home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement


close [X]


Доктрины «сдерживания» и «освобождения», формы и методы «холодной войны» 1947–1954 гг. 

После победы Великой Октябрьской социалистической революции главной целью международного империализма стало уничтожение социализма и укрепление позиций мировой системы капитализма. Стремясь к достижению этой цели, империалисты в зависимости от обстановки прибегали к самым различным приемам борьбы. «Тактика „холодной войны“, – говорилось в документе, подготовленном весной 1956 г. пресловутым комитетом „Свободная Европа“, который создали реакционные круги США, – может быть изменчивой, как погода в апреле, но ее основа, стратегия и цели остаются неизменными». Соответственно, международный империализм использовал открытые вооруженные интервенции, экономическую блокаду, дипломатическое давление, угрозы, политические провокации и другие формы подрыва позиций социализма.

После второй мировой войны в период образования и становления мировой системы социализма империалисты начали «холодную войну» против Советского Союза и стран народной демократии. В выработке и развертывании на практике ее концепции ведущую роль играли США. Правительственные органы Соединенных Штатов, движимые интересами обеспечения мирового господства для американской финансовой олигархии, провозгласили подрывную деятельность против социалистических стран своей официальной целью, возвели ее в ранг государственной политики. Эта цель была поставлена и в центр политических устремлений военно-политических блоков капиталистических государств.

Ректор Колумбийского университета Г. Керк писал в октябре 1964 г. в американском журнале по вопросам мировой политики и международных отношений «Форин афферс»: «Признание того, что нашим самым главным врагом является Советский Союз, а окружающие его страны слабы в военном отношении, побудило нас распространить политику „сдерживания“ на весь мир».

Что представляла собой концепция «сдерживания»? Ее суть и основные цели впервые были изложены в статье известного американского дипломата Джорджа Ф. Кеннана, опубликованной в июле 1947 г. в журнале «Форин афферс». В ней говорилось, что Соединенным Штатам следовало относиться к СССР, «как к противнику, а не партнеру ни международном поле борьбы». «Главным элементом любой политики США по отношению к СССР, – писал Кеннан, – должно быть долговременное, терпеливое, но твердое и бдительное сдерживание русских экспансионистских тенденций… Советское давление против свободных институтов западного мира является чем-то таким, что может быть сдержано искусным и энергичным применением контрсилы в целом ряде постоянно меняющихся географических и политических пунктов, соответствующих временам и маневрам советской политики». В качестве контрсилы рассматривалось, в частности, применение экономического эмбарго против Советского Союза, создание вокруг СССР сети военных баз. Военная стратегия империализма основывалась тогда на атомной монополии США.

Политическим воплощением концепции «сдерживания» стала провозглашенная в 1947 г. «доктрина Трумэна», экономическим – «план Маршалла», разработанный и ступивший в действие в 1947–1948 гг. В 1949 г. был создан агрессивный военный блок НАТО. В его рамках США удалось объединить под своей эгидой против социалистических стран и ряд других капиталистических государств.

Вся деятельность НАТО с самого начала была проникнута милитаристским духом. Ее военные планы строились на том, что новая мировая война начнется уже до 1954 г. И военный пожар действительно вспыхнул – в 1950 г. Корее, сначала при косвенном, а затем и при непосредственном и все более расширявшемся участии США. А в Европе началось вооружение Федеративной Республик Германии, которая должна была стать самой сильной, передовой «оборонительной» линией НАТО на востоке.

Агрессивный настрой правящих кругов США против социалистических стран нашел особенно неприкрытое отражение в двух американских законодательных актах. В июне 1950 г. был принят так называемый «закон Лоджа» (по имени его инициатора – сенатора Г.К. Лоджа о создании «иностранного легиона», в рядах которого 1953 г. планировалось поставить под ружье 12,5 тыс. бежавших из восточноевропейских стран реакционных и фашистских элементов. Позднее было принято решение увеличить численность «легиона» к 1955 г. до 25 тыс. человек.

Другой говорящий сам за себя юридический акт появился 12 октября 1951 г. Конгресс США одобрил закон о взаимном обеспечении безопасности. Он позволял, в частности, администрации расходовать до 100 млн. долларов в год на финансирование деятельности, проводимой «отобранными лицами, живущими в восточноевропейских странах, а также беженцами из этих стран, либо для того, чтобы такие лица были включены в состав вооружении сил, поддерживающих НАТО, либо же в других целях». Из выступлений конгрессменов при обсуждении документа однозначно вытекало, что под другими целями понимаются шпионаж, саботаж и иные формы подрывной деятельности. Летом 1956 г. конгресс добавил к выделенной ранее сумме еще 25 млн. долларов.

Реализация на практике доктрины «сдерживания» представляла непосредственную угрозу безопасности Венгрии, вставшей на путь строительства социализма, мирной жизни венгерского народа. Об этом свидетельствовал и целый ряд демонстративных шагов правящих кругов США против ВНР. Так, например, американское правительство в ноте от 5 июля 1951 г. объявило недействительной 7-ю – самую важную – статью подписанного 24 июня 1925 г. и пролонгированного в 1948 г. договора о дружбе, торговых и консульских отношениях между США и Венгрией. Начались подрывные передачи радиостанции «Свободная Европа», под влиянием щедрых материальных подачек оживилась деятельность реакционной венгерской эмиграции, эмигрантская военно-фашистская газета «Хадак утьян» писала в мае 1950 г., что «путь к возвращению на родину потерявших свой дом венгров может открыть только вооруженное насилие… и мы вправе надеяться, что по мере развития событий в мире стратегические силы США откроют нам этот путь».

Однако в 50-е гг. агрессивной политике Соединенных Штатов противостоял могучий мир социализма, границы которого охватывали уже многие страны Европы и Азии, Несмотря на огромные усилия империалистов, главная цель политики «сдерживания» не была достигнута, начался болезненный процесс ее переоценки. Как с глубоким разочарованием писал один из идеологов «сдерживания» Дж. Скотт, эта политика «получила ответный удар», а возникновение мировой системы социализма «означало ее крах».

Определенному политическому отрезвлению империалистов способствовала и ликвидация Советским Союзом атомной монополии Соединенных Штатов: США не были больше неуязвимыми. Осознание этого произвело глубокое воздействие на американское общественное мнение.

Отдельные трезвомыслящие политические деятели понимали необходимость мирного сосуществования, но правящие империалистические круги в целом лихорадочно искали новые тактику и методы борьбы против социализма. Во время кампании 1952 г. по выборам президент США Эйзенхауэр и Даллес выдвинули доктрину «освобождения», ставшую новой политической платформой США Страны, строящие социализм, были объявлены «порабощенными», всем им была обещана помощь в «борьбе за освобождение».

Выступая 21 сентября 1952 г. в Цинциннати, Эйзенхауэр заявил: «Эти принципы требуют использования все возможных политических, экономических и психологических тактических приемов». А 17 октября в своей речи в Трентоне он прямо обратился к фашистским формированиям венгерской эмиграции, пообещав сделать все для «освобождения страждущих и угнетаемых венгров».

20 февраля 1953 г., т.е. вскоре после вступления должность президента, Эйзенхауэр направил конгрессу США письмо «о солидарности с угнетенными народами», которому 26 февраля конгресс придал юридическую силу. Принятие конгрессом такого решения было подготовлено выступлением Даллеса в сенатской комиссии по иностранным делам 15 января 1953 г., где он заявил о намерении сменить политику «сдерживания» на другую – «более динамичную», цель которой – «освобождение всех захваченных народов».

25 января 1954 г. Эйзенхауэр направил приветственное письмо конференции реакционной организации «международный крестьянский союз», в котором выражалась признательность главарям реакционной эмиграции за их «успехи» в «сборе информации», служащей целям политики «освобождения». В своем пресловутом рождественском послании в декабре 1955 г. президент вновь подчеркнул: «Мирное освобождение порабощенных стран было, есть и останется одной из главных целей США до тех пор, пока она не будет достигнута».

В своих речах и выступлениях в январе – июле 1956 г. Даллес говорил о «больших надеждах». Он высказывал мысль, что «многообещающие и обнадеживающие изменения» в социалистических странах могут побудить США пойти в некоторых случаях на риск «мелких, локальных конфликтов», не чураясь «балансирования на грани войны». «Способность подойти к грани войны, но не оказаться вовлеченной в нее является необходимым искусством. Если вы попытаетесь обходиться без него, если вы побоитесь проводить такую политику, то вы пропали», – заявил госсекретарь США в интервью журналу «Лайф» 16 января 1956 г. Такие заявления вызывали большие надежды у лидеров реакционной эмиграции.

Сразу же после провозглашения доктрины «освобождения» целый сонм «экспертов» бросился на помощь американскому правительству, выпуская книги и статьи по стратегическим и тактическим аспектам этой доктрины. Авторы упомянутых книг и статей считали недостатками теории «сдерживания» ее «чрезмерную пассивность, чисто оборонительный характер, робкую постановку вопроса об изменении статус-кво в Европе». Политика «освобождения» должна быть «составной частью широкого наступательного плана. Необходимо выждать подходящий момент, перехватить инициативу и перейти в наступление, ибо без этого нет победы», – писал Дж. Бернхэм в опубликованной в 1953 г. книге «Сдерживание или освобождение?».

Сторонники «освобождения» исходили из того, что «коммунизм надо отбросить за границы 1939 г.» и «освободить» «порабощенные народы» силой оружия или «мирным» путем, «используя для этого все приемлемые средства в военной, экономической, психологической, дипломатической и других важных областях».

По словам Дж. Ф. Кеннана, «освобождение» преследовало цель насильственного свержения народной власти как в СССР, так и странах народной демократии, причем это выдвигалось в качестве активной внешнеполитической цели западных правительств и в особенности американского. «Необходимые для этого (т.е. уничтожения народной власти. – Я. Б.) стимулы, – писал американский политик, – должны исходить от нас, т.е. извне, а не изнутри самой советской сферы».

В этом определении со всей очевидностью вырисовывается агрессивный характер доктрины «освобождения», та угроза, которую она представляла для социалистических стран. Кеннан, который ныне считается на Западе осторожным и умеренным политиком, сам признавал в тот период, что цели «освобождения» требовали вмешательства во внутренние дела других стран. Вместе с тем он прямо заявлял, что советскую власть не удастся свергнуть «без серьезной поддержки со стороны сильного местного политического движения». Кстати, в этой части он был настроен довольно оптимистично, так как считал, что «наши друзья по ту сторону железного занавеса ждут поддержки и директив к действию».

Заправилы и идеологи международного империализма жили иллюзорными расчетами на то, что большинство населения стран народной демократии настроено против власти, что «правителей и народ» разделяет глубокая пропасть. А это, по их мнению, создавало благоприятную почву для развертывания массового движения «сопротивления», способного расшатать основы социалистической системы. В интересах этого, подчеркивали на Западе, надо использовать любую возникающую в процессе социалистического строительства ошибку, проблему, любые колебания или изменения в настроениях людей.

Особенно важным считалось ослабление дружбы и братской сплоченности народов, строящих социализм. В опубликованной 18–23 апреля 1956 г. серии статей в газете «Нью-Йорк тайме» подчеркивалось: «Наша задача заключается в том, чтобы использовать различия во взглядах, интересах и устремлениях восточноевропейских народов». Империализм стремился разорвать мировую систему социализма на части и уничтожить завоевания социализма в отдельных странах, взяв каждую поодиночке. В расчет при этом брались такие факторы, как существование и деятельность в странах народной демократии реакционных антисоциалистических сил, недовольство определенных слоев населения имеющимися трудностями и проблемами в социалистическом строительстве, наличие спорных вопросов в отношениях между некоторыми странами социализма и проявления национализма и антисоветизма в отдельных из них. Важной предпосылкой успеха этих подрывных планов рассматривалось то, что они поддерживались реакционными кругами капиталистических стран, и особенно США, и на службу им были поставлены все центры идеологических и политических диверсий Запада.

Политика «освобождения» по своей сути была политикой войны. Для реализации ее целей требовалась и новая военная концепция. И она появилась в виде провозглашенного в 1953 г. «нового взгляда на оборону», который предполагал размещение по всему миру ядерного оружия, пригодного для массового применения. Одновременно предусматривалась возможность ведения и «ограниченной» войны. Лидеры США открыто угрожали, что, в какой бы точке земного шара ни возник конфликт, там сразу же будет осуществлено «массированное возмездие». Эти новые слова прикрывали старую цель: усилить с помощью военных угроз давление на социалистические страны, и в первую очередь на Советский Союз.

Единую цель «освобождения» и «нового взгляда на оборону» очень образно выразил в своей книге «Сила и политика» в 1954 г. Томас К. Финлеттер: «Наша политическая цель в зоне НАТО заключается в оттеснении Советов не только от границ наших государств, но и с территории порабощенных ими государств-сателлитов и из самой России… Мы твердо убеждены в том, что русский коммунизм так или иначе будет уничтожен… Верим, что он потерпит поражение, и хотим этому способствовать».

Да и Кеннан признавал, что «речь идет о такой политике, которая, если в ней зайти далеко, приведет к войне». Но в своей книге «Реальности американской внешней политики» он дополнил этот вывод рассуждением о том, что «время тотальных войн прошло, сейчас любую цель можно достичь ограниченными военными операциями». Так в одной концепции объединились политика «освобождения» и политика «локальных войн».

Тотальная война для многих на Западе выглядела страшной и неприемлемой, да и соотношение сил в мире изменилось. Поэтому предлагалась «особая» война, война политическая и психологическая, которая, как отмечалось в уже упоминавшейся книге Дж. Бернхэма, «является единственной альтернативой неограниченного ядерного конфликта». В США и других капиталистических странах появилось большое количество статей и исследований по вопросам ведения политической и психологической войны. В вышедшей в свет в 1955 г. книге американского публициста Дж. Скотта «Политическая война» суммированы цели и методы политической подрывной деятельности против социалистических стран (и ими, кстати, руководствовался международный империализм при подготовке контрреволюции в Венгрии в 1956 г.). Он пишет: «Основополагающая цель деструктивного политического поведения заключается в ослаблении, а если возможно, то и в уничтожении противника путем дипломатических маневров, экономического давления, шпионажа и дезинформации, саботажа, терроризма, а также отрыва противника от его друзей и сторонников. Коммунистические правительства надо держать под постоянным нажимом, вбивать клин между ними и их народами». Генерал Д. Сарнофф в своей книге «Программа наступления против мирового коммунизма» относит к задачам «политической борьбы» организацию террористических акций, усиление враждебной пропаганды, широкую поддержку нелегальных организаций в странах народной демократии.

Таким образом, «политическая война» является не чем иным, как наступлением правящих кругов империализма на социализм в целом и на каждое социалистическое государство в отдельности с целью свержения всеми доступными «мирными» средствами власти рабочего класса, трудового народа.

После провозглашения доктрины «освобождения» большое количество правительственных и неправительственных учреждений США приступило к разработке и проведению соответствующих политических акций. Среди частных организаций особую, по сути дела, координирующую роль играла организация «крестовый поход за свободу», которая была создана в 1949 г. по инициативе крупнейших деловых, политических, военных и церковных кругов США. Она кормилась средствами не только специально образованного фонда, но и миллионами долларов из пожертвований частных лиц. К этой организации тесно примыкал комитет «Свободная Европа», в руководящие органы которого входили самые известные политические деятели (Эйзенхауэр, Даллес и др.) и крупные капиталисты.

Между правительственными органами и частными организациями существовало своеобразное разделение труда. Последние также создавались политическими деятелями и лицами, состоящими на государственной службе, однако статус частных позволял им устраивать сборы добровольных пожертвований среди «американцев, выступающих за благородные цели», придавая таким образом якобы «демократический, народный характер» своей деятельности. Кроме того, у частных организаций не были связаны руки в выборе средств и методов, для них все являлось позволенным и доступным, тогда как правительственным органам необходимо было обращать внимание и на внешнюю сторону дела, так сказать, на дипломатические правила игры.

Во время пребывания у власти президента Эйзенхауэра деятельность правительственных агентств и частных организаций координировалась Советом национальной безопасности – органом, который, как писал в своей упомянутой выше книге Дж. Скотт, был «призван планировать и согласовывать важнейшие политические операции во всех сферах». В качестве подчиненного Совету органа в 1953 г. создали Бюро по координации операций, которое руководило конкретными политическими акциями. После 1953 г. «главным вдохновителем и координатором политической войны, – замечал Дж. Скотт, – был, судя по всему, специальный советник президента, банкир Нельсон Рокфеллер». (В 1956 г. эта роль принадлежала У. Е. Гриффиту.)

Такая организационная структура обеспечивала согласованную деятельность разноплановых организаций, подчиняла ее одной главной цели. Так частные организаций «официально стали неофициальными средствами американской внешней политики», – писал в своей книге «Радиостанция „Свободная Европа“ один из специалистов психологической войны Р. Холт. 


К советскому читателю | Крах операции «Фокус» | Начало вмешательства