home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement


close [X]


Путешествия Понсе де Леона

Дон Хуан Понсе де Леон был истинным сыном своего времени. Представитель одной из знатнейших кастильских фамилий, он отличился в бесчисленных войнах испанцев с маврами.

Потом, не задумываясь, он пересек океан и прибыл в «Вест-Индию» (как называли новые земли сами путешественники) в ноябре 1493 года, со второй экспедицией Колумба, когда были открыты острова Доминика, Гваделупа, Пуэрто-Рико, а также экспедиция вторично посетила остров Гаити (или как его тогда называли – Эспаньола).

Понсе де Леон надеялся, подобно тысячам других конкистадоров, на быстрое обогащение. Но если для большинства из них надежда так и оставалась надеждой – по крайней мере в первое время, – дону Хуану повезло. В 1508 году во главе небольшого отряда солдат он завоевал остров, который туземцы называли Борикен (позже Пуэрто-Рико). Напомним, что этот остров был открыт Колумбом во время его второго путешествия за океан, и, кто знает, может быть, именно тогда у дона Хуана Понсе де Леона, участника этого плавания, впервые мелькнула мысль о том, что хозяином Борикена, цветущего острова с благодатным климатом, должен стать именно он. И он стал им.

Прослышав о богатых месторождениях золота на острове Борикен, де Леон захватил остров, затем основал там первое испанское поселение. Обосновавшись на северо-восточном берегу Борикена, дон Хуан заложил в 1511 году город, который назвал в честь своего святого покровителя Иоанна Крестителя Сан-Хуан-Баутиста-де-Пуэрто-Рико, где позже стал губернатором. В дальнейшем остров стал называться Пуэрто-Рико – Богатая Гавань.

Во всяком случае такой она стала для дона Хуана. Нещадно грабя местных индейцев, он собрал несметное количество золота. Его мало смущало то, что коренное население острова уменьшалось с катастрофической быстротой. По свидетельству старинных испанских хроник, Борикен был самым населенным из всех островов. Индейцы тут занимались охотой, земледелием, рыболовством, умели ткать ткани и делать глиняную посуду. Один из историков написал: «Пуэрто-Рико был сущим раем для индейцев, снимавших с его плодородных земель обильные урожаи; и когда испанцы наткнулись на благоденствующее и счастливое индейское население, они решили, что они тоже нашли себе рай земной…» Что ж, для испанцев остров так и остался раем, а для индейцев превратился в кромешный ад.

И в том же 1511 году дон Хуан Понсе де Леон впервые услышал легенду об острове вечной молодости – Бимини. Сначала ему рассказывала о нем старая индианка кача, взятая в его дом прислугой. Но можно ли было верить выжившей из ума старухе? Однако, как оказалось, и другие индейцы знали о том, что где-то к северу от Пуэрто-Рико лежит остров, на котором бьет источник, дарующий молодость. Их рассказы удивительно совпадали даже в мельчайших подробностях, все они называли одно и то же число дней и ночей, которые надо было провести в пути, чтобы достичь Бимини, они одинаково описывали вершину горы, которая венчала этот счастливый остров, и закрывающие его берега стены деревьев. Рассказывали, что за несколько лет до этого многие индейцы с острова Куба отправились на ее поиски и ни один из них не вернулся. Это ли не свидетельство того, что им удалось найти источник молодости?

Итальянец Педро Мартир, лично знавший Колумба, писал в те годы: «К северу от Эспаньолы между прочими островами есть один остров на расстоянии трехсот двадцати миль от нее. Первое, что ты увидишь с большой воды, это вершину горы. Берег же закрыт сплошной стеной зеленых деревьев, а поэтому кажется, что ступить на берег нельзя. Но если ты окажешься зорким, то найдешь несколько незаметных троп. Ступи на остров в том или ином месте и иди к подножию горы. На острове бьет неиссякаемый ключ воды такого чудесного свойства, что старик, который станет пить ее, соблюдая притом определенную диету, через некоторое время превратится в юношу. Но не забывай во время пути о том, что нельзя оборачиваться, иначе источник утратит для тебя свою чудесную силу. Настанет момент, и леса расступятся, и перед тобой откроется ровное место. Там и бьет этот источник, дающий вечную молодость. Засохший цветок, смоченный его водой, вновь расцветет и останется таким вечно. Мертвая ветка, опущенная в его струи, тут же зазеленеет и даст новые ростки. А ты человек, если не оглядывался, опустись на колени и сделай лишь несколько глотков. И возвращение молодости произойдет так незаметно, что в предыдущие мгновения ты еще будешь старым и немощным, а в следующее мгновение станешь юным и полным сил…»

И дон Хуан, которому было уже больше пятидесяти лет, поверил легенде.

Как возникла легенда на острове Борикен? Ведь чаще всего в основе любой легенды лежат какие-то реальные сведения, причудливо переплетающиеся на протяжении столетий с самым фантастическим домыслом. Возможно, она отразила память о каких-то реальных путешествиях коренных островитян на другие земли Карибского моря, еще более плодородные и цветущие, чем Пуэрто-Рико. Как бы то ни было, человек, завоевавший остров, твердо решил, что он будет первым из европейцев, открывшим чудесный источник на острове Бимини, и стал готовиться в путь.

Впрочем, прежде Понсе де Леону пришлось столкнуться с некоторыми трудностями. Он не имел официальных прав на «плавания для открытий» – такие права давал только испанский король – и вдобавок был подотчетен в своих действиях губернатору более крупного острова, Эспаньолы, Диего Колену. Сначала дону Хуану пришлось вновь пересечь океан, чтобы просить о патенте – за свой личный счет – на поиски и колонизацию острова Бимини и на эксплуатацию чудесного источника и «острова вечной молодости».

И, видимо, действительно ничем нельзя было удивить человека в ту невероятную пору, если испанский король Фердинанд Арагонский, не выразив и тени изумления, предоставил Понсе де Леону все права и 23 февраля 1512 года подписал в Бургосе официальную грамоту. Скрепив этот фантастический договор своей подписью, король даже сказал при этом, намекая на ослепительные открытия Колумба: «Одно дело дать полномочия, когда еще не было предварительного примера, чтобы кто-нибудь занимал такой пост, но мы с тех пор научились кой-чему. Вы являетесь, когда начало уже сделано…»

Главным кормчим в экспедицию де Леон пригласил Антона Аламиноса, родом из того же андалузского портового городка Палое, который дал миру нескольких известных мореходов, спутников и соперников Колумба. Сам Аламинос ранее участвовал в четвертой экспедиции Колумба.

Начальник экспедиции и его кормчий приступили к снаряжению трех кораблей и к найму матросов. По рассказам, Понсе принимал на службу и стариков, и увечных, набрав, наверное, самый немощный экипаж в истории морского флота. Команды на кораблях этой флотилии были самыми старыми из всех, какие знает морская история.

В том была своя логика: к чему разборчивость, молодость и здоровье, если после сравнительно короткого морского перехода его моряки могут омолодиться и возвратить утраченные силы в водах чудесного источника?

И вот на рассвете 3 марта 1513 года флотилия отплыла от берегов Пуэрто-Рико на северо-запад, в сторону Багамских островов. Каждый мог оказаться именно тем, который они искали. В конце марта, накануне Пасхи, они увидели большую землю – чудесный цветущий остров, с которым не мог сравниться ни один виденный ими ранее.

Но цели экспедиции – найти источник, воды которого обладали бы силой возвращать молодость – достичь так и не удалось. Испанцы исследовали все восточное побережье Флориды. Изо дня в день моряки отправлялись на поиски. Корабли передвигались от острова к острову, и на каждом испанцы «опробовали» все источники и озера. По утрам с кораблей спускались шлюпки и направлялись к берегу, а по ночам капитан Понсе де Леон проверял содержимое каждой фляги, наполненной водой из всех источников, которые только удавалось найти на острове. Говорили, что достаточно всего пары глотков, преображение начинается мгновенно.

И пока капитан ожидал наступления вечера, матросы, пересказывали друг другу все, что им довелось услышать от тех, кто сходил на берег. Если и есть рай на земле, то он должен быть здесь, на этих островах. Леса здесь полны дичи, а тихие речушки – рыбы, которую можно ловить руками прямо у берега. Но главное, это была земля – плодородная, изобилующая плодами и, что самое удивительное, фактически ничья.

Но не земной рай искал Понсе де Леон, и даже не золото, поскольку он и так был достаточно богат. Ему грезился только чудесный источник. Огорченный неудачей, он в последний раз высадился на берегу и именем кастильской короны вступил во владение новым «островом».

Землю, принятую им за остров, Понсе де Леон назвал «Pascua de Florida» – цветущая земля. Так в Испании назывался праздник цветущей Пасхи. Согласно легенде, именно в этот праздник, 2 апреля 1513 года, команда впервые сошла на берег Флориды. Да и название напрашивалось само собой – все побережье было покрыто великолепной субтропической растительностью.

Это было первое испанское владение на континенте Северной Америки. Но оставаться здесь было опасно, так как испанцы увидели на Флориде воинственные индейские племена – людей «рослых, сильных, одетых в звериные шкуры, с громадными лучками, острыми стрелами и копьями на манер мечей». Так описал местных жителей Берналь Диас в 1517 году.

В 1521 году Понсе де Леон вновь отправился на поиски Бимини. Кроме того, у него был патент на колонизацию Флориды. В 1521 году Понсе де Леон вернулся на место своей первой высадки – на побережье залива – уже с двумя кораблями, нагруженными колонистами и вещами, чтобы обосноваться в этих местах. Его отряд из 200 человек высадился на западном берегу Флориды, чтобы завоевать остров. Однако испанцы встретили такое яростное сопротивление со стороны местных индейцев, что вынуждены были спешно погрузиться на корабли и убраться восвояси.

Понсе де Леон, в числе многих, был тяжело ранен и умер на Кубе в июле 1521 года. Он похоронен на Пуэрто-Рико, в Сан Хуане. Правда, существует легенда о том, что он выжил и в последующие годы продолжал исследования Флориды, стремясь найти волшебный источник вечной юности. Но историки вполне оправданно сомневаются в достоверности этой легенды.


Тайна источника вечной молодости на Бимини | Географические открытия | Песьеголовцы, гиганты, гномы и амазонки на пути к Эльдорадо