монархист, получивший блестящее «афинское образование», мог почувствовать приближение пропасти, грозившей Элладе на рубеже эллинизма.

При чтении Ксенофонта нужно помнить, что стиль этого автора отличается от стиля его великих предшественников-историков. Он не восторженно-красочен, подобно Геродоту. В его тексте отсутствует сдержанная (до таинственности) глубина Фукидида. Он прост и трагичен. А это искупает какую бы то ни было «научную недобросовестность».

***

До сих пор нет единой точки зрения на дату рождения Ксенофонта. Одни утверждают, что он появился на свет в 445 г. до н. э., другие — около 430 г. до н. э. Нам более симпатична вторая точка зрения[2]*. Прежде всего сам автор «Греческой Истории» утверждает, что во время знаменитого «Анабасиса» (похода 13 тысяч наемников — см. ниже), то есть в 401 г. до н. э., он был «еще совсем молод». Едва ли мог сказать о себе такое муж 45 лет. Но даже не это является главным. Тон, каким написаны сочинения Ксенофонта, принадлежит человеку, для которого «Золотой Век» Афин (450—430 гг. до н. э.) лежит в безвозвратном прошлом. Если бы их автор родился за 15 лет до начала Пелопоннесской войны, то эпоха власти, процветания, довольства его отечества не могла бы не оказать влияния на его политические воззрения. Однако автор «Греческой Истории» — убежденный лаконофил; он не рассуждает о «Веке Перикла», его взгляд обращен в эпоху Агесилая, в героическое, но крайне тревожное настоящее.

Итак, Ксенофонт родился по-видимому в самом начале длительной и кровопролитной Пелопоннесской войны. Родился в богатой, аристократической семье, а потому получил прекрасное образование, венчавшееся общением с Сократом. На формирование его характера не могли не оказать влияние постоянные военные действия, происходившие на территории от Сицилии до Кипра, охватившие большинство греческих полисов и даже западные сатрапии Персидской державы. Правда, частые вторжения спартанских войск в Аттику чаще всего оборачивались простым опустошением полей, разрушением загородных домов: здравомыслящие афиняне не принимали вызова спартанцев, признавая за ними превосходство в сухопутном бою, в то время как их противники считали штурм афинских стен безумием. Главные события происходили на значительном удалении от Аттики. Во время первого десятилетия войны их ареной были Пилос (гавань на юго-западном побережье Пелопоннесса), Коринфский залив, Фракийское побережье Эгейского моря. После краткой передышки, дарованной Никиевым миром, центрами столкновений стали Сицилия, Эгейское побережье Малой Азии и Дарданеллы. Чтобы понять атмосферу, окружавшую юного Ксенофонта, нужно представить настороженное ожидание, в котором постоянно находились его соотечественники. Каждый корабль, входивший в афинский порт Пирей, мог принести известия о сражениях. И уже первые годы войны приучили афинян к тому, что им не стоит ждать исключительно победных реляций.

Когда ведут речь о Пелопоннесской войне, чаще всего ее трактуют как противостояние консервативной, аристократической Спарты «либеральным», демократическим Афинам. Согласно такой точке зрения, Лакония и Аттика, эти олицетворения двух тенденций, двух социальных укладов, сошлись в величественном столкновении, дублировавшемся внутри большинства греческих полисов. Война межгосударственная при этом приобретала облик войны гражданской: сторонники демократии во всех городах ориентировались на Афины, олигархии — на Спарту.

Как бы широко не был распространен такой взгляд на Пелопоннесскую войну, нужно признать, что он богат на натяжки. Основанием его служит преувеличение «социально-экономических» факторов в создании противоборствующих групп. Чаще всего первоначальное подразделение на сторонников Афин или Лакедемона происходило не по признаку демократической незнатности — аристократической знатности. И уж тем более не по критерию бедности — богатства. «Демократическая» среда выдвигала порой таких богачей, что ни один из древних знатных родов не мог бы соперничать с ними. В разделении на лаконофилов и лаконофобов превалирующую роль играли отношения гостеприимства, родственные связи, связи внутри сообществ, посвященных в какие-то культы, внутри торговых союзов. Критерий знатности — незнатности выступал во вторую очередь, а иногда, по-видимому, так и оставался вторичным. Противопоставление аристократизм — демократия не совсем верно даже в отношении самих Спарты и Афин, ибо афинские аристократы (в подавляющем своем большинстве по крайней мере) почитали за долг сражаться против «классово близких» им фиванцев, или спартиатов. Однако дабы полнее понять истоки, природу и характер Пелопоннесской войны, мало уточнения стереотипа «демократия — аристократия». Для этого нужно вспомнить, когда возникло противостояние Афин Спарте.

Подобно многому в греческой истории, его породили Персидские войны. Еще в первой половине VI в. до н. э. Афины не были городом как таковым. Лишь при тиране Писистрате они начали приобретать облик, знакомый последующим поколениям. Но окончательно афинянин «встает на ноги» только когда сознает, что ногами этими должно стать морское могущество. Речь идет об эпохе Мильтиада, Фемистокла и Кимона, об эпохе Саламина, Микале и Эвримедонта — сражений, в которых афиняне утвердили право именовать себя первыми на море.

Афины поднимались на гребне войны против персов. Когда Спарта — традиционный гегемон общегреческого сообщества — отказалась от продолжения войны с персидским царем Ксерксом, инициативу взяли на себя Афины. Провозгласив целью освобождение малоазийских греков из-под власти варваров, они возглавили Делосский союз, созданный специально ради войны с Персом. При этом их союзники обычно лишь ограничивались внесением ежегодного налога на содержание участвующих в активных боевых операциях вооруженных сил, сами же вооруженные силы выставляли Афины.

Знаменитое торговое богатство Аттики сложилось в те же годы. Нельзя сказать, что до начала V в. до н. э. Афины имели интерес к морской торговле. Торговлю держали в руках другие города: Коринф, Мегара, Эгина, Милет. Аттика перед Персидскими войнами — преимущественно крестьянская страна. Тяжесть завоевания моря вынесли на своих плечах люди «с крепкими, мозолистыми руками?» — прирожденные земледельцы, лишь в силу необходимости ставшие мореходами. Но потоки добычи, контрибуций, соблазн захваченных торговых путей, наконец государственное покровительство — все это вызвало к жизни купечество. И вот вслед за боевыми триерами в порты Малой Азии, Кипра, Египта, Италии входят торговые корабли афинян. Торговые успехи в свою очередь требовали закрепления их военной силой. Одно подталкивало другое — и Делосский союз все более превращался в Афинскую военно-торговую державу.

Два поколения эллинов были свидетелями того, как она шла в гору. Идея освобождения «порабощенных» эллинов торжествовала. Успехи морского союза оказались столь разительны, что афиняне начинали вести себя на Балканах высокомерно. Это вызывало неоднократные военные столкновения — в первую очередь с Фивами и Спартой. Но, что удивительно, даже воюя «на два фронта» — с Царем персидским и с внутренними врагами, Афины умудрялись и там и здесь добиваться успехов.

Однако еще более поражает, как быстро они могли восстанавливаться после неудач. В конце 50-х годов V в. до н. э. почти две сотни афинских кораблей и несколько тысяч гоплитов оказались заперты в дельте Нила, где они пытались помочь восставшим против персов египтянам. О том, какие надежды возлагали Афины на это восстание, говорят доселе невиданные размеры экспедиционного корпуса. Тем тяжелее был удар, когда персы одержали полную победу. Афинское воинство так и не смогло выбраться из ловушки.

Казалось, персидская держава должна была перейти в решительное наступление. Но, как феникс из пепла, афинская мощь возродилась в течение года. А в 449 г. до н. э. близ Саламина на Кипре Царь был разбит окончательно. Последовавший за этим Каллиев мир стал вершиной торжества афинской политики на Востоке.

После того, как 445 г. до н. э. ознаменовался заключением тридцатилетнего перемирия со Спартой, Афины могли спокойно пользоваться плодами своих успехов. Попытки союзников покинуть Делосское сообщество решительно пресекались. На Фракийское, Малоазийское побережье, в южную Италию выводились афинские колонии. Великим военно-рекламным шоу стала морская экспедиция знаменитого вождя Афин Перикла в Понт Эвксинский (437 г. до н. э.). После 454 г. до н. э. казна Делосского союза хранилась в Афинах, и власти этого города получили над ней полный контроль. Если же учесть, что форос (налог на поддержание военных сил) платили более 200 городов, то можно представить, какие богатства оказались под рукой у афинских правителей.

На союзные деньги Перикл выстроил Длинные Стены, соединившие Афины с Пиреем. На союзные же деньги обустраивался Акрополь (храмы Девы-Афины, Бескрылой Победы, Эрехтея, знаменитый Парфенон). На те же деньги творил великий Фидий, устраивались пышные театральные празднества, для посещения которых неимущие ежегодно получали деньги. Именно в сороковые, тридцатые годы V в. до н. э. Афины оказались способны реализовать одну из прерогатив «демократического» государства — они платили на жизнь тем гражданам, что не имели средств к существованию. Богатство Афин стало главной притягательной силой для «мудрецов» — софистов, съехавшихся в этот город со всей Эллады. И вот недавние крестьяне, потомки победителей при Марафоне внимали многомудрым речам «эллинских просветителей».

«Золотой век» считают вершиной в истории независимой Греции. Но при этом отчего-то забывают, что построен он был на плечах недавних союзников по борьбе с персами. Афинянин Геродот писал о свободе как о главном атрибуте эллинской жизни, а «союзники» его отечества были вынуждены давать клятвы вроде следующей: «Не восстану против афинского народа ни делом, ни помыслом, ни речью. Не буду повиноваться восставшему, если же кто-то восстанет, сообщу о нем афинянам. Буду платить форос по соглашению с афинянами... Буду защищать народ афинский, ежели нанесут ему обиду, и буду повиноваться Афинам».

Уже одно это должно было бы насторожить панегиристов и апологетов Периклова века. Как известно, Фукидид и Ксенофонт: историки, благодаря сочинениям которых нам известен ход Пелопоннесской войны, сами были родом из Афин, но оба претерпели изгнание и оба же дали в своих трудах достаточно оснований для ответа на вопрос, отчего прекрасные просвещенные Афины пали в 404 г. до н. э., окруженные всеобщей ненавистью.

Главной причиной поражения Афин тот и другой считали чрезмерное высокомерие их родного города. У Фукидида вообще можно встретить указания на Провидение, воздававшее афинянам за их неправедные действия по отношению к другим грекам. Но откуда рождалось это высокомерие, чьим результатом стало стремление большинства полисов посрамить Аттику, вскрыть гнойный нарыв, угрожающий автономии и автаркии Всеэллинского союза?

Для античного грека здесь все было понятно. Полноправный гражданин — это тот, кто имеет собственность, причем в первую очередь — земельную. Лишенный ее человек гол, случаен; он связан со своей общиной лишь происхождением. «Узы крови» сильны, но такому индивидууму нечего защищать, у него нет места в общем доме. Наличие сакрального смысла у земельной собственности в древности подтверждается обычаем отбирать землю у нерадиво относящихся к ней, наказывать тех, кто проматывает отцовское (дедовское) состояние (вплоть до смертной казни).

В качестве такой традиционной земледельческой общины Афины начали путь к славе. Однако чем более они вовлекались в военно-торговые игры, тем меньшее количество людей было связано с землей. Нельзя сказать, что афиняне поголовно ринулись в торговлю и ремесло. Оба эти занятия имеют дело с «движимым» имуществом (а потому они не одобрялись традицией земледельческой общины) и около половины лиц, занятых здесь, являлись неполноправными гражданами («метеки» и др.). Преимущественная часть ушедших с земли начала получать деньги на военной службе. К 431 г. до н. э. Делосский союз был организован таким образом, что вооруженные силы имели одни Афины. Большинство союзников не обладали постоянной армией (за исключением патрульных судов и городской стражи), зато своим форосом они оплачивали содержание армии афинской. Один военный флот требовал множества людей. Будучи не в состоянии снабдить более чем две сотни кораблей экипажем из собственных граждан, афиняне даже вербовали наемников. Своим, естественно, платили больше, чем чужим. Служба во флоте могла быть неплохим источником дохода. Если добавить к ней плату за общественные работы (строительство, ремонт зданий, прокладка дорог), ежегодные выдачи неимущим, «театральные деньги», плату за участие в государственных органах власти (прежде всего — судебных), то становится понятно, что афинский гражданин мог прожить и без земельного участка. «Социальное расслоение», о котором так часто говорят по отношению к Аттике V в. до н. э., только инициировалось государственной политикой, создававшей условия для появления значительного контингента люмпенов, не занятых постоянной работой, но обладающих полнотой государственных прав.



Люмпенство, рожденное внешне вполне благородной заботой государства о своих гражданах, люмпенство, основанное на форосе, выплачиваемом союзниками, стало тем началом внутри афинского полиса, что сделало его облик крайне непривлекательным для остальных эллинов. Разрушение древних традиций, а прежде всего традиции связи с землей (ее не спасало даже выведение клерухий, составленных из малоимущих граждан, за пределы Аттики), бросалось в глаза столь явно, что Фукидид был вынужден оправдывать своих сограждан подвижностью их характера, всегдашним их стремлением к новому. Тот факт, что Афины являлись центром движения софистов, только подчеркивал для остальных греков безбожный, неблагочестивый характер афинян. Сами афиняне, конечно, преследовали «говоривших лишнее». Анаксагор, Протагор были отправлены в изгнание, скульптор Фидий кончил свои дни в тюрьме. Но даже эти истории не сделали Афины менее притягательными для любомудрствующих. А они, вместе с просвещением, несли разрушение древнего этос’а, несли моральный релятивизм, несли искусство беспринципного красноречия. На искус, преподносимый ими, среди афинян в то время имелось много заказчиков. Умение говорить красно, убедительно для толпы стало едва ли не важнейшим достоинством государственных деятелей в условиях, когда решение тех или иных дел зависело от произвола люмпенов, составлявших большинство граждан, заполнявших агору.

Люмпенство выражалось не только во внутриполитическом произволе, но и в отношении к иным городам. Высокомерие афинян рождено было непониманием того, что, чрезмерно возвышаясь над своими союзниками, они рубят сук, на котором сидят. Высокомерие появилось, когда отчет о реальном положении дел стал менее значим, чем крайне субъективные интерпретации его, услышанные на народном собрании. Вереница успехов привела к самоуверенности, избавиться от которой уже не давала люмпенская масса. По некоторым подсчетам она составляла около трети всего гражданского населения Афинского государства и к тому же постоянно находилась «под рукой» у городских магистратов, ибо основным ее занятием было не попечение о своем имуществе, а вечная обеспокоенность делами государственными. Пока у рычагов власти в Афинах стоял великий Перикл (443—429 гг. до н. э.), политика еще находилась хоть в каких-то рамках здравости. После его смерти Афины стали подобны упряжке, потерявшей управление. С каждый годом власть над их союзниками оказывалось все более тягостной, требовательной. И те покидали капризного гегемона: не потому, что Афины были демократичны, а потому, что они были тираничны.

Таким образом, Пелопоннесская война — не только соперничество демократического — тиранического, нового — старого. По крайней мере для самих эллинов это было борьбой традиционного принципа автономии и автаркии против мегаполиса, пытавшегося первенствовать в общегреческом масштабе. Мегаполиса, в образе жизни которого слишком много было паразитического.

***

Когда бы ни родился Ксенофонт, впечатление от вечной настороженности, вызванной военными действиями, не могло не дополняться ощущением политической неустойчивости. «Разброд и шатание» охватили афинское общество уже в начале Пелопоннесской войны. К 425 г. до н. э. демагогическое начало во внутренней политике Афин преобладало настолько, что еще удивительно, как Делосский союз так долго сопротивлялся многочисленным противникам.

На глазах Ксенофонта рушились основы могущества его родного города. Один за другим отпадали союзники, афинский флот терпел поражения на море. Старый враг — персидский царь — выступил на стороне пелопоннесцев. Крушением заканчивались даже такие многообещающие предприятия, как Сицилийская экспедиция (413 г. до н. э.). Но чем больше становилась опасность, тем меньше здравости проявляли сограждане Ксенофонта. В 408 г. до н. э. они вторично изгнали Алкивиада, только что примирившегося с городом, уже одержавшего несколько побед над Спартой. Всего через год приговорили к казни стратегов, добившихся блестящего успеха при Аргинусских островах. Наконец, близ Эгоспотам новые афинские командиры не послушались того же Алкивиада, несмотря на все обиды желавшего им блага, и вслед за этим потеряли последний свой флот. Доведенные до отчаяния голодом, они упустили возможность на получение хоть сколь-либо почетных условий мира. Когда же пелопоннесцы поставили Афины на колени, соотечественники Ксенофонта разрушили в угоду Спарте свою гордость — Длинные Стены. Причем сделали это, украшенные венками, с радостными криками (404 г. до н. э.), словно избавляясь от тяжкой напасти.

Умонастроение Ксенофонта сложилось, по всей видимости, в это последнее десятилетие войны. Его пресловутое лаконофильство имело причиной не столько аристократическое происхождение, воспитание, дружбу с Сократом, сколько исторический контекст, события, свидетелем которых ему довелось быть. Вся дальнейшая его жизнь — ни что иное, как реализация этого умонастроения.

Охарактеризовать воззрения Ксенофонта можно следующим образом. Эллинами утерян этос[3]*, сделавший их великим народом. Восстановление его — дело воспитания, последнее же должно носить государственный характер. Как и для Платона (см. «Государство», «Законы»), воспитание, по Ксенофонту, — едва ли не главная государственная забота. По крайней мере об этом говорят важнейшие его политические сочинения: «Киропедия», «Лакедемонская полития». Максимально соответствующий «пайдонической» (воспитательной) функции общественный строй — это аристократическое правление. Впрочем, даже аристократия может вырождаться в сторону демократии, поэтому лучше, если аристократическая структура государства имеет гаранта в виде монарха («Киропедия», «Гиерон», «Агесилай»). Гражданин такого государства мужествен, он является воином по своему определению, а потому причастен воинским искусствам («О верховой езде», «Об управлении конницей»). Жизнь воспитанного в духе древних традиций, в духе подлинного гражданского этос’а человека характеризуется здравостью, рассудительностью («Домострой», «О доходах»).

Образцом общественного строя Ксенофонт считал Спарту. Причины этого лежат на поверхности. Лакедемон, его устройство, а главное, несгибаемый дух спартиатов, их подчеркнуто архаический образ поведения всегда привлекали греческую интеллигенцию. К тому же Ксенофонт видел, что эллинам необходим гарант-гегемон не только во внутриполисных, но и в межгосударственных делах. Афины дискредитировали себя, оставалась испытанная временем, традиционалистская Спарта. Поэтому-то Ксенофонт смотрел на историю сквозь призму Лакедемона. В Спарте его интересовали не частные интересы этого государства, а общегреческая роль ее политики. И нельзя сказать, что Ксенофонт так уж заблуждался. После того, как Афины, Аргос, Фивы отобрали-таки совместными усилиями у Лакедемона гегемонию в Элладе (90—70 гг. IV в. до н. э.), классическая Греция начала погружаться в политический кризис. Один за другим выдвигались новые претенденты на гегемонию (Фивы, опять Афины, Аркадия, Фокида). Но ни один из них не мог удержаться на гребне политического успеха более нескольких лет. И вполне логично, что спустя три с половиной десятилетия после битвы при Левктрах, первого сокрушительного поражения, нанесенного Спарте фиванцами (371 г. до н. э.), Греция оказалась под пятой Филиппа Македонского. Низведение Спарты до уровня ординарного, провинциального государства делало это неизбежным.

Особую роль в воззрениях Ксенофонта играл Сократ. Афинский мудрец, вечно шедший наперекор безрассудству большинства соотечественников, изображался автором «Греческой Истории» как идеал Гражданина и Воспитателя. В отличие от Сократа «платоновского», герой ксенофонтовых «Воспоминаний», «Апологии», «Пира» имеет более уравновешенный характер. Рассуждения его скорее назидательно-этичны (от «этос’а»), чем философичны[4]**. Они основательны, здравы; традиция для ксенофонтова Сократа играет гораздо большую роль, чем для платоновского. Если вспомнить политические страсти, бушевавшие в ту пору в Афинах, то рассуждения сына Софрониска кажутся островом устойчивости, надежности. Они обращены на вечные основания человеческого и полисного бытия, а не на сиюминутные их условия.

В противоположность основателю персидского государства Киру Древнему, герою «Киропедии», Сократ «Пира», «Воспоминаний» вполне реалистичен. Он важен Ксенофонту не как утопический идеал справедливого монарха, но как благой исторический пример. Действительно, согласно Ксенофонту, история обладает максимальной воспитательной силой. Теоретическое (утопическое) конструирование идеального государственного строя как бы аккумулирует все положительные уроки, известные нам из прошлого. Но понять, что монархия, аристократия, жесткие формы воспитания — благо, можно лишь обратившись к историческому опыту. История раскрывает истину, здесь за любое неправедное, безрассудное деяние следует расплата, здесь есть критерий, по которому можно судить об истинности традиций: успех, благополучие государства. В результате стихия истории играла в творчестве Ксенофонта не меньшую роль, чем стихия теоретико-утопическая.

От Ксенофонта дошло два собственно исторических трактата: «Анабасис» и «Греческая История». Здесь излагается судьба Эллады с 411 по 362 гг. до н. э.; то есть те события, очевидцем или современником коих был сам автор. Это не случайно. «История» как жанр у Ксенофонта — рассказ об увиденном, о пережитом. Уроки, извлеченные из событий, ушедших в прошлое на многие десятилетия, не так животрепещущи, как уроки происходящего сейчас или происходившего недавно. В этом смысле Ксенофонт значительно отличается от Геродота, погруженного в «мифос», и даже от Фукидида, предпославшего своему сочинению значительное «археологическое» вступление.

«Анабасис» («восхождение») — описание похода отряда греческих наемников в составе армии Кира Младшего, претендента на персидский престол. После поражения при Кунаксе (недалеко от Вавилона) греки совершили головокружительное отступление из Месопотамии к южным берегам Понта Эвксинского, а затем вдоль морского побережья во Фракию (401—400 гг. до н. э.). Если на первом этапе похода Ксенофонт, выражаясь современным языком, «находился при штабе», не исполняя каких-либо определенных функций, то на втором (отступление) стал одним из командиров наемников.

«Греческая История», публикуемая в данной книге, — продолжение знаменитого труда Фукидида. Согласно Диодору Сицилийскому, сразу несколько историков взялись за описание событий, прерванных Фукидидом на 411 г. до н. э. Однако сохранилось лишь сочинение Ксенофонта. Что, видимо, не случайно. Ксенофонт, непосредственный участник событий, был более ценным свидетелем, чем, например, панегирист Афин Феопомп. Сделав целью работы воспитательный урок, он поднялся над желанием свести историю к череде успехов избранного им Героя (или города). Далеко не всегда справедливый в суждениях, Ксенофонт все же объективнее очень многих историков (и античных, и современных), ибо он писал не во славу, а ради назидания.

***

Если переходить к характеристике самой «Греческой Истории», то прежде всего в глаза бросается то, сколь много места занимают в ней описания военных действий. Многочисленные походы, маневры, сухопутные и морские сражения наполняют страницы этого сочинения. Вызвано это не только богатством истории Греции тех лет войны. Ксенофонт и духом, а значительную часть своей жизни — и делом, принадлежал к профессиональной военной среде. Именно в эпоху Пелопоннесской войны сложилась профессия наемника и соответствующий ей корпоративный воинский дух. Конечно, институт наемничества существовал в Элладе издревле. Но к концу V в. до н. э. он приобрел массовый характер. Словно в противовес популярным тогда же призывам к общеэллинскому миру, профессионалы-военные, оставшиеся после 404 г. до н. э. без дела, жаждали открытых столкновений, искали себе применения. Дабы понять, насколько существенным фактором это стало в истории Эллады, нужно вспомнить, что ранее право на воинское вооружение являлось привилегией. Армия была гражданским ополчением и стать воином мог лишь полноправный член общины. Неполноправные использовались как вспомогательные подразделения и не допускались к командованию. Однако когда наемничество стало массовым явлением, появился соблазн заменить фалангу граждан-гоплитов отрядами нанятых за деньги профессионалов. Слово «воин» превратилось в обозначение профессии, в чем-то рядоположной остальным профессиям. Этот фактор несомненно разрушал полисное единство. Но нам он интересен с другой стороны. Солдат-профессионал разорвал пуповину с собственным отечеством. Место отчизны заняли либо чувство корпоративного единства, либо идея служения некой цели. Целью этой могли стать общеэллинские интересы, но она же могла выразиться и в преданности военному вождю-монарху. В жизни Ксенофонта обе цели соединились. Он отождествил Общегреческое с судьбой Спарты. И вождем своим выбрал лаконского царя, блестящего полководца Агесилая. Именно поэтому история для Ксенофонта — история войн, а наибольшей симпатией в ней пользуются удачливые полководцы: Конон, Тимофей, Ификрат, Деркилид, Ясон[5]*. Но войны ведутся не ради славы и профессионального самоутверждения. Ксенофонт видит в них драматическую коллизию, вызванную смешением интересов частных и общеэллинских.

С историей воинского сословия связана судьба самого Ксенофонта. Рассматривать «Греческую Историю» невозможно без того, чтобы не отметить участие в главнейших событиях той эпохи автора этой книги.

Когда в 401 г. до н. э. он покинул Афины, до дружбы с Агесилаем было еще далеко. Отправиться в Азию, чтобы наняться на службу к Киру Младшему, Ксенофонта побудил его знакомый беотиец Проксен. Причины отъезда однако лежали не в стремлении к славе или приключениям. Командовать наемниками должен был спартанец Клеарх, а сам Кир, с 407 г. до н. э, управлявший Малой Азией, оказывал всяческую поддержку лакедемонянам в конце Пелопоннесской войны. Недаром Ксенофонт — если верить античной традиции — советовался по поводу отъезда с Сократом и даже обращался к Дельфийскому оракулу. Решение отправиться в лагерь недавних соперников Афин могло быть вызвано только одним: он уже совершил выбор. Неизвестно, какое участие принимал автор «Греческой Истории» в бурных событиях 404 г. до н. э. — в кратковременном правлении «30 тиранов», отмеченном невиданным терроризмом властей против собственных граждан, а также в общем восстании, совершенно неожиданно поддержанном спартанцами, которое привело к возвращению традиционного демократического правления. Судя по тексту книги, победу над олигархией Ксенофонт одобрял. Однако он должен был видеть, что, несмотря на «исторический опыт», возрожденная демократия унаследовала многое от пресловутой демогогии эпохи Пелопоннесской войны. Именно «новые демократы» через два года после отъезда Ксенофонта казнят Сократа. И, словно предчувствуя это, будущий автор «Греческой Истории» отправляется в Азию.

Опыт, который он там получил, был неоценим. Несомненно, Ксенофонт оказался под обаянием Кира Младшего — незаурядного, эллинизированного персидского принца, возможно послужившего одним из прототипов главного героя будущей «Киропедии». Отступление наемников, паче чаяния завершившееся успехом, сделало из неизвестного афинянина видного полководца. Неудачные попытки основать с оставшимися в живых участниками похода колонию около Византия (будущий Константинополь) принудили Ксенофонта совершать новый выбор — или, предоставив наемников их собственной судьбе, продолжать жизнь в качестве частного лица, или же попытаться сохранить за собой возможность оказывать влияние на ход событий. Вне зависимости от того, насколько честолюбив был Ксенофонт, он принял достаточно логичное решение. В 399 г, до н. э. начались военные действия между малоазийским сатрапом Тиссаферном, пытавшимся отомстить ионийским грекам за то, что они поддерживали Кира, и Спартой, гарантом автономии греческих городов. Наемники влились в союзные эллинские войска и последовательно сражались под началом лакедемонских полководцев Фиброна, Деркилида, затем — царя Агесилая. Правда, это решение Ксенофонта вызвало негодование на его родине, ибо в Аттике не желали принимать во внимание, что война ведется ради святой цели — свободы греков. За участие в операциях лакедемоиской армии Ксенофонта приговорили к изгнанию.

Между тем, с прибытием к малоазийской армии Агесилая в жизни автора «Греческой Истории» начался новый этап. Оставив пост командира одного из подразделений союзного войска, он стал советником царя и более десяти лет следовал за ним. Причина такого постоянства заключалась в том, что Ксенофонт связал свой идеал Всеэллинского вождя со спартанским царем. В «Греческой Истории», а потом — в «Агесилае» он представляет последнего как героя, олицетворявшего Ликурговы добродетели, едва ли не в одиночку боровшегося против нарастающего кризиса. Причем кризис затрагивал и сам Лакедемон: нам известно, что со времен Лисандра (крупнейший спартанский полководец последнего десятилетия Пелопоннесской войны) в Спарту проникают роскошь, сребролюбие, доселе лакедемонянам незнакомые. К правлению Агесилая относится попытка реконструкции строгой простоты нравов. Мы не знаем форм ее реализации и результатов, но Ксенофонтом она могла только приветствоваться.



Вместе с армией Агесилая Ксенофонт вернулся в Элладу и участвовал в битве при Коронее (394 г. до н. э.), где его патрон победил антиспартанскую коалицию, значительную часть вооруженных сил которой составляли афиняне. Едва ли битва при Коронее далась автору «Греческой Истории» легко — недаром ей посвящены самые, наверное, эмоциональные строки в его труде. Более того, само сражение названо им «величайшей из битв, бывших на нашей памяти».

Лишь в 387 г. до н. э., после заключения т. н. Анталкидова мира, Ксенофонт покинул военную службу и купил имение на северо-западе Пелопоннеса близ Скиллунта. Однако отношения с Агесилаем прерваны не были: внимательное чтение «Греческой Истории» позволяет увидеть, сколь подробно Ксенофонт знал подоплеку событий, происходивших в Спарте. А его описания двух походов фиванцев на Лакедемон столь ярки (особенно первый), что кажется, будто автор сам являлся свидетелем осады «града без стен» многократно превосходившими спартанцев в силах армиями союзников.

Около 370 г. до н. э. Афины, примкнувшие к дружественной Спарте коалиции, в качестве одного из жестов «доброй воли» приняли решение о возвращении Ксенофонту гражданства. Однако тот так и не перебрался на родину. Его сыновья по-прежнему служили в спартанском войске. Один из них, Грилл, погиб во время сражения при Мантинее (там же пал Эпаминонд). Характерно, что именно этим сражением Ксенофонт заканчивает свою «Греческую Историю» (362 г. до н. э.), предоставляя описывать многократно возросшую в Элладе после Мантинеи анархию «какому-нибудь другому автору». Ничего, кроме меланхолии и пессимизма, события последних лет жизни в душе Ксенофонта не могли вызывать. Верный своему обычаю нравоучения, он нашел причину падения лакедемонского могущества: непровоцированный захват спартанским отрядом Кадмеи, священной цитадели Фив, и попытка установить в этом городе пролакедемонское правление (382 г. до н. э.). Боги наказали Спарту за бесчестие, а эллинские государства, обнаружившие, на что способен их гегемон, перестали видеть в нем нравственный авторитет. Как бы ни наивно звучала ныне такая трактовка событий, в системе воззрений Ксенофонта она была логична. История сторицей воздала за несправедливость, и радетелям общеэллинского блага оставалось только угадывать в чехарде кратковременных успехов различных полисов облик будущего гегемона. И едва ли Ксенофонт, умерший около 355 г. до н. э., мог предполагать, что таковым станет далекая, дикая Македония, тщетно пытающаяся примерить эллинские одеяния. Та Македония, чей царь Филипп являлся потомком Аминты, многократно битого, изгнанного из большей части своих владений отрядами близлежащих греческих колоний (во главе с г. Олинфом). По иронии судьбы именно спартанцы вернули престол Аминте (80-е годы IV в. до н. э.), сохранив род владетелей, чьи отпрыски уже совсем скоро приставят длинную тяжелую сариссу к сердцу Эллады.

***

Часто упоминаемая исследователями «тенденциозность» Ксенофонта вызвана, как мы говорили выше, его необычайной последовательностью. История, лишенная нравственного урока — всего лишь внешний перебор событий. Для того чтобы сделать выводы более выпуклыми, Ксенофонт какие-то вещи затушевывает, какие-то приукрашивает, но в целом он никогда не обманывает читателя. «Умолчания» автора «Греческой Истории» более чем подробно разобраны С. Лурье в примечаниях к тексту настоящей книги. Остановимся только на некоторых из них, дабы выяснить степень пристрастности Ксенофонта.

Из «Греческой Истории» совершенно выпали события 403—401 гг. до н. э. — время наивысшего могущества Спарты. Обычно объясняют данное «умолчание» нежеланием Ксенофонта рассказывать о том, как Лисандр насаждал в городах бывших союзников Афин олигархические правительства. Но с тем большим торжеством Ксенофонт мог бы рассказать о позиции Спарты и Агесилая, отказавшихся в конечном итоге вотировать действия Лисандра и признавших перемену правительств в полисах, свергнувших олигархию. Скорее, объяснить двухлетнюю лакуну можно отсутствием в это время реальных военных действий — стержня Ксенофонтовой «Истории».

Не должно смущать и «умолчание» касательно кажущейся нерешительности «азиатской армии» Деркилида и Агесилая. Известно, что в 398—394 гг. до н. э. персы под руководством афинянина Конона строили огромный флот, при помощи которого собирались отнять у спартиатов господство на море. Спартанское правительство одной из стратегических задач своей экспедиционной армии считало поход в Карию, где находились базы будущего флота. Между тем даже Агесилай ограничивался операциями на северо-западе полуострова и на побережье. Ксенофонт вообще почти не говорит о строящемся флоте, о необходимости же похода на Карию заходит речь лишь по той причине, что здесь находилась летняя резиденция Тиссаферна. «Дополняет» Ксенофонта Диодор Сицилийский. Однако в тексте последнего есть прямое указание на то, что главной базой будущего персидского флота должен был стать Саламин на о. Кипр (См. Диодор. XIV, 39). И неудивительно: греческая часть царской армады строилась именно там, варварская же, как говорит уже Ксенофонт (III, 4) — в Финикии. Таким образом карийские базы имели далеко не первостепенное значение. В лучшем случае, они были передовыми пунктами сосредоточения флота. Поход же против них был чреват громадным риском. Союзники почти не имели конницы, в то время как у Тиссаферна и Фарнабаза превосходная конница имелась в избытке. В случае, если бы армия Агесилая увязла посреди гористой Карии, неприятель легко вызвал бы среди вторгнувшихся греков голод, перерезав пути между Карией и Ионией — главной оперативной базой эллинов. К слову, если внимательно читать Ксенофонта, то станет видно, что именно создание конницы являлось важнейшей заботой Агесилая.

Зато сознательное, постоянное замалчивание роли фиванских полководцев Исмения, Пелопида, Эпаминонда действительно может быть поставлено в вину Ксенофонту. Соотечественники автора «Греческой Истории», даже когда они сражаются против Спарты, описаны либо нейтрально, либо с симпатией. А вот победитель при Левктрах не назван по имени. Неоднократные походы беотийцев в Фессалию, сражения с тамошними тиранами, закончившиеся подчинением Фивам этой обширной, богатой области, вообще не упоминаются. Сами Фивы, этот неутомимый, неугомонный противник Спарты в девяностые — шестидесятые годы IV в. до н. э., представлены в роли некой злой силы, возникшей ради наказания Лакедемона за его гордыню. Здесь остается только говорить об эмоциональной основе такой пристрастности. Фивы — государство, в свое время выступившее на стороне Перса (мы имеем в виду поход Ксеркса на Грецию — 480—479 гг. до н. э.), и в дальнейшем стремились блюсти прежде всего свой частный интерес. Их нападение на небольшой город Платеи стало одним из поводов к Пелопоннесской войне. Они были главным инициатором всех антиспартанских коалиций по окончании оной. Первенство среди других городов Беотии значило для Фив больше, чем судьба Эллады. Фиванцы первыми в истории Лакедемона подошли к вратам священных храмов Гераклидов. Они отобрали у Спарты Мессению. Наконец, Фивы, возмущавшиеся властью Лакедемона, сами стали устанавливать угодные им режимы в греческих полисах, едва почувствовали в своих руках силу. Поскольку же благополучие Эллады в целом Ксенофонт связывал с благополучием отчизны Агесилая, фиванцы должны были ему казаться безумцами, разрушающими фундамент, столетия поддерживающий греческую автономию.

Впрочем, грандиозная фигура Эпаминонда неожиданно вырастает в последних главах «Греческой Истории» — словно для того, чтобы заслужить похвалу своей воле, полководческому таланту, мужеству и тут же погибнуть, сгореть в огне им же раздутой междоусобицы.

***

Говорить о познавательности предлагаемого читателю труда просто излишне. Слишком многое из истории IV в. до н. э. мы знаем лишь благодаря Ксенофонту. Но привлекательность его не только в обилии конкретного материала, так интересующего историка-профессионала. Ксенофонт погружает читателя в гущу событий и ведет как учитель ученика, не выпуская руки. Ведет, как-то незаметно указывая на деяния, которые в любую эпоху считались образцами мужества и высоты духа. Это поведение Сократа во время пресловутого суда над стратегами (1.7.16) и бесстрашие спартанских гармостов, готовых в одиночку сражаться с целыми армиями (IV.8.39). Это судьба города Флиунта, оставшегося верным Лакедемону даже в, казалось бы, безвыходной ситуации (VII.7) и мужество немногочисленных лакедемонян, защищавших в 362 г. до н. э. Спарту от Эпаминонда (VI.5.10—14). Ксенофонт не поражает вычурными красотами стиля или глубиной рассуждений. Сила его в другом. Он естественен, реалистичен. Его нравоучения так вплетены в историческую ткань текста, что кажутся продолжением описываемых событий. Он видел то, о чем повествует, он лично знал многих действующих лиц «Истории» — и это делает ненавязчивую речь Ксенофонта максимально убедительной. Впрочем, стиль этого автора был высоко оценен уже в античности. Наверное, словами Диона Хризостома будет правильнее всего завершить это вступление к «Греческой Истории»: «Мысли его (Ксенофонта) ясны, просты, доступны для всякого. Способ выражения мягок, приятен, увлекателен. В нем много силы убеждения, много прелести, так что искусство его похоже не столь на мастерство слова, сколь на очарование»

Р. В. Светлов.

Основу издания составляют переводы «Греческой Истории» а так же «Отрывка», найденного в Оксиринхе в 1907 г. осуществленные С. Лурье в 1932—35 гг. Текст сверен с оригиналом и подвергнут редакции — по преимуществу терминологического плана. Сверка с оригиналом осуществлена по изданию Xenophontis operum. Tomus IV. Lipsae, 1840.

КНИГА ПЕРВАЯ

Через несколько дней после этого прибыл из Афин Фимохар с несколькими кораблями, и тотчас по его прибытии снова вступили в бой лакедемонская и афинская эскадры, причем победили лакедемоняне, предводительствуемые Агесандридом. Короткое время спустя, в начале зимы, прибыл на рассвете из Родоса в Геллеспонт с флотом из четырнадцати кораблей Дориэй, сын Диагора. Заметив его, афинский караульный оповестил об этом стратегов,[6]1 и они вышли против него с двадцатью кораблями. Чтобы избежать встречи с ними, Дориэй втащил на берег свои триэры около Ретия.

Когда афиняне приблизились, начался бой с кораблей и с берега; эта битва продолжалась до тех пор, пока афиняне не отплыли в Мадит к остальному войску, не добившись никаких успехов. Миндар из Илия, где он приносил жертву Афине, заметил, как идет эта битва, и решил оказать помощь с моря. Стащив свои триэры в море, от отплыл на соединение с флотом Дориэя.

Но и афиняне со своей стороны выплыли ему навстречу в море и, выстроившись вдоль берега, вступили около Абидоса в бой, продолжавшийся до сумерек. В одних местах побеждали афиняне, а в других сами терпели поражение, когда вдруг приплыл Алкивиад с восемнадцатью кораблями. Тогда пелопоннесцы устремились в бегство к Абидосу; Фарнабаз оказывал им всяческую помощь: и сам он сражался, пока только это было возможно, въехав на лошади в море, и другим своим всадникам и пехотинцам приказывал поступить так же. Пелопоннесцы составили сплошную стену из кораблей и, выстроившись на берегу, под их защитой продолжали бой. Вскоре афиняне уплыли назад в Сест, захватив тридцать вражеских кораблей без экипажа и вернув себе те корабли, которые они сами потеряли в сражении. В Сесте осталось только сорок афинских кораблей; прочие разошлись из Геллеспонта в разные стороны для сбора денег, а один из стратегов, Фрасилл, поплыл в Афины, чтобы оповестить афинян о случившемся и попросить войска и кораблей. После этого Тиссаферн прибыл в Геллеспонт, взял в плен Алкивиада, прибывшего к нему на одной только триэре с дарами гостеприимства,[7]2 и заключил его в темницу в Сардах, говоря, что персидский царь повелевает воевать с афинянами. Спустя тридцать дней Алкивиад, вместе с взятым в плен в Карии Мантифеем, раздобыв лошадей, бежал ночью в Клазомены. В это время находившиеся в Сесте афиняне, узнав, что Миндар собирается напасть на них с флотом из шестидесяти кораблей, бежали ночью в Кардию. Туда же прибыл из Клазомен и Алкивиад с пятью триэрами и эпактридой. Здесь он узнал, что корабли пелопоннесцев уплыли из Абидоса в Кизик, и отправился сам в Сест во главе отряда пехотинцев, приказав кораблям обогнуть полуостров и прибыть туда же. Когда же они прибыли и Алкивиад уже собирался сняться с якоря и выйти в бой, приплывает Ферамен с двадцатью кораблями из Македонии и Фрасибул также с двадцатью из-под[8]3 Фасоса; оба в это время уже взыскали взносы. Тогда Алкивиад отплыл в Парий, приказав и им следовать за собой, убрав большие паруса. Затем все корабли, собравшись в Парии в числе восьмидесяти шести,[9]4 с наступлением ночи снялись с якоря и на следующий день во время завтрака прибыли в Проконнес. Там афиняне узнали, что Миндар находится в Кизике и что там же и Фарнабаз с пехотой. Этот день они провели в Проконнесе, а на следующий Алкивиад, созвав общее собрание войска, выступил с увещательной речью, говоря, что необходимо сражаться и на море и на суше, равно как и вести осаду. «Ведь у нас, — говорил он, — денег нет, а враг получает их в изобилии от персидского царя». Еще накануне, как только они причалили,[10]1 Алкивиад собрал в кучу вокруг своего судна все корабли, даже самые маленькие, чтобы никто не мог сообщить врагу о числе их,[11]2 и объявил, что тот, кто будет застигнут переплывающим на материк, будет наказан смертной казнью. Распустив собрание, он сделал все приготовления для битвы и отчалил в Кизик под проливным дождем. Когда же он был уже близ Кизика, погода прояснилась, засияло солнце, и он увидел, что шестьдесят кораблей Миндара, маневрирующие вдали от бухты, отрезаны им от гавани. Пелопоннесцы, со своей стороны, увидя афинские триэры в гораздо большем числе, чем прежде,[12]3 и находящимися у гавани, обратились в бегство, устремляясь к суше; они пригнали к берегу корабли и, выстроив их вплотную друг к другу, под защитой их отражали наступающего врага. Алкивиад же, обогнув место сражения с двадцатью кораблями из своей эскадры, вышел на берег; увидя это, и Миндар вышел на сушу, где и погиб в сражении, а войско его обратилось в бегство. После этого афиняне уплыли в Проконнес, захватив все корабли, кроме флота сиракузян (последние сожгли свои корабли). Оттуда афиняне на следующий день поплыли на Кизик. Жители его, после того как пелопоннесцы и Фарнабаз ушли отсюда, впустили в город афинян. Алкивиад пробыл здесь двадцать дней и взыскал с кизикиян крупную сумму денег; затем он отплыл назад в Проконнес, не причинив городу никакого другого ущерба. Отсюда он отплыл в Перинф и Селимбрию, причем перинфияне открыли войску ворота, а селимбрийцы в город войска не впустили, но уплатили деньги. Отсюда они отправились в Хрисополь, расположенный в Калхедонской области, и, обнеся его стеною, учредили здесь таможню, где взымался десятипроцентный сбор с кораблей, приплывающих из Понта. Для охраны были оставлены тридцать кораблей под командой двух стратегов, Ферамена и Евмаха, которые должны были наблюдать за крепостью и выплывающими кораблями и вообще всячески вредить врагу. Прочие же стратеги ушли в Геллеспонт. В это же время было захвачено и доставлено в Афины письмо, посланное в Лакедемон Гиппократом, эпистолеем Миндара. Письмо был такого содержания:[13]4 «Корыта[14]5 погибли. Миндар преставился. Экипаж голодает. Как быть, не знаем». Фарнабаз увещевал все пелопоннесское войско и союзников не отчаиваться из-за каких-то корыт,[15]6 говоря: что их у царя сколько угодно, были бы только воины здравы и невредимы, и дал каждому платье и паек на два месяца. Вооружив матросов, Фарнабаз назначил их на гарнизонную службу в прибережной полосе, находившейся под его властью. Затем, собрав командиров отдельных союзных контингентов и начальников триэр, поручил им выстроить в Антандре триэры в таком числе, какое каждый потерял в бою; он дал им деньги и обещал доставлять лес с Иды. Сиракузяне, принимая участие в этих работах по сооружению кораблей, в то же время помогли жителям Антандра выстроить часть городской стены и, исполняя гарнизонную службу, были с горожанами в лучших отношениях, чем все прочие воины. По этой причине сиракузяне носят в Антандре почетный титул евергетов[16]7 и пользуются правами гражданства. Устроив это, Фарнабаз тотчас же отправился на помощь в Калхедон.

В это время сиракузские военачальники получили с родины весть, что народное собрание объявило их изгнанниками. Было созвано собрание сиракузских воинов, и Гермократ, выступив от имени всех военачальников, горько жаловался на судьбу, говоря, что они все несправедливо и противозаконно были объявлены изгнанниками, и увещевал воинов и впредь быть такими же храбрыми и повиноваться приказам, как прежде. «Вспомните, — говорил он, — сколько битв вы одержали и сколько кораблей вы захватили одни, без посторонней помощи... А сколько раз вы, под нашей командой, оказались непобедимыми, сражаясь вместе с другими, имея наилучшую военную выправку благодаря как нашему умению, так и вашей храбрости, проявленной вами и на суше и на море».[17]8 Затем он предложил войску выбрать временных начальников, пока не прибудут с родины выбранные вместо них заместители. Но войско с громким криком настаивало, чтобы они оставались у власти, — особенно же настаивали начальники триэр, морские воины и кормчие. Стратеги в ответ на это сказали, что нехорошо устраивать мятеж против своего государства и что они просят только, чтобы выступили имеющие против них обвинения, а они со своей стороны сочтут своим долгом оправдаться. Но никто и ни в чем не обвинял военачальников, и они по общей просьбе остались на занимаемых ими должностях до прибытия заместителей: Демарха, сына Эпикида, Мискона, сына Менекрата, и Потамия, сына Гносия. Большинство начальников триэр поклялось, что они, вернувшись на родину, добьются отмены декрета об изгнании; затем их отпустили на все четыре стороны, осыпая похвалами; больше всего горевали при этом приближенные Гермократа, вспоминая о его заботливости, великодушии и общительности: так например, он два раза в день — рано утром и с наступлением вечера — собирал в свою палату тех из начальников триэр, кормчих и морских воинов, которых считал наиболее даровитыми, и сообщал им содержание своих будущих речей и что он намерен совершать; он занимался также их военным образованием, заставляя их высказывать свои мнения как без раздумий, так и по здравом размышлении. Поэтому-то Гермократ пользовался большим успехом на собраниях, имея репутацию наилучшего оратора и тактика.

Гермократ, после того как он выступил в Лакедемоне с обвинением против Тиссаферна (причем свидетелем был и Астиох) и ему поверили, что он говорит правду, прибыл к Фарнабазу. Он получил деньги прежде, чем он их попросил, и стал готовить наемников и триэры для возвращения в Сиракузы. В это время пришли в Милет преемники сиракузских военачальников и переняли корабли и войско.

В это же время в Фасосе произошел мятеж, и была изгнана лаконофильская партия, а также и гармост лаконец Этеоник. Пасиппид, обвиненный в том, что он вместе с Тиссаферном устроил этот мятеж, был вынужден бежать из Спарты. Для начальствования же над флотом, который тот собрал у союзников, был вызван Кратесиппид и он перенял флот в Хиосе. Приблизительно тогда же — в то время, как Фрасилл находился в Афинах, — Агис, устроив вылазку из Декелеи для сбора продовольствия, подошел к самым афинским стенам. Фрасилл, выведя афинян и всех прочих, находившихся в городе, выстроил их около Ликейского гимнасия, готовых сразиться в случае приближения неприятеля. Агис же, увидя это, быстро увел войско, причем некоторые из воинов его тылового отряда — в небольшом, однако, числе — были убиты легковооруженными. Вследствие этого афиняне отнеслись с еще большим энтузиазмом к тому делу, ради которого прибыл Фрасибул, и разрешили ему набор в тысячу гоплитов, сто всадников и пятьдесят триэр. Агис же, видя из Декелеи, что в Пирей прибывает много кораблей с хлебом, объявил, что нет никакой пользы в том, что его войско столько времени подряд не дает афинянам собирать хлеб с полей, если только не удастся завладеть и тем пунктом, из которого к ним приходит хлеб по морю; лучше всего было бы, по его мнению, послать в Калхедон и Византий Клеарха, сына Рамфия, византийского проксена.[18]1 Когда это решение было принято, Клеарх экипировал пятнадцать кораблей из Мегар и от прочих союзников — скорее транспортных, чем боевых, — и отправился в путь. Но из его эскадры три корабля были уничтожены в Геллеспонте теми девятью аттическими кораблями, которые там все время наблюдали за проходящими судами,[19]2 а остальные бежали в Сест, а оттуда добрались невредимыми в Византий. Так закончился тот год, в который карфагеняне, отправившись под предводительством Ганнибала походом на Сицилию со ста тысячами войска, в три месяца захватили два греческих города — Селинунт и Гимеру.

На следующий год [в который состоялась 93-я Олимпиада, где в дополнительном состязании двуконных колесниц победил Евагор элеец, а в бегах — Евбот киренец, при эфоре Евархиппе в Спарте, при архонте Евктемоне в Афинах] афиняне обнесли стеной Форик, а Фрасилл, получив суда, которые ему были выделены,[20]3 и обратив 500 из моряков в пельтастов [чтобы иметь возможность пользоваться также и пельтастами], уплыл в начале лета в Самос. Пробыв там три дня, он поплыл в Пигелы и там опустошал местность и атаковал городские стены. В это время пришел на помощь пигелейцам отряд милетцев и стал преследовать рассеянных по равнине афинских легковооруженных. Пельтасты и два лоха гоплитов бросились на помощь своим легковооруженным, перебили, за исключением нескольких человек, почти всех прибывших из Милета и, захватив около двухсот щитов, поставили трофей. На следующий день афиняне отплыли в Нотий, а оттуда после необходимых приготовлений отправились в Колофон. Колофонцы присоединились к ним и с наступлением ночи они вторглись в Лидию. Это произошло в такое время года, когда хлеб на полях уже созрел. Здесь афиняне сожгли много деревень и захватили деньги, рабов и другую добычу в большом числе. Перс Стаг, находившийся в этих местах со своей конницей, в то время как афиняне рассеялись из лагеря, каждый за добычей для себя, захватил одного из них живым и семерых убил. После этого Фрасилл отвел войско обратно к морскому берегу, чтобы уплыть в Эфес. Узнав об этом замысле, Тиссаферн собрал многочисленное войско и разослал всадников с извещением, чтобы шли в Эфес, на помощь Артемиде. Фрасилл же на восемнадцатый день после вторжения в Лидию приплыл в Эфес; он высадил гоплитов около Коресса, а всадников, пельтастов, матросов и прочее войско близ болота, расположенного по другую сторону города, и с наступлением дня подвел к городу оба войска. Против них выступили граждане, а вместе с ними[21]1 те союзники, которых привел Тиссаферн и сиракузяне как с прежних двадцати кораблей, так и еще с пяти, прибывших только недавно под командой Евкла, сына Гиппона, и Гераклида, сына Аристогена [и, наконец, два селинунтских[22]2]. Все они сперва обратились против гоплитов, находившихся в Корессе; обратив их в бегство и убив около ста человек из них, преследовали их до морского берега, после чего обратились против расположившихся у болота. И здесь афиняне бежали, потеряв около трехсот человек. Эфесцы же поставили два трофея: здесь и у Коресса. В этих сражениях сиракузцы и селинунтцы отличились больше всех; за это были розданы награды за храбрость как их государствам,[23]3 так и отдельным храбрецам из их числа, и каждый желающий получил вечное право жить в Эфесе, не уплачивая податей. Селинунтцам же, так как их город погиб,[24]4 они дали и право гражданства. Затем афиняне, заключив перемирие для уборки трупов, уплыли в Нотий; похоронив там убитых, они поплыли к Лесбосу и Геллеспонту. Причалив к Мефимне на Лесбосе, они увидели двадцать пять сиракузских кораблей, плывущих мимо из Эфеса; выйдя в море против них, они захватили четыре корабля вместе с экипажем, а остальных отогнали назад в Эфес. Всех пленных Фрасилл отослал в Афины, исключая афинянина Алкивиада, племянника знаменитого Алкивиада, с которым тот вместе бежал. Его Фрасилл приказал побить камнями.[25]5 Оттуда Фрасилл поплыл в Сест к остальному войску, из Сеста же все войско переправилось в Лампсак.

Затем наступила та самая зима, в которую военнопленные сиракузцы, заключенные в камнеломне в Пирее, прорыв скалу, бежали ночью в Декелею; некоторые бежали также в Мегары.

Когда Алкивиад выстраивал вместе все войско в Лампсаке, старые воины не захотели находиться в одном строю с воинами Фрасилла, так как они сами никогда еще не были поражены, а те пришли к ним после перенесенного поражения. Здесь все они перезимовали, укрепляя Лампсак. Затем пошли походом на Абидос; Фарнабаз выступил против них с многочисленной конницей, но, побежденный в бою, бежал. Алкивиад с конницей и ста двадцатью из числа гоплитов под командой Менандра преследовал его, пока не помешала наступившая ночь. После этой битвы воины по собственному почину сошлись друг с другом и ласково приветствовали прибывших с Фрасиллом. В эту зиму они совершили еще несколько вылазок на материк и опустошали царские[26]6 владения. В это время лакедемоняне, согласно заключенному перемирию, дали свободный выход гелотам, устроившим мятеж и бежавшим из Малеи в Корифасий. Тогда же ахейцы в Гераклее Трахинской предали поселенных с ними в Гераклее колонистов в то время, как они все стояли в боевом порядке против своих врагов этейцев, так что их погибло около семисот вместе с присланным из Лакедемона гармостом Лаботом. Так закончился тот год, в который мидяне отложились от персидского царя Дария и затем снова подчинились ему.

В следующем году был сожжен молнией храм Афины в Фокее. Когда же кончилась зима [при эфоре Пантакле, при архонте Антигене], с наступлением весны [когда с начала войны прошло уже двадцать два года], афиняне уплыли со всем войском. Отправившись оттуда походом на Калхедон и Византий, они расположились лагерем у Калхедона. Заметив приближение афинян, калхедонцы заложили все свое имущество у соседей, вифинских фракийцев. Тогда Алкивиад, взяв небольшое количество гоплитов и всадников и приказав кораблям плыть с ним рядом, прибыл в Вифинию и потребовал выдачи имущества калхедонян, угрожая в противном случае войной. Вифинцы отдали просимое, и Алкивиад, заключив с ними мирный договор, вернулся в лагерь с богатой добычей. Затем он огородил деревянной стеной весь город от моря до моря с перерывом в том месте, где протекала река, причем этот перерыв был сделан настолько узким, насколько это только было возможно; работало при этом все войско. Лакедемонский гармост Гиппократ вывел на бой из города воинов; афиняне выстроились против него, а Фарнабаз, находясь вне ограды, оказывал поддержку пехотой и многочисленной конницей. Долгое время в войсках Гиппократа и Фрасилла сражались только гоплиты, пока не пришел на помощь Алкивиад с небольшим количеством гоплитов и конницей. В этом бою Гиппократ погиб, а его войско бежало в город. Фарнабаз также не имел возможности присоединиться к Гиппократу, так как ограда настолько близко примыкала к реке, что оставалась лишь узкая дорожка, негодная для войска; он удалился к храму Геракла в Калхедонской области, где был расположен его лагерь.

В то же время и Алкивиад отправился в Геллеспонт и на Херсоннес для взыскания денег. Прочие же стратеги заключили с Фарнабазом договор, причем он обязался дать афинянам двадцать талантов выкупа за то, чтобы они пощадили Калхедон, и согласился сопровождать их посольство к царю; затем они обменялись с Фарнабазом взаимными клятвами в том, что калхедонцы повинны платить афинянам ту же подать, какую они прежде обыкновенно платили, и обязуются вернуть денежный долг за прежнее время, и что афиняне, со своей стороны, не будут воевать с калхедонянами, пока не вернутся послы от царя. Алкивиад не присутствовал при заключении этого договора, — он был близ Селимбрии. Когда же он взял этот город, он пошел в Византий, ведя с собою все херсонесское ополчение, фракийских солдат и более трехсот всадников.

Фарнабаз, считая справедливым, чтобы и Алкивиад дал клятву, ждал в Калхедоне, пока тот не прибудет в Византий. Алкивиад же, прибыв туда, сказал, что он не поклянется, пока и Фарнабаз также не даст ему клятвы. После этого Алкивиад дал клятву в Хрисополе послам Фарнабаза Митробату и Арнапу, а Фарнабаз — в Калхедоне, алкивиадовым послам Евриптолему и Диотиму. Они произнесли клятвы на верность договору как представители государств, а кроме того обменялись клятвами и как частные люди. Тогда Фарнабаз тотчас же удалился и приказал отправленным к царю послам встретиться с ним в Кизике. Послами же были афиняне Дорофей, Филодик, Феоген, Евриптолем и Мантифей; с ними отправились аргивяне Клеострат и Пирролох; к ним примыкали еще лакедемонские послы Пасиппид и другие; Гермократ, тогда уже изгнанный из Сиракуз,[27]1 и брат его Проксен; Фарнабаз дал им провожатых. В это же время афиняне осаждали Византий, обнеся его стеной и завязывая перестрелки и атаки. В Византии в это время начальствовал лакедемонский гармост Клеарх, а с ним было некоторое количество периэков[28]2 и немного неодамодов,[29]3 мегарцы под командой Геликса и беотийцы под командой Кератада.[30]4 Афиняне, не будучи в состоянии добиться чего-либо силой, убедили каких-то византийцев предать город. Гармост Клеарх, будучи уверенным, что никто не решится на предательство, устроив все наилучшим образом и передав команду в городе Кератаду и Геликсу, перешел на другой берег к Фарнабазу. Это было сделано с целью получить у него жалованье для солдат и собрать корабли — как те, которые были в одиночку оставлены Пасиппидом в геллеспонтских гаванях и в Антандре для сторожевой службы, так и те, которые имел во Фракии Агесандрид, морской офицер Миндара, — а также с тою целью, чтобы в Антандре были выстроены новые корабли. Все эти корабли, собравшись вместе, должны были всячески вредить союзникам афинян, чтобы отвлечь их войско от Византия. Когда же Клеарх уплыл, условившиеся предать город приступили к делу. Это были следующие лица: Кидон, Аристон, Анаксикрат, Ликург и Анаксилай. Последний был некоторое время спустя привлечен к суду в Лакедемоне за это предательство, и ему угрожала смертная казнь, но он добился оправдания, указав, что он не предал города, но спас его, видя, как гибнут от голода женщины и дети... Ведь он византиец, а не лакедемонянин. А весь хлеб, бывший в городе, Клеарх на его глазах отдавал лакедемонским солдатам. Вот почему, говорил Анаксилай, он впустил в город врага, а никак не вследствие подкупа и не из ненависти к лакедемонянам.

Когда были сделаны необходимые приготовления, заговорщики, открыв ночью ворота, выходившие на так называемое Фракийское поле, впустили в город войско и Алкивиада. Геликс и Кератад, не зная ничего о происшедшем, бросились на помощь со всем войском к агоре. Но так как враг занял весь город, они оказались в безвыходном положении и принуждены были сдаться. Оба стратега были отосланы в Афины, но Кератад, когда они сходили с корабля в Пирее, скрылся в толпе и бежал в Декелею.

Фарнабаз и послы, находясь зимой во Фригийском Гордии, услышали о том, что произошло в Византии. В начале весны на пути к царю с ними встретились возвращающиеся оттуда же лакедемонские послы Беотий (по имени) со своей свитой и другие, и рассказали, что лакедемоняне добились у царя всего того, чего они желали, а Кир, которому поручалась власть над всей приморской областью и который должен был быть союзником лакедемонян, нес с собою письмо с царской печатью, обращенное ко всем жителям приморской полосы, в котором было написано между прочим следующее: «Шлю Кира караном всех собирающихся[31]1 в Кастольскую равнину», А «каран» означает «владыка». Афинские послы, услыша это и увидя Кира, захотели либо отправиться к царю, либо, в противном случае, вернуться домой. Кир же велел Фарнабазу или выдать ему послов, или вообще под тем или иным предлогом не отпускать домой, не желая, чтобы афиняне узнали о происходящем. Фарнабаз долгое время удерживал послов, то обещая отвести их к царю, то отослать домой, чтобы не заслужить никакого упрека от Кира. Когда же прошли три года, он упросил Кира отпустить их, говоря, что он поклялся отвести их к морю, раз уж не к царю. Отослав послов к Ариобарзану, он просил дать им провожатых. Провожатые Ариобарзана отвели послов в мисийский город Кий, откуда последние отплыли к остальному войску.

Алкивиад, желая отправиться на родину со своим войском, тотчас же отплыл в Самос, а оттуда с двадцатью кораблями в Керамический залив, находящийся в Карии; здесь он взыскал сто талантов и затем вернулся назад в Самос. Фрасибул же с тридцатью кораблями отправился во Фракию и там покорил целый ряд селений, отпавших к Лакедемону, а в их числе и Фасос, находившийся в тяжелом положении из-за войн, мятежей и голода. В это же самое время Фрасилл с остальным войском отплыл назад в Афины. Еще до его прибытия афиняне произвели выборы стратегов, и выбранными оказались изгнанный Алкивиад, отсутствующий Фрасибул и только третий — Конон — был выбран из находившихся на родине афинян. Что же касается Алкивиада, то он отплыл с деньгами из Самоса в Парос на двадцати кораблях, а оттуда направился прямо в Гифий, чтобы наблюдать за триэрами, которые по слухам лакедемоняне там снаряжали в числе тридцати, и разведать относительно возможности возвращения на родину — как относятся к нему в Афинах. Когда же он убедился, что афиняне к нему благосклонны, выбрали его стратегом и что его близкие частным образом усиленно рекомендуют ему вернуться, он поплыл на родину и прибыл в Пирей в тот день, когда город справлял Плинтерии, причем изваяние Афины было окутано, что многие считали дурным предзнаменованием и для самого Алкивиада и для города, так как никто из афинян никогда не решается предпринять в такой день какое-либо серьезное дело, Когда же он приплыл, чернь из Пирея и города собралась к кораблям, горя любопытством увидеть Алкивиада. Одни называли его наилучшим из граждан, говорили, что он единственный человек, который [был оправдан, так как] был несправедливо изгнан, что он пал жертвой злого умысла со стороны людей, уступавших ему во влиянии и в ораторском красноречии, занимавшихся государственными делами лишь в целях собственной выгоды, тогда как он всегда содействовал общественному благу, напрягая для этой цели все силы — как свои личные, так и общественные; Алкивиад, мол, хотел, чтобы возведенное незадолго до того против него обвинение в кощунственном преступлении относительно мистерий разбиралось немедленно; но враги его, несмотря на справедливость его требования, отложили процесс и заочно лишили Алкивиада отечества. В это время он, оказавшись в безвыходном положении, был вынужден сделаться рабом своих злейших врагов, ежедневно рискуя погибнуть; и хотя он видел, что его самые близкие сограждане и сородичи и весь город пошли по ложному пути, он был не в силах помочь ему, так как изгнание отрезало его от Афин. Такие люди, как Алкивиад, говорили они, выше того, чтобы жаждать переворотов или мятежей; ведь, и без того народ оказывал ему больший почет, чем его ровесникам, и не меньший, чем гражданам, которые были старше его. О противниках же Алкивиада, по их словам, господствовало такое мнение: прежде они выжидали,[32]1 а когда им удалось погубить тех, которые были лучше их, остались у дел они одни, и это было единственной причиной, почему народ терпел их: он не имел никого другого, более достойного, кому можно было бы вверить кормило правления. Другие же говорили, что он единственный виновник всех происшедших до тех пор несчастий и что следует ожидать, что он же и только он окажется виновником тех ужасов, которые ожидают город впереди.[33]2

Алкивиад, пристав к берегу, не сошел тотчас с корабля, опасаясь врагов, но, взобравшись на палубу, высматривал, не пришли ли его близкие. И только тогда, когда он заметил своего двоюродного брата Евриптолема, сына Писианакта, а вместе с ним и прочих родственников и друзей, он, наконец, сошел с корабля и поднялся в город, причем сопровождавшие его приготовились к защите на случай нападения. Он выступил в совете и народном собрании с оправдательной речью, в которой доказывал, что он не кощунствовал и пострадал невинно. Затем было произнесено еще несколько речей в том же духе; говорить во враждебном ему тоне никто не решался, так как народ не допустил бы этого. Как человек, который в силах восстановить былую афинскую мощь, он был провозглашен архистратегом всех войск с неограниченными полномочиями. Первым делом он дал афинянам возможность совершать по суше торжественную процессию мистерий, которую афиняне из страха пред врагом отправляли тогда по морю, выведя для защиты паломников всех солдат. Затем он произвел набор войска — 1500 гоплитов, 150 всадников и 100 кораблей. На третий месяц после своего возвращения на родину он выступил против отпавшего от Афин острова Андроса, а вместе с ним были посланы избранные стратегами сухопутных сил Аристократ и Адимант, сын Левколофида. Алкивиад высадил свое войско в Гаврии, на территории Андроса. Когда же андросцы выступили из стен для защиты своего города, афиняне прогнали их назад и заперли в городе, причем небольшое количество был убито; в числе павших были и лаконцы, находившиеся в городе. Алкивиад поставил трофей и, пробыв там несколько дней, отплыл в Самос, а затем продолжал войну, пользуясь этим пунктом как исходной базой для своих операций.

За короткое время до этого лакедемоняне, по истечении срока навархии Кратесиппида, послали навархом Лисандра. Прибыв в Родос и взяв оттуда корабли, он отплыл в Кос и Милет, а оттуда в Эфес и остался там с семьюдесятью кораблями до прибытия Кира в Сарды. Когда же тот прибыл, Лисандр отправился к нему с послами из Лакедемона. Там они рассказали о поведении Тиссаферна и просили самого Кира оказать какую только возможно поддержку в этой войне. Кир ответил, что всякое содействие лакедемонянам было предписано ему его отцом и вполне соответствует его собственным убеждениям, что он привез с собой пятьсот талантов, но если этого не хватит, то он готов тратить свое личное имущество, полученное от отца; если же и этого не хватит, то он готов разбить трон, на котором он сидит (а трон этот был весь из золота и серебра). Лакедемоняне одобрили это и посоветовали ему установить каждому моряку жалованье в размере аттической драхмы, поясняя, что если жалование будет таково, то афинские моряки покинут свои корабли, так что в общем результате это будет выгоднее. Кир согласился с этим, но сказал, что не может поступить иначе, чем поручил ему царь. Ведь существовал договор, по которому он должен был давать каждому кораблю, сколько их ни будет у лакедемонян, тридцать мин в месяц. На этот момент Лисандр промолчал; когда же после ужина Кир, провозгласив тост за здоровье Лисандра, спросил, какому подарку он был бы более всего рад, Лисандр ответил: «Если ты каждому моряку прибавишь к жалованию по оболу». С этих пор жалованье стало четыре обола вместо трех. Кир заплатил все жалованье, которое он задолжал за прежнее время, и еще за месяц вперед, так что войско стало много бодрее. Афиняне же, услыша об этом, впали в уныние и послали к Киру послов через Тиссаферна. Но Кир не принял послов, несмотря на то, что Тиссаферн просил его об этом и убеждал поступать так же, как держал себя он сам по наущению Алкивиада, а именно — тщательно наблюдать, чтобы ни одно эллинское государство не стало могущественным, но чтобы все были бессильными из-за междоусобиц.

Лисандр, когда его флот был собран к бою, вытащив на берег девяносто кораблей, находившихся в Эфесе, пребывал в бездействии, пока корабли конопатились и просушивались. Алкивиад же, услышав, что Фрасибул вышел из Геллеспонта, чтобы окружить осадными сооружениями Фокею, переправился к нему, оставив во главе флота своего кормчего Антиоха, причем запретил ему нападать на корабли Лисандра. Антиох же вплыл из Нотия в Эфесскую гавань лишь с двумя кораблями — с тем, на котором он был кормчим, и еще одним — прошел перед самым носом кораблей Лисандра. Лисандр сначала преследовал его, стащив в воду лишь несколько кораблей из своей эскадры; когда же афиняне пришли на помощь Антиоху с большим количеством кораблей, тогда и он выстроил все свои корабли в боевой порядок и поплыл против афинян. После этого и афиняне выплыли из Нотия, стащив в воду остальные триэры. Затем началось сражение, причем лакедемоняне стояли в боевом порядке, а афинские суда были беспорядочно рассеяны; бой продолжался до тех пор, пока афиняне не обратились в бегство, потеряв пятнадцать триэр. Из экипажа же большинство бежало, но некоторые были взяты в плен. Лисандр, взяв на абордаж вражеские корабли и поставив трофей в Нотии, переправился в Эфес, а афиняне ушли в Самос. После этого Алкивиад, прибыв в Самос, выплыл в море со всей эскадрой, выстроил ее у выхода из Эфесской гавани и ждал, не вступят ли лакедемоняне в бой. Но так как Лисандр не вышел навстречу, зная, что его эскадра была значительно малочисленнее афинской, Алкивиад отплыл назад в Самос. Лакедемоняне же, некоторое время спустя, взяли Дельфиний и Эйон. Когда известие об этой морской битве дошло до афинян, находившихся на родине, они вознегодовали на Алкивиада, думая, что афинские корабли погибли из-за его небрежности и распущенности, и выбрали других десять стратегов: Конона, Диомедонта, Леонта, Перикла, Эрасинида, Аристократа, Архестрата, Протомаха, Фрасилла и Аристогена. Алкивиад же, к которому плохо относились в войске, на одной триэре отплыл в Херсонес, в принадлежащее ему укрепление. После этого Конон с теми двадцатью кораблями, которые он имел в своем распоряжении, по постановлению афинского народного собрания отплыл из Андроса к флоту в Самос, а вместо Конона афиняне послали в Андрос Фаносфена с четырьмя кораблями. Последний, встретившись случайно с двумя фурийскими триэрами, захватил их в плен вместе с экипажем. Афиняне заключили в тюрьму всех попавших в плен, исключая начальника их, получившего право гражданства в Фуриях, Дориэя, родосца по рождению, задолго до того изгнанного афинянами из Афин и Родоса, причем он был со всеми своими сородичами присужден к смертной казни. Сжалившись над ним, афиняне отпустили его на волю, даже не взяв за него выкупа.[34]1

Конон прибыл на Самос и застал экипаж в тяжелом настроении духа. Ему удалось снарядить только восемьдесят[35]2 триэр вместо прежних, которых было более ста, и, выйдя на них в море вместе с прочими стратегами, он, высаживаясь время от времени на берег, опустошал вражескую землю. Так закончился год, в который карфагеняне, отправившись походом в Сицилию на ста двадцати триэрах и со ста двадцатью тысячами пешего войска, взяли измором Акрагант; в бою они были побеждены, но добились сдачи семимесячной осадой.

На следующий год, когда было лунное затмение[36]3 и сгорел древний храм Афины в Афинах [при эфоре Питии и афинском архонте Каллии], лакедемоняне, ввиду истечения срока службы Лисандра (на двадцать пятый год войны), послали во флот заместителем Калликратида. Передавая же корабли, Лисандр указывал, что он передает Калликратиду командование как владыка моря и победитель в морском бою. Последний же предложил ему, проплыв из Эфеса влево от Самоса, где были афинские корабли, передать ему корабли в Милете, и тогда он, мол, признает, что Лисандр действительно владыка моря. Когда же Лисандр сказал, что он не хочет возиться, раз начальствует другой, Калликратид взялся сам за дело, и к тем кораблям, которые он взял у Лисандра, присоединил еще пятьдесят собранных им из Хиоса, Родоса и других союзных городов. Собрав все корабли вместе, причем их оказалось всего сто сорок, он стал приготовляться к встрече с врагом. Но вскоре он узнал, что друзья Лисандра строят козни против него и не только не оказывают должного содействия, но и разглашают по городам, что лакедемоняне совершают крупную ошибку, постоянно меняя навархов, причем часто на эту должность попадают люди, непригодные к этому, лишь недавно познакомившиеся с морским делом и не умеющие обращаться с экипажем; посылая новичков в морском деле, чуждых всему во флоте, они подвергаются опасности претерпеть из-за этого несчастье. Узнав об этом, Калликратид созвал присутствующих там лакедемонян и сказал им следующее:

«Поскольку дело зависит от меня, я бы с удовольствием остался дома; пусть Лисандр или кто-либо другой претендуют на бóльшую опытность в морском деле, — я не стал бы спорить. Но я послан ко флоту государством. Что же мне в таком случае делать, как не исполнять веления своего государства по мере сил моих? Что же касается того, что я считаю для себя величайшей честью и из-за чего возведен навет на наше государство (о чем я говорю — вы знаете не хуже моего),[37]1 посоветуйте, что вам кажется наилучшим в моем положении: остаться мне здесь или отплыть на родину и рассказать все, что здесь делается».

Все присутствующие высказали мнение, что он должен повиноваться велениям своего отечества и делать то, за чем он прислан; выступить с противоположным мнением не осмелился никто. Тогда Калликратид отправился к Киру и стал просить жалованье экипажу. Кир же сказал ему, чтобы он подождал два дня. Эта проволочка и обивание порогов вывели из себя Калликратида. «Эллины — несчастнейшие люди, — вскричал он, — если им приходится льстить варварам из-за денег». Затем отплыл в Милет, говоря, что, если он вернется на родину цел и невредим, то он приложит все усилия, чтобы примирить лакедемонян с афинянами. Из Милета он послал триэры за деньгами в Лакедемон, а сам, собрав народное собрание милетян, сказал следующее:

«Милетяне! Мой долг — повиноваться властям своей родины. Что же касается вас, то вы, кажется мне, должны с наибольшим рвением относиться к этой войне, так как, живя среди варваров, вы претерпели от них больше всего несчастий. Вы должны служить примером всем прочим союзникам, дабы мы могли как можно скорее и чувствительнее вредить врагу — прежде чем прибудут послы из Лакедемона, которых я послал за деньгами. Ведь Лисандр ушел отсюда, возвратив Киру, как что-то ненужное, все бывшие при нем деньги. Кир же, когда я явился к нему, все откладывал аудиенцию, а я никак не мог заставить себя обивать его порог. Обещаю, по прибытии денег из Лакедемона, достойным образом отблагодарить вас за те пожертвования, которые получу от вас. Итак, с божьей помощью покажем варварам, что и без низкого угождения им мы в силах отмстить врагу».

После него выступил ряд ораторов, главным образом те, которые прежде его обвиняли[38]2 и которые поэтому боялись противоречить; они предлагали выделить часть государственных средств Калликратиду, а также объявили частную подписку. Последний, взяв эти деньги, а также полученные им из Хиоса, выдал каждому моряку по пять драхм путевых денег и отправился в Мефимну на Лесбосе, которая была в это время враждебна лакедемонянам. Жители этого города не пожелали добровольно подчиниться, так как здесь находился афинский гарнизон и партия, стоявшая у власти, была афинофильской; поэтому Калликратид стал атаковать город и взял его приступом. Все имущество было разграблено воинами, а рабов Калликратид велел собрать на агору.[39]3 Союзники настаивали, чтобы и свободные мефимняне были проданы с публичного торга, но Калликратид заявил, что, пока он у власти, никто из эллинов, поскольку это зависит от него, не будет порабощен. На следующий день всех свободных граждан он отпустил на волю, а афинский гарнизон и тех, которые и раньше были рабами, продал с молотка; Конону же велел передать, что тот завладел морем коварно, как овладевают чужой женой, но он положит конец этой преступной связи. Заметив, что Конон на рассвете выплыл в море, Калликратид погнался за ним, отрезав ему путь в Самос, дабы лишить его возможности бежать туда. Конон обратился в бегство; его корабли были очень быстры на ходу, так как из целого ряда гребных команд он выбрал наилучших гребцов и составил из них несколько команд. Он спасся в Митилену на Лесбосе, а с ним из числа десяти стратегов Леонт и Эрасинид. Но Калликратид вплыл в бухту вслед за ними, преследуя их на ста семидесяти кораблях. Калликратид успел вовремя помешать Конону,[40]4 и последний был принужден сразиться у входа в гавань, причем потерял тридцать кораблей; экипаж бежал с этих кораблей на сушу. Что же касается остальных кораблей, которых оставалось еще сорок, то Конон вытащил их на берег, под защиту крепости. Калликратид со своей стороны ввел корабли в гавань, бросил якори и вел правильную осаду, имея свободный выход для кораблей. С суши он приказал явиться всем мефимнянам поголовно, а по морю перевез войско из Хиоса. В это же время он получил деньги от Кира.

Конон был осажден и с суши и с моря; неоткуда было достать хлеба, в городе была масса народу, а афиняне подмоги не присылали, так как не знали о происходящем. Поэтому Конон, спустив пред рассветом два наиболее быстроходных корабля, снарядил их, выбрав со всех кораблей наилучших гребцов, посадил в трюм морских воинов, и покрыл эти корабли завесами.[41]1 Весь день эти суда стояли таким образом, под вечер же, когда становилось темно, экипаж выходил на берег так, чтобы враги не могли этого заметить. На пятый день в полдень, когда караульные врагов небрежно следили за осажденными, а некоторые из них даже спали, афиняне выплыли из бухты, взяв с собою умеренное количество хлеба, причем одна триэра направилась в Геллеспонт, в другая поплыла в открытое море.[42]2 Караульные, собравшись, в замешательстве бросились к кораблям, так как они в это время завтракали на суше. Взойдя на корабли и снявшись с якорей, они преследовали триэру, ушедшую в открытое море, догнали ее на закате и, победив в бою и взяв на буксир, отвели в, лагерь вместе с экипажем. Но другому кораблю, убежавшему к Геллеспонту, удалось спастись; он прибыл в Афины и принес весть об осаде. Диомедонт отправился на помощь осажденному Конону с двенадцатью кораблями и причалил к берегу в Митиленском проливе. Однако, Калликратид внезапно напал на него и ему удалось захватить десять кораблей из эскадры Диомедонта; последний бежал с двумя кораблями, считая в том числе тот, на котором он плыл сам. Афиняне, услыхав о происшедшем и об осаде, постановили послать на помощь сто десять кораблей, составив экипаж из всех взрослых жителей Афин — как свободных, так и рабов. В тридцать дней сто десять кораблей были снаряжены и отправились в путь. На этих кораблях было перевезено также большое количество всадников. После этого они поплыли в Самос и взяли там десять самосских кораблей. Кроме того, они собрали еще более тридцати кораблей от разных союзников, заставляя всех сесть на корабли, даже в том случае, если флот был в отсутствии. Всего же оказалось кораблей более полутораста. Услыша, что афинская подмога уже в Самосе, Калликратид оставил на месте пятьдесят кораблей под предводительством Этеоника, а сам отплыл со ста двадцатью. Он устроил отдых для ужина близ Малейского мыса на Лесбосе [против Митилены]; а афиняне ужинали в этот день на Аргинусских островах, расположенных [против Лесбоса, на Малейском мысе] против Митилены. Калликратид заметил ночью огни; узнав от кого-то, что эти огни — из афинского лагеря, он выплыл в море в полночь, чтобы произвести внезапное нападение; но гроза и значительное поднятие уровня воды в море помешали отплытию. Только на рассвете, когда прояснилось, он поплыл к Аргинусам. Афиняне выплыли навстречу ему, причем левый фланг был обращен к открытому морю. Выстроились они в таком порядке: Аристократ предводительствовал левым флангом, имея под своей командой пятнадцать кораблей; рядом с ним Диомедонт — также во главе пятнадцати кораблей; позади Аристократа выстроился Перикл, позади Диомедонта — Эрасинид. Рядом с Диомедонтом находились десять самосских кораблей, выстроенных в одну линию; над ними начальствовал самосец Гиппей. Рядом с ними стояли десять кораблей, управляемых таксиархами, также выстроенные в одну линию. Позади их три корабля, управляемых навархами, и все прочие союзнические корабли, какие только были. Правый фланг занимал Протомах во главе пятнадцати кораблей; рядом с ним Фрасилл, тоже с пятнадцатью; позади Протомаха выстроился Лисий, имея равное с ним количество кораблей, позади Фрасилла — Аристоген. Целью такого расположения было помешать врагу прорвать особым маневром линию кораблей, так как афинские суда были хуже на ходу. Лакедемонские же суда были все выстроены в одну линию, чтобы удобно было выполнить указанный выше маневр, а также маневр обхода, так как они были на ходу лучше. Калликратид занимал правый фланг. Мегарец Гермон, кормчий Калликратида, сказал ему, что следовало бы убраться подобру-поздорову, так как афинские триэры были гораздо многочисленнее спартанских, но Калликратид возразил Гермону, что Спарта будет благоденствовать не хуже прежнего, если он умрет, а бежать позорно.

После этого начался бой и продолжался долгое время, причем сражались сперва сплоченной массой, а потом в одиночку. Когда же Калликратид от удара неприятельского корабля упал с борта и скрылся в пучине, а Протомах со своим отрядом на правом афинском фланге победил левый фланг лакедемонян, — лакедемоняне обратились в бегство и устремились в Хиос, а очень многие также и в Фокею. Тогда афиняне отплыли обратно на Аргинусы. У афинян в этом бою погибло 25 кораблей вместе с экипажем, исключая лишь немногих воинов, которых волны вынесли на сушу; у пелопоннесцев погибло девять лаконских кораблей, которых всего-то было десять, да у прочих союзников погибло более шестидесяти. Афинские стратеги решили также, чтобы триэрархи Ферамен и Фрасибул и несколько таксиархов поплыли на сорока семи триэрах за тонувшими кораблями и находившимся на них экипажем и чтобы прочие корабли направились против флота Этеоника, осаждавшего Митилену. Но исполнению этого приказания воспрепятствовали поднявшиеся в это время сильный ветер и буря; поэтому афиняне ограничились тем, что поставили трофей и расположились на ночлег на Аргинусах. Прибывшая к Этеонику скороходная лодка принесла ему подробное извещение о происшедшей морской битве. Этеоник приказал, чтобы лодка немедленно же вышла назад из гавани, соблюдая полную тишину и не вступая ни с кем в разговоры, а затем, чтобы она тотчас же вернулась назад в лагерь; при этом пусть экипаж уберет себя венками, громко провозглашая, что Калликратид победил в морском бою и что афинские корабли погибли — все до одного. Прибывшие поступили так, как он им приказал; по их прибытии Этеоник совершил благодарственные жертвоприношения за добрую весть и приказал воинам пообедать; торговцам он велел, тихонько убрав на корабли свои товары, плыть в Хиос (в это время в ту сторону дул попутный ветер). Триэрам он велел уплыть как можно скорее туда же, а сам ушел во главе пехоты в Мефимну, сжегши предварительно лагерь. Конон, воспользовавшись тем, что враги бежали и что дул благоприятный ветер, стащил корабли в море и, выплыв, встретился с афинянами, которые в это время также вышли уже из Аргинус; встретившись, Конон сообщил афинянам, что произошло с Этеоником. Афиняне отплыли назад в Митилену, оттуда отправились в Хиос и, не достигнув никакого результата, поплыли в Самос.

На родине[43]1 все стратеги, кроме Конона, были устранены (народным собранием) от занимаемых ими должностей, а в сотоварищи Конону избрали стратегами Адиманта и Филокла. Из участвовавших в сражении стратегов Протомах и Аристоген вовсе не вернулись в Афины. Когда же прочие шесть стратегов — Перикл, Диомедонт, Лисий, Аристократ, Фрасилл и Эрасинид приплыли на родину, Архедем, бывший тогда народным вождем и заведывавший диобелией, наложил предварительный штраф на Эрасинида и выступил с обвинением перед судом, утверждая, что он увез из Геллеспонта и присвоил себе деньги, принадлежащие государству. Он возбудил против Эрасинида также обвинение в преступлении по должности стратега. Суд постановил подвергнуть Эрасинида тюремному заключению. После этого стратеги сделали доклад в совете о морской битве и о том, как сильна была буря. Тогда Тимократ внес предложение, чтобы и прочих стратегов арестовать и представить на суд народного собрания, и совет подверг их аресту. После этого состоялось народное собрание, в котором стратегов обвинял целый ряд лиц, а в особенности же Ферамен. Говорили, что справедливо было бы, чтобы они подверглись ответственности за то, что не подобрали пострадавших в морском бою. Доказательством того, что они никого другого не обвиняли в этом, кроме самих себя, Ферамен выставил письмо, адресованное стратегами в афинские советы и народное собрание, где они указывали на бурю, как на единственную причину. После этого каждый из стратегов произнес краткую защитительную речь (так как им не было позволено говорить столько, сколько полагается вообще по закону); они рассказали о том, что произошло: что они плыли на врагов, а подобрать пострадавших в морском бою поручили нескольким из триэрархов, людям, подходящим для этого дела и занимавшим уже должность стратега, — Ферамену, Фрасибулу и другим такого же рода людям. И если уж хотеть во что бы то ни стало кого-нибудь обвинить за то, что жертвы морского боя не были подобраны, то в качестве обвиняемых могут предстать только те, кому это было поручено сделать. «Но, — добавили стратеги, — хотя они и обвиняют нас, мы не солжем и не скажем, что с их стороны есть в этом какая-либо вина: ужасная буря была единственной причиной того, что пострадавших в бою не удалось подобрать». Свидетелями сказанного они выставили кормчих и многих других из числа плывших с ними. Такими словами они склоняли народное собрание к снисхождению; кроме того, многие частные лица поднялись и заявили, что готовы взять их на поруки. Было решено отложить разбор до следующего собрания, так как было уже поздно, и, в случае голосования, нельзя было бы заметить числа поднятых рук.[44]2 Совету же было предложено внести по предварительном обсуждении предложение в народное собрание по вопросу о том, каким способом произвести суд над обвиняемыми. Затем наступил праздник Апатурий, в который отцы и сородичи семейств сходятся вместе. На этом празднике пособники Ферамена убедили большую массу людей, одетых в черную траурную одежду и остриженных в знак траура наголо, чтобы они предстали пред народным собранием как сородичи убитых, а также склонили Калликсена к тому, чтобы он выступил в совете с обвинением против стратегов. Затем было созвано народное собрание, в котором совет представил на обсуждение следующее предложение, внесенное Калликсеном:

«Выслушав на предыдущем собрании выставленные против стратегов обвинения и их защитительные речи, народ постановил: произвести голосование между всеми афинянами по филам; поставить в присутственном месте каждой филы две урны для голосования; пусть глашатай в каждом из сих присутственных мест громогласно приглашает тех, кто полагает, что стратеги виновны в том, что не подобрали победителей в морском бою, бросать свои камешки в первую урну, а тех, кто держится обратного мнения, — во вторую. Если стратеги будут признаны виновными, то тем самым они будут считаться присужденными к смертной казни; они будут переданы в распоряжение коллегии одиннадцати, а имущество их будет конфисковано в казну, причем десятая часть будет отчислена в казну Афины». Затем выступил перед народным собранием человек, заявивший, что он спасся на барже с хлебом; по его словам, погибшие поручили ему, если он спасется, передать народному собранию, что стратеги не приняли мер к спасению тех, кто совершил блестящие подвиги во славу отечества. Евриптолем, Писианакт и несколько других лиц выступили против Калликсена с обвинением во внесении противозаконного предложения. Но их выступление встретило в народном собрании одобрение лишь немногих; толпа же кричала и возмущалась тем, что суверенному народу не дают возможности поступать, как ему угодно. Вслед затем Ликиск предложил, чтобы приговор относительно стратегов распространялся и на тех, которые подняли вопрос о законности предложения Калликсена, если они не примут назад своих протестов; толпа подняла сочувственный шум, и протестовавшие должны были отказаться от своих возражений. Когда же и некоторые из пританов заявили, что они не могут предлагать народу противозаконное голосование, Калликсен, взойдя на кафедру, предложил включить и их в число обвиняемых. Народ громко закричал, чтобы отказывающиеся ставить на голосование были тоже привлечены к суду, и тогда все пританы, устрашенные этим, согласились поставить предложение на голосование, — все, кроме Сократа, сына Софронискова. Последний заявил, что он во всем будет поступать только по закону. После этого Евриптолем взошел на кафедру и сказал в защиту стратегов следующее:

«Афиняне! Я взошел на это возвышение с троякою целью. Прежде всего я явился сюда в роли обвинителя, несмотря на то, что Перикл — мой близкий родственник, а Диомедонт — мой друг. По другим пунктам я хочу выступить как защитник и, наконец, я считаю своим долгом подать совет относительно того, что мне кажется наивысшим благом для всего государства. Обвинять я хочу стратегов в том, что они переубедили некоторых членов своей коллегии, предлагавших послать письмо совету и вам, в котором было бы указано, что на Ферамена и Фрасибула было возложено поручение отправиться с сорока семью триэрами на спасение погибавших, а они этого не исполнили. И вот стратеги, всей коллегией, отвечают за преступление отдельных триэрархов, а последние, в благодарность за то, что стратеги тогда были сострадательны к ним,[45]1 теперь вместе с некоторыми другими злоумышляют против них и привели их на край гибели... Но нет! Этого не может быть и не будет, если только вы, вняв мне, не нарушите ни человеческого, ни божеского закона; если вы будете вести процесс таким путем, чтобы узнать всю истину, поскольку только это возможно, дабы впоследствии вам не пришлось раскаяться и слишком поздно понять, какой страшный грех вы совершили против богов и созданных вашими же руками законов. Я вам дам такой совет, что, последовав ему, вы не сможете быть обманутыми ни мной, ни кем-либо другим. Послушав меня, вы разыщете действительных преступников и наложите на них какое хотите наказание; вы сможете обвинить как всех вместе, так и каждого в отдельности. Только предоставьте им, если уж не больше, то хоть один день, чтобы они сами могли выступить в свою защиту, и не доверяйтесь другим больше, чем самим себе. Афиняне! Всем вам известно, что есть в наших законах суровое постановление Канноново, в силу которого каждого оскорбившего величество афинского народа надлежит арестовать и он должен представить объяснения народному собранию; если он будет признан виновным, он подвергается смертной казни через ввержение в Барафр; имущество его конфискуется в казну, причем десятая часть поступает в сокровищницу храма Афины. На основании этого-то постановления я и предлагаю вам судить стратегов и, клянусь, ни слова не возражу, если первым окажется привлеченным по такому обвинению мой близкий родственник Перикл. Ведь не правда ли, было бы позорно, если б он был мне дороже, чем благо всего государства. Или, если вам так угодно, судите их по закону о святотатцах и предателях, а закон этот таков: «Лица, предавшие город или похитившие посвященные богам предметы, подлежат суду присяжных. Если они будут осуждены, то запрещается хоронить их в Аттике, а имущество их конфискуется в казну». Пусть же обвиняемые будут привлечены по одному из этих законов, по какому, вы сами решите — и пусть дело каждого обвиняемого разбирается отдельно. Что же касается судебной процедуры, то я предлагаю разделить день на три части. В первую часть дня вы соберетесь и произведете голосование по вопросу о том, виновны ли стратеги в происшедшем или не виновны;[46]1 во вторую часть дня вы заслушаете обвинительные речи, а третья будет посвящена защите. При таком ведении дела виновные подвергнутся самой тяжелой каре, а невинных вы оправдаете, и они не погибнут понапрасну. Судите же их на основании законов, не кощунствуя и не нарушая данной вами, как гражданами, клятвы; не будьте невольными союзниками лакедемонян, противозаконно и без суда губя тех, которые победили их и уничтожили семьдесят их кораблей. Скажите же, из страха перед чем вы так спешите? Неужели вы думаете, что не в вашей власти будет казнить или миловать кого вам будет угодно, если вы поведете дело установленным в законе порядком, а не беззаконно, как добивается Калликсен, убедивший совет предложить вам одним голосованием осудить всех? А ведь при таком порядке вы можете казнить и невинного, вы вспомните о раскаянии только спустя много времени, когда это будет уже бесполезно; и тяжело вам будет, и пятном будет лежать на вашей совести грех смертоубийства. Какое ужасное дело вы творите: ведь даже Аристарху вы дали, согласно его желанию, день времени для оправдания каким угодно способом и предоставили ему все прочие льготы, положенные в законе, — тому самому Аристарху, который сперва содействовал гибели демократии, а затем стал предателем, выдав Эною нашим врагам-фиванцам. А ваших стратегов, которые во всем творили лишь волю избравшего их народа, которые одержали блестящую победу над врагом, — их вы лишаете всего этого! Нет, афиняне, пусть так не случится. Свято блюдите созданные вашими же руками законы — залог вашего величия — и ни в чем от них не отступайте.

Мы пришли теперь к вопросу о том, в чем же состоит преступление, вменяемое в вину стратегам. Когда наш флот, одержав верх в морской битве, причалил к суше,[47]2 Диомедонт предложил, выстроившись гуськом, выйти в море и подобрать обломки кораблей и пострадавших; Эрасинид же считал наиболее целесообразным, чтобы все с величайшей поспешностью плыли на врага, находящегося в Митилене. Тогда Фрасилл внес предложение, благодаря которому достигалось и то и другое: именно — чтобы часть кораблей осталась на месте, а остальные поплыли против врага; в случае принятия этого плана Фрасилл предложил, чтобы каждый из восьми стратегов оставил на месте по три корабля из находящейся под его командой части флота; кроме того он предложил оставить на месте десять кораблей, управляемых таксиархами,[48]3 десять самосских и, наконец, три корабля, находящихся под командой навархов; всего это выходит сорок семь, — по четыре на каждый из погибших двенадцати кораблей. В числе оставленных триэрархов были также между прочим Фрасибул и Ферамен, выступавший на предыдущем собрании с обвинением против стратегов. Прочие же корабли вышли против вражеского флота.

В каком же из всех описанных мною событий стратеги поступили неправильно с точки зрения пользы или справедливости? Разве те, которым была поручена борьба с врагом, не должны быть привлекаемы к суду только за преступления в бою с неприятелем? А за неоказание помощи пострадавшим в морском бою разве не следует привлекать к суду лишь тех, кому это было приказано, но которые не исполнили приказания стратегов? Но нельзя в оправдание как тех, так и других не упомянуть о том, что из всего того, что стратеги собирались предпринять, не удалось выполнить ничего вследствие страшной бури. Свидетелями этого могут быть те из пострадавших в этом бою, которым удалось случайно спастись. Такая участь постигла, например, и одного из стратегов, спасшегося на обломке затонувшего корабля, которому, по требованию обвинителей, предстоит быть осужденным тем же злополучным голосованием, как и тем, которые не исполнили возложенных на них поручений, хотя он сам нуждался в том, чтобы его спасли из пучины. Счастливые победители, — вы хотите поступить, как несчастные побежденные... Столкнувшись с ниспосланным богом неизбежным роком, вы готовы осудить, как изменников, людей, которые не в силах были поступить иначе, чем они поступали, не будучи в состоянии из-за бури исполнить приказанное... Не делайте же этого: ведь, гораздо справедливее увенчать победителей венками, чем подвергнуть их смертной казни, послушавшись совета дурных людей».

Произнеся эту речь, Евриптолем внес письменное предложение судить обвиняемых на основании постановления Каннонова, каждого порознь; по предложению же, одобренному советом, всем им предстояло быть осужденными одним голосованием. Сперва большинство поднятых рук было за предложение Евриптолема; когда же Менекл принес установленную клятву,[49]1 было произведено новое голосование, и верх взяло предложение совета. Затем (произошли голосование по существу дела); все восемь сражавшихся стратегов были осуждены и шестеро из них, находившиеся в Афинах, подверглись смертной казни.

Прошло немного времени, и афиняне раскаялись. Было принято предложение, что те, которые обманули народ, должны быть привлечены к ответственности и предстать пред народным собранием, а до явки на суд они должны представить поручителей. В числе привлеченных к ответственности пяти лиц был и Калликсен. Все они были арестованы своими поручителями. Им удалось еще до суда бежать из Афин во время того мятежа, в котором был убит Клеофонт;[50]2 Калликсен впоследствии получил возможность вернуться в Афины вместе с афинянами запершимися в Пирее,[51]3 но он умер от голода, ненавидимый.

КНИГА ВТОРАЯ

1 1

Войско, находившееся на Хиосе под командой Этеоника,[52]4 пока было лето — кормилось плодами земли, в изобилии произрастающими в это время года, а также нанималось за плату на полевые работы. Но наступила зима, и солдаты лишились всего этого. Голодные, неодетые и необутые, они устроили заговор и условились совершить нападение на Хиос.[53]5

2

3

4

5

6

Решено было, что примкнувшие к этому заговору будут носить тростниковую палочку, чтобы заговорщики могли узнать друг друга. Проведав об этом заговоре, Этеоник оказался в крайне затруднительном положении вследствие многочисленности заговорщиков. Он считал неуместным открыто выступить против заговорщиков, опасаясь, что они окажут вооруженное сопротивление, захватят город и, став врагами командованию, сведут на нет все одержанные успехи. Но даже и своевременное усмирение мятежа связано было с невыгодными последствиями: Этеонику казалось ужасным погубить большое количество лакедемонских союзников, так как это могло послужить причиной распространения по Греции дурных слухов о лакедемонянах и вызвать недовольство в остальных частях войска. При таком положении дел Этеоник, взяв с собой отряд из пятидесяти человек, вооруженных короткими кинжалами, отправился к городу и, встретив выходящего из лечебницы человека, страдающего глазами и опиравшегося на тростниковую палочку, убил его. Это вызвало смятение и многие спрашивали, за что погиб этот человек. Этеоник велел объявить, что он погиб за то, что носил тростниковую палочку. Вследствие этого все, носившие такие палочки, выбросили их, так как каждый, услышав о происшедшем, боялся, чтобы не заметили, что и он носит тростинку. После этого Этеоник, созвав хиосцев, приказал им собрать деньги, для того чтобы моряки получили жалованье и не замышляли мятежа. Деньги были собраны. Вместе с тем он дал сигнал морякам занять свои места на кораблях и, обойдя по очереди все корабли, в длинных речах одобрял и увещевал матросов, как будто ничего не зная о происшедшем, и дал каждому жалованье за месяц. После этого хиосцы и прочие союзники, собравшись в Хиосе на совещание о текущих делах, решили отправить в Лакедемон послов, которые рассказали бы о происшедшем и попросили бы прислать для управления флотом Лисандра, которому его прежнее управление флотом доставило блестящую репутацию у союзников после того, как он победил в морской битве при Нотии.[54]6

7

Послы отправились в Лакедемон вместе с послами от Кира, имевшими инструкции такого же содержания. Но лакедемоняне послали к ним Лисандра в качестве эпистолея,[55]7 а навархом послали Арака, так как по их закону одно и то же лицо не может занимать дважды должности наварха. Однако, (действительная) команда над кораблями была вверена Лисандру. [Прошло уже двадцать пять лет с начала войны].

8

[В том же году Кир убил Автобесака и Митрея, сыновей сестры Дария, дочери Ксеркса, сына Дариева, за то, что они, встретив его, не выставили рук наружу из кор. Корой называется по-персидски очень длинный рукав, совершенно лишающий человека возможности действовать руками. Однако, так полагается встречать только царя. Иерамен и его жена[56]1 жаловались Дарию и говорили, что будет невыносимым, если царь оставит безнаказанным такое высокомерие; царь послал вестников и позвал Кира к себе, ссылаясь на свою болезнь].

9

10

11

12

На следующий[57]2 год [при эфоре[58]3 Архите, при архонте в Афинах Алексии] Лисандр, прибыв в Эфес, призвал к себе из Хиоса Этеоника с кораблями, собрал все остальные корабли, рассеянные по различным пунктам, привел их в порядок и выстроил новые корабли в Антандре. Затем он пришел к Киру и стал просить денег; но тот ему ответил, что не только все полученные им от царя деньги истрачены, но и еще очень много его собственных, указав точно, сколько он выдал каждому наварху, но все же дал ему деньги. Лисандр, взяв эти деньги, назначил на триэры триэрархов и выдал морякам следуемое жалованье. Афинские стратеги на Самосе[59]4 со своей стороны тоже стали приготовляться к морской войне.

13

14

После этого Кир призвал к себе Лисандра, так как к нему прибыл вестник от отца, который сообщил ему, что царь лежит больной в Фамнериях, в Мидии, близ отпавших от него Кадусий, на которые он шел походом. Когда же Лисандр явился, Кир сказал ему, чтобы он не вступал в морской бой с афинянами, пока его флот не станет значительно более многочисленным; у царя и у него много денег, так что с денежной стороны не будет препятствий к тому, чтобы снарядить много новых кораблей. Кир передал в распоряжение Лисандра всю ту дань с городов, которая шла в его личную пользу, и отдал ему весь наличный остаток казны. Затем Кир напомнил ему о той дружбе, которую он питал к лакедемонянам вообще и к Лисандру в частности, и отправился к отцу.

15

16

17

18

Лисандр, после того как Кир, передав ему все свои доходы, отправился на зов своего больного отца, раздал жалованье войску и отплыл в Карию, в Керамический залив. Он пошел приступом на союзный с Афинами город Кедрии и на следующий день овладел им приступом, а жителей обратил в рабство, — жители этого города были полуварвары.[60]5 Оттуда лакедемоняне отплыли в Родос. Афиняне, выступив из Самоса, жестоко опустошали владения царя, собирались идти походом на Хиос и Эфес и готовились к морскому бою. Они выбрали стратегами в дополнение к прежним Менандра, Тидея и Кефисодота. Лисандр поплыл из Родоса вдоль берегов Ионии к Геллеспонту для надзора за подплывающими грузовыми судами,[61]6 а также для борьбы с отложившимися городами. Афиняне также выплыли из Хиоса напрямик через открытое море, так как все побережье Малой Азии было в руках врага.

19

20

21

22

23

24

25

Лисандр в это время поплыл из Абидоса вдоль берега в союзный с Афинами Лампсак.[62]7 С ним вместе прибыли по суше абидосцы и прочие союзники под командой лакедемонянина Форака. Лампсак был взят приступом и разграблен солдатами. Это был город, богатый вином, хлебом и прочими припасами. Все свободное население Лисандр отпустил на волю. Афиняне, следуя за ним по пятам, причалили на ста восьмидесяти кораблях к Элеунту на Херсонесе. Здесь во время завтрака к ним приходит известие о гибели Лампсака. Афиняне тотчас же отплыли в Сест. Оттуда, запасшись хлебом, немедленно поплыли в Эгоспотамы, против Лампсака: Геллеспонт имеет в этом месте около пятнадцати стадий ширины. Там афиняне ужинали. На следующую ночь, на заре, Лисандр дал сигнал солдатам, чтобы они, позавтракав, заняли свои места на кораблях, подготовил все необходимое для морской битвы и, развесив щиты, предохраняющие от неприятельских стрел, приказал, чтобы никто не выходил из строя и не снимался с якоря. Афиняне же с восходом солнца выстроились у гавани в одну линию для морского боя, но, так как Лисандр не вышел им навстречу и был уже поздний час дня, отплыли обратно к Эгоспотамам. Лисандр приказал быстроходнейшим из своих кораблей следовать за афинянами и, заметив, чтó они будут делать по выходе на берег, отплыть назад и сообщить ему. В то же время он запретил экипажу покидать свои места на судах прежде, чем возвратятся эти корабли. Так он поступал ежедневно в течение четырех дней; афиняне точно так же ежедневно выходили в море в боевом порядке. Алкивиад заметил из своего укрепления,[63]8 что афинская стоянка находится на пустынном морском берегу, вдали от городского поселения, и что за припасами им приходится отправляться за пятнадцать стадий от кораблей в Сест, тогда как вражеский флот стоит в гавани, у самого города, и снабжен всем необходимым. Он явился к афинским стратегам и сказал им: «Вы выбрали крайне неудачное место для стоянки флота. Настоятельно советую вам переправить флот в Сест, где вы будете в гавани и близ города. Там вступайте в бой, когда захотите». Но стратеги (главным образом Тидей и Менандр) велели ему убираться прочь. «Пока еще, — говорили они, — стратеги мы, а не ты». После этого Алкивиад удалился. Лисандр же, на пятый день после прибытия афинян, приказал разведчикам на посланных им в этот день кораблях, чтобы они, как только заметят, что афиняне вышли из гавани и рассеялись по Херсонесу, возвращались назад и, пройдя полпути, подняли щит. Такие экспедиции афиняне совершали регулярно каждый день для покупки хлеба в весьма отдаленных от стоянок местах; они не боялись флота Лисандра, презирая его за то, что он не принимал их вызова на бой. Заметив, что на дозорных кораблях щит поднят, Лисандр тотчас же дал сигнал флоту плыть полным ходом. Рядом шел Форак во главе пехотного войска. Увидев, что лакедемоняне наступают, Конон дал сигнал экипажу занять места на кораблях и оказать врагу посильное сопротивление. Но матросы разбрелись кто куда; на некоторых кораблях из трех ярусов весел гребцы остались только на двух, на иных на одном, а на иных и вовсе не было гребцов. Лишь триэра Конона и еще семь, бывших под его командой, да «Паралия» вышли в бой с полным числом гребцов; остальные корабли даже не отчалили от берега и были захвачены Лисандром на якорях. Из экипажа большинство он захватил в плен в то время, когда они были рассеяны по берегу; лишь немногим удалось бежать в крепости. Узнав, что афинское дело безвозвратно проиграно, Конон обратился в бегство на девяти кораблях. Он причалил к Абарнидскому мысу в Лампсакской области и захватил там большие паруса, оставленные Лисандром. После этого сам он отправился с восемью кораблями к Евагору в Кипр, а Паралийская триэра поплыла в Афины, чтобы известить о происшедшем. Лисандр переправил корабли, пленников и добычу в Лампсак. В числе пленных были и стратеги: Филокл, Адимант и другие. В тот же день он послал милетского пирата Феопомпа в Лакедемон с вестью о происшедшем; Феопомп на третий день пути прибыл в Лакедемон и принес известие. После этого Лисандр собрал союзников на совещание о судьбе пленных. На этом совещании против афинян выдвигался ряд обвинений как по поводу тех преступлений, которые они уже совершили, так и по поводу тех, которые они имели в виду совершить в силу решения народного собрания, постановившего, чтобы у всех пленных была отрублена правая рука. Вспоминали и о том, что афиняне, захватив две триэры, коринфскую и андросскую, сбросили в пропасть весь находившийся на них экипаж; эта смерть была делом рук афинского стратега Филокла. Было произнесено еще много подобных речей, и, в конце концов, было постановлено казнить из числа пленных всех афинян, кроме Адиманта; он был помилован потому, что он один возражал в народном собрании против постановления об отсечении рук; но некоторые считали действительной причиной этого помилования то, что он именно предал афинские корабли лакедемонянам. Когда Филокла, (бросившего в пропасть андросцев и коринфян, вели на казнь, Лисандр спросил его, какого наказания достоин он, положивший начало преступлениям против соплеменников-эллинов. После этого Филокл был казнен.

26

2 1

2

Лисандр, приведя все в порядок в Лампсаке, поплыл на Византий и Калхедон. Эти города открыли ему ворота, с афинским гарнизоном он заключил мирный договор на условии, чтобы гарнизон удалился из города. Лица же, предавшие[64]1 Алкивиаду Византий, бежали сперва в Понт, а затем в Афины и получили право афинского гражданства. Лисандр отослал афинский гарнизон в Афины, дав им гарантию безопасности только для следования в этот город, а не в какой-либо другой; при этом он рассчитывал на то, что, чем больше соберется народу в самом городе и Пирее, тем скорее наступит недостаток в съестных припасах; так же он поступал и со всякими другими афинянами, попадавшимися в его руки. Оставив гармостом Византия и Калхедона лаконца Сфенелая, он сам отплыл в Лампсак и приводил там в боевую готовность свои корабли.

3

«Паралия» прибыла ночью в Пирей и оповестила афинян о постигшем их несчастьи. Ужасная весть переходила из уст в уста, и громкий вопль отчаяния распространился через Длинные стены из Пирея в город. Никто не спал в ту ночь; оплакивали не только погибших, но и самих себя; ждали, что от спартанцев придется претерпеть то же, чему подвергли афиняне лакедемонских колонистов мелийцев, когда после осады их город был взят, гистиэйцев, скионейцев, торонейцев, эгинян и многих других греков. На следующий день было созвано народное собрание, на котором было решено запрудить все гавани Аттики, кроме одной, заново отремонтировать городские стены, расставить гарнизоны и сделать все прочие необходимые приготовления для обороны города во время осады.

4

5

6

7

8

9

В то время как афиняне были заняты этими приготовлениями, Лисандр прибыл с двадцатью кораблями из Геллеспонта в Лесбос и привел в порядок государственные дела[65]1 в ряде городов, в том числе в Митилене. В города Фракийского побережья он послал Этеоника с десятью триэрами, который принудил всю эту область перейти на сторону лакедемонян. И вся остальная Греция тотчас же после морского поражения отпала от афинян, исключая лишь Самос: здесь было устроено кровавое избиение аристократов, и городом овладел демос. После этого Лисандр послал гонцов к Агису в Декелею и в Лакедемон с извещением, что он возвращается назад с флотом в 200 кораблей. По зову второго лакедемонского царя Павсания вышли в поход лакедемоняне — все поголовно — и прочие пелопоннесцы, кроме аргивян. Когда все были в сборе, Павсаний отправился с ними к Афинам и расположился близ города, в Академии.[66]2 В то же время Лисандр, прибыв в Эгину, возвратил город его изгнанным жителям, собрав их отовсюду, сколько только он мог.[67]3 Так же он поступил с мелийцами и другими греками, изгнанными из отечества афинянами. После этого, опустошив Саламин, он причалил к Пирею на 150 кораблях и преградил доступ приплывающим торговым судам.[68]4

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Осаждаемые и с суши и с моря афиняне оказались в безвыходном положении. У них не было уже ни флота, ни союзников, ни провианта, неоткуда было ждать спасения; приходилось, по-видимому, подвергнуться всем тем ужасам, которым они прежде подвергали других греков. Разница была лишь та, что лакедемоняне теперь готовились отомстить афинянам за их прежние преступления, а афиняне обижали жителей мелких городов не отомщения ради, а только из высокомерия: они даже не выставляли никакого другого предлога, кроме того, что те были союзниками лакедемонян. Поэтому они даровали полную амнистию всем лишенным прав состояния, но крепились и, несмотря на то, что в городе множество народа умирало от голода, не вступали в переговоры о мире. Но когда запас продуктов совершенно истощился, они послали к Агису послов, предлагая ему мир на условии, что они будут союзниками лакедемонян, а за то получат право сохранить невредимыми Длинные стены и Пирей. Но Агис сказал, чтобы они отправились в Лакедемон, так как он не имеет полномочий на заключение мира. Послы вернулись в город и известили афинян об ответе царя: тогда афиняне послали их в Лакедемон. В Селласии, города [вблизи] Лаконии, их встретили эфоры и, узнав, с какими предложениями они пришли — это были те же условия мира, которые были предложены Агису, — велели им уходить тотчас же назад и, если им нужен мир, то возвращаться не прежде, чем они не обдумают получше положение вещей. Когда послы вернулись и доложили об этом ответе, афинян охватило отчаяние; если не сдаться, всех ожидает порабощение; если же вступить в новые переговоры, то, пока придет новый ответ из Лакедемона, множество народа помрет от голода. Но никому и в голову не приходило согласиться на то, чтобы стены были срыты. Так, Архестрат был заключен в темницу за то, что он предложил в совете заключить с лакедемонянами мир, уступив им во всех их требованиях, называя этот выход наилучшим; а требовали лакедемоняне, чтобы была срыта часть Длинных стен — на десять стадий с каждой стороны. Было принято постановление, воспрещавшее вносить предложения такого рода. При таких обстоятельствах Ферамен предложил в народном собрании, чтобы его отправили послом к Лисандру; там, мол, он разузнает, должно ли служить лакедемонянам снесение стен только средством для обращения афинян в рабство, или это им нужно для обеспечения их верности лакедемонянам. Его послали, и он пробыл у Лисандра три месяца с лишним, выжидая, пока афиняне из-за недостатка хлеба не дойдут до такого состояния, что готовы будут согласиться на какие угодно условия. Лишь на четвертый месяц он вернулся и доложил в народном собрании, что Лисандр долго медлил с ответом и удерживал его при себе; в конце концов же он сказал, чтобы Ферамен отправился в Лакедемон, так как сам он, якобы не уполномочен дать ему ответ: это право эфоров. После этого он был выбран, вместе с еще девятью лицами, полномочным послом в Лакедемон. Лисандр, со своей стороны, послал в Лакедемон афинского изгнанника Аристотеля вместе с несколькими лакедемонянами и поручил им передать эфорам, что при переговорах с Фераменом он заявил, что одни лишь эфоры полномочны в вопросах мира и войны. По прибытии Ферамена и прочих послов в Селласию им был задан вопрос, по какому делу они пришли. Когда послы ответили, что они прибыли полномочными послами по вопросу о мире, эфоры велели позвать их в город. Затем было созвано народное собрание, на котором особенно горячо возражали против заключения мира коринфяне и фиванцы, а также и многие другие эллины; они требовали совершенного разрушения Афин. Но лакедемоняне категорически отказались стать виновниками порабощения жителей греческого города, столь много потрудившегося в эпоху тяжких бедствий, когда великая опасность угрожала Греции. Они выразили согласие на мир при условии снесения Длинных стен и укреплений Пирея, выдачи всех кораблей кроме двенадцати, возвращения изгнанников и вступления в число союзников лакедемонян с подчинением их гегемонии, с обязательством следовать за ними повсюду — на суше и на море, — куда они ни поведут, и иметь одни и те же государства союзниками и врагами. Ферамен и сопровождавшие его послы принесли этот ответ в Афины. Когда они вошли в город, их окружила многочисленная толпа; все боялись, что они вернулись с пустыми руками, а ждать больше нельзя было, так как очень уж много народу погибло от голода. На следующий день послы доложили об условиях, поставленных лакедемонянами для заключения мира. Говорил от их имени Ферамен; он убеждал повиноваться лакедемонянам и согласиться срыть стены. Кое-кто возражал ему, но огромное большинство ораторов одобряло его мысль и, наконец, было постановлено принять мирные условия лакедемонян. После этого и Лисандр вернулся в Пирей. Изгнанники были возвращены; стены были срыты при общем ликовании под звуки исполняемого флейтистами марша: этот день считали началом свободной жизни для греков. Так закончился год, в средине которого Дионисий, сын Гермократа, стал сиракузским тираном, причем карфагеняне сперва потерпели от сиракузян поражение, но затем взяли измором Акрагант, покинутый населявшими его сикелиотами.

19

3 1

2

3

В следующем году [в котором были олимпийские игры, причем в беге победил фессалиец Крокин, при эфоре Эндии в Спарте, при афинском архонте Пифодоре, которого афиняне не упоминают в списке архонтов потому, что он был избран при олигархическом строе, но называют этот год годом анархии; начался этот олигархический строй таким образом] народ постановил избрать тридцать человек для составления свода законов в духе старины;[69]1 эти законы должны были лечь в основу нового государственного строя. Выбранными оказались следующие лица: Полихар, Критий, Мелобий, Гипполох, Евклид, Гиерон, Мнесилох, Хремон, Ферамен, Аресий, Диокл, Федрий, Херелей, Анетий, Писон, Софокл, Эратосфен, Харикл, Ономакл, Феогнид, Эсхин, Феоген, Клеомед, Эрасистрат, Фидон, Драконтид, Евмаф, Аристотель, Гиппомах и Мнесифид. После этого Лисандр поплыл в Самос, а Агис, выведя пехоту из Декелеи, распустил войска по домам.

4

В это же время [приблизительно тогда же, когда случилось солнечное затмение] Ликофрон Ферский победил в кровопролитном бою ларисейцев и других фессалийцев, противодействовавших его стремлению властвовать над всей Фессалией.

5

В то же время и сиракузский тиран Дионисий был разбит карфагенянами и принужден уступить им Гелу и Камарину. Короткое время спустя и леонтинцы, поселенные в Сиракузах, отпали от Дионисия и Сиракуз и вернулись в свой город. Дионисий тотчас же отправил также и сиракузских всадников в Катану.

6

7

8

9

Самосцы, хотя и были заперты со всех сторон Лисандром, тем не менее сперва не хотели вступать с ним в соглашение, и только тогда, когда Лисандр решил уже пойти на город приступом, они согласились сдаться под условием, чтобы каждый свободный житель мог уйти из города, взяв с собой одну смену платья; все же прочее должно было быть выдано лакедемонянам. На этих условиях Лисандр позволил им уйти. Затем он передал город и все находившееся в нем имущество прежним его жителям и, поручив управление города десяти архонтам[70]2 с гарнизоном,[71]3 распустил союзнический флот по городам. Сам же он во главе лаконских кораблей поплыл в Лакедемон и повез туда акротерии взятых в плен кораблей, выданный афинянами пирейский флот, за исключением двенадцати триэр, венки, которыми награждали его лично союзные государства, 470 талантов серебра, оставшиеся не употребленными из податей, переданных ему Киром для расходов по войне, и всю остальную военную добычу. Все это он передал лакедемонянам в конце лета [того самого, в которое исполнилось 28 лет с начала войны, в течение которой эфорами-эпонимами были следующие лица: первым был Энесий, при котором началась война, на пятнадцатом году после заключения тридцатилетнего перемирия, последовавшего за взятием Евбеи. Преемниками Энесия были следующие эфоры: Брасид, Исанор, Состратид, Эксарх, Агесистрат, Ангенид, Ономакл, Зевксипп, Питий, Плистол, Клиномах, Иларх, Леонт, Херил, Патесиад, Клеосфен, Ликарий, Эперат, Ономантий, Алексиппид, Мисголаид, Исий, Арак, Евархипп, Пантакл, Питий, Архит и Эндий, при котором Лисандр, выполнив то, о чем мы только что говорили, вернулся на родину].

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

Тридцать правителей были избраны тотчас же по срытии Длинных стен и укреплений Пирея. Но, будучи избранными только для составления законов, которыми государство должно было руководствоваться, они все откладывали составление и опубликование свода законов, а пока что назначили членов совета и прочих магистратов по своему усмотрению. Затем они, первым делом, арестовали и казнили тех, о которых при демократическом строе всем было известно, что они сикофанты,[72]1 и тягостны добрым гражданам.[73]2 Совет осудил их на смерть с чувством удовлетворения, да и все прочие граждане ничего не имели против их осуждения, поскольку они сами не были повинны в том же грехе. Но вскоре правители стали думать лишь о том, чтоб им можно было распоряжаться всеми государственными делами по своему усмотрению. Для этого они прежде всего послали в Лакедемон к Лисандру Эсхина и Аристотеля с просьбой, чтобы он посодействовал присылке в Афины лакедемонского гарнизона, который должен был оставаться в Афинах, пока правители не устранят дурных людей[74]3 и не приведут в порядок государственного устройства; они обещали содержать гарнизон на свой счет. Лисандр исполнил их просьбу и исходатайствовал для Афин гарнизон и гармоста Каллибия. Получив гарнизон, правители стали всячески ублажать Каллибия, чтобы и он, со своей стороны, одобрял все их действия, и так как в их распоряжении была часть прибывших с Каллибием солдат, то они стали арестовывать кого угодно: не только дурных и безнравственных людей, но вообще тех, про которых они полагали, что они наименее склонны терпеливо переносить надругательства и что, в случае если бы они попытались противодействовать правителям, к ним бы примкнуло наибольшее число приверженцев. Первое время Критий был единомышленником и другом Ферамена. Когда же первый стал склоняться к тому, чтобы казнить направо и налево, не считаясь с количеством жертв, так как сам он пострадал от афинской демократии, будучи изгнанным, Ферамен стал противиться: «Нехорошо, — говорил он, — казнить людей, вся вина которых и том, что они пользовались популярностью в толпе, если от них не было никакого вреда добрым гражданам.[75]4 Ведь и я и ты сам многое говорили и делали только лишь для того, чтобы угодить афинянам». Критий, который был тогда еще другом Ферамена, возражал ему на это: «Честолюбивые люди должны стараться во что бы то ни стало устранить тех, которые в состоянии им воспрепятствовать. Ты очень наивен, если полагаешь, что для сохранения власти за нами надо меньше предосторожностей, чем для охранения всякой иной тирании: то, что нас тридцать, а не один, нисколько не меняет дела». Некоторое время спустя, после того как было казнено много людей, часто совершенно невинных, и повсюду можно было заметить, как сходятся граждане и с ужасом спрашивают друг у друга, какие новые порядки их ожидают, — Ферамен снова выступил с речью, говоря, что без достаточного количества политических единомышленников никакая олигархия не может долго держаться. При таком положении вещей страх охватил Крития и прочих правителей; особенно же они боялись, чтобы недовольные не сплотились вокруг Ферамена. Они сочли себя вынужденными допустить к правлению три тысячи граждан, по составленному ими списку. Но и на это Ферамен возразил, что, прежде всего, ему представляется нелепостью то, что они, желая иметь единомышленниками благонамереннейших из граждан, отсчитали ровно три тысячи, как будто есть какая-то внутренняя причина, в силу которой добрых граждан должно быть как раз столько, и будто вне списка не может оказаться порядочных людей, а в списке — негодяев. Далее, по его мнению, правители в своих действиях самим себе противоречат: они решили править, опираясь исключительно на силу, а между тем они — слабее тех, кем им придется управлять. Таковы были доводы Ферамена. Между тем правители устроили смотр граждан. Трем тысячам[76]5 было приказано собраться на агоре, а прочим в другом месте. Затем им была дана команда выступить в полном вооружении. Когда они расходились по домам, правители послали лакедемонских солдат и своих приверженцев из числа граждан отобрать оружие у всех афинян, кроме трех тысяч, попавших в список, снести его на Акрополь и сложить в храм.[77]1 После этого правители получили возможность делать все, что им угодно, и много афинян пало жертвой их личной вражды; многие также были казнены ради денег. Чтобы раздобыть необходимые средства для уплаты жалованья гарнизону, они постановили, что каждый из правителей может арестовать одного метэка, убить его и конфисковать его имущество в казну. Они предлагали и Ферамену воспользоваться этим правом, но он возразил им на это: «Не подобает тем, которые именуют себя лучшими гражданами, поступать еще более несправедливо, чем сикофанты. И в самом деле, сикофанты, ведь, не лишали жизни тех, кого им удавалось обобрать, тогда как мы убиваем людей, ни в чем перед нами не провинившихся, только для того, чтобы воспользоваться их имуществом. Конечно, это во много раз несправедливее, чем все то, что творили сикофанты». Тогда прочие соправители, видя, что он является помехой во всех их предприятиях и не дает им управлять по своему произволу, стали злоумышлять против Ферамена, всячески клеветали на него и говорили, что он поносит существующий государственный строй. Был созван совет; на это собрание было приказано явиться[78]2 с кинжалами за пазухой юношам, имевшим репутацию наиболее отважных. По прибытии Ферамена Критий, взойдя на кафедру, произнес следующую речь: «Члены совета! У многих из вас, вероятно, появилась мысль, что слишком много гибнет народу, — больше, чем это необходимо.[79]3 Но примите во внимание то, что так бывает при государственных переворотах всегда и везде. Наибольшее же число врагов сторонники олигархического переворота, само собой разумеется, должны иметь здесь, в Афинах: ведь наш город многолюднейший в Элладе, и народ здесь наиболее продолжительное время рос и воспитывался на гражданской свободе. Для таких людей, как мы с вами, демократический строй, конечно, крайне тягостен и невыносим; вдобавок лакедемонянам, даровавшим нам жизнь и свободу, сторонники народовластия испокон века были врагами, тогда как благонадежные слои населения были всегда им преданы. Поэтому-то, с одобрения лакедемонян, мы и установили этот государственный строй; поэтому-то, если до нашего сведения доходит, что кто-либо враждебно относится к олигархическому правлению, мы принимаем все возможные меры для устранения таких лиц. А если в рядах поносящих новый государственный строй окажется кто-либо из нашей среды, мы должны его преследовать еще более энергично. Такой случай, граждане, ныне налицо: оказывается, что находящийся здесь Ферамен всячески добивается гибели — как нашей, так и вашей. В истинности моих слов вы убедитесь, если обратите внимание на то, что никто еще не выступал с таким резким порицанием существующих порядков, как присутствующий здесь Ферамен; точно так же каждый раз, как мы хотим устранить с нашего пути кого-либо из демагогов, мы наталкиваемся на сопротивление с его стороны. Пусть бы он был с самого начала такого образа мыслей, — мы бы его считали, конечно, нашим врагом, но у нас не было бы никакого основания обвинять его в непорядочности. Но нет! Именно он положил начало союзу и дружбе с лакедемонянами, именно он первый организовал уничтожение народовластия; наконец, именно он-то и побуждал вас наказать тех, которые первыми предстали перед вами как обвиняемые. А теперь, когда мы с вами открыто выступили врагами народовластия, он почему-то возмущается происходящим. Цель его ясна: он хочет оградить себя от возможной опасности, взвалив на нас всю вину за то, что творится теперь. Вот почему нам и вам следует наказать его не только как врага, но и как предателя. Ведь предательство тем ужаснее открытой войны, что от тайных козней труднее уберечься, чем от открытого нападения. И к предателю следует относиться суровее, чем к врагу; с врагом возможно ведь примирение и обмен дружественными клятвами, тогда как никто и никогда не станет заключать договоров или вообще в чем-либо доверять человеку, уличенному в предательстве. Теперь я напомню вам обо всех делах Ферамена, чтобы вы убедились, что он меняет свои убеждения не впервые, что предательство впитано им с молоком матери. Он начал свою деятельность с того, что вступил в число вожаков демократии. И он же, по примеру своего отца Агнона, стал ревностным сторонником переворота, поставившего на место народовластия правление четырехсот, и даже играл руководящую роль в этом правительстве. Но затем тот же Ферамен, проведав, что против господствующей олигархии начинается возмущение, оказался в числе первых вождей народного движения против правителей. За это-то и прозвали его котурном. Ведь и котурн как будто приходится впору на обе ноги, но плохо сидит как на правой, так и на левой.[80]1 Да, Ферамен: не тот человек имеет право на жизнь,[81]2 который ловко заводит своих товарищей на опасный путь, а сам меняет фронт при первом же препятствии, а тот, который подобно отважному мореплавателю борется со стихиями, пока не подует попутный ветер. Если же при каждой буре мы будем менять направление пути и плыть по ветру, мы никак не сможем когда-либо приплыть к намеченной цели. Ты обвиняешь нас в том, что мы казнили слишком много народу, но никто из нас не повинен в таком количестве смертей, как ты сам: действительно, всякий политический переворот приносит с собой ряд смертных казней; без тебя же не обходится ни один переворот, и потому ты повинен как в смерти олигархов, погибших от рук демократии, так и в смерти демократов, погибших от рук знати. Ты, а не кто другой получил приказание стратегов подобрать жертвы кораблекрушения в морской битве близ Лесбоса.[82]3 Ты не исполнил этого приказания и тем не менее решился выступить с обвинением против стратегов и добился их смертной казни, дабы остаться самому безнаказанным. Можно ли щадить человека, который явно во всем ищет лишь своей выгоды, нимало не заботясь ни об общем благе, ни о своих друзьях? Зная о его политических метаморфозах, можем ли мы не принимать предосторожностей, чтобы он не мог поступить и с нами так же, как поступил с другими? По всем этим причинам мы его и привлекли к суду по обвинению в злоумышлении и предательстве против нас и вас. Правильность нашего поведения видна еще и из следующего. Несомненно, наилучший государственный строй — это лакедемонский. А у них если кто-нибудь из эфоров не подчинится безусловно постановлению большинства и станет выказывать дерзостное неуважение к власти и противиться ее решениям, он, разумеется, будет подвергнут эфорами и народным собранием тягчайшему наказанию. Если вы действительно мудры, то будьте же более сострадательны к себе самим, чем к нему. Ведь, если он избегнет казни, это даст повод поднять голову многим нашим политическим противникам, а его гибель отнимет последнюю надежду у всех мятежников, как скрывающихся в нашем городе, так и бежавших за границу».

35

Этими словами Критий закончил свою речь и удалился на свое место.

36

37

38

39

Его сменил Ферамен. «Я начну, о мужи, — заявил он,— с того обвинения против меня, которым закончил свою речь предыдущий оратор. Он сказал, что, выставив обвинение против стратегов, я был виной их смерти. Но не я первый выступил с обвинением, а они, обвинив меня в том, что я не исполнил их приказания и не подобрал несчастных жертв морского боя при Лесбосе. Тогда я в свою защиту сослался на бурю, которая была так сильна, что нельзя было даже выплыть в море, а не то что подбирать затонувших. Народное собрание удовлетворилось моими объяснениями и признало, что выставленное стратегами против меня обвинение должно быть обращено на них же самих: ведь они, будучи убеждены, что спасение погибших возможно, тем не менее уплыли, оставив несчастных погибать. Впрочем, меня нисколько не удивляет, что рассказ Крития не соответствует действительности:[83]4 ведь, когда все описанное происходило, его не было в нашем городе, он находился в Фессалии и был занят тем, что помогал Прометею устраивать демократический переворот и вооружал пенестов для борьбы со своими господами. Вот чего он там добивался, — да не случится того же и у нас! Только в одном я согласен с Критием: если кто-либо злоумышляет лишить вас власти и содействует усилению злоумышляющих против вас, он должен по справедливости подвергнуться высшей мере наказания. Но кто из нас так поступает, вы прекрасно рассудите, я в этом не сомневаюсь, если сравните все мое поведение — в прошлом и в настоящем — с поведением того же Крития. Разве между всеми нами не было полного единодушия, пока деятельность наша была направлена на привлечение к суду заведомых сикофантов, в ту эпоху, когда мы призвали вас в члены совета и назначали новых магистратов. Но с тех пор как правители стали арестовывать добрых граждан, я разошелся с ними во взглядах. Когда был казнен Леонт Саламинец, который не только считался, но и действительно был вполне добропорядочным человеком и решительно ни в чем не был повинен, я понял, что эта казнь не может не привести в ужас всех подобных ему добрых граждан и что эти граждане силою вещей должны будут стать врагами существующему государственному порядку. Точно так же арест богача Никерата, сына Никия, по моему глубокому убеждению, не мог не создать враждебного настроения к правительству в кругах богатых и благонамеренных граждан: ведь ни сам Никерат, ни отец его никогда и ни в чем не проявляли симпатий к демократии. Но когда от наших рук погиб тот самый Антифонт, который снарядил на свой счет ко время войны две быстроходные триэры, я окончательно понял, что с этих пор все те, которые прежде сочувственно относились к новоорганизованному государству, станут смотреть на нас с подозрением. В другой раз я выступил с возражением, когда правители издали постановление, что каждый из них может собственной властью арестовать одного метэка: ведь было совершенно ясно, что с гибелью этих метэков весь этот слой станет врагом господствующего строя. Далее, когда правители отняли у народа оружие, я снова выступил с возражением, считая вредным ослабление мощи нашего народа. Я прекрасно понимал, что лакедемоняне вовсе не для того сохранили нам жизнь и свободу, чтобы мы, будучи бессильными, не в состоянии были оказать им помощи. Ведь, если такова их цель, они могли бы никого из нас не оставить в живых, помучив нас еще короткое время голодом. Не понравилось мне и приглашение наемного гарнизона, — ведь, нетрудно было набрать из среды самих граждан столько стражей, чтобы правительство могло беспрепятственно управлять подчиненным ему народом. Далее, когда я увидел, что в государстве появилось много противников этого правительства и что много народу удалено в изгнание, мне показалось нецелесообразным присуждать к изгнанию Фрасибула, Анита или Алкивиада. Я считал, что это наилучший способ для усиления противников: народ получал таким образом надежных вождей, а люди с жаждой ко власти — множество союзников. После всего сказанного — как вы думаете, следует ли по справедливости считать человека, открыто подающего такие советы, благожелательным или же предателем? Критий! Не те люди, которые препятствуют увеличению числа врагов и дают способ приобрести как можно больше союзников, играют на руку врагу, а, наоборот, те, которые несправедливо отнимают деньги у сограждан и убивают ни в чем не повинных людей, безусловно содействуют увеличению числа противников и своим низким корыстолюбием предают не только своих друзей, но и самих себя. Если вы еще не убедились в правильности моих слов, то обратите внимание хотя бы на следующее: неужели вы думаете, что Фрасибул, Анит и прочие изгнанники больше хотели бы, чтобы здесь царили те порядки, которых я добиваюсь, чем то положение дел, до которого мои соправители довели государство? Нет, я думаю, что при нынешнем положении вещей они убеждены, что они всюду встречают скрытое сочувствие; но если бы нам удалось привлечь на свою сторону лучшие части населения — они считали бы самую мысль вернуться когда-либо на родину почти несбыточной. Еще было выдвинуто им против меня обвинение, что я постоянно готов менять свои убеждения. Рассмотрим же, насколько оно основательно. Заметьте, что правление четырехсот было установлено голосованием самого народного собрания, которому удалось внушить, что лакедемоняне охотнее заключат мир и вступят в союз при каком угодно другом строе, только не при демократическом. Но расчет этот оказался ошибочным, лакедемоняне ничуть не стали снисходительнее в выставляемых ими мирных условиях, а стратеги с Аристотелем, Меланфием и Аристархом во главе были уличены в том, что соорудили на городском рву укрепление и рассчитывали, впустив сюда врагов, при их помощи заполучить власть в свои руки и в руки своих единомышленников. Узнав об этом, я действительно всячески противодействовал их затее, — но разве это называется предать друзей? Критий называет меня «котурном», так как я стараюсь угодить и нашим и вашим. Но скажите, бога ради, как же назвать того, который не нравится ни тем ни другим? Ведь, ты в демократическом государстве был злейшим врагом демократии, а в аристократическом — злейшим врагом добрых граждан. Я же, Критий, все время неустанно борюсь с крайними течениями: я борюсь с теми демократами, которые считают, что настоящая демократия — только тогда, когда в правлении участвуют рабы и нищие, которые, нуждаясь в драхме, готовы за драхму продать государство; борюсь и с теми олигархами, которые считают, что настоящая олигархия — только тогда, когда государством управляют по своему произволу несколько неограниченных владык. Я всегда — и прежде и теперь — был сторонником такого строя, при котором власть принадлежала бы тем, которые в состоянии защитить государство от врага, сражаясь на коне или в тяжелом вооружении. Ну же, Критий, укажи мне случай, когда бы я пытался устранить от участия в государственных делах добрых граждан, став на сторону крайних демократов или неограниченных тиранов. Если тебе удастся уличить меня в том, что я поступал когда-либо или теперь поступаю так, я согласен, претерпев самые ужасные муки, подвергнуться справедливой смертной казни».

40

50

Этими словами Ферамен окончил речь. Раздался одобрительный гул и стало ясно, что сочувствие большинства на его стороне. Критий понял, что если он позволит совету голосовать вопрос о Ферамене, то тот избегнет наказания, а с таким решением он никак примириться не мог. Поэтому он после предварительного совещания с соправителями вышел из помещения совета и приказал юношам, вооруженным кинжалами,[84]1 занять места на ограде, так, чтобы они были видны членам совета. Затем он вернулся к совету и сказал: «Члены совета! Я полагаю, что только тот достойным образом защищает своих друзей, кто, видя, что они вовлечены в обман, приходит им на помощь и не позволяет, чтобы этот обман продолжался. Я хочу в настоящем случае поступить таким же образом; ведь, стоящие там люди[85]2 говорят, что они не позволят, чтобы я выпустил из рук человека, явно поносящего олигархию. По новым законам правительство не имеет права казнить никого из среды трех тысяч, если вы не примете большинством голосов соответствующего постановления. Зато лиц, не включенных в список, правители могут казнить по собственному усмотрению. Поэтому я, согласно желанию всех тридцати правителей, вычеркиваю из списка вышеуказанного Ферамена, и мы предадим его казни собственной властью». Ферамен, услышав это, вскочил на алтарь Гестии и воскликнул: «Граждане, умоляю вас оказать мне законнейшую услугу: да не будет Критию предоставлено право вычеркивать из списка по своему усмотрению ни меня, ни кого-либо другого из числа вас. Пусть они судят и меня и вас по тому закону, который они сами составили относительно судопроизводства над лицами, попавшими в список. Я прекрасно знаю, клянусь богами, что и этот священный алтарь мне не принесет никакого спасения; я припал к нему только для того, чтобы показать, что наши правители не только бессовестнейшие нарушители человеческих установлений, но и величайшие безбожники. Я буду крайне поражен, почтеннейшие граждане, если вы в этом деле не придете мне на помощь. Ведь этим вы защитите ваши собственные интересы, так как правители с таким же легким сердцем, как меня, могут вычеркнуть каждого из вас». После этого глашатай тридцати правителей приказал коллегии одиннадцати арестовать Ферамена. Последние явились в сопровождении служителей, начальником их был Сатир, самый наглый и храбрый во всей компании. Тогда Критий сказал: «Вот мы передаем вам Ферамена, осужденного по закону. Схватите этого человека, отведите его куда следует, и поступите с ним так, как полагается вслед за приговором».[86]3 После этого Сатир и служители оторвали его от алтаря. При этом Ферамен, как обыкновенно бывает в таких случаях, призывал и богов и людей в свидетели происходящего. Но члены совета не нарушили спокойствия, так как они видели, что на ограде стоят молодцы, вроде Сатира, что все пространство перед помещением совета полно гарнизонными воинами, и хорошо знали, что все они вооружены кинжалами. Ферамен, пока его вели через агору, громким голосом жаловался на учиненную над ним несправедливость. Передают такую, будто бы сказанную им, остроту. Сатир велел ему замолчать, говоря, что в противном случае ему будет худо. На это Ферамен возразил: «А если я замолчу, разве мне не будет худо?» Когда же Ферамена, осужденного на смерть, заставили выпить кубок цикуты, он выплеснул оставшееся на дне и проговорил при этом, как это делается при игре в коттаб: «Дарю это моему ненаглядному Критию». Я хорошо знаю, что эти изречения вряд ли достойны упоминания; однако, в человеке достойно уважения то, что, стоя лицом к лицу со смертью, он не теряет ни ясности ума, ни весело-игривого настроения духа.

51

4 1

Так погиб Ферамен. Теперь правители могли уже властвовать и распоряжаться, ничего не опасаясь. Они закрыли для лиц, не вошедших в список,[87]4 доступ в город; кроме того они арестовывали и сгоняли этих людей с усадеб вне города, желая завладеть их землею, а также раздать ее своим друзьям. Изгнанники бежали в Пирей, но и там они подвергались той же участи; поэтому Мегара и Фивы наполнились беглецами.

2

3

Сейчас вслед за этими событиями Фрасибул,[88]5 совершив из Фив вылазку с отрядом приблизительно из семидесяти человек, захватил укрепленный пункт Фила. Тридцать правителей вышли ему навстречу из города с отрядом из трех тысяч вошедших в список граждан и всадников.[89]6 Была чудная ясная погода. Тотчас же по прибытии этого отряда группа самонадеянной молодежи пошла приступом на крепость; но они получили лишь раны и, не достигнув никакого результата, вынуждены были отступить. Тогда тридцать правителей решили обнести крепость со всех сторон стеною, чтобы повести правильную осаду и отрезать подвоз съестных припасов. Но ночью выпал густой снег и шел весь следующий день. Окоченевшие от снега, они вернулись в Афины, причем обоз потерпел жестокий урон от стрел защитников Филы. Тогда правители поняли, что если не будет надлежащей охраны, неприятель примется грабить поля Аттики, и отправили к границе почти весь лакедемонский гарнизон и две филы всадников. Этот караул был размещен стадиях в пятнадцати от Филы. Здесь он расположился лагерем в кустах и был настороже.

4

5

6

7

8

9

10

После того как собравшийся в Филе отряд достиг почти семисот человек, Фрасибул с этим отрядом ночью спустился в равнину, занял пост приблизительно в трех или четырех стадиях от вражеского гарнизона и выжидал. На рассвете, когда гарнизонные солдаты разошлись из лагеря по своим надобностям и конюхи с громким шумом чистили скребницей лошадей, солдаты Фрасибулова отряда, вооружившись, бегом устремились на гарнизон. Кое-кто был убит на месте, остальных Фрасибул обратил в бегство и преследовал на расстоянии шести-семи стадий, убив более ста двадцати человек гоплитов, а из всадников — Никострата, известного под прозванием Красавца, и еще двух. Они были захвачены врасплох и убиты на своих постелях. После этого отряд Фрасибула вернулся к месту стоянки. Поставили трофей, увязали отнятые у неприятеля оружие и утварь и затем удалились в Филу. Пришли на подмогу всадники из города, но они уже не застали никого из врагов и прождали лишь, пока прибывшие родственники убитых подобрали трупы, а затем вернулись в город. После всех этих событий тридцать правителей поняли, что их положение стало далеко не безопасным, и поэтому остановились на мысли завладеть Элевсином, чтобы иметь, в случае нужды, убежище. Дав приказ коннице сопровождать их, правители, с Критием во главе, отправились в Элевсин. Здесь они устроили перепись местных жителей в присутствии всадников под тем предлогом, что якобы желают выяснить число этих жителей и в какой вооруженной охране они нуждаются. Они приказали всем по очереди подходить и записываться, а записавшиеся должны были поодиночке через калитку проходить к морю. На берегу же моря были расставлены справа и слева всадники, и каждого выходящего прислужники хватали и вязали. Когда все были связаны, правители приказали гиппарху Лисимаху отвести их в город и передать одиннадцати. На следующий день правители созвали в Одеон вошедших в список гоплитов и всех всадников. Ораторскую трибуну занял Критий и сказал следующее: «Введенный нами, правителями, государственный строй преследует не в меньшей мере ваши интересы, чем наши собственные. Вы пользуетесь преимуществами, которые вам предоставляет этот строй, а потому должны подвергаться и сопряженным с новым устройством опасностям. Мы с вами должны решаться на одни и те же рискованные шаги и нести одинаковую ответственность; поэтому вы должны подать голос за то, чтобы арестованные элевсинцы были казнены». Затем он указал место, в которое каждый должен был открыто класть свой камешек. Посреди же Одеона стоял вооруженный лаконский гарнизон; все это было по душе не только правителям, но и тем из граждан, которыми руководила только жажда власти и наживы.

11

12

13

Вскоре после этих событий Фрасибул во главе собравшихся в Филе, число которых достигло уже тысячи, прибыл ночью в Пирей. Узнав об этом, правители тотчас же вышли ему навстречу, ведя с собой всадников, гоплитов и лаконский гарнизон, и направились по большой дороге, ведущей в Пирей. Прибывшие из Филы сперва пытались не пропустить их; но, так как окружность, по которой надлежало расставить гарнизон, оказалась слишком велика и требовала очень большого количества солдат, а отряд их был весьма малочислен, то они стянули все свое войско в один пункт, в Мунихию. Войско же, пришедшее из города, прибыв на Гипподамов рынок, первым делом выстроилось так, что заполнило всю дорогу, ведущую к святилищу Артемиды Мунихии и к Бендидию. В глубину это войско имело не меньше чем 50 щитов. Выстроившись таким образом, войско двинулось вверх. Пришедший из Филы отряд вышел им навстречу по той же дороге, имея в глубину не более десяти гоплитов, за этими гоплитами выстроились пельтофоры и легковооруженные метатели дротиков, за ними отряд, вооруженный камнями для метания. Этих последних было много, так как сюда прибывало порядочно и местного народу. Пока неприятель приближался, Фрасибул приказал солдатам оставаться под оружием, сняв только щиты, и, сделав то же и сам, вышел на середину войска и сказал следующее: «Граждане! То, что я хочу вам сказать, одни из вас узнают впервые; другим это уже известно и послужит только напоминанием. В наступающем на нас войске правый фланг занимают те, кого вы четыре дня тому назад обратили в бегство и преследовали бегущими. Что же касается тех, которых вы видите с краю на левом фланге, — это те самые тридцать правителей, которые лишили нас безо всякой вины отечества, выгнали из насиженных мест и лишили нас самых дорогих и близких людей. Но теперь дело в таком положении, какого они никогда не предвидели, но которое было всегда нашей заветной целью: мы противостоим нашим противникам с оружием[90]1 в руках. Много пришлось нам перенести несправедливостей: одни из нас были захвачены во время обеда, другие во время сна, третьи на рынке; некоторые не только не совершили никакого преступления, но даже в то время, как были объявлены изгнанниками, были вдали от родины. За все это боги теперь явно выступили нам на помощь: когда нам это полезно, они ниспосылают грозу при ясном небе;[91]2 благодаря их помощи нам удается, будучи малочисленными, побеждать в бою огромные полчища врагов и ставить трофеи.[92]3 И теперь они привели нас в такое место, что враги не могут пускать стрел и дротиков, так как они выстроились вверх по косогору, благодаря чему передние ряды мешают задним; мы же, бросая вниз по склону копья, дротики и камни, легко попадаем в них и многих раним. Не думайте, что первым рядам придется сражаться на равных условиях: если вы теперь, как и следует ожидать, храбро пустите во врага град стрел, то ни одна стрела не пропадет даром, — все попадут в цель, так как на всей дороге нет ни местечка, которое не было бы занято вражеским солдатом. Защищаясь от стрел, им придется прятаться за щиты, так что можно будет как слепым наносить им удары куда вздумается и, нападая, обращать их в бегство. Граждане! Вы должны вести себя так, чтобы каждый из вас был в глубине души убежден, что он главный виновник победы. С божьей помощью эта победа вернет нам родину, домашний очаг, свободу, почет, детей — тем, у кого они есть, — и жен. Блаженны те из нас, которым суждено победить и увидеть этот радостнейший день. Счастливы и те, кому суждено пасть в бою: ни один богач в мире не воздвигнет себе такого чудного памятника. Когда наступит подходящий момент, я первый запою пэан; при словах песни, призывающих Эниалия, мы единодушно бросимся на врага и отомстим тем, которые оскорбили нас».

14

18

19

20

21

22

Сказав это и обратив фронт к неприятелю, Фрасибул спокойно ждал неприятельского нападения. Дело в том, что прорицатель изрек ему, что он может нападать на врага не прежде, чем кто-либо из его войска будет ранен или убит. «Случится же это, — сказал прорицатель, — так, что я буду идти впереди, а вы пойдете вслед за мной, и вы победите, а меня, мнится мне, ожидает смерть». Он не ошибся в своем предсказании: как только воюющие выступили в бой, сам он, как будто руководимый каким-то тайным роком, первый выскочил из строя и, ворвавшись в ряды неприятеля, нашел там смерть. Похоронен он в Кефисе, в том месте, где его переходят вброд. Но его товарищи по оружию действительно победили и преследовали неприятеля до самой равнины. Из тридцати правителей в этом бою погибли Критий и Гиппомах, из Пирейской коллегии десяти[93]4 — Хармид,[94]5 сын Главконов, кроме того в этом бою пало около семидесяти человек. Солдаты Фрасибула сняли оружие с побежденных, но ни с кого из граждан не сняли хитонов. После этого было заключено перемирие для уборки трупов. Многие солдаты воюющих сторон подходили друг к другу и дружелюбно разговаривали. Глашатай мистов Клеокрит, обладавший звучным голосом, дав знак, чтобы водворилась тишина, сказал следующее: «Граждане, за что вы нас изгоняете? За что хотите нашей смерти? Ведь, мы никогда не причинили вам никакого зла, мы были вашими соучастниками в самых священнейших богослужениях и жертвоприношениях, в самых пышных празднествах; мы вместе плясали, вместе ходили в школу, вместе сражались, вместе неоднократно мы обрекали себя на крайнюю опасность и на суше и на море за общее наше спасение и свободу. Во имя богов — покровителей наших отцов и матерей, во имя родственников, свойственников и друзей — все это, ведь, у многих из нас общее — постыдитесь богов и людей и положите конец творимому вами преступлению против отечества, перестаньте повиноваться безбожнейшим тридцати правителям, которые ради собственной прибыли убили за восемь месяцев чуть ли не больше афинян, чем все пелопоннесское войско за десять лет войны. И тогда, когда ничто нам не препятствует наслаждаться благами мира и пользоваться хорошим государственным устройством, они заставляют нас сражаться друг с другом в самой позорной, тягостной, безбожной, враждебной и богам и людям войне. Вы, ведь, и сами хорошо знаете, что по многим из тех, которые теперь погибли от наших рук, горюете не только вы, но и мы плачем горючими слезами».

23

Такую речь произнес Клеокрит. Оставшиеся же в живых из правителей, принужденные в дополнение к поражению еще выслушать такую речь, увели своих воинов в город. На следующий день правители сидели в заседании совета, всеми покинутые и глубоко удрученные. Что же касается трех тысяч граждан, то они на своих постах вели между собою оживленные споры. Те, которые имели на своей совести какое-нибудь насилие и потому опасались, упорно повторяли, что не следует уступать занявшим Пирей;[95]1 те же, которые не знали за собой никакого преступления, прекрасно понимали и других убеждали, что нет никакой необходимости оставаться дальше в беде, говоря, что не надо повиноваться правителям и позволять им губить народ. В конце концов они приняли постановление отнять власть у правителей и выбрать на их место других. Было выбрано десять человек, по одному от каждой филы.

24

25

26

27

28

29

30

31

После этого тридцать правителей бежали в Элевсин, а власть над горожанами, крайне испуганными и не доверяющими друг другу, перешла в руки избранных десяти лиц и гиппархов. По ночам в Одеоне дежурил гарнизон всадников, имея наготове и коней и щиты; вследствие тревожного состояния эти всадники ходили дозором по городской стене вечером со щитами, а утром верхом, постоянно опасаясь, чтобы на горожан не напал кто-нибудь из засевших в Пирее. Последние, вследствие стечения разнообразного народа, стали уже очень многочисленными; они сделали себе щиты — одни из массивного дерева, другие из ивовых прутьев — и выкрасили их в белую краску. Ранее чем прошло десять дней с захвата Пирея, они дали клятву, что чужеземцы, которые будут воевать вместе с ними, будут уравнены в податях[96]2 с гражданами, и стали совершать вылазки из стен. В их войске было очень много гоплитов и множество легковооруженных; были у них и всадники в числе около семидесяти. Они производили фуражировку и, захватывая дрова и плоды, к ночи возвращались назад в Пирей. Что же касается городских войск, то из пехотинцев никто не решался выйти, но всадникам удавалось от времени до времени уводить в плен отдельных грабителей из числа пирейских солдат и наносить им урон, когда они выходили сплоченным строем. Встретились они также с несколькими эксонейцами, отправившимися за припасами на свои поля. Гиппарх Лисимах казнил их, несмотря на их мольбы и негодование многих всадников. Засевшие в Пирее, со своей стороны, убили из числа всадников Каллистрата из филы Леонтиды, захваченного на поле. Они стали настолько уверены в себе, что стали атаковать городскую стену. Позволю себе еще рассказать следующее о городском военном механике. Узнав, что неприятель собирается подвести стенобитные машины к городской стене и расставить их на пространстве между нею и Ликеем, он приказал, чтобы на каждую телегу был положен огромный камень, чтобы пара лошадей отвезла каждый такой камень к стене и чтобы эти камни были сброшены в различных местах указанного пространства. Когда это было исполнено, каждый из камней причинил массу хлопот неприятелю. Затем были отправлены послы в Лакедемон; тридцать правителей послали своих послов из Элевсина, а граждане, попавшие в список, — своих, из города. Послы просили их прислать помощь, заявляя, что афинский народ отложился от лакедемонян. Лисандр полагал, что засевших в Пирее можно будет скоро взять осадой, если запереть их с суши и с моря и лишить подвоза съестных припасов; он исходатайствовал афинянам ссуду в сто талантов и добился того, что сам он был послан гармостом во главе сухопутного войска,[97]3 а брат его Либий — навархом. Направившись в Элевсин, он присоединил к себе по пути много пелопоннесских гоплитов; наварх же сторожил на море, чтобы к засевшим в Пирее не было никакого подвоза съестных припасов. Таким образом последние скоро оказались в самом затруднительном положении, а городское войско в виду поддержки Лисандра стало снова верить в свой успех. Вследствие такого блестящего положения дел царь Павсаний стал завидовать Лисандру: он боялся, что тот, выполнив свое предприятие, прославится и сделает Афины своим владением. Поэтому он, склонив на свою сторону троих[98]4 из числа эфоров, снаряжает экспедицию в Афины. За ним последовали все союзники, кроме беотийцев и коринфян. Последние заявили, что они считают клятвопреступлением идти на афинян, ничем не нарушивших союзного договора. Они знали, что лакедемоняне имеют в виду покорить афинян и сделать их своими верноподданными, и это было действительной причиной их отказа. Павсаний расположился лагерем в так называемом Галипеде, около Пирея, занимая правый фланг; Лисандр же с наемниками занял левый. Затем Павсаний послал послов к засевшим в Пирее с предложением прекратить войну и вернуться к мирному труду, получив назад свое прежнее имущество; когда же они отказались, он стал атаковать их только для вида, чтобы не выдать своего расположения к ним. Этот приступ был безрезультатным, и он вынужден был отступить, но на следующий день, взяв с собой две моры лакедемонских и три филы афинских всадников, он прибыл в Тихую гавань, чтобы высмотреть, с какой стороны Пирея удобнее всего возвести осадные укрепления. На обратном пути на него напал отряд врагов и причинил ему много беспокойства; он рассердился и приказал всадникам погнаться во весь опор за ними, а вместе с ними и пехоте призыва последних десяти лет; вслед за ними двинулся он сам с остальными солдатами. Они убили около тридцати легковооруженных, а остальных преследовали до Пирейского театра. Там стояли под оружием все пирейские пельтасты и гоплиты. Легковооруженные тотчас же выбежали и стали бросать дротики, крупные камни, стрелы и камешки из пращей. Лакедемоняне, после того как многие из них были ранены, оказались в трудном положении и стали шаг за шагом отступать, не поворачивая фронта; но враги, заметя это, стали наступать еще ожесточеннее. Тогда в лакедемонском войске оказались даже и убитые: Херон и Фибрах, оба полемарха, победитель на олимпийских играх Лакрат и много других; это те самые лакедемоняне, могилы которых можно видеть перед воротами в Керамике. Увидя это, Фрасибул и прочие гоплиты бросились на подмогу и тотчас же выстроились по восемь человек в ряд перед легковооруженными. Павсаний оказался в крайне затруднительном положении; он отступил приблизительно на четыре или пять стадий к какому-то холму и известил лакедемонян и прочих союзников, чтобы они шли к нему. Там он выстроился в очень глубокую фалангу и двинулся на афинян. Противник не уклонился от рукопашного боя, но вскоре часть афинян была оттеснена в расположенное в Галийском деме[99]1 топкое место, а часть была обращена в бегство; из них погибло при этом около полутораста человек. После этого Павсаний поставил трофей и удалился. Он не только не думал гневаться на противников, но даже втайне подослал к ним людей, которые вразумили засевших в Пирее, с какими предложениями они должны послать послов к нему и к бывшим с ним эфорам. Те послушались его совета. Павсанию удалось также расколоть и находившихся в городе афинян на две партии; сторонникам одной из них[100]2 он предложил, чтобы они, собравшись в как можно большем числе, явились к нему и к эфорам и заявили, что им нет никакого смысла воевать с занявшими Пирей, но что они хотят примириться и сообща быть друзьями лакедемонян. Навклид, один из эфоров, с удовольствием выслушал такие речи афинян. У лакедемонян полагается, что царя сопровождают в поход двое из числа эфоров; поэтому в лагере и присутствовал Навклид и другой эфор; оба они больше склонялись к образу мыслей Павсания, нежели Лисандра. Поэтому они охотно препроводили в Лакедемон послов от засевших в Пирее, шедших с предложениями мира, а также и представителей партии меньшинства в городе — Кефисофонта и Мелета. После того как они ушли в Лакедемон, туда отправились послы от афинского правительства с заявлением, что они предают самих себя и все свои укрепления на волю лакедемонян. «Пусть же, — сказали они, — и засевшие в Пирее, если они действительно, как они утверждают, друзья лакедемонянам, сдадут им Пирей и Мунихию». Услышав обо всем этом, эфоры и экклеты послали в Афины пятнадцать человек и поручили им вместе с Павсанием постараться изыскать наилучшие условия для примирения враждующих партий. Им удалось помирить афинян на следующих условиях: 1) обе партии должны отныне не враждовать между собой; 2) каждый получает свое прежнее имущество, кроме тридцати правителей, коллегии одиннадцати и десяти бывших начальников Пирея; 3) кто из владевших городом боится народного мщения, может поселиться в Элевсине. Добившись примирения на таких условиях, Павсаний распустил свое войско, а засевшие в Пирее взошли с оружием в руках на Акрополь и совершили жертвоприношение Афине. Когда они спустились с Акрополя, стратеги созвали народное собрание,[101]3 и Фрасибул сказал следующее: «Я очень рекомендовал бы вам, занимавшим прежде город, дать себе отчет в вашем образе действий. Для этого прежде всего рассудите, пожалуйста: какие такие заслуги дали вам право быть настолько самонадеянными, чтобы претендовать на власть над нами? Не считаете ли вы себя более справедливыми, нежели мы? Но, ведь, народ, будучи беднее вас, никогда не причинял вам обид с целью выгоды, вы же, будучи самой богатой частью населения города, учинили целый ряд гнусностей корысти ради. Итак, вы нас нисколько не превосходите в справедливости. Теперь рассмотрим, не может ли, чего доброго, ваше самомнение основываться на храбрости. Но разве мог быть лучший случай убедиться в том, кто из нас храбрее, чем та борьба, которую мы вели друг с другом? Или, может быть, вы скажете, что вы превосходите нас разумом? Но, ведь, вы имели в своих руках и крепость, и оружие, и деньги, и союзников-пелопоннесцев, — и тем не менее вашей власти положили конец люди, лишенные всего этого! Или ваше самомнение основано на расположении к вам лакедемонян, — тех самых лакедемонян, которые теперь спокойно ушли, выдав вас обиженному вами народу, как выдают пострадавшему укусившую его собаку, предварительно посадив ее на цепь? Вы же, занимавшие Пирей, несомненно не только никогда не нарушали своих клятв, но, в дополнение к прочим душевным качествам, доказали, что вы верны слову и благочестивы». Он говорил еще много подобных вещей и закончил тем, что не следует устраивать никаких переворотов, но надо исполнять старые афинские законы. Затем он распустил народное собрание. С этих пор, выбрав должностных лиц, они стали жить под сенью старых законов. Через некоторое время, однако, пришло известие, что засевшие в Элевсине приглашают к себе на службу наемников. Тогда составилось всенародное ополчение, отправившееся против них. Стратеги элевсинцев, вышедшие для переговоров, были убиты, а к остальным были подосланы друзья и родственники, которые убедили их заключить мир с афинянами. Обе стороны дали клятвы, что не будут помнить прошлого зла; засевшие в Элевсине по сию пору пользуются гражданскими правами, и народ не нарушает своих клятв.

КНИГА ТРЕТЬЯ

1 1

2

Так окончился мятеж в Афинах. Через короткое время после этого Кир, отправив послов в Лакедемон, просил, чтобы лакедемоняне приняли в нем такое же участие, какое он сам принял в них во время их войны с афинянами.[102]1 Эфоры сочли его просьбу справедливой и поручили Самию, занимавшему тогда пост наварха, оказать потребную помощь Киру. Последний охотно исполнил просьбу Кира: во главе своего флота и флота Кира он поплыл вдоль берега в Киликию и добился того, что властитель Киликии Свеннесий потерял возможность оказывать на суше противодействие Киру, идущему походом на персидского царя. Как Кир собрал войско, как он с этим войском отправился вглубь страны против брата, при каких обстоятельствах произошла битва,[103]2 как Кир погиб и как после этого грекам удалось благополучно добраться к берегу моря,[104]3 — обо всем этом написано уже в книге сиракузца Фемистогена.

3

4

5

6

Тиссаферн, оказавший неоценимые услуги царю в его войне с братом, был назначен сатрапом не только тех областей, в которых он начальствовал прежде, но и тех, где начальником был прежде Кир. Прибыв в свою сатрапию, он тотчас же решил подчинить себе все ионийские города. Эти города, с одной стороны, желали сохранить свободу, а с другой, опасались мщения Тиссаферна за то, что они при жизни Кира отпали от Тиссаферна и стали на сторону Кира; поэтому они не открыли городских ворот Тиссаферну, а отправили послов в Лакедемон. Эти послы просили их, как защитников всей Греции, позаботиться и о них, азиатских греках, спасти их страну от опустошения и выступить на защиту их свободы. Лакедемоняне же послали к ним гармостом Фиброна, давши им и войско — около тысячи неодамодов[105]5 и около четырех тысяч прочих пелопоннесцев. Фиброн попросил и у афинян триста всадников, обещая дать им жалованье. Афиняне же послали тех, которые служили в коннице, в правление тридцати, полагая, что для демократии будет благом, если они будут вдали от родины и погибнут. Когда они прибыли в Азию, Фиброн присоединил к ним ополчения из греческих городов, расположенных на материке, так как тогда все греческие города беспрекословно повиновались приказаниям каждого лакедемонянина. Но даже и с таким войском Фиброн из страха перед неприятельской конницей[106]6 не решался спуститься в долину; с него довольно было и того, что те позиции, которые он занимал, давали ему возможность предохранить страну от вражеского опустошения. Когда же греческое войско, участвовавшее в походе Кира, благополучно спасшись, присоединилось к нему, он стал уже спускаться в долину и открыто выступать против Тиссаферна; ему удалось взять добровольно сдавшийся город Пергам, а также Тевфранию и Алисарну, над которыми начальствовали Еврисфен и Прокл, потомки лакедемонянина Демарата. Последний получил эту область в дар от царя за то, что он участвовал в походе на Грецию. На его сторону перешли также братья Горгион и Гонгил, владевшие: первый — Гамбрием и Палегамбрием, а второй — Мириной и Гринием. И эти города были царским даром Гонгилу[107]7 за то, что он — единственный из эретрийцев — был изгнан за персофильство. Были и такие слабо укрепленные города, которые Фиброн взял вооруженной силой; что же касается Ларисы, так называемой Египетской, то, так как она не подчинилась его требованиям, он ее обнес осадными укреплениями и осаждал. Так как ему никак не удалось взять город, он стал копать колодец, отведя в него воду из городского подземного водопровода, чтобы лишить город воды. Тогда осажденные стали совершать частые вылазки из стен и бросать в вырытую яму бревна и камни;[108]1 чтобы избежать этого, Фиброн сделал над колодцем деревянный предохранительный щит. Но ларисцы сделали ночью вылазку и сожгли этот щит. После этого эфоры, решив, что он попусту тратит время, отправили к нему послов с приказанием, оставив Ларису, отправиться в Карию.

7

8

9

10

Когда он по пути в Карию прибыл уже в Эфес, его настиг здесь Деркилид, пришедший сменить его на посту. Это был, по общему мнению, очень ловкий и изобретательный человек, почему он и носил прозвище Сисифа. Фиброн вернулся на родину, был осужден и принужден отправиться в изгнание; союзники его обвинили в том, что он позволил своему войску грабить дружественные города. Вступив в командование войском, Деркилид, зная что Тиссаферн и Фарнабаз относятся друг к другу недоверчиво и подозрительно, вступив в соглашение с Тиссаферном, повел войско на территорию Фарнабаза, предпочитая вести войну с одним, чем с обоими сразу. Деркилид был и до того времени врагом Фарнабаза: будучи гармостом в Абидосе в навархию Лисандра,[109]2 он был оклеветан Фарнабазом и приговорен к стоянию на карауле со щитом в руках, что считается позором у добропорядочных лакедемонян: это принятое у них наказание за недостаток дисциплины. Поэтому-то он с гораздо большей охотой пошел воевать с Фарнабазом. И тотчас же обнаружилось, какая большая разница между его начальствованием и Фиброновым: он провел войско через дружественную страну до Фарнабазовой Эолиды, не причинив никакого вреда союзникам.[110]3

11

12

13

14

15

Эта Эолида находилась под верховной командой Фарнабаза; должность же сатрапа этой области занимал у него до самой смерти дарданец Зений. Когда последний заболел и умер, и Фарнабаз собирался уже передать сатрапию другому, жена Зения Мания, тоже дарданка, снарядила пышный кортеж ко двору с богатыми дарами как для самого Фарнабаза, так и для расположения к себе наложниц и влиятельных лиц при его дворе. Получив у него аудиенцию, она сказала: «Фарнабаз, мой покойный муж всегда вносил тебе положенные подати и во всем прочем был тебе другом, так что ты его всегда хвалил и уважал. Если я буду тебе служить ничуть не хуже его, зачем тебе нужно назначать другого сатрапа? Если же я тебе в чем-нибудь не угожу, от тебя будет зависеть отнять у меня власть и отдать ее другому». Выслушав все это, Фарнабаз признал справедливым, чтобы Мания занимала должность сатрапа. Она же, став владыкой страны, ничуть не хуже мужа собирала и передавала подати, и к тому же каждый раз, когда прибывала ко двору Фарнабаза, привозила ему подарки и всякий раз, как он прибывал в ее страну, принимала его много лучше и любезнее всех прочих подчиненных ему властителей; она удержала под своей властью все полученные ею в удел города и, кроме того, присоединила к своим владениям приморские города Ларису, Гамаксит и Колоны, прежде ей не подчиненные. Она атаковала стены этих городов во главе отряда греческих наемников; сама же она наблюдала за ходом сражения, сидя в коляске. Кого она считала достойным похвалы, тот получал щедрые дары; таким образом она сформировала прекрасное наемническое войско. Она участвовала также и в походах Фарнабаза, каждый раз, как он совершал набеги на мисийцев или писидов за то, что они грабили царские владения. Фарнабаз со своей стороны оказывал ей всяческое уважение и иногда спрашивал у нее совета в государственных делах. Когда ей было уже более сорока лет, Мидий, муж ее дочери, подстрекаемый окружающими, говорившими ему, что позорно, чтобы он стоял в стороне от дел, а правила женщина, задушил ее, как рассказывают, в ее покоях. Вообще она тщательно оберегала себя от посторонних людей, как всегда поступают тираны, но ему она доверяла и любила его, как своего зятя. Он убил также и ее сына, красавца лицом, имевшего около семнадцати лет от роду. Сделав это, он овладел укрепленными городами Скепсием и Гергифом, где преимущественно хранились сокровища Мании. Прочие города не открыли ему ворот, но бывший в них гарнизон удержал их для Фарнабаза. После этого Мидий послал Фарнабазу дары и просил его, чтобы он остался властителем этой области, как владела ею Мания. Фарнабаз же, возвратив ему дары, велел ему повременить с поднесением, пока он не придет к Мидию и не возьмет эти подарки вместе с его головой: он говорил, что он не хочет больше жить, если не отомстит за Манию. В это время прибывает сюда Деркилид и тотчас же берет в один день без сопротивления приморские города Ларису, Гамаксит и Колоны. Затем он послал послов в города Эолиды с предложением стать свободными,[111]1 открыть ему ворота и вступить с ним в союз. Это предложение было принято жителями Неандрии, Илия и Кокилии, так как стоявшие в них греческие гарнизоны после смерти Мании подверглись очень скверному обращению. Зато начальник гарнизона в неприступной крепости Кебрене не открыл ворот Деркилиду, надеясь получить награду от Фарнабаза за то, что он сохранил ему город. Деркилид был раздражен этим и собирался атаковать Кебрен. Он совершил жертвоприношение, но не получил благоприятных предзнаменований. На следующий день он тоже принес жертву, и также не получил хороших результатов; то же было и на третий день. До четвертого дня он крепился и приносил жертвы, сдерживая досаду. Досадовал он потому, что спешил овладеть всей Эолидой прежде, чем Фарнабаз придет к ней на помощь. Какой-то сикионский лохаг Афинад, находя, что Деркилид попусту тратит время, решил, что он сможет собственными силами лишить кебренцев воды. Он бросился со своим отрядом к источнику и стал его засыпать. Тогда сидевшие в крепости сделали вылазку, ранили его самого, убили двоих из его отряда, а остальных прогнали, нанося им удары и бросая в них снаряды. Это привело в негодование Деркилида, который полагал, что вследствие этого и атака будет вестись с меньшим воодушевлением. Но как раз в это время пришли из крепости послы от греков и сказали, что им не нравится образ действий начальника и что они предпочитают союз с греками союзу с варварами.

17

19

20

21

22

23

24

25

Не успели окончиться эти переговоры, как пришел посланный от начальника гарнизона и сообщил, что последний присоединяется ко всем заявлениям горожан. В этот же день Деркилид получил, наконец, хорошие предзнаменования; поэтому он приказал войску немедленно стать под оружие и повел его к городским воротам. Горожане открыли ворота и впустили их в город. Поставив и здесь гарнизон, Деркилид тотчас же пошел на Скепсий и Гергиф. Мидий же ждал прибытия Фарнабаза, но из страха перед гражданами послал посла к Деркилиду с предложением вступить в переговоры, если тот пришлет заложников. Деркилид послал ему по одному гражданину из каждого союзного города и предложил взять из них в заложники кого он хочет и в каком угодно числе. Тот, взяв десятерых, вышел из крепости[112]2 и, вступив в переговоры с Деркилидом, спросил его, на каких условиях он согласен вступить с ним в союз. Тот отвечал, что он ставит условием предоставление свободы и независимости гражданам. Еще до окончания этих переговоров Деркилид двинулся к Скепсию. Мидий понял, что он не сможет ему воспрепятствовать против воли граждан, и позволил ему войти в город. По принесении жертв Афине в Скепсийском акрополе Деркилид вывел из города гарнизон Мидия, передал город гражданам и, указав им в торжественной речи, что они могут учредить у себя такой строй, какой подобает свободным эллинам, вышел из города и направился к Гергифу. С ним вместе двинулись и многие из скепсийцев; они ликовали и воздавали ему почести за содеянное. Мидий, последовав за ним, просил отдать ему в управление город Гергиф; Деркилид ответил ему, что он получит все то, чего заслуживает. Затем он подошел вместе с Мидием к воротам Гергифа; за ним шло войско, выстроенное по два в ряд, как в мирное время. Караульные, стоявшие на городских башнях, имевших громадную высоту, не стреляли, так как видели, что войско сопровождает Мидий. Деркилид сказал Мидию: «Прикажи открыть ворота; мы вступим под твоим предводительством в город; я войду вместе с тобой в святилище и принесу жертву Афине». Мидий боялся открыть ворота, но, испугавшись, чтобы его не лишили свободы, приказал все же открыть. Войдя в город, Деркилид отправился вместе с Мидием в акрополь, затем он со своими телохранителями вошел в храм Афины для принесения жертв; прочим же воинам он приказал занять посты вокруг стен. Принеся жертву, он приказал телохранителям Мидия занять посты во фронте его войска, так как он принимает их к себе на службу: ведь Мидию уже нечего было бояться.[113]3 Мидий пришел в замешательство и сказал: «Ну, я уйду, чтобы приготовить тебе дары гостеприимства». Деркилид возразил на это: «Нет, клянусь Зевсом, не делай этого, не подобает, чтобы я, приносивший жертву, получал дары от тебя; наоборот, я должен угощать тебя. Останься же с нами, пока будет готов обед; мы с тобой все обсудим между собой и поступим по справедливости». Когда они расселись, Деркилид задал вопрос: «Скажи мне, Мидий, отец твой оставил тебя домовладыкой, не правда ли?» — «Конечно», — ответил тот. «Сколько у тебя было домов, сколько пахотных участков, сколько лугов?» Когда он все это записал, присутствовавшие там скепсийцы сказали: «Он тебя обманывает, Деркилид». «А вы не слишком придирайтесь к мелочам», — сказал Деркилид и, записав все отцовское имение, прибавил: «Чьей была Мания?» Все присутствующие сказали, что Фарнабаза. «В таком случае не должно ли и ее имущество принадлежать Фарнабазу?» — «Конечно», — ответили окружающие. «Но ведь Фарнабаз нам враг; и поэтому, раз мы победили его, то его владения становятся нашими. Так пусть же кто-нибудь поведет нас туда, где хранятся сокровища Мании и Фарнабаза». Его повели ко дворцу Мании, которым завладел Мидий; последний шел вместе с ними. Войдя внутрь, Деркилид позвал казначеев; он приказал прислужникам арестовать их и заявил им, что если они будут уличены в утайке чего-либо из сокровищ Мании с целью присвоения, то немедленно будут перебиты. Тогда они показали ему все сокровища. Осмотрев их, он запер все на замок, опечатал и приставил караульных. Выйдя из дворца, он сказал тем из лохагов и таксиархов, которых он застал у ворот: «Здесь хватит жалованья для войска приблизительно на год при восьми тысячах воинов. Если же мы еще что-нибудь раздобудем, то и это будет расходоваться на уплату жалованья». Он сказал это, зная, что, услышав об этом, они станут гораздо более послушными и услужливыми. После этого Мидий спросил: «А где мне прикажешь жить, Деркилид?» Последний ответил: «Там, мой милый Мидий, где это будет справедливее всего: в твоем родном городе Скепсии, в твоем отцовском доме».

26

2 1

Совершив все это и взяв в восемь дней девять городов, Деркилид стал думать, как бы ему устроить так, чтобы не ложиться тяжким бременем на союзников, оставаясь на зимовку в дружественной стране (как было с Фиброном), и чтобы Фарнабаз, надеясь на превосходство своей конницы, не разорял греческих городов. Он шлет послов к Фарнабазу с вопросом, чтó тот предпочитает, — войну или мир? Фарнабаз, зная, что Эолида сильно укреплена и что это угрожает его резиденции Фригии, предпочел перемирие.

2

3

4

5

После этого Деркилид, придя в Вифинскую Фракию, расположился там на зимовку. Это не вызвало неудовольствия Фарнабаза, так как вифинцы часто совершали на него набеги. Деркилид все время имел возможность безопасно и беспрепятственно грабить Вифинию и имел съестные припасы в изобилии; единственной неудачей была следующая. К нему пришли с другого берега Геллеспонта, от Севфа, союзники-одрисы, в числе около двухсот всадников и около трехсот пельтастов. Они расположились лагерем и окружили себя тыном приблизительно в двенадцати стадиях от греческого лагеря. Попросив у Деркилида караульных для лагеря из числа тяжеловооруженных, они отправились за добычей и захватили много рабов и сокровищ. Когда весь их лагерь наполнился многочисленными пленными, вифинские пельтасты и всадники, узнав, сколько человек вышло за добычей и скольких греческих караульных они оставили в лагере, собравшись в очень большом числе, на заре напали на тяжеловооруженных, которых было около двухсот. Приблизившись к лагерю, вифинцы стали бросать камни и дротики в греков. Последние, несмотря на то, что получали раны, часто даже смертельные, не могли ничего сделать внутри ограды, имеющей приблизительно человеческий рост. Тогда они сорвали ограду и унесли ее в лагерь. Та часть вифинцев, на которую было непосредственно направлено нападение, каждый раз отступала, им не трудно было отступать от тяжеловооруженных, так как они были в легком вооружении, но в то же время остальные вифинцы справа и слева осыпали греков дротиками и при каждой вылазке многих из них убивали. Наконец они, как скотина в загородке, были перебиты дротиками. Из них только приблизительно пятнадцати человекам удалось спастись и бежать в греческий лагерь, да и то только потому, что они обратились в бегство как только узнали, в чем дело, и ускользнули во время битвы по недосмотру вифинцев. Быстро выполнив это и перебив сторожей шатров одрисских фракийцев, они ушли, захватив всех пленных. Таким образом, когда греки узнали об этом и пришли на помощь, они не нашли в лагере ничего, кроме обнаженных трупов. Когда одрисы вернулись с набега, они похоронили своих погибших соотечественников, почтили их память обильной выпивкой и конными ристаниями, присоединились к греческому лагерю и с этих пор сообща грабили и опустошали Вифинию.

6

С наступлением весны Деркилид отправился из Вифинии в Лампсак. Во время его пребывания в этом городе к нему пришли послы от лакедемонского правительства: Арак, Навбат и Антисфен. Они прибыли для наблюдения за ходом дел в Азии и в частности для того, чтобы передать Деркилиду, что он остается во главе войска еще на год и что эфоры уполномочили их, созвав воинов, передать им, что они порицают войско за его прежнее поведение, но хвалят его за то, что оно теперь ни в чем не нарушает законов. И на будущее время, говорили эфоры, они не допустят нарушения законов; если же воины проявят справедливое отношение к союзникам, то они и впредь будут их удостаивать похвалы. Когда, собрав солдат, послы передали им это, вождь наемников Кира отвечал: «Лакедемоняне, мы-то одни и те же и теперь и в прошлом году, но начальник у нас не тот, что в прошлом году. Вам легко поэтому понять причину, почему мы теперь не нарушаем законов, а тогда нарушали». Когда Деркилид пригласил к своему столу послов с родины, кто-то из свиты Арака упомянул, что они оставили в Лакедемоне послов от херсоннесцев. Последние, как рассказывали послы, заявили, что уже нет никакой возможности обрабатывать поля на Херсоннесе, так как эта местность подвергается постоянным грабежам фракийцев. Но, если бы была построена стена через весь перешеек, от моря до моря, то могли бы обрабатывать огромные пространства плодородной земли как они сами, так и лакедемонские колонисты, сколько бы ни пожелали. Таким образом, заявили они, они были бы очень довольны, если бы был послан по поручению государства кто-нибудь из лакедемонян с войском для исполнения этого предприятия. Деркилид, услышав это, не сказал им, какого он мнения по этому поводу, но и послал их в Эфес через греческие города, радуясь, что им предстоит увидеть города, наслаждающиеся благами мира. Послы отправились, а Деркилид, узнав, что он оставлен еще на год военачальником, снова отправил послов к Фарнабазу и спросил его, хочет ли он, чтобы продолжалось перемирие, заключенное на зимнее время, или предпочитает войну. Когда Фарнабаз предпочел и на этот раз перемирие, Деркилид, оставив дружественные ему пограничные города наслаждающимися благами мира, переправляется со своим войском через Геллеспонт в Европу; затем он прошел через дружественную Фракию, получив дары гостеприимства от Севфа, и прибыл в Херсоннес. Здесь он узнал, что на этом полуострове расположено одиннадцать или двенадцать городов, что земля здесь очень плодородна и приносит богатый урожай, но только, как уже было сказано, подвергается постоянным грабежам фракийцев. Он произвел измерения, и оказалось, что перешеек имеет в ширину семь стадий. Тогда он решил не медлить и, совершив жертвоприношения, стал строить стену, разделив предназначенную для постройки полосу земли на участки для отдельных отрядов воинов. Он обещал дать награду тем из воинов, которые первые соорудят стену, а остальным — по мере их заслуг. Постройка стены началась весной и окончилась до наступления осени; внутри стены оказалось одиннадцать городов, много гаваней, большое пространство плодородной и удобной для посева земли, много земли уже занятой нивами и многочисленные прекрасные пастбища для всякого рода скота. Выполнив это, он вернулся назад в Азию.

7

11

Произведя осмотр подчиненных ему городов, он нашел все в порядке, исключая лишь того, что беглецы с Хиоса заняли укрепление Атарней и, пользуясь этой крепостью как разбойничьим гнездом, подвергали опустошительным грабежам Ионию, изыскивая себе таким образом средства к пропитанию. Узнав, что у них в крепости большие запасы хлеба, Деркилид окружил ее укреплениями и стал осаждать. На восьмой месяц он заставил осажденных сдаться и, назначив здесь начальником пелленца Драконта, устроил в этом месте склад всевозможных съестных припасов, чтобы Атарней мог служить ему стоянкой, когда он сюда прибудет. Затем он ушел в Эфес, от которого до Сард три дня пути.

12

13

14

До этого времени Тиссаферн, Деркилид и живущие в этих местах эллины и варвары были между собой в мире. Но вскоре после описываемых событий пришли в Лакедемон послы от ионийских городов, которые заявили, что от Тиссаферна зависит дать автономию греческим городам, если бы только он пожелал этого. Поэтому, если бы Кария, где находится дворец и усадьба Тиссаферна, оказалась в опасности, то, заявили они, по их мнению, он скорее всего согласился бы дать им автономию. Услышав это, эфоры послали Деркилиду приказание совершить поход в Карию. Туда же приказали они плыть наварху Фараку во главе флота. Они повиновались. В это же время на помощь к Тиссаферну пришел Фарнабаз, во-первых, потому, что Тиссаферн был назначен главноначальствующим всех боевых сил,[114]1 а во-вторых, чтобы засвидетельствовать, что он готов сражаться вместе с ним, быть его союзником и сообща изгнать греков из владений царя. (Вообще же, Фарнабаз завидовал тому, что Тиссаферн был главным начальником; особенно его удручала потеря Эолиды). Услыша дружественные предложения Фарнабаза, Тиссаферн сказал ему: «Первым делом пойдем со мной походом в Карию, а затем подумаем и об этом». По прибытии туда они решили поставить здесь надежные гарнизоны в крепостях, а затем перейти назад в Ионию. Деркилид, услышав, что они перешли снова через Меандр, заметил Фараку, что он боится, что Тиссаферн и Фарнабаз станут совершать набеги на беззащитную страну и подвергать ее разграблению. Потому и он стал переправляться через Меандр. Во время переправы войска, не выстроенного в боевой порядок (так как Деркилид думал, что враги достигли уже Эфесской области), лакедемоняне внезапно увидели перед собой стоящих на надгробных памятниках разведчиков. Взобравшись на находившиеся перед ними памятники и башни, они увидели впереди, на дороге, по которой им предстояло идти, выстроенных против них в боевом порядке карийцев с белыми щитами, все персидское войско, все греческое войско, которое имели оба персидских полководца, и очень многочисленную конницу: Тиссафернову — на правом фланге, а Фарнабазову — на левом. Заметив это, Деркилид приказал таксиархам и лохагам как можно скорее построить войско по восемь в ряд, пельтастам стать на обоих флангах; туда же он поместил всадников, всех, каких он только имел, а сам стал совершать жертвоприношение. Все пелопоннесское войско соблюдало полное спокойствие и приготовлялось к сражению. Что же касается воинов из Приены, Ахиллея, островов и ионических городов, то часть их бежала, оставивши оружие между колосьями нив (рожь в долине Меандра очень высока); остальная же часть хотя и осталась, но ясно было, что и она собирается бежать. Вскоре пришло известие, что Фарнабаз дал приказ вступить в бой; Тиссаферн же еще не забыл наемников Кира, с которыми ему пришлось сражаться, и, полагая, что все эллины похожи на них, желал избегнуть сражения. Послав вестников к Деркилиду, он приказал ему передать, что желает вступить с ним в переговоры. Деркилид, взяв с собой из своей свиты всадников и пехотинцев с самой величественной осанкой, вышел к вестникам и сказал им: «А я, как видите, совсем уже приготовился сражаться. Но раз он хочет вступить со мной в переговоры, я ничего не имею против этого. В таком случае необходимо обменяться клятвами и заложниками». Когда представители Тиссаферна согласились на эти условия, и они были выполнены, оба войска вернулись на свои квартиры: варварское — в карийские Траллы, а греческое — в Левкофрий, где было очень почитаемое святилище Артемиды и озеро, величиной больше стадии, с песчаным дном, наполненное проточной, теплой, годной для питья водой. Таковы были события этого дня; на следующий же день они сошлись в условленное место и решили расспросить друг друга об условиях мира. Деркилид поставил условием, чтобы царь даровал автономию греческим городам, а Тиссаферн и Фарнабаз — чтобы греческое войско покинуло страну, а лакедемонские гармосты ушли из городов. После этих взаимных заявлений было заключено перемирие, действительное до тех пор, пока заявления Деркилида не будут утверждены в Лакедемоне, а условия Тиссаферна — царем.

15

21

22

23

24

25

26

В то же время, когда Деркилид совершал в Азии описанное выше, в Лакедемоне происходило следующее: лакедемоняне давно негодовали на элейцев за то, что они заключили союз с афинянами, аргивянами и мантинейцами, и за то, что они, утверждая, что лакедемоняне не уплатили наложенного на них штрафа, не позволили им участвовать в конном и гимнастическом состязаниях; вдобавок же, элейцы не удовольствовались и этим, но после того как Лихас передал свою колесницу фиванцам, когда последние были объявлены победителями, и Лихас вышел, чтобы венчать возницу, они прогнали его, человека преклонных лет, ударами бича. Некоторое время спустя, когда Агис, в силу какого-то предсказания, был послан своим государством принести жертву Зевсу,[115]1 элейцы воспрепятствовали ему совершить молебствие о даровании победы на войне, указывая ему, что было древнее постановление, что греки не могут обращаться к оракулу, идя на войну с греками же. Таким образом, ему пришлось вернуться, не совершив жертвоприношения. Гневаясь на все это, эфоры и экклесия постановили дать хороший урок элейцам. Отправив послов в Элиду, они сказали, что лакедемонское правительство считает справедливым, чтобы они даровали автономию подчиненным городам. Когда же элейцы ответили, что они этого не сделают, так как добыли эти города как военную добычу, эфоры объявили сбор войска. Агис во главе войска вторгся через Ахею в Элею близ Ларисы. Через самое короткое время после того, как войско вторглось во вражескую страну и стало вырубать деревья, произошло землетрясение. Агис счел это божественным предзнаменованием, удалился из страны и распустил войско. После этого элейцы стали гораздо более уверенными в себе и отправили послов в государства, которые, по их сведениям, были враждебны лакедемонянам. В том же году эфоры объявляют новый поход на Элиду; союзниками Агиса в этом походе были афиняне и все союзники, кроме беотийцев и коринфян. Когда Агис вторгся в Элиду через Авлон, тотчас же к нему присоединились отложившиеся от элейцев лепреаты, затем макистийцы, а вместе с ними эпиталийцы. Когда же он перешел через реку,[116]2 к нему присоединились еще летринцы, амфидольцы и марганейцы. После этого он прибыл в Олимпию и стал совершать жертвоприношения Зевсу Олимпийскому, причем никто уже не пытался ему препятствовать. Совершив жертвоприношения, он отправился к городу, сжигая и вырубая все вокруг себя, и захватил в этой области очень много скота и рабов. Услышав это, также и многие не участвовавшие в походе аркадяне и ахейцы по собственной воле вторглись в Элиду и приняли участие в разграблении страны. Таким образом, этот поход был как бы заготовкой провизии для Пелопоннеса. Подойдя к городу, он разрушил предместья и гимнасии, отличавшиеся своей красотой, самого же города он не взял, хотя он не был укреплен. Полагали, что скорее он не хотел его взять, чем не мог. В то время как он опустошал страну и войско было близ Киллены, приверженцы Ксения, про которого говорили, что ему приходилось измерять медимном серебро, полученное в наследство от отца, желая против воли своих сограждан присоединиться к лакедемонянам, собрались в каком-то доме и, устремившись оттуда с обнаженными мечами, устроили побоище. В числе прочих они убили кого-то, похожего на народного вождя Фрасидея, думая, что убили самого Фрасидея. При вести о его смерти народ впал в глубокое уныние и не пытался бунтовать, а убийцы думали, что все уже сделано, и их единомышленники вынесли оружие на площадь. В действительности же Фрасидей еще спал там, где он свалился пьяный. Когда же народ узнал, что Фрасидей не умер, весь дом его наполнился посетителями, они обступили также его дом со всех сторон, как рой вокруг пчелиной матки. Когда же народ вышел на бой с Фрасидеем во главе, он победил в произошедшей схватке, а учинившие побоище бежали к лакедемонянам. Агис, вернувшись, снова перешел Алфей, оставил в Эпиталии, вблизи Алфея, гарнизон с гармостом Лисиппом во главе и беглецов из Элиды, распустил войско и сам вернулся на родину. Остальную часть лета и наступившую зиму Элида подвергалась грабежам Лисиппа и его отряда. На следующее лето Фрасидей отправил в Лакедемон послов, передавших, что он соглашается срыть стены Феи и Киллены, даровать автономию трифилидским городам Фриксе и Эпиталию, Летринам, Амфидолам и Марганеям и, кроме того, всей Акрорее, в том числе и Ласиону, оспариваемому аркадянами. Зато элейцы считали справедливым удержать за собой город Эпей, расположенный между Гереей и Макистом, так как они, по их словам, купили всю эту область у владевших прежде городом за тридцать талантов и уплатили им наличные деньги. Но лакедемоняне, полагая, что ничуть не более справедливо насильно купить, чем насильно отобрать у слабейшего, заставили элейцев дать автономию и этому городу. Заведывать же святилищем Зевса Олимпийского лакедемоняне не помешали элейцам, хотя это право искони и не принадлежало им, так как оспаривавшие эту честь у элейцев были крестьянами и им, по мнению лакедемонян, совсем не подобало заведывать святилищем. На таких условиях был заключен мир и союз элейцев с лакедемонянами. Так окончилась война между этими государствами.

27

3 1

2

3

4

После этого Агис прибыл в Дельфы и принес в жертву десятину добычи. На пути из Дельф, в Герее, Агис, бывший уже глубоким стариком, занемог и был перенесен еще живым в Лакедемон, где вскоре скончался. При погребении ему были оказаны большие почести, чем воздаются смертным. Когда же дни публичного траура прошли и надлежало решить, кому быть царем, возникло соревнование за царскую власть между Леотихидом, утверждавшим, что он сын Агиса, и Агесилаем, братом последнего. Леотихид сказал: «Агесилай, по закону царствовать надлежит не брату, а сыну царя; только если нет сына, престол занимает брат». — «Так значит, — ответил тот, — мне следует быть царем». — «Каким образом? Я же существую!» — «Потому что тот, кого ты называешь отцом, сказал, что ты не его сын». — «Но мать, которая гораздо лучше его должна знать об этом, и по сию пору утверждает обратное». — «Но, ведь, Посейдон дал знамение, что твое утверждение совершенно ложно, изгнав при помощи землетрясения твоего настоящего отца из спальни твоей матери на улицу, где его увидели все. Другим свидетелем этого является и время, про которое недаром говорят, что оно всегда обнаруживает истину: ты родился как раз на десятый месяц после того времени, как он проник в спальню твоей матери и зачал тебя». На этом кончился их разговор. Диопиф, известный как хороший прорицатель, будучи сторонником Леотихида, заявил, что есть предсказание от Аполлона, предписывающее остерегаться хромого царствования. Лисандр же, будучи сторонником Агесилая, возразил ему, что, по его мнению, и божество не имеет здесь в виду хромоту как физический недостаток, но скорее предписывает остерегаться, чтобы престола не занял человек, не принадлежащий к царскому роду. «Ведь очень уж хромым будет у нас царствование, если во главе города будет стоять не принадлежащий к потомству Геракла». Выслушав эти заявления обоих, город избрал царем Агесилая.

Агесилай не процарствовал еще года, как однажды, в то время как он приносил одно из установленных жертвоприношений от имени города, прорицатель заявил, что боги указывают на какой-то ужаснейший заговор. Он принес еще раз жертву, и она свидетельствовала о еще более ужасных событиях. Царь принес жертву в третий раз, и прорицатель воскликнул: «Знамения обнаруживают, что мы со всех сторон окружены врагами». После этого они принесли жертву богам спасителям и отвратителям несчастий и, с трудом добившись хороших знамений, окончили жертвоприношение. Не прошло и пяти дней после этого жертвоприношения, как кто-то возбудил пред эфорами обвинение в заговоре, причем был указан и руководитель его — Кинадон; это был юноша сильный телом и духом, но не принадлежавший к сословию гомеев. Когда эфоры спросили, каков был план заговора, доносчик сказал, что дело произошло таким образом: Кинадон отвел его в отдельную часть агоры и приказал ему сосчитать, сколько спартиатов на агоре. Тот насчитал, кроме царя, эфоров и геронтов, еще около сорока спартиатов. «С какой целью, Кинадон, ты приказал мне их сосчитать?» Тот ответил: «Вот этих считай своими врагами, а всех прочих, находящихся на агоре в числе более четырех тысяч, своими союзниками». Далее он указывал ему, встречаясь на дороге с людьми, одного-двух врагов, а всех прочих называл союзниками. Далее он говорил, что во всех загородных усадьбах спартиатов есть только один враг — хозяин, а союзников в каждой усадьбе много. На вопрос эфоров, сколько было, по его мнению, соучастников в заговоре, тот ответил, что и об этом сообщил ему Кинадон: руководители заговора посвятили в свои планы лишь немногих, и притом лишь самых надежных людей, но они хорошо знают, что их замыслы совпадают со стремлениями всех гелотов, неодамодов, гипомейонов и периэков: ведь, когда среди них заходит разговор о спартиатах, то никто не может скрыть, что он с удовольствием съел бы их живьем. На следующий вопрос — откуда предполагалось достать оружие — он заявил, что, как сказал ему Кинадон, те из заговорщиков, которые были в рядах войска, имели собственное оружие. Что же касается вооружения народа, то Кинадон, вместо ответа на этот вопрос, повел его в железный ряд, где показал ему много ножей, мечей, вертелов, секир, топоров и серпов. Кинадон сказал ему при этом: «Оружие такого сорта имеется у всех тех людей, которые занимаются обработкой земли, дерева или камня; да и в большей части всяких других ремесел употребляется достаточно инструментов, которые могут служить оружием для людей, не имеющих никакого другого оружия». На следующий вопрос — на какой срок было назначено восстание — он ответил, что ему запрещено было отлучаться из города. Услышав это, эфоры сочли его известие вполне достоверным и пришли в ужас. Они не созвали даже так называемой малой экклесии,[117]1 но лишь некоторые геронты собрались группами в различных местах и вынесли решение послать Кинадона в Авлон в сопровождении еще нескольких граждан младших призывных категорий и приказать ему привести из Авлона нескольких авлонитов и гелотов, имена которых были написаны на скитале. Ему приказали также привести одну женщину, которая считалась в Авлоне первой красавицей и обвинялась в том, что поносила прибывавших в город лакедемонян — молодых и стариков, Кинадон уже не раз исполнял такого рода поручения эфоров. Одновременно ему была вручена скитала, в которой были написаны имена тех, кого следовало арестовать. На вопрос его, кто же пойдет с ним из граждан младших призывных возрастов, ему ответили: «Иди и скажи старшему из гиппагретов, чтобы он послал с тобой шестерых или семерых из тех, которые окажутся налицо». Они уже заранее позаботились о том, чтобы гиппагрет послал подходящих людей, а посланные знали, что им надлежит арестовать Кинадона. Эфоры сказали также Кинадону, что они пошлют с ними три телеги, дабы не пришлось вести арестованных пешком; это было сделано для того, чтобы как можно лучше скрыть от него, что все это предприятие направлено только против него одного. Арестовать его в самом городе они не решались, так как не знали, насколько уже успел разрастись заговор; вдобавок они хотели узнать от него имена соучастников прежде, чем те узнают, что на них донесли, чтобы они не успели убежать. Имелось в виду, что его арестуют, узнают от него имена соучастников и, записав их, немедленно отошлют в письме эфорам. Эфоры придавали такое большое значение этому делу, что отрядили для похода в Авлон также отряд всадников. Когда Кинадон был арестован и конный гонец принес протокол допроса с именами выданных Кинадоном соучастников, эфоры тотчас же арестовали прорицателя Тисамена и других наиболее влиятельных из заговорщиков. Затем Кинадон был приведен в Лакедемон и изобличен. Он сознался во всем и назвал имена соучастников. Когда все это было выяснено, ему задали вопрос, с какой целью он это делал. Он отвечал, что затеял заговор из желания быть не ниже всякого другого в Лакедемоне. После этого ему надели на шею железное кольцо, к которому железными цепями были прикованы руки. Затем его вели по всему городу и били бичом и стрекалом. Такая же судьба постигла его соучастников. И так они понесли заслуженное наказание.

4 1

После этого какой-то сиракузец Герод, прибывший в Финикию на борту купеческого судна, увидел там финикийские триэры: одни приплывали из других мест, другие экипировались на месте, третьи еще только строились. Всего их, как он слышал, должно было собраться триста. Герод сел на первое отплывающее в Элладу судно и сообщил лакедемонянам про этот флот, снаряжаемый царем и Тиссаферном для похода неизвестно против кого. Лакедемоняне были очень обеспокоены этим, созвали союзников и стали думать, чтó им делать. Лисандр, считая, что греки и флотом будут значительно превосходить персов, а также принимая во внимание пехотное войско,[118]1 участвовавшее в походе Кира и благополучно вернувшееся, убеждает Агесилая взять на себя поход в Азию при условии, что ему будет дано тридцать человек спартиатов, до двух тысяч неодамодов и до шести тысяч человек союзнических контингентов. Кроме соображения о превосходстве греческой армии им руководило еще желание самому участвовать в этом походе, чтобы при помощи Агесилая снова восстановить учрежденные им в городах декархии, уничтоженные эфорами, которые ввели здесь прежнее управление. Когда Агесилай сделал заявление о предпринимаемом им походе, лакедемоняне дали ему все, что он просил, да еще на шесть месяцев хлеба в зерне. Совершив установленные на этот случай жертвоприношения, в том числе диабатерии, он отправился в путь, разослав гонцов по городам с указанием, сколько воинов должно послать каждое государство и куда эти отряды должны прибыть. Сам же он решил отправиться в Авлиду и принести жертву на том же месте, где Агамемнон совершил жертвоприношение перед отплытием в Трою. Но когда он туда прибыл, беотархи, узнав, что он хочет совершить жертвоприношения, послали всадников с запрещением продолжать жертвоприношения; всадники эти сбросили с алтаря лежавшие на нем части жертвенных животных. Агесилай пришел в страшный гнев и, призывая в свидетели богов, сел на корабль и отплыл. Он прибыл в Гераст, собрал там как можно больше войска и двинулся на Эфес.

Как только он прибыл туда, Тиссаферн послал к нему гонца, которому было приказано спросить у Агесилая, чего ради он прибыл. Тот отвечал, что он требует такой же автономии для азиатских городов, какую имеют города метрополии. Тиссаферн ответил ему на это: «Если ты согласен заключить со мной перемирие до тех пор, пока я не пошлю гонца к царю, то я думаю, что ты достигнешь этого результата и, если хочешь, можешь отплыть назад». — «Я бы на это согласился, если бы не боялся быть обманутым тобою». — «Но ведь ты можешь взять с меня клятву (что я тебя не обману». — «Тогда и я, — ответил Агесилай, — дам тебе клятву), что[119]2 если ты будешь поступать бесхитростно, и я не буду разорять твоих владений во время перемирия». На этих условиях Тиссаферн поклялся перед послами Агесилая Гериппидом, Деркилидом и Мегиллом, что он будет бесхитростно соблюдать условия мира, а они поклялись Тиссаферну от имени Агесилая в том, что если он будет верен условиям мира, то и Агесилай не нарушит клятвы. Тиссаферн тотчас же оказался клятвопреступником: вместо того, чтобы ходатайствовать перед царем о мире, он истребовал от него большое войско в дополнение к тому, которое он имел. Агесилай же остался верен клятвам, хотя и знал о нарушении договора противником.

7[120]*

8

Агесилай находился в Эфесе в полном спокойствии и бездействии. Ввиду того, что государственный строй в городах представлял собой настоящий хаос — уже не было ни демократического строя, как было под афинской властью, ни декархий, как было под властью Лисандра, — заинтересованные лица осаждали Лисандра различными ходатайствами, прося его заступничества перед Агесилаем в их нуждах, так как все они были уже знакомы с Лисандром. Поэтому его всегда угодливо сопровождала многочисленная толпа, так что Агесилай казался частным человеком, а Лисандр царем. Впоследствии обнаружилось, что это злило и самого Агесилая, но уже тогда остальным членам коллегии тридцати естественная зависть не позволяла молчать, и они заявляли Агесилаю, что Лисандр совершает беззаконие, окружив себя большей пышностью, чем подобает даже царю. Когда же Лисандр начал представлять некоторых лиц Агесилаю, последний стал оставлять неудовлетворенными просьбы всех тех, которым по его сведениям в чем-либо содействовал Лисандр. Последний, видя, что все происходит наперекор ему, понял, наконец, в чем дело. Он запретил толпе сопровождать его и прямо заявил всем тем, которые просили его содействия, что его помощь только ухудшит дело. Будучи глубоко оскорблен нанесенным ему бесчестием, он сказал Агесилаю: «Агесилай, ты, однако, умеешь унижать своих друзей». — «Клянусь Зевсом, — ответил тот, — я унижаю тех, которые хотят быть выше меня. Если же бы я не умел отвечать благодарностью на благодарность тем, которые хотят меня возвысить, это было бы действительно позором». На это Лисандр сказал: «Что ж, может быть, ты действительно поступаешь со мной справедливее, чем я держал себя по отношению к тебе. Но окажи мне хотя бы одну только услугу: чтобы я не срамился, служа тебе помехой и лишившись у тебя всякого влияния, отошли меня куда-нибудь от двора. Где бы я ни оказался, я постараюсь быть тебе полезным». Агесилай согласился с его доводами и послал его на побережье Геллеспонта. Там Лисандр узнал, что перс Спифридат был оскорблен Фарнабазом. Он вступил с ним в переговоры и убедил его отложиться от царя к Агесилаю вместе со своими детьми, двумястами всадников и бывшей в его распоряжении казной. После этого Лисандр повез его вместе с сыном на корабле к Агесилаю, свиту же и имущество оставил в Кизике. Увидев его, Агесилай обрадовался совершившемуся и стал расспрашивать Спифридата о стране и управлении Фарнабаза.

9

11

12

13

14

15

Тиссаферн, будучи уверен в успехе благодаря пришедшему от царя войску, объявил Агесилаю войну, если тот не уйдет из Азии. Присутствовавшие лакедемоняне и все союзники приняли это известие с нескрываемым огорчением, считая, что войско, находившееся в распоряжении Агесилая, было меньше снаряженного царем. Агесилай же с сияющим лицом приказал послам передать Тиссаферну глубокую благодарность за то, что он, совершив клятвопреступление, сделал богов себе врагами, а грекам — союзниками. После этого он тотчас же приказал воинам снаряжаться в поход, а городам, которые находились на пути из Эфеса в Карию, приказал устроить у себя рынки. Он послал также гонцов к ионийцам, эолийцам и жителям побережья Геллеспонта с просьбой прислать к нему в Эфес союзные контингенты. Тиссаферн ждал, что Агесилай действительно исполнит свою угрозу и нападет на его исконное владение и резиденцию — Карию, во-первых, потому, что Агесилай не имел конницы, а Кария была неудобна для действий конницы, во-вторых, потому, что, как полагал Тиссаферн, Агесилай гневался на него за обман. Поэтому Тиссаферн перевел сюда всю пехоту, а конницу повел кружным путем в долину Меандра, рассчитывая, что у него хватит сил, чтобы уничтожить греков конницей прежде, чем они прибудут в места, где действия его конницы будут невозможны из-за природных условий. Но Агесилай вместо того, чтобы идти на Карию, тотчас же, повернув в обратную сторону, отправился на Фригию. Попадавшиеся на пути города он подчинял и, вторгаясь в них неожиданно, захватывал очень большое количество денег. Все время он совершал поход в полной безопасности, исключая один только случай. Недалеко от Даскилия конница его, уйдя вперед, взобралась на какой-то холм, чтобы посмотреть, не было ли чего-либо перед ними. По случайному стечению обстоятельств и всадники Фарнабаза, предводительствуемые Рафином и Багеем, его незаконнорожденным братом, будучи приблизительно в том же числе, что и греки, по поручению Фарнабаза въехали как раз на тот же холм. Увидевши друг друга на расстоянии менее четырех плефров, сначала и те и другие стояли в недоумении. Греческие всадники были выстроены длинной линией в четыре ряда, варварское же войско имело большую глубину, причем во фронте было не больше двенадцати воинов. Затем варвары перешли в наступление. Когда же дело дошло до рукопашной, все те греки, которые пытались поражать персов копьями, обломали себе наконечники, персы же, будучи вооружены дерновыми дротиками, скоро убили двенадцать всадников и двух лошадей, после чего греческие всадники были обращены в бегство. Но тут пришел на помощь Агесилай с тяжеловооруженными, и варвары снова отступили, причем один из них погиб. На следующий день после этой битвы Агесилай совершал жертвоприношения о благополучном продолжении пути вперед, но печень жертвенного животного оказалась без одной дольки. Вследствие такого предзнаменования он повернул фронт и пошел к морю. Понявши, что без достаточного количества конницы он не сможет продолжать похода по равнине, он решил непременно обзавестись ею, чтобы ему не приходилось больше бороться с врагом, отступая шаг за шагом. Он приказал некоторым богатейшим жителям всех расположенных там городов кормить и взращивать лошадей для конницы. Он обещал, что тот, кто представит лошадь, тяжелое вооружение и всадника, годных для военной службы, будет сам освобожден от военной службы. Благодаря этой мере подготовление конницы пошло с большой быстротой, так как, разумеется, каждый готов сделать какие угодно усилия, чтобы найти человека, готового умереть вместо него.

16

После этого, с наступлением весны, он собрал все войско в Эфес. Желая приучить его к военным упражнениям, он назначил награды тем из тяжеловооруженных отрядов, у которых окажется наилучшая военная выправка, и тем из конных, которые лучше всех владеют конем. Он назначил награды также тем из пельтастов и стрелков, которые исполняли лучше других свое назначение. Поэтому гимнасии наполнились упражняющимися, гипподром — обучающимися верховой езде, а метатели дротиков и стрелки целый день упражнялись в своем деле. Итак, благодаря ему, в городе, где он находился, было на что полюбоваться: рынок был полон всяких товаров, потребных для конницы и гоплитов; все кузнецы, медных дел мастера, плотники, кожевники и живописцы занимались изготовлением оружия, так что весь город представлял собой настоящую военную мастерскую. Видя, как Агесилай, а вслед за ним и остальные воины выходили в венках из гимнасиев, а затем посвящали эти венки Артемиде, все окрылялись надеждой. И действительно, как можно не преисполниться веры в будущее там, где люди и богов чтут, и регулярно совершают военные упражнения, и охотно повинуются начальству? Полагая также, что презрение к силе врага побудит воинов охотнее и храбрее бросаться в бой, он приказал глашатаям на публичных аукционах продавать пойманных при набегах на вражескую территорию варваров голыми. Воины увидели, что кожа их бела, так как они никогда не раздевались, что они изнежены и не привыкли к тяжелой работе, так как они всегда совершали передвижение на повозках. Заметивши это, они решили, что война, которую им предстоит вести, ничем не отличается от войны с бабами.

17

20

21

22

23

24

В это время как раз окончился год с тех пор, как Агесилай отплыл из Лакедемона. Поэтому прикомандированные к Агесилаю тридцать человек с Лисандром во главе отплыли на родину, на смену им явились другие тридцать во главе с Гериппидом. Из них Агесилай назначил Ксенокла и еще одного начальниками конницы, Скифа — начальником тяжеловооруженных неодамодов, Гериппида — начальником наемников Кира, а Мигдона — начальником выставленных союзными городами контингентов. Он им заявил, что намерен сейчас же повести их кратчайшим путем в плодороднейшие места страны; поэтому пусть они сейчас же подготовят тела и дух воинов к бою. Тиссаферн решил, что он это говорит нарочно, желая его снова обмануть, и что в действительности теперь он вторгнется уже в Карию. Поэтому он, как и прежде, перевел свою пехоту в Карию, а конницу поместил в долине Меандра. Но Агесилай не солгал, а вторгся, как он и сказал, в область Сард. Три дня он двигался по этой стране, совершенно не защищаемой вражескими войсками, причем он успел захватить в большом количестве провиант для войска, и только на четвертый прибыла конница врагов. Командующий персидской конницей приказал начальнику обоза, перейдя реку Пактол, расположиться лагерем. Увидя греческих обозных, рассеявшихся в беспорядке за добычей, персы убили очень многих из них. Агесилай заметил это и приказал коннице прийти к ним на помощь. Персы, увидя эту подмогу, собрались вместе и выстроили против него весьма многочисленные отряды своей конницы. Это время Агесилай счел самым подходящим для того, чтобы, если только это возможно, начать сражение, так как он знал, что пехота врагов еще не прибыла, а у него все было в полном порядке. Совершив жертвоприношения, он тотчас же повел свое войско на выстроенную против него конницу, сверх того он приказал призывным последних десяти лет из числа тяжеловооруженных бежать туда же: а пельтастам сопровождать их бегóм. Он приказал всадникам храбро броситься на врага, так как он сам со всем войском следует за ними. Персы выдержали натиск всадников, но когда, к их ужасу, им пришлось иметь дело со всем греческим войском, они дрогнули; одни из них тотчас попáдали в реку, а другие бежали. Греки бросились вслед за ними и захватили весь их лагерь. Пельтасты, как это обыкновенно бывает, занялись грабежом; тогда Агесилай, соединив бывшее у него имущество с захваченным во вражеском лагере, поместил его внутрь расположения своего войска. Он захватил много вещей, за которые выручил при продаже более семидесяти талантов; были захвачены также верблюды, которые были отправлены в Элладу.

25

26

27

Во время этой битвы Тиссаферн находился в Сардах, почему персы и обвиняли его в том, что он их предал. Сам царь персов признал, что Тиссаферн повинен в его неудачах, и послал Тифравста с приказанием отрубить голову Тиссаферну. Выполнив это поручение, Тифравст посылает к Агесилаю послов со следующим заявлением: «Агесилай, виновник и нашего и вашего беспокойства получил достойное наказание. Царь же считает правильным, чтобы ты отплыл домой, а азиатские города получат автономию, с тем, чтобы они платили прежнюю подать царю». Агесилай ответил, что он не может этого сделать без разрешения лакедемонских властей. На это Тифравст ответил: «Хорошо, так хоть пока, в ожидании ответа от своего государства, перейди во владения Фарнабаза, так как и я горю мщением к твоему врагу». — «Так дай же, — сказал Агесилай, — моему войску необходимые припасы для этого похода». Тифравст дал ему тридцать талантов, после чего он отправился на Фарнабазову Фригию. Когда он находился на равнине за Кимой, получилось распоряжение от лакедемонского правительства о разрешении Агесилаю управлять также и флотом по собственному усмотрению, с правом назначать наварха по своему выбору. Лакедемоняне сделали это с таким расчетом, что при одном и том же начальнике, вследствие согласованности морских и сухопутных сил, усилится не только сухопутное войско, но и флот, так как армия в любой момент сможет в случае нужды придти к нему на помощь. Узнав об этом, Агесилай прежде всего приказал каждому из городов как островных, так и сухопутных, лежащих на море, снарядить триэры в таком числе, в каком им будет угодно. На средства городов и частных лиц, желавших угодить Агесилаю, было снаряжено сто двадцать новых судов. Навархом Агесилай назначил Писандра, брата своей жены, человека честолюбивого и храброго, но мало знакомого с военными снаряжениями. Последний отправился снаряжать флот, а Агесилай продолжал свой поход во Фригию.

28

5 1

2

Тифравст, считая несомненным, что Агесилай ничуть не заботится о благе царя и не думает уходить из Азии, но, наоборот, питает большие надежды одержать окончательную победу над царем, оказался в крайне затруднительном положении. Он шлет в Грецию родосца Тимократа, дает ему с собой деньги золотой монетой, равноценной приблизительно пятидесяти талантам серебра, и поручает ему попытаться вручить эти деньги виднейшим политическим деятелям в греческих государствах, взяв с них клятвенные заверения, что они возбудят войну против лакедемонян. Тимократ отправился в Грецию и подкупил: в Фивах — Андроклида, Исмения и Галаксидора, в Коринфе — Тимолая и Полианфа, в Аргосе — Килона и его единомышленников. Что же касается афинян, то они и без подкупа жаждали этой войны, считая (несправедливым), чтобы над ними властвовали (другие).[121]1 Принявшие подкуп всячески старались опорочить лакедемонян в глазах своих сограждан. Когда же им удалось возбудить ненависть к лакедемонянам, крупнейшие греческие государства стали объединяться друг с другом в союзы.

3

4

5

6

7

Руководители фиванцев прекрасно понимали, что если кто-либо из союзников не начнет войны, лакедемоняне не захотят нарушить мирного договора. Поэтому они убеждают опунтских локрийцев взыскать подати с жителей области, бывшей спорной между фокейцами и локрийцами. Предполагалось, что фокейцы в ответ на это вторгнутся в Локриду. Расчет этот оказался верным: фокейцы немедленно же вторглись в Локриду и захватили всякого добра во много раз больше, нежели локрийцы. Тогда Андроклид и его единомышленники без труда убедили фиванцев прийти на помощь локрийцам, так как не могло уже быть сомнения, что фокейцы вторглись не в спорную область, а в самую Локриду, бывшую дружественной и союзной фиванцам. Итак, фиванцы ответили вторжением в Фокиду и опустошением этой страны. Фокейцы тотчас же послали послов в Лакедемон с просьбой прийти им на помощь, указывая, что они не были зачинщиками войны, но, защищаясь выступили против локрийцев. Лакедемоняне с радостью ухватились за предлог вступить в войну с фиванцами, гневаясь на них уже с давних пор за то, что они после Декелейской войны предъявили притязания на десятую часть добычи, посвящавшуюся Аполлону, и за то, что они не хотели сопровождать их в походе на Пирей. Фиванцы обвинялись в том, что они убедили также коринфян не участвовать в этом походе. Не забыли лакедемоняне и того, что фиванцы не позволили Агесилаю совершить жертвоприношения в Авлиде и сбросили части жертвенных животных с алтаря, и что они не сопровождали Агесилая в его азиатском походе. К тому же они считали момент крайне подходящим для того, чтобы совершить поход на Фивы и положить конец наглости фиванцев в отношениях к Спарте: в Азии благодаря победам Агесилая положение было, по их мнению, блестящим, и в Греции не было никакой войны, которая бы отвлекала их силы. При таком настроении умов в Лакедемоне эфоры объявили сбор войскам и отправили Лисандра в Фокею с поручением: присоединив к себе ополчения фокейцев, этейцев, гераклейцев и мелиейцев, двинуться на Галиарт. Туда же должен был прибыть в условленный день и Павсаний, которому поручалось верховное начальствование, во главе лакедемонян и прочих пелопоннесцев. Лисандр исполнил все, что ему было приказано, и сверх того склонил орхоменцев к отложению от фиванцев. Павсаний же, после того как диабатерии дали хорошие предзнаменования, засел в Тегее; здесь он ожидал воинов из подчиненных городов, послав за ними ксенагов. Фиванцы же, когда для них стало очевидно, что лакедемоняне вторгаются в их область, послали в Афины послов, которые произнесли следующую речь:

8

«Афиняне, если вы гневаетесь на нас за то, что мы при окончании войны подали голос за то, чтобы поступить с вами сурово,[122]2 то вы несправедливо на нас гневаетесь: ведь не все наше государство вынесло такое решение, а один наш гражданин, случайно тогда заседавший в собрании союзников. Но заметьте, что когда лакедемоняне приглашали нас идти на Пирей, тогда уже не отдельные граждане, а все государство постановило не участвовать в этом походе. Из-за вас, ведь, больше всего и гневаются на нас лакедемоняне; поэтому-то мы считаем справедливым, чтобы вы помогли нашему государству. Еще более мы считаем справедливым, чтобы отважно устремились в бой с лакедемонянами все те из вас, которые во время борьбы партий занимали город.[123]1 Ведь, лакедемоняне сперва учредили у вас олигархический строй, сделав вас тем самым врагами демократии, а затем, придя к вам как союзники с большим войском, выдали вас народу. Таким образом они совершенно спокойно предали вас верной гибели, спасла же вас вот эта демократия. Далее, всем нам очень хорошо известно, что вам хотелось бы снова иметь прежнюю власть. А какой лучший способ достичь этого, как не помочь обиженным лакедемонянами? Вас не должно пугать тó, что они теперь властвуют над столькими людьми; наоборот, это должно придавать вам храбрости. Вспомните, что и вы имели больше всего врагов тогда, когда властвовали над наибольшим количеством людей. Но, пока не к кому было отпасть, ваши подданные скрывали свою вражду к вам. Когда же лакедемоняне выступили против вас, тогда они обнаружили настоящее свое отношение к вам. И теперь, как только мы с вами выступим открыто, как соратники, против лакедемонян, можете быть уверены, обнаружится, что очень многие ненавидят их. Вдумайтесь, и вы тотчас поймете, что мы говорим правду. Кто еще остался к ним благосклонен? Разве аргивяне не были испокон века их постоянными врагами? Что же касается элейцев, то они, лишившись большого пространства земли и городов,[124]2 также стали в ряды их противников. Что и говорить уже о коринфянах, аркадянах и ахейцах, которые во время войны с вами, вняв их настоятельным просьбам, участвовали во всех трудах, опасностях и расходах, а когда исполнили то, чего хотели от них лакедемоняне, не получили никакой доли ни во власти, ни в почестях, ни в военной добыче! Они не стесняются назначать гармостами своих гелотов, а над свободными союзниками сами, добившись успеха в войне, распоряжаются, как хозяева. Они явно обманули и тех, которых освободили из-под вашей власти; вместо свободы они наложили на них ярмо двойного рабства: над ними владычествуют и гармосты и те десятеро,[125]3 которых Лисандр поставил во главе каждого государства. И сам царь Азии, прежде всячески помогавший им одержать победу над вами, теперь в сущности принужден вести себя как раз так, как если бы он в союзе с вами воевал с лакедемонянами. Если вы теперь поможете нам, столь явно терпящим обиду от лакедемонян, несомненно, вы теперь станете самыми великими из всех великих людей, которые только когда-либо существовали. Когда вы властвовали, вам подчинены были только приморские народы, теперь же вы будете властвовать и над теми, которые и прежде были под вашей властью, и над нами, и над пелопоннесцами, и над самим царем, имеющим величайшую власть в мире. Мы оказались, как вам хорошо известно, весьма достойными союзниками даже для лакедемонян. Вполне естественно, что мы еще с гораздо бóльшим рвением выступим теперь как ваши союзники, чем прежде как союзники лакедемонян: мы теперь заступимся не за островитян или сиракузцев и вообще не за чужих людей, как тогда, а за самих себя, обиженных лакедемонянами. К тому же надо принять в расчет, что лакедемонской заносчивости гораздо легче положить конец, чем вашей прежней власти: ведь вы, имея флот, властвовали над не имеющими его, они же, будучи малочисленными, надменно распоряжаются судьбой людей, во много раз превосходящих их численностью и вооруженных ничуть не хуже их самих. Вот все, что мы хотели вам сказать. Знайте, афиняне, что по нашему глубокому убеждению эта война сулит гораздо больше благ вашему государству, чем нашему».

9

16

17

Этим закончил фиванский посол свою речь. Многочисленные афинские ораторы говорили в том же духе, как и он, и народное собрание приняло постановление помочь фиванцам. Фрасибул в ответном постановлении народного собрания указал, между прочим, на то, что афиняне окажут своей помощью бóльшую услугу фиванцам, чем получили от них, если принять в соображение, что Пирей не укреплен: ведь вся услуга фиванцев заключалась в том, что они не участвовали в походе против афинян, афиняне же при вести о наступлении лакедемонян готовы вместе с фиванцами сразиться с последними. После возвращения послов фиванцы стали подготовляться к обороне, а афиняне к тому, чтобы помочь им. Лакедемоняне также не медлили: царь Павсаний отправился в Беотию во главе лакедемонского и пелопоннесского войска; одни лишь коринфяне не сопровождали его. Лисандр же с ополчением из Фокеи, Орхомена и других прилежащих мест пришел в Галиарт раньше Павсания. Прибыв, он не ожидал спокойно лакедемонского войска, но пошел к Галиартской крепости с тем войском, которое было у него под руками. Сперва он стал было убеждать галиартян отложиться от фиванцев и стать автономными, но так как этим переговорам воспрепятствовали какие-то фиванцы, находившиеся в крепости, он пошел приступом на городские стены. Услышавши об этом, фиванцы, гоплиты и всадники, бегом бросились на помощь Галиарту. Мне не удалось выяснить, напали ли они на Лисандра неожиданно, или же он знал об их приближении, но не отступил, рассчитывая победить. Во всяком случае несомненно, что битва произошла под городскими стенами и что трофей был поставлен у самых ворот Галиарта. Когда Лисандр погиб и воины его побежали к горе,[126]1 фиванцы изо всех сил преследовали их. Когда же они, преследуя, взобрались на верх горы, где продолжению пути мешало бездорожье и узость теснин, лакедемонские гоплиты повернули фронт к неприятелю и стали метать дротики и стрелы. После того, как двое или трое из передовых фиванских воинов пало, а на остальных лакедемоняне скатывали по спуску камни и нападали с большим ожесточением, фиванцы стали отступать по спуску, и из них погибло больше двухсот. В этот день фиванцы были в угнетенном состоянии духа, считая, что они сами претерпели не меньше бедствий, чем причинили лакедемонянам, но на следующий день они узнали, что фокейские и другие контингенты разошлись ночью каждый к себе на родину. Узнав об этом, они стали лучшего мнения о своих успехах накануне. Когда же появился Павсаний с лакедемонским войском, они снова сочли положение весьма опасным и, как передавали, в их войске царило глубокое молчание и малодушие. Когда же на следующий день прибыли афиняне и выстроились вместе с фиванцами, а Павсаний все не вступал в бой, настроение духа фиванцев опять поднялось. Павсаний, созвав полемархов и пентеконтеров, устроил совещание по вопросу о том, сражаться ли или, заключив перемирие, под защитой его предать погребению Лисандра и других, павших вместе с ним. Павсаний и другие лакедемонские начальники обращали внимание на то, что Лисандр погиб, что сопровождавшее его войско побеждено и отступило, что коринфяне вовсе не приняли участия в походе и что наспех собранное войско не имеет охоты сражаться; указывалось и на то, что вражеская конница в противоположность лакедемонской очень многочисленна и, что важнее всего, трупы лежат под стенами города, так что даже при превосходстве в силах их не легко будет предать погребению, в то время как враги будут стрелять с башен. Ввиду всего этого и решено было заключить перемирие, чтобы получить возможность предать трупы погребению. Фиванцы же ответили, что они согласны выдать трупы только на том условии, чтобы лакедемоняне удалились из Беотии. Лакедемоняне с радостью выслушали этот ответ и, предав земле трупы, двинулись из Беотии. При этом лакедемоняне были в унынии, фиванцы же относились к ним крайне заносчиво, и, если кто-нибудь сворачивал хоть на шаг с пути на чью-нибудь землю, заставляли его ударами снова вступать на дорогу. Так кончился этот поход лакедемонян. По прибытии Павсания на родину он был привлечен к суду и ему угрожала смертная казнь. Он обвинялся и в том, что опоздал в Галиарт, куда он условился прибыть в один день с Лисандром, и в том, что он предал земле трупы, заключив для этого перемирие, не попытавшись овладеть ими с бою, и в том, что, овладев афинскими демократами в Пирее, он отпустил их, и — вдобавок ко всему этому — в том, что он не явился на суд. Ему был вынесен смертный приговор, но он бежал в Тегею, где и скончался от болезни. Вот какие события произошли в Греции.

18

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

Агесилай, прибыв с наступлением осени в Фарнабазову Фригию, предал эту область сожжению и опустошению и присоединил к себе находящиеся в ней города — частью силой, частью добровольно. Затем Спифридат пообещал ему, в случае если он отправится с ним к границам Пафлагонии, привести к нему для переговоров и склонить к заключению союза пафлагонского царя. Агесилай с большой охотой отправился туда, так как он уже давно желал склонить какое-либо племя к отпадению от царя.

По прибытии Агесилая в Пафлагонию в его лагерь пришел Отий и заключил с ним союз (в это время он отпал уже от Персии и не явился в Верхнюю Азию по зову царя). Спифридат склонил его также оставить Агесилаю тысячу всадников и две тысячи пельтастов. Желая отблагодарить за это Спифридата, Агесилай обратился к нему с такими словами: «Скажи мне, Спифридат, согласился ли бы ты выдать за Отия свою дочь?» — «Еще бы, — ответил тот, — с гораздо большей охотой, чем он бы согласился жениться на дочери бездомного беглеца, будучи владыкой обширной страны и большого войска». В тот раз разговор о браке на этом и окончился.

Перед отправлением Отий пришел прощаться с Агесилаем. Сказав Спифридату удалиться, Агесилай в присутствии коллегии тридцати[127]1 обратился к Отию с такими словами: «Скажи мне, Отий, какого происхождения Спифридат?». Тот ответил, что он не уступает никому из персов. «А видел ли ты его сына и заметил ли, как он красив?» — «А как же иначе. Ведь я вчера вечером ужинал вместе с ним». — «А говорят, что его дочь еще красивее сына». — «Клянусь Зевсом, — ответил Отий, — она действительно красавица». — «Так как ты отныне мне друг, то я бы тебе посоветовал взять эту девушку себе в жены; ведь, она — красавица, а что приятнее этого для мужчины? Что же касается ее отца, то он родовит и настолько могуществен, что, будучи обижен Фарнабазом, отметил ему тем, что изгнал его и лишил, как видишь, всей прежней территории. Будь уверен, что он в силах в такой же степени, как отмстил врагу, облагодетельствовать друга. И знай, что если это свершится, ты вступишь в свойство не только с ним, но и со мной, а равно и с прочими лакедемонянами, а так как мы главенствуем в Греции, то и со всей Грецией. Вряд ли кто-либо заключал когда-нибудь более блестящий брак, чем ты, если послушаешься моего совета! Какую новобрачную сопровождало когда-нибудь столько всадников, пельстастов и гоплитов, как твою будущую жену в ее чертоги?» Отий ответил на это: «Говоришь ли ты, Агесилай, об этом с ведома Спифридата?» — «Клянусь богами, — возразил Агесилай, — я говорю это не по его наущению; но у меня такой характер, что, хотя я и очень рад, когда мне удается отмстить врагу, но еще большее удовольствие мне доставляет придумать что-либо, чем я мог бы угодить другу». — «В таком случае, — возразил тот, — узнай же у него, угодно ли ему это». Тогда Агесилай сказал Гериппиду и другим присутствующим: «Ступайте и вразумите Спифридата, чтобы он согласился на то, чего желаем мы». Они пошли для переговоров с Спифридатом. Так как они долго не возвращались, Агесилай сказал: «Не хочешь ли, Отий, чтоб и я пошел за Спифридатом и позвал его сюда?» — «Да, я думаю, что он скорее послушается тебя, чем всех остальных». После этих слов Агесилай позвал Спифридата и посланных за ним приближенных. Как только они подошли, Гериппид сейчас же заявил: «Агесилай, я не вижу нужды излагать тебе в подробностях наши переговоры; знай лишь, что в конце концов Спифридат заявил, что он с удовольствием сделает все то, что угодно тебе». Тогда Агесилай сказал: «Ну, так мне угодно, чтобы ты, Спифридат, в добрый час выдал свою дочь за Отия, и чтобы ты, Отий, взял ее себе в жены. Но только до наступления весны мы не сможем привезти сюда невесту сухопутным путем». — «Но, клянусь Зевсом, возразил Отий, — если соизволишь, она может быть отправлена сейчас же морским путем». После этого они пожали друг другу правую руку в знак верности договору, и Отий отбыл.

Агесилай, заметив, что Отий торопится, тотчас же отдал приказание лакедемонянину Каллию отправиться с триэрами за девушкой, а сам отправился в Даскилий. Здесь был дворец Фарнабаза, а вокруг него много больших деревень, имевших в изобилии всякие продукты; там были также чудные места для охоты как в загороженных садах, так и на открытом пространстве. Мимо этого дворца протекала также река, полная всякой рыбы. Для умеющих охотиться за дичью тут было также много птицы. Здесь-то Агесилай и расположился на зимовку, добывая припасы для войска как из этих мест, так и путем походов за провиантом. Однажды, когда его воины, рассеянные по равнине, беззаботно и без всяких мер предосторожности забирали припасы, так как до этого случая они не подвергались ни разу опасности, они внезапно столкнулись с Фарнабазом, имевшим с собой около четырехсот всадников и две боевых колесницы, вооруженные серпами. Увидя, что войска Фарнабаза быстро приближаются к ним, греки сбежались вместе, числом около семисот. Фарнабаз не мешкал: выставив вперед колесницы и расположившись со своей конницей за ними, он приказал наступать. Вслед за колесницами, врезавшимися в греческие войска и расстроившими их ряды, устремились и всадники и уложили на месте до ста человек; остальные бежали к Агесилаю, находившемуся неподалеку с тяжеловооруженными. На третий или четвертый день после этого Спифридат, узнав, что Фарнабаз расположился лагерем в большой деревне Каве, отстоящей приблизительно на сто шестьдесят стадий, тотчас же передает об этом Гериппиду. Гериппид же воспылал желанием совершить какой-нибудь подвиг и просит у Агесилая до двух тысяч гоплитов, столько же пельтастов, всадников, бывших со Спифридатом, пафлагонцев и тех из греков, кого удастся убедить принять участие в этом предприятии. Когда это войско было обещано ему Агесилаем, он приступил к жертвоприношению, которое закончил с наступлением сумерек, когда получились хорошие предзнаменования. Тогда он дал приказ, чтобы все назначенные в поход по окончании ужина собрались перед лагерем, но ввиду наступления темноты из каждой группы не явилось и половины. Тем не менее он отправился в поход с теми воинами, которые явились, чтобы остальные члены коллегии тридцати не подняли его на смех, если он откажется от своего предприятия. На рассвете он напал на лагерь Фарнабаза. Из передовой стражи, состоявшей из мисийцев, большинство было убито, бывшие в лагере воины бежали, а весь лагерь попал в руки греков. В числе добычи было много драгоценных кубков и других вещей, которые, естественно, должны были находиться в ставке такого человека, как Фарнабаз; сверх того много всякой утвари и вьючные животные. Фарнабаз не сооружал постоянного лагеря, так как боялся быть окруженным и осажденным: он все время двигался, как кочевники, с места на место и строил как можно менее заметные лагерные сооружения. Пафлагонцы и Спифридат унесли захваченную добычу, но Гериппид приказал таксиархам и лохагам преградить им дорогу и отобрать у них все это, чтобы представить лафирополам как можно больше захваченной добычи. Спифридат и пафлагонцы не перенесли этого, но, чувствуя себя оскорбленными и обесчещенными, ночью собрались в путь и отправились в Сарды к Ариэю; ему они могли смело доверять, так как и он когда-то отложился от царя и воевал с ним. Во всем этом походе Агесилая ничто так не огорчило, как отпадение Спифридата, Мегабата и пафлагонцев.

Был некто Аполлофан из Кизика, давнишний гостеприимец Фарнабаза; в это время он вступил в союз гостеприимства и с Агесилаем.

Он сказал Агесилаю, что имеет в виду привести Фарнабаза для переговоров о дружественном союзе. После того как его предложение было благосклонно выслушано, Аполлофан, заручившись клятвой[128]1 Агесилая в форме возлияний и рукопожатия, отправился и прибыл с Фарнабазом в условленное место. Здесь их ждали, сидя на траве лужайки, Агесилай и тридцать его приближенных. Фарнабаз прибыл в одежде, стоящей много золота; но когда слуги хотели подостлать ковры, на которых обыкновенно небрежно восседают персы, он устыдился такой роскоши, видя простоту нравов Агесилая, и сел также попросту на землю. Сперва они приветствовали друг друга словами, а затем Фарнабаз протянул Агесилаю правую руку, и то же сделал Агесилай. После этого первым стал говорить Фарнабаз, так как он был старшим. «Агесилай и все присутствующие здесь лакедемоняне, — сказал он, — когда вы воевали с афинянами, я был вам другом и союзником, — я дал вам денег на усиление вашего флота, а на суше сам сражался верхом на коне и вместе с вами загнал врагов в море. К тому же никто не мог бы меня обвинить, что я когда-либо говорил или поступал в чем либо двусмысленно, как Тиссаферн.[129]2 И вот за все эти мои заслуги я терплю от вас такое отношение, что, находясь на своей собственной земле, не имею уже чем пообедать и мне приходится только подбирать ваши остатки, как какому-нибудь животному. Все те красивые дворцы и сады, полные деревьев и диких зверей, которые оставил мне мой отец и которые доставляли мне столько удовольствия, я вижу теперь либо вырубленными, либо сожженными. Может быть, я не знаю, чтó справедливо по отношению к богам и людям и чтó несправедливо, и в этом причина вашей вражды; тогда разъясните мне, пожалуйста, вы, — неужели же людям, знающим, что такое благодарность, следует поступать так?» Все члены коллегии тридцати устыдились этих слов и хранили молчание; Агесилай же, помолчав немного, сказал: «Фарнабаз, я полагаю, что тебе хорошо известно, что и между жителями различных греческих городов часто заключаются союзы гостеприимства. Однако, когда эти города вступают между собой в войну, приходится воевать со всеми подданными враждебного города, хотя бы они были твоими гостеприимцами. При этом случается даже, что гостеприимцы убивают друг друга. И вот теперь мы воюем с вашим царем, и потому принуждены все, принадлежащее ему, считать вражеским; с тобой же лично мы хотели бы больше всего на свете стать друзьями. Конечно, если бы тебе предстояло получить во владыки вместо царя нас, я первый не посоветовал бы тебе этого; но теперь ты можешь, вступив с нами в союз, не быть ничьим рабом[130]3 и не иметь никакого владыки, а жить плодами своей земли, А свобода, кажется мне, стóит любой другой вещи в мире. И, ведь, не тó я тебе советую, чтобы ты был свободным нищим, но чтобы ты, опираясь на наш союз, расширял не царскую власть, а свою собственную, подчиняя себе тех, которые ныне такие же рабы царя, как и ты, а будут служить тебе. Ну, а если ты будешь и свободен и богат, чего тебе еще нужно будет для полного счастья?» — «Не хочешь ли,— сказал Фарнабаз, — чтобы я тебе искренно ответил, что собираюсь делать?» — «Это будет достойно тебя». — «Так знай, что я соглашусь стать вашим другом и союзником, если царь назначит командующим другого, а меня поставит под его начальство; если же я получу верховное командование (что значит честолюбие!), то можешь не сомневаться, что я буду бороться с вами изо всех моих сил». Услышав это, Агесилай взял его за руку и сказал ему: «О, прекраснейший человек! Пусть бы случилось так, чтобы ты стал нашим другом! Будь же уверен, по крайней мере, хоть в том, что и теперь я как можно скорее удалюсь из твоей страны и на будущее время в случае войны, пока будет возможность идти походом на кого-нибудь другого, не трону ни тебя, ни твоей области!»

После этих слов собрание было распущено. Фарнабаз сел на коня и уехал, а сын его от Парапеты, еще блиставший красотой юности, остался и, подбежав к Агесилаю, сказал: «Я тебя нарекаю своим гостеприимцем». — «Я принимаю эту честь». — «Так помни же», — сказал тот и тотчас же подал ему свое копье дивной красоты. Агесилай принял дар и дал ему взамен две роскошные бляхи, сняв их со сбруи коня своего архиграмматика Идея. Тогда юноша, вскочив на коня, пустился за отцом. Впоследствии, когда, в отсутствии Фарнабаза, сына Парапиты лишил власти его брат и отправил в изгнание, Агесилай принял в нем живейшее участие. Так, узнав, что он влюблен в сына афинянина Евалка, он ради гостеприимца приложил все старания, чтобы тот был допущен к участию в олимпийском беге; этот Евалк был крупнее всех прочих детей.

Верный своему слову, данному Фарнабазу, Агесилай тотчас же удалился из его области. Это было как раз перед наступлением весны. Отсюда он прибыл в Фивскую долину и расположился лагерем близ храма астирской Артемиды. Кроме того войска, которое он имел с собой, он стал здесь собирать со всех сторон еще очень много воинов. Он собирался идти походом как можно более вглубь страны, считая, что все те племена, которые останутся позади его, будут тем самым отторгнуты от царя, и делал надлежащие приготовления к этому походу.

Такими приготовлениями был занят Агесилай. Лакедемоняне же,[131]1 узнав с достоверностью, что персидский царь послал в Грецию деньги[132]2 и что все наиболее значительные государства соединились для войны со Спартой, пришли к убеждению, что отечество в опасности и что необходим поход. Они делали сами надлежащие приготовления, а кроме того немедленно послали Эпикидида за Агесилаем. Эпикидид прибыл к нему и, рассказав ему, как обстоят дела, передал ему от имени государства приказание как можно скорее спешить на помощь отечеству.

Агесилай, услышав это, был очень огорчен при мысли о том, сколько его честолюбивых надежд должно остаться неудовлетворенными. Однако же он созвал союзников,[133]3 передал им о полученном с родины приказании и сказал, что считает необходимым идти на помощь отечеству. «Если же там я добьюсь успеха, то будьте уверены, союзники, — сказал он, — что я вас не забуду, но, наоборот, прибуду снова сюда, дабы совершить то, в чем вы нуждаетесь». При этих словах многие заплакали и единогласно было вынесено решение идти вместе с Агесилаем на помощь Лакедемону; если там они будут иметь успех, то они вернутся вместе с Агесилаем в Азию. После этого они стали приготовляться к походу, чтобы сопровождать Агесилая. Последний оставил в Азии гармостом Евксена и с ним гарнизон по крайней мере из четырех тысяч человек, чтобы он мог защищать города. Видя, что большинство воинов[134]4 не желало идти походом на греков и предпочло бы остаться, и желая взять с собой воинов в возможно большем числе и наиболее искусных, он назначил награды тем из городов, которые пошлют наилучшее войско, тому из лохагов наемников, который явится с наилучшим по вооружению отрядов гоплитов, стрелков или пельтастов. Он обещал также дать никетерии тем из гиппархов, отряды которых будут выделяться по коням и вооружению. Он заявил, что распределение наград произойдет по переходе из Азии в Европу, на Херсоннесе, чтобы им было вполне очевидно, что только принявшие участие в походе будут допущены к участию в розыгрыше наград.[135]5 Большинство этих наград было оружие прекрасной работы, — гоплитское и всадническое. Кроме того в числе наград были и золотые венки; все же эти награды стоили не меньше четырех талантов. Правда, было затрачено много денег; но Агесилай достиг этим того, что в погоне за наградами все приобрели себе оружие, стоящее во много раз больше этой суммы. По переходе через Геллеспонт были назначены судьями из лакедемонян Менаск, Гериппид и Орсипп, а от союзников по одному от каждого города. По распределении наград Агесилай с войском отправился по тому же пути, по которому персидский царь[136]1 шел походом на Грецию.

В это время эфоры объявили сбор в поход. Было издано народное постановление, по которому предводительство войском вручалось, за малолетством царя Агесиполида, его родственнику и опекуну Аристодему. В то время как лакедемоняне уже вышли в поход, противники их собрались и обсуждали, при каких условиях им выгоднее всего принять сражение. На этом собрании коринфянин Тимолай сказал следующее: «Я бы сравнил, союзники, лакедемонское могущество с рекой. Действительно, реки у своих источников невелики и легко могут быть переходимы вброд. Но чем дальше мы спустимся вниз по течению, тем шире и глубже их русло, так как они принимают в себя другие реки. Точно также и лакедемоняне отправляются с родины одни, но, пройдя вперед и присоединив к себе контингенты союзных городов, становятся более многочисленными и победить их уже представляет более трудную задачу. Заметьте также, что те, которые хотят уничтожить осиное гнездо, подвергнутся многим укусам, если попытаются ловить вылетающих ос; если же они поднесут огонь к гнезду, пока осы внутри, то, не получив никакого повреждения, совладают с осами. По этим-то соображениям я и считаю выгодным заставить их принять бой лучше всего в самом Лакедемоне, если же это не удастся, то как можно ближе к их городу». Прочие присутствующие одобрили это предложение и приняли его голосованием. В то время как они спорили о гегемонии и договаривались о том, какой глубины должно быть войско, чтобы из-за слишком глубокой фаланги враг не получил возможности обойти войско с флангов, — лакедемоняне, присоединив к себе тегейцев и мантинейцев, подходили уже к Истму.[137]2 Коринфяне и их союзники также вышли в поход, и приблизительно в то же время, как они были в Немейской области, лакедемоняне со своими союзниками были уже в области Сикиона. Когда последние вторглись (в Коринфскую область) около Эпиикии, им на первых порах причиняли большой ущерб легковооруженные противники, бросая в них камни и стрелы с возвышенных мест. Когда же лакедемоняне спустились к морю,[138]3 они стали подвигаться вперед, вырубая и сжигая все вокруг. Противники их приблизились к ним и расположились лагерем, имея перед собой русло реки.[139]4 Лакедемоняне двинулись по направлению к врагу и, расположившись лагерем на расстоянии менее 10 стадий, спокойно выжидали.

Теперь я скажу о численности тех и других. Лакедемонских гоплитов собралось до 6000, элейских, трифилийских, акрорейских и ласионских — около 3000, сикионских 1500; эпидаврских, трезенских, гермионских и галийских было не меньше 3000; далее было еще около 600 всадников из Лакедемона; сверх того в походе принимало участие около 300 критских стрелков и не менее 400 марганейских, летринских и амфидольских пращников. Только флиунтцы не пошли с ними, так как им в это время, по их словам, нельзя было вести войну по религиозным соображениям. Таково было войско лакедемонян и их союзников. У противников же их собралось такое число гоплитов: афинских до 6000, аргосских, как передавали, около 7000, беотийских около 5000, так как орхоменцы не явились, коринфских до 3000 и, наконец, из всей Евбеи не меньше 3000. Столько было гоплитов; всадников же беотийских было до 800, так как орхоменцы не явились, афинских до 600, из Халкиды на Евбее до 100, из Опунтской Локриды до 50. Числом легковооруженных коринфяне и их союзники также превосходили лакедемонян: с ними были локрийцы озольские, мелийцы и акарнанцы.

Такова была численность обоих войск. Беотийцы, пока они занимали левый фланг, нисколько не рвались в бой. Когда же афиняне выстроились против лакедемонян, а беотийцы заняли правый фланг против ахейцев, они тотчас же объявили, что жертвы дают хорошие предзнаменования, и дали сигнал приготовляться к битве. Но они допустили две ошибки: во-первых, они выстроили фалангу чрезмерно глубокой, не считаясь с решением[140]5 строиться в одиннадцать рядов; кроме того, они отвели ее направо, чтобы выступить дальше вражеского фланга. Тогда афиняне, чтобы не оставалось промежутка между ними и беотийцами, последовали за ними,[141]1 хотя и знали, что при этом возникает опасность быть обойденными с фланга.[142]2 Сперва лакедемоняне не заметили, что враг приближается, так как место было покрыто кустами; они поняли это только тогда, когда раздалось пение пэана,[143]3 и тотчас же отдали приказание, чтобы все готовились в бой. Когда войско выстроилось так, как его поставили ксенаги,[144]4 и воины передали друг другу из уст в уста приказ следовать за руководящим флангом, войско двинулось направо[145]5 с лакедемонянами во главе. Последние так растянули свое крыло, что только шесть афинских фил пришлось против лакедемонян, остальные же четыре — против тегейцев.[146]6 Когда между армиями осталось меньше стадии расстояния, лакедемоняне принесли, как у них водится, в жертву Сельской Артемиде козу и пошли против врага, приготовившись обогнуть выступающей частью войска левый фланг врага. Когда войска сошлись, пелленцы, оказавшиеся против феспийцев, упорно сражались, причем и те и другие, несмотря на страшный урон, удержались на своих местах; все прочие союзники лакедемонян были побеждены противниками. Сами же лакедемоняне одержали верх над той частью афинян, которая приходилась против них, и, обойдя их выступавшей частью, перебили очень многих из них, причем сами не потерпели никакого ущерба; затем они снова выстроились в боевой порядок и двинулись (на остальных противников).[147]7 Они прошли мимо того места, где стояли остальные четыре афинские филы, прежде чем те, оставив преследование врага, вернулись на свои места; таким образом из этих афинян, кроме тех, которые пали в стычке с тегейцами, не было убито никого. Затем лакедемоняне столкнулись с аргивянами, возвращавшимися на свои места (по окончании преследования пелопоннесцев). Передовой полемарх хотел было напасть на них с фронта, но ему был дан приказ дать пройти мимо первому ряду врагов. Когда первый ряд прошел, лакедемоняне устремились на невооруженный фланг врагов и, осыпая его градом ударов, перебили много людей. Им удалось напасть также и на возвращавшихся коринфян, а также и на разрозненные отряды фиванцев, окончивших преследование противника, и перебить очень многих из них. После этого побежденные сперва побежали к коринфским стенам; но коринфяне не впустили их в город, и они принуждены были разместиться в прежнем лагере. Лакедемоняне же отошли к тому месту, где они впервые столкнулись с врагом, и поставили там трофей. Таков был ход этой битвы.

В это же время Агесилай спешил на помощь из Азии.[148]8 В Амфиполе с ним встретился Деркилид, посланный к нему с известием, что лакедемоняне победили и что из них погибло лишь восьмеро, тогда как со стороны врагов пало бесчисленное множество. Рассказал он ему также, что немало погибло и союзников. Тогда Агесилай спросил у него: «А не находишь ли ты, Деркилид, подходящим, чтобы города,[149]9 контингенты которых участвуют в моем походе, как можно скорее узнали об этой победе?» Деркилид ответил на это: «Конечно, эта весть подымет в них бодрость духа». — «Так не лучше ли всего, чтобы ты, который принес эту весть, передал ее и союзникам». Тот с удовольствием услышал это, так как любил путешествовать, и сказал: «Я исполню, что ты прикажешь». — «Так я приказываю тебе это, — ответил тот, — и еще велю тебе объявить им, что если и наш поход будет удачным, то мы вернемся в Азию, как мы обещали».[150]10 Деркилид направился прежде всего на побережье Геллеспонта, Агесилай же прошел через Македонию и прибыл в Фессалию. Лариссцы, краннонцы, скотусцы и фарсалийцы, как союзники беотийцев, и все прочие фессалийцы, кроме тех, которые были тогда изгнаны из своих городов, наносили всякий ущерб Агесилаю, следуя за ним. Агесилай на первых порах двигался, выстроив войско сомкнутым строем, причем половина конницы была выстроена перед войском, а половина позади. Когда фессалийские всадники стали мешать движению, нападая на задние ряды, он послал в замыкающий отряд и конницу, бывшую впереди, кроме лишь всадников, составлявших его личную охрану. Оба войска выстроились друг против друга; фессалийцы, считая невыгодным сражаться на конях против тяжеловооруженных, стали медленно отступать, лакедемоняне же следовали за ними с большой осторожностью. Агесилай понял ошибку и тех и других и послал на помощь коннице самых лучших всадников, принадлежащих к его свите, с тем, чтобы они и сами преследовали с наибольшей быстротой фессалийцев и другим всадникам приказали бы поступать таким же образом, чтобы не дать фессалийцам возможности повернуться. Когда фессалийцы увидели сверх ожидания, что их преследуют, часть их даже не сделала попытки повернуться лицом к врагу, те же, которые пытались это сделать, были захвачены в тот момент, когда поворачивали коней. Только фарсалийский гиппарх Полихарм со своим отрядом успел повернуться лицом к врагу и погиб, сражаясь. После этого фессалийцы обратились в паническое бегство, так что частью были перебиты, частью взяты в плен. Они остановились только тогда, когда достигли горы Нарфакия. Агесилай же поставил трофей между Прантом и Нарфакием и остановился здесь, преисполненный радости по поводу удачного предприятия: ему удалось при помощи конницы, составленной из случайных отрядов, победить фессалийцев, столь гордящихся своей конницей. На следующий день он перевалил через Ахейские горы в области Фтии и вплоть до самых границ Беотии шел уже по дружественной стране.

Когда он находился в ущелье,[151]1 солнце показалось в форме лунного серпа и в то же время получилось известие, что лакедемоняне побеждены в морской битве и что наварх Писандр погиб. Были переданы также и обстоятельства этой битвы. Встреча произошла около Книда, причем навархом противников был Фарнабаз с финикийскими судами;[152]2 первую линию занимал Конон во главе греческого флота. Писандр выстроил свой флот против врага, и тогда стало ясно, что у него гораздо меньше кораблей, чем в греческом флоте Конона. Союзники Писандра, выстроившиеся на левом фланге, тотчас же бежали, сам же он вступил в бой с врагами, но триэра его, получив пробоины, была выкинута на берег. Весь экипаж, выкинутый на берег, оставил корабль и спасся в Книд, напрягши для этого все силы. Сам же он погиб, сражаясь, на корабле. Агесилай, узнав об этом, был очень огорчен; но затем он подумал о том, что большая часть его войска[153]3 при счастливых обстоятельствах охотно будет участвовать в его походе; если же они узнают о какой-либо неудаче, то ничто не вынудит их больше быть его соратниками. Поэтому он, исказив истину, объявил, будто получено известие, что Писандр пал победителем в морской битве. Передавая эту весть, он принес в жертву быка за доброе известие и разослал многим части жертвенных животных. Ободренные ложным известием о победе лакедемонян в морской битве, войска Агесилая одержали верх над противниками в происшедшем затем бою.

Против Агесилая были выставлены войска следующих племен: беотийцы, афиняне, аргивяне, коринфяне, евбейцы, энианцы, те и другие локрийцы; в войске Агесилая сражались: мора лакедемонян, переправившихся[154]4 из Коринфа, и еще пол-моры стоявших в Орхомене; кроме того в войско входили неодамоды, прибывшие из Лакедемона, далее наемники, под предводительством Гериппида,[155]5 затем отряды от греческих городов в Азии и от европейских городов, которых Агесилай присоединил к себе по пути. Уже на самом месте битвы к нему присоединились орхоменские[156]6 и фокейские гоплиты. Пельтастов было гораздо больше у Агесилая, число же всадников в обоих войсках было приблизительно одинаковое. Таковы были силы обоих; а теперь я расскажу, как произошла эта величайшая из всех бывших на нашей памяти битв. Войска сошлись на равнине под Коронеей, куда воины Агесилая вступили со стороны Кефиса, а фиванцы и их союзники — со стороны Геликона. Агесилай занимал правый фланг в своем войске, а на левом фланге с краю у него стояли орхоменцы. Фиванцы занимали в своем войске правый фланг, а на левом у них стояли аргивяне. Когда войска сошлись, на первых порах царило глубокое молчание с обеих сторон. Когда же они оказались друг от друга на расстоянии приблизительно стадии, фиванцы с военным криком бегом устремились на врага. Им осталось пробежать еще около трех плефров, когда из строя войска Агесилая выбежали наемники под начальством Гериппида,[157]7 а вместе с ними ионийцы, эолийцы и жители Геллеспонта. Все эти отряды приняли участие в нападении и в бою на копьях обратили стоявших против них противников в бегство: аргивяне не выдержали нападения агесилаевых войск и бежали к Геликону. Некоторые из наемников уже собирались увенчать Агесилая венком, как вдруг пришло известие, что фиванцы перерубили орхоменцев и находятся уже среди лакедемонского обоза. Агесилай тотчас же, сделав маневр поворота, двинулся на них; фиванцы же, увидев, что их союзники[158]1 бежали к Геликону, желая прорваться к остальной части своего войска, сомкнули ряды[159]2 и мужественно двинулись по направлению к ним. В этом положении Агесилай бесспорно проявил себя очень мужественным, но избранный им способ не был самым безопасным. Имея возможность предоставить врагу прорваться, а затем погнаться за ним и напасть на задние ряды, он не поступил так, а встретился лицом к лицу с фиванцами. Произошла рукопашная схватка, очень жаркая и кровопролитная. Кончилась она тем, что лишь некоторым из фиванцев удалось прорваться в Геликон, а большинство отступило и пало. После того как эта победа была одержана, и раненый Агесилай был пронесен перед строем, к нему приблизилось несколько всадников и, передав, что около восьмидесяти вооруженных врагов скрылись в храме,[160]3 спросили как с ними поступить. Агесилай, несмотря на полученные им многочисленные раны, не забыл долга перед богами и приказал позволить скрывшимся в храме уйти, куда им будет угодно, строго запретив обижать их. В этот день (так как было уже поздно) они ограничились тем, что поужинали и легли спать. На следующий же день, на заре, Агесилай приказал полемарху Гилиду выстроить войско в боевой порядок, поставить трофей, одеть всем венки во славу бога и всем флейтистам играть. Все эти приказания были исполнены. Затем пришли послы от фиванцев с просьбой, заключив перемирие, выдать трупы для погребения. Перемирие было заключено, а Агесилай отправился в Дельфы и принес богу в жертву десятую часть денег, вырученных от продажи добычи, что составило не менее ста талантов. Полемарх Гилид с войском направился в Фокиду, а оттуда вторгся в Локриду. Вплоть до вечера воины грабили по деревням разную утварь и хлеб; с наступлением же вечера, когда войско стало удаляться из страны, локрийцы следовали за ними, бросая в задние ряды, состоявшие из лакедемонян, стрелы и дротики. Когда же лакедемоняне, повернув назад и устремившись на них, убили нескольких локрийцев, последние перестали преследовать войско сзади, а стали осыпать их стрелами с возвышенных мест. Лакедемоняне пытались гнаться за ними по склонам гор, но, ввиду наступления сумерек, стали отступать вниз; при этом одни гибли из-за бездорожья, другие из-за того, что не видели ничего пред собой, третьи от стрел. Здесь погибли полемарх Гилид, один из его приближенных Пеллей, а всего около восемнадцати спартиатов, частью побитые камнями, частью от ран. Если бы им не помогли воины из лагеря, прервав ужин, то они могли бы погибнуть все до одного.

После этого Агесилай отплыл на родину, а войско было распущено по городам. Начиная с этого времени воевали с одной стороны афиняне, беотийцы, аргивяне и их союзники, имея исходным пунктом Коринф, а с другой лакедемоняне со своими союзниками, с опорой в Сикионе. Коринфяне видели, что земля их опустошается, а (граждане) гибнут, так как враг все время находится близ их города, тогда как в союзных с ними государствах и граждане пользуются благами мира, и земля возделывается; поэтому большинство их, в том числе самые знатные,[161]4 желало во что бы то ни стало мира; сходясь, они беседовали об этом друг с другом. Аргивяне же, афиняне, беотийцы и те из коринфян, которые были подкуплены[162]5 персидским царем и были главными виновниками этой войны, прекрасно знали, что если им не удастся устранить сторонников мира, то их государствам угрожает опасность снова подпасть под лаконское влияние. Поэтому они организовали погром в Коринфе. Прежде всего, задуманное ими дело было крайне безбожным: ведь прочие греки, даже если кто-либо приговорен к смертной казни в силу закона, не приводят приговора в исполнение в праздничные дни, а они выбрали для осуществления своего замысла последний день Евклейских празднеств, так как они надеялись, что в этот день сойдется на агоре больше всего людей из числа намеченных для убийства. После того как убийцам, заранее осведомленным об именах тех, кого надлежало убить, был дан условный знак, они обнажили кинжалы и стали наносить удары направо и налево. Один погиб стоя, во время дружеской беседы, другой сидя, третий в театре, а иные даже при исполнении обязанностей арбитра на состязаниях. Когда стало ясно, в чем дело, знатные граждане бросились искать убежища — одни к подножьям статуй богов, стоявших на агоре, другие к алтарям. Но и дававшие приказания и исполнявшие их были безбожнейшими людьми, и вообще им была совершенно чужда справедливость: они убивали и прильнувших к алтарям. Поэтому многие из добропорядочных граждан, даже не вошедшие в число жертв, терзались душой, видя это кощунство. В этот день погибло очень много людей старшего возраста, так как ими-то преимущественно и была наполнена агора, молодые же выжидали событий в Кранее, так как Пасимел[163]1 подозревал, чтó должно произойти. Когда же они услышали крик и некоторые из зрителей кровавого дела прибежали к ним, они заняли Акрокоринф и отражали атаковавших их аргивян с союзниками. В то время как они обдумывали, как быть дальше, с колонны падает капитель, несмотря на то, что не было ни землетрясения, ни ветра. Они принесли жертву; результаты ее были истолкованы предсказателями в том смысле, что им лучше оставить крепость и спуститься на равнину. Сперва они ушли из Коринфской области, решившись оказаться на положении беглецов, но к ним явились с увещаниями друзья, матери и братья, а также некоторые из захвативших власть в городе,[164]2 клятвенно обещая им, что они не претерпят никакой кары. Тогда некоторые из них вернулись на родину и увидели, что город находится под властью тиранов, что былая государственная независимость их города исчезла вместе с удалением пограничных камней, что их отечество уже называется не Коринфом, а Аргосом, что они принуждены участвовать в аргосских государственных учреждениях, чего они вовсе не желали, что они в своем государстве имеют меньше влияния, чем метэки. И некоторые из них решили, чти так дальше жить нельзя; что их долг сделать попытку, восстановив исконное устройство, превратить отечество снова в Коринф, вернуть ему свободу, очистить от осквернителей,[165]3 установить законный порядок.[166]4 Они полагали, что их замысел достоин похвалы: если им удастся достичь своей цели, то они окажутся спасителями отечества; если же их сил не хватит для этого, они умрут славной смертью в борьбе за самые дорогие и высшие блага. Так, два гражданина, Пасимел и Алкимен, нырнув в поток и переплыв на другую его сторону, сделали попытку вступить в переговоры с лакедемонским полемархом Пракситом, который как раз находился тогда со своей морой[167]5 караульных солдат в Сикионе. Они сказали Пракситу, что могут ему предоставить свободный вход внутрь стен, которые тянутся к Лехейской гавани. Праксит поверил им, так как они и прежде были ему известны как люди, достойные доверия. Он добился, чтобы и та мора, которая собиралась уже выступить из Сикиона, была задержана, и стал приготовляться к вторжению внутрь стен. Отчасти вследствие благоприятного стечения обстоятельств, а отчасти благодаря их стараниям, упомянутые два гражданина оказались стражами тех ворот, где был поставлен победный трофей.[168]6 При таком положении дел Праксит подходит к стенам с отрядом сикионцев и находившимися в Сикионе коринфскими беглецами. Подойдя к воротам, он не решился сразу войти и решил прежде послать одного из преданных ему людей, который бы высмотрел, чтó делается внутри. Караульные ввели его внутрь и так простодушно все ему показали, что он вернувшись доложил, что в их предложении не заключалось никакой хитрости. После этого он вошел внутрь, но так как стены отстояли далеко друг от друга, то, когда вошедшие выстроились, обнаружилось, что их слишком мало,[169]7 поэтому они соорудили перед собой частокол и ров (какой можно было в такое короткое время) для того, чтобы обороняться до прибытия на помощь союзников, так как и позади их, в гавани, стоял беотийский гарнизон. День, последовавший за той ночью, в которую они вторглись, прошел без боя. На следующий же день пришли аргивяне со всем войском и увидели, что против них выстроены на правом фланге своей армии лакедемоняне, рядом с ними сикионцы, а у восточной стены коринфские изгнанники в числе около ста пятидесяти; тогда они выстраиваются против лакедемонян и их союзников так, что к восточной стене примыкали наемники под начальством Ификрата, рядом с ними стояли аргивяне, а левый фланг занимали коринфяне, оставшиеся в городе. Увидя малочисленность врага, они преисполнились самоуверенности, тотчас же перешли в нападение, одержали верх над сикионцами и, разрушив часть частокола, погнали врагов по направлению к морю, причем многих из них уничтожили. Гиппармост[170]1 Пасимах, имевший небольшое количество всадников, когда увидел, что сикионцы терпят поражение, отобрал у них щиты и, приказав привязать лошадей к деревьям, пошел против аргивян с добровольцами из своего отряда. Аргивяне же, увидев на щитах букву Σ,[171]2 решили, что это сикионяне, и вступили в бой без страха. Тогда Пасимах, как говорят, сказал: «Клянусь двумя богами,[172]3 аргивяне, обманет вас эта буква». Затем он бросился в рукопашную и, сражаясь с небольшим отрядом против многочисленного врага, погиб вместе со всем своим войском. Зато коринфским изгнанникам удалось победить стоявших против них[173]4 и, прорвавшись вверх, приблизиться к стенам, окружавшим самый город. Лакедемоняне, заметив, что та часть войск, где находились сикионяне, потерпела поражение, бросились на помощь, выйдя за частокол и примыкая к нему левым флангом. Аргивяне,[174]5 услышав, что позади их лакедемоняне, повернули фронт и бегом устремились сюда из-за частокола.[175]6 Воины, стоявшие на самом краю на правом фланге, после натиска лакедемонян на невооруженный фланг были перебиты. Остальная часть аргосского войска, примыкавшая к стене, всей массой отступила к городу в большом замешательстве, но здесь она встретилась с коринфскими изгнанниками[176]7 и, увидев, что и против нее враги, снова устремилась назад. Тогда часть аргивян стала восходить по лестницам на стены, причем одни погибли, взобравшись по лестницам и прыгая со стен, другие пали под натиском и ударами врагов у самых лестниц; некоторые были растоптаны и удушены своими же. Лакедемоняне же имели возможность убивать направо и налево, ибо божество предоставило им случай, на который они никогда не могли надеяться. Как же не считать делом богов то, что запуганная и приведенная в ужас масса врагов сама отдавалась им в руки, подставляя им невооруженные части, причем никто и не пытался сражаться, а всякий как бы делал все, что нужно было для гибели? Тогда на маленьком пространстве погибло так много народу, что можно было там увидеть людей, лежавших огромными кучами, как лежат кучи зерна, дерева, камней. Перебит был также беотийский гарнизон,[177]8 находившийся в гавани; воины из этого гарнизона искали спасения частью на стенах, частью на крышах доков. После этого коринфяне и аргивяне убрали трупы, испросив для этого перемирие. В то же время пришли на помощь союзники лакедемонян.[178]9 Когда они собрались, Праксит решил прежде всего срыть часть стен, так, чтобы получился достаточный проход для войска,[179]10 а затем, взяв с собой войско, пошел по направлению к Мегарам и взял приступом прежде всего Сидунт, а потом и Кроммион. Поставив в этих крепостях гарнизон, он отправился назад. Вслед затем он укрепил Эпиикию, так как больше доверял гарнизону, чем дружбе союзников, после чего распустил войско, а сам отправился назад к Лакедемону.

После этого большие всенародные походы обеих воюющих сторон прекратились, но все эти государства довольствовались тем, что охраняли свои крепости, посылая гарнизоны: одни — в Коринф, другие — в Сикион. Тем не менее, обе стороны продолжали ожесточенную войну, но только при помощи наемников.

В то же время Ификрат вторгся в Флиунтскую область и засел со всем своим войском в засаду, выслав небольшой отряд грабить страну. Когда горожане вышли на помощь сельчанам, ничего не подозревая, он напал на них из засады и перебил огромное число их, наведя на них такую панику, что они решились призвать к себе лакедемонян и поручили им охранять город и крепость, несмотря на то, что они прежде ни за что не хотели впустить лакедемонян в крепость, боясь, чтобы они не возвратили в город изгнанников, которые скажут им, что они изгнаны за приверженность к лакедемонянам. Лакедемоняне же, хотя и отнеслись сочувственно к изгнанникам, тем не менее за все время своего пребывания в городе даже не упомянули ни разу о возвращении их, а когда город почувствовал себя вне опасности, удалились, оставив здесь такой же строй и такие же законы, какие были в момент их прибытия. Отряд Ификрата вторгался также во многие места Аркадии, где он грабил страну и атаковал городские укрепления. В открытый бой из городских стен аркадские гоплиты никогда не выходили: до такой степени они боялись пельтастов. Пельтасты же, со своей стороны, боялись лакедемонян до такой степени, что они никогда не подходили к гоплитам так близко, чтобы попасть под удары дротиков. Случалось, что и со столь большого расстояния лакедемонские воины младших призывных возрастов бросались их преследовать, настигали своими дротиками и кое-кого убивали. Но если лакедемоняне относились с пренебрежением к пельтастам, то еще с бóльшим пренебрежением они относились к своим союзникам: действительно, когда однажды мантинейцы выбежали навстречу пельтастам, сделавшим вылазку из пространства между стенами, ведущими к Лехею, они принуждены были отступить под градом дротиков, причем часть бегущих была перебита. Поэтому лакедемоняне позволяли себе шутить над союзниками, что они боятся пельтастов, как малые ребята — буки. Лакедемоняне, направившись из Лехея со своим отрядом и коринфскими изгнанниками, расположились лагерем вокруг коринфской городской крепости. Афиняне же, боясь могущества лакедемонян и ожидая, что они пойдут в их страну ввиду уничтожения коринфских Длинных стен;[180]1 считали наиболее целесообразным восстановить разрушенные Пракситом стены. Они прибыли сюда всенародным ополчением с каменщиками и плотниками и в несколько дней выстроили самым тщательным образом западную стену, обращенную к Сикиону, после чего уже гораздо более спокойно сооружали восточную стену.

Лакедемоняне обратили внимание на то, что аргивяне спокойно пожинают плоды своей земли и что война их только радует. Поэтому они пошли походом на аргивян под предводительством Агесилая. Последний опустошил всю их страну, а затем, не теряя времени, перевалил через горы близ Тенеи, вторгся в Коринфскую область и завладел стенами, которые соорудили афиняне. Ему помогал с моря его брат Телевтий, с флотом из двенадцати триэр. Какое счастье выпало на долю их матери, из детей которой в один и тот же день один овладел на суше вражескими стенами, а другой — на море кораблями и доками! Выполнив это, Агесилай распустил союзническое войско, а лакедемонское отвел на родину.

Вскоре после описанных событий лакедемоняне услышали от изгнанников, что весь скот коринфских жителей находится в их владении и согнан в Пирей, а многие также кормятся из запасов, имеющихся в самом городе; поэтому они снова отправились походом в Коринф под предводительством того же Агесилая. Прежде всего он прибыл на Истм. Это случилось как раз в том месяце, когда справляются Истмии; поэтому аргивяне находились тогда здесь для совершения жертвоприношений Посейдону, так как Коринф теперь составлял часть Аргосского государства.[181]2 Когда они узнали, что Агесилай приближается, они побросали части жертвенных животных и яства и в крайнем замешательстве и страхе отступили к городу по дороге, ведущей на Кенхреи. Агесилай, хотя и заметил это, не преследовал их, а расположился в храме, сам принес жертву богу и переждал, пока не окончатся жертвоприношения и состязания, устроенные в честь Посейдона под руководительством прибывших сюда коринфских изгнанников. Когда же Агесилай удалился, аргивяне снова справили Истмии, так что в этом году были такие виды состязаний, на которых каждый участник потерпел поражение дважды, а, с другой стороны, были и такие, на которых те же лица были дважды провозглашены победителями. На четвертый день Агесилай подошел с войском к Пирею. Увидя, что он охраняется большим количеством войск, он после завтрака отступил к городской крепости,[182]3 желая возбудить в коринфянах подозрение, что среди них имеются изменники, собирающиеся предать город; поэтому коринфяне из страха, чтобы кто-либо не предал города, призвали к себе[183]4 Ификрата с большей частью его пельтастов. Агесилай, заметив, что они ночью перешли в город, на заре повернул обратно и пошел к Пирею. Сам он пошел по дороге, идущей мимо теплых источников, а отдельный отряд послал на вершину хребта. В эту ночь он сам расположился лагерем близ теплых источников, а посланный им отряд ночевал на занятой им вершине. В это время Агесилай обнаружил необыкновенную догадливость по очень мелкому поводу, но очень кстати. Из принесших припасы отряду, занявшему вершину, никто не захватил огня, а было холодно, так как место было очень высокое, вдобавок к вечеру выпал дождь с градом, а воины взобрались на гору в летнем платье. Холод и мрак лишили их всякого аппетита. Агесилай послал к ним не менее десяти человек с горшками, в которых был огонь. Они расположились в разных местах вершины и развели много больших костров, так как лес здесь был в изобилии. Все воины натерлись маслом,[184]1 а некоторые только теперь поужинали. В эту ночь было видно, как горит храм Посейдона (кто его поджег — никому неизвестно). Когда находившиеся в Пирее узнали, что вершина занята, они не стали и думать о защите, но все устремились в поисках убежища в святилище Геры — мужчины и женщины, рабы и свободные, туда же была согнана и большая часть скота. Агесилай со своим войском отправился вдоль морского берега, отряд же, занимавший вершину, спустился оттуда и овладел Пирейским фортом Эноей. Он завладел всеми запасами, находившимися внутри, и все воины в этот день захватили много съестных припасов из окрестных местностей. Спасшиеся в святилище Геры вышли оттуда, отдавшись на милость Агесилая. Он приказал им, чтобы они выдали коринфским беглецам тех из них, которые были в числе убийц.[185]2 Все же остальное[186]3 должно было быть продано. После этого из святилища Геры вышла большая масса военнопленных. Со всех сторон прибыли многочисленные посольства по вопросу об условиях мира; в том числе были и беотийцы. Агесилай отнесся к ним очень высокомерно и сделал вид, что не заметил их, несмотря на ходатайство их проксена Фарака, чтобы им дана была аудиенция. Он сидел в круглом сооружении, выстроенном по берегу озера, и смотрел на многочисленных пленных и вывозимые из Пирея запасы. Пленных сопровождали караульные с копьями из лакедемонского лагеря, и на них были устремлены многочисленные взгляды присутствующих: счастливцы и победители всегда представляют приятное зрелище. Агесилай еще сидел на своем месте, обнаруживая радость по поводу происшедшего, как вдруг прискакал всадник на совершенно взмыленном коне. Многие задавали ему вопросы, с какой вестью он прибыл, но он никому ничего не ответил. Приблизившись к Агесилаю, он соскочил с коня, подбежал к нему с очень нахмуренным лицом и сообщил о гибели находившегося в Лехее отряда. Услышав об этом, Агесилай тотчас вскочил с места, схватил копье, приказал глашатаю созвать полимархов, пентеконтэров[187]4 и ксенагов. Когда все они сбежались, он приказал войску, наскоро приняв пищу, так как завтрак еще не был готов, следовать за ним как можно скорее, а сам с царскими сотрапезниками, вовсе не позавтракав, двинулся впереди войска. Копьеносцы, неся его доспехи, сопровождали его с величайшей поспешностью, причем один шел впереди, а остальные позади его. Когда они прошли уже мимо теплых источников и вышли на Лехейскую равнину, к ним подъехали три всадника с известием, что трупы погребены. Услышав это, он приказал снять оружие и устроил короткий отдых;[188]5 затем он повел войско обратно к святилищу Геры. На следующий день пленные были проданы с публичного торга.

Беотийские послы были призваны к Агесилаю и им был задан вопрос, — какова цель их прибытия? Однако они уже ни словом не обмолвились о мире,[189]6 а спросили только, не встречается ли с его стороны препятствий к тому, чтобы они прошли в город к своим воинам. При этих их словах Агесилай рассмеялся и сказал: «Я хорошо понимаю, что вы пришли вовсе не за тем, чтобы посмотреть на ваших воинов, а чтобы узнать, не изменяет ли вашим друзьям военное счастье... Но погодите, я сам поведу вас, и, находясь со мной, вы лучше узнаете, в каком положении дела». Агесилай не обманул их: на следующий же день он, совершив жертву, повел войско к городу. Исключая только трофея, он все остальные деревья выжег и вырубил, показав этим послам, что, несмотря на такие его поступки, никто из города не решается выйти ему навстречу. После этого он расположился лагерем близ Лехея. Фиванских послов он в город не пропустил, а отправил их назад по морю в Кревсиду. Лакедемоняне же не привыкли к поражениям, подобным происшедшему, и лакедемонское войско было охвачено глубоким горем. Не горевали только те, у которых сыновья, отцы или братья погибли, не сходя со своего места; они веселые расхаживали по лагерю, с видом победителей, как бы гордясь несчастием, постигшем их родственников. Обстоятельства же упомянутого поражения лакедемонского отряда таковы. Жители Амикл всегда возвращаются на родину на праздник Гиакинфий для пэана, даже если они находятся в походе или вообще вне родины. В тот раз Агесилай оставил амиклейцев, находившихся во всех частях войска, в Лехее. Заведывавший охраной города полемарх расставил на караульные посты в крепости гарнизон союзников, а сам с морой[190]7 всадников и тяжеловооруженных провожал амиклейцев мимо Коринфской городской крепости. На расстоянии приблизительно двадцати или тридцати стадий от Сикиона полемарх с тяжеловооруженными, которых было около шестисот, повернул назад к Лехею, а гиппармосту с отрядом всадников приказал, проводив амиклейцев до того места, до которого они сами прикажут, догонять тяжеловооруженных. Они хорошо знали, что в Коринфе было много и пельтастов и тяжеловооруженных, но, так как прежде на них никто не нападал, они пренебрегли этой опасностью. Их заметили из Коринфской крепости стратег афинских тяжеловооруженных Каллий, сын Гиппоника, и Ификрат, начальник пельтастов. Увидя, что врагов немного, и что при них нет ни пельтастов, ни всадников, афиняне решили, что можно без всякого риска напасть на них с отрядом пельтастов. При этом они рассчитывали, что если противники будут продолжать следовать по тому же пути, то они погибнут, поражаемые дротиками в невооруженные части;[191]1 если же те попытаются преследовать их, то им со своими подвижными пельтастами без труда удастся убежать от гоплитов. С таким расчетом они выводят войско из крепости; Каллий выстроил гоплитов недалеко от города,[192]2 а Ификрат с пельтастами напал на лакедемонян. Последние были осыпаны градом дротиков и кое-кто был ранен, а некоторые убиты. Гипаспистам было приказано подобрать пострадавших и внести их в Лехей, и только они и спаслись в действительности из всего отряда. Полемарх же[193]3 приказал призывным последних десяти лет преследовать неприятеля. Воины бросились преследовать, но не могли, будучи гоплитами, причинить никакого вреда пельтастам, находясь от них на таком расстоянии, какое может пролететь брошенный дротик.[194]4 Ификрат приказал своим двинуться назад, прежде чем гоплиты соберутся вместе. В то время как лакедемонские гоплиты отступали в беспорядке, так как они нападали с величайшей быстротою, воины Ификрата опять повернули назад и стали метать дротики с фронта, а, кроме того, другие пельтасты подбежали с фланга, поражая невооруженные части. Тотчас же, при первом натиске, они поразили дротиками десять или одиннадцать лакедемонян, после чего стали нападать с еще большей уверенностью. Так как лакедемоняне попали в трудное положение, полемарх приказал на этот раз уже призывным последних пятнадцати лет преследовать врага, но при отступлении они потеряли больше воинов, чем в первый раз. Когда цвет войска уже погиб, к лакедемонянам пришла на помощь конница,[195]5 и вместе с ней они снова стали преследовать врага. Но при отступлении пельтастов всадники нападали недостаточно храбро: они не старались настигнуть кого-нибудь и убить, а только сопровождали пехотные отряды, делающие вылазки, находясь с ними на одной линии, и вместе с ними и преследовали врага и отступали. Поступая так же, как пехотинцы, они несли при каждой вылазке такой же урон, как и те: таким образом лакедемонское войско становилось все более малочисленным и робким, а враг становился все отважнее, и число решавшихся нападать становилось все больше. В полной растерянности лакедемоняне заняли невысокий холм, отстоящий на две стадии от моря и на шестнадцать или семнадцать стадий от Лехея. Заметив это, гарнизон, находившийся в Лехее, разместился на лодках и проплыл морем до места, ближайшего к холму. Но в это время лакедемоняне, и без того уже доведенные до края гибели перенесенными ими неудачами, потерями и полной невозможностью применить свои силы, увидели, что из-под Коринфа идут на помощь их врагам гоплиты.[196]6 Этого было достаточно для того, чтобы они обратились в бегство. Некоторые из них бросились в море, а немногие, в том числе всадники, спаслись в Лехей. Во всех этих битвах и во время бегства погибло около двухсот пятидесяти человек.[197]7 Так закончилось это столкновение.

После этого Агесилай ушел, забрав с собой остатки пострадавшего отряда, взамен которого в Лехее был оставлен другой. Двигаясь на родину, он останавливался в попутных городах, прибывая в них как можно позже и выходя из них как можно раньше. Так он, поднявшись рано утром, вышел из Орхомена и прибыл в Мантинею еще в тот же день в сумерки, — так тяжело было его воинам видеть, как мантинейцы будут радоваться их несчастью. После этого и в остальном Ификрата сопровождала удача. Он взял Сидунт и Кроммион, где стоял гарнизон, поставленный Пракситом по взятии этих крепостей,[198]1 и Эною, где Агесилай поставил гарнизон, взяв Пирей.[199]2 В Лехее же остался гарнизон лакедемонян и их союзников. Коринфские изгнанники, не имея уже возможности прибыть пешком из Сикиона вследствие поражения, понесенного лакедемонской морой, поплыли по морю в Лехей и, пользуясь им как базой, с переменным счастьем атаковали Коринф.

Калидон, издавна принадлежавший к Этолии, теперь был занят ахейцами, давшими калидонцам право ахейского гражданства. После описанных событий они вынуждены были оставить здесь гарнизон. Акарнанцы пошли походом на Калидон; к ним, согласно союзному договору, присоединились в небольшом числе афиняне и беотийцы. Теснимые врагом, ахейцы послали послов в Лакедемон. Послы прибыли в Лакедемон и заявили, что лакедемоняне несправедливы по отношению к ахейцам. «Мы, — сказали они, — по первому вашему зову выставили свои отряды в союзное войско и следовали за вами, куда вы нас ни вели. Вам же нет никакого дела до нас, когда нас осаждают акарнанцы и их союзники афиняне и беотийцы. Мы не можем допустить, чтобы такое положение продолжалось: нам останется одно из двух — или приказать нашим отрядам оставить союзное войско и, устранившись от участия в пелопоннесской войне, отправиться всей массой для борьбы с акарнанцами и их союзниками, или же заключить с ними мир на таких условиях, на каких будет возможно». Вот что говорили они; при этом они угрожали лакедемонянам расторгнуть союзный договор, если те не придут к ним на помощь. После этих речей эфоры и народное собрание постановили, что необходимо отправиться походом вместе с ахейцами против акарнанцев. Был послан Агесилай с двумя морами лакедемонян и соответственным числом союзников, ахейцы же пошли в этот поход всенародным ополчением. Когда Агесилай переправился в Акарнанию, все сельские жители бежали в города, угнав скот как можно дальше, чтобы он не попал в руки лакедемонян. Подойдя к границе вражеской страны, Агесилай послал в Страт, к правительству Акарнанского союза, посла, который должен был передать, что если акарнанцы не расторгнут союза с беотийцами и афинянами и не станут на сторону лакедемонян и их союзников, Агесилай предаст систематическому опустошению всю их страну и не оставит ни одного живого места. Так как они не повиновались, он исполнил свою угрозу и систематически вырубал все, что находил в их стране, не проходя в день более десяти или двенадцати стадий. Акарнанцы, полагая вследствие медленности продвижения войска, что они находятся в безопасности, привели обратно с гор в долины стада и вспахали большую часть земли. Когда Агесилай увидел, что они вовсе перестали его бояться, он на пятнадцатый или шестнадцатый день после вторжения в Акарнанию, рано утром, совершив жертвоприношение, отправился в поход, до наступления сумерек прибыл к озеру,[200]3 около которого находились почти все стада акарнанцев, и захватил огромное количество быков, лошадей, всякого другого скота и рабов. В этом месте он пробыл весь следующий день и продал с публичного торга пленных. Сюда пришли в большом числе акарнанские пельтасты и стали из луков и дротиков стрелять с вершины в войско, расположившееся у подножия горы. Они при этом не понесли никакого урона, но заставили Агесилая перенести лагерь на открытую равнину, несмотря на то, что войско как раз в это время уже садилось за ужин. С наступлением ночи акарнанцы ушли, а воины, оставив гарнизон, легли спать. На следующий день Агесилай с войском вышел из этого места. Равнина и пастбище, примыкавшие к озеру, были со всех сторон окружены горами, через которые вел узкий выход. Акарнанцы заняли вершины гор, метали сверху копья и дротики, временами нападали на войско, сбегая к подошве гор, и не давали войску никакой возможности пройти. Гоплиты и всадники, выбегая из строя, преследовали их при каждом нападении, но не могли причинить им никакого ущерба, так как акарнанцам достаточно было самого короткого времени, чтобы успеть отступить на неприступные позиции. Агесилай, считая затруднительным пройти через ущелье при таком положении вещей, решил преследовать ахейцев, нападавших на него с левого фланга, хотя они и были очень многочисленны, — в этом месте подъем на гору был легче как для гоплитов, так и для всадников. В то время как он приносил жертву, акарнанцы усиленно наступали, бросая стрелы и дротики, подошли совсем близко и нанесли много ран. Когда было дано приказание взбираться на гору, впереди побежали из числа гоплитов призывные последних пятнадцати лет, за ними всадники, сам же Агесилай со своим войском следовал сзади. Спустившиеся вниз акарнанцы, осыпаемые градом стрел, быстро были обращены в бегство и погибли, подымаясь на гору. На вершине были выстроены акарнанские гоплиты и большая часть из пельтастов; они сохранили за собой позиции, пока не выпустили всех снарядов, в том числе и копий,[201]1 при этом они нанесли раны всадникам и убили несколько лошадей. Однако, когда им предстояло уже схватиться с лакедемонским гоплитами в рукопашную, они обратились в бегство; всего их погибло в этот день около трехсот. После этого Агесилай поставил трофей. Затем он обошел всю страну, предавая ее огню и мечу. На некоторые города он шел также приступом, понуждаемый к тому ахейцами, но не взял ни одного. С наступлением осени он удалился из Акарнании. Ахейцы считали его поход совершенно безрезультатным, так как он не взял ни одного города ни силой, ни увещанием, и просили его по крайней мере хоть подождать до тех пор, пока не придет время посева, и он помешает акарнанцам совершить его. Агесилай же ответил ахейцам, что их совет противоположен тому, что действительно полезно. «Я, — сказал он, — снова приду сюда с наступлением следующего лета; что же касается акарнанцев, то, чем больше они посеют, тем больше они будут желать мира». Сказав это, он отправился по суше через Этолию по таким путям, по которым невозможно против воли этолийцев пройти не только большому войску, но даже небольшому отряду. Агесилаю же они предоставили возможность пройти, надеясь, что при его содействии им удастся захватить Навпакт. Дойдя до Рийского хребта, он перевалил через него и пошел домой по суше, так как при переправе из Калидона в Пелопоннес по морю угрожала опасность подвергнуться нападению афинских триэр, имевших базу в Эниадах.

После того как прошла зима, Агесилай, верный своему обещанию, данному ахейцам, с наступлением весны снова объявил поход на Акарнанию. Акарнанцы, узнав об этом и считая, что для них истребление хлеба равносильно блокаде, так как их города расположены вдали от морского берега, отправили послов в Лакедемон и заключили мир с ахейцами и союз с лакедемонянами. Так окончилось столкновение с акарнанцами.

После этого лакедемоняне объявили поход на Аргос, так как они считали рискованным делом отправиться походом на Афины и Беотию, оставив позади враждебное Лакедемону, соседнее с ним и столь крупное государство, как Аргос. Агесиполид, узнав, что ему вверено начальствование в этом походе, после того как диабатерии дали хорошие предзнаменования, отправился в Олимпию к оракулу и вопросил бога,[202]2 благочестиво ли он поступит, если не примет перемирия, предложенного аргивянами, которые ссылались на наступление праздничных месяцев. По мнению Агесиполида, этот месяц наступал у них не тогда, когда он должен был наступить по календарю, а всякий раз, как[203]3 они слышали, что лакедемоняне собираются идти на них войной. Божество изъявило ему через свои знамения, что вполне благочестиво не принимать перемирия, если оно является только придиркой, выставленной без всякого законного основания. Оттуда он немедленно отправился в Дельфы и вопросил Аполлона, держится ли и он по поводу перемирия такого же мнения, как его отец. Аполлон в самой решительной форме одобрил поведение Агесиполида. Агесиполид, получив такие ответы от богов, вывел войско из Флиунта, где оно у него собиралось, пока он путешествовал по святыням, и вторгся в Арголиду через Немею. Аргивяне, увидев, что они не в состоянии будут воспрепятствовать вторжению, послали к нему по своему обыкновению двух вестников в венках с заявлением о перемирии. Агесиполид ответил, что боги признали это заявление несправедливым; поэтому он отказался принять перемирие и совершил вторжение, произведя страшный переполох и панику в деревнях и городе. Когда он ужинал в первый вечер своего пребывания в Арголиде, — во время возлияния, совершаемого после ужина, произошло землетрясение. Тогда «обедающие в царской палатке»[204]4 запели пэан Посейдону, а все прочие вторили им. Воины полагали, что следует уйти из Арголиды, так как и Агис после землетрясения удалился из Элиды.[205]5 Агесиполид возразил на это, что если бы землетрясение произошло тогда, когда он собирался вторгнуться в Арголиду, он бы считал, что божество против похода; если же землетрясение произошло уже после вторжения, то оно только знак божеского одобрения. Поэтому он на следующий же день принес жертву Посейдону и продвинулся на некоторое расстояние вглубь страны. Ввиду того, что Агесилай за короткое время[206]6 перед тем также совершил поход на Аргос, Агесиполид, разузнав у солдат, как близко Агесилай подходил к стенам Аргоса и до каких мест он опустошал страну, во всем старался его превзойти, точно они состязались во всех пяти видах борьбы. Ему случалось, уже перейдя через ров, отступать через него назад под градом стрел, бросаемых с укреплений; зато однажды, когда большинство аргивян отправилось опустошать Лаконию, он подошел так близко к городским воротам, что воины, приставленные аргивянами для охраны ворот, заперли ворота и не дали войти в город беотийским всадникам, боясь, чтобы вместе с ними не вторглись через ворота и лакедемоняне. Поэтому эти всадники были принуждены стоять под земляной насыпью, прижавшись, подобно летучим мышам, плотно к стене, и если бы как раз в это время критяне[207]1 не ушли из-под Аргоса для совершения набега на Навплию, много людей и лошадей погибло бы от стрел. После этого, в то время как Агесиполид стоял лагерем перед оградой,[208]2 — в его войско ударила молния, и в войске погибло несколько человек, — одни от страха, а другие — пораженные молнией. Некоторое время спустя он приносил жертву по поводу предполагаемого им сооружения крепости в теснине под Келусой. Жертвоприношения дали дурные предзнаменования;[209]3 поэтому он вывел войско из Арголиды и распустил по домам. Его вторжение, благодаря своей неожиданности, принесло большой вред аргивянам.

Такими событиями ознаменовалась война на суше.[210]4 Теперь я перейду к описанию событий, происшедших в то же время на море и в приморских городах, причем я буду описывать лишь наиболее достопамятные события, пропуская несущественные факты. Фарнабаз и Конон, как только они победили лакедемонян в морской битве,[211]5 поплыли по островам и приморским городам, изгоняя лаконских гармостов; они уверяли жителей этих городов, что они не будут оставлять гарнизонов в их крепостях, а предоставят им полную автономию. Услышав это, последние обрадовались, превозносили Фарнабаза и слали ему щедрые дары. Конон поучал Фарнабаза, что, если он будет поступать таким образом, все города будут к нему дружественно расположены; если же обнаружится, что он хочет их поработить, то, говорил Конон, каждый город в отдельности может причинить ему много хлопот, а кроме того возникнет опасность, чтобы греки,[212]6 узнав об этом, не возмутились сообща. Фарнабаз следовал его советам. Отправившись в Эфес, он дал Конону сорок триэр, приказав ему двинуться в Сест, где войска снова встретятся; сам же он направился сухим путем в свою сатрапию. Деркилид, бывший его давнишним врагом,[213]7 находился во время морской битвы[214]8 в Абидосе; он не покинул города, как другие гармосты, но удержал за собой Абидос и сохранил его дружественным лакедемонянам. Он созвал абидосцев и сказал им следующее: «Теперь вы имеете возможность в дополнение к вашей прошлой дружбе к нашему государству проявить себя истинными благодетелями лакедемонян. Нет ничего доблестного в том, что люди верны своим друзьям, когда они счастливы; но такого друга помнят до гроба, который остается верным в несчастьи. К тому же дело обстоит вовсе не так, что, вследствие поражения на море, мы потеряли всякую силу: ведь и прежде, когда афиняне властвовали на море, наш город был, само собой разумеется, в силах награждать друзей и мстить врагам. То, что от нас отвернулись в этом несчастии другие города, еще увеличивает значение вашей верности. Если же кто-нибудь из вас боится того, что мы будем осаждены и с суши и с моря, то пусть он обратит внимание на то, что греческого флота еще нет на море; если же варвары попытаются владычествовать над морем, то Греция этого не допустит и, таким образом, радея о собственной пользе, сделается вашим союзником». Услышав это, абидосцы повиновались по доброй воле и даже с рвением. Они дружелюбно принимали бежавших к ним гармостов и даже зазывали к себе других, не прибывших к ним. Деркилид, после того как в город собралось много надежных людей, переправился в Сест, расположенный как раз против Абидоса и отстоящий от него не более чем на восемь стадий. Он собрал к себе всех тех, которые получили земли на Херсоннесе от лакедемонян: он принял также и тех гармостов, которые были изгнаны из европейских городов, увещевая их не унывать и подумать о том, что и в Азии, испокон века принадлежавшей царю, жители маленького городка Темноса, Эг и некоторых других местностей в состоянии просуществовать, не будучи подданными царя. «Вдобавок, — сказал он, — где вы найдете укрепление сильнее и неприступнее Сеста, для осады которого были бы необходимы и корабли и сухопутные силы?» Такими речами он рассеял их страх. Фарнабаз, застав Абидос и Сест в таком положении, объявил жителям этих городов, что, если они не прогонят лакедемонян, он пойдет на них войной. Когда же они не повиновались, он приказал Конону препятствовать их выходу в море, а сам опустошал Абидосскую область. Не добившись этим ничего в деле покорения абидосцев, он ушел на родину, приказав Конону позаботиться о том, чтобы из прилегающих к Геллеспонту городов к весне был собран как можно больший флот. Гневаясь на лакедемонян за все то, чтó он претерпел, он считал настоятельнейшей необходимостью отправиться походом в их страну и всячески отомстить им. Вся зима прошла в этих приготовлениях. С наступлением весны Фарнабаз снарядил большое количество судов и, собрав наемное войско, поплыл вместе с Кононом между островами (Архипелага, — С. Л.) в Мелос; там они устроили лагерь и отправились дальше в Лакедемон. Причалив к берегу прежде всего в Ферах, он опустошил окрестности этого города; затем он и в других местах морского побережья сходил с корабля и всячески опустошал страну. Но, опасаясь лакедемонского войска, недостатка в съестных припасах, а также того, что в этой стране не было хорошей гавани, он через короткое время отплыл назад и причалил к Феникунту на Кифере. Те, в чьих руках был город,[215]1 из страха, что они будут взяты приступом, покинули крепость, заключив с Фарнабазом перемирие, гарантировавшее свободный пропуск в Лаконию. После этого Фарнабаз привел в боевую готовность Киферские укрепления и оставил в Кифере гармостом афинянина Никофема[216]2 с гарнизоном. Выполнив это, он причалил к Коринфскому Истму и обратился здесь к союзникам с увещанием храбро сражаться и выказать себя верными персидскому царю. Затем он оставил им все деньги, которые имел с собой, и отплыл домой. Конон заявил Фарнабазу, что если тот оставит в его распоряжении флот, то он будет добывать провиант при помощи сбора продовольствия с островов, благодаря чему он сможет вернуться на родину и помочь афинянам восстановить их Длинные стены[217]3 и стены вокруг Пирея. «Я хорошо знаю, — говорил он, — что лакедемонянам это будет крайне тягостно, и таким образом ты в одно и то же время угодишь афинянам и отомстишь лакедемонянам: одним ударом ты уничтожишь плод их долгих усилий».

Услышав это, Фарнабаз охотно отправил его в Афины, дав ему с собой денег на восстановление стен. Конон прибыл в Афины и восстановил большую часть стены, причем работа эта производилась как его экипажем, так и нанятыми за плату плотниками и каменщиками: он же выдавал деньги и на все прочие нужды. Над постройкой других частей стены работали, кроме самих афинян, Беотия и другие государства, добровольно присоединившиеся к ним. Коринфяне на те деньги, что им оставил Фарнабаз, строили суда; при помощи этого флота, руководимого вновь назначенным навархом Агафином, они господствовали в заливе, омывающем берега Ахеи и Лехей.[218]4 Лакедемоняне также снаряжали флот под командой Поданема. Последний погиб при каком-то нападении; его эпистолей[219]5 Поллид также был ранен и принужден уйти от флота; поэтому начальствование над флотом перенял Гериппид. Преемник Агафина коринфянин Проэн оставил Рий, который был вслед затем занят лакедемонянами. После Гериппида начальство над флотом перешло к Телевтию,[220]6 которому удалось снова овладеть заливом.

Лакедемоняне услышали, что Конон восстанавливает на царские деньги афинские укрепления и что он им подчиняет острова и приморские материковые города при помощи флота, содержимого на те же средства. Поэтому они решили, что если они познакомят со всем этим Тирибаза, царского стратега, то Тирибаз или перейдет на сторону лакедемонян, или по крайней мере хоть прекратит выдачу субсидий флоту Конона. Приняв такое решение, они послали к Тирибазу Анталкида с поручением действовать в этом направлении и добиваться заключения мира между царем и лакедемонянами. Узнав об этом, и афиняне отправили вместе с Кононом посольство к Тирибазу, состоявшее из Гермогена, Диона, Каллисфена и Каллимедонта. Союзникам было предложено, чтобы и они прислали представителей в это посольство; на этот зов откликнулись представители беотийцев, Коринфа и Аргоса. По прибытии к Тирибазу Анталкид обратился к нему с заявлением, что он прибыл ходатайствовать о мире, условия которого совпадают с волей царя: лакедемоняне не оспаривают у царя греческих городов, находящихся в Азии; с них достаточно того, чтобы прочие города и все острова были провозглашены автономными. «Поскольку мы согласны на эти условия, — сказал он, — чего ради царь станет воевать с нами и расходовать деньги? Ведь теперь никто уже не сможет идти войной на царя: ни афиняне, так как они не будут руководить нами, ни мы, так как все города станут автономными». Тирибаз пришел в восторг, услышав эти речи Анталкида, но на противников они произвели как раз обратное впечатление.[221]1 Афиняне не желали согласиться на автономию островов, боясь, что им придется лишиться Лемноса, Имброса и Скироса; фиванцы — из страха, что их заставят признать независимыми беотийские города; аргивяне — полагая, что при таком мирном договоре они теряют всякую возможность владеть Коринфом, как частью Аргосского государства,[222]2 что было предметом их постоянных вожделений. Таким образом, мир не удался, и послы разошлись по домам.

Тирибаз считал непрочным соглашение с лакедемонянами без одобрения царя; но он дал тайком Анталкиду деньги, чтобы афиняне и их союзники, узнав о снаряжении флота лакедемонянами, сильнее почувствовали необходимость принять эти мирные условия. Он признал, что лакедемоняне были правы, обвиняя Конона в преступлении против царя, и заключил его в темницу. После этого он отправился вглубь страны к царю, чтобы передать ему предложение лакедемонян, сообщить, что Конон арестован как преступник, и спросить, как ему держать себя при всех этих обстоятельствах. Ввиду того, что Тирибаз был в глубине страны, при дворе, царь прислал Струфа для начальствования над морским побережьем. Этот Струф был ревностным сторонником афинян и их союзников, так как он хорошо помнил, каким бедствиям подверг владения царя Агесилай. Лакедемоняне увидели, что Струф относится к ним враждебно, а к афинянам дружественно, и послали для борьбы с ним Фиброна. Фиброн перешел через Геллеспонт и предавал опустошению царские владения, пользуясь, как опорами, Эфесом и расположенными в долине Меандра городами Приеной, Левкофрием и Ахиллеем. Прошло немного времени, и Струф заметил, что Фиброн из презрения к противнику при нападениях не выстраивает войска в боевой порядок. Поэтому он приказал всадникам выехать на равнину, совершить набег на греческое войско и, окружив часть его, угнать с собой все, что только будет возможно. Фиброн занимался после завтрака метанием диска в обществе флейтиста Ферсандра (этот Ферсандр был не только хорошим флейтистом, но, как человек с лаконскими привычками, был искусен в физических состязаниях). Струф, увидя, что греки движутся в беспорядке и что в первых рядах очень мало воинов, неожиданно появляется во главе многочисленной и правильно построенной конницы. Первыми были убиты Фиброн и Ферсандр; после их гибели удалось обратить в бегство и все остальное войско. При преследовании очень многие были убиты; лишь некоторым удалось найти спасение в союзных городах, большинство же (погибло),[223]3 так как слишком поздно заметили, что враг нападает. Струф часто нападал на врага без предупреждения; так он поступил и в этот раз. Таковы были обстоятельства этого столкновения.

В это же время прибыли в Лакедемон родосские аристократы, изгнанные народом, и убеждали, что недостойно лакедемонян терпеть, чтобы Родос находился под афинской властью и чтобы афиняне настолько увеличили этим свое могущество. Лакедемоняне понимали, что, если верх возьмет демократия, то весь Родос попадет в руки афинян, если же богачи, то он достанется им. Поэтому они снарядили восемь судов, назначив навархом Экдика. С этим же флотом был послан и Дифрид;[224]4 последнему было приказано, переправившись в Азию, идти на защиту городов, открывших ворота Фиброну, а затем присоединить к себе уцелевшую часть войска и, собрав, по мере возможности, новое войско, выступить против Струфа. Дифрид приступил к выполнению этого поручения очень удачно: так, ему удалось захватить в плен Тиграна вместе с женой его, дочерью Струфа, в то время как тот ехал в Сарды. Дифрид взял у него большой выкуп за освобождение, что дало ему возможность тотчас же после этого раздать жалованье воинам. Он был способен внушить к себе любовь не в меньшей степени, чем Фиброн, но был более преданным делу и более энергичным полководцем. Он никогда не становился рабом физических удовольствий и посвящал себя целиком тому делу, за которое он брался. Экдик, приплыв к Книду, узнал, что на Родосе демократия захватила в свои руки всю власть и одержала победу и на море и на суше, обладая триэрами, в два раза превосходящими по численности его флот. Получив эти сведения, Экдик остался на Книде, ничего не предпринимая. Узнав, что Экдик не располагает достаточными силами, чтобы помочь друзьям, лакедемоняне приказали Телевтию плыть вокруг Пелопоннеса к Экдику с теми двенадцатью кораблями, которые находились под его командой в заливе, омывающем Ахею и Лехей,[225]1 и велеть ему вернуться на родину. Телевтию же поручалось позаботиться о тех, которые изъявили желание быть друзьями лакедемонян, и всячески вредить врагу. Прибыв на Самос и присоединив самосские корабли к своей эскадре, Телевтий отплыл в Книд; Экдик же вернулся на родину. Затем Телевтий поплыл к Родосу, имея уже под командой 27 кораблей. По пути он встретил Филократа, сына Эфиальта; последний плыл с десятью триэрами на Кипр на соединение с флотом Евагора. Все эти десять триэр были захвачены Телевтием. При этом и афиняне и лакедемоняне делали совершенно обратное, по сравнению с тем, что им надлежало делать: афиняне, будучи в дружбе с царем, слали Евагору помощь для борьбы с ним; Телевтий уничтожил силы, шедшие на войну с царем, тогда как лакедемоняне с ним воевали. Затем он снова поплыл на Книд, продал там с аукциона свою добычу и снова вернулся к Родосу на помощь лаконофильской партии.

Увидев, что лакедемоняне снова усиливаются на море, афиняне выслали против них Фрасибула-стирийца с флотом из сорока кораблей. Выплыв в море, он решил не плыть к Родосу, считая, что нелегко будет наказать лакедемонских союзников, так как в их руках укрепление[226]2 и вдобавок там же находился их союзник Телевтий с флотом. Кроме того он полагал, что и без его помощи афинская партия устоит против своих противников, так как ее сторонники были более многочисленными, владели городами и вышли уже победителями из битвы. Он поплыл в Геллеспонт, где рассчитывал без сопротивления достичь выгод для отечества. Узнав, что царь одрисов Медок и владыка приморской области Севф[227]3 враждовали между собой, он помирил их и убедил вступить в дружественный союз с афинянами; при этом он полагал, что, заручившись их дружбой, ему скорее удастся склонить на сторону афинян греческие города на Фракийском побережье. Во всем этом афиняне имели успех; кроме того, благодаря дружбе персидского царя, и малоазиатские города были расположены к афинянам. Затем Фрасибул поплыл в Византий, где сдал на откуп десятипроцентную пошлину с товаров, вывозимых из Понта. Олигархический строй, бывший в это время в Византии,[228]4 он заменил демократическим; поэтому нахождение в городе очень большого числа афинян не вызывало неудовольствия византийского народа. Выполнив все это и склонив на сторону афинян калхедонцев, он выплыл из Геллеспонта. Все города Лесбоса, исключая Митилену, были на стороне лакедемонян; поэтому он не пристал ни к одному из этих городов, а первым делом высадился в Митилене и составил здесь войско из четырехсот гоплитов, находившихся на его судах, и из бежавших граждан лесбийских городов, нашедших приют в Митилене. Сюда он присоединил еще наилучшую часть митиленского войска. Митиленцам он внушил надежду, что если он возьмет города, то он предоставит им верховную власть над всем Лесбосом. Изгнанников Фрасибул обнадежил, что если они соберутся вместе и всей массой пойдут против каждого города в отдельности, то у всех их хватит сил, чтобы добиться возвращения в отечество. Морских воинов он соблазнил тем, что если им удастся склонить Лесбос на сторону афинян, то в их распоряжении окажется много свободных денег. После таких увещеваний он выстроил войско и повел его к Мефимне. Услышав, что Фрасибул приближается, Феримах, бывший в то время лакедемонским гармостом, вышел ему навстречу к границе с войском, составленным из его морских воинов, мефимнских граждан и находившихся в Мефимне митиленских изгнанников. В происшедшем столкновении Феримах погиб, а войско его бежало, причем многие были убиты. После этого Фрасибул принудил часть лесбийских городов перейти на сторону афинян; территорию же тех государств, которых ему не удалось подчинить, он предал разграблению и вырученные от продажи добычи деньги раздал воинам. Затем он поспешно отправился на Родос. Для укрепления духа войска он собрал дань со многих городов и причалил к Аспенду, въехав в русло реки Евримедонта. Он собрал уже дань с аспендийцев, когда жители, разгневавшись за грабежи, произведенные воинами на их полях, ночью напали на его палатку и изрубили его.

Так погиб Фрасибул, стяжавший славу доблестного мужа. Афиняне выбрали ему заместителем во флоте Агиррия. Лакедемоняне же, узнав, что афиняне сдали на откуп десятинную подать в Византии и овладели Калхедоном и что и остальные геллеспонтские города расположены к афинянам вследствие дружбы их с Фарнабазом, решили, что необходимо принять меры. Хотя на Деркилида[229]1 не было никаких нареканий, однако Анаксибию, благодаря дружбе с эфорами, удалось добиться того, что ему было приказано плыть в Абидос, куда он был назначен гармостом. Он обещал, в случае если ему дадут необходимые средства и корабли, вступить в борьбу с афинянами и добиться того, что дела в Геллеспонте примут для них дурной оборот. Лакедемоняне дали Анаксибию три триэры и денег, достаточных для уплаты тысяче наемников, и он отправился в путь. Прибыв на место, он собрал наемное сухопутное войско, склонил к отложению от Фарнабаза некоторые эолийские города и пошел походом на те государства, войска которых выступили против Абидоса, предавая опустошению их территорию. В Абидосе он снарядил еще три корабля и захватывал все попадавшиеся ему грузовые суда афинян и их союзников. Узнав об этом, афиняне, опасаясь потери того, что им удалось достигнуть на Геллеспонте благодаря Фрасибулу, выслали против Анаксибия Ификрата[230]2 с флотом из восьми кораблей и тысячею двумястами пельтастов, большая часть которых служила уже под его командой в Коринфе. После того как аргивянам удалось сделать Коринф частью Аргосского государства,[231]3 они заявили, что больше в его войсках не нуждаются. Причиной этого было то, что он казнил нескольких приверженцев аргивской партии. Тогда он отбыл в Афины. Таким образом он оказался в это время на родине. Он отплыл на Херсоннес, и первое время военные действия заключались лишь в том, что Анаксибий и Ификрат грабили территорию городов, ставших на сторону их противников. Но через некоторое время Ификрат узнал, что Анаксибий во главе войска, состоящего из наемников, лакедемонян его свиты и двухсот абидосских гоплитов, отправился походом на Антандр; до него дошли также слухи, что Анаксибию удалось уже склонить Антандр на сторону лакедемонян. Он рассчитывал, что Анаксибий, оставив там гарнизон, вернется назад и отведет абидосцев на родину. Поэтому он переправился ночью в самое пустынное место Абидосской области и, взобравшись на горы, устроил засаду. Триэрам, на которых он переправился, он приказал отплыть на рассвете вверх по Геллеспонту мимо берегов Херсоннеса, чтобы произвести впечатление, что он производит обычную экспедицию для сбора дани. Он не ошибся в своих расчетах: Анаксибий действительно поплыл назад, несмотря на то, что по слухам, в этот день жертвоприношение не дало ему благоприятных предзнаменований. Он не обратил на это внимания, так как плыть приходилось мимо дружественных областей в дружественный город, и плыл тем беззаботнее, что узнал от встречных об отправлении Ификрата вверх по Геллеспонту по пути в Проконнес. Ификрат же не выходил из засады, пока войско Анаксибия шло по ровной местности. Он выбрал момент, когда передовые отряды абидосцев были уже в равнине близ Кремасты, где находятся их золотые рудники, остальное войско следовало за ними вниз по склону, а Анаксибий со своими лакедемонянами только стал спускаться с горы, — и, выскочив из засады, бегом бросился на войско Анаксибия. Тут Анаксибий понял, что нет уже надежды на спасение, так как он видел, что его войско растянуто по длинному ущелью, и ему было ясно, что передовые отряды не могут взобраться вверх по крутому склону и прийти ему на помощь; положение усугублялось еще всеобщей паникой, вызванной неожиданной засадой. Тогда он обратился к воинам со следующими словами: «Мне, о мужи, подобает погибнуть на этом месте; вам же советую искать спасения, не вступая в бой с врагом». С этими словами он взял щит у оруженосцев и, сражаясь, пал, не сходя со своего места. Кроме него, врага встретили лицом к лицу лишь юноша — его возлюбленный — и около двенадцати лаконских гармостов, прибывших из своих городов; все они пали, сражаясь. Прочие же бежали и гибли, отступая, причем афиняне преследовали их до самого города. Тогда погибло около пятидесяти абидосских гоплитов и прочих около двухсот. Выполнив это предприятие, Ификрат отплыл назад на Херсоннес.

КНИГА ПЯТАЯ

1 1

Такова история борьбы на Геллеспонте между афинянами и лакедемонянами.

2

До этих пор у эгинцев были оживленные межгосударственные отношения с афинянами. Но, когда разразилась открытая морская война, Этеоник[232]1 снова появился на Эгине и с согласия эфоров разрешил всем желающим совершать грабительские набеги на Аттику. Теснимые эгинцами, афиняне послали на Эгину стратега Памфила с гоплитами, окружили Эгину осадными сооружениями и осаждали ее как с суши, так и с моря, располагая флотом из десяти триэр. Телевтий[233]2 в это время находился где-то в Архипелаге, куда он отправился взыскивать дань; услыша об этих осадных приготовлениях, он устремился на помощь эгинцам. Он заставил удалиться афинский флот, но в осадных укреплениях Памфилу удалось удержаться.

3

4

После этого прибыл из Лакедемона новый наварх Гиерак. Он вступил в управление флотом, а Телевтий отплыл на родину, сопровождаемый трогательными знаками уважения. На всем пути его от ставки до морского берега не было воина, который бы не подошел пожать ему руку; каждый встречный считал своим долгом украсить его венком или лентой; даже те, которые опоздали и прибыли, когда он уже отчалил от берега, все же бросали венки в воду и посылали ему много добрых пожеланий. Конечно, описываемое мною не представляет собою ничего замечательного: это — не стоящая огромных затрат затея, не опасный подвиг, не хитроумный замысел; однако, клянусь Зевсом, я считаю вполне достойным делом поразмыслить о том, какими средствами удалось Телевтию так расположить к себе подчиненных; в этом заключается истинное мужество, которое выше всяких сокровищ и дерзких подвигов.

5

6

7

8

9

Гиерак оставил в Эгине гармостом своего эпистолея[234]3 Горгопа с флотом из двенадцати триэр; сам же он с остальною частью флота отплыл назад[235]4 на Родос. С этого времени в положении осажденных были скорее засевшие в осадных укреплениях афиняне, чем находившиеся в крепости эгинцы. Поэтому на основании постановления народного собрания афиняне снарядили многочисленный флот и на пятый месяц вывезли из Эгины всех находившихся в осадных укреплениях воинов. После этого афинянам снова доставили немало хлопот Горгоп и грабительские отряды. Для борьбы с ними был снаряжен флот из тринадцати кораблей, навархом которого был избран Евном. Между тем лакедемоняне отправили Анталкида навархом на Родос, где находился Гиерак. Они полагали, что, поступая так, больше угодят Тирибазу.[236]5 Анталкид прибыл в Эгину, забрал с собой флот Горгопа и поплыл в Эфес. Оттуда он послал Горгопа назад в Эгину с его двенадцатью кораблями,[237]6 начальником же остальных назначил своего эпистолея Николоха. Николох поплыл в Абидос на помощь жителям этого города,[238]7 но по дороге он свернул в Тенедос, опустошил страну, захватил деньги и оттуда уже поплыл в Абидос. Афинские стратеги, собравшись из Самофраки, Фасоса и других соседних местностей, пришли на помощь тенедосцам. Узнав, что Николох поплыл в Абидос, они, имея исходной базой Херсоннес, блокировали флот Николоха, состоящий из двадцати пяти кораблей, располагая флотом из тридцати двух кораблей. В это же время Горгоп по пути из Эфеса встретился с Евномом. Он избежал столкновения, пристав пред самым заходом солнца к Эгине; здесь он высадил воинов и приказал расположиться на завтрак. Евном подождал его некоторое время и уплыл в море. С наступлением ночи Евном, как это обыкновенно делается, велел зажечь сигнальный огонь на переднем корабле, чтобы указывать путь остальным. Горгоп тотчас же посадил на корабли воинов и следовал позади, за сигнальным огнем, держась на некотором расстоянии, чтобы не быть ни увиденным, ни услышанным; для того чтобы враг ничего не услышал, он приказал также давать такт гребцам не голосом, а падением камней и грести как можно тише. Когда же флот Евнома подошел к берегу в Аттике около Зостера,[239]8 он велел трубить сигнал к наступлению. В то же время как во флоте Евнома с некоторых судов воины только что сошли на берег, некоторые только причаливали к берегу, а иные еще только подплывали, Горгоп напал на афинян, и при лунном свете произошла морская битва, причем Горгопу удалось захватить четыре триэры, которые он привез на буксире в Эгину. Остальные афинские корабли спаслись в Пирей.

10

11

12

13

После этого Хабрий отправился[240]1 на Кипр на помощь Евагору.[241]2 Он располагал восемьюстами пельтастами и десятью триэрами; сюда присоединилось еще некоторое количество кораблей и гоплитов из Афин. Ночью он высадился на Эгине и засел в засаду в лощине близ святилища Геракла; с ним был отряд пельтастов. С наступлением дня прибыли, как было условлено, афинские гоплиты под предводительством Деменета и высадились в шестнадцати стадиях позади святилища Геракла, в местности, именуемой Трипиргией. Услыша об этом, Горгоп выступил против них с войском из его собственных морских воинов и бывших при нем в Эгине восьми спартиатов. Кроме того, он объявил через глашатая, чтобы к походу присоединились те из матросов его экипажа, которые были свободными гражданами;[242]3 из них явилось очень много людей, причем каждый был вооружен таким оружием, какое смог достать. Как только первые ряды прошли мимо места засады, отряд Хабрия вышел из лощины и стал бросать камни и дротики в противника. Затем к месту битвы подошли и афинские гоплиты, сошедшие с кораблей. Бывшие в первых рядах быстро были перебиты, так как они шли в беспорядке. В числе погибших были Горгоп и лакедемоняне. После их гибели и остальные обратились в бегство. При этом эгинцев погибло около полутораста, а пришедших им на помощь наемников, метэков и матросов не меньше двухсот. После этого афиняне спокойно поплыли по морю, как бы в мирное время: матросы Этеоника, несмотря на его понуждения, отказывались садиться на суда,[243]4 так как он не уплатил им жалованья.

14

15

16

17

После этого лакедемоняне снова[244]5 назначили навархом Телевтия и послали его к флоту. Когда солдаты увидели его вернувшимся, их ликованию не было предела. Телевтий созвал их и обратился к ним с такой речью: «Воины, я прибыл к вам, не имея с собой никаких денег; но если богу так угодно и вы приложите все ваше усердие, — я постараюсь доставить вам в изобилии все необходимое. Вам хорошо известно, что, когда я у вас начальником, я прилагаю все старания, чтобы доставить вам возможность жить не хуже, чем живу я сам; но я прибавлю еще, как это ни покажется вам удивительным, что для меня приятнее, чтобы вы были снабжены всем необходимым, чем я сам, и, клянусь богами, я предпочел бы голодать два дня, чем знать, что вы голодны один день. Дверь моего жилища до сих пор была всегда открыта для каждого желающего; так будет и теперь. Поэтому, когда у вас самих припасы будут в изобилии, вы увидите, что и мой стол изобилует кушаньями. Если же вы увидите, что я страдаю от холода, жары или от бодрствования, значит, и вы в таком состоянии. Приказывая всем подвергаться всему этому, я не буду иметь целью вас мучить, но буду при этом преследовать вашу же пользу. Ведь наше отечество, воины, несомненно приобрело репутацию счастливого государства потому, что достигло всех благ, не пребывая в беспечности, а всегда готовое в случае нужды подвергаться трудам и опасностям. Вы и прежде были (я никак не сомневался в этом) доблестными мужами; теперь вы должны попытаться стать еще доблестнее; вместе мы бодро перенесем ратные труды, чтобы затем бодро наслаждаться общим счастьем. Ведь, что может быть приятнее нашего будущего, когда мы не должны будем льстить ни одному человеку в мире — ни греку, ни варвару — ради снискания себе жалования? Мы будем в состоянии сами добыть себе все необходимое и притом из самого славного источника. Изобилие, приобретенное благодаря победе над врагом, доставляет сразу и пропитание и славу среди всего человечества».

18

19

20

Когда он окончил речь, все присутствующие громогласно заявили, что они готовы во всем повиноваться ему; пусть же он приказывает, что им делать. Он как раз в это время совершал жертвоприношения. На заявления воинов он ответил: «Мужи, ужинайте так, как вы предполагали до моего прибытия; запаситесь также припасами на один день, затем, не теряя времени отправляйтесь на корабли, дабы мы поплыли, куда угодно божеству, и прибыли во время». Когда они вернулись с ужина, Телевтий посадил их на корабли и поплыл ночью в афинскую гавань, то делая роздых и приказывая отдыхать, то приказывая налечь на весла. Если кто-нибудь усомнится в целесообразности его предприятия и сочтет безрассудным выступлением с двенадцатью триэрами против Афин, где было множество кораблей, то пусть он вдумается в план Телевтия. Он рассчитывал, что афиняне, после гибели Горгопа, не принимают никаких мер для охраны флота, стоящего в гавани. Но, если там и были триэры, готовые к отплытию, то он все же считал безопаснее напасть в самих Афинах на двадцать кораблей, чем где-нибудь в другом месте на десять: он знал, что, когда афиняне находятся вне родины, моряки ночуют у себя на кораблях, когда же они находятся в Афинах, триэрархи ночуют у себя дома, а моряки в различных местах. На это он рассчитывал. Когда он находился в пяти или шести стадиях от гавани, он велел сложить весла и оставался без движения. На заре его корабль двинулся впереди, а остальные следовали за ним. Он запретил топить торговые корабли[245]1 или вообще причинять им какой-нибудь вред; если же он видел где-либо стоящую на якоре триэру, он приказывал прилагать все усилия к тому, чтобы привести ее в боевую негодность. Транспортные суда, наполненные грузом, он приказал уводить из гавани на буксире. На большие из этих судов он приказывал входить своим воинам и по мере возможности брать в плен экипаж. Некоторые воины даже вышли на берег в Дигму, и, схватив, унесли на корабли несколько купцов и судовладельцев. Так поступил Телевтий; из афинян же одни, узнав об этом, выбежали из домов, чтобы посмотреть, чем был вызван шум, другие бежали с улицы в дома за оружием, третьи направлялись в город, чтобы известить о происшедшем. Тогда вышли на защиту все афиняне, гоплиты и всадники, как будто Пирей уже был взят неприятелем. Телевтий же отослал захваченные им грузовые корабли в Эгину, приставив к ним для охраны три или четыре триэры. С остальными судами он поплыл вдоль берега Аттики и, делая вид, что он плывет из гавани,[246]2 захватил много рыболовных и транспортных судов, шедших с островов и наполненных невооруженными людьми. Затем он подплыл к Сунию и захватил несколько барок, наполненных частью хлебом, частью товарами. После этого он уплыл в Эгину. Здесь он продал добычу и дал солдатам жалованье вперед за месяц. И впоследствии он совершал набеги на Аттику и захватывал все, что удавалось. Благодаря этому ему удалось довести экипаж на судах до полного состава и солдаты охотно и расторопно исполняли его приказания.

21

25

26

27

28

В это время Анталкид[247]3 уже возвращался вместе с Тирибазом от царя, добившись у него согласия на союз с лакедемонянами, если афиняне и их союзники не примут мирных условий, предложенных им. Услыша, что Николох[248]4 со своим флотом блокирован в Абидосе Ификратом и Диотимом, Анталкид отправился по суше в Абидос. Там он взял флот и отплыл оттуда ночью, распустив слух, будто его призвали на помощь калхедоняне; в действительности же он причалил к Перкоте и спокойно стоял на якоре. Деменет, Дионисий, Леонтих, Фаний и прочие, бывшие с ними, услышав об этом, преследовали его, устремившись по направлению к Проконнесу. Как только они проплыли мимо его стоянки, он возвратился в Абидос, так как он слышал, что должен был прибыть Поликсен с двадцатью судами из Сиракуз и Италии, и эти суда он хотел присоединить к своему флоту. Вскоре после этого из Фракии выплыл Фрасибул из Коллита с восемью кораблями с целью соединиться с остальными аттическими кораблями. Когда дозорные сообщили Анталкиду, что подплывает восемь триэр, он велел экипажу двенадцати быстрейших кораблей занять свои места, причем случайно отсутствующих из экипажа заменил моряками с других кораблей. Этим кораблям он велел скрыться в засаду, расположившись так, чтобы быть наименее заметными врагу. Когда неприятельский флот проплывал мимо, они вышли из засады и погнались за ним. Неприятель, заметив их, стал убегать. Лакедемонянам быстро удалось догнать медленно плывущие неприятельские суда своими быстроходными триэрами. Анталкид приказал передовым судам не нападать на задние суда неприятеля, а стараться непременно настичь передовые. Когда эти суда были захвачены, экипаж следовавших за ними кораблей, заметив, что передовые триэры в руках неприятеля, пал духом и без труда был взят в плен. Таким образом удалось захватить весь флот. Затем к Анталкиду пришли на помощь двадцать сиракузских кораблей и флот из Ионии, которая была подчинена Тирибазу.[249]5 Экипаж для этих судов был набран в области Ариобарзана,[250]6 бывшего с давних пор гостеприимцем Тирибаза. В это время Фарнабаз был уже отозван к царю, так как он должен был вступить в брак с царской дочерью. Анталкид же, имея под своей командой флот, насчитывавший больше восьмидесяти кораблей, господствовал на море, и ему удалось воспрепятствовать кораблям, идущим из Понта, проплыть в Афины, загнав их в гавани союзных с Афинами городов. Афиняне видели, что неприятельский флот многочислен, и боялись, что они будут, как прежде, разбиты, так как и персидский царь стал союзником лакедемонянам. Вдобавок эгинцы терзали их постоянными набегами. Все эти причины заставили афинян сильно желать мира. Лакедемоняне также крайне тяготились войной: один отряд их стоял гарнизоном в Лехее,[251]1 другой в Орхомене;[252]2 те города, населению которых они доверяли, приходилось охранять от вражеского нашествия; в тех городах, на население которых лакедемоняне не полагались, приходилось оставлять охрану, чтобы они не отложились; в Коринфе военное счастье переходило то на сторону лакедемонян, то на сторону врага. И аргивяне сильно желали мира; они знали, что в Лакедемоне объявлен на них поход и что ссылка на праздничный месяц[253]3 уже им не поможет. Поэтому, когда Тирибаз объявил, чтобы все желающие прибыли для выслушания присланных персидским царем условий мира, все немедленно прибыли. Когда послы собрались, Тирибаз, указав на царскую печать,[254]4 прочел грамоту. Вот что было в ней написано:

29

31

«Царь Артаксеркс считает справедливым, чтобы ему принадлежали все города Азии, а из островов — Клазомены и Кипр. Всем прочим же эллинским городам, большим и малым, — должна быть предоставлена автономия, кроме Лемноса, Имброса и Скироса, которые по-прежнему остаются во власти афинян. Той из воюющих сторон, которая не примет этих условий, я вместе с принявшими мир, объявляю войну на суше и на море и воюющим с ними окажу поддержку кораблями и деньгами».

32

33

Услышав это, послы разъехались, чтобы известить об этих условиях каждый свое государство. Перед отъездом все дали присягу, что они будут верны условиям мира. Только фиванцы[255]5 выразили желание присягнуть от имени всех беотийцев. Но Агесилай отказался принять такую присягу и потребовал, чтобы фиванцы присягнули на точном основании царской грамоты, — что всякий город — большой и малый — станет с этих пор автономным. На это фиванские послы заявили, что такая клятва превышает их полномочия. Тогда Агесилай сказал: «Ступайте на родину и попросите соответствующих полномочий. Но передайте также своим согражданам, что, если они откажутся присягнуть так, как от них требуют, то мир не будет распространяться на них». После этого послы удалились, а Агесилай, вследствие враждебного отношения к фиванцам, не стал выжидать их возвращения, а, добившись согласия эфоров, совершил диабатерии.[256]6 Получив хорошие предзнаменования, он отправился в Тегею и оттуда разослал всадников для вербовки периэков, а в города послал ксенагов[257]7 для набора наемников. Прежде чем он двинулся из Тегеи, прибыли представители фиванцев и заявили, что они согласны на автономию всех городов. Тогда лакедемоняне вернулись на родину, а фиванцы были принуждены присоединиться к общей присяге и предоставить автономию беотийским городам.

34

Коринфяне до этого времени все еще не изгоняли из своего города аргосского гарнизона. Агесилай объявил и коринфянам и аргивянам, что он пойдет на них войной, — на первых, если они не заставят удалиться аргивян, на вторых — если они не удалятся из Коринфа. И те и другие испугались этого, и этот город стал независимым. Устроители погрома[258]8 и их соучастники сами покинули Коринф; прочие же граждане добровольно разрешили вернуться прежним изгнанникам.

35

36

После того как все это свершилось и все государства дали клятву быть верными присланным царем мирным условиям, были распущены сухопутные и морские контингенты. Это был первый мир между лакедемонянами, афинянами и союзниками их за всю войну, начавшуюся после разрушения афинских стен. В то время как в течение этой борьбы силы противников приблизительно равнялись друг другу, теперь лакедемоняне получили значительное превосходство благодаря этому миру, называемому Анталкидовым. Они стали блюстителями присланных царем мирных условий и добывали автономию греческим городам. Благодаря этому они приобрели нового союзника — Коринф, сделали беотийские города независимыми от Фив, что было уже давно их заветным стремлением, и добились того, что аргивяне признали независимость Коринфа, прежде захваченного ими; лакедемоняне пригрозили им, что пойдут на них походом, если они не уйдут из Коринфа.

2 1

2

3

4

5

6

7

После того как во всем этом лакедемоняне достигли того, чего они желали, они решили приступить к наказанию тех из союзников, которые были в течение войны им враждебны и более сочувствовали их врагам, чем Лакедемону, чтобы сделать невозможным новое их отпадение. Прежде всего они отправили послов к мантинейцам с приказанием снести городские стены; в противном случае лакедемоняне отказывались верить, что они — не на стороне их врагов; вдобавок они утверждали, что до них дошли слухи, будто мантинейцы послали хлеб аргивянам, когда они воевали с Лакедемоном; что иногда они отказывались сопровождать их в походе, ссылаясь на празднества, запрещавшие воевать; что мантинейцы, даже и сопровождая их в походе, недобросовестно относились к делу. К этому они прибавляли, что, как им известно, мантинейцы завидовали им, если их сопровождала какая-либо удача, и радовались, если их постигало несчастье.[259]1 Кроме того, они указывали, что в этом году истек срок тридцатилетнего перемирия, заключенного с мантинейцами после битвы при Мантинее. Так как мантинейцы не согласились срыть стены, лакедемоняне объявили сбор войска[260]2 для похода против них. Агесилай попросил у государственных властей уволить его от участия в этом походе, ссылаясь на то, что Мантинейское государство оказало значительную помощь его отцу во время Мессенских войн. Во главе похода стал Агесиполид, несмотря на то, что отец его Павсаний был в очень дружественных отношениях с вождями мантинейской демократии. Он вторгся и прежде всего предал разграблению территории врага. Когда мантинейцы и после этого не срыли городских стен, он стал рыть ров вокруг города, причем половина воинов охраняла с оружием в руках землекопов, а остальная половина выполняла земляные работы. Когда ров был вырыт, он уже в полной безопасности выстроил стену вокруг города. Но он получил известия, что в городе были большие запасы хлеба, так как в предыдущем году был обильный урожай. Считая крайне обременительным в течение долгого времени возлагать на сограждан и союзников тяготы походов, он запрудил очень многоводную реку,[261]3 протекавшую сквозь город. Задержанная плотиной река разлилась, причем уровень воды поднялся выше фундамента домов и городской стены. После этого, когда нижние ряды кирпичей размякли[262]4 и не могли больше поддерживать верхние, стена прежде всего дала трещины, а затем покосилась. Мантинейцам некоторое время удавалось подпирать стену деревянными брусьями и временными сооружениями удерживать крепостную башню от падения; но, увидев, что им не совладать с силой воды, и опасаясь, в случае падения части стены, сделаться военнопленными, они принуждены были согласиться срыть стену. Но лакедемоняне теперь уже не соглашались заключить мир и на этих условиях и потребовали, чтобы они (уничтожили городское устройство и) образовали отдельные деревни. Мантинейцы, считая, что они попали в безвыходное положение, согласились и на это. Приверженцы аргивян и вожди демократии в числе шестидесяти человек боялись, что они будут казнены, но отец Агесиполида[263]5 уговорил его сохранить им жизнь и свободу и позволить им удалиться из города. По обеим сторонам пути за городскими воротами стояли цепями лакедемонские воины с копьями, глядя вслед уходящим, но, хотя они и пылали ненавистью к изгнанникам, однако же держали себя по отношению к ним лучше, чем мантинейские аристократы. Вот прекрасный образец лакедемонской дисциплины! После этого были срыты городские стены, и Мантинея была превращена в четыре отдельных поселения, как было в прежние времена. На первых порах мантинейцы были недовольны, что им приходилось разрушать уже готовые жилища и строить новые. Но и в новом устройстве оказалось много преимуществ: теперь жилища зажиточных людей оказались недалеко от их земель, лежавших вдали от города; далее было введено аристократическое устройство, и они избавились от назойливых демагогов. Поэтому зажиточные люди были довольны новым устройством. Теперь лакедемоняне каждый раз, как посылали к ним ксенагов,[264]6 посылали уже не одного, а четырех — по одному в каждую из деревень. Из этих деревень гораздо охотнее шли союзные контингенты в войска, чем при демократическом устройстве. Так кончилось мантинейское дело; военный опыт людей обогатился новой истиной — что не следует устраивать крепость так, чтобы через нее протекала река.

8

9

10

Изгнанники из Флиунта[265]1 проведали, что лакедемоняне тщательно исследуют, как держало себя каждое из союзных государств по отношению к ним в минувшей войне. Поэтому они решили воспользоваться подходящим случаем и, отправившись в Лакедемон, указывали там, что, пока они были на родине, их город дружелюбно принимал лакедемонян в крепость и следовал за лакедемонянами во всех их походах; но с тех пор, как они были изгнаны, их сограждане отказывались сопровождать в каком бы то ни было походе лакедемонян и из всех людей только лакедемонянам не открывали городских ворот. Услышав это, эфоры решили, что флиунтцы за все это заслуживают наказания, и, отправив к ним послов, заявили, что изгнанники — друзья лакедемонского государства и изгнаны без всякой вины. Поэтому, мол, они по справедливости настаивают на том, чтобы изгнанники были возвращены в город — не по принуждению, а по добровольному решению сограждан. Когда флиунтцы выслушали это, их охватил страх, чтобы, в случае похода лакедемонян на Флиунт, среди их сограждан не оказалось таких, которые откроют им ворота: в городе было много родственников изгнанных и вообще им сочувствующих; вдобавок, как бывает в большинстве случаев, сторонники государственного переворота желали возвращения изгнанников. Исходя из таких опасений, народное собрание постановило разрешить изгнанникам вернуться на родину и вернуть им все их имущество, принадлежавшее к тому, что называется явным,[266]2 уплатив из государственного казначейства стоимость конфискованного имущества тем, которые его приобрели; в случае же возникновения на этой почве каких-либо недоразумений предоставить разбор их суду. Таков был результат ходатайства за флиунтских изгнанников.[267]3

11

12

13

14

15

Вслед за тем прибыли в Лакедемон послы из Аканфа и Аполлонии, значительнейших из городов в окрестностях Олинфа. Узнав о цели их прибытия, эфоры представили их народному собранию и союзникам. Здесь Клиген из Аканфа произнес такую речь: «Лакедемоняне и союзники, вы, по-видимому, не замечаете, что в Греции назревает новое событие первостепенной важности. Вероятно, вы все знаете, что Олинф — самый крупный из городов на Фракийском побережьи. Жителям его уже удалось добиться того, что некоторые города стали частью их государства и подчинились их законам; вслед за мелкими к ним присоединились и некоторые более значительные города. Затем они сделали попытку освободить и македонские города из-под власти македонского царя Аминты. После того как им вняли соседние с ними македонские города, они тотчас же отправились походом и на более отдаленные от них и более значительные пункты. В момент нашего отбытия они уже владели, в числе многих других, и Пеллой, величайшим македонским городом. Аминта, как мы слышали, вовсе удалился из городов и вытеснен уже почти из всей Македонии. Олинфяне отправили также послов к нам и аполлонийцам с заявлением, что, если мы не выставим своих контингентов в их войско, то они пойдут на нас войной. Конечно, лакедемоняне, нам бы хотелось, чтобы наши государства были суверенными и управлялись искони установленными законами; но, если вы не придете к нам на помощь, то нам все же придется стать частью их государства: они располагают уж не менее, чем восемьюстами[268]4 гоплитов и еще гораздо большим числом пельтастов, численность же их конницы, в случае нашего присоединения, превысит тысячу человек. Когда мы уезжали, в Олинфе находились послы от афинян и беотийцев; кроме того, как мы слышали, и сами олинфяне решили послать послов в эти государства и предложить им союз. Берегитесь: если такие силы присоединятся к афинским и фиванским, то вам уже нелегко будет с ними справиться. Они уже овладели Потидеей, лежащей на Палленском перешейке; поэтому можете считать несомненным, что все города, отделенные от материка этим перешейком, подчинятся им. Доказательством того, что действительно жителей этих городов охватил панический ужас перед олинфянами, может служить то, что они, при всей их ненависти к Олинфу, не решились отправить вместе с нами посольство, чтобы известить вас об этом. Далее заметьте, что было бы крайне непоследовательным с вашей стороны всячески стараться, чтобы Беотия не объединилась воедино, и в то же время пренебрегать возникновением гораздо более внушительной силы из соединения городов, и притом не только на суше, но и на море. Действительно, что может воспрепятствовать ее возникновению? В самой стране растет прекрасный корабельный лес; многочисленные гавани и рынки вызывают обильный приток денег; прекрасные урожаи хлеба служат причиной густоты населения. Вдобавок соседи их — фракийцы, не управляющиеся царями, которые уже теперь заискивают у олинфян; если они подчинятся олинфянам, то они увеличат их мощь крупными военными силами. Благодаря содействию фракийцев, Пангейские рудники как бы сами раскрывают пред ними свои золотоносные недра. Все то, что мы здесь говорили, тысячекратно и на все лады уже давно обсуждается в олинфском народе. Нельзя выразить словами, до чего возросло их самомнение: видно, бог уж так устроил, чтобы вместе с ростом могущества росло и людское высокомерие. Итак, лакедемоняне и союзники, мы изложили вам положение дел в наших местах; обсудить же, действительно ли надо принять меры, это — уже ваше дело. При этом примите в соображение и то, что описывая, как возросло могущество олинфян, мы вовсе не хотели этим сказать, что оно уже стало непреодолимым. Нет, пока еще те из городов, которые примкнули к ним против своей воли, как только увидят, что олинфянам противостоит какая-нибудь сила, тотчас же отпадут от них. Но если пройдет время, они успеют слиться друг с другом благодаря взаимным бракам и приобретению имущества в соединенных с ними городах, что разрешено состоявшимися уже постановлениями народного собрания, и поймут всю выгоду следования за могущественным соседом, — как мы это видим на примере аркадян, которые, благодаря тому, что примыкают к вам, и свое добро оберегают и грабят чужое, — тогда, пожалуй, уже нелегко будет расторгнуть эту связь».

16

20

21

22

23

24

По окончании этой речи лакедемоняне предоставили союзникам слово по вопросу о том, какой образ действий кажется им наилучшим для Пелопоннеса и союзников. Вслед затем выступил целый ряд ораторов, предлагавших совершить поход; такого мнения держались главным образом те, которые хотели угодить лакедемонянам. Было постановлено, чтобы каждое государство послало приходящийся на его долю отряд в союзное войско, общая численность которого была определена в десять тысяч человек. Было предложено также, чтобы союзные государства могли по желанию вместо контингентов вносить деньги, вместо каждого воина три эгинских обола;[269]1 если же кто-либо из союзников был обязан выставлять в союзное войско всадников, то выдаваемое всаднику жалованье считалось равносильным четырем выставленным в войско гоплитам. Если же какое-либо государство вовсе уклоняется от воинской повинности, лакедемонянам было предоставлено налагать на него штраф в размере одного статера[270]2 за каждого человека в день. После того как эти решения были приняты, выступили снова послы из Аканфа с заявлением, что все это хорошие решения, но все они не могут быть немедленно приведены в исполнение. Было бы лучше, по их мнению, если бы не дожидаясь, пока все эти сборы будут закончены, был послан немедленно же военачальник с войском как из Лакедемона, поскольку удастся собрать его на скорую руку, так и из других городов. Если это будет исполнено, то города, не присоединившиеся еще к Олинфу, останутся в нынешнем состоянии, а вынужденные присоединиться будут дурно исполнять свои союзнические обязанности. Когда и это предложение было принято, лакедемоняне послали Евдамида с отрядом в две тысячи человек, состоявшим из неодамодов,[271]3 периэков и скирийцев. Пред уходом Евдамид просил эфоров, чтобы оставшаяся часть назначенных ему воинов была собрана и отправлена вслед ему под начальством его брата Фебида. Сам же он отправился на Фракийское побережье, по прибытии послал гарнизоны в те города, которые просили об этом, добровольно присоединил к себе Потидею, уже вступившую в это время в союз с Олинфом, и, устроив здесь базу, вел войну так, как это делается, когда численное преимущество на стороне врага.

25

Фебид, собрав часть отряда Евдамида, не успевшую выступить вместе с последним, двинулся с нею в поход. Отряд этот подошел к Фивам и расположился лагерем за городом около гимнасия. В это время в Фивах шла борьба за власть. Должность полемархов занимали Исмений и Леонтиад, бывшие друг другу политическими врагами: каждый из них стоял во главе одной из борющихся партий.[272]1 Исмений из вражды к лакедемонянам знать не хотел Фебида. Леонтиад же всячески угождал ему и, сближившись с ним, сказал ему следующее: «Сегодня, Фебид, ты можешь оказать величайшее благодеяние своему отечеству. Если ты со своими гоплитами последуешь за мной, я введу тебя в акрополь. После этого, несомненно, Фивы вполне подпадут под власть лакедемонян и нашей партии, дружественной вам. Теперь, как тебе известно, всем фиванцам запрещено участвовать в вашем походе на Олинф. Если же ты сделаешь с нашей помощью то, что я тебе советую, мы тотчас же пошлем с тобой много гоплитов и всадников. Таким образом ты придешь на помощь брату с большим войском, и в то время, как он только будет собираться покорить Олинф, ты уже покоришь Фивы, город гораздо больший, чем Олинф». Услышав это, Фебид пришел в восторг: это был человек, который, не задумываясь, отдал бы жизнь за то, чтобы совершить какой-нибудь блестящий подвиг, но зато не отличавшийся ни предусмотрительностью, ни благоразумием. После того как Леонтиад сговорился с Фебидом, он посоветовал последнему, чтобы тот, окончив начатые приготовления, двинулся в дальнейший путь, и прибавил: «Когда настанет пора, я сам приду к тебе сюда и сам введу тебя в город». В полдень, в то время как совет заседал в портике на агоре, так как в Кадмее[273]2 в это время женщины справляли Фесмофории, и когда, вследствие летней полуденной жары, на всех улицах было совершенное безлюдье, Леонтиад подъехал верхом к Фебиду, сказал ему свернуть с начатого пути и повел войско в акрополь. Там он разместил Фебида с его отрядом, дал ему баланагру[274]3 от ворот и, распорядившись, чтобы Фебид впускал в акрополь только лиц, получивших от него разрешение, тотчас же отправился в заседание совета. Прибыв туда, он произнес следующую речь: «Пусть вас, о мужи, не удручает, что лакедемоняне завладели акрополем: они заявили, что они не враждебны ни к кому, кроме тех, которые сами возбуждают сограждан к войне. Закон дает полемарху право арестовывать каждого, кого он подозревает в совершении преступления, караемого смертной казнью. На основании этого закона я арестую вот этого Исмения, как возбуждающего народ к войне. Ступайте сюда, лохаги, с подчиненными вами воинами, арестуйте Исмения и отведите его, куда вам указано».[275]4 Лица, участвовавшие в заговоре, во всем согласились с Леонтиадом и голосовали за арест Исмения. Что же касается тех, которые не участвовали в заговоре и были противниками партии Леонтиада, то часть их удалилась из города тотчас же, боясь, что их ждет смертная казнь, другие же сперва разошлись по домам. Когда же стало известно, что Исмений заключен в темницу на Кадмее, бежали и прочие сторонники Андроклида и Исмения.[276]5 Все они, в числе около трехсот человек, нашли убежище в Афинах. После того вместо Исмения был избран полемархом другой,[277]6 а Леонтиад немедленно отправился в Лакедемон. В момент его прибытия эфоры и народ были крайне недовольны Фебидом за то, что он действовал, не испросив предварительного разрешения государственных властей. При этом Агесилай высказал такое мнение, что, если Фебид действовал во вред Лакедемону, то он достоин наказания; если же его поступок принес государству пользу, то древний закон разрешает в таких случаях поступать на собственный риск и страх. Таким образом, по его мнению, существенное значение имеет только то, вреден или полезен поступок Фебида для государства. Тогда Леонтиад предстал перед экклетами[278]7 и сказал следующее:

26

34

«Вы сами не раз заявляли, лакедемоняне, что до настоящего события фиванцы относились к вам враждебно: вы всегда замечали, что они в дружественных отношениях с вашими недругами и во враждебных с вашими друзьями. Они не захотели участвовать в походе на пирейскую демократию,[279]8 которая была вашим заклятым врагом, и, с другой стороны, воевали с фокейцами,[280]9 так как они замечали, что фокейцы расположены к вам. Разве это не верно? И теперь, зная, что вы идете войной на олинфян, они ведут переговоры с олинфянами о союзе с ними. Вы с постоянным напряжением ожидали известия, что фиванцы насильно подчинили себе всю Беотию; теперь же, после того, что случилось, фиванцы не могут вам уже внушать никакого страха. Если вы будете так же блюсти наши интересы, как мы блюли ваши, то вам достаточно будет послать короткое приказание, написанное на скитале,[281]1 чтобы все там было устроено по вашему произволу».

35

36

37

38

39

40

41

42

43

Услышав это, лакедемоняне решили, чтобы гарнизон, занявший фиванский акрополь, остался там и чтобы Исмений был предан суду. После этого были посланы судьи — три лакедемонянина и по одному от каждого союзного города как большого, так и малого. Когда открылось заседание суда, Исмению было предъявлено обвинение в том, что он сочувствует варварам, что он во вред Греции заключил с персом союз гостеприимства, что он принял подкуп от персидского царя,[282]2 что он вместе с Андроклидом — главные виновники охватившей всю Грецию смуты. Исмений защищался против всех обвинений, но однако ему не удалось доказать судьям, что он не был опасным бунтовщиком и злоумышленником. Он был осужден и подвергнут смертной казни; управление же городом попало в руки партии Леонтиада, оказывавшей лакедемонянам еще больше услуг, чем те от них требовали. После этого лакедемоняне с еще большим воодушевлением отправили войско для борьбы с олинфянами. Они послали гармостом Телевтия, а с ним всю ту часть десятитысячного войска,[283]3 которая приходилась по раскладке на Лакедемон. В союзные же города были посланы скиталы[284]4 с приказанием выставить в войско контингенты согласно постановлению собрания союзников. Все города охотно содействовали Телевтию, рассчитывая, что их труды будут оценены по заслугам. Фиванцы также охотно послали гоплитов и всадников, зная, что Телевтий — брат Агесилая. Телевтий двигался не спеша, принимая меры, чтобы не причинить вреда союзникам и чтобы собрать как можно большее войско. Он отправил послов к Аминте[285]5 и предложил ему, если он хочет восстановить свою власть, вербовать наемников и склонить денежными подарками соседних царей к заключению с ним мира. Отправил он послов и к Дерду, правителю Элимии,[286]6 с заявлением, что олинфяне уже покорили большую часть Македонии и не оставят в покое и остальной, меньшей, части, если не найдется никого, кто укротил бы их высокомерие. После этих приготовлений он с огромным войском прибыл в союзную лакедемонянам область. После прибытия в Потидею, где войско было выстроено в боевой порядок, он вступил на вражескую территорию. На пути к Олинфу он ничего не сжигал и не вырубал, полагая, что это послужит ему помехой как на пути туда, так и на обратном пути. Когда же он будет отходить от города,[287]7 тогда, думал он, наступит время, вырубив деревья, нагромоздить их на пути, чтоб помешать наступлению врага сзади. Когда он был уже на расстоянии менее десяти стадий от города, он приказал войску остановиться. Сам он со своим войском занимал левый фланг, и таким образом, к его счастью, ему пришлось находиться как раз против ворот, через которые вышли враги. Прочее же войско, ополчение союзников, занимало центр и правый фланг. Из всадников он выставил на правом фланге лакедемонян, фиванцев и тех из македонян, которые явились в его войско. Рядом же со своим отрядом он поместил Дерда с его конницей, насчитывавшей около четырехсот всадников. Так поступил он потому, что был высокого мнения об этой коннице, а также из желания угодить Дерду, который с радостью явился на его зов. После того как противники вышли из города и выстроились под защитой городских стен, конница их сомкнулась и врезалась в ряды лакедемонян и беотийцев. Они сбросили с коня лакедемонского гиппарха Полихарма и нанесли ему, лежащему на земле, много ран. Они убили еще много других и, наконец, обратили в бегство конницу, выстроенную на правом фланге. После того как эти всадники обратились в бегство, дрогнула и стоявшая рядом с ними пехота. Уже всему войску угрожала опасность быть разбитым, если бы Дерд со своей конницей не бросился в этот момент к городским воротам Олинфа. Вслед за ним двинулся и Телевтий со своим войском в полном боевом порядке. Заметив это, олинфские всадники, повернув фронт, стали отходить с величайшем быстротой из страха быть отрезанными от городских ворот. Тогда Дерду удалось перебить очень многих из проезжавших мимо него всадников. Олинфская пехота также отступила в город, но без больших потерь, так как она находилась около самой стены. Таким образом, Телевтий одержал победу и, поставив трофей, стал удаляться, вырубая на пути деревья. Этими военными действиями было занято все лето. Затем Телевтий отпустил домой македонское войско и отряд Дерда. Олинфяне, со своей стороны, также неоднократно совершали набеги на союзные с лакедемонянами города, уводили добычу и убивали людей.

3 1

2

3

4

5

6

С наступлением весны отряд из шестисот приблизительно олинфских всадников совершил в полдень набег на территорию Аполлонии и, рассеявшись, грабил окрестности. В этот же день в Аполлонию прибыл и Дерд со своими всадниками и расположился на завтрак в этой области. Заметив вторгшегося неприятеля, он выжидал, приказав всадникам взнуздать лошадей и находиться в полном вооружении. Когда олинфяне, в беспечной самоуверенности, вторглись в предместье и подъехали к самым городским воротам, он выступил против них, выстроивши войско. Заметивши его, олинфяне обратились в бегство. Однажды обратив их в бегство, Дерд не прекращал преследования до самых городских стен Олинфа, гоня их и убивая на протяжении девяноста стадий. В этом деле Дерд, как говорят, убил около восьмидесяти всадников. С этих пор враги очень редко выходили из городских стен и обрабатывали лишь очень немного земли. Некоторое время спустя Телевтий двинулся походом на Олинф, чтобы вырубить уцелевшие деревья и опустошить все обработанные участки. При его приближении олинфские всадники, соблюдая тишину, переправились через реку, протекающую мимо их города, и так же бесшумно двинулись против вражеского войска. Телевтий, заметив это, пришел в гнев от дерзости олинфян и приказал Тлемониду, начальнику пельтастов, бегом напасть на них. Увидев, что пельтасты устремились вперед, олинфяне спокойно отступили и переправились назад через реку. Пельтасты храбро устремились вслед за ними и, рассчитывая преследовать их, как убегающих, также переправились через реку. Воспользовавшись тем, что переправившиеся еще не были готовы к бою и легко могли быть разбиты,[288]1 олинфские всадники повернули фронт и ударили на них, причем убили самого Тлемонида и более ста воинов. Заметив это, Телевтий пришел в страшный гнев; он приказал гоплитам вооружиться, выступить быстрым маршем вместе с пельтастами и всадниками и неотступно преследовать врага. Многочисленные примеры из прошлого учат нас, что чрезмерное приближение преследующего к стенам крепости ведет обыкновенно к отступлению, сопряженному с большими потерями. Так было и на этот раз: осыпаемые с башен градом камней, они принуждены были в беспорядке отступить, чтобы выйти из полосы выстрелов. Тогда олинфская конница снова вышла из стен, на этот раз уже вместе с пельтастами; в довершение к ним вышли на помощь из города и гоплиты, и все они напали на расстроенное лакедемонское войско. При этом погиб сражаясь, Телевтий, после чего и все лакедемонское войско дрогнуло и обратилось в поголовное бегство, — ни один не удержался на своем месте. Лакедемоняне бежали частью в Спартол, частью в Аканф, частью в Аполлонию, большинство же в Потидею. Неприятель преследовал их по всем направлениям и перебил массу народа, причем погиб весь цвет войска.

7

Подобные несчастья могут служить для людей прекрасным уроком того, что, находясь во гневе, не следует наказывать даже раба; при этом, как это многократно случалось, господин рискует причинить себе больше беды, чем рабу. Но руководиться гневом, а не доводами рассудка в борьбе с врагом — совсем уж ошибочно. Гнев ослепляет и лишает возможности предвидеть последствия, тогда как спокойное обсуждение позволяет учесть не только тот вред, который мы можем нанести врагу, но и тот риск, которому мы при этом подвергаемся сами.

8

9

Услышав о происшедшем, лакедемоняне по зрелому размышлению решили, что нужно послать сильное войско, чтобы сломить высокомерие победителей и чтобы все затраченные усилия не оказались напрасными. Приняв такое решение, они послали военачальником царя Агесиполида. При нем, как и при Агесилае во время похода в Азию, находился отряд из тридцати спартиатов.[289]2 В его войске было также много добровольцев, очень почтенных людей, из числа периэков, были и иностранцы из числа так называемых «воспитанников», а также дети от брака спартиатов с не-спартиатами, люди образцового телосложения и не чуждые тех благ, которые достаются в удел спартиатам. В этом походе приняли также участие и добровольцы из союзных городов, фессалийские всадники, желавшие блеснуть перед Агесиполидом своим искусством, Аминта и Дерд, относившийся к делу с еще большим рвением, чем прежде. Так сложились обстоятельства для Агесиполида, двинувшегося походом на Олинф.[290]3

10

11

12

13

14

15

16

17

Флиунтцы,[291]1 заслужив похвалу Агесиполида за то, что они без всякого замедления дали ему крупную сумму денег для похода, рассчитывали, что, ввиду отлучки из Лакедемона Агесиполида, Агесилай не выступит против них, так как по спартанскому обычаю оба царя никогда не отлучались одновременно из Спарты. Поэтому они без всякой опаски стали причинять обиды вернувшимся из изгнания. Так, бывшие изгнанники требовали, чтобы в спорных случаях дела о них разбирались третейским судом,[292]2 флиунтцы же принуждали их обращаться к народному суду. На заявление бывших изгнанников, что не может быть никакой речи о справедливости, если их будут судить сами обидчики, не было обращено никакого внимания. Тогда вернувшиеся из изгнания отправились в Лакедемон, где выступили с обвинением против сограждан. Их сопровождали также некоторые из не бывших изгнанниками граждан, которые заявили лакедемонянам, что очень многие граждане считают, что с возвратившимися изгнанниками поступили несправедливо. Это вызвало негодование во Флиунте, и народное собрание наложило пеню на всех тех, которые без полномочия народного собрания отправились в Лакедемон. Подвергшись наказанию, жалобщики не решались вернуться домой. Они оставались в Лакедемоне, внушая лакедемонянам, что виновники этих несправедливостей — это те лица, которые их некогда изгнали и отказались открыть ворота лакедемонянам; это те, которые скупали их имущество и теперь хотят удержать его насильственным образом; теперь они добились того, что на отправившихся в Лакедемон была наложена пеня, дабы на будущее время никто не осмеливался обнаружить, что творится в их городе. Видя во всем этом несомненные признаки насилия, эфоры объявили поход на Флиунт. Агесилай был очень доволен всем происшедшим: Поданем и его близкие, находившиеся в числе возвращенных из изгнания, были гостеприимцами Архидама, отца Агесилая, а Прокл, сын Гиппоника, и его друзья были гостеприимцами самого Агесилая. После того как диабатерии[293]3 дали хорошие предзнаменования, он немедля двинулся в путь. По дороге он встретился с многочисленными посольствами, предлагавшими ему деньги за то, чтобы он не вторгался во Флиунтскую область. На это он ответил, что он идет не с целью обидеть кого-нибудь, а с тем, чтобы помочь обиженным. В конце концов они изъявили готовность исполнить все, что он от них потребует, лишь бы он не вторгался в их страну. Но Агесилай ответил на это, что, после того как флиунтцы уже раз обманули, он уже не верит их словам, но требует, чтобы они на деле доказали свою верность. На вопрос: «Что же мы должны делать?» Агесилай ответил: «То, что вы уже и прежде однажды сделали, не претерпев при этом от нас никаких обид». Под этими словами он подразумевал передачу лакедемонянам акрополя. Флиунтцы не согласились на это, поэтому Агесилай вторгся в их страну и, быстро соорудив осадные укрепления вокруг Флиунта, осаждал их город. Многие лакедемоняне роптали, что ради кучки людей их заставили затеять вражду с городом, насчитывающим более пяти тысяч граждан;[294]4 чтобы это бросалось в глава, флиунтцы нарочно устраивали народные собрания в месте, которое было видно осаждающим. Но Агесилай нашел средство, чтобы успокоить это недовольство. Каждый раз, когда кто-нибудь из родственников или друзей изгнанников бежал из города, Агесилай внушал им, чтобы они устраивали общие трапезы и отпускали необходимые средства тем, которые хотят заниматься телесными упражнениями. Он внушал им также, чтобы всем этим лицам было роздано оружие, причем советовал без опаски ссужать деньги на это дело. Те послушались Агесилая и вскоре уже выставили более тысячи человек, образцово обученных и прекрасно вооруженных. Вследствие этого лакедемоняне стали говорить, что стоит иметь таких союзников.[295]5

18

19

В то время как Агесилай был занят всем этим, Агесиполид[296]6 только что прошел через Македонию и расположился лагерем перед Олинфом. Навстречу ему никто не выходил; поэтому он предал опустошению все, что осталось нетронутым в Олинфской области, и выжег нивы в союзных Олинфу областях. Из этих союзных городов ему удалось взять приступом Торону. В это время (дело происходило в середине лета) его схватила жестокая лихорадка. Ему непреодолимо захотелось лежать в тенистых беседках на берегу чудных холодных ключей, которые он видел незадолго перед тем в храме Диониса в Афите. Еще живой, он был доставлен туда, но на седьмой день от начала болезни скончался за оградой храма.[297]1 Его положили в мед и отвезли на родину, где он удостоился царского погребения.[298]2

20

Весть о смерти Агесиполида не обрадовала Агесилая, как можно было бы ожидать от соперника; напротив, он плакал и тосковал по своем сотоварище: спартанские цари, находясь на родине, едят за одним столом, вдобавок Агесиполид был постоянным собеседником Агесилая в воспоминаниях о молодости, разговорах об охоте, верховой езде и любовных увлечениях, причем в этих беседах он чтил Агесилая, как старшего. Вместо Агесиполида лакедемоняне выслали против Олинфа гармоста Полибиада.

21

22

23

24

25

Агесилай[299]3 простоял уже под Флиунтом столько времени, что хлеб, имевшийся в городе, о количестве которого он знал по слухам, уже должен был давно выйти, а между тем флиунтцы все не сдавались. Причиной этого было воздержание в пище флиунтцев: они постановили выдавать половинные пайки хлеба, благодаря чему продержались в два раза больше, чем можно было ожидать. Иногда мужество горсти людей преодолевает малодушие огромных масс; так и в этом случае некто Дельфион, имевший репутацию храбреца, с отрядом из трехсот флиунтцев был в силах противодействовать партии, желавшей мира, был в силах заключить в темницу ненадежных; у него хватило силы заставить народ исполнять гарнизонную службу, причем он сам совершал обходы и следил за их верностью. Часто он со своим отрядом совершал даже вылазки, удачно выбивая из позиций вражеские охранения в разных пунктах кольца укреплений. Однако, когда это отборное войско, несмотря на все поиски, вовсе не нашло больше в городе хлеба, флиунтцы отправили к Агесилаю вестника с просьбой о заключении перемирия для отправки посольства в Лакедемон, так как город решил отдаться на милость лакедемонского правительства. Агесилай был возмущен тем, что флиунтцы, обойдя его, решили иметь дело непосредственно с Лакедемоном, поэтому он отправил вестника к своим друзьям на родине и добился того, что решение участи Флиунта было предоставлено ему. На перемирие для отправки посольства он согласился, но одновременно с этим усилил караулы вокруг города, чтобы никто не мог ускользнуть. Однако, Дельфиону удалось ночью бежать вместе с каким-то клейменным рабом, похитившим много оружия у осаждающих.[300]4 Затем вернулись послы и сообщили, что лакедемоняне поручили Агесилаю поступить с Флиунтом по собственному усмотрению. Агесилай поступил так: он устроил судилище из пятидесяти возвращенных изгнанников и пятидесяти граждан, остававшихся на родине, которому предоставил предать казни всех тех, кого оно найдет нужным. Эти же лица должны были составить законы, которыми город должен был управляться. До приведения всего этого в исполнение он оставил в городе гарнизон, выдав для него жалованье на шесть месяцев. После этого он распустил войска союзников, а сам с лакедемонянами вернулся на родину. Так закончился флиунтский поход, продолжавшийся год и восемь месяцев.

26

В это же время и Полибиад[301]5 довел олинфян измором до самого ужасного состояния. Они не могли уже ни добывать хлеба с полей, ни подвозить по морю. Поэтому они были вынуждены отправить в Лакедемон посольство с просьбой о мире. Это посольство получило неограниченные полномочия; прибыв в Лакедемон, оно заключило мирный договор на условии считать тех же друзьями и тех же врагами, кого и лакедемоняне, всегда выставлять свой контингент в лакедемонское войско и быть всегда в союзе с Лакедемоном. Дав клятву быть верными этими условиям, послы вернулись на родину.

27

Итак, лакедемоняне достигли того, что фиванцы и прочие беотийцы всецело им подчинились, коринфяне стали преданнейшими союзниками, аргивяне смирились, уразумев, что больше им уже нельзя надеяться удержать лакедемонян от нападения ссылкой на праздничные месяцы, афиняне остались в совершенном одиночестве, а те из союзников, которые к ним враждебно относились, были укрощены. Теперь они, наконец, были уверены, что их могущество утверждено прочно и нерушимо.

4 1

Можно привести как из истории греков, так и из истории варваров много примеров того, что боги не оставляют без возмездия творящих безбожные и богопротивные дела. То, о чем я сейчас буду говорить, может служить одним из таких примеров. Лакедемоняне поклялись соблюдать независимость всех греческих городов, но, несмотря на это, заняли Фиванскую крепость своим гарнизоном. И что же? Сами обиженные, без всякой посторонней помощи, оказались в силах отомстить лакедемонянам, которых до тех пор не одолел никто из людей. Всего лишь семеро изгнанников оказались в силах сломить господство тех из граждан, которые ввели лакедемонян в крепость, желая, чтобы Фивы были в рабском подчинении лакедемонянам и чтобы, благодаря этому, они могли властвовать над согражданами. Эти события и будут содержанием дальнейшего.

2

3

В это время некто Филлид был секретарем полемархов, во главе которых стоял Архий. Он пользовался у них отличной репутацией, как расторопный помощник. По какому-то делу он прибыл в Афины и встретился здесь со своим старым знакомым Мелоном, одним из бежавших сюда фиванцев.[302]1 Мелон стал его расспрашивать о кучке тиранов, во главе которой стояли Филипп и полемарх Архий. Увидев, что Филлид еще более возмущен положением дел на родине, чем он сам, он сговорился с ним о подробностях дальнейших действий, обменявшись взаимными клятвами. После этого Мелон с шестью вернейшими друзьями из числа изгнанников прибыл ночью в Фиванскую область. Заговорщики не имели при себе никакого оружия, кроме кинжалов. Весь день они провели где-то в укромном месте, а вечером, когда возвращаются последние с полевых работ, двинулись к городским воротам, имея в виду возвращающихся с поля. Войдя в город, они провели первую ночь у какого-то Харона и там же оставались весь следующий день.

4

5

6

7

8

9

10

В это время полемархи по случаю окончания срока их власти устраивали пир в честь Афродиты.[303]2 Филлид всячески помогал им в приготовлениях к пиру и между прочим сказал, что в эту ночь он исполнит свое давнишнее обещание и приведет к ним самых красивых и почтенных фиванских женщин. Те с восторгом приняли предложение провести ночь в наслаждениях такого рода. Такие уж это были люди. Когда они отужинали и, благодаря стараниям Филлида, быстро опьянели, они стали настойчиво требовать, чтобы Филлид привел знатных красавиц. Он вышел и привел Мелона с товарищами; из них трое были одеты госпожами, а четверо служанками. Филлид провел заговорщиков в помещение казначейства, находившееся в здании полемархейона, а сам вошел в комнату, где пировали полемархи, и сказал Архию и другим полемархам, что женщины отказываются войти, пока в комнате находится кто-нибудь из слуг. Тогда полемархи приказали всем слугам поскорее уйти, а Филлид послал вино в жилище одного из слуг и приказал всем им идти туда угощаться. После этого он ввел женщин и посадил каждую около одного из пирующих. Заговорщики заранее условились, как только займут места, раскрыть одежду и, извлекши оружие, нанести удар. Такова одна из версий о смерти полемархов; по другой версии Мелон и его помощники вошли в помещение, где пировали полемархи, как группа буйно веселящихся гуляк, и перебили их. Взяв с собой троих из числа заговорщиков, Филлид отправился к жилищу Леонтиада, постучал в дверь и сказал, что он пришел с поручением от полемархов. Леонтиад в это время еще возлежал после ужина;[304]3 с ним не было никого, кроме жены, которая сидела рядом и пряла. Считая Филлида вполне надежным человеком, Леонтиад попросил его зайти. Войдя, заговорщики убили его, а жену угрозами заставили молчать. При выходе они велели ей держать дверь все время на запоре, угрожая, в случае если они найдут дверь отпертой, перебить всех домочадцев. Затем Филлид с еще двумя заговорщиками направился к тюрьме и заявил тюремщику, что он ведет арестованного по приказанию полемархов. Как только дверь была отперта, они убили тюремщика и освободили всех заключенных. Сняв часть военных трофеев, развешанных в портике, они вооружили выпущенных из тюрьмы и велели им занять пост перед Амфеем. После этого они через глашатаев объявили, чтобы все фиванцы — как всадники, так и гоплиты, выходили на улицу, ввиду того, что тираны погибли. Но граждане до самого утра не выходили из дому, не доверяя этому известию. Только когда наступил день и все разъяснилось, и гоплиты и всадники быстро вышли в полном вооружении. Тогда вернувшиеся из изгнания послали конных вестников к двум афинским стратегам, стоявшим со своими отрядами на границе. Последние участвовали в заговоре и .....[305]4 Лакедемонский гармост, находившийся в фиванском акрополе, услышав ночью возгласы глашатаев, немедленно послал за помощью в Платеи и Феспии.[306]5 Заметив приближающихся платейцев, фиванские всадники вышли им навстречу и умертвили из них более двадцати человек. Когда они после этого столкновения вернулись в Фивы и туда же прибыли стоявшие на границе афинские отряды, восставшие стали атаковать акрополь. Находившиеся в нем увидели, с каким жаром их противники ведут атаку, слышали о крупных наградах, обещанных тем, которые первые ворвутся в крепость. Самих же их было немного. В страхе они согласились добровольно удалиться, если им будет гарантирована безопасность при удалении и разрешено будет уйти с оружием в руках. Осаждающие с удовольствием приняли это предложение, заключили с ними перемирие, подкрепленное взаимными клятвами, и пропустили их. Однако, когда они выходили из крепости, осаждающие захватили всех тех из них, которые принадлежали к числу фиванцев — приверженцев враждебной им партии, и предали казни. Лишь немногие из них были тайком уведены и спасены пришедшим с границы афинским отрядом. Фиванцы арестовали также и всех оказавшихся в городе детей казненных и предали их смерти.

11

13

14

15

16

17

18

Узнав об этом, лакедемоняне казнили фиванского гармоста за то, что он покинул крепость, не дождавшись, пока к нему придут на выручку, и объявили поход на фиванцев. Агесилай сослался на то, что он уже более сорока лет как числится в войске; люди такого возраста не обязаны участвовать в заграничных походах, и этот закон по его мнению сохраняет силу и по отношению к царям. Воспользовавшись этим поводом, он не принял участия в походе. В действительности же он уклонился от участия в нем не по этой причине, но потому, что он не сомневался, что в случае, если он станет во главе похода, сограждане скажут, что он вовлекает государство в авантюры лишь ради того, чтобы помочь тиранам. Вот почему он не вмешивался в их решения по этому вопросу. По наущению фиванцев, ускользнувших от избиения, эфоры возложили начальствование в этом походе на Клеомброта,[307]1 впервые выступившего во главе войска. Дело происходило в суровую зиму. Путь в Беотию через Элевферы охранял Хабрий с афинскими пельтастами. Поэтому Клеомброт стал переходить через горы дорогой, ведущей на Платеи. На этом пути лакедемонские пельтасты встретились с засевшим на вершинах фиванским гарнизоном, состоявшим из освобожденных узников,[308]2 в числе около ста пятидесяти. Некоторым из них удалось бежать, а всех остальных пельтасты перебили. После этого Клеомброт спустился в Платейскую область, еще дружественную лакедемонянам. Затем он отправился в Феспийскую область, а оттуда в Киноскефалы, в Фиванской области, и там расположился лагерем. В этом месте он простоял около шестнадцати дней, а затем вернулся назад в Феспии. Здесь он оставил гармостом Сфодрия с гарнизоном, состоявшим из третьей части воинов каждого союзного контингента, отдал ему все те деньги, которые он привез с собой из Лакедемона, велев ему в дополнение к тому войску, которое он имел, произвести набор наемников. Это было исполнено Сфодрием. Клеомброт же двинулся со своим войском назад на родину по дороге на Кревсий. Воины недоумевали, не понимая, в каких же отношениях лакедемоняне с фиванцами, подлинно ли война или мир: на пути туда движение носило характер наступления на Фивы, тогда как на обратном пути Клеомброт старался как можно менее подвергнуть опустошению область, через которую он проходил. Когда войско уходило из Беотии, поднялся ужасный ветер, в котором некоторые видели предзнаменование будущих событий. Этот вихрь причинил много несчастий. Так, когда войско по пути из Кревсия переходило через оконечность хребта по склону, спускающемуся к морю, этот ветер сбросил со склона и расшиб об утесы много ослов, нагруженных кладью; масса оружия была сорвана ветром с воинов и сброшена в море. Наконец, дошло до того, что многие вовсе не могли уже подвигаться вперед с оружием. Поэтому они разложили свои щиты по обе стороны от вершины, повернув вверх оборотной стороной, и наполнили их камнями. В этот день они пообедали чем пришлось в Эгосфенах, городе Мегариды, а на следующий вернулись и забрали оружие. После этого Клеомброт распустил войско, и каждый солдат вернулся к себе на родину.

19

Афиняне видели теперь воочию могущество лакедемонян: видели, что теперь уже лакедемонянам не приходится, как прежде, вести войну в Коринфской области;[309]3 что они уже прошли мимо Аттики и вторглись в Фиванскую область. Это навело на афинян такой страх, что они осудили на смерть тех двух стратегов,[310]4 которые были соучастниками восстания Мелона против гарнизона Леонтиада. Один из них был казнен, другой, которому удалось скрыться, был объявлен изгнанником.

20

21

23[311]*

24

Фиванцы также были в страхе: их пугала необходимость воевать один на один с лакедемонянами. Чтобы не попасть в такое положение, он прибегли к следующей хитрости: феспийского гармоста Сфодрия они убедили — как подозревали, путем подкупа — вторгнуться в Аттику, дабы тем побудить афинян открыть военные действия против лакедемонян. Вняв их просьбам, Сфодрий сделал вид, будто хочет захватить Пирей, который не имел городских ворот и был открыт для нападения. Он велел воинам поужинать ранее обыкновенного и повел их из Феспий, утверждая, что до наступления дня они прибудут в Пирей. Рассвет застал войско во Фрии.[312]1 Сфодрий не принял никаких мер для того, чтобы не быть замеченным, но, наоборот, уклоняясь от пути, захватывал скот и грабил дома. Некоторые из встретившихся с войском ночью бежали в город и сообщили афинянам, что к ним приближается очень большое войско. Все афиняне — гоплиты и всадники — быстро вооружились и охраняли город от нападения. В это время в Афинах как раз находились лакедемонские послы Этимокл, Аристолох и Окилл; они остановились у лакедемонского проксена,[313]2 Каллия. По получении указанного известия, они были арестованы и заключены под стражу по подозрению в соучастии. Они были крайне поражены случившимся и говорили в свое оправдание, что не могли же они быть такими глупцами, чтобы находиться в городе, зная о том, что Пирей должен быть сейчас же захвачен, и отдать себя в руки афинянам, да притом же еще остановиться у проксена, где их легче всего найти. Скоро, говорили они, афинянам станет ясно также и то, что нападение было совершено без ведома Лакедемонского государства; афиняне, заявляли они, без всякого сомнения скоро узнают о казни Сфодрия по приговору лакедемонян. Афиняне признали, что они не были посвящены в замысел Сфодрия, и выпустили их из заключения. Эфоры вызвали Сфодрия в Лакедемон и привлекли к суду по обвинению в преступлении, караемом смертной казнью. Из страха Сфодрий не явился на суд, однако же был оправдан заочно. Многие лакедемоняне считали этот процесс самым несправедливым из всех, которые велись в Лакедемоне. Случилось же так по следующей причине.

25

26

27

28

29

30

У Сфодрия был сын Клеоним, только что вышедший из детского возраста, самый красивый и самый выдающийся из всех своих сверстников. К нему пылал страстью сын Агесилая, Архидам. Приверженцы Клеомброта, к партии которых принадлежал и Сфодрий, стояли за его оправдание, но они боялись Агесилая и его приверженцев, а также и нейтральной партии, по мнению которых Сфодрий совершил ужасное преступление. При таких обстоятельствах Сфодрий сказал Клеониму: «Сын мой, от тебя зависит спасение твоего отца: для этого ты должен попросить Архидама, чтобы он склонил Агесилая быть снисходительным ко мне на суде». Услышав об этом, Клеоним решился пойти к Архидаму и умолял его быть спасителем отца. Увидя, что Клеоним рыдает, Архидам подошел к нему и заплакал также, но, узнав, о чем он просит, ответил: «Клеоним, да будет тебе известно, что я не решаюсь даже взглянуть прямо в лицо моему отцу; когда же я желаю добиться чего-нибудь в государственных делах, я скорее решусь попросить кого угодно другого, нежели отца. Но раз просишь ты, то будь уверен, что я приложу все усилия и сделаю это для тебя». После этого разговора Архидам пошел из общей столовой домой и лег спать, а на следующее утро он, встав, стал поджидать выхода отца, чтобы тот не мог уйти незаметно от него. Увидев, что отец встал, он переждал, пока тот переговорит со всеми гражданами, имевшими до него дело, а также и с иностранцами; он даже уступил очередь всем слугам, пришедшим с равными нуждами. Наконец, Агесилай, пройдя до Еврота и вернувшись назад, вошел к себе в дом, и Архидам ушел ни с чем, не решившись подойти к отцу. То же произошло и на следующий день. Агесилай догадывался, с какой целью сын бродил вокруг него; однако же, он не задавал ему никаких вопросов и ждал, что будет дальше. Архидам же, само собой разумеется, страстно жаждал свидания с Клеонимом, но он не решался встретиться с ним, не поговорив с отцом о том, о чем тот просил его. Приверженцы Сфодрия, видя, что Архидам перестал посещать Клеонима, тогда как прежде он бывал у него очень часто, были в большом страхе, думая, что Агесилай сурово отказал сыну. Наконец, Архидам решился, подошел к отцу, и сказал ему: «Отец, Клеоним обратился ко мне с просьбой, чтобы я просил тебя спасти его отца. Умоляю тебя об этом, если только это возможно». Агесилай ответил на это: «В твоих устах такая просьба простительна; однако, как бы государство могло простить меня, если бы я признал невинным человека, который ради собственного обогащения действовал во вред отечеству, — этого я не могу себе представить». Пораженный справедливостью этих слов Архидам в тот раз не прибавил более ни слова к своей просьбе и удалился. Но некоторое время спустя он — по собственному замыслу или по наущению других — снова подошел к отцу и сказал ему: «Я знаю, что, если бы Сфодрий был невинен, ты бы оправдал его и без моей просьбы. Ныне же, когда он кое в чем прегрешил, прости его ради меня». Отец ответил: «Если это не ляжет пятном на мою честь — я сделаю это». Услышав это, сын удалился, потеряв всякую надежду на успех своего ходатайства. Кто-то из друзей Сфодрия в разговоре с Этимоклом[314]1 заметил: «Я знаю, что все вы, сторонники Агесилая, будете голосовать за казнь Сфодрия». Этимокл ответил на это: «Клянусь Зевсом, это не так, мы будет поступать так же, как сам Агесилай, а он в разговорах со всеми всегда держится того мнения, что считать Сфодрия не совершившим преступления нельзя; однако же, тяжело предать смертной казни человека, который держал себя, как настоящий спартиат и в детстве, и в отечестве, и в юности; именно в таких воинах нуждается Спарта». Этот разговор был передан Клеониму. Последний, обрадовавшись, немедленно отправился к Архидаму и сказал: «Нам уже известно, что ты принял участие в нашей судьбе. Будь же уверен, Архидам, что мы приложили все старания, чтобы тебе никогда не пришлось стыдиться нашей дружбы». Он не солгал: в течение всей своей жизни он делал все, что считается доблестным в Спарте; в битве при Левктре он, находясь перед царем, сражался рядом с полемархом Диноном: трижды его сбивали с ног, и он опять подымался, пока не погиб первым из граждан, окруженный со всех сторон неприятелем. Этим он причинил ужасное горе Архидаму, но сдержал свое обещание и не посрамил их дружбы, а наоборот возвеличил ее. Таким способом Сфодрию удалось добиться оправдания.

31

34

35

36

37

38

39

40

Между тем друзья беотийцев в Афинах воспользовались этим и указывали афинянам, что лакедемоняне не только не наказали Сфодрия за его злоумышление против Афин, но еще и похвалили. Тогда афиняне снабдили Пирей городскими воротами, стали строить корабли и оказывали беотийцам ревностную поддержку. Лакедемоняне в ответ на это объявили поход на фиванцев и, считая, что Агесилай более предусмотрительный полководец, нежели Клеомброт, просили его принять на себя начальствование в походе. Он ответил, что никогда не станет противоречить желанию всех граждан, и стал готовиться к отправлению. Агесилай понимал, что, если не удастся заранее занять высоты Киферона, то не легко будет вторгнуться в Фиванскую область. Уж до этого он, узнав, что клиторийцы и орхоменцы[315]2 во враждебных отношениях между собой и содержат на случай взаимной войны наемные войска, заключил с ними соглашение, что в случае нужды эти наемные войска присоединятся к его войску. После того как диабатерии[316]3 дали хорошие предзнаменования, он выступил и по пути в Тегею отправил вперед гонцов к начальнику клиторийских наемников; Агесилай выдал им вперед жалованье за месяц и приказал заранее занять высоты Киферона. Орхоменцам он приказал прекратить военные действия на все время похода: по постановлению союзников, если один из союзных городов нападает на другой в то время, как его войско находится в заграничном походе, союзному войску надлежит первым делом обрушится на этот город. Перевалив через Киферон, он устроил базу в Феспиях и оттуда нападал на Фиванскую область. Вся равнина, где находились наиболее ценные участки земли, оказалась обнесенной вокруг рвом и частоколом. Агесилай переносил лагерь с одного места на другое, выступал с войском тотчас после завтрака и опустошал ту часть страны, которая лежала между ним и рвом с частоколом. Как только показывался Агесилай, внутри заграждения появлялись и противники, готовые к обороне. Когда однажды Агесилай с войском уже возвращался в лагерь, фиванские всадники, до тех пор никем не замеченные, внезапно выступили из специально проделанных выходов в ограде и напали на пельтастов, возвращающихся и готовящихся к ужину, и на всадников, частью еще не успевших сесть на коней, частью уже садившихся. Фиванские всадники перебили при этом очень много пельтастов, а из всадников спартиатов Клея и Эпикидида, одного периэка — Евдика и кое-кого из фиванских изгнанников, еще не успевших сесть на коней. Тогда Агесилай, повернув фронт, пришел им на помощь с гоплитами: конница выступила против вражеских всадников; ее сопровождали бегом гоплиты десяти младших призывных возрастов. Фиванские всадники при этом производили такое впечатление, как будто бы они в полдень2 подвыпили: правда, они стойко выдерживали натиск до тех пор, пока не выпустили всех дротиков, однако же ни один из них не попал в цель. После этого они повернули тыл, потеряв при отступлении двенадцать человек, несмотря на то, что они находились в значительном расстоянии от противника. Агесилай, заметив, что и враг, как и он сам, всегда выступает после завтрака, совершив жертвоприношение, выступил на рассвете с величайшей быстротой и, пользуясь отсутствием врага, проник внутрь ограды. После этого он вырубил и выжег всю загороженную местность вплоть до города. Затем он снова вернулся в Феспийскую область и обнес город стеной. Здесь он оставил гармостом Фебида, а сам снова перевалил через горы и прибыл в Мегары, где распустил союзные отряды, а сам с войском возвратился на родину.

41

42

43

44

45

46

После этого Фебид время от времени высылал отряды для разграбления Фиванской области и опустошения ее, совершая военные набеги. Желая отомстить ему, фиванцы выступили всенародным ополчением и двинулись на Феспийскую область. По их прибытии сюда, им навстречу вышел Фебид с пельтастами и вел такой упорный натиск, что фиванцам ни в одном месте не удавалось отойти от наступающего врага. Измученные этим настойчивым наступлением, фиванцы были вынуждены отступить поспешнее, чем они рассчитывали, причем погонщики мулов бежали на родину, побросав все, что они успели награбить, — такой страх охватил войско. Фебид стал тогда наступать еще энергичнее; он двигался во главе пельтастов, приказав гоплитам следовать позади в боевом порядке. Он рассчитывал обратить фиванцев в настоящее бегство, и поэтому и сам нападал с величайшим рвением и своим воинам внушал, чтобы они не давали фиванцам отойти ни на пядь от феспийского войска. Феспийским гоплитам он велел следовать позади. При этом отступлении фиванцы попали в непроходимое ущелье; тогда они скучились и затем, не имея никакой возможности двигаться далее в том же направлении, повернули тыл и устремились на врага. В первых рядах пельтастов, которые были вообще малочисленны, произошло замешательство, и они обратились в бегство. Из этого случая фиванские всадники вывели заключение, что надо продолжать атаку. В этом бою погиб Фебид и еще двое или трое из его боевых товарищей, после чего и все наемники обратились в бегство. Бегущее войско встретилось с феспийскими гоплитами. Последние прежде гордо заявляли, что никогда не уступят фиванцам, но теперь также обратились в бегство, хотя фиванцы ввиду позднего времени и не вели упорного преследования. При этом феспийцы потеряли лишь небольшое число людей; однако же они бежали, не останавливаясь, пока не вступили в крепость. После этого у фиванцев снова поднялась бодрость духа, и они предприняли ряд походов на Феспии и другие беотийские города. Сторонники демократической партии бежали из этих городов в Фивы, так как во всех этих городах было введено такое же господство немногих властителей, как было прежде в Фивах. Поэтому во всех этих городах лаконофильская партия требовала помощи. После смерти Фебида лакедемоняне послали в Феспии по морю полемарха[317]1 с отрядом воинов.

47

48

49

50

51

С наступлением весны эфоры снова объявили поход на Фивы и, как прежде, попросили Агесилая начальствовать над войском. Будучи такого же мнения о способе проникновения в Беотию,[318]2 как и раньше, он, прежде чем совершить диабатерии, послал к феспийскому полемарху гонца с приказом заранее занять вершину, господствующую над дорогой через Киферон, и охранять ее до его прихода. Когда Агесилай, перевалив через Киферон, очутился в Платейской области, он сделал вид, что идет, как в первый раз, прежде всего в Феспии. С этой целью он послал туда гонцов с приказанием устроить рынок, а прибывшим посольствам велел дожидаться его в этом городе. Поэтому фиванцы усиленно защищали проход, ведший к ним из Феспийской области. На следующий день по прибытии Агесилай, совершив жертвоприношение, двинулся на рассвете по дороге на Эрифры. В один день он совершил такой переход, который обыкновенно совершается войском в два дня, и близ Скола проник внутрь ограды прежде, чем фиванцы перевели сюда войска с караульного пункта, расположенного в том месте ограды, через которое он проник в первый раз. После этого он предал опустошению всю территорию к востоку от города Фив, вплоть до Танагрской области; в Танагре в это время власть была еще в руках Гипатодора и его приверженцев, т. е. лаконофильской партии. Затем он повернул обратно, оставив слева Танагрскую крепость. В это время фиванское войско подошло к нему и выстроилось на Грайском лоне, опираясь задними рядами на ров с частоколом. Это место фиванцы считали подходящим для сражения, так как площадь была довольно узка, и доступ к ней был затруднителен. Однако, Агесилай заметил это и не вышел им навстречу, а, повернув фронт, двинулся к их городу. Фиванцы испугались за город, оставшийся без защитников, и, покинув свои позиции, устремились туда бегом по дороге на Потнии, которая была наиболее безопасной.[319]1 Остроумный маневр Агесилая привел к тому, что он заставил врагов удалиться бегом с позиций, хотя он не наступал, а отходил и был далеко от них. В то время как они пробегали мимо войска Агесилая, на них напало несколько полемархов со своими морами.[320]2 Фиванцы занимали холмы, откуда метали копья в противников, причем пал, пораженный копьем, один из полемархов, Алипет. Однако, фиванцы принуждены были оставить эту позицию и уступить ее скирийцам[321]3 и части вражеской конницы, которые, взобравшись сюда, наносили удары в тыл фиванского войска, уходившего к городу. Подойдя близко к городской стене, фиванцы повернули фронт против неприятеля. Заметив это, скирийцы удалились быстрым шагом. Из них никто не был ранен, тем не менее фиванцы поставили трофей, так как их противники удалились, несмотря на удобное положение. После этого Агесилай, так как было уже довольно позднее время года, двинулся назад и расположился лагерем в том месте, где прежде было выстроено неприятельское войско.[322]4 На следующий день он удалился по дороге, ведущей на Феспии. Его храбро преследовали пельтасты, фиванские наемники; они звали на помощь Хабрия,[323]5 который в этот раз не выступил вместе с ними. Тогда олинфские всадники, примкнувшие уже, согласно клятвенному договору,[324]6 к союзному войску, повернули фронт и стали преследовать фиванцев. На пути у отступающих пельтастов оказался крутой склон, куда их и загнали олинфяне. Здесь было перебито очень много пельтастов, так как на склонах, доступных для верховой езды, пехота бессильна против конницы. Агесилай прибыл в Феспии в то время, как здесь шла между гражданами ожесточенная борьба: люди, слывшие лаконофилами, добивались истребления своих политических противников, в числе коих был и Мелон. Однако, Агесилай этого не допустил: он примирил между собой обе партии, заставил, их обменяться клятвами и только после этого удалился через Киферон по дороге на Мегары. Здесь он распустил союзников, а лакедемонское войско увел на родину.

52

56

57

Фиванцы были в очень тяжелом положении вследствие недостатка хлеба: уже два года они не могли снимать с полей жатвы. Поэтому они послали на двух триэрах своих уполномоченных в Пагасы за хлебом, ассигновав для этой цели десять талантов. В то время как они скупали хлеб, начальник лакедемонского гарнизона в Орее[325]7 Алкет экипировал три триэры, приняв все необходимые меры, чтобы об этом не могли узнать противники. Когда корабли с хлебом вышли в море, Алкет захватил корабли и триэры; весь экипаж, в числе не менее трехсот человек, был взят в плен. Алкет заключил пленных в темницу в городской крепости, где находился и его штаб. С Алкетом был в близких отношениях сын одного из орейских граждан, пользовавшегося безупречнейшей репутацией; поэтому, разместив узников, он спустился из крепости в город и занялся ухаживанием за этим мальчиком. Узнав о его беззаботном легкомыслии, пленники овладели крепостью и склонили город к отложению. После этого фиванцы перевозили хлеб уже без всяких затруднений.

58

Когда наступила следующая весна, Агесилай не мог уже выступить: он был болен и лежал в постели. На пути из Фив, в то время как его войско находилось в Мегарах, он шел однажды из храма Афродиты в здание правительственных учреждений. Вдруг у него лопнула внутри какая-то жила, и кровь потекла из тела в здоровую, не хромую ногу.[326]8 Голень необычайно раздулась и причиняла Агесилаю невыносимую боль. Тогда какой-то сиракузский врач вскрыл ему жилу около лодыжки. Кровь брызнула и, не переставая, текла целые сутки. Никакими средствами не удавалось остановить кровотечения, пока Агесилай не впал в беспамятство; тогда кровотечение само собой прекратилось. После этого Агесилай был отвезен в Лакедемон, где проболел все лето и зиму.

59

С наступлением весны лакедемоняне снова объявили поход, приказав Клеомброту стать во главе войска. Когда он со своим войском приблизился к Киферону, пельтасты ушли вперед, чтобы заранее занять вершины, господствующие над перевалом. Но эти вершины были уже заняты фиванцами и афинянами. Последние выждали, пока противники взберутся на вершину, а затем устремились на них и, выбив их из позиции, преследовали и перебили около сорока человек. При таком положении дел Клеомброт считал невозможным перевалить в Фиванскую область; поэтому он повернул назад и распустил войско.

60

61

После этого состоялось собрание союзников в Лакедемоне, причем союзники в своих речах заявляли, что они так долго терпят бедствия войны лишь вследствие нерадивости полководцев. По их словам, возможно было экипировать флот, гораздо более многочисленный, чем афинский, и взять Афины измором. На этих же кораблях можно было, по их мнению, переправить войско в Фиванскую область, высадив его либо в Фокиде, либо в Кревсии. В расчете на это и было построено шестьдесят триэр, причем навархом был назначен Поллид.[327]1 Лакедемоняне не ошиблись в расчете: им действительно удалось организовать блокаду Афин; суда, везшие хлеб, доходили только до Гераста,[328]2 а оттуда не решались плыть дальше, так как лакедемонский флот находился близ Эгины, Кеоса и Андроса. Афиняне, увидев, что им остался только один выход, вышли сами[329]3 в море на своих кораблях, сразились с Поллидом под начальством Хабрия и победили его в морской битве. Таким образом афинянам удалось уничтожить препятствия к свободному ввозу хлеба.

62

63

64

65

66

Ввиду того, что лакедемоняне готовились к перевозке морем войска в Беотию, фиванцы обратились к афинянам с просьбой послать войско в Пелопоннес. Они полагали, что в этом случае лакедемоняне будут не в состоянии и охранять их собственную страну, и защищать соседние с ней союзные государства, и в то же время послать значительное войско для борьбы с фиванцами. Афиняне, раздраженные против лакедемонян за поступок Сфодрия, охотно отправили экспедицию в Пелопоннес, снарядив шестьдесят кораблей и выбрав стратегом флота Тимофея. Так как враги не вторгались в Фиванскую область ни в том году, когда во главе войска стоял Клеомброт, ни в следующем, когда Тимофей со своим флотом обогнул Пелопоннес, фиванцы стали без всяких опасений совершать походы на беотийские города, и им удалось снова присоединить их к себе. Тимофей, обогнув Пелопоннес, тотчас же подчинил себе Керкиру. Он никого не порабощал, не удалял в изгнание и не изменял государственного устройства; поэтому ему удалось расположить к себе города, находящиеся в этих местах. Для борьбы с ним лакедемоняне снарядили флот и отправили его под начальством наварха Николоха, очень храброго мужа. Последний, оказавшись в виду флота Тимофея, решил не терять времени и вступил в бой с шестьюдесятью кораблями Тимофея, хотя шести амбракийских кораблей, входивших в его флот, не было налицо, и он располагал только пятьюдесятью пятью. В этот раз он был разбит, и Тимофей поставил трофей в Ализии; зато в другой раз, когда Тимофей выволок свои корабли на сушу и починял их, он подплыл к Ализии, где находился Тимофей; теперь к нему уже прибыли и шесть амбракийских триэр. Так как Тимофей не вышел ему навстречу, он также поставил трофей на одном из ближайших островов. Тимофей же, починив корабли, которые до тех пор входили в его флот, и присоединив к своему флоту новые, керкирские корабли, стал далеко превосходить флотом противника, так как общее число его кораблей стало более семидесяти. Он настоятельно требовал денег из Афин; такой большой флот нуждался в больших издержках.

КНИГА ШЕСТАЯ

1 1

Таковы главнейшие события в жизни афинян и лакедемонян. Фиванцы же, покорив беотийские города, стали совершать походы на Фокиду. Тогда фокейцы стали отправлять посольства в Лакедемон; послы указывали, что, если лакедемоняне не придут к ним на помощь, они не в силах будут отстоять свою независимость и подчинятся фиванцам. Поэтому лакедемоняне переправили по морю в Фокиду царя Клеомброта с четырьмя морами[330]4 граждан и соответственным числом союзников.[331]5

2

Приблизительно в это время прибыл из Фессалии фарсалец Полидамант для переговоров с Лакедемонским государством. Он пользовался большим почетом во всей Фессалии, а в своем родном городе он снискал себе такое уважение, что фарсальцы во время междоусобной борьбы между партиями вверили ему городскую крепость, поручили ему взыскивать все то, что причиталось государству по закону, и расходовать взысканные деньги на храмовые нужды и на дела управления, согласно с указаниями закона. Действительно, он на эти деньги охранял и защищал городскую крепость, вел все остальные государственные дела и в конце каждого служебного года представлял отчет. Если обнаруживалась недостача, он покрывал ее из собственных средств; если же получалось превышение дохода над расходом, он забирал остаток в свою пользу. Вообще он был хлебосол и славился чисто фессалийской расточительностью. Этот-то Полидамант прибыл в Лакедемон и выступил со следующей речью:

3

4

5

6

7

8

9

«Лакедемоняне, весь мой род, все мои предки, насколько простирается моя память, всегда были проксенами и евергетами[332]1 лакедемонян. Поэтому я и считаю правильным обращаться к вам при всяких затруднениях и сообщать вам о всех неприятных событиях, происходящих в Фессалии. Я не сомневаюсь, что и вам хорошо известно имя Ясона. Это — человек именитый и очень могущественный. Заключив со мной перемирие,[333]2 он вступил со мной в переговоры и сказал мне следующее: «Полидамант! Я думаю, что мои доводы вынудят тебя признать, что я мог бы и силой заставить ваш город подчиниться мне. Действительно, ныне большая часть фессалийских городов (и в том числе наиболее значительные) — мои союзники; я их покорил, несмотря на то, что и вы вместе с ними выступили против меня на поле брани. Кроме того, как тебе известно, я имею до шести тысяч иностранцев-наемников, с которыми, как мне кажется, нелегко будет сразиться даже самому могущественному государству. Правда, и мои противники располагают не меньшим числом воинов. Однако же, ополчения граждан включают в свой состав как людей, уже превысивших наиболее подходящий для военной службы возраст, так и еще не совсем возмужавших отроков; и вдобавок во всех городах только незначительное количество людей занимается физическими упражнениями. Я же не принимаю к себе на службу людей, отстающих от меня в физическом развитии». А сам он, сказать по правде, отличается богатырской силой и поразительной неутомимостью. Ежедневно он со своими наемниками устраивает военные упражнения, причем как во время этих упражнений в гимнасии, так и во время сражений сам идет впереди войска в полном вооружении. При этом он удаляет со службы тех из наемников, которые оказываются недостаточно выносливыми, а тех, которые ему кажутся наиболее неутомимыми и наиболее твердыми в опасностях битв, он награждает, увеличивая жалованье в два, три и даже четыре раза, делая им различные подарки, ухаживая за ними во время болезни и устраивая их почетное погребение. Поэтому каждый из его наемников знает, что военная доблесть даст ему в жизни и почет и богатство. В этом разговоре Ясон указал также на то, что мне и без него было уже давно известно: что ему уже подчинились мараки, долопы и правитель Эпира Алкет.[334]3 «Итак, — заявил он, — мне нечего опасаться, чтобы при покорении вашего города мне пришлось встретиться с большими затруднениями. Правда, несведущий человек возразил бы мне на это: «Если это так, то к чему же ты медлишь? Почему ты до сих пор не двинулся походом на Фарсал?» Но дело вот в чем: я считаю, клянусь Зевсом, что во всех отношениях будет лучше, если мне удастся подчинить вас себе убеждением, а не силой. Действительно, встретив с моей стороны насилие, вы будете всячески злоумышлять против меня; я также буду желать во что бы то ни стало сокрушить ваши силы. Если же вы подчинитесь мне добровольно, то несомненно и я и вы будем всячески содействовать усилению друг друга. Я знаю, Полидамант, что взоры твоего отечества устремлены на тебя. Если ты убедишь своих сограждан относиться ко мне дружелюбно, я обещаю тебе, что сделаю тебя величайшим после меня самого человеком во всей Греции. Но послушай дальше, и ты увидишь, в каких великих событиях ты будешь играть вторую роль. Притом доверяй мне лишь в том, что тебе самому представляется несомненным. Ясно, что в случае присоединения ко мне Фарсала с зависимыми от него городами я без труда стану тагом всей Фессалии. Точно также несомненно, что при объединении всей Фессалии под властью одного тага она располагает шестью тысячами всадников и более чем десятью тысячами гоплитов. Зная телосложение и храбрость фессалийцев, я не представляю себе, какое племя будет в состоянии владычествовать над ними, если они найдут хорошего руководителя. Фессалия занимает огромное пространство, и если вся власть над страной перейдет к одному тагу, — то этим самым она уже покорит все живущие вокруг нее племена. Почти все народности этих мест искусны в метании дротиков; поэтому вполне естественно, что наше войско будет славиться и своими пельтастами. Беотия и все другие государства, воюющие с Лакедемоном, — со мной в союзе: они обещали выставить свои контингенты в мое войско, если я освобожу их из-под власти лакедемонян. Мне известно, что и афиняне пошли бы на все, лишь бы только добиться союза со мной, но я не желаю заключать с ними дружбу, так как добиваться господства на море по-моему еще легче, чем на суше. Рассуди, не прав ли я и в этом. Если мы овладеем Македонией, откуда и афиняне вывозят к себе лес, мы сможем соорудить себе еще больше кораблей, чем есть у них. А у кого, скажи мне, будет более многочисленный экипаж, у афинян или у нас, располагающих таким большим количеством пенестов,[335]1 и притом столь прекрасно сложенных? Ну, а кому легче будет содержать моряков, нам ли, вследствие изобилия вывозящим свой хлеб в иные страны, или афинянам, которым не хватает своего хлеба и которые должны покупать его у других? Затем наша казна будет иметь гораздо большие доходы: нам не придется рассчитывать на какие-то островки,[336]2 мы будем облагать данью народы материка: если Фессалия будет объединена под властью одного тага, то, конечно, все окрестные народы будут приносить ей дань. Ты ведь знаешь, что персидский царь — богаче всей людей на свете, и это потому, что он извлекает свои доходы не с островов, а с материка. Впрочем, мне кажется, что его еще легче покорить, чем Грецию. Мне известно, что весь персидский народ, исключая лишь одного человека, это — толпа рабов, чуждая гражданских добродетелей; известно и то, что царь был доведен до края гибели сравнительно незначительными отрядами, шедшими под предводительством Кира и Агесилая».

10

13

14

15

16

На эти слова я ему ответил, что его предложения заслуживают внимательного рассмотрения; лишь одно в его речах мне представляется неприемлемым: я не считаю возможным, будучи в дружественных отношениях с лакедемонянами, отложиться от них и пристать к их врагам, несмотря на то, что я не имею никаких оснований быть недовольным ими. Эти мои слова понравились ему, и он сказал, что, узнав мой характер, он еще более хотел бы привлечь меня на свою сторону. Затем он позволил мне пойти к вам и сказать вам всю правду, — что, если мы добровольно не подчинимся, что Ясон имеет в виду идти походом на Фарсал. Он советовал мне просить у вас подмоги и прибавил к этому: «Если, с божьей помощью,[337]3 тебе удастся убедить их, чтобы они послали вспомогательное войско, достаточное для борьбы со мной,— то пусть будет так, пусть все решится в честном бою. Если же их подмога тебе покажется недостаточной, то ты по справедливости не заслужишь уже ни малейшего нарекания, поступив так, как будет полезнее всего для родины, которая наградила тебя таким почетом».[338]4 Все это и вынудило меня прийти к вам и рассказать вам обо всем том, что я частью видел собственными глазами, частью же слышал от Ясона. Ныне, лакедемоняне, как мне представляется, дело обстоит так; если вы пошлете туда войско, которое не только мне одному, но и всем фессалийцам покажется[339]5 достаточным для борьбы с Ясоном, подчиненные ему города отпадут от него, так как всех их пугает рост его могущества. Если же вы захотите отделаться отправкой в Фессалию отряда неодамодов под командой одного из граждан,[340]6 то я советую вам не вмешиваться в это дело. Ведь вам известно, что придется бороться с очень сильным войском и со столь искусным полководцем, который почти никогда не ошибается в своих планах, — хочет ли он обмануть бдительность врага ловким маневром, хочет ли быстротой действий застигнуть его врасплох или же броситься в мужественную атаку. Он умеет делать ночью то, что другие делают лишь днем; если он спешит, то работает даже во время обеда и ужина. Он полагает, что только тогда будет вправе отдыхать, когда он придет к своей цели, выполнив все то, что он имел в виду. Такое же воспитание он дал своим воинам. Он считает правильным, после того как воины потрудились для исполнения его желаний, исполнять и их желания. Поэтому все его подчиненные знают, что после труда их ждут удовольствия. Вдобавок Ясон — самый воздержанный в телесных удовольствиях человек из всех, кого я знаю; поэтому удовлетворение личных потребностей не отнимает у него ни грана времени и не мешает ему постоянно заниматься необходимыми делами. Ввиду всего этого обдумайте и дайте мне достойный вас ответ относительно того, что вы в силах выполнить и что вы думаете предпринять».

17

18

19

После этой речи лакедемоняне постановили отложить окончательный ответ. Два следующих дня прошли в обсуждении. Они приняли в расчет все те моры, которые находились в заграничном походе; подумали о тех триэрах,[341]1 которые были выстроены близ Лакедемона против афинского флота; не забыли и о войне с пограничными государствами. После этого они дали Полидаманту ответ, что при настоящем положении вещей они не имеют возможности послать ему достаточную помощь; поэтому они посоветовали ему вернуться на родину и поступить так, как ему покажется наилучшим для его государства. Полидамант похвалил лакедемонян за чистосердечность их ответа и вернулся на родину. Затем он обратился к Ясону с просьбой не принуждать его к выдаче крепости, говоря, что он обязан по отношению к своим верителям сохранять ее неприкосновенной. Взамен этого он послал к Ясону заложниками своих детей, обещал ему убедить своих сограждан добровольно заключить с ним союз и содействовать ему в достижении власти тага. После того как они обменялись клятвами, тотчас же был заключен мир между Ясоном и фарсальцами, и короткое время спустя Ясон был единогласно провозглашен тагом Фессалии. Заняв эту должность, он определил, сколько всадников и сколько гоплитов был в состоянии выставить каждый город. Оказалось, что он вместе с союзниками располагал более нежели восемью тысячами всадников; гоплитов он насчитал не менее двадцати тысяч; пельтастов же оказалось достаточно для борьбы с каким угодно государством. Требовалось много времени для того, чтобы только пересчитать города, посылавшие воинов. На жителей соседних городов он наложил дань в таком же размере, какой был установлен во времена Скопаса. Так было все это устроено. Теперь я продолжу изложение описанных выше событий, прерванное эпизодом о Ясоне.[342]2

2 1

Лакедемоняне со своими союзниками собрались в Фокиде;[343]3 тогда фиванцы вернулись в свою область[344]4 для охраны проходов. Афиняне заметили, что благодаря им растет могущество фиванцев, что фиванцы не делают никаких взносов на усиление флота, что им одним приходится нести все бремя военных налогов, грабительских набегов с Эгины[345]5 и охраны страны от врага. Поэтому у них явилось сильное желание положить конец войне; они отправили послов в Лакедемон, и был заключен мир.

2

3

4

5

6

7

Двое из послов согласно народному постановлению отправились прямо из Лакедемона морем к Тимофею и передали ему, чтобы он плыл на родину, так как заключен мир. Он повиновался, но по пути на родину высадил изгнанных жителей Закинфа на этот остров. Тогда закинфяне, занимавшие город, отправили послов в Лакедемон, которые передали, как поступил с ними Тимофей. Лакедемоняне нашли, что афиняне поступили неправомерно, и тотчас же снарядили флот, собрав до шестидесяти кораблей как из самого Лакедемона, так и из Коринфа, Левкады, Амбракии, Элиды, Закинфа, Ахайи, Эпидавра, Трезены, Гермионы и Галий. Навархом был назначен Мнасипп, которому было приказано, имея надзор за всем происходящим на этом море,[346]6 двинуться против Керкиры. Одновременно было отправлено посольство к Дионисию,[347]7 которое имело целью внушить ему, что и для него будет выгодно, если Керкира не будет принадлежать афинянам.[348]8 После того как флот был собран, Мнасипп поплыл против Керкиры. Кроме лакедемонского войска, у него было не менее тысячи пятисот наемников. Высадившись в Керкире, он завладел территорией и принялся опустошать прекрасно обработанную и облагороженную страну, разрушать образцово устроенные жилища и расположенные на полях винные погреба. Говорят, что его воины до того избаловались, что не хотели пить никаких вин, кроме старых отборных сортов с приятным букетом. На полях Мнасиппом было захвачено очень большое число рабов и скота. Затем он с сухопутным войском расположился лагерем на холме, отстоящем от города приблизительно на пять стадий. С холма открывался одновременно вид на город и на поля, так что, если бы кто из керкирцев захотел выйти за город, он был бы отрезан от города. Флот расположился по другую сторону от города; эта позиция представлялась Мнасиппу очень удобной для наблюдения за подплывающими судами и для того, чтобы в случае надобности воспрепятствовать морским действиям врага. К тому же суда часто находились перед гаванью, когда позволяла погода.

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

Таким способом велась осада города. Керкирцы не могли добывать произведений земли, так как неприятель господствовал на суше, не могли также ничего подвозить, так как он владычествовал и на море. И так они оказались в безвыходном положении; они отправили послов в Афины с просьбой прийти к ним на помощь; при этом послы указали, какое великое благо потеряют афиняне, если они лишатся Керкиры, и насколько они увеличат этим силы врагов: ведь нет ни одного города, кроме самих Афин, который доставлял бы афинянам столько денег и столько кораблей, как Керкира. Далее, Керкира представляет собою наивыгоднейший пункт по отношению к Коринфскому заливу и примыкающим к нему государствам, может служить прекрасной опорой для опустошительных набегов на Лаконскую область, особенно же удобно она расположена по отношению к противолежащему Эпиру и при движении из Сицилии в Пелопоннес. Услышав это, афиняне решили, что им следует принять самые серьезные меры, и послали стратегом Ктесикла с отрядом из почти шестисот пельтастов, попросив Алкета[349]1 оказать содействие при перевозе этих воинов по морю. Этот отряд, переправившись ночью, высадился в каком-то укромном месте и затем проник в город. В дополнение к этому афинское народное собрание постановило снарядить шестьдесят кораблей, причем стратегом этих кораблей был избран поднятием рук Тимофей.[350]2 Так как Тимофею не удалось набрать экипажа на родине, то он стал плавать между островами и пытался там добрать недостающую часть моряков, считая нелегким делом двинуться в обход Пелопоннеса с эскадрой, составленной на скорую руку, против флота, закаленного в морском бою. Афиняне решили, что он понапрасну тратит время, пропуская пору, самую удобную для плавания вокруг Пелопоннеса. Они не дали Тимофею никакого снисхождения, но, устранив его от стратегии, выбрали вместо него Ификрата. Последний, получив это назначение, повел дело очень круто, набирая экипаж и принуждая граждан не уклоняться от триэрархии.[351]3 Он присоединил к своему флоту также и те корабли, которые следовали вдоль берегов Аттики для ее охраны, в том числе «Парал» и «Саламинию»,[352]4 говоря, что, если его дела пойдут хорошо, то он им вернет взамен этих гораздо большее количество кораблей. Таким образом удалось собрать всего около семидесяти кораблей. В это время в Керкире голод достиг таких размеров, что осажденные массами перебегали к врагу; поэтому Мнасипп объявил, что он будет продавать перебежчиков с публичного торга. Но, так как осажденные, несмотря на это, продолжали перебегать, он стал, наконец, бичевать их и затем отправлять назад в город. Осажденные отказывались принимать в крепость ставших рабами, и многие из них погибли за городскими стенами. Заметив это, Мнасипп решил, что город уже почти что в его руках; поэтому он позволил себе часть наемников распустить, а оставшимся задолжал жалованье за целых два месяца, несмотря на то, что у него, по слухам, не было недостатка в деньгах: большинство союзников прислало вместо воинов деньги,[353]5 так как поход этот был заморским. Осажденные, заметив с башен, что гарнизонные воины стали небрежно относиться к своим обязанностям и что вражеское войско рассеялось по стране, совершили вылазку, причем некоторых из воинов взяли в плен, а некоторых изрубили. Узнав об этом, Мнасипп облачился в доспехи и бросился на помощь со всеми своими гоплитами, приказав лохагам и таксиархам вывести в бой находящихся под их командой наемников. Некоторые из лохагов возражали, что трудно заставить повиноваться воинов, не получающих содержания; но он в ответ на это стал ударять их — кого палкой, кого древком копья. Ввиду этого они вышли в бой унылые, затаив ненависть против Мнасиппа. Такое настроение войска, идущего в бой, всегда сопровождается самыми скверными последствиями. Выстроив войско, Мнасипп повел его против отрядов неприятеля, стоявших у городских ворот и, обратив их в бегство, погнался за ними. Но, приблизившись к стене, преследуемые повернули фронт к неприятелю и стали метать копья и дротики с надгробных памятников. В это же время из города вышел еще отряд воинов через другие ворота и напал сплоченным строем на крайний фланг. Лакедемоняне были выстроены в восемь рядов и ввиду этого считали, что они слишком слабы для флангового боя; поэтому они пытались сделать маневр поворота.[354]6 Когда они стали для этой цели маршировать назад, враги решили, что они бегут, и напали на них; спартанцы оказались не в состоянии выполнить маневр, и часть войска, смежная с нападающими, обратилась в бегство. Мнасипп не мог подать помощи потерпевшим в этом деле, так как он должен был обороняться от нападающих с фронта; число его воинов все уменьшалось. Наконец, обоим неприятельским войскам удалось соединиться и напасть на Мнасиппа с его воинами, которых осталось уже очень мало. Увидя происходящее, и граждане вышли им на помощь из городских стен. После того как сам Мнасипп был убит, керкирцы всей своей массой стали преследовать неприятеля. Они, вероятно, взяли бы и обнесенный оградой лагерь, но, заметив вышедшую им навстречу толпу торговцев, слуг и рабов, они приняли ее за боеспособное войско и повернули назад. Затем керкирцы поставили трофей и выдали трупы на основании заключенного для этого перемирия. После этого случая горожане стали много бодрее, а осаждающие были в глубоком унынии, тем более, что доходили слухи, будто со дня на день можно ожидать прибытия Ификрата; керкирцы, действительно, стали снаряжать суда. Гипермен, занимавший должность эпистолиафора[355]1 при Мнасиппе, собрал весь флот, бывший в его распоряжении, перевел его на другую сторону острова, к укрепленному лагерю и там наполнил все транспортные суда рабами и вещами, после чего флот отбыл из Керкиры. Сам он с морскими воинами и с остатками сухопутного войска остался для охраны укреплений, но, в конце концов, и этот отряд в большом смятении сел на триэры и отплыл, покинув много хлеба, вина, рабов и больных воинов. Так пугала их возможность быть застигнутыми на острове. Таким образом им удалось спастись, уплыв на Левкаду.

22

27

28

29

30

31

Ификрат, отправившись в путь вокруг Пелопоннеса, в течение всего пути занимался непосредственной подготовкой к тому, что потребно для воинского искусства на море. Уже при самом отправлении он оставил на берегу большие паруса,[356]2 имея в виду, что он идет в бой; акатиями[357]3 он тоже почти не пользовался, даже когда дул попутный ветер. Все время флот приводился в движение веслами, благодаря чему и гребцы прекрасно закалились, и суда двигались быстрее. Когда предстояло остановиться для завтрака или обеда, он приказывал прежде всего флангу, обращенному к суше, отходить от берега, пока весь фронт не выстроится параллельно берегу. Затем триэры делали маневр поворота и выстраивались носами к земле, после чего Ификрат приказывал по сигналу мчаться вперегонки к берегу. При этом наградой за победу была возможность первым набрать воды, первым удовлетворить какую-нибудь другую потребность или первым позавтракать. Прибывшие же последними были наказываемы тем, что они получали доступ ко всему этому после других, а отчаливать им все же приходилось в одно время с прочими, как только раздавался сигнал. Поэтому первые прибывшие могли удовлетворить все свои потребности спокойно, а последние должны были спешить. Если случалось завтракать во вражеской стране, он не довольствовался обычными караулами на суше, а подымал мачты на кораблях и помещал на них дозорных; они охватывали взором гораздо большее пространство, чем караульные, стоящие на берегу, так как наблюдали с более возвышенного пункта. Ночью, во время ужина или сна, он запрещал разводить костры в лагере, а зажигал огонь на некотором расстоянии от войска перед ним, чтобы никто не мог незаметно приблизиться. Если была хорошая погода, он часто приказывал отчаливать тотчас же после ужина, причем, если дул попутный ветер, — матросы спали, идя на парусах; если же приходилось грести, то гребцы делились на смены и гребли поочередно. Во время передвижения днем он приказывал по сигналу выстраиваться то гуськом, то в ряд. Таким образом, они попутно обучались и упражнялись во всех приемах морского дела, пока не прибыли в море, на котором, как они предполагали, господствовали враги. Хотя он завтракал и ужинал на вражеской территории, но ему всегда удавалось отчалить прежде, чем до врагов доходило известие о его высадке, так как он всегда исполнял на берегу только самое необходимое; по этой же причине он совершал переезды в кратчайшее время. Во время смерти Мнасиппа он был в Лаконской области, около Сфагий. Затем он прибыл в Элею и, миновав устье Алфея, причалил у подошвы хребта Ихтии (Рыбы). На следующий день он отбыл отсюда в Кефаллению; флот его был выстроен и двигался с таким расчетом, чтобы, в случае нужды, быть вполне готовым к сражению. Слухи о том, что случилось с Мнасиппом, ему не удалось проверить показаниями очевидца; он опасался, что эти слухи распространяются для того, чтобы ввести его в обман, и был на страже. Прибыв на Кефаллению, он получил точные сведения и дал войску отдых.

32

Я знаю, что все эти маневры и упражнения — обычная вещь при подготовке к морскому бою. Тем не менее в поведении Ификрата, по моему мнению, заслуживает особой похвалы то, что он, оказавшись вынужденным в кратчайший срок прибыть на место, где ожидалось сражение, изыскал способ, благодаря которому, с одной стороны, быстрое движение к месту назначения не повлекло за собой того, что экипаж остался неопытным в приемах морского боя, а, с другой, постоянные военные упражнения не имели последствием какого-либо замедления в пути.

33

34

35

36

37

38

Покорив города, лежащие на Кефаллении, он поплыл в Керкиру. Там он получил известие, что на помощь лакедемонянам идет десять триэр от Дионисия.[358]1 Он отправился сам на разведку и выискал такое место на острове, что оттуда можно было видеть приближающийся флот и в то же время из города был заметен сигнал, подаваемый в этом пункте; здесь он поставил дозорных, условившись с ними, какой сигнал они должны подать в знак того, что враг приближается, и какой в знак того, что враг стал на якорь. Двадцати из числа триэрархов он приказал по зову глашатая следовать за ним на врага; если же кто-нибудь уклонится, то он будет наказан так, что не будет иметь основания обвинять Ификрата в излишней снисходительности. Вскоре был подан сигнал, что вражеские суда приближаются; глашатаи немедленно оповестили об этом. Стоило посмотреть, с каким воодушевлением было принято это известие. Из тех, кому предстояло плыть на врага, не было никого, кто бы не мчался бегом на свой корабль. Ификрат поплыл к тому месту, где остановились вражеские триэры, и захватил там весь экипаж, вышедший с кораблей на сушу. Только родосец Меланипп еще до прибытия Ификрата успел посадить экипаж на корабль и уплыл, советуя и другим не оставаться на берегу. Хотя он и натолкнулся на флот Ификрата, однако ему удалось благополучно скрыться. Сиракузские же корабли были взяты все в плен вместе с экипажем. Ификрат снял с триэр акротерии[359]2 и повел их на буксире в Керкирскую бухту. Пленным было разрешено выкупиться на свободу, причем для каждого был установлен особый размер выкупа. Только начальнику их Криниппу не была предоставлена эта льгота: его оставили под стражей, имея в виду либо получить за него очень крупный выкуп, либо продать его в рабство. В отчаянии Кринипп покончил самоубийством. Остальных Ификрат отпустил на волю, причем он позволил керкирцам выступить поручителями в том, что деньги будут уплачены. Заставив своих матросов обрабатывать поля керкирцам, он таким образом доставлял им пропитание. Сам же он с пельтастами и с теми гоплитами, которых он привез на кораблях, переправился в Акарнанию. Там он оказывал всяческие услуги дружественным городам, а с фирийцами, имевшими сильную крепость и славившимися своею военною доблестью, вел войну. Присоединив к себе керкирский флот, насчитывающий почти девяносто кораблей, он первым делом поплыл в Кефаллению и взыскал дань с ее жителей; одни города уплатили дань добровольно, с других она была взыскана силой. Затем он стал готовиться к опустошительному набегу на Лакедемонскую область; он имел в виду подчинить себе смежные с этой областью города, враждебные афинянам, по возможности добровольно, если же они не подчинятся, то пойти на них войной.

39

По моему мнению, исполнение Ификратом должности стратега в этот раз заслуживает величайшей похвалы. Особенно похвально то, что он просил избрать себе в помощники политического оратора Каллистрата, который был не бог весть каким знатоком военного дела, и Хабрия, пользовавшегося репутацией первоклассного стратега. Если он это сделал с тем расчетом, чтобы иметь мудрых советников, то это был очень благоразумный поступок. Если же он считал их своими соперниками и сделал этот смелый шаг, будучи уверен, что им не удастся поймать его ни в легкомыслии, ни в небрежности, — то это обнаруживает в нем человека твердого и уверенного в своих силах.[360]3 Вот и все, что я хотел рассказать о деятельности Ификрата.

3 1

Между тем друзья афинян, платейцы, были изгнаны из Беотии и бежали в Афины; феспийцы умоляли афинян сжалиться над ними, лишившимися самостоятельных государственных учреждений. Афиняне видели все это, и их отношение к фиванцам становилось все неприязненнее, однако же воевать с ними, с одной стороны, считали неблагородным, с другой, политически невыгодным шагом. Однако, они не желали уже участвовать в предприятиях фиванцев, с тех пор как увидели, что они идут походом на фокейцев, связанных с давних пор узами дружбы с афинянами, и лишают государственных учреждений городá, оставшиеся верными в борьбе с варварами и дружественные Афинам. Поэтому народ постановил заключить мир. Прежде всего были отправлены послы к фиванцам с предложением, если им угодно, идти вместе с афинянами в Лакедемон для переговоров о мире. Затем афиняне сами отправили послов в Лакедемон. Избраны были Каллий, сын Гиппоника, Австокл, сын Стромбихида, Демострат, сын Аристофонта, Аристокл, Кефисодот, Меланоп и Ликеф. К ним примкнул еще политический оратор Каллистрат.[361]1 Он обещал Ификрату, если тот его отпустит в Афины, добиться либо посылки денег на нужды флота, либо заключения мира. С этой-то целью он и прибыл в Афины и здесь хлопотал о мире. Когда они предстали перед лакедемонскими экклетами[362]2 и союзниками, первым выступил с речью дадух Каллий. Это был такой человек, который не менее охотно сам расточал себе похвалы, чем слушал их из уст других. Он начал приблизительно так:

4

5

6

«Лакедемоняне, в моем роде не я только ваш проксен, но уже мой дед получил этот титул по наследству и передал его своим потомкам. Теперь я хотел бы, чтобы вам стало ясно, какую важную роль играет наш род в Афинах. Во время войны из нашего рода афиняне выбирают стратегов; когда же они жаждут покоя, они шлют нас ходатаями о мире. Уже прежде я дважды[363]3 приходил к вам, чтобы добиться прекращения войны, и оба мои посольства увенчались успехом: я добыл мир и для нас, и для вас. Ныне я в третий раз прихожу к вам и считаю, что теперь гораздо больше оснований для примирения. Я вижу, что на этот раз наши взгляды не расходятся — и у нас, и у вас вызывает одинаковое негодование исчезновение, как самостоятельных государств, Платей и Феспий. А при одинаковом взгляде на вещи не должно ли нам скорее быть между собою друзьями, чем врагами? Благоразумные люди никогда не затеют войны даже при существовании мелких разногласий; при полном же единогласии было бы крайне удивительно, если бы мы не заключили мира. Было бы справедливее всего, если бы мы вовсе не подымали оружия друг против друга, так как, по сказанию, наш предок Триптолем открыл сокровенные дары Деметры и Коры[364]4 из всех иностранцев прежде всего вашему родоначальнику Гераклу и вашим согражданам Диоскурам, а семя злака Деметры прежде всего было подарено Пелопоннесу. Так разве же справедливо было, что вы пришли уничтожать посевы тех, у кого вы получили семена, и что мы не желаем, чтобы вы имели в изобилии тот плод, который мы вам когда-то дали? Если же боги предопределили, чтобы между людьми были войны, то наш долг как можно более оттягивать начало войны, а если уж война началась, стараться как можно скорее положить ей конец».

7

8

9

Вслед за ним Автокл, пользовавшийся репутацией очень остроумного оратора, произнес следующую речь: «Лакедемоняне, я прекрасно знаю, что то, что я скажу, придется вам не по душе. Однако, мне кажется что те, которые хотят, чтобы заключаемая между ними дружба была как можно более прочной и долговечной, должны выяснить друг другу причины их вражды. Вы все время говорили: «Все государства должны быть автономными», но сами больше всего препятствовали их автономии. Вы заключали с союзными государствами договоры, в силу которых они были обязаны участвовать во всех ваших походах, куда бы вы не направлялись. Что общего между этим и автономией? Вы объявляете врагами кого вам угодно, не совещаясь с союзниками, и выступаете против них во главе союзного войска, так что часто эти так называемые автономные государства вынуждены идти войной против своих лучших друзей. Но, что более всего противоречит автономии, — вы учреждаете в одних из союзных городов правление десяти,[365]5 в других — правление тридцати,[366]6 причем вы заботитесь не о том, чтобы эти правители управляли по законам, а чтобы они были в состоянии силой и принуждением удержать власть в своих руках. Получается такое впечатление, что вам более по душе тирания, чем свободное государственное устройство. Далее, царь приказал, чтобы все государства были автономными, и вы тогда прекрасно понимали, что если фиванцы не предоставят каждому беотийскому государству самостоятельно распоряжаться своими делами и руководствоваться теми законами, какими они сами хотят, они этим нарушат принципы, положенные в основу царской грамоты. Когда же вы захватили Кадмею, вы отняли автономию и у самих фиванцев. Те, которые хотят вступить в дружбу, не могут рассчитывать, что они получат все, что им следует по справедливости, если они сами думают только о том, как бы им получше поживиться за счет другого».

10

11

12

13

14

15

16

17

После этой речи воцарилось всеобщее молчание. Она доставила удовольствие всем недоброжелателям лакедемонян. Вслед за ним выступил Каллистрат и сказал следующее: «Мне кажется, нельзя не признать, что и в наших и в ваших поступках было много ошибок. Однако, я не придерживаюсь такого мнения, что с человеком, совершившим ошибку, не следует иметь никакого дела: я вижу, что нет никого, кто бы в течение всей своей жизни не допустил ни одной ошибки. Мне даже кажется, что иногда, совершив ошибку, люди становятся разумнее, — особенно же, если они терпят наказание за свои ошибки, — как произошло с нами. Да и вам иногда вследствие неправильного образа действий случалось терпеть крупные неудачи. Примером может служить захваченная вами у фиванцев Кадмея: теперь, как вы ни хлопотали об автономии беотийских городов, они все снова подчинены фиванцам после той несправедливости, которую вы им причинили. Итак, вы проучены: насилие не приносит желанной выгоды, и поэтому, надеюсь, будете скромнее в нашей взаимной дружбе. Наши недоброжелатели, желая, чтобы мир не состоялся, клевещут на нас, что мы пришли сюда не во имя дружбы, а из страха, что Анталкид, вернувшись от царя, привезет вам много денег. Подумайте, и вы поймете, что это — пустая болтовня. Ведь царь предписал, чтобы все государства Эллады были автономными. Мы и говорили и поступали в полном согласии с его предначертаниями, — какое же у нас основание бояться царя? Неужели можно поверить, что царь захочет расходовать деньги на усиление чужого могущества, когда все само собой, без всяких расходов, устраивается так, как он признал наилучшим. Но довольно об этом! Какова же цель нашего прибытия? Взгляните, если угодно, на положение дел на море или киньте взор на нынешнее взаимоотношение сил на суше, — и вы увидите, что наш приход отнюдь не вызван военными затруднениями.[367]1 В благодарность за то, что вы не допустили нас до гибели,[368]2 я желаю изложить вам те правильные выводы, к которым мы перешли. Чтобы обнаружить те выгоды, которые сулит нам этот мир, я обращу ваше внимание на то, что все греческие города стоят либо на нашей, либо на вашей стороне, и что в каждом отдельном городе одна часть населения настроена лаконофильски, другая — симпатизирует афинянам. Поэтому если мы заключим между собою дружбу, то какое у нас будет основание ожидать откуда-либо опасности? Кто сможет беспокоить нас на суше, если мы будем иметь вас друзьями, кто может вредить вам на море, если мы будем вашими доброжелателями? Далее мы знаем, что войны постоянно возникают и что каждая из них раньше или позже заканчивается миром, так что, если бы мы не помирились теперь, то раньше или позже все равно пожелали бы мира. Так зачем же ждать того времени, когда мы будем раздавлены обрушившейся на нас массой несчастий, почему не заключить мира сейчас, пока не наступили еще неисцелимые бедствия? По моему мнению, не заслуживают похвалы те атлеты, которые, многократно победив и стяжав себе громкую славу, оказываются настолько честолюбивыми, что не прекращают подвизаться до тех пор, пока не сойдут с арены побежденными; не заслуживают также похвалы те игроки в кости, которые после выигрыша удваивают ставку, — большинство людей такого сорта в конце концов разоряется до нитки. Ввиду всего этого и нам не следует вступать в такое состязание, в котором предстоит либо все выиграть, либо все потерять; лучше соединимся узами дружбы, пока мы еще сильны телом и духом. Таким образом, благодаря взаимной поддержке, и мы и вы приобретем среди греческих государств еще большее влияние, чем до сих пор».

18

19

Слова эти встретили всеобщее одобрение, и лакедемоняне приняли постановление согласиться на мир, по которому стороны обязались вывести из союзных городов гармостов, распустить сухопутные и морские силы и предоставить автономию всем городам. В случае нарушения кем-либо из договаривающихся этих условий каждый желающий имеет право идти на помощь обиженному государству; однако же, клятвенный договор никого не принуждает к подаче помощи. На верность этим условиям мира поклялись лакедемоняне за себя и своих союзников, афиняне же и их союзники поклялись каждый отдельно за то государство, представителями которого они были. Фиванцы были внесены в список государств, давших клятву, но на следующий день их послы[369]3 вернулись и потребовали, чтобы в списке поклявшихся слово «фиванцы» было зачеркнуто и заменено словом «беотийцы». На это Агесилай отвечал, что он не станет ничего поправлять в документе, на верность которому они уже поклялись и под которым уже подписались. Если же они не хотят участвовать в мирном соглашении, то он может их, если угодно, вычеркнуть. Таким образом, все прочие заключили между собой мир, и только с фиванцами оставались враждебные отношения. Среди афинян господствовало убеждение, что теперь можно надеяться, что с имущества фиванцев, согласно старинному постановлению, будет отчислена десятая часть в пользу богов;[370]1 фиванцы же удалились в весьма мрачном настроении.

20

4 1

2

3

4

6[371]*

7

После этого афиняне вывели гарнизоны из союзных городов, приказали Ификрату[372]2 с флотом вернуться на родину и заставили его возвратить все то, что он захватил после заключения клятвенного договора с лакедемонянами. Что же касается лакедемонян, то и они, правда, вывели гармостов и гарнизоны из городов; однако же, когда лакедемонское правительство получило запрос от Клеомброта, стоявшего с войском в Фокиде, относительно его дальнейшего поведения, оно поступило по иному. По получении этого запроса, Профой внес предложение распустить, согласно клятвенному договору, войско; предложить всем городам сделать взносы в казну храма Аполлона,[373]3 причем размер их предоставить усмотрению каждого; если же кто-либо будет покушаться на автономию отдельных городов,[374]4 — призвать снова под знамена всех тех, кто захочет выступить в защиту автономии, и с этим войском идти на нарушителей договора. При таких условиях скорее всего удастся снискать расположение богов и симпатии греческих государств. Однако, народное собрание, услыша это предложение, признало его рассуждение нелепым, — очевидно, божественный рок вел лакедемонян по пути к гибели, — и отправило к Клеомброту гонцов с предписанием не распускать войска, а вести его немедленно против фиванцев, если они не согласятся на автономию беотийских городов.[375]5 Узнав, что фиванцы не только не склонны предоставить городам автономию, но даже не распускают войска и стоят выстроившись против него, Клеомброт повел войско в Беотию. Он не вторгся через то ущелье из Фокиды, где ожидало его стоящее наготове фиванское войско, а прошел по гористой дороге,[376]6 ведущей мимо Фисбы, и неожиданно вышел к Кревсии, завладел этой крепостью и захватил двенадцать фиванских триэр. После этого он двинулся вглубь материка и расположился лагерем в Феспийской области, близ Левктр. Фиванский лагерь находился против них, на холме, в недалеком расстоянии; у фиванцев не было никаких союзников, кроме беотийцев. Друзья Клеомброта стали обращаться к нему с такими заявлениями: «Клеомброт, если ты не сразишься теперь с фиванцами, можно опасаться, что ты подвергнешься самой суровой каре со стороны государства. Они не забыли еще, что ты, прибыв в Киноскефалы, вовсе не опустошал фиванской территории,[377]7 и что впоследствии ты был отражен от проходов, ведущих в Беотию,[378]8 тогда как Агесилаю всегда удавалось вторгнуться через Киферон. Поэтому, если тебе дорого собственное благополучие или если ты печешься о благе государства, ты должен выступить против них». Так говорили ему друзья, противники же замечали друг другу: «Теперь Клеомброт покажет, справедлива ли молва, что он доброжелатель фиванцев». Услыша об этом, Клеомброт пришел в ярость и решил вступить в бой. Главари фиванцев принимали в соображение то, что, если они не выступят в бой, то окрестные города отпадут от них, а Фивы будут осаждены; если же фиванский народ будет вынужден голодать, то он может выступить против правящих. Кроме того, многие из них уже прежде были в изгнании и считали, что лучше пасть в бою, чем снова стать изгнанниками. Вдобавок, в них поднимало бодрость духа предсказание, по которому лакедемоняне должны были быть побеждены в том месте, где находится гробница девушек, про которых рассказывают, что они покончили самоубийством, будучи обесчещены лакедемонянами. Пред битвой фиванцы украсили эту гробницу. В это же время к ним пришло известие из города, что двери всех храмов открылись сами собою; и жрецы дали этому такое истолкование, что боги предсказывают победу. Из храма Геракла исчезло священное оружие; это считали признаком того, что и Геракл отправился на это сражение. Некоторые, однако, утверждают, что все это были происки фиванских правителей. В этой битве, казалось, все соединилось против лакедемонян, тогда как противники их во всем имели удачу. После завтрака Клеомброт созвал последний военный совет; в полдень все подвыпили, полагая, что вино возбуждает отвагу. Затем воины — и спартанские, и беотийские — облачились в боевое снаряжение, и стало ясно, что сейчас начнется битва. Заметив это, маркитанты, кое-кто из обозных и те, которые не желали сражаться, стали удаляться из беотийского войска; но наемники, предводимые Иероном, фокейские пельтасты и из числа всадников гераклейские и флиунтские напали на уходящих, заставили их повернуть тыл и бежать обратно к беотийскому войску; таким образом, благодаря им беотийское войско стало гораздо более многочисленным и сплоченным, чем прежде. Так как оба войска были отделены друг от друга равниной, лакедемоняне выставили перед строем конницу; то же сделали и фиванцы. Однако, фиванская конница получила надлежащий опыт во время походов на Орхомен и Феспии, тогда как лакедемонская конница в это время стояла крайне низко в отношении боеспособности: содержание лошадей поручалось богатейшим из граждан; когда же объявлялся поход, тогда являлись те, кто был назначен в эту часть войска, брали первого попавшегося коня и вооружение и отправлялись на войну без всякой подготовки. Поэтому в конницу шли наименее развитые телесно и наименее стремящиеся отличиться люди. Такова была конница тех и других. Пехота же у лакедемонян, как передавали, была выстроена так, что от каждой эномотии находилось по три человека в ряду, следовательно, в глубину лакедемонское войско имело не больше двенадцати рядов. Строй фиванцев был тесно сомкнут и имел в глубину не менее пятидесяти щитов,[379]1 так как они полагали, что, если они победят часть войска, собравшуюся вокруг царя, одолеть остальную часть войска уже будет нетрудно. Как только Клеомброт повел войско в атаку, прежде даже чем его войско узнало о переходе в наступление, произошел конный бой, и через самое короткое время лакедемонская конница была разбита. При отступлении она врезалась в ряды своих же гоплитов, а вслед за ними налетела и фиванская пехота. Первоначально верх взяло все же войско Клеомброта. Несомненным доказательством этого может служить то, что лакедемоняне оказались в состоянии подобрать Клеомброта и живым унести с поля битвы; это было бы невозможно, если бы сражавшиеся впереди него в этот момент не одерживали верх. Однако, после того как были сражены сам полемарх Динон, царский сотрапезник[380]2 Сфодрий с сыном Клеонимом[381]3 и так называемые конюшие и спутники полемарха,[382]4 — войско, не выдержав натиска массы врагов, стало отступать; дрогнули и те, которые были на левом фланге лакедемонян, заметив, что враг теснит правый фланг. Но, несмотря на огромный урон и поражение, лакедемоняне, перейдя назад через ров, оказавшийся пред их лагерем, удержали отступление и остановились на тех самых пунктах, откуда начали наступать (лагерь их был сооружен на не совсем ровном месте, у склона горы). Тогда некоторые из лакедемонян, считая, что нельзя примириться с поражением, говорили, что необходимо помешать врагу поставить трофеи и что не следует просить перемирия для уборки трупов, а надо пытаться завладеть ими с боя. Однако же полемархи видели, что весь урон лакедемонян достигает тысячи человек, что из спартиатов, которых всего было в бою около семисот, пало приблизительно четыреста; они замечали также, что союзники крайне не расположены к сражению, а кое-кто из них даже злорадствует. Поэтому они собрали наиболее влиятельных людей и стали совещаться, как быть. Единогласно было постановлено просить перемирия для уборки трупов, и затем был послан вестник с предложением перемирия. После этого фиванцы поставили трофеи и согласились на перемирие для уборки трупов.

8

16

Вслед за тем был отправлен вестник в Лакедемон, чтобы известить лакедемонян о постигшем их несчастии. Он прибыл туда в последний день Гимнопедий, когда выступал хор мужчин.[383]5 Эфоры, узнав о случившейся беде, были, конечно, очень огорчены; тем не менее, они не распустили хора, а дали ему исполнить полагающееся до конца. Имена погибших были сообщены только ближайшим родственникам каждого; при этом женщинам было предписано не подымать крика и переносить горе молча. На следующий день тех женщин, у которых погибли родственники, можно было повсюду видеть на людях наряженными и с сияющими лицами, те же, которые получили известие, что их близкие живы, только изредка показывались вне домов и имели нахмуренный и унылый вид.

17

18

19

После этого эфоры объявили сбор в поход и приказали отправиться двум оставшимся морам, призвав из них под знамена все те призывные категории, которые поступили на военную службу за сорок лет до этого и позже. Из остальных мор призывные последних тридцати пяти лет уже прежде отправлялись походом в Фокею и находились за пределами страны; теперь были призваны и отправлены в поход еще пять возрастных категорий из этих мор. Вместе с ними приказано было отправиться в поход и тем, которые прежде были оставлены в Лакедемоне для занятия государственных должностей. Агесилай еще не оправился от болезни,[384]1 поэтому народ назначил военачальником его сына Архидама. В этом походе приняли живое участие тегейцы: здесь были еще в живых[385]2 Стасипп и его приверженцы, которые были лаконофилами и пользовались огромным влиянием в государстве. Мантинейцы, жившие по деревням, также послали сильные вспомогательные отряды, так как у них в это время управление было в руках аристократов.[386]3 С большим воодушевлением отнеслись к этому походу и выслали свои отряды также сикионцы, флиунтцы и ахейцы; к ним присоединились и другие города. Триэры были снаряжены самими лакедемонянами и коринфянами; к сикионцам обратились с просьбой также принять участие в снаряжении экипажа. На этих триэрах предполагалось перевезти войско. После всех приготовлений Архидам совершил диабатерии.[387]4

20

21

22

23

24

Сейчас после битвы фиванцы послали в Афины увенчанного вестника с известием о блестящей победе и просьбой прийти на помощь. При этом они указывали, что теперь наступило время, когда можно отомстить лакедемонянам за все содеянное. Афинский совет в это время заседал в Акрополе. Когда им было доложено о случившемся, для всех стало ясно, что они были очень огорчены полученным известием: они не пригласили вестника даже на казенный обед в пританее и ничего не ответили на вопрос о присылке помощи. Итак, из Афин вестник вернулся ни с чем. Кроме того, фиванцы отправили, не теряя времени, послов к их союзнику Ясону[388]5 с просьбой о помощи и с изложением своих видов на будущее. Тот немедленно собрал триэры, чтобы оказать помощь с моря, а сам во главе наемников и окружавшей его конницы прошел через Фокиду, несмотря на то, что фокейцы были с ним в непримиримой вражде, и вступил в Беотию. Во многих городах его видели прежде, чем получалось известие о его выступлении: но и в иных случаях, прежде чем в том или ином пункте успевали собраться против него значительные силы из окрестных мест, он оказывался уже на дальнейшем этапе пути, показывая этим, что часто скоростью движения можно добиться бóльших результатов, чем силой. Когда он прибыл в Беотию, фиванцы заявили, что наступил самый подходящий момент для нападения на лакедемонян: Ясон мог напасть на них с высот,[389]6 а фиванцы нанести им удар с фронта. Но Ясон отклонил их от этого намерения, говоря, что после столь блестящего подвига не стоит подвергать себя опасности: при этом можно, конечно, добиться еще бóльших успехов, но можно и лишиться всех плодов прошлой победы. «Разве же вы не видите, — говорил он, — что и вы победили, будучи доведены до крайней необходимости? Надо полагать, что и лакедемоняне, принужденные расстаться с надеждой сохранить жизнь, будут сражаться с мужеством отчаяния. Часто божеству, по-видимому, приятно возвеличивать малых и повергать во прах великих». Такими словами он отговаривал фиванцев от вступления в бой. К лакедемонянам он также обратился с увещанием, указывая, насколько войско, одержавшее победу, сильнее потерпевшего поражение. «Если, — говорил он, — вы хотите смыть с себя позор[390]7 понесенного поражения, я советую вам дать себе время перевести дух, отдохнуть и только тогда, когда вы станете более сильными, вступить в бой с теми, которых вам ныне не удалось победить. Теперь же, когда, — что да будет вам известно! — некоторые из ваших союзников втихомолку ведут уже с врагами переговоры о мире, не думайте о новом бое: нет, старайтесь, во что бы то ни стало, добиться перемирия. Я принимаю это близко к сердцу и хочу спасти вас потому, что мой отец был вашим другом и я ношу титул проксена вашего государства». Таково было содержание его речей; целью же всех этих хлопот было посеять вражду и между ними,[391]1 с тем чтобы и те и другие нуждались в его помощи. Услышав это предложение, лакедемоняне предложили ему взять на себя посредничество для ведения мирных переговоров. Когда было объявлено перемирие, полемархи сделали распоряжение, чтобы все, поужинав, уложились в дорогу, так как ночью предстоит отправление с целью подойти на рассвете к Киферону. После ужина был дан сигнал выступить ранее, чем наступило время сна, и еще вечером войско было поведено по дороге на Кревсий, в надежде более на защиту темноты, чем на перемирие. После крайне трудного перехода, который затруднялся темнотой ночи, страхом и неудобством пути, войско прибыло в Эгосфены, находящиеся в Мегарской области. Там они встретились с войском Архидама; последний выждал, пока соберутся все союзники, а затем отправился со всем войском в Коринф. Здесь он распустил союзников, а сам с гражданским ополчением вернулся на родину.[392]2

25

27

28

29

30

31

32

На обратном пути Ясон, проходя через Фокиду, взял предместье Гиамполя, разграбил территорию этого города и перебил многих граждан. Остальной Фокиде он, проходя, не причинил никакого вреда. Прибыв в Гераклею, он разрушил эту крепость; при этом он, очевидно, нисколько не боялся того, что пойдут войной на его владения, если этот вход будет открыт, но больше заботился о том, чтобы кто-нибудь не захватил Гераклеи, господствующей над узким проходом, и таким образом мог бы ему помешать, если б он вздумал пойти походом на Грецию. Когда Ясон вернулся назад в Фессалию, он достиг высоты могущества; причиной этого было то, что он был удостоен, согласно фессалийскому закону, звания тага,[393]3 имел у себя на службе большое количество наемников-пехотинцев и всадников, доведенных постоянным обучением до совершенства в военном деле, и, что еще важнее, — что он уже снискал себе многочисленных союзников и, кроме того, еще многие хотели вступить с ним в союз. Главной же причиной его преобладающего влияния над всеми своими современниками было то, что он умел принудить всех считаться с собою. Когда стал близиться Пифийский праздник, он объявил всем подчиненным городам, чтобы они готовили быков, овец, коз и свиней для жертвоприношения. Хотя по его распределению каждому отдельному городу надлежало представить жертвенных животных лишь в очень умеренном количестве, тем не менее, как говорили, всего составилось не менее тысячи быков и более десяти тысяч голов прочих жертвенных животных. Он велел провозгласить, что тот город, который выкормит для бога наилучшего быка, годного для того, чтобы идти во главе процессии, получит в качестве приза золотой венок. Ясон объявил также, чтобы фессалийцы готовились к выступлению в поход,[394]4 предстоящий ко времени Пифийских состязаний. При этом, как говорили, он сам имел в виду распоряжаться празднеством и состязаниями. До сих пор неизвестно, какие виды он имел на сокровища Дельфийского храма; говорят, что, когда дельфийцы вопросили оракул, как им быть, если Ясон завладеет принадлежащими богу сокровищами, божество ответило, что оно само за себя постоит. Таков был этот человек и столь велики и разнообразны были его планы. Однажды он производил смотр и испытание ферской конницы; он уже занял свое место и принимал всех имеющих к нему нужду. К нему подошли семеро юношей, как будто по поводу какой-то тяжбы между ними, убили его и разрубили на куски. Тотчас же на помощь Ясону прибежал его крепкий караул, вооруженный копьями. Один из юношей пал, пораженный пикой в то время, как он наносил удар Ясону; другой был схвачен в то время, как он садился на лошадь, получил множество ран и испустил дух; остальные успели вскочить на стоявших наготове лошадей и скрыться. В городах, в которые они прибывали, их по большей части встречали с почетом, из чего обнаружилось, что греки очень опасались, чтобы Ясон не стал тираном.

33

34

После его смерти были избраны на должность тага его братья Полидор и Полифрон. Оба они однажды отправились вместе в Ларису; ночью, во время сна, Полидор умер — по-видимому, от руки своего брата Полифрона: смерть его последовала неожиданно и без всякой видимой причины. Полифрон правил в течение года, сделав власть тага почти тиранической. В Фарсале он предал смертной казни Полидаманта[395]5 и еще восемь влиятельнейших граждан; из Ларисы он многих отправил в изгнание. Так правил Полифрон; погиб и он от руки Александра, мстившегося за Полидора и желавшего положить предел тирании. Но, когда он взял власть в свои руки, и его правление оказалось очень тягостным для фессалийцев, а также и для беотийцев и афинян: он совершал беззаконные грабительские набеги, нападая с моря и с суши. Таков был этот Александр; он также погиб насильственной смертью от козней своей жены, причем исполнителями убийства были ее братья. Она сказала им, что Александр против них злоумышляет, и целый день скрывала их в своем доме. Вечером она приняла к себе на ложе пьяного Александра и, когда он заснул, оставила гореть светильник и вынесла братьям[396]1 его меч. Заметив, что братья боятся войти в комнату, где находился Александр, она пригрозила им, что, если они тотчас же не выполнят ее замысла, она разбудит мужа. Как только они вошли, она захлопнула за ними дверь и крепко держала ее снаружи за кольцо, пока муж не был убит. Некоторые утверждают, что причиной ее вражды к мужу было то, что Александр заключил в темницу своего любовника, красивого мальчика, а когда она попросила выпустить юношу, Александр вывел его из темницы и предал казни. По мнению некоторых других, причиной убийства было то, что Александр послал сватов в Фивы к вдове Ясона, так как от этой жены у него не рождалось детей. Таковы ходячие мнения о причинах этого коварного убийства по умыслу жены. Что же касается убийц, то старший из братьев, Тисифон, стоял у власти до самого того времени, когда написана эта книга.

35

5 1

Этим я заканчиваю повествование о событиях в Фессалии, о том, чтó произошло в правление Ясона и после его смерти, до перехода власти к Тисифону. Теперь возвращусь к прерванному рассказу.[397]2

2

3

После возвращения войска Архидама из Левктрского похода афиняне стали понимать, что пелопоннесцы еще считают своим долгом выставлять союзные контингенты в лакедемонское войско и что лакедемоняне вовсе еще не в таком положении по отношению к своим союзникам, в какое они поставили афинян. Поэтому они созвали представителей от городов, которые хотят присоединиться к условиям мира, присланным царем.[398]3 На состоявшемся собрании было вынесено решение, чтобы афиняне и все желающие присоединиться к условиям мира принесли следующую присягу: «Я буду верен присланным царем условиям мира и постановлениям, принятым афинянами и союзниками. Если кто-либо пойдет походом на один из городов, принесших эту присягу, я окажу последнему посильную помощь». Всем пришелся по душе текст; только элейцы возражали, что не следует предоставлять автономии Марганам, Скиллунту и Трифилии, так как эти города принадлежат им. Афиняне же и остальные присутствующие вынесли постановление, чтобы все города — все равно, большие или малые — были автономными согласно предписанию царя. Затем они разослали уполномоченных для принятия клятвы, которые должны были приводить к присяге высших должностных лиц в каждом государстве. Все принесли присягу, кроме элейцев.

4

5

После этих событий мантинейцы, воспользовавшись предоставленной им полной автономией, сошлись на общее собрание и постановили сделать Мантинею одним городом[399]4 и обнести ее стеной. Лакедемоняне же считали, что если это произойдет без их одобрения, то это явится крайне нежелательным прецедентом. Поэтому они отправили в Мантинею послом Агесилая, унаследовавшего от своего отца дружбу[400]5 с мантинейцами. Когда он прибыл туда, члены правительства отказались созвать для него собрание мантинейцев и предложили ему передать то, что ему нужно, им. Он пообещал им, что, если они повременят с постройкой стены, то он устроит так, что она будет построена с одобрения лакедемонян и без больших затрат. Однако, мантинейцы ответили Агесилаю, что приостановить постройку невозможно, так как соответствующее постановление уже принято народным собранием, и Агесилай в гневе удалился. Тем не менее, выступить походом против мантинейцев лакедемонянам представлялось невозможным, так как мир заключен был под условием автономии городов. Мантинейцам некоторые из аркадских городов прислали людей для участия в постройке стен, а элейцы даже внесли три таланта на расходы по постройке. Вот что происходило в Мантинее.

6

В Тегее партия Каллибия и Проксена вела агитацию за то, чтобы все население Аркадии образовало одно объединенное государство и чтобы постановления большинства общего собрания аркадян имели законную силу во всех аркадских государствах. Противоположная же партия, со Стасиппом во главе, желала, чтобы город остался в прежнем состоянии и управлялся по исконным законам. Приверженцы Проксена и Каллибия, потерпев поражение в коллегии феаров, рассчитывали, что, если соберется весь народ, то они одержат верх, благодаря значительному численному преобладанию; поэтому они вышли на улицу с оружием в руках. Заметив это, вооружились и приверженцы Стасиппа; они оказались не в меньшем числе, чем их противники. Произошла стычка, в которой Проксен и несколько человек из его сторонников были убиты, а остальные обратились в бегство. Их не преследовали: Стасипп был таков, что он всегда стремился избежать напрасной гибели сограждан. Каллибий и его приверженцы бежали к городским стенам и воротам, обращенным к Мантинее, и, освободившись от напора противников, наконец, собрались вместе и перевели дух. Они уже задолго до того отправили посольство к мантинейцам с просьбой о помощи; в то же время они вели с приверженцами Стасиппа переговоры о примирении. Заметив, что призванные ими мантинейцы приближаются, некоторые из них, взобравшись на городские стены, просили мантинейцев двигаться как можно скорее и подгоняли их криками; другие в это же время отпирали ворота и впускали входящих. Сторонники Стасиппа, узнав о случившемся, бежали через ворота, обращенные к Паллантию,[401]1 и успели, прежде чем их догнали преследователи, забежать в храм Артемиды[402]2 и запереться внутри. Преследовавшие их враги тогда взобрались на крышу храма, разобрали потолок и стали бросать в засевших внутри сверху кирпичами. Увидя, что они попали в безвыходное положение, последние просили их прекратить это, обещая выйти из храма. После выхода преследуемых противники схватили их, связали и отвезли на привезенной для этого телеге в Тегею. Там они при участии мантинейцев устроили судилище, присудили их к смерти и предали казни.

7

10

11

12

После этих событий около восьмисот тегейцев, принадлежавших к партии Стасиппа, бежали в Лакедемон. Лакедемоняне решили, согласно присяге,[403]3 отомстить за погибших и изгнанных тегейцев; поэтому они двинулись походом на мантинейцев, так как последние вопреки присяге[404]4 выступили с оружием в руках против тегейцев. Эфоры объявили поход, и народное собрание назначило предводителем этого похода Агесилая. Все аркадяне собрались в Асее; только орхоменцы не пожелали участвовать в аркадском единении по причине вражды к мантинейцам и даже приняли в город наемническое войско, собравшееся в Коринфе под командой Политропа; поэтому и мантинейцы были вынуждены оставить свои войска на родине из-за опасения враждебных действий со стороны орхоменцев. Кроме них, не участвовали в аркадском ополчении еще жители Гереи и Лепрея; они выставили свои контингенты в лакедемонское войско, выступившее против Мантинеи. Агесилай, как только диабатерии[405]5 дали хорошие предзнаменования, тотчас же выступил в поход против Аркадии. Он завладел пограничным городом Евтеей. Здесь он нашел в своих жилищах только стариков, женщин и детей: где годные по своему возрасту для военной службы ушли в аркадское ополчение.[406]6 Тем не менее, он не причинил никакого вреда этому городу, оставил жителей на своих местах и даже платил за все забираемые продукты; все то, что было награблено воинами при вступлении в город, он отобрал и возвратил гражданам. Сверх того, он еще заставил свое войско, которое несколько дней стояло в этом городе в ожидании Политропа с его наемниками, работать над починкой городской стены в трех местах, где это было необходимо.

13

14

В это же время мантинейцы выступили в поход против орхоменцев. Их приступ к городским стенам был отражен, причем они понесли тяжелое поражение и имели некоторый урон в людях. Отступая от Орхомена, мантинейцы прибыли в Элимию; орхоменские гоплиты не преследовали их, но отряды Политропа очень ожесточенно на них нападали. Мантинейцы поняли, что если они не отразят врага, то очень многие из них падут под градом дротиков; поэтому они повернули фронт и вступили в рукопашный бой с нападающими. В этой битве пал Политроп; войско его обратилось в бегство и потеряло бы массу людей, если бы в тыл мантинейцам не зашла прибывшая сюда флиунтская конница и не заставила бы их прекратить преследование. После этих столкновений мантинейцы удалились на родину.

Услышав об этих событиях, Агесилай решил, что орхоменские наемники уже не придут к нему на помощь, и двинулся вперед без них. В первый день пути он расположился на ужин в Тегейской области, а на следующий перешел в Мантинейскую область и расположился лагерем у подножья гор, лежащих к западу от Мантинеи. Здесь он опустошал страну и уничтожал посевы. В это же время собравшиеся в Асее аркадяне прибыли ночью в Тегею. На следующий день Агесилай расположился лагерем в двадцати стадиях от Мантинеи. В эту же область прибыли из Тегеи и аркадяне, совершившие путь вдоль самого подножья гор, лежащих между Мантинеей и Тегеей; это аркадское войско состояло из очень большого числа гоплитов. Целью их было соединиться с мантинейцами: правда, с ними вместе шли и аргивяне, но это было не всенародное ополчение, а только часть их сил.[407]1 Некоторые убеждали Агесилая напасть на врагов прежде, чем они соединятся с мантинейцами, но Агесилай опасался, чтобы на него при нападении на аркадян не напали с фланга и с тыла находившиеся в городе мантинейцы, и поэтому счел наиболее выгодным не препятствовать им соединиться и, если они захотят вступить в сражение, сразиться с ними в честном и открытом бою. Таким образом аркадянам удалось соединиться. В это же время орхоменские пельтасты и бывшие с ними флиунтские всадники двинулись ночью в Мантинейскую область и на рассвете — в то время как Агесилай совершал жертвоприношения перед лагерем — неожиданно появились перед лакедемонянами. Это вызвало переполох: воины побежали на свои места в строю, а Агесилай отошел к лагерю. Но затем выяснилось, что это союзники, и, после того как жертвоприношения дали Агесилаю хорошие предзнаменования, он велел войску, позавтракав, двинуться в поход. К вечеру ему удалось пройти незамеченным в самый глубоколежащий угол Мантинейской области, окруженный тесным кольцом гор. На следующий день Агесилай, совершая на рассвете жертвоприношения перед войском, заметил, что мантинейцы стали выходить из города и собираться на горах, нависающих над его тыловым отрядом. Он понял, что необходимо как можно скорее вывести войско из теснины. Но если бы он ограничился простым выведением войска, то он подвергся бы опасности вражеского нападения на тыловой отряд. Поэтому он оставался на месте, обратившись лицом к неприятелю, и, держа оружие наготове, приказал тыловому отряду[408]2 сделать полуоборот вправо и двигаться по направлению к нему, заходя за передовых. Еще до окончания этого маневра все войско двинулось к выходу из долины, так что по мере выхода из нее войско становилось все сильнее в глубину. Когда сдвоение рядов было закончено, он вывел войско, выстроенное таким образом, на равнину и затем снова растянул его, оставив только девять или десять рядов в глубину. Однако, кроме уже вышедших, никто из мантинейцев больше не выходил из города, так как их союзники в походе, элейцы, склоняли их к тому, чтобы не вступать в сражение до прибытия фиванцев. Они были, по их словам, уверены, что фиванцы придут, так как они ссудили фиванцам десять талантов на поход. Услышав об этом, аркадяне остались в Мантинее, спокойно выжидая хода событий. Агесилаю очень хотелось отвести войско на родину, так как уже была середина зимы; однако же он простоял еще три дня недалеко от города Мантинеи, чтобы не казалось, что он поспешно отступает из страха перед противниками. На следующий день он рано утром позавтракал и повел войско от города, как бы с целью расположиться лагерем в том месте, куда он прежде прибыл из Евтеи. Так как никто из аркадян не выступил против него, он повел войско с величайшей быстротой в Евтею, хотя было уже довольно поздно: он хотел вывести гоплитов из страны прежде, чем будут видны вражеские костры, чтобы никто не мог назвать его отступление бегством.[409]3 Ему казалось, что он рассеет прежнее уныние и подымет дух своих сограждан уже тем, что ему удалось вторгнуться в Аркадию, опустошить всю страну, и тем не менее никто не захотел с ним сражаться. Прибыв в Лаконскую область, он отпустил спартиатов на родину, а периэков по их городам.

21

20

19

18

17

16

22

После того как Агесилай удалился, и аркадяне узнали, что его войско распущено, они воспользовались тем, что были собраны вместе, и отправились походом на герейцев, не пожелавших участвовать в Аркадском союзе и вторгшихся вместе с лакедемонянами в Аркадию. Поэтому аркадяне вторглись в Герейскую область и стали жечь дома и вырубать деревья.

23

Получив известие, что на помощь к ним пришли в Мантинейскую область фиванцы, они удалились из Герейской области и соединились с последними. После того как произошло это соединение, фиванцы решили, что обстоятельства сложились для них очень благополучно: они пришли на помощь, но не нашли уже во всей стране ни одного вражеского воина; поэтому они собирались уже возвратиться на родину. Аркадяне, аргивяне и элейцы стали убеждать их двинуть союзное войско с величайшей быстротой в Лаконию. При этом они указывали на многочисленность их ополчения и всячески превозносили фиванское войско. Действительно, сверх того, после победы при Левктрах беотийцы, гордые своим успехом, постоянно занимались военными упражнениями; с другой стороны, их сопровождали подчинившиеся им фокейцы и евбейцы, представленные всеми городами этого острова, те и другие локрийцы, акарнанцы, гераклейцы и мелийцы, а кроме того еще фессалийские всадники и пельтасты. Видя все это, аркадяне, указывая на незащищенность Лаконии, умоляли фиванцев, прежде чем вернуться на родину, вторгнуться в Лакедемонскую область. Фиванцы охотно выслушали все это, однако же возражали, что Лакония, по слухам, неприступнейшая из всех греческих стран; на более же доступных местах, полагали они, расставлены гарнизоны. Действительно, в Ойе, в области Скиритиде, стоял Исхолай с гарнизоном из неодамодов и приблизительно с четырьмястами тегейских изгнанников младших призывных возрастов. Другой гарнизон находился в городе Левктре, господствующем над Малеатидской равниной. Кроме того, фиванцы хорошо понимали, что, если поле битвы будет в Лаконской области, лакедемоняне быстро соберут войско и будут сражаться отважнее, чем где бы то ни было в другом месте. Исходя из всех этих соображений, фиванцы относились не очень сочувственно к идее вторжения в Лаконию. Но вскоре прибыло несколько человек из Карий, уверявших, что Лакония плохо защищена, и предлагавших быть проводниками. При этом они изъявили согласие отвечать своими головами, если окажется, что они в чем-либо солгали. Затем прибыли и некоторые периэки; они приглашали фиванцев вторгнуться в Лаконию и обещали отложиться от лакедемонян, как только фиванцы появятся в их стране; уже ныне, говорили они, периэки не явились на зов спартиатов и не выставили своих контингентов в войско. Слыша со всех сторон такие заверения, фиванцы, наконец, согласились с аркадянами; они вторглись в Лаконию через Карии, а аркадяне через Ой, лежащий в области Скиритиде. Если бы Исхолай продвинулся вперед и занял позиции на неприступных вершинах, никто из противников, как утверждали, не смог бы подняться на горный кряж. Но, желая располагать содействием жителей Ойя, он остался в этом селении, благодаря чему всему аркадскому войску удалось подняться на горы. Исхолаю удалось одерживать верх, пока сражались лицом к лицу; когда же противники стали наносить ему удары и метать снаряды с тыла, с флангов и сверху, взбираясь на крыши домов, военное счастье перешло к ним; сам Исхолай и все его войско пали, исключая лишь немногих, которым удалось ускользнуть незамеченными. Победив в этой стычке, аркадяне отправились в Карии на соединение с фиванцами. Узнав об успехе аркадян, фиванцы еще более приободрились и спустились в Лаконию. Спустившись, они тотчас же предали огню и мечу Селласию; затем они направились в долину, на священный участок Аполлона; здесь они расположились лагерем, а на следующий день двинулись вперед. Попыток перейти в город по мосту[410]1 они не делали, так как в храме Алеи, лежавшем с противоположной стороны моста, оказались спартанские гоплиты; они оставались на левом берегу Еврота, где жгли и грабили дома, наполненные всяким добром. В городе женщины теряли спокойствие дула, видя дым от этих пожаров, так как они еще никогда не видели врагов; спартиаты же, заняв посты в разных частях своего неукрепленного города, изготовились к бою; они производили впечатление крайней малочисленности — так было и в самом деле. Правительство постановило объявить гелотам, что те из них, которые вступят с оружием в руках в ряды войска, получат свободу, и дало в этом клятву. Немедленно же, как говорят, внесли свои имена в списки более шести тысяч гелотов; превратившись в организованное войско, они стали внушать страх самим же спартиатам, будучи слишком многочисленными. Страх перед вступившими в войска гелотами отчасти рассеялся после того, как выяснилось, что орхоменские наемники[411]2 остаются верными лакедемонянам и что из союзников пришли на помощь флиунтцы, коринфяне, эпидаврцы, пелленцы и некоторые другие. Вражеское войско, подвигаясь вперед, достигло области Амикл[412]3 и здесь перешло через Еврот. Останавливаясь и устраивая лагерь, фиванцы первым делом нагромождали перед собой как можно больше срубленных ими деревьев, чтобы таким образом обезопасить себя от нападения. Аркадяне не принимали никаких таких мер; даже напротив, они оставляли лагерь и отправлялись грабить дома. На третий или четвертый день после этого конница, подвигаясь вперед, прибыла в боевом порядке к гипподрому, расположенному на священном участке Земледержателя. Она состояла из фиванской конницы в полном числе и элейских всадников; к ним присоединились еще бывшие в их войске фокейские, фессалийские и локрийские всадники. Против них выступили лакедемонские всадники, которых на вид было очень мало. Но в доме Тиндаридов сидели в засаде около трехсот гоплитов младших призывных категорий; как только они выбежали из засады и лакедемонская конница ударила на врагов, последние не выдержали натиска и обратились в бегство. При виде этого обратилось в бегство также значительное число неприятельских пехотинцев. Через некоторое время лакедемоняне прекратили преследование, и фиванцы приостановили бегство; обе стороны снова расположились лагерем. Теперь, по-видимому, стало меньше оснований опасаться, что фиванцы нападут на город. Войско последних, снявшись, двинулось все же вперед по дороге, ведущей к Гелу и Гифию. Неукрепленные города они сжигали; Гифий, где находились лакедемонские верфи, фиванцы атаковали три дня. В этой атаке фиванцам помогали некоторые периэки.[413]1

33

34

35

36

Получив известия об этих событиях, афиняне пришли в беспокойство, недоумевая, как им отозваться на события в Лакедемоне. По постановлению совета было созвано народное собрание, на котором как раз присутствовали послы от лакедемонян и от других союзников, сохранивших еще к ним верность. Затем выступили с речами лакедемоняне Арак, Окилл, Фарак, Этимокл и Олонфей, причем содержание их речей было почти одинаковым. Они напоминали афинянам, что в самые тяжелые моменты их народы всегда приходили друг другу на помощь; так, лакедемоняне, указывали они, помогли афинянам изгнать тиранов,[414]2 а афиняне, когда они были теснимы мессенцами, великодушно протянули им руку помощи. Говорили они и о том, как хорошо было тогда, когда оба народа действовали сообща, вспоминая, как они сообща отразили варвара, и напоминая при этом, что афиняне были тогда выбраны всеми греками предводителями флота и хранителями общей казны,[415]3 на что лакедемоняне изъявили согласие, а последние единогласно были избраны всеми греками предводителями сухопутного войска, точно так же с согласия афинян. Один из лакедемонян сказал еще приблизительно следующее. «Если мы с вами будем теперь действовать солидарно, то теперь может быть осуществлена надежда разрушить Фивы, посвятив десятую часть добычи богам, как гласит старинное постановление».[416]4 Однако, афиняне отнеслись к этим речам не очень сочувственно; по толпе прошел ропот. «Теперь только, — говорили недовольные, — они выступают с такими речами, а тогда, когда они были в хорошем положении, они нас всячески теснили». Из всего того, что говорили лакедемоняне, наибольшее впечатление произвело их заявление, что после того, как они победили афинян, фиванцы хотели разрушить Афины, а они, лакедемоняне, воспрепятствовали этому. Однако, больше всего они напирали на то, что афиняне обязаны помочь лакедемонянам в силу присяги:[417]5 ведь аркадяне и их союзники напали на лакедемонян не за какое-либо преступление с их стороны, а за то, что они пришли на помощь тегейцам, на которых, нарушив присягу, напали мантинейцы.[418]6 Эти речи также вызвали шум в собрании: одни полагали, что мантинейцы справедливо выступили против Тегеи, мстя партии Стасиппа за смерть приверженцев Проксена;[419]7 другие считали преступлением то, что они выступили с оружием в руках против тегейцев.

37

38

В то время как в собрании боролись между собой эти противоположные течения, выступил коринфянин Клител и сказал следующее: «Можно спорить о том, афиняне, кто первый начал враждебные действия... Но нас то разве можно упрекнуть, что мы после того, как мир был заключен, пошли на кого-нибудь походом, или захватили чье-либо имущество, или опустошили чужие владения? Однако, фиванцы вторглись в нашу страну, вырубили деревья, сожгли дома, награбили имущество и овец. Тут уж несомненно, что мы обижены; и если вы нам не поможете, то можно ли будет назвать ваше поведение иначе, как клятвопреступлением? Вдобавок вы нарушите этим ту самую присягу, о которой вы так заботились, чтобы она была принесена всеми нашими всем вашим союзникам». После этого в толпе раздались возгласы; все заявили, что замечание Клитела правильно и справедливо. После него выступил флиунтец Прокл со следующей речью: «Афиняне, для всех, думаю я, очевидно, что фиванцы, если им удастся устранить со своего пути лакедемонян, первым делом выступят против вас. Ведь из всех остальных они считают вас единственной помехой к тому, чтобы властвовать над всей Грецией. При таком положении вещей мне кажется, что, выступив в поход, вы станете не на защиту лакедемонян, а скорее на защиту вас самих. Я представляю себе, что вам будет гораздо тяжелее, когда предводителями греков будут фиванцы, враждебные к вам, и ваши ближайшие соседи, чем было тогда, когда ваши соперники находились вдали от вас. Вам выгоднее стать на свою защиту теперь, пока еще у вас есть союзники, чем после, когда они будут сокрушены и вы принуждены будете одни без всякой помощи бороться с фиванцами. Если же кто-либо из вас боится, что лакедемоняне, спасшись теперь от гибели, еще причинят когда-нибудь вам заботы, то имейте в виду, что опасаться надо усиления власти не тех, кого вы облагодетельствовали, а тех, кого вы обидели. Примите во внимание и то, что и отдельным людям и государствам следует, находясь в расцвете сил и счастья, приберегать себе какое-либо благо, чтобы, оказавшись в нужде, они могли пользоваться плодами прежних трудов. Точно также и ныне кто-то из богов предоставляет вам случай сделать своими вечными и искренними друзьями лакедемонян, если вы, вняв их просьбе, окажете им помощь. К тому же недостатка в свидетелях ваших благодеяний по отношению к ним не будет: об этом будут знать прежде всего боги, от взоров которых ничто не ускользнет ни ныне, ни во веки веков; далее — за всем происходящим напряженно следят как ваши союзники, так и ваши враги, а кроме того и все остальные греки и варвары, — ведь всякий в этом так или иначе заинтересован. Поэтому, если они отплатят вам неблагодарностью, никто и никогда не проявит к ним сочувствия. Впрочем, надо надеяться, что они скорее окажутся благодарными людьми, чем негодяями: ведь, по общему мнению, они, как никто другой, на протяжении всей своей истории стремились к достославным делам и остерегались всякой низости. Кроме того, подумайте еще вот о чем. Если Греция когда-либо снова будет в опасности вследствие вторжения варваров, на кого вы сможете положиться с большей уверенностью, чем на лакедемонян? Кого приятнее иметь своими защитниками, чем тех, которые, стоя на страже Фермопил, пали все до одного, пожелав лучше погибнуть в бою, чем остаться в живых, но своим отступлением открыть врагу доступ в Грецию? Разве не справедливо, что и мы, и вы отнеслись с полным сочувствием к ним как за этот подвиг, который сделал их образцом доблести в наших глазах, так и потому, что этот их поступок дает повод надеяться, что они и в будущем окажутся такими же? Вам следует обнаружить свое сочувствие к ним хотя бы ради присутствующих здесь их союзников: те, которые сохранили им верность в таких несчастьях, будьте уверены, постыдятся быть неблагодарными и к вам. Правда, теперь лишь мы, представители мелких государств, выразили готовность повергнуться общей участи с лакедемонянами; но если ваш город присоединится к нам, то помощь лакедемонянам не будет состоять уже только из войск мелких государств. Афиняне, я уже прежде восхищался вашим государством, слыша, что вы даете прибежище всем приходящим сюда обиженным и предвидящим обиды. Теперь я не только слышу, но и вижу собственными глазами, что именитейшие из лакедемонян, а вместе с ними вернейшие из их союзников, пришли к вам с просьбой о помощи. Вижу я здесь и фиванцев, тех самых фиванцев, которым прежде не удавалось убедить лакедемонян обратить вас в рабство; ныне они просят вас бросить на произвол судьбы ваших спасителей, находящихся на краю гибели. Громкой славой пользуется дело ваших предков: передают, что они не допустили, чтобы погибшие под стенами Кадмеи аргивяне остались непогребенными. Ваш поступок будет еще более славным, если вы спасете от унижения и гибели лакедемонян еще живыми. Рассказывают и о другом благородном вашем поступке: как вы обуздали наглость Еврисфея и спасли детей Геракла. Но ваш поступок будет выше и этого благодеяния: вы спасете не только родоначальников, но и все государство. Ваш поступок будет верхом благородства: тем, которые спасли вас одной подачей голоса, не подвергаясь при этом никакому риску, вы придете на помощь с оружием в руках, готовые на всякую опасность. Если даже наши сердца преисполнились гордостью уже вследствие одного того только, что мы содействуем оказанию помощи доблестным людям, то неужели вам, которые в силах оказать им действительную помощь, не кажется, что вы поступите великодушно, если из всех поступков, совершенных лакедемонянами во время столь частой смены дружбы и вражды, вы забудете ныне все обиды, а вспомните только благодеяния, и отблагодарите их не только за вас самих, но и от имени всей Греции за то, что они проявили к ней истинное благородство?».

39

49

После этого афиняне стали совещаться; возражения были встречены несочувственно, и было решено выступить на помощь лакедемонянам всенародным ополчением. Предводителем похода был избран Ификрат. После того как жертвоприношения дали благоприятный результат, Ификрат устроил общий ужин в Академии.[420]1 Многие, как передавали, двинулись в путь еще раньше, чем Ификрат вышел из города. Затем двинулось все войско, предводимое Ификратом; воины охотно следовали за ним, думая, что их ждут впереди славные дела. По прибытии в Коринф Ификрат промешкал здесь несколько дней, и уже это промедление вызвало на него нарекания. Когда же он, наконец, двинулся отсюда, войско охотно следовало за ним, куда он его ни вел, и охотно шло на штурм при осаде крепостей. Из врагов, напавших на Лакедемонскую область, ушло много аркадян, аргивян и элейцев: будучи непосредственными соседями лакедемонян, они уводили к себе на родину пленных и уносили с собой награбленное добро. Фиванцы и остальные враги хотели уже удалиться из Лакедемонской области. Причиной этого было то, что их войско убывало с каждым днем; они видели это и видели также, что запасы истощаются, будучи частью израсходованы, частью расхищены, частью растеряны или сожжены. Вдобавок наступила зима, побуждавшая всех думать о возвращении. Как только враги удалились из Лакедемонской области, и Ификрат увел афинян из Аркадии в Коринф. Я не отрицаю, что во многих других случаях Ификрат проявил себя прекрасным полководцем; однако, все маневры, предпринятые Ификратом в описываемое здесь время, я нахожу частью бессмысленными, частью бесполезными. Так, он задумал поставить гарнизон в Онее, дабы беотийцы не могли вернуться на родину, но в то же время оставил незащищенным самый лучший проход близ Кенхрей. Далее, желая узнать, не прошли ли уже фиванцы мимо Онея, он послал на разведку всю афинскую и коринфскую конницу. Однако же небольшой отряд в состоянии наблюдать с не меньшим успехом, чем большое войско; при необходимости же отступления маленькому отряду гораздо легче и найти пригодную дорогу и уйти, не производя шума. Послать же большой отряд, но тем не менее далеко уступающий силам противника, полнейшая нелепость. Точно также при этом конница, вследствие своей многочисленности, занимала большое пространство; поэтому, когда пришлось отступать, многие были вынуждены двигаться по крайне трудному пути, причем погибло не менее двадцати всадников. Итак, фиванцам удалось уйти по заранее намеченному плану.

50

КНИГА СЕДЬМАЯ

В следующем году прибыли в Афины полномочные послы от лакедемонян и их союзников для выработки условий будущего союза лакедемонян с афинянами. После ряда речей, произнесенных как афинянами, так и не-афинянами, в которых указывалось, что в основу соглашения должно быть положено полное равенство договаривающихся, выступил флиунтец Прокл и произнес следующую речь:

«Афиняне! Ввиду того, что вы почли за благо вступить в дружбу с лакедемонянами, нужно, кажется мне, тщательно заботиться о том, чтобы эта дружба была как можно более долговечной. Если условия договора будут таковы, что они окажутся наиболее подходящими для обеих сторон, то и самое соглашение, само собой разумеется, будет наиболее прочным. В особом рассмотрении нуждается только вопрос о гегемонии; в прочих пунктах почти нет разногласий. Ваш совет уже дал свое предварительное одобрение предложению, по которому вам должна принадлежать гегемония на море, а лакедемонянам — на суше.

Мне кажется, что это разграничение не есть человеческое установление, — оно предопределено природой и божественным промыслом. Этому в высшей степени соответствует прежде всего географическое положение вашей страны: большая часть городов, нуждающихся в море, расположена вокруг вашего города, и все они слабее вашего отечества. Кроме того, у вас есть гавани, без которых невозможно стать могущественными на море. Далее, у вас большой флот, и из поколения в поколение у вас выработалась привычка постоянно его увеличивать. Все те искусства, которые служат для морского дела, развиты на вашей родине. Опытом в морском деле вы также далеко превосходите всех других греков; ведь большая часть населения вашей страны находит себе пропитание морскими промыслами. Таким образом, каждый из вас, заботясь о своей личной пользе, одновременно с тем становится опытнее в морских боях. Прибавлю к этому еще то, что нет больше ни одной гавани, откуда могло бы одновременно выплыть так много триэр, как из вашей. Это крайне важно для разрешения вопроса о гегемонии, потому что все государства наиболее охотно собираются вокруг того, кто и без них достаточно силен. Вдобавок боги даровали вам удачу в морском деле: в целом ряде величайших морских сражений вы одержали, в огромном большинстве случаев, победы, проиграв лишь очень немного боев. Поэтому вполне естественно, что ваши союзники подвергнутся опасности в морском бою охотнее всего под вашим предводительством. То, что верховное попечение о флоте должно принадлежать вам и необходимо вам, ясно из следующего. Когда-то лакедемоняне воевали с вами много лет подряд, но, несмотря на то, что им удалось овладеть вашей страной,[421]1 они ничуть не приблизили вас этим к окончательному поражению. Но когда случилось так, что боги даровали им победу в морском бою,[422]2 тотчас же вы оказались всецело в их власти. Из этого очевидно, что залог вашего спасения в море. При таком положении дел разве справедливо было бы, если бы вы позволили предводительствовать на море лакедемонянам, которые прежде всего и сами соглашаются, что вы опытнее их в морском деле? Далее, идя в морской бой, вы и они подвергаетесь далеко не одинаковой опасности: они рискуют только корабельным экипажем, вы же ставите на карту ваших детей, жен и все ваше государство.

Таково ваше положение в этом деле; теперь рассмотрим, в каком положении лакедемоняне. Прежде всего заметим, что они живут в глуби материка, поэтому, имея преобладание на суше, они смогут прекрасно просуществовать, даже если будут отрезаны от моря. Понимая это, они с самого раннего возраста упражняются в искусстве сухопутной войны. Далее, в военном деле самое важное — это повиновение начальству; и вот у лакедемонян наилучшая дисциплина в сухопутном войске, а у вас в морском. Затем, подобно тому, как у вас во флоте, у них в сухопутном войске все организовано так, что они могут в кратчайшее время двинуть наибольшее количество вооруженных сил. Поэтому естественно, что, присоединяясь к ним, союзники чувствуют себя в наибольшей безопасности. Сверх того, подобно тому как божество даровало вам удачу на море, точно также оно даровало им удачу на суше: участвуя в целом ряде сухопутных сражений, они почти всегда выигрывали их и очень редко терпели поражения.

То, что им руководство сухопутным войском не менее необходимо, чем вам руководство флотом, — ясно из всего хода известных нам событий. Вы вели с ними много лет войну, многократно побеждали на море, и тем не менее вам никогда не удавалось поставить их в безвыходное положение. Но, когда один раз случилось, что они были побеждены на суше,[423]3 им тотчас же пришлось опасаться за своих детей, жен и все государство. Так не ужасно ли было бы для них предоставить другим власть на суше, тогда как они наиболее искусны в сухопутной войне? Таково мое мнение, вполне согласное с предварительным решением совета. Я думаю, что это решение будет наиболее полезным для вас обоих. Обсудите же и найдите счастливый и наилучший для всех выход».

После этой речи раздались одобрения: она пришлась по душе и афинянам и присутствующим там лакедемонянам. Однако, вслед затем выступил Кефисодот с такими словами:

«Афиняне, неужели вы не понимаете, что вас обманывают? Уделите мне немного внимания, и я вам это сейчас же разъясню. Допустим, что вы будете начальствовать на море. Лакедемоняне, будучи вашими союзниками, конечно, пошлют во флот своих граждан начальниками триэр, пожалуй, еще и морскими воинами; матросами же на их судах будут, само собой разумеется, либо гелоты, либо наемники. Вот над ними-то вы и будете предводительствовать. Когда же лакедемоняне прикажут вам выставить свои контингенты в сухопутное войско, вы несомненно пошлете ваших гоплитов и всадников. Таким образом, они окажутся предводителями вас самих, а вы — только их рабов и общественных отбросов. Отвечай-ка мне, лакедемонянин Тимократ, не говорил ли ты только что, что ты прибыл сюда, чтобы хлопотать о союзе на началах полного равноправия сторон?»

«Да, — отвечал тот, — я говорил это».

«В таком случае, — возразил Кефисодот, — не будет ли более соответствовать идее равенства, если обе стороны будут поочередно начальствовать то над флотом, то над сухопутным войском? При этом вы получите свою долю в тех выгодах, которые представляет начальствование над морем, а мы — в тех, которые связаны с командованием на суше».

Услышав это, афиняне передумали и постановили, чтобы каждой стороне принадлежала верховная команда в течение пяти дней.

Затем афиняне, лакедемоняне и их союзники выступили походом в Коринф. Здесь они решили вместе охранять Оней. Когда фиванцы и их союзники выступили в поход, они выстроились с целью охраны в разных местах Онея; при этом лакедемоняне и пелленцы заняли наиболее доступное для нападения место. Фиванцы и их союзники, подойдя на расстояние в тридцать стадий к этим гарнизонам, расположились лагерем на равнине. Затем они выступили против лакедемонского гарнизона с таким расчетом, чтобы подойти к нему вплотную перед рассветом. Они не ошиблись в расчете и напали на лакедемонян и пелленцев, когда уже были сняты ночные караулы и солдаты, только что встав со своих постелей, отправляли разные потребности. В этот момент фиванцы, будучи в полной боевой готовности и выстроенные в боевой порядок, напали на них, не успевших ни приготовиться, ни выстроиться. Те, которым удалось спастись в этом столкновении, бежали на близлежащий холм. При этом лакедемонский полемарх имел полную возможность, присоединив к себе какое угодно количество союзнических гоплитов или пельтастов, удержать за собой это место, — съестные припасы он мог беспрепятственно получать из Кенхрей. Однако, он не сделал этого, а несмотря на то, что фиванцы были в затруднении, не зная, как им спуститься со склона гор, обращенного к Сикиону, и даже подумывали возвратиться обратно, — заключил перемирие с фиванцами, по общему мнению более выгодное для них, чем для лакедемонян. Затем он отступил и увел с собой своих воинов.

После этого фиванцы в полной безопасности спустились с горы и соединились со своими союзниками аркадянами, аргивянами и элейцами; затем они тотчас же пошли приступом на Сикион и Пеллену, после чего отправились походом на Эпидавр и опустошили всю Эпидаврскую область, и вернулись преисполненные высокомерного презрения ко всем своим противникам. Приблизившись к Коринфской городской крепости, они устремились бегом к воротам, от которых идет дорога на Флиунт, с целью вторгнуться через них, если они окажутся случайно открытыми. Навстречу им вышли из города легковооруженные[424]1 и встретились с «отборным отрядом» фиванцев на расстоянии менее четырех плефров от городской стены. Коринфяне взобрались на надгробные памятники[425]2 и другие возвышенные пункты и стали метать стрелы и дротики в фиванцев, причем в первых рядах было убито очень много людей, и фиванцы обратились в бегство. Их преследовали на расстоянии приблизительно трех или четырех стадий. После этого коринфяне унесли все трупы и собрали их около городских стен. Фиванцы просили перемирия и выдачи трупов, коринфяне удовлетворили их просьбу и поставили трофей. Этот случай поднял бодрость духа у лакедемонских союзников.

В это же время к лакедемонянам пришла по морю помощь от Дионисия — более двадцати триэр. На них были кельты, иберы и около пятидесяти всадников. На следующий день фиванцы и прочие их союзники выстроились, заполнив всю равнину моря до смежных с городом[426]3 холмов: при этом они уничтожили все, что находили на равнине. Афинские и коринфские всадники почти не решались близко подходить к этому войску, видя, что противник многочислен и силен. Зато всадники, присланные Дионисием, как мало их ни было, рассеялись по равнине и, подъезжая к фиванскому войску в разных местах, бросали в него дротики, затем, когда враг бросался к ним навстречу, — отступали, затем снова поворачивались к неприятелю и бросали в него дротики. Во время этих нападений они временами сходили с коней и отдыхали. Если же в это время на них кто-либо нападал, они ловко вскакивали на коня и ускользали. Если же кто-либо решался преследовать их при отступлениях, отходя на большое расстояние от своего войска, они устремлялись против этих людей и наносили им тяжкий урон своими дротиками, вынуждая все фиванское войско ради них двигаться вперед и отходить назад. Фиванцы простояли здесь еще несколько дней и вернулись на родину; то же сделали и все их союзники. После этого присланное Дионисием войско вторглось в Сикионскую область, сразилось с сикионянами в открытой равнине и одержало победу, причем сикионян пало около семидесяти. Затем они взяли приступом крепость Дерас. Этот первый вспомогательный[427]4 отряд Дионисия, выполнив все это, отплыл назад в Сиракузы. Фиванцы и все отложившиеся от Лакедемона до этих пор действовали единодушно, выступая в поход под предводительством фиванцев. Но в это время выступил на политическую сцену некто Ликомед, мантинеец по происхождению, никому не уступающий по знатности, очень богатый и честолюбивый человек. Он преисполнил сердца аркадян высокомерием, уверяя их, что только для них Пелопоннес — настоящее отечество, так как только они природные его жители; кроме того, он указывал им, что аркадяне — самое многочисленное из греческих племен и занимает первое место по телесной силе. Доказательством их мощи он считал то, что нуждающиеся в вооруженной помощи всегда обращаются преимущественно к аркадянам. Без помощи аркадян ни лакедемоняне никогда не вторгались в Аттику, ни фиванцы не шли теперь походом на Лакедемон.

«Итак, — добавил он, — если вы хотите вести разумную политику, вы должны перестать следовать за всяким, кто вас ни позовет на помощь: до сих пор вы содействовали росту лакедемонского могущества, выставляя свои отряды в лакедемонское войско; если вы теперь не остережетесь заблаговременно, будете продолжать войну под руководством фиванцев и не потребуете, чтобы верховное командование войском чередовалось между вами и ими, то смотрите, чтобы они не оказались для вас вторыми лакедемонянами». Эти речи преисполнили гордостью сердца аркадян и послужили к необыкновенной популярности Ликомеда; его одного только считали достойным называться мужем. Затем произошли выборы должностных лиц, и были выбраны те, которых он рекомендовал. Благоприятное стечение обстоятельств также содействовало росту самомнения аркадян.

В это время аргивяне вторглись в Эпидаврскую область и, будучи окружены и лишены выхода наемниками Хабрия, афинянами и коринфянами, находились в самом критическом положении. Однако, на помощь к ним пришли аркадяне и вывели их из затруднительного положения, несмотря на то, что им пришлось бороться не только с людьми, но и с самой природой. Далее, аркадяне пошли походом на Асину, лежащую в Лаконской области, победили в бою лакедемонский гарнизон, убили Геранора, занимавшего ранее должность спартанского полемарха, и предали разграблению предместье Асины.

Когда они решали выступить в поход, им не могли помешать ни ночь, ни вьюга, ни продолжительность пути, ни непроходимые горы. По всем этим причинам они считали себя в это время самыми храбрыми из греков. Эти же причины вызвали зависть и недоброжелательство фиванцев к аркадянам. Элейцы просили, чтобы аркадяне выдали им города, прежде отнятые у них лакедемонянами,[428]1 но убедились, что аркадянам нипочем данные ими обещания; что для них дороже всего интересы трифилийцев и других отпавших от элейцев племен, так как последние утверждают, что они — аркадяне. Поэтому и элейцы стали относиться враждебно к аркадянам.

Таким образом, каждый из союзников был преисполнен высокомерия. В это время прибыл от Ариобарзана[429]2 абидосец Филиск с большой суммой денег. Он начал с того, что созвал для переговоров о мире в Дельфы фиванцев, их союзников и лакедемонян. Собравшиеся здесь послы не доверили божеству решение вопроса о том, какие условия мира будут наилучшими, а стали обсуждать этот вопрос между собой. Так как фиванцы не соглашались признать господство лакедемонян над Мессеной,[430]3 Филиск собрал большое наемное войско для войны в союзе с лакедемонянами.

Во время этих событий прибыл также второй вспомогательный отряд от Дионисия. Афиняне полагали направить его в Фессалию[431]4 против фиванцев, лакедемоняне — в Лаконию. На собрании союзников верх взяло второе мнение, и присланный Дионисием отряд поплыл вокруг Пелопоннеса в Лакедемон и примкнул к Архидаму, который выступил в поход во главе гражданского ополчения. Он взял приступом Карий и перебил всех оставшихся в живых граждан. Оттуда он немедленно отправился походом на Паррасии, лежащие в Аркадии, и вместе с прибывшим от Дионисия отрядом предал разграблению эту область.

Когда на помощь паррасийцам пришли аркадяне и аргивяне, Архидам отступил и расположился лагерем на холмах, господствующих над Медеей. В то время как он занимал эту позицию, начальник присланного Дионисием вспомогательного отряда Киссид заявил, что уже истек срок, на который он был прислан. Заявив это, он немедленно же двинулся по дороге на Спарту. Однако, во время этого похода мессенцы отрезали Киссиду путь, загнав его в ущелье, и он отправил гонца к Архидаму с просьбой о помощи. Последний двинулся на помощь, но когда он прибыл к тому месту дороги, где от нее ответвляется дорога на Евтресии, аркадяне и аргивяне продвинулись по направлению к Лаконской области, также имея в виду отрезать ему отступление на родину. Он вышел на ровную площадку, расположенную при слиянии дорог на Евтресии и Медеи, и там выстроил войско для боя.

Рассказывали, что он обошел ряды войск и обращался к воинам с такими увещаниями: «Граждане, если мы теперь проявим храбрость, мы снова сможем смотреть друг другу прямо в глаза: мы передадим нашим потомкам отечество в таком же состоянии, в каком получили его от своих отцов. Положим же конец такому положению, при котором нам приходится стыдиться детей, жен, стариков и иностранцев, в глазах которых мы прежде были лучшим образцом храбрости из всех греков».

Во время этой речи ясная погода, как передают, внезапно сменилась громом и молнией: в этом видели счастливое предзнаменование для Архидама. Кроме того, случилось так, что у правого фланга войска как раз оказался священный участок и статуя Геракла.[432]1 Все это, как говорят, придало воинам столько храбрости и смелости, что начальникам трудно было удержать их от стремления броситься вперед. Когда же Архидам вывел войско в бой, лишь немногие из врагов выдержали натиск копьями и пали на своих местах, все остальные обратились в бегство и были перебиты при отступлении. Множество их погибло от рук всадников; очень многие также пали под ударами кельтов.[433]2 Когда битва закончилась, лакедемоняне водрузили трофей и тотчас же послали на родину гонца Демотела с известием о победе. Они передали обо всем блеске этой победы: из лакедемонян не погибло ни одного, а противников их пало огромное множество. Передают, что, когда спартанцы услышали эту весть, они все залились слезами, включая Агесилая, геронтов и эфоров: настолько одинаково выражается у людей и горе и радость. Этой неудаче аркадян радовались фиванцы и алейцы не многим меньше, чем лакедемоняне, — до такой степени они были недовольны высокомерием аркадян.

Фиванцы постоянно думали только о том, как бы им добиться верховного командования над всеми греческими силами. В конце концов они решили, что, отправив посольство к персидскому царю, они добьются от него больших выгод. Поэтому они сделали соответственное предложение своим союзникам, объясняя свое решение тем, что и лакедемонянин Евтикл находился тогда при дворе царя. Затем отправились в глубь Азии от фиванцев Пелопид, от аркадян Антиох, победитель в Панкратии, от элейцев Архидам. Кроме того, с ними был и представитель аргивян.[434]3 Услышав об этом, и афиняне отправили, со своей стороны, послами Тимагора и Леонта. По прибытии послов ко двору Пелопид удостоился наибольшего почета от перса. Действительно, он мог сослаться на то, что фиванцы одни из всех греков сражались на стороне персов в Платейской битве и что после этого они никогда не выступали против царя, и что лакедемоняне боролись с ними за то, что они не хотели вместе с Агесилаем выступить против персидского царя и не позволили ему принести в Авлиде[435]4 жертву Артемиде.[436]5 Очень содействовало успеху Пелопида у царя и то, что фиванцы были победителями в Левктрской битве и предали разграблению Лакедемонскую область. Вдобавок Пелопид утверждал, что аргивяне и аркадяне потому были побеждены лакедемонянами, что фиванцы не явились им на помощь. Афинский посол Тимагор засвидетельствовал справедливость всех заверений Пелопида и был почтен царем после Пелопида больше всех остальных греков. После этого царь задал Пелопиду вопрос, какие он желал бы условия мира. Тот ответил, что он считает необходимым, чтобы Мессена была независима от лакедемонян и чтобы афиняне вытащили на сушу свои корабли. Если они не подчинятся этому решению, то против них следует выступить походом, и если какое-нибудь государство не захочет выставить своих контингентов в союзное войско, против него следует выступить прежде всего. Когда все это было занесено в мирный договор и прочтено послам, Леонт произнес так громко, что царь услышал: «Клянусь Зевсом, афиняне, по-видимому, вам пришла пора искать вместо царя какого-нибудь другого друга». После того как царский секретарь перевел слова Леонта царю, договор был снова унесен и принесен назад[437]6 со следующей припиской: «Если афиняне остановятся на более справедливых условиях мира, то они могут снова явиться к царю с соответствующим заявлением». Когда послы вернулись в свои родные города, Тимагор был казнен афинянами, осужденный по обвинению, возбужденному Леонтом. Последний жаловался на то, что Тимагор не хотел находиться с ним в одной палатке и во всех своих мнениях примыкал к Пелопиду.

Из остальных послов элеец Архидам восхвалял все, что он видел у царя, так как царь отнесся к элейцам лучше, чем к аркадянам. Антиох же, обиженный тем, что царь пренебрег аркадянами, отказался принять подарки и заявил в собрании десяти тысяч,[438]1 что у царя, правда, очень много пекарей, поваров, виночерпиев и привратников, но, однако, при всем старании ему не удалось увидеть людей, которые могли бы сражаться с греками. К этому он прибавил, что россказни о царских сокровищах он также считает пустым бахвальством: ведь даже пресловутый золотой платан[439]2 оказался такой величины, что под тенью его листвы не мог бы найти защиты от солнца даже кузнечик.

После этого фиванцы созвали представителей от всех государств для слушания царского послания. Принесший грамоту перс сперва показал царскую печать, а затем прочел грамоту. Вслед за этим фиванцы предложили всем, желающим заключить с ними и царем договор, присягать на верность присланным условиям. Послы возразили на это, что они посланы только для заслушания письма, а не для принесения клятвы. Если же фиванцам угодно приводить к присяге, то пусть они пошлют своих представителей по городам. Аркадянин Ликомед[440]3 прибавил к этому, что местом собрания союзников должны быть вовсе не Фивы, а тот пункт, где вспыхнет война. Когда это вызвало неудовольствие фиванцев и они заявили, что он губит дело союза, он не пожелал далее участвовать в совещании и тотчас же удалился на родину вместе с прочими аркадскими послами.

Так как депутаты не захотели принести присяги в Фивах, фиванцы отправили послов ко всем греческим государствам с предложением принести присягу на верность условиям, изложенным в царской грамоте, полагая, что каждый отдельный город будет бояться вооружить против себя сразу и царя и фиванцев. Первым делом эти послы прибыли в Коринф. Коринфяне воспротивились предложению фиванцев и ответили, что они не видят никакой нужды в том, чтобы греки связали себя по отношению к царю общей присягой. Их примеру последовали и прочие города, давшие такой же ответ. Таков был результат затеи Пелопида и фиванцев, имевшей целью доставить им господство.

После этого Эпаминонд, желая подчинить себе ахейцев, чтобы внушить этим уважение к себе аркадянам и прочим союзникам, решил отправиться походом на Ахайю. Он уговорил аргивянина Писия, занимавшего в Аргосе должность стратега, предварительно завладеть Онеем. Писий, узнав, что Оней весьма небрежно охраняется Навклом, начальником лакедемонских наемников, и афинянином Тимомахом, двинулся с отрядом из двух тысяч гоплитов и захватил ночью холм, господствующий над Кенхреями, имея при себе припасов на неделю. В течение этой недели фиванцы успели прибыть и, перевалив через Оней, двинулись со всеми союзниками на Ахайю под предводительством Эпаминонда. Ахейские аристократы обратились к нему с мольбой о снисхождении, и ему удалось благодаря своему влиянию настоять на том, чтобы знать не была изгнана и чтобы государственный строй не был насильственно изменен: фиванцы удалились на родину, удовлетворившись клятвенным заверением ахейцев, что они будут воистину союзниками и примут участие во всех походах фиванцев, против кого бы они ни были направлены. Однако, это вызвало со стороны аркадян и противных групп в самой Ахайе обвинение в том, что Эпаминонд своим поведением подготовил в Ахайе благоприятную почву для лакедемонян. Поэтому фиванцы решили послать в ахейские города гармостов.[441]4 Последние, прибыв на место назначения, при помощи народных масс изгнали аристократов и учредили во всех ахейских городах демократический строй. Изгнанники вскоре объединились и, оказавшись в весьма значительном числе, двинулись поочередно к каждому из городов; им удалось овладеть всеми ими и вернуться в свои родные города. Конечно, вернувшись к власти, они уже не держались больше нейтральной политики, но стали ревностными союзниками лакедемонян. Поэтому аркадяне теперь были теснимы с двух сторон: с одной — лакедемонянами, с другой — ахейцами.

Сикион до этих пор управлялся по исконным установлениям. Но после этих событий Евфрон, пользовавшийся у лакедемонян наибольшим почетом из всех сикионцев, решил добиться такой же первостепенной роли и у их противников. Он заявляет аргивянам и аркадянам, что если власть в Сикионе будет в руках богачей, то ясно, что при первом удобном случае город снова станет на сторону Лакедемона. «Если же, — добавил он, — власть попадет в руки демократии, то можете не сомневаться, что город останется вам верен навсегда. Поэтому, если вы мне обещаете поддержку, я готов (взять на себя организацию этого переворота и) созвать народ, что послужит доказательством моей преданности вам, и в то же время вы сделаете наш город верным вашим союзником. Я поступаю так потому, что, как и вы, давно уже негодую на высокомерие лакедемонян и был бы очень рад случаю избавиться от их ига». Аркадяне и аргивяне с удовольствием приняли это предложение и обещали ему свою поддержку. Тотчас же после этого он собрал на агоре в присутствии аркадян и аргивян народное собрание, заявляя, что отныне государственный строй преобразуется на началах полного равноправия. Когда собрание открылось, Евфрон предложил народу выбрать стратегов по собственному усмотрению. Были выбраны: сам Евфрон, Гипподам, Клеандр, Акрисий и Лисандр. После этого он назначил начальником наемников своего сына Адея, сместив прежнего начальника Лисимена. Части этих наемников Евфрону удалось внушить к себе преданность подарками; сверх того он набрал новых наемников, не щадя ни казенных денег, ни храмовых сокровищ. Вдобавок он пользовался имуществом тех, которых он изгонял по обвинению в лаконофильстве. Из своих товарищей по должности он часть коварно убил, часть предал изгнанию. Таким образом он подчинил все своей власти и сделался явным тираном. Чтобы не натолкнуться при этом на сопротивление союзников, он действовал путем взяток, а также располагал их к себе тем, что его наемное войско охотно сопровождало их во всех походах.[442]1

В это время флиунтцы оказались в ужасном положении, терпя недостаток в пищевых продуктах. Их теснили с двух сторон: с одной стороны аргивяне воздвигли против них укрепление Трикаран[443]2 над храмом Геры, с другой стороны сикионцы укрепили пограничный пункт Фиамию. Тем не менее, флиунтцы оставались верными своим союзникам.[444]3

Историки никогда не забывают упомянуть о всяком славном деле, совершенном крупными государствами. Мне кажется, что еще более достойно упоминания то государство, которое, будучи незначительным, тем не менее совершило многочисленные и доблестные подвиги.

Таковы флиунтцы. Они были друзьями лакедемонян тогда, когда те были величайшим государством Греции, и остались им верными также после того, как их постигла неудача в Левктрской битве, после того, как от них отложилось[445]4 очень много периэков, все гелоты и кроме того все союзники, за исключением лишь очень немногих, а против них выступили чуть ли не все греки. Несмотря на то, что врагами их были могущественнейшие племена Пелопоннеса — аргивяне и аркадяне, — они все же отправили свое войско на помощь лакедемонянам. На них выпал жребий двигаться в Прасии в хвосте[446]5 союзного вспомогательного войска, состоявшего из коринфян, эпидаврцев, тревенцев, гермионцев, галийцев, сикионцев и пелленцев;[447]6 однако, они не воспользовались этим для отпадения. Мало того: когда ксенаг их оставил и присоединился к передним отрядам, они не только не повернули назад, но, наняв проводника из Прасии, благодаря всевозможным ухищрениям проскользнули в Спарту, несмотря на то, что неприятель стоял близ Амикл.[448]7 Лакедемоняне за это осыпали их почестями и послали им быка, как дар гостеприимства. После ухода врагов из Лаконии аргивяне, раздраженные поддержкой, оказанной флиунтцами лакедемонянам, вторглись всенародным ополчением во Флиунтскую область и предали ее опустошению. Однако, флиунтцы не примирились с этим: после того как враги удалились, уничтожив все, что могли, флиунтские всадники погнались за ними и напали на задних; несмотря на то, что флиунтцев было всего шестьдесят, а враг поставил сзади всю свою конницу со включением нескольких эномотий пехоты, им удалось обратить вражеский тыловой отряд в бегство. Несмотря на то, что они перебили лишь немного врагов, им удалось в виду неприятеля водрузить трофей, — точь-в-точь, как если бы все неприятельское войско было перебито.

После этого[449]8 лакедемоняне и их союзники снова охраняли Оней; фиванцы же подошли, намереваясь перевалить через горы. Когда аркадяне и элейцы, двигаясь на соединение с фиванцами, проходили через Немею, флиунтские изгнанники[450]9 предложили им завладеть Флиунтом, утверждая, что для этого им стоит только согласиться появиться в виду города. Сговорившись относительно этого, изгнанники засели под самой городской стеною, имея при себе лестницы; кроме них там засело еще около шестисот человек. В то время как дозорные на Трикаранских высотах подали сигнал о приближении врага и все внимание горожан было поглощено этим известием, решившие предать город подали сигнал засевшим внизу, чтобы они лезли на стену. Те взобрались наверх, прогнали с постов дневных караульных, которых было десять, а также заняли и те караульные посты, которые оставались без стражи вследствие того, что из каждых пяти караульных днем оставался на своем посту только один. Из этих караульных один был застигнут спящим на своем посту и убит; другой погиб в то время как он искал убежища в храме Геры. Остальные караульные спустились бегом по склону стены, обращенному к городу, после чего взобравшиеся на стены всецело завладели акрополем. Шум достиг города и граждане выступили против врагов. Последние сначала устремились им навстречу, выйдя из акрополя, и завязали бой перед воротами, ведущими в город, однако, под напором горожан они вскоре отступили назад в акрополь. Туда же ворвались вслед за ними и граждане. Последним удалось тотчас очистить от врагов всю внутреннюю часть акрополя, но противники, взобравшись на стены и башни, оттуда наносили удары и метали снаряды в находящихся внутри. Те отбивались снизу, стремясь получить доступ к лестницам, ведущим на стены. После того как гражданам удалось завладеть башнями, расположенными по обе стороны крепости, они с мужеством отчаяния бросились на противников, занявших стены, и завязали с ними рукопашный бой. Последние под напором храбро наступающих граждан становились все малочисленнее. Как раз в это время аркадяне и аргивяне окружили акрополь и пытались подрыть его стену в ее головной части.[451]1 В то же время из занявших крепость граждан одни отражали врагов, успевших уже взобраться на стену; другие наносили удары тем из них, которые находились еще на лестницах и старались взобраться наверх снаружи, третьи теснили тех, которые еще удерживали в своих руках некоторые из башен,[452]2 и так как в палатках граждан оказался припасенным огонь, они подожгли эти башни,[453]3 обложив их снопами, снятыми с нивы, расположенной внутри акрополя. Приведенные в ужас этим пожаром находившиеся в башнях противники стали прыгать вниз; те же из них, которые стояли на стенах, стали также падать вниз под ударами граждан. Это послужило началом полного поражения, и вскоре вся городская крепость была очищена от врагов. Тотчас вслед за этим выступила из города конница. Увидя ее, враги стали отступать, оставив лестницы и не подобрав павших в бою и даже некоторых из оставшихся в живых, — тех, которые получили ранения, лишившие их возможности уйти.

Всего погибло неприятелей, считая как тех, кто пал в бою внутри крепости, так и тех, кто разбился, прыгая наружу, не менее восьмидесяти. В этот момент можно было увидеть трогательное зрелище, как мужчины пожимали друг другу руки, поздравляя с благополучным избавлением, и как женщины, принося им пить, плакали от счастья. На лицах всех этих людей можно было видеть подлинные слезы радости.

На следующий год все войско аргивян и аркадян снова вторглось во Флиунт. Они нападали постоянно на флиунтцев не только по той причине, что были враждебно настроены против них: они всегда надеялись вынудить их к сдаче недостатком съестных припасов, так как Флиунтская область была расположена между владениями тех и других. Конница и отборный отряд флиунтцев и в этот раз выступили против врагов: они напали вместе с находившимися там афинскими всадниками на вторгшихся врагов, когда последние переходили через реку,[454]4 одержали над ними победу и принудили их всю остальную часть дня продвигаться вплотную у подножий горных хребтов; получалось такое впечатление, как будто они движутся по дружественной стране и опасаются, как бы нечаянно не вытоптать хлеба, растущего на равнине.

Был и еще поход на Флиунт, предпринятый начальником фиванского отряда в Сикионе. Он двинулся во главе своих гарнизонных воинов, а также сикионцев и пелленцев, обязавшихся уже в то время участвовать в предпринимаемых фиванцами походах. Его сопровождало также около двух тысяч наемников с Евфроном[455]5 во главе. На вершине, расположенной близ ворот, обращенных к Коринфу, он оставил сикионцев и пелленцев, чтобы флиунтцы не могли обойти здесь его войско и занять позицию, господствующую над храмом Геры; все же прочие воины перевалили через Трикаранские высоты и спустились к храму Геры с намерением опустошить равнину. Когда горожане узнали, что враги устремляются к равнине, они выслали против неприятеля всадников и отборный отряд, которым удалось противостоять врагу и не допустить его к вторжению в равнину. Большая часть дня прошла в перестрелке; то отряду Евфрона удавалось оттеснить врага настолько вглубь равнины, что становилось возможным ввести в бой конницу, то гражданам удавалось продвинуться до храма Геры. Наконец неприятель счел нужным перейти к решительным действиям и двинулся в обход через Трикаранские высоты, так как узость прохода перед городской стеной не давала ему возможности пройти к пелленцам по этому, кратчайшему, пути. Флиунтцы некоторое время следовали за ними по подъему, а затем свернули в сторону и устремились по дороге, шедшей вдоль городской стены,[456]1 на пелленцев и других, бывших вместе с ними. Войско, руководимое фиванским начальником, поняв намерения флиунтцев, бросилось также взапуски вперед, чтобы успеть прийти вовремя на помощь пелленцам. Флиунтские всадники прибыли, тем не менее, прежде их и врезались в неприятельское расположение. Пелленцы выдержали первый натиск; но когда флиунтцы, отступив, соединились с прибывшей пехотой, снова налетели на врагов и вступили в рукопашную, — последние обратились в бегство, причем погибло несколько сикионцев и очень много пелленцев, в том числе лучшие бойцы. После этого флиунтцы по обычаю поставили трофей и громко запели победную песню. Прибывшее под предводительством фиванского начальника Евфрона войско производило такое впечатление, как будто оно только затем обежало вокруг, чтобы полюбоваться этим зрелищем. После этого враги удалились в Сикион, а флиунтцы вернулись в город.

А вот еще один благородный поступок флиунтцев: когда ими был взят в плен живым их пелленский проксен, они отпустили его без выкупа, несмотря на то, что были в крайней нужде. Разве можно не назвать людей, совершающих подобные поступки, благородными и великодушными?

Теперь приведу пример, из которого с полной очевидностью вытекает, что флиунтцы сохраняли верность друзьям даже в минуты самых тяжких лишений. Когда они однажды были отрезаны от своих полей,[457]2 они кое-как перебивались, частью добывая припасы во время набегов на вражеские поля, частью покупая их в Коринфе. Путешествие на рынок было сопряжено с большой опасностью; трудно было раздобыть денег для уплаты; еще труднее было найти посредников для получения денег взаймы; неимоверных усилий, наконец, стоило найти людей, которые поручились бы за целость упряжного скота, который отвезет эти продукты во Флиунт.[458]3 Оказавшись в таком ужасном и безвыходном положении, флиунтцы добились, чтобы к ним был прислан конвой под командой Харета. Когда последний прибыл во Флиунт, флиунтцы попросили его конвоировать в Пеллену неспособное к ношению оружия население. Прибыв туда, флиунтцы оставили там неспособных к войне граждан, закупили продукты, раздобыли, сколько только можно было, упряжного скота и ночью отправились в обратный путь. Они прекрасно знали, что враги поджидают их в засаде, но считали, что лучше принять бой, чем оставаться без припасов.

Флиунтцы и Харет подвигались вперед, пока не встретились с врагами. Тогда флиунтцы немедля устремились на врага, ободряя друг друга, завязали битву и громкими криками призывали Харета помочь им. Им удалось одержать победу и прогнать врага с дороги, благодаря чему они получили для себя и для припасов, которые они везли с собой, свободный проход на родину. Так как вся ночь прошла без сна, они легли спать утром и спали до довольно позднего часа дня. По пробуждении Харета к нему подошли всадники и доблестнейшие из гоплитов и сказали:

«Сегодня, Харет, тебе представляется случай выполнить славное дело: сикионцы укрепляют один из пунктов[459]4 на нашей границе; там много рабочих, но совсем немного гоплитов. Впереди двинемся мы, всадники и сильнейшие из гоплитов; ты же с твоим наемным войском будешь следовать за ними сзади. Быть может, к тому времени, как ты прибудешь, дело уже будет сделано, но возможно, что именно твое появление и обратит врага в бегство, как было в Пелленской области. Если же ты затрудняешься исполнить наше предложение, то спроси совета у богов через жертвенное гадание. Мы полагаем, что боги дадут тебе такой совет еще охотнее, чем мы. Не забывай, Харет, и того, что если ты исполнишь это, ты приобретешь укрепленный пункт, откуда ты будешь угрожать врагам; ты принесешь спасение дружественному государству; наконец, ты прославишься больше всех в своем государстве, твое имя прогремит среди союзников и врагов». Харет внял их просьбам и приступил к жертвоприношениям; в это же время флиунтские всадники немедля надели панцыри и взнуздали лошадей, а гоплиты снарядились для пехотного боя. Затем они под оружием отправились к тому месту, где совершались жертвоприношения; их встретили Харет и гадатель и сообщили им, что жертвоприношения дали благоприятные предзнаменования. «Подождите, — прибавил он, — сейчас и наше войско выступит в поход». Как только глашатаи объявили об этом, наемники, как бы подстрекаемые какой-то высшей силой, быстро выбежали в путь. Когда Харет двинулся в путь, флиунтская конница и пехота опередили его; сперва они подвигались быстрым шагом, а затем перешли в бег; наконец, всадники погнали лошадей изо всех сил, пехота также побежала изо всей мочи, поскольку это было возможно, не расстраивая рядов; за ними поспешно следовал Харет. Это произошло за короткое время до захода солнца, и враги в укреплении были застигнуты врасплох: одни в это время умывались, другие готовили обед, третьи месили тесто, четвертые стелили постели. Увидев, с какой стремительностью на них нападают, бывшие в укреплении пришли в ужас и тотчас же бежали, оставив храбрецам все припасы. Эти поужинали продуктами, найденными здесь, а также принесенными ими с родины, совершили по случаю удачи возлияния, пропели победную песню, расставили гарнизоны и погрузились в сон. Прибывшее ночью в Коринф известие о взятии Фиамии было встречено очень сочувственно: глашатаи объявили о поставке всякого рода телег и упряжного скота, телеги эти были наполнены хлебом и отправлены во Флиунт; этот подвоз совершался ежедневно в течение почти всего того времени, пока захваченное укрепление заканчивалось постройкой.

Этим я заканчиваю повествование о постоянной преданности друзьям и военной храбрости флиунтцев, которые не нарушили верности союзникам, даже испытывая лишения во всем необходимом. Приблизительно в это же время стимфалиец Эней, занимавший пост аркадского стратега, считая недопустимым создавшееся в Сикионе положение,[460]1 вступил со своим войском в акрополь этого города и призвал к себе оставшихся в городе, а также изгнанных без народного постановления[461]2 представителей аристократической партии. Это привело в страх Евфрона; он бежал в Сикионскую гавань, призвал туда из Коринфа Пасимела[462]3 и при его посредничестве передал гавань лакедемонянам; таким образом он оказался снова в числе их союзников. При этом он утверждал, что все время был им верен; по его словам, во время голосования вопроса об отложении от лакедемонян он был в числе немногих противников этого предложения; после этого он ратовал за введение демократического строя, имея единственной целью отомстить изменившим ему. «Таким образом, — заметил он, — ныне мною изгнаны все те, которые вам изменили. Если бы власть осталась в моих руках, я бы отложился к вам вместе со всем городом; ныне же я передаю вам только гавань, которой мне удалось овладеть». Многие выслушали эту речь; однако, неизвестно, многие ли ему поверили.

Раз я уже начал,[463]4 я доведу до конца эпизод об Евфроне. В то время как в Сикионе шла партийная борьба между аристократией и демократией, Евфрон, взяв из Афин наемническое войско, возвратился с ним на родину. При помощи демократов ему удалось овладеть городом; однако, он прекрасно понимал, что, пока акрополь в руках фиванского гармоста, ему не удастся овладеть государством;[464]5 поэтому, раздобыв денег, он отправился в Фивы, чтобы при помощи подкупа склонить фиванцев изгнать из Сикиона аристократов и снова передать город в его руки. Однако, приверженцы бывшей прежде в изгнании партии, узнав об его отправлении и предварительных мерах,[465]6 также отправились в Фивы. Здесь они увидели, что Евфрон в коротких отношениях с членами фиванского правительства.[466]7 Опасаясь, что ему удастся добиться исполнения своих замыслов, некоторые из прибывших флиунтцев дерзновенно убили Евфрона в акрополе в присутствии совместно заседавших членов правительства и совета. Правители привели виновных в совет и сказали при этом следующее:

«Граждане, мы выступаем как обвинители убийц Евфрона и предлагаем вам осудить их на смертную казнь. При этом мы обращаем внимание на то, что благоразумные люди никогда не преступают божеских и человеческих законов; злодеи, если и поступают так, то, по крайней мере, стараются скрыть свои поступки. Обвиняемые же настолько превосходят всех остальных людей наглостью и низостью, что они самоуправно убили этого человека в присутствии самих правителей и вас, которым принадлежит неограниченное право решать, кто заслуживает смерти и кто ее не заслуживает. Если эти люди не подвергнутся самой суровой каре, — кто сможет прибыть в наше государство, не подвергаясь риску? Что станет с нашим государством, если каждый сможет здесь по произволу убивать другого даже прежде, чем тот успеет сообщить о цели своего прибытия в наш город? Поэтому мы привлекаем этих людей к суду, как величайших преступников против божеской и человеческой справедливости и против закона, как проявивших самое презрительное отношение к нашему государству.

Итак, выслушайте это дело и наложите на них такое наказание, какого они по вашему мнению достойны».

После того как правители сделали это заявление, обвиняемые заявили, что они отрицают свою виновность в приписываемом им преступлении; только один из них сознался в убийстве и начал свою оправдательную речь приблизительно так:

«Фиванцы, мыслимо ли, чтобы человек, прекрасно сознающий, что в вашей власти сделать с ним все, что вам угодно, мог бы относиться к вам с презрением? Так на что же я в таком случае рассчитывал, убивая этого человека? Будьте уверены, что при этом я прежде всего основывался на том, что я поступаю справедливо; кроме того, я рассчитывал, что вы вынесете справедливый приговор. Ведь мне было прекрасно известно, что когда приверженцы Архия и Гипата[467]1 поступали подобно тому, как теперь Евфрон, вы не ждали результатов голосования, а отомстили им как только представилась возможность, будучи уверены, что очевидные безбожники, явные предатели и покушающиеся захватить тираническую власть всеми людьми признаются достойными смертной казни. А ведь Евфрон повинен во всех этих преступлениях! Действительно, когда он захватил власть, святилища были наполнены золотыми и серебряными посвятительными дарами; ныне же он оставил их совершенно пустыми. Далее, кого можно назвать более явным предателем, чем Евфрон? Сперва он был лучшим другом лакедемонян; затем предпочел им вас; затем, обменявшись с вами взаимными клятвами верности, снова вас предал, выдав гавань неприятелям.

И как можно сомневаться в том, что он был тираном, когда он рабам даровал не только свободу, но и права гражданства, а граждан убивал, изгонял и лишал имущества, и притом не тех, которые совершили какое-либо преступление, но всех, кого ему только ни вздумается? А этими неугодными ему людьми оказались как раз лучшие. Сверх того, обратите еще внимание на то, что он вернулся в наш город с вашими заклятыми врагами афинянами и обратил оружие против назначенного вами гармоста; когда же ему не удалось вытеснить последнего из акрополя, он, запасшись деньгами, прибыл сюда. Ведь, если бы он явился к вам, собрав войско, вы были бы мне благодарны за то, что я его убил; так неужели же было бы справедливо, если бы вы меня подвергли смертной казни за то, что я наказал человека, который пришел к вам, запасшись деньгами, дабы развратить вас и убедить вас назначить его снова полновластным господином. Ведь те, которые принуждаются силой оружия, терпят ущерб, но не становятся бесчестными; те же, которые развращаются деньгами и совершают благодаря этому несправедливости, не только терпят ущерб, но и становятся предметом позора.

Правда, если бы он был мне врагом, а вам другом, не хорошо было бы, если бы я его убил в вашем городе, — с этим я согласен. Но ведь он предал вас; так почему же он мне был большим врагом, чем вам? На это мне могут возразить: однако, ведь он прибыл сюда добровольно.[468]2 Значит, если бы кто-нибудь убил его не на вашей земле, то заслужил бы похвалы, а теперь убить его преступно, и преступно только потому, что он снова прибыл к вам, готовый присоединить новые злодеяния к уже содеянным. Это ведь нелепо! Где в Греции видано, чтобы чтились договоры и обычай в отношениях с предателями, обратными перебежчиками и тиранами? Вдобавок вспомните, как вы сами вынесли решение, что изгнанники должны быть подвергнуты аресту и насильственно выводимы из всех союзных городов. Так разве же можно считать несправедливым, что погиб тот изгнанник, который самовольно вернулся на родину без общего постановления союзников? Итак, я утверждаю, что если вы меня казните, то этим вы заступитесь за человека, который был самым заклятым вашим врагом; если же вы признаете, что я поступил справедливо, то вы справедливо отомстите за вас самих и за всех ваших союзников».

Выслушав его речь, фиванцы признали, что Евфрон претерпел справедливую кару. Однако, его сограждане[469]1 перевезли его труп на родину, похоронили, как доблестного гражданина, на агоре и почитают как героя — основателя города. Отсюда ясно, что толпа склонна считать доблестными людьми тех, которые ей угождают.

Этим я заканчиваю повествование об Евфроне. Теперь я возвращусь к тому месту моего главного рассказа, где я его прервал.[470]2

В то время как флиунтцы еще возводили укрепления в Фиамии и Харет еще там находился, Ороп был захвачен изгнанниками. Узнав об этом, афиняне выступили против Оропа всенародным ополчением, призвав также и Харета из Фиамии. В это же время Сикионская гавань была снова захвачена сикионскими гражданами и аркадянами. Никто из союзников не явился на помощь афинянам, и им пришлось удалиться, оставив Ороп временно занятым фиванцами до третейского разбирательства.

Ликомед,[471]3 узнав, что афиняне недовольны союзниками за то, что те доставили им много хлопот, а сами ни в чем не помогли, убедил собрание десяти тысяч[472]4 вступить в переговоры о союзе с ними. На первых порах некоторые из афинян негодовали, считая несправедливым стать из друзей лакедемонян союзниками их противников. Когда же по зрелом обсуждении они сообразили, что от того, что аркадяне не будут нуждаться в фиванцах, получат не меньшую выгоду лакедемоняне, чем сами афиняне, они приняли союз с аркадянами. Когда Ликомед, закончив эти переговоры, вернулся из Афин на родину, он погиб смертью, явившейся очевиднейшим доказательством божественного промысла. Он имел выбор из большого числа судов при отправлении на родину; он выбрал из них какое сам захотел и приказал корабельщикам высадить его там, где он сам прикажет. И оказалось, что то место, которое он сам выбрал для высадки, было как раз тем пунктом, где собрались изгнанники.[473]5 Таким образом он погиб, но заключенный им союз тем не менее продолжал существовать.

Демотион выступил в афинском собрании с предложением, одобряющим дружественный союз с аркадянами и рекомендующим, с другой стороны, предписать стратегам принять меры для того, чтобы обеспечить Коринфскую область за афинским народом. Услышав об этом, коринфяне немедля же разослали достаточно сильные гарнизоны по всем тем городам, где находилась афинская стража,[474]6 и предложили афинским гарнизонам удалиться, говоря, что эти города больше уж не нуждаются в гарнизонах. Афиняне исполнили это. Когда афиняне сошлись из укрепленных мест в город, коринфяне объявили через глашатая, чтобы те из афинян, которые считают себя в чем-либо обиженными, сделали об этом письменное заявление, и их право будет восстановлено. При таких обстоятельствах прибыл в Кенхреи Харет со своим флотом.[475]7 Узнав о случившемся, он сказал, что пришел на помощь городу, так как якобы слышал, что замышляется мятеж. Коринфяне удостоили его за это похвалы, но тем не менее не позволили его кораблям войти в гавань, предложив ему уплыть назад; точно также они предложили удалиться и гоплитам[476]8 после того, как были удовлетворены все их законные требования. Таким способом афиняне были удалены из Коринфа. С другой стороны, союзный договор вынуждал их посылать всадников на помощь аркадянам, если кто-либо пойдет войной на Аркадию. Однако, они не открыли военных действий против Лаконии.

Коринфяне были озабочены сохранением своей независимости; теперь это стало особенно трудно: до сих пор они терпели поражения на суше; с этих пор они потеряли вдобавок и симпатии афинян. Поэтому они решили составить и пехоту, и конницу из наемников. Имея под своей командой это войско, они одновременно и охраняли город и вдобавок причиняли серьезный ущерб враждебным соседям. У фиванцев коринфяне запросили, согласились ли бы они на мир, если бы к ним были присланы послы с соответствующим предложением. Когда фиванцы ответили, что они согласны на мир, и предложили отправить послов, коринфяне попросили позволить им опросить союзников, чтобы к этому миру могли примкнуть те, кому это по душе; кому же по душе война, пусть продолжают воевать. Фиванцы позволили им выполнить и это. Вслед затем коринфяне явились в Лакедемон и заявили следующее: «Лакедемоняне, мы прибыли к вам как друзья и просим вас, если вы видите для нас какой-нибудь простой способ сохранить независимость, несмотря на то, что мы будем упорно продолжать эту войну, указать и нам этот способ. Если вы считаете наше положение безвыходным, то заключите вместе с нами мир, если только это и для вас представляет выгоды: нам приятнее, спасаясь, иметь товарищами вас, чем кого-бы то ни было другого. Если же вы считаете, что для вас выгодно продолжать войну, то просим вас позволить нам самостоятельно заключить мир. Сохранив независимость, мы, может быть, еще окажемся вам полезными; если же мы теперь погибнем, то, конечно, уж мы никогда не сможем принести вам пользы».

Выслушав это заявление, лакедемоняне посоветовали коринфянам заключить мир; из прочих союзников они позволили прекратить войну всем, кто не желал ее продолжать в союзе с ними. При этом они заявили, что сами будут продолжать войну, готовые претерпеть все, что угодно божеству, но никогда не примирятся с потерей Мессены,[477]1 которую они получили в наследие от отцов. Услышав это, коринфяне отправились в Фивы для заключения мира. Фиванцы предложили им заключить еще и клятвенный союз; но коринфяне ответили на это, что союз — это не мир, а война при новых условиях, тогда как они прибыли для заключения мира на справедливых условиях, если это угодно фиванцам. Фиванцам понравилось, что они, даже находясь в опасности, не захотели вступить в войну со своими благодетелями,[478]2 и они заключили мир с коринфянами, флиунтцами и со всеми прочими, пришедшими вместе с ними в Фивы, на условиях сохранения каждым из государств своей настоящей территории. На верность этим-то условиям и были принесены клятвы. После того как было заключено соглашение на этих условиях, флиунтцы тотчас же ушли из Фиамии. Однако аргивяне, несмотря на то, что они приняли мир на тех же условиях, как и прочие, и принесли соответствующую клятву, пытались добиться, чтобы в Трикаране[479]3 остались флиунтские изгнанники, ссылаясь на то, что занимаемый этими изгнанниками пункт якобы находился на аргосской территории. Когда им не удалось этого достичь, они заняли Трикаран своим гарнизоном; при этом они заявили, что участок, на который они претендовали, всегда им принадлежал, несмотря на то, что за короткое время до этого они опустошали эту землю, как вражескую. Флиунтцы потребовали третейского разбирательства, но им было отказано в этом.

Приблизительно в это же время, когда Дионисий I уже скончался, сын его послал на помощь лакедемонянам двенадцать триэр под предводительством Тимократа. Прибыв в Грецию, последний помог лакедемонянам покорить Селласию[480]4 и, выполнив это дело, отплыл на родину.

Через короткое время после этого элейцы покорили Ласион, который принадлежал им с незапамятных времен, но в это время вступил в число членов Аркадского союза.

Аркадяне не остались равнодушными к этому; они тотчас же созвали войска из государств, входящих в союз, и устремились на выручку Ласиона. Против них выступил элейский «отряд трехсот» и еще четыреста человек. Элейцы еще днем разбили лагерь на равнине против них. Ночью аркадяне взобрались на вершину горы, господствующей над элейским лагерем, и на рассвете спустились и выступили против элейцев. Последние видели, что аркадяне спускаются по склону[481]5 и что, вдобавок, они превосходят их численностью. Тем не менее они считали позорным отступить, пока враг еще находился на значительном расстоянии; они сошлись с неприятелем и, вступив в рукопашную, обратились в бегство. При этом они потеряли много людей и оружия, так как отступали по непроходимым дорогам.

Выполнив это, аркадяне выступили против городов акрорейцев. Подчинив себе все эти города, кроме лишь Фравста, аркадяне прибыли в Олимпию, обнесли палисадом Кроний, поставили здесь гарнизон и таким образом овладели и Олимпийским холмом. Затем, при помощи предателей, аркадяне овладели и Марганеей. Вследствие этих их успехов элейцы впали в глубокое уныние; аркадяне же пошли приступом на город.[482]1 Им удалось даже дойти до агоры, но здесь против них выступили всадники и прочие граждане, вытеснили их из города, убили кое-кого из неприятелей и поставили трофей. Дело обстояло так: уже и до этого в Элиде шла внутренняя борьба; партия Харопа, Фрасонида и Аргея стремилась к установлению демократического строя, а партия Сталка, Гиппия и Стратола — олигархического. Так как аркадяне, располагавшие огромными силами, были по всем видимостям союзниками сторонников демократического строя, — партия Харопа стала действовать смелее и по уговору с аркадянами, обещавшими прислать подмогу, захватила акрополь. Всадники и «отряд трехсот» немедля взобрались на акрополь и вытеснили оттуда противников, обратив в бегство около четырехсот граждан с Аргеем и Харопом во главе. Присоединив к себе некоторое количество аркадян, последние короткое время спустя захватили Пилос. К ним перебежало из города Элиды много демократов, так как захваченный беглецами Пилос был прекрасным укреплением и вдобавок последние имели своими союзниками могущественных аркадян. Аркадяне делали и еще раз попытку вторгнуться в Элейскую область, так как изгнанники убедили их, что город подчинится им добровольно. Но в этот раз в городе оказались союзники элейцев ахейцы, которые и спасли город.

Поэтому аркадяне предали страну опустошению и затем удалились, не достигнув никаких успехов. Узнав, что пелленцы в Элиде, аркадяне, немедленно по удалении из Элейской области, захватили у них Олур, совершив для этого в течение ночи длиннейший переход (пелленцы тогда уже снова перешли на сторону лакедемонян и вступили с ними в союз[483]2). Узнав о том, чтó произошло с Олуром, пелленцы двинулись оставшимися еще в их распоряжении окольными путями и вернулись на родину в Пеллену. После этого, несмотря на свою крайнюю малочисленность, они вступили в борьбу с засевшими в Олуре аркадянами и со всеми сторонниками демократического строя в их собственном городе; они боролись до тех пор, пока не овладели Олуром.

В это время аркадяне пошли снова походом на Элиду. Когда они расположились лагерем между Килленой и этим городом, на них напали элейцы; аркадяне сразились с ними и одержали победу. Элейский гиппарх Андромах, который, по-видимому, затеял эту стычку, покончил самоубийством, а остальные отступили в город. В этом бою погиб также случайно оказавшийся здесь спартиат Соклид; в это время лакедемоняне были уже союзниками элейцев. Элейцы, терпя неудачи в своей собственной области, отправили к лакедемонянам послов с просьбой напасть на аркадян, полагая, что, будучи вынужденными вести войну на два фронта, аркадяне скорее всего окажутся в безвыходном положении. Архидам, действительно, двинулся в поход с гражданским ополчением и захватил Кромн. Для охраны этою пункта он оставил здесь три из двенадцати лохов спартанского войска[484]3 и затем удалился на родину. Аркадское ополчение, еще не распущенное после похода на Элиду, направилось на выручку Кромна, обнесло его двойной оградой и спокойно вело осаду. Лакедемонские государственные власти, крайне огорченные тем, что лакедемонские граждане томятся в осаде, отправили на выручку войско под предводительством того же Архидама. Последний выступил и стал опустошать все, что возможно было, в Аркадии и Скиритиде, делая все, что только было мыслимо, для отвлечения осаждающих. Аркадяне тем не менее пренебрегли всем этим и не двигались с места. Тогда Архидам заметил какой-то холм, по склону которого проходила устроенная аркадянами внешняя ограда. Он полагал, что ему удастся овладеть этим холмом; в этом случае, по его мнению, осаждающие не смогут удержаться на своих местах, находясь ниже его. Он повел войско на холм кружным путем. Его передовой отряд пельтастов, заметив вне ограды вражеских эпаритов, напал на них, конница также пыталась врезаться в ряды противника; однако враг не обратился в бегство, а остался на своих местах. Лакедемоняне возобновили нападение. Однако враг и на этот раз не обратился в бегство, а даже перешел в нападение. Поднялась ужасная суматоха, и Архидам сам устремился на помощь и повернул по большой дороге, ведущей на Кромн, ведя воинов по два в ряд, как они были выстроены до сражения. Оба войска приблизились друг к другу, причем войско Архидама было выстроено длинным флангом, что было сделано для удобства передвижения по узкой дороге, а аркадяне были собраны в тесную группу, щит к щиту.<